Вы находитесь на странице: 1из 517

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

УРАЛЬСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ
ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

М. В. Гончаров

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
к курсу

«Конституционное право
Российской Федерации»

Екатеринбург 2007
Гончаров М. В.
Судебная практика к курсу «Конституционное право Российской Федерации».
Сборник судебных решений с материалами. – Екатеринбург: Издательский дом «Ураль-
ская государственная юридическая академия», 2007. – 516 с.

Настоящее издание содержит тексты наиболее важных решений Конституцион-


ного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам конституционного права России. Тек-
сты решений сопровождаются авторскими выделениями правовых позиций Судов. Пер-
вая часть работы содержит краткую характеристику правового положения Конституци-
онного Суда РФ, а также понятия и правовой природы решений и правовых позиций
Конституционного Суда РФ. В заключительной части содержится таблица «Основные
категории, рассматриваемые в судебных решениях».
Издание преимущественно предназначено для студентов юридических вузов и
факультетов, также оно может быть полезным для всех интересующихся вопросами
конституционного права России.
Судебные решения приведены по состоянию на 1 сентября 2007 года. Тексты
решений подготовлены с использованием справочной правовой системы Консультант
Плюс.

Материал печатается в авторской редакции.

© М. В. Гончаров, 2007
© Уральская государственная
юридическая академия, 2007

2
ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел І Основы правового положения Конституционного Суда РФ……….6

Глава 1. Основные начала судебного конституционного контроля…………6


§ 1. Понятие судебного конституционного контроля……………………………..6
§ 2. Модели судебного конституционного контроля……………………………...8
§ 3. Виды судебного конституционного контроля………………………………...9
§ 4. Становление судебного конституционного контроля в России…………….11

Глава 2. Общая характеристика Конституционного Суда РФ……………...16


§ 1. Конституционный Суд РФ в системе органов государственной власти…...16
§ 2. Состав, порядок формирования и структура Конституционного Суда РФ...17
§ 3. Статус судей Конституционного Суда РФ……………………………………21

Глава 3. Общие правила конституционного судопроизводства


в Конституционном Суде РФ……………………………………………………..27
§ 1. Понятие конституционного судопроизводства……………………………….27
§ 2. Принципы конституционного судопроизводства…………………………….27
§ 3. Стадии конституционного судопроизводства………………………………...31

Глава 4. Решения Конституционного Суда РФ………………………………...42


§ 1. Понятие решения Конституционного Суда РФ……………………………….42
§ 2. Виды решений Конституционного Суда РФ……………………………….....43
§ 3. Требования, предъявляемые к решениям Конституционного Суда РФ….…44
§ 4. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ………………..…44
§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ………………………….….46
§ 6. Разъяснение решений Конституционного Суда РФ………………………….53
§ 7. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ………………………..…55

Раздел ІІ Судебные решения……………………………………………..…….…57

№ Судебное решение Стр.


1. Постановление Конституционного Суда РСФСР от 13.03.92 № П-РЗ-1 57
2. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.11.92 № 9-П 64
3. Заключение Конституционного Суда РФ от 23.03.93 77
4. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.05.93 № 9-П 80
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.93 № 13-П 83
6. Заключение Конституционного Суда РФ от 21.09.93 87
7. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.95 № 1-П 96
8. Постановление Конституционного Суда РФ от 12.04.95 № 2-П 98
9. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.95 № 5-П 101
10. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.05.95 № 6-П 103
11. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.07.95 № 9-П 106
12. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.07.95 № 10-П 109
13. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.10.95 № 11-П 116
14. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.10.95 № 12-П 119
15. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.11.95 № 14-П 121
16. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.95 № 15-П 124
17. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.11.95 № 16-П 126
18. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.12.95 № 17-П 130
19. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.12.95 133
20. Постановление Конституционного Суда РФ от 18.01.96 № 2-П 136
21. Постановление Конституционного Суда РФ от 01.02.96 № 3-П 142

3
22. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.96 № 5-П 148
23. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.96 № 8-П 153
24. Постановление Конституционного Суда РФ от 04.04.96 № 9-П 157
25. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.04.96 № 10-П 165
26. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.04.96 № 11-П 170
27. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.96 № 12-П 174
28. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.06.96 № 15-П 178
29. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.07.96 № 16-П 181
30. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.12.96 № 21-П 185
31. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.03.97 № 5-П 188
32. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.06.97 № 9-П 192
33. Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.97 № 12-П 194
34. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.11.97 № 15-П 200
35. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.11.97 № 17-П 204
36. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.12.97 № 19-П 207
37. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.01.98 № 2-П 214
38. Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.98 № 4-П 218
39. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.02.98 № 6-П 222
40. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.04.98 № 10-П 225
41. Постановление Конституционного Суда РФ от 06.04.98 № 11-П 228
42. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.98 № 12-П 232
43. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.05.98 № 15-П 237
44. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.05.98 № 16-П 241
45. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.98 № 19-П 244
46. Постановление Конституционного Суда РФ от 17.07.98 № 22-П 250
47. Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.98 № 134-О 254
48. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.98 № 28-П 257
49. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.01.99 № 2-П 260
50. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.05.99 № 9-П 264
51. Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.99 № 10-П 269
52. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.11.99 № 16-П 272
53. Постановление Конституционного Суда РФ от 01.12.99 № 17-П 279
54. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.99 № 18-П 283
55. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.99 № 19-П 297
56. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.00 № 10-П 302
57. Определение Конституционного Суда РФ от 27.06.00 № 92-О 320
58. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.07.00 № 12-П 335
59. Постановление Конституционного Суда РФ от 22.01.02 № 2-П 338
60. Определение Конституционного Суда РФ от 07.02.02 № 7-О 345
61. Постановление Конституционного Суда РФ от 14.03.02 № 6-П 350
62. Постановление Конституционного Суда РФ от 04.04.02 № 8-П 354
63. Постановление Конституционного Суда РФ от 12.04.02 № 9-П 370
64. Постановление Конституционного Суда РФ от 09.07.02 № 12-П 379
65. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.06.03 № 10-П 388
66. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.03 № 5-П 395
67. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.10.03 № 15-П 401
68. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.01.04 № 1-П 412
69. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.04 № 4-П 421
70. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.04.04 № 8-П 428
71. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.04 № 16-П 435
72. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.11.04 № 17-П 443
73. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.12.04 № 18-П 448

4
74. Постановление Конституционного Суда РФ от 01.02.05 № 1-П 455
75. Постановление Конституционного Суда РФ от 14.11.05 № 10-П 462
76. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.05 № 13-П 468
77. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.06 № 7-П 480
78. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.03.07 № 3-П 486

Таблица «Основные категории, рассматриваемые в судебных решениях»…..495

5
РАЗДЕЛ І
ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ.

Глава 1.
Основные начала судебного конституционного контроля

1. Понятие судебного конституционного контроля.


2. Модели судебного конституционного контроля.
3. Виды судебного конституционного контроля.
3. Становление судебного конституционного контроля в России.

*****************************************************************

§ 1. Понятие судебного конституционного контроля.

Предпосылкой для дачи понятия конституционного контроля является уяснение содержа-


ния правовой охраны конституции.

Правовая охрана конституции -

В широком смысле под правовой охраной конституции понимаются – обеспечение реализа-


ции конституционных норм нормами различных отраслей права.
В узком смысле под правовой охраной конституции понимается - конституционный кон-
троль и конституционный надзор, а также конституционная ответственность, которые выступают
правовой формой охраны конституционной законности.

С т.зр. М.А. Могуновой


Правовая охрана конституции - совокупность средств и способов, с помощью которых
должно достигаться строгое соблюдение режима конституционной законности, соответствие кон-
ституции всех других правовых актов, принимаемых государственными органами, соблюдение
принципа непринятия или отмены уже принятых неконституционных правовых актов, а также их
отдельных норм.

Элементы правовой охраны конституции:


1) реализация конституционных норм;
2) требование точного соответствия всех законов, иных нормативных актов, принимаемых
на территории государства, Основному закону;
3) наличие системы гарантий.
В качестве одной из важнейших гарантий выступают институты конституционного надзора
и конституционного контроля.

Чаще всего возникновение конституционной юстиции связывают с деятельностью


в 17 веке Тайного совета при британском монархе, признававшего недействительными
статуты, изданные легислатурами колоний, в случае противоречия колониальным харти-
ям или общему праву. В 1610 г. английский судья Э. Коук ссылаясь на принципы общего
права, признал недействительным закон, принятый британским парламентом. Это был
прообраз судебного конституционного контроля /В.А. Кряжков, Л.В. Лазарев/.
Считается, что впервые судебный конституционный контроль был применен в
США. Первыми проверку конституционности законов штатов ввели суды Нью-Джерси,
когда в 1780 г. было принято судебное решение о недействительности закона штата по
причине его противоречия Конституции штата.
Верховный суд США установил в 1803 г. прецедент при рассмотрении знаменитого
дела по иску Уильяма Мэрбери к государственному секретарю Мэдисону о выдаче патен-
та на должность Мирового судьи президентом Дж. Адамсом незадолго до окончания срока
его полномочий. После вступления на пост президента Т. Джефферсона новый государст-
венный секретарь отказался выдать Мэрбери патент. Истец в своем обращении к Верхов-

6
ному суду просил признать за ним право на должность мирового судьи и издать на осно-
вании закона о судоустройстве 1789 г. соответствующий приказ. Верховный суд своим ре-
шением признал за Мэрбери право быть мировым судьей, но вот издавать приказ отка-
зался, посчитав, что закон о судоустройстве 1789 г. частично противоречит Конституции.
Инициатором такого решения был Главный судья Дж. Маршалл. При рассмотрении про-
цедурного вопроса о соответствии упомянутого закона Конституции Маршалл получил со-
гласие конгресса и президента на подобное заключение Верховного суда. Тем самым фак-
тически было подтверждено право Верховного суда осуществлять функции контроля за
конституционностью актов высших органов государства. В середине XIX в. конституцион-
ный контроль был введен в Швейцарии и Аргентине. /С.Э. Несмеянова/

Термин «контроль» имеет иностранное происхождение и по одним данным имеет англий-


ское, а по другим французское происхождение.
Краткий Оксфордский английский словарь дает следующее понятие контроля – проверка,
требование отчета, сдерживание и направление свободы действий.
В переводе с французского контроль (contrerole – список, ведущийся в двух экземплярах;
controle) – проверка чего-либо 1.
Словарь русского языка С.И. Ожегова дает понятие контроля как – проверка, а также на-
блюдение с целью проверки.

Элементы контроля:
1) выявление правонарушения (наличия элементов состава правонарушения). Применитель-
но к судебному конституционному контролю это – анализ правовых актов на предмет соответст-
вия их конституции;
2) правовая квалификация правонарушения. Применительно к судебному конституционно-
му контролю это – установления факта несоответствия тех или иных норм проверяемых правовых
актов или актов в целом положениям конституции.
3) принятие властного решения. Применительно к судебному конституционному контролю
это – лишение несоответствующих конституции правовых актов юридической силы, то есть выве-
дение их из действующей правовой системы.
До определенного времени считалось, что понятия конституционный надзор и конституци-
онный контроль являются идентичными. В последнее же время большинство ученых вкладывают
разный смысл в эти понятия.

Различия конституционного надзора и конституционного контроля:

конституционный надзор конституционный кон-


троль
юридическая сила субъект, осуществляющий надзор, решение субъекта, осуществ-
решений не может самостоятельно отменить ляющего контроль, как пра-
неконституционный акт вило, влечет прекращение
действие проверяемого акта
окончательность - может быть оспорено в выше- обжалованию не подлежит,
принятого решения стоящую инстанцию или суд; носит окончательный харак-
тер
- или подлежит утверждению дру-
гим органом. Как правило, это
парламент государства.
характеристика пол- свойственно большинству право- осуществляется либо судами,
номочий субъекта охранительных органов и, как пра- либо конституционными су-
осуществления вило, не является для таких орга- дами, для которых эта дея-
нов единственным видом деятель- тельность является специа-
ности лизированной

1
Беляев В.П. Контроль и надзор в Российском государстве. М., 2005. С. 40.

7
Существуют различные подходы и к понятию конституционного контроля:

Конституционный контроль:

Н.В. Витрук
- проверка на соответствие законов и других актов и действий различных государственных
органов, должностных лиц принципам и нормам конституции.

Л. Шульженко
- в ходе контроля, во-первых, выявляются, констатируются и устраняются надлежащими
правовыми средствами отклонения от Конституции и законов; во-вторых, разрешаются некоторые
спорные вопросы, имеющие конституционное значение; в-третьих, инициируется участие в разви-
тии и совершенствовании законодательства, в осуществлении толкования Конституции, законов и
иных нормативных актов.

В.А. Туманов
- это не только конституционность всех актов, но и «соответствие подзаконных актов зако-
ну и непротиворечивость законов».

С.Э. Несмеянова
- деятельность специально на то уполномоченных государственных органов, направленную
на обеспечение верховенства Конституции, на предупреждение издания и устранение ранее при-
нятых несоответствующих Основному закону нормативных актов и, в случае необходимости,
применение толкования Конституции и законов.

Н.Н. Харитонова
- системная деятельность компетентных органов государства, осуществляемая по преду-
смотренным законом основаниям и процедурам с целью защиты прав и свобод человека и гражда-
нина, основ конституционного строя, обеспечения верховенства и прямого действия конституции
государства.

Ю.С. Березин
- это деятельность компетентного государственного органа по проверке и установлению
соответствия актов законодательной, исполнительной и судебной властей конституции, внутрен-
нему законодательству и международным актам и вынесению на этом основании общеобязатель-
ных и окончательных решений.

§ 2. Модели судебного конституционного контроля.

Вопрос о моделях судебного конституционного контроля является определяющим для


характеристики конституционного контроля, его особенностей и разновидностей. В настоящее
время принято выделять две следующие модели конституционного контроля:

I. Американская (англо-саксонская) модель

- исторически является первой, возникла в США (начало 19 века);


- конституционный контроль осуществляется судами общей юрисдикции;
- отсутствует специализированный орган конституционного контроля.

В настоящее время американская модель принята в США, Аргентине, Боливии, Канаде,


Мексике, Австралии, Дании, Ирландии, Израиле, Норвегии. Швеции, Индии, Иране, Пакистане,
Японии и др.

8
Особенность американской модели: конституционный контроль осуществляется судами
общей юрисдикции при осуществлении судопроизводства по конкретным уголовным, админист-
ративным и гражданским делам.
Конституционный контроль может осуществляться как всеми судами общей юрисдикции
(всех звеньев и инстанций) – США, Аргентина, Мексика, так и только высшим судом государства
– Австралия, Индия, Канада, Малайзия (Верховный Суд).

II. Европейская (континентальная) модель

- возникла в начале 19 века;


- существует специализированный орган конституционного контроля, как правило, это
конституционный суд;
- суды общей и иной неконституционной юрисдикции конституционный контроль не осу-
ществляют;
- решения конституционных судов являются общеобязательными, т.е. обязательны для всех
субъектов права (напротив в американской модели решения суда обязательно либо только для
сторон дела, либо при принятии решения высшим судом для всех судов).

В основании европейской модели лежали идеи австрийского ученого Ганса Кельзена. Пер-
вый конституционный суд (Высший Конституционный суд Австрии) был создан в Австрии в сен-
тяюре 1919г. и закреплен в Конституции 1920 г. В настоящее время европейская модель конститу-
ционного контроля становится преобладающей в мире (В.А. Кряжков, Л.В. Лазарев).

В настоящее время европейская модель принята в Колумбия, Кипр, Турция, Южная Корея,
Египет, Австрия, Болгария, ФРГ, Испания, Италия, Литва, Польша, Россия, Украина, Чехия,
Франция, Казахстан и др.

Особенность американской модели: конституционный контроль осуществляется специа-


лизированным органом (конституционный суд, конституционный совет – Франция, Казахстан,
Марокко, Сенегал) по специальной процедуре. Суды общей юрисдикции при этом правом на кон-
ституционный контроль не наделены.

В связи с конвергенцией правовых систем можно констатировать появление в ряде госу-


дарств смешанных моделей конституционного контроля, основанных на сочетании черт европей-
ской и американской модели. Так, в Португалии конституционный контроль осуществляется как
специализированным органом, так и судами общей юрисдикции (В.А. Кряжков, Л.В. Лазарев).

§ 3. Виды судебного конституционного контроля.

Совокупность элементов института конституционного контроля, получившая конкретную


правовую регламентацию в национальных правовых системах получила в науке наименование ви-
да конституционного контроля.
Современные виды конституционного контроля можно классифицировать по следующим
основаниям:

1) по времени проведения конституционного контроля;


а) предварительный – контроль осуществляется до вступления правового акта в силу.
Предварительный контроль предполагает проверку конституционности законов на стадии рас-
смотрения его в парламенте или перед подписанием и промульгацией президентом. Таким обра-
зом, предварительный контроль связан с законопроектами. Законопроект, признанный неконсти-
туционным, не подлежит принятию и опубликованию. Возник во Франции в 1958 г. Применяется

9
в государствах: Берег Слоновой Кости, Камерун, Конго, Мавритания, Центрально-Африканская
Республика и др.

Недостатки предварительного контроля:


- воздействие на суд существующей в данный момент политической необходимости приня-
тия правового акта;
- отсутствие практики реализации оспариваемого положения (Л.В. Лазарев).

Положительной стороной предварительного контроля является:


- возможность урегулировать конституционный спор до вступления акта в силу;
- предотвращение принятия других неконституционных актов, основанных на проверяемом
(Л.В. Лазарев).
В Российской Федерации предварительный конституционный контроль применяется в
Конституционном Суде РФ только в отношении не вступивших в силу международных договоров.

б) последующий – контроль осуществляется в отношении действующих правовых актов.

В отдельных странах используются оба вида контроля: как предварительный, так и после-
дующий. Подобная практика сложилась в Колумбии, Австрии (предварительный контроль приме-
няется только в отношении законопроектов о разграничении компетенции между Союзом и зем-
лями), Италии (предварительный контроль действует при оценке конституционности областных
законопроектов). В ряде стран, применяющих последующих контроль, допускается его предвари-
тельная форма, причем предварительный контроль здесь имеет только консультативный характер.
К таковым относятся Канада, Индия, некоторые штаты США, Австралия, Финляндия и др. / С.Э.
Несмеянова /.

2) по процедуре возбуждения и форме проверки;


а) абстрактный – конституционность акта устанавливается вне зависимости от конкрет-
ных случаев его применения или необходимости его применения.
б) конкретный – конституционность акта устанавливается применительно к конкретному
правоприменительному случаю.

В Российской Федерации применяется и абстрактный и конкретный конституционный кон-


троль.
Абстрактный контроль осуществляется по запросам Президента РФ, Совета Федерации,
Государственной Думы, 1/5 членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы,
Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законода-
тельной и исполнительной власти субъектов РФ. Заключается в разрешении дел о соответствии
Конституции РФ:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государ-
ственной Думы, Правительства РФ;
б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов
РФ по вопросам ведения Российской Федерации и вопросам совместного ведения;
в) договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной вла-
сти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.

Конкретный контроль осуществляется в Конституционном Суде РФ:


а) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан;
б) по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего
применению в конкретном деле;
в) по жалобам Уполномоченного по правам человека РФ на нарушение конституционных
прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле
(подп. 5 п. 1 ст. 29 ФКЗ «Об уполномоченном по правам человека РФ»);

10
г) по обращениям Генерального прокурора РФ по вопросу нарушения конституционных прав
и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (п. 6
ст. 35 ФЗ «О прокуратуре РФ»).

3) по содержанию;
а) формальный – контроль осуществляется с точки зрения правомочности субъекта на при-
нятие правового акта, порядка принятия правового акта и его формы.
Дело о Земельном кодексе РФ.

б) материальный – проверка актов осуществляется с точки зрения содержания акта.

4) по обязательности;
а) факультативный – контроль осуществляется на основании дискреционного обращения
соответствующего субъекта (то, что называется «по запросу…», «по жалобе…»).
б) обязательный – контроль проводится в безусловном порядке. Субъект обращения в суд
при наличии соответствующих условий обязан обратиться в суд тем или иным запросом.

5) по правовым последствиям;
а) консультативный – решение не обладает силой окончательного и влекущего прекраще-
ние действия проверяемого акта.
б) постановляющий – решение окончательно и непосредственно влечет прекращение дей-
ствия акта признанного неконституционным.

Существует мнение о необходимости следующей классификации конституционного кон-


троля по указанному основанию (Ю.С. Березин):
а) консультативный - решения вообще не вступают в силу и не имеют правовых последст-
вий;
б) промежуточный - решение действует до его отмены иным органом или имеется воз-
можность его отмены;
в) постановляющий - решение является окончательным, создает правовые последствия и не
может быть отменено.

6) по органам, проверяющим конституционность нормативных актов.


а) децентрализованный – контроль осуществляется всеми судами общей юрисдикции.
б) централизованный – контроль осуществляется одним высшим судом, либо специализи-
рованным конституционным судом.

7) по времени утраты юридической силы акта признанного неконституционным


а) ex tunc - правовой акт признанный неконституционным утрачивает силу с момента его
издания.
б) ex nunc - правовой акт признанный неконституционным утрачивает силу с момента всту-
пления в силу решения суда о неконституционности.

§ 4. Становление судебного конституционного контроля в России.

В истории становления судебного конституционного контроля в России можно выделить


следующие этапы:

I. Первый этап: 1918 – 1936 гг.


Первый этап связан с предоставлением функций по осуществлению конституционного кон-
троля и конституционного надзора ряду органов государственной власти.
а) С 1918 по 1924 г. конституционный контроль осуществлялся Всероссийским съездом
Советов, Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом и его Президиумом (с 1922 г.

11
соответственно Всесоюзным съездом Советов, Центральным Исполнительным Комитетом и его
Президиумом). Последний, осуществляя функции конституционного контроля, был вправе отме-
нить практически любой правовой акт в случае его противоречия Конституции РСФСР. Функции
конституционного надзора выполнялись отделом законодательных предположений.
В практике Президиума ЦИК большое количество дел, связанных с вопросами конституци-
онности, возникало по протестам ЦИК союзных республик. Многие протесты обусловливались
неясностями и пробелами в области разграничения компетенции между Союзом ССР и союзными
республиками.
б) С 1924 г. функции надзора были переданы Верховному Суду, учрежденному при ЦИК
СССР, и Прокурору Верховного Суда СССР. Конституция возлагала на Верховный суд обязан-
ность осуществлять конституционный надзор. По судебной линии - путем дачи руководящих разъ-
яснений верховным судам союзных республик в отношении общесоюзного законодательства; оп-
ротестования перед Президиумом ЦИК СССР по представлению прокурора постановлений, реше-
ний и приговоров верховных судов союзных республик как противоречащих общесоюзному зако-
нодательству или затрагивающих интересы других союзных республик. По линии общего надзора
за законностью - посредством дачи Президиуму ЦИК СССР по его требованию заключений о за-
конности тех или иных актов союзных республик с точки зрения союзной Конституции; о приос-
тановлении и отмене постановлений, действий и распоряжений центральных органов отдельных
наркоматов Союза ССР по мотивам несогласованности таковых с Конституцией.
Постановления Пленума Верховного суда СССР по вопросам соответствия нормативных
актов Конституции носили характер консультативных заключений. Обязательную силу они при-
обретали только после утверждения постановлениями Президиума ЦИК СССР.
в) С 1933 г. в связи с образованием Прокуратуры СССР надзор полностью перешел к ней.
Прокуратура СССР была наделена правом осуществлять надзор за соответствием Конституции и
постановлениям Правительства СССР постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза
ССР, союзных республик и местных органов власти.

II. Второй этап: 1936 – 1988 гг.


Осуществление конституционного контроля и конституционного надзора было прерогати-
вой Верховного Совета СССР и его Президиума. Соответствующими полномочиями наделялись и
высшие представительные органы союзных и автономных республик. Такое изменение было ша-
гом назад в осуществлении конституционного контроля в СССР. Верховный Совет СССР не обла-
дал правом проверки на конституционность собственных законодательных актов.
Конституция СССР 1977 г. практически не изменила положение конституционного контро-
ля в системе государственной власти.

III. Третий этап: 1988 – 1991 гг.


Третий этап обусловлен образованием в 1988 г. первого специализированного органа в
данной сфере - Комитета конституционного надзора СССР (изменения Конституции СССР от 1
декабря 1988 г.). Комитет осуществлял полномочия по конституционному надзору и был подкон-
тролен Съезду народных депутатов СССР, что делало его зависимым. Только через год, на II съез-
де народных депутатов СССР 23 декабря 1989 г., был принят Закон о конституционном надзоре в
СССР.
Права Комитета оказались весьма ограниченными. Он был уполномочен лишь принимать
заключения о неконституционности поднадзорных актов, но не имел права их отменять. В случае
обнаружения неконституционности актов Съезда народных депутатов СССР или несоответствия
конституций союзных республик Конституции СССР Комитет конституционного надзора не мог
приостанавливать их действие. Для окончательного решения он направлял свои заключения Съез-
ду народных депутатов СССР, хотя Съезд мог отклонить заключение Комитета двумя третями го-
лосов от общего числа народных депутатов.
В других случаях, выявив неконституционность нормативного акта, заключение Комитета
приостанавливало действие акта. Что же касается актов, нарушающих основные права и свободы
человека, то они утрачивали силу с момента принятия заключения Комитетом конституционного
надзора (кроме законов СССР).

12
Комитет конституционного надзора СССР просуществовал недолго. Учрежденный в декаб-
ре 1988 г., он был реально сформирован только в апреле 1990 г. А в декабре 1991 г. вместе с дру-
гими органами Союза Комитет прекратил свою деятельность. Комитетом было рассмотрено 29
вопросов.
Конституция РСФСР 1978 г. в редакции от 27 октября 1989 г. предусматривала создание
Комитета конституционного надзора РСФСР, который так и не был создан.

IV. Четвертый этап: с 1991 г. – по настоящее время.

1. Учреждение Конституционного Суда РСФСР состоялось на основе Закона РСФСР от


15.12.90 г. об изменениях Конституции. 6 мая 1991 г. был принят Закон РСФСР «О Конституци-
онном Суде РСФСР».
- была воспринята европейская модель конституционного контроля;
- Суд состоял из 15 судей;
- Суд мог рассматривать кроме прочего конституционность правоприменительной практи-
ки, конституционность политических партий, давал заключения в связи с решением вопроса об
отрешении от должности ряда должностных лиц федерального и регионального уровня.
29-30 октября 1991 г. Съезд народных депутатов РСФСР избрал 13 из 15 судей Конститу-
ционного Суда РСФСР.
По мнению одного из судей Конституционного Суда РСФСР Н.В. Витрука главным недос-
татком в деятельности Конституционного Суда состоял в сползании с позиций права в политиче-
скую сферу, в постепенном превращении его из органа правосудия в орудие политики. Внутри со-
става Суда существовал раскол.
При рассмотрении дела о конституционности Указа Президента РФ о 21.09.93 г. № 1400 «О
поэтапной конституционной реформе в РФ» ряд судей проголосовавших против принятого Судом
заключения отказались от дальнейшего участия в заседаниях Суда. 5 сентября 1993 г. Конститу-
ционный Суд заявил о своей невозможности осуществлять проверку конституционности норма-
тивных правовых актов и международных договоров. 7 октября 1993 г. Президент РФ издает Указ
№ 1612 «О Конституционном Суде РФ», которым постановил не созывать заседания Конституци-
онного Суда до принятия новой Конституции РФ.

21 сентября 1993 года N 1400 УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПО-


ЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1. Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций
Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федера-
ции. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации - Федерального
Собрания Российской Федерации и принятия им на себя соответствующих полномочий руково-
дствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъек-
тов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему
Указу.
10. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до
начала работы Федерального Собрания Российской Федерации.

ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УКАЗ от 7 октября 1993 г. N 1612 О КОН-


СТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Принимая во внимание Заявление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ок-


тября 1993 года о сложении Конституционным Судом Российской Федерации функции проверки
конституционности нормативных актов и международных договоров Российской Федерации и в
связи с необходимостью правовым путем обеспечить преемственность конституционного право-
судия в Российской Федерации, постановляю:
1. Констатировать невозможность деятельности Конституционного Суда Российской Фе-
дерации в неполном составе и не созывать его заседания до принятия новой Конституции
Российской Федерации.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
от 21 сентября 1993 года

13
Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 21 сентября 1993 г. N 1400
"О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и его Обращение к гражда-
нам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи
2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, абзацу третьему пункта 11
статьи 121.5, статье 121.6, части второй статьи 121.8, статьям 165.1, 177 Конституции Российской
Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н.
Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответст-
венности в порядке статьи 121.10 и 121.6 Конституции Российской Федерации.

1 декабря 1993 Конституционный Суд на совещании с участием  10 судей (отсутство‐
вали Н.Т. Ведерников, Н.В. Селезнев и Ю.Д. Рудкин) обсудил вопрос о приостановлении 
полномочий судей В.Д. Зорькина и В.О. Лучина. Мотивом для приостановления полно‐
мочий  Зорькина  были  его  выступления  с  критикой  президентского  проекта  Конститу‐
ции,  а Лучина  ‐  включение  его  в избирательный список  Аграрной  партии  России  (при 
том, что фамилия Лучина была включена в список на этапе, не требующем его согласия, 
а сам он уже 15 ноября письменно отказался баллотироваться).  
После  утверждения  повестки  дня  ʺвиновники  торжестваʺ  покинули  заседание,  а  ос‐
тавшиеся 8 судей (Э.М. Аметистов, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, А.Л. Кононов, Т.Г. Морща‐
кова, В.И. Олейник, О.И. Тиунов, Б.С. Эбзеев) провели тайное голосование и приостано‐
вили  полномочия  судей  В.Д.  Зорькина  (6  голосами)  и  В.О.  Лучина  (5  голосами  при  1 
против) за участие в политической деятельности. В мнении судьи Б.С. Эбзеева по поводу 
принятого решения указывается, что двое из 8 судей, не заполнившие бюллетени, фак‐
тически не участвовали в голосовании, таким образом в принятии решения участвовало 
меньшинство судей, а на заседании не было кворума, который по закону составляет 2/3 
от списочного состава, т.е. 9 человек. В знак протеста Лучин объявил голодовку. 
После  выборов  в  Федеральное  Собрание  настроения  в  Конституционном  Суде  не‐
сколько изменились. 13 января 1994 КС восстановил (7 голосами против 4) полномочия 
Лучина, 25 января (7 голосами против 3) ‐ полномочия Зорькина.  
13  января  1994  секретарь  КС  Ю.Д.  Рудкин  обвинил исполнительную  власть  в  оказа‐
нии политического давления на Конституционный Суд, путем продолжающейся свыше 
двух месяцев невыплаты зарплат судьям КС.  
В марте 1994 года и.о. Генерального прокурора А.Н. Ильюшенко подписал заключе‐
ние  Генеральной  прокуратуры  об  обстоятельствах  принятия  заключения  КС  от  21  сен‐
тября  1993  года.  Проанализировав  стенограмму,  прокуратура  обнаружила,  что  предсе‐
датель  КС  Зорькин  должен  был  поставить  на  голосование  две  формулировки,  набрав‐
шие по 4 голоса: с упоминанием статьи 121‐6 и без ее упоминания. Ильюшенко пришел 
к выводу, что заключение КС принято с нарушением процедуры и подлежит пересмот‐
ру по инициативе самого Конституционного Суда.  
После октября 1993 года судьи Конституционного Суда занимались разработкой но‐
вого федерального конституционного закона о своем статусе. 29 января 1994 этот проект 
решением  Конституционного  Суда  был  направлен  в  Государственную  Думу  в  порядке 
законодательной инициативы КС. 
 
/Информационно‐исследовательский центр «Панорама» ‐ http://www.panorama.ru/ks/eptum.shtml/ 

2. 1993-1995 гг. 12 декабря 1993 г. была принята новая Конституция, в соответствии с кото-
рой статус Конституционного Суда РФ претерпел определенные изменения.
- модель конституционного контроля осталась прежней;
- количество судей было увеличено до 19;
- право представлять кандидатуры на должности судей закреплялось за Президентом РФ;
- Суд был лишен права рассматривать конституционность правоприменительной практики
и вопрос и конституционности политических партий;
- Суд был лишен права рассматривать дела по собственной инициативе;

14
После принятия новой Конституции РФ Президент РФ своим Указом № 2288 от 24.12.93 г.
«О мерах по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией
РФ» объявил Закон РСФСР о Конституционном Суде недействующим.
21 июля 1994 г. был принят Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ «О Конститу-
ционном Суде РФ». 7 февраля 1995 г. Конституционный Суд РФ был сформирован в полном со-
ставе (был назначен 19 судья Баглай Марат Викторович).

3. С 1995 г. – по настоящее время.


В закон о Конституционном Суде вносился ряд изменений:
1) 8 февраля 2001 г. срок полномочий продлился с 12 до 15 лет;
2) 15 декабря 2001 г. было отмечено, что возрастной ценз о пребывании в должности судьи
до 70 лет вступает в силу с 1 января 2005 г. Для судей первого созыва предел сохранен в 65 лет.
3) 5 апреля 2005 г. был отменен 15 летний срок пребывания в должности, а также унифици-
рован для всех судей возрастной предел до 70 лет.

За этот период деятельности Суд регулярно принимал решения, которыми расширял собст-
венные полномочия, регулировал ряд вопросов конституционного судопроизводства, занимался
нормотворческой деятельностью, что продолжается и до сих пор. Такие тенденции обусловили
трансформацию Конституционного Суда РФ из судебного органа власти в орган власти, обла-
дающий не только судебными полномочиями, но также и нормотворческими полномочиями, чьи
решения имеют юридическую силу практически равную юридической силе Конституции РФ.

15
Глава 2.
Общая характеристика Конституционного Суда РФ

1. Конституционный Суд РФ в системе органов государственной власти.


2. Состав, порядок формирования и структура Конституционного Суда РФ.
3. Статус судей Конституционного Суда РФ.

*****************************************************************

§ 1. Конституционный Суд РФ в системе органов государственной власти.

Конституционный контроль как функция государства – заключается в поддержании консти-


туционной законности как состояния государства, общего режима функционирования общества, в
котором иерархично выстроенная правовая система основана на принципе соответствия всех нор-
мативных правовых актов в государстве Основному закону страны – конституции.

Вопрос о том, является ли конституционный контроль самостоятельной функцией государ-


ства или эта часть другой или других функций в науке не является однозначным.

1. т.зр. – конституционный контроль это разновидность судебной функции, имеющей в ка-


честве своего основания необходимость разрешения споров различного характера и коллизий, в
том числе между правовыми актами.
2. т.зр. – конституционный контроль является особым видом деятельности государства, ко-
торая существенным образом отличается от функции осуществления правосудия. К отличиям от-
носят:
- конституционный суд осуществляет нормоконтроль и не решает вопросы
факта;
- конституционный суд, по существу, занимается правотворческой деятель-
ностью;
- акты конституционного суда имеют общеобязательное значение и по юри-
дической силе могут быть сравнимы только с юридической силой конститу-
ции.
Именно в связи с подобной характеристикой Ж. И. Овсепян приходит к выводу, что судеб-
ный конституционный контроль является автономной ветвью власти, находящейся на одном
уровне с органами законодательной и исполнительной власти.

Первая позиция в большей степени отражает конституционно определенное место консти-


туционного контроля и конституционного суда. Вторая же позиция отражает фактическое поло-
жение в российской правовой системе Конституционного Суда РФ, которое в большей степени
определено деятельностью и актами самого Суда.

Одно время существовало мнение о необходимости замены Конституционного Суда Кон-


ституционной коллегией (палатой) Верховного Суда РФ. О возможности создания конституци-
онной коллегии при Верховном Суде шла речь и в указе Президента РФ от 7 октября 1993 г. Ми-
нусами такого предложения можно назвать следующее:
- такая конституционная коллегия вынуждена будет участвовать в деятельности общих для
Верховного Суда РФ органов (Президиума и Пленума), что абсолютно не допустимо, во-первых,
исходя из природы деятельности конституционных судей и их специализации, а, во-вторых, исхо-
дя из последующей необходимости подчинения решениям Пленума и/или Президиума Верховного
Суда РФ;
- деятельность конституционной коллегии будет несомненно оказывать праворегулирую-
щее воздействие на деятельность всей судебной системы в силу своей правотолковательной и
нормоконтрольной деятельности, что поставит в свою очередь конституционную коллегию в осо-

16
бое положение по отношению к остальной части Верховного Суда РФ и может послужить основа-
нием для внутрисистемного для Верховного Суда РФ кризиса, конфликтов, влияния на ее дея-
тельность и как следствие принятие не самостоятельных решений.
Эти и некоторые другие замечания были направлены Конституционным Судом РФ Прези-
денту РФ 25.10.93 г. для учета при принятии конституции. Как видно из текста Конституции РФ
1993 г. они были учтены.

В системе действующего правового регулирования Конституционный Суд РФ характери-


зуется следующим образом:
1) орган государственной власти – орган, чьи решения обладают обязательностью для лиц,
не входящих в организационную структуру Конституционного Суда РФ, при этом обеспечение
исполнения решений Суда обеспечено государственным принуждением;
2) орган судебной власти – орган, осуществляющий конституционное правосудие в процес-
суальной форме конституционного судопроизводства;
Отличие Конституционного Суда РФ от других органов судебной власти позволило неко-
торым ученым поднять вопрос о том, а осуществляет ли данный суд правосудие или нет.
«Правосудие» учеными толкуется как совершаемая в процессуальном порядке деятель-
ность специальных государственных органов - судов по применению норм права, а в необходимых
случаях и мер государственного принуждения в целях защиты и охраны прав граждан, государст-
венных и общественных организаций.

1 т.зр. - В. А. Ржевский и Н. М. Чепурнова полагают, что Конституционный Суд РФ как


орган только конституционного контроля не осуществляет и конституционного правосудия. Ука-
зывая, что ни в Конституции, ни в федеральном конституционном законе, ни в иных актах, ка-
сающихся Конституционного Суда, не содержатся его характеристики как органа правосудия.
2 т.зр. – Л.В. Лазарев указывает, что «как и иные суды, Конституционный Суд вершит пра-
восудие, т. е. принимает по инициативе управомоченных на то органов и лиц как независимый ар-
битр решения в спорных правовых ситуациях и при нарушении права, охраняя само право и Кон-
ституцию».

§ 2. Состав, порядок формирования и структура Конституционного Суда РФ.

Состав Конституционного Суда РФ.


Конституционный Суд РФ состоит из 19 членов – судей Конституционного Суда РФ.
До принятия Конституции РФ 1993 г. численный состав был 15 членов (состав Суда был
сформирован не полностью, было избрано только 13 судей). Увеличение числа судей было связано
со следующими причинами:
а) формальная причина – создание палат в Конституционном Суде РФ (2 палаты) и необхо-
димость в этой связи большего количества судей;
б) политическая причина – кризис Конституционного Суда РФ осенью 1993 года внес рас-
кол в состав Суда, что парализовало его деятельность, в связи, с чем необходимо было сформиро-
вать лояльное Президенту РФ большинство (Н.В. Витрук).

Порядок формирования Конституционного Суда РФ.

Назначение судей Конституционного Суда РФ - назначаются Советом Федерации по


представлению Президента РФ (ч. 1 ст. 128 Конституции).

Внесение предложений Президенту РФ о кандидатурах для представления в Совет Феде-


рации:
- членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы,
- законодательными органами субъектов РФ,
- высшими судебными органами,

17
- федеральными юридическими ведомствами,
- всероссийскими юридическими сообществами,
- юридическими научными и учебными заведениями.

Рассмотрение вопроса в Совете Федерации


Совет Федерации рассматривает вопрос о назначении на должность судьи Конституцион-
ного Суда РФ в срок не позднее 14 дней с момента получения представления Президента РФ.
Кандидатуры предварительно обсуждаются в Комитете Совета Федерации по конституци-
онному законодательству, который готовит заключение по каждой кандидатуре.
Каждый судья назначается на должность в индивидуальном порядке тайным голосованием.
Назначенным считается лицо, получившее при голосовании большинство от общего числа членов
Совета Федерации.
Назначение на должность судьи Конституционного Суда РФ оформляется постановлением
Совета Федерации.
При отклонении Советом Федерации кандидатур, представленных Президентом РФ, Совет
Федерации может принять постановление с предложением Президенту РФ о проведении консуль-
таций с целью преодоления возникших разногласий.

Приведение к присяге проводится Председателем Совета Федерации на заседании 
палаты в торжественной обстановке при наличии в Зале заседаний Совета Федерации Го‐
сударственного герба Российской Федерации и Государственного флага Российской Феде‐
рации. 
Председатель  Совета  Федерации  приглашает  на  трибуну  Зала  заседаний  Совета 
Федерации лицо, назначенное на должность судьи Конституционного Суда РФ. 
Судья приносит присягу, вслух, стоя, положив руку на Конституцию РФ. 
Присягу судьи все находящиеся в Зале заседаний Совета Федерации заслушивают 
стоя. 
Принесение присяги удостоверяется личной подписью судьи под текстом присяги 
с указанием даты ее принесения. Документ остается на хранении в Совете Федерации. 
Председатель Совета Федерации поздравляет судью со вступлением в должность и 
передает ему мантию как символ судебной власти. 
После  принесения  судьей  присяги  звучит  Государственный  гимн  Российской  Фе‐
дерации. 
 
(ст. 177 Регламента Совета Федерации) 
 
Удостоверения судьи судьям Конституционного Суда РФ подписываются Президен‐
том РФ. Выдаются удостоверения Президентом РФ или по его поручению Председателем 
Совета Федерации, либо председателем суда. 
 
(п.  1,  2  Положения  о  порядке  выдачи  удостоверения  судьи  судьям  Конституционного  Суда  РФ, 
Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и судьям, назначаемым Президентом РФ, 
утв. Указом Президента от 09.09.00 г. № 1624) 

Замещение вакантных должностей


Представление о назначении другого лица на вакантное место судьи вносится Президентом
РФ в Совет Федерации не позднее 1 месяца со дня открытия вакансии.

В случае представления Президентом РФ нескольких кандидатур на вакантную должность


применяется так называемый «механизм формирования очереди», разработанный Регламентной
комиссией Совета Федерации.
1) На первом этапе проводится тайное рейтинговое голосование по всем кандидатурам «за
включение их в бюллетень». При рейтинговом голосовании каждый депутат может голосовать за
неограниченное количество кандидатов. На этом этапе определяется порядок, в котором кандида-
ты будут включаться в бюллетени.

18
2) Второй этап может состоять из 2 туров. В первом туре в бюллетень включаются канди-
даты, набравшие относительное большинство при рейтинговом голосовании. Число кандидатов
соответствует числу вакансий. Для избрания необходимо абсолютное большинство голосов.
3) Если после первого тура остались вакансии, проводится второй тур второго этапа. В
бюллетень включаются в порядке убывания рейтинга кандидаты, следующие за теми, чьи канди-
датуры голосовались в первом туре. Если и после второго тура вакансии остаются, на голосование
ставятся следующие по рейтингу кандидаты - и так до исчерпания списка.
/ Глава 24 Регламента Совета Федерации /

Конституционный Суд РФ вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его со-
ставе не менее 3/4 от общего числа судей, то есть 15 судей.

Структура Конституционного Суда РФ.

1) Пленум Конституционного Суда РФ


- полный состав Суда, который решает ряд важнейших полномочий Суда, в том числе:
А) исключительно в пленарных заседаниях:
1) разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик и уставов субъ-
ектов РФ;
2) дает толкование Конституции РФ;
3) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Прези-
дента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
4) принимает послания Конституционного Суда РФ;
5) решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой по вопросам своего веде-
ния.
6) избирает Председателя, заместителя Председателя, судью - секретаря;
7) формирует персональные составы палат Конституционного Суда РФ;
8) принимает Регламент Конституционного Суда РФ;
9) устанавливает очередность рассмотрения дел в пленарных заседаниях Конституционного
Суда РФ, а также распределяет дела между палатами;
10) принимает решения о приостановлении или прекращении полномочий судьи Конститу-
ционного Суда РФ, а также о досрочном освобождении от должности Председателя, заместителя
Председателя и судьи - секретаря.
11) в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к не-
обходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее при-
нятых решениях Конституционного Суда, дело по инициативе любого судьи, участвующего в его
рассмотрении, передается на рассмотрение пленарного заседания (ст. 73 закона).
Конституционный Суд РФ вправе рассмотреть в пленарном заседании любой вопрос, вхо-
дящий в его компетенцию.

2) Палаты Конституционного Суда РФ


В структуре Суда выделяются две палаты (9 и 10 судей). Персональный состав палат фор-
мируется на пленарном заседании Суда путем жеребьевки. Председатель и заместитель Председа-
теля Суда не могут входить в состав одной и той же палаты. Персональный состав палат не дол-
жен оставаться неизменным более чем три года подряд.
На заседаниях палат рассматриваются дела, которые не подлежат исключительному рас-
смотрению в пленарных заседаниях.
1) разрешает дела о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных ак-
тов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; законов и
иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению Россий-
ской Федерации и совместному ведению; договоров между органами государственной власти Рос-
сийской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами
государственной власти субъектов РФ; не вступивших в силу международных договоров РФ;

19
2) разрешает споры о компетенции (между федеральными органами государственной вла-
сти; между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной
власти субъектов РФ; между высшими государственными органами субъектов РФ);
3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов
проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном
деле.

3) Председатель
В пленарном заседании судьи тайным голосованием большинством от общего числа судей
избирают из своего состава в индивидуальном порядке сроком на три года Председателя, замести-
теля Председателя и судью-секретаря. Перед включением кандидатур в бюллетень проводится
рейтинговое голосование. Трое судей, получившие наибольшие числа голосов, считаются канди-
датами на соответствующую должность. Избранным на соответствующую должность считается
судья, за которого подано не менее 10 голосов. Председатель, заместитель Председателя, судья-
секретарь Суда по истечении срока их полномочий могут быть избраны на новый срок.
В случае, если должность Председателя, заместителя Председателя или судьи-секретаря
окажется вакантной, новые выборы проводятся не позднее 2 месяцев со дня открытия вакансии.
По истечении срока полномочий указанные должностные лица продолжают исполнять свои обя-
занности до проведения новых выборов.

Полномочия Председателя:
1) руководит подготовкой пленарных заседаний, созывает их и председательствует на них;
2) вносит на обсуждение Конституционного Суда РФ вопросы, подлежащие рассмотрению
в пленарных заседаниях и заседаниях палат;
3) представляет Конституционный Суд РФ в отношениях с государственными органами и
организациями, общественными объединениями, по уполномочию Конституционного Суда РФ
выступает с заявлениями от его имени;
4) осуществляет общее руководство аппаратом Суда;
5) представляет на утверждение Суда календарный план проведения пленарных заседаний
и рабочих совещаний судей;
6) представляет на рассмотрение и утверждение Суда проект сметы расходов на очередной
финансовый год и отчет о ее исполнении;
7) осуществляет прием на работу и увольнение с работы сотрудников аппарата;
8) дает согласие на служебные командировки судей;
9) в конце года представляет на пленарном заседании доклад о деятельности Конституци-
онного Суда, а также регулярно информирует судей о своей деятельности.
Председатель издает приказы и распоряжения.

Во всех случаях, когда Председатель не в состоянии исполнять свои обязанности, их вре-


менно исполняет заместитель Председателя (по цепочке эта обязанность переходит к судье-
секретарю, к судье, имеющему наибольший стаж работы в должности судьи, а при равном стаже -
к старейшему по возрасту судье).

4) Заместитель председателя
Заместитель Председателя Суда осуществляет по уполномочию Председателя Конституци-
онного Суда РФ отдельные его функции, а также выполняет свои обязанности, возложенные на
него Конституционным Судом РФ.

5) Судья-секретарь
Полномочия:
1) осуществляет непосредственное руководство работой аппарата Конституционного Суда
РФ;
2) организационно обеспечивает подготовку и проведение заседаний Суда;

20
3) доводит до сведения соответствующих органов, организаций и лиц решения, принятые
Конституционным Судом РФ, и информирует Конституционный Суд РФ об их исполнении;
4) организует информационное обеспечение судей Конституционного Суда РФ;

6) Рабочие совещания судей


Проводятся для рассмотрения и решения организационных, финансовых, кадровых и иных
вопросов внутренней деятельности Конституционного Суда РФ. В совещаниях могут участвовать
работники аппарата. Их решения обязательны для судей и работников аппарата.

7) Комиссии
Комиссии могут образовываться для подготовки вопросов об изменении и дополнении Рег-
ламента Конституционного Суда, кадровых, бюджетных, информационных вопросов, обобщения
практики Конституционного Суда и для других целей. Комиссии могут быть как временные, так и
постоянные из числа судей и сотрудников аппарата.
Так, для работы над законопроектом или законодательным предложением в порядке реализа-
ции права законодательной инициативы, Суд может образовать из числа судей подготовительную
комиссию (п. 3 § 45 Регламента Конституционного Суда РФ). Для подготовки текста послания
Конституционного Суда Федеральному Собранию образуется комиссия из числа судей Конститу-
ционного Суда (п. 4 § 46 Регламента Конституционного Суда РФ). Для проверки входящих в ком-
петенцию Конституционного Суда фактических обстоятельств, связанных с предположением о
совершении судьей порочащего поступка образуется из числа судей комиссию (п. 1 § 56 Регла-
мента Конституционного Суда РФ).

8) Научно-консультативный совет
Предназначен для обсуждения и разработки предложений по совершенствованию законо-
дательства о конституционном контроле и иных научно-практических задач. В частности НКС
были разработаны предложения о нынешней модели Конституционного Суда РФ, закрепленной в
Конституции РФ 1993 г.

9) Аппарат Конституционного Суда РФ


Аппарат Суда состоит из:
а) Секретариата Конституционного Суда - осуществляет организационное, научно-
аналитическое, информационно-справочное и иное обеспечение Конституционного Суда РФ, про-
водит прием посетителей; рассматривает обращения в адрес Конституционного Суда РФ в предва-
рительном порядке и в случаях, когда они не затрагивают вопросов, требующих изучения судьями
Конституционного Суда РФ. Секретариат представляет судьям Конституционного Суда полугодо-
вые и годовые информационно - аналитические отчеты об исполнении решений Суда. В случае
необходимости Секретариату может быть дано поручение подготовить информацию об исполне-
нии одного или ряда конкретных решений Конституционного Суда (п. 2 § 44 Регламента Консти-
туционного Суда РФ).
б) секретариатов Председателя, Заместителя председателя, судьи-секретаря;
в) аппаратов каждого судьи;
г) иные подразделения аппарата - осуществляют материально-техническое и социально-
бытовое обеспечение Суда. Это управления по отраслям права (управление конституционного
права, конституционных основ частного права, конституционных основ административного права
и т.д.); отделы (редакционно-издательский, международных связей, изучения и обобщения зару-
бежной практики конституционного контроля и т.д.)

§ 3. Статус судей Конституционного Суда РФ.

Правовой статус субъекта права слагается из совокупности прав и обязанностей, остальные


выделяемые в науке и законодательстве элементы статуса субъекта права являются определенны-

21
ми юридическими конструкциями, созданными из соответствующих совокупностей прав и обя-
занностей.
Таким образом, в структуре статуса должностных лиц, в том числе, и судей Конституцион-
ного Суда РФ, выделяются следующие элементы:
1) требования, предъявляемые к судьям,
2) гарантии деятельности,
3) полномочия,
4) ответственность,
5) приостановление, прекращение полномочий, отставка судьи.

Правовые акты, регламентирующие правовой статус судей Конституционного Суда РФ:


- Конституция РФ,
- Федеральный конституционный закон от 21.07.94 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»,
- Федеральный конституционный закон от 31.12.96 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе РФ»,
- Закон РФ от 26.06.92 г. г. № 3132-1 «О статусе судей в РФ».

I. Требования, предъявляемые к судьям.


А) требования к кандидатам на должности судей:
1) гражданство Российской Федерации,
2) достижение возраста не менее сорока лет,
3) безупречность репутации,
4) наличие высшего юридического образования,
5) стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет,
6) обладание признанной высокой квалификацией в области права.

Б) требования к действующим судьям:


1) ценз должностной несовместимости (судья не может быть членом Совета Федера-
ции, депутатом Государственной Думы, иных представительных органов, занимать либо сохра-
нять за собой другие государственные или общественные должности, иметь частную практику,
заниматься предпринимательской, иной оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской,
научной и иной творческой деятельности, занятие которой не должно препятствовать выполнению
обязанностей судьи и не может служить уважительной причиной отсутствия на заседании);
2) судья не вправе осуществлять защиту или представительство, кроме законного
представительства, в суде, арбитражном суде или иных органах, оказывать кому бы то ни было
покровительство в получении прав и освобождении от обязанностей;
3) ценз политической активности (судья не может принадлежать к политическим пар-
тиям и движениям, материально их поддерживать, участвовать в политических акциях, вести по-
литическую пропаганду или агитацию, участвовать в кампаниях по выборам в органы государст-
венной власти и органы местного самоуправления, присутствовать на съездах и конференциях по-
литических партий и движений, заниматься иной политической деятельностью. Он не может так-
же входить в руководящий состав каких-либо общественных объединений, даже если они и не
преследуют политических целей);
4) судья не вправе, выступая в печати, иных средствах массовой информации и перед
любой аудиторией, публично высказывать свое мнение о вопросе, который может стать предме-
том рассмотрения в Суде, а также который изучается или принят к рассмотрению Судом, до при-
нятия решения по этому вопросу.

Срок полномочий судей Конституционного Суда РФ


- полномочия судьи определенным сроком не ограничены;
- предельный возраст пребывания в должности судьи - 70 лет;
Вступление в должность судьи - с момента принятия им присяги. Полномочия прекраща-
ются в последний день месяца, в котором ему исполняется 70 лет.

II. Гарантии деятельности

22
1) независимость судей - обеспечивается их:
а) несменяемостью,
б) неприкосновенностью,
в) равенством прав судей,
г) установленными законом порядком приостановления и прекращения полномочий
судьи,
д) правом на отставку,
е) обязательностью установленной процедуры конституционного судопроизводства,
ж) запретом какого бы то ни было вмешательства в судебную деятельность,
з) предоставлением материального и социального обеспечения, гарантий безопасно-
сти.
2) несменяемость судей – полномочия судьи могут бы приостановлены и прекращены
только по основаниям указанным в законе. Судьи назначаются на свои должности без ограниче-
ния срока.
3) неприкосновенность судей –
Неприкосновенность судьи включает в себя:
а) неприкосновенность личности,
б) неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений,
в) неприкосновенность используемых им личных и служебных транспортных
средств,
г) неприкосновенность принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества,
д) тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых,
телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообще-
ний).

«Судейская  неприкосновенность  является  определенным  исключением  из  прин‐


ципа  равенства  всех  перед  законом  и  судом  (статья  19,  часть  1,  Конституции  РФ)  и  по 
своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности (статья 22 Консти‐
туции РФ). Это обусловлено тем, что общество  и государство, предъявляя к судье и его 
профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить ему 
дополнительные  гарантии  надлежащего  осуществления  деятельности  по  отправлению 
правосудия. 
Судейская  неприкосновенность  является  не  личной  привилегией  гражданина,  за‐
нимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего 
интересов правосудия. 
усложненный порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи выступает 
лишь в качестве процедурного механизма и способа обеспечения независимости судей и 
не означает освобождения их от уголовной или иной ответственности. При наличии дос‐
таточных  оснований  и  с  соблюдением  установленных  в  федеральном  законодательстве 
процедур судья за допущенные им нарушения законов может быть привлечен как к уго‐
ловной, так и к иной ответственности, в связи с чем могут быть не только приостановле‐
ны, но и прекращены его полномочия (статьи 13 и 14 Закона Российской Федерации ʺО 
статусе судей в Российской Федерацииʺ). 
(п. 2, 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 0703.96 г. № 6‐
П) 

4) равноправие судей - судьи пользуются равными правами, имеют право решающего голо-
са по всем вопросам, рассматриваемым в пленарных заседаниях или в заседаниях палаты.

5) социальные и материальные гарантии


Установление социальных гарантий судей Конституционного Суда РФ регулируется Ука-
зом Президента РФ от 7.02.00 г. № 306 «Об обеспечении деятельности Конституционного Суда
РФ и о предоставлении государственных социальных гарантий судьям Конституционного Суда
РФ и членам их семей», Указом Президента РФ от 14.09.95 г. № 941 «О мерах по обеспечению ма-
териальных гарантий независимости судей Конституционного Суда РФ».

23
Меры социальной и материальной защиты:
а) выплата денежного вознаграждения судьям (состоит из должностного оклада, доплат к
должностному окладу за квалификационный класс, выслугу лет, надбавки к должностному окладу
за сложность, напряженность и специальный режим работы, денежных премий и других видов
выплат).
Оклад Председателя Суда равен 72 тысячам рублей в месяц (п. 1 Постановления Верховно-
го Совета РФ от 28.01.93 г. № 4400-1). Также доплачивается ежемесячная надбавка (ежемесячное
денежное поощрение) в размере 6,5 окладов (540 т.р. в целом);
оклад заместителя Председателя Суда – 98% оклада Председателя;
оклад судьи-секретаря – 95% оклада Председателя;
оклад судьи – 90% оклада Председателя. Ежемесячное денежное поощрение 5,5 окладов
(421 т.р. в целом).
б) право бесплатного проезда в пределах Российской Федерации на железнодорожном,
водном, воздушном транспорте, а также на всех видах городского (пригородного) пассажирского
транспорта (за исключением такси);
в) право бесплатного пользования залами официальных делегаций в аэропортах и на аэро-
вокзалах, на железнодорожных вокзалах и станциях, на морских вокзалах (в морских портах) и
речных вокзалах;
г) предоставление жилой площади;
д) обеспечение судей служебными автомобилями, средствами на представительские расхо-
ды и на пользование всеми видами связи (ежемесячно выделяются средства на представительские
расходы в сумме пяти минимальных размеров оплаты труда. Отчет о расходовании этих средств
не представляется);
е) ежегодный оплачиваемый отпуск (48 рабочих дней) и оказание материальной помощи
при предоставлении судьям ежегодных отпусков (2-месячного денежного вознаграждения судьи);
ж) выплата надбавок к норме суточных при направлении судей в служебные командировки
за границу;
з) предоставление судьям 50-процентной скидки при оплате жилой площади, при оплате
всех коммунальных услуг, за пользование квартирным телефоном независимо от принадлежности
жилых помещений;
и) на весь срок полномочий выдается дипломатический паспорт.

III. Полномочия
Полномочия судей Конституционного Суда РФ представляют собой совокупность прав и
обязанностей, которыми обладают в равной мере все судьи на всех стадиях конституционного су-
дебного процесса.
Классификация полномочий:
а) процессуальные полномочия (участие в заседаниях, голосование и пр.);
б) не процессуальные полномочия – связаны с реализацией трудовых, пенсионных, матери-
альных гарантий статуса и деятельности судьи (право на соответствующую оплату труда, транс-
портные льготы, обеспечение жильем и пр.).

IV. Ответственность
Привлечение к дисциплинарной ответственности - за совершение дисциплинарного про-
ступка (нарушение норм федерального конституционного закона о Конституционном Суде РФ,
федерального закона о статусе судей, а также положений Кодекса судейской этики) на судью по
решению Конституционного Суда РФ может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:
а) предупреждения;
б) прекращения полномочий судьи.

Привлечение к уголовной ответственности - решение по вопросу о возбуждении уголов-


ного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголов-
ному делу в отношении судьи принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключе-

24
ния судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда РФ о наличии в действиях судьи
признаков преступления и с согласия Конституционного Суда РФ.

Привлечение к административной ответственности - решение по вопросу о привлечении


судьи к административной ответственности принимается судебной коллегией в составе трех судей
Верховного Суда РФ по представлению Генерального прокурора РФ.

V. Приостановление, прекращение полномочий, отставка судьи

А) Основания приостановление полномочий судьи:


1) в отношении судьи возбуждено уголовное дело либо он привлечен в качестве обвиняе-
мого по другому уголовному делу;
2) судья по состоянию здоровья временно не способен выполнять свои обязанности.
В случае временной нетрудоспособности судьи, препятствующей его участию в заседаниях
Конституционного Суда, с согласия заболевшего судьи Конституционный Суд может принять ре-
шение о приостановлении полномочий этого судьи на период его временной нетрудоспособности.
Такое решение не может быть принято, если отсутствие судьи не препятствует проведению засе-
дания Конституционного Суда (§ 49 Регламента Конституционного Суда РФ).
Решение о приостановлении принимается Судом в целом, принимаемому не позднее 1 ме-
сяца со дня выявления основания к их приостановлению. Судья, чьи полномочия приостановлены,
не вправе участвовать в заседаниях Суда, а также направлять официальные документы в какие-
либо органы и организации.
Срок приостановления - до отпадения основания к их приостановлению. Восстановление
полномочий судьи оформляется решением Суда.
Приостановление полномочий судьи не влечет за собой приостановления выплаты ему за-
работной платы и не лишает его гарантий.

Б) Основания прекращения полномочий судьи:


1) нарушение порядка назначения на должность судьи;
2) достижение судьей предельного возраста пребывания в должности судьи;
3) личное письменное заявление судьи об отставке;
4) утрата гражданства Российской Федерации;
5) вступление в законную силу обвинительного приговора в отношении судьи;
6) совершение судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи. Для проверки вхо-
дящих в компетенцию Конституционного Суда фактических обстоятельств, связанных с предпо-
ложением о совершении судьей порочащего поступка образуется из числа судей комиссию. Если
судья в целях защиты своей чести и достоинства обращается в суд общей юрисдикции, то до
окончания судебного разбирательства по делу рассмотрение вопроса о прекращении полномочий
судьи в Конституционном Суде приостанавливается. Решение о внесении представления в Совет
Федерации о прекращении полномочий судьи принимается, если за него проголосовало не менее
13 судей (§ 56 Регламента Конституционного Суда РФ);
7) продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Суда, занятий или совер-
шения действий, не совместимых с его должностью;
8) неучастие судьи в заседаниях Суда или уклонение его от голосования свыше двух раз
подряд без уважительных причин;
9) признание судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу;
10) признание судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законную
силу;
11) объявление судьи умершим решением суда, вступившим в законную силу;
12) смерть судьи. В случае смерти судьи Конституционный Суд своим решением констати-
рует прекращение полномочий судьи и официально уведомляет Президента Российской Федера-
ции и Совет Федерации об открытии вакансии (п. 3 § 55 Регламента Конституционного Суда РФ).
По этому основанию были прекращены полномочия двух судей Э.М. Аметистова и В.И. Олейни-
ка. В случае смерти судьи, в том числе пребывающего в отставке, семье выплачивается единовре-

25
менное пособие в размере годового денежного вознаграждения судьи, а также каждому члену его
семьи устанавливается ежемесячное денежное содержание в сумме, равной 165 % размера базовой
части трудовой пенсии по старости (1485 руб.);
13) неспособность по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение
длительного времени (не менее 10 месяцев подряд) исполнять обязанности судьи.
Полномочия судьи ввиду нарушения порядка назначения на должность судьи прекращают-
ся Советом Федерации по представлению Суда; ввиду совершения поступка, порочащего честь и
достоинство судьи также Светом Федерации большинством не менее 2/3; в остальных случаях
полномочия прекращаются решением Суда, которое направляется Президенту РФ, в Совет Феде-
рации и является официальным уведомлением об открытии вакансии.
Судья, в отношении которого возник вопрос о прекращении его полномочий вправе до созы-
ва пленарного заседания дать письменные или устные объяснения. Конституционный Суд может
поручить одному или нескольким судьям провести дальнейшую проверку полученных сведений и
собрать дополнительные материалы, необходимые для решения вопроса по существу. Пленарное
заседание Конституционного Суда назначается не позднее 14 дней со дня поступления информа-
ции о наличии основания для рассмотрения вопроса о прекращении полномочий судьи.
В пленарном заседании Суда заслушивается судья, о прекращении полномочий которого по-
ставлен вопрос, или зачитываются его письменные объяснения. Затем заслушиваются судья или
судьи, которым была поручена предварительная проверка. При рассмотрении Конституционным
Судом вопроса о прекращении полномочий судьи судья может пользоваться помощью уполномо-
ченного им представителя. Вопрос о прекращении полномочий судьи рассматривается Судом на
закрытом заседании.
При решении вопроса о прекращении полномочий судьи на голосование ставится сначала
предложение сохранить за судьей его полномочия, а затем предложение прекратить полномочия
судьи (внести в Совет Федерации представление о прекращении полномочий судьи). Принятие
первого предложения исключает постановку на голосование второго. В случае равенства числа
голосов, поданных за прекращение полномочий и против него, а также если ни одно из предложе-
ний не получило необходимого большинства голосов, судья сохраняет свои полномочия (§ 50 Рег-
ламента Конституционного Суда РФ).

В) Отставка судьи
Отставка судьи – почетный уход или почетное удаление судьи с должности.
За лицом, пребывающим в отставке, сохраняются звание судьи, гарантии личной неприкос-
новенности и принадлежность к судейскому сообществу (п. 1 ст. 15 Закона РФ «О статусе судей в
РФ»).
Судья считается ушедшим (письменное заявление) или удаленным (иные основания) в от-
ставку, если его полномочия прекращены по следующим основаниям:
1) достижение судьей предельного возраста пребывания в должности судьи;
2) личное письменное заявление судьи об отставке до достижения им предельного возраста
пребывания в должности. Личное письменное заявление об отставке судья подает Председателю
Конституционного Суда. Конституционный Суд в решении, принимаемом на ближайшем пленар-
ном заседании, констатирует прекращение полномочий судьи с указанной в заявлении даты, на-
значает судье с этой даты ежемесячное пожизненное содержание и официально уведомляет Пре-
зидента РФ и Совет Федерации об открытии вакансии (§ 53 Регламента Конституционного Суда
РФ);
3) признание судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу;
4) неспособность по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение
длительного времени (не менее десяти месяцев подряд) исполнять обязанности судьи.
Пребывающему в отставке судье, имеющему стаж работы в должности судьи не менее 15
лет, выплачивается по его выбору пенсия или не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное
содержание в размере 80% денежного вознаграждения работающего судьи.

26
Глава 3.
Общие правила конституционного судопроизводства в Конституционном Суде РФ

1. Понятие конституционного судопроизводства.


2. Принципы конституционного судопроизводства.
3. Стадии конституционного судопроизводства.

*****************************************************************

§ 1. Понятие конституционного судопроизводства.

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ судебная власть осуществляется, в том числе,


посредством конституционного судопроизводства.

Конституционное судопроизводство – совокупность, урегулированных специальными процессу-


альными нормами, процессуальных действий и правоотношений, складывающихся между Консти-
туционным Судом РФ и другими субъектами при рассмотрении и разрешении дел, связанных с
охраной Конституции / Л.В. Лазарев, В.А. Кряжков /.

К числу особенностей и отличий конституционного судопроизводства можно отнести следую-


щие:
1) специфика субъектного состава;
2) реализация принципа диспозитивности;
3) решение вопроса о допустимости обращения;
4) специфика доказательств и процесса доказывания;
5) юридическая сила решений;
6) множественность видов производств.
/ Л.В. Лазарев, В.А. Кряжков, Н.В. Витрук /

Тем не менее, наличие особенностей позволяет говорить и о наличии общих черт конститу-
ционного судопроизводства с другими видами судопроизводств. К их числу можно отнести фор-
мулирование единых конституционных принципов судопроизводства (например, принцип равно-
правия и состязательности сторон). Более того, в иностранных государствах допустимо примене-
ние по аналогии норм гражданского, уголовного и административного процессуального законода-
тельства в конституционном судопроизводстве (например, Австрия).

Виды производств в Конституционном Суде РФ:


1) о соответствии Конституции РФ нормативных актов органов государственной власти и
договоров между ними;
2) о соответствии Конституции РФ не вступивших в силу международных договоров РФ;
3) по спорам о компетенции;
4) о конституционности законов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод
граждан;
5) о конституционности законов по запросам судов;
6) о толковании Конституции РФ;
7) о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Пре-
зидента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

§ 2. Принципы конституционного судопроизводства

Принципы конституционного судопроизводства - обладающие нормативной обобщенностью


основные руководящие идеи, которые предопределяют содержание отраслевых норм, носят уни-

27
версальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все отношения в
области конституционного судопроизводства.

Классификация принципов:
По содержанию:
а) общие – оказывают воздействие на все институты отрасли;
б) специальные – характерны только для отдельных институтов отрасли.

По форме:
а) конституционные – закрепленные в Конституции РФ (принцип состязательности, прин-
цип равноправия сторон, принцип гласности – ч. 1, 2 ст. 123);
б) законодательные – закрепленные в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» (коллегиаль-
ность. устность, непрерывность – ст. 30, 32, 34);
в) конституционно-судебные – сформулированные Конституционным Судом РФ в своих
решениях ().
По роли в осуществлении правосудия (Л.В. Лазарев, В.А. Кряжков):
а) организационные (коллегиальность, независимость);
б) функциональные (состязательность, равноправие сторон).

Принципы конституционного судопроизводства во многом идентичны принципам общего


правосудия, это в большей мере относится к перечню принципов, в меньшей мере к содержанию
принципов (Ж.И. Овсепян 1).

1. Принцип законности
Не поименованный в законе принцип. Связано это, прежде всего с тем, что Конституцион-
ный Суд РФ разрешает дела на соответствие Конституции РФ. Между тем, законность в данном
случае означает необходимость подчинения Суда нормам ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»,
как источника процессуальных норм, которым обязан следовать Суд в своей деятельности.

2. Принцип гласности
Гласность в российском праве понимается в целом как правовой режим и означает - поря-
док регулирования общественных отношений в области информации, направленный создание ин-
формационной открытости в деятельности органов публичной власти, организаций и недопуще-
ния информационного вторжения в частную жизнь индивида.
В области информации о деятельности органов государственной власти, в том числе Кон-
ституционного Суда РФ действует принцип информационной доступности - максимальный дос-
туп к сведениям о деятельности органов власти.
Гласность как принцип конституционного судопроизводства - это установленный по-
рядок рассмотрения дел в случаях, при которых судебные заседания проводятся открыто с предос-
тавлением реальной и равной возможности гражданам присутствовать в зале судебного заседания,
следить за ходом судопроизводства и при желании вести необходимые записи; представителям
средств массовой информации (пресса, радио, телевидение) - фиксировать все происходящее в су-
дебном заседании для более широкого обнародования содержания и результатов процесса / И.Л.
Петрухин /.

Обеспечение гласности достигается за счет (Л.В. Лазарев, В.А. Кряжков):


а) помещение объявлений о судебных заседаниях в доступных для граждан местах зани-
маемого Судом здания, в СМИ;
б) оповещение представителей государственных органов и общественных организаций, пе-
чати, радио и телевидения, должностных лиц и граждан о реестре обращений, принятых Судом к
рассмотрению (§ 26 Регламента Конституционного Суда РФ);

1
Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Дис… д.ю.н. Ростов-на-Дону.
1994. С. 257.

28
в) рассылка принятых решений судьям, сторонам, Президенту РФ, Совету Федерации, Го-
сударственной Думе, Правительству РФ, Уполномоченному по правам человека РФ; Верховному
Суду РФ, Высшему Арбитражному Суду РФ, Генеральному прокурору РФ, министру юстиции
РФ;
г) опубликование решений и особых мнений судей в официальных изданиях (в официаль-
ных изданиях органов государственной власти, которых касается принятое решение; в Вестнике
Конституционного Суда РФ).
В соответствии с ст. 6 Федерального закона от 13.01.95 г. № 7-ФЗ «О порядке освещения
деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информа-
ции» государственные СМИ обязаны включать в информационные программы сообщения о реше-
ниях и действиях Конституционного Суда РФ.

Ограничение гласности:
а) кино- и фотосъемка, видеозапись, прямая радио- и телетрансляция заседаний допускают-
ся с разрешения Конституционного Суда РФ;
б) допускается закрытое заседание, хотя в строго ограниченных случаях, (когда открытое
разбирательство противоречит интересам охраны государственной, профессиональной или ком-
мерческой тайны; при необходимости охраны тайны личной или семейной жизни; по делам, свя-
занным с усыновлением; в целях обеспечения безопасности граждан; по другим делам в целях за-
щиты общественной нравственности; при рассмотрении вопросов неприкосновенности судей Кон-
ституционного Суда РФ, приостановлении их полномочий, при отстранении судьи от участия в
деле и по другим вопросам);
в) в здание Суда невозможно пройти без паспорта и пропуска, который выписывается по
поручению судьи и некоторых сотрудников аппарата Суда.
В закрытом заседании принимают участие судьи, стороны и их представители.
Принятые в открытых или закрытых заседания решения оглашаются в любом случае пуб-
лично.

3. Принцип независимости
Независимость обеспечивается путем установления следующих требований и гарантий:
1) судьи при осуществлении своих полномочий руководствуются только Конституцией РФ
и настоящим федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ»;
2) судьи выступают в личном качестве и не представляют, каких бы то ни было других лиц
или организаций;
3) акты Суда должны выражать соответствующую Конституции РФ правовую позицию су-
дей, свободную от политических пристрастий;
4) судьи принимают решения в условиях, исключающих постороннее воздействие на сво-
боду их волеизъявления. Они не вправе запрашивать или получать от кого бы то ни было указания
по вопросам, принятым к предварительному изучению либо рассматриваемым Судом;
5) какое бы то ни было вмешательство в деятельность Суда, не допускается и влечет за со-
бой предусмотренную законом ответственность.

4. Принцип коллегиальности
Конституционный Суд РФ является коллективным с точки зрения состава органом власти.
Он состоит из 19 судей и двух палат (9 и 10 судей).
а) Рассмотрение дел и принятие решений по ним производятся Судом коллегиально. Реше-
ние принимается только теми судьями, которые участвовали в рассмотрении дела в судебном за-
седании.
б) Суд правомочен принимать решения в пленарных заседаниях при наличии не менее 2/3
от общего числа судей (13 судей), а в заседании палаты - при наличии не менее 3/4 ее состава (7 и
8). При определении кворума не принимаются в расчет судьи, отстраненные от участия в рассмот-
рении дела, и судьи, полномочия которых приостановлены.
в) Решение Суда считается принятым, если за него проголосовало большинство участво-
вавших в голосовании судей. При разделении голосов поровну дело считается решенным в пользу

29
конституционности акта. Решение по спорам о компетенции во всех случаях принимается боль-
шинством голосов. Решение о толковании Конституции РФ принимается большинством не менее
2/3 от общего числа судей (п. 4 ст. 72 ФКЗ). В таком же порядке принимается решение о прекра-
щении полномочий судьи (п. 5 ст. 18 ФКЗ).

5. Принцип состязательности и равноправия сторон


Принцип состязательности применительно к конституционному судопроизводству означа-
ет:
а) судебное разбирательство инициируется не судом, а определенными субъектами (сторо-
нами);
б) в процессе, как правило, имеются стороны с противоположными требованиями к Суду. В
этой связи, возможно, говорить о состязании сторон в процессе;
в) стороны вправе привлекать в процессе для отстаивания своей позиции представителей
(профессиональных адвокатов);
г) стороны дают объяснения Суду, которые выслушиваются в полном объеме;
д) равные процессуальные права и обязанности сторон.

Ограничением состязательности в конституционном судопроизводстве можно увидеть в


особой роли Конституционного Суда РФ, который не связан доводами сторон при принятии ре-
шения. В делах о толковании Конституции РФ состязательность отсутствует вообще.
Введенная самим Конституционным Судом РФ практика принятия «определений с пози-
тивным содержанием», которые принимаются без заслушивания сторон и оглашения документов,
лишает стороны возможности изложить перед Судом свою позицию и аргументы и влечет нару-
шение принципа состязательности (обоснование этого мнения содержится в Особом мнении судьи
В.О. Лучина по определению КС РФ от 27.06.00 г. № 92-О).

Принцип равноправия сторон вытекает из более общего, конституционного принципа,


принципа равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Равноправие сторон
означает равный объем прав и обязанностей у сторон конституционного судебного процесса. При
этом В.М. Семенов добавляет, что раскрытием этого принципа является также обязанность Суда
оказывать равную процессуальную помощь сторонам. В противном случае можно будет констати-
ровать дискриминацию сторон Судом.

«одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства де-


ла является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою пози-
цию относительно всех аспектов дела до сведения суда непосредственно перед удалени-
ем его в совещательную комнату для вынесения решения. Только при этом условии пол-
ностью реализуется в судебном заседании право на судебную защиту, которое согласно
Конституции РФ не может быть ограничено».
абз. 3 п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от
15.01.99 г. № 1-П.

6. Принцип устности судебного разбирательства


1) Разбирательство в заседаниях Суда происходит устно.
2) Объяснения сторон, показания экспертов и свидетелей даются устно в ходе рассмотре-
ния дел Судом, имеющиеся в деле документы подлежат оглашению.
3) В заседании Суда могут оглашаться документы, которые были представлены для озна-
комления судьям и сторонам либо содержание которых излагалось в заседании по данному делу.

Нарушением принципа устности судебного разбирательства можно признать практику Су-


да выносить так называемые «определения с позитивным содержанием». Такие определения при-
нимаются без заслушивания сторон и их представителей, показаний экспертов и свидетелей, ог-
лашения имеющихся документов. Между тем, такие акты Суда содержат вывод о подтверждении
неконституционности тех или иных правовых актов.

30
Например, ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 июня 2000 г. N 92-О по делу конституциях ряда республик

Конституционным Судом РФ вынесено 1238 решений об отказе в принятии обращений граж-


дан и государственных органов к рассмотрению по различным основаниям, в том числе 329
определений с положительным содержанием (в 1997 году - 20, 1998 - 51, 1999 - 80, 2000 -
120, 2001 - 58), в которых, в частности, подтверждаются или развиваются правовые позиции,
изложенные ранее в решениях Конституционного Суда РФ.

Управление судебных заседаний Конституционного Суда РФ ("Российская юстиция", 2001,


N 10) "Деятельность Конституционного Суда РФ в цифрах (ноябрь 1991 г. - июль 2001 г.)"

7. Принцип языка судопроизводства


1) Производство в Суде ведется на государственном языке Российской Федерации - рус-
ском языке.
2) Участникам процесса, не владеющим русским языком, обеспечивается право давать объ-
яснения на другом языке и пользоваться услугами переводчика. Переводчик обеспечивается Су-
дом. Судья не может быть переводчиком. Если сторона процесса не согласна с переводчиком,
предложенным Судом, она может пригласить своего переводчика.

8. Принцип тайны совещания судей


1) Итоговое решение по рассматриваемому делу принимается Судом в закрытом совеща-
нии.
2) В совещании участвуют только судьи, рассматривающие данное дело.
3) В совещательной комнате могут присутствовать сотрудники Суда, обеспечивающие про-
токолирование и нормальный ход совещания.
4) Судьи и другие лица, присутствовавшие на закрытом совещании, не вправе разглашать
содержание дискуссии и результаты голосования.

9. Принцип непрерывности судебного разбирательства


1) Заседание Суда по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, от-
веденного для отдыха или необходимого для подготовки участников процесса к дальнейшему раз-
бирательству, а также для устранения обстоятельств, препятствующих нормальному ходу заседа-
ния. Заседание проходит, как правило, по следующему графику: 10 ч. начало заседания; 12-12.30
ч. перерыв; 12.30-14 ч. продолжение заседания; 14-15 ч. обеденный перерыв; 15-18 ч. продолжение
заседания.
2) До принятия решения по делу или до отложения его слушания Суд или палата Суда не
могут рассматривать другие дела.
Отложение рассмотрения дела возможно в случае, если Суд найдет вопрос недостаточно
подготовленным, нуждающимся в дополнительном изучении, которое невозможно произвести в
том же заседании вследствие неявки стороны, свидетеля или эксперта, явка которых была призна-
на обязательной, а также непредставления необходимых материалов.
Самым продолжительным заседание Суда было заседание по «делу КПСС» - 51 день. Пе-
рерыв в этом заседании длился с 13 августа по 15 сентября 1992 года.

Также в науке выделяются ряд других, свойственных традиционным видам судопроиз-


водств (гражданскому и уголовному). К их числу можно отнести: принцип полноты, всесторонно-
сти и объективности судебного разбирательства; принцип непосредственности в исследовании до-
казательств; принцип диспозитивности; принцип процессуальной экономии; принцип установле-
ния объективной истины (С.Э. Несмеянова, Н.В. Витрук).

§ 3. Стадии конституционного судопроизводства.

В теории конституционного судопроизводства выделяются следующие стадии.


Ж.И. Овсепян выделяет 7 нормативных стадий:
1) внесение заявления в Суд;

31
2) возбуждение Судом производства, либо отклонение заявления;
3) подготовка к судебному разбирательству;
4) собственно судопроизводство – устное судебное разбирательство;
5) совещание, голосование и принятие решения по делу;
6) информирование о решении и его исполнение;
7) действие решения Суда как прецедентной формы права.

В российской модели конституционного судопроизводства выделяются следующие стадии:


1) обращение в Суд с запросом, ходатайством или жалобой;
2) предварительное рассмотрение обращения;
3) принятие обращения Судом;
4) подготовка к судебному разбирательству;
5) судебное разбирательство;
6) совещание, голосование и принятие итоговых решений;
7) опубликование и вступление в силу решений;
8) исполнение решений.

Существует проблема выделения стадии сбора доказательств.

Более компактно данные стадии возможно объединить в следующие три стадии:


1) обращение в Суд;
2) судебное разбирательство:
3) исполнение решения.

I. Обращение в Суд с запросом, ходатайством или жалобой.

Поводом к началу производства в Суде является обращение в суд. Без повода, т.е. без об-
ращения Суд не вправе рассматривать какие-либо дела.

Формы обращения:
1) Запрос - обращения, в которых оспаривается конституционность законов и иных норма-
тивных актов РФ, субъектов РФ, договоров между органами государственной власти, не вступив-
ших в силу международных договоров РФ; обращения о толковании Конституции РФ; обращения
судов о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в кон-
кретном деле; обращения Совета Федерации о даче заключения о соблюдении установленного по-
рядка выдвижения обвинения против Президента РФ для отрешения его от должности.

2) Ходатайство – обращения о разрешении споров о компетенции между органами госу-


дарственной власти, а также обращение о разъяснении решения Суда (ст. 92, ст. 83 ФКЗ).

3) Жалоба – обращения граждан и их объединений о проверке конституционности закона,


примененного или подлежащего применению в конкретном деле, если таким законом нарушаются
конституционные права и свободы человека и гражданина.

Повод к рассмотрению дела в Суде необходимо отличать от основания рассмотрения, под


которым понимается обнаружившаяся неопределенность в вопросе о соответствии Конституции
РФ какого-либо нормативного правового акта (см. ст. 36 ФКЗ).

Общие требования к обращению:


1) обращение составляется в письменной форме и подписывается управомоченным лицом
(управомоченными лицами);
2) в обращении указываются:
а) Конституционный Суд РФ в качестве органа, в который направляется обращение;
б) наименование заявителя; адрес и иные данные о заявителе;

32
в) необходимые данные о представителе заявителя и его полномочия;
г) наименование и адрес государственного органа, издавшего акт, который подлежит про-
верке, либо участвующего в споре о компетенции;
д) нормы Конституции РФ и закона о Конституционном Суде РФ, дающие право на обра-
щение в Суд;
е) точное название, номер, дата принятия, источник опубликования и иные данные о под-
лежащем проверке акте, о положении Конституции РФ, подлежащем толкованию;
ж) конкретные, указанные в законе о Конституционном Суде РФ основания к рассмотре-
нию обращения Судом. При этом неопределенность в конституционности оспариваемого акта
должна выражаться в наличии ситуации неясности в вопросе о соответствии Конституции РФ ка-
ких-либо актов, если положения оспариваемого акта только лишь воспроизводят положения Кон-
ституции РФ, в таком случае неопределенность как основание к рассмотрению дела Судом отсут-
ствует. Проверка конституционности положений самой Конституции РФ Конституционному Суду
не подведомственна (Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.00 г.). Рядом ученых под-
нимается проблема степени неопределенности. Действительно в ряде решений Суда им использу-
ется термин «мнимая» или «отсутствующая» неопределенность. Так, в Определении от 08.06.04 г.
№ 227-О, Суд указал, что оспариваемые положения закона (положения ст. 169 ГК РФ об основах
правопорядка и нравственности) «не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают
единообразное понимание и применения соответствующих законоположений».

з) позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой


на соответствующие нормы Конституции РФ;
и) требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой к Суду;
к) перечень прилагаемых к обращению документов:
- текст акта, подлежащего проверке, или положения Конституции РФ, подлежаще-
го толкованию;
- доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия представителя;
- документ об уплате государственной пошлины;
- перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на
другом языке.
Обращение и прилагаемые к нему документы и иные материалы представляются в Суд с
копиями в количестве 30 экземпляров (граждане в 3 экземплярах).

Процедура движения обращения:


а) Секретариат проверяет обращение на предмет подведомственности, соответствия предъ-
являемым требованиям по форме и субъекту обращения, а также проверяет уплату государствен-
ной пошлины. Если обращение не соответствует предъявляемым требованиям, секретариат уве-
домляет об этом заявителя. Обращение, неподведомственное Суду, секретариат вправе направить
в соответствующие компетентные государственные органы или организации. При несогласии с
замечаниями секретариата заявитель вправе оспорить их и потребовать принятия решения о соот-
ветствии обращения составом Конституционного Суда. По поручению председателя Суда в тече-
ние месяца один судья или несколько судей проверяют обоснованность принятого секретариатом
решения. В случае правильности действий секретариата Суд выносит определение о несоответст-
вии обращения требованиям закона.
б) Обращение, отвечающее всем требованиям закона подлежит регистрации в секретариате
Суда.
в) Председатель Суда, получив от руководителя секретариата зарегистрированные обраще-
ния, распределяет их между судьями для предварительного изучения.

II. Предварительное рассмотрение обращения.


Судья может изучать дело самостоятельно либо поручить часть работы одному или не-
скольким отделам.
На этой стадии судьи могут вступать в контакт с заявителем и испрашивать от него допол-
нительную информацию или документы.

33
Обращения, по которым завершено предварительное изучение, рассылаются вместе с при-
ложенными к нему документами и материалами всему составу Конституционного Суда РФ.
Заявитель, а также органы или должностные лица, издавшие оспариваемый акт или участ-
вующие в споре о компетенции, могут быть заблаговременно уведомлены о времени и месте за-
седания Конституционного Суда по вопросу о принятии соответствующего обращения к рас-
смотрению (п. 2 § 17 Регламента КС).
Не позднее двух месяцев с момента регистрации обращения судья (судьи) докладывает на
пленарном заседании о результатах предварительного изучения обращения.

III. Принятие обращения Судом.

1) На пленарном заседании Суда решается вопрос о принятии обращения к рассмотрению


либо отказе в таковом.
Суд отказывает в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если:
а) разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно Суду.
В частности случаями не подведомственности являются:
- проверка Конституции РФ по любым параметрам;
- соответствие нормативных актов Конституции 1978 г.;
- соответствие нормативных актов отраслевому законодательству;
- конституционность правоприменительных актов;
- проверка или установление фактических обстоятельств, когда это входит в
компетенцию других судов или иных органов;
- рассмотрение дел, в которых, по сути, преобладают аспекты политической
целесообразности /Кряжков В.А./.
- не рассматривает Суд также вопросы, если они не относятся к числу консти-
туционных.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 апреля 2006 г. N 119-О
п. 2 м.ч..
Право на приватизацию, обусловленную переходом к многообразию форм собствен-
ности, которые признаются и защищаются в Российской Федерации равным образом (статья
8, часть 2, Конституции Российской Федерации), не относится к числу конституционных - оно
регламентируется федеральным законодателем.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 апреля 1996 г. N 9-О
1. Приговором судебной коллегии по уголовным делам Курского областного суда от 10
марта 1993 года (с учетом внесенных в него Судебной коллегией по уголовным делам Вер-
ховного Суда Российской Федерации изменений) гражданин А.В. Иванов был осужден за со-
вершение преступлений (соучастие в покушении на дачу взятки, мошенничество, причи-
нившее значительный ущерб потерпевшему, должностной подлог), предусмотренных стать-
ями 17, 15 и 174 (часть 1), 147 (часть 3) и 175 Уголовного кодекса РСФСР.
3.
Решение вопроса о понятии должностного лица как субъекта преступления не
может быть выведено из буквы и смысла закрепленных в Конституции Российской Федера-
ции положений, не затрагивает конституционные права и свободы граждан и по своему ха-
рактеру и значению не относится к числу конституционных. Оценка оснований, по которым
законодатель счел необходимым установить определенные признаки, раскрывающие поня-
тие должностного лица, находится за рамками полномочий Конституционного Суда Россий-
ской Федерации.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 января 2006 г. N 10-О
2.
Право на охрану здоровья и медицинскую помощь, закрепленное статьей 41 (часть 1)
Конституции Российской Федерации, подразумевает в том числе право на санаторно-
курортное лечение. Однако вопрос о формах и способах реализации этого права, в том
числе о размерах и порядке выплаты взамен путевки в санаторно-курортное или дру-
гое оздоровительное учреждение денежной компенсации, не получил разрешения в
Конституции Российской Федерации и по своему характеру и значению не относится к числу
конституционных. Его решение входит в компетенцию законодателя.

34
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 декабря 1998 г. N 196-О
2.
требование об установлении льгот не вытекает непосредственно из Конституции
Российской Федерации, этот вопрос по своему характеру и значению не относится к числу
конституционных, а потому не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда
Российской Федерации.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 марта 1997 г. N 5-П
5.
Конституционный Суд Российской Федерации вправе проверить конституционность
пункта 1 статьи 20 Закона только применительно к вопросу о том, может ли перечень нало-
гов республик, краев, областей, автономной области, автономных округов носить исчерпы-
вающий характер. Определение же конкретного состава входящих в него налогов не
относится к числу конституционных вопросов, и, следовательно, производство по делу в
части проверки конституционности видов налогов, перечисленных в пункте 1 статьи 20 Зако-
на, подлежит прекращению.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 февраля 1998 г. N 8-О
3. Заявитель считает, что его конституционные права нарушаются статьями 223.1 и
230 УПК РСФСР, поскольку они предусматривают разрешение вопроса о назначении судеб-
ного заседания и о мере пресечения в одном процессуальном акте, и сам этот акт является
единоличным постановлением судьи, а не судебным решением (определением), как это
предусмотрено статьей 89 УПК РСФСР. Вопрос оформления процессуальных актов по
своему характеру и значению не относится к числу конституционных и, таким образом,
не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 ноября 2002 г. N 332-О
1. Гражданин С.Н. Гладких - сотрудник Управления Федеральной службы налоговой
полиции по Ленинградской области на основании части второй статьи 38 Положения о про-
хождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации освобождался от уп-
латы подоходного налога на денежное довольствие и на другие выплаты, получаемые им в
связи со службой. Поскольку действие данной нормы было приостановлено до 31 декабря
2002 года Федеральными законами от 27 декабря 2000 года "О Федеральном бюджете на
2001 год" и от 30 декабря 2001 года "О Федеральном бюджете на 2002 год", с 1 января 2001
года С.Н. Гладких уплачивает налог на доходы физических лиц, взимаемый на основании
статьи 208 Налогового кодекса Российской Федерации с денежного довольствия, получаемо-
го им как сотрудником налоговой полиции.
3. Статья 57 Конституции Российской Федерации закрепляет обязанность каждого
платить законно установленные налоги и сборы. Освобождение от этой конституци-
онной обязанности является льготой, обязательность предоставления которой непо-
средственно из Конституции Российской Федерации не вытекает; этот вопрос по своему
характеру и значению не относится к числу конституционных, а потому не может быть пред-
метом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 октября 2000 г. N 215-О
1. Общество с ограниченной ответственностью "Проктер энд Гэмбл"
2. …Кроме того, вопрос о том, насколько четкой является употребленная законо-
дателем формулировка "образы несовершеннолетних", не относится к числу консти-
туционных.

б) обращение не является допустимым в соответствии с требованиями закона;


Например, по делу о толковании Конституции РФ не допустимым будет об-
ращение:
- о конкретизации конституционных положений путем создания новых норм
права, что входит в компетенцию законодателя;
- о признании нормы Конституции недействующей, что противоречит самой
юридической природе толкования;
- проверке конституционности какого-либо закона, что должно осуществлять-
ся в иной процедуре / Кряжков В.А./.

35
Наличие принятого в каком-либо чтении проекта закона конкретизирующего КРФ (по п.
«н» ст. 72 КРФ – система органов гос. власти (не допустимо) и по ч. 4 ст. 64 КРФ - автономные
округа (допустимо)).
Не допустимым считается обращение по вопросу, в котором отсутствует неопределен-
ность о соответствии Конституции РФ.
За период с 1995 по 2004 года было принято 2668 отказных определений, из
них опубликовано только 458.

в) Судом ранее было вынесено постановление по предмету обращения, и оно сохранило


свою силу.

г) В случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или


утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Рос-
сийской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда дейст-
вием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 24 ноября 2005 г. N 433-О


ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ГРАЧЕВА
По мнению заявителя, данная норма /ч. 2 ст. 43 ФКЗ о КС/, позволяя отказать в
принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность закона, утратившего силу до
момента обращения гражданина в Конституционный Суд Российской Федерации, не обес-
печивает восстановление его конституционных прав, поскольку признание законодате-
лем нормативного акта утратившим юридическую силу не равнозначно по своим по-
следствиям признанию закона или его отдельных положений не соответствующими
Конституции Российской Федерации решением Конституционного Суда Российской Феде-
рации.
2.1. Согласно статье 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации и части
третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Рос-
сийской Федерации" акты и их отдельные положения, признанные неконституцион-
ными, утрачивают силу, из чего следует, что постановка перед Конституционным
Судом Российской Федерации вопроса о признании закона или иного нормативного
правового акта не соответствующим Конституции Российской Федерации оправдан-
на и допустима лишь при условии, что к моменту обращения заявителя в Конститу-
ционный Суд Российской Федерации данный акт обладает юридической силой.
частью второй статьи 43
Названная норма /часть 2 статьи 43 ФКЗ о КС/, не предусматривающая возмож-
ность проверки конституционности законов, утративших силу до начала производ-
ства в Конституционном Суде Российской Федерации, конкретизирует приведенное
положение Конституции Российской Федерации применительно к правилам конституци-
онного судопроизводства, в связи с чем разрешение вопроса о ее конституционности
фактически означало бы оценку положений статьи 125 (часть 6) Конституции Россий-
ской Федерации, чего Конституционный Суд Российской Федерации делать не вправе.
2.2. Предусмотренное Федеральным конституционным законом "О Конституционном
Суде Российской Федерации" правило о проверке конституционности действующих
нормативных актов, за исключением предусмотренных частью второй статьи 43 назван-
ного Закона случаев, когда нормативный акт был отменен или утратил силу к началу или в
период рассмотрения дела, предполагает недопустимость такой проверки, если оспа-
риваемый закон отменен или утратил силу до начала производства в Конституцион-
ном Суде Российской Федерации.

Прекращение производства:
- производство по делу может быть прекращено, если акт, конституционность которого ос-
паривается, отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела. Однако если та-
ким актом были нарушены конституционные права и свободы человека, Суд вправе рассмотреть
обращение. В Определении от 05.02.98 г. Суд указал, что такая проверка возможна при нали-
чии двух обязательных условий:
- если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, нарушены конституцион-
ные права гражданина, и

36
- если производство по жалобе гражданина начато до момента утраты силы или отмены ос-
париваемого им закона.

С момента регистрации обращения до момента принятия Судом решения относительно то-


го – принимать его к рассмотрению или отказать в этом – должно пройти не более 3 месяцев.

2) После принятия обращения к рассмотрению Суд назначает по деду судью-докладчика


(судей-докладчиков). При этом учитывается установленная судом очередность рассмотрения дел в
пленарных заседаниях и заседаниях палат, а также загруженность судей делами. Судья-докладчик
ведет дело до завершения. Как правило, судьей-докладчиком назначается судья, готовивший дело.
После принятия Судом обращения к рассмотрению Секретариат направляет сторонам уве-
домление о принятом решении. Стороне, не являющейся заявителем также высылаются копии об-
ращения и приложенных к нему материалов.
По делам о толковании Конституции РФ такие уведомления могут быть разосланы ряду го-
сударственных органов (СФ, Президент РФ, ЦИК и пр.).

Приостановление действия оспариваемого акта.


На данном этапе Суд в случаях, не терпящих отлагательства вправе обращаться к органам и
должностным лицам с предложением о приостановлении действия оспариваемого акта, процесса
вступления в силу оспариваемого международного договора до завершения рассмотрения дела су-
дом. Оформляется такое решение в виде мотивированного определения.
2 случая: дело по губернаторам 2005 год и 1995 году по делу об Уставе Тамбовской облас-
ти

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КС от 14 марта 1995 г. N 5-О


ПО ОБРАЩЕНИЮ АДМИНИСТРАЦИИ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ С ЗАПРОСОМ О
ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ УСТАВА (ОСНОВНОГО ЗАКОНА) ТАМБОВСКОЙ
ОБЛАСТИ
определил:
Учитывая, что применение оспариваемого Устава может повлечь за собой
издание актов или совершение действий правового характера, осно-
ванных на нормах, содержащих неопределенность в вопросе об их соответствии
Конституции Российской Федерации, и тем самым поставить под сомнение
юридическую силу таких актов или действий, и исходя из части третьей
статьи 42 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской
Федерации" предложить Тамбовской областной Думе приостановить действие Ус-
тава (Основного Закона) Тамбовской области до завершения рассмотрения дела
Конституционным Судом Российской Федерации.

Такое обращение Суда оформляется мотивированным определением, оформляемым в виде


отдельного документа.

По общему правилу рассмотрение каждого дела образует предмет отдельного заседания.


Между тем, может возникнуть необходимость объединения нескольких дел в одно производство.
Решение об объединении дел в одно производство принимается Судом. Основаниями являются:
- обращения касаются одного и того же предмета;
- обращения исходят от различных субъектов;
- обращения касаются различных взаимосвязанных частей акта или аналогичных положе-
ний различных актов.
Последние два основания не являются легальными и проистекают из практики Суда (В.А.
Кряжков).

IV. Подготовка к судебному разбирательству.

Цели подготовки:
- уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;

37
- определение конституционных и иных правовых предписаний, которыми следует руково-
дствоваться;
- разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле;
- определение доказательств, которые должны быть получены от сторон и иных субъектов.

Судья-докладчик для наиболее полного изучения обращения и подготовки дела к слушанию


вправе:
- истребовать дополнительные документы,
- поручить производство проверок, исследований, экспертиз,
- направить необходимые запросы,
- воспользоваться помощью специалистов.

По результатам подготовки дела к слушанию судья-докладчик составляет проект


итогового решения Конституционного Суда. В необходимых случаях он готовит перечень во-
просов, подлежащих особому обсуждению и разрешению в процессе совещания судей по приня-
тию итогового решения. При этом судья-докладчик может предложить мотивированные ответы на
указанные вопросы.

Оформление судебного дела.


Оригиналы обращения, приложенные к нему документы, отзывы на обращение, копии на-
правленных судьей-докладчиком требований и запросов, ответы на них, заключения экспертов, а
также материалы, дополнительно полученные в процессе подготовки дела к слушанию, до начала
слушания дела передаются в отдел судебных заседаний для оформления судебного дела.

Назначение дела к слушанию.


Конституционный Суд на пленарном заседании не позднее месячного срока после при-
нятия обращения к рассмотрению назначает дело к слушанию. Слушания назначаются исходя
из последовательности поступления обращений. Однако в случаях, не терпящих отлагательства,
Суд вправе изменить очередность рассмотрения дел. До начала рассмотрения дела на заседании
Суда каждому судье вручаются все материалы по проекту итогового решения не позднее, чем за
10 дней до начала заседания.

Отложение рассмотрения дела.


На этой стадии Конституционный Суд при необходимости вправе отложить рассмотре-
ние дела. Поводом может служить то, что по данному вопросу начато рассмотрение в общем, ар-
битражном суде или ином государственном органе либо если аналогичное дело рассматривается в
конституционном (уставном) суде субъекта РФ.

V. Судебное разбирательство.

1) Заседания Суда проходят открыто, за исключением случаев, названных в ст. 55 ФКЗ «О


Конституционном Суде РФ».
2) Заседания Суда проводятся в торжественной обстановке.
3) Порядок в зале заседаний обеспечивается судебным приставом:

- судебный пристав в заседании Суда подчиняется председательствующему и оказы-


вает ему содействие в поддержании установленного порядка в зале судебных заседаний;
- в целях обеспечения нормальных условий для работы Конституционного Суда при
рассмотрении дел пристав вправе делать замечания лицам, присутствующим в зале судебных
заседаний, требовать от них соблюдения установленного порядка и принимать соответст-
вующие меры к устранению его нарушений;
- требования пристава по поддержанию установленного порядка в зале судебных засе-
даний обязательны для присутствующих;

38
- судебный пристав перед началом заседания Конституционного Суда и во время пе-
рерывов информирует службу, осуществляющую пропуск граждан в здание Конституцион-
ного Суда, о наличии свободных мест в зале судебных заседаний.
- при входе состава Конституционного Суда в зал судебных заседаний и при выходе
его из зала пристав предлагает всем присутствующим встать.

4) Сотрудники секретариата протоколируют заседания.

- для обеспечения полноты и точности протокола на каждом заседании Суда ведутся


стенограмма и фонограмма;
- протокол заседания Суда должен содержать: указание места, дату заседания и время
его начала и окончания; фамилию председательствующего; фамилии присутствующих и от-
сутствующих судей с указанием известных Суду причин отсутствия каждого из них; данные
об участниках процесса; формулировки рассматриваемых вопросов; запись обо всех дейст-
виях Суда в том порядке, в каком они имели место; отметки о приведении свидетелей и экс-
пертов к присяге; решения, принятые Судом, и результаты голосования по ним, которые объ-
являются в каждом случае председательствующим; изложение фактов, которые просили удо-
стоверить в протоколе участники процесса;
- протоколирование закрытого совещания судей осуществляется сотрудниками секре-
тариата, если Судом принято решение провести совещание без участия сотрудников секрета-
риата, обеспечивающих протоколирование, то протокол совещания ведет один из судей по
поручению Суда. К протоколу закрытого совещания судей по принятию итогового решения
прилагается стенограмма. С протоколом и стенограммой закрытого совещания судей вправе
знакомиться только судьи Конституционного Суда.

Этикет в заседаниях Конституционного Суда РФ


- при входе судей в зал заседания, а также при их выходе из зала присутствующие встают;
- стороны и иные участники процесса выступают, дают объяснения, отвечают на вопросы и
задают вопросы другим участникам процесса стоя и лишь после предоставления им слова предсе-
дательствующим. При необходимости с разрешения председательствующего участнику процесса
может быть предоставлена возможность выступать, давать объяснения, отвечать на вопросы сидя;
- формами официального обращения к Конституционному Суду и судьям являются соответ-
ственно: "Высокий Суд" или "Уважаемый Суд", "Ваша честь" или "Уважаемый председательст-
вующий", "Уважаемый судья";
- при обращении к сторонам и другим участникам процесса, а равно при упоминании их в
выступлениях используются словосочетания: "Уважаемая сторона", "Уважаемый представитель
стороны", "Уважаемый свидетель", "Уважаемый эксперт". При необходимости уточнения адресата
обращения указывается также фамилия соответствующего участника процесса;
- в ходе заседания председательствующий не вправе ограничивать судей в возможности зада-
вать вопросы участникам процесса; снимать вопросы, поставленные судьями перед участниками
процесса; комментировать высказывания и вопросы судей;
- судьи в процессе заседания не должны прерывать своими комментариями и репликами объ-
яснения сторон, показания экспертов и свидетелей, задаваемые другими судьями вопросы, указа-
ния и распоряжения председательствующего;
- присутствующие в зале участники процесса, представители средств массовой информации,
иные граждане обязаны вести себя уважительно по отношению к Конституционному Суду, сторо-
нам, другим участникам процесса и друг к другу; подчиняться распоряжениям председательст-
вующего и указаниям пристава о соблюдении установленного порядка в зале судебных заседаний;
не допускать во время заседания хождения по залу, разговоров, реплик; не создавать каких-либо
помех нормальному ходу заседания.

5) Заседание Суда открывает председательствующий, который проверяет наличие кворума


(не менее 2/3 от общего числа судей в пленарном заседании и не менее 3/4 на заседании палаты) и
сообщает, какое дело будет рассматриваться.

39
6) Далее председательствующий проверяет явку участников процесса (сторон, их предста-
вителей, свидетелей, экспертов, переводчиков), полномочия представителей сторон. В случае не-
явки стороны, свидетеля или эксперта, а также при недостаточной подготовке дела к рассмотре-
нию (например, при отсутствии необходимых материалов), суд вправе отложить рассмотрение де-
ла.

На этой стадии может возникнуть вопрос об отстранении судьи.


Основаниями являются:
а) судья ранее в силу должностного положения участвовал в принятии акта, являющегося
предметом рассмотрения;
б) объективность судьи в разрешении дела может быть поставлена под сомнение ввиду его
родственных или супружеских связей с представителями сторон;
в) судья при наличии указанных выше случаях обстоятельств не заявил, как его обязывает
закон, самоотвод до начала слушания дела.
Ходатайство об отстранении судьи подается сторонами, их представителями или по предло-
жению других судей. Председательствующий ставит на рассмотрение Конституционного Суда во-
прос об отстранении судьи от участия в рассмотрении дела.
Решение по вопросу об отстранении судьи от участия в рассмотрении дела принимается в со-
вещательной комнате открытым голосованием.

7) Рассмотрение дела по существу начинается с выступления судьи-докладчика, который


сообщает о поводах и основаниях к рассмотрению дела, существе вопроса, предмете спора, мате-
риалах, представленных суду, вопросах, на которые, по мнению докладчика, необходимо отве-
тить.
Далее председательствующий выясняет мнение сторон по поводу последующего исследо-
вания вопросов дела. С учетом их позиции Суд принимает решение о наиболее целесообразном
порядке рассмотрения дела.
После представления судьей-докладчиком дела и ответов на вопросы судей председатель-
ствующий предлагает сторонам дать пояснения по существу рассматриваемого вопроса и привес-
ти правовые аргументы в обоснование своей позиции.

8) Затем в ходе рассмотрения дела по существу заслушиваются стороны.


Выступающие не ограничены во времени. Их объяснения выслушиваются Судом в полном
объеме. После завершения объяснений стороны ей могут быть заданы вопросы судьями и другой
стороной, а с разрешения Суда также экспертами.

9) Далее могут быть заслушаны эксперты.


Эксперт разъясняет представленное им Суду в письменной форме заключение по вопросам,
сформулированным судьей-докладчиком либо Судом. Аргументы эксперта должны быть основа-
ны на специальных познаниях. Эксперт заслушивается именно как специалист, а не как лицо, сви-
детельствующее о лично известных ему фактах. После изложения своих выводов эксперт обязан
ответить на дополнительные вопросы судей и сторон.

10) Заслушивание свидетелей.


В заседание Суда могут быть вызваны в качестве свидетелей лица, располагающие сведе-
ниями или материалами о фактических обстоятельств, установление которых отнесено к ведению
Конституционного Суда.
Свидетель перед заслушиванием его показаний приводится к присяге и предупреждается об
ответственности за дачу заведомо ложных показаний.
Свидетель обязан сообщить Суду обстоятельства, касающиеся существа рассматриваемого
дела, которые известны ему лично, и ответить на дополнительные вопросы судей и сторон. При
необходимости он может пользоваться письменными заметками, а также документами и другими
материалами.

40
11) Исследование документов.
В заседании Суда по инициативе судей или ходатайству сторон могут быть оглашены доку-
менты. При этом, не подлежат оглашению документы, подлинность которых вызывает сомнение.
Документы, исследованные Судом, подлежат, по его решению, приобщению к материалам дела в
подлинниках или в заверенных копиях.

12) Заключительные выступления.


Окончанием судебного исследования констатируется председательствующим. Затем сторо-
нам предоставляется возможность выступить с заключительными выступлениями. Суд может
предоставить сторонам по их просьбе время для подготовки к заключительным выступлениям.
Стороны в своих заключительных выступлениях не вправе ссылаться на документы и обстоятель-
ства, не исследовавшиеся Судом.
Суд, в частности, определил некоторые требования к выступлениям сторон (в деле о КПСС –
В.А. Кряжков):
а) заключительные речи должны содержать анализ и изложение правовых оснований пози-
ций сторон;
б) сторонам следует строго придерживаться предмета судебного разбирательства, воздержи-
ваться от повторения одних и тех же доводов и стремиться изложить с наибольшей полнотой су-
щественные юридические мотивы и аргументы, необходимые для принятия решения по делу;
в) представителями сторон должна быть выражена общая позиция стороны;
г) должны исключаться амбициозность в поведении и выступлениях.

Затем по завершении заключительных выступлений сторон председательствующий предла-


гает судьям определить, есть ли необходимость выяснения дополнительных обстоятельств,
имеющих существенное значение для дела, или исследования новых доказательств. Если такая не-
обходимость существует, Суд выносит решение о возобновлении рассмотрения вопроса. В про-
тивном случае Суд признает исследование дела завершенным. После чего председательствующий
объявляет об окончании слушания дела.

VI. Принятие итоговых решений.

1) После окончания слушания дела судья-докладчик на основании материалов, исследован-


ных на заседании, готовит окончательный проект итогового решения.
2) Решение по делу принимается на закрытом совещании в присутствии только судей и тех
сотрудников Суда, которые обеспечивают протоколирование и нормальный ход совещания.
3) Итоговое решение принимается путем голосования, проводимого открыто путем по-
именного опроса судей. Судьи не вправе воздерживаться при голосовании или уклоняться от го-
лосования. Председательствующий всегда голосует последним. Решение суда считается приня-
тым, если за него проголосовало большинство участвующих в голосовании судей, если иное не
предусмотрено законом.
4) Если большинство судей палаты считают необходимым принять решение, не соответст-
вующее правовой позиции, изложенной в ранее принятых решениях Суда, дело должно быть пе-
редано на рассмотрение пленарного заседания. Это делается после окончания слушания дела в па-
лате и до завершения закрытого совещания судей. Председательствующий на заседании палаты
передает все материалы дела и протоколы председателю Конституционного Суда, который на-
правляет их всем судьям. На пленарном заседании рассмотрение дела начинается заново, со ста-
дии слушания дела.

41
Глава 4.
Решения Конституционного Суда РФ

1. Понятие решения Конституционного Суда РФ.


2. Виды решений Конституционного Суда РФ.
3. Требования, предъявляемые к решениям Конституционного Суда РФ.
4. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ.
5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ.
6. Разъяснение решений Конституционного Суда РФ.
7. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ.

*****************************************************************

§ 1. Понятие решения Конституционного Суда РФ.

Решение Конституционного Суда – принимаемый в заседании в определенном законом порядке


и облеченный в установленную форму правовой акт, констатирующий установление определен-
ных фактов и обстоятельств, содержащий государственно-правовое веление и имеющий обяза-
тельный характер, которым окончательно разрешается вопрос, относящийся к компетенции Кон-
ституционного Суда РФ 1.

- юридически оформленные выводы Суда по материальным, процессуальным или органи-


зационным вопросам, рассматриваемым Судом в процессе его деятельности, с соблюдением осо-
бых процедур, определенных законом 2.

Признаки решения Конституционного Суда РФ:


1) правовой акт;
2) акт органа государственной власти;
3) выносится от имени Российской Федерации;
4) принимается в особом процессуальном порядке;
5) является общеобязательным;
6) действует непосредственно (не требует подтверждения другими органами и должностными ли-
цами);
7) является окончательным, не подлежит обжалованию и изменению.

«Из закрепленного в статье 46 Конституции РФ права на судебную защиту не сле-


дует возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и
процедуру судебного оспаривания, - применительно к отдельным видам судопроизводства
они определяются статьями 46 - 53, 118, 120, 123, 125 - 128 Конституции РФ, а также феде-
ральными конституционными и федеральными законами. Это относится и к пересмотру су-
дебных решений, в том числе окончательных.
Статья 46 (часть 3) Конституции РФ признает наличие судебных инстанций, ре-
шения которых в правовой системе Российской Федерации не подлежат обжалованию,
что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому дос-
туп к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки.
…статус Конституционного Суда РФ не предполагает обжалование принимаемых
им решений. Иное не соответствовало бы его природе как органа конституционного контро-
ля. Вместе с тем корректировка правовых позиций, формулируемых Конституционным
Судом РФ при осуществлении конституционного судопроизводства, может иметь место.
Это вытекает, в частности, из статьи 73 Федерального конституционного закона "О Консти-
туционном Суде РФ", допускающей изменение правовой позиции, выраженной Конституци-
онным Судом РФ в ранее принятых решениях, что требует обязательного рассмотрения дела

1
Захаров В.В. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного пра-
ва. М.,2005. С. 42-43.
2
Несмеянова С.Э. Решения Конституционного Суда Российской Федерации / Конституционный судебный
процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. д.ю.н., проф. М.С. Саликов. … М.: Издательство НОРМА, 2003. С. 141.

42
в пленарном заседании Конституционного Суда РФ, т.е. в наиболее широкой коллегии его
судей.
Положение части первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Кон-
ституционном Суде РФ", вытекающее непосредственно из закрепленного в Конституции РФ
статуса Конституционного Суда РФ, означает, таким образом, лишь признание того факта,
что в судебной системе Российской Федерации нет иного органа конституционного судо-
производства, управомоченного проверять соответствие нормативно - правовых актов
Конституции Российской Федерации и в случае их неконституционности лишать их юриди-
ческой силы».
п. 2, 3 мотивировочной части Определения КС от 13.01.2000 г. № 6-О.

«Что касается возможности обжалования решений Конституционного Суда РФ, то следует


иметь в виду, что Конституцией РФ, определяющей полномочия и порядок деятельности
Конституционного Суда РФ, не предусмотрено образование какого бы то ни было органа,
правомочного пересматривать его решения. Вместе с тем в соответствии с частью третьей
статьи 46 Конституции РФ, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства
правовой защиты, каждый вправе обратиться в установленном порядке в межгосударст-
венные органы по защите прав и свобод человека, а значит и обжаловать в них решение
Конституционного Суда РФ».
абз. 4 п. 1 мотивировочной части Определения КС от 22.05.1996 г. № 62-О

§ 2. Виды решений Конституционного Суда РФ.

І. По названию:
1) Постановления - основной вид итогового решения Суда (за исключением заключения).
2) Определения - все иные решения Суда, принимаемые в ходе осуществления конституци-
онного судопроизводства.
3) Заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента
РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

ІІ. По назначению:
1) Итоговые (постановления и заключения).
2) Иные решения (определения).

ІІІ. По принимающему решение составу Суда:


1) Решения, принимаемые Судом пленарно, то есть всем составом КС.
а) разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик и уставов
субъектов РФ,
б) дает толкование Конституции РФ,
в) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения
Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления,
г) принимает послания Конституционного Суда РФ,
д) решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой по вопросам своего
ведения.
2) Решения, принимаемые одной из палат Суда (по иным делам, кроме вышеуказанных).

ІV. По форме закрепления:


1) Решения, оформляемые письменно отдельным документом (постановления, заключения,
часть определений по решению Суда).
2) Решения, оформляемые письменно посредством внесения их в протокол судебного засе-
дания (часть определений по решению Суда) (§ 43 Регламента Конституционного Суда Российской Федера-
ции от 01.03.95 г. № 2-1/6).

V. По отношению к конституционному судопроизводству:


1) Решения по вопросам конституционного судопроизводства.
2) Решения Суда, принимаемые им вне конституционного судопроизводства:

43
а) по вопросам организации деятельности Суда,
б) представления Суда в связи с прекращением полномочий судьи КС и по поводу
назначения и выплаты судье КС пожизненного содержания,
в) заявления как выражение позиции Суда по общественно значимым вопросам, с
которыми выступает по его уполномочию Председатель Суда 1.

§ 3. Требования, предъявляемые к решениям Конституционного Суда РФ.

1) Решения должны основываться на материалах, исследованных Судом.


2) Решения принимаются, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и
смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правопри-
менительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.
3) Решения принимаются только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той
части акта или компетенции органа, конституционность которых подвергается сомнению в обра-
щении. При этом Суд при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в
обращении.
4) Постановления и заключения Суда излагаются в виде отдельных документов с обязательным
указанием мотивов их принятия.

Атрибутивные требования к решения Суда:


1) наименование решения, дата и место его принятия;
2) персональный состав Суда, принявший решение;
3) необходимые данные о сторонах;
4) формулировка рассматриваемого вопроса, поводы и основания к его рассмотрению;
5) нормы Конституции РФ и ФКЗ о Конституционном Суде, согласно которым Суд вправе
рассматривать данный вопрос;
6) требования, содержащиеся в обращении;
7) фактические и иные обстоятельства, установленные Судом;
8) нормы Конституции РФ и ФКЗ о Конституционном Суде, которыми руководствовался Суд
при принятии решения;
9) доводы в пользу принятого Судом решения, а при необходимости также доводы, опровер-
гающие утверждения сторон;
10) формулировка решения;
11) указание на окончательность и обязательность решения;
12) порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполне-
ния и опубликования;
13) итоговое решение подписывается всеми судьями, участвовавшими в голосовании.

§ 4. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ.

1) Решения окончательны, то есть обжалованию не подлежат.


2) Решения вступает в силу немедленно после его провозглашения.
3) Решения действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и долж-
ностными лицами.
4) Юридическая сила постановления Суда о признании акта неконституционным не может быть
преодолена повторным принятием этого же акта.
5) Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; при-
знанные несоответствующими Конституции РФ, не вступившие в силу международные договоры
РФ, не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные

1
Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учебное пособие. … М.:
Издательство БЕК, 1998. С. 229.

44
на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмот-
рены в установленных федеральным законом случаях.

Действие решений Конституционного Суда РФ во времени:

Общее правило – по делам о признании неконституционным какого-либо акта юридическим по-


следствием решения Суда является утрата таким актом силы на будущее.

«Юридическим последствием решения Конституционного Суда РФ о признании не-


конституционными акта или его отдельных положений либо акта или его отдельных положе-
ний с учетом смысла, который им придан сложившейся правоприменительной практикой,
является утрата ими силы на будущее время. Это означает, что с момента вступления в
силу решения Конституционного Суда РФ такие акты не могут применяться и реализовы-
ваться каким-либо иным способом».
абз. 2 п. 2 мотивировочной части Определения КС от 04.12.2000 г. № 243-О

Моментом утраты юридической силы в общем порядке является момент провозглашения


решения Конституционного Суда (ч. 1 ст. 79 ФКЗ о Конституционном Суде, абз. 5 п. 2 мотивиро-
вочной части Определения КС от 05.02.2004 г. № 78-О).

Обратная сила решений Конституционного Суда РФ возможна в делах по обращениям граждан


или их объединений, а также в отношении неисполненных решений.

Обратной силой постановление Конституционного Суда РФ обладает в отноше-


нии дел обратившихся в Конституционный Суд РФ граждан или объединений граждан
(организаций), а также в отношении неисполненных решений, вынесенных до принятия
этого постановления. Дела, которые послужили для заявителей поводом для обращения
в Конституционный Суд РФ, во всяком случае подлежат пересмотру компетентными
органами. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных
сроков обращения в эти органы и независимо от того, имеются или отсутствуют основания
для пересмотра, предусмотренные иными, помимо Федерального конституционного закона
"О Конституционном Суде РФ", актами».
абз. 3 п. 2 мотивировочной части Определения КС от 04.12.2000 г. № 243-О

Обратная сила решений Конституционного Суда в отношении лиц, не являвшихся участниками


конституционного судопроизводства:

«на лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела


также были разрешены на основании актов, признанных неконституционными, распро-
страняется положение части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О
Конституционном Суде РФ", в соответствии с которым решения судов и иных органов, ос-
нованные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и
должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с исполь-
зованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и про-
цессуальных институтов.
Для защиты прав указанных лиц могут использоваться все предусмотренные отраслевым за-
конодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием
нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по
вновь открывшимся обстоятельствам. Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприме-
нительных органов служит институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих
права и свободы граждан».
абз. 3 п. 2 мотивировочной части Определения КС от 14.01.99 г. № 4-О

«Правоприменительные решения, основанные на признанном неконституционным ак-


те, по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства,
подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях. Это касается как не
вступивших, так и вступивших в законную силу, но не исполненных или исполненных
частично, решений. Такой пересмотр, однако, не может производиться без надлежащего во-

45
леизъявления заинтересованных субъектов и учета требований отраслевого законодательст-
ва».
абз. 2 п. 3 мотивировочной части Определения КС от 05.02.2004 г. № 78-О

Специальный порядок вступления в силу решений Конституционного Суда РФ:

«Согласно пункту 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О


Конституционном Суде РФ" в постановлении Конституционного Суда РФ - в зависимости от
характера рассматриваемого вопроса - может быть определен порядок его вступления в
силу, а также порядок, сроки и особенности исполнения. В случае, если такие специаль-
ные условия в постановлении не оговорены, действует общий порядок».
абз. 4 п. 2 мотивировочной части Определения КС от 05.02.2004 г. № 78-О

Разновидностью специального порядка вступления в силу решений Конституционного Су-


да является отсрочка исполнения решения Суда.

«исходя из цели обеспечения баланса конституционно значимых интересов и недопустимо-


сти нарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и граж-
данина (статья 17, часть 3, Конституции РФ), Конституционный Суд РФ может определить
и особенности реализации части третьей статьи 79 Федерального конституционного за-
кона "О Конституционном Суде РФ", в том числе путем отсрочки исполнения поста-
новления Конституционного Суда РФ, обусловленной, в частности, необходимостью
обеспечивать стабильность правоотношений в интересах субъектов права»
абз. 6 п. 2 мотивировочной части Определения КС от 05.02.2004 г. № 78-О

Исполнение решений Конституционного Суда РФ.

Обязанности государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нор-


мативных актов в соответствие с Конституцией РФ в связи с решением Суда:

а) Правительство РФ не позднее 3 месяцев после опубликования решения Суда вносит в Го-


сударственную Думу соответствующий проект закона.
б) Президент РФ, Правительство РФ не позднее 2 месяцев после опубликования решения Су-
да вносит необходимые изменения в свои акты или отменяет их.
в) законодательный орган государственной власти субъекта РФ в течение 6 месяцев после
опубликования решения Суда вносит необходимые изменения в свои акты или отменяет их. Про-
екты изменений или отмены актов вносит высшее должностное лицо субъекта РФ не позднее 2
месяцев после опубликования решения Суда.
г) высшее должностное лицо субъекта РФ не позднее 2 месяцев после опубликования реше-
ния Суда вносит необходимые изменения в свои акты или отменяет их.
д) федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов
РФ, заключившие признанные не соответствующими Конституции РФ договор между федераль-
ными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, дого-
вор между органами государственной власти субъектов РФ, не позднее 2 месяцев после опублико-
вания решения Суда вносят в соответствующий договор изменения или прекращают действие до-
говора.

§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ.

В науке выделяются следующие подходы к определению понятия «правовой позиции кон-


ституционного суда»:
1) выводы общего характера как результат толкования судом конституционных норм, по-
ложений законов и других нормативных актов;

46
2) интерпретация или подходы к интерпретации конституционно-правовых принципов и
норм;
3) логико-правовое обоснование конечного вывода;
4) система выводов и аргументов суда;
5) система взглядов суда на решаемую проблему 1.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ – понятие Конституционного Суда РФ

«положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие тол-


кование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых
основаны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого
же постановления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят
обязательный характер»
(п. 2 м.ч. Определения КС от 08.10.99 г. № 118-О)

К объективным признакам правовой позиции Конституционного Суда РФ относят (Кряжко-


ва О.Н.):
1) подконституционность;
2) интерпретационный характер;
3) юридическая обязательность;
4) устойчивость.

Классификация правовых позиций:

1) правовые позиции материального характера:


по объекту интерпретации
а) ПП из толкования Конституции РФ;
б) ПП из толкования иных правовых актов.

2) правовые позиции процессуального характера:


в зависимости от предмета
а) ПП по общим вопросам конституционного судопроизводства;
б) ПП по подведомственности дел Конституционному Суду РФ;
в) ПП по вопросам допустимости обращений в Конституционный Суд РФ;
г) ПП по вопросам разъяснения собственных решений Конституционным Судом
РФ 2.

Место «правовой позиции Конституционного Суда РФ» в правовом регулировании.

В существующих взглядах относительно места правовой позиции в правовом регулирова-


нии можно выделить три основные позиции:

Первая позиция. Так как правовая позиция содержится в судебном акте (решении суда), а
классическое предназначение судебных актов - это разрешение споров, то роль правовой позиции
… это обоснование того, или иного результата разрешения спора.
Такое понимание правовой позиции можно назвать «традиционно-судебным». Основным
предназначением правовой позиции и судебного акта, в котором правовая позиция содержится,
является - восстановление нарушенного права конкретных субъектов. При этом правовая позиция
связывается только с конкретной жизненной ситуацией. В этом смысле Суд отмечает следующее:

1
Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации.
М., 2006. С. 141.
2
Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: вопросы теории и прак-
тики. Автореферат дис… к.ю.н. М., 2004. С. 8-9.

47
«предназначение Конституционного Суда РФ как судебного органа конституционного контроля
предполагают необходимость конституционного судопроизводства в случаях, если без признания
оспариваемого закона неконституционным нарушенные права и свободы гражданина не могут быть
восстановлены иным образом».
(п. 2 м.ч. Определения от 08.01.98 г. №34-О)

Вторая позиция связана с пониманием правовой позиции как «конституционного преце-


дента», который обеспечивает правильное применение конституционных норм к определенной
группе общественных отношений.
При этом в предназначение правовой позиции входит не только правильное толкование
конституционных норм, но и так называемое самим Конституционным Судом РФ «выявление
конституционного смысла действующего права».

«В судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих приме-


нению норм. Выявление же конституционного смысла действующего права относится к компетен-
ции Конституционного Суда РФ».
(п. 3 м.ч. Определения КС от 20.02.02 г. №48-О)

Третья позиция. Предназначением правовой позиции является … общее, обязательное оп-


ределение правило поведения, или по-другому «правовое нормирование общественных отноше-
ний».
Данная позиция получает в последнее время все большее распространение и это происхо-
дит не без участия Конституционного Суда РФ. Так, в одном из своих постановлений, Конститу-
ционный Суд сформулировал следующее отношение к существу собственных решений:

«решения Конституционного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные ак-


ты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по
кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные ак-
ты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей
юрисдикции и арбитражных судов».
(п. 4 м.ч. Постановления КС от 16.06.98 г. № 19-П)

Как видно из указанного решения Конституционного Суда РФ, правовым позициям


по форме придается значение нормы права. Однако в тоже время Суд заявляет о недопустимо-
сти подмены им законодателя:

«восполнение пробелов в правовом регулировании и уточнение тех или иных формулировок, со-
держащихся в законе, является прерогативой органов законодательной власти и не относится к ве-
дению Конституционного Суда РФ».
(п. 3 м.ч. Определения КС от 04.03.99 г. № 20-П)

«Конституционный Суд РФ не вправе ни восполнять пробелы в правовом регулировании, т.е. под-


менять законодателя, ни решать вопрос о том, подлежит ли применению в конкретном деле между-
народно-правовой акт, если обнаруживается несоответствие ему внутреннего закона, - это относит-
ся к компетенции судов общей юрисдикции».
(п. 3 м.ч. Определения КС от 04.03.99 г. № 20-П)

Доктринальные позиции относительно природы решений Конституционного Суда и его пра-


вовых позиций:

Подход Зорькина В.Д. (Председатель Конституционного Суда РФ) 1


1) Решения Конституционного Суда с содержащимися в них правовыми позициями - и не преце-
денты, и не преюдиция в чистом виде. Это нормативные акты особого рода, имеющие опреде-
ленные прецедентные и преюдициальные свойства.

1
Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал
российского права. 2004. № 12. С. 3,4.

48
2) Свойства прецедента: решения Суда распространяются не только на конкретный случай, но и
на все аналогичные случаи и имеют официальный характер, делающий их реализацию обязатель-
ной на всей территории страны.
3) Свойства преюдиции: Если определенная норма отраслевого законодательства признана некон-
ституционной, то она тем самым утрачивает юридическую силу и становится недействительной;
при этом не только она, но и подобные ей по содержанию нормы других нормативных актов не
могут применяться судами.
4) Конституционный Суд дает общеобязательное, нормативное толкование Конституции.
5) Конституционный Суд дает такое толкование законов (путем выявления их конституционно-
правового смысла), которое служит непременным условием его конституционности и имеет, стало
быть, нормативное значение для всех правоприменителей, в том числе судов общей юрисдикции.
6) Юридическая сила итоговых решений Суда превышает юридическую силу любого закона, а со-
ответственно, практически равна юридической силе самой Конституции, которую уже нельзя
применять в отрыве от итоговых решений Конституционного Суда, относящихся к соответствую-
щим нормам, и тем более вопреки этим решениям. Здесь В.Д. Зорькин вспоминает замечание аме-
риканского судьи о том, что "Конституция - это то, что о ней говорят судьи". Таким образом, лю-
бое толкование высшего закона страны, которое дается Конституционным Судом в его право-
вых позициях, имеет конституционную силу.

Подход проф. Баглая М.В. (Экс-председатель Конституционного Суда РФ) 1


«Конституционный Суд - не законодатель, но иногда он бывает вынужден принимать в целях
заполнения… вакуума временную норму, действующую до принятия соответствующего акта
законодателем».

Подход акад. Нерсесянца В.С. 2


«акты всех звеньев судебной системы (судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Конститу-
ционного Суда РФ, конституционных судов субъектов Федерации) – несмотря на их внешние раз-
личия - являются именно правоприменительными актами. Только в этом своем качестве они и
обязательны. Суть правосудия и всей судебной деятельности состоит в применении права, т.е. во
властной (и общеобязательной) юридической квалификации (в оценке с точки зрения права – в его
различении и соотношении с законом) определенного факта (действия, поведения, отношения и
т.д.)».

Подход проф. Морщаковой Т.Г. (Экс-заместитель Конституционного Суда РФ) 3


Решение Конституционного Суда обязательно применяется ко всем другим аналогичным случаям.
Более того, позиция, высказанная Конституционным Судом, в дальнейшем связывает и сам Суд.
Правовая позиция Конституционного Суда является особым видом преюдиции, а не прецедента.
Термин "преюдиция" означает, что факт, установленный один раз одним судом, не может устанав-
ливаться еще раз другим судом. Он должен расцениваться другими органами как уже установлен-
ный. Факт, который установил Конституционный Суд и суть которого в том, что определенное
положение не соответствует Конституции, больше никем не может устанавливаться - ни Консти-
туционным Судом, ни другими органами.

Влияние деятельности Конституционного Суда РФ на природу и содержание «правовых по-


зиций» (возможность и действительность определения самим Конституционным Судом РФ
сущности, признаков и назначения «правовых позиций»).

1
Баглай М.В. Конституционное правосудие в России состоялось // Российская юстиция. 2001. № 10.
2
Нерсесянц В.С. Суд не законодательствует и не управляет, а применяет право (о правоприменительной при-
роде судебных актов) // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 38.
3
Интервью с заместителем Председателя Конституционного Суда Российской Федерации Т.Г. Морщаковой //
Законодательство. 1999. № 5.

49
Действующее законодательство не дает понятия правовой позиции, однако использует дан-
ный термин. Это видимо и дало основание для судейского участия в определении сущности и на-
значения правовых позиций Конституционного Суда РФ. В одном из своих решений, Суд дал оп-
ределение правовой позиции (о чем уже говорилось ранее):

«положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие толко-


вание конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых осно-
ваны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого же по-
становления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят обязатель-
ный характер».
(п. 2 м.ч. Определения КС от 08.10.98 г. № 118-О)

Представляется, что поскольку правовая позиция это основной инструмент в деятельно-


сти Конституционного Суда РФ и последствия того или иного варианта действия правовой по-
зиции имеют огромное в рамках всего государства значение, то необходимо именно на законода-
тельном уровне дать однозначное понятие термина правовая позиция.
Это актуально еще и в силу того, что Конституционный Суд РФ допускает в своих решени-
ях формулировки, позволяющие определять правовую позицию как норму права конституционной
юридической силы. Например,

«согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ… каждый избира-


тель имеет право…».
(п. 3 м.ч. Постановления КС от 29.11.04 г. № 17-П)

Или даже ссылки на правовые позиции Конституционного Суда РФ наряду со ссылками на


Конституцию РФ:

«из названных конституционных положений и правовых позиций Конституционного Суда РФ вы-


текает, что…».
(п. 3 м.ч. Постановления КС от 29.11.04 г. № 17-П)

«при этом в силу названных положений Конституции РФ и с учетом правовой позиции, выражен-
ной Конституционным Судом РФ в Постановлении от …».
(п. 6 м.ч. Постановления КС от 04.04.02 г. № 8-П)

В качестве одного из главных в науке выделяется вопрос об источнике содержания «правовых


позиций Конституционного Суда РФ»: Конституция РФ, доктрина, судьи, акты междуна-
родного права – положительные и отрицательные аспекты.

Активная деятельность Конституционного Суда РФ и обилие его неоднозначных решений


возбуждают в обществе все больший резонанс. Зачастую бывает очень сложно проследить логику
правовых позиций Конституционного Суда РФ.
В этой ситуации представляется необходимым остановиться на вопросе о проявлениях су-
дейского усмотрения при формулировании правовых позиций Конституционным Судом РФ.

Проявление судейского усмотрения в решениях Конституционного Суда РФ:

Во-первых, о наличии судейского усмотрения можно говорить при противоречивости в


правовых позициях Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении от 19.03.97 г. № 20-О Конституционный Суд РФ отказал в приеме жа-


лобы Омскому городскому Совету по причине отсутствия среди субъектов обращения в Консти-
туционный Суд РФ органов местного самоуправления. Спустя 5 лет в Постановлении от 02.04.02
г. № 7-П Конституционный Суд РФ уже признал допустимой обращение мэра поселка городского
типа Паланы Корякского Автономного округа. И это не единичный случай в практике Суда.

50
Во-вторых, о судейском усмотрении можно говорить и в тех случаях, когда Судом форму-
лируется правовая позиция без аргументации.

Так, в Постановлении от 14.07.97 г. № 12-П (п. 3 м.ч.) Конституционный Суд РФ заявил:


«однако принцип равноправия субъектов РФ не исключает вхождения автономного округа в со-
став края, области». Ни до, ни после этой правовой позиции в постановлении Суда нет обоснова-
ния, сделанного казалось бы, вывода. Однако последствия сформулированной правовой позиции
имеют просто огромное значение, что очень ярко проявляется в современном процессе разграни-
чения полномочий по предметам совместного ведения.

В-третьих, Конституционный Суд РФ стал практиковать в своих решениях ссылки на зако-


нодательство иностранных государств и положительный опыт его действия как на критерий
конституционности российского законодательства.

В Постановлении от 17.11.98 г. № 26-П (п. 8 м.ч.) Конституционный Суд РФ, ссылаясь на


опыт иностранных государств, при введении процентного барьера в пропорциональную систему
выборов, делает вывод о его конституционности российской Конституции.

В-четвертых, в огромном количестве в актах Конституционного Суда РФ содержатся


формулы, категории и даже принципы, которые не получили никакого отражения в Конститу-
ции РФ или вообще не имеют правового значения. Приведу несколько примеров:

а) Конституционный Суд РФ ссылается на «общеправовой критерий определенности,


ясности, недвусмысленности правовой нормы» (Постановление от 15.07.99 г. № 11-П). Таким
образом, Суд в качестве критерия конституционности использует не Конституцию РФ, а нечто
«общеправовое»;
б) или скажем ссылки Конституционного Суда РФ на отсутствующие в Конституции РФ
принципы. В Постановлении от 17.11.98 г. № 26 (п. 8 м.ч.) есть ссылка на «принцип пропорцио-
нальности выборов в условиях демократии»;
в) еще один пример: Конституционный Суд РФ стал использовать в качестве критерия кон-
ституционности неправовые категории. Среди них – «во избежание раздробления депутатского
корпуса», «нормальное функционирование», «стабильность власти и конституционного
строя в целом» (п. 8 м.ч. Постановления от 17.11.98 г. № 26-П).
Все приведенные примеры показывают, что далеко не всегда решения Конституционного
Суда РФ основываются на нормах Конституции РФ. Исправление этого недуга нашей конститу-
ционной юстиции находится, к сожалению, только в руках самих судей Конституционного Суда
РФ.

Вопрос о природе толкования Конституционным Судом РФ норм Конституции РФ и зако-


нодательных актов: соотношение «праворазъяснительного» и «правотворческого» аспектов.

Постановка данного вопроса обусловлена необходимостью выявления, и проведения грани-


цы между двумя казалось бы совершенно разными по своему предназначению явлениями. Между
толкованием существующих норм и созданием новых правил поведения. Безусловно, что пред-
назначением Конституционного Суда РФ является толкование Конституции РФ. Но оригиналь-
ность и порой непредсказуемость решений Конституционного Суда РФ требует выяснения во-
проса о том, а являются ли правовые позиции результатом только толкования или все же в
них присутствуют элементы восполнения и создания норм права?

По нашему мнению, на этот вопрос необходимо отвечать однозначно «да». Приведу один
пример, где логичное разъяснение Конституционным Судом РФ конституционных норм перерос-
ло не в восполнение пробелов в правовом регулировании, а в дополнение существующего законо-

51
дательного института новыми процессуальными элементами. В Постановлении от 07.06.00 г. №
10-П Конституционный Суд РФ исследовал институт отзыва высших должностных лиц субъ-
ектов РФ. Так вот, определение места названного института в системе норм конституционного
права переросло в определение Судом его процессуальных элементов. Суд установил норму голо-
сования при отзыве, основание отзыва и др.

Влияние принципов, видов, теорий толкования в деятельности Конституционного Суда РФ


(толкование адекватное, расширительное, целесообразное, восполнительное, проконститу-
ционное, конструктивное) и окончательности такого толкования на законотворчество.

Это, наверное, самый острый вопрос в дискуссии о месте правовых позиций в российской
правовой системе. Острота его состоит, по нашему мнению, в том, что здесь очень мала доля
определенности. С одной стороны принципы толкования, используемые Конституционным Судом
РФ слишком разнообразны, неоднозначны, а порой и противоречивы, с другой стороны законода-
тель, который в одних случаях просто игнорирует правовые позиции Конституционного Суда РФ,
в других случаях искажает их.

Один пример. В 1998 году (Постановление от 16.06.98 г. № 19-П) Конституционный Суд


РФ сформулировал правовую позицию, согласно которой полномочия судов должны опреде-
ляться федеральным конституционным законом. Эта правовая позиция была основана на ч. 3
ст. 128 Конституции РФ и означала она, что все процессуальные кодексы необходимо принимать в
форме федеральных конституционных законов. Однако, принимая новые процессуальные кодексы
(УПК, ГПК, АПК) федеральный законодатель проигнорировал данные выводы Суда и положения
Конституции РФ.
В 2004 году в Постановлении от 27.01.04 г. № 1-П Конституционный Суд РФ, вновь отме-
тил необходимость принятия процессуальных кодексов (в частности ГПК) в форме федерального
конституционного закона. Но кроме этого, он также констатировал нарушение федеральным зако-
нодателем Конституции РФ, решений Конституционного Суда РФ при принятии ГПК РФ. Но са-
мое главное Конституционный Суд РФ и сам пошел на нарушение Конституции РФ он не признал
ГПК РФ несоответствующим Конституции РФ, по форме принятия, ссылаясь на «противоречие
такого решения целям конституционного судопроизводства».

«Принятый в 2002 году Гражданский процессуальный кодекс РФ является федеральным законом…


законодатель не выполнил требование статьи 128 (часть 3) Конституции РФ, а также вступил в про-
тиворечие с постановлениями Конституционного Суда РФ, сохраняющими свою силу… Конститу-
ционный Суд РФ в настоящем деле воздерживается от признания… ГПК РФ не соответствующими
Конституции РФ по форме правового акта, однако обращает внимание Федерального Собрания на
то, что принятие федерального конституционного закона о полномочиях судов общей юрисдикции
неоправданно затянулось».
(п. 7 м.ч. Постановления КС от 27.01.04 г. № 1-П)

Таким образом, с одной стороны Конституционный Суд РФ стал самостоятельно устанав-


ливать критерии конституционности российского законодательства, с другой стороны федераль-
ный законодатель относится к решениям Конституционного Суда РФ как к некой рекомендации,
реализация которой зависит от случая или персонального состава парламента.

В заключении необходимо отметить, что феномен правовых позиций Конституционного


Суда РФ в современной правовой системе пока настолько неоднозначен, но вместе с тем значи-
телен, что актуальность обсуждения его места в правовом регулировании постоянно нарастает
и является центральным в свете формирования новой отрасли права – конституционного судеб-
ного процесса.

Изменение правовых позиций Конституционного Суда РФ.

52
ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в ст. 73, оговаривается о возможности рассмотрения в
Конституционном Суде вопроса об изменении собственных правовых позиций, сформулирован-
ных в предыдущих решениях Суда.

В одном из своих решениях Конституционный Суд РФ привел обоснование возможности


изменения правовых позиций. В решении от 21 декабря 2005 г. Конституционный Суд РФ сфор-
мулировал правовую позицию, согласно которой

«в развивающемся социально-историческом контексте, правовые позиции, сформулированные Кон-


ституционным Судом РФ в результате интерпретации, истолкования тех или иных положений Кон-
ституции РФ применительно к проверявшемуся нормативному акту в системе прежнего правового
регулирования и имевшей место в то время конституционной практики, могут уточняться либо из-
меняться, с тем чтобы адекватно выявить смысл тех или иных конституционных норм, их букву и
дух, с учетом конкретных социально-правовых условий их реализации, включая изменения в сис-
теме правового регулирования».
абз. 7 п. 5 мотивировочной части Постановления КС от 21.12.05 г. № 13-П 1

При таком подходе Суда трудно уже говорить о формировании системы правового регули-
рования, обладающей внутренней логикой развития и как следствие стабильностью. Да и вряд ли
такие критерии как «развивающийся социально-исторический контекст» и «социально-
правовые условия» могут соответствовать статусу Конституционного Суда РФ как «суда права»,
а не политики или факта. «Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права» - ч. 3
ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.94 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде
РФ».

§ 6. Разъяснение решений Конституционного Суда РФ.

Согласно ст. 83 Закона решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъ-
яснено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты,
принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Консти-
туционный Суд РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.
Вопрос о разъяснении решения КС РФ рассматривается в пленарном заседании или в заседа-
нии палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. О разъясне-
нии решения Конституционного Суда выносится определение.

Официальное разъяснение решения Конституционного Суда РФ - истолкование содержания и


смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной
части.

Инициаторы разъяснения решений Конституционного Суда РФ:


- органы и лица, имеющих право на обращение в Конституционный Суд;
- органы и лица, которым направлено решение.

Никто, кроме Конституционного Суда РФ, не может дать официальное разъяснение приня-
тых Судом решений. В Определении от 07.10.97 г. № 88-О КС РФ указал, что суды общей юрис-
дикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений Конституционного
Суда РФ, обязательное для других правоприменительных органов.

Надлежащей процессуальной формой обращения в Конституционный Суд РФ об официаль-


ном разъяснении его решения является ходатайство. Если разъясняемое решение выносилось па-

1
Абз. 7 п. 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 21.12.05 г. № 13-П «По де-
лу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в связи с
жалобами ряда граждан» // Российская газета. 29.12.05 г.

53
латой Суда, то именно ей принадлежит право официального разъяснения; то же относится и к ре-
шениям, принятым в пленарном заседании.

Объектом разъяснения являются все решения Конституционного Суда РФ, виды которых
приведены в ст. 71 Закона (итоговые решения по существу предмета рассмотрения - постановле-
ния и заключения, а также все иные решения, именуемые определениями).

Решение Конституционного Суда РФ об официальном разъяснении оформляется определением в


виде отдельного документа. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также
излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента КС
РФ).

Процесс разъяснения решения Конституционного Суда РФ, делится на две стадии:


1) оценка допустимости ходатайства, результатом которой является либо определение в про-
токольной форме о принятии ходатайства к рассмотрению, либо определение в виде отдельного
документа об отказе в принятии ходатайства,
2) собственно разъяснение, результатом которого становится определение в виде отдельного
документа. Собственно определений о разъяснении решений Конституционного Суда РФ немного
- от 06.06.97 N 59-О, от 07.10.97 N 88-О, от 26.11.98 N 144-О, от 14.01.2000 N 4-О, от 14.12.2000 N
245-О и от 27.11.2001 N 202-О.
Однако большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, - это
определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика Конституционного Суда
РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.

Предмет рассмотрение при разъяснении решений Конституционного Суда РФ:


«официальное разъяснение решения Конституционного Суда РФ дается в пределах содержания
разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; Конституционный
Суд РФ не вправе формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом ре-
шении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, ес-
ли поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения
по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций» (п.
2 м.ч. Определения от 25.03.2003 г. № 49-О).

Отказ в принятии и рассмотрении

Не являются допустимыми ходатайства, направленные в Конституционный Суд РФ в


связи с тем, что заявители не согласны с принятым по их обращению решением.
Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В. В. Чар-
ского, Конституционный Суд РФ указал, что в их обращении, по существу, ставится вопрос не о
разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе Определении положений, а о его пе-
ресмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона решение Конституционного Суда РФ окончательно
и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Су-
дом к рассмотрению (Определение от 21.12.2001 N 304-О).
Недопустима проверка конституционности нормативных актов органов государствен-
ной власти и договоров между ними под видом разъяснения порядка реализации постанов-
ления Конституционного Суда РФ.
Воронежская областная коллегия адвокатов, ставя в своем ходатайстве об официальном
разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 23.12.99 вопрос о том, можно ли
считать "новым регулированием" отдельные положения части второй НК РФ, фактически про-
сила разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при
возникновении спора между адвокатами - плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органа-
ми, осуществляющими взыскание таких взносов. Разъяснение же положений тех или иных зако-
нов и порядка их применения в компетенцию КС РФ, установленную Конституцией и Законом, не
входит (Определение от 20.11.2001 N 246-О). В этом же Определении Конституционный Суд РФ

54
отметил, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения Конституционно-
го Суда РФ в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтере-
сованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции.

§ 7. Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ.

Закон о Конституционном Суде РФ предусматривает, что судья Конституционного Суда


РФ, не согласный с решением Конституционного Суда РФ, вправе письменно изложить свое осо-
бое мнение (ст. 76).

Характеристика особого мнения судьи Конституционного Суда РФ:


а) ОМ может выражаться по любому решению Суда;
б) ОМ излагается в письменной форме;
в) ОМ должно быть выражено не позднее 14 дней с момента провозглашения итогового решения
Суда;
г) ОМ излагается в случае несогласия судьи с решением Суда;
д) ОМ приобщается к материалам дела и подлежит обязательному опубликованию вместе с реше-
нием Суда в Вестнике Конституционного Суда РФ.

Функции (предназначение) особых мнений судей Конституционного Суда РФ:


а) гарантия свободного волеизъявления судьи, его независимости и равенства прав с другими
судьями;
б) особое мнение способствует поиску истины и формированию новых подходов к развитию прак-
тики официального толкования Конституции РФ;
в) особые мнения позволяют в последующем в ряде случаев упрочить мотивировочную часть ре-
шений Cуда по делу, то есть в последующих решениях выдвигается более сильная аргументация
против доводов изложенных в особом мнении; Особое мнение может также повлиять на формиро-
вание правовых позиций Конституционного Суда РФ в его новых, последующих решениях (речь
идет, по сути, об изменении позиции Суда в новом решении. Например, постановления Суда по
закону об основных гарантиях избирательных прав граждан. В ПКС от 14.11.05 г. Суд отстаивал
позицию согласно, которой граждане могут проводить агитацию против всех кандидатов на собст-
венные средства. В ПКС от 16.06.06 г. Суд постановил, что запрет на использование денежных
средств не из избирательных фондов гражданами ведущими агитацию не со стороны кандидатов
конституционен. Как раз такой подход предлагал в своем особом мнении к ПКС 2005 г. судья Н.В.
Бондарь);
г) особые мнения создают предпосылки для более глубокого изучения проблем, для формирова-
ния научных доктрин 1.

Возможно, больше всех особых мнений по различным делам изложил судья А.Л. Кононов.
Ни одного особого мнения за 11 лет работы судьей Конституционного Суда не представил О.И.
Тиунов. Больше всего особых мнений было изложено по делу о проверке "чеченских" указов Пре-
зидента (Постановление от 31 июля 1995 года № 10-П): из 18 судей, участвовавших в рассмотре-
нии дела, 8 изложили по нему особые мнения 2. За период с 1992 по 1996 годы особые мнения за-
являлись почти по каждому второму решению 3. За 2000 г. было высказано 6 особых мнений, 2001
г. – 10, 2002 г. – 7, 3003 г. – 4, 2004 г. – 7, 2005 г. – 10 4.

1
Басангов Д.А. Юридическая природа особого мнения судьи Конституционного Суда Российской Федерации
// Журнал российского права. 2006. 2. С. 34.
2
Мазуров А.В. Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Россий-
ской Федерации» - М., 2006. С. 233-234.
3
Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учебное пособие. … М.:
Издательство БЕК, 1998. С. 251.
4
Басангов Д.А. Юридическая природа особого мнения судьи Конституционного Суда Российской Федерации
// Журнал российского права. 2006. 2. С. 24.

55
Кроме особого мнения судья Конституционного Суда РФ может выразить также мнение о
несогласии с большинством судей.

Характеристика мнения судьи Конституционного Суда РФ:


а) выражается в случае если судья проголосовал за принятое постановление или заключение по
существу рассматриваемого Судом вопроса, но остался в меньшинстве при голосовании по како-
му-либо другому вопросу или мотивировке принятого решения;
б) мнение судьи излагается в письменной форме;
в) мнение судьи приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию в Вестнике Консти-
туционного Суда РФ.

56
РАЗДЕЛ ІІ
СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

1.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РСФСР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 13 марта 1992 г. N П-РЗ-I

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


ДЕКЛАРАЦИИ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ОТ 30 АВГУСТА 1990 ГОДА,
ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ОТ 18 АПРЕЛЯ 1991 ГОДА
"ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ И ДОПОЛНЕНИЯХ КОНСТИТУЦИИ (ОСНОВНОГО
ЗАКОНА) РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН", ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ
ТАТАРСТАН ОТ 29 НОЯБРЯ 1991 ГОДА "О РЕФЕРЕНДУМЕ
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН", ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВЕРХОВНОГО
СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ОТ 21 ФЕВРАЛЯ
1992 ГОДА "О ПРОВЕДЕНИИ РЕФЕРЕНДУМА
РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ПО ВОПРОСУ
О ГОСУДАРСТВЕННОМ СТАТУСЕ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН"


рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Декларации о госу-
дарственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года, Закона Республики Та-
тарстан от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона)
Республики Татарстан", Закона Республики Татарстан от 29 ноября 1991 года "О референдуме
Республики Татарстан", Постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля
1992 года "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном ста-
тусе Республики Татарстан".
Основанием для рассмотрения Конституционным Судом РСФСР данного дела в соответст-
вии с пунктом 7 части первой и частью третьей статьи 58 Закона РСФСР "О Конституционном
Суде РСФСР" явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Дек-
ларация о государственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года; статьи 1,
3, 4 и 7 Закона Республики Татарстан от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Кон-
ституции (Основного Закона) Республики Татарстан"; часть вторая статьи 1 и статья 33 Закона
Республики Татарстан от 29 ноября 1991 года "О референдуме Республики Татарстан" и Поста-
новлением Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года "О проведении ре-
ферендума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан"
Конституции РСФСР с точки зрения закрепленного Конституцией РСФСР статуса республики в
составе РСФСР и разграничения предметов ведения между РСФСР и республиками в составе
РСФСР.
Поводом к рассмотрению дела явилось ходатайство Верховного Совета РСФСР и ходатай-
ство группы народных депутатов РСФСР о проверке конституционности указанных нормативных
актов Верховного Совета Республики Татарстан.
В ходатайствах содержится требование признать Декларацию о государственном суверени-
тете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года; статьи 1, 3, 4 и 7 Закона Республики Татарстан
от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Респуб-
лики Татарстан"; часть вторую статьи 1 и статью 33 Закона Республики Татарстан от 29 ноября
1991 года "О референдуме Республики Татарстан" и Постановлением Верховного Совета Респуб-
лики Татарстан от 21 февраля 1992 года "О проведении референдума Республики Татарстан по во-
просу о государственном статусе Республики Татарстан" не соответствующими Конституции
РСФСР с точки зрения закрепленного ею разграничения предметов ведения между РСФСР и рес-
публиками в составе РСФСР.
Рассмотрев данное дело, Конституционный Суд РСФСР установил:
1. … Принятая вслед за Декларацией о государственном суверенитете РСФСР Декларация о
государственном суверенитете Республики Татарстан в статье 5 установила, что она является ос-

57
новой для разработки Конституции Республики Татарстан, развития законодательства Республики
Татарстан. Тем самым Верховный Совет Республики Татарстан придает этому документу осново-
полагающее юридическое значение.
Конституционный Суд РСФСР с пониманием относится к стремлению многонационального
народа Татарстана развивать и укреплять государственность республики, которое выразилось в
принятии Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан. Юридическое и со-
ответствующее конституционным принципам значение имеют закрепленные в Декларации Рес-
публики Татарстан цели создания демократического правового государства, гарантии равноправия
граждан республики, демократических принципов решения языковой проблемы.
Вместе с тем Конституционный Суд РСФСР не может оставить без внимания тот факт, что, в
отличие от подобных деклараций других республик в составе РСФСР, Декларация о государст-
венном суверенитете Республики Татарстан совершенно не упоминает о том, что Республика Та-
тарстан состоит в РСФСР.
Исходя из Декларации, Закон Республики Татарстан от 18 апреля 1991 года "Об изменениях
и дополнениях Конституции (Основного Закона) Республики Татарстан" дал новую редакцию
преамбулы, названия главы шестой, статей 64 и 70 Конституции Республики Татарстан, из кото-
рых изъяты положения о том, что республика находится в составе РСФСР и о верховенстве зако-
нов РСФСР над законами Республики Татарстан.
Исключение из Конституции Республики Татарстан положения о том, что Республика
Татарстан находится в составе РСФСР, не соответствует государственно-правовому статусу
республик, закрепленному в статье 78 Конституции РСФСР, а также статье 71 Конституции
РСФСР, определяющей состав РСФСР как федерации.
Отрицание принципа верховенства федеральных законов над законами субъектов фе-
дерации противоречит конституционному статусу республики в федеративном государстве,
препятствует формированию правового государства. Провозглашение в Декларации о госу-
дарственном суверенитете Республики Татарстан безусловного приоритета Конституции и
законов Республики Татарстан на всей территории республики противоречит положениям
статьи 78 Конституции РСФСР о необходимости соответствия конституции республики в
составе РСФСР Конституции РСФСР, а также статье 81, по которой законы РСФСР в пре-
делах полномочий РСФСР обязательны и имеют одинаковую силу на территории всех рес-
публик в составе РСФСР.
Согласно статье 70 Конституции Республики Татарстан (в последней редакции) Конституция
и законы Республики Татарстан по вопросам ведения Республики Татарстан обладают верховенст-
вом на всей территории Республики Татарстан, что соответствует Конституции РСФСР, так как
тем самым признается верховенство законов РСФСР по вопросам исключительного ведения
РСФСР и совместного ведения РСФСР и входящих в нее республик.
Положение части второй статьи 64 Конституции Республики Татарстан о том, что от-
ношения республики с РСФСР и другими республиками строятся на основе договоров, не
согласуется с частью третьей статьи 78 Конституции РСФСР, по которой республика в со-
ставе РСФСР имеет конституцию, соответствующую Конституции РСФСР и учитывающую
особенности республики. Из статьи 78 Конституции РСФСР следует, что отношения между
РСФСР и республиками в ее составе строятся прежде всего на конституционной основе. Од-
нако это не исключает возможности заключения в рамках Российской Федерации на основе
Конституции договоров между РСФСР и республиками в ее составе. Возможность заключения
только таких договоров обусловлена и частью второй статьи 4 Конституции Республики Татарстан
при условии, что она не отрицает верховенства законов РСФСР.
Положения части второй статьи 64 Конституции Республики Татарстан противоречат и части
второй статьи 4 этой же Конституции, закрепляющей основной принцип федеративного конститу-
ционного строя, согласно которой государственные и общественные организации, должностные
лица обязаны соблюдать Конституцию РСФСР, а также статье 53 Конституции республики, пре-
дусматривающей обязанность гражданина Республики Татарстан соблюдать Конституцию
РСФСР.
Учитывая, что в соответствии с Постановлением третьего (внеочередного) Съезда народных
депутатов РСФСР "Об основных началах национально-государственного устройства РСФСР (о

58
Федеративном договоре)" разрабатываются новые основы организации Российской Федерации,
государственного статуса республик в составе РСФСР и процесс этот еще не завершен, данный
вопрос должен быть решен в процессе заключения федеративного договора и принятия новых
конституций Российской Федерации и Республики Татарстан. В ходе этого процесса станет воз-
можной окончательная правовая оценка положений Декларации о государственном суверенитете
Республики Татарстан И Закона Республики Татарстан от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и
дополнениях Конституции (Основного Закона) Республики Татарстан".
2. В ходатайствах ставится вопрос о конституционности статьи 1 и статьи 33 Закона Респуб-
лики Татарстан "О референдуме Республики Татарстан".
Статья 1 Закона Республики Татарстан "О референдуме Республики Татарстан" предусмат-
ривает возможность проведения в республике референдумов по наиболее важным вопросам госу-
дарственной и общественной жизни республики. Республика в составе РСФСР самостоятельно
решает вопросы, относящиеся к ее ведению в соответствии с разграничением полномочий федера-
ции и республик, входящих в ее состав. При этом предметом референдума могут быть лишь во-
просы, относящиеся к ведению республики.
Поскольку из Конституции РСФСР и Конституции Республики Татарстан вытекает, что на
референдум Республики Татарстан не могут выноситься вопросы, не относящиеся к ведению рес-
публики, то в Законе о референдуме нет необходимости давать их перечень. Поэтому само по себе
отсутствие в перечне вопросов, которые нельзя выносить на референдум, содержащееся в части
второй статьи 1 Закона Республики Татарстан "О референдуме Республики Татарстан", вопроса об
изменении государственного статуса Республики Татарстан по отношению к РСФСР не является
основанием для вывода о нарушении разграничения предметов ведения между РСФСР и респуб-
ликами в составе РСФСР, установленного Конституцией РСФСР.
Нельзя согласиться с содержащимся в ходатайстве утверждением о том, что отсутствие в
указанном перечне вопроса об изменении государственного статуса Республики Татарстан по от-
ношению к РСФСР противоречит статье 70 Конституции РСФСР, предусматривающей, что терри-
тория РСФСР не может быть изменена без ее согласия. Изменение государственного статуса
республики в составе РСФСР может осуществляться и без изменения территории и границ
РСФСР.
В ходатайствах ставится вопрос о проверке конституционности статьи 33 Закона Республики
Татарстан "О референдуме Республики Татарстан", которая предусматривает, что решение по вы-
несенным на референдум вопросам считается принятым, если за них проголосовало более полови-
ны граждан Республики Татарстан, принявших участие в референдуме, а референдум считается
несостоявшимся, если в нем приняло участие менее половины граждан республики, имеющих
право участвовать в референдуме. Таким образом, как заявляется в ходатайстве, решение по во-
просу, вынесенному на референдум, в том числе и о принятии, изменении или дополнении Кон-
ституции Республики Татарстан, может быть принято лишь одной четвертой частью от всех граж-
дан, имеющих право участвовать в референдуме. Между тем в соответствии со статьей 35 Закона
РСФСР "О референдуме РСФСР" при проведении референдума по вопросам принятия, изменения
и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало
более половины граждан РСФСР, внесенных в списки для участия в референдуме.
Однако несоответствие статьи 33 Закона Республики Татарстан "О референдуме Республики
Татарстан" и статьи 35 Закона РСФСР "О референдуме РСФСР" само по себе не означает несоот-
ветствия Закона Республики Татарстан с точки зрения закрепленного Конституцией РСФСР раз-
граничения предметов ведения между РСФСР и республиками в составе РСФСР. Как РСФСР, так
и Республика Татарстан в равной мере обладают конституционно закрепленным правом назначать
и проводить свои референдумы (статья 5, часть первая статьи 87, часть пятая статьи 104, пункт 25
статьи 109, пункт 6 статьи 114 Конституции РСФСР; статья 5, часть первая статьи 75, пункт 16
статьи 92, пункт 5 статьи 101 Конституции Республики Татарстан).
Несовпадение законов Республики Татарстан и РСФСР о референдумах не дает оснований
для вывода о нарушении статьи 81 Конституции РСФСР, в которой установлено, что в случае рас-
хождения закона республики в составе РСФСР с законом РСФСР действует закон РСФСР. У этих
законов разные объекты регулирования. Закон РСФСР "О референдуме РСФСР" устанавливает
правила и процедуры, касающиеся лишь всероссийского референдума. В нем нет положений о ре-

59
ферендумах в республиках в составе РСФСР. Закон РСФСР "О референдуме РСФСР" не является
актом типа основ законодательства РСФСР и входящих в нее республик. Республики в составе
РСФСР самостоятельны в регулировании ими оснований и порядка проведения республиканских
референдумов в пределах своего ведения.
Законодательный орган республики в составе РСФСР в пределах своих полномочий не
обязан принимать законы, полностью совпадающие с федеральными законами. В связи с
этим нет оснований для вывода о том, что при расхождении тех или иных положений закона Рес-
публики Татарстан с законом РСФСР о референдуме должен действовать последний.
3. В ходатайствах утверждается, что Верховный Совет Республики Татарстан превысил свои
полномочия, приняв Постановление от 21 февраля 1992 года "О проведении референдума Респуб-
лики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан", которым на 21 мар-
та 1992 года назначил в республике референдум с вопросом:
"Согласны ли Вы, что Республика Татарстан - суверенное государство, субъект между-
народного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республи-
ками, государствами на основе равноправных договоров?"
"Да" или "нет".
Принятием данного Постановления Верховный Совет Республики Татарстан реализует свои
конституционные полномочия, связанные с практической организацией референдума. Однако По-
становление выступает и как средство формирования важнейших правовых установлений. В со-
держащейся в нем формулировке вопроса получило воплощение новое нормативное определение
государственного статуса республики, опирающееся на осуществленные в последнее время изме-
нения в Конституции республики и закрепленное в Декларации о государственном суверенитете
Республики Татарстан. Вынося это определение статуса республики на всенародное голосование,
Верховный Совет Республики Татарстан стремится придать ему качество нормы высшего уровня -
утвержденной народом. Поэтому указанное Постановление является не только правопримени-
тельным актом, но и актом, имеющим нормативное значение, предопределяющим направление и
содержание правотворческого процесса. Нормативный характер Постановления определяется
также последствиями его реализации, прямым влиянием любых результатов референдума на даль-
нейшее конституционное развитие как в республике, так и в целом в РСФСР.
При оценке конституционности рассматриваемого Постановления Верховного Совета Рес-
публики Татарстан необходимо учитывать, что Республика Татарстан имеет право на поста-
новку вопроса о своем государственно-правовом статусе, поскольку это право производно от
права народа на самоопределение. В Постановлении третьего (внеочередного) Съезда народных
депутатов РСФСР "Об основных началах национально-государственного устройства РСФСР (о
Федеративном договоре)" установлено, что в Российской Федерации гарантируется право народов
на самоопределение (статья 3). Это право может осуществляться в различных национально-
государственных и национально-культурных формах.
В современной международно-правовой системе право на самоопределение включено в круг
норм, регулирующих права и свободы человека (статья 1 Международного пакта об экономиче-
ских, социальных и культурных правах и статья 1 Международного пакта о гражданских и поли-
тических правах от 19 декабря 1966 года, ратифицированы Президиумом Верховного Совета
СССР 18 сентября 1973 года). В соответствии с этими международными документами право на
самоопределение имеют все народы и в силу этого права народы "свободно устанавливают свой
политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и политическое
развитие", все государства обязаны "поощрять осуществление права на самоопределение и ува-
жать это право". Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружест-
венных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, при-
нятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 года, право на самоопределение является
одним из основных принципов международного права. Способами осуществления права на само-
определение могут быть: "создание суверенного и независимого государства, свободное присое-
динение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого
политического статуса".
Наряду с этим статья 29 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что при осуще-
ствлении прав и свобод необходимо обеспечивать должное признание и уважение прав и свобод

60
других. Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 41/117 от 4 декабря 1986 года "разви-
тие и защита одной категории прав никогда не могут служить предлогом или оправданием для ос-
вобождения государств от развития и защиты других прав". В противном случае при реализации
любого права, в том числе и права на самоопределение, будет иметь место не осуществление пра-
ва, а злоупотребление правом.
Международные документы подчеркивают недопустимость использования ссылок на прин-
цип самоопределения для подрыва единства государства и национального единства.
В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений
и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН в разделе о принципе рав-
ноправия и самоопределения народов указывается, что ничто в нем "не должно истолковываться
как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к
частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства
суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и
самоопределения народов... и вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без
различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории.
Каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или
полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого госу-
дарства или страны".
Аналогичные принципы закреплены в документах Совещания по безопасности и сотрудни-
честву в Европе - Хельсинском Заключительном акте 1975 года, Итоговом документе Венской
встречи 1986 года, документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому изме-
рению СБСЕ 1990 года и других международно-правовых актах.
Таким образом, не отрицая права народа на самоопределение, осуществляемого посред-
ством законного волеизъявления, следует исходить из того, что международное право огра-
ничивает его соблюдением требований принципа территориальной целостности и принципа
соблюдения прав человека.
Согласно Конституции РСФСР Республика Татарстан является составной частью РСФСР
(статья 71); территория Республики Татарстан входит в территорию РСФСР, и она не может быть
изменена без ее согласия (статья 70); Конституция Республики Татарстан должна соответствовать
Конституции РСФСР (статья 78); Конституция РСФСР должна соблюдаться государственными и
общественными организациями, должностными лицами (статья 4); изменение национально-
государственного устройства РСФСР требует внесения изменений в ее Конституцию, что отно-
сится исключительно к ведению РСФСР в лице ее высших органов государственной власти (пункт
1 статьи 72, пункт 3 статьи 104, пункт 12 статьи 109).
Конституция РСФСР не предусматривает права республик в составе РСФСР на выход
из Федерации. Такое право в Конституции Республики Татарстан не предусмотрено. Односто-
роннее установление Республикой Татарстан такого права означало бы признание право-
мерности полного или частичного нарушения территориального единства суверенного фе-
деративного государства и национального единства населяющих его народов. Любые дейст-
вия, имеющие целью нарушение этого единства, наносят ущерб конституционному строю
РСФСР и несовместимы с международными нормами о правах человека и правах народов.
Третий Съезд народных депутатов РСФСР объявил о том, что он гарантирует территориаль-
ную целостность Российской Федерации и всех составляющих ее субъектов. Республика Татар-
стан, являясь частью РСФСР и находясь с ней в государственно-правовых отношениях, не вправе
в нарушение Конституции РСФСР в одностороннем порядке решать вопрос о своем государствен-
но - правовом статусе. Единственно правомерным и справедливым в сложившейся ситуации сред-
ством решения данной проблемы следует считать основанный на законе переговорный процесс,
участниками которого должны стать все заинтересованные субъекты РСФСР.
Вынося на референдум вопрос о государственно-правовом статусе Республики Татарстан в
редакции Постановления от 21 февраля 1992 года, Верховный Совет Республики Татарстан нару-
шил требование о ясности и однозначности формулировки вопросов, выносимых на референдум.
Затрудняет понимание смысла вынесенных на референдум вопросов и отсутствие в преамбуле По-
становления Верховного Совета Республики Татарстан определения четкой цели проведения ре-
ферендума.

61
По существу на референдум вынесено одновременно несколько вопросов, на которые
предлагается дать один ответ. Не имя возможности раздельно ответить на них, граждане тем
самым лишаются права на свободное волеизъявление. Это нарушает право граждан участ-
вовать в обсуждении и принятии законов и решений общегосударственного значения, закре-
пленное в статье 42 Конституции Республики Татарстан и статье 46 Конституции РСФСР.
Часть формулировки, в которой указывается, что Республика Татарстан - субъект ме-
ждународного права, и утверждается тождество между договорами, заключаемыми между
Республикой Татарстан и РСФСР, и договорами между Республикой Татарстан и другими
республиками, государствами, противоречит как Конституции РСФСР, так и Конституции
Республики Татарстан, поскольку отношения Республики Татарстан с РСФСР, а также с
другими республиками в составе РСФСР могут строиться только на базе Конституции
РСФСР и основанных на ней договоров. Это не исключает возможности международных
связей республик в составе РСФСР.
Перевод отношений между Республикой Татарстан и РСФСР на международно-
правовую основу квалифицирует Республику Татарстан как государство, находящееся вне
РСФСР. Это подтверждается толкованием формулы и целей референдума, которое дано в Обра-
щении Президиума Верховного Совета Республики Татарстан от 6 марта 1992 года к народу Рес-
публики Татарстан в связи с Обращением Верховного Совета Республики Татарстан к Верховному
Совету, Президенту и народу Республики Татарстан. В этом Обращении, а также и в иных офици-
альных документах и заявлениях руководителей Республики Татарстан Республика Татарстан рас-
сматривается как суверенное государство, строящее свои отношения со странами Содружества, в
том числе с Российской Федерацией, в соответствии с международными нормами.
Такое определение государственно-правового статуса Республики Татарстан противоречит
не только Конституции РСФСР (статьям 70,71, 78 и другим), но и Декларации о государственном
суверенитете Республики Татарстан (статья 5) и Конституции Республики Татарстан (статье 4,
части второй статьи 53).
На основании вышеизложенного и руководствуясь частью пятой статьи 32, пунктом 12 ста-
тьи 42, пунктом 4 части первой статьи 57, пунктами 1 и 2 части первой статьи 64 и частью второй
статьи 65 Закона РСФСР "О Конституционном Суде РСФСР", Конституционный Суд РСФСР по-
становляет:
1. Признать положения части второй статьи 5 и статью 6 Декларации о государственном су-
веренитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года, ограничивающих действие законов
РСФСР на территории Республики Татарстан, не соответствующими Конституции РСФСР.
2. Отложить разбирательство вопроса о конституционности других статей Декларации о го-
сударственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года до завершения опреде-
ления государственно-правового статуса Республики Татарстан в процессе заключения Федера-
тивного договора и принятия новых конституций Российской Федерации и Республики Татарстан.
3. Признать соответствующими Конституции РСФСР статьи 1, 2, 3 и 7 Закона Республики
Татарстан "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Республики Татар-
стан" в единстве со статьями 4 и 53 Конституции Республики Татарстан, то есть при условии, что
Республика Татарстан состоит в РСФСР.
4. Признать содержащееся в статье 4 Закона Республики Татарстан "Об изменениях и допол-
нениях Конституции (Основного Закона) Республики Татарстан" от 18 апреля 1991 года положе-
ние о том, что "отношения Республики Татарстан с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками
строятся на основе Союзного договора, Договора с РСФСР и другими республиками", не соответ-
ствующим Конституции РСФСР в той мере, в какой это исключает конституционно-правовые ос-
новы урегулирования отношений Республики Татарстан и Федерации в целом, поскольку это свя-
зано с односторонним изменением национально-государственного устройства РСФСР и означает,
что Республика Татарстан не состоит в РСФСР.
5. Признать часть вторую статьи 1 и статью 33 Закона Республики Татарстан от 29 ноября
1991 года "О референдуме Республики Татарстан" (в единстве со статьями 4, 53 Конституции Рес-
публики Татарстан) соответствующими Конституции РСФСР с точки зрения закрепленного Кон-
ституцией РСФСР разграничения предметов ведения между РСФСР и республиками в составе
РСФСР.

62
6. Признать Постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 го-
да "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Рес-
публики Татарстан" не соответствующим Конституции РСФСР в части формулировки вопроса,
предусматривающей, что Республика Татарстан является субъектом международного права и
строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на ос-
нове равноправных договоров, поскольку это связано с односторонним изменением национально-
государственного устройства РСФСР и означает, что Республика Татарстан не состоит в РСФСР.

63
2.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 30 ноября 1992 г. N 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ УКАЗОВ


ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 23 АВГУСТА 1991 Г.
N 79 "О ПРИОСТАНОВЛЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ
ПАРТИИ РСФСР", ОТ 25 АВГУСТА 1991 Г. N 90 "ОБ ИМУЩЕСТВЕ
КПСС И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ РСФСР" И ОТ 6 НОЯБРЯ
1991 Г. N 169 "О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КПСС И КП РСФСР",
А ТАКЖЕ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ КПСС И КП РСФСР


рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Указов Президента
Российской Федерации от 23 августа 1991 г. N 79 "О приостановлении деятельности Коммунисти-
ческой партии РСФСР", от 25 августа 1991 г. N 90 "Об имуществе КПСС и Коммунистической
партии РСФСР" и от 6 ноября 1991 г. N 169 "О деятельности КПСС и КП РСФСР", а также о про-
верке конституционности КПСС и КП РСФСР.
Поводом к рассмотрению дела, согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституци-
онном Суде Российской Федерации, явилось ходатайство группы народных депутатов Российской
Федерации о проверке конституционности названных Указов, в котором содержится требование
признать их не соответствующими Конституции Российской Федерации в редакции от 24 мая и 1
ноября 1991 года, поскольку, по мнению заявителей, Президент Российской Федерации, издавая
названные Указы, вторгся в сферы законодательной и судебной властей.
1. Основанием для рассмотрения дела о проверке конституционности Указов Президента
Российской Федерации от 23 и 25 августа, 6 ноября 1991 года, в соответствии с пунктами 5 и 6
части первой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, явилась обнару-
жившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли данные Указы Конституции Рос-
сийской Федерации, установленному в Российской Федерации разделению законодательной, ис-
полнительной и судебной властей, а также закрепленному Конституцией Российской Федерации
разграничению компетенции между высшими органами государственной власти и управления
Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации от 23 августа 1991 года была приостановлена
деятельность КП РСФСР, а Указом от 6 ноября 1991 года прекращена на территории Российской
Федерации деятельность КПСС и КП РСФСР; Указом от 23 августа 1991 года поручалось МВД
РСФСР обеспечить сохранность имущества КП РСФСР, Центральному банку РСФСР - приоста-
новить операции по счетам органов и организаций КП РСФСР, а Указами от 25 августа и 6 ноября
1991 года предусматривался ряд охранных мероприятий по отношению к имуществу КПСС и КП
РСФСР на территории Российской Федерации, которое объявлялось находящимся в государствен-
ной собственности, в связи с чем государственным органам передавалось право пользования этим
имуществом. Меры, предусмотренные в отношении КПСС и КП РСФСР в Указах от 23 и 25 авгу-
ста 1991 года, получили развитие в Указе от 6 ноября 1991 года, который по своим юридическим
последствиям в основном поглощает два предыдущих.

3. … Исследовав рассматриваемые Указы, заслушав выступления сторон, заключения экс-
пертов и показания свидетелей, изучив представленные документы, руководствуясь при этом ча-
стью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,
Конституционный Суд Российской Федерации установил:

В ходатайстве группы народных депутатов Российской Федерации утверждается, что Указ


Президента Российской Федерации от 23 августа 1991 года "О приостановлении деятельности

64
Коммунистической партии РСФСР" является антиконституционным, поскольку приостановление
деятельности общественного объединения возможно только в условиях чрезвычайного положе-
ния, которого не было в момент издания Указа, и что тем самым Президент Российской Федера-
ции превысил свои полномочия.
Представители Президента Российской Федерации утверждали, что решение Президента о
приостановлении деятельности КП РСФСР на территории Российской Федерации соответствовало
его конституционным полномочиям, установленному в Российской Федерации разделению вла-
стей и закрепленному Конституцией Российской Федерации разграничению компетенции между
высшими органами государственной власти и управления Российской Федерации.
Из содержания Указа от 23 августа 1991 года следует, что Президент Российской Федерации
при его издании исходил из статуса Компартии как общественного объединения. В Указе, в част-
ности, отмечалось, что КП РСФСР не зарегистрировалась в установленном порядке, что органы
Компартии поддержали ГКЧП, непосредственно участвовали в создании чрезвычайных комитетов
в ряде регионов, чем грубо нарушали Конституцию и законы Российской Федерации, Закон СССР
"Об общественных объединениях", а также препятствовали исполнению Указа Президента Рос-
сийской Федерации от 20 июля 1991 года "О прекращении деятельности организационных струк-
тур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учре-
ждениях и организациях РСФСР".
В Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, принятой 12 июня
1990 года первым Съездом народных депутатов Российской Федерации, определялось, что Рос-
сийская Федерация гарантирует всем гражданам, политическим партиям, другим общественным
объединениям, действующим в рамках Конституции Российской Федерации, равные правовые
возможности участвовать в управлении государственными и общественными делами. В статье 7
Конституции Российской Федерации в редакции от 16 июня 1990 года устанавливалось, что все
политические партии, общественные организации и массовые движения, выполняя функции, пре-
дусмотренные их программами и уставами, действуют в рамках Конституции СССР, Конституции
Российской Федерации, конституций республик в составе Российской Федерации и законов СССР,
Российской Федерации и республик в ее составе.
В 1990 году была учреждена КП РСФСР. Она создавалась как часть КПСС. В пункте 2 По-
становления Учредительного съезда КП РСФСР говорилось: "Установить, что Коммунистическая
партия РСФСР объединяет партийные организации, расположенные на территории республики,
является составной частью КПСС, руководствуется ее программными документами и Уставом,
имеет единый с ней партийный билет" ("Правда", 22 июня 1990 года). В Декларации, принятой
Учредительным съездом, объявлялось, что Коммунистическая партия РСФСР образована в соста-
ве единой и обновляющейся КПСС. Эти положения воспроизводились в обращении Учредитель-
ного съезда к коммунистическим партиям союзных республик, в обращении к коммунистам, наро-
дам России, в резолюции о текущем моменте и первоочередных задачах Коммунистической пар-
тии РСФСР ("Правда", 24 июня 1990 года).
Впоследствии данная позиция официально не пересматривалась. Все документы КП РСФСР
свидетельствуют о том, что она рассматривала себя в качестве структурной части КПСС. КП
РСФСР могла согласно Уставу КПСС на базе основополагающих программных и уставных прин-
ципов КПСС разрабатывать свои программные и нормативные документы, была обязана прово-
дить ее линию в сфере государственного строительства, социально-экономического и культурного
развития республики (п. 22). Регистрация КП РСФСР, следовательно, не предусматривалась. КП
РСФСР не обладала и правами юридического лица.
Назначение КП РСФСР состояло в том, чтобы объединять партийные организации КПСС,
расположенные на территории РСФСР, координировать и направлять их деятельность, представ-
лять их во взаимоотношениях с центральными органами КПСС, а также с другими партиями и
движениями.
То, что КП РСФСР не являлась самостоятельной партией, доказывают и следующие обстоя-
тельства:
а) КП РСФСР возникла по инициативе политбюро ЦК КПСС как составная часть КПСС. Со-
ответствующее решение было принято 3 мая 1990 года. Впоследствии оно получило подтвержде-
ние в решении политбюро ЦК КПСС от 8 июня 1990 года. Однако согласно Закону СССР "Об об-

65
щественных объединениях" инициатором создания партии могут быть только граждане, но не
партия (части первая и вторая статьи 8);
б) Уставом КПСС компартии союзных республик объявлялись самостоятельными в системе
КПСС, и, соответственно, членство в какой-либо из них одновременно означало членство в КПСС.
При этом пункт 2 Устава запрещал члену КПСС состоять в других партиях. Следовательно, обра-
зование КП РСФСР в качестве составной части КПСС не изменяло статус коммунистов на терри-
тории Российской Федерации: они оставались членами КПСС, но входили в нее через КП РСФСР;
в) согласно упомянутому Закону общественным объединением признается добровольное
формирование, возникшее в результате свободного волеизъявления граждан, объединившихся на
основе общности интересов. При образовании КП РСФСР это не принималось во вниманием: уч-
редительный съезд получил такой статус в ходе работы Российской партийной конференции; его
участниками были избранные на XXVIII съезде КПСС от коммунистов России делегаты, которые
не наделялись полномочиями создавать самостоятельную партию. Воля членов КПСС - коммуни-
стов России относительно создания новой Компартии, вхождения в нее и выхода из КПСС каждо-
го из них не выявлялась. Подобное допустимо, если образование КП РСФСР рассматривать как
структурную перестройку КПСС. Но если анализировать статус КП РСФСР с точки зрения ее при-
тязаний именоваться самостоятельной партией, независимой от КПСС, то игнорирование требова-
ний добровольности, свободы волеизъявления граждан становится дополнительным и веским ос-
нованием к отказу в признании КП РСФСР в качестве новой партии, независимой от КПСС. Кро-
ме того, Закон исключает коллективное членство в партии, оно могло быть только индивидуаль-
ным;
г) КП РСФСР не имела своего устава и собственной программы.
Таким образом, КП РСФСР не была самостоятельной партией и не нуждалась в регистрации.
Поэтому обвинения в ее адрес относительно незарегистрированности, содержащиеся в преамбулах
Указов Президента Российской Федерации от 23 августа 1991 года "О приостановлении деятель-
ности Коммунистической партии РСФСР" и от 6 ноября 1991 года "О деятельности КПСС и КП
РСФСР", следует признать не имеющими юридического значения, не говоря уже о том, что реги-
страции подлежат не сами общественные объединения, а их уставы.
Будучи составной частью КПСС, Компартия РСФСР не могла помимо КПСС стать самостоя-
тельным собственником имущества.
В Постановлении первого Съезда народных депутатов Российской Федерации "О механизме
народовластия в РСФСР", в принятом за основу на съезде "Декрете о власти" в Российской Феде-
рации провозглашалось равноправие граждан независимо, в частности, от политических и иных
убеждений, принадлежности к партиям или иным действующим в законном порядке обществен-
ным организациям (что было закреплено в статье 24 Конституции РСФСР); запрещалось совме-
щение должностей руководителей органов государственной власти и управления с любой другой
должностью, в том числе в политических или общественно-политических организациях; устанав-
ливалось, что "всякое противоправное вмешательство политических партий, партийно-
политических органов и иных общественных организаций в деятельность органов государствен-
ной власти и управления, хозяйственную и социально-культурную деятельность государственных
предприятий, учреждений и организаций должно пресекаться незамедлительно и со всей реши-
тельностью". Во исполнение этих решений съезда Президент Российской Федерации издал 20 ию-
ля 1991 года Указ "О прекращении деятельности организационных структур политических партий
и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях
РСФСР".
Позиция Компартии РСФСР по данному вопросу получила отражение в Постановлении ЦК
КП РСФСР от 6 августа 1991 года "О неотложных вопросах работы партийных организаций Ком-
партии РСФСР в связи с Указом Президента РСФСР от 20 июля 1991 года "О прекращении дея-
тельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в
государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР" ("Советская Россия", 8 августа
1991 года). В нем, в частности, руководителям предприятий и учреждений предлагалось не при-
нимать меры, направленные на прекращение деятельности организационных структур политиче-
ских партий.

66
Таким образом, руководство КП РСФСР выражало несогласие с Указом Президента от 20
июля 1991 года и препятствовало его исполнению.
19 августа 1991 года заявлением советского руководства объявлялось чрезвычайное положе-
ние в отдельных местностях СССР (которые не были определены) и для управления страной и эф-
фективного осуществления режима чрезвычайного положения образовывался Государственный
комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП), т.е. неконституционный государственный
орган.
Руководство КПСС и КП РСФСР, многие областные и краевые партийные комитеты прямо
или косвенно поддержали действия неконституционного ГКЧП …
В условиях фактической бездеятельности высших государственных органов СССР Президент
Российской Федерации издал ряд указов, направленных на защиту Конституции, законности, на
обеспечение государственной и общественной безопасности. При этом Президент осуществлял
полномочия, предоставленные ему Конституцией и Постановлением Верховного Совета Россий-
ской Федерации от 21 августа 1991 года "О дополнительных полномочиях Президента РСФСР по
обеспечению законности деятельности Советов народных депутатов в условиях ликвидации по-
следствий попытки государственного переворота в СССР".
Действия Президента Российской Федерации и других республиканских органов государст-
венной власти и управления по защите конституционного строя были одобрены в Постановлении
Верховного Совета Российской Федерации от 22 августа 1991 года "О политической ситуации в
республике, сложившейся в результате антиконституционного государственного переворота в
СССР".
Позиция и действия руководства России, позволившие восстановить конституционную
власть в стране, получили одобрение в Указе Президента СССР от 22 августа 1991 года "Об отме-
не антиконституционных актов организаторов государственного переворота", а также в Постанов-
лениях Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 года "О ситуации, возникшей в стране в связи
с имевшим место государственным переворотом" и от 30 августа 1991 года "О первоочередных
мерах по предотвращению попыток осуществления государственного переворота".
Незаконное решение ГКЧП о введении чрезвычайного положения, как и все иные его акты,
было отменено 22 августа 1991 года Указом Президента СССР. На территории Российской Феде-
рации чрезвычайное положение Президентом республики не объявлялось и на момент издания
Указа от 23 августа 1991 года не имело места. На этом основании в ходатайстве группы народных
депутатов Российской Федерации утверждается, что приостановление деятельности Компартии
РСФСР данным Указом противозаконно, поскольку такое приостановление возможно только в ус-
ловиях чрезвычайного положения.
В законодательстве, действовавшем в тот период и действующем в настоящее время на тер-
ритории Российской Федерации, нет общей нормы, прямо предусматривающей основания и поря-
док приостановления деятельности политических партий, других общественных объединений или
их руководящих структур. В то же время возможность такого приостановления закреплялась не
только в пункте "в" статьи 23 Закона Российской Федерации "О чрезвычайном положении" и ана-
логичном союзном законе в связи с введением чрезвычайного положения, но и в Законе СССР от 2
апреля 1990 года "Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие
граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР".
Сопоставление названных актов с частью второй статьи 7 Конституции Российской Федера-
ции, а также статьями 3 и 22 Закона СССР "Об общественных объединениях" дает основание для
вывода, что и российский, и союзный законодатель исходили из принципа, согласно которому
приостановление компетентными государственными органами деятельности политических партий
и других общественных объединений, помимо случаев чрезвычайного положения, возможно при
наличии тех же оснований, что и недопущение их деятельности. Последнее в соответствии с ча-
стью второй статьи 7 Конституции Российской Федерации допустимо и необходимо в целях пре-
сечения перечисленных в этой норме противоправных деяний.
Приостановление деятельности общественных объединений должно осуществляться, таким
образом, в интересах обеспечения безопасности граждан, государственной и общественной безо-
пасности, нормальной деятельности государственных институтов. Во всех этих случаях деятель-
ность общественных объединений приостанавливается до принятия решения судебным органом.

67
Приостановление деятельности общественного объединения при наличии основания предпола-
гать, что оно участвовало в антиконституционных деяниях, обстоятельства которых подлежат рас-
следованию, служит именно этим целям. В то же время процедура его не была урегулирована. При
этом в тех актах, где прямо закреплена возможность приостановления деятельности обществен-
ных объединений, такое полномочие предоставлено высшему должностному лицу государства -
Президенту.
Приостановление в названных выше целях деятельности Компартии РСФСР указом Прези-
дента Российской Федерации было осуществлено в сложившейся в августе 1991 года ситуации.
Оно соответствовало положениям статьи 4 Конституции Российской Федерации в редакции от 24
мая 1991 года, обязывающей органы государства обеспечивать охрану правопорядка, интересов
общества, прав и свобод граждан, соблюдать действующее законодательство, а также соответст-
вовало конституционному статусу Президента Российской Федерации, прежде всего - предусмот-
ренному абзацем первым пункта 11 статьи 121.5 Конституции Российской Федерации в редакции
от 24 мая 1991 года его полномочию принимать меры по обеспечению государственной и общест-
венной безопасности Российской Федерации, от ее имени участвовать в обеспечении государст-
венной и общественной безопасности Союза ССР. Применение таких мер не связывается законом
с обязательным объявлением чрезвычайного положения на территории Российской Федерации.
Указанное полномочие включает право Президента России признать наличие угрозы государст-
венной и общественной безопасности страны и в зависимости от степени реальности угрозы при-
нимать решения в соответствии со своей компетенцией.
Президент Российской Федерации в данном случае действовал как высшее должностное ли-
цо республики и глава ее исполнительной власти (часть первая статьи 121.1 Конституции Россий-
ской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года) в соответствии со своей присягой, в которой он
обязался, в частности, защищать суверенитет Российской Федерации (статья 121.4 Конституции
Российской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года).
Издавая Указ от 23 августа 1991 года, Президент Российской Федерации исходил из статуса
КП РСФСР как общественного объединения, следовал статьям 6 и 7 Конституции Российской Фе-
дерации в редакции от 24 мая 1991 года, статьям 6 и 7 Конституции СССР, действовавшей в ре-
дакции от 26 декабря 1990 года, статье 1 Закона СССР "Об общественных объединениях". Указ
был направлен на непосредственное применение части второй статьи 7 Конституции Российской
Федерации в редакции от 24 мая 1991 года, не допускающей деятельности партий, организаций и
движений, имеющих целью или методом действий, в частности, насильственное изменение кон-
ституционного строя, подрыв государственной безопасности. При этом судебный порядок ограни-
чения права на объединение в Конституции Российской Федерации закреплен не был. Указ же
предусматривал обращение к органам судебной власти после завершения расследования для ре-
шения вопроса о неконституционности действий КП РСФСР, что соответствовало принципам рас-
смотрения аналогичных вопросов, установленным Законом СССР "Об усилении ответственности
за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства
территории Союза ССР". Конституционный Суд принимает во внимание и тот факт, что Поста-
новлением Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 года "О ситуации, возникшей в стране в
связи с имевшим место государственным переворотом" была приостановлена деятельность КПСС
на всей территории СССР; согласно этому Постановлению решение вопроса о ее дальнейшей
судьбе должно было зависеть от результатов расследования органами прокуратуры по фактам уча-
стия руководящих органов КПСС в действиях по насильственному изменению конституционного
строя и в случае их подтверждения предусматривалось их рассмотрение в высшем судебном орга-
не.
Приостановление деятельности КП РСФСР требовало принятия мер по сохранности ее иму-
щества. На основании вышеназванных положений Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, а также ее статьи 10, предусматривающей обязанность государства охра-
нять право собственности, обеспечивать равную защиту всех форм собственности, с учетом необ-
ходимости предотвратить незаконное изъятие и использование партийного имущества и средств,
были приняты меры, перечисленные в пунктах 3 и 4 Указа Президента Российской Федерации от
23 августа 1991 года, а именно: даны поручения МВД РСФСР обеспечить сохранность имущества
и денежных средств органов и организаций Компартии РСФСР до принятия окончательного ре-

68
шения судебными органами, а Центральному банку РСФСР - обеспечить приостановление до осо-
бого распоряжения операций по расходованию средств со счетов органов и организаций Компар-
тии РСФСР.
Эти действия были поддержаны Президентом СССР, который своим Указом от 24 августа
1991 года "Об имуществе Коммунистической партии Советского Союза" обязал Советы народных
депутатов взять под охрану имущество КПСС и определил, что вопросы дальнейшего его исполь-
зования должны разрешаться в строгом соответствии с законами СССР и республик о собственно-
сти и общественных объединениях.
Президиум Верховного Совета Российской Федерации заявил 16 сентября 1991 года, что
"любые сделки в отношении имущества, ценностей, авуаров или иных объектов, принадлежащих
КПСС, ее частям, входящим в нее организациям, учреждениям или предприятиям, находящимся
как в СССР, так и за его границами, являются недействительными со всеми вытекающими из это-
го, согласно законодательству РСФСР, последствиями".
Меры, предусматриваемые пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 23 августа
1991 года, имеют целью защиту интересов государства, охрану государственной и общественной
собственности, обеспечение государственной безопасности и обороноспособности страны, что со-
ответствует положениям пунктов 3 и 4 части второй статьи 125 Конституции Российской Федера-
ции в редакции от 24 мая 1991 года.
Вместе с тем Конституционный Суд отмечает, что содержащееся в пункте 1 Указа предписа-
ние Прокуратуре РСФСР провести расследование фактов антиконституционной деятельности ор-
ганов Компартии РСФСР и изложенное в пункте 5 Указа предложение Прокуратуре РСФСР обес-
печить надзор за исполнением настоящего Указа не имеют юридического значения, поскольку со-
ответствующая обязанность Прокуратуры вытекает из статей 176, 177 и 179 Конституции Россий-
ской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года.
Не соответствует принципу разграничения компетенции между государственными органами
содержащееся в пункте 1 поручение Министерству внутренних дел РСФСР провести расследова-
ние фактов антиконституционной деятельности органов Компартии РСФСР, так как органы внут-
ренних дел согласно статье 126 Уголовно-процессуального кодекса республики не вправе прово-
дить предварительное расследование по такого рода делам.
В пункте 6 Указа устанавливалось, что он вступает в силу с момента его подписания. Однако
согласно общим принципам права любой правовой акт, носящий общеобязательный характер и
затрагивающий права, свободы и обязанности человека, должен вступать в силу не ранее чем по-
сле его опубликования или доведения до всеобщего сведения иным способом. Порядок опублико-
вания указов Президента Российской Федерации на тот период не был установлен, однако сло-
жившаяся практика позволяла считать его аналогичным порядку опубликования законов, что впо-
следствии нашло подтверждение в Указе Президента Российской Федерации от 26 марта 1992 года
"О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации и Пра-
вительства Российской Федерации".
В то же время Конституционный Суд принимает к сведению, что Указ Президента от 23 ав-
густа 1991 года был доведен до всеобщего сведения, одновременно с его подписанием, по радио и
телевидению.

II

В ходатайстве народных депутатов о проверке конституционности указов Президента Рос-


сийской Федерации объявление государственной собственностью имущества КПСС и КП РСФСР
названо "национализацией" и утверждается, что данное изъятие осуществлено Президентом в про-
тиворечии с Конституцией Российской Федерации (статьи 10, 49) и действующими в Российской
Федерации законами, в частности, Законом РСФСР "О собственности в РСФСР" (статьи 1, 2, 17,
30, 31, 32), Законом СССР "Об общественных объединениях" (статьи 18, 22), в которых содержат-
ся гарантии защиты права собственности общественных объединений.
В ходе судебного разбирательства Конституционный Суд установил, что имущество КПСС и
КП РСФСР, числившееся на их балансах, содержало в своем составе объекты, могущие принадле-
жать различным собственникам, в том числе государству. Это доказано приобщенными к делу до-

69
кументами (распоряжения Совета Министров СССР о выделении валюты, решения о безвозмезд-
ной передаче зданий, находящихся в собственности государства, и т.д.), свидетельскими показа-
ниями (В.В. Иваненко).
Точное определение субъекта права собственности на тот или иной имущественный объект,
находившийся в управлении органов и учреждений КПСС, затруднено вследствие огосударствле-
ния основной массы национального богатства.
Конституция СССР 1977 года установила в статье 10, что наряду с государственной (обще-
народной) и колхозно-кооперативной собственностью социалистической собственностью является
также имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуще-
ствления уставных задач. Систематическое толкование норм Конституции СССР и Конституции
Российской Федерации, а также Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных
республик и ГК Российской Федерации приводит Суд к заключению, что понятие "общественные
организации" в данном контексте не включало КПСС. Об этом свидетельствует конституционная
формула "профсоюзные и иные общественные организации". О КПСС в Конституции говорилось
в статье 6, а в статье 7 - о роли профсоюзов, комсомола, кооперативных и других общественных
организаций. Очевидно, что приведенная формула статьи 10 Конституции СССР 1977 года (соот-
ветствующих статей конституций союзных и автономных республик) корреспондирует именно ее
статье 7. Законодатель в то время не мог включить КПСС в понятие "другие общественные орга-
низации", ибо это в корне противоречило бы фактическому положению КПСС как "руководящей и
направляющей силы общества". В статьи 6 Конституции СССР КПСС определялась как "ядро по-
литической системы советского общества, государственных и общественных организаций". А в
статье 7 Конституции СССР КПСС среди общественных организаций не называлась. Нежелание
КПСС отождествлять себя с общественными организациями, таким образом, подтверждается и
текстом Конституции СССР.
КПСС была вне гражданско-правового регулирования отношений по поводу ее имущества.
Этот тезис доказывается материалами дела, поскольку установлено, что в отношении имущества
КПСС не осуществлялся финансовый контроль государства. Общий надзор прокуратуры также не
касался сферы деятельности КПСС. Даже бухгалтерский учет в КПСС велся не в соответствии с
установленным порядком. Нередко органы и должностные лица КПСС давали иным субъектам
права собственности обязательные для них указания по распоряжению имуществом без того, что-
бы принять его на свой баланс. При этом имели место случаи неосновательного обогащения
КПСС за счет государства в нарушение статьи 133 Основ гражданского законодательства Союза
ССР и республик.
Неопределенность субъектов права собственности на имущество, находившееся в управле-
нии КПСС и КП РСФСР, не позволяет однозначно признать их его собственниками. Имущество
легко трансформировалось из одной формы социалистической собственности в другую по воле
органов КПСС, управлявших имуществом, но не формального собственника. Нормы гражданского
законодательства не воплощались в конкретные имущественные правоотношения, и в то же время
органы КПСС буквально истолковывали статью 6 Конституции СССР (в увязке с положением о
верховенстве норм Конституции).
Применительно к собственности КПСС использовалась система двойных стандартов: юри-
дически имущество считалось собственностью общественной организации, фактически же в соб-
ственности КПСС собственность действительно общественная переплеталась с собственностью
государственной; юридически распоряжаться собственностью КПСС могли только высшие орга-
ны партии (съезд КПСС, ЦК КПСС), а фактически ею распоряжались руководящие оргструктуры
КПСС.
Конституционный Суд, констатируя невозможность выяснения в данном судебном разбира-
тельстве подлинной воли собственника при передаче имущества от государства к КПСС, рассмат-
ривает имущество, управлявшееся КПСС, как находившееся в ее распоряжении без правового ос-
нования. Эта констатация не исключает принципиальной возможности того, что часть имущества,
находившегося в управлении КПСС, законно принадлежала ей на праве собственности.
Таким образом, при оценке конституционности Указа Президента от 25 августа 1991 года
"Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР" Конституционный Суд исходит из
того, что имущество, управлявшееся КПСС и соответственно КП РСФСР, принадлежало трем ка-

70
тегориям собственников: а) государству, б) КПСС, в) иным собственникам. Однако в отношении
того, где кончается собственность одного субъекта и начинается собственность другого, а в неко-
торых случаях и в отношении того, кто является собственником, существует правовая неопреде-
ленность, которая может быть устранена лишь в порядке гражданского или арбитражного судо-
производства. Конституционный Суд не мог входить в обсуждение вопроса о том, в какой части
собственность КПСС составляет собственность государства, так как в соответствии с частью чет-
вертой статьи 1 Закона о Конституционном Суде Суд воздерживается от установления и исследо-
вания фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов.

Применительно к находившемуся в управлении КПСС и КП РСФСР государственному иму-
ществу Указ Президента Российской Федерации отвечал положениям статьи 10 Конституции Рос-
сийской Федерации, согласно которой государство, в частности, признает и охраняет право собст-
венности и обеспечивает равную защиту всем ее формам. Указ в этой части отвечает и положени-
ям статьи 11.1 Конституции, регулирующей основы статуса государственной собственности в
Российской Федерации. Президент Российской Федерации действовал в данном случае в соответ-
ствии с частью первой статьи 121.1 Конституции, характеризующей его как высшее должностное
лицо государства и главу исполнительной власти, и в соответствии со статьей 121.4 Конституции.
Распоряжения по использованию государственного имущества, содержащиеся в Указе, входят в
сферу его компетенции: в соответствии с пунктом 6 статьи 121.5 Конституции Президент Россий-
ской Федерации руководит деятельностью Совета Министров, который согласно статье 121 Кон-
ституции подотчетен Президенту, а согласно пункту 3 части второй статьи 125 Конституции осу-
ществляет, в частности, меры по защите интересов государства и охране социалистической собст-
венности. Ряд полномочий Совета Министров по отношению к государственной собственности,
использованных в Указе, предусмотрен пунктами 1 и 2 части второй статьи 125 Конституции.
Распоряжения Президента в данной связи, обращенные к органам исполнительной власти в пунк-
тах 5 и 6 Указа, отвечают его компетенции также в силу пункта 11 статьи 121.5 Конституции, пре-
дусматривающего обязанность Президента принимать меры по обеспечению государственной и
общественной безопасности.
Нельзя признать правомерным безоговорочное объявление государственной собственностью
той части находившегося в управлении КПСС имущества, право собственности на которое при-
надлежало ей как общественному объединению (членские взносы, доходы от издательской дея-
тельности), а равно той части указанного имущества, собственник которой был неизвестен. Обра-
щение такого имущества в государственную собственность как противоречащее положениям ста-
тьи 10, части второй статьи 49, пункту 6 части первой статьи 109, статьям 121.5, 121.8 Конститу-
ции Российской Федерации не может по действующему праву производиться актом исполнитель-
ной власти.
Объявление государственной собственностью имущества, которое в государственной
собственности не находилось, не может входить в компетенцию исполнительной власти, ес-
ли она не уполномочена на это специально актом власти законодательной. В данном случае
такой уполномочивающий акт отсутствовал.

III

В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающей-


ся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров, объединенных в политбюро
ЦК КПСС по главе с генеральным секретарем ЦК КПСС.

До принятия закона СССР об органах госбезопасности продолжало действовать Положение о
Комитете госбезопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах от 9 января 1959
года, утвержденное президиумом ЦК КПСС. В нем подчеркивалось, что органы КГБ являются по-
литическими, осуществляют мероприятия ЦК КПСС и работают под его непосредственным руко-
водством, руководящие работники КГБ входят в партноменклатуру, приказы председателя КГБ
издаются с одобрения ЦК КПСС.

71
Продолжал действовать порядок, согласно которому ни одно серьезное назначение не могло
обойтись без предварительного согласования с ЦК КПСС.

Руководящие структуры КПСС И КП РСФСР присвоили государственно-властные полномо-
чия и активно их реализовывали, препятствуя нормальной деятельности конституционных органов
власти. Это послужило юридическим основанием для ликвидации данных структур указом высше-
го должностного лица Российской Федерации. Действия Президента были продиктованы объек-
тивной необходимостью исключить возврат к прежнему положению, ликвидировать структуры,
повседневная практика которых была основана на том, что КПСС занимала в государственном ме-
ханизме положение, не согласующееся в основами конституционного строя.
Основанием для предписанного пунктом 1 Указа от 6 ноября 1991 года прекращения дея-
тельности и роспуска организационных структур КПСС и КП РСФСР является прежде всего по-
ложение части первой статьи 4 Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991
года, возлагающее на государство и его органы обязанность обеспечить охрану правопорядка, ин-
тересов общества, прав и свобод граждан. Президент Российской Федерации действовал при этом
во исполнение своей присяги, изложенной в статье 121.4 Конституции и обязывающей его защи-
щать суверенитет Российской Федерации, уважать и охранять права и свободы человека и гражда-
нина. Осуществленные Президентом меры суть те меры по обеспечению государственной и обще-
ственной безопасности Российской Федерации, которые Президент обязан принимать в соответст-
вии с абзацем первым пункта 11 статьи 121.5 Конституции Российской Федерации в редакции от 1
ноября 1991 года.
Антиконституционность деятельности руководящих структур КПСС и КП РСФСР, сущест-
вовавших на момент издания Указа Президента Российской Федерации от 6 ноября 1991 года "О
деятельности КПСС и КП РСФСР", исключает возможность их восстановления в прежнем виде.
Члены КП Российской Федерации вправе создавать лишь новые руководящие структуры в полном
соответствии с требованиями действующей Конституции и законов Российской Федерации и на
равных условиях с другими партиями.
Однако слишком широкая формулировка пункта 1 Указа, предусматривающая прекращение
деятельности и роспуск организационных структур КПСС и КП РСФСР, не учитывает отмеченное
выше различие между руководящими структурами и первичными организациями КПСС и КП
РСФСР, образованными по территориальному принципу.
В практике исполнения Указа возобладало ограничительное толкование его пункта 1: депу-
таты - коммунисты сохранили в представительных органах свои мандаты и фракции, членство в
компартии и прежняя работа в ней не служат основанием для какой-либо дискриминации, были
беспрепятственно созданы новые партии коммунистической ориентации. Однако существующий
текст этого пункта Указа при буквальном его истолковании может быть использован как для не-
допустимой дискриминации коммунистов вопреки, в частности, положениям пункта 2 того же
Указа, так и для столь же недопустимого неприменения мер законной ответственности к конкрет-
ным лицам, виновным в антиконституционных деяниях руководящих структур КПСС и КП
РСФСР.
Пункт 2 Указа, запрещающий органам исполнительной власти Российской Федерации, краев,
областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, а также
органам прокуратуры преследовать российских граждан за факт принадлежности к КПСС или КП
РСФСР, представляет собой гарантию соблюдения ряда конституционных положений, обеспечи-
вающих соблюдение прав и свобод граждан.
К пункту 3 Указа в полной мере относится изложенное выше применительно к Указу Прези-
дента Российской Федерации от 25 августа 1991 года "Об имуществе КПСС и Коммунистической
партии РСФСР". Этот пункт Указа конституционен в отношении той части имущества КПСС и
КП РСФСР, право собственности на которую принадлежит государству, и неконституционен в от-
ношении остальной части этого имущества.
Что касается пункта 4 Указа, то он направлен на обеспечение исполнения его пунктов 1 - 3.
Из сказанного выше следует, что обязанность, возложенная на перечисленные в данном пункте
государственные органы, применительно к исполнению предписаний, содержащихся в пунктах 1 и
3 Указа, конституционна лишь в той мере, в какой конституционны эти пункты Указа.

72
Президент Российской Федерации, который в соответствии с частью первой статьи 121.1
Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991 года является высшим должно-
стным лицом и главой исполнительной власти в Российской Федерации, правомочен отдавать рас-
поряжения государственным органам исполнительной власти нижестоящих уровней управления,
относящиеся к претворению в жизнь его указов. Соответственно из установленной в части второй
статьи 4 Конституции обязанности должностных лиц соблюдать Конституцию и законы вытекает
их обязанность исполнять указы Президента Российской Федерации, изданные в пределах его
компетенции.
Издавая Указ, Президент руководствовался статьей 121.4, а также частью первой статьи
121.8 Конституции, наделившей его правом издавать указы, обязательные к исполнению на всей
территории Российской Федерации, и проверять их исполнение. Обеспечивая исполнение Указа,
Президент опирался на такие свои полномочия, как руководство Советом Министров, возложен-
ное на Президента пунктом 6 статьи 121.5, и иные полномочия, возложенные на него в соответст-
вии с пунктом 16 статьи 121.5 Конституции законами Российской Федерации. Кроме того, статья
122 Конституции устанавливает подотчетность Совета Министров Президенту, в том числе и по
вопросам, отнесенным к ведению Совета Министров в области народного хозяйства, обеспечения
правопорядка, безопасности и обороны, предусмотренным пунктами 1 - 4 части второй статьи 125
Конституции. Пункт 4 Указа как раз и затрагивает эти вопросы.
Что касается нижестоящих органов исполнительной власти, то часть вторая статьи 132.1,
статья 134 и часть первая статьи 146 Конституции служат основанием для права Президента да-
вать в пределах своих полномочий указания этим органам.

IV

Рассматривая в ходе судоговорения сопутствующий вопрос, Конституционный Суд прове-


рил, отвечает ли КПСС признакам общесоюзного общественного объединения, предусмотренным,
в частности, Законом СССР "Об общественных объединениях".
В связи с событиями 19 - 21 августа 1991 года генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горба-
чев 25 августа 1991 года призвал ЦК КПСС "принять трудное, но честное решение о самороспус-
ке" и заявил: "Судьбу республиканских компартий и местных партийных организаций определяют
они сами... Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секре-
таря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия".
Это стало началом распада КПСС как общесоюзной политической организации. В августе
сложил с себя полномочия секретарь ЦК Компартии Казахстана, член политбюро ЦК КПСС Н.А.
Назарбаев. В это же время объявили о своем выходе из состава политбюро ЦК КПСС секретарь
Компартии Азербайджана А.Н. Муталибов и секретарь Компартии Узбекистана И.А. Каримов.
Сообщалось также о выходе членов ЦК и ЦК КПСС от Азербайджана и Таджикистана из состава
этих органов.
Впоследствии были приняты решения: о приостановлении деятельности Коммунистической
партии Грузии…/ и остальных союзных республик /.
Таким образом, к ноябрю 1991 года в результате роспуска, приостановления, запрета и дру-
гих преобразований коммунистические партии республик прекратили свое существование. Это
означало, что КПСС перестала отвечать признакам общесоюзной политической партии, преду-
смотренным частью второй статьи 6 Закона СССР "Об общественных объединениях".
Что касается КП РСФСР, то, как отмечено выше, она до самого момента издания рассматри-
ваемых Указов Президента Российской Федерации оставалась составной частью КПСС и в само-
стоятельную политическую партию не оформилась.
КП РСФСР была самостоятельна только как структура системы КПСС и в тех пределах, ко-
торые определял устав КПСС. В этом смысле статусы КП РСФСР и краевой партийной организа-
ции почти совпадали, что подтвердил выступавший в Суде бывший первый секретарь ЦК КП
РСФСР И.К. Полозков (стенограмма от 7 октября 1992 года, с. 93 - 100).
Установление того факта, что руководящие структуры КПСС и КП РСФСР осуществ-
ляли на практике вопреки действовавшим конституциям государственно-властные функ-
ции, означает, что роспуск их правомерен и восстановление недопустимо. Попытки созыва и

73
проведения конференции и съезда КПСС, предпринятые осенью 1992 года, не могут быть призна-
ны правомочными, поскольку участвовавшие в процессе представители КПСС, занимавшие на
момент издания рассматриваемых Указов Президента должности соответственно заместителя ге-
нерального секретаря ЦК КПСС и первого секретаря ЦК КП РСФСР, заявили о своей полной не-
причастности к этим действиям.
Поскольку, таким образом, установлено, что уже в течение года ни КПСС, ни КП РСФСР не
существуют, постольку следует признать, что предмет ходатайства народных депутатов Россий-
ской Федерации о признании неконституционности КПСС отсутствует.
В отношении содержащейся в ходатайстве просьбы признать Указы Президента Российской
Федерации конституционными Конституционный Суд отмечает, что ходатайства о признании
конституционными актов государственных органов не предусмотрены Законом о Конституцион-
ном Суде Российской Федерации и не имеют смысла по существу, так как любой акт государст-
венного органа считается конституционным, пока в предписанном Конституцией или зако-
ном порядке не установлено обратное.
На основании изложенного, руководствуясь частью четвертой статьи 6 и статьей 64 Закона о
Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации
постановил:

I. По вопросу о проверке конституционности Указа


Президента Российской Федерации от 23 августа
1991 г. N 79 "О приостановлении деятельности
Коммунистической партии РСФСР"

1. Признать содержащееся в пункте 1 Указа предписание Президента Российской Федерации


Министерству внутренних дел о проведении расследования не соответствующим Конституции
Российской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года, ее статье 121.8 в связи с тем, что этим
предписанием нарушаются установленные законом правила о подследственности.
2. Признать пункт 2 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, пункту 5 статьи 72, части первой статьи 121.1, статье 121.4 и
абзацу первому пункта 11 статьи 121.5.
3. Признать пункт 3 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, пункту 5 статьи 72, части первой статьи 121.1, статье 121.4,
пункту 6 и абзацу первому пункта 11 статьи 121.5, статье 122, пунктам 3 и 4 части второй статьи
125, частям первой и второй статьи 129.
4. Признать пункт 4 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, пункту 5 статьи 72, части первой статьи 121.1, статье 121.4,
абзацу первому пункта 11 статьи 121.5.
5. Признать содержащиеся в пунктах 1 и 5 Указа предписания Президента Российской Феде-
рации прокуратуре не имеющими юридического значения, так как соответствующая обязанность
прокуратуры прямо вытекает из статей 176 и 177 Конституции Российской Федерации.
6. Признать пункт 6 Указа не соответствующим общему принципу права, согласно ко-
торому закон и иной нормативный акт, предусматривающий ограничение прав граждан,
вступают в силу только после его опубликования в официальном порядке.

II. По вопросу о проверке конституционности Указа


Президента Российской Федерации от 25 августа 1991 года
"Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР"

1. Признать пункт 1 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-


ции от 24 мая 1991 года, ее статьям 10 и 11.1, части первой статьи 121.1, статье 121.4, пункту 6
статьи 121.5, статье 122, пункту 3 части второй статьи 125, применительно к той части имущества,
собственником которой являлось государство, но которая на момент издания Указа фактически
находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП
РСФСР.

74
Признать пункт 1 Указа не соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, частям первой и второй статьи 10, части второй статьи 49,
пункту 6 части первой статьи 109, статьям 121.5 и 121.8, применительно к той части имущества,
собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент изда-
ния Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организа-
ций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен.
2. Признать пункт 2 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, частям первой и второй статьи 10, части первой статьи 121.1,
статье 121.4, пункту 6 статьи 121.5, пункту 3 части второй статьи 125.
3. Признать пункты 3 и 4 Указа соответствующими Конституции Российской Федерации в
редакции от 24 мая 1991 года, ее статьям 4 и 11.1, части первой статьи 121.1, пункту 6 статьи
121.5, пунктам 1, 2, 3 части второй статьи 125, применительно к той части имущества, собствен-
ником которой являлось государство, но которая на момент издания Указа фактически находилась
во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР.
Признать пункты 3 и 4 Указа применительно к остальному имуществу не соответствующими
Конституции Российской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, частям первой и
второй статьи 10, части второй статьи 49, статьям 121.5 и 121.8, в той части, в которой передача
права пользования данным имуществом неосновательно связана в Указе с правомочием государ-
ства на пользование этим имуществом в качестве собственника.
4. Признать пункты 5 и 6 Указа соответствующими Конституции Российской Федерации в
редакции от 24 мая 1991 года, ее статьям 4, 9 и 10, части четвертой статьи 11.1, части первой ста-
тьи 121.1, статье 121.4, пункту 6 и абзацу первому пункта 11 статьи 121.5, статьям 121.8 и 122,
пунктам 1, 2, 3 части второй статьи 125.
5. Признать пункт 7 Указа не соответствующим общему принципу права, согласно которому
закон и иной нормативный акт, предусматривающий ограничение прав граждан, вступает в силу
только после его опубликования в официальном порядке.
6. Предложить Президенту Российской Федерации во исполнение пункта 5 Указа обеспечить
обнародование исчерпывающих сведений о принятых решениях относительно имущества КПСС и
КП РСФСР и о фактическом использовании этого имущества.

III. По вопросу о проверке конституционности


Указа Президента Российской Федерации от 6 ноября
1991 г. N 169 "О деятельности КПСС и КП РСФСР"

1. Признать пункт 1 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-


ции от 1 ноября 1991 года, ее статье 121.4 и абзацу первому пункта 11 статьи 121.5, применитель-
но к роспуску имевшихся на территории Российской Федерации руководящих организационных
структур КПСС, а также КП РСФСР в той степени, в какой она являлась составной частью КПСС.
Признать положение пункта 1 Указа о роспуске организационных структур КПСС и КП
РСФСР не соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991
года, ее статье 49, применительно к первичным организациям КП РСФСР, образованным по тер-
риториальному принципу, постольку, поскольку эти организации сохраняли свой общественный
характер и не подменяли государственные структуры, а также при условии, что в случае их орга-
низационного оформления в качестве политической партии наравне с другими партиями будут со-
блюдены требования Конституции и законов Российской Федерации.
2. Признать пункт 2 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 1 ноября 1991 года, ее статьям 37, 55, 121.4 и 172.
3. Признать пункт 3 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 1 ноября 1991 года, ее статьям 10 и 11,1, части первой статьи 121.1, статье 121.4, пункту 6
статьи 121.5, статье 122, пункту 3 части второй статьи 125, применительно к той части имущества,
собственником которой являлось государство, но которая на момент издания Указа фактически
находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП
РСФСР.

75
Признать пункт 3 Указа не соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 1 ноября 1991 года, ее статье 4, частям первой и второй статьи 10, части второй статьи 49,
пункту 6 части первой статьи 109, статьям 121.5 и 121.8, применительно к той части имущества,
собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент изда-
ния Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организа-
ций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен.
4. Признать пункт 4 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редак-
ции от 1 ноября 1991 года, ее части второй статьи 4, части первой статьи 121.1, статье 121.4, пунк-
там 6 и 16 статьи 121.5, статьям 121.8 и 122, пунктам 1, 2, 3, 4 части второй статьи 125, части вто-
рой статьи 132.1, статье 134, части первой статьи 146, применительно к исполнению положений
Указа, конституционность которых признана настоящим Постановлением.

IV. По сопутствующему вопросу о проверке


конституционности КПСС и КП РСФСР

В связи с тем, что в августе - сентябре 1991 года КПСС фактически распалась и утратила ста-
тус общесоюзной организации, что роспуск руководящих организационных структур КПСС и КП
РСФСР как ее составной части признан настоящим Постановлением соответствующим Конститу-
ции Российской Федерации и что КП РСФСР организационно не оформлена в качестве самостоя-
тельной политической партии, руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации,
частью пятой статьи 44, частями первой и второй статьи 62 Закона о Конституционном Суде Рос-
сийской Федерации, производство по ходатайству о проверке конституционности КПСС и КП
РСФСР прекратить.

1. На основании статей 49 и 50 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации дан-


ное Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончатель-
ным и обжалованию не подлежит.
2. Согласно статьям 4, 10 и 163 Конституции Российской Федерации, а также части четвер-
той статьи 1 и частям 2 и 5 статьи 65 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации
споры о правоотношениях, вытекающих из права собственности на имущество, собственником
которого не является государство и которое на момент издания Указов фактически находилось во
владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, могут быть
решены на общих основаниях в судебном порядке.

76
3.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ от 23 марта 1993 года

О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Б.Н. ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО ОБРАЩЕНИЕМ
К ГРАЖДАНАМ РОССИИ 20 МАРТА 1993 ГОДА

Поводом к даче настоящего Заключения в соответствии с частью первой статьи 75 Закона о


Конституционном Суде Российской Федерации явились письменные предложения судей Консти-
туционного Суда Российской Федерации Г.А. Гаджиева и В.О. Лучина, а также запрос Верховного
Совета Российской Федерации.
Руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй
и частью четвертой статьи 1 и статьями 74, 77 Закона о Конституционном Суде Российской Феде-
рации, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
20 марта 1993 года Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин выступил по телевидению
с Обращением к гражданам России и объявил о введении "особого порядка управления до преодо-
ления кризиса власти". В названном Обращении Президент Российской Федерации сообщил о
своих оценках ситуации в стране, итогах восьмого (внеочередного) Съезда народных депутатов
Российской Федерации, а также о том, какие решения Президент принял или намерен принять.
Конституционный Суд разделяет высказанную в Обращении тревогу Президента за судьбу стра-
ны, за сохранение единства и целостности Российской Федерации, межнационального согласия.
Конституционный Суд поддерживает поставленные в Обращении цели: преодолеть кризис власти,
продолжить курс политических и экономических реформ и коренных преобразований в обществе,
гарантировать соблюдение прав и свобод человека в полном объеме, свободу массовой информа-
ции, обеспечить общественный порядок, осуществить меры по усилению социальной защиты на-
селения, развитию предпринимательства, борьбе с инфляцией и коррупцией.
Конституционный Суд солидарен с выраженным Президентом стремлением обеспечить со-
блюдение основ конституционного строя России, прежде всего народовластия, федерализма, раз-
деления властей, действовать в строгом соответствии с Федеративным договором. Это отмечалось
и в послании Конституционного Суда Российской Федерации Верховному Совету Российской Фе-
дерации "О состоянии конституционной законности в Российской Федерации". Конституционный
Суд выразил серьезную озабоченность нарушением принципа разделения властей, конфронтацией
законодательной и исполнительной властей, призвал к поиску конституционных средств и спосо-
бов выхода из кризиса власти. В послании Конституционного Суда подчеркивалось, что положе-
ние усугубляется односторонним толкованием части второй статьи 104 Конституции Российской
Федерации о правомочности Съезда народных депутатов принять к своему рассмотрению и ре-
шить любой вопрос, отнесенный к ведению Российской Федерации. Это касается и аналогичного
положения пункта 26 части первой статьи 109 Конституции о полномочиях Верховного Совета.
Указанные конституционные нормы, как отмечалось в послании, должны рассматриваться во
взаимосвязи с положениями статьей 1, 3, 72, 81.1 - 81.5 и других статей Конституции, гаранти-
рующими принцип разделения властей.
Провозглашенные в Обращении Президента цели вытекают из действующей Конституции
Российской Федерации. В то же время некоторые действия и решения Президента, направленные
на достижение этих целей, требуют проверки Конституционным Судом с точки зрения их соответ-
ствия Конституции Российской Федерации.
Президент объявил о принятом им решении, а именно о том, что он подписал Указ об особом
порядке управления до преодоления кризиса власти. Конституцией и законодательством Рос-
сийской Федерации не предусмотрена возможность введения особого порядка управления.
Особые формы управления могут быть введены лишь в условиях чрезвычайного положения на ос-
нованиях и в порядке, предусмотренных законом.
Президент подтвердил в Обращении свою обязанность обеспечить соблюдение основ кон-
ституционного строя. Однако избранные им средства противоречат этой цели. По его мнению, со-

77
трудничество с федеральными органами законодательной власти и ныне действующим депутат-
ским корпусом невозможно.
Заверяя, что работа представительных органов власти России не приостанавливается, Прези-
дент вместе с тем объявил об изменении закрепленного Конституцией разграничения компетен-
ции между федеральными органами власти.
Заявление Президента о том, что в условиях особого порядка управления не имеют юридиче-
ской силы любые решения органов и должностных лиц, которые направлены на отмену и приос-
тановление указов и распоряжений Президента и постановлений Правительства, означает ограни-
чение полномочий органов представительной и судебной власти. Реализация данного положения
делает невозможным осуществление Верховным Советом Российской Федерации части его кон-
трольных функций, а Конституционным Судом - ряда его полномочий по защите конституционно-
го строя. Это ведет к отказу от закрепленного Конституцией верховенства закона, устанавливает
приоритет указов Президента, в результате чего ограничиваются полномочия Верховного Совета
Российской Федерации по обеспечению единства законодательного регулирования. По существу,
разрушается принцип разделения властей.
В Обращении Президент объявил о своем решении назначить на 25 апреля 1993 года голосо-
вание о доверии Президенту и вице-президенту Российской Федерации. Желаемое Президентом
голосование может быть назначено. Однако вынесение вотума доверия Президенту не должно оз-
начать устранения других органов государственной власти. Поэтому выдвинутое в Обращении
положение, что голосование решит вопрос, кому руководить страной - Президенту или Съезду на-
родных депутатов, недопустимо.
Президент предусмотрел провести одновременное голосование о доверии Президенту и ви-
це-президенту, о проекте новой Конституции Российской Федерации и проекте закона о выборах
федерального парламента. Вынесение Президентом названных законопроектов на всенародное го-
лосование противоречит статье 5, части пятой статьи 104 Конституции Российской Федерации и
Закону РСФСР от 16 октября 1990 года "О референдуме РСФСР".
Президент решил, что выносимые им на всенародное одобрение проекты Конституции и за-
кона о выборах вступают в силу, если граждане России поддержат Президента и вице-президента.
Тем самым граждане будут поставлены перед необходимостью на три самостоятельных вопроса
дать только один ответ: "за" или "против". Это ограничивает свободу волеизъявления граждан и
противоречит статье 28 Закона РСФСР "О референдуме РСФСР", устанавливающей, что в случае
проведения всенародного голосования по проектам различных решений все проекты голосуются
отдельно и независимо друг от друга. Введение особого порядка управления означает нарушение
установленного Федеративным договором разграничения предметов ведения и полномочий между
Российской Федерацией и ее субъектами.
Решение Президента о том, что главы исполнительной власти и правительства субъек-
тов Российской Федерации подотчетны непосредственно Президенту и Правительству Рос-
сии, а их полномочия "не могут быть прекращены без решения Президента Российской Фе-
дерации", - явное вмешательство в компетенцию субъектов Российской Федерации. Это про-
тиворечит части третьей статьи 81.5, статье 132.2 Конституции Российской Федерации, а также
Федеративному договору. Кроме того, следует учитывать, что главы администраций подотчетны
также соответствующим Советам народных депутатов. Это предусмотрено статьей 136.4 Консти-
туции Российской Федерации и статьей 35 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 года "О
краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации".
Заключая Федеративный договор, все субъекты Российской Федерации пришли к согласию,
что установленное им разграничение предметов ведения и полномочий не может быть изменено в
одностороннем порядке и производится по согласованию с республиками в составе Российской
Федерации, краями, областями, другими субъектами Российской Федерации в лице их Советов
народных депутатов. Решение Президента означает одностороннее изменение Федеративного до-
говора, что создает реальную угрозу целостности Российской Федерации.
Исходя из изложенного и на основании статьи 165.1 Конституции Российской Федерации,
статьей 74 и 79 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд
пришел к заключению:

78
Обращение Президента Российской Федерации к гражданам России 20 марта 1993 года, в ко-
тором он обнародовал свои действия и решения по введению в стране особого порядка управления
до преодоления кризиса власти, в ряде своих положений, отмеченных выше, не соответствует час-
тям первой и второй статьи 1, части первой статьи 3, части второй статьи 4, статье 5, части третьей
статьи 81.5, части пятой статьи 104, статьям 132.2, 136.4 Конституции Российской Федерации, а
также Федеративному договору (статье VII Договора о разграничении предметов ведения и пол-
номочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и орга-
нами власти суверенных республик в составе Российской Федерации).

79
4.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 11 мая 1993 г. N 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 17 ИЮНЯ 1992 ГОДА
"О НЕПОСРЕДСТВЕННОМ ВХОЖДЕНИИ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО
ОКРУГА В СОСТАВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


руководствуясь частью первой статьи 165 и статьей 165.1 Конституции Российской Федера-
ции, пунктом 1 части второй статьи 1, частью четвертой статьи 41, пунктом 2 части первой и ча-
стью второй статьи 57 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Закона Российской
Федерации от 17 июня 1992 года N 3056-1 "О непосредственном вхождении Чукотского автоном-
ного округа в состав Российской Федерации".
Поводом к рассмотрению дела согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституцион-
ном Суде Российской Федерации явились ходатайство народного депутата Российской Федерации
С.С. Петрищева и ходатайство малого Совета Магаданского областного Совета народных депута-
тов с требованием признать названный Закон полностью не соответствующим Конституции Рос-
сийской Федерации.
Основанием для рассмотрения дела согласно пунктам 1 и 4 части первой статьи 58 Закона
о Конституционном Суде Российской Федерации явилась обнаружившаяся неопределенность в
вопросе о том, соответствует ли названный Закон Конституции Российской Федерации по содер-
жанию норм и порядку его принятия.
Заслушав выступление судьи - докладчика Б.С. Эбзеева, объяснения сторон, выступления
свидетелей, изучив представленные документы, Конституционный Суд Российской Федерации,
руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Россий-
ской Федерации, установил:
1. Развитие федеративных отношений в России в настоящее время осуществляется на основе
перераспределения полномочий федеральных органов государственной власти и органов государ-
ственной власти ее субъектов в соответствии с Федеративным договором и характеризуется по-
вышением конституционного статуса субъектов Федерации.
Согласно статьям 71 и 84 Конституции РСФСР в редакции 1978 года автономный округ на-
ходился в составе края или области. Содержавшиеся в Конституции положения были развиты в
Законе РСФСР от 20 ноября 1980 года "Об автономных округах РСФСР". Соответствующие нор-
мы названного Закона устанавливали, что план экономического и социального развития автоном-
ного округа является составной частью плана экономического и социального развития края, об-
ласти, а бюджет автономного округа является составной частью бюджета края, области. Закон за-
креплял право краевого, областного Совета народных депутатов отменять решение окружного Со-
вета в случае несоответствия его законодательству, а также предусматривал подотчетность испол-
нительного комитета окружного Совета народных депутатов исполнительному комитету краевого,
областного Совета. Тем самым правовое положение автономного округа характеризовалось адми-
нистративно-территориальной подчиненностью по отношению к краю или области.
Согласно действующей редакции статьи 83 Конституции Российской Федерации, установ-
ленной Законом РСФСР от 15 декабря 1990 года "Об изменениях и дополнениях Конституции
(Основного Закона) РСФСР", автономный округ находится в составе Российской Федерации и
может входить в край или область (в отличие от прежде действовавшей нормы о безусловном
вхождении автономного округа в край или область).
Федеративный договор (Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между
федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти авто-
номной области, автономных округов в составе Российской Федерации) и соответствующие ста-
тьи Конституции Российской Федерации в редакции от 21 апреля 1992 года закрепили кон-

80
ституционно-правовой статус автономного округа в качестве субъекта Российской Федера-
ции, независимо от его нахождения в крае или области.
Согласно части первой статьи III названного Договора полномочия государственной власти,
не отнесенные к ведению федеральных органов государственной власти и к совместному ведению
федеральных органов государственной власти и органов государственной власти автономных ок-
ругов, осуществляются последними самостоятельно в соответствии с Конституцией Российской
Федерации, Частью второй статьи III этого Договора установлено, что автономные округа являют-
ся самостоятельными участниками соглашений с краями, областями, а также республиками, авто-
номной областью, автономными округами в составе Российской Федерации в соответствии с Кон-
ституцией и законами Российской Федерации. Следовательно, если автономный округ входит в
край или область, их взаимоотношения как субъектов Российской Федерации также строятся на
основе Конституции и законов Российской Федерации, собственных нормативных актов и догово-
ров между ними.
Часть вторая статьи 70 Конституции Российской Федерации устанавливает, что территории
субъектов Федерации, в том числе автономных округов, образуют единую территорию Россий-
ской Федерации, а часть вторая статьи 71 Конституции, содержащей перечень субъектов Федера-
ции, не указывает на территориальную принадлежность автономных округов к краям и областям.
Таким образом, нахождение автономного округа в крае или области, равно как и выход,
не влияет на его конституционно - правой статус, закрепленный Основным Законом и Феде-
ративным договором, а также на национально-государственное устройство и состав Россий-
ской Федерации.
2. Принимая Закон от 17 июня 1992 года "О непосредственном вхождении Чукотского авто-
номного округа в состав Российской Федерации", законодатель действовал в соответствии с нор-
мой части второй статьи 8 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 года "О краевом, обла-
стном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", устанавливающей, что
порядок выхода автономного округа из состава края или области определяется законом Россий-
ской Федерации.
Рассматриваемый Закон Российской Федерации с учетом волеизъявления органов государст-
венной власти Чукотского автономного округа, выраженного в ранее принятых решениях Совета
народных депутатов Чукотского автономного округа, подтвердил статус Чукотского автономного
округа в качестве самостоятельного субъекта Российской Федерации. Постановление Верховного
Совета Российской Федерации от 15 июля 1992 года N 3312-1 "О порядке введения в действие За-
кона Российской Федерации "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в
состав Российской Федерации" определило меры, необходимые для практической реализации ав-
тономным округом, избравшим указанную форму организации отношений с федеральными вла-
стями, своих полномочий.
3. Норма части третьей статьи 70 Конституции Российской Федерации, являющаяся основ-
ным аргументом ходатайствующей стороны, устанавливает, что разделение и объединение субъ-
ектов Федерации, в том числе автономных округов, могут быть осуществлены только на основе
волеизъявления большинства избирателей, проживающих в них, с последующим утверждением
Съездом народных депутатов Российской Федерации.
Однако данное конституционное положение распространяется на такие территориальные
преобразования, которые влекут за собой изменение состава Российской Федерации, появление в
результате разделения или объединения существующих субъектов Федерации новых субъектов.
Именно поэтому часть третья статьи 70 Конституции Российской Федерации предусматривает, что
такое разделение или объединение требует выявления воли избирателей в соответствующих субъ-
ектах Федерации с утверждением Съездом народных депутатов Российской Федерации.
Данная норма согласуется с пунктами 1 и 3 части третьей статьи 104 Конституции Россий-
ской Федерации, в соответствии с которыми принятие Конституции Российской Федерации, вне-
сение в нее изменений и дополнений, а также принятие решения по вопросам национально-
государственного устройства, отнесенным к ведению Российской Федерации, входят в исключи-
тельную компетенцию Съезда народных депутатов Российской Федерации. А пункт 12 части пер-
вой статьи 109 Конституции устанавливает, что Верховный Совет Российской Федерации вносит

81
на рассмотрение Съезда народных депутатов Российской Федерации предложения об образовании
новых субъектов Российской Федерации, включая автономные округа.
Таким образом, понятия "вхождение" автономного округа в край или область либо
"выход" его из края или области не совпадают с понятиями "разделение" и "объединение".
Следовательно, указанное положение части третьей статьи 70 Конституции не распространяется
на разрешение рассматриваемого конституционного спора.
4. В соответствии с частью второй статьи 87 Конституции Российской Федерации важнейшие
вопросы, имеющие значение для автономных округов, решаются на заседаниях Советов народных
депутатов автономных округов. Часть третья статьи 87 Конституции предусматривает возмож-
ность вынесения Советами народных депутатов важнейших вопросов на референдум. Отсутствие
в настоящее время нормативной базы местного референдума затрудняет использование данной
формы выявления воли избирателей. Но это не может служить основанием для непризнания юри-
дической силы акта, принятого окружным Советом народных депутатов, поскольку последний
действовал в пределах своих полномочий.
5. В ходатайствах обращается внимание на несоблюдение при принятии оспариваемого Зако-
на установленного порядка изменения территории области. Согласно статье 84.9 Конституции
территории края, области не могут быть изменены без их согласия, а в силу пункта "в" части пер-
вой статьи 84.11 Конституции изменение границ краев и областей относится к совместному веде-
нию органа государственной власти Российской Федерации и ее соответствующих субъектов.
Однако нахождение автономного округа в крае или области не означает по действую-
щему законодательству поглощения его территории, являющейся составной частью терри-
тории Российской Федерации. Взаимоотношения указанных субъектов Федерации при этом оп-
ределяются законами Российской Федерации, актами органов государственной власти края (об-
ласти) и автономного округа и договорами между ними. Поэтому территориальные изменения,
являющиеся следствием выхода автономного округа из состава края или области и не вле-
кущие изменения его границ, не подпадают под действие статьи 84.9 и пункта "в" части
первой статьи 84.11 Конституции Российской Федерации и не могут быть предметом терри-
ториального спора между краем (областью) и автономным округом.
6. Выход Чукотского автономного округа из состава Магаданской области означает не только
принятие его органами власти полной ответственности за решение в пределах своих полномочий
всего круга вопросов жизнеобеспечения подведомственной территории, но и влечет за собой не-
обходимость структурных изменений в областных органах государственной власти и управления,
а также требует их участия в решении проблем, затрагивающих интересы области в разграничении
государственной собственности и других сферах.
Рядом актов, принятых как до, так и после издания рассматриваемого Закона, определены
правовые и организационные меры, связанные с непосредственным вхождением Чукотского авто-
номного округа в состав Российской Федерации. Так, Президиум Верховного Совета Российской
Федерации своим Постановлением от 10 февраля 1992 г. N 2327-1 "О Чукотском автономном ок-
руге" поручил малым Советам Магаданского областного и Чукотского окружного Советов народ-
ных депутатов рассмотреть вопрос о поэтапном выходе округа из области. Однако малый Совет
Магаданского областного Совета народных депутатов счел невозможным выполнение данного
поручения без соответствующего решения этого вопроса Верховным Советом Российской Феде-
рации. Приняв Закон "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав
Российской Федерации", Верховный Совет определил необходимые переходные положения,
предполагающие взаимосогласованные действия сторон, в своем Постановлении от 15 июля 1992
года о порядке введения в действие названного Закона.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой и частью второй статьи
57, пунктами 1 и 4 части первой и частью четвертой статьи 58, пунктом 1 части первой статьи 64
Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Фе-
дерации постановил:
1. Признать Закон Российской Федерации от 17 июня 1992 года "О непосредственном вхож-
дении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации" соответствующим Кон-
ституции Российской Федерации.

82
5.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 июня 1993 г. N 13-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЗАКОНА


МОРДОВСКОЙ ССР ОТ 7 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА "ОБ УПРАЗДНЕНИИ
ПОСТОВ ПРЕЗИДЕНТА И ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА МОРДОВСКОЙ ССР
И О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В КОНСТИТУЦИЮ
(ОСНОВНОЙ ЗАКОН) МОРДОВСКОЙ ССР", ПОСТАНОВЛЕНИЯ
ВЕРХОВНОГО СОВЕТА МОРДОВСКОЙ ССР ОТ 7 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА
"О ПОРЯДКЕ ВВЕДЕНИЯ В ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНА МОРДОВСКОЙ ССР
"ОБ УПРАЗДНЕНИИ ПОСТОВ ПРЕЗИДЕНТА И ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА
МОРДОВСКОЙ ССР И О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В
КОНСТИТУЦИЮ (ОСНОВНОЙ ЗАКОН) МОРДОВСКОЙ ССР", УКАЗА
ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 8 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА
"ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ЕДИНСТВА СИСТЕМЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ МОРДОВСКОЙ ССР"


рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Закона Мордовской
ССР от 7 апреля 1993 года "Об упразднении постов Президента и вице-президента Мордовской
ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Мордовской ССР",
Постановления Верховного Совета Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года "О порядке введения в
действие Закона Мордовской ССР "Об упразднении постов Президента и вице - президента Мор-
довской ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Мордов-
ской ССР", Указа Президента Российской Федерации от 8 апреля 1993 г. N 430 "Об обеспечении
единства системы исполнительной власти Российской Федерации на территории Мордовской
ССР".
Поводом к рассмотрению дела согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституцион-
ном Суде Российской Федерации явились ходатайство народных депутатов Российской Федера-
ции и ходатайство В.Д. Гуслянникова, избранного в 1991 году Президентом Мордовской ССР, с
требованием признать не соответствующими Конституции Российской Федерации названные За-
кон и Постановление Верховного Совета Мордовской ССР, а также ходатайство Верховного Сове-
та Российской Федерации с требованием признать не соответствующим Конституции Российской
Федерации названный Указ Президента Российской Федерации.
Основанием к рассмотрению дела согласно частям первой, второй и третьей статьи 58 За-
кона о Конституционном Суде Российской Федерации явилась обнаружившаяся неопределенность
в вопросе о том, соответствуют ли эти нормативные акты в целом или в отдельных частях Консти-
туции Российской Федерации с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения
законодательной, исполнительной и судебной властей, закрепленного Конституцией разграниче-
ния компетенции между высшими органами государственной власти и управления Российской
Федерации, а также разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными орга-
нами государственной власти Российской Федерации и органами власти республик в составе Рос-
сийской Федерации.
… установил:
1. Законом Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года "Об упразднении постов Президента и
вице-президента Мордовской ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основ-
ной Закон) Мордовской ССР" из Конституции республики исключена глава "Президент Мордов-
ской ССР" (статьи 110 - 113.2) и введена глава "Совет Министров - Правительство Мордовской
ССР" (статьи 110 - 117), а также изменена редакция ряда других статей Конституции.
Согласно статье 78 Конституции Российской Федерации республика в составе Российской
Федерации обладает на своей территории всей полнотой государственной власти, кроме тех пол-
номочий, которые отнесены к ведению Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации в редакции от 21 апреля 1992 года и Договор о разгра-
ничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной вла-

83
сти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Феде-
рации не относят установленные системы государственных органов республик ни к ведению Рос-
сийской Федерации, ни к совместному ведению Российской Федерации и республик в ее составе.
В силу этого республика вправе самостоятельно решать вопросы установления и изме-
нения системы своих государственных органов власти при условии соблюдения требований
Конституции Российской Федерации. Это не противоречит статье 132.1 Конституции Россий-
ской Федерации, определяющей, что глава исполнительной власти (Президент) республики явля-
ется ее высшим должностным лицом и входит в единую систему исполнительной власти Россий-
ской Федерации. Данная норма, а также положения статей, содержащихся в главах 15.1 и 16 Кон-
ституции Российской Федерации, допускают возможность установления различных форм органи-
зации исполнительной власти, включая введение института Президента республики. В соответст-
вии со статьей 132.2 Основного Закона России полномочия, порядок избрания и деятельности гла-
вы исполнительной власти (Президента) республики определяются Конституцией и законами рес-
публики в составе Российской Федерации.
Закон Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года "Об упразднении постов Президента и вице-
президента Мордовской ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной
Закон) Мордовской ССР" не нарушает основополагающих конституционных принципов, посколь-
ку вводит в Конституцию Мордовской ССР такие институты и нормы, которые соответствуют
Конституции Российской Федерации.
Верховный Совет Мордовской ССР учредил институт Президента без вынесения этого во-
проса на всенародное голосование (референдум), в силу чего и упразднение данного института не
требовало прямого волеизъявления народа, и, следовательно, принцип народовластия нарушен не
был. Приняв названный Закон, Верховный Совет Мордовской ССР осуществил свое право на вне-
сение изменений и дополнений в Основной Закон республики.
Законом не нарушен и принцип федерализма, поскольку упразднение постов Президента и
вице-президента республики в составе Российской Федерации не относится к ведению Федерации,
не является и предметом совместного ведения федеральных и республиканских органов. В равной
мере нельзя признать, что этим разрушается единая система исполнительной власти Рос-
сийской Федерации. Изменение структуры республиканской исполнительной власти явля-
ется правом республики, закрепленным Конституцией Российской Федерации и Федератив-
ным договором как ее составной частью; при этом исполнительная власть республики про-
должает оставаться в единой системе исполнительной власти Российской Федерации.
Рассмотрение во взаимосвязи норм Конституции Российской Федерации и Федеративного
договора приводит к выводу, что Верховный Совет Мордовской ССР, приняв рассматриваемый
Закон, действовал в пределах своих полномочий, не нарушил компетенции федеральных органов
государственной власти и закрепленного Конституцией Российской Федерации разграничения
предметов ведения между Российской Федерацией и входящими в ее состав республиками.
2. Постановлением Верховного Совета Мордовской ССР "О порядке введения в действие За-
кона Мордовской ССР "Об упразднении постов Президента и вице-президента Мордовской ССР и
о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Мордовской ССР" опреде-
ляется время введения в действие названного Закона, объявляются прекращенными полномочия
Президента и вице-президента Мордовской ССР, устанавливается размер пособий в связи с пре-
кращением полномочий этих должностных лиц республики, а также поручается Правительству
Мордовской ССР выполнять свои обязанности до сформирования Совета Министров Мордовской
ССР, возлагается исполнение обязанностей Председателя Совета Министров - Правительства рес-
публики на конкретное лицо.
Названные в Постановлении Верховного Совета Мордовской ССР предметы правового регу-
лирования в соответствии с Федеративным договором относятся к исключительному ведению
Мордовской ССР. Поэтому оценка его конституционности выходит за пределы полномочий Кон-
ституционного Суда Российской Федерации, который согласно части третьей статьи 58 Закона о
Конституционном Суде Российской Федерации проверяет конституционность законов и других
нормативных актов высших государственных органов республик в составе Российской Федерации
исключительно с точки зрения их соответствия закрепленному Конституцией Российской Федера-

84
ции разграничению предметов ведения между Российской Федерацией и республиками в составе
Российской Федерации. …
3. 8 апреля 1993 года Президент Российской Федерации издал Указ N 430 "Об обеспечении
единства системы исполнительной власти Российской Федерации на территории Мордовской
ССР", которым решения Верховного Совета Мордовской ССР об упразднении постов Президента
и вице-президента Мордовской ССР признаны противоречащими принципам народовластия и
разделения властей, установленной Конституцией Мордовской ССР процедуре отрешения Прези-
дента и вице-президента республики от должности, а также нарушающими Конституцию Россий-
ской Федерации и вторгающимися в предмет ведения Российской Федерации, посягающими на
единство системы исполнительной власти Российской Федерации. Согласно данному Указу до
разрешения в надлежащем порядке вопроса о конституционности решений Верховного Совета
Мордовской ССР об упразднении постов Президента и вице-президента избранный Президент
Мордовской ССР и возглавляемое им Правительство исполняют свои обязанности в соответствии
с законом, а федеральные органы исполнительной власти оказывают необходимое содействие
Президенту и Правительству Мордовской ССР в осуществлении ими своих полномочий.
Подтверждая на 8 апреля 1993 года полномочия Президента Мордовской ССР, Указ Прези-
дента Российской Федерации до момента вступления в силу Закона Мордовской ССР "Об упразд-
нении постов Президента и вице-президента Мордовской ССР и о внесении изменений и дополне-
ний в Конституцию (Основной Закон) Мордовской ССР" соответствовал Конституции Российской
Федерации.
Вместе с тем согласно статье 121.5 Конституции Российской Федерации к полномочиям
Президента Российской Федерации не относится оценка конституционности законов, приня-
тых в республиках в составе Российской Федерации. Президент Российской Федерации не
наделен также правом приостанавливать действие законов республик в составе Российской
Федерации.
Пункт 1 Указа Президента Российской Федерации не соответствует статье 3 Конституции
Российской Федерации, закрепляющей принцип разделения властей. При этом Президент вмешал-
ся в компетенцию не только законодательной, но и судебной власти, дав оценку степени соответ-
ствия Закона Мордовской ССР Конституции и законам Российской Федерации. Кроме того, со-
гласно статье 81.1 Конституции Российской Федерации и статье IV Договора о разграничении
предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Рос-
сийской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации
федеральные органы государственной власти не могут издавать правовые акты по вопросам, отне-
сенным к ведению органов государственной власти республик в составе Российской Федерации.
Рассматриваемый Указ вошел в противоречие со статьей 121.8 Конституции Российской Фе-
дерации, устанавливающей, что Президент Российской Федерации издает указы по вопросам, от-
несенным к его ведению, которые не могут противоречить Конституции и законам Российской
Федерации. В случае такого противоречия действует норма Конституции, закона Российской Фе-
дерации.
Согласно пункту "г" части первой статьи 72, статьям 78, 132, 132.2 Конституции Российской
Федерации, пункту 1 статьи III Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между
федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суве-
ренных республик в составе Российской Федерации определение компетенции, порядка избра-
ния, структуры и деятельности органов государственной власти республик в составе Рос-
сийской Федерации - прерогатива самих республик.
Таким образом, пункт 1 Указа Президента Российской Федерации от 8 апреля 1993 г. N 430
"Об обеспечении единства системы исполнительной власти Российской Федерации на территории
Мордовской ССР" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 3, 78, 121.5 и
121.8, статьям I, II и III Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между феде-
ральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверен-
ных республик в составе Российской Федерации.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Феде-
рации, статьей 58, частью второй статьи 62 и статьей 64 Закона о Конституционном Суде Россий-
ской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

85
1. Признать Закон Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года "Об упразднении постов Прези-
дента и вице-президента Мордовской ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию
(Основной Закон) Мордовской ССР" соответствующим Конституции Российской Федерации с
точки зрения закрепленного Конституцией Российской Федерации разграничения предметов веде-
ния между Российской Федерацией и республиками в составе Российской Федерации.
2. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности По-
становления Верховного Совета Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года "О порядке введения в
действие Закона Мордовской ССР "Об упразднении постов Президента и вице-президента Мор-
довской ССР и о внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Мордов-
ской ССР" с точки зрения его соответствия закрепленному Конституцией Российской Федерации
разграничению предметов ведения между Российской Федерацией и республиками в составе Рос-
сийской Федерации, до его рассмотрения в порядке, установленном законом Мордовской ССР.
3. Признать пункт 1 Указа Президента Российской Федерации от 8 апреля 1993 г. N 430 "Об
обеспечении единства системы исполнительной власти Российской Федерации на территории
Мордовской ССР" с момента вступления в силу Закона Мордовской ССР от 7 апреля 1993 года
"Об упразднении постов Президента и вице - президента Мордовской ССР и о внесении измене-
ний и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Мордовской ССР" не соответствующим Кон-
ституции Российской Федерации, ее статьям 3, 78, 121.5 и 121.8, статьям I, II, III Договора о раз-
граничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной
власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской
Федерации с точки зрения закрепленного Конституцией Российской Федерации разграничения
предметов ведения между Российской Федерацией и республиками в составе Российской Федера-
ции.

86
6.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ от 21 сентября 1993 года

О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н.ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ
ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ
РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К
ГРАЖДАНАМ РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, замес-


тителя Председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведер-
никова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиуно-
ва, Б.С. Эбзеева, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской
Федерации, связанные с его Указом от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной
реформе в Российской Федерации" и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года, ру-
ководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и частью
четвертой статьи 1, статьями 74 и 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,
пришел к заключению:
Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О
поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и его Обращение к гражда-
нам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи
2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, абзацу третьему пункта 11
статьи 121.5, статье 121.6, части второй статьи 121.8, статьям 165.1, 177 Конституции Россий-
ской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации
Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его
ответственности в порядке статьи 121.10 и 121.6 Конституции Российской Федерации.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Э.М.


АМЕТИСТОВА

21 сентября 1993 года в 20.00 по московскому времени Президент Российской Федерации


Б.Н. Ельцин выступил по телевидению с Обращением к гражданам России. Одновременно с этим
вступил в силу Указ Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе
в Российской Федерации".
Спустя два часа Конституционный Суд Российской Федерации по предложению судьи В.О.
Лучина приступил к рассмотрению дела о соответствии Конституции Российской Федерации дей-
ствий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с упомянутыми
Указом и Обращением. В тот же день Конституционный Суд дал заключение по рассмотренному
делу, в котором признал, что данные Указ и Обращение не соответствуют ряду статей Конститу-
ции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федера-
ции Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его от-
ветственности.
При этом в ходе рассмотрения дела и в связи с ним Конституционным Судом был допущен
ряд нарушений Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и Конституции Россий-
ской Федерации, излагаемых ниже.

87
1. Предметом рассмотрения Конституционного Суда кроме Указа Президента стало его Об-
ращение к гражданам России. В нем содержится оценка сложившейся в стране политической си-
туации и излагаются меры, которые предполагается принять для преодоления кризиса государст-
венной власти в Российской Федерации, в том числе посредством издания упомянутого Указа. Та-
ким образом, по своему содержанию Обращение является не чем иным, как политическим заявле-
нием о намерениях.
Следовательно, приняв к рассмотрению данное Обращение и дав свое заключение по нему,
Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 1 Закона о Конституционном Суде Россий-
ской Федерации, в соответствии с которой Конституционный Суд не рассматривает политические
вопросы.
2. Рассмотренный Конституционным Судом Указ "О поэтапной конституционной реформе в
Российской Федерации" по своему юридическому характеру относится к издаваемым Президен-
том Российской Федерации нормативным актам, проверка конституционности которых осуществ-
ляется в соответствии с правилами главы 2 ("Рассмотрение дел о конституционности международ-
ных договоров и нормативных актов") раздела III Закона о Конституционном Суде Российской
Федерации. Однако Конституционный Суд рассматривал Указ в порядке, предусмотренном главой
4 "("Дача заключений") этого же раздела. В части третьей статьи 74 названного Закона установле-
но, что Конституционному Суду запрещается давать заключения по вопросам, которые могут быть
предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта.
Таким образом, приняв к рассмотрению вышеупомянутый Указ в порядке, предусмотренном
главой 4 раздела III Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, и дав по нему свое
заключение, Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 74 этого же Закона.
3. Придя к заключению о неконституционности рассмотренных Указа и Обращения, Консти-
туционный Суд сделал вывод о том, что это служит "основанием для отрешения Президента Рос-
сийской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных ме-
ханизмов его ответственности в порядке статьи 121.10 или 121.6 Конституции Российской Феде-
рации".
Но, во-первых, ни та ни другая статья Конституции не предусматривает каких-либо "иных
специальных механизмов ответственности" кроме прекращения полномочий и отрешения от
должности, что по своей сути одно и то же. Во-вторых, порядок прекращения полномочий, преду-
смотренный в статье 121.6, никак не связан с дачей Конституционным Судом заключения и не
нуждается в нем. И, в-третьих, отсылка к статье 121.10 также некорректна. Из анализа этой статьи
Конституции и сопоставления ее со статьей 74 Закона о Конституционном Суде Российской Феде-
рации следует, что если во всех других случаях, предусмотренных статьей 74 Закона, Конституци-
онный Суд может давать заключение по собственной инициативе, то заключение о соответствии
Конституции действий и решений Президента и вице-президента Российской Федерации может
даваться Судом только по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Вер-
ховного Совета Российской Федерации или одной из его палат. Такой инициативы, однако, прояв-
лено не было, и Конституционный Суд, как указывалось выше, дал заключение по собственной
инициативе, на что в данном случае вообще не имел права, и, таким образом, нарушил статью
121.10 Конституции Российской Федерации.
4. За два часа до начала судебного заседания Председатель Конституционного Суда участво-
вал в пресс-конференции в здании Верховного Совета Российской Федерации, где дал резко нега-
тивную оценку Обращению и Указу Президента. С такой же оценкой выступил и один из судей.
Оба выступления были публичными и транслировались по телевидению. Тем самым была выска-
зана заинтересованность указанных членов Конституционного Суда в определенных результатах
рассмотрения дела. Согласно части третьей статьи 27 Закона о Конституционном Суде Российской
Федерации судья обязан заявить самоотвод и подлежит по его просьбе освобождению от участия в
рассмотрении дела в случае, если его объективность может вызвать сомнения вследствие его пря-
мой или косвенной заинтересованности в исходе рассмотрения. Таких самоотводов, однако, заяв-
лено не было, а значит, налицо нарушение соответствующего положения Закона.
5. В заседание Конституционного Суда не были приглашены ни должностное лицо, о консти-
туционности действий и решений которого давалось заключение, или его представитель, ни дру-
гие возможные участники заседания. Они даже не были в установленном порядке извещены о рас-

88
смотрении дела, не говоря уже о направлении им в установленные сроки - за десять дней до засе-
дания - необходимых документов. То же правило не было соблюдено и в отношении самих судей.
Следовательно, были нарушены часть четвертая статьи 36 и часть седьмая статьи 41 Закона о Кон-
ституционном Суде Российской Федерации.
6. Все эти нарушения процедуры, установленной Законом о Конституционном Суде Россий-
ской Федерации, не позволили обеспечить полноту и всесторонность разбирательства, как того
требует часть вторая статьи 35 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Слож-
нейший вопрос государственной важности был решен в течение двух часов, при этом ни Обраще-
ние Президента, ни его Указ не анализировались детально, по частям и статьям, а оценивались в
целом.
Многочисленные нарушения Закона, отмеченные выше, свидетельствуют о том, что при рас-
смотрении данного дела Конституционным Судом была нарушена часть вторая статьи 4 Консти-
туции Российской Федерации, согласно которой государственные организации, должностные лица
обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы Российской Федерации. Соот-
ветственно были нарушена и статья 184 Конституции Российской Федерации, согласно которой
все законы и иные акты государственных органов Российской Федерации, следовательно и судеб-
ные решения, должны издаваться на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федера-
ции.
7. Что же касается оценки содержания Указа Президента Российской Федерации "О поэтап-
ной конституционной реформе в Российской Федерации", то в нем имеются положения, формаль-
но выходящие за пределы полномочий Президента, установленных Конституцией Российской Фе-
дерации, например прерывание функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета Рос-
сийской Федерации, назначение новых выборов. Однако эти положения необходимо рассматри-
вать в неразрывной связи, во-первых, с причинами издания Указа и его целями, изложенными в
преамбуле, во-вторых, с правами и обязанностями Президента, установленными Конституцией, и,
в-третьих, с определенными особенностями Конституции Российской Федерации, касающимися
исполнения Президентом его прав и обязанностей.
Из преамбулы Указа следует, что он принят в целях исполнения воли российского народа,
выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года, которая грубо попирается Съездом народных
депутатов и Верховным Советом Российской Федерации, в подтверждение чего приводятся мно-
гочисленные факты. При этом необходимо учитывать часть вторую статьи 2 Конституции Россий-
ской Федерации, согласно которой народ осуществляет государственную власть не только через
Советы народных депутатов, но и непосредственно, то есть через референдум, и статью 1 Закона о
референдуме Российской Федерации, где установлено, что решения, принятые российским рефе-
рендумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обя-
зательны для применения на всей территории Российской Федерации. Это, по нашему мнению,
означает, что решение референдума по какому-либо конкретному вопросу обладает большей юри-
дической силой, чем любые другие законы и даже Конституция Российской Федерации, ибо это
решение есть прямое и высшее выражение народовластия.
На апрельском референдуме 1993 года такое решение было вынесено по двум вопросам - о
доверии Президенту Б.Н. Ельцину и о поддержке социально-экономической политики Правитель-
ства. Следовательно, любые попытки отрешить от должности или другим путем лишить полномо-
чий законного Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и любые попытки противодейст-
вовать проводимым Президентом и Правительством экономическим реформам противоречат
высшей воле российского народа, противоправны и нелегитимны. Именно такие попытки пред-
принимались и предпринимаются большинством депутатов и руководства Съезда народных депу-
татов и Верховного Совета Российской Федерации, что также подтверждается многочисленными
фактами, приводимыми в преамбуле Указа. Эта антинародная, противоправная деятельность уг-
рожает самому будущему страны, единству и целостности Российской Федерации, ее суверените-
ту. Она нарушает и конкретные положения Конституции Российской Федерации, в частности
часть вторую статьи 17, согласно которой государство обязано обеспечить развитие рыночного
механизма. Деятельность Съезда и Верховного Совета, указывается в преамбуле, нарушает и важ-
нейшие права граждан Российской Федерации, например голосование за отсутствующих депута-

89
тов фактически ликвидирует право на народное представительство, закрепленное в статье 47 Кон-
ституции Российской Федерации, и т.п.
Вместе с тем Президент, согласно статье 121.4 Конституции, обязан защищать суверенитет
Российской Федерации, охранять права и свободы человека и гражданина, права народов Россий-
ской Федерации и добросовестно исполнять другие возложенные на него народом обязанности.
Однако действующая Конституция не дает Президенту прав и полномочий, достаточных для вы-
полнения этих его обязанностей в случаях, когда угроза суверенитету, единству и целостности го-
сударства, правам и свободам человека исходит от органов законодательной власти - Съезда на-
родных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Именно поэтому, опираясь на
высшую волю народа, выраженную в решении референдума, и будучи обязанным обеспечить ее
исполнение, Президент и предпринял меры, изложенные в Указе. В настоящее время сделать од-
нозначный вывод о степени соответствия этих мер высшим целям и задачам Конституции Россий-
ской Федерации не представляется возможным. Для этого необходимо изучить практику реализа-
ции предпринятых мер и судить об их конституционности и легитимности в зависимости от того,
в какой степени они обеспечат осуществление решений, принятых на референдуме 25 апреля 1993
года.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н.В. ВИТРУКА

Заключение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года выне-


сено с нарушением большого числа материальных и процессуальных норм Закона о Конституци-
онном Суде Российской Федерации, что ставит под сомнение его объективность и законность. На
эти нарушения обращалось внимание председательствовавшего в заседании Председателя Кон-
ституционного Суда В.Д. Зорькина.
В заседании прежде всего был поставлен вопрос о предмете рассмотрения дела и соответст-
вующей процедуре, предусмотренной Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, а
именно: подлежит ли проверке на конституционность Указ Президента Российской Федерации от
21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации"
(статья 57) или же Конституционный Суд дает заключение относительно соответствия Конститу-
ции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации, если соглас-
но Конституции Российской Федерации неконституционность этих действий и решений служит
основанием для отрешения Президента от должности или приведения в действие иного специаль-
ного механизма его ответственности (статья 74)?
Как показал ход заседания, оценке подвергался лишь Указ Президента Российской Федера-
ции от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федера-
ции". Обращение Президента к гражданам России 21 сентября 1993 года было лишь кратким из-
ложением содержания данного Указа. Какими-либо дополнительными сведениями о действиях и
решениях Президента Российской Федерации, связанных с его подготовкой и обнародованием,
Конституционный Суд не располагал.
В резолютивной части заключения Конституционного Суда Российской Федерации говорит-
ся о несоответствии Конституции Российской Федерации Указа Президента Российской Федера-
ции от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федера-
ции", а не действий и решений Президента Российской Федерации, как это определено в формуле
предмета дела, требующего соответствующей процедуры его рассмотрения. Такая противоречи-
вость заключения Конституционного Суда не случайна. Она свидетельствует о нарушении требо-
ваний Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Согласно части третьей статьи 74
Закона Конституционному Суду Российской Федерации "запрещается давать заключения по во-
просам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционно-
сти нормативного акта или обыкновения правоприменительной практики". Данное положение За-
кона было проигнорировано. Более того, Закон запрещает Конституционному Суду по собствен-
ной инициативе проверять нормативные акты на соответствие Конституции Российской Федера-
ции.

90
Согласно части второй статьи 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации
Конституционный Суд имеет право давать заключения по собственной инициативе. Однако это не
исключает обязательного письменного предложения судьи Конституционного Суда в качестве по-
вода к даче заключения. Как было объявлено Председателем Конституционного Суда В.Д. Зорь-
киным, такое предложение поступило от судьи В.О. Лучина. Однако самого текста с обосновани-
ем материально-правового и процессуально-правового характера возможности принятия и рас-
смотрения его предложения представлено не было. Все совершилось в режиме "процедурного
экспромта".
Как известно (и об этом шла речь в судебном заседании), действующая Конституция Россий-
ской Федерации содержит две статьи, посвященные одному предмету - отрешению от должности
Президента Российской Федерации. Статья 121.6 говорит о немедленном прекращении полномо-
чий Президента в случае, если полномочия Президента Российской Федерации используются для
изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо при-
остановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти. Статья
121.10 предусматривает обычную в мировой практике процедуру отрешения от должности (им-
пичмент) Президента и вице-президента Российской Федерации. Согласно этой процедуре такое
решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заклю-
чения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от об-
щего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депута-
тов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат.
Содержание статьи 121.6 противоречит содержанию статьи 121.10 Конституции Российской
Федерации. В силу этого, а также в силу отсутствия какого-либо механизма реализации положе-
ний статьи 121.6 Конституционный Суд не вправе был обращаться к данной статье Конституции
Российской Федерации. На это указало большинство судей, однако председательствовавший в за-
седании В.Д. Зорькин вопреки воле большинства ставил на голосование формулировки, оправды-
вающие действие статьи 121.6 Конституции Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации, признав действия и решения Президента Рос-
сийской Федерации Б.Н. Ельцина не соответствующими Конституции Российской Федерации, не
имел права квалифицировать это несоответствие в качестве основания отрешения Президента
Российской Федерации от должности или приведения в действие иных специальных механизмов
его ответственности. Определение характера конституционного правонарушения, степени его об-
щественной опасности, достаточности этого правонарушения для того или иного вида конститу-
ционной ответственности - прерогатива Съезда народных депутатов Российской Федерации, а не
Конституционного Суда Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд
Российской Федерации при вынесении заключения от 23 марта 1993 года о соответствии Консти-
туции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации в связи с
его Обращением к гражданам России 20 марта 1993 года.
Председательствовавший в заседании В.Д. Зорькин нарушил элементарные требования по-
становки на голосование окончательной формулы заключения, состоящей из четырех вопросов
(элементов): 1) соответствуют ли Конституции Российской Федерации действия и решения Прези-
дента Российской Федерации; 2) являются ли они основанием для отрешения Президента Россий-
ской Федерации от должности или приведения в действие иного механизма его ответственности;
если на второй вопрос дается положительный ответ, то механизм ответственности Президента
Российской Федерации приводится в действие 3) в порядке статьи 121.10 или 4) в порядке статьи
121.6 Конституции Российской Федерации. Голосование должно было проводиться последова-
тельно по указанным вопросам, и по его результатам должно было быть проведено голосование
окончательной формулы заключения. Председательствующий нарушил этот порядок голосования,
не дал возможности текстуально (в письменном виде) изложить формулу заключения, не уточнил
форму голосования (открытое, поименное и т.п.), исключил звукозапись и протоколирование засе-
дания (велась только стенограмма).
Заседание было открыто без меня (я находился за городом), мне не дали возможности даже
ознакомиться с текстом Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной
реформе в Российской Федерации". Общий ход заседания (его молниеносная быстрота, постоян-
ное нагнетание психоза со стороны председательствующего В.Д. Зорькина о полном крушении

91
конституционного строя и т.п., прямое игнорирование норм процедуры ведения заседания, неже-
лание разрешать спорные вопросы права и т.д.) не давал возможности полного, всестороннего и
объективного исследования всех обстоятельств дела.
В силу изложенного нельзя согласиться с заключением Конституционного Суда Российской
Федерации от 21 сентября 1993 года.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.Л. КОНОНОВА

Приступив к рассмотрению данного вопроса, Конституционный Суд нарушил целый ряд


норм Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и, соответственно, статьи 121.10 и
165.1 Конституции Российской Федерации. Так, из части второй статьи 121.10 однозначно следу-
ет, что инициатива применения предусмотренного данной статьей порядка отрешения Президента
от должности может быть проявлена лишь теми органами, которые перечислены в этой норме.
Конституционный Суд среди них не значится. Кроме того, совершенно очевидно, что в данном
конкретном случае оценка конституционности "действий и решений" Президента Российской Фе-
дерации неразрывно связана с оценкой конституционности его Указа от 21 сентября 1993 г. N
1400 и без этого невозможна. Однако Закон о Конституционном Суде Российской Федерации не
предусматривает дачу заключений по вопросу о проверке конституционности нормативных актов
по собственной инициативе, а часть третья статьи 74 Закона прямо запрещает Суду "давать заклю-
чения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о кон-
ституционности нормативного акта".
В нарушение положений статей 28, 29, 34, 36 - 44, 57 - 65 того же Закона закрытое заседание
Конституционного Суда проходило в спешном порядке, без какой-либо подготовки, изучения во-
проса, без извещения, вызова и заслушивания стороны, издавшей нормативный акт, без выяснения
и оценки конкретных обстоятельств, мотивов и аргументов подготовки Указа и Обращения Пре-
зидента Российской Федерации. Это тем более недопустимо, поскольку Конституционный Суд
фактически заочно и без соблюдения процедуры, в нарушение всех принципов правосудия, по
собственной инициативе вопреки требованиям части второй статьи 121.10 предрешил вопрос об
обвинении и конституционной ответственности главы исполнительной власти - высшего должно-
стного лица государства. Уклонившись от рассмотрения правовых аргументов, изложенных в Об-
ращении и Указе Президента Российской Федерации, и ограничившись сугубо формальными
ссылками на противоречивые в ряде случаев и вызывающие сомнения в их правовом характере
положения Конституции, Конституционный Суд лишился возможности разрешить настоящий во-
прос не догматическим толкованием, а исходя из общих начал и смысла Конституции, из общих
принципов права, что предусмотрено и Законом о Конституционном Суде Российской Федерации
(например, пунктом 6 части первой статьи 62).
В связи с обвинением Президента Российской Федерации в роспуске либо приостановлении
деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации Конститу-
ционный Суд обязан был рассмотреть вопрос о легитимности этих органов, избранных в период
существования тоталитарной, признанной Судом же антиконституционной государственной
структуры - КПСС, в ином, не существующем ныне государственном образовании - РСФСР, и не
получивших поддержки большинства голосовавших на всенародном референдуме 25 апреля 1993
года.
Учитывая многочисленные обращения политических партий и движений, групп депутатов,
участников Конституционного совещания, представителей общественности о незамедлительном
назначении выборов в новый федеральный парламент, на которые Президент ссылается в своем
Указе и которые совпадают, по сути, с народным волеизъявлением, Конституционный Суд вправе
был пересмотреть свое сыгравшее деструктивную роль Постановление от 21 апреля 1993 года о
порядке подведения итогов референдума в части порядка подсчета голосов по вопросу о досроч-
ных выборах народных депутатов. Последнее, по нашему мнению, противоречит мировой практи-
ке, попирает право и волю политически активных граждан непосредственно участвовать в делах
общества и осуществлять государственную власть через референдум, а значит, и конституцион-
ный принцип народовластия.

92
Конституционный Суд должен был учесть, что в действующей Конституции Российской Фе-
дерации отсутствуют нормы, обеспечивающие принятие Съездом и Верховным Советом решений,
соответствующих волеизъявлению народа на референдуме, побуждающие к таким изменениям
конституционного законодательства, которые способствовали бы разрешению существующих
противоречий в сфере разделения полномочий исполнительной и законодательной властей, уста-
навливающие ответственность высших представительных органов за узурпацию власти, грубое
нарушение основных конституционных принципов, законодательный произвол и попрание право-
вых процедур законотворчества. В Конституции отсутствуют также нормы, предусматривающие
порядок и процедуру принятия новой Конституции. Таким образом, налицо не только правовой
вакуум, но и правовой тупик, выход из которого на основе лишь формального следования "писа-
ным нормам" невозможен.
Конституционный Суд проигнорировал также содержащиеся в Обращении и Указе Прези-
дента многочисленные факты нарушения Съездом и Верховным Советом Российской Федерации
основополагающих принципов Конституции (что, кстати, констатировалось и во многих поста-
новлениях Конституционного Суда), дискредитации ими идей парламентаризма, разрушения ос-
нов конституционного строя, приведшие Президента к выводу о том, что в сложившихся условиях
единственным соответствующим принципу народовластия средством прекращения этого противо-
стояния, преодоления паралича государственной власти являются выборы нового парламента Рос-
сийской Федерации.
Это особенно важно, поскольку, исходя из общепризнанных принципов права, любой вид
юридической ответственности исключается при наличии крайней необходимости. Конституцион-
ный Суд, решая вопрос об ответственности Президента, не только не опроверг, но даже не обсуж-
дал основной аргумент, содержащийся в его Указе, - действовал ли Президент в ситуации крайней
необходимости, когда "формальное следование противоречивым нормам, созданным законода-
тельной ветвью власти" и дальнейшее промедление в разрешении возникшего кризиса угрожало
безопасности государства и народа, демократическим преобразованиям и экономическим рефор-
мам и эта угроза не могла быть устранена в сложившихся обстоятельствах другими средствами, а
цена нарушения менее значима, чем предотвращенный вред. Перечень защищаемых целей и цен-
ностей в Указе Президента достаточно очевиден. Кроме того, Президент прямо сослался на свои
конституционные обязанности по обеспечению государственной и общественной безопасности в
стране, охране прав и свобод человека и гражданина, а также на реализацию води народа, выра-
женной на референдуме 25 апреля 1993 года, убедительно подтвердившем доверие Президенту и
его политическому курсу.
Поэтому сугубо оценочными, релятивными и немотивированными представляются выводы
Конституционного Суда о нарушении Президентом именно тех конституционных обязанностей,
которые он приводит в качестве оснований своих действий (абзац третий пункта 11 статьи 121.5),
или конституционных принципов, в защиту которых он как раз выступает (часть вторая статьи 1,
статья 3). Напротив, Указ Президента не только не затрагивает основ конституционного строя, но
и однозначно нацелен на сохранение и защиту таких конституционных принципов, как народовла-
стие, народное представительство, разделение властей, федерализм и права субъектов федерации,
парламентаризм и охрана прав и свобод человека и гражданина.
За пределами исследования и оценки Конституционного Суда фактически остались и те по-
ложения Указа, из которых следует, что Указ носит вынужденный, временный характер, направ-
лен на осуществление конституционных реформ, ставит своей основной задачей обеспечение
"мирного и легитимного выхода из затянувшегося кризиса" путем обращения к волеизъявлению
народа и проведения демократических выборов высшего представительного органа власти. При
этом и в переходной период законодательные функции не узурпируются и не остаются в руках
Президента и исполнительной власти. Более того, Указ (см. пункт 16) вносится на рассмотрение
Федерального собрания (Совета Федерации), которое и должно решить его судьбу.
Совершенно несостоятельной представляется ссылка Конституционного Суда на статью
121.6 Конституции Российской Федерации как на основание прекращения полномочий Президен-
та. По нашему мнению, данная норма вообще не может применяться ввиду как полной неопреде-
ленности процедуры, так и отсутствия даже элементарных правовых гарантий против ее произ-
вольного толкования и применения. Она прямо противоречит порядку отрешения Президента от

93
должности, предусмотренному статьей 121.10 Конституции. Кроме того, в Конституционном Суде
уже длительное время находится надлежащим образом оформленное ходатайство группы народ-
ных депутатов Российской Федерации о проверке конституционности именно этой нормы, что по
смыслу Закона о Конституционном Суде Российской Федерации делает невозможным ссылку на
нее как на правомерную и действующую до разрешения данного ходатайства по существу.
Таким образом, заключение Конституционного Суда Российской Федерации было принято с
грубым нарушением процессуальных норм, при полном отсутствии каких-либо попыток исследо-
вания тех обстоятельств, которые входят в исключительную компетенцию Конституционного Су-
да, что повлекло за собой неадекватность оценок и необоснованность его выводов.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ Т.Г. МОРЩАКОВОЙ

1. Конституционный Суд Российской Федерации, как говорится в его заключении, дал оцен-
ку действиям и решениям Президента, выразившимся в издании Указа и в Обращении к гражда-
нам России. Фактически признан не соответствующим Конституции Указ Президента от 21 сен-
тября 1993 года. Обращение Президента к гражданам России не имеет собственного правового со-
держания, выходящего за пределы предмета Указа. Однако Конституционный Суд, в соответствии
с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, вправе оценивать конституционность
правовых актов только при наличии ходатайства об этом. Ни один из субъектов, управомоченных
Законом на обращение с ходатайством, в Конституционный Суд не обращался. Поэтому Консти-
туционный Суд Российской Федерации был не вправе проверять конституционность названного
Указа Президента.
Конституционный Суд в соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Фе-
дерации может дать заключение о конституционности действий и решений высших должностных
лиц государства по собственной инициативе (часть вторая статьи 74 Закона). Но ему запрещено
давать такие заключения по вопросам, которые могут быть предметом его рассмотрения по делу о
конституционности нормативного акта (часть третья статьи 74 Закона). Таким образом, по собст-
венной инициативе Конституционный Суд не мог проверять конституционность такого норматив-
ного акта, как Указ Президента.
2. Оценивая конституционность действий Президента Российской Федерации, Конституци-
онный Суд руководствовался статьей 121.10 Конституции Российской Федерации, предусматри-
вающей порядок отрешения Президента от должности, и дал по своей инициативе заключение о
наличии в действиях Президента оснований для такого отрешения.
Однако данная норма Конституции предусматривает, что инициатива в постановке вопроса
об отрешении Президента от должности может принадлежать лишь Съезду народных депутатов
Российской Федерации, Верховному Совету или одной из его палат. Инициатива Конституцион-
ного Суда при решении вопроса об импичменте Конституцией Российской Федерации не преду-
смотрена. Конституционный Суд как высший орган по защите Конституции не вправе применять
или толковать в противоречие с Конституцией нормы закона, в том числе Закона о Конституцион-
ном Суде Российской Федерации. Утверждая, что действия Президента служат основанием для
его отрешения от должности, Конституционный Суд принял решение, которое противоречит не
только Конституции, но и части первой статьи 79 Закона о Конституционном Суде Российской
Федерации. Она определяет значение заключения Конституционного Суда и устанавливает, что
такое заключение обязывает лишь признать конституционность или неконституционность рас-
смотренных действий в соответствии с решением Конституционного Суда. Однако оно не должно
содержать вывода о том, служит ли это основанием для отрешения от должности. Данное заклю-
чение Конституционного Суда противоречит с этой точки зрения также его заключению от 23
марта 1993 года, исходившему из того, что задачи Суда ограничиваются оценкой конституцион-
ности рассматриваемых действий.
3. Инициатива Конституционного Суда в постановке вопроса об отрешении Президента от
должности выражает активную политическую позицию Суда и не соответствует требованиям час-
ти третьей статьи 1 и части четвертой статьи 6 Закона о Конституционном Суде Российской Феде-
рации, согласно которым Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы и дол-

94
жен выражать правовую позицию, свободную от практической целесообразности и политических
склонностей. Выбор Конституционным Судом по собственной инициативе момента привлечения
высших должностных лиц государства к конституционной ответственности является средством
политического воздействия.
4. Конституционный Суд при рассмотрении вопроса о неконституционности действий Пре-
зидента, которая могла бы служить основанием привлечения его к конституционной ответствен-
ности, должен был исследовать все обстоятельства, обосновывающие или исключающие такую
ответственность, в частности факты, побудившие Президента, как утверждается в Обращении,
принять Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и свидетельст-
вующие о нарушениях конституционной законности, конституционных гарантий народовластия,
федерализма и демократических прав и свобод. Установление таких фактов не входит в компетен-
цию никаких других судов или иных органов, кроме Конституционного Суда. При этом Консти-
туционный Суд должен был провести судебное разбирательство, соблюдая все правила процеду-
ры, предусмотренные Законом о Конституционном Суде, включая обязательность предваритель-
ного изучения и подготовки вопроса к рассмотрению (часть вторая статьи 41), обеспечение уча-
стия в судебном заседании заинтересованных сторон (статья 36), полноты и всесторонности ис-
следования материалов (статья 35). Эти нормы Закона о Конституционном Суде соблюдены не
были. Какой-либо сокращенный (упрощенный) порядок судопроизводства в Конституционном
Суде Законом не предусмотрен.
5. Указ Президента направлен на организацию выборов нового парламента. Вопрос о необ-
ходимости выборов был вынесен на референдум 25 апреля 1993 года. Однако подсчет голосов при
подведении итогов референдума проводился в соответствии с Постановлением Съезда народных
депутатов Российской Федерации, установившим, что решение считается принятым, если за него
проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосо-
вания. Это решение Съезда было подтверждено Постановлением Конституционного Суда. В моем
особом мнении к данному Постановлению была мотивирована необоснованность этой позиции.
Более половины граждан, участвовавших в голосовании, высказались на референдуме за проведе-
ние новых выборов. В соответствии с частью третьей статьи 35 Закона РСФСР от 16 октября 1990
года "О референдуме РСФСР" это должно быть признано легитимной основой для назначения та-
ких выборов. Полагаю, что решение Конституционного Суда, признавшего иные, необоснованно
завышенные Съездом народных депутатов Российской Федерации требования к подсчету голосов
в пользу проведения новых выборов, должно быть пересмотрено Конституционным Судом. Воля
большинства участвующих в референдуме граждан, подтвердившего необходимость проведения
выборов нового состава парламента, не может игнорироваться. Однако Конституционный Суд не
рассмотрел и не учел значение данного обстоятельства при оценке конституционности Указа Пре-
зидента по содержанию.
Исходя из изложенного, полагаю, что Конституционный Суд Российской Федерации был не
вправе дать заключение об основаниях отрешения Президента Российской Федерации от должно-
сти.

95
7.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 23 марта 1995 г. N 1-П

ПО ДЕЛУ О ТОЛКОВАНИИ ЧАСТИ 4 СТАТЬИ 105 И СТАТЬИ 106


КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Поводом к рассмотрению дела согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-
онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" явился запрос Совета Федера-
ции Федерального Собрания Российской Федерации о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106
Конституции Российской Федерации.
Основанием к рассмотрению дела согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" явилась обнаружившаяся
неопределенность в понимании положений части 4 статьи 105 в связи с предписаниями статьи 106
Конституции Российской Федерации, вследствие чего требуется разъяснить, распространяется ли
четырнадцатидневный срок, установленный частью 4 статьи 105 Конституции Российской Феде-
рации для рассмотрения и одобрения федеральных законов в Совете Федерации, на федеральные
законы по вопросам, перечень которых дан в статье 106 Конституции Российской Федерации.
Заслушав выступление судьи - докладчика В.Г. Стрекозова, объяснения представителей Со-
вета Федерации, выступления приглашенных, изучив представленные материалы, Конституцион-
ный Суд Российской Федерации установил:
Конституция Российской Федерации, регламентируя законодательный процесс, определяет,
что законопроекты вносятся в Государственную Думу (статья 104, часть 2) и что федеральные за-
коны принимает эта палата (статья 105, часть 1). Законы, принятые Государственной Думой, пере-
даются на рассмотрение Совета Федерации (статья 105, часть 3), что призвано обеспечить учет его
мнения в законодательном процессе и предоставляет ему возможность выразить свое согласие ли-
бо несогласие с Государственной Думой в отношении любого закона.
В соответствии со статьей 105 (часть 4) Конституции Российской Федерации федеральный
закон считается одобренным Советом Федерации, если за него проголосовало более половины от
общего числа членов этой палаты либо если в течение четырнадцати дней он не был рассмотрен
Советом Федерации. Таким образом, Совет Федерации решает сам, какие из принятых Госу-
дарственной Думой законов подлежат рассмотрению на его заседании.
Исключение из этого общего правила установлено статьей 106 Конституции Россий-
ской Федерации, которая дает перечень федеральных законов, подлежащих обязательному
рассмотрению в Совете Федерации.
В то же время статья 106 Конституции Российской Федерации не устанавливает особого сро-
ка для рассмотрения в Совете Федерации соответствующих законов. Начав рассмотрение закона
в четырнадцатидневный срок, предусмотренный частью 4 статьи 105 Конституции Россий-
ской Федерации, Совет Федерации обязан путем голосования принять решение об одобрении
либо отклонении закона. При этом истечение указанного срока не освобождает Совет Федерации
от данной обязанности. Закон, принятый по любому из вопросов, перечисленных в статье 106, не
может считаться одобренным, если Совет Федерации не завершил его рассмотрения. Соответст-
венно, закон в этом случае не подлежит подписанию главой государства.
Если рассмотрение в Совете Федерации федеральных законов, принятых по вопросам, пере-
численным в статье 106 Конституции Российской Федерации, не завершено в установленный ча-
стью 4 статьи 105 срок, оно должно быть продолжено на следующем заседании Совета Федерации
и завершено принятием решения.
На основании изложенного, по смыслу статей 105 и 106 Конституции Российской Федера-
ции, а также с учетом сложившейся практики законодательного процесса, руководствуясь статья-
ми 72, 74 и 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Фе-
дерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Рассмотрение в Совете Федерации федерального закона, подлежащего в соответствии со
статьей 106 Конституции Российской Федерации обязательному рассмотрению в этой палате,

96
должно начаться согласно части 4 статьи 105 Конституции Российской Федерации не позднее че-
тырнадцати дней после его передачи в Совет Федерации.
2. Если Совет Федерации в течение четырнадцати дней не завершил рассмотрения принятого
Государственной Думой федерального закона, подлежащего в соответствии со статьей 106 Кон-
ституции Российской Федерации обязательному рассмотрению в Совете Федерации, этот закон не
считается одобренным и его рассмотрение продолжается на следующем заседании Совета Феде-
рации до вынесения решения о его одобрении либо отклонении.
3. Толкование, содержащееся в пунктах 1 и 2 резолютивной части настоящего Постановле-
ния, не распространяется на федеральные законы, признаваемые самим Советом Федерации под-
лежащими обязательному рассмотрению в Совете Федерации, если они приняты Государственной
Думой по вопросам, не перечисленным в статье 106 Конституции Российской Федерации.

97
8.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 12 апреля 1995 г. N 2-П

ПО ДЕЛУ О ТОЛКОВАНИИ СТАТЕЙ 103 (ЧАСТЬ 3),


105 (ЧАСТИ 2 И 5), 107 (ЧАСТЬ 3), 108 (ЧАСТЬ 2),
117 (ЧАСТЬ 3) И 135 (ЧАСТЬ 2) КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


рассмотрел в открытом пленарном заседании дело о толковании статей 103 (часть 3), 105
(части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской
Федерации.
Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-
онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явился запрос Государствен-
ной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, направленный в Конституционный
Суд Российской Федерации на основании Постановления Государственной Думы от 17 февраля
1995 г. N 538-1 ГД "Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации".
Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явилась обнаружившаяся
неопределенность в понимании названных статей Конституции Российской Федерации в связи с
используемыми в них понятиями "общее число депутатов Государственной Думы" и "общее число
членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы". Вследствие этого требуется разъ-
яснить, тождественно ли общее число депутатов Государственной Думы ее численному составу,
установленному статьей 95 (часть 3) Конституции Российской Федерации, либо оно означает чис-
ло фактически избранных депутатов, за исключением тех, чьи полномочия на момент голосования
прекращены в установленном порядке, а также является ли указание на общее число членов Сове-
та Федерации и депутатов Государственной Думы основанием для принятия решений на базе
суммы голосов членов обеих палат Федерального Собрания.
Заслушав выступление судьи - докладчика Б.С. Эбзеева, объяснения представителей Госу-
дарственной Думы, выступления приглашенных, изучив представленные материалы, Конституци-
онный Суд Российской Федерации

установил:

1. Согласно Конституции Российской Федерации Государственная Дума принимает феде-


ральные законы и постановления по вопросам, относящимся к ее ведению, простым или квалифи-
цированным большинством голосов от общего числа депутатов (статья 103, часть 3; статья 105,
части 2 и 5; статья 107, часть 3; статья 108, часть 2; статья 117, часть 3; статья 135, часть 2).
Давая разъяснение понятия "общее число депутатов Государственной Думы", следует исхо-
дить из того, что согласно статье 3 (часть 1) Конституции Российской Федерации носителем суве-
ренитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонацио-
нальный народ. Часть 2 этой статьи устанавливает, что народ осуществляет свою власть непосред-
ственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. В свою
очередь, статья 32 (часть 1) Конституции Российской Федерации предусматривает, что граждане
Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосред-
ственно, так и через своих представителей.
Представительным и законодательным органом Российской Федерации, представляющим
весь многонациональный народ России и все субъекты Российской Федерации, является Феде-
ральное Собрание, состоящее из Совета Федерации и Государственной Думы (статья 94 и часть 1
статьи 95 Конституции Российской Федерации).
Определяя численный состав Совета Федерации (по два представителя от каждого субъекта
Российской Федерации) и Государственной Думы (450 депутатов), Конституция Российской Фе-
дерации одновременно возлагает на законодательную власть и главу государства обязанность соз-
дать условия для замещения мандатов представителей субъектов Российской Федерации в Совете

98
Федерации и депутатских мандатов в Государственной Думе (пункт "а" статьи 84, часть 2 статьи
96 Конституции Российской Федерации). Конституционное требование о численном составе палат
Федерального Собрания Российской Федерации должно быть обеспечено.
Конституционная характеристика Федерального Собрания как органа народного пред-
ставительства предполагает, что возможная неполнота состава его палат не должна быть
значительной, ибо в противном случае его представительный характер может быть постав-
лен под сомнение.
Цель установления в статье 95 Конституции Российской Федерации числа мандатов в
Совете Федерации и Государственной Думе - обеспечение представительного характера
высшего законодательного органа Российской Федерации. Отсюда следует, что принятие
предложенной Государственной Думой интерпретации понятия "общее число депутатов" как чис-
ла только фактически избранных в Государственную Думу депутатов, за исключением тех, чьи
полномочия на момент голосования прекращены в установленном порядке, может привести к то-
му, что Государственная Дума будет правомочна принимать федеральные законы и иные важные
для страны акты по вопросам своего ведения, даже если фактически утратит свой представитель-
ный характер вследствие вакантности значительной части депутатских мандатов. Такие законы и
иные акты как нарушающие статью 94 Конституции Российской Федерации окажутся нелегитим-
ными.
Акты парламента должны воплощать интересы большинства в обществе, а не только
самого парламентского большинства. Конституция Российской Федерации не установила тре-
бований к численному составу избранных парламентариев, при котором палаты Федерального Со-
брания вправе осуществлять свои конституционные полномочия. В этих условиях представи-
тельный характер Государственной Думы (и Совета Федерации) и легитимность принимае-
мых законов могут быть гарантированы только истолкованием понятия "общее число депу-
татов" как конституционного их числа - 450 депутатов Государственной Думы (178 членов
Совета Федерации). При определении порядка принятия законов и постановлений палатами Фе-
дерального Собрания Конституция Российской Федерации исходит из названного общего числа
депутатов Государственной Думы (общего числа членов Совета Федерации). Принятые большин-
ством от данного числа решения во всех случаях учитывают волю представителей не менее чем
половины избирательного корпуса, вследствие чего наличие вакантных мандатов депутатов не
может сказаться на итогах голосования.
Таким образом, предлагаемое в запросе Государственной Думы отождествление понятий
"общее число депутатов" и "число фактически избранных депутатов" не отвечает требованиям
Конституции Российской Федерации гарантировать народное представительство в Федеральном
Собрании и может воспрепятствовать реализации конституционных положений об организации
палат Федерального Собрания и законодательном процессе.
2. В статьях 107 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации предусматри-
вается принятие решений квалифицированным большинством голосов от общего числа членов
Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.
Понимание указанных положений как способа подведения итогов голосования исходя из об-
щей суммы голосов членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы противоречит
Конституции Российской Федерации.
Федеративное устройство Российской Федерации обусловливает двухпалатную структуру
Федерального Собрания и значительную самостоятельность Совета Федерации и Государственной
Думы по отношению друг к другу. В своей организации и деятельности они призваны отразить
разные стороны народного представительства в Российской Федерации - прямое представительст-
во населения и представительство субъектов Российской Федерации. Различна и их компетенция.
Статья 100 (часть 1) Конституции Российской Федерации устанавливает, что Совет Федера-
ции и Государственная Дума заседают раздельно. В силу статей 102 (часть 3), 103 (часть 3), 105,
108 (часть 2) Конституции Российской Федерации федеральные законы, постановления Совета
Федерации и Государственной Думы принимаются палатами Федерального Собрания раздельно.
В статье 107 (часть 3) Конституции Российской Федерации подчеркивается, что повторное рас-
смотрение федерального закона палатами Федерального Собрания осуществляется в установлен-
ном Конституцией Российской Федерации порядке, т.е. также раздельно. В тех предусмотренных

99
частью 3 статьи 100 Конституции Российской Федерации случаях, когда палаты собираются со-
вместно, голосования не проводятся и решения не принимаются.
Таким образом, указание на общее число членов Совета Федерации и депутатов Госу-
дарственной Думы, содержащееся в тексте статей 107 и 135 Конституции Российской Феде-
рации, должно пониматься только как единый для обеих палат принцип определения ре-
зультатов голосования.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74 и 75 Федерального конститу-
ционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Рос-
сийской Федерации

постановил:

1. Положение об общем числе депутатов Государственной Думы, содержащееся в статьях


103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конститу-
ции Российской Федерации, следует понимать как число депутатов, установленное для Государст-
венной Думы статьей 95 (часть 3) Конституции Российской Федерации, - 450 депутатов.
2. Положение об общем числе членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы,
содержащееся в статьях 107 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации, следует
понимать как предусматривающее голосование раздельно по палатам и определение его результа-
тов соответственно от численности каждой палаты, установленной статьей 95 (части 2 и 3) Кон-
ституции Российской Федерации.
3. Решения Государственной Думы, принятые ранее в соответствии с иным порядком подве-
дения итогов голосования, пересмотру в связи с данным толкованием не подлежат.

100
9.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 мая 1995 г. N 5-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЬИ 12


ЗАКОНА СССР ОТ 9 ОКТЯБРЯ 1989 ГОДА "О ПОРЯДКЕ РАЗРЕШЕНИЯ
КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРОВ (КОНФЛИКТОВ)" (В РЕДАКЦИИ
ОТ 20 МАЯ 1991 ГОДА) В ЧАСТИ, ЗАПРЕЩАЮЩЕЙ ПРОВЕДЕНИЕ
ЗАБАСТОВОК РАБОТНИКАМИ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ, В СВЯЗИ
С ЖАЛОБОЙ ПРОФСОЮЗА ЛЕТНОГО СОСТАВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба Профсоюза летного состава Российской Фе-
дерации на нарушение конституционного права на забастовку в результате применения судом при
разрешении дела норм Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров
(конфликтов)".
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о
том, соответствует ли Конституции Российской Федерации положение части первой статьи 12 на-
званного Закона, предусматривающее, что прекращение работы как средство разрешения коллек-
тивного трудового спора (конфликта) не допускается на предприятиях и в организациях граждан-
ской авиации.
Заслушав сообщения судей - докладчиков О.С. Хохряковой и В.И. Олейника,… Конституци-
онный Суд Российской Федерации установил:
1. 18 мая 1994 года в авиаотрядах и на авиапредприятиях некоторых регионов России по
инициативе Профсоюза летного состава Российской Федерации была проведена забастовка летно-
го состава - членов данного Профсоюза. Решениями судов эта забастовка на основании статьи 12
Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)" была призна-
на незаконной.
Профсоюз летного состава Российской Федерации обратился в Конституционный Суд Рос-
сийской Федерации с жалобой о проверке конституционности названного Закона, поскольку, по
его мнению, запрет забастовок противоречит Конституции Российской Федерации.
2. На рассмотрение Конституционного Суда Российской Федерации вынесен вопрос о кон-
ституционности Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфлик-
тов)", который на основании пункта 2 раздела второго ("Заключительные и переходные положе-
ния") Конституции Российской Федерации действует на территории Российской Федерации и
применяется судами и другими правоприменительными органами.

С учетом указанных обстоятельств предметом рассмотрения по данному делу следует при-
знать лишь ту норму обжалуемого Закона (часть первую статьи 12), которая предусматривает за-
прет прекращения работы как средства разрешения коллективного трудового спора (конфликта), и
только в той ее части, которая говорит о предприятиях и организациях гражданской авиации.
3. Статья 37 (часть 4) Конституции Российской Федерации признает право на индивидуаль-
ные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом спо-
собов их разрешения, включая право на забастовку. Забастовка, таким образом, рассматривается
как способ разрешения спора, и законодатель вправе определять, когда и при каких условиях та-
кой способ разрешения спора возможен, а когда он недопустим.
При регламентации права на забастовку должно осуществляться необходимое согласование
между защитой профессиональных интересов, средством которых является забастовка, и соблю-
дением общественных интересов, которым она способна причинить ущерб и обеспечение которых
- обязанность законодателя.
Возможность ограничения права на забастовку отдельных категорий работников, в том
числе занятых в гражданской авиации, с учетом характера их деятельности и возможных послед-
ствий прекращения ими работы прямо вытекает из положений статьи 17 (часть 3) Конститу-

101
ции Российской Федерации, предусматривающей, что осуществление прав и свобод человека
и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, а также статьи 55 (часть 3)
Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой права и свободы человека и
гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это не-
обходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и закон-
ных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Тем самым
Конституция Российской Федерации определяет для законодателя рамки возможных ограничений.
Ограничение права на забастовку не противоречит и общепризнанным принципам и нормам
международного права. Так, исходя из положений Международного пакта об экономических, со-
циальных и культурных правах, запрет права на забастовку допустим в отношении лиц, входящих
в состав вооруженных сил, полиции и администрации государства (часть вторая статьи 8), а в от-
ношении других лиц ограничения возможны, если они необходимы в демократическом обществе в
интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и
свобод других (пункт "c" части первой статьи 8). При этом регламентация права на забастовку ме-
ждународно-правовыми актами о правах человека отнесена к сфере внутреннего законодательства.
Но это законодательство не должно выходить за пределы допускаемых данными актами ограниче-
ний.
4. Часть первая статьи 12 рассматриваемого Закона устанавливает, что на предприятиях и в
организациях гражданской авиации прекращение работы как средство разрешения коллективного
трудового спора (конфликта) не допускается. Такая формулировка означает, что запрет забастовок
распространяется на все без исключения предприятия и организации, относящиеся к системе гра-
жданской авиации, а также на всех занятых в ней работников. Она не предусматривает какой-либо
дифференциации предприятий, подразделений, служб, категорий работников гражданской авиа-
ции с учетом характера их деятельности, а также значимости выполняемых ими работ.
В результате ограничивается право на забастовку значительно большего круга работников,
чем это необходимо для достижения целей, указанных в статьях 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Кон-
ституции Российской Федерации.
В сложившейся ситуации при решении вопросов о законности или незаконности забастовок
часть первая статьи 12 Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров
(конфликтов)" должна применяться с учетом положений статьи 55 (части 2 и 3) Конституции Рос-
сийской Федерации. Это следует из предписаний пункта 2 раздела второго ("Заключительные и
переходные положения") Конституции Российской Федерации, который предусматривает, что за-
коны и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступле-
ния в силу Конституции Российской Федерации, применяются в части, не противоречащей ей.
На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, статьями 72, 74, 75,
частью второй статьи 86, статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституцион-
ном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Установленный частью первой статьи 12 Закона СССР "О порядке разрешения коллектив-
ных трудовых споров (конфликтов)" запрет забастовок на предприятиях и в организациях граж-
данской авиации соответствует Конституции Российской Федерации в той мере, в какой право на
забастовку отдельных категорий работников может быть ограничено согласно статье 55 (часть 3)
Конституции Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, нравствен-
ности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопас-
ности государства.
2. Установленный частью первой статьи 12 Закона СССР "О порядке разрешения коллек-
тивных трудовых споров (конфликтов)" запрет забастовок на предприятиях и в организациях
гражданской авиации на основании одной лишь их принадлежности к определенной отрасли
не соответствует статьям 37 (часть 4) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
3. Федеральному Собранию Российской Федерации в соответствии со статьей 37 (часть 4)
Конституции Российской Федерации надлежит определить условия и основания ограничения пра-
ва на забастовку и связанные с этим необходимые компенсационные механизмы и процедуры раз-
решения коллективных трудовых споров (конфликтов), руководствуясь при этом статьей 55 (части
2 и 3) Конституции Российской Федерации и общепризнанными принципами и нормами междуна-
родного права.

102
10.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 23 мая 1995 г. N 6-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


СТАТЕЙ 2.1 И 16 ЗАКОНА РСФСР ОТ 18 ОКТЯБРЯ 1991 ГОДА
"О РЕАБИЛИТАЦИИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ"
(В РЕДАКЦИИ ОТ 3 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА)
В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ З.В. АЛЕШНИКОВОЙ


Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки З.В. Алешниковой на нарушение
ее конституционных прав статьями 2.1 и 16 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических
репрессий".
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о
том, соответствуют ли конституционным правам и свободам граждан положения части первой
статьи 2.1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".
Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Г. Ярославцева, объяснения сторон, показания
свидетеля, заключение эксперта, выступления приглашенных в судебное заседание, изучив пред-
ставленные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Заявительница - гражданка З.В. Алешникова, 1931 года рождения, проживала до 1942 года
вместе с родителями в Сталинградской области. В 1942 году ее родители были повторно репрес-
сированы в административном порядке как социально опасные лица, в связи с чем она вместе с
семьей была насильственно выселена с места своего проживания.
В 1993 году родители З.В. Алешниковой были реабилитированы УВД Волгоградской облас-
ти на основании пункта "в" статьи 3 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрес-
сий", а она на основании абзаца 1 части первой статьи 2.1 того же Закона была признана постра-
давшей от политических репрессий.
Полагая, что к ней политические репрессии применялись непосредственно, З.В. Алешникова
обращалась в органы социального обеспечения, в Министерство юстиции Российской Федерации
с просьбой признать ее необоснованно репрессированной и распространить на нее все компенса-
ции, предусмотренные для этой категории лиц статьей 16 Закона РСФСР "О реабилитации жертв
политических репрессий" и статьей 110 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР". В
просьбе ей было отказано на том основании, что к моменту окончания срока примененных к ее
родителям репрессивных мер она не достигла 16-летнего возраста, с которого по действовавшему
в то время законодательству мог применяться соответствующий вид политических репрессий. Ле-
нинградский районный народный суд города Калининграда также отказал З.В. Алешниковой в
приеме заявления о нарушении ее конституционных прав в связи с применением к ней положений
статей 2.1 и 16 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".
2. Заявительница обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой
признать неконституционной всю статью 2.1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических
репрессий". Однако статья в целом не может быть предметом рассмотрения по данному делу, по-
скольку к заявительнице было применено лишь положение абзаца 1 части первой этой статьи о
признании пострадавшими от политических репрессий детей, находившихся вместе с родителями
в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

3. Целью Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий", как указано в его
преамбуле, является реабилитация всех жертв политических репрессий, восстановление их в гра-
жданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее
время компенсации материального и морального ущерба.
Признание частью первой статьи 2.1 названного Закона детей, находившихся вместе с роди-
телями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, не репрессированными,
а пострадавшими от политических репрессий не отвечает этой цели, ограничивает для таких лиц

103
возможность реабилитации, создает для них иной по сравнению с реабилитируемыми правовой
статус, в частности уменьшает объем предусмотренных компенсаций.
Действовавшее в период применения репрессий законодательство формально не требовало
вынесения решений о применении репрессий в отношении детей, не достигших 16-летнего возрас-
та. Однако по существу эти дети репрессировались, фактически подвергаясь мерам принуждения.
То обстоятельство, что к моменту необоснованного применения репрессий к родителям они не
достигли возраста, позволявшего юридически привлечь их к ответственности, не имеет значения
для оценки их правового положения и не может служить основанием для ограничения их прав и
свобод в процессе реабилитации. Такие дети, насильственно или вынужденно помещенные в мес-
та заключения, ссылки, высылки, спецпоселений, т.е. в условия явного лишения прав и свобод, в
силу статьи 1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" должны быть при-
знаны репрессированными по политическим мотивам со всеми вытекающими отсюда последст-
виями.
4. Содержащиеся в части первой статьи 2.1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политиче-
ских репрессий" ограничения еще более усугубляются органами, на которые возложено его при-
менение. Прокуратура Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Феде-
рации в своих инструктивных указаниях, исходя из законодательства, действовавшего в период
применения репрессий, учитывают только факт наличия или отсутствия документального под-
тверждения решений о применении репрессий. При этом определяется, что не могут считаться ре-
прессированными дети, не достигшие 16 лет или не поставленные на учет в местах режимного по-
селения родителей. Аналогичная норма содержится в статье 1 Положения о порядке предоставле-
ния льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических ре-
прессий, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. N
419.
Подобное истолкование нормы Закона фактически приводит к дискриминации жертв
политических репрессий по возрасту, поскольку заведомо лишает определенную возрастную
категорию лиц права на реабилитацию.
5. Таким образом, рассматриваемое положение абзаца 1 части первой статьи 2.1 Закона
РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" по существу и по смыслу, придаваемо-
му ему на практике, устанавливает необоснованные и несправедливые различия (в том числе свя-
занные с возрастом) в отношении определенной категории граждан, признаваемых пострадавши-
ми от политических репрессий, по сравнению с необоснованно репрессированными, хотя к ним
применялись такие же меры репрессий по политическим мотивам.
Положение части первой статьи 2.1 названного Закона о том, что дети, находившиеся вместе
с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, признаются лишь
пострадавшими от политических репрессий, противоречит статье 19 (часть 1) Конституции Рос-
сийской Федерации о равенстве всех перед законом и судом, а также статьям 46 (часть 1) и 52
Конституции Российской Федерации, поскольку не охраняет в равной мере с правами лиц, при-
знаваемых жертвами политических репрессий, права потерпевших от злоупотреблений властью,
не обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию за причиненный ущерб.
Положение абзаца 1 части первой статьи 2.1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв полити-
ческих репрессий" не может являться основанием для дискриминации по возрасту или иным при-
знакам в отношении граждан, пострадавших от политических репрессий, а также для отказа им в
судебной защите и признании их необоснованно репрессированными в порядке и по основаниям,
предусмотренным статьями 1 и 7 названного Закона.
Это подтверждается и требованиями статьи 26 Международного пакта о гражданских и по-
литических правах, установившей, что все люди равны перед законом и имеют право без всякой
дискриминации на равную защиту закона. В соответствии с Декларацией основных принципов
правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Генеральной Ассамб-
леей ООН 29 ноября 1985 года, под термином "жертвы" также понимаются лица, которым инди-
видуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный
ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основ-
ных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения на-

104
циональных уголовных законов, но являющегося нарушением международно признанных норм,
касающихся прав человека.
На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, статьями 72, 74, 75,
частью второй статьи 86 и статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституцион-
ном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать положение абзаца 1 части первой статьи 2.1 Закона РСФСР от 18 октября 1991
года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября 1993 года), отно-
сящее детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке,
на спецпоселении, к пострадавшим от политических репрессий, а не к репрессированным, не соот-
ветствующим статье 19 (часть 1) и статье 52 Конституции Российской Федерации.
2. Согласно части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конститу-
ционном Суде Российской Федерации" дело гражданки З.В. Алешниковой, разрешенное на осно-
вании признанного неконституционным положения абзаца 1 части первой статьи 2.1 Закона
РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий", подлежит пересмотру компетентным
органом в установленном порядке.

105
11.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 июля 1995 г. N 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 42 ЗАКОНА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
"О ВЫБОРАХ ДЕПУТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ" В РЕДАКЦИИ ОТ 26 АВГУСТА 1994 ГОДА


рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части второй статьи
42 Закона Чувашской Республики "О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской
Республики" в редакции от 26 августа 1994 года.
Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-
онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явился запрос Президента Чу-
вашской Республики с требованием признать не соответствующей Конституции Российской Фе-
дерации указанную норму Закона Чувашской Республики "О выборах депутатов Государственного
Совета Чувашской Республики".
Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явилась обнаружившаяся
неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспари-
ваемая норма в редакции Закона Чувашской Республики от 26 августа 1994 года, изменившего по-
рядок подведения итогов голосования при повторном его проведении.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Т.Г. Морщаковой, объяснения представителей сто-
рон, выступления приглашенных специалистов, исследовав документы и материалы, Конституци-
онный Суд Российской Федерации

установил:

1. Выборы в Государственный Совет Чувашской Республики проводились в марте, мае и ию-


не 1994 года на основе Закона Чувашской Республики от 24 ноября 1993 года "О выборах депута-
тов Государственного Совета Чувашской Республики" в редакции от 20 января 1994 года. При
этом из установленного Конституцией Чувашской Республики (часть первая статьи 93) общего
численного состава Государственного Совета, равного 47 депутатам, были избраны 33 депутата.
Для завершения формирования Государственного Совета на 27 ноября 1994 года был назначен
еще один тур выборов. Одновременно вновь избранный состав Государственного Совета 26 авгу-
ста 1994 года принял Закон "О внесении изменений и дополнений в Закон Чувашской Республики
"О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики". Этим Законом, в част-
ности, из части второй статьи 42 было исключено положение о том, что избранным по большинст-
ву голосов считается кандидат в депутаты, получивший при повторном голосовании не менее 25
процентов от числа голосов граждан, внесенных в списки избирателей. 4 декабря 1994 года в ре-
зультате проведения последнего этапа повторного голосования на основе Закона в новой редакции
были доизбраны все остальные члены Государственного Совета Чувашской Республики.
По мнению заявителя, исключение из избирательного закона названной нормы не согласует-
ся с положением статьи 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в силу которого органы
государственной власти субъекта Российской Федерации должны формироваться в соответствии с
основами конституционного строя Российской Федерации. Кроме того, как указано в запросе, вве-
дение этой поправки в действие перед последним туром повторного голосования нарушает прин-
цип равенства в избирательных правах, что противоречит также статьям 3, 15 и 19 Конституции
Российской Федерации.
2. …
Согласно статье 72 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации защита прав и
свобод граждан относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Исходя
из этого следует признать, что Государственный Совет, принимая поправки к закону о выбо-

106
рах, действовал именно в сфере совместного ведения по обеспечению избирательных прав
граждан.
Конституционный Суд Российской Федерации в настоящем деле рассматривает вопросы, по-
ставленные заявителем, лишь в тех пределах, в каких они касаются указанной сферы совместного
ведения Российской Федерации и ее субъектов.
3. Заявитель ходатайствует о проверке конституционности части второй статьи 42 в новой
редакции как по содержанию данной нормы, так и по юридическим последствиям, вызванным
введением ее в действие и применением.
Рассматриваемая норма регламентирует порядок подведения итогов голосования при по-
вторном его проведении в случаях, когда ни один из кандидатов первоначально не собрал необхо-
димого большинства голосов. Данный вопрос Конституция Российской Федерации не относит ни
к исключительному ведению Российской Федерации, ни к ее совместному с субъектами Россий-
ской Федерации ведению. Поэтому в силу статьи 125 (пункт "б" части 2) Конституции Российской
Федерации проверка конституционности собственно порядка подведения итогов голосования, ко-
торый установлен законом субъекта Российской Федерации, не входит в компетенцию Конститу-
ционного Суда Российской Федерации.
Вместе с тем согласно части первой статьи 86 Федерального конституционного закона "О
Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации
проверяет соответствие нормативных актов Конституции Российской Федерации не только по со-
держанию норм, но и по порядку принятия, опубликования или введения в действие. При этом,
исходя из части второй статьи 74 названного Закона, Конституционный Суд Российской Федера-
ции оценивает по указанным критериям как буквальный смысл рассматриваемых норм, так и
смысл, который они приобретают в процессе правоприменения, а также в связи с их местом в сис-
теме правовых актов.
Согласно пункту 2 Постановления Государственного Совета Чувашской Республики от 15
июля 1994 года Закона Чувашской Республики "О внесении изменений и дополнений в Закон Чу-
вашской Республики "О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики"
подлежал введению в действие со дня его подписания, т.е. с 26 августа 1994 года. Норма о введе-
нии в действие, по существу, является переходным положением к Закону, которое обусловило
применение новой редакции Закона при проведении очередного повторного голосования в ходе
выборов в Государственный Совет, начавшихся ранее на основе прежнего законодательства.
4. Государственный Совет Чувашской Республики, однако, был не вправе распростра-
нять действие новых норм на регулирование отношений по выборам в представительный
орган государственной власти Чувашской Республики, который начал формироваться в
марте 1994 года в соответствии с прежним порядком. Статья 42 (часть вторая) в новой редак-
ции в совокупности с постановлением о введении Закона в действие изменили правила подсчета
голосов в процессе проведения выборов, т.е. когда формирование Государственного Совета еще
не завершилось.
В результате для кандидатов, баллотировавшихся в Государственный Совет до внесения из-
менений в статью 42 Закона, действовали при повторном голосовании одни условия, а для канди-
датов, участвовавших в следующем туре повторного голосования на основе новой редакции Зако-
на, - другие.
5. Изменением правил подсчета голосов при повторном голосовании в процессе уже на-
чатых выборов был нарушен принцип равного избирательного права, соблюдение которого
является необходимым условием свободных выборов (статья 3, часть 3, Конституции Россий-
ской Федерации). Содержание этого принципа конкретизируется также в Международном пакте о
гражданских и политических правах, действие которого признано Российской Федерацией.
В Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантиру-
ются в соответствии с Конституцией Российской Федерации и нормами международного права
(статья 17 Конституции Российской Федерации), которые согласно статье 15 (часть 4) Конститу-
ции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. В целях обеспече-
ния народовластия пункт "b" статьи 25 упомянутого Международного пакта предусматривает, что
каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных
ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических

107
выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосо-
вании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации и данной международно-правовой
нормой федеральное законодательство гарантирует право гражданина участвовать в свободных
выборах на основе всеобщего и равного избирательного права. Гарантии данного права должны
быть также предусмотрены в законах субъектов Российской Федерации.
Указанные изменения в процедуре выборов в Государственный Совет Чувашской Рес-
публики привели к неравенству граждан при осуществлении ими пассивного и активного
избирательного права в ходе одних и тех же выборов. На их первом этапе к кандидатам в депу-
таты предъявлялись более высокие требования, что было обусловлено более жесткими нормами
прежней редакции Закона относительно числа голосов, необходимых для избрания в Государст-
венный Совет. В результате и избиратели не смогли в ряде случаев на равных основаниях реали-
зовать свое право на представительство в законодательном органе Чувашской Республики.
Таким образом, был нарушен принцип равенства граждан, закрепленный в статье 19
Конституции Российской Федерации, который определяет равный правовой статус граждан
при осуществлении ими любых прав, в том числе предусмотренного статьей 32 Конституции
Российской Федерации права избирать и быть избранным в органы государственной власти. На-
рушение принципа равенства избирательных прав при формировании законодательного органа
является отступлением от общих принципов организации представительных органов власти субъ-
ектов Российской Федерации (статья 77, часть 1, Конституции Российской Федерации) и, следова-
тельно, может поставить под сомнение легитимность принимаемых ими решений.
Предписание, содержащееся в пункте 2 Постановления Государственного Совета Чувашской
Республики от 15 июля 1994 года о введении в действие новой редакции рассматриваемого
Закона со дня подписания, а не с момента опубликования, противоречит также статье 15
(часть 3) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что любые норматив-
ные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан, могут приме-
няться лишь при условии их официального опубликования для всеобщего сведения.
Таким образом, по порядку введения в действие норма части второй статьи 42 Закона Чуваш-
ской Республики "О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики" в ре-
дакции от 26 августа 1994 года не соответствует статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 и 32 (часть 2)
Конституции Российской Федерации о равенстве граждан, их праве избирать и быть избранными в
органы государственной власти, а также статье 25 Международного пакта о гражданских и поли-
тических правах.
На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, частями первой, вто-
рой и третьей статьи 72, частями первой, второй, третьей и четвертой статьи 74, статьей 75, частью
третьей статьи 79, пунктом 3 части первой статьи 86 и статьей 87 Федерального конституционного
закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской
Федерации

постановил:

1. Признать порядок введения в действие части второй статьи 42 Закона Чувашской Респуб-
лики от 24 ноября 1993 года в редакции Закона Чувашской Республики от 26 августа 1994 года "О
внесении изменений и дополнений в Закон Чувашской Республики "О выборах депутатов Госу-
дарственного Совета Чувашской Республики" применительно к формированию Государственного
Совета Чувашской Республики первого созыва не соответствующим Конституции Российской Фе-
дерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 и 32 (часть 2), поскольку изменение правил под-
счета голосов в ходе одних выборов привело к нарушению равенства граждан при осуществлении
ими права избирать и быть избранными в органы государственной власти.
2. Пункт 1 резолютивной части настоящего Постановления не ставит под сомнение легитим-
ность Государственного Совета Чувашской Республики и не затрагивает полномочий депутатов,
избранных до введения в действие Закона Чувашской Республики от 26 августа 1994 года "О вне-
сении изменений и дополнений в Закон Чувашской Республики "О выборах депутатов Государст-
венного Совета Чувашской Республики".

108
12.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 31 июля 1995 г. N 10-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ УКАЗА


ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 30 НОЯБРЯ 1994 Г.
N 2137 "О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ
КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА НА ТЕРРИТОРИИ
ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ", УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ОТ 9 ДЕКАБРЯ 1994 Г. N 2166 "О МЕРАХ
ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕЗАКОННЫХ ВООРУЖЕННЫХ
ФОРМИРОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
И В ЗОНЕ ОСЕТИНО - ИНГУШСКОГО КОНФЛИКТА", ПОСТАНОВЛЕНИЯ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 9 ДЕКАБРЯ 1994 Г.
N 1360 "ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЗАКОННОСТИ, ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН, РАЗОРУЖЕНИЯ
НЕЗАКОННЫХ ВООРУЖЕННЫХ ФОРМИРОВАНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ
ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И ПРИЛЕГАЮЩИХ К НЕЙ РЕГИОНОВ
СЕВЕРНОГО КАВКАЗА", УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ОТ 2 НОЯБРЯ 1993 Г. N 1833 "ОБ ОСНОВНЫХ
ПОЛОЖЕНИЯХ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Указов Президента
Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 "О мероприятиях по восстановлению консти-
туционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики" и от 9 декабря 1994
г. N 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на тер-
ритории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта", Постановления Прави-
тельства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 "Об обеспечении государственной
безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод
граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Респуб-
лики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа", Указа Президента Российской Федера-
ции от 2 ноября 1993 г. N 1833 "Об Основных положениях военной доктрины Российской Федера-
ции".
Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-
онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явились: запрос группы депу-
татов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации о проверке консти-
туционности Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833 "Об Основных
положениях военной доктрины Российской Федерации" в части, касающейся использования Воо-
руженных Сил Российской Федерации при разрешении внутренних конфликтов, и Постановления
Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 "Об обеспечении государствен-
ной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и сво-
бод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской
Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа"; запрос Совета Федерации Феде-
рального Собрания Российской Федерации о проверке конституционности Указов Президента
Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 "О мероприятиях по восстановлению консти-
туционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики" и от 9 декабря 1994
г. N 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на тер-
ритории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта" и Постановления Прави-
тельства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 "Об обеспечении государственной
безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод
граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Респуб-
лики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа", а также запрос группы членов Совета
Федерации Федерального Собрания Российской Федерации аналогичного содержания. Определе-
нием Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии со статьей 48 Федерального

109
конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела по данным за-
просам, как касающиеся одного и того же предмета, соединены в одном производстве.
Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явилась обнаружившаяся
неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли указанные в запросах акты Конституции
Российской Федерации.
Заслушав сообщение судей - докладчиков М.В. Баглая и О.И. Тиунова… Конституционный
Суд Российской Федерации

установил:

1. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в обоснование своих


требований ссылается на то, что оспариваемые им Указы Президента Российской Федерации от 30
ноября 1994 г. N 2137 и от 9 декабря 1994 г. N 2166 и Постановление Правительства Российской
Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 составили единую систему нормативных правовых актов и
привели к неправомерному применению Вооруженных Сил Российской Федерации, поскольку их
использование на территории Российской Федерации, а также иные предписанные в Указах Пре-
зидента Российской Федерации и Постановлении Правительства Российской Федерации меры и
действия юридически возможны лишь в рамках режима чрезвычайного или военного положения.
В запросе подчеркивается, что результатом этих мер явились незаконные ограничения и массовые
нарушения конституционных прав и свобод российских граждан.
Группа депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в
своем запросе оспаривает конституционность Указа Президента Российской Федерации от 2 нояб-
ря 1993 г. N 1833 в части, касающейся возможности использования Вооруженных Сил Российской
Федерации при разрешении внутренних конфликтов, и Постановления Правительства Российской
Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360. По их мнению, использование во исполнение этих актов
на территории Чеченской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации, повлекшее зна-
чительные жертвы среди гражданского населения, противоречит статье 15 Конституции Россий-
ской Федерации и международным обязательствам, принятым на себя Российской Федерацией.
2. В 1991 - 1994 годах на территории Чеченской Республики, являющейся субъектом Россий-
ской Федерации, сложилась экстраординарная ситуация: отрицалось действие Конституции Рос-
сийской Федерации и федеральных законов, была разрушена система законных органов власти,
созданы регулярные незаконные вооруженные формирования, оснащенные новейшей военной
техникой, имели место массовые нарушения прав и свобод граждан.
Осенью 1991 года был разогнан законно избранный Верховный Совет республики. Прове-
денные 27 октября 1991 года новые выборы в высший орган государственной власти и выборы
Президента республики были признаны 2 ноября 1991 года пятым Съездом народных депутатов
РСФСР незаконными, а принятые ими акты не подлежащими исполнению. Оценка этих событий
как антиконституционных и имеющих тяжелые последствия была дана в Обращении седьмого
Съезда народных депутатов Российской Федерации от 10 декабря 1992 года к народу, органам
власти и управления Чеченской Республики, в других документах федеральных властей. Решения
Съезда подтверждены Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 23
декабря 1994 года в Заявлении в связи с резолюцией о положении в Чеченской Республике, приня-
той Европейским парламентом. В Заявлении указывалось, что в Чеченской Республике свободные
выборы или референдум не проводились, законные органы власти сформированы не были.
В дальнейшем внутриполитическая обстановка в Чеченской Республике продолжала обост-
ряться. Осенью 1994 года на ее территории имели место вооруженные конфликты между враж-
дующими группировками, грозившие перерасти в гражданскую войну.

Конституция Российской Федерации, как и ранее действовавшая Конституция 1978 го-
да, не предусматривает возможности одностороннего решения вопроса об изменении статуса
субъекта Российской Федерации и о его выходе из состава Российской Федерации. Согласно
статье 66 (часть 5) Конституции Российской Федерации статус субъекта Российской Федерации

110
может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Феде-
рации в соответствии с федеральным конституционным законом.
Государственная целостность - одна из основ конституционного строя Российской Федера-
ции. Она закреплена в статьях 4 (часть 3), 5 (часть 3), 8, 65, 67 (часть 1), 71 (пункт "б") Конститу-
ции Российской Федерации. Государственная целостность - важное условие равного правово-
го статуса всех граждан независимо от места их проживания, одна из гарантий их конститу-
ционных прав и свобод.
Конституционная цель сохранения целостности Российского государства согласуется с об-
щепризнанными международными нормами о праве народа на самоопределение. Из принятой 24
октября 1970 года Декларации принципов международного права, касающихся дружественных
отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объе-
диненных Наций, следует, что осуществление права на самоопределение "не должно толковаться
как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или
полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и не-
зависимых государств, действующих с соблюдением принципа равноправия и самоопределения
народов".
С учетом этого федеральными властями (Президентом, Правительством, Федеральным Соб-
ранием) неоднократно предпринимались попытки преодолеть возникший в Чеченской Республике
кризис. Однако они не привели к мирному политическому решению.
Оспариваемые Советом Федерации Указы Президента Российской Федерации от 30 ноября
1994 г. N 2137, от 9 декабря 1994 г. N 2166, Постановление Правительства Российской Федерации
от 9 декабря 1994 г. N 1360 предписывали применение мер государственного принуждения для
обеспечения государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федера-
ции, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики.

3. Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 "О мероприятиях по
восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Респуб-
лики" устанавливал время начала ряда мероприятий по восстановлению конституционной закон-
ности и правопорядка в Чеченской Республике (с 6 часов 00 минут 1 декабря 1994 года), предпи-
сывал создание группы для руководства действиями по разоружению и ликвидации вооруженных
формирований и введению на территории республики режима чрезвычайного положения, а также
определял механизм координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и
сил обеспечения безопасности при осуществлении этих мер. Однако запланированные мероприя-
тия в указанное время проведены не были, а состав группы и ее полномочия были в дальнейшем
изменены.
Указ от 30 ноября 1994 г. N 2137 впоследствии был признан утратившим силу Указом Пре-
зидента Российской Федерации от 11 декабря 1994 г. N 2169 "О мерах по обеспечению законно-
сти, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики" (пункт 5)
в связи с невозможностью введения на территории Чеченской Республики чрезвычайного положе-
ния, режим которого определен Законом РСФСР от 17 мая 1991 года "О чрезвычайном положе-
нии". Названный Закон по своему содержанию не рассчитан на экстраординарные ситуации, по-
добные той, которая сложилась в Чеченской Республике, где федеральным властям противостояли
силы, опирающиеся на оснащенные новейшей военной техникой незаконно созданные регулярные
вооруженные формирования.
За период с момента издания и до отмены Указа от 30 ноября 1994 г. N 2137 предусмотрен-
ные в нем меры, которые могли затронуть конституционные права и свободы граждан, реализова-
ны не были, и, следовательно, действие этого Указа не привело к их ограничению или нарушению.
С учетом изложенного Конституционный Суд Российской Федерации считает, что в отношении
данного Указа подлежит применению часть вторая статьи 43 Федерального конституционного за-
кона "О Конституционном Суде Российской Федерации", согласно которой начатое Конституци-
онным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, если к началу или в
период рассмотрения дела акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утра-
тил силу и его действием не нарушены права и свободы граждан.

111
4. Указом Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166 "О мерах по пресе-
чению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Респуб-
лики и в зоне осетино-ингушского конфликта" Правительству Российской Федерации дано пору-
чение, реализуя его полномочия в соответствии с пунктами "д", "е" части 1 статьи 114 Конститу-
ции Российской Федерации, использовать все имеющиеся у государства средства для обеспечения
государственной безопасности, законности, прав и свобод граждан, охраны общественного поряд-
ка, борьбы с преступностью, разоружения всех незаконных вооруженных формирований.
Данный Указ адресован Правительству Российской Федерации и в силу статьи 90 (часть 2)
Конституции Российской Федерации обязателен для исполнения. В соответствии с ним Прави-
тельству надлежало в пределах своих конституционных полномочий устранить имевшие место в
Чеченской Республике нарушения статьи 13 (часть 5) Конституции Российской Федерации, за-
прещающей деятельность общественных объединений, действия которых направлены на насиль-
ственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности Российской Федера-
ции, подрыв безопасности, а также создание вооруженных формирований. Указ не предоставлял
Правительству каких-либо полномочий, не вытекающих из Конституции Российской Федерации.
В запросе Совета Федерации оспаривается полномочие Президента Российской Федерации
поручить Правительству применение особых мер, включая использование Вооруженных Сил, для
защиты в соответствии со статьями 80 и 82 Конституции Российской Федерации основ конститу-
ционного строя, суверенитета и государственной целостности, поскольку использование Воору-
женных Сил Российской Федерации на ее территории при чрезвычайных обстоятельствах допус-
кается лишь в рамках санкционированного Советом Федерации чрезвычайного или военного по-
ложения. Однако из Конституции Российской Федерации не следует, что обеспечение госу-
дарственной целостности и конституционного порядка в экстраординарных ситуациях мо-
жет быть осуществлено исключительно путем введения чрезвычайного или военного поло-
жения.
Конституционным основанием Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г.
N 2166 являются статьи 71 (пункт "м"), 78 (часть 4), 80 (часть 2), 82, 87 (часть 1), 90 (часть 3) Кон-
ституции Российской Федерации. Из этих норм следует, что Президент обязан принимать меры
по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости, безопасности и целостно-
сти государства. Президент и Правительство Российской Федерации обеспечивают осущест-
вление полномочий федеральной государственной власти на всей территории Российской
Федерации, в том числе в такой сфере ведения Федерации, как оборона и безопасность.
Конституция Российской Федерации определяет вместе с тем, что Президент Россий-
ской Федерации действует в установленном Конституцией порядке. Для случаев, когда этот
порядок не детализирован, а также в отношении полномочий, не перечисленных в статьях
83 - 89 Конституции Российской Федерации, их общие рамки определяются принципом раз-
деления властей (статья 10 Конституции) и требованием статьи 90 (часть 3) Конституции,
согласно которому указы и распоряжения Президента Российской Федерации не должны
противоречить Конституции и законам Российской Федерации. Кроме того, реализация Пре-
зидентом своей компетенции в "установленном Конституцией Российской Федерации порядке"
предполагает также возложение им на Правительство Российской Федерации в соответствии с
пунктом "ж" части 1 статьи 114 Конституции Российской Федерации задач во исполнение указов
Президента.
Поручая Правительству Российской Федерации использовать "все имеющиеся у государства
средства", Президент вместе с тем, как видно из текста Указа, исходил из того, что использование
этих средств ограничено полномочиями Правительства, установленными пунктами "д", "е" части 1
статьи 114 Конституции Российской Федерации, согласно которым Правительство Российской
Федерации, среди прочего, осуществляет меры "по обеспечению государственной безопасности" и
"по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного по-
рядка, борьбе с преступностью". Указание "использовать все имеющиеся у государства сред-
ства" не может быть истолковано как предоставление Правительству полномочия действо-
вать вне рамок, установленных для него Конституцией Российской Федерации и действую-
щими законами.

112
В преамбуле Указа от 9 декабря 1994 г. N 2166 обоснованно приводится ссылка на содержа-
щийся в статье 13 (часть 5) Конституции Российской Федерации запрет деятельности, направлен-
ной на нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, созда-
ние вооруженных формирований, разжигание национальной и религиозной розни.
Однако признание этой деятельности находящейся "вне закона" не имеет правового значе-
ния, так как искажает текст приведенной конституционной нормы и не имеет оснований в дейст-
вующем законодательстве.
5. В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Рос-
сийской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и междуна-
родным правом. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные
договоры являются согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной
частью ее правовой системы и должны добросовестно соблюдаться, в том числе путем их учета
внутренним законодательством.
Верховный Совет СССР, ратифицировав 4 августа 1989 года Дополнительный протокол к
Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных кон-
фликтов немеждународного характера (Протокол II), поручил Совету Министров СССР подгото-
вить и представить в Верховный Совет СССР предложение о внесении соответствующих измене-
ний в законодательство. Однако это поручение не было исполнено. Тем не менее положения дан-
ного Дополнительного протокола о гуманном обращении со всеми лицами, не принимавшими не-
посредственного участия или прекратившими принимать участие в военных действиях, о раненых,
больных, о защите гражданского населения, объектов, необходимых для выживания гражданского
населения, установок и сооружений, содержащих опасные силы, о защите культурных ценностей и
мест отправления культа подлежат применению обеими сторонами вооруженного конфликта.
Вместе с тем ненадлежащий учет данных положений во внутреннем законодательстве по-
служил одной из причин несоблюдения правил названного Дополнительного протокола, согласно
которым применение силы должно быть соизмеримо с целями и должны прилагаться все усилия к
тому, чтобы избежать ущерба гражданским лицам и их имуществу.
6. На момент издания Указа от 9 декабря 1994 г. N 2166 законодательное регулирование до-
пускало использование Вооруженных Сил Российской Федерации для защиты государства не
только от внешних угроз, но также для собственно защиты населения, территории и суверенитета
(статья 1 Закона Российской Федерации от 24 сентября 1992 года "Об обороне") и для защиты от
внутренних угроз, направленных против личности, общества и государства, включая его консти-
туционный строй, суверенитет и территориальную целостность (статья 1 Закона Российской Фе-
дерации от 5 марта 1992 года "О безопасности").
Президент Российской Федерации, являясь в соответствии со статьей 87 Конституции Рос-
сийской Федерации Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами, осуществляет об-
щее руководство по их использованию в качестве сил обеспечения безопасности, а также прини-
мает оперативные решения по обеспечению безопасности в пределах определенной законом ком-
петенции (статья 11 Закона Российской Федерации "О безопасности"). При этом Конституция
Российской Федерации и Законы "Об обороне" и "О безопасности" не связывают использо-
вание Вооруженных Сил только с введением чрезвычайного или военного положения.
… Защищаемая представителями Совета Федерации точка зрения, согласно которой полно-
мочия Президента Российской Федерации могут быть реализованы только при наличии соответст-
вующего закона, означает отказ от принципа прямого действия Конституции, закрепленного в ста-
тье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

7. Основные положения военной доктрины Российской Федерации, принятые Указом Прези-
дента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833, являются составной частью концепции
безопасности Российской Федерации и представляют собой систему официально принятых в го-
сударстве взглядов по военным вопросам, в том числе по вопросу использования Вооруженных
Сил и других войск для защиты жизненно важных интересов. В документе рассматриваются вари-
анты возникновения военных угроз, адекватного поведения государства и применения его Воору-
женных Сил.

113
Основные положения военной доктрины Российской Федерации не содержат нормативных
предписаний. Нормативное содержание отсутствует в связи с этим и в Указе Президента Россий-
ской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833, которым они приняты. Таким образом, эти документы
не относятся к числу актов, которые могут проверяться Конституционным Судом Российской Фе-
дерации на их соответствие Конституции Российской Федерации, и, следовательно, производство
по их проверке на основании пункта 1 части первой статьи 43 и статьи 68 Федерального конститу-
ционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" подлежит прекращению.
8. В Постановлении Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 "Об
обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федера-
ции, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на
территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа" преду-
смотрены конкретные меры во исполнение действующих законов Российской Федерации и Указа
Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166, в том числе и связанные с ограни-
чениями конституционных прав и свобод. Большинство из этих мер по своему объему, содержа-
нию и условиям применения не выходят за пределы тех ограничений, которые в соответствии с
Законом РСФСР от 18 апреля 1991 года "О милиции", Законами Российской Федерации от 24 сен-
тября 1992 года "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", от
13 марта 1992 года "Об оперативно - розыскной деятельности в Российской Федерации" и другими
законодательными актами Российской Федерации возможны и допустимы при осуществлении
возложенных Правительством на соответствующие органы полномочий "по изъятию незаконно
хранящегося оружия, выявлению и задержанию лиц, подозреваемых в совершении тяжких пре-
ступлений" (пункт 3 Постановления) и, следовательно, соответствуют статье 55 (часть 3) Консти-
туции Российской Федерации.
Вместе с тем предписание части 5 абзаца первого пункта 3 Постановления о выдворении "за
пределы Чеченской Республики лиц, представляющих угрозу общественной безопасности и лич-
ной безопасности граждан и не проживающих на территории данной республики" не может рас-
сматриваться как тождественное установленному пунктом 22 статьи 11 Закона Российской Феде-
рации "О милиции" праву милиции "не допускать граждан на отдельные участки местности и объ-
екты, обязывать их остаться там или покинуть эти участки и объекты в целях защиты здоровья,
жизни и имущества граждан, проведения следственных и розыскных мероприятий".
Предписание части 5 абзаца первого пункта 3 Постановления не может опираться и на пол-
номочия внутренних войск, установленные пунктом "г" части второй статьи 23 Закона Российской
Федерации "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", по-
скольку эти полномочия, совпадающие по своему содержанию с предусмотренными пунктом 22
статьи 11 Закона Российской Федерации "О милиции", могут применяться внутренними войсками
только в условиях правового режима чрезвычайного положения.
Часть 5 абзаца первого пункта 3 Постановления фактически ограничивает установлен-
ное статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации право каждого, кто законно на-
ходится на территории Российской Федерации, свободно передвигаться, выбирать место
пребывания и жительства, что противоречит статье 55 (часть 3) Конституции Российской
Федерации, допускающей установление ограничений прав и свобод человека и гражданина
лишь федеральным законом.
В абзаце втором пункта 6 рассматриваемого Постановления Временному информационному
центру при Роскомпечати предписывается немедленно лишать аккредитации журналистов, рабо-
тающих в зоне вооруженного конфликта, за передачу недостоверной информации, пропаганду на-
циональной или религиозной неприязни.
В соответствии с частью пятой статьи 48 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991
года "О средствах массовой информации" журналист может быть лишен аккредитации, если им
или редакцией нарушены установленные правила аккредитации либо распространены не соответ-
ствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредито-
вавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда. Таким обра-
зом, абзац второй пункта 6 рассматриваемого Постановления вводит новые основания и по-
рядок лишения журналистов аккредитации, не предусмотренные законом. Это противоре-
чит статье 29 (части 4 и 5), закрепляющей право на свободу информации, статье 46, гаран-

114
тирующей судебную защиту прав и свобод, а также статье 55 (часть 3) Конституции Россий-
ской Федерации.
На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, статьями 72 и 87 Фе-
дерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Кон-
ституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Прекратить на основании статьи 68 и части второй статьи 43 Федерального конституцион-


ного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" производство по делу в части, ка-
сающейся проверки конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября
1994 г. N 2137 "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка
на территории Чеченской Республики".
2. Признать, что Указ Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166 "О ме-
рах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чечен-
ской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта" принят в пределах конституционных
полномочий Президента Российской Федерации, предусмотренных статьями 71 (пункт "м"), 78
(часть 4), 80 (часть 2), 82 (часть 1), 87 (часть 1), 90 (часть 3) и 144 (пункт "ж" части 1) Конституции
Российской Федерации, и соответствует Конституции Российской Федерации.
3. Признать содержащиеся в Постановлении Правительства Российской Федерации от 9 де-
кабря 1994 г. N 1360 "Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целост-
ности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных воо-
руженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов
Северного Кавказа" положения о выдворении за пределы Чеченской Республики лиц, представ-
ляющих угрозу общественной безопасности и личной безопасности граждан (часть 5 абзаца пер-
вого пункта 3), а также о лишении аккредитации журналистов, работающих в зоне вооруженного
конфликта (абзац второй пункта 6), не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее
статьям 27 (часть 1), 29 (части 4 и 5), 55 (часть 3) и 56 Конституции Российской Федерации.

6. Федеральному Собранию Российской Федерации надлежит упорядочить законодательство
об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, а также о регулировании других
возникающих в условиях экстраординарных ситуаций и конфликтов вопросов, в том числе выте-
кающих из Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касаю-
щегося защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II).

115
13.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 16 октября 1995 г. N 11-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


СТАТЬИ 124 ЗАКОНА РСФСР ОТ 20 НОЯБРЯ 1990 ГОДА
"О ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПЕНСИЯХ В РСФСР" В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ
ГРАЖДАН Г.Г. АРДЕРИХИНА, Н.Г. ПОПКОВА,
Г.А. БОБЫРЕВА, Н.В. КОЦЮБКИ


Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан Г.Г. Ардерихина, Н.Г. Попкова,
Г.А. Бобырева, Н.В. Коцюбки о нарушении их конституционного права на пенсионное обеспече-
ние статьей 124 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", примененной в их делах
органами социальной защиты населения.
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о
том, соответствует ли Конституции Российской Федерации положение статьи 124 названного За-
кона, предусматривающее, что за время лишения пенсионера свободы по приговору суда выплата
назначенной пенсии приостанавливается.
Заслушав сообщение судьи - докладчика О.С. Хохряковой… Конституционный Суд Россий-
ской Федерации установил:
1. Гражданину Г.Г. Ардерихину в 1969 году была назначена пенсия по инвалидности III
группы, наступившей вследствие травмы, полученной в период прохождения военной службы. В
связи с осуждением Г.Г. Ардерихина к лишению свободы выплата пенсии ему была приостанов-
лена. Считая, что его право на пенсию нарушено, Г.Г. Ардерихин обращался в Министерство со-
циальной защиты населения Российской Федерации и другие органы, а также с иском в суд, одна-
ко его жалобы и иск были оставлены без удовлетворения со ссылкой на статью 124 Закона РСФСР
"О государственных пенсиях в РСФСР", в соответствии с которой за время лишения пенсионера
свободы по приговору суда выплата назначенной пенсии приостанавливается.
Г.Г. Ардерихин обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой о про-
верке конституционности указанной статьи, поскольку, по его мнению, она противоречит статье
39 (частям 1 и 2) Конституции Российской Федерации.
Жалобы с аналогичными требованиями поступили в Конституционный Суд Российской Фе-
дерации от граждан Н.Г. Попкова, Г.А. Бобырева, Н.В. Коцюбки, которым в связи с лишением
свободы на основании статьи 124 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" также не
выплачивается ранее назначенная пенсия по старости.

2. Статья 124 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" предусматривает при-
остановление выплаты назначенной пенсии за время лишения пенсионера свободы по приговору
суда. Толкование данной нормы и практика ее применения свидетельствуют, что фактически речь
идет о прекращении как начисления, так и выплаты пенсии, которую пенсионер получал до осуж-
дения. Подобное приостановление выплаты пенсии по своей сути и правовым последствиям рав-
нозначно лишению права на пенсию на определенный период в связи с лишением пенсионера сво-
боды по приговору суда и нахождением его в исправительно-трудовом учреждении.
3. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому социальное обеспечение по
возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных слу-
чаях, установленных Законом (статья 39, часть 1). Важнейшим элементом социального обеспече-
ния является пенсионное обеспечение, и, таким образом, конституционное право каждого чело-
века как члена общества на социальное обеспечение включает и его право на получение
пенсии в определенных законом случаях и размерах.
Права гражданина в области пенсионного обеспечения находятся в прямой зависимости от
его трудовой или иной общественно полезной деятельности, ее объема и характера. Труд и его
оценка обществом предопределяют различия в условиях и нормах пенсионного обеспечения. Это
находит свое отражение и в делении пенсий на два вида: трудовые пенсии (по старости, по инва-

116
лидности, по случаю потери кормильца, за выслугу лет) и социальные пенсии, назначаемые пре-
старелым и нетрудоспособным гражданам при отсутствии у них права на трудовую пенсию с це-
лью предоставить им минимальный источник средств к существованию.
Различия в правовой природе и сущности указанных видов пенсий обусловливают и разный
характер обязанностей государства по отношению к тем, кто приобрел право на их получение.
4. Трудовые пенсии назначаются в связи с трудовой или иной деятельностью, которую зако-
нодатель признает общественно полезной. Работающие граждане, включая тех, кто находится в
местах лишения свободы, через систему обязательных страховых взносов в Пенсионный фонд
Российской Федерации, отчисляя часть своего заработка, участвуют в формировании средств,
идущих на выплату трудовых пенсий. Таким образом, эти пенсии заработаны, заслужены предше-
ствующим трудом, службой, выполнением определенных, значимых для общества обязанностей.
Лишение пенсионера в период нахождения его в местах лишения свободы трудовой
пенсии путем приостановления ее выплаты является ограничением конституционного пра-
ва на социальное обеспечение. Такое ограничение согласно статье 55 (часть 3) Конституции
Российской Федерации может быть установлено федеральным законом только в той мере, в
какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здо-
ровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности
государства. Этим требованиям положение статьи 124 Закона РСФСР "О государственных
пенсиях в РСФСР", ограничивающее выплату трудовой пенсии, не соответствует.
Приостановление выплаты трудовой пенсии лишает осужденного пенсионера возмож-
ности получить ту ее часть, которая превышает расходы по его содержанию в исправитель-
но-трудовом учреждении, и приобретает характер дополнительного наказания. Кроме того,
оно ограничивает и права иждивенцев пенсионера.
Статья 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации не допускает положения, при кото-
ром нетрудоспособные члены общества остаются без помощи, в том числе в случае лишения кор-
мильца свободы. Однако в результате установленного статьей 124 рассматриваемого Закона за-
прета выплачивать осужденному пенсионеру трудовую пенсию и при отсутствии в законодатель-
стве правила о выплате его иждивенцам причитающейся им части пенсии иждивенцы пенсионера
полностью теряют этот пенсионный источник средств к существованию. Тем самым устанавлива-
ется и разный объем прав для иждивенцев осужденных пенсионеров и иждивенцев всех иных ка-
тегорий пенсионеров, что нарушает гарантированный государством принцип равенства прав и
свобод человека и гражданина (статья 19, части 1 и 2 Конституции Российской Федерации).
Положение статьи 124 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" не соответст-
вует также требованиям статьи 52 Конституции Российской Федерации, согласно которой госу-
дарство обеспечивает потерпевшим от преступлений компенсацию причиненного ущерба, по-
скольку приостановление выплаты трудовой пенсии исключает возможность удержаний из этой
пенсии сумм в возмещение ущерба потерпевшим от преступления.
5. В отличие от трудовых социальные пенсии не имеют непосредственной связи с трудом или
иной общественно полезной деятельностью. Принимая во внимание целевое назначение и сущ-
ность социальных пенсий, средства на выплату которых ассигнуются в Пенсионный фонд Россий-
ской Федерации из республиканского бюджета Российской Федерации, и учитывая экономические
возможности государства, законодатель определяет, должна ли выплачиваться данная пенсия и в
каком размере той или иной категории пенсионеров в период, когда этот источник средств к суще-
ствованию заменяется для них другим и, следовательно, надобность в социальной пенсии отпада-
ет.
На основании изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, статьями 72, 74, 75,
частью второй статьи 86 и статьей 100 Федерального конституционного закона "О Конституцион-
ном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать положение статьи 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 года "О государствен-
ных пенсиях в РСФСР" в той части, в какой оно устанавливает приостановление выплаты трудо-
вых пенсий за время лишения пенсионера свободы по приговору суда, не соответствующим Кон-
ституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1), 52 и 55 (часть 3).
2. Согласно части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституци-
онном Суде Российской Федерации" положение статьи 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 года

117
"О государственных пенсиях в РСФСР", признанное пунктом 1 резолютивной части настоящего
Постановления не соответствующим Конституции Российской Федерации, утрачивает силу с мо-
мента провозглашения настоящего Постановления.
3. Федеральным органам законодательной и исполнительной власти надлежит определить
порядок выплаты в период нахождения пенсионера в местах лишения свободы по приговору суда
назначенной трудовой пенсии и удержаний из нее.
4. Вопрос о целесообразности приостановления выплаты социальной пенсии за время лише-
ния пенсионера свободы по приговору суда подлежит решению законодателем с учетом целевого
назначения и сущности этого вида пенсий.

118
14.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 31 октября 1995 г. N 12-П

ПО ДЕЛУ О ТОЛКОВАНИИ СТАТЬИ 136 КОНСТИТУЦИИ


РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-


онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явился запрос Государствен-
ной Думы Федерального Собрания о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.
Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явилась обнаружившаяся
неопределенность в понимании статьи 136 Конституции Российской Федерации, в связи с чем Го-
сударственная Дума ходатайствует о толковании этой конституционной нормы относительно на-
именования и правовой формы документа, содержащего поправку к Конституции Российской Фе-
дерации.
Заслушав выступления судьи - докладчика В.Г. Стрекозова… Конституционный Суд Россий-
ской Федерации установил:
1. Конституция Российской Федерации, регламентируя порядок внесения поправок в Консти-
туцию Российской Федерации, определяет в статье 136, что поправки к главам 3 - 8 Конституции
Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального
конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной вла-
сти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.
Порядок принятия федерального конституционного закона установлен статьей 108 (часть 2)
Конституции Российской Федерации, которая закрепляет необходимость одобрения такого закона
большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не
менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы; принятый феде-
ральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президен-
том Российской Федерации и обнародованию.
2. Вместе с тем, процедура принятия поправок к главам 3 - 8 Конституции Российской
Федерации существенно отличается от процедуры принятия федерального конституционно-
го закона.
Во-первых, круг субъектов, наделенных правом внесения предложений о поправках к Кон-
ституции Российской Федерации, установленный статьей 134 Конституции Российской Федера-
ции, не совпадает с кругом субъектов права законодательной инициативы, установленным статьей
104 Конституции Российской Федерации.
Во-вторых, согласно статье 136 Конституции Российской Федерации для вступления попра-
вок в силу требуется их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей
субъектов Российской Федерации.
3. Согласно статье 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации по предметам ведения
Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные зако-
ны. Федеральный закон не может быть формой принятия конституционной поправки, так
как в силу прямого указания статей 136 и 108 Конституции Российской Федерации для вне-
сения поправок требуется процедура более сложная по сравнению с установленной для при-
нятия федеральных законов. Кроме того, в отношении федерального закона Президент Рос-
сийской Федерации наделен правом его отклонения, чего не предусматривает порядок при-
нятия федерального конституционного закона, распространенный статьей 136 Конституции
Российской Федерации на процедуру принятия поправок.
В то же время поправки к Конституции Российской Федерации не могут приниматься и
в форме федерального конституционного закона, так как статья 108 (часть 1) Конституции
Российской Федерации прямо указывает, что федеральные конституционные законы при-
нимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Использо-
вание формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесение в главы
3 - 8 Конституции Российской Федерации поправок, не относящихся по своему содержанию к то-

119
му кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными
законами. Кроме того, в отличие от поправок федеральный конституционный закон по своей юри-
дической природе принимается во исполнение Конституции Российской Федерации, не может из-
менять ее положений, а также не может стать ее составной частью.
4. Глава 9, в том числе статья 136, Конституции Российской Федерации предусматривает
специальное регулирование по вопросу о поправках, дополняющее установленные статьей 76
(часть 1) Конституции Российской Федерации формы реализации законодательных полномочий в
сфере ведения Российской Федерации.
Таким образом, положения статьи 136 Конституции Российской Федерации могут быть
реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке,
имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федераль-
ного конституционного закона.
5. Законодатель вправе на основе и в рамках Конституции Российской Федерации урегулиро-
вать порядок направления поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъ-
ектов Российской Федерации и проверки соблюдения необходимых процедур одобрения попра-
вок, а также другие вопросы, связанные с порядком принятия поправок.

На основании изложенного… Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Из установленной Конституцией Российской Федерации процедуры принятия поправок к
главам 3 - 8 Конституции Российской Федерации вытекает, что поправки в смысле статьи 136
Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта - закона
Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Положение статьи
136 Конституции Российской Федерации о том, что поправки к главам 3 - 8 Конституции Россий-
ской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конститу-
ционного закона, означает распространение на процедуру принятия поправок требований статьи
108 (часть 2) Конституции Российской Федерации об одобрении данного акта большинством не
менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей
голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. При этом вводится особое условие
для вступления поправок в силу, а именно: необходимость их одобрения органами законодатель-
ной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации; кроме того, должно быть
соблюдено положение статьи 134 Конституции Российской Федерации, устанавливающей круг
субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской
Федерации.
2. Законодатель вправе урегулировать порядок направления принятых поправок для их рас-
смотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации, порядок проверки
соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также вопрос о том, каким способом
одобренная поправка учитывается в конституционном тексте.
3. Вступивший в силу после одобрения необходимым числом законодательных органов субъ-
ектов Российской Федерации закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской
Федерации подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

120
15.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 24 ноября 1995 г. N 14-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ


ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 10 ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ
ОСЕТИЯ ОТ 22 ДЕКАБРЯ 1994 ГОДА "О ВЫБОРАХ В ПАРЛАМЕНТ
РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ - АЛАНИЯ"

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части второй статьи


10 Закона Республики Северная Осетия от 22 декабря 1994 года "О выборах в Парламент Респуб-
лики Северная Осетия - Алания".
Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституци-
онного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явился запрос Правительства
Ингушской Республики с требованием признать не соответствующей Конституции Российской
Федерации указанную норму Закона Республики Северная Осетия "О выборах в Парламент Рес-
публики Северная Осетия - Алания".
Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального консти-
туционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", явилась обнаружившаяся
неопределенность в вопросе о том, соответствует ли оспариваемая норма Конституции Россий-
ской Федерации.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Б.С. Эбзеева… Конституционный Суд Российской
Федерации

установил:

1. Часть вторая статьи 10 Закона Республики Северная Осетия от 22 декабря 1994 года "О
выборах в Парламент Республики Северная Осетия - Алания" предусматривает, что "в список из-
бирателей включаются лица, обладающие избирательным правом и имеющие постоянное место
жительства на территории соответствующего избирательного участка".
Центральная избирательная комиссия по выборам депутатов Парламента Республики Север-
ная Осетия в своем решении от 2 февраля 1995 г. N 4 "Об участии беженцев и военнослужащих в
выборах Парламента Республики Северная Осетия - Алания" установила, что граждане, не прожи-
вающие на территории Республики Северная Осетия и находящиеся за ее пределами, независимо
от причин отсутствия в списки избирателей не включаются. Тем самым вместо разъяснения по-
рядка применения оспариваемой нормы Закона Центральная избирательная комиссия по выборам
депутатов Парламента Республики Северная Осетия своим решением ввела не предусмотренные
этим Законом ограничения избирательных прав граждан.
2. Правовая позиция заявителя сводится к тому, что норма части второй статьи 10 Закона
Республики Северная Осетия "О выборах в Парламент Республики Северная Осетия - Алания"
противоречит положениям Конституции Российской Федерации об избирательных правах граждан
Российской Федерации (статья 32, части 1, 2 и 3) и о праве на свободу передвижения, выбор места
пребывания и жительства на территории Российской Федерации (статья 27, часть 1), так как она
ограничивает права граждан, покинувших территорию Республики Северная Осетия и обладаю-
щих статусом вынужденного переселенца, поскольку они согласно указанной норме не подлежат
включению в списки избирателей.
3. Вопрос о признании за гражданином права быть включенным в список избирателей по
своему значению относится к числу конституционных, поскольку он непосредственно связан с
правом граждан на участие в свободных выборах, являющихся высшим выражением власти наро-
да (статья 3, часть 3, Конституции Российской Федерации), а также с вытекающим из этого поло-
жения принципом всеобщности избирательного права. Кроме того, в избирательных правах
граждан должны находить отражение требования статьи 19 (часть 2) Конституции Россий-
ской Федерации о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от различных
обстоятельств и условий, в том числе места жительства. Вопрос об обеспечении избиратель-

121
ных прав относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Россий-
ской Федерации, что предусмотрено статьей 72 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Фе-
дерации и, следовательно, подлежит регулированию федеральными законами и принимаемыми в
соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской
Федерации (статья 76, часть 2, Конституции Российской Федерации).
4. Часть третья статьи 8 Федерального закона от 6 декабря 1994 года "Об основных гарантиях
избирательных прав граждан Российской Федерации" устанавливает, что основанием для включе-
ния гражданина Российской Федерации в список избирателей на конкретном избирательном уча-
стке является его проживание на территории этого избирательного участка, определяемое в соот-
ветствии с федеральным законом, устанавливающим право граждан Российской Федерации на
свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории Российской Федера-
ции.
Из статьи 2 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Россий-
ской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Рос-
сийской Федерации" следует, что под "местом пребывания" и "местом жительства" подразумева-
ется определенное юридическое состояние, возникающее при регистрационном учете граждан
Российской Федерации по месту пребывания и месту жительства. При этом "место жительства"
может означать как "постоянное проживание", так и "преимущественное проживание" и, согласно
Закону, не всегда совпадает с фактическим проживанием гражданина в жилых помещениях, опре-
деляемых как постоянное или преимущественное место жительства.
Свобода выбора места жительства является конституционным правом гражданина Россий-
ской Федерации. Вместе с тем Закон возлагает на него обязанность регистрироваться и по месту
пребывания, и по месту жительства. Это распространяется и на граждан, признанных вынужден-
ными переселенцами. Часть первая статьи 3 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 го-
да "О вынужденных переселенцах" место пребывания вынужд