You are on page 1of 268

Бессмертие

План А: Дожить до ИИ
План Б: Крионика
План С: Цифровое бессмертие

Алексей Турчин, Михаил Батин
(Главы Батина о борьбе со старением пока не вставлены)

Версия 905, 23 мая 2018 года,
Памяти мамы
Оглавление

О ЭТОЙ КНИГЕ 14

ВВЕДЕНИЕ. НЕОБХОДИМОСТЬ БЕССМЕРТИЯ 14
Моя история пути к идее бессмертия 14
На грани гибели 15
Бессмертие – это единственная альтернатива смерти 16

ЧАСТЬ 1. ТЕОРИЯ БЕССМЕРТИЯ 18

Глава 1. Смерть 18
Прекращение существования 18
Смерть физических объектов 18
Смерть живого существа 18
Смерть мыслящего существа 19
Информационно-теоретическая смерть 20
Смерть наблюдателя 20
Небытие 21
Последнее переживание 21
Разные типы смерти 21
Физическая смерть и абсолютная смерть 21
Смерть как логическое завершение 21
Смерть как абсолютное зло 22
Причины смерти 23
Страх смерти 25
Инстинкт самосохранения 25
Биология умирающего мозга 25
Горевание — переживание смерти 27
Смерть наносит психическую травму всем 27
Critical emergency — от старения к умиранию 28

Глава 2. Что такое бессмертие? 28
Определение бессмертия 28
Как узнать факт бессмертия? 28
Зачем нужно бессмертие? 29
Бессмертие как проект 29
Бессмертие и интеллект 29
Зависимость от удовольствия и смертность 30
Бессмертие, бесконечность и вечность 30
Бессмертие и вечность 31
Объективное и субъективное бессмертие 31
Негативное бессмертие 32
Полезное бессмертие 33
Ощущение бессмертия 33
Бессмертие сеий час: нулевая вероятность смерти 33
Вечная молодость 34
Бессмертие, развитие и субъективная продолжительность жизни 35
Бессмертие и ценность человека 35
Бессмертие как универсальное средство 36
Бессмертие и любовь 36
Бессмертное существо должно стать богом 37
Этапы достижения бессмертия 37
Неуничтожимость и интеллект как инструмент предсказания изменчивого мира 38
Бессмертное тело и копирование – два основных пути к бессмертию 38
Бессмертие для других: цели 39
Бессмертие для себя: цели 39
Групповое бессмертие 39
Упрощение причин смерти как шаг на пути к ее предотвращению 40
Абсурдность чистого бессмертия 40
Знание о бессмертии и есть бессмертие 40
Лучше, чем бессмертие 40
Бессмертие и самоубиий ство 42
Бессмертие и удовольствие 42
Бессмертие как вычислительная задача 43
Бесконечное количество вычислениий и практическое бессмертие 43
Неизбежность бессмертия 44
Бессмертие и способ описания мира 44
Бессмертие как устоий чивость в мире перемен; негэнтропия 45
Проблема бессмертия – это проблема отсутствующего знания 45
Бессмертие и вечность 46
Бессмертие простых вещеий 46
Бессмертие, самоубиий ство, свобода воли – и расщепление личности 46
Теория бессмертия Юбенкса 47
Футурология бессмертия 47
Зачем бессмертие? 48

Глава 3. Когнитивные искажения в мышлении о смерти и бессмертии 48

3.1. Список типичных ошибок в рассуждениях о бессмертии 48
Иллюзия бессмертия – уже как бы имеющегося 48
Иллюзия бессилия – ограниченность в знании альтернатив 49
Недооценка рисков 49
«Эликсир молодости» – иллюзия, что есть одно простое средство для достижения бессмертия 49
Атавистическиий страх оживших мертвецов и копиий 50
Страх смерти 50
Танатос – врожденная потребность умереть 50
Бессмертие якобы ведеё т к перенаселению 50
Бессмертному существу якобы будет скучно 51
Проблема скуки бессмертного существа 53
Бессмертие якобы ведеё т к остановке прогресса 53
Бессмертие якобы эгоистично и неэстетично 53
Бессмертие якобы приведеё т к вечноий диктатуре 54
Якобы проще создать нового человека, чем воскрешать уже умершего 54
Смерть якобы нужна для духовного роста 54
Бессмертие якобы будет для избранных 55
Разделение своий -чужоий по идеологическому принципу, а именно по представлению о бессмертии
55
Институт наследования собственности как коммерческиий мотиватор желания смерти 56
Модели поведения, нацеленные на риск и смерть 56
Ошибки в актуарноий математике 56
Бессмертному существу якобы будет одиноко 57
Потребность в смерти как выполнение социальноий нормы 57
Не следует вмешиваться в естественныий ход вещеий , и поэтому не нужно бороться со старением и
смертью 57
Бессмертное сверхсущество утратит какие-либо признаки индивидуальности 57
Путь к бессмертию должен быть, якобы, только один 58
Возражения как антивирусная защита от новых мыслеий 58
Разнообразие причин смерти парализует волю 58
Новости об успехах новых технологиий вселяют ложныий оптимизм 58
Борьба за права животных и проблемы тестирования новых лекарств на людях 59
Трудность оценки небольших изменениий вероятности 59
Ложные старты имморталистических проектов и забалтывание темы 59
Использование идеи о смерти и загробном воздаянии для управления людьми 60
Физическое бессмертие и тем более воскрешение противоречит воли бога 60
На самом деле важно нечто другое, а не бессмертие 60
Мгновенная смерть лучше долгих страданиий 61
Death is cool, а бессмертие для трусов 61
Люди на самом деле не думают возражения, а повторяют мемы, которым были обучены 62
Аргумент Эпикура против смерти 62
Бессмертие ошибочно рассматривается в отрыве от перспектив прогресса 62

3.2 Позитивные аргументы за бессмертие 62
Цивилизация неизбежно придеё т к радикальному продлению жизни 62
Никто не хочет умереть прямо сегодня в ужасных мучениях 63
Дети и родители: невозможно одобрить смерть близких 63
На чудо нельзя полагаться 63
Освоение космоса требует радикального продления жизни 63
Здравыий смысл: жить хорошо, а умирать плохо 63

Глава 4. Что есть «я»? О природе сознания 63
Практическая важность вопроса о природе сознания для задачи бессмертия 63
Обзор идеий о природе «я» 64
Сознание и природа реальности 65
«Мгновенное я» и «я-история» 66
Интерпретации квантовоий механики и бессмертие 66
Как рассуждать: третиий путь между редукционизмом и эзотерикоий 67
Уровни теории сознания 67
Квалиа и антропныий принцип 68
Бессмертие чистого наблюдателя 69

Глава 5. Об идентичности копий: основная проблема в теории бессмертия 69

5.0. Краткое содержание этой главы 69

5.1. Постановка проблемы идентичности 70
Идентичность важна в первую очередь для задачи бессмертия 70
Два класса проблем при создании копии: у существа до момента создания копии и у самоий копии 71
Два основных вопроса в проблеме копиий : сознание у компьютера и идентичность сознаниий 71

5.2 Базовые понятия 72
Состояния наблюдателя – observer moments 72
Следующее состояние 72
Абсолютная копия 73
Субстрат идентичности 73
Классификация видов копиий 74
Идентичность и представление об идентичности 75
Таблица решениий проблемы идентичности копиий 75

5.3. Мысленные эксперименты 77
Обнаружение себя в следующем моменте времени 77
Путешествие на Марс с помощью копирования 77
Загрузка сознания в компьютер как первое копирование 77
Мысленныий эксперимент с копиеий в руднике и на кровати 78
Проблема учета одинаковых копиий при вычислении вероятности будущего состояния 78
Боль как критериий идентичности 78
Мысленныий эксперимент, в котором вероятность оказаться одноий из копиий зависит от порядка
копирования 79
Мысленныий эксперимент с планированием для копии 79
Мысленныий эксперимент в стиле Чалмерса: угасающая копия 79
Мысленныий эксперимент по сравнению отношения человека и ИИ к копии 80
Парадокс нестареющего ребеё нка – идентичность важнее сохранения информации 80
Экспериментальная проверка теориий об идентичности 80
Анализ проведенных мысленных экспериментов 81

5.4. Существующие представления о природе идентичности 82
Информационныий подход: Идентичность – это почти полное совпадение информации 82
Градации идентичности 82
Непрерывность: Идентичность как причинно-следственная связь 82
Идентичность как малые приращения 83
5.5 Субстрат идентичности 83
Постулат неизмеримости идентичности ведеё т к абсурду 83
Может ли Бог скопировать душу? 83
Идентичность через квалиа 84
«Перенос чувства я» как гипотетическиий метод достижения бессмертия 85

5.6. Дальнейшие размышления о природе копий 85
Непрерывность и разрывность человеческого сознания, проблема наркоза 85
Инструмент передачи идентичности может быть не человеком 86
Идентичность – это социальное соглашение 86
Искажение представлениий об идентичности и синдром деперсонализации 86
Идентичность через место в социальноий структуре 87
Ощущение идентичности эволюционно обусловлено 87
Слияние копиий – ведеё т ли оно к решению проблемы идентичности? 87
Мягкое копирование как решение проблемы копиий 87
Связь устроий ства вселенноий и проблемы копиий 88
Существа, признавшие свою копию как себя, будут доминировать в будущем 88
Идентичность как непрерывность развития в соответствии с внутреннеий логикоий 88
Идентичность как уязвимое место для смерти 88
Идентичность и проблема подлинности произведениий искусства 88
Бессознательное и бессмертие 89
Сохранение непрерывности не устраняет проблему копиий 89
Уменьшение «зоны идентичности» по мере научных исследованиий и место «присоединения»
сознания к мозгу (binding problem) 90
Загрузка непрерывности 91
Применимость проблемы копиий в обыденноий жизни 91
Применение квантового компьютера для сохранения квантового сознания, если оно существует 91
Расширение сознание как инструмент переноса идентичности; локальныий и нелокальныий подходы
92
Метерлинк об идентичности 92
Самоидентичность человека уже значительно повреждена в течение его обычноий жизни 92
Взаимная поддержка способов реализации идентичности 92
Копия и ее поражение в правах 93
Развитие представлениий об идентичности как суть жизни человека 93
Индексная информация по пробуждении утром 93
Идентичность как common sense не тождественна ни информационноий , ни непрерывностноий
концепции идентичности 93
Копии невозможны без ИИ, и поэтому задача сводится к слиянию с ИИ 94
Еще идентичнее, чем я 94

5.7. Предварительные выводы: консервативный подход к решению проблемы копий 95
Обзор представлениий об идентичности в виде тезисов 95
Консервативныий подход к проблеме идентичности 95
Прагматическиий подход к проблеме копиий : выбор меньшего зла 96
Копии и теория принятия решениий 96
Вычленение участка мозга, отвечающего за идентичность 97
Человеческая идентичность как постоянно развивающаяся комплексная социально-биологическая
адаптация 97

Глава 6. Бессмертие и глобальные катастрофы 98
Необходимость предотвращения глобальных катастроф для достижения бессмертия 98
Каждая сверхтехнология может как привести к бессмертию, так и к глобальноий катастрофе 99
Глобальные катастрофы как, возможно, основная причина смерти людеий в будущем 99
Система защиты от глобальных рисков и сверхИИ 99
Региональные и глобальные, но не окончательные катастрофы 100
Задача бессмертия цивилизации 100
Что важнее: бороться за личное бессмертие или против глобальноий катастрофы? 101
Immortality Tradeoff: шансы на бессмертие vs шансы глобальноий катастрофы 101
Бессмертие цивилизации и конечность существования вселенноий 102

Глава 7. Бессмертие и Doomsday argument: логические парадоксы вечной жизни 106
SSA или SIA? 107
SIA и SSA: Два вида антропных рассуждениий и их отношение к ДА 108
Выбор сверхцивилизации 109
Метадумсдэий аргумент 109
Причины, почему мы обнаруживаем себя в период более высокоий вероятности природных
глобальных катастроф 109
Избегание силы DA с помощью управления числом наблюдателеий 110
Бессмертие как выход из-под DA 111

Глава 8. Восприятие образа бессмертия – бессмертие в кино, литературе и искусстве 111
Обычное искусство 111
Трансгуманистическое искусство 112
Новое искусство и ценность бессмертия 112
Стереотип восприятия идеи бессмертия 114

Глава 9. Исторический обзор исследований бессмертия и попыток продления жизни 114
Доисторические верования – идея о жизни после смерти, погребения 114
Бессмертие в античности 114
Идея физического воскрешения в христианстве 114
Возникновение рационализма в 18 веке 115
Идеи о бессмертии в 19 веке – Федоров, Ницше 115
20 век: основные идеи о бессмертии сформированы, но при этом почти ничего не сделано 115
В 21 веке идея радикального продления жизни становится все более популярноий 116

Глава 10. Immortality warrior. Жизненная позиция бессмертного существа 117

ЧАСТЬ 2. НАУЧНО-ОБОСНОВАННЫЕ МЕТОДЫ ДОСТИЖЕНИЯ БЕССМЕРТИЯ 117

Глава 11. Стратегия достижения бессмертия 117
Карта путеий достижения личного бессмертия 117
Эстафета методов продления жизни как план А 121
Многоуровневая защита – планы B, С и D 122
Longevity escape velocity – быстрыий рост ожидаемоий продолжительности жизни со временем 124
Методы продления жизни и ожидаемыий выигрыш от них – таблица 125

Глава 12. План А. Дожить до создания сильного ИИ 126

Шаг 1. Снижение рисков всех возможных причин смерти 126
Профилактика как главныий инструмент роста продолжительности жизни в развитых странах 126
Корреляция интеллекта и продолжительности жизни 127
Ценность коллектива: женатые мужчины живут дольше, а пенсионеры умирают быстрее 127
Карта путеий продления жизни, доступных уже сеий час 127

Глава 13. План А. Шаг 2. Победа над старением 130
Старение – это болезнь, и она излечима 130
Борьба со старением – дожить до сингулярности 130
Этапы борьбы со старением 130
Стратегии борьбы со старением 131
Связь теории старения и методов борьбы с ним 132
Ученые, застрявшие в разных представлениях о природе старения, и первостепенное значение
генетики старения 132
Причина причин старения 132
Продление жизни модельных животных 133
Исследование людеий -долгожителеий 133
Голыий землекоп как модель победы над старением 133
SENS 133
Природные механизмы, запускающие продление жизни – ограничение калориий 134
Включение генов стрессоустоий чивости 135
Теория о запрограммированном старении 135
Предел Хеий флика и теломераза 135
Накопление мутациий в ДНК и меий оз 135
Инфламеий джинг 136
Эпигенетическая теория старения 136
Вирусная теория старения и гипотеза о фуллеренах 136
Старение как утрата собственных регенеративно-защитных способностеий организма 136
Регенерация 136
Химические вещества, вероятно, обладающие способностью продлять жизнь человека 136
Скрининг веществ на модельных животных 137
Стволовые клетки 137
Генетическая регуляция процессов старения 137
Персональная медицина и индивидуальность старения 138
Необходимость диагностики старения для создания лекарств от старости 138
Сообщество экспериментаторов и гражданин-ученыий 138
От выращивания органов к печати нового тела 139
Старение и рак 139
Регенерация и протезирование мозга 139
Борьба с депрессиеий , повышение настроения и рост личноий эффективности как путь личного
апгреий да 139
Управляемая стволовая клетка и новая хромосома 139
Эволюция симбионтов, продлевающих жизнь, уже произошла 139
Генная инженерия долголетия – необходимые проекты и эксперименты 139

Глава 14. План А. Шаг 3. Киборгизация и нанотехнологии — путь к бессмертному телу 140
Искусственные органы 140
Микророботы в крови для лечения тромбов, разрывов сосудов и опухолеий 141
Нанороботы для диагностики 141
Искусственная кровь 141
Нанороботы-репликаторы с элементами ИИ для создания бессмертного тела 141
Нанофабрики и печать органов 142
Носимые системы безопасности 142

Глава 15. План А. Шаг 4. Новое тело 143
Чинить или заменять? 143
Пересадка головы на новое тело 144
Вторая голова на одном теле – донорство 144
Голова вне тела на донорскоий крови 145
Экономика головы на донорскоий крови 145
Оценка роста продолжительности жизни для головы вне тела 145
Проращивание нового тела сквозь старое 146
Пересадка мозга 146
Пересадка участков мозга 146
Полуклон для пересадки головы 146
Терапевтическое клонирование для производства органов 146
Роботы удаленного телеприсутствия 146
Полностью искусственное тело 147
Использование тел животных для подключения головы человека 147
Выращивание нового мозга внутри старого 147

Глава 16. План А. Шаг 5. Загрузка – считывание информации из мозга в компьютер 147
Сканирование мозга 147
Считывание электрических полеий , создаваемых мозгом 148
Квантовая фотография 149
Синтетическиий неий рон 149
Постепенная загрузка — перетекание сознания в компьютер 150
Саий длоадинг и обратныий саий длоадинг 150
Использование бионанороботов для считывания информации из мозга 151
Современные устроий ства для сканирования мозга 151

Глава 17. План А. Итог. ИИ как инструмент достижения бессмертия и воскрешения 151
Дружественныий ИИ как решение всех проблем 151
Технологическая Сингулярность как момент достижения бессмертия 152
Необходимые условия. Интеграция технологиий продления жизни в медицинскую практику 152
План A достижения бессмертия и NBIC- конвергенция 153
ИИ в медицине: от лечения старения до нового бессмертного тела 155
Глава 18. План Б. Крионика 161
Суть крионики 161
История крионики 161
Причины неудач крионики 161
Странная непопулярность крионики 162
Пути упрощения крионики – хранение мозга в вечноий мерзлоте или Антарктиде 162
Риски разморозки 162
Отправка мозга в космос 163
Создание искусственного холодильника под землеё ий 163
Возражения против крионики 163
Успех крионики в первую очередь пропорционален популярности идеи крионики 163
Мозг крионированного хранит информацию о других людях 164
Порядок возвращения к жизни крионированных 164
Воскрешение по телесным остаткам 164
Кто воскреснет первым? 165
Радикальные гипотетические формы крионики – запись при взрыве 165
Рекорды обратимоий криозаморозки 165
Витрификация — новые технологии охлаждения без образования кристаллов льда в тканях 166
Химическая фиксация мозга и пластинация как альтернатива крионике 166
Почему мы до сих пор не воскресили червя на основе 20 лет как известного его коннектома? 168
Животные, способные к длительному выживанию в условиях засухи и холода 169
Таий млаий н ожидаемого развития крионики 169
Крионика и эвтаназия. Юридические проблемы крионики 170
Алькор, Институт Крионики, Криорус – ныне деий ствующие криофирмы 171
Практические шаги по криоконсервации 171
Новые формы реанимации стирают границы между крионикоий и обычноий реанимациеий 172

Глава 19. План С. Реконструкция на основе самоописания (Цифровое бессмертие) 172
Разные значения термина “Цифровое бессмертие 172
Карта цифрового бессмертия 172
Мои проекты самоописания 174
Необходимое количество информации для точного самоописания 174
Методы самоописания 175
Стратегия самоописания 176
Стратегия реконструкции на основе самоописания 176
Ранжирование значимости фактов описания 178
Конкретные приеё мы самоописания 178
Современные технологические решения для цифрового бессмертия 179
Хранение самоописания 179
Цифровые self-bomb в интернете 180
Сохранение ДНК 181
Цифровые очки – просить друзеий записывать вас 181
Оценка Самоописания 1990 года 181
Как бы я сеий час рекомендовал делать своеё самоописание 182
Самоописания и реконструкция как математическая задача 183
Описание другого человека 183
Украденное самоописание 184
Самоописание и опознование 184
Важные и уникальные факты 184
Самоописание и сложность 185
Конечность будущего детерминированного поведения 185
Реконструкция в симуляции – я один из прогонов 185
Самоописание и многомирность 186
Задача самоописания – предсказать будущее поведение 186
Реконструкция на основе входящих данных 187
Реконструкция и сложность 187
Критика самоописания 187
Создание прижизненноий модели и ее калибровка 188
Самоописание и искусство 188
Необходимость самоописания 188
Самоописание и многомирное бессмертие 188
Глава 20. План Д. Многомирное бессмертие (квантовое бессмертие) 189
Суть идеи многомирного бессмертия 189
История идеи многомирного бессмертия 190
Базовые посылки многомирного бессмертия 191
Многомирное бессмертие и self-sampling assumption 191
Доказательство актуальноий бесконечности вселенноий 191
Экспериментальная проверка многомирного бессмертия 193
Возможность замены на копию 193
«Нехорошесть» многомирного бессмертия 194
Многомирное бессмертие как универсальныий исполнитель желаниий 194
Возражения против ММБ 194
Многомирное бессмертие и глобальные риски 196
Ошибочность умозаключения о собственноий смертности 196
Многомирное бессмертие и точность реконструкции цифровоий копии человека 197
Использование многомирного бессмертия 197
Трансцендентальное преимущество – как многомирное бессмертие ведеё т к неизбежности
неограниченного самоапгреий да 197
Моя история открытия многомирного бессмертия 199

Глава 21. Воскрешение всех умерших 200
Статья, презентация и карта 200
Некоторые формы воскрешение возможны уже сеий час 201
Символически-трансформационныий характер воскрешения и роль заказчика 201
Копии и рабство 202
Копии и сохранение индивидуальности 202
Воскрешение из любви 202
Воскрешение уже происходит 202
Воскрешение как информационная задача 202
Два подхода к воскрешению: реконструкция и считывание информации 202
Воскрешение через считывание информации из прошлого 203
На кого полагаться в воскрешении: дети, возлюбленные или родители? 204
Общение с человеком через получение информации о неё м из его прошлого 204
Воскрешение через восстановление роли человека 204
Воскрешение любви 204
Трансгуманизм и несчастная любовь 205
Реконструкция всего прошлого мира на основании всеий имеющеий ся информации 205
Последовательность воскрешения людеий 206
Важность быстрого воскрешения 206
Бессмертие и память 206
Бессмертие и наилучшее возможное будущее: модель идеального существа 206
Бессмертие из параллельных миров 206
Cледует ли воскрешать гоминидов? 207
Воскрешение социальноий значимости 207
Воскрешение и смертельная болезнь 208
Лучше, чем оригинал 208
Юридические проблемы воскрешения 208
Трансфигурация = воскрешение + траснформация 209
Воскрешение в сновидении 209
Юридическиий фонд как виртуальная личность 210
Воскрешение всех возможных людеий 211
Бессмертие через любовь 211
В каком порядке будущиий сверх ИИ должен воскрешать умерших? 212
Постепенность процесса воскрешения 213

ЧАСТЬ 3. ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ДОСТИЖЕНИЯ БЕССМЕРТИЯ 213

Глава 22. Квалиа и бессмертие 213
Иллюзорные квалиа и переживание бессмертия как ощущения 215

Глава 23. Бессмертие в симуляциях 215
Симуляции с афтерлаий фом 216
Симуляции с аватаром 216
You live only twice, или оживляющая симуляция 216
Симуляции-матрешки 217
Множественность симуляциий – параллельные и ветвящиеся симуляции 217
Пропорции числа разных типов симуляциий 217

Глава 24. Разные идеи о бессмертии 218
Бессмертие через слияние: с человеком, с ИИ, с сверхразумом 218
Свернуть в мгновение 219
«Перевешивание» 220
Слияние с квалиа 221
«Укоренение в природе реальности» 221
Бессмертие через трансценденцию 222
Бессмертие через перенос идентичности 222
Бессмертие в потомках и ДНК-бессмертие 223
Бессмертие в виде вклада в историю человечества 223
Другие виды бессмертия: слияние, остановка времени 224
Воскрешение инопланетным разумом 225
Бессмертие в «перпендикулярном» времени 225
Бессмертие в параллельных мирах мультиверса 225
Бессмертие через ускорение процессов 226
Отход от линеий ноий модели жизни 226
Управление временем и энтропиеий 227
Математическое бессмертие 227

Глава 25. Бессмертие в религиозной философии: теоретические модели бессмертия 228
Бессмертие и религия 228
Бессмертие и Бог 229
Перебор всех возможных моделеий бессмертия в религиозноий философии 230

Глава 26. Критический обзор научных исследований в области жизни после смерти 230
Р.Моуди и исследования переживания пациентов после клиническоий смерти 233
Р.Монро и его исследования путешествиий вне тела 235
Теоретические трудности идеи реинкарнации как пути к бессмертию 236
Внетелесныий опыт и эпилепсия 237
М.Ньютон и исследования реинкарнации и жизни между жизнями методами регрессивного
гипноза 237
Эксперименты с медиумами и вызовом духов 239
Спонтанные проявления: видения призраков и полтергеий ст 239
Трансперсональные переживания у С.Грофа 240
Умершие в системноий терапии по Б.Хеллингеру 240
Перспективы научного изучения околосмертных переживаниий и жизни после смерти 241

ЧАСТЬ 4. КАК ДОБИТЬСЯ БЕССМЕРТИЯ ПРИ НАШЕЙ ЖИЗНИ 242

Глава 27. Проблема финансирования научных исследований по продлению жизни 242
Почему идея о борьбе за продление жизни до сих пор не победила? 242
Как влиять на инвестора 243
Необходимые условия для реализации мегапроекта по радикальному продлению жизни: 243
Как сделать идею продления жизни и достижения практического бессмертия популярноий 244
Сколько нужно денег на радикальное продление жизни и где их взять в условиях финансового
кризиса 244
Группы людеий , которые могли бы взяться за проект по радикальному продлению жизни 246
Конкуренция идеи бессмертия с другими мемами и дальниий режим мышления 246
Фундаментальная наука и практическое применение исследованиий 246
Реий тинг миллиардеров-трансгуманистов 247

Глава 28. Практические стратегии достижения бессмертия для человека в начале 21 века 248
Стратегии достижения бессмертия зависят от модели будущего 248
Стратегии в зависимости от возраста 248
Карта стратегиий продления жизни в зависимости от возраста 249
Глава 29. Достижение радикального продления жизни как политическая задача 249

29.1 Бессмертие и политика 249
Есть разные инструменты политическоий активности: 252
Общественные изменения, необходимые для победы идеи радикального продления жизни 252
Текущая политическая ситуация 253
Как я делал революцию в Бюсселе 253
Капитализм и продление жизни 256
Коммунизм и трансгуманизм: параллели 257

29.2 Проект закона о борьбе со старением и о продлении жизни 258

29.3 Проект Партии продления жизни 262
Цель 262
Картина мира 263
План деий ствиий 263
Направления деятельности партии продления жизни 263
Пути реализации задачи продления жизни 263
Широкиий и узкиий круг членов партии 263
Именно Партия продления жизни является наиболее сильным политическим проектом, которыий
способен победить на выборах 264

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫБОР БЕССМЕРТИЯ 264

ЛИТЕРАТУРА 265
О этой книге
У каждой книги – свой трудный путь к рождению, зато книги потенциально бессмертны, ибо
неограниченно копируемы. Книга при этом соразмерна человеческой жизни, ибо долго пишется и
долго читается.
Я начал писать эту книгу в 2010 году, как парную к книге «Структура глобальной
катастрофы», где я рассказал о глобальных рисках. Обе эти темы сведены воедино в книге
«Футурология: 21 век. Бессмертие или глобальная катастрофа».
В 2015 я стал делать инфографику, – огромные роадмэпы путей решения сложный проблем.
Первой была карта путей достижения личного бессмертия, которая легла в основу части 2 этой
книги.
С 2016 я стал писать научные статьи на английском языке, и несколько статей посвящены
разным аспектам проблемы бессмертия: цифровому бессмертию, квантовому бессмертию, ИИ в
продлении жизни, подходам к технологическому воскрешению, борьбе со старением как
эффективному альтруизму. В каждой научной статье есть правильная структура и ссылочный
аппарат.
Эти статьи можно перевести на русский, и тогда бы они заменили эту книгу, но тот читатель,
которому такие статьи нужны, скорее всего, может читать их по-английски. Книга на русском
сохраняет свободу и живость непосредственного и личного рассказа, при этом имея структуру
огромного справочника по гигантской и очень сложной проблеме. Ссылки на английские статьи
будут даны в начале соответствующих глав, и в этих статьях есть вся современная литература.
Эта книга не могла бы появится без сотрудничества с Михаилом Батиным, и многие идеи
были многократно проговорены вместе с ним, поэтому он включен в качестве второго автора.
Кроме того, он вставит несколько глав о борьбе со старением.
Книга невозможна без благодарностей всем тем, кто помог мне советом, вдохновением или
живым человеческим участием, в том числе: Анастасия Егорова, Игорь Артюхов, Ксения
Вытулева, Андрей Дейниченко, Мария Власова, Игорь Незовибатько, Константин Фрумкин, Марат
Гельман, Александра Мельникова.
Введение. Необходимость бессмертия
Моя история пути к идее бессмертия
Я хорошо помню момент, как впервые узнал о смерти, мне было 6 лет, и я сидел на
балконе, и дедушка объяснил мне, что после смерти ничего не будет. Я пытался представить
себе это «ничто» и не мог. Мне было очень печально и неприятно, но в целом смерть была для
меня бесконечно далекой абстракцией.
Ситуация изменилась, когда мне было 12 лет. Я влюбился в девочку из нашего класса, это
было в мае 1985 года, мы сходили в кино и потом еще встретились после уроков, а потом
разъехались на каникулы. Меня увезли на день раньше, чем я думал, и я даже не успел с ней
попрощаться. Я не взял у нее телефона, так как мы виделись в школе каждый день. Она была из
другой страны, из Венгрии, и летом уезжала на родину на каникулы.
31 августа я пришел снова в школу получить учебники со своим другом Олегом. Олег
вдруг мне сказал, что его мама приходила в школу еще раньше, и слышала, как в канцелярию
звонили из Венгрии и сказали, что Эстер умерла. Я подумал, как нехорошо с его стороны так
обидно шутить.
1 сентября в том году было воскресение, поэтому занятия начинались 2 сентября с
праздничной линейки. Я стал смотреть, где же она, но ее все не было. Мы пошли в класс, и я
спросил у классного руководителя, правда ли, что Эстер умерла. Он сказал, что расскажет об
этом позже. И когда мы вошли в класс, он сказал, что да, действительно, девочка умерла.
У меня пропал голос, и через три дня я заболел. И пока я болел, я понял простую вещь –
что так дальше жить нельзя, и что я должен придумать способ вернуть ее к жизни и сделать это
как можно скорее. И когда я принял это решение, передо мной возникла довольно странная
ясность в смысле того, что делать дальше.
Я придумал себе слоган: «Ничто не вечно под Луной – ну что ж, тогда мы уничтожим
Луну», который символизировал мой протест против человеческих банальностей и
несгибаемое намерение достичь бессмертия. Второй мой лозунг был: «Когда говорят, что мы
сделали все, что могли – значит, не было сделано ничего» – и я имел в виду, что люди считают,
что смерть – это конец, и перестают бороться за возвращение к жизни человека после неё.
Меня бесили все люди, которые мне говорили, что я должен смириться с утратой, изменить
себя и забыть. Должен измениться мир, а не я.
Однако, хотя решение было принято, я не обладал никакими научными или хотя бы
школьными знаниями, чтобы его реализовать. Первые идеи о том, как это реализовать были
довольно бредовыми: идея была в том, что нужно уловить из космоса рассеявшуюся
информацию о человеке, или может быть даже вернуть его душу во вновь созданное тело. И
для этого нужно было создать некий фанатический прибор, «крионотрон», схема которого я
придумал наобум. Затем я два года конструировал версии этого прибора, чуть не был убит
током.
Затем меня ждал момент рационального озарения. Я понял, что информация о человеке не
витает в космосе, как душа, и что прибор не будет работать. Забавно, что примерно тоже самое
сейчас пытается сделать Ицков – переселить душу в новое технологически сконструированное
тело.
Мои цели остались неизменными, но мое понимание методов и устройства мира
полностью перевернулось. Я понял две простые вещи: что тело человека определяется ДНК, и
что мозг – это компьютер, а личность – это информация в нем. Если мы хотим восстановить
умершего человека, то нам нужно загрузить информацию о нём в компьютер, а для этого ее
надо в начале собрать. Соответственно, есть два основных источника информации об умершем
– образцы его ДНК, и следы его действий в виде воспоминаний, тестов, фотографий и видео.
Напомню, что на дворе был 1987 год, и в СССР тогда не было ни видеокамер, ни
компьютеров в личном пользовании, и у меня также не было контакта с ее родителями, которые
остались в Венгрии и не отвечали на письма. Поэтому я сначала стал искать образец ДНК. Я
перерыл всю школьную библиотеку, нашел все ее учебники, которыми она лично пользовалась,
перелистал их, и нашел в них несколько образцов волос и ноготь, которые храню в сейфе до
сих пор. Кроме того, я записал все, что о ней помню, и опросил всех людей, которые с ней
общались, чтобы они рассказали все, что они о ней знают. Некоторые вещи были для меня
неожиданными и неприятными, например, рассказы о том, как она кружила голову другим
мальчикам. В результате я собрал максимум информации о ней, хотя ее все же было мучительно
мало.
Затем я переключился на создание компьютера, подходящего для моделирования сознания,
и это было ошибкой в то время. Важность борьбы со старением как пути продления жизни, я
понял только после того как встретился с Михаилом Батиным спустя 25 лет, а в необходимости
крионики меня убедил Майкл Дарвин.

На грани гибели
Прямо сейчас мы находимся перед лицом неминуемой гибели. Каждый человек в течение
ближайших нескольких десятков лет умрёт, и смерть каждого будет малоприятной – если
радикальное продление жизни не будет достигнуто.
В этой книге мы хотим донести до вас простую мысль. Мы хотим показать, что
современное развитие науки делает возможным радикальное продление жизни человека.
Представьте, что вы находитесь на тонущем круизном лайнере, но вместо того, чтобы
пытаться спустить шлюпки, заткнуть дыры, задраить люки, – команда и пассажиры
продолжают пребывать в блаженном ничего не делании: играют в карты, слушают оркестр,
любуются звездами.
Вот это в точности наша ситуация – все мы стоим на краю гибели либо по причине
старения, либо в результате возможной глобальной катастрофы. Точно так же, как пассажиры
тонущего корабля обречены утонуть. Если они не найдут способа спастись, они все умрут
очень неприятной смертью.
А ведь всё могло бы быть по-другому. Кто-то затыкает бьющую из трубы ледяную воду,
кто-то вращает штурвал, кто-то крутит лебедку спасательной лодки, кто-то пытается наладить
связь. Так и мы должны объединиться, чтобы понять, какие мы должны совершить действия,
чтобы спасти себя, наших детей и родителей.
Бездействию людей есть много причин, одна из которых в том, что смерть от старения
придёт, когда-то потом, а не в ближайшие часы.
Другая причина в том, что огромное количество людей не в курсе последних научных
достижений – они просто не знают, что, например, червю-нематоде удалось продлить жизнь в
10 раз с помощью простых генетических манипуляций, а мышам в два раза.
Люди также не знают, что множество научных исследований, которые могли бы спасти их
жизнь, не производятся по одной простой причине: на них нет денег. Более того, многие
исследования, которые могли бы нас спасти, не делаются, потому что считаются неэтичными –
например, поддержание жизни головы млекопитающего вне тела.
Для того, чтобы ученые получили деньги на исследования, а затем их результаты были
одобрены, и внедрены в клиническую практику, нужна радикальная смена ценностей в
обществе и огромный социальный заказ.
В 2013 году в прокат выходит фильм «Как пережить чуму» о борьбе геев в 1980-е годы
против СПИДа. Трейлер к этому фильму – это уже законченное произведение искусства. В нем
показана огромная возмущенная масса разных, но объединенных единой целью людей –
требующих разработку лекарств против ВИЧ. И эти люди в значительной мере достигли своей
цели – эпидемия СПИДа в США была остановлена, а больные перестали немедленно погибать
в течение года, а смогли жить десятки лет на антиретровирусной терапии. Хотим отметить, что
на тот момент времени господствующее мировоззрение одобряло СПИД как божественное
наказание для геев и наркоманов, а клинические испытания лекарств были очень замедлены и
растянуты.
Также и сейчас люди считают старение «естественным». А возможную глобальную
катастрофу – независящим от них апокалипсисом. Смирение – основная проблема в борьбе со
старением.

Бессмертие – это единственная альтернатива смерти
Билл Марис, вдохновитель проекта Calico по борьбе со старением, созданного Google в
августе 2013 года, встречался с миллиардерами и спрашивал: если вам предложат три желания,
то каким будет самое выгодное первое желание? Что наиболее рационально попросить в
качестве первого желания?
Они отвечали, естественно, что первым желанием они бы попросили доступ к еще
миллиону желаний. Тогда Билл им говорил – не важно, сколько вам осталось прожить – 3 дня,
300 или 30000, надо использовать это время на то, чтобы увеличить оставшееся время.
Миллиардеры качали головой и были в целом согласны, но Билл был к тому же главой Google
Ventures и обратился к своему шефу Сергею Брину, и тот сказал – все делаем сами. Так была
создана компания Калико, цель которой победить старение.
Бессмертие означает не только возможность неограниченно долгой жизни в бесконечно
отдаленном будущем. Бессмертие прежде всего означает ежедневную возможность не умереть
сегодня.
Невозможно быть по настоящему счастливым в мире, где есть смерть.
И даже когда речь идет о старом и заведомо больном человеке, его смерть все равно
трагедия.
Смерть унизительна, потому что человек, вся полнота его сознания и личности, его
любовь и его судьба, все они оказываются жертвами отказа органа, который все на всего
перекачивал кровь или выводил из организма лишние жидкости. В средние века процедура
публичной казни была распространена именно как публичное унижение казнимого.
Умирающий также предстает перед малознакомыми людьми в больнице, больным, уродливым,
поврежденным старением.
Старение, болезни и умирание – это крайне мучительный процесс. Человек лежит в луже
собственных испражнений, истыканный иглами, раздираемый изнутри опухолями, мучимый
страхом и неизвестностью. Часто он лежит годами парализованным. Он забывает остатки свой
жизни, а мрачность и депрессия становятся его спутниками. Только люди, умершие от
внезапной остановки сердца и относительно молодыми, избегают пыток старения, но это ни в
коей мере не делает смерть более привлекательной. Смерть несет ужас небытия.
Победа над смертью означает возможность не умирать прямо сейчас. Победа над смертью
будет означать и прекращение чудовищных страданий миллиардов людей, потому что победа
над смертью позволит нам обратить вспять и болезни.
Бессмертие означает возможность жить и не страдать сейчас и в ближайшие десятилетия.
Жизнь человека – это чудовищная трагедия, потому что она неминуема заканчивается
смертью. Как бы хорошо не шли дела у человека, его неминуемо ждёт боль, страдания и
смерть. Представьте фильм, где все герои умирают, это кино – наша жизнь. Большинство
людей даже помыслить не в состоянии, что дела обстоят именно так. Людям думается, что
никакой смерти не существует и после смерти их что-то ждет. Человек не готов согласиться,
что все, кого он любил, он сам исчезнут безвозвратно и, к сожалению, он начинает оправдывать
смерть, соглашаться с ней, вместо того, чтобы противостоять. Люди охотно сочиняют
аргументы в пользу загробного мира, то есть в пользу смерти, и даже не пытаются разобраться,
почему смерть неминуема. Основная причина смерти – это старение, но общество до сих пор
не признало, что старение – это плохо, что это негативный процесс, что старение – это болезнь,
то, с чем нужно бороться.
Самое большое потрясение у людей будущего будет в том насколько люди прошлого в том
числе, и наши современники были равнодушны к собственной смерти и смерти всех живущих.
Будет поразительно на сколько люди сегодняшнего дня погружены в удовольствия и не готовы
даже доли процентов своих ресурсов потратить на то, чтобы не умереть.
Нет более значительного сообщения для человека, чем новость о том, что он может не
умереть. Но это мало кого волнует, фотография милого котенка оказывается намного важнее.
Люди не только не ценят свою жизнь, но и настаивают на её малой ценности.
Борьба со старанием – это часть модного ныне эффективного альтруизма, то есть
возможность сделать добро в огромных масштабах с небольшими расходами. Если прямо
сейчас начать тестирование лекарств, продляющих жизнь даже на один год, таких как
метформин, это позволит миллионам людей дожить до технологий радикального продления
жизни. Мы написали об этом статью , приготовили презентацию и доклад:
Часть 1. Теория бессмертия
Глава 1. Смерть
Прекращение существования
На основании эмпирического опыта нам известно, что большинство явлений природы
имеют тот или иной срок существования. Это касается живых организмов, гор, планет, звезд и
даже черных дыр, которые испаряются, хотя последнее известно только теоретически.
Только некоторые элементарные частицы не распадаются по внутренним причинам –
электроны, фотоны, и, возможно, протоны и некоторые атомы; тем не менее, любая из этих
частиц может исчезнуть, вступив во взаимодействие с другой частицей.
Все наблюдаемые явления конечны во времени; более того, и сама вселенная также
прекратит своё существование в результате тепловой смерти или Большого Разрыва.
Естественно сказать, что смерть – это прекращение существования.
Смерть от других явлений отличает всеобъемлющий характер, то есть, всё сущее –
смертно: всё, что существует, рано или поздно перестаёт существовать. Любая система рано
или поздно распадается, поскольку смерть неизбежна – во всяком случае, так принято считать.
Смерть – это не предмет, хотя язык описывает «смерть» как существительное, это, скорее,
процесс, и, если говорить точнее, обобщающее название для разных процессов, которые
отражает бесконечную изменичвость наблюдаемых форм материи.

Смерть физических объектов
Кроме того, смерть кажется неизбежной на основе логических построений. Любая
комбинация элементов, которая однажды собралась, имеет ненулевую вероятность распасться
под действием как внутренних процессов, так и внешних. Это связано с тем, что во вселенной
очень много элементов, каждый из которых имеет некую вероятность переместиться из одного
положения в другое, как за счет температуры, так и за счет квантовых процессов, и вообще
процессов движения. В результате все процессы носят вероятностный характер, и для любой
комбинации элементов есть путь её распада и определённая его вероятность.
Можно представить себе игрушечную вселенную, где нет смерти. Допустим, внутри неё
всего 7 вечных элементов и сила притяжения. Она объединит эти элементы в одно целое и на
этом все процессы завершатся. Образовавшийся комок будет «бессмертным». Но для нас такое
«бессмертие» смешно, поскольку в нём нет жизни, которая требует постоянного движения и
развития.

Смерть живого существа
Главная из всех смертей – это не просто разрушение и исчезновение объектов – это смерть
жизни. Абсолютно неподвижный и вечный объект не будет живым, как скелет не является
живым.
Дать точное определение жизни сложно, это любимая тема споров биологов. Но общие
моменты в разных определениях жизни – это то, что живое существо меняется, то, что оно
способно к саморепликации и к поддержанию гомеостаза, и обладает высокой степенью
сложности. Соответственно, смерть наступает, когда некий объект утрачивает эти свойства.
Смерть живого существа – это необратимое изменение живого, в результате которого оно
необратимо утрачивает все признаки живого существа: внутреннее движение (метаболизм),
способность к саморепликации, гомеостаз (сохранение своих параметров в меняющейся среде),
сложность.
Вот несколько контрпримеров: гусеница претерпевает необратимое изменение, становясь
бабочкой, но не умирает. Евнух утрачивает способность к размножению, но остается живым.
Живая клетка, охлажденная до температуры жидкого азота, прекращает метаболизм, гомеостаз
и размножение, но сохраняет сложность и способность вернуться к жизни, то есть её изменения
не необратимы.
Жизнь в целом как явление практически бессмертна. Она сумела просуществовать 4 млрд.
лет на Земле в радикально меняющихся условиях и адаптироваться ко всем переменам и затем
даже управлять ими. Жизнь может погибнуть только вместе с полным разрушением планеты,
поскольку многие микроорганизмы живут на глубине нескольких километров под землёй.
Жизнь — это постоянное изменение. Живое существо живет, именно потому что оно
постепенно переходит от одной фазы своего существования к следующей, например, растет,
размножается, воспитывает детей. То же касается и существа с информационной точки зрения.
Каждый момент его существования — это прирост накопленной им информации. Но и смерть
— это тоже изменение, только изменение радикально большого порядка: полное стирание
накопленной информации.
Старение — это постепенная смерть маленькими шажками. С информационной точки
зрения — это постепенный процесс разрушения накопленной информации.
Главное в определение смерти – необратимость, то есть необратимый переход от довольно
узкого множества состояний, которые можно признать живыми, к гораздо большему множеству
состояний, между которыми намного меньше разницы. Если нечто стало мёртвым, оно никак не
может ни само, ни с чей-то помощью вернуться назад в состояние того же самого живого
существа. Это связано с тем, что множество комбинаций атомов, которые образуют живого
человека, астрономически меньше множества комбинаций атомов, которые описывают все
состояния трупа.
Поясню. Живое существо – это существо, у которого каждый атом находится на своем
месте (например, в составе белка). Абсолютный труп – это по определению предмет, каждый
атом которого может находится в любой точке пространства. Превращение существа в труп
соответственно состоит в процессе утраты информации о расположении атомов.
Необратимость смерти для сложноорганизованных живых существ состоит так же в том,
что разрушения становятся сильнее встроенных в организм систем самовосстановления. Гидры
могут восстановить своё тело из маленького кусочка, но если гидру сварить, то она утратит
способность к восстановлению. У человека есть огромные способности к восстановлению
повреждений на всех уровнях организации.
Тут надо пояснить насчет энтропии. Есть как бы два вида энтропии, которые часто
путают. Говорят, что энтропия – это рост информации в системе, но при этом мы понимаем,
что смерть – это разрушение информации. При этом энтропия всегда растёт в замкнутой
системе. На самом деле есть низкоуровневая информация (положение атомов), и
высокоуровневая – память человека. Упорядоченность на низком уровне является условием
сохранения информации на высоком. Когда упорядоченность на низком уровне уменьшается, то
есть информация о положении атомов становится больше, высокоуровневая информация
утрачивается. Пример: мы записали пять бить информации с помощью ледяных кубиков и
шаров, обозначающих 0 и 1. Затем нагрели, и шары растаяли и превратились в слякоть. Чтобы
описать форму слякоти, нужно гораздо больше информации – слякоть вся неровная, её форма
сложная. Но при этом информация о том, из чего получилась слякоть – оказалась утрачена,
растворена в миллиардах битах новой информации, которая возникла при расплавлении шаров
и кубов. То есть утрата информации при смерти – это утрата сигнала в шуме.
Итак, смерть – это, в первом приближении, потеря информации о расположении атомов.
Смерть человека определяется в медицине, однако, по-другому – остановка сердца,
дыхания, деятельности мозга. Но смысл этого определения – в выяснении практического
порога, за которым реанимационные мероприятия бесполезны. По мере развития технологий
этот порог сдвигается.
Собственно, смерть описывает не просто переход от состояния с «низкой энтропией» к
хаотическому состоянию. За счёт того, что жизнь способна поддерживать свой гомеостаз,
граница между этими состояниями является очень резкой: как только жизнь утратила
способность к поддержанию гомеостаза, начинается очень быстрый процесс утраты
упорядоченного состояния. Этот процесс наблюдаем как умирание, смерть и последующее
разложение. Именно быстрота процесса и граница обратимости позволяет отделить достаточно
чётко смерть от жизни.
Отсюда очевидно, что, изменяя границы обратимости, мы можем менять и то, что есть
смерть – например, совершенствуя реанимационные мероприятия.
Смерть кажется неизбежной на основе большого индуктивного опыта – огромное число
животных и людей, живших в прошлом, умерло. Но индукция здесь неполна. Из всего числа
людей, которые когда-либо родились, а это около 100 млрд. человек, сейчас живы 7 млрд.

Смерть мыслящего существа
Но нас даже волнует не просто смерть живого существа с его метаболизмом и
гомеостазом. Самое главное – это смерть разума, смерть наблюдающего субъекта.
Смерть человека – это в первую очередь не смерть клеток его тела (много примеров, когда
человек признаётся умершим, хотя его клетки и тело живы, и наоборот, клетки постоянно
делятся и отмирают, а организм сохраняется), а смерть его мозга, что означает утрату всего
накопленного в течение жизни опыта, прекращение какого-либо поведения и исчезновение
субъективного опыта.
То есть смерть личности – это разрушение информации (опыт и поведение) и
исчезновение субъективного опыта. Только первое можно наблюдать извне, а о прекращении
сознания идут споры, и вывод об этом делается на основании косвенных признаков (дискуссии
о минимальном сознании у пациентов в коме). Причём если знания ещё можно извлечь
(мемуары), то поведение скопировать нельзя. Мы подробнее рассмотрим этот вопрос в главе
«Что есть я».

Информационно-теоретическая смерть
Эта концепция была введена в 1990-е годы. Она является логическим пределом других
определений смерти (остановка сердца, смерть мозга).
Информационно-теоретической смертью называется такое разрушение мозга, в ходе
которого информация о личности полностью разрушается, и не может быть восстановлена с
помощью никакого физического процесса.
Это определение ставит свои вопросы.
Идет ли речь только об известных физических процессах? Ведь можно предположить
существование новых способов считывания информации из прошлого.
Какова вычислительная сложность вычисления прошлого состояния мозга по тому, что от
него осталось? Если бы мы жили в полностью детерминистической вселенной, то даже
сгнивший в труху мозг можно было бы реконструировать, узнав положение атомов и рассчитав
их исходное положение. В нашей вселенной это невозможно по причине квантовых законов, но
в первую очередь потому что такая задача является невычислимо сложной для любых
мыслимых компьютеров. А также в силу теории хаоса, которая говорит, что малые изменения в
начальных параметрах дают непредсказуемо большие последствия в будущем: и тоже верно в
обратную сторону.
Каков основной механизм памяти? Является механизмом памяти физическая связь
нейронов друг с другом с помощью аксонов — это довольно нетрудно проследить, или память
зависит от деталей строения синапсов, что гораздо труднее отсканировать, и что гораздо
быстрее разрушится в ходе процесса автолиза нейронов (то есть разрушения их тел
внутренними энзимами — при этом синапсы на теле нейронов разрушатся быстрее, чем
разрушатся отдаленные аксоны). Если же механизмом памяти являются циркулирующие
паттерны возбуждения или особенности внутреннего строения клеток нейронов, то сохранить
ее будет сложнее — но современные исследования указывают на то, что механизм памяти
являются связь нейронов друг с другом и свойства синапсов, и, по последним данным, это
размеры шипика, на котором находится синапс и который состоит из микротрубок — белка,
формирующего скелетный каркас нейронов.
Насколько избыточен механизм хранения памяти? Если он зависит от тысяч нейронов, то
он избыточен, и восстановить информацию будет проще.
Потеря какого количества информации о личности имеется в виду в информационно-
теоретической смерти? Мы каждый день многое забываем. Целые годы жизни в детстве забыты
безвозвратно. Сколько и какой именно информации достаточно сохранить, чтобы можно было
говорить о сохранении информации о личности?
Сколько на самом деле требуется времени для смерти мозга? С какой скоростью идет
разрушение информации в нем? Хотя распространено мнение, что 6 минут гипоксии
достаточны для смерти мозга, это не всегда так, и, во-вторых, это связано не сколько с гибелью
нейронов, сколько с тромбозом мелких сосудов мозга, что приводит к гибели нейронов
значительно позже. Именно поэтому спасенные от утопления часто умирают через несколько
часов в больнице. Есть исследования, что автолиз нейронов начинает только через несколько
часов после остановки кровообращения, и ясно, что этот процесс сильно зависит от
температуры.”. Здесь утверждается, на основании опытов на крысах, что автолизис начинается
только через 6-9 часов после остановки кровообращения. Есть сведения, что в мозгу
сохраняются способные к жизни нейроны и через 24 часа после остановки кровообращения.

Смерть наблюдателя
Наиболее абсолютной формой смерти в чистом виде является прекращение наблюдения,
то есть смерть субъекта опыта. Никто никогда этого не переживал по определению, так как
пока нечто переживается, субъект еще есть. Но человек способен к мышлению о себе и в силу
этого способен представить себе исчезновение себя – точнее, пытаться представить, так как это
непредставимо. Из факта смертности своего физического тела он может заключить о
неизбежной смерти мозга и прекращении какого-либо субъективного опыта.
Если человек не сбегает от этих мыслей в утешительные фантазии о посмертной жизни, то
он должен полагать, что вслед за моментом смерти наступает НИЧТО, или, точнее, ничего не
наступает. Никакого опыта, все равно как смотреть затылком или сон без сновидений.
Отсутствие опыта помыслить невозможно, и в этом есть нечто глубоко онтологически
неправильное, более страшное, чем ад с горящими сковородками. Камю писал: «Смерть
проста, как прост зелёный цвет» («Посторонний»). Мы, однако, не можем знать, на самом деле
ли «наступает ничто» вслед за моментом смерти, есть теории (квантвоое бессмертие), которые
говорят, что это не так, а теория о ничто – это тоже теория, не подкреплённая ни одним фактом.

Небытие
Смерть наблюдателя означает прекращение какого-либо субъективного опыта, то есть
ничто или небытиё. Нельзя пережить начало небытия как событие, так как здесь нет опыта.
С другой стороны, у всех есть опыта небытия – как бесконечность времени до того, как
они родились.
Другая метафора – это медленный сон без сновидений.
При этом перестать быть – не значит умереть, так как можно плавно превратиться в кого-
то другого, как например маленький ребенок плавно превращается в старика, с которым имеет
мало общих свойств.

Последнее переживание
Все рассказы про околосмертный опыт являются не более чем рассказами – о необычном
покое или об острой боли. Но мы не можем никак логически доказать, что эти переживания
действительно были последними перед смертью, так как о них рассказать могут только
выжившие.
На самом деле, о последнем переживании никогда ничего неизвестно, хотя логически оно
может быть. Но чтобы мочь о нем рассказать, оно должно стать предпоследним.

Разные типы смерти
Можно обозначить несколько разных терминов, которые слиты воедино в обычно
представлении о смерти, и которые надо разделить:
1. Смерть-для-других – абсолютное исчезновение из пределов наблюдаемого
пространства.
2. «Перестать быть» путём плавных изменений – превращения ребенка в старика,
например.
3. Физическая смерть – смерть человека как биологического тела. Физическая смерть –
это материальный процесс смерти тела и мозга.
4. Абсолютная смерть – исчезновение наблюдателя. Никто никогда не видел этого
события, и оно является только гипотезой. Религиозные мыслители обходят проблему смерти,
говоря, что душа остаётся жива после физической смерти. То есть наблюдатель сохраняется в
форме души. Но с логической точки зрения – это не решение проблемы абсолютной смерти, так
как душа может потом тоже умереть, и в некоторых религиозных концепциях эта идея есть.
Смерть, точнее, представление о ней, состоит из:
 Последнего момента жизни до неё
 Момента перехода
 «Того, что будет после»
 Прекращения жизни – «перестать быть».

Физическая смерть и абсолютная смерть
Физическая смерть – это объективный процесс смерти человеческого тела и мозга.
Абсолютная смерть – это прекращение процесса переживания опыта. Все религиозные
концепции сводятся к утверждению, что физическая смерть не означает абсолютную смерть.
Когда религиозные деятели нам говорят, что «смерти нет» – они имеют в виду именно это.
Физическая смерть как биологический и физический процесс хорошо описана и не подлежит
никакому сомнению. Абсолютная смерть остается неизмеримой философской абстракцией,
находящейся вне пределов эксперимента.
При любых дискуссиях о смерти и бессмертии надо знать и уточнять, какую именно
смерть имеет в виду собеседник.

Смерть как логическое завершение
Некоторые процессы так устроены, что должны логически завершиться. Падающая
звездочка должна сгореть, гусеница окуклится, снежинка упасть на землю, ребенок вырасти.
Иногда смерть человека является (точнее, кажется) логическим завершением или
кульминацией его жизненного пути. Пушкин на дуэли, Матросов на амбразуре.
Чем проще существо или явление, чем жестче его жизнь подчинена некому закону
развития, тем однозначнее и неизбежнее его смерть. По мере роста сложности растёт число
возможных состояний, и задача бессмертия – это задача отхода от логичного закона развития.
Даже небольшой прирост сложности очень увеличивает число возможных будущих состояний
за счет комбинаторного перебора.
То есть превращения в личность и отход от социальных ролей и биологических функций
увеличивает возможное будущее. Комар, чтобы стать бессмертным, сначала должен перестать
быть комаром. Иначе это будет как заевшая пластинка, зациклившаяся программа.

Смерть как абсолютное зло
У смерти есть ряд свойств, которые делают её абсолютным воплощением зла. Смерть:
· Внезапна. В любой момент существует ненулевая вероятность смерти, и никаким
образом нельзя свести её меньше некого уровня – может оторваться тромб или в соседнем
помещении взорваться газ.
· Непостижима. Ни у кого нет опыта своей смерти, и те, кто говорят иное, обманывают
себя и других. Потому что у них все еще осталось физическое тело, и наблюдатель продолжает
существовать. Никто на самом деле не знает, что будет после смерти. Смерть трансцендентна
опыту.
· Необратима. Смерть по определению необратима.
· Неизбежна. У вероятностного распределения смерти по возрастам (кривая Гомперца) нет
длинного хвоста. Максимальная наблюдавшаяся в доказанных условиях продолжительность
жизни человека 122 года.
· Непредсказуема. Невозможно узнать способ своей смерти, даже если очень уверен, что
вот-вот «отрубят голову. Невозможно узнать последний миг, последний кадр своей жизни.
Иногда думаешь – «ну всё конец», а потом следует следующий кадр.
· Мучительна. Часто смерть сопровождается мучительной агонией – удушение, сгорание в
огне, сопровождаемой также пониманием того, что сейчас умрёшь, и страхом, и бессильным
нежеланием умирать.
· Мысль о смерти отравляет жизнь. Смерть обесценивает любые долгосрочные цели.
· Смерть страшна. Страх смерти делает человека слабым и заставляет создавать иллюзии
бессмертия. Даже если конкретная смерть безболезнена, то до того человек все равно
переживал приступы страха смерти. Все аспекты смерти страшны – то есть заставляют
человека страдать до их реального наступления. Люди боятся боли, утраты родственников,
ничто после смерти, её внезапности.
· Смерть уничтожает семьи, сообщества людей, информацию, профессиональный опыт.
· Смерть бессмысленна. Смерть убивает смысл жизни, так как невозможно довести
никакой долгосрочный проект до конца. Масса примеров смерти людей в самом расцвете сил от
совершенно случайной, нелепой причины.
· Смерть делает несчастными других людей. Почти у всех умерших есть друзья и
родственники, которые будут эту смерть переживать. Даже если у умирающего бомжа сейчас
нет никого, его родители страдали бы, если бы узнали, как он умирает.
· Насильственна по отношению к воле человека и по отношению к желанию жить всех
составляющих его частей. Смерть – всегда убийство.
· Несправедлива. Множество прекрасных людей умирают очень рано, а некоторые негодяи
живут долго. Люди пытались сделать смерть справедливой, описывая её как проявление
божественной воли, но получалось в результате кладбище логических парадоксов. Людям
проще было бы смириться со смертью, признав, что в ней есть некое разумное начало –
божественное, или эволюционно-полезное.
· Нелепа – в большинстве случаев смерть связана с абсолютно случайными процессами,
не имеющими никакого отношения к тому, что человек делал и думал. Оторвавшийся тромб,
мутировавшая клетка, упавший камень, отказавшие тормоза, грабитель в подъезде – все это не
имеет отношения к тем главным задачам, которые человек делал и пытался реализовать. В
некоторых случаях можно утверждать, что смерть логично следует из манер жизни человека –
курения, неаккуратной езды. И только в редких случаях смерть логично вытекает из
сверхзадачи человека – Матросов, кинувшийся на амбразуру, первооткрыватель Скотт,
погибший в Антарктиде.
· Смерть – это уничтожение всего ценного, что есть в человеке. Его навыков,
воспоминаний, любви к другим людям, его красоты, его потенциала.
· Старение – это постепенная смерть. Иногда смерть проявляет себя по кусочкам. Если
человек смог победить смерть в молодости, то он неизбежно сталкивается с умиранием
отдельных функций своего организма и мозга, которое носит названия старение.
Смерть – это абсолютное зло, и задача достижения бессмертия состоит в устранении всех
свойств смерти из жизни. Устранение даже части свойств тоже отчасти реализует эту задачу. То
есть бессмертие более широкий термин, чем «вечная жизнь».
Смерть – господин нашей жизни. В любой момент, как бы ни было все хорошо, она может
вторгнуться непредсказуемым образом. Смерть – жнец, поскольку рано или поздно она убьет
всех в неизвестном порядке.
Но жизнь первичнее смерти, без неё смерть была бы невозможна, так как нечему было бы
умирать. Жизнь за счёт естественного отбора оптимизировалась против смерти, создав
наиболее живучую известную нам сложную систему – биосферу Земли. Жизнь создала
наиболее эффективный известный способ противостоять смерти – размножение. Но это только
бессмертие аллелей ДНК, а точнее, их линий непрерывных изменений (так как любые гены
мутируют с определённой скоростью).
Человек в ходе своей эволюции постоянно учился побеждать смерть. Продолжительность
жизни человека неуклонно росла.
То есть и жизнь в целом, и человек нацелены на бессмертие.
После создания письменности человеческая цивилизация обрела непрерывную историю, и
тоже стала своего рода сверхорганизмом, нацеленным на выживание и сохранение своей
памяти.

Причины смерти
Достижение бессмертия, как обычно это понимается, получается через устранение смерти.
Соответственно, нужно дать описание общих причин смертности.
Эти причины:
Внешние – связанные с изменчивость внешней среды (падение камня). Внешний мир
уничтожает живой организм.
Внутренние – связанные с собственной неустойчивостью организма. Понятно, однако, что
разделение внешнего и внутреннего здесь условно. Для ума как информационного процесса и
то, и другое является внешними системами, которые обе должны пребывать в определённых
рамках, чтобы он работал.
Основное свойство таких событий в том, что они непредсказуемы и случайны.
Случайность – вообще одна из главных причин смертности. Но поскольку случайность
описывается законами вероятности, она приводит к закономерности – например, случайное
накопление ошибок ведёт к процессу старения.
Кроме того, есть «высокоуровневые» причины смерти – связанные с интеллектуальными
процессами в уме человека. В число последних входит как самоубийство, так и «зависание» в
неизменном состоянии (последнее скорее относится к области компьютера, чем человека, но в
будущем это будет возможно, а также сейчас это может проявляться как депрессия, аутизм,
сидром навязчивых состояний). Причём самоубийство – это причина смерти на самом верхнем
уровне иерархии, тогда как зависание может произойти из-за сбоя в кодах нижнего уровня.
То есть самоубийство — это сознательный акт выбора в пользу смерти. Здесь нужно
отличать разумное «философское» самоубийство, как у Кириллова в «Бесах», и самоубийство в
состоянии аффекта (Маросов, кидающийся на амбразуру, человек, кидающийся в окно в ходе
семейного скандала).
То есть причины смерти можно описать по их уровню в иерархии. Наверху иерархии
находится то, что ближе к центру управлению и осознающему я, и менее зависимо от
физических основ деятельности мозга и среды.
1. «Философское самоубийство» – осознание бессмысленности жизни и/или интерес к
загробному миру. Желание познать ничто или прекратить испытывать опыт как максимальная
форма. Кириллов в «Бесах» Достоевского. Камю.
2. Самоубийство – кризис воли и эмоций. Депрессия, аффект. (Ритуализованные формы
самоубийства распространяются как мемы в определенном обществе: самосожжение восточной
женщины, брошенная девушка – утопленница, застрелившийся офицер или клерк,
расстреливающий детей. Последняя наиболее опасна так как подразумевает тщательное
планирование и попытку уничтожить свой мир. Тогда как самосожжение подразумевает
зрелищные страдания, призванные возбудить остатки совести. Сотни тысяч людей кончают
собой каждый год.)
3. Зависание – нарушение информационных процессов в мозгу. Психоз. Шизофрения.
4. Зависимости, ведущие к саморазрушающему поведению – алкоголизм, наркомания,
курение, беспорядочный секс.
5. Инсульт, болезнь Альцгеймера – нарушение физиологической основы работы мозга
6. Болезни тела – нарушение внешнего питания мозга. Старение.
7. Внешние случайные причины – разрушение тела.
8. Внешние преднамеренные причины – убийство. Оно соединяет в себе признаки
высшего и низшего в иерархии: опирается на волю и принятия решения, но другого человека и
в силу этого случайно для жертвы.
Чем ниже причина в этом уровне иерархии, тем относительно проще ее можно устранить.
Проще спрятаться от хищников, чем лечить шизофрению. Именно поэтому доля несчастных
случаев как причины смерти снижается.
При этом «философское самоубийство» может угрожать даже бессмертному существу.
В целом, человеческая смертность в настоящий момент времени слагается из трёх
основных факторов: старения, несчастных случаев и масштабных катастроф. Эти факторы
имеют различное распределение вероятностного вклада:
1. Старение описывается кривой Гомперца, в которой смертность в первую очередь
зависит от возраста. Наименьшая естественная смертность приходится на возраст в 11 лет, и
подразумеваемая ею продолжительность жизни (то есть если бы мы имели тот уровень
здоровья, который есть у 11-летнего ребёнка), составляет около 2000 лет. Сейчас старение
составляет примерно две трети всех причин смертности по всему миру, а в развитых странах –
9/10. Всего смертность от непередающихся болезней в мире равна 58,8%, вероятность
большинства из которых возрастает с возрастом, и в основном проявляется в виде сердечно-
сосудистых заболеваний (29% от общей смертности в мире за 2002 год, The World Health Report
2004, остальные данные оттуда же,), рака (12,5%), заболеваний лёгких (6,5%),
нейропсихических заболеваний (1,5%, из них болезнь Альцгеймера – 0,7%, болезнь
Паркинсона – 0,2%), болезней органов пищеварения (3,5%), диабета (1,7%), болезней
выводящих систем (1,7%), врождённых генетических болезней (0,9 %). Отметим, что эти
данные зависят от возрастного состава населения Земли и не являются в точности прогнозами
вероятности смерти для отдельно взятого человека. Кроме того, они зависят от местности
(велик вклад стран третьего мира), а для любого конкретного человека надо учитывать и его
текущий возраст, чтобы рассчитать вероятность смерти, поскольку, дожив до определённого
возраста, он избежал ранних причин смерти и, значит, сможет прожить дольше, чем средняя
продолжительности жизни людей его пола и страны.
2. Вероятность несчастных случаев распределена относительно равномерно по всей
продолжительности жизни человека (некоторые виды несчастных случаев более типичны для
молодости, например, падение с мотоцикла, и связаны с более рискованным поведением
молодых людей, а другие – для старости, например, падение с лестницы, и связаны со
старческой хрупкостью и нарушениями равновесия). В результате, чем дольше человек живёт,
тем больше шансы у него попасть в несчастный случай, то есть удачи в борьбе со старением
приведут к повышению доли несчастных случаев как причины смерти. Однако на самом деле в
прошлом именно нечастные случаи были основной причиной смертности, и большинство
людей не доживало до старости. При этом мы включаем в несчастные случаи инфекционные
заболевания, так как они относительно не связаны со старением (но ослабление иммунной
системы стариков играет большую роль) и именно что зависят от случайности. Передающиеся
инфекционные болезни, материнская, детская смертность и голод дают в сумме 32% от общей
смертности в мире. Из них вклад инфекционных заболеваний в смертность на Земле в 2002
году составил 19 % (из них респираторные заболевания – 7%, диарея – 3%, туберкулёз – 3%
СПИД – 5%, малярия 2%, детские болезни 2%, в том числе корь 1%, и сифилис 0,3%), детская
смертность – 4% (во всяком случае она не связана со старением, хотя не обязательно является
несчастным случаем), материнская смертность – 1%, смерть от голода – 1%.Н на травмы в
классическом смысле приходится 9,1%. Из них: непреднамеренные увечья – 6%, (в том числе
автомобильные аварии – 2%, падения с высоты, отравления, утопления и пожары по 0,6%,
прочее – 1,5%, авиакатастрофы – 0,02%), насильственная смерть – 2,8 % (в том числе
самоубийства – 1,5 %, убийства – 1%, войны – 0,3%). (Суммы процентов могут не сходится, так
как в них не учтены некоторые малые подкатегории, как говорится в отчёте ВОЗ. Данные по
США можно найти здесь:) Из приведённых цифр видно, что задача продления жизни человека
крайне непроста и требует многосторонних усилий по разным направлениям. Однако эти
цифры искажены двумя обстоятельствами. Во-первых, наибольшее число людей в мире
умирает в неразвитых странах, и их вклад в эту статистику велик, а в развитых странах вклад
насилия и инфекционных болезней меньше. Во-вторых, риски многих внешних причин смерти,
особенно падений и респираторных заболеваний резко растут по мере старения человека, а в
этой схеме старение как причина смертности никак не отражена.
3. Глобальные катастрофы – это крайне редкие события, которые резко меняют
продолжительность жизни большей части населения Земли; в качестве примеров таких
событий можно назвать эпидемию чумы в Европе в XIV веке, эпидемию гриппа испанки в 1918
году, Вторую мировую войну и возможную глобальную ядерную войну в годы Холодной
войны. Учесть вероятностный вклад глобальных катастроф в суммарную вероятность смерти
довольно трудно, поскольку такие события могут происходить раз в несколько поколений и
иметь однократную природу. В целом мы полагаем, что эта вероятность не меньше, чем для
старения и несчастных случаев для современного человека, и вернёмся к этому вопросу в
отдельной главе.
Инвестиции в различные меры безопасности приводят к определённому сокращению
риска. Значительная часть государственных расходов – это такие инвестиции (медицина,
полиция, противопожарная служба, армия и т. д.) И соответственно можно посчитать, какие из
этих инвестиций приводят к максимальному продлению жизни. Например, 1 млн. фунтов
стерлингов вложений в дорожную безопасность в Великобритании приводит к сохранению
одной жизни. Возникает задача поиска таких методов продления человеческой жизни, которые
бы давали максимальную отдачу.
В каждую эпоху была основная причина смертности людей. В неолите это была
младенческая смертность и войны между кланами. В 6 веке – эпидемии оспы. В 19 веке –
туберкулёз. В 20 веке главной причиной является старение, которое проявляется через два
основных фактора смертности – сердечно-сосудистые заболевания и рак. Победа над одной
причиной смертности выводит в главные другую причину.

Страх смерти
Желание бессмертия является проекцией в бесконечность записанной в нашем ДНК
потребности жить. Бессмертие – это высшая форма реализации этой потребности.
Потребность жить носит форму, скорее, желания не умирать в каждый момент времени –
именно это диктуют нам все наши страхи, чувство боли. Желание жить долго – это
интеллектуальная надстройка над этой базовой потребностью, которая сформировалась в ходе
эволюции.
Возможно, что существует и Танатос – желание умереть. Такому желанию достаточно
победить хоть на миг, чтобы человек решился и умер. Кроме того, есть любопытство к смерти.
Когда человек проживает всю полноту человеческого опыта, смерть становится загадкой,
которую не раскрыть при жизни. И чем скучнее человеку, тем больше ему угрожает смерть.
Неудовлетворённость желания жить выражается в страхе смерти. Этот страх
многосоставный.
Он состоит из:
· физиологического иррационального страха
· страха мучений перед смертью
· страха момента перехода
· страха абсолютного ничто
· страха утраты всего, что ценно в жизни и не доделано.
· вины перед родными.
· страха потустороннего мира.
· страха самого страха
Если бы у нас было бы бессмертие, главный результат был бы в том, что мы могли бы
больше не испытывать страха смерти. Однако люди иногда побеждают страх смерти и без
помощи бессмертия, например, в состоянии опьянения.
Сильнее страха смерти может быть только страх невыносимых страданий. В некотором
смысле люди работают ради пенсии, чтобы избежать невыносимых страданий в старости, когда
деньги заменяют силу молодости и помогут купить лечение, обезболивающие и уход.

Инстинкт самосохранения
Идея бессмертия – это в некотором смысле проекция в бесконечность инстинкта
самосохранения. Но было бы ошибкой утверждать, что идея бессмертия – это только результат
некой случайной адаптации. Самосохранение – базовое свойство, возникающее у всех сколько-
нибудь устойчивых существ.

Биология умирающего мозга
Современная наука о реанимации предлагает рассматривать смерть не как событие, а как
процесс. Однако понимание процессов в умирающем мозге пока не окончательно, и есть
разногласия в очень важных опросах о том, например, как именно гибнут нейроны. Однако
понимание этих процессов необходимо, чтобы обернуть смерть вспять или извлечь
информацию из мозга.
В большинстве случаев смерть мозга происходит из-за остановки кровообращения в нем.
Будь то остановка сердца, дыхания, падение сахара в крови, отек мозга или инсульт – все это
состоит в прекращении нормального снабжения мозга питательными веществами.
Другие причины смерти мозга – физическое разрушение в результате травмы, химические
повреждение при тяжелом отравлении, постепенно разрушение в результате болезни
Альцгеймера – все эти процессы в сумме дают, наверное, не более 10 процентов случаев
смерти, а в развитых странах – ближе к 1 проценту.
Интересно отметить, что в эпоху палеолита удары по голове были основной причиной
смерти, согласно данным археологических раскопок, поскольку древние племена людей
непрерывно воевали друг с другом с помощью камней и дубинок.
Более того, многие травмы мозга приводят к смерти, хотя и не разрушают мозг целиком.
Даже если мозг разбит на мелкие кусочки, то внутри них большинство нейронов еще живо и
потом умирает от гипоксии.
Очевидно, что если бы мы нашли альтернативные способы снабжения мозга энергией, то
мы могли бы избежать большинства причин смерти или хотя бы отложить их. Такими
способами могли бы быть: кислород-насыщенная искусственная кровь, дублирующая система
кровоснабжения, пророщенная сквозь мозг или даже некое электрическое питание нейронов, а
также медицинские нанороботы.
После остановки кровоснабжения работа мозга даже ускоряется – возникает
околосмертный опыт. В опытах на крысах после остановки сердца на 30 секунд возникали
высокочастотные колебания, более интенсивные, чем в состоянии бодрствования. Снижение
кислорода и накопление СО2 приводит через какой-то механизм к росту возбуждения клеток,
но через некоторое время они растрачивают оставшуюся у них энергию, и наступает
запредельное торможение нейронов – то есть им становится очень трудно возбудиться и
выработать потенциал-действия, то есть разряд электричества. Но это все еще не значит
полного прекращения активности мозга, так как какие-то редкие и несинхронизированные
разряды продолжают происходить, просто находятся за пределами чувствительности ЭЭГ,
рассчитанной на нормально и синхронно работающий мозг.
Наличие электрической активности мозга однозначно указывает на то, что он жив, а
плоская линия на ЭЭГ (причем необратимо) считается юридическим основанием для
признания смерти мозга.
Процесс смерти мозга имеет несколько стадий, из которых сейчас самая существенная –
это смерть клеток, потому что смерть клетки считается сейчас событием необратимым. Но это
тоже допущение, и мы знаем, что многие, даже поврежденные, клетки способны сами себя
реставрировать. Критерии клеточной смерти – разрыв мембраны, денатурация белков,
разрушения ДНК в ядре. Некоторые бактерии способны восстанавливаться после таких
повреждений, и мы могли бы использовать эти бактериальные механизмы для «оживления»
умерших клеток.
Важнейшим в смерти клетки является процесс автолиза – то есть разложения ее за счет
ферментов, которые обычно находятся в отдельных органеллах, но после смерти клетки
выходят наружу. Этот процесс во многом похож на процесс апоптоза – запрограммированного
разрушения клетки. Нейроны мозга особенно подвержены этому процессу, с чем это связано –
не очень понятно, так как другие типы клеток могут часами обходится без глюкозы и
кислорода.
При этом вычисления, собственно, происходят на поверхности нейрона и в большей мере
определяются его аксонами, синапсами и дендритами, а не тельцем, которое в больше мере
выполняет техническую функцию – производит нужные белки и энергию. То есть смерть
нейрона не так важна, как важно сохранение системы связей между нейронами, их отростков.
Но когда разрушающие ферменты разрушат тела нейронов, они перейдут и на их отростки. И
информация погибнет.
Итак, смерть нейронов (по мнению авторов статьи) происходит из-за их апоптоза-
автолиза, и в целом можно было бы эту программу отключить, с помощью лекарств или
генетической терапии, сделав их гораздо более устойчивыми к гипоксии. Другое направление в
удлинение времени реанимации – это охлаждение мозга. А третье – это защита мозга от
кислородного шока при возобновлении кровоснабжения, так как слишком насыщенная
кислородом кровь может каким-то образом сжечь выжившие нейроны. Кроме того, временная
остановка кровообращения приводит к тромбозу мелких капилляров в мозгу, и все это ведет к
отеку мозга и смерти через несколько часов после перезапуска.
Вопреки распространенному заблуждению, клетки мозга не умирают через 6 минут. Через
6 минут начинают возникать тромбы в капиллярах, которые затем не позволят вернуть мозг к
жизни.
Важным механизмом смерти нейронов является эксайтотоксичность – то есть
повреждение нейронов возбуждающим нейромедиатором глютаматом при ишемии. Избыток
глютамата вызывает излишний приток кальция в клетку, что запускает целый каскад
химических реакций, приводящих к высвобождению ряда ферментов, разрушающих клетку по
механизму, близкому к апоптозу. Умирающие клетки высвобождают свой глютамат в
межклеточную среду, а ионные насосы, которые должны откачивать глютамат из нее, начинают
работать в обратную сторону, то есть получается замкнутый круг с положительной обратной
связью.
Подробный список из 15 пунктов, по которому развивается ишемия мозговой ткани,
приведен тут:
Отрезанная рука может сохраняться при комнатной температуре 6 часов. От ишемии
первыми повреждаются нейроны в гиппокампе, и это повреждение наступает через 10 минут
ишемии, но умирают эти нейроны гораздо позже, через несколько часов.
К процессу автолиза мозга ферментами быстро подключаются бактерии, которые
осуществляют еще большее разрушение его структуры.
В конечном счете вся информация о структуре связей нервных клеток утрачивается. С
информационной точки зрения она не утрачивается, она шифруется. При этом длина ключа
шифрования все больше возрастает. Это можно пояснит следующим примером: допустим, у
нас есть книга, и ее разрезали на 10 частей и переставили в произвольном порядке. Тогда длина
шифра, который позволит ее восстановить, составляет 10 цифр. (Например, 7 1 2 5 4 9 8 3 6 0 –
которые указывают, где сейчас находятся части). Это шифр короткий, и простым перебором
книгу можно восстановить, даже если этот шифр утрачен. Конечно, тут может быть некая
неопределенность, но из самого содержания книги будет понятно, какая глава 2, а какая 3. Если
же у нас есть короткое стихотворение, а его буквы переставили миллион раз, то попытки
обратной реконструкции ни к чему не приведут, потому что из тех же самых букв можно
составить любое другое количество стихотворений, и не будет никаких признаков, что данное
является оригинальным. Именно поэтому, если длина шифра сопоставима с длиной исходного
объекта, то попытки обратной расшифровки обречены на провал.
И тоже самое с мозгом. Чем сложнее изменения, которые с ним происходят после смерти,
тем труднее его восстановить или хотя бы считать из него информацию.

Горевание — переживание смерти
Люди переживают боль смерти близкого человека виде горевания, которое имеет
несколько стадий. Отрицание, острое горе, сопровождаемое рыданиями и болью,
компенсаторные видения (сны о том, что человек жив в загробном мире), депрессия и
смирение.
Обычно переживание смерти другого ассоциируется в первую очередь с самой острой
фазой — когда боль наиболее сильна. Но, на самом деле, это не переживание смерти как
таковой, это реакция на сообщение о смерти.
Сама смерть близкого переживается как пустота и одиночество, то есть отсутствие
возможности общения с тем самым человеком, с невозможностью получить от него
информацию или реализовать другие формы взаимодействия.
Переживания смерти в виде горевания эволюционно обусловлены — это боль, которую мы
должны избегать, и, таким образом, стремиться сохранять жизнь своих близких.
Поясню на примере: есть боль от отрезания ноги, а есть невозможность ходить в
результате отсутствия ноги. Хотя боль страшнее, но именно отсутствие ноги является реальным
вредом, а боль только символизирует его. То есть острое горе в некотором смысле нечестно –
мы реагируем на смерть другого, но мы еще не столкнулись с его отсутствием.
Смерть означает утраченные возможности, и, может быть, мы не осознаем все эти
возможности. Острое горе уходит, но невозможность общаться и реализовывать эти
возможности остается, на многие годы, навсегда. Умершая девушка никогда не выйдет замуж и
не родит детей, даже если «она» будет выстукивать на спиритических сеансах послания, что с
ней «все хорошо». Ученый не напишет книг. Родственник не доскажет историй. Друг не
услышит нашего «прости». Эти возможности уходят одна за другой и вокруг нас, нет, уже
одного меня, расстилается огромное одиночество.
Никогда не спрашивай, по ком звонит колокол — он звонит по тебе.
Победа над смертью означает и победу над болью горевания. Но второе не должно
подменить первое. Таблетка от страданий не должна заменить желания вернуть к жизни
умершего — желания, которое всегда есть внутри честного горевания, но в котором взрослый
человек не может позволить себе сознаться.

Смерть наносит психическую травму всем
Постоянное осознание собственной смертности делает невозможным полное счастье, как
в детстве, при сохранении ясности рассудка.
Она делает невозможным или сомнительным любое длительное планирование – кто
уверен, что проживет еще 30 лет?
Смерть близких наносит длительную психическую травму родственникам, а особенно
свидетелям самого момента смерти, вызывая длительную депрессию, навязчивые кошмары и
воспоминания. Один молодой человек в Сибири не смог пережить смерти своей бабушки и
покончил собой.
Critical emergency — от старения к умиранию
Это момент возникновения жизнеугрожающего состояния, момент, когда пора вызывать
скорую помощь, момент, когда вопрос выживания в ближайшие дни, часы или минуты
становится самым главным.

Глава 2. Что такое бессмертие?
Определение бессмертия
Бессмертие – это победа над смертью во всех отношениях. То есть это устранение своей
смерти, смерти других людей, старения, страдания и страха смерти. Иначе говоря, это создание
мира, в котором вообще смерти нет, а не только достижение личного бессмертия.
Эта идея всегда была вместе с людьми в виде идеи о рае или утопии. С другой стороны,
попытки сконструировать убедительную и интересную модель утопии всегда имели проблемы.
Можно сказать, что бессмертие + счастье + весь мир = утопия. Но в этой книге мы
рассматриваем только задачу бессмертия, но должны понимать, что она является только
ступенью к искусственному раю. Рай без бессмертия – это издевательство. Но при наличии
бессмертия даже обычная жизнь может быть раем.
Ясно, что задача бессмертия больше, чем задача достижения неограниченной
продолжительности жизни одного отдельного существа. Всё же мы больше будем говорить о
бессмертии как бесконечно длинной продолжительности жизни – как необходимом условии
полной реализации задачи бессмертия.

Как узнать факт бессмертия?
Бессмертие всегда находится в будущем, а любое реальное существо может только
предполагать своё бессмертие.
Откуда некое существо может знать, что оно бессмертно? Оно могло бы знать, что оно уже
прожило вечную жизнь, но тогда оно обладало бы памятью бесконечной длины, и даже
счётчиком прожитого времени бесконечного размера. Физическая возможность существования
существа с бесконечным объёмом памяти выглядит сомнительно.
Другой вариант знания о бессмертии состоит в том, что это существо знает некий факт, из
которого следует его будущее бессмертие. Например, оно может знать, что копия его мозга
хранится в «Главном компьютере», или что «закон кармы» обещает всем существам вечную
жизнь. Очевидно, однако, что знание о бессмертии не есть само бессмертие. В зависимости от
представлений о бессмертии оно может содержать те или иные ошибки.
Поэтому знание о бессмертии – это всегда предвосхищение бессмертия, а не
воспоминание о бесконечной прожитой жизни.
Наконец, существо может знать о своём бессмертии, проверив его экспериментально.
Например, обнаружив, что оно не погибает в тех обстоятельствах, где гибнут все другие. Но
даже это знание может быть ошибочно. Например, если из армии в миллион человек выжил
один, он может думать, что это не статистическая флюктуация, а проявление его бессмертия.
Но следующая пуля ответит на этот вопрос. Таким образом, индуктивное доказательство
бессмертия не гарантирует реального бессмертия. Например, Ахилл был бессмертен по
отношению к любому оружию – если не считать единственной точки уязвимости на пятке.
Поэтому разумное существо может быть уверенно в своей живучести, но не бессмертии.
Другая возможность установить чьё-либо бессмертие – если некое существо пытаются
уничтожить всеми возможными способами, и это не удаётся.
Или бессмертны те существа или явления, которые могут копироваться неким наглядным
образом быстрее, чем уничтожаться. Молекула воды бессмертна.
Наконец, возможна ситуация, когда некое существо бессмертно, но не знает об этом.
Из сказанного понятна абсурдность выражения «я достиг бессмертия», поскольку
бессмертие – это не событие, и не место в пространстве. Никто не может знать наверняка,
достиг ли он бессмертия на самом деле.
Однако есть существенная разница: обычный человек имеет весьма веские основания
полагать, что он необратимо умрёт в ближайшие несколько десятков лет. То есть его ощущение
смертности весьма обосновано.
Человек, достигший практического бессмертия, может считать, что он проживет много
больше, чем он уже прожил, и имеет теоретические основания полагать, что проживет
неограниченно долго – тысячи или миллионы лет, за которые он может найти способы
дополнительного продления жизни. Многие ощущали это практическое бессмертие в детстве,
когда будущая жизнь казалась бесконечно длинной.
То есть практическое бессмертие – это «потенциально неограниченное продление
жизни». Данное определение позволяет избежать трудностей воображения «дурной актуальной
бесконечности». Иначе говоря, бессмертие – всегда в будущем, и означает неограниченную
возможность продлять жизнь все больше и больше.

Зачем нужно бессмертие?
В некотором смысле правы те, кто говорит, что рост линейной продолжительности жизни
— это просто дурная бесконечность повторяющихся событий. Бессмертие — это инструмент,
требующийся для реализации задач, требующих огромного количества времени.
Бессмертие нужно, чтобы реализовать весь потенциал человеческого разума. У
человечества в целом очень много возможных будущ, некоторые из них крайне скучны — это
гибель от какой-то банальной причины или деградация. Но некоторые из них означают
реализацию каких-то очень больших и интересных возможностей, которые нам столь же трудно
представить, как первобытному человеку реактивный самолёт, кино или айфон, или точнее, как
собаке трудно представить себе многотомный роман. Наши идеи о том, каковы могут быть эти
возможности могут показаться крайне наивными. Можно, например, предположить, что:
Практическое бессмертие необходимо, чтобы стать пост-человеком и освоить галактику.
Это потребует не менее нескольких миллионов лет. Задача освоения галактики — это в первую
очередь ответ на парадокс Ферми, то есть поиск следов иных цивилизаций. И затем или
объяснение их отсутствия, или контакт, борьба или слияние.
Абсолютное бессмертие нужно, чтобы стать богом и освоить всю вселенную. Это требует
срока жизни, не меньшего, чем сроки жизни всей вселенной. Задача освоения вселенной — это
победа над грядущей гибелью вселенной, какая бы она ни была: тепловая смерть, отключение
симуляции, большой разрыв или схлопывание.
Можно предположить, что задача бессмертия — это познание множества возможных
переживаний, то есть апгрейд своего мозга с целью переживания принципиально новых квалиа.
То есть реализации нечто большего, чем просто гедонизм.

Бессмертие как проект
Бессмертия нет в природе, и нам предстоит его придумать, и мы можем придумать его
сами таким как мы захотим. Поскольку бессмертие – всегда в будущем, и предполагает
неограниченные возможности продления жизни, правильнее всего говорить о нем как о
проекте, допустим, также, как мы полагаем проектом космическую экспансию или построение
справедливого общества.

Бессмертие и интеллект
Бессмертие – это этическая позиция, то есть бессмертие – это вопрос сознательного
выбора победы над смертью. Существо, поставившее перед собой цель достижения
бессмертия, может найти много способов для этого, и по мере роста его компетенции
понимание этих способов будет меняться. И в силу этого оно может осознавать себя
потенциально бессмертным. Тот, кто не задумался о бессмертии, может оказаться бессмертным
случайно, но никогда не узнает этого.
Одна из основных причин смерти – это непредсказуемые процессы, случайность, рост
энтропии. Кирпич с крыши, накопление ошибок в ДНК, ошибка за рулём – всё это проявление
случайных процессов, ведущих к смерти. Однако основное свойство интеллекта – это
способность предсказывать будущее. Чем выше интеллект, тем большей способностью
противостоять смерти он обладает. Интеллект, собственно, и сформировался к эволюционный
инструмент адаптации, который повысил выживаемость наших предков.
Таким образом, для бессмертия необходимым условием является высокий интеллект, и
твердая цель достичь бессмертия.
Соответственно, повышение уровня своего интеллекта является инструментом
достижения бессмертия.
Второй инструмент – это укрепление своей цели достижения бессмертия в качестве
главной и неизменной, и приведение в соответствие с ней других целей.
Эти две задачи тесно связаны – задача самоусиления интеллекта при сохранении
неизменной системы целей рассматривалась Юдковски в теории о создании Дружественного
ИИ.
Постоянный самоапгрейд необходим для достижения бессмертия. Более того, темп
самоапгрейда должен быть достаточно высок, чтобы интеллект обгонял поток
обрушивающихся на него случайностей, среди которых будут, например, и ошибки в его
собственном «коде». То есть, чтобы выйти на некое плато устойчивости, нужен, возможно,
быстрый экспоненциальный рост в начале.
То есть для бессмертия нужно предвидеть будущее настолько, чтобы исключить из него
всякую случайность, а также создать настолько эффективную систему саморемонта тела, чтобы
избежать какого-либо старения.
Задача удержания приоритета сохранения жизни не так проста, так как ей противостоит
другая задача – получение удовольствий.

Зависимость от удовольствия и смертность
Зависимости – одна из основных причин смертности. Курение, алкоголь, обжорство,
азартные игры, наркотики, беспорядочный секс, рискованное поведение за рулем автомобиля –
все это результат зависимости от определённого способа получения удовольствия. Можно
порассуждать о том, в чем корень зависимости – в молекулярных механизмах мозга, или в
высокоуровневой организации личности.
Если смотреть на высоком уровне, то корень зависимости в том, что интеллект нашел
брешь в исходно построенной плотине, которая должна была направлять его на выполнение
полезной деятельности. Плотины эти были построены природой для обезьяны. Чем выше
интеллект, тем больше способов он может найти получать удовольствие, не делая полезного.
Помимо знания способа, зависимость подразумевает слабость воли, что тоже есть
высокоуровневая черта.
Аналогичен и механизм коррупции чиновника. Вместо того, чтобы получать
вознаграждение за хорошую работу, он может получать гораздо большие суммы денег (а через
них и иных удовольствий), делая иные действия. То есть коррупция – это тоже форма
зависимости – от денег.
Зависимость – это победа ценности удовольствия сейчас над любым
долгосрочным планированием. Это первопричина того, что зависимость ведёт к смертности. Но
этого мало. Почему же всё, что приятно, еще и вредно?
Я думаю, оно вредно, потому что неукротимое влечение к удовольствию расширяет
любую деятельность по получению этого удовольствия до ее предела, а предел как раз и
состоит в том, что система начинает где-то рваться.
Муж, обманывающий жену, наркоман, алкоголик – все они примеры "коррупции
головного мозга".
А суть коррупции состоит во внутреннем перерождении, когда нечто, что призванно было
быть добрым, хорошим и эффективным, стало злостным, метастизирующим, эгоистичным,
сохранив при этом видимость позитивного.
И все это оно сделало для того, чтобы продолжать получать удовольствие
непредусмотренными способами.
Принцип удовольствия (вознаграждения за результат) недостаточно эффективен, чтобы
управлять достаточно сложной и умной системой. Она находит более быстрые способы
его получения, коррумпируется. В конечном счете это ведёт к сокращению ее
продолжительности жизни.
Доказано в опытах на шимпанзе бонобо, что зависимость от власти сравнима с
кокаиновой, что является одной из причин диктатур.

Бессмертие, бесконечность и вечность
Александр Раппорт (в лекции в 1 октября 2014 в МАРШ) подчеркнул следующую разницу
между бессмертным и вечным: вечное существует неизменно во времени, а бессмертное имеет
начало во времени, но не имеет конца. Понятно, что вторая задача неизмеримо сложнее:
например, числа вечны и неизменны, равно как и цвета радуги, но трудно назвать явление,
которое имеет начало во времени, но не имеет конца, кроме, возможно что, самой вселенной и
самого времени.
Он также подчеркнул, что вся архитектура 19 века жила идеей воскрешения стилей
прошлого. Сначала стили воскрешали механически, копируя их внешние признаки, и это была
архитектура эклектики. Потом поняли, к концу века, что нужно восстанавливать дух стиля
прошлого, и возникла архитектура модерна. Но и воскрешенный дух оказался другим духом. То
есть архитектура модерна обладает своим узнаваемым стилистическим единством, которое не
является тем же стилистическим единством стилей прошлого.
То есть идея воскрешения в архитектуре 19 века потерпела поражение: то, что вначале
казалось удачным воскрешением, потом становилось, если на это как бы взглянуть через
зеркало заднего обзора, чем-то другим. Подобно тому, как Хари в Солярисе Лема была собрана
из признаков умершей девушки, но не была ею, а была другим существом со своим характером
и свойствами.
В 20 веке способами воскрешения архитектуры стали реставрация, реконструкция и
исследование (а также искусство – «Адмиралтейство»). Реконстуркция часто создавала какую-
то ерунду, новодел, жалкие подобия. Исследование как раз работало лучше, так как, не
претендуя на буквальное воскрешение, оно собирало архитектруный объект в его инобытии,
говоря языком Гегеля. То есть познавало его лучше, чем архитектор и современники, создавало
не просто модель, а понимание того, как то или иное здание реализовало себя в истории
архитектуры (чего, конечно, сам архитектор знать не мог).
Бесконечность делится на актульную и потенциальную. Для математики весь ряд
натуральных чисел существует аткуально. Но в физическом мире бесконечностей не
существует. То есть бессмертие как бесконечность будущего существования всегда
потенциально.
Возникает вопрос, могут ли быть два бессмертных существа, или в результате
бесконечного взаимодействия они рано или поздно сольются в одно?

Бессмертие и вечность
Идея «бессмертия» натыкается на естественное возражение о невозможности актуальной
бесконечности в линейном времени. Даже если мы переживем гибель солнца через 4 миллиард
лет и гибель вселенной через триллион, то что будет через 10 в 100 степени лет? а через 10 в
10000?
При этом в самом определении бессмертия постулируется только отсутствие смерти, но не
бесконечность будущего времени. Эта бесконечность возникает индуктивно, так как если я
живу в каждый следующий ммент времени, то получается бесконечная последовательность.
Бен Герцель предложил удачное выражение “potentially infinite life extension” для замены
слова “бессмертие". Но это только маскирует проблему.
На самом деле бессмертие превращается в бесконечность только при введении
бесконечного линейного времени. Но даже в современной физике – это не единственный
вариант.
Потому что есть такая вещь в общей теории относительности, как замкнутые временные
кольца (Closed timeline curves). Такие объекты возникают, например, при описании черных дыр.
Если некое существо находится в таком кольце, то оно может быть бессмертно, но при
этом конечно во времени. Просто его состояния будут повторяться по кругу бесконечное число
раз.
Здесь уже вопрос этики – что лучше – смерть или зацикливание в кольце? Поскольку
кольцо можно сделать неограниченно большим (например, 10 триллионов лет), то оно может
быть неограниченно “хорошо”. Даже если мы сейчас не находимся в таком кольце, мы можем к
нему плавно построится, так сказать, влиться по касательной.
Более того, как только мы уходим от линейного времени, у нас появляется возможность
экспериментировать (пока что мысленно) и с более сложными топологиями.
Например, с восьмерками, сетями, атракторами, перпендикулярным временем, в котором
время – не линия, а плоскость, завернутая, например, в ленту Мёбиуса.
Итак, бессмертие – это дифференциальная характеристика бытия, говорящая о
непрерывности жизненной функции в локальной окрестности момента “сейчас", а вечность –
это топология всего жизненного пути, которая может быть сколь угодно сложна, но при этом не
содержать в себе сингулярностей и бесконечностей. Или содержать их в неком позитивном
смысле (бесконечно интенсивный опыт).

Объективное и субъективное бессмертие
Есть существенная разница между «бессмертием-для-себя» (субъективным) и
бессмертием-для-других» (объективным). В первом случае я сам являюсь «потребителем»
своего бессмертия. Это значит, что я могу не бояться смерти, планировать на огромное время
вперёд и допускать высокий риск. Во втором случае я ожидаю, что те люди, которые для меня
важны, сохраняться всегда в этом мире.
Разницу подчеркну следующим примером: если я улетел навсегда в другую галактику, то
для других я эффективно мёртв, однако сам для себя вполне жив. Если наоборот, инопланетяне
заменили меня неким монстром, который успешно притворяется мной, а меня самого
уничтожили, то в этом случае я умер для себя, но жив для других.
Основная разница этих двух видов бессмертия в целях, которые ставят перед собой. Это
можно проиллюстрировать на следующем примере, допустим, мы оживили Пушкина. Мы,
наверное, будем ожидать, что он напишет нам новые красивые стихи. Но на месте Пушкина
стихи его, вероятно, будут волновать в меньшую очередь, а в большую – судьба его семьи в
прошлом и новая история человечества и техники. Отсюда видно, что бессмертие-для-других
гораздо больше привязано к уровню того, что человек делает, а бессмертие-для-себя – к
уровню, что человек чувствует. И только склонность людей сопереживать другим заставляет их
желать, чтобы человек получил полноценное бессмертие – то есть то, в котором бессмертие-
для-других и бессмертие-для-себя совпадают. И это относится только к тем людям, которых
они любят. Например, если интересный мне писатель умрёт, я буду жалеть об этом, но мне
будет достаточно того, чтобы создали его копию, которая сможет продолжить интересную мне
серию романов. Однако это не так работает, если речь идёт о любимом человеке. Например,
если любимая девушку покалечится, я буду любить её покалеченной, а не соглашусь на замену
её другой красивой девушкой.
В связи с этим встаёт проблему удостоверения идентичности. Если мы оживим Пушкина,
то наверняка найдётся люди, которые скажут, что это не настоящий Пушкин, и потребуют
доказательств – пусть, мол, стих напишет. И как бы он бедный не старался – а он будет
наверняка в состоянии шока – то, что бы он ни написал, это будет кем-то объявлено не
подлинным. И это касается не только Пушкина. Даже если мы оживим деревенскую девушку,
то всегда найдётся кто-то, кто скажет: я не чувствую, что этот человек настоящий. Но, конечно,
эта проблема касается бессмертия-для других. Если меня оживили, то я не сомневаюсь, что я
жив, и мне не так важно, хотя и обидно, если меня не признают за настоящего.
Итак, бессмертие-для-других – это во многом вопрос функции человека и его признания.
Наконец, бессмертие-для-других тесно связано с идентичностью того мира, в котором
человек жил, и в котором его оживили. Если человек вчера умер, а сегодня его оживили, то он
имеет тот же мир, и наоборот, тот же мир, получает этого человека назад. Если прошло 10 лет,
то те же люди ещё живы в мире, но место этого человека уже занято: его жена снова вышла
замуж, его работу выполняет другой, его квартира продана. Конечно, если этот человек
обладает невероятно ценным навыком, то он будет востребован. Но что это может быть за
навык? Даже новые стихи Пушкина бы сейчас не понадобились. Можно назвать только
несколько творческих специальностей, которые бы были бы нужны, да и то, это привело бы к
обострению конкуренции в отрасли. (В духе: «оживили Достоевского, и Пелевин остался без
работы».) да и сам шок человека будет тем больше, чем дальше новый мир окажется от старого,
и многие оживлённые захотят умереть обратно. В связи с этим возникает идея оживлять вместе
с человеком и весь его мир и круг, например, в виде компьютерной инсталляции.

**
Одна из причин желание не умирать – это нежелание делать больно своим близким
(особенно родителям) и вообще незавершённые обязательства.

Негативное бессмертие
Бессмертное существо лишено свободы покончить собой. И хотя эта свобода может
показаться бесполезной и даже вредной, в некоторых обстоятельствах она может быть
существенно важной.
Если вы еще не читали, непременно прочтите прямо сейчас рассказ: «Я хочу кричать, но у
меня нет рта». В этом рассказе враждебный ИИ подвергает пыткам последних оставшихся жить
на земле пять человек – поскольку его целевая функция подразумевает причинение
максимального страдания людям.
Христианский ад пугает тем же.
Шопенгауэр считал саму жизнь на Земле настолько наполненной страданиями, что уж
лучше абсолютная смерть.
Неизвестно, означает ли физическая смерть прекращение страданий (из-за многомирного
бессмертия это может быть не так), но если физическая смерть равна абсолютной, то да.
В целом, большинство людей бояться невыносимых страданий больше абстрактной
смерти. Смерть абстрактна, страдания же могут иметь много градаций и их легче представить.
Желая бессмертия, мы полагаем, что в будущем будет больше приятного, чем неприятного,
и не будет длительных невыносимых страданий. Невыносимые страдания – это по
определению те страдания, которым человек скорее предпочтет смерть и вообще сделает все,
что угодно, чтобы они остановились.
Разумно полагать, что если человек научится настолько управлять собой и природой,
чтобы неограниченно продлять жизнь, то он сможет и устранить причины страданий, как из
мозга, так и из реальности.
Есть много причин, по которым бессмертие кажется сложным, плохим, логически
противоречивым, неестественным, вредным для социума и этики. Безусловно, проблем у
бессмертия много. Но смерть еще неприятнее.
В некотором смысле альтернатива такова: или быть бессмертным, или тупо сдохнуть в
ближайшем будущем.
Люди часто кончают собой от невыносимых страданий (как физических, так и любовных).
Хотя нет никаких эмпирических оснований полагать, что после смерти они станут испытывать
меньше страданий. Но всё же они надеются, что уничтожение субъекта прекратит страдания.
Недавно появился новый термин s-risks, который означает риски бесконечных страданий
невероятной интенсивности, которые гипотетически могут быть результатом ошибочно
запрограммированного недружественного ИИ.

Полезное бессмертие
Загрузка сознания в компьютер и использование этого сознания как основы для
всемирного ИИ – это практически единственный способ, которым я или каждый из нас может
получить "полезное бессмертие", то есть бессмертие, в котором он использует и развивает свои
лучшие качества на благо человечества, а не бессмертие, которое он получает как подачку от
сверхсущества или сил природы и с которым не знает, что делать.
Решение задачи создания хорошего бессмертия – это решение проблемы счастья.
Смертный человек не может быть счастливым. Только пребывать во временной иллюзии. Но
счастье – это нечто большее, чем бессмертие, это и совершенное существо в совершенном
мире, и бесконечное развитие. Очевидно, что счастье – это тема для отдельной книги.

Ощущение бессмертия
Вне зависимости от фактического состояния дел человек может ощущать себя
бессмертным. Это выражается в полном отключении страха смерти и сопутствующих мыслей,
а также как подъем сил и эйфория.
Я несколько раз пережил периоды ощущения бессмертия.
Первый раз, когда открыл многомирное бессмертие в 1990-м году, и это продолжалось два
месяца. Второй раз в 2000 году, когда открыл атман как чистую форму внимания. В третий раз
в 2010 году, когда подписал криоконтракт.
Это ощущение так же бывает после чудесного спасения от опасности или после каждой
новой публикации о победе науки над раком итд.
А также в состоянии алкогольного опьянения.
А также в детстве, до того, как узнал, что смертен. Но и после того, потому что «дети не
умирают» и «до 70 лет осталось бесконечно много времени с нынешних семи».
Понятно, что такое ощущение опасно, так как провоцирует рискованное поведение.
С другой стороны, мало достичь бессмертия. Надо об этом знать и поучать удовольствие
от этого знания. Баобаб не знает, что он бессмертен.
Будущий бессмертный человек должен найти способ достоверно узнать о своём
бессмертии.

Бессмертие сейчас: нулевая вероятность смерти
Бессмертие – это не некая абстракция, которая может реализоваться через эоны лет. Оно
имеет вполне практический смысл, а именно, нулевую вероятность смерти прямо сейчас, и
завтра, и в ближайший год. Это очень большая разница на самом деле, иметь обычные 1 на 20
000 в день, или 0. Потому что если 0, то можно делать все что угодно, и не бояться умереть, и
даже если не лазить по горам, и не летать в космос, то это все равно совсем другое
самоощущение – свободы от смерти.
И конечно, здесь дело не только в ощущении – многие живут так, как если бы они были
свободны от смерти – носятся на машинах с дикой скоростью и т. д. Дело в отсуствии смерти.
Смерть означает, что если у тебя есть 100 друзей, то кто-то из них в этом году умрет или
смертельно заболеет и вынужден будет отчаянно бороться за свою жизнь. Смерть всегда
присутствует в жизненной истории, в каждом походе к врачу, в каждом пристегнутом ремне
безопасности.
Только дети в мягкой игровой комнате могут вытворять что угодно, не боясь поранить себя
и друг друга, потому что они не знают о смерти, и потому что там все продумано для их
безопасности.

Вечная молодость
Бессмертие, скорее всего, бессмысленно, если оно не идёт рука об руку с вечной
молодостью. Всё же «вечная молодость» выглядит как оксюморон. Молодость – это
низкоэнтропийное состояние на всех уровнях организации – это здоровое тело, это отсутствие
повреждений, это отсутствие опыта, это избыток энергии. Для молодости всё впереди.
Тем не менее, достижение бессмертия абсурдно без возвращения молодости. Многие
предпочли бы вернуть молодость, оставаясь смертными, чем получить бессмертие, но
оставаясь пожилым человеком.
В некотором смысле молодость – это состояние сознания. Его свойства – нацеленность на
получение удовольствий в ближайшем будущем, пренебрежение к рискам, высокий уровень
энергии, малый уровень знаний о мире и о последствиях своих действий.
В социальном смысле молодость – это красота, здоровье и возможность реализовать
множество разных путей.
Противоположностью молодости является не старость, а зрелость. Это принятие
ответственности за себя и за свою жизнь, это ясная модель мира и осознание ограничений этой
модели, это стратегическое планирование и умение достигать всех своих целей, это управление
функциями своего организма и контроль за своим здоровьем.
Из сказанного следует, что молодость – это высокорискованное и неустойчивое состояние,
которое не может продолжаться долго. Молодость переходит или в катастрофу, или в зрелость.
Именно зрелость позволяет жить неограниченно долго. Но молодость ярче и приятнее.
Соответственно, задача состоит в объединении красоты и потенциальности молодости с
ответственностью и стратегичностью зрелости.
Возвращение молодости подразумевает и регенерацию мозга, возвращение ему
способностей молодого мозга, в первую очередь пластичности. Это проявляется в способности
избегать рутинных повторяющегося поведения, свойственного старости, а также высокой
способности к обучению. Молодой мозг умнее, яснее и обладает лучшей памятью, способен на
более широкий спектр переживаний.
В одной книги воспоминаний я прочёл такое мнение: «Старость наступает мгновенно. Это
момент, когда ты переходишь от концепции «всё в будущем» к концепции «всё в прошлом».
Увеличение ожидаемой продолжительности жизни, субъективно воспринимаемое, превращает
в молодость те возраста, которые раньше считались старостью. В некоторых западных странах
человек считается молодым до 30-40 лет, тогда как ещё в начале 19 века он считался в этом
возрасте стариком.
То есть, когда будут найдены способы увеличить продолжительность жизни до 1000 лет, и
все будут знать это и уверены в этом, то все сразу резко почувствуют себя молодыми.
Другая сторона молодости – это молодое тело. У каждого был период, когда тело
достигало лучшей физической формы, было наиболее красивым и способным на всё. Для меня
это возраст в 16 лет. У меня были длинные густые волосы, я мог спрыгнуть с трёхметровой
стены, был стройным, мог бегать кросс и так далее.
Кажется очевидным, что те меры, которые будут способны продлевать жизнь человека,
смогут и вернуть ему молодое тело. Регенеративная медицина, киборгизация с помощью
нанороботов, пересадка органов и всего тела – всё это не только побеждает старение и риски
смерти, но и возвращает молодость телу.
То есть молодость должна реализовываться на нескольких уровнях:
Молодость сознания. Восприятие себя молодым, свободным и нацеленным на
развлечения.
Молодость мозга. Высокая пластичность, установка на обучение.
Молодость тела. Способность к активному движению, спорту, а также отсутствие боли.
Молодость социальной среды. Когда человек оказывается в среде молодых людей, он
впитывает их модели поведения, и наоборот – в среде более старых людей. Молодость также
связана с поиском новых друзей и сексуальных партнёров, то есть это социальная установка,
которую проще реализовать в определённой среде. Молодая социальная среда нацелена на
обучение и на завоевание будущих вершин с использованием полученных знаний.
С другой стороны, молодость – это миф, придуманный теми, у кого ее нет. Не даром
название фильма «Легко ли быть молодым?» вызывало такой гнев у тех, кто старше. Молодость
не менее наполнена болью, чем другие периоды жизни: несчастная любовь, родители, школа,
армия, бессилие и безденежье, переживание из-за мелочей не делают молодость автоматически
счастливой страной. Тоже можно сказать и про детство.

Бессмертие, развитие и субъективная продолжительность жизни
Логично рассматривать продолжительность жизни не как прошедшее время, а как число
последовательных я-состояний. Из этого сразу следует, что если некоторые я-состояния ходят
по кругу, то они не увеличивают «продолжительность жизни» (день сурка). Из этого
получается, что кажущаяся продолжительность жизни многих людей не столь велика, так как
на самом деле многие их состояния: а) повторяются по кругу и не осознаются, так как
диктуемы устоявшимися рефлексами б) не имеют никакой ценности в) неприятны. г)
полностью забываются. (например: хождение в туалет) Это нарастает с возрастом.
В результате фактическая середина жизни – то есть половина пережитого опыта –
приходится не на 35 лет, а гораздо раньше (в детстве час длится как месяц) – я думаю, до 16
лет человек переживает больше нового опыта, чем за всю оставшуюся жизнь.
От сюда же следует гипотетическая пока проблема исчерпания возможных состояний при
данном уровне сложности. (Но не только теоретическая – многие люди утверждают, что
испытали в жизни «всё». То есть они пережили все те возможности, которые им были доступны
в человеческом теле – радость и боль, богатство и бедность, победу и поражение, религиозный
экстаз и дальние путешествие, рождение ребёнка и войну и т. д. В результате число
принципиально новых неиспытанных возможностей резко сократилось и стало меньше числа
испытанных. Во всяком случае им так кажется.).
То есть при данном объёме памяти бессмертное существо должно рано или поздно начать
ходить по кругу. Либо оно должно непрерывно расширять объём сознания/памяти. Но даже это
не исчерпывает проблему исчерпания качественно нового опыта.

Бессмертие и ценность человека
Бессмертие нужно и желательно в той мере, в какой человек ценит сам себя, а также его
ценят другие люди.
Иначе говоря, нет смысла в бессмертии без любви. Но любовь приходит и уходит, а
бессмертие остаётся.
Каков бы ни был человек А, всегда можно представить себе человека Б, для которого он
ценен.
Итак, есть несколько источников ценности человека:
Социальная роль в группе людей. Человек ценен своей социальной ролью для другой
группы людей. Никчёмная старуха может быть чей-то бабушкой, заботится о внуках и получать
пенсию. Группа горюет о потере своего члена. Но постепенно, за год или два, место человека в
группе зарастает, а затем и сама группа это исчезает. Поэтому есть большая разница между
гипотетическим воскрешением сразу после смерти, когда оно более всего необходимо
окружающим его людям, и воскрешением через много лет, когда он никому не нужен.
Уникальная информация и навыки. Большая часть личного опыта не уникальна. Одни и те
же песни, анекдоты, жизненные ситуации. Но чем ярче и талантливее человек, или чем
внимательнее мы его исследуем, тем больше в нём уникального. Представьте вашего
ближайшего друга или родственника – никто на земле не мог бы занять его место, потому что
не обладает теми же знаниями и умениями. То есть здесь уникальность информации смыкается
с социальной ролью. Но если говорить об информации, которая может быть передана, то этот
объем гораздо меньше. То есть те тексты песен, анекдоты, истории, которые несёт в своей
памяти человек – большинство из них не очень уникальны, либо уникальность их носит
случайный характер. Даже воспоминания о важных событиях – война, авария, наблюдение
НЛО, встреча с президентом – все это может оказаться не имеющим исторического значения.
Но есть люди, которые, конечно, обладают огромным уникальным знанием –
военноначальники, разные великие деятели и их друзья. Но мерилом уникальности их знания
оказывается вся цивилизация в целом. То есть эта та же социальная роль в группе, но в
масштабах страны или планеты. Например, для нас важно всё, связанное с Пушкиным, но
малоинтересен курдский поэт начала 19 века. А для курдов наоборот.
Ценность человека, не связанная с его личностью. Молодой мужчина – как солдат и
защитник. Молодая женщина интересна как потенциальная мать детей и сексуальный партнёр.
Старик интересен тем наследством, которое он оставит. Кто-то еще – как донор органов. Эта
функция может быть легко замещена другим человеком, но если личность будет воскрешена
без тела или собственности, то эту функцию она выполнить не сможет.
Потенциал человека. Потенциал – это всё то, что человек может сделать. Младенец
обладает максимальным потенциалом, старик – минимальным. Потому что у младенца открыты
все дороги, тогда как большинство стариков не может сделать ничего, кроме некоторых
художников, политиков и т. д. Именно поэтому смерть более молодого человека более трагична,
так как означает потерю его потенциала. Молодой человек может адаптироваться к любой
среде, роду деятельности.
Абсурдно воскрешать стариков с их огромным ворохом бытовых дрязг и склерозом.
Женщина, которая всю жизнь простояла за прилавком в сельском рынке, может делать теперь
только это, но раньше, в детстве, у неё был гораздо больший потенциал. С другой стороны,
можно создать, искусственно или естественно, огромное количество детей с еще большим
потенциалом.
В одном советском фантастическом рассказе процедура омоложения человека и переноса
его на относительно бессмертное тело сопровождалась также и процедурой «духовного
омоложения». В ходе неё все прошлые воспоминания переносились (насколько я помню) в
новый мозг, но были действительны только следующие 24 часа, и за это время человек должен
был пометить те из них, которые он хотел сохранить, а остальные стирались.
Таким образом, нужно брать потенциал человека, когда он является не просто сгустком
молекул ДНК, а уже ребёнком или юношей, или точнее выделить неким образом его лучшие
потенциальные качества, которые и отражают индивидуальность, и обладают потенциалом к
дальнейшему развитию.
Если смотреть на ценность самого себя с субъективной точки зрения, то тут вот какие
могут быть ожидания от бессмертия:
Отсутствие смерти и продолжение субъективного опыта. В первую очередь нам нужно,
чтобы бессмертие происходило с нами, а не с кем-то другим. Многие бы согласились на полное
изменение их личности, если бы были уверены, что воспринимающий субъект сохранился тот
же.
Удовольствие и отсутствие страданий. И если уж первое условие выполнено, то вторым
условием является приятность того, кем мы будем.
Сохранение всего остального, что он считал ценным в жизни. Это можно назвать
сохранением привычной социальной среды плюс устранение из неё её худших свойств. То есть
бессмертие для себя также требует и бессмертия для всех остальных. Радость от познания
абсолютно чужого мира может быть довольно краткосрочной. Конечно, всем хочется
революции и перейти на новый жизненный уровень. Или куда-нибудь уехать далеко и надолго.
Сохранение собственной ценности для других людей. Если внезапно скончавшегося
директора предприятия воскресят через три дня, то он сможет спокойно сесть на своё место, но
если через десять лет, то он обнаружит что в целом и завод на месте, и люди почти те же, но он
там никому не нужен. Ещё больнее это будет переживать прирожденный охотник на мамонтов.
В будущем ценность любых навыков обесценивается, за счёт разрушение среды, создания
новых методов обучения, создания копий и за счёт автоматизации всякой деятельности.

Бессмертие как универсальное средство
Бессмертие является универсальным средством для достижения многих других целей.
Абсурдно утверждать, что бессмертие является целью в себе, потому что тогда не понятно, чем
ее наполнить.
Универсальные средства – это класс объектов, которые могут быть полезны для очень
большого числа разных целей. Например: деньги, здоровье, свободное время, власть – всё это
универсальные средства. Людям свойственно путать универсальные средства со своими
подлинными целями, так как они получают подкрепление, получив только само средство.
Пример: люди, живущие ради денег.
Отсутствие смерти является необходимым условием для огромного числа видов
деятельности. Исключений мало, и они носят эзотерический или извращенный характер,
например, самоубийство, охота, война – как самоцели.
Человек так устроен, что у него естественным образом меняются разные главные цели.
Иногда интересны развлечения, иногда саморазвитие, иногда успех у женщин и потомство.
Разнообразие главных целей, море целей является залогом устойчивости человека. Человек с
одной главной целью – фанатик, и он или наломает дров, или достигнет своей цели и не будет
знать, что делать дальше, или впадёт в депрессию от недостижимости этой главной цели.
Неформализованное разнообразие целей делает человека живым и устойчивым. Но
универсальные цели остаются весьма неизменными при перемене главных целей. Отсутствие
смерти и связанных с ней страданий необходимо для многих позитивных целей. Вечную жизнь
нам более непривычно воспринимать как универсальное средство, потому что мы не привыкли
планировать на десятки и сотни лет вперёд.

Бессмертие и любовь
Бессмертие ненужно и невозможно без любви – без любви к себе, к другим людям и к
жизни вообще. Если человек не видит в себе ценности, то ему и не интересно себя сохранять.
Если человек считает себя только инструментом исторического процесса, полезным лишь на
данном этапе, как был полезен мастер лепки глиняных горшков в прошлом, то он не видит себе
места в будущем.
Но даже и сейчас есть мастера по лепке из глины, они преподают в разных кружках, то
есть их ценность сохранилась, но переформатировалась.
Задача воскрешения умерших имеет смысл только исходя из любви. Не абстрактной
безличной любви ко всему живому, а личной конкретной любви к определённому человеку, как
возлюбленному или близкому родственнику. Иначе воскрешение не нужно – дешевле
вырастить и обучить нового студента взамен умершего профессора или заменить его
искусственным интеллектом. Человек как функция заменим другим человеком или машиной.
Задача бессмертия – раскрыть потенциал человека. Человек интересен тем, чем он может
стать. Старение и смерть не дают проявить человеку всё то, чем он мог бы быть. То есть
бессмертие должно выявить в человеке индивидуальное и особенное, и позволить ему
раскрыться в неограниченном времени и пространстве.

Бессмертное существо должно стать богом
Бессмертие имеет смысл, только если подразумевает бесконечное развитие. Результатом
бесконечного развития должно стать сверхсущество, превосходящее себе все, что мы можем
себе помыслить.
Кроме того, чтобы быть бессмертным по-настоящему, надо занять господствующее
положение во всей вселенной, чтобы не было сил, которые я не ведаю и которыми не управляю,
иначе они уничтожат меня.
Хотя путь развития может происходить бесконечно долго, сама суть самоапгрейда в том,
что это экспоненциально ускоряющийся процесс – что мы видим на примере истории живого,
истории человеческой цивилизации и теорий о самоапгрейде будущего ИИ.
Это означает, что существо, вставшее на путь самоапгрейда, станет бесконечно сложным
очень быстро, если речь идёт об ИИ, то это может быть срок порядка несколько лет, а по
мнению некоторых – недель иди дней (AI goes foom, harf take off scenario). Если речь идет о
человеке, то он рано или поздно сольётся с ИИ.
То есть парадоксальным образом «превращение в бога» не требует прироста линейного
физического времени существования, хотя означает прирост субъективного времени за счет
роста «таковой частоты» и объема сознания.
Кроме того, такой «бог» может найти способ выйти из пределов парадигмы линейного
существования во времени от точки рождения до точки смерти, то есть овладеть природой
времени и поставить себя вне его. См далее, например, раздел «перпендикулярное время».
Но в любом случае он будет обладать потенциальной способностью неограниченно долго
существовать в линейном времени, даже если выберет это не делать и уйдет в параллельную
вселенную.
И чтобы всего этого достичь, нужно а) дожить до момента, когда это станет возможно б)
получить возможность участвовать в этом процессе боготворчества лично.
Здесь может создаться ощущение, что кто-то один станет «богом», а все остальные
погибнут или зависнут в линейном, но безвыходном бессмертии. Может, так и будет, но я бы не
назвал это позитивным сценарием, поскольку чисто статистически я в нем проиграю (если не
учитывать изменения вероятности, связанные с антропными эффектами и наблюдательной
селекцией, которые могут мне способствовать – см. главу «Трансцендентальное
преимущество» далее).
Скорее, в этом процессе будут лидеры, но будет и процесс слияния сознаний. Например,
каждый может участвовать в развитии науки, которая в сумме является сверхинтеллектом, и
при этом пользоваться почти всеми ее плодами. Человек вообще существо социальное и
будущий сверхинтеллект, создаваемый на базе человека, никуда от этой социальности не уйдет.

Этапы достижения бессмертия
Бессмертие не возникнет в результате какой-нибудь одной вакцины или устройства. Оно
будет получаться в несколько этапов, на каждом из которых ожидаемая продолжительность
жизни будет значительно выше, и даст время на подготовку к следующему. Это будет так, если
история будет развиваться плавно.
Но возможно, что более сильные и быстрые технологии обгоняют более слабые, то и более
длительные этапы будут, хотя бы потенциально достигнуты почти сразу. При этом нам трудно
судить об успешности некого этапа, пока не прошла хотя бы определенная его часть.
Мы можем судить об этом косвенно, например, если смертность снизилась в 15 раз, то
средняя ожидаемая продолжительность жизни выросла до 1000 лет. Но это умозаключение с
оговоркой: а именно, что не будет непредвиденных последствий, которые проявляются на 200-м
году жизни.
Если исходить из перспективы позитивной технологической сингулярности, то значение
имеет не абстрактная продолжительность жизни, а шансы дожить до сингулярности или быть
воскрешенными после неё. Это зависит от нескольких параметров:
 Моего возраста сейчас, точнее, моей ожидаемой продолжительности жизни, исходя из
этого возраста и с учетом ожидаемых успехов продления жизни и рисков катастроф.
 Ожидаемого времени наступления сингулярности – если она происходит в ближайшие
10-20 лет, то я почти наверняка на неё успеваю, если через 100 – то только в случае
радикальных побед над болезнями и старением.
 Шансов ее позитивности – то есть того, что она принесет людям бессмертие,
устранение страданий и другие блага, которые нам сейчас трудно описать, но которые нам
нужны. Пока что шансы на позитивную сингулярность выглядят призрачно, так как единую и
убедительную теорию дружественного ИИ создать не удаётся. То есть, чем позже она наступит,
тем, возможно, большие шансы на ее позитивность, так как больше шансов на то, что теория
дружественного ИИ будет создана.
 Силы будущего ИИ – то есть его способности воскрешать умерших и сохранить
идентичность их при этом. Тут возможны следующие градации: сможет ли он воскрешать
криопациентов, сможет ли он восстанавливать людей в симуляции на базе сохранившейся о них
информации, или вообще всех, или вообще никого.
Если же рассматривать дорогу к бессмертию как плавный процесс, то вот его этапы:
 Продление жизни
 Радикальное продление жизни
 Неограниченно долгая жизнь
 Практическое бессмертие
 Абсолютное бессмертие

Неуничтожимость и интеллект как инструмент предсказания изменчивого мира
Неуничтожимость может возникнуть или из прочности тела, или способности
предсказывать изменения окружающей среды.
Одна из стратегий прочности – это стратегия черепахи – очень прочное тело,
малоуязвимое для внешних врагов. Другая стратегия прочности – это большой размер,
например, у кита, у которого тоже почти нет внешних врагов. Третья стратегия – это
интенсивная регенерация, например, у гидры. То есть способность по небольшому кусочку
восстановить себя целиком. Ещё одна – нахождение самого безопасного места.
Продолжение этой стратегии – очень быстрое размножение и адаптация к любым
условиям – стратегия мыши.
Интеллект способен создавать все мыслимые стратегии неуничтожимости. В том числе
управлять степенью изменчивости внешнего мира и вообще менять границы внешнего мира.

Бессмертное тело и копирование – два основных пути к бессмертию
Один из очевидных путей к бессмертию – это создание бессмертного тела. Бессмертное
тело должно:
 Полностью победить старение
 Иметь нулевую вероятность внутренних сбоев
 Быть неуничтожимым никакими внешними разрушающими воздействиями
 Быть независимым от внешних ресурсов и источников питания.
 Иметь блокировку от саморазрушающего поведения.
Нетрудно увидеть, что каждая из этих задач очень трудна технически, а в абсолютном
смысле невозможна.
Один из путей к созданию вечного тела – это сделать его из высокопрочных и способных к
самовосстановлению элементов. Например, из нанороботов. При этом тело должно быть
полностью управляемым и контролируемым. Кроме того, оно должно быть математически
предсказуемым, так делают, когда доказывают безошибочность некоторых компьютерных
программ, вместо того, чтобы проверять их надёжность эмпирически. Но доказательство
программ – дело трудоёмкое из-за экспоненциальной сложности задачи. При этом тело всегда
управляется программой и в целом может считаться аналогом компьютерной программы.
Другой путь к вечному телу – сделать его из множества заменимых элементов,
разбросанных по большой территории, так устроено государство, интернет или биосфера в
целом. В идеале такое тело должно быть столько же велико, как и вся вселенная – чтобы в ней
не было неконтролируемых сил, которые могут его уничтожить.
Еще вариант – сделать тело большим и прочным, например, планета-крепость.
Третий путь – это очень маленькое и простое тело, как у вируса или бактерии, которое
незаметно для большинства внешних угроз, а также имеет достаточно простую и устойчивую
внутреннюю структуру.
Ясно, что для любого достаточно долгоживущего тела необходимым условием является
способность к копированию его элементов. И отсюда мы приходим к наиболее выгодной
стратегии вечной жизни – копированию информации о личности в целом (которая, однако,
замутнена проблемой копий и идентичности – см. далее).
Бессмертие для других: цели
Вечная жизнь в данном социуме (бессмертие для других) может иметь следующие задачи:
А) выполнение функции этим человеком.
Б) любовь к нему. Именно в этом случае важно, что это именно он, и что он на самом деле
чувствует.
Пример: мне нравится некая девушка. Если я действительно её люблю, мне важна полная
идентичность её, которая бы удовлетворила и её саму, как её личное бессмертие. С другой
стороны, чем более эгоистична моя любовь, тем больше я готов на бессмертие не точное, а
приблизительное для этой девушки. Например, если мне особенно нравятся её черты лица, то
меня удовлетворило бы ДНК-бессмертие, то есть клонирование этой девушки.

Бессмертие для себя: цели
Сохранение жизни с точки зрения наблюдателя (бессмертие для себя) может иметь
следующие цели:
С одной стороны, избегание смерти – самоцель, прописанная инстинктами.
С другой стороны, есть желание жизни, чтобы сделать что-то. Здесь бессмертие
оказывается только средством. Например, если я хочу увидеть, какой станет цивилизация к 22
веку, мне нужно до этого момента дожить.
Парадокс бессмертия: жить – значит меняться, накапливать новую информацию. С другой
стороны, бессмертие означает сохранение неизменной какой-то части меня.
В ходе непрерывных изменений я могу стать другим существом, которое не будет иметь со
мной ничего общего, ни имени, ни воспоминаний. (Что я помню о том, как мне было 2 года?) С
другой стороны, если я закостенею в своих качествах, стану абсолютно неизменным, то
превращусь в биоробота с набором фиксированных реакций, как бывает со стариками.

Групповое бессмертие
Люди сохраняются, а школьный класс или любая другая группа расходятся, и никогда
больше не собираются вместе целиком. Даже встреча одноклассников – это уже не класс.
Поэтому процесс распада групп людей естественен, и необходим как для развития каждого
индивида, так и общества в целом. Но как уникальный организм, социальная группа умирает.
С другой стороны, гибель всей Земли была бы и моей гибелью.
На уровне социальных инстинктов, у людей прописано очень сильное стремление к
групповому бессмертию, однако оно, к сожалению, редко распространяется на все
человечество. Часто это выражается в идее «бессмертия родины», под которой имеется в виду
государство или страна, в которой человек родился, но также это может быть принадлежность к
гораздо более узкой группе людей, клану, роду, племени или профессиональному объединению
типа мафии.
Кроме того, религии также стремятся стать той группой людей, с которой человек себя
отождествляет и за бессмертие которой борется.
Более того, борьба за бессмертие групп часто ведет как гибели отдельных людей, так и к
рискам гибели цивилизации в целом. Примеры: фашизм, ислам, Северная Корея.
Задача бессмертия группы генетически закреплена у человека, так как в прошлом
выживал не отдельный человек, и не вид людей в целом, а племя людей. У человека заложены
механизмы самопожертвования ради бессмертия племени. Но сейчас племенная организация
свойственна только отсталым обществам.
В целом, люди готовы на распад группы, если они могут быть уверены, что легко могут
собрать ее обратно и рассчитывают это регулярно делать. Например, если группа друзей
расстается, то она полагает, что сможет встретится снова в ближайшем будущем. Видимо, в
этом направлении надо стремиться решить задачу бессмертия групп – через возможность их
временного воскрешения, а не через их увековечивание, которое подавляет возникновение
новых групп.

Упрощение причин смерти как шаг на пути к ее предотвращению
Человек может умереть столькими многими способами, что это вызывает у него
растерянность, и он просто не знает, что именно предотвращать. Dumb ways to die – чудесный
клип на эту тему.
Если говорить о мозге человека, то число причин его смерти гораздо меньше.
Это:
1) остановка питания мозга – или остановка кровообращения, или исчезновение из крови
сахара или кислорода
2) физическое разрушение мозга
3) Смерть отдельных нейронов (отравление, Альцгеймер)
Эпилепсия не попадает в этот список, но она обычно не является непосредственной
причиной смерти, а ведет к остановке дыхания.
То есть мы можем сосредоточится на поиске трех решений, которые решат эти проблемы
это может быть:
а) создание альтернативной резервной системы питания мозга. Например, некий
биоимплант, который состоит из небольшого сердца и системы сосудов, которые естественным
образом прорастают сквозь мозг и затем снабжают его кровью в случае остановки сердца или
инсульта.
б) это создание искусственного сверхпрочного черепа из алмаза или некий вид носимой
каски.
в) замена нейронов с помощью искусственных аналогов или столовых клеток.
Или вместо того, чтобы искать причины многих болезней, мы можем сосредоточится на
главной их первопричине – старении человека.
При этом, чем ближе мы к ядру сознания человека, тем проще и меньше набор причин его
смерти.

Абсурдность чистого бессмертия
Одним из путей достичь практического бессмертия было бы максимальное упрощение
себя. Например, если превратиться в микроорганизм с замедленным метаболизмом, то он мог
бы существовать миллионы лет внутри осколка камня (как следует из недавних находок
древних бактерий).
Или если путем постепенного устранения из себя всего лишнего слиться с пустым
пространством, которое вечно и бесконечно.
Или стать вирусом, который будет существовать столько, сколько существует сама
биосфера, за счет очень устойчивого к мутациям кода.
То есть можно полностью изменить себя, или, точнее, создать вместо себя некий очень
простой механизм, который будет существовать огромное время, как пирамида Хеопса.
Конечно, в этом нет никакого смысла.
Задача бессмертия – это не просто создание вечных объектов, это сохранение и
приумножение личных качеств и идентичности.

Знание о бессмертии и есть бессмертие
В каждый момент времени в прошлом будет только конечный срок времени, то есть мы
все еще не будем бессмертными. Бессмертие всегда в будущем.
То есть я буду бессмертным, если у меня есть достоверная модель будущего, в котором я
никогда не умираю – с высокой вероятностью.
Конечно, можно представить себе множество ситуаций, когда такая модель ошибочна – от
религиозных фантазий до ошибочных технических решений или неучтенный факторов
космического порядка – или внезапных случайностей.
То есть все дело в степени доказанности этой модели.
Знание о бессмертии состоит в знании способов его достичь. Плюс несгибаемое
намерение реализовать это знание на практике.

Лучше, чем бессмертие
Представим, что бессмертие у нас уже есть. Что может быть лучше? Может быть нечто,
более ценное, чем бессмертие?
В мифологии эльф часто отказывается от личного бессмертия ради спасения другого
существа или всех разумных существ. Или некто может пожертвовать бессмертием ради
особого рода наслаждения – пример: экстремальный спорт. Но бессмертие, которым легко
пожертвовать, или которое происходит в таком ужасном мире, что хочется отказаться от
бессмертия ради помощи другим существам – это еще не вполне хорошее бессмертие.
Можно отказаться от бессмертия ради любопытства к смерти. Последний непережитый
опыт. Но это скорее логическая ошибка, там нет опыта. Итак, в хорошем мире нет особых
причин и возможностей отказываться от хорошего бессмертия.
И если бессмертие есть как данность, то возможно много разных бессмертных жизней,
которые можно прожить, одна лучше другой. Например, лучше стать исследователем
галактики, чем закольцованным в круг пенсионером перед телевизором, хотя оба формально
бессмертны.
Наиболее интересным, исходя из нашего нынешнего понимания, кажется путь
неограниченного саморазвития, освоение вселенной, повышения интеллекта и слияния с
другими существами. То есть это медленно, прочувствованное становление бога.
Но это само наше желание может быть еще не самым лучшим нашим возможным
желанием. Когда мы создадим ИИ или сами станем им, нам может прийти в голову очевидная
идея о еще лучшем варианте. Пример: ребенок считает счастьем молочные реки с
шоколадными берегами, но становясь старше он понимает, что гораздо интереснее вообще не
это.
С другой стороны, тут есть парадокс (я называю его парадокс Несова, так как я его
услышал в процессе общения с ним, но это не значит, что он именно это имел в виду) – если
мы признаем, что нашей целью должно быть нечто, что мы никак пока не можем постичь – и
никогда не сможем, так как всегда будет шанс, что следующий уровень развития ИИ докажет,
что надо было желать совсем другое, то мы окажемся как старуха у разбитого корыта, которая
тоже пала жертвой рекурсивной цепочки желаний. Мы окажемся ни с чем и не зная, что делать,
старые, больные и несчастные. И в этом смысле нам снова придется начинать с самых простых
вещей.
В эту интеллектуальную ловушку регулярно попадают разные люди, занимающиеся
саморазвитием. Сначала они занимаются йогой, потом медитацией, потом узнают об учении
адвайты, согласно которому вообще делать ничего не надо, и затем их ощущение бесконечной
просветленности растворяется как мыльный пузырь.
Похожая штука произошла и с методологией Щедровицкого, когда его последователи
решили применить метод методологии к самой методологии, с тем, чтобы получить еще более
эффективную методологию.
Вывод: Основной постулат мета-метаэффективности: метаэффективность неэффективна.
То есть, как ни странно, попытки рекурсивного самоулучшения приводят к ухудшению чего-
либо. Человек, который занимается самоулучшением, выпадает из социума, перестает работать,
утрачивает любые полезные навыки.
Также и если мы сейчас начнем искать что-то лучше, чем бессмертие, то скоро кончим у
разбитого корыта. Или, точнее, у свежего деревянного гроба.
Все же есть несколько кандидатов в тему того, что лучше, чем бессмертие. Я не думаю,
что это на самом деле лучше, но это стоит иметь в виду:
 Это, в первую очередь, переживание личной сингулярности. Если человек
превращается в ИИ, способный к самоапгрейду, и если скорость этого самоапгрейда
подчиняется гиперболическому закону, то бесконечное улучшение может произойти за
физически конечное время. При этом площадь под кривой может быть бесконечной – зависит
от мат. функции.
 выход за линейные модели времени.
 создание иллюзорной или симулированной вселенной и перемещение в неё (как в
«Городе Перестановок» Игена).
 слияние с уже существующей вселенной, если окажется, что это возможно. Стать
богом, как Кириллов из «Бесов».
 переживание ощущения бесконечной интенсивности, или избегание бесконечных
страданий. (Это скорее всего, самообман, или путь наркомана. Но при это возможна
гипотетически боль бесконечной интенсивности, которую любой субъект хотел бы избежать – в
той мере, в какой он о ней знает.)
 пожертвование своей жизнью ради избежание гибели всего человечества. (некоторые
исследования могут увеличить как шансы личного бессмертия, так и шансы глобальной
катастрофы, например, создание искусственных вирусов – и здесь надо выбирать)
 трансцендентальный переход в другое качество (из живого поэта – в собрание
сочинений).
 узнать, что будет после смерти.
 частичная смерть со сбросом большей части старой информации и получением неких
новых качеств. Самоуничтожение ради максимального распространения своего генокода. Или
некая форма реинкарнации или перевоплощения из куколки в бабочку.
 Слияние с другими существами и со сверхИИ
 Сетевое существование без личных границ
В качестве высокого уровня абстракции это может выглядеть интересно, и это всегда
можно выбрать и после миллионов лет существования, но в нынешней ситуации все эти идеи
есть убегание ума от реальных проблем, то есть иллюзии и самооправдания бездействия.

Бессмертие и самоубийство
Бессмертие невозможно, пока возможно самоубийство. Если самоубийство имеет
ненулевую вероятность, то рано или поздно бессмертное существо его совершит. Из
любопытства, от скуки или по ошибке.
Самоубийство должно быть как технически невозможно, так и мысль о нем должна быть
почти полностью подавлена, чтобы бессмертие реализовалось.
Так, например, дети до 4-6 лет обычно не имеют ни возможности покончить собой
технически, ни идеи о том, что это вообще можно сделать.
Чем проще технически средство самоубийства, тем легче его совершить. Доступность
ядов и огнестрельного оружия в этом смысле опасна.
Определенные лекарственные препараты-антидепрессанты увеличивают мысли о
самоубийстве, и это считается одним из самых опасных их побочных эффектов.
Бессмертное существо должно обладать высоким уровнем власти на материей и большой
свободой мысли, чтобы реализовывать свое бессмертие, в результате мы получаем кажущийся
парадокс, поскольку в этом случае ему будет проще совершить самоубийство.
Кроме того, скука так же может подталкивать бессмертное существо к самоубийству, так
как это оказывается единственным «опытом», которое оно не пережило.
Здесь есть три решения. Во-первых, «экзоселф» – то есть компьютерная часть мыслящего
существа, не обладающая сознательным опытом, но способная отслеживать процессы в мозге и
выполнять предписанные команды. Придумал и описал эту вещь Грег Иген в романе
«Диаспоре». Но в некотором смысле мы уже имеем такие устройства, которые нарочно
вынесены за пределы сознания, чтобы они могли сработать. Например, будильник. Или те
разделы мозга, которые находятся за пределами сознательного контроля, например, управление
дыханием и сердечным ритмом. Экзоселф можно запрограммировать на отслеживание
определенных типов мыслей и понижение их приоритета.
Другая техническая возможность сделать невозможным самоубийство – это многоярусное
резервное копирование, распределенное во времени и пространстве.
Третья – понять, что оно на самом деле невозможно физически, за счет действия
многомирного бессмертия.
Человек имеет право на самоубийство, но в большинстве случаев, когда человек обычно
совершает самоубийство, он делает это под влиянием эмоций, депрессии или непонимания
ситуации. Самоубийство имеет смысл у партизана на допросе, но не от двойки в школе. Или
при использовании многом ирного бессмертия. Здесь речь идет о том, что он отключает это
право сам себе на некоторое время. То есть использует своё право ограничить себя. То есть он
имеет право ограничить своё право.
Около 1 процента населения совершает самоубийство в течение жизни, и если не снизить
эту долю, то средняя продолжительность жизни людей не превысит 7 тысяч лет.

Бессмертие и удовольствие
Бессмертие можно представить себе как возможность получить неограниченное
количество опыта в выбранном порядке. Более длинная жизнь означает возможность получать
больше разных приятных ощущений.
Бесконечная жизнь равна получению бесконечного количества наслаждений. Возникает
вопрос, не может ли количество возможных удовольствий исчерпаться быстрее, чем время
Второй вопрос – возможны ли переживания бесконечной интенсивности, и не будут ли
они важнее, чем бессмертие? Этот вопрос мы оставим софистам.
Игорь Незавибатько проводит в Москве семинар «Удовольствие жить всегда», сама идея
которого – объединить две базовые потребности человека, которые обычно находятся в
противоречии, в первую очередь связанном с горизонтом планирования. Удовольствие надо
получать сейчас, а жить всегда – когда-то потом. В результате получается, что бесконечность
несексуальна.
На самом деле более здоровый человек – более способен и к получению разнообразных
удовольствий без бессмысленного риска. Привлекательность молодости именно в возможности
множества разных удовольствий. Но омоложение, продление жизни и апгрейд мозга так же
ведут к таким удовольствиям, которые неведомы тупым подросткам. Раскрывая перспективу
множества возможных будущих удовольствий, мы побуждаем человека и желать более длинной
жизни. Ведь часто люди не хотят долго жить, потому что им кажется, что список доступных им
удовольствий исчерпан. Это далеко не так.
Одна из идей, которая мешает представить бесконечное разнообразие будущих
наслаждений – это идея о wireheading – то есть о том, что удовольствие сводятся к
раздражению одной области мозга, или концентрации одного нейромедиатора. Но даже
приятных нейромедиаторов много – серотонин, дофамин, эндорфины.
Правильнее будет сказать, что мозг человека способен испытывать много разных типов
наслаждений – о бега и от сна, от секса и от еды, от книг и от безделья. Эти удовольствия
различны по своему качественному составу, и их невозможно сравнить друг с другом, потому
что находясь внутри одного из них, трудно детально вспомнить другое. В силу этого
невозможно выстроить таблицу приоритетов. То есть наслаждение – это не одна численная
величина, скажем, концентрация дофамина, это разнообразие качественного различного опыта,
наполненного разной информацией. Потенциальное разнообразие возможных наслаждений
делает бесконечность интересной.
То есть важно соблюдать баланс – не быть ни мрачной армией биороботов, идущих к
бессмертию, ни прожигателем жизни, сжигающим ее в краткий миг.
М.Батин часто высказывался на тему, что ценность счастья значительно переоценена. То
есть люди больше борются за свои временные удовольствия, чем за продление жизни, в
результате умирают. С другой стороны, люди не могут обходится без удовольствий, так они
устроены, поэтому задача продления жизни также как-то должна развлекать участников
процесса попутно. См. также theory of fun.

Бессмертие как вычислительная задача
Бессмертие можно описать как процесс работы некого алгоритма на конечном автомате,
вроде машины Тьюринга. Тут сразу становятся ясны несколько моментов.
Во-первых, такие вычисления должны идти неограниченно долго, то есть автомат не
должен доходить до точки останова, то есть завершения программы.
Во-вторых, этот автомат должен избегать зацикливания любого уровня сложности. Речь
может идти как о попадании в короткий замкнутый цикл, так и в очень широкий цикл с
небольшими вариациями.
Из 1 и 2 следует, что автомат должен иметь неограниченно большую память, так как иначе
его состояния начнут повторяться через какое-то время. Это не значит, что память сразу должна
быть бесконечной, это значит, что она может наращиваться по мере его работы.
Алгоритм должен быть обладать высокой сложностью, иначе можно представить простой
алгоритм, например, счета чисел, который не повторяется и вечен, но тем не менее, не является
разумным существом.
То есть этот алгоритм должен обладать: а) интеллектом б) сознанием, то есть квалиа.
Он также, вероятно, должен обладать способностью к самоапгрейду, то есть с доступом к
своему исходному коду.
Уровень ошибок в работе такого автомата должен быть достаточно низким.
Информационно-теоретические бессмертие есть противоположность информационно-
теоретической смерти, описанной выше.

Бесконечное количество вычислений и практическое бессмертие
Бессмертие означает возможность провести бесконечно большое количество вычислений.
Но физические законы накладывают на это ряд ограничений. Любое вычисление имеет
минимальную энергию, определяемую квантовыми законами. Но есть идея вычислений, при
которых энергия не теряется.
Все же память, то есть хранение информации, тоже требует минимального количества
энергии и материи. Дайсон предложил неограниченно долго существующую цивилизацию,
которая при этом потребляет только конечное количество энергии за счет того, что
пробуждается от гибернации все реже и реже. Но в этом рассуждении нашли ошибку, так как
часы для пробуждения все же будут потреблять энергию.
Таким образом, бесконечно долгое существование требует бесконечно долгого притока
энергии, и бесконечно большого количества материи для бесконечно большой памяти. При
конечной скорости света это будет означать крайнее замедление работы подобного
сверхкомпьютера.
При этом я бы ввел различие между практическим бессмертием, например,
продолжительностью жизни более 10 в степени 100 лет и бесконечно долгим существованием.
Это позволило бы нам избежать парадоксов бесконечности. Критерий выбора этого числа –
отсутствие для нас какой-либо умопостигаемой разницы между 10 в степени 100 и 10 в 200.
Может здесь нужно другое число, 10 в степени миллион, или нотация 3ккк3, как у Юдковски
для описания самого большого числа

Неизбежность бессмертия
Рано или поздно задача радикального продления жизни будет решена, если не произойдёт
глобальной катастрофы. Таким образом, бессмертие в определенном смысле неизбежно, но
сумеем ли мы им воспользоваться – доживем ли мы до момента его создания – вот в чем
вопрос. И наше доживание зависит от нас, от наших действий по продлению своей жизни,
сохранения себя и информации после смерти, а также по развитию науки.
Даже если мы сами имеем хорошие шансы дожить, то люди вокруг нас продолжат умирать
еще какое-то время, и это плохо как с альтруистических, так и эгоистических соображений.
Стоит перечитать сказку о Драконе-Тиране Ника Бострома, где символически изображена
смерть и важность бороться с ней как можно скорее – ведь каждый день отсрочки означает
гибель еще 100 тысяч человек.

Бессмертие и способ описания мира
Природа бессмертия и способ его достижения зависит от устройства мира и устройства
сознания. Если мы живем в чисто механическом мире, полностью определяемом атомами и их
координатами, это просто вопрос сохранения информации. В квантовом эверетовском мире –
это вопрос выбора правильного пути в ветвящемся многомирии. В мире, созданном
трансцендентным богом – это другой путь. В мире-симуляции, созданном сверх компьютером –
еще один.
Но окончательная природа мира нам пока неизвестна – нет единой теории всего, которая
бы объясняла возникновение вселенной. У нас есть только разные описания природы
реальности.
Поэтому мы должны опираться на наиболее достоверное описание природы реальности,
которое нам предлагает современная физика и биология.
С другой стороны, у описания есть уровни сложности. Если мы говорим на уровне
отдельных атомов, мы никогда не дойдем до уровня, на котором есть биосфера. То есть
описание должно быть удобно для практического применения.
В некотором смысле сложность описания ограничена способностями нашего мозга. Если
описание становится чересчур сложным, то оно становится для нас невычислимым. С другой
стороны, упрощение описания приводит к потере некоторых деталей. Например, нам удобно
говорить, что гены передают информацию о наследственности, но это упрощенное описание,
потому что есть и эпигенетика, и митохондрии, и память в белках, и способ свертки генов, и вся
расшифровывающая ДНК машинерия клетки, и все это несет информацию о строении
будущего организма. Тем не менее, большую часть информации несут именно гены,
закодированные в ДНК клетки.
Итак,
1. Мы не знаем окончательного устройства мира – откуда взялась вселенная и какова
природа сознания.
2. Любое наше описание является упрощением.
Хотя обе эти проблемы могут быть с гносеологической точки зрения неразрешимыми, с
практической точки зрения они не столь страшны. И в той мере, в какой бессмертие является
практической задачей не умирания во все более длительные промежутки времени, мы должны
исходить из лучшей и наиболее практически подтвержденной теории об устройстве мира.
Таких теорий есть несколько, каждая из них опирается на предыдущую:
1. Это базовые законы физики, которые описывают устройство атомов, возникновение
вселенной и судьбу черных дыр. Для практических задач продления жизни в ближайшей
перспективе они не очень нужны, а наиболее лакомые с точки зрения бессмертия темы –
машина времени, параллельные вселенные, мультиверс, черные дыру все еще остаются не до
конца проясненными темами.
2. Молекулярная биология. Это фундамент знаний о человеческом организме. Здесь
рассматриваются отдельные гены, белки, сигнальные пути и их вклад в биологические
процессы. Н этом уровне разрабатываются лекарства.
2а. Биология, физиология и медицина. Это описание того же биологического организма,
но на более высоком уровне обобщения – уровне органов, тканей, функций и болезней. На этом
уровне существует старание как целостное биологическое явление, и борьба с ним, и на этом
уроне происходит регенерация и пересадка органов.
3. Теория мозга. На самом деле нас интересует бессмертие не тела, а мозга точнее,
информации, находящейся в нем – то есть наших мыслей, памяти, чувств и идентичности. То
есть это нейронауки, устройство нейронов, синапсов. На этом уровне мы обсуждаем, как мозг
кодирует память. Задача бессмертия здесь рассматривается как задача сохранения жизни
нейронов или адекватной замены их.
4. Теория информации. На этом уровне мы обсуждаем не то, как мозг работает, а что он
делает. Мозг обрабатывает информацию. Он получает сигналы от органов чувств и выдает
команды мышцам. Здесь мы можем использовать понимание информации в виде битов, байтов,
сообщений, объема памяти, скорости обработки, сложности вычислений. То есть мозг
рассматривается как компьютер. Задача бессмертия рассматривается как задачи сохранения
информация из этого компьютера.
5. Теория о природе сознания, – о квалиа и о самоидентичности. Такой теории нет – ни
то, что общепризнанной, но такой, которая могла бы на нее претендовать. Точнее, есть теория о
том, что этот уровень иллюзорен и вообще не нужен. Или о том, что он непознаваем и доступен
только религии.
Все эти уровни на самом деле объединены тем, что могут быть описаны на языке науки –
на языке математики. То есть даже говоря о химии, мы создаем символьные обозначения
атомов и молекул и затем приписываем им определенные числа.
В богословии, например, иной способ доказательства в принципе. Там это система ссылок
на священные писания, с сохранением, в определенных пределах, аппарата формальной логики.
А в стае павианов доказательством правоты является громкость крика в драке.

Бессмертие как устойчивость в мире перемен; негэнтропия
С формально точки зрения вопрос о бессмертии – это вопрос о границах устойчивости в
мире перемен.
А проблема воскрешения – это борьба сил энтропии и негэнтропии – то есть борьба
разрушения информации со временем и роста способности восстанавливать информацию о
прошлом. Воскрешение становится возможно, когда негэнтропия побеждает.
Информация разрушается как минимум экспоненциально (накопление ошибок в
носителе), а также скачкообразно. Но информация, благодаря тем же законам физики (точнее
термодинамики), не может исчезнуть бесследно, так как иначе бы мы опять получили чистый
лист, то есть состояние с низкой энтропией. Поэтому правильнее сказать, что в замкнутой
системе информация не исчезает, а запутывается. Запутывание означает вычисления,
сложность которых очень велика. Причём это такие вычисления, которые проще проводить в
одну сторону, чем решать обратную задачу. Например, разбивается хрустальная ваза.
Информация о форме вазы сохранилась в форме всех обломков. Акт разбивания вазы гораздо
проще акта её обратной склейки. Но обе задачи вычислимы. (Вспоминаем тут же о чёрных
дырах, в которых информация не теряется, но запутывается.)
То есть негэнтропия –это вычислительные способности по решению обратных задач.
Идеальной формой хроновизора было бы нечто вроде «рентгеновских лучей»,
направленных в прошлое. Мы пока научились гораздо лучше видеть вдаль и сквозь предметы,
чем в прошлое. Но нам нужно новое принципиальное физическое открытие, чтобы напрямую
сканировать прошлое.
И, по крайне мере, в некоторых типах вселенных (в остальном в точности совпадающих с
нашей и имеющих такую же Землю) это возможно.

Проблема бессмертия – это проблема отсутствующего знания
Мы не знаем, с какой стороны и в какой момент может ударить смерть – не знаем, где
подстелить соломку. Чтобы справится с этим, мы делам мир вокруг себя более предсказуемым
и безопасным, а также повышаем свой практический интеллект, то есть способность
предсказывать будущие риски и их избегать.
Мы не знаем, какой именно путь к продлению жизни окажется более эффективным –
борьба со старением, создание наноробота, ускоренная разработка ИИ, крионика. И чтобы
справится с этим, мы думаем, что разные группы людей должны вести исследования в разных
направлениях. Кроме того, ускоренная разработка некоторых методов достижения бессмертия
может увеличить и шансы глобальной катастрофы. Например, если мы будем стараться сделать
ИИ быстрее, а не безопаснее. Тоже касается исследований в области нанотеха и биологических
вирусов.
Мы не знаем также устройства собственного организма и всего, связанного с биологией.
Именно для этого нам нужны фундаментальные исследования и научные эксперименты. Эти
эксперименты сокращают наше незнание.
Но мы не знаем и природы собственного сознания. Что такое субъективной опыт и квалиа.
И можно придумать даже несколько неплохих теорий об этом, но все они останутся просто
интересными теориями, пока мы не сможем проверить их экспериментально. Причем при
исследовании субъективного опыты должны быть над самим субъектом, то есть надо мной, или
над читателем, чтобы это могло его как-то убедить. (Это может быть рецепт некого мысленного
эксперимента, который каждый может поставить на себе, как опыты с управлением вниманием,
либо некое вещество или апгрейд мозга, который позволит, например, создавать новые квалиа и
исследовать постепенность загрузки сознания в компьютер).
Но главное, мы не знаем, как все это перевести в практическую плоскость. Где взять
деньги и организовать необходимые эксперименты. Как убедить большие массы людей что
жить хорошо, а умирать плохо. Как одобрить новые законы.
Между нами и бессмертием – темный лес нашего незнания, а карта пути по нему весьма
приблизительна. Если бы у нас была абсолютно точная карта, мы бы уже были бессмертны.
То есть нам нужна карта того, как составить карту. Некие инструкции для первопроходцев
и картографов.
Бессмертие – всегда в будущем. И большая часть знаний о том, как его достичь и что это
такое – тоже в будущем. Поэтому невозможно дописать книгу о бессмертии.

Бессмертие и вечность
Александр Раппапорт (в лекции в 1 октября 2014 в МАРШ) подчеркнул следующую
разницу между бессмертным и вечным: вечное существует неизменно во времени, а
бессмертное имеет начало во времени, но не имеет конца. Понятно, что вторая задача
неизмеримо сложнее: например, числа вечны и неизменны, равно как и цвета радуги, но трудно
назвать явление, которое имеет начало во времени, но не имеет конца, кроме, возможно, что,
самой вселенной и самого времени.
Он также подчеркнул, что вся архитектура 19 века жила идеей воскрешения стилей
прошлого. Сначала стили воскрешали механически, копируя их внешние признаки, и это была
архитектура эклектики. Потом поняли, к концу века, что нужно восстанавливать дух стиля
прошлого, и возникла архитектура модерна. Но и воскрешённый дух оказался другим духом. То
есть архитектура модерна обладает своим узнаваемым стилистическим единством, которое не
является тем же стилистическим единством стилей прошлого.
То есть идея воскрешения в архитектуре 19 века потерпела поражение: то, что вначале
казалось удачным воскрешением, потом становилось, если на это как бы взглянуть через
зеркало заднего обзора, чем-то другим. Подобно тому, как Хари в Солярисе Лема была собрана
из признаков умершей девушки, но не была ею, а была другим существом со своим характером
и свойствами.
В 20 веке способами воскрешения архитектуры стали реставрация, реконструкция и
исследование (а также искусство – стих «Адмиралтейство» Мандельштама). Реконструкция
часто создавала какую-то ерунду, новодел, жалкие подобия. Исследование как раз работало
лучше, так как, не претендуя на буквальное воскрешение, оно собирало архитектурный объект
в его инобытии, говоря языком Гегеля. То есть познавало его лучше, чем архитектор и
современники, создавало не просто модель, а понимание того, как то или иное здание
реализовало себя в истории архитектуры (чего, конечно, сам архитектор знать не мог). Но даже
такое познание архитектуры все еще остается в большей мере потенциальной возможностью.
Бесконечность делится на актуальную и потенциальную. Для математики весь ряд
натуральных чисел существует актуально. Но в физическом мире бесконечностей не
существует. То есть бессмертие как бесконечность будущего существования всегда
потенциально.
И кстати, возникает вопрос, могут ли быть в одной Вселенной два бессмертных существа,
или в результате бесконечного взаимодействия они рано или поздно сольются в одно?

Бессмертие простых вещей
Чем проще нечто, тем больше шансов, что оно может быть полностью бессмертным.
Молекула воды возникает снова и снова бесконечное число раз. Числа так же бессмертны, хотя
и не способны жить и развиваться. Человек сложен, и в этом причина его смертности. С другой
стороны, человек не очень сложен и не настолько уникален, как ему бы хотелось бы. Например,
об одном важном периоде жизни у меня сохранилось всего около ста воспоминаний, и то
довольно размытых.

Бессмертие, самоубийство, свобода воли – и расщепление личности
Многих пугает бессмертия – так как им кажется, что они будут обречены вечно. С
другой стороны, если разрешить самоубийство, то оно на сроках в несколько тысяч лет станет
основной причиной смертности, если экстраполировать обычный уровень самоубийств в год.
Решением здесь мне кажется в расщеплении личности: она должна разделиться на две
части, одна которая хочет жить, а другая которая стремится умереть. Затем желающая умереть –
умирает, а желающая жить – продолжает жить. Поясню это в виде такого примера: например,
некто решил покончить собой, но его печень хочет жить – и после смерти может быть
пересажена другому человеку.

Теория бессмертия Юбенкса
В статье «Стратегии выживания» Юбнеск описал и предложил мат.модель двух
стратегий неограниченного долгого выживания.
Первая стратегия: «будь умным», и она подразумевает индивидуальное выживание.
Юбенкс показывает, что если вероятность смерти падает с течением времени, то суммарная
вероятность смерти не равна единице на бесконечности. Иначе говоря, существо, которое
постоянно повышает свою приспособляемость, может существовать неограниченно долго с
ненулевой вероятностью.
Вторая стратегия, которую он рассматривает, «быть множественным», – это создание
копий (это применимо, например, если мы хотим сохранять данные на дисках, не только к
личному бессмертию). В его модели медленный прирост числа копий, на одну в год, все равно
приводит к быстрому снижению вероятности гибели – если вероятность гибели копий
независима одна от другой, если выживания хотя бы одной копии достаточно. Если бы мы
могли создавать бэкап копии своего сознания, то проблема смерти была бы решена (но здесь
возникает проблема копии и оригинала, которую мы рассмотрим далее).
Но есть еще и третья стратегия, о которой он не упоминает: это восстановление данных
(воскрешение умерших), то есть ситуация, когда есть возможность восстановить те же самые
данные. Например, если я забыл некую формулу, я могу вывести ее заново.

Футурология бессмертия
Футурология бессмертия состоит в анализе наших возможностей достичь радикального
продления жизни в конкретный исторический период, в котором мы сейчас находимся. Я пишу
эти строки в 2013 году.
Мы находимся внутри определенного исторического периода, продолжающегося с начала
21 века и характеризующегося экспоненциальным ростом биотехнологий, систем мобильной
связи, интернета, ростом мощи Китая и радикального ислама.
Если мы отвлечемся от рисков мировой войны и глобальной катастрофы, то главным для
нас будет продолжение тренда экспоненциального роста технологий, исходя из которого мы
можем оценивать время достижения тех или иных этапов в продлении жизни.
Однако, как мы показали с Мишей Батиным в книги «Футурология», несмотря на то, что
общий тренд является объективным процессом, решения отдельных лиц, базирующие на
господствующих ценностях, могут ускорять или откладывать те или иные достижения на
несколько десятков лет. Например, полет на Луну был сознательно ускорен Кеннеди, а
исследования по поддержанию жизни головы вне тела сознательно затормаживаются
последние десятилетия.
Принятие решения о полете на Луну было следствием «ценности космоса» в 1960-е годы,
а также конкуренции сверхдержав. Отказ от исследований по пересадки головы более
загадочен и, скорее, связан с комплексом религиозно-этических предрассудков, отсутствием
конкуренции в области продления жизни и так далее – но этого объяснения недостаточно,
потому что и полеты в космос также в начале тормозились в США из-за религиозных
предрассудков – и поэтому они не запустили спутник первыми.
Хотя с исторической точки зрения лаг в 50 лет не так велик, он означает неминуемую
смерть меня, всех моих близких и читателей этой книги, а также гибель впустую двух
поколений людей, что примерно составит около 10 миллиардов человек.
Каждый день задержек в радикальном продлении жизни означает страдания и гибель
более 100 000 человек. И даже если мы сможем их потом воскресить, это не отменит их
страдания и упущенные возможности.
На самом деле даже разница в 10 лет может быть очень существенной для читателя,
которому сейчас 40 лет – потому что до 70 он скорее всего доживет, а до 80 – нет.
То есть даже с исторической точки зрения небольшое ускорение прогресса в области
продления жизни может иметь решающее значение в отношении того, умру ли я обычным
человеком или достигну бессмертия.
Экспоненциальный рост технологий означает, что между технологиями,
обеспечивающими небольшой прирост продолжительности жизни, и радикальное продление
жизни – очень небольшой разрыв во времени.
Это происходит, поскольку биотех перешел на работу по закону Мура, что видно по
падению стоимости секвенирования генома, которая упала в миллион раз за 15 лет. Если мы
возьмем среднюю скорость роста компьютерных технологий и сможем перенести ее на биотех,
то это будет ускорение в 1000 раз за десятилетие. К сожалению, не все области в биотехе
позволяют применить такое ускорение.
Можно сформулировать так: компьютеризация биотехнологий позволяет им начать
развиваться со скоростью закона Мура. Это применимо пока не ко всем областям в биотехе –
например, клинические испытания идут медленно. Но если мы начнем делать испытания на
компьютерных моделях животных и людей, а не на реальных существах, то мы можем ускорить
их многократно.
Когда бессмертие?
Если борьба со старением будет развиваться с той же скоростью, как она происходит
сейчас, – то есть очень медленно, без денег, с массой жуликов и запретов – то победа над
старением произойдет лет через 100 в лучшем случае, и все равно это еще не бессмертие, так
как есть и другие причины смерти.
С другой стороны, если произойдет позитивная сингулярность и возникнет
дружественный человеку ИИ, превосходящий многократно интеллект всего человечества, то он
сможет решить проблемы смерти в сжатые сроки, может, за год. ИИ сейчас быстро развивается,
но теория дружественности за этим развитием не поспевает, то есть очень ранее создание ИИ
не гарантирует его дружественности к людям, а скорее будет глобальной катастрофой. При
этом, очевидно, что некая форма ИИ, или хотя бы понимание того, что мы можем, а что нет
достичь на этом пути, должно появится в течение 21 века, так как за это время закон Мура
полностью отработает, мозг человека будет изучен, и можно будет пытаться создать ИИ хотя бы
моделируя мозг человека.
Иначе говоря, бессмертие может произойти и очень скоро, скажем, в 2030 году, но с
небольшой вероятностью из-за рисков ИИ.
Бессмертие может прийти также и со стороны успехов в радикальной биологии, в
первую очередь генетической модификации организмов и управлении ими, а также со стороны
н, если мы сможем заменять живые клетки нанороботами. Однако полноценное управление
нанороботами невозможно без некоторой формы ИИ, и наоборот, создание нанороботов
ускорит работы по ИИ за счет упрощения сканирования мозга – так что обе технологии
появятся одновременно.
Итак, бессмертие будет достигнуто где-то в 21 веке, и именно ныне живущее поколение
находится в важной развилке: некоторые доживут, а некоторые нет.

Зачем бессмертие?
Часто спрашивают, а зачем вам бессмертие? Тут ответ двоякий:
1) Чтобы избежать смерти и связанных с ней страданий. Даже мгновенная внезапная
смерть причиняет страдания близким, а если смерть мгновенная, но не внезапная
(казнь), то она причиняет страдания и самому тому, кто ее ожидает.
2) Чтобы полностью реализовать свой потенциал. У меня уже есть идеи – огромное
количество идей, на которые нужно лет 200, и это то, что могу сделать я и только я,
дописать поэму, построить дом, провести исследование. При этом обычной
продолжительности жизни мне в лучшем случае отведено еще лет 20-30, и кроме того,
моя способность что-то реализовать все время снижается – за счет старения. Конечно,
многие в старости чувствуют свой потенциал исчерпанным, но это в первую очередь от
самого старения, которое убивает человека постепенно, и особенно его способность
творить новое. Как пел Летов: «Все мы могли бы, но перестали давно».
Можно ответить на вопрос «зачем бессмертие» и иначе: бессмертие – это универсальное
средство для почти любых других целей. Нужно быть живым, чтобы делать X.
Другой способ сказать то же самое: Современный человек учиться все дольше. Только к 30-
40 годам он начинает понимать, что к чему. А уже через лет 20-30 он начинает терять
приобретенные навыки из-за нейродегенерации и затем умирает. То есть обученная огромными
усилиями нейронная сетка используется очень недолго и затем пропадает. Тут надо учесть и
стоимость этого обучения, которая с учетом усилий родителей, цены колледжа, путешествий и
ошибок легко может быть больше миллиона долларов в развитых странах. И все это пропадает,
когда поток крови к мозгу останавливается больше, чем на пять минут.
Глава 3. Когнитивные искажения в
мышлении о смерти и бессмертии
3.1. Список типичных ошибок в
рассуждениях о бессмертии
Иллюзия бессмертия – уже как бы имеющегося
Иллюзия бессмертия – главный враг любых исследований бессмертия. Эта глубоко
укоренённая иллюзия состоит в том, что человек склонен думать, что он уже бессмертен, и
таким образом избегать мыслей о смерти.
Биолог такой-то написал в Nature письмо о том, что вероятно, человек мог бы стать
разумным гораздо раньше, о всякий раз понимание неизбежности смерти накладывало
неизгладимую печать депрессии на вновь возникший разум, делая его эволюционно
невыгодным. И, наконец, возник немного шизофренический современный человек, который
обладал врожденной склонностью к созданию религиозных представлений о загробном мире и
таким образом компенсировал страх смерти. Разумеется, это только антропологическая
гипотеза, доказать которую было бы очень трудно.
Итак, человек «разумный» склонен переставать думать о проблеме смерти и бессмертия до
того, как он смог придумать нечто существенное, удовлетворяясь иллюзорными ответами.
Хорошим анализом здесь является книга Ламонта «Иллюзия бессмертия».
Человек также дополнительно склонен верить в бессмертие за счет нескольких
психофизилогических эффектов, которые создают иллюзию отдельного существования души.
Это сны, осознанные сны, летаргический сон, предсмертные переживания при кислородном
голодании и иллюзия отделения от тела при сонном параличе. Подробнее эти эффекты будут
рассмотрены далее.
Одна из основных функций религии является обеспечение иллюзии бессмертия с
помощью соответствующих теоретических представлений, обещаний, текстов, свидетельств
очевидцев и обрядов.
Другой способ создания иллюзии бессмертия – это мощный «дискаунт рэйт» будущей
жизни, в результате только события ближайшего месяца или года имеют значение, а остальные
как будто происходят с другим человеком.
Это поддерживается мыслями в духе – все равно все умрем, так давайте развлекаться
прямо сейчас. Мысль о смерти заменяется мыслью о предстоящих развлечениях.
Когнитивное искажение иллюзии бессмертия заставляет нас верить сильнее в любую
теорию, обещающую нам бессмертие – и именно поэтому мы должны особенно критическими
становится при обнаружении таких теорий. Оно же мешает нам думать всерьез о продлении
жизни в силу «невозможности мысли о смерти в сознании живущего» (Хёрст).
Более того, сторонники религиозного или развлекательного пути избегания мыслей о
смерти осознанно противятся любым исследованиям и допущениям, опровергающим их
иллюзии.
Сюда же входит множество философских попыток оправдать смерть.
Что будто бы она придаёт смысл жизни – тогда как смерть делает бессмысленным всё.
Что будто бы будет перенаселение в случае победы над смертью – но те же самые люди не
боятся заниматься сексом, что может привести к гораздо большему вкладу в перенаселение
(рождение нескольких детей, которые в свою очередь родят нескольких своих итд).
Что смерть – это главное приключение в жизни человека (почему бы не убиться об стену
сразу после этих слов, если это так).
Что смерть препятствует стагнации общества (то есть они рассчитывают получать
жизненную выгоду за счёт смерти других людей)
И заодно стоит отметить основное противоречие религиозного сознания – что, с одной
стороны, убийство является самым страшным грехом, но, с другой, – смерть – это вовсе
никакая не смерть, а только переход в другое состояние, во многом даже желанный. То есть
тогда убийство – вовсе даже и не убийство, а помощь в переходе другое состояние. Причины
этого противоречия понятны – для того, чтобы религия была социально устойчива, она должна
постепенно вбирать в себя разные функции, в данном случае – она должна служить как
способом смирения внутривидой агрессии людей (она велика у людей, которые не хищники
природно – см. Назаретяна), так и способом борьбы со страхом смерти у каждого человека. В
результате и возникает это абсурдное сочетание представлений о смерти. Его пытаются
прикрыть рассуждением, что нехорошо нарушать волю Бога. Но, с другой стороны, Бог
всеблагой, и все в мире происходит по его воле. Дальше происходит переход на следующий
уровень схоластики, погружаясь в который мы забываем об основном противоречии.

Иллюзия бессилия – ограниченность в знании альтернатив
Защитной реакцией на знание о смерти является ее одобрение. Это своего рода
стокгольмский синдром, когда заложник начинает любить своего захватчика. Нет никакой
ценности в любых разговорах о том, что смерть нужна, полезна, приятна – потому что у
говорящих так нет иного выбора: дуло приставлено к их виску. Человек не может выбрать
смерть, поскольку выбор подразумевает наличие альтернативы. Даже самоубийство изменяет
только продолжительность жизни, и позволят убрать из смерти такие факторы, как
болезненность и неопределённость в сроке. То есть самоубийство – это победа над некоторыми
аспектами смерти. Но это не самоубийство эльфа, который отказывается от вечной жизни ради
земной любви. Это только управление сроком своей смерти.
Единственный выбор, который на самом деле есть: это стремиться или не стремиться к
бессмертию.

Недооценка рисков
Человеку свойственно недооценивать риски внезапной катастрофы. Огромное число
смертей происходит из-за аварий, которые легко можно было бы избежать.
Человек всегда считает, что у него есть время.
Число людей, которые собираются подписать криоконтракт, в полтора раза больше, чем
число реально подписавших, по данным опроса lesswrong.com. Огромное число людей,
которые были активными сторонниками крионики, умерли, так и не подписав криоконтракт.
Возможно, они считали себя достаточно молодыми, и полагали, что смогут сделать это позже.
Возможно, тут действуют более сложные механизмы прокрастинации, связанные с борьбой
мемов в голове человека и вообще общей человеческой нерациональностью.

«Эликсир молодости» – иллюзия, что есть одно простое средство для достижения
бессмертия
Много инвесторов в продление жизни попались на том, что искали чудо-молекулу, которая
решит проблемы старения или вылечит рак. И тут же им на встречу попадался ученый-
мошенник, который эту молекулу им обещал через несколько лет и всего несколько миллионов
долларов. Затем оказывалось, что никакой молекулы нет, и инвесторы уходили из инвестиций в
глобальную проблему борьбы со старением и смертью, поскольку переносили свое
разочарование на всю область инвестирования.
Людям свойственно верить, что у сложных проблем есть простые и эффективные
решения. Это крайне распространённое когнитивное искажение, проявляющееся и в народной
медицине, и в теории заговоров, и в доморощенных политических теориях.
Задача бессмертия в той же мере сложна, как и вся человеческая жизнь. Почти всё, что
делает человек, можно рассматривать как борьбу против смерти. Все достижения нынешний и
будущей науки понадобятся, чтобы победить смерть хотя бы чуть-чуть. Хотя бы на тысячу лет.

Атавистический страх оживших мертвецов и копий
Одна из основных причин неприятия копий – это страх перед ними. Он отчасти
рационален. Если появляется еще одна моя копия, то возникает вопрос о том, кому будет
принадлежать наша единственная социальная роль – квартира, друзья, семья. Кто должен
остаться, а кто должен уйти в ночь. (Как в фильме «Шестой день».) Оказаться копией – это
значит быть полностью поражённым в правах, рабом оригинала. Кроме того, копия – это в чём-
то зомби, а во всех культурах есть врожденный страх оживших мертвецов, и это переносится на
копии.
Обряд похорон – это во многом защита от ожившего мертвеца. Страх оживших мертвецов
есть в большинстве человеческих культур. Возможно, когда-то в древности люди чаще
«оживали» после летаргического сна, чем пугали своих соплеменников. В результате сложился
стереотип, что оживший мертвец, как бы он ни был похож на реального человека, является по
сути чем-то злым и враждебным, вампиром, оборотнем, бесом. Этот стереотип из волшебной
сказки автоматически переносится и на проблему копий, которые представляются бездушными
подобиями. Фильм «6 день» с Шварценеггером – это попытка пробить стену ненависти к
копиям. В нем обе копии борются за благополучие своей семьи, а затем одна из них честно
признаёт себя копией и уходит в дальнее плавание, продолжая, однако любить свою жену и
мечтая раз в год ее встретить.
Страх смерти
Страх смерти не позволяет рассматривать проблему продления жизни и бессмертия
объективно. Доказано, что водитель, когда пристёгивается, не может не думать об аварии, и у
него подскакивает пульс и давление. Чтобы избежать этих мыслей, многие водители
предпочитают не пристёгиваться, а раньше, бывало, и осуждали за это своих пассажиров.
Невозможно думать о продлении жизни, не думая о собственной смерти. В силу этого
естественной защитной реакцией человека является запрет мышления о бессмертии. Человек
быстро придумывает разные отговорки, чтобы не думать на эту тему.

Танатос – врожденная потребность умереть
Поздний Фрейд считал, что Танатос существует в качестве врожденной потребности
наряду с Эросом. Но есть очень мало свидетельств этому. Скорее, есть доказательства того, что
социальные животные хотят умереть, когда чувствуют себя отвергнутыми от «стаи». Например,
покинутые собаки. А также это один из корней депрессии и суицидальных мыслей у людей.
Люди, вышедшие на пенсию, умирают быстрее, чем те, кто работают в преклонном возрасте.
Это может быть объяснено эволюционно – отбившееся от стаи животное потребляет тот же
ресурс, что и стая, но при этом не участвует в её воспроизводстве. В результате те стаи, от
которых отбивается много особей, гибнут. Но это только предположение, которое непросто
доказать. Программа самоуничтожения, которая, вероятно, есть у людей, является важным
фактором, препятствующем мыслям о бессмертии.

Бессмертие якобы ведёт к перенаселению
Основная проблема в достижении бессмертия – это то, что мы не знаем, как его достичь.
Но парадоксальным образом возражение это не приходит в голову тем, кто возражает против
бессмертия. Основное их возражение – это перенаселение. Интересно, однако, задумываются
ли они о рисках перенаселения в каких-либо других жизненных ситуациях, например, когда
занимаются сексом? Ведь может родится тройня, а от неё девять внуков и двадцать семь
правнуков, и все это внесёт явно больший вклад в перенаселение, чем сохранение личного
существования.
Постоянные разговоры о перенаселении как основном возражении против бессмертия
отражают свойство человеческой натуры отвергать с порога радикальные концепции, вынув из
головы первое попавшееся возражение, без какого-либо анализа истинности и точности этого
возражения, и, таким образом, останавливать проникновение радикальной концепции в свое
сознание.
То есть это своего рода антивирусная защита против мемов. Человек думает, что опроверг
новую концепцию, и возвращается к своему спокойному внутреннему состоянию, не изучая
вопрос о том, действительно ли его аргументы работают – и именно поэтому никакие
контраргументы не действуют.
Математическое моделирование показало, что основной вклад в рост населения Земли
вносит количество детей у человека, а не продолжительность его жизни. То есть от
перенаселения больше страдают быстро размножающиеся виды с короткой
продолжительностью жизни (как, например, лемминги или саранча), чем виды с большой
продолжительностью жизни, но низким приростом численности (киты). Кроме того, реальное
бессмертие возможно только после создания сильных нанотехнологий, а они позволят
расселить комфортно на земле десятки миллиардов людей и освоить космос. Да и сейчас
наибольший прирост населения в странах с низкой продолжительностью жизни, а в странах с
максимально высокой продолжительностью население даже сокращается (как в Германии и
Японии). Если говорить о религиозных идеях, то в большинстве религий Бог определённо
желает бессмертия человека, поскольку снабдил его бессмертной душой, а также приветствует
высокую продолжительность жизни (например, библейские герои жили, согласно легенде, по
700 лет).
В действительности экономическая ценность жизни отдельного человека постоянно
возрастает. Если в традиционном обществе важно было наличие молодых работников, то для
развитого общества важно наличие специалистов, обучение которых требует длительного срока
и значительных инвестиций.
Но главным аргументом против того, что бессмертие якобы ведёт к перенаселению,
является понимание того, что достижение бессмертия невозможно без радикального прогресса
в технологиях, а значит, станет возможным дешевое и эффективное освоение космоса. Космос
– это бесконечное пространство и почти неограниченные источники энергии. Освоение
космоса в первую очередь возможно с помощью роботов-репликаторов, способных к
самовоспроизведению. Но создание нанороботов, которые смогут лечить организм человека, –
это необходимое условие достижения продолжительности жизни в тысячи лет.
Таким образом, открытие дороги к бессмертию открывает также и дорогу к освоению
космоса. Это понимал ещё Циолковский, и именно это подвигло его исследовать возможность
освоения космоса с помощью реактивных приборов.
Да и чем плохо перенаселение, если существа бессмертны? Есть мнение, что в обществе
бессмертных будет мало детей. Но их будет меньше, как доля населения, но общее число будет
больше за счёт самого размера общества.
3/4 площади Земли не освоено, в океанах полно места, а если засадить территорию России
картошкой, то ее хватит на 33 млрд человек. Земля способна поддержать жизнь гораздо
большего числа людей, чем сейчас. Например, миллиарды свиней и коров, которые каждая
массивнее человека, живут сейчас. При вполне понятных технологических ухищрениях
население Земли можно довести до ста миллиардов человек.
Полное прекращение смертности изменит население Земли незначительно в ближайшей
исторической перспективе – к 2050 году это будет означать1-2 лишних миллиарда людей, что
находится в пределах погрешностей прогнозов. К 2100 оно будет примерно на 10-15 млрд
больше того, что было бы со смертностью. То есть от решения проблемы смертности до
перенаселения следует временной лаг примерно в сто лет. За это время нужно найти решения
по освоению космоса, и этого времени достаточно.
Не бессмертие, а экспоненциальный рост угрожают исчерпанием всего. Популяции
грызунов леммингов регулярно страдают от взрывов численности населения, поскольку в
потомстве у них много детёнышей. Но продолжительность жизни самих леммингов невелика.
Наоборот, киты живут очень долго, более 200 лет, но взрывов численности у них нет.
Связь перенаселения с войнами также не доказана. Скорее, войны связаны с избытком
молодёжи, то есть со странами в демографическом переходе.

Бессмертному существу якобы будет скучно
Скука в первую очередь связана с концентрацией нейромедиаторов и состоянием мозга. То
есть скука – это эмоциональное переживание, разновидность депрессии. Очевидно, что
депрессию проще лечить, чем победить смерть, и депрессия будет побеждена раньше. Хотя
сейчас она все еще является серьезной проблемой.
Скука как эмоция не позволяет нам объективно рассматривать длительное будущее время.
В любом случае, задача создания интересной и разнообразной жизни проще, чем задача победы
над смертью. (Но люди часто от скуки рискуют своей жизнью, то есть скука – враг бессмертия.
Пример: «Дело было к вечеру, делать было нечего, я взял картошку, запустил в Алёшку».)
Другая сторона скуки – это идея об информационной скуке, то есть об исчерпании
возможного опыта.
По мере роста интеллекта увеличивается число возможных состояний, которые может
принять мозг, причём оно растёт экспоненциально. То есть если у нас есть мозг, который
состоит из 10 двоичных ячеек, то он может иметь только 1024 возможных состояния, а мозг из
100 ячеек – порядка миллиона триллионов триллионов (10 в 30). То есть даже очень небольшое
усложнение мозга резко увеличивает его полное число состояний, а значит и время, за которое
ему потребуется, чтобы его пройти. Именно поэтому говорят: умному человеку не бывает
скучно.
Сравните множество возможных состояний червя, мыши, собаки, крестьянина и Моцарта
– и вы увидите, что чем умнее и сложнее существо, тем бесконечно больше состояний ему
доступно и бесконечно больше времени нужно, чтобы их испытать. То есть высокий интеллект
требует бессмертия, чтобы реализовать свой потенциал.
Очевидно, что в будущем будут найдены способы увеличения интеллекта человека и
усложнения его мозга. Любого человека можно разогнать до уровня «Моцарта» даже без
создания таких «эзотерических сущностей» как «сверхИИ». Просто аккуратно манипулирую
популяциями нейронов в мозге.
Таким образом, информационная составляющая скуки также может быть побеждена. То
есть даже небольшой прирост интеллекта резко разгоняет скуку за счёт экспоненциального
роста его возможностей.
Задача разгон интеллекта даёт очень большой прирост «времени без скуки» на каждую
следующую единицу IQ, а значит, эта задача проще задачи бессмертия, которая не имеет таких
простых решений с таким высоким результатом.
Увеличение интеллекта – не единственный способ борьбы со скукой, и вообще, эта
проблема является надуманной. То есть люди никогда не волнуются о том, что им будет скучно
через тысячу лет или хотя бы через десять. Но они вспоминают об этом аргументе, когда им
нужно избавится от радикальной идеи продления жизни.
Другие способы противостоять скуке – изменить систему оценки нового опыта, или
«симулировать новизну», или освоить всю галактику.
В любом случае, стоит попробовать, так как если будет уж невмоготу скучно, всегда
можно прекратить. Но реальное бессмертие должно содержать очень сложную защиту от
самоубийства, так как иначе просто статистически у всех бывают «плохие дни», и рано или
поздно, все покончат собой.
Если взглянуть шире, то вопрос о скуке, – это вопрос о смысле жизни. У бессмертного
существа поддержание своего бессмертия будет одной из основных целей, но если она будет
единственной, то тогда да – скучно.
Реальный человек не имеет обычно в жизни системы целей (в отличие от абстрактного
рационального ИИ) – цели приходят и уходят, как предметы, дома, люди. И его жизнь иногда
имеет смысл, а иногда – нет.
Простого и рационального ответа на вопрос о смысле жизни нет. Можно потратить
полбесконечности времени, чтобы этот смысл найти и вторую половину, чтобы его достичь.
Но в целом нет прямой связи абстрактно-философского вопроса о смысле жизни и
бессмертия. Если жизнь не имеет смысла, то она не имеет его прямо сейчас, независимо от
бессмертия. Если же она имеет смысл сейчас и в некотором будущем, то она может иметь его и
сколько угодно дальше.
Отмечу, что два основных возражения взаимоисключают друг друга – в перенаселенном
мире скучно не будет. Из-за сложности возникающих социальных связей.
Банальность сказать, что бессмертие бессмысленно само по себе.
Также и мысль о том, что потребность в бессмертии делает человека слабым и
эгоистичным. Это так, но на это нужно возразить.
Во-первых, большинство людей умирают до того, как их жизнь станет на самом деле
скучной, бессмысленной и неприятной – если отмести эти ощущения, связанные с процессом
старения или временными неурядицами. Если бы люди могли омолодиться, их жизнь обрела бы
смысл.
То есть задача достижения бессмертия также должна в себя включать ответ на вопрос о
том, как сделать жизнь осмысленной, интересной и приятной.
Человек так устроен, что для него на самом деле важно то, что связано со смертью или
рождением новой жизни, а также с сильными наслаждениями.
Бессмертие всегда существует только потенциально, и за него всегда нужно бороться, так
что задача борьбы со смертью всегда актуализована.
Также бессмертное существо может создавать новую жизнь, активно размножаться или
создавать миры, пока для этого есть ресурсы.
Наконец, безусловно, можно создать состояния сознания, включающие в себя гораздо
более творческие, созидательные и разнообразные приятные ощущения, чем обычно человек
может переживать. И в целом, когда человек находится в более приятном состоянии, то
проблемы «скуки» волнуют его гораздо меньше, и он склонен удерживать его гораздо дольше.
В романе Г.Игена «Город перестановок» один из героев случайным образом генерирует
разные цели, чтобы заполнить бесконечность времени, например, он внушает себе любовь к
вырезанию из дерева и вырезает 300 000 ножек для столов. Это выглядит тоскливым и
абсурдным. Но в реальности есть много художников, которые за жизнь нарисовали десятки
тысяч произведений (Пикассо), и никто не может сказать, что жизнь его была скучна или
творчески неразнообразна. Всё дело в том, что в любой длительной деятельности появляется
свой внутренний язык для выражения огромного разнообразия смыслов, как оно очевидно
имеет место в живописи, а также в шахматах, музыке. То есть только для внешнего
наблюдателя шахматы могут показаться скучным и однообразным перестановками похожих
фигурок по одинаковым правилам.

Проблема скуки бессмертного существа
Можно удивиться, но проблема вечной скуки является предметом жарких философских
дискуссий со множеством публикаций. В это время у меня уже есть идей на 200 лет чем
заняться, и за это время я могу придумать еще больше идей. Но в состоянии депрессии я не
знаю, чем заняться вообще. То есть в некотором смысле скука зависит от нейрорегуляции. То
есть скука может поражать даже совсем не бессмертных людей, даже очень часто детей, и
проблема скуки связана с мотивацией, а не с бессмертием.
С другой стороны, умному человеку не бывает скучно, так как есть огромное
множество возможных занятий. Бессмертному существу не придется скучать в ближайшие
несколько миллиардов лет: оно должно решить проблему гибели Вселенной. Бессмертие – это
ежедневный вызов и проблема.
Математика может предлагать неограниченно сложные задачи, равно как и создание
арт объектов.
С формальной точки зрения проблема скуки – это проблема повторения опыта. Для
существа с размером поля восприятия X опыт будет повторяться каждые 2 x актов восприятия.
Даже небольшое увеличение поля восприятия резко замедлит частоту повторения опыта. При
этом восприятие часто повторяется и у вполне себе смертных людей, живущих в своем личном
дне сурка по какому-то расписанию.

Бессмертие якобы ведёт к остановке прогресса
Реализация задачи бессмертия требует невиданного научно-технического прогресса и
никак не может вести к его остановке. Попутно реализация этой задачи означает овладение
знаниями о работе мозга, победу над болезнью Альцгеймера и т. д. То есть интеллект людей
будет повышаться. Если вечные старики со своими старыми концепциями будут сидеть в
университетах, не пуская молодёжь, то она создаст новые независимые сообщества.

Бессмертие якобы эгоистично и неэстетично
Смерть человека почти всегда приносить ущерб той социальной группе, которой он
принадлежит. Конечно, есть много случаев, когда человек «зажился», и окружающие ждут его
смерти. В первую очередь, это связано с процессами старения, которые делают его больным и
неэффективным, а также с законами наследования.
В любом случае, личное бессмертие в мире, где остальные разумные существа смертны,
действительно эгоистично. Поэтому бессмертие должно быть доступным для всех
общественным благом, как стала мгновенная беспроводная связь со всем миром – о которой не
могли и мечтать 200 лет назад.
Смерть не менее эгоистична, что можно увидеть на примере самоубийц, которые кончая
собой, не думают о чувствах своих родственников или нарочно хотят сделать им больно.
Образы опасного эгоистичного «Кощея Бессмертного» созданы в сказках, где бессмертие
рассматривалось как редкий, конечный ресурс, доступный только самым жадным, подобно
власти. Главная власть может быть только у одного человека в группе. Но бессмертие одного
человека не отменяет бессмертия другого.
Наоборот, страх смерти делает человека эгоистичным и неэстетичным. Бессмертие – это
универсальное средство для многих целей.
Возникает вопрос: не будет ли этичнее дать 10 людям пожить по 70 лет, чем одному 700 –
ведь ресурсы на новых людей меньше. Ответ. Во-первых, самое дорогое в человеке – это его
образование (подготовка военного пилота стоит более миллиона долларов, и тоже верно для
других сложных специальностей), и поэтому не факт, что образование 10 человек будет
дешевле, чем сохранение жизни одного. Во-вторых, опять же вопрос этот возник из концепции
об ограниченности ресурсов. В-третьих, вопрос неявно предполагает, что несуществующие
люди имеют ценность, и нужно их вводить в жизнь. Причем ценность не практического плана,
а метафизического. Но тут можно вспомнить о множественности миров, в силу которой все
возможные люди где-то существуют. То есть несуществование в этом мире гипотетического
человека не меняет его существования в другом мире, и он ничего не теряет.

Бессмертие якобы приведёт к вечной диктатуре
Если мы бессмертны, то любая диктатура рано или поздно закончится, или можно выйти
за пределы ее власти. В любом случае, в будущем миром будут управлять не отдельные люди, а
системы ИИ, или может даже один Дружественный ИИ. Но и сейчас государство является
машиной, и управление одним человеком – это только иллюзия, проекция атавистических
представлений о вожде.
Если смерть вождя – это единственная надежда для демократии, то дела ее плохи.
В любом случае, диктатура – это меньшее зло, чем смерть, и огромные массы людей были
счастливы и при самых страшных диктатурах, при Сталине и в Северной Корее. Если смерти
нет, то для диктатуры возможность сеять зло весьма ограничена – никого нельзя расстрелять.
Почему-то бессмертие душ в раю не приводит к диктатуре.
Опять же, против «бессмертной диктатуры» выступают те, кто вовсе не вступил в ряды
анархистов и вообще ничего не сделал для борьбы с реальной диктатурой и другими
недостатками жизни.
Также можно утверждать, что бессмертный человек не будет рисковать своей жизнью ради
спасения другого, и что это делает его эгоистичным. Это решается созданием мира, где нужно
вообще рисковать чей-либо жизнью.
Смерть диктатора не приводит обычно к автоматическому исчезновению тоталитарного
режима. Например, в Северной Корее сменилось уже три диктатора, а суть режима осталось
прежней. Тоже мы видим в Туркмении, Сирии, и вообще в любом феодальном обществе. Смена
диктаторов обычно происходит в результате внешнего вторжения или революции.

Якобы проще создать нового человека, чем воскрешать уже умершего
Отметим сразу, что это возражение почему-то не применяется теми, кто полагает, что Бог
обеспечивает вечное существование душ. Богу тоже было бы проще создавать людей без душ,
чем заморачиваться с вечным существованием души, прожившей каких-то 80 лет в теле. Но тут
ответ очевиден: поскольку Бог, по определению, всемогущ, для него нет проблемы экономии
ресурсов.
Этот же ответ верен и для земной жизни: если у нас есть почти неограниченные ресурсы,
то бессмертие и создание новых людей не исключают друг друга.
Кажется, что создание новых людей проще. Мужчина и женщина могут запустить этот
процесс совершенно бесплатно и за несколько минут. Но воспитание человека, обладающего
высокоуровневыми навыками определённого типа, весьма сложно. Сколько нужно родить детей
и обучить музыке, чтобы среди них оказался один Моцарт? Миллионы? То есть нужно и много
разных детей, и дорогостоящее обучение каждого, чтобы получить одного с высоким уровнем
результата. И здесь уже вполне возможно, что дешевле воскресить.
Кроме того, само обучение сложному навыку – это своего рода воскрешение этого навыка,
передача его от учителя ученику.
Наконец – задача бессмертия – это задача сохранения определённой индивидуальности, и
подмена её на задачу создания других индивидуальностей – это просто подмена.

Смерть якобы нужна для духовного роста
На это хочется сразу возразить: Либо покончи собой прямо сейчас, либо признай, что
твои разговоры о любви к смерти – дешёвый трёп.
Многие философские системы утверждают, что мысли о смерти необходимы, чтобы
отсеять важное от неважного, чтобы наслаждаться сегодняшним днём, чтобы подготовить себя
к смерти. Одна из практик агхоры-тантры в Индии – это созерцание сжигаемых тел в Варанаси,
что должно отвлечь от привязанностей ко всему живому. Я сам созерцал эти костры, где
горящие ноги ворочают как головешки, и могу подтвердить, что это изменяет восприятие и
сознание на срок до двух недель.
Здесь мысли о смерти играют инструментальную роль – они изменяют сознание, отсекая
привязанности, подавляя желания. Но поскольку это инструмент, то на его месте мог бы быть и
другой инструмент.
Конечно, мысли о смерти важны для роста самосознания, без них не было и запроса на
бессмертие.
Говорят, что привязанность к жизни делает слабым и трусливым. Кодекс воина бусидо
говорит, что воин всегда выбирает смерть. Но это не значит, что он тут же хватает нож и
режется им, как видит его. Речь идёт о том, что им нельзя управлять с помощью угроз. Тоже
самое было и в Древнем Риме, где рабов наказывали презрением за то, что они предпочли
несвободу смерти, то есть не покончили собой, а согласились быть проданными в рабство. То
есть восхваление смерти более свойственно архаичным сообществам, построенным на культе
силы мужчины.
Более рискованная стратегия ведёт к большему социальному статусу, и даже если только
некоторые достигли в этом успехе, их успех не мог не закрепиться генетически, поскольку
более высокий статус дает возможность оставить больше потомков.
У Кастанеды воин использует смерть как советчика, но при это говорится, что воин
выживает всегда наиболее эффективным способом. То есть нет противоречия между путём
воина и бессмертием.
Очевидно, что задача бессмертия вовсе не состоит в том, чтобы воспитать слабое и
трусливое существо, которое боится любого порыва ветра и которое всё равно умрёт.
Особенность жизни на Земле состоит в том, что повышенная трусливость не даёт
существенного выигрыша в продолжительности жизни. Если сидеть без движения в тёмном
подвале, это ещё больше снизит продолжительность жизни. Но повышено рискованные
стратегии существенно сокращают продолжительность жизни.
Вся маскулинная стратегия основана на «live fast die young» (английская поговорка) – то
есть жить ярко и умри молодым, но оставить много потомков. Но задача бессмертия не может
быть реализована в архаическом обществе, нацеленном на продолжение полового отбора. Или
в обществе, где рабство является нормой.
Поэтому мысли о смерти, конечно, делают нас сильнее, потому что побуждают
придумывать способы противостояния смерти.
Поклонение смерти – это стокгольмский синдром, привязанность жертвы к захватчику.
Это одобрение смерти ничего не стоит, потому что у говорящего нет выбора.

Бессмертие якобы будет для избранных
Развитие технологий показывает, что все изобретения быстро дешевеют и становятся
доступны широким массам, что даёт максимальную выгоду их продавцам. Сотовые телефоны и
антибиотики – вот яркий пример. Если технологии продления жизни будут реализованы, то они
тоже будут выигрывать от economy of scale (сокращение издержек при увеличении масштабов
производства). Элиты тоже пользуются массовыми продуктами, поскольку они качественнее и
надёжнее (прошли больше испытаний) – айфон Медведева.
Идея о том, что какое-то средство спасения от смерти будет замкнуто в руках элиты и не
попадёт в руки обычных людей – внутренне противоречива. Просто потому что все люди в
обществе связаны друг с другом близкими родственными и эмоциональными связями. И если
взять с собой служанку, то невозможно при этом убить ее мать, а если взять мать, то тогда и
лучшую подругу. Нет чёткой границы между «элитой» и чернью.

Разделение свой-чужой по идеологическому принципу, а именно по представлению о
бессмертии
В древнем обществе важно было отличать чужих от своих. И для этого служили
символические маркеры. Одним из типов таких маркеров являются религиозные
представления, а точнее, случайные детали этих представлений (филиокве – различие в одном
слово в символе веры между католиками и православными), или как называть бога – Богом или
Аллахом.
Такой маркер должен быть с одной стороны важным, а с другой стороны – не иметь
никакого практического значения, чтобы его произвольность не мешала жить. Имена бога
очень подходят. Другой тип такого непроверяемого, но важного маркера – это отношение к
бессмертию.
В силу этого люди воспринимают разговоры о бессмертии как на покушение на
принадлежность к своей группе, как на вторжение чужака, и бурно реагируют, придумывая на
ходу возражения про перенаселение, скуку, душу, нужное подчеркнуть.
Похоронный обряд – это также один из способов единения групп людей, именно поэтому
так тяжело идёт крионика.

Институт наследования собственности как коммерческий мотиватор желания смерти
Многие люди получили или рассчитывают получить большую выгоду в результате смерти
своих близких родственников. Даже если они порицают себя за такие желания, они все равно
остаются в подсознании. Наследование – это одно из самых крупных финансовых
приобретений человека в течении жизни.
Люди платят отступные своим покойникам в виде пышных похорон.
Глобальный отказ от смерти означает отказ от возможности получить наследство и
наконец-то стать богатым.
Можно придумать много утопических идей, как избежать желания наследования –
высокие налоги, запрет, продажа имущества, прижизненная передача. Вряд ли однако, они
будут реализованы сколько-нибудь масштабно в обозримом будущем.
Наследование бывает как имущества, так и социальных ролей.
Я думаю, что решение здесь – через создание новых источников счастья и богатства.

Модели поведения, нацеленные на риск и смерть
Многие вещи, которые делают люди, не направлены против бессмертия, но направлены за
смерть, и в силу этого оказываются против. Я перечислил многие из них в книге «Структура
глобальной катастрофы»:
Это рискованное поведение с целью получения адреналина
Это вытеснение мыслей о смерти из сознания
Это готовность убить другого человека в некоторых обстоятельствах (внутривидовая
агрессия).

Ошибки в актуарной математике
Актуарная математика — это раздел статистки, изучающий вероятность смерти, который
был разработан в первую очередь для нужд страховщиков.
Например, для практических нужд американские страховщики вывели такую формулу —
средняя ожидаемая продолжительность жизни человека равна двум третям от разницы между
его нынешним возрастом и 80 годами.
Основная ошибка, которая оказывает влияние на отношение людей к смерти — это их
склонность путать среднюю продолжительность жизни с гарантированной
продолжительностью жизни. Средняя продолжительность жизни в 70 лет означает, что
половина людей умрет до 70. То есть один проживет 50, другой 90 и будет среднее в 70.
Гарантированной продолжительностью жизни был бы возраст, до которого доживает 95
процентов людей , и это, вероятно, менее 50 лет.
С другой стороны, реальная продолжительность людей больше, чем навязшая на губах
цифра в 70 лет.
Особенно она больше для тех, кто уже прожил некоторый срок, то есть не умер в более
ранее возрастные категории.
Например, для мужчины в 50 лет утверждение, что средняя продолжительность жизни
мужчин в России составляет 59 лет не может служить ориентиром, так как он не погиб в армии,
не сгнил в тюрьме, итд. Для него ожидаемая продолжительность жизни более 70 лет.
Кроме того, для людей, живущих в центре Москвы, ОПЖ больше, чем для тех, кто живет в
деревне, хотя там, казалось бы, «экология лучше». Но в деревне – пьянство, паленая водка,
антисанитария, опасные машины и бывшие зэки, а центре города — качественные продукты,
высокое образование и доступная медицина.
Люди также не учитывают рост ОПЖ со временем благодаря прогрессу.
В целом, для молодых людей все равно, жить 60 или 80 лет — они не могут представить
разницы. А в 50 лет эта разница уже имеет зримую величину — как, например, число проектов,
которые ты успеешь реализовать за этот срок.
Человеку вообще трудно представить себе промежутки времени, значительно большие,
чем уже прожитое время. В 6 лет будущие десятки лет жизни казались длиннее, чем вечность.
Но прошлое время кажется спрессованным в один миг. Жизнь пролетела.
На оценку ценности будущего времени сильно влияет дисконт — то есть обесценивание
удаленного времени. В целом, людям почти все равно, что будет с ними через 10 лет, и часто
даже через год. Если их не пнуть, то мало кто начинает проекты, польза от которых будет
только через 10 лет. С другой стороны, образование рождение детей, ипотека — все это
примеры долгосрочных проектов, к которым мы социально адаптированы.

Бессмертному существу якобы будет одиноко
Одна из основных тем в литературе и дискуссиях о бессмертии — это то, что бессмертное
существо переживет своих детей, друзей, возлюбленных, будет вынуждено видеть их смерть, и
в конечном итоге останется одиноким.
Многие старики, дожившие до 90 лет, уже переживают это – все, кого они знали, уже
умерли, их мир разрушился, и они чужаки на празднике жизни. Китайская пословица говорит,
что счастлив тот, кто не пережил своих детей.
В реальности такого не будет. Бессмертие — это не секретный эликсир для одиночек. Если
продление жизни будет для всех, и если оно будет сопровождаться постоянным самоапгрейдом,
то большая часть людей будет сохранять жизнь (или даже все будут воскрешаться), кроме того,
за счет апгрейда, человек сможет сохранять постоянную активную жизненную позицию, играть
роль в том мире, который будет создан.

Потребность в смерти как выполнение социальной нормы
Люди в целом достаточно конформны, то есть склонны соглашаться с мнением
окружающих и воспринимать то, что они делают, как норму. Если все вокруг рожают по трое
детей, то человек чувствует социальное давление поступать так же.
Тоже касается и умирания. Старики могут ощущать потребность последовать за своими
друзьям и родственниками в духе «и мне пора», «засиделся на белом свете», «хочу на покой».
Это может работать и в обратную сторону. Если потребность в здоровом образе жизни,
минимизации рисков, поддержании молодости и в крионике станет нормой, то люди также
будут эту норму выполнять.

Не следует вмешиваться в естественный ход вещей, и поэтому не нужно бороться со
старением и смертью
Сам человек по своей природе искусствен. Неестественно жечь костры, использовать
луки, тем более ездить на машинах и летать на самолетах – ни один другой вид живых существ
этого не делает. С другой стороны, все, что не противоречит законам физики, естественно. Все
это возможно, согласно законам существующей вселенной.
На самом деле это возражение – это скрытое возражение о том, что борьба против смерти
нарушает волю бога. Но не бороться против смерти, позволять себе умереть – это форма
самоубийства. То есть сама религиозная аксиоматика внутренне противоречива, и с ее
помощью можно доказать или опровергнуть всё, что угодно. Вся геометрия держится на пяти
аксиомах. В религии их тысячи – это весь объем священных текстов.
Люди естественным образом мерли пачками от инфекций в детстве вплоть до 19 века, но
вакцины, гигиена и антибиотики прекратили это.
Наоборот, естественно бороться за жизнь, противостоять смерти, улучшать себя. Естество
человека – в постоянном самоизменении и улучшении. Этим он отличается от животного.

Бессмертное сверхсущество утратит какие-либо признаки индивидуальности
Это возражение встречается не так часто, так как обычно люди застревают на предыдущих
возражениях.
Поскольку сверхсущество будет все больше развиваться оно, обретёт все возможные
свойства, и в силу этого утратит какие-либо индивидуальные особенности. Например, оно
будет знать все языки мира, и в силу этого не иметь своей национальности. Оно сможет
выбирать пол, и не иметь своего пола или возраста.
И поскольку такое существо будет лишено индивидуальных особенностей, оно не может
считаться чьим-то личным бессмертием. Об этом писал еще Метерлинк в цветах.
Вообще говоря, это утверждение противоречит наблюдаемому опыту. Если взять самых
выдающихся гениев в истории человечества — Эйлера, Гете, Эйнштейна, Ньютона, Леонардо,
то у каждого из них индивидуальные особенности были в даже в большей степени проявлены,
чем у обычного человека, у которого большинство реакций стереотипные.
Бесконечное развитие может состоять в углублении, а не стирании индивидуальных черт.
Например, возьмем число пи. В начале было известно, что оно равно 3, потом его уточнили до
3,14. Сейчас число пи содержит в своей десятичной записи бесконечное количество
информации, которая только уточняет его исходное значение.
Даже если существо содержит все возможные элементы, например, знание всех
существующих языков, то оно может содержать их в себе в разном порядке, что образует его
индивидуальность. Например, могут быть более любимые языки, или языки предпочитаемые.
Сложность означает большую индивидуальность.

Путь к бессмертию должен быть, якобы, только один
Одна из причин того, что религиозные люди отвергают крионику и наоборот – в том, что
все подвержены когнитивному искажению, а именно, считают, что если есть путь к
бессмертию, то этот путь только должен быть только один. Или одно, или другое. Или мы
боремся со старением, или у нас есть многомирное бессмертие.
Причины этого образа мысли отчасти в бессознательном страхе проблемы копий — ведь
если оба пути сработают, то у нас возникнет две будущие копии, и причем копии разной
природы — например, отдельно бессмертная душа, и отдельно размороженный мозг. А раз есть
две копии, то как бы нет и ни одной истинной копии, то есть нет бессмертия вообще.
Кроме того, людям вообще сложно рассматривать ситуации типа «и то, и то», им проще
выбрать что-то одно для экономии мышления.
Однако на самом деле эти пути не перекрываются. Просто мы сейчас не знаем, какой путь
лучше, поэтому выбираем действовать по всем путям одновременно. Каждый из них даёт
небольшой шанс на выживание. И уж тем менее вероятно, что оба малых шанса выпадут
одновременно. Поэтому оптимально стремиться к бессмертию всеми доступными путями,
рассчитывая, что, хотя бы один сработает. Более того, наиболее интересные результату
получаются, если объединить несколько по отдельности слабых путей к бессмертию.
Например, многомирное бессмертие и крионику. Или крионику и реконструкцию по следам.
Или, если бы душа существовала, мы могли бы вернуть ее в клонированное тело.

Возражения как антивирусная защита от новых мыслей
Вообще, задача возражений — это не возражения по существу, а способ немедленно
перестать думать о предмете. То есть люди стремятся сохранить статус кво своего мышления, и
у них срабатывает своего рода антивирусная защита от новых идей. Поэтому они берут первое
попавшееся возражение, которое сами мы могли бы опровергнуть, если бы поставили перед
собой такую задачу, и используют его как щит для закрытия темы.
Разнообразие причин смерти парализует волю
Человеку психологически трудно бороться с врагом, который носит крайне разнообразный
характер. Одни люди умирают от инфаркта, другие от рака, третьих давит машина, а четвертые
гибнут при родах, это может произойти сейчас или очень нескоро, быстро или медленно. В
прошлом было понятно, что люди умирают от голода или от войны, механизмы этого понятны,
и ясно, что это можно прекратить.
Сейчас такая причина тоже есть, но она менее осознаётся: что причиной большинства
смертей является старение.
Кроме того, мало осознаётся, что с этим: а) можно бороться, но б) делается недостаточно,
по сравнению с тем, что можно было бы сделать. Люди или не знают об опытах по продлению
жизни, или думают, что все эти опыты давно сделаны некими секретными миллиардерами.
Кроме того, люди не видят своей возможности участвовать в прогрессе науки: в конце
школы некоторые решают стать врачами или учеными, чтобы сделать человечество лучше, и
поступают в соответствующие вузы. Те, кто приняли другое решение, предпочли профессию
или более развлекательную, или ведущую к деньгам, или решили по воле предков. В любом
случае, они полагают, что задача продления жизни лежит теперь на ком-то другом – что это
должны сделать ученые. Некоторые обладают более широким кругозором и понимают, что
одних ученых мало – нужен социальный заказ и политическое решение, чтобы пошли деньги и
организационные усилия.
Иначе говоря, со стороны кажется, что наука – это стихийное явление, развивающееся
само по себе, и если смотреть с высоты тысячелетий, то это так и есть. Если же спустится на
уровень десятилетий, то развитие тех или иных научных областей зависит от социального
заказа. (Я не говорю «финансирования», поскольку это синоним разворовывания –
«социальный заказ» включает в себя не только деньги, но и систему контроля за результатом и
принуждения к именно его достижению.)
То есть люди не видят, что наука зависит от социального заказа, и что социальный заказ
зависит и от них лично. Что они могут его формировать своими пожертвованиями,
голосованием, речами, любыми формами активизма.

Новости об успехах новых технологий вселяют ложный оптимизм
Одна из причин бездействия в области продления жизни – очарование и последующее
разочарование невероятными обещаниями, которые даёт наука, посредством средств массовой
информации. Много раз нам обещали «таблетку от рака» к концу десятилетия, и поэтому нам
казалось, что проблема почти решена и ничего делать не надо. Затем, когда десятилетия
проходили, а люди продолжали умирать, наступало разочарование, вера в способность науки
создать таблетку от рака убывала, и торжествовал пессимизм.
Причины, побуждающие ученых и журналистов публиковать сенсационные заявления,
понятны. Ученым нужны гранты и вообще они рады ошибаться, журналистам – сенсации.
Кроме того, много интересных вещей так осталось недоделанным. А многое не смогло пройти
клинические испытания, или они все еще идут. Испытания на людях – самое сложное и
дорогое, на мышах много чего просто сделать.

Борьба за права животных и проблемы тестирования новых лекарств на людях
Одна из причин медленности внедрения новых лекарств – сложность всех фаз
клинических испытаний. Борцы за права животных во второй половине 20 века стали бороться
против опытов на лабораторных животных, выпускали их из клеток и добились законов,
которые ограничивали и требовали лицензирования подобных экспериментов. В результате
эксперименты стали медленнее и дороже, а многие эксперименты были просто прекращены.
Прекрасные опыты по пересадке голов кошек, собак и обезьян были прекращены в первую
очередь под влиянием борцов за права животных. Эти опыты могли бы продлить жизнь
огромному числу людей, а затем и животных.
Борьба за права животных являет собой царство лицемерия и абсурда. Миллиарды
животных каждый год пускаются в пищу; но миллиарды домашних животных получили
прекрасные условия жизни, которые им и не снились в дикой природе. При этом сама дикая
природа является адом, если посмотреть на неё с точки зрения страданий, и вообще должна
быть уничтожена. Там хищники заживо едят слонят, кошки – котят и так далее. Жизнь
среднестатистического лабораторного животного, которого даже потом режут, все равно лучше
жизни дикого животного, которого рано или поздно жрут заживо другие животные.
Несколько тысяч человек приговаривается каждый год к смертной казни в мире, и эти
люди также могли бы согласится участвовать в медицинских экспериментах, если бы им
предложили шанс освободится или хотя бы получить пожизненное. Огромное число людей
приговаривается к пожизненному заключению и фактически обречено гнить заживо.
Множество людей пользуется эвтаназией, а около 1 процента населения кончает собой.
Миллионы людей умирают от голода, СПИД, тяжелых форм рака и просто от старости.
Значительная доля этих людей могла бы согласится на очень радикальные эксперименты, если
бы они взамен получили шанс улучшить свою участь или своих родственников.
Отмечу, что речь идет именно о добровольном согласии людей, которые и так уже
потеряли все, и теперь имеют шанс улучшить свою участь. И в этом разница с
недобровольными экспериментами на здоровых и невинных людях в концлагерях. Тем не
менее, подобные эксперименты по «моральным» соображениям крайне ограничены.

Трудность оценки небольших изменений вероятности
Представим, что некое лекарство уменьшает вероятность смерти на 10 процентов за 10
лет. Очень трудно убедительно доказать, что это так, и не ошибиться. Чтобы уловить такие
изменения, нужны очень сложные протоколы, так как есть множество когнитивных искажений
и статистических ошибок, которые нужно устранить: эффект плацебо, publication bias,
стремление исследователей получить лучший результат и прямое мошенничество некоторых
участников. Сейчас стандартом считается двойное слепое многоцентровое исследование.
Несмотря на это, наблюдается странная тенденция – эффективность лекарств постепенно
падает при последующих опытах, причем у некоторых до уровня плацебо, что, конечно,
связано не с некой магией, а со статистическими ошибками в первых опытах и в таком эффекте
как regression to the mean.

Ложные старты имморталистических проектов и забалтывание темы
В 2012 году постепенно стала меняться ситуация с отношением к радикальному
продлению жизни: Охобыстин вдруг высказался в его поддержку.
И возник риск, что будет как с нанотехнологиями – слово набьет оскомину и начнет
ассоциироваться с мошенниками, а реально полезные начинания потонут в информационном
шуме и попытках приплести сюда все подряд.
Несмотря на то, что каждый имморталистический проект только в выигрыше от успеха
других таких проектов, так как важна не победа, а достижение общего результата, общая
динамика групп людей, где все борются за первенство, проявилась и здесь.
Здесь это даже особенно проявляется, так как каждый хочет быть первым в деле спасения
мира – и единственным. Это мешает сотрудничеству.
Вышла масса книг, которую все не прочесть. Разные фонды и партии образовались.

Использование идеи о смерти и загробном воздаянии для управления людьми
Формирование идей о карме, аде и рае при переходе к монотеистическим религиям пару
тысяч лет назад выполняло социальную функцию принуждения людей к социально
приемлемому поведению при условии, что физическое наказание их было не всегда возможно.
То есть вводилась идея о невидимом тотальном контроле и неизбежном воздаянии за
нарушения социальных норм – воровство, насилие и убийства. Более того, создавался
морально-психологический контроль над мыслями человека и его чувствами.
Нельзя сказать, что это на самом деле работало эффективно – войны и преступления были
в то время значительно более распространены, чем сейчас, когда люди в меньшей мере верят в
посмертное награждение и наказание.
То есть современное общество разработало более эффективные инструменты контроля
насилия – образование, полиция, тотальное видеонаблюдение, рост уровня жизни, снижение
числа лишних детей благодаря абортам (увеличение числа абортов прямо коррелирует со
снижением преступности в США, поскольку в результате рождаются только любимые и
востребованные дети, которые не получают уроков жестокости в детстве, а, наоборот,
получают хорошее образование. Отмечу, что я при прочих равных противник абортов, так
часто наблюдал, что они приносят вред женщине, которая никак не способна воспользоваться
образовавшейся у нее благодаря аборту свободой, но при этом я полагаю, что эту тему вообще
не должны обсуждать мужчины. К судьбе эмбрионов я более равнодушен).
Необходимым условием для реализации наказания после смерти является сама смерть.
Поскольку невозможно запугать бессмертное существо посмертными наказаниями.
Конечно, потому что оттуда никто не возвращался, нет никаких разумных доказательств
каких-либо посмертных воздаяний, и, более того, сама логика их противоречива. Например,
шахид-террорист попадает в рай, хотя он убил массу народу. А если бы действовала
кармическая теория, он должен был бы переродится в жертву взрыва. (Собственно,
множественность религий и возможных интерпретаций жизни после смерти делает
проигрышным пари Паскаля, которое, напомню, состоит в утверждении, что как бы ни был мал
шанс получить рай после смерти, надо за него бороться, потому что его ценность все равно
бесконечна, так как он бесконечен во времени. Кратко говоря: если бога нет, мы ничего не
теряем, веря в него, а его он есть, мы выигрываем всё. Но возможный выигрыш компенсируется
возможным проигрышем: например, надо было верить в Аллаха, а я верил Кришну, и за это
получил бесконечность страданий в аду. В результате рационально полностью игнорировать
возможные события о жизни после смерти, коли о них нет никакой доказанной информации.)
Итак, принуждение к добру с помощью страха наказания после смерти малоэффективно, и
сейчас разработаны лучшие способы делать людей добрее. Поэтому смерть и страх смерти не
нужен, чтобы делать людей добрее.
Я думаю, похожие рассуждения применимы и к необходимости страха смертной казни.

Физическое бессмертие и тем более воскрешение противоречит воли бога
Суть возражения: В рамках христианской традиции бог обещал всех воскресить,
физически и после страшного суда. Если воскрешать раньше, то это будут только
несовершенные бездушные подобия, которые, однако могут повредить шансам на успешное
воскрешение самим богом. Кроме того, это бунт против воли творца.
Религиозное мышление лишено логики и наполнено эмоциями. Точно также американцы
боялись запустить спутник, потому что значительная часть населения считала, что планеты
движутся по воли творца, и это будет покушением на его права. Только когда русские запустили
свой спутник, то националистический дискурс пересилил.
Если бог есть, то все что в мире происходит, не противоречит его воле в целом, и поэтому
он просто не допустит, чтобы нечто в корне ей противоречащее произошло. И уже начиная
рассуждать так, в рамках теологии, мы вынуждены принять часть догматики оппонента.
Всегда можно сказать: что бог осуществил обещанное воскрешение человеческими
руками.
Но самое главное, что у нас нет никаких доказательств того, что обещание бога воскресить
всех физически на самом деле верно. Что бог вообще есть.

На самом деле важно нечто другое, а не бессмертие
Борьба с пьянством, лечение туберкулеза, предотвращение ядерной войны, развлечения,
образование детей, спасение души – все это может приводиться в качестве примеров более
важных задач.
Общим для всех этих задач является ценность предотвращения страданий и смерти
получения блага и удовольствий. Эти частные задачи во много являются ступенями к
бессмертию.
С другой стороны, многие из этих задач вообще не надо решать, потому что они могут
быть решены на следующем уровне развития техники. Например, по-настоящему эффективные
способы борьбы с зависимостями будут найдены, когда у нас будет полное понимание работы
мозга и инструменты его тонкой регуляции.
Пример подобного подхода – фонд Гейтса, который вкладывается во множество полезных
вещей: образование, вакцинацию, борьбу со СПИДом, малярией, ТБ, разработку новых
презервативов и туалетов. Но при этом нет никакого измеримого невероятного результата.
Также нет пользы от этой деятельности и самому Гейтсу.
Только бессмертие придает осмысленную ценность другим полезным вещам и позволяет
ранжировать их вес и расставить приоритеты в их достижении.
Другой тип высказываний – это выдвижение ценностей, вообще несовместимых с идеей
бессмертия: «жизнь за царя», «судьба бессмертной души», Родина, семья, долг, бог. Общее в
них то, что человек – это только часть большого целого, ради которого он должен пожертвовать
жизнью. Но здесь на самом деле имеется перенос идеи бессмертия – ведь то целое, ради
которого жертвуется все – оно должно быть бессмертным. Для некоторых судьба России – это
всё. И, наверное, они не согласятся с идеей о том, что Россия, как и любое государство в
истории человечества, исторически имеет определенную среднюю продолжительность жизни –
около 1000 лет.

Мгновенная смерть лучше долгих страданий
Я встречал мнение, что люди предпочли бы быструю смерть в относительно близком
будущем, чем долгую жизнь, которая закончится мучительной смертью. «Я хотел бы умереть в
собственных ботинках» – есть такая поговорка у американцев.
Это одна из причин нежелания людей продлять жизнь, поскольку она ассоциируется у них
с долгой старостью и мучительными болезнями. Мгновенная смерть – это абстракция, которая
не вовлекает мозг эмоционально, тогда как картины долгого и мучительного умирания можно
представить себе весьма живо. Люди действительно бояться долгой невыносимой боли, и их
можно в этом понять. На первом месте здесь страх рака, который ассоциируется с длительными
мучениями. (Многие умирают от рака без периода длительных болей, но именно с раком
связана идея о длительных, ужасных и безысходных страданиях).
Страх рака так велик, что люди предпочли бы мгновенную смерть сейчас, чем раку через
10 лет.
И чем абстрактнее и мгновеннее смерть, тем менее она страшна. Если вся Земля
мгновенно испарится в результате какого-то космического катаклизма, вроде фазового перехода
вакуума, то это почти не страшно. А почти мгновенная смерть от остановки сердца страшнее.
Чем дольше развивается технический прогресс, тем больше шансов мы имеем получить
адекватное и эффективное обезболивание. Я думаю, что оно должно делаться даже не с
помощью химических веществ, а с помощью прямой нейростимуляции мозга, чтобы иметь
возможность полностью уничтожить чувство боли и психических страданий.
Боль – это атавизм, устаревшее приспособление, которое только иногда полезно, когда
заставляет нас вовремя обратиться к врачу. Я думаю даже, что системы предотвращения боли
должны быть постоянно носимыми, на случай несчастного случая. Или центры боли вообще
должны быть устранены из мозга при рождении, чтобы оставить только небольшой
необходимый уровень для обучения и сигнализации о проблемах. Эволюция создала явно
избыточные возможности переживания боли, чтобы заставить животных избегать травм.
Таким образом, чем дальше в будущее, тем меньше там будет страданий. Еще в 19 веке
операции делались без наркоза.
Кроме того, есть масса случаев, когда молодые люди болеют, испытывают тяжелые
страдания, а более старые умирают во сне. То есть выбор более короткой жизни не гарантирует
нам избегания страданий.
А главное, нет возможности выбора. Никто, кроме героя романа Маркеса, не кончает
собой, чтобы избежать старения. А вот в борьбе со страданиями и смертью выбор есть.
Верный способ избежать будущих страданий – это ввести себе смертельную дозу
морфина. (И я против этого.)

Death is cool, а бессмертие для трусов
Один из исторически сложившихся стереотипов в том, что альфа-самец больше готов
рискнуть собой. Ездит на мотоцикле, не соблюдая ограничений скорости, например. Смельчак
имеет большее одобрение, чем осторожный человек. Он готов вступить в схватку за роль
вожака, и или погибнуть, или выиграть.
Люди, близко столкнувшиеся со смертью, или переживавшие ее опыт (хотя это
оксюморон, так как пока мозг не разрушен, смерти нет), заслуживают большего одобрения. Это
герои на войне, или шаманы, совершающие акт символического умирания.
Здесь происходит наложение образа смерти и самой смерти. Образ смерти может быть
привлекателен, но смельчак интересен, пока он жив. Людям вообще свойственно путать
художественный образ и само событие.
Бесконечная трусость, однако, не сделала никого бессмертным. Наоборот, сейчас борьба
за бессмертие требует радикальных шагов.

Люди на самом деле не думают возражения, а повторяют мемы, которым были обучены
Человек – существо социальное и нацеленное на обучение ценностям группы. Очень
трудно придумать новые идеи и продолжать придерживаться их, если все вокруг против.
Именно потому если все люди в определенной местности принадлежат определенному
религиозному направлению, то и человек там родившейся, тоже скорее всего будет амишем,
алавитом или суннитом. И при этом ему будет казаться, что это его свободный выбор.

Аргумент Эпикура против смерти
На сайте архива философских статей philpapers.com есть большой раздел о том, что
смерть – это плохо (badness of death) – как будто это нужно доказывать и будто бы у нас есть
выбор. Один из аргументов за то, что в смерти нет ничего страшного – это полувечность
прошлого, когда нас не существовало.
Второй, предложенный, как говорят, Эпикуром, представляет собой следующий
софизм: «Когда я есть, смерти нет, а когда смерть есть меня нет – так что нечего бояться». Но
страх смерти прошит в биологию мозга – и не зря, без него бы мы гибли гораздо чаще.
Аргумент Эпикура не работает и касательно смерти родственников, и в отношении боли
умирания.
Бессмертие ошибочно рассматривается в отрыве от перспектив прогресса
Одна из основных ошибок – представлять, что люди станут бессмертными, но весь
остальной мир не измениться. Тогда у нас сразу возникает множество вопросов в духе – а как
им платить пенсию, а не остановится ли прогресс, а где будут жить дети?
Однако достижение бессмертия будет лишь частью гораздо более невероятных
изменений, которые вполне могут произойти в 21 веке, и связаны с развитием трех
сверхтехнологий: Искусственного интеллекта, нанотехнологий и биотеха.
То есть настоящее бессмертие – это не линейная бесконечность, а жизнь внутри
экспоненты или даже гиперболы.
Бессмертие состоит непросто в не умирании, а постоянном апгрейде человека и затем
слияние его с искусственным интеллектом. Подробнее мы рассматриваем эту перспективу в
статье «ИИ в продлении жизни».

3.2 Позитивные аргументы за бессмертие
Цивилизация неизбежно придёт к радикальному продлению жизни
Если не случится глобальной катастрофы, то будет продолжаться тренд на увеличение
средней продолжительности жизни, который сейчас составляет 1 год за 3, и все новые способы
предотвращения смерти будут внедряться.
На каждом следующем этапе технологического развития будут достигаться новое
увеличение продолжительности жизни. Это столь же закономерно, как закон Мура. То есть
достижение практического бессмертия практически неизбежно.
Основной вопрос – успеем ли мы, живущие сейчас люди, в нем участвовать. Это во
многом зависит от темпа внедрения научных достижений и от моего нынешнего возраста.
Хотя общий тренд развития трудно изменить, отдельные достижения можно ускорить или
замедлить на несколько десятков лет при нынешнем темпе прогресса.
Таким образом, следует ли создавать бессмертие – это не вопрос, который мы можем
выбирать. От нас зависит только, произойдет ли это раньше или позже, и успеем ли мы этими
плодами воспользоваться. Именно для нашего поколения этот выбор особенно актуален, так
как предыдущие поколения не могли успеть никак, а будущие получат радикальное продление
жизни в любом случае.

Никто не хочет умереть прямо сегодня в ужасных мучениях
Даже большинство самоубийц хотят лёгкой смерти (кроме ритуального самосожжения). То
есть человек будет выбирать жизнь как альтернативу мучительной смерти. То есть, когда дело
доходит до реального выбора, человек выбирает жизнь. Отсюда логически по индуктивной
логике следует выбор бессмертия.
69-летние люди не хотят умереть в 70 лет. Они всегда думают, что у них есть еще 10 лет.

Дети и родители: невозможно одобрить смерть близких
Даже если человек готов одобрить свою смерть и в отдаленном будущем, и гибель
человечества в еще более отдаленном будущем, то он может задаться вопросом – желает ли он,
чтобы его родители не успели дожить до лекарства от старости? Или – каким способом должны
умереть его дети? Готов ли он к тому, что его возлюбленная состарится и умрет?

На чудо нельзя полагаться
Когда люди делают ракету, они не могут в проектировании и оценке безопасности сказать:
только благодаря чуду мотор заработает, а ракета не собьется с курса. Только макаронный
монстр обеспечит ее устойчивость. Такая ракета никуда не полетит, и всем это очевидно.
Но когда речь заходит о жизни после смерти, нам предлагают надеется на чудо, что бог нас
воскресит и обеспечит вечный рай. Но доказательство того, что это так, ничтожны – это
анекдотические свидетельства, не повторяемые достоверно в научных экспериментах. Или нам
говорят: в это надо верить. Но акт веры – это акт признания за истину чего-то, что не вытекает
логически из природы реальности. А только логика дает однозначность выводов.
Вера не дает однозначности, и это проявляется в первую очередь во множестве религий и
представлений о посмертной жизни. Акт веры обычно случаен и обусловлен социальным
давлением окружения. Все вокруг католики, и человек тоже католик.
Освоение космоса требует радикального продления жизни
Если человечество будет развиваться как технологическая цивилизация и осваивать
вселенную, то для перелетов к звездам потребуются другие сроки жизни. Например,
технологически реальный термоядерный звездолет по проекту Орион требует 40 лет на полет к
ближайшей звезде в одну сторону.
Такой полет не будет казаться очень долгим, если люди будут жить более 1000 лет.
Освоение космоса потребует также новых технологий в радиационной медицине, которая
близка к исследованиям старения, так как повреждения от старения напоминают радиационные
повреждения. Потребуются и технологии анабиоза, близкие к крионике. Загрузка сознания в
компьютер позволит избавится от необходимости перевозки биологических тел и создавать
нанозвездолёты.

Здравый смысл: жить хорошо, а умирать плохо
Здесь, собственно, нечего добавить, это очевидно. Только замутненность сознания делает
это неочевидным. И эта затуманенность легко рассеивается, если вдруг начнется пожар, и если
вдруг нащупать какую-то странную припухлость под кожей, или лодка начинает тонуть. Очень
быстро и легко рассеивается

Глава 4. Что есть «я»? О природе сознания
Практическая важность вопроса о природе сознания для задачи бессмертия
Ответ на вопрос о природе «я» фактически наполовину отвечает на вопрос о способах
достижения бессмертия. Поскольку, если мы определим, что есть «я», мы сможем понять, для
кого и как добывать бессмертие, что здесь важно, а что нет.
Камю как-то написал, что единственный практический вопрос, который ставит философия
– это стоит ли или не стоит кончать собой. Но точное определение «я» – это так же практически
важно, это вопрос вечной жизни или смерти, так как это вопрос о том, что именно надо
сохранять для бессмертия.
Вопрос о природе я и сознания в некотором смысле тавтологичен вопросу о природе
идентичности, который будет рассмотрен в следующей главе.

Обзор идей о природе «я»
Я – это ускользающая категория, в некотором смысле потому что оно родилось из
местоимения, и в разных ситуациях означает разное.
В некотором смысле, в начале проще ответить на вопрос о том, чем «я» точно не является.
Я – это не моё имя, и не моё тело. Это не то, что обо мне думают другие, и не моё поведение. Я
– это не моя личная история и не мой генокод. Я – это не мой внешний облик, и не мои вещи. Я
– это не предмет, и не абстракция.
В некотором смысле, беспроигрышным методом будет перечислить основные концепции о
природе Я:
1. Материалистическое представление. «Я» – это мозг. Я – это именно живые нейроны
мозга. Но здесь прокрадывается витализм.
2. Информационное описание. «Я» как информация, находящаяся в мозгу.
3. Наивное религиозное представление. «Я» – это душа. Душа при этом рассматривается
как некое второе тело, подключённое к нейронам мозга через некие связи и ими управляющее.
Это представление наивно, поскольку на самом деле ничего не разъясняет: душа описывается
как еще один предмет в ряду предметов, более того, у неё есть все признаки компьютера – у неё
есть память, она может думать и воспринимать информацию. То есть душа – это просто форма
материи, но «тонкой». И если это материя, то в ней должны быть свои атомы и свои
вычислительные элементы.
4. «Я» – это процесс переработки информации. Точнее, непрерывность потока этой
переработки, и это непрерывность основана на причинно-следственных связях.
5. «Я» – это переживаемый мной субъективный опыт, то есть квалиа. Это «я»
характеризуется «синтетическим единство апперцепции» (Кант) то есть вся сумма
наблюдаемого мною сейчас опыта – едина, связана неким образом.
6. Я – это наблюдатель. Я – это чистый трансцендентальный наблюдатель любого опыта,
результат феноменологической редукции (Гуссерль), атман (буддизм), чистая форма внимания,
единая у всех людей.
7. Я – это наблюдатель, осуществляющий измерение внешней квантовой волновой
функции, что приводит к ее коллапсу, то есть единственная актуальная вещь в мире
потенциального.
8. Я – это квантовый компьютер, реализованный с помощью когерентного состояния
микротрубочек в нейронах мозга (Пенроуз, Иванов).
9. Я – это совокупность моих представлений о себе, моё самоопределение,
саморефлексия.
10. Я – это ощущение самоидентичности, возможно даже, уникальное для каждого
человека.
11. Я – это вся совокупность моей личной истории и моего поведения.
12. Я – это душа, созданная богом, и являющая непостижимой трансцендентной
сущностью, уникальной для каждого человека и бессмертной. Бессмертие души, однако,
возможно только в загробном мире, и может быть плохим или хорошим. Ад или рай. То есть не
бессмертие проблема, а качество этого бессмертия.
13. Я – это моя роль в социальной системе.
14. Я – это совокупность моих целей и ценностей
15. Я – это совокупность базовых свойств + стиль.
16. Я – это некая трансцендентная непостижимая штука.
17. Я – это только местоимение, форма речи; на самом деле я – это иллюзия. Никакого я
нет. Это точка зрения позитивизма и некоторых интерпретаций буддизма. Соответственно и
проблема бессмертия надумана.
18. «Я» – это социальное я, возникшее из «мы» совсем недавно, на рубеже средних веков и
нового времени
19. Однонейронная теория сознания.
20. Совокупность всех существ, которые согласны считать себя одним и тем же
существом. Например, людям привычно считать себя вчерашнего и завтрашнего одним и тем
же, равно как и себя в детстве. Иногда эта связь односторонняя – взрослый считает себя
продолжением ребёнка, но ребёнок не верил, что станет взрослым. Или копия считает себя
продолжением оригинала, но не наоборот.
21. «Я» – это рефлексия. То есть я возникает в результате акта самонаблюдения. Животные
не способны, якобы, к этому. Не похоже на правду, так как вполне можно существовать, но при
этом не думать об этом.
22. Я – как инструмент планирования, ответственности и принятия решений.
Дисклеймер: я считаю квалиа реальным феноменом, обнаруживаемым непосредственным
усмотрением, и уверен в этом на сто процентов.
Тонкий момент в теории о «я» и бессмертии – это то, что у человека на самом деле два
«я», что подтверждается экспериментами с разделением полушарий. И в случае этого
разделения, они обладают раздельным опытом и переживаниями.
Еще есть идея о том, что «я» не только локализовано в одной небольшой части мозга в
лобной коре, но еще и является высокоуровневой программой, а не свойством составляющих
элементов. Минимальный элемент, который мы можем различить – это пиксель на зрительном
поле, который вспыхивает в темноте из-за спонтанного срабатывания нейрона. Обе эти идеи
упрощают задачу бессмертия, так как не весь мозг нужно хранить и тонкие подробности
деталей не важны.

Сознание и природа реальности
Невозможно ничего сказать о природе сознания, не ответив на вопрос о природе
реальности вообще.
Есть несколько идей о природе реальности:
1. Теории, в которых сознание вторично и-или иллюзорно.
Математическая реальность – Платония. Весь мир – это математический объект, в котором
нет времени, сознания, первоначала, случайности – а только одна структура. То есть он столь
же реален, как число, но имеет форму древа возможностей. Если Платония верна, надо
признать про себя, что вы не существуете, а вам это только кажется. http://platonia.com/ – вот
тут человек выражает эту точку зрения. Юдковски тоже придерживается этой точки зрения. В
Платонии сознание носит чисто функциональный характер, нет никакого особого
субъективного опыта, и все ее жители – философские зомби.
Физикализм – мир таков, каким его описывают физические законы. Физикализм – это новое
издание материализма, но только без материи.
2. Теории, в которых сознание играет важную роль в природе реальности.
Дуализм. Есть физическая реальность, а есть отдельный от неё мир психических феноменов,
квалиа. Он или как-то параллельно развивается – эпифеноменализм, или магически действует
на реальность. Дуализм внутренне противоречив, поскольку если психическое независимо от
физического, то непонятно, как же мы можем говорить про наличие внутреннего опыта. Он
противоречив и глобально, поскольку если есть два равных царства, то непонятно, какое из них
главнее, и что их связывает.
Нейтральный монизм. Это идея о том, что подлинная природа реальности носит не
объективный, но и не субъективный характер, а нечто между тем и другим. Например, мир, в
котором существует только квалиа, которые выступают как своего рода «атомы опыта» может
быть вариантом нейтрального монизма.
Физические теории, постулирующие необходимость сознания. А) Интерпретация квантовой
механики, в которой сознание является необходимым условием для осуществления коллапса
волновой функции, – радикальная форма Копенгагенской интерпретации Б) Антропный
принцип, в котором сознание «необходимо» для наблюдения вселенной именно с этими
свойствами.

3. Теории, в которых существует только сознание.
Религиозные теории, где есть некое сверхсозанние, Бог.
Солипсизм. Существуют только психические феномены. Причем не существует никаких чужих
психических феноменов – есть только мой опыт здесь и сейчас, но не мой опыт в прошлом или
опыт другого человека. Ненаблюдаемые психические феномены не существуют. Хотя эта точка
зрения обладает своей внутренней логикой, она полностью противоречит всему нашему опыту
о существовании внешней самодостаточной реальности.

Более того, вопрос о природе реальности прямо связан с вопросом о том, как вообще
возникла вселенная, а, следовательно, и может ли она существовать вечно. Я рассмотрел эту
связь в карте идей, как вселенная возникла из ничего:
Наконец, вопрос о природе реальности это и вопрос о границах доступных инструментов
для достижения бессмертия. Если реальность не ограничена известными физическими
законами, то возможны и новые инструменты как достичь бессмертия (равно как и новые риски
для жизни)

«Мгновенное я» и «я-история»
Под «я» часто имеются в виду два разных, но близко связанных феномена. Это «я» как
сумма моих переживаний здесь и сейчас, и «я» как совокупность личной истории.
Проще это понять, как взаимосвязь рабочей и долговременной памяти. Все, что я
переживаю, находится в рабочей памяти, которая носит электрическую природу, то есть
состоит из цепочек возбужденных нейронов.
Содержимое долговременной памяти я не могу переживать непосредственно, оно должно
считаться оттуда и записаться в рабочую. Так же, как и в компьютере информация считывается
из жесткого диска.
Однако объем долговременной памяти гораздо больше.
Содержимое рабочей памяти часто полностью заполнено потоком сенсорной информации,
и вообще мало имеет отношения к моей личности. Наоборот, вся моя личная информация
находится в долговременной памяти.
Возникает вопрос, что важнее для задачи бессмертия — сохранение непрерывности
переживаний содержания рабочей памяти, или сохранение информации из долговременной
памяти. Последняя гораздо устойчивее, так как зафиксировано в физической структуре мозга
— в связях нейронов, и может пережить выключение.
Между ними стоит кратковременная память (от минут до суток), которая еще не
перезаписалась в долговременную.

Интерпретации квантовой механики и бессмертие
Юдковски полагает, что наиболее краткая и чистая интерпретация – это многомирная
интерпретация КМ. Но тут он отходит от провозглашаемого им байсового подхода. На самом
деле надо рассматривать все множество интерпретаций.
Отметим, что в голове у людей часто бывает путаница по поводу того, что же обещают
разные интерпретации, и Эверетт мешается с квантовым компьютером сознания.
Эти интерпретации интересны по многим причинам, в частности, могут ли объяснить или
создать возможность для чудес и для бессмертия. Но для объяснения чудес достаточно было бы
и обычной жизни в симуляции – если бы чудеса были. Основная проблема с чудесами в том,
что нет достоверных доказательств того, что в природе происходят какие-либо события,
необъяснимые уже известными физическими законами. А не в отсутствие объяснений для
гипотетических чудес, если бы они изволили проявиться.
1. Эвереттовская многомирная интерпретация КМ подразумевает равно актуальное
существование множества копий наблюдателя в будущем. Этим обеспечивается неизбежность
многомирного бессмертия. Эта интерпретация подчеркивает отсутствие какого-либо
выделенного наблюдателя, то есть многомирное бессмертие является при ее принятии
неизбежным следствием. Но многомирное бессмертие – это только техническая возможность,
так как его надо сделать хорошим бессмертием, иначе оно означает долгое и мучительное
существование на грани смерти. Итак, наблюдатель бессмертен в многомирной интерпретации,
именно потому что он не играет никакой выделенной роли, в нем нет ничего особенного, зато
есть много его копий.
2. Сознание вызывает коллапс волновой функции. Эта самая яркая интерпретация КМ в
рамках более общей, но мутной Копенгагенской интерпретации (измерение вызывает коллапс),
разделялась Виннером, фон Нейманом. Если сознание наблюдателя вызывает коллапс волной
функции, то никакой физический процесс, разрушающий наблюдателя, физически невозможен,
поскольку для осуществления этого процесса необходимо априорное существование
наблюдающего его наблюдателя. С точки зрения самого наблюдателя это будет выглядеть
также, как и многомирное бессмертие – то есть просто те процессы, которые уничтожают
наблюдателя полностью, не будут происходить. Отсюда видно, что это именно разница
интерпретации с первым вариантом, так как следствия те же.
3. Объективный коллапс волновой функции, при этом сознание является квантовым
компьютером – это точка зрения Пенроуза и иже с ним. Здесь бессмертие не является
необходимым следствием, так как необходимо физическое сохранение квантового компьютера.
При этом роль «непрерывности сознания» здесь, видимо, играет часть этого квантового
компьютера, которая остаётся в когерентном состоянии, когда другая часть коллапсирует.
Теорема о неклонируемости квантового состояния говорит, казалось бы, о печальных
перспективах воскрешения этого квантового компьютера. Но если рассматривать это состояние,
как плавно эволюционирующее во времени, то оно может иметь одно или несколько
следующих состояний. В этом случае представляется возможной некая машина по сохранению
(клонированию) этого состояния, например, в виде некого квантового компьютера, который
подключается к квантовому компьютеру сознания (ККСЗ) и сохраняет его состояние как
последовательность кубитов или более сложное запутанное состояние. Затем, когда новый мозг
выращивается из клеток, в него переносится это состояние. То есть, если ККСЗ существует, это
усложняет процедуры крионики, но и открывает новые возможности сохранения идентичности.
4. Many minds. Эта теория, как я ее понимаю, объединяет эверетику и Пенроуза. То есть
многомирная реальность существует, но при этом и сам наблюдатель является запутанным
квантовым объектом. Будучи объектом, превосходящим какое-либо одно своё состояние, так
как существует во многих мирах сразу, он не может быть уничтожен событиями в одном мире.
5. Некоторые другие интерпретации КМ, которые сводят ее к классической картине мира
– статистическая, стохастическая, объективной редукции, скрытые параметры. Все они ничего
не добавляют и не убавляют для бессмертия.
6. Квантово-гравитационная модель сознания Пенроуза.

Как рассуждать: третий путь между редукционизмом и эзотерикой
Когда люди говорят о сознании, они или впадают в редукционнизм (достаточно описать
только поведение атомов), или в махровую эзотерику (если уж допустят искру чего-то
большего, то сразу за этим и многоярусные астральные миры допускают и т. д.)
То есть вызов состоит в том, чтобы вести разговор о квалиа, о квантовых теориях
сознания, не впадая ни в одну из крайностей.
И тут очень легко с ходу придумать теорию (разумеется, бредовую), которая объясняет всё,
даже те факты, которые доказанным образом ещё и не наблюдались.
И вообще, нет ничего пошлее, чем пытаться объединить науку и религию. Иногда человек
весь из себя как бы рациональный и научный, но затем говорит, – я так немерено крут, что
сейчас охвачу не только рациональность, но и иррациональность, и объясню все про
существование Бога, любовь и бессмертие души – и дальше туши свет.
Мне же кажется, что тут мы вступаем в область большого незнания. Мир не обязан быть
объяснимым и познаваемым. То, что мир в целом может быть описан, – это результат того, что
наш мозг адаптирован для жизни в этом мире, и для создания его моделей, иначе бы он был не
нужен. Но мы не вправе надеяться на то, что и дальше так будет, что нам удастся описать все
без остатка, причем используя те же приемы описания, что мы применяли при создании
обычных моделей. Но он не обязан и быть загадочным.
Итак, мне предстоит сейчас сделать именно то, от чего я предостерегаю выше: попытаться
пройти по тонкой линии между редукционизмом и эзотерикой.
Для этого я займу достаточно отстраненную точку зрения.
Я буду рассматривать пространство возможных теорий, не признавая истинности ни за
одной из них.
Я также буду исходить из конечности своих познавательных способностей, которые
ограничены трояко: моей личной глупостью (многие люди умнее меня, мне не хватает
усидчивости перечесть всю литературу, есть и возрастные изменения мозга), историческим
этапом (многие вещи пока науке неизвестны) и метафизическим в духе Канта (мир не обязан
быть познаваем как в целом, так и в рамках процедур, которые приемлемы для создания
успешных моделей его частей).

Уровни теории сознания
Теория сознания должна иметь несколько уровней, как еще показал Чалмерс, который ввел
термин «трудная проблема сознания». Теории нижнего уровня – более однозначны, доказуемы
и общеприняты, базируются на данных нейронауки или на однозначных умозаключениях с
понятными терминами. Теории более высокого уровня более спекулятивны, в большей мере
являются гипотезами, или вообще требуют неких новых способов рассуждений. Например,
возможно, что чтобы рассуждать о квалиях, нужен язык, состоящий из квалиа, а не знаков,
например: А+Б=С
Но на каждом из этих уровней остается важная, но неформализованная часть, которая
требует введения следующего уровня описания. При этом важно осознавать, на каком уровне в
данный момент ведётся дискуссия, а также то, что чем выше уровень, тем меньше он может
претендовать на ту степень доказательности, которая принята в современной науке. Некоторые
вопросы принципиально не могут быть решены на данном уровне, и их возникновение должно
означать переход на следующий уровень, а не полное опровержение исходной теории.
Таких уровней теории видится несколько:
· Нейроуровень. Описание процессов в мозге с точки зрения современной науки о
нейронах. Синапсы, аксоны.
· Описание сознания с точки зрения квантовой теории (Пенроуз, волновая функция).
· Описание квалиа как отдельных объектов (уровень мысленного эксперимента с
дальтониками с полной перекодировкой); Квалиа и антропный принцип.
· Квалиа и наблюдатель (дискуссии об атмане и антамане).
· Уровень, на котором преодоляется дихотомия между квалиа, наблюдателем и реальным
миром, то есть решение проблемы дуализма, а также того, как можно говорить о квалиа.
Объяснение природы времени, материи, актуальности и возникновения вселенной.
Отмечу для ясности, что чем выше уровень, тем больше шансов, что теория окажется
ложной или несовершенной. Тем не менее, мы можем представить себе, как такая теория
должна выглядеть, даже если не все детали ее ясны. Так, Демокрит понимал, что материя
должна состоять из неделимых атомов, но не мог написать таблицу Менделеева. И на самом
деле его теория оказалась не про атомы, а про кванты – именно они неделимы. И главное для
нас проследить, что может дать окончательная теория сознания для достижения бессмертия.
Итак, описывая теорию сознания, нужно все время сдерживать своих коней, и совершать
мета анализ каждого сделанного шага – что за интеллектуальную процедуру я применил здесь
и к каким выводам я мог прийти.
Мы здесь не будем углубляться в теории о квантовом сознании, как бы они ни были
увлекательны, просто отметим, что природа сознания нуждается в дальнейших исследованиях,
и без понимания природы сознания – достижение бессмертия невозможно.

Квалиа и антропный принцип
В связи с проблемой квалиа и философских зомби справедлив следующий аргумент. Если
во вселенной есть миллиард философских зомби и одно существо с переживаниями, то я могу
себя обнаружить только этим существом.
Красивый пример философских зомби: это герой книги, которую в данный момент никто
не читает. Если на столе лежит закрытая «Война и мир», то с одной стороны, все рассуждения
Пьера и князя Андрея в ней присутствуют, а с другой стороны, их никто не читает и не
переживает. То есть мысли есть, а переживаний их нет.
Различные комбинации атомов во вселенной, если для их прочтения использовать
бесконечность различных кодировок, также образуют огромное количество книг и вообще
информации, которые никто не читает.
Антропный принцип говорит нам, что мы можем обнаруживать себя только в тех
вариантах вселенной, где возможны наблюдатели. А всего при большом взрыве образовалось
10 в 500 степени разных вселенных с разными законами, по одной из теорий хаотической
космологической инфляции.
Из этого следует, что я могу обнаружить себя только в тех вселенных, где квалиа
возможны и существуют.
Более того, те квалиа, которые я переживаю, они некоторым образом связаны со
свойствами наблюдаемой вселенной. Например, квалиа цвета связаны с двухмерным зрением, и
значит вселенная, где они есть, имеет по крайней мере три измерения.
То есть, если бы мы знали каков набор квалиа у некоторого существа, мы могли бы, как по
скелету, восстановить его сенсорную систему, а через это реконструировать и его
биологический тип и затем тип мира и вселенной, где он живет.
То есть мы можем сказать, что есть соответствие между набором квалиа, и свойствами
наблюдаемой вселенной. Это соответствие, за счет эффекта селекции, оказывается своего рода
обратной причинностью.
Более того, за счет эффекта селекции вселенная должна обеспечивать не просто
существование квалиа, а существование разумных существ, способных задаться вопросом об
антропном принципе. То есть обладающим его пониманием. Понимание здесь – это квалиа
мысли, которое отличается от просто записи текста мысли.
Например, если бы в нашей вселенной был такой уровень некой радиации, что большие
мозги не могли бы функционировать, то хотя бы квалиа цвета остались у мышей, эта вселенная
бы все равно не подходила для существования разумных существ, и условия антропного
принципа бы не выполнялись. То есть наша вселенная должна именно обеспечивать
существование мыслящих существ, и не просто мыслящих, а обладающих пониманием своих
мыслей, то есть переживанием своих мыслей в виде неких ощущений.
С одной стороны, из этого следует, что раз мы достигли условий, которые были требуемы
антропным принципом, то вселенная больше не обязана продолжать существовать, и поэтому
она не может гарантировать нам бессмертие.
С другой стороны, это означает, что квалиа, как сама природа сознания, некоторым
образом укоренена в природе вселенной. И это можно каким-то образом использовать.

Бессмертие чистого наблюдателя
В попытке определить, что есть я, мы можем удалять из этого определения все
конкретное, и в результате мы останемся с абсолютно чистым я, который я называю «чистая
форма внимания». Эта идея может напомнить читателю идею «пустоты» в буддизме, но мы
сознательно не будем эту сложную тему трогать. В европейской философской традиции чистая
форма внимания может быть определена в духе «феноменологической редукции» Гуссерля.
Чистую форму внимания можно представить себе как поток внимания, до того, как он коснулся
какого-либо воспринимаемого предмета.
Внутри чистого внимания нет никакого опыта, то есть, казалось бы, его нельзя
обнаружить; однако медитативные практики в духе Дзогчен показывают, что почувствовать
чистое внимание можно, в некотором смысле за счет того, что внимание направляется само на
себя. Логически это парадоксально, но может быть пережито в субъективном опыте.
Чистое внимание лишено какой-либо индивидуальности (хотя можно предположить,
что вкус чистого внимания кодируется разными квалиа у разных людей, и тогда восприятие
чистого внимания индивидуально). Можно предположить, что чистое внимание одинаково у
людей, животных, и может быть даже у других видом разума, которые используют похожую
структуру ума, как у человека, например, у гипотетических инопланетян или систем ИИ.
Это можно интерпретировать как то, что существует один-единственный наблюдатель,
который пронизывает все живые существа и который в результате является бессмертным, так
как смерть любого одного существа его не затрагивает. В индуизме эту штуку называют Атман.
С другой стороны, он лишен каких-либо свойств, его бессмертие безлично, примерно так же
как бессмертие пустого пространства.
В современной философской традиции есть идея об «открытом индивидуализме»,
которая возрождает буддийскую идею об иллюзорности личного я. В открытом
индивидуализме индивидуальность – это иллюзия, и все люди имеют одну и ту же
индивидуальность. Идея эта в некотором смысле помогает бороться со страхом смерти, а также
может быть основанием для эффективного альтруизма, но при этом она полностью
противоречит нашему практическому опыту и заложенным в нас инстинктам. Иначе говоря,
она хороша в процессе дискуссий или медитаций, но бесполезна для планирования дел на
завтра. Здесь мы плавно приближаемся к проблеме идентичности, о которой будет следующая
глава.
Глава 5. Об идентичности копий: основная
проблема в теории бессмертия
«…эти люди (доказывая идентичность) в
действительности доказывают слишком многое. А именно,
усердствуя в доказательстве идентичности довольно
разных существ, они доказывают идентичность вообще
любых существ друг с другом, в результате чего понятие об
идентичности утрачивает всякий смысл». (Комментарий с
www.lesswrong.com, пост «Abnormal cryonics»).

Проявления болезни Альцгеймера становятся заметны
после гибели 20 процентов нейронов мозга (gazrta.ru). Это
говорит об огромной избыточности кодирования
информации в мозгу, и о том, что даже потеря одной
пятой этой информации не важна для идентичности.

5.0. Краткое содержание этой главы
Эта глава была сокращена в несколько раз, и все равно может быть слишком сложна при
первом чтении, так что ее можно пропустить. Здесь я приведу основные тезисы, которые
понадобятся для дальнейшего понимания теста:
1. Проблема бессмертия прямо связана с проблемой идентичности, так
как мы должны понять бессмертие чего мы хотим достичь. Методы достижения бессмертия
не должны разрушать идентичность, но наиболее перспективные и простые методы могут
ее разрушить согласно некоторым теориям. Например, многие считают, что создание
цифровой копии сознания в компьютере разрушит идентичность, и «это буду не-я». Другие
считают, что тол ко постепенная загрузка может решить проблему, а третьи верят в
необходимость сохранения «того же самого живого биологического мозга».
2. Проблема идентичности не имеет простого решения и гораздо
сложнее чем может показаться, так как человеческая идентичность состоит из множества
взаимосвязанных элементов, а также мы не знаем, что такое квалиа.
3. Верна следующая альтернатива: либо человеческое сознание есть
только информация, и тогда копия равна оригиналу, либо существует неинформационный
носитель идентичности, который нельзя измерить, и тогда копия не равна оригиналу. На
роль неиформационного носителя идентичности (НЕНИ) предлагали душу, атомы мозга,
непрерывность сознания, квалиа. В первом случае задача бессмертия проще, а во втором
мы можем использовать НЕНИ как инструмент сохранения идентичности и ее переноса.
4. Поскольку нам пока неизвестно решение проблемы идентичности, мы
будем использовать консервативный подход. То есть мы будем сохранять как можно
больше всего, что может быть носителем идентичности, но при этом приписывать
небольшую вероятность тому, что одной только информации достаточно для сохранения
идентичности. То есть и крионика, и цифровое бессмертие имеют право на существование,
но мы приписываем большую вероятность успеха крионике, так как она сохраняет
физический мозг, и возможно, это поможет сохранить идентичность. Продление жизни
биологического тела сохраняет идентичность по максимуму. Будущий сверхинтеллект
поможет нам решить проблему идентичности.
5. Идентичность развивается, и в будущем будут доминировать
существа с позицией copy-friendly.

5.1. Постановка проблемы идентичности
Понятие об идентичности является главным в бессмертии и воскрешении, ибо при
неправильном выборе можно или кого угодно считать моим бессмертием, либо наоборот,
отбросить прекрасный способ достижения бессмертия, поскольку он не даёт идентичности.
Проблема идентичности вкратце выражена в вопросе: согласились бы вы на следующее
транспортное средство: вас сканируют, информацию передают на Марс, по этой информации
создают вашу копию, а оригинал уничтожают? Особенно обостряют этот мысленный (пока что)
эксперимент его различных вариациях, например, а что, если оригинал не уничтожают, или
уничтожают не сразу, или если копия уже была на Марсе, выращенная в аналогичных условиях,
но без прямой каузальной связи с вашим оригиналом, или что, если копия не полная (с
ошибками) или если копий несколько. Или если копия создана не биологически, а в
компьютере.
Отметим, что это именно проблема теории. Основная практическая проблема – как не
умереть в ближайшие 100 лет и успеть воспользоваться плодами новых технологий.
Проблема копий не сводится к простому ответу да или нет – "да, любая копия это я", или
"нет, копия это не я".
Вопрос о копиях – это вопрос о том, в каких границах допустима неточность при
воскрешении или о том, какие внутренние изменения при самоапгрейде сохраняют «я». А
также о том, какие методы продления жизни приемлемы и каким образом их правильно
применить. То есть это не тот вопрос, который легко решить наскоком. Это вопрос
количественный.
Вопрос о бессмертии, о смысле жизни, о природе я, об онтологии и о копиях – это один и
тот же вопрос в разных формах. Это вопрос: «что есть "я", которое я хочу сохранить во
времени?»
Привлекательно было бы найти некий «субстрат идентичности» – душу, атомы,
непрерывность, информацию, – что как бы избавит нас от осмысления цели бессмертия и
задачи самоопределения я. Но это именно уловка ума, чтобы не думать над сложной
проблемой.

Идентичность важна в первую очередь для задачи бессмертия
Если удастся максимально упростить то, что точно является идентичностью, то это
избавит задачу воскрешения умерших от необходимости точно восстанавливать груды
бессмысленной информации.
Есть мнение, что я – это ощущение я. То есть та квалиа, которая возникает в ответ на
вопрос «кто я?» Однако невозможно доказать, что это ощущение различно у разных людей, или
что оно не может меняться у одного человека. (Во сне этот тезис мне проиллюстрировался
следующим образом: «гуру» выкидывает из окна машины ученика, который думает, что «я» –
это такая квалиа, его нежное самоощущение – чтобы он увидел, что в момент падения на
асфальт его самоощущение резко изменится, но я останется. Гуру при этом считал, что «я» –
это источник внимания.) Хотя это ощущение – весьма просто и неизменно, и людям,
сознательно или нет, свойственно именно его воспринимать как «я».
Не определив идентичность, не ответив на вопрос, что такое «я» – вообще невозможно ни
шагу сделать в понимании бессмертия (и смерти). Например, если считать, что «я» – это набор
определённых свойств человека, то он меняется от 5 годам к 80 настолько, что нет иных
оснований отождествлять этих людей, кроме социального соглашения.
Некоторые виды продления жизни практически не модифицируют представление об
идентичности, например, борьба со старением, другие – загрузка – делают ее очень актуальной.
От решения проблемы копий зависит, какие пути к бессмертию открываются, а какие
остаются закрытыми. Если копии достаточно для бессмертия, это открывает многие пути.

Два класса проблем при создании копии: у существа до момента создания копии и у
самой копии
В чем, собственно, проблема копий? У кого проблема? С одной стороны, она носит
философский характер, и должна проиллюстрировать ту или иную теорию о природе сознания.
То есть проблема не в копиях и умозрительных экспериментах, а в том, что те или иные теории
сознания тестируются на этих экспериментах.
И философская проблема здесь в том, что почему, если есть две одинаковые копии, то я
являюсь именно одной из них, а не другой. То есть почему я – это я? Здесь возможны разные
ответы, в зависимости от теории сознания, нами выбранной. Но здесь нет проблемы копий,
здесь есть проблема теории сознания, причем самая главная, hard problem.
Однако проблема копий может носить и практический характер. Совершенно разные
проблемы стоят у существа, которое будет скопировано, и у получившихся в результате копий.
У существа до момента копирования проблемы связаны либо с принятием решения, либо с
планированием поведения. Например, стоит ли соглашаться на путешествие на Марс методом
копирования или на загрузку в компьютер? (Оба мысленных эксперимента внутренне
противоречивы, см. далее). То есть они лежат как в области теории принятия решений, так и в
области того, что именно считать своим будущем.
У получившихся копий другие проблемы: они могут иметь индексную неопределенность
относительно своей ситуации. Например, создали две копии, в одинаковых ящиках, один из них
должны сжечь. Тут каждой копии надо оценить вероятность того, что она находится в том или
ином ящике. Или, например, добиться равных прав с оригиналом.

Два основных вопроса в проблеме копий: сознание у компьютера и идентичность
сознаний
Первый вопрос состоит в том, будет ли созданная в компьютере точная модель человека
обладать каким-либо внутренним опытом, или, если ставить его шире, может ли ИИ
переживать квалиа. Вопрос этот тоже не сводится к простому да или нет, поскольку имеет
несколько изводов.
Можно спросить: является ли человек единственным существом, которое способно
переживать квалиа. Наверное, нет, поскольку к этому вероятно способны высшие приматы и
многие другие животные, хотя где проходит граница, неясно.
Другая форма этого вопроса носит более узкий характер – может ли компьютер,
устроенный по принципу машины Тьюринга, то есть состоящий из логических элементов,
управляемых однозначными простыми законами, переживать внутренний опыт. Чалмерс в
мысленном эксперименте с угасающими квалиа показывает, что переживания опыта не должно
зависеть от устройства элеметнарной базы мозга.
Здесь возникает сразу вопрос о том, что будет, если копия мозга в компьютере не является
точной, то есть она является только относительно точной моделью, сделанной с определённой
погрешностью. Что наверняка будет в результате реального копирования. Будет ли и она
переживать опыт? Например, магнитфонная запись голоса опыта не имеет, хотя тоже может
быть моделью человека.
Здесь можно вспомнить мысленный эксперимент Серля с китайской комнатой. По моему
мнению, он ничего не доказывает, так как если принцип работы (алгоритм подбора слов из
словаря) китайской комнаты достаточно сложен, то сам этот принцип может иметь внутренний
опыт, будучи мощным ИИ, и при этом опыт этот не должен переживаться человеком, который
выбирает слова из словаря. Это колоссально сложный алгоритм, который ни один реальный
человек не сможет выполнить за измеримое время, если мы хотим, чтобы этот алгоритм
проходил тест Тьюринга.
В.Аргонов полагает, что мы можем спросить у будущего ИИ, обладает ли он внутренним
опытом, и таким образом выяснить в эксперименте правду. Но этот эксперимент сводится к
возможности философского зомби – то есть существа, которое утверждает, что имеет опыт, но
на самом деле нет – или «антизомби» – то есть существа, которое имеет опыт, но утверждает,
что не имеет его. У обоих классов должны быть представители.
Отдельный вопрос – это будет ли обладать внутренним опытом модель человека, если эта
модель имеет похожее на человека поведение, но реализована на других глубинных принципах,
например, не создаёт поведение, а проигрывает записанные кусочки из его прошлой жизни или
использует машинное обучение для предсказания будущего поведения.
Третий вопрос – даже если, допустим, компьютерная модель человека обладает
внутренним опытом, будет ли она переживать тот же самый «спектр квалиа», что и человек,
или у неё будут некие «машинные квалиа», которых никогда не бывало в пределах
субъективного опыта человека. И если это машинные квалиа, то насколько это хорошо для
задачи бессмертия – ясно, что не очень хорошо, но, может, можно как-то на это согласиться.
И наконец, даже если там те же самые квалиа, что и у скопированного человека (что бы
это утверждение ни означало), то может ли копируемый человек считать такую свою
компьютерную модель продолжением себя?
Итак, будет ли у компьютера вообще какой-либо опыт, и если будет, то будет ли этот опыт
тем же самым, что и у копируемого человека. Первый вопрос более широкий, и только если мы
отвечаем на него «да, будет опыт», и «да, с теми же квалями», то тогда имеет смысл и
последний вопрос о том, можно ли считать модель в компьютере следующим состоянием
оригинала.

5.2 Базовые понятия
Состояния наблюдателя – observer moments
Это минимально выделимые кадры сознания, которые можно связать с одним тактом его
работы, определяемым, как считается, гамма-ритмом головного мозга. С субъективной точки
зрения – это единое одновременное переживание всей суммы опыта, то есть определённый
набор информации, воспринимаемой одновременно.
Для человека эта сумма опыта состоит из видимой картинки, интерпретации картинки,
звуков, телесных ощущений, настроения и мыслей в данный момент времени, а также из
распределения внимания над этим полем. Для простоты можно считать, что момент
наблюдения состоит из картинки и внутреннего диалога длиной в одну мысль. У человека
объём информации в моменте наблюдения – можно оценить в порядок 1 мегабайта, в основном
приходящиеся на картинку и на сложность языка, на котором он думает мысли. Оценка сделана
на основе разрешения картинки центрального поля зрения, как наиболее насыщенной
информацией области опыта.
Разные внутренние состояния мозга могут вести к одним и тем же состояниям
наблюдателя.
Состояние наблюдателя устроено иерархически – в нём есть самое важное: управляющие
элементы и случайные элементы. К управляющим элементам относятся объект в фокусе
внимания, думаемая мысль, настроение и распределение внимания. К неважным элементам
относятся детали фона. Поскольку важных деталей состояния наблюдателя меньше, то могут
быть весьма похожие состояния.
Кроме того, могут быть состояния наблюдателя, тождественные информационно, но
различающиеся через квалиа. Например, у одного все поле зрения занято зелёными
предметами, а у другого красными.
Информационно одинаковые состояния наблюдателя могут возникать у весьма разных
существ.
Теорию о состояниях наблюдателя развил Н.Бостром, для решения проблем, связанных с
наблюдательной селекцией, антропным принципом и Doomsday argument.

Следующее состояние
Следующее состояние – это состояние того же самого наблюдателя в момент времени
T+1, то есть примерно через 0.1 секунды, иначе говоря, то, что я буду испытывать в следующий
момент времени.
У Лема применяется термин: «продолжение оригинала». И оно не есть точная копия по
определению – оно следующее состояние. Следующее состояние важнее копии, даже если
радикально отличается.
Следующее состояние – это по определению то состояние, в котором ты себя обнаружишь.
«Проблема следующего состояния» – более корректный термин, чем идентичность копий.
Задача продления жизни сводится к этой проблеме, когда мы спрашиваем – можем ли считать
тот кусок мяса или компьютер, или копию моим следующим состоянием. Часто даже это речь
идёт о том же самом теле – например, проблема мозга в вегетативном состоянии – можно ли его
отключить?
И эта сама проблема держится на аксиоматической посылке о том, что следующие
состояния бывают. Если своё состояние мы переживаем непосредственно, то факт того, что из
моих прошлых состояний вытекают будущие – это уже результат работы логики, у которой
просто нет других примеров.
Цепочка следующих состояний образует моё будущее.
Существование «следующего состояния того же самого наблюдателя» является
необходимым условием для возможности проводить физические эксперименты, где необходимо
постоянство заданной системы отсчета и находящегося в ней наблюдателя.

Абсолютная копия
В ходе дискуссии на одном иностранном форуме возник обычный аргумент: что копия –
это не я, так как если она что-то чувствует, то я этого не чувствую. Например, ее колют
булавкой, а я этого не чувствую.
На что было получено возражение: если речь идёт о абсолютной копии, до атома и
электрона, то я и моя копия – это одно существо, поскольку нет никаких различий – одно
существо, просто наблюдаемое в двух местах, как отражение в зеркале и оригинал. Если же ее
укололи булавкой, а меня нет, то это уже не копия, поскольку различны состояния электронов и
атомов.
То есть аргумент о том, что "моя копия – это не я, потому что я не чувствую ее
переживаний" – внутренне противоречив. И не может служить опровержением каких-либо
методов воскрешения.
Абсолютная копия чувствует все то же самое, что и я.
Основный философские проблемы возникают с неабсолютными копиями.
Неабсолютная копия – это тот же самый человек, который имеет другой субъективный
опыт.
Иначе говоря, мы постулируем, что есть личности, которые имеют разный опыт, но при
этом являются копиями, например, если моя копия появится на Марсе: Я вижу Землю, а копия –
Марс, но при этом мы копии, так как обоих зовут Алексей Турчин, и мы имеем одинаковую
память о прошлом.
Иначе говоря, мы вводим отношение «идентичности», которое связывает неабсолютные
копии друг с другом. И в этом корень всех проблем, так как мы постулируем идентичность
того, что мы постулировали вначале как непохожее одно на другое.
При этом мы не можем без этой идентичности обойтись, так как человеческая
идентичность – это одна из базовых социально-биологических адаптаций, которая нам
необходима для планирования, ответственности, и другой деятельности. И в этом корень всех
проблем: человеческая идентичность – это не то же самое, что идентичность сферического ума
в вакууме, и поэтому буксуют разные мысленные эксперименты вроде корабля Тезея, когда мы
их прикладываем к человеку.

Субстрат идентичности
Наилучшим решением было бы, если бы существовал некий субстрат идентичности,
индивидуальный у каждого человека, но при этом неизменный. Именно эту «метафизическую
функцию» имеет «душа». Если мы стоим исключительно на информационистских позициях
(модель мира, в которой существует только информация), то такого субстрата не существует, и
его необходимо искусственно создать, чтобы с той или иной мерой условности говорить о
тождестве или нетождестве тех или иных существ.
Но благодаря существованию квалиа (а также времени), мы знаем, что инфомационизм не
полон как описание мира. И возникает соблазн найти утраченную идентичность в мире квалиа.
Важно отличать об идентичности с чьей точки зрения идёт речь: оригинала, копии, или
создателя копии. Очевидно, что и копия, и создатель скорее всего будут утверждать
идентичность. Единственный, кто может в ней сомневаться, это сам оригинал. В силу этого
вопрос имеет смысл, когда создание копии зависит от решения самого оригинала. Обычно в
виде вопроса: согласились бы вы на средство транспорта, где копия создаётся на марсе, а
оригинал уничтожается.
Кроме того, возможна проверка идентичности со стороны близких родственников и
дальних знакомых. С точки зрения дальних знакомых всё равно, даже если копия немного
отличается от оригинала, главное, чтобы она выполняла свои функции (например, муж сестры
Марь Иванны, директор булочной). Не всё равно тем, кто на самом деле любит этого человека,
то есть его родителям, детям и возлюбленным, а также потребителям его творчества
(поклонникам).
Для того, чтобы описать все теории, предполагающие существование неиформационного
субстрата идентичности (НИСИ), мы так и будем говорить, чтобы не делать предпочтения в
сторону одной из этих теорий, а теории эти, которые высказывались, такие:
1) Нематериальная душа, чистый наблюдатель
2) Материальная душа, второе тело из невидимой материи
3) Непрерывность сознания, а) потока сознания б) непрерывность процессов
обеспечивающих вычисления в) непрерывность самого субстрата (мозга)
4) Сознание как квантовый компьютер, и соответственно, непрерывность-идентичность
как его когерентность
5) Индивидуальная радуга квалиа как субстрат идентичности.

Классификация видов копий
Разберемся с видами копий:
1. Абсолютные копии. Абсолютно точные копии, которые равны мне с точностью до атома
– это как отражение в зеркале – нет основания считать, что там другой человек. Такая копия
физически может возникнуть в результате разветвления квантового мира, если верна
эверетовская многомирная интерпретация квантовой механики.
2. Прошлый копии. Копии, созданные с меня в прошлый момент времени, и затем
некоторое время развивавшиеся самостоятельно. Хотя с точки зрения внешнего наблюдателя –
это вполне копии, с формальной точки зрения – это уже ни какие не копии. Я не могу влиять на
их поведение силой мысли.
3. Будущие копии. Мои точные копии, которые могут быть созданы или возникнут в
естественном путём в будущем, и состояние сознания которых причинным образом следует из
моего, в частности, если я загадаю сейчас число, они будут его знать.
Обычно в термине «копия» смешиваются все три виды копий, и далее это способствует
нарастанию путаницы. Если же понятно, о какой копии идёт речь, то тогда проще ставить
мысленные эксперименты с ними.
В первом типе копий на самом деле нет «проблемы копий», так как никакой копии нет. Но
в следующий момент времени копия первого типа, абсолютная копия, станет копией второго
типа, копией прошлого. И в этом случае ясно, что она – не я с точки зрения переживаний, ее
переживания никогда не будут моими.
Основная проблема с копиями возникает с копиями третьего типа – с будущими копиями.
А именно, если у меня в будущем будет несколько одинаковых копий, то какая из них будет
мной.
Другая классификация копий:
1) Точные биологические копии мозга. Они могут быть или в параллельном мире, или
скопированы сверхточными наномашинами.
2) Копии, находящиеся в компьютере – загруженное сознание. Это достаточно точные
модели поведения и внутреннего опыта человека, которые не отличаются по своему поведению
от человека.
3) Плохие копии. Если понятие копии довольно размыто, то в будущем моими
следующими состояниями могут оказываться существа, от которого я вовсе этого не хочу.
4) Копии объективные и субъективные. Объективно два существа являются копиями, если
у них совпадает расположение всех атомов и их состояния. Объективная копия невозможна,
хотя бы потому что два существа имеют разные координаты и из-за квантовых и хаотических
явлений. То есть копия может быть точной только с некоторой степенью условности.
Субъективная копия – это копия, которая имеет такой же внутренний опыт, что и я. Здесь
есть два ее подвида – это информационная копия, то есть копия всей информации, всей памяти
итд, и копия внутреннего состояния как субъективного опыта, квалиа.
Объективная копия должна быть также и информационной копией, но не наоборот –
эмуляция сознания в компьютере будет информационной копией, но не объективной.
Что касается копии субъективного опыта, то про это нам вообще неизвестно, возможно ли
это, так как нет возможности сравнить два субъективных опыта.
С точки зрения проблемы копирования в первую очередь важны информационные копии.
Это потому что никто из нас не знает, на каком носителе он выполняется, и какие-то
физические подмены отдельных атомов нам не важны.
То есть мне неизвестно, являюсь ли я биологическим оригиналом или копией в
компьютере, если таковая была создана. У меня нет возможности отличить. Хотя для внешнего
наблюдателя это как раз понятно. Но вся проблема копий именно касается внутреннего
наблюдателя, то есть не важно, что знает внешний наблюдатель про обе копии.
Тут же становится понятно, что наличие определённых ошибок в информационной копии
не мешает ей быть всё равно копией. Можно ввести следующий критерий – если некое
состояние сознания или памяти может быть моим следующим состоянием, и я не смогу
заметить разницу, то это состояние все равно следует считать моей копией. К этому
определению можно придраться и придумать ситуации, когда оно не работает. Но идея
понятна. В памяти человека непрерывно происходит незаметное стирание информации, и редко
кто замечает на этом основании свою «неидентичность» себе прошлому. Как если бы человеку
можно предъявить оба его будущих состояния, и если он не может их различить, то эти
состояния следует считать копиями.
Тоже касается и копии субъективного опыта. В воспринимаем зрительно мире гораздо
больше деталей, чем я могу описать словами. И если в следующем кадре восприятия ложка в
стакане окажется чуть в другом положении, то я это не могу заметить.
То есть в состоянии человека можно выделить важные и неважные элементы. Замена
неважных элементов не мешает считать получившуюся модель копией.
Можно также вспомнить о принадлежности к определённому классу субъектов. Если
некая замена не меняет моего представления о том, к какому классу субъектов я принадлежу, то
она нерелевантна. Например, если это некие общие характеристики – имя, пол, возраст. Либо
это очень маленькая величина, но определяющая, что я именно оригинал, или именно копия.
Принадлежность к одному рефератному классу очень важна, так как по сути я оказываюсь
«размазан» между всеми субъектами из этого класса, что описывается такой теорией как Self
sampling assumption.

Идентичность и представление об идентичности
Помимо самой идентичности, есть еще представление об идентичности, и в некотором
смысле оно важнее. Идентичность по определению нельзя измерить, но представление об
идентичности прекрасно измеримо, и оно есть мнение существа о том, что есть его следующее
состояние. Нетрудно представить себе мысленные эксперименты, где идентичность и
представление об ней в корне отличаются друг от друга, например, идентичность разрывна в
каждой точке, а представление о ней вполне линейно и непрерывно. Простейший пример: наше
мнение об идентичности младенца и старика, который из него вырастет. Старик не помнит ни
одной вещи, которую знал в года два и не обладает большинством своих свойств в этом
возрасте.
Мы можем представить себе такую цепочку изменений состояний сознания, которая
связывает любые два возможных существа и таким образом доказать потенциальную
идентичность всех существ друг с другом. А в мультиверсе все эти цепочки реализуются. Тогда
идентичность обретает смысл как наиболее близкие и наиболее вероятные следующие
состояния.
Идея идентичности сама по себе внутреннее противоречива, так как следующее
состояние, чтобы быть на самом деле следующим, должно отличаться от предыдущего, то есть
следующее состояние неидентично предыдущему.
Идентичность обретает смысл за счет внутреннего социального соглашения, суть которого
в том, что я делаю благо для своих будущих состояний, получая за счет этого пользу от своих
прошлых состояний. То есть я убираюсь в квартире, чтобы будущим моим состояниям было в
ней приятно, но я уже имею эту квартиру за счет того, чтобы мои прошлые состояния
трудились над ее созданием. Есть ситуации, когда человек явно действует против себя в
будущем ради более близкого будущего (напивается, например).
То есть идентичность – это свойство личности в информационном смысле, а не свойство
мгновенного сознания, которое или разрывно в каждой точке, или непрерывно между всеми
возможными существами.

Таблица решений проблемы идентичности копий
Полную английскую версию смотри тут:
https://www.lesswrong.com/posts/hKEG5vmBtgrqG6yWH/identity-map

Теория Я Критерии тождества Суть решения
копий (субстрат
идентичности)
Я как социальное Совпадение индексной Копии – это не
соглашение информации: имя, оригинал, если находятся в
место+время, узнавание другом месте. Если копия
посажена на место
оригинала, и никто не
заметил разницы, то она
оригинал
Я как физическое тело Единство биологического Копии не тождественны
тела, а в случае сиамских оригиналу никогда
близнецов – мозга, от
рождения и до смерти. Это
решение принято как основа
юридического тождества
сейчас.
Юридическое тождество То, что закреплено Копии не тождественны
действующим оригиналу никогда
законодательством, сейчас это
единство мозга (но у
тибетских буддистов и
прошлые воплощения лам)
Образ себя Все: кто считает себя
мной, то есть те, у кого
индексная информация
совпадает изнутри
Информация о Все одинаковые
мгновенном состоянии состояния наблюдателя: то
есть видят одинаковую
картинку и имеют одинаковые
квалиа
Информация о личности Совпадение всей Все копии равноценны
информации, описывающей оригиналу
личность, и находящейся в
мозгу с достаточной
точностью
ДНК Любой клон Все клоны – это семья
Квалиа Любое существо с теми
же квалиа
Внимание Непрерывность сознания Любые результаты
моего развития (но проблема
двух постепенных копий)
Атман Единственный источник Копий нет, я
внимания во вселенной и неразрушимо.
актуальности, все остальное
неактуально, а только
возможно
Я – иллюзия «Я» существует только Нет копий, нет
мгновенно, идея о тождестве проблемы
личности ложна
Я – совокупность моих Все копии с теми же
целей целями, критерий –
реализация планов действий.
Я – сумма всех сумма
всех типов идентичности

5.3. Мысленные эксперименты
Обнаружение себя в следующем моменте времени
Основной эксперимент, который говорит нам о нетождественности оригинала копии,
состоит в том, что в каждый следующий момент времени я обнаруживаю себя в своем же теле в
том же почти месте, где был и в предыдущий момент. Этот эксперимент происходит с нами
непрерывно и в каждую секунду времени, и является основной для глубокой убежденности в
необходимости сохранения того же самого биологического тела и мозга.

Путешествие на Марс с помощью копирования
Любимый мысленный эксперимент в дискуссиях о копиях таков:
Согласились ли бы вы на путешествие на Марс с помощью пересылки информации. То
есть с вас считывают информацию, уничтожают, а затем на Марсе создают вашу копию.
Этот эксперимент регулярно приводят в дискуссиях о проблеме идентичности. Но как
было хорошо сказано в одном обзоре признаков научного сумасшествия, одним из них
использование мысленного эксперимента, противоречащего известным научным теориям.
Невозможно измерить положение и скорость каждого атома и электрона в теле человека,
точно, и кроме того, не нарушая их состояния, что следует из постулатов квантовой теории.
Фактически, такое сканирование любыми известными частицами привело бы к мгновенному
нагреву тела и его разрушению.
Кроме того, получившийся объём информации примерно в 10 степени 28 байт невозможно
сохранить и передать ни на одном носителе, меньшем чем само тело. То есть полное
копирование как средство путешествия несостоятельно, и понимание этого внушает нежелание
вести дискуссию об этом или приводит к абсурдным результатам.
На самом деле проблемы копий возникают, но в других обстоятельствах:
А) При обсуждении загрузки сознания в компьютер. А затем при обсуждении копирования
уже загруженного сознания, то есть его переноса на несколько компьютеров.
Б) При обсуждении уже (возможно) существующих моих копий в мультиверсе. Это
ситуация индексной неопределённости, когда я знаю, что я одна из многих копий, но не знаю в
как ом именно мире я нахожусь. Этот вопрос важен при дискуссиях о квантовом бессмертии, а
также при обсуждении разных версий антропного принципа и квантовой космологии (да, такая
есть и пишут статьи об этом, в том числе Тегмарк, Линде и др.).
В) при обсуждении сути различных подходов к бессмертию – а именно, что именно нужно
сохранять, и главное, при переходе к обсуждению вопроса о воскрешении. То сеть, возможно
ли воскресить человека на базе ДНК и цифрового бессмертия, и сколько именно информации
для этого нужно.
Загрузка сознания в компьютер как первое копирование
В будущем будет возможно сканирование информации из мозга и создание в компьютере
на ее основе довольно точной модели сознания человека.
При этом происходит несколько разных в концептуальном смысле действий: копирование
личности, нарушение точности копии (наверняка будут ошибки и округление) и смена
субстрата с нейронов на транзисторы (или любой другой, хоть квантовые компьютеры).
Эм (от английского ems), получившийся в результате, уже будет копией, то есть он на
своём субъективном опыте познал, какого быть копируемым, и для него самое страшное
позади. Поэтому он с большей вероятностью будет согласен на дальнейшее копирование.
(Либо, как в романе Игена, будет в таком шоке, что будет хотеть себя уничтожить – но в любом
случае он уже пережил смерть и ее не боится.) То есть любой эм уже утратил девственность по
отношению к копированию.
Кроме того, в компьютере информация постоянно копируется между различными блоками
памяти, так что он будет копируем в каждый момент времени, то есть для него копирование
апдейты и восстановление к бэкапам будет все более рутинным занятиям.
Решением первого копирования может быть постепенно копирование, когда нейроны
будут постепенно заменяться микророботами, а затем и их компьютерными моделям. Тогда
вопросы, может ли эм обладать сознанием, и будет ли это тоже самое сознание, снимаются.

Мысленный эксперимент с копией в руднике и на кровати
Представим, что я заснул, и с меня сняли копию в глубоком сне и отправили на рудник.
Затем я проснулся. Важно, что копия окажется на руднике раньше, чем оригинал проснется в
кровати.
Второй вариант: я заснул, копию отправили на рудник, а потом меня убили.
Вопрос: что мне следует ожидать в обоих случаях?
Часто на это отвечают, что в первом случае я однозначно должен обнаружить себя в
кровати, в виде оригинала, а во втором случае – однозначно в руднике в виде копии. Но
подобный ответ абсурден, поскольку в тот момент, когда я оказываюсь в руднике, я еще не
знаю, проснусь ли я на кровати – и никто этого не знает, если это зависит от некого случайного
процесса.
Этот эксперимент очень важен, потому что он описывает некоторые модели воскрешения.
Например, человека крионировали, и пока он был криостазисе, его воскресили по цифровому
бессмертию.
Разные ответы на два вопросы связаны с интуитивным представлением, что
биологический оригинал обладает преимуществом перед всеми информационными копиями.
Этот парадокс сохраняется, если задаться вопросом, с какой вероятностью я окажусь в
одной из копий. Поскольку пока есть одна копия в руднике, то я имеют стопроцентную
вероятность в ней оказаться, но по мере появления новых копий в будущем, мои шансы ею
оказаться уменьшаются. А в будущем может быть бесконечно много копий.
Более сильная форма этого парадокса – пока я сплю, с меня незаметно снимают тысячу
копий и отправляют на рудник. Если следовать обычной биологической логике, то я никак этого
не замечу и проснусь в своем же теле. Если следовать логике где шансы оказаться одной из
копий пропорциональны числу копий этого типа, то я должен обнаружить себя в руднике.
Это в частности, открывает возможности для акаузального шантажа, где ИИ может тайно
создать или угрожать созданием тысяч моих копий, так что я, скорее всего, обнаружу себя
одной из них.
Чтобы упростить это парадокс, представим, что процесс снятия копий абсолютно
симметричный, то есть мир просто раздваивается на несколько равноправных ветвей (число
которых конечно и счетно), почти как в эверетовском многомирии (но там количество ветвей не
обязательно конечно и счетно, что усложняет). В этом случае парадокса нет и шансы оказаться
одной из копий пропорциональный числу возникших миров, но нет и никакого выделенного
оригинала.
В результате, мы можем сказать, что этот парадокс возникает, потому что в нем сведено
несколько разнородных операций – сканирование мозга, загрузка сознания в компьютер и
создание копий этой загрузки. Интуитивно понятно, что разная физическая природа копий
должна, возможно, приводить к некому сдвигу вероятности.

Проблема учета одинаковых копий при вычислении вероятности будущего состояния
Представим, что состояние наблюдателя А переходит в одно из двух состояний А1 и А2 с
равной вероятностью, по броску монеты. При этом в состоянии А1 возникает 10 копий, а в
состоянии А2 – 1000 копий. Соответственно, возникает вопрос, каковы шансы оказаться в
состоянии А2 – это или 0.5 или 0.99.
Эта ситуация, очевидно, сводится к парадоксу о спящей красавице. Если такая игра
повторяется многократно, то должна выигрывать вариант 0.99.
Сложнее ситуация в реальном эверетовском пространстве, которое описывается
монотонной волновой функцией, а не счетным набором разных миров, как это обычно
упрощенно описывается, когда ее называют «многомирной интерпретацией».

Боль как критерий идентичности
Стресс-тест на идентичность: нет сомнений, что некая часть меня является мной, если я
могу чувствовать ее боль. У человека есть несколько отдельных частей всегда, наиболее явные
– это ощущения: зрение, слух, осязание.
Очевидно, что проблема тождества копий прямо связана с проблемой переживания квалиа.
Поскольку утверждая, что некто не является моей копией, я прямо утверждаю, что не буду
переживать его квалиа.
Боль важна именно как квалиа, есть большая разница между словом боль и переживанием
боли, хотя информация одна и та же.
Копия, которая не-я, – это в некотором смысле философский зомби – те же мысленные
процессы, но я их не переживаю.
У философского зомби вообще нет заморочек по поводу «проблемы копий». Для него
копия интересна в той мере, в какой она может реализовывать его цели. Так вирусы относятся к
своим копиям. Следовательно, проблема копий связана с тем, что отличает человека от
филос.зомби, а именно с квалиа, и другими элементами внутреннего опыта (если они есть).
Причём явно, что одних квалиа недостаточно, ясно ведь, что квалиа есть и у других людей, а
вот такая неизмеримая штука как непрерывность явно одна. Но и с непрерывностью непросто,
так как в при многомирной интерпретации квантовой механики, из меня каждый миг
непрерывно образуются миллионы копий.
Фрумкин: «Важна не непрерывность, а "кому-данность" этих квалиа».
Боль как тест на идентичность является главным критерием в следующем мысленном
эксперименте.
Ситуация 1: десять секунд назад с меня сняли копию и подвергают страшным мучениям за
стеной. Мне это всё равно.
Ситуация 2: я узнаю, что через 10 секунд с меня снимут копию и подвергнут странным
мучениям. Это не может меня не волновать, так как с вероятностью ½ я могу обнаружить себя
этой копией.
Ситуация 3: я узнаю, что меня наверняка подвергнут пыткам через 10 секунд. Это
однозначно меня волнует.

Мысленный эксперимент, в котором вероятность оказаться одной из копий зависит от
порядка копирования
Представим себе человека, с которого снимают 100 копий. Это можно сделать в две
процедуры. Предположим, что вероятность обнаружить себя в одной из копий
пропорциональна количеству копий.
А) с оригинала один раз считывается информация и создаётся на её основе сто копий. В
этом случае шансы обнаружить себя в одной из копий 1/101.
Б) С оригинала считывается одна копия, и вероятность стать ею – ½, а ½ – остаться
оригиналом. Затем с оригинала опять считывается еще одна копия. Теперь уже вероятность
обнаружить себя оригиналом – ¼. В результате окончательные шансы обнаружить себя
оригиналом – ½ в сотой степени, или примерно 10**(-30), то есть бесконечно малы. При этом
оригинал как лежал в аппарате для считывания, так и лежит.
При этом оба процесса могут проистекать почти мгновенно.
Этот мысленный эксперимент показывает, что в зависимости от того, в каком порядке
создаются копии, моя вероятность обнаружить себя в одной из копий меняется.
Решение здесь в том, что в первом и втором случае здесь разные копии. В первом они все
одинаковые, а копии во втором случае, немного отличаются каждая от следующей.
Другой подход к решению, возможно, связан с сведением этого парадокса к парадоксу о
спящей красавице.

Мысленный эксперимент с планированием для копии
Допустим, я совершенно уверен, что моим следующим состоянием не может быть моя
цифровая копия. Тем не менее, я соглашаюсь, что с меня снимут копию и отправят выполнять
задачу на базу противника на Марс. Для этого я должен разучить карту базы и составить план
действий. То есть я вынужден действовать так, как если бы моя будущая копия будет одним из
моих следующих состояний, хотя при этом не верю в это. Вряд ли человек способен долго
поддерживать у себя в голове столь сложную конструкцию.
Смысл описанного выше мысленного эксперимента в том, чтобы продемонстрировать
абсурдность поведения человека, который с одной стороны собирается оказаться в неком месте,
а с другой стороны думает, что там не окажется.

Мысленный эксперимент в стиле Чалмерса: угасающая копия
Представим, что было создано сто точных моих копий, еще сто, отличающихся на один
нейрон, сто на два нейрона и так вплоть до совершенно другого человека. Вопрос – сколько
моих копий было создано?
Цель этого эксперимента – продемонстрировать, что нет чёткой границы я и не-я. С другой
стороны, каждый человек в следующий момент времени может стать мозгом без 1, 100 или
1000000 нейронов, с уменьшающейся вероятностью, за счет естественных процессов
изменений.
В некотором смысле аналогичен этому следующий эксперимент с частичной заменой
мозга.
Эксперимент с расщеплением я. Мозг разрезается на две половины. Затем к каждой из
половин достраивается копия утраченной половины. То есть каждый из двух получившихся
мозгов будет наполовину идентичен исходному.
В одно варианте опыта разрезание происходит по полушариям.
Во втором – нейроны поочерёдно переносятся. Чётные нейроны в первую копию, а
нечётные – во вторую. Лем описывает это в «Сумме технологий».
Третий опыт – допустим, каждый нейрон имеет толщину в четвёртом измерении, и затем
он разрезается вдоль – то есть получаются две одинаковые его трёхмерные копии. Представьте
себе шестерёнку – она плоская, но имеет толщину. если разрезать ее продольно, то получится
две шестерёнки. какая из них идентична первой
Какую из двух копий считать более идентичной?

Мысленный эксперимент по сравнению отношения человека и ИИ к копии
Есть два друга – человек и ИИ в обычном компьютере. Им обоим предлагают путешествие
на луну по методу создания копии, стирания оригинала, пересылки информации и
восстановления по этой информации. Должно ли решение каждого из них отличаться от
решения другого? То есть следует ли им руководствоваться одинаковой логикой при принятии
решения о путешествии, или человек должен рассуждать иначе, чем программа в компьютере?
(Деннет о похожем писал в «глазе разума» – говорят).
Вопрос, скорее, относился к логике обсуждающего проблему. Имеется в виду, следует ли
ему, если он хочет рассуждать рационально, применять одинаковые методы рассуждений для
двух разных существ, или по-разному обсуждать судьбу человека и ИИ. Во втором случае это
было бы косвенным призванием того, что человек является чем-то большим, чем информация,
по мнению обсуждающего проблему.

Парадокс нестареющего ребёнка – идентичность важнее сохранения информации
Мы считаем одним и тем же ребёнка в три года и, когда он вырастет, в шесть лет,
несмотря на то, что он утратил все воспоминания о трёхлетнем возрасте, поменял
значительную часть свойств, и многие его нейроны изменились. Но если подобного рода
изменения произойдут со взрослым человеком, мы задумаемся о его идентичности.
Если он перестал бы расти и меняться, сохраняя все свои свойства, то он утратил бы свое
главное свойство – потенциал развития, и был бы тяжелым инвалидом.
То есть жизнь состоит в постоянной смене свойств. Подобно тому, как путешествие
состоит из смены пейзажей. В силу этого оно конечно, но если остановить пейзаж, то
путешествие утратит само качество путешествия. Или если сделать котёнку укол, чтобы он
перестал расти, то он перестанет учиться новому и утратит всю прелесть котёнка.
Итак, казалось бы, поскольку жизнь – это естественная смена этапов, то неизбежно, что
она конечна.
Обратный пример – ряд натуральных чисел – этот ряд существует только пока меняется, за
счёт прибавления единицы к каждому следующему числу. Но это не мешает ему быть
бесконечным.

Экспериментальная проверка теорий об идентичности
Разницу между копией и оригиналом можно проверить экспериментально. Ставим
следующий эксперимент. Я засыпаю в комнате с надписью на стене «оригинал», и во сне с
меня считывается информация о расположении всех атомов мозга. Затем на основании этой
информации создаётся миллион моих копий в комнатах с надписью «копия». Затем я
просыпаюсь и все копии тоже просыпаются. После этого и оригинал, и каждая из копий
оправляется в отдельную вселенную, где действует на основании полученной информации.
Что я должен ожидать обнаружить?
1) Если оригинал и копии не имеют никаких различий ни в практическом, ни в
философском, ни в каком-либо другом смысле, то с шансами 99,99999 процента я обнаруживаю
себя в комнате с надписью «копия».
2) Если оригинал имеет некое философское, практическое или связанное с идеей
непрерывности «преимущество» перед своими копиями, то я должен с вероятностью в 100
процентов обнаружить себя в исходной комнате с надписью «оригинал».
Очевидно, что с точки зрения внешнего наблюдателя этот эксперимент не даёт никакого
прироста информации. Практический смысл же здесь в том, что надо понять, не поставила ли
этот эксперимент уже природа?
Например, во вселенной существует бесконечное количество моих копий, которые
оказываются в самых разных условиях. Не могу ли я завтра, проснувшись, обнаружить себя
любой из этих копий? Но всё же большинство моих копий живут в обычных условиях, и
поэтому я не обнаружу никакого аналога слова «копия» в новой вселенной.
В некотором смысле ответ на вопрос о копиях мне может дать многомирное бессмертие,
так как если я обнаружу, что прожил статистически недостоверно долго – скажем, 120 лет без
киборгизации, то значит, что многомирное бессмертие меня спасает, а значит, копии и
оригинал тождественны.
В целом этот мысленный эксперимент позволяет прояснить разницу двух воззрений на
природу копий:
1) Любая из моих будущих копий будет мной, и мои шансы обнаружить себя в ней
пропорциональны числу копий. Трудности этой теории в том, что можно размывать грань
точности копии.
2) Среди всех будущих копий есть одна и только одна (в каждый момент времени)
выделенная копия. И я могу обнаружить себя только в ней. Копия-Оригинал отличается от
обычной копии тем, что находится в той же точке пространства, что был и оригинал в
предыдущий момент времени и состоит из тех же атомов. Недостаток этой теории – неясно,
какова природа преимущества оригинала перед остальными копиями.
Этот эксперимент можно упростить, если применить описанный ваше порядок создания
копий, в результате которого вероятность остаться оригиналом становится исчезающе малой. А
именно, последовательное создание ста копий с одного оригинала. В каждом случае
вероятность остаться оригиналом – 0,5, а в конце – 10 в минус 30 степени. Этот эксперимент
технически проще, так как требует всего ста копий, а если делать по три копии – то и меньше.
То есть шансы оказаться оригиналом меньше, чем обычные шансы истинности или ложности
средней научной теории. То есть этот эксперимент даст более точный ответ, чем любые
рассуждения о природе копий, но результаты этого эксперимента будут доступны только
оригиналу и копиям.
Этот эксперимент можно рассмотреть и иначе – оригинал укрепится в вере в своей
исключительности, а копии обретут привычку к копированию и не будут его бояться.
Можно этот эксперимент экстраполировать на разные миры. Допустим, есть два мира, в
одном из которых наблюдатель имеет «душу-наездника» (то есть подключенное к мозгу
управляющее устройство, которое мы будем считать черным ящиком и которое может жить и
без мозга), а в другом те же самые процессы реализуются в его мозге. При этом внутренний
опыт обоих наблюдателей одинаков.
При копировании душа-наездник не копируется и остается в оригинале. В этом случае,
после создания миллиона копий, я обнаружу себя в теле оригинала только в тех мирах, в
которых душа-наездник существует, так как одной миллионной шанса можно пренебречь.

Анализ проведенных мысленных экспериментов
Чтобы прояснить понятие о бессмертии, продолжим наши мысленные эксперименты. Из
того, что в Америке живёт много народа, это никак не влияет на моё бессмертие. Если сейчас
там кому-то делают больно, я не знаю об этом и никогда этой боли не почувствую. Очевидно,
что это наблюдение не зависит от того, насколько похожи жители Америки на меня. Даже если
в Америке живёт полная моя копия, и её там интенсивно обижают, это на меня никак не влияет,
пока я об этом не узнаю.
Согласен ли в этом случае считать свою полную копию собой, а значит, и своим
бессмертием? Ответ на этот вопрос разделяет людей сильнее, чем вопрос о вере в Бога (я
спрашивал – мнения остро разделились).
Представим ещё один мысленный эксперимент. Допустим, ночью с меня копируют
информацию и создают полную мою копию, причём я об этом ничего не знаю. Будет ли это для
меня бессмертием? А если эту копию потом мучают, то будет ли эта боль моей болью? И если
меня не волнует её боль, то почему я готов считать её своим бессмертием?
И, очевидно, любая загрузка в компьютер будет содержать небольшую долю ошибок; что в
этом страшного, ведь и так каждый день мозг теряет значительную информацию? И если в
моей памяти номер телефона школьного друга окажется на одну цифру другой, то какая
разница? А если на две цифры? А если поменяется имя первой учительницы? Где проходит
граница между несущественным в загрузке и просто другой личностью?
Более того, ИИ, который осуществляет загрузку, может попутно захотеть улучшить меня.
Он поправит здоровье, улучшит память, сотрёт воспоминания о неприятных событиях, сделает
мою систему убеждений непротиворечивой. В какой мере я могу считать себя этой копией?
Вывод состоит в том, что это зависит исключительно от моей веры в то, что моя
улучшенная и изменённая копия – это я. Но, если мне делают больно, это не зависит от моей
веры.
Трудность с ответом на вопрос о собственной идентичности состоит в том, что человек
эволюционно не обладает органом, способным отличать себя от не себя.
Рассмотрим следующую ситуацию. Я зачитался некой книгой настолько, что забыл о себе,
и тем временем ИИ отключил мою память и подключил вместо неё память Пушкина. Кем я
буду после этого – собой или Пушкиным? Другой вариант – ИИ начал постепенно заменять
мою память по кусочкам на память Пушкина. В конце концов я стал Пушкиным – или нет?
Этот мысленный эксперимент позволяет нам различить два вида «я» – я как совокупность
знаний, и я как моё сознание здесь и сейчас, иначе говоря, мгновенное я. Не нужно ИИ, чтобы
показать, что есть ситуации, когда они отделяются одно от другого. Например, в случае
тотальной амнезии, когда человека приходится учить с нуля. Или во сне, где мне кажется, что я
– кто-то другой.
Батин: «Проблема копий – это основной вопрос трансгуманизма».

5.4. Существующие представления о природе
идентичности
Информационный подход: Идентичность – это почти полное совпадение информации
То есть два существа идентичны, если они отличаются на 1 бит. Как, например, за числом
1000 следует число 1001. Так и идентичность – это закономерное следование одной
информации за другой.
Именно такое определение идентичности лежит в основе многомирного бессмертия. Для
тождества информации не нужно ни причинных связей, ни тождества квалиа. (Результат
бросания игральных костей может совпасть случайно). Это определение идентичности
предполагает, что тождественные квалиа возникают на одинаковых «компьютерах».
Такого определения идентичности было бы достаточно, например, для компьютерного
вируса (особенно с выделением некой неизменной важной части). Вопрос о том, годится ли оно
для человека – это вопрос его согласия, но также и вопрос дальнейших исследований о природе
квалиа.
Когда говорят об "идентичности человека", не имеют в виду сходство. А имеют в виду
причинную связь, когда «я-сегодня» порождаю «я-завтрашнего». И в силу этого «я сегодня»
могу планировать своё поведение завтра.

Градации идентичности
Одна из проблем идеи об «идентичности» – это отсутствие в ней градаций. Некто – или я,
или не-я. И этот некто имеет либо 0 ценность для меня, либо 100 процентную в зависимости от
этого. Ясно, что задачи по принципу «всё или ничего» дают результат «ничего».
В действительности, однако, реальное представление человека о своей идентичности
допускает градации. Человек вполне разумно считает своё ближайшее будущее в большей мере
собой, чем своё будущее отдалённое, и потому заботится о нём больше, но и про отдалённое не
забывает.
То есть разумно приписывать определённую значимость всем своим будущим копям,
пропорционально степени их сходства с собой.
Непрерывность: Идентичность как причинно-следственная связь
Можно сказать так: идентичным мне будет то состояния сознания (я-сейчас), которое
следует в силу причинно-следственных связей следуют из моего нынешнего я-сейчас.
Это определение функционально: поскольку таким образом моё будущее состояние
зависит от моих нынешних действий.
У этого определения есть некоторый трудности. Во-первых, многие (и можно даже
сказать, большинство) состояний наблюдателя не имеют никаких последствий в будущем. То
есть они полностью забываются. Во-вторых, непрерывность человеческого сознания покрыта
микротрещинками в виде мгновенных пробуждений с забываниями снов, состояний наркоза и
т. д.
Это определение не исключает существования нескольких параллельных моих будущих
копий, или идентичность с перескоком через несколько промежуточных состояний сознания.
Это определение полезно и для крионики и для самоописания – поскольку состояние
будущей личности зависит от моего нынешнего состояния (Но: пример с родительским
воспитанием. Состояние ребёнка сильно зависит от состояния сознания личности родителей по
причинным связям, но при этом он не является их копией, хотя бы потому что не понятно, кого
из них.)
«Жизнь есть движение». Это нетрудно показать на примере живой и мёртвой клетки – в
первой, даже если она сильно повреждена, продолжаются обменные процессы, вторая
неподвижна (или разлагается). Точно также мышление есть движение – это движение
причинных связей – например, поступление информации в зрительные анализаторы и ее
дешифровка. Даже если изображение неподвижно, все равно бегут сигналы по нейронным
путям.
Поэтому и жизнь, и сознание – это определённая комбинация причинно-следственных
связей, а не определённое расположение атомов.

Идентичность как малые приращения
Непрерывность сознания можно описать и как то, что два состояния мозга могут
следовать одно из другого путём малого приращения. Как, например, из 27 следует 28, если
сделать +1. То есть для каждого состояния мозга есть множество следующих возможных
состояний.
Если два состояния можно связать цепочкой непрерывных преобразований, то из этого
следует определённая форма идентичности.
Однако в принципе любые два состояния можно связать непрерывной цепочкой
преобразований. Например, сначала свести состояния А к нулевому состоянию – пустое
восприятие белой точки (путь деградации-деменции), а затем из него развить любое другое
состояние (путём, например, выращивания ребёнка от зародыша с нулевым сознанием до
любого возможного существа/человека.)
Вопрос возникает, какая максимальная возможная скорость изменений, которая сохраняет
непрерывность: например, если сразу подключить миллиарды новых нейронов?

5.5 Субстрат идентичности
Постулат неизмеримости идентичности ведёт к абсурду
В начале постулируется, что тождественность копий является чем-то абсолютно
неизмеримым. То есть, посланная по радиолучу копия будет не мной, но экспериментально
проверить это никак нельзя, так как она будет думать и чувствовать, что она – это я. Но
постулируя трансцендентность и неизмеримость тождественности копий, мы получаем палку о
двух концах. Поскольку можно предположить, что два разных существа могут оказаться
идентичными, поскольку идентичность мгновенно перескочила из одного в другого. Это
разумеется, никак нельзя измерить.
То есть, доказывания, что копия – это не я, мы в тот же самый момент доказываем, что и я
– это не я. Представим себе, что одновременно происходит два процесса:
Создается моя точная копия и одновременно в мой мозг вводится особое химическое
вещество, которое меняет связи каждого десятого нейрона. В результате возникает совсем уже
другая личность с другой памятью и особенностями или нечто похожее на острый галлюциноз
+ инсульт. Но тем не менее, идентичность сохраняется с ней – нейроны то те же.
Акт внутреннего опыта – это акт перехода от прошлого к будущему.
«Непрерывность я» носит трансцендентный характер – то есть если «я» разрывно после
каждого периода сна, или после каждого моргания глазами, или непрерывно у всех вообще
живых существ – это вообще никак измерить и ощутить нельзя. Тем не менее эта неизмеримая
вещь является главным камнем преткновения. Не проще ли ее откинуть, если она неизмерима?
Но квалии тоже неизмеримы, но реальны.
С другой стороны, человеческая мотивация устроена на ожидании будущих переживаний.
Высекут меня, а не его. Достаточно подождать, чтобы в этом убедиться. Но это ожидание –
результат прошлой памяти, а не идентичности.
Чтобы «измерить идентичность», нам нужна теория сознания и именно этот вопрос мы
рассмотрим в следующей главе, а затем попробуем создать новую теорию сознания, которая
ответит и на проблему копий.

Может ли Бог скопировать душу?
хороший вопрос для теологической дискуссии, которая должна продемонстрировать, что
введение идеи о боге не решает проблем с копиями. Идея о боге – это такая идея, которая
должна избавить нас ото всех проблем – от вопроса, в чем смысл жизни и что делать, как
получить бессмертие, вечное счастье, повысить рождаемость, как возникла вселенная, что
хорошо, а что плохо, чем «мы» лучше «их». Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. То есть
это такая затычка на все вопросы, которая превращается в жвачку для ума, стоит ее
раскапывать поглубже – может ли бог создать камень тяжелее себя, или в чем догмат
троичности. Этим можно обеспечить пищу для плодотворной дискуссии на несколько дней без
каких-либо практических последствий. При этом неясность идеи бога не отменяет
возможности существования рационально объяснимого творца вселенной – если мы живем в
симуляции, и ее создал некий интеллект. К которому можно обратиться с ясной просьбой,
сформулированной на простом русском языке и получить вполне понятный ответ. Или опять
обмануться в этом и создать себе новую иллюзию, принимая за ответ голоса своего
бессознательного.
Конечно, и дискуссии о копиях могут иметь характер такой жвачки для ума, так как они
только отвлекают от практической деятельности.
Можно сослаться на бога как на арбитра, который мог бы удостоверить, какая именно из
будущих копий будет мной, исходя из его атрибутов всеведения. Но здесь бог лишний.
Достаточно всеведения. Следующее утверждение истинно: «Всеведение позволяет знать, какая
копия подлинная и точка». Но точно также истинно и утверждение: «если это утверждение
истинно, то Санта Клаус существует». То есть мы ничего не можем сказать о том, возможно ли
всеведение, но если бы оно было, то проблема бы решилась.

Идентичность через квалиа
Другое не менее мощное определение идентичности: я – это всё множество состояний
наблюдателя, которое имеет те же самые квалиа (радуга квалиа).
Напомню, что квалиа – это качественный аспект любого опыта (красность в восприятии
красного цвета). Мы ничего не можем сказать о том, идентичны ли квалиа у разных людей,
однако весь наш внутренний опыт говорит нам о том, что они были идентичны у нас в течение
всей жизни (хотя это может быть и не так).
Таким образом, естественно признать за «радугой квалиа» роль субстракта идентичности
– то есть то неизменное, что есть в любом моём состоянии наблюдателя.
Это определение идентичности через «радугу квалиа» не функционально – им нельзя
воспользоваться. Кроме того, неизвестно, могут ли появляться новые квалиа в опыте. И можно
предположить, что да – например, в случае необычного переживания, или просто в детстве
какой-то опыт должен был быть первым (например, красного, а потом к нему добавился опыт
зелёного).
Отметим при этом, что философский зомби (гипотетическое существо без квалиа) или
существо с похожим поведением, но полностью другими квалиа – не может быть мной – то
есть моим следующим состоянием. Даже если поведение этих существ детерминировано мной.
То есть наличие и хотя бы частичное совпадение радуги квалиа – необходимое условие, чтобы
некая копия была мной.
Необходимо некоторое разъяснение по поводу квалиа – они могут быть открытыми – то
есть те переживания, которые я переживаю сейчас, и «закрытыми» – это те квалиа, которые
гипотетически переживают другие люди или переживал я в прошлом или будущем, но которых
нет в моём непосредственном опыте сейчас. (Например, зеленый цвет, когда я его не вижу.)
Квалиа, в отличие от атомов, не существуют сами по себе, а являются свойствами
воспринимающего субъекта.
«Здесь и сейчас» имеет определённую временную длительность (порядка секунды), и
воспринимающий субъект может сравнивать квалиа, вплывающие в это «здесь и сейчас».
Иначе говоря, все квалиа существуют одновременно.
Из одинаковости квалиа следует тождество субъекта – поскольку только субъект может
квалиа сравнивать. Таким образом, это определение идентичности через квалиа – тавтологично.
Некоторые методы достижения бессмертия обеспечивают тождество квалиа (предоставляя
возможность сравнить их) – за счёт постепенности переноса. Например, постепенная замена
нейронов на нанороботов.
Постепенность обеспечивает двухстороннее взаимодействие между новой и старой частью
мозга, и здесь возникает ситуация, описанная Чалмерсом в парадоксе про fading qualia. Где он
показывает, что невозможно плавное угасание квалиа при переходе от человека к роботу, и,
следовательно, квалиа не зависят от элементной базы. Рассуждение Чалмерса как раз строится
на мысленном эксперименте, где между человеком и роботом выстраивается все множество
промежуточных существ, каждое из которых отличается от другого только на один логический
элемент.
Постепенность переноса означает невозможность создания нескольких разных копий и
избавляет от соответствующих парадоксов.
Постепенность означает мощный двухсторонний поток информации от меня к копии и
обратно. Очевидно, что этому определению не удовлетворяет рассылка копий по
одностороннему каналу (например, как средство межзвёздных путешествий.)
Поскольку мозг большой, а сигналы в нём распространяются относительно медленно,
некоторые части мозга всегда находятся в будущем по отношению к другим. Это обеспечивает
постепенность перехода в следующий момент времени.
Поскольку рамка настоящего непрерывно сдвигается во времени, то получается цепочка
связанных с собой через квалиа состояний.
Итак, мы можем быть уверены в идентичности, когда выполнены оба условия:
А) причинная связь нынешнего и будущего состояния сознания,
Б) тождество квалиа
Эти определения в целом взаимно эквивалентны, поскольку квалиа возникают в
результате причинных связей в мозгу.
Однако эти определения идентичности являются минимальными требованиями. А вовсе
не необходимыми. То есть, вполне вероятно, что идентичность возникает и тогда, когда эти
требования не выполняются.
Невозможно окончательно ответить на вопрос о природе копий, не ответив на вопрос о
природе квалиа.

«Перенос чувства я» как гипотетический метод достижения бессмертия
В докладах Федоровских чтений за 1990 год была статья, в которой предлагалось достичь
бессмертия за счет переноса «чувства я» от одного субъекта к другому. Эта идея возникает в
той или иной форме, как замаскированная идея о душе, и стоит ее разобрать.
С рациональной точки зрения такое предложение не может не вызывать критики, так как
нет никакого «чувства я». Просто потому что оно бесполезно – чувство имеет смысл, только
если оно имеет много разных градаций. Например, глаз может видеть много разных цветов и
форм, и таким образом производить прирост информации. «Чувство я» должно быть, по
определению, неизменно, так как если оно постоянно меняется, то оно не может служить
«субстратом идентичности». И я могу чувствовать только себя, но не других людей – хотя я
могу, конечно, ощущать свои представления о них – но не могу влезть в их голову – и поэтому
чувство я не может информировать меня о том, что происходит с другими, и каково чувство
себя у дяди Васи.
Конечно, у каждого есть образ самого себя, и есть самоощущения по поводу себя:
например, «я – большой, теплый, любимый». Но в этих ощущениях нет ничего уникального, и
они могут меняться вместе с перепадами настроения.
Единственным способом сохранить «чувство я» является предположение, что оно есть
некая квалиа. То есть что у каждого есть качественное ощущение себя собой, что оно
уникально у каждого и неизменно, и всегда присутствует в виде фонового состояния сознания.
По описанным только что причинам доказать это будет трудно, так как не ясно, зачем это
ощущение возникло (если его не создал господь бог) и как доказать само его существование и
его разницу у всех(!) людей. Не говоря о том, как его куда-то переносить. То есть это слишком
хорошо, чтобы быть правдой.
5.6. Дальнейшие размышления о природе
копий
Непрерывность и разрывность человеческого сознания, проблема наркоза
Одна из проблем определения себя как непрерывность сгустка причинно-следственных
связей, это то, что человеческое сознание регулярно содержит в себе разрывы. Это и
мгновенные перескоки внимания, и обмороки, и наркоз, и обычный сон, и приступы амнезии,
например, после алкоголя, а также забывание снов. Я знал людей, которые по этим
соображениям были готовы отказаться от операции с глубоким наркозом.
Можно тогда определить себя как непрерывность не самого наблюдаемого опыта, а как
непрерывность работы обеспечивающей его машины. Даже если сознание выключено,
состояния синапсов остаются неизменными, причём именно за счёт причинных связей –
прошлое состояние синапса определяет будущее. Также можно тогда определить и
непрерывность крионированного мозга. (Но загвоздка в том, что копия тоже создаётся с
помощью причинно-следственных связей).
Проблема, конечно, в абсолютной неизмеримости этой непрерывности.
Можно, в качестве мысленного эксперимента представить себе сознание, разрывное в
каждой точке. Для начала можно представить себе ситуацию, где именно копия остаётся на
месте оригинала, а оригинал оказывается вдалеке.
Например, допустим, что каждую секунду ко мне подлетает летающая тарелка, способная
к неинерционному ускорению. Она захватывает меня и отвозит на Марс, а вместо меня
оставляет мою копию. Итак, я могу спокойно ничего не делать, так как через секунду окажусь
на Марсе, и там займусь каким-нибудь делом, не имеющим никакого отношения к окружающей
меня реальности. С другой стороны, для внешнего наблюдателя я на земле буду выглядеть
вполне непрерывным, но странно мечтательным. Даже если на меня мчится автомобиль, то мне
нужно будет отходить в сторону, так как я раньше попаду на марс, чем он на меня доедет. Но
рефлексы возьмут своё – и я отпрыгну. Поскольку я помню только прошлое, а там нет будущего
путешествия на Марс, то в конечном счёте моя жизнь вернётся в привычную колею.
Более точный пример разрывного в каждой точке сознания – это непрерывная линия,
составленная из пунктира больцмановских мозгов, возникающих в вакууме. Тема развита
Г.Игеном в романе «Город перестановок». Главный герой экспериментирует там над своей
копией, включая ее через такт, или на 1 секунду из 10, или в обратном порядке. Это никак не
влияет на субъективно ею переживаемую непрерывность опыта.
Как и следовало ожидать, ощущение непрерывности никак не связано с абстрактной
непрерывностью.

Инструмент передачи идентичности может быть не человеком
Если для бессмертия нужна непрерывность причинно-следственной связи человека и
копии, то носителем этой непрерывности вовсе не обязан быть человек же. И эта связь даже,
возможно, не обязана передавать много информации. Это может быть сохранение участка
мозга, который сам не несёт никакой информации почти, а отвечает только за наблюдателя-
интегратора опыта.
Или это может быть физический процесс, очень чётко передающий причинную связь от
одного объекта к другому.
Можно предположить, что процедура переноса идентичности должна носить некий
«шаманский» характер. Поскольку идентичность не является информацией, а является
непрерывной цепью причинных связей, то не нужно сохранят никакого предмета или
информации, это уже решено другим способом.
То эту непрерывность можно сохранить через некий другой процесс, например, через
поддержание вечного огня. Если использовать электрические потенциалы мозга для создания
искры, а от неё зажечь огонь, а от него потом обратно запитать энергией воскрешённые
нейроны.
Или если сохранить живыми несколько нейронов из центральных областей мозга
человека, связанных с переживанием сознания (например, в криозаморозке), а затем к ним
постепенно подключать новые нейроны и настраивать их.

Идентичность – это социальное соглашение
Отметим сразу, что идентичность не есть нечто, существующее на самом деле. Она не
является объектом в пространстве-времени. Идентичность – это социальное соглашение, хотя
бы меня с самим собой, насчёт того, что я считаю чем. Поэтому идентичность нельзя измерить
или определить однозначно. Однако идентичность имеет некое естественное обоснование. Она
сформировалась эволюционно как свойство именно человеческого мозга. У компьютерного
вируса были бы другие представления об идентичности. Идентичность обеспечивается в
природе: а) индивидуальностью людей, которая позволяет отличать одних от других б) тем, что
каждый человек имеет одно и только одно предыдущее состояние и одно следующее состояние
(кроме случая смерти). Таким образом у до-технологического человека крайне редко возникают
проблемы с идентичностью (но всё же они есть, например, в суде: проблема срока давности
преступлений, преступления, совершённые в состояния опьянения и сомнабулизма, проблемы в
связи расщеплением сознания, а также естественная смена личности при взрослении и
старении).

Искажение представлений об идентичности и синдром деперсонализации
Представление об идентичности сильно искажено у человека тем, что он вынужден
подвергаться изменениям, которым бы не хотел подвергнуться и вынужден обществом считать
себя при этом тем же самым существом. То есть в начале взрослеть, а потом стареть. То есть он
вынужден принимать в качестве себя самых разных будущих возможных существ, с которыми
он будет иметь отдаленное сходство по самым поверхностным критериям. Более того,
представления об идентичности навязываются ему и обществом в виде ярлыков вроде
"пролетарий". В результате он чувствует себя изнасилованным этой внешней и случайной
идентичностью, и когда появляется малейший проблеск свободы – считать ли собой свою
копию – он восстает.
Представление о нарушении собственной идентичности является распространенным
психическим заболеванием, кстати (2 процента популяции могут это переживать). Причины его
стресс (это было не со мной), депрессия, галлюциногены, а также поражения мозга.
Но кроме того, оно является высшей формой ипохондрии, когда мысль "со мной что-то не
так" подтверждает сама себя. См. также синдром дереализации и деперсонализации, когда
человек ощущает потерю собственной идентичности, и, например, иногда считает себя роботом
или мертвым.

Идентичность через место в социальной структуре
Если я утром проснулся в своей постели у себя дома, то у меня есть все основания
считать себя собой, какие бы приключения во сне, похищения инопланетянами или подмены
тел не происходили ночью.
Это работает и в другую сторону. Однажды я ночевал в гостях с чужими детьми, пока их
мать была в отъезде. Я спал в ее постели, и утром, проснувшись, полсекунды думал, что я – это
она. Вот мой дом, мои детки. Конечно, это была иллюзия на грани сна и бодрствования.
Суть в том, что в некоторых ситуациях у меня нет оснований сомневаться в собственной
идентичности (проснулся дома), тогда как другие явно на это намекают (вылез из
копировального аппарата на Марсе).

Ощущение идентичности эволюционно обусловлено
Ощущение личной идентичности – иллюзия, сформировавшаяся в результате
эволюционного развития человека из обезьяны. Для неё было важно отличать себя от других,
похожих на неё существ, и понимать, что в первую очередь важно то, что происходит с ее
телом, а не телом соседа. То есть будущий порез на своей руке важнее нынешнего пореза на
руке соседа.
Ощущение самоидентичности на определённых промежутках времени – необходимое
условие того, чтобы обезьяна верила, что если она полезет на дерево, то именно она потом
насытится бананами. С другой стороны, на длительных промежутках времени эта
самоидентичность не работает. Обезьяна совсем не понимает, что именно ее накажут через год
после проступка. И ребёнок этого не понимает, а взрослый человек понимает умом, но верить в
это не хочет.
Возможно, что у муравьев эволюционно сформировались совсем другие представления об
идентичности.

Слияние копий – ведёт ли оно к решению проблемы идентичности?
Слияние ведёт к созданию существа, которое обладает опытом обоих существ
одновременно, и в этом случае ему кажется, что оно было ими обоими, и значит, никакой
проблемы копий нет.
Однажды два очага бодрствования в моём мозгу слились воедино. Дело было так. Это
было еще когда я учился в школе, и я засыпал на ночь, а потом внезапно слегка проснулся. И
вот что я заметил. Что в то время, как на зрительном уровне я разглядывал какие-то цветные
пятна перед глазами, на уровне слухового восприятия я слушал некую самовозникающую
внутреннюю музыку или обрывки дневных разговоров – не помню уже. Но главное было в том,
что каждый из этих двух процессов не знал о другом и оба они происходили параллельно! И в
каждом из них был внутренний опыт, квалиа, каждый из них был я. То есть на несколько
секунд моё сознание разделилась на две копии, каждая из которых была мной в равной степени.
Не было главной копии. Хотя вряд ли можно было ожидать пережить что-то другое, это меня
сильно удивило, так как подвергло сомнению моё представление о себе как об уникальной
единственной идентичности.
Итак, опыты по слиянию копий должны подтвердить, что нет никакой уникальной главной
копии. (Но можно конечно утверждать, что в момент слияния главная копия неким невидимым
и таинственным образом переделывает опыт неглавной под себя, переписывает её квалии – но
это за пределами измеримого).

Мягкое копирование как решение проблемы копий
Можно представить себе постепенное копирование или загрузку в компьютер. В его ходе в
каждый момент времени только несколько нейронов будут заменяться их аналогами в
компьютере, а с остальной частью мозга они будут связаны по радио (или квантовому каналу,
если это окажется важно). Чалмерс рассматривал похожий опыт в мысленном эксперименте
fading qualia – угасающие квалиа, который призван был показать, что переживание квалиа не
зависит от элементарной базы. Мягкое копирование не приводит к созданию нескольких копий,
и избавляет от соответствующих парадоксов.

Связь устройства вселенной и проблемы копий
Есть прямая связь между окончательным устройством вселенной и проблемой копий.
Если верна Платония (математическая одновременная вселенная), то все копии – это я, в
той мере, в какой они информационно эквивалентны.
Если верен эпифеноменализм – то тут начинается всякая неизмеримая хрень с копиями,
так как сам эпифеномализм по определению неизмерим.
Если верен махровый солипсизм, то нет проблемы копий, так как копий не существует.
Если однонейронная теория сознания верна, то аргумент с угасающей квалиа Чалмерса не
работает. Потому что можно случайно заменить главный нейрон на процессор, лишенный
переживающего опыта. Но можно пытаться разбить главный нейрон на атомы.

Существа, признавшие свою копию как себя, будут доминировать в будущем
Когда Батину кто-то говорит, что он против того, чтобы его копировали, Батин отвечает: «а
я хочу создать миллиард своих копий», и тогда его оппонент сразу как-то призадумывается.
Те люди или пост-люди, которые будут согласны на копирование, будут иметь большую
продолжительность жизни и, главное, большее число копий себя, и, следовательно, будут
составлять большинство существ в будущем, что следует из простых правил естественного
отбора.
Отказ от копирования обрекает носителей этой идеи на вымирание.
Можно, конечно, сказать, что будущие копии будут бездушными философскими зомби, но
это не обязательно — у них могут быть новые «души», что вполне возможно при
использовании живых нейронов. Те, кто имеет опыт копирования, не будет его уже бояться.

Идентичность как непрерывность развития в соответствии с внутренней логикой
Желудь претерпевает определенную последовательность изменений. Сначала из него
вырастает росток, потом пара листиков, молодое деревце, и, наконец, кряжистый дуб. Он может
принять на себя много воздействий внешней среды, но не может стать кленом (если только
вокруг нет биохакера с генетической терапией).
То есть идентичность может быть набором случайных признаков – большой, желтый, 137
– как обычно ими оказывается имя и дата рождения, но не понятно, что особенно ценного в
таком случайном наборе.

Идентичность как уязвимое место для смерти
Идентичность — это то, в чем я не могу измениться, не умерев. Таким образом, именно
идентичность делает нас уязвимыми для смерти, и чем шире наша идентичность, тем менее мы
подвластны смерти.
Безличное сознание способно освободиться от оков плоти и личности — если оно
существует.
Более точное определение смерти поможет нам понять, что имеется в виду под
идентичностью в каждом конкретном случае. Если мы понимаем смерть как разрушение
информации, то и идентичность здесь — это личные воспоминания.
Смерть для других соответствует идентичности как социальному соглашению (?)

Идентичность и проблема подлинности произведений искусства
Есть другая область знаний, где давно рассматривается проблема идентичности, а именно
история искусства и торговля антиквариатом. Интересно рассмотреть, как там решается
похожий вопрос.
Очень часто там возникает вопрос о том, чем же оригинал лучше копии. Ведь с профанной
точки зрения они выглядят абсолютно одинаково, а один стоит миллионы, другой — копейки.
1) На самом деле они не выглядят одинаково. До сих пор технологии воспроизведения не
передают изображение, типы и рельеф краски точно. Можно все это компенсировать, сделать
сверхточную копию. Но изготовление сверхточной копии потребует огромных финансовых
ресурсов, так как ресурсов обычной цветной печати недостаточно. Нужно подбирать те же
самые материалы.
2) То, что кажется точной копией, потом перестает ей казаться. Многие подделки 19 века
легко отличить сейчас на взгляд, потому что они копировали не само произведение, а свое
представление об оригинале. Теперь наши представления об оригинале изменились, и мы стали
видеть разницу.
3) Оригинал нужен, чтобы создавать копии. Мы до сих пор не можем считать всю
информацию, которая содержится на холсте, например, каков состав третьего слоя под
поверхностью.
4) Но этой проблемы нет с легко копируемыми по своему определению арт объектами —
стихами, например. Они были рождены копируемыми и для копирования.
5) Оригинал хорош тем, что он один. Не важно, как именно определяется его
единственность, но его ценность именно от единственности зависит, так как, например,
придает статус его владельцу, или дает возможность зарабатывать деньги, эксклюзивно
предоставляя право на него посмотреть.
Эта дискуссия не так далека от проблемы бессмертия человека, так как наибольшую
ценность представляют его сложные высокоуровневые объекты творчества, а не обычное
поведение, которое занимает 99 процентов времени. Это его шутки, выражение лица, стихи,
песни, книги, умные мысли или интересный секс, вкусный обед. То есть все то, что трудно
свести к простому набору параметров.
Более того, интересны не сами эти вещи, а человек, как их порождающая функция. То есть
именно произведения искусства, создаваемые человеком, придают этому человеку
индивидуальную ценность, делают и его самого произведением искусства.

Бессознательное и бессмертие
Тут мы переходим к вопросу о том, какова же сложность человека. Некоторые саванты
обладают сверхчеловеческими способностями в узких областях деятельности — перемножают
6-значные числа в уме, имеют феноменальную память, знают множество языков. Даже самый
обычный человек проявляет себя как суперкомпьютер, когда видит сон, то есть в реальном
времени отстраивает трехмерную картинку на уровне кино — с таким качеством и
изобретательностью, которые пока недоступны лучшим голливудским компьютерам или
требуют огромных расходов. Он проявляет себя как суперкомпьютер, даже когда просто идет
по улице, ведет машину или говорит. Ясно, что для восстановления суперкомпьютера
недостаточно просто дампа его памяти. (Но тут может помочь такая вещь, как «сайдлоадинг»
— использование готовой матрицы человека или клона, и затем его подстройка на основании
данных о конкретном человеке)
Если мы воскресим Пушкина, то для нас будет важно не то, откликается ли он на свое
имя, а то, сможет ли он продолжить писать прекрасные стихи. Интересно, что самому Пушкину
это будет не так интересно. (А ведь мы почти можем воскресить Пушкина уже сейчас — взять
его ДНК из волос, ввести в клетку, сделать ее стволовой — и клонировать его, а затем
родившегося ребенка обучать внутри некого театра, изображающего 19 век, Арину Родионовну,
Лицей, как в фильме «Шоу Трумена» – конечно, это еще не настоящее воскрешение, но
насколько мы продвинулись!)
Воскрешенный Пушкин может вообще не захотеть писать стихи, особенно, если поймет,
что его сейчас будут заставлять это делать.
То есть тут возникает более общий вопрос о значимости бессознательного в задаче
бессмертия. С точки зрения внешнего наблюдателя некоторые мои свойства важны и очень
отчетливо проявляются — это внешний вид, привычки, интонации, а также объекты моего
творчества. Но если смотреть изнутри, то многое из этого я вообще не замечаю и не знаю.
Более того, многое из того, что находится в моём мозгу, я воспринимаю как внешнее по
отношению к себе — и если творчество приходит как наплыв готовых форм из правого
полушария (писатели часто чувствует, что им диктуют), то этот наплыв может мной
восприниматься как приход информации из внешнего источника — тогда как с точки зрения
других людей это будет моё творчество. С точки зрения «внутреннего я» гораздо важнее
переживания, то есть квалиа, которые вообще скрыты от других существ или им неинтересны
(в боку заболело — меня это волнует).

Сохранение непрерывности не устраняет проблему копий
Нетрудно представить себе мысленный эксперимент, в ходе которого из одного человека
непрерывно возникают две копии. Например, мозг разрезается пополам, и к правому
полушарию достраивается копия левого, и наоборот. Или же это делается постепенно и на
уровне отдельных нейронов. И в мультиверсе все будущие копии возникают из меня
непрерывно.
В результате каждая из копий возникает плавно и непрерывно из исходного состояния,
затем они постепенно начинают друг от друга отличаться. И если только не считать «я»
неделимой точкой, то у меня будут два одновременных будущих состояния.
Эти две копии возникают из меня столь же непрерывно, как и мое следующее состояние
возникает из меня нынешнего.
Механизм их создания может быть подобен плавной загрузке. один нейрон заменяется на
две компьютерные копии свои, которые работают совершенно одинаково и сигналы от которых
суммируются, в результате мы плавно и непрерывно получаем две одинаковые копии, которые
потом могут начать расходиться.

Уменьшение «зоны идентичности» по мере научных исследований и место
«присоединения» сознания к мозгу (binding problem)
Чем лучше мы понимаем мозг человека, тем точнее можем обозначить его области,
ответственные за идентичность. Раньше нам нужно было все тело, потом стало понятно, что
именно мозг отвечает за переживание сознания, теперь, на основе данных по инсультам и коме,
мы можем также отсеять правое полушарие, мозжечок.
Более того, процессы в первичных визуальных полях мозга V1 и других первичных
сенсорных полях могут не осознаваться, что означает, что эти поля также являются внешними
для осознающего сознания.
То есть, зная отключение каких областей мозга приводит к отключению сознания, а
процессы в каких областях не осознаются, мы можем очертить те области мозга, которые
необходимы для акта сознательного переживания. В них входят гипоталамус, передняя
фронтальная кора и теменная кора левого полушария.
Другим критерием, по которым можно выделить области, ответственные за сознательный
опыт – это интеграция всех чувств, то есть эти области должны получать информацию из всех
сенсорных полей. Некоторые базальные ядра управляют работой мозга и степенью его
бодрствования, но, видимо, делают это опосредованно, осуществляя режимы
сон/бодрствование, а не обрабатывая всю информацию. То есть они не входят в область
сознания.
При этом в нейронауке даже есть такой термин «гомункулусофобия». Он состоит в
отрицании старинной идеи о том, что в центре мозга находится маленький человечик,
«гомункулус», который созерцает, как зритель в театре, все данные сенсорного опыта. Но всё
же в некотором смысле этот гомункулус есть – это те области мозга, которые получают
одновременно все данные сенсорного опыта с разных источников.
Можно с большой уверенностью предположить, что этот «гомункулус» является (или
включает в себя) то, что обеспечивает идентичность человека, то есть если пересадить его в
новый мозг, то это будет мозг прежнего человека, но с новыми опциями.
Попытки свести гомункулуса в точку привели к возникновению однонейронной теории
сознания, которая все же кажется абсурдной, поскольку тогда мы должны предположить, что
единственный нейрон способен сознательно понимать речь.
После решения задачи создания полноценной модели мозга человека можно будет
достаточно точно определить те зоны мозга, которые ответвлены за идентичность. Чем больше
будет прогресс нейронауки, тем точнее мы будем это знать, и тем меньше будет эта зона. В силу
этого, возможно, что в будущем не нужно будет сохранять весь мозг для сохранения
идентичности, а только один из его отделов или группу клеток, например, только гипоталамус.
Чем меньше этот орган, тем проще его извлечь и тем проще его или мгновенно криосохранить,
или поддерживать живым вне тела и мозга. Или содержать в неком состоянии стазиса, когда он
жив, но процессы крайне замедлены. При этом большая часть информации из мозга будет
внешней по отношению к этому ядру. Но при этом большая часть информации в памяти и без
того является лишней, вроде подробностей школьных отношений. Другая часть является
полезной, но если бы на ее место можно было бы загрузить еще более полезную, то значимость
ее бы уменьшилась: например, знание языков.
Binding problem имеет прямое отношение к тому, возможно ли выделить физически такой
коррелят сознания. Эта проблема имеет два уровня или формулировки.
Первый: каким образом я вижу зеленый квадрат и жёлтый круг. То есть как мозг понимает,
как связать срабатывание нейронов, реагирующих на круг, со срабатываниями нейронов,
реагирующих на желтый цвет, а не наоборот. Ведь известно, что отдельные участки визуальной
коры по отдельности обрабатывают признаки объектов.
На более общем уровне она звучит так: каким образом я сохраняю ощущение единства (и
непрерывности) сенсорного опыта при том, что процессы в мозгу носят распределенный
характер и под разные задачи включаются разные области?
Это можно описать и как проблема сравнения квалиа: если я найду один участок мозга,
которые переживает зеленый цвет, другой красный, а третий – звонкий звук, то каким образом я
могу сравнить все три ощущения и сказать, что цвета отличаются друг от друга, а звук от
цветов? Чтобы я мог их сравнить, они должны сойтись в одной точке.
Отсюда мы или должны прийти к точечному гомункулусу, или к идее о нелокальности
переживаемого опыта, то и другое попахивает квантовой мистикой, с помощью которой можно
объяснить все, что угодно, а значит объяснительная сила равна нулю.
Другой подход состоит в том, чтобы рассматривать квалиа как высокоуровневые свойства,
подобные числам. Например, представьте себе 7 камушков – их свойство, а именно их
количество 7, не находится локально в какой-либо точке этой группы.

Загрузка непрерывности
Здесь идея состоит в том, чтобы подключить небольшой чип к мозгу, к тем его отделам,
которые отвечают за переживания опыта, то есть являются нервным субстратом идентичности.
Подключить его таким образом, чтобы он участвовал в процессе его работы, хотя и не обладал
полной информацией о всех процессах в мозге. Чип должен обладать свойством непрерывного
кругового процесса обработки информации, то есть даже при отсутствии сигналов на входе он
должен как-то переваривать информацию по кругу.
В результате, после отключения мозга, непрерывность сознания будет находится в виде
непрерывного процесса на этом чипе. Более того, такой чип фактически уже создан – я имею в
виду протез гиппокампа крысы. Его подключали параллельно с живым гиппокампом. Но все же
факт сознательного существования людей с вырезанным гиппокампом говорит о том, что это не
тот орган, который, вероятно, нужен для сохранения сознания.
Другой вариант устройства для сохранения непрерывности сознания – это мгновенно
вырезать из мозга участок в момент смерти, который отвечает за часть процесса сознания.
Можно представить себе нечто вроде полого сверла или ружья, которое заточено на
выполнение этой операции.

Применимость проблемы копий в обыденной жизни
Кажется, что это только схоластическая проблему, но есть ситуации, когда она имеет
значение уже сейчас.
1. Вопрос об идентичности человека по прошествии большого времени или значительных
личностных изменений. Человек меняется в результате старения, инсульта, психоорганических
поражений, в измененных состояниях сознания. Вопрос об идентичности имеет место в
уголовной практике. Можно ли преследовать человека, который совершил преступление очень
давно или в измененном состоянии сознания – то есть в какой мере это один и тот же человек и
применимо преследовать старика за преступления, о которых он даже не помнит?
2. Вопрос о копиях возникает при хирургическом разделении полушарий, о чем пишет
Аргонов: Есть эксперименты, которые показывают, что отдельные полушария обладают
отдельными сознаниями, контролируют разные руки. Есть еще синдром множественной
личности. Наконец, есть случаи близнецов, сросшихся головами с общим мозгом, а именно
сестры Хоган – они имеют общие сенсорные данные, но не единое сознание – срослись они
областью таламуса.
3. Наконец, он переменим к идентичным младенцам-клонам, различие между которыми
неизмеримо.
Применение квантового компьютера для сохранения квантового сознания, если оно
существует
Если бы сознание было макроскопическим квантовым процессом (как полагают Пенроуз и
Хамерофф), то мы должны были признать, что существует способ долго удерживать такое
квантовое состояние (так, как это уже сделано в мозге), а также, что в мозгу имеется
определенный орган, его осуществляющий (например, группа нейронов, связанных
электрическими, а не синаптическими контактами и плотно прилегающих друг к другу). Раз
есть такой способ, то его можно реализовать и с помощью неких устройств, например, вместо
микротрубочек, соединив углеродные нанотрубки в некую конструкцию, затем подключить ее к
мозгу и перекачать (распространить) квантовое состояние на этот внешний квантовый
компьютер и затем там его применять. Поскольку это состояние взаимодействует со внешним
миров и меняется, производя некие вычисления, то трудно сказать, в какой мере к нему
применима теорема о запрете клонирования квантового состояния. Кроме того, само
перекачивание не будет клонированием, а скорее переносом кубита без изменения его
состояния.
Наконец, можно извлечь и сам орган, обеспечивающий квантовое сознание, так как
таковой орган должен обладать явным и отличным от окружающей среды мозга устройством.
В результате процесс загрузки сознания в компьютер не делается невозможным (как это
полагал Пенроуз, отрицая возможность классического ИИ), а даже в некотором смысле
становится проще. Для этого же можно использовать генетически модифицированные
нейроны, которые точно будут иметь те же микротрубочки, что и обычные и будут с ними
сочетаться.

Расширение сознание как инструмент переноса идентичности; локальный и
нелокальный подходы
Если сознание человека нелокально (под сознанием я имею сумму опыта здесь и сейчас,
состоящую из сейчас переживаемых квалий), то есть не реализуется некой маленькой
структурой внутри мозга, а реализуется совокупностью процессов во всем мозге, а именно,
неким процессом суммирования чувственных данных и решением на их основе, - то, добавляя
к мозгу новые части, мы можем расширить сознание так, чтобы оно включало и их. То есть
добавили орган восприятия ультразвука, и данные от него тоже присуммировались к моему
опыту здесь и сейчас. При этом суммирование, как мы договорились, происходит во всем
объеме мозга, а не в некой точке сознания, и, следовательно, можно расширить сознание очень
значительно.
То есть расширить переживание здесь и сейчас, чтобы оно одновременно включало много
опыта, от десятков органов чувств. При этом объем мозга, который это все делает, также будет
равен объему нескольких мозгов человека. И потом отдельные части этого мозга можно
отключить, в том числе и исходную, и это сделать постепенно, как если бы мы просто
перестали обращать внимания на неё. Этот перенос не есть традиционная загрузка, поскольку
при этом мы переносим не очень много информации об исходном человеке – например, мы не
переносим его личную память, но переносим его «способ суммирования».
То есть добавляя к мозгу новые части и отключая старые, мы перенесем непрерывность
процесса осознания на новый носитель. Или распространяем его на несколько довольно
похожих человеческих мозгов, что в принципе можно сделать, так как мозг человека и так
состоит из двух похожих полушарий, которые связаны информационной шиной – мостом
мозга, белым веществом. И к ней можно подключить третье полушарие.
Итак, у нас есть два пути:
Если сознание локально, мы можем пытаться вырезать и крионировать либо поддерживать
существование вне тела точно той области мозга, которая за это отвечает.
Если сознание нелокально, мы можем подключать к мозгу дополнительные структуры,
расширить сознание за их счет, и затем сохранить его в этих структурах (основной вопрос,
достаточно ли для такого переноса линейных причинных связей, то есть пучка проводов, или
нужны циклические сигналы или что-то более сложное, чем просто сигналы).
При этом можно предположить, что сознание локально в некой области мозга (гиппокамп,
или неокортекс), но внутри этой области нелокально. То есть выделив нужную область мозга,
можно начать ее расширять описанным выше способом.

Метерлинк об идентичности
В книге «Жизнь цветов» Метерлинка есть глава бессмертие. В ней М. пишет, что он легко
может представить себе существование бессмертного, бесконечного существа, но вопрос – что
общего у него будет с ним, человеком. И отвечает – память о некоторых событиях жизни,
причём память о множестве случайных и неважных элементов. Но затем он задаётся вопросом
– не странно ли, что носителем идентичности оказывается в общем-то маловажный элемент в
душевной и телесной организации человека – память о случайных событиях.

Самоидентичность человека уже значительно повреждена в течение его обычной жизни
Человек юридически идентичен от начала жизни и до конца, и также он полагает, что
идентичен и в трансцендентальном смысле. Но фактически:
1) Большинство мгновений жизни забывается
2) Сны резко забываются, демонстрируя разрывы непрерывности потока сознания
3) Память в детстве полностью сменяется памятью во взрослом состоянии
4) Цели человека почти полностью меняются каждые несколько лет
5) Внешний вид и социальный круг человека полностью меняется за жизнь
6) Человек настолько дисконтирует своё будущее, что не считает себя через 10 лет собой.
То есть если бы человек мог, он бы повысил свою самоидентичность, например, улучшив
свою память.

Взаимная поддержка способов реализации идентичности
Различные виды реализации идентичности поддерживают друг друга, когда один хромает.
Информация, непрерывность, индексная информация, социальная роль, квалиа, все они
работают одновременно для реализации идентичности в человеке, – не в том смысле, что это их
основная функция, а в том, что, благодаря им идентичность человека является такой жесткой и
однозначной. Благодаря этому комплексу я очень точно знаю, кем стану в следующий момент
времени, и если один из способов реализации идентичности дает сбой, то она поддерживается
иными способами - ни наркоз, ни забывание собственного имени, ни потеря памяти, ни смена
паспорта или гибель части мозга не могут победить огромную инерцию всей суммы различных
способов реализации идентичности.
Идентичность возникла как мощное эволюционное приспособление, а затем социальное
приспособление, так как она заставляет заботится именно о себе, своей еде, своей безопасности
в первую очередь и с небольшими исключениями. Наоборот, для вируса или делящейся клетки
концепция идентичности была бы эволюционно вредна.
Необходимым условием самоидентичности человека является неотделимость аппаратных
и программных средств в его мозге, которая реализуется через сложность биологии мозга.
В некотором смысле проблема идентичности подобна проблеме свободы воли – которую
обычно пытаются решить на низком уровне, рассуждая о детерминированности или
недетерминированности составлявших элементов. Но правильнее о ней рассуждать как о
высокоуровневом свойстве, как, например, речь, которая не зависит от свойств нейронов –
нейроны мало знают про речь.
В некотором смысле можно описать идентичность как соглашение с самим собой: момент
А1 соглашается считать момент А2 своим следующим, а момента А2 - момент А1 своим
предыдущим.

Копия и ее поражение в правах
В фильме «6ой день» Шварценеггера клонируют. Его клон-копия не знает, что он копия, и
рвется к своей семье, где встречается с оригиналом. Потом они вместе спасают семью, и клон
решает уйти в одиночное плавание, чтобы не мешать своему оригиналу жить с семьёй. Здесь
мы видим, что, хотя копий может быть много, но социальная роль есть только для одной. То
есть одна абсолютная копия имеет всё, а другая ничего. И копия является очевидным
претендентом на тот же ресурс, что и оригинал.
Поэтому я бы не очень хотел, чтобы у меня возникла копия, так как нам бы пришлось
решать, кто спит в моей кровати, тратит мои деньги, дружит с моими друзьями. Более того, я
боялся, что у копии есть основания желать убить меня, и никто меня не спохватится – и я также
понимаю, что она понимает, что я тоже могут хотеть ее убить.
Обнаружить себя утром копией, а не оригиналом, значит осознать мгновенное поражение
в права, равное утрате всей собственности, семьи и созданию большого риска для жизни. Грен
Иген хорошо описывает эти чувства копии в романе «Город Перестановок».
То есть нормально существовать копии могут только в некой цифровой реальности, где
ресурсы очень дешевы, и где существуют некие законы, реализующие равные права копии и
оригинала.

Развитие представлений об идентичности как суть жизни человека
Представление об идентичности - не просто какой-то случайная картинка в сознании. Это
закономерно развивающийся образ. У младенца нет представления о себе, потом оно четко
совпадает с границами тела, потом возникает знание о своем имени, и затем о местоимении»
«я», затем о собственной психике, независимой от тела, а также наращивание представлений о
себе и своих личных свойствах и своей индексной информации. Затем идентичность может
переносится на семью, или сужаться в точку чистого сознания-атмана.
Разные представления об идентичности будут означать и разную степень согласия на
замену себя на копию. Младенец вообще не сможет понять вопроса. А заботливой матери это
будет не важно. Чем эгоистичнее человек, тем важнее ему проблема самоидентичности, кстати.
Из этого следует возможность дальнейшего развития представлений об идентичности,
которые могут по-разному решать проблему копий.

Индексная информация по пробуждении утром
Утром я обнаруживаю собственную идентичность, сравнивая свои ожидания о своем
месте положении и наблюдаемую комнату, время года, свое отражение в зеркале и разные дела
и обстоятельства. На самом деле это не очень большой чек-лист.

Идентичность как common sense не тождественна ни информационной, ни
непрерывностной концепции идентичности
У нас есть социальное соглашение, что человек является одним и только одним с момента
рождения и до момента физической смерти, и при этом не является ни кем еще. Это я назвал
представление об идентичности с точки зрения здравого смысла.
Любые теории об идентичности должны стараться «add up» (как говорил Юдковски, есть
закон Игена: Its all add up to normality» – то есть сумма всех невероятных теорий должна давать
обычную реальную жизнь) – то есть достраиваться до обычного представления. То есть их
авторы пытаются придумать такой физических механизм, который в точности давал бы тоже
представление об идентичности, что есть у нас исходно. Однако все простые механизмы не
справляются с этой задачей.
1. Информационная теория не справляется, потому что знания двух летнего ребенка и 80
летнего старика полностью не совпадают, хотя это один и тот же человек, но в будущем.
2. Теория непрерывности процессов в мозгу – потому что при наркозе, эпилепсии,
ретроградной амнезии, даже просто при резком пробуждении сознание переживает разрыв с
полной потерей памяти о том, что оно делало в предыдущую секунду. Не говоря уже о такой
сложной ситуации как физическое разделение полушарий мозга, которые ведут к образованию
двух личностей. Некоторые люди пережили клиническую смерть в состоянии охлаждения
(провалились под лед, откачали через 4 часа), и в ходе этого состояния их мозг не работал.
Сейчас технологию охлаждения смертельно раненных внедряют в медицинскую практику -
нарушилась ли их идентичность в результате?
3. Теория о тождестве нейронов тоже несостоятельна, так как за время взросления
человека огромная масса нейронов в мозгу сменяется, не говоря уже о ситуации разделения
полушарий.

Копии невозможны без ИИ, и поэтому задача сводится к слиянию с ИИ
Невозможно научиться копировать мозг человека, не изучив его досконально. Или, по
крайней мере, не получив инструментов для такого изучения, например, в виде сканирования
мозга или нанороботов в мозгу. Поэтому работающие модели мозга будут созданы раньше, чем
копии конкретного человеке, и если мы сможем создать аналог мозга в компьютере, то сможем
создать и усиленный его вариант, то есть искусственный интеллект, превосходящий
человеческий. Который будет способен к дальнейшему самоапгрейду. То есть сверхИИ
возникнет почти одновременно с возможностью создавать копии – и он, собственно, и будет
осуществлять контроль над их созданием.
Не будет никакого механического сканера и телепортатора – будет
высокоинтеллектуальный компьютер, осуществляющий процесс создания копии.
Из этого следует:
1. Сам вопрос о правомерности создания копии, необходимой для этого точности, и
способах обеспечения идентичности может быть решен сверхИИ лучше, чем людьми-
философами. Это решение затем может быть обосновано и сделано понятным для людей в виде
текста или эксперимента.
2. Личность и сознание человека будут расширяться через взаимодействие с
искусственным интеллектом через нейромпланты, регенерацию мозга, и через нейро-
социальные сети – нечто вроде Фейсбука с мозговым интерфейсом. Это будет более важным
инструментом достижения бессмертия, чем создание отвлеченных копий.
Иначе говоря, если ИИ считал состояние сознания и мозга некого существа, то тем самым
уже произошло слияние с ИИ, и вопрос о выделении из этого ИИ копии исходного существа –
вопрос вторичный.
Интересно, если нейроны из моего мозга непосредственно соединить с мозгом другого
человека через нервные окончания – то что будет? Единое сознание? Если сознание – это
процесс, то может ли оно, как волна, двигаться по разным участкам мозга, и потом перейти в
другой мозг?

Еще идентичнее, чем я
Обычно мы считаем, что копия менее идентична мне, чем моё следующее состояние
идентично мне-сейчас. Но интеллект обладает огромной силой оптимизации, и если мы будем
увеличивать степень сходства копии, а также степень передачи идентичности, то мы можем
сделать overkill – то есть сделать больше, чем нужно.
Следующее состояние возникает через 1/40 секунды в мозгу вместе со следующем циклом
его работы, грубо говоря. За это время мозг незначительно, но изменился. В целом мы считаем
эти изменения ничтожными. Но с вычислительной точки зрения это не так. В день в мозгу
гибнут миллионы нейронов, а 1400 новых нейронов рождается в гиппокампе, каждый из них
создает тысячи новых соединений. При этом мозг проходит более миллиона циклов работы за
день (скорость его замедляется ночью, 40 циклов в секунду – это верхний предел).
То есть в каждый следующий миг работы мозг отличается на один нейрон и тысячи новых
соединений. Если бы это был компьютер, это было бы огромной разницей. Причем большая
часть этих изменений носит характер хаотического разрушения и связана со старением и
смертью нейронов и утратой тех или иных элементов памяти. То есть она является шумом в
канале передачи информации от настоящего в будущее.
Если в копии не будет всех этих ошибок, то она будет более идентична мне, чем я в
следующий момент времени.
Марк Волкер рассматривает это на примере на примере мысленного эксперимента, где
человеку предстоит выбрать – или он переживет массивный инсульт, который сильно повредит
его интеллект, настроение и оставит перманентно калекой, или он будет заменен на точную
свою копию, в которой будут исправлены ошибки в сосудах, ведущие к инсульту. Здесь копия
будет заведомо лучше оригинала.

5.7. Предварительные выводы:
консервативный подход к решению проблемы
копий
Обзор представлений об идентичности в виде тезисов
1) Идентичность сохраняется по прошествии десятков лет, переживании комы,
клинической смерти, гибели части мозга, полного забывания личной истории. Тем не менее, мы
считаем, что это тот же самый человек. Однако полностью тождественную копию «за стеной»
не готовы признать идентичной. Вывод: идентичность не зависит от информации в мозге.
2) К «идентичности» применима теория Чалмерса о угасающих квалиа. Он рассматривает
плавный спектр промежуточных механизмов между роботом и человеком (заменяя по атому).
Допустим, что у робота нет квалиа. В результате получается, что-либо квалиа плавно затухают,
либо резко прекращаются в этом спектре промежуточных состояний. Оба варианты абсурдны.
Отсюда Чалмерс заключают, что робот тоже будет иметь квалиа. Тоже применимо и к
идентичности. Нельзя представить себе идентичность на 50 %, хотя можно построить
непрерывный спектр существ. В результате, либо все со всеми идентичны, либо каждое
состояние наблюдателя идентично только само с собой.
3) Если некто утверждает, что его идентичность прекращается каждую секунду,
опровергнуть это невозможно. Из чего следует абсурдность понятия об идентичности.
4) Проблема «идентичности» возникает, только когда возникает больше чем одна копия.
Если произошло масса невероятных трансформаций, но на выходе только одна копия, то
проблем с идентичностью нет. Если же некое существо разделяется на две копии в будущий
момент времени, то тут то и возникает проблема идентичности.
5) При этом она направлена в будущее – эта проблема есть только у того, существа,
которое разделится на копии, но её нет ни у одной из копий: каждая из них считает себя
идентичной своему прошлому.
6) Более того, если разделение на копии произошло незаметно (никто не знает, что копии
были созданы: ни копии, ни оригинал), то проблема идентичности не возникает.
7) Следовательно, проблема идентичности возникает при планировании своих будущих
действий: мы не приспособлены для планирования действий двух одновременных копий
8) Но на самом деле это не так: Мы приспособлены к этому. Например, когда я составляю
план действий на завтра и на послезавтра (при условии, что в эти дни я занимаюсь разными
делами).
9) Отсюда возникает «расширенное понятие идентичности»: я идентичен всем своим
будущим копиям. Точно также, как я идентичен я-завтрашнему и я-послезавтрашнему.
10)Отсюда, если мне предложат такой способ путешествия на луну: пересылают копию, а
оригинал уничтожают, то я должен согласится при следующей смене формулировок: копию на
луну отправляют, но оригинал не уничтожают. А после завершения путешествия обе копии
объединяются через некую процедуру «слияние памяти».
Понятие об идентичности выдуманное (то есть искусственно создано философами), и оно
не может не приводить к парадоксам, сталкиваясь с нашими интуициями об идентичности.

Консервативный подход к проблеме идентичности
Консервативный подход состоит в том, что мы признаём, что не знаем окончательно,
каково решение проблемы идентичности, и поэтому мы должны выбирать те пути продления
жизни, которые наилучшим образом её сохраняют, независимо от того, какую интерпретацию
мы выбрали.
Консервативный подход состоит в отказе от суждения: мы не знаем, что есть
идентичность. Можно предположить, что в будущем мы будем это знать лучше, благодаря
исследованиям в области ИИ, исследованиям мозга, экспериментального исследованиям
сознания. Будущий сверхинтеллект сможет решить проблему идентичности лучше нас.
Консервативный подход состоит, что мы стараемся сохранить как можно больше
идентичности (например, замораживая мозг при крионике), но при этом не избегаем тех
подходов к продлению жизни, которые основаны на тождестве копии и оригинала (цифровое
бессмертие).

Прагматический подход к проблеме копий: выбор меньшего зла
Проблема достижения бессмертия с помощью копий должна решаться в два этапа. На
первом этапе мы не знаем, каковы условия сохранения идентичности. Поэтому мы просто из
всех зол выбираем меньшее.
На основании предпочтения меньшего зла можно сформулировать следующий принцип:
лучше иметь копию, чем ничего, и лучше иметь оригинал, чем копию. То есть, если
единственным шансом спасения от смерти является создание копии, то на это стоит
соглашаться. Но на создание копии как средство приятного транспорта соглашаться не стоит.
Если же есть возможность сохранить оригинал, то это лучше, чем создавать копию.
На втором этапе мы ждём от учёных будущего, что они найдут достоверный способ
доказательства идентичности, как философский, таки практический. Этот ответ должен быть и
окончательным ответом о природе времени и сознания, то есть он мягко говоря – не прост. Он
посложнее, чем просто продлять жизнь человеку.
С точки зрения теории принятия решения, всё просто – замену себя на копию, или перенос
в компьютер, следует рассматривать как 50 процентный риск умереть. Потому что мы не знаем,
что происходит при этом с идентичностью, и у нас нет оснований предпочесть одну гипотезу
другой. Соответственно, иногда 50 процентный шанс сохранить жизнь – это очень неплохо,
иногда стоит рискнуть, например, если это сулит бесконечно большой выигрыш, иногда это
неприемлемо.
Это позволяет ответить на вопрос о том, стоит ли соглашаться на путешествие на Марс
через копирование. Если это путешествие – вопрос жизни и смерти, то тогда стоит. Если же это
прогулка ради собственного удовольствия, то тогда, наверное, безопаснее отказаться.
Причём и идея о всемирном атмане, и идея чистого материализма как раз наиболее
благоприятствуют представлению о том, что для тождества копий достаточно тождества
информации. А идея об идентичности как непрерывности не благоприятствует.

Копии и теория принятия решений
Проблема копий – это проблема теории принятия решений, а не физическая или
информационная проблема. Ведь интересен только выбор между копированием и
некопированием – соглашаться ли на копирование. Если процесс копирования происходит
естественным неизбежным путем, то тут нет выбора, нет и проблемы копий. Человек вряд ли
сможет возражать на то, что атомы в его теле заменяются и в силу этого он утрачивает
идентичность.
Также если и многомирная интерпретация верна, то человек каждый миг разделяется на
много копий, но опять же, здесь нет никакого выбора. Можно по этому поводу страдать или
радоваться, но даже на процедуру планирования это не сильно влияет, если считать доли копий
как вероятности.
Основная проблема при разветвлении миров в многомирной интерпретации квантовой
механики – то, что я могу не сомневаться, что в следующее мгновение я окажусь во множестве
маловероятных миров, в которых, скорее всего, буду страдать – то есть что на мой дом упадет
самолёт и так далее. То есть если я считаю, что я – это все мои копии, независимо от их
вероятности, то число странных копий в следующую секунду будет многократно больше числа
нормальных копий.
Единственный способ не думать так – это считать, что я оказываюсь одной из копий
только с некой вероятностью, пропорциональной доле миров, которой эта копия существует.
То есть, если считать, что я – это все мои копии, и что многомирная трактовка верна, то
следующее мгновение будет радикально отличаться от всех прошлых и не в лучшую сторону.
Это делает всякое планирование невозможным. И на этом фоне проблема создание копий
«обычным способом» в компьютере просто меркнет.
Особенно эта ситуация обостряется, если считать несколько слившихся копий за одну. То
есть когда 100 копий-следующих моментов находятся в абсолютно одинаковой обычной
ситуации, и три в разных экстремальных. Если счесть эти сто за одну, то большинство копий –
это именно странные ситуации.
Можно снять проблему копий, если вообще не думать о будущем – но тогда нет ни
проблемы смерти, ни проблемы бессмертия, ни вообще какой-либо целенаправленной
деятельности или мышления.
Машина времени не создает проблему копий, хотя создает копии. Если я вернулся в
прошлое и разговариваю с собой, потом дожил до некого момента в будущем, а затем снова
вернулся в это прошлое, то там в прошлом будет три мои копии, весело разговаривающие друг
с другом, но нет «проблемы копий», так как «я-первый» знаю, что неизбежно затем стану
второй копией, а потом и третьей. Из этого следует, что если бы у нас была некая «связь с
будущем», то это могло бы как-то помочь решить проблему копий.
Бессмертие и идентичность – это не продукт низкоуровневой физической реальности,
которую можно измерить экспериментом.
http://lesswrong.com/lw/pm/identity_isnt_in_specific_atoms/ (Юдковски об этом) Это продукт
высокоуровневой реальности, которая создается системой целей. Я – это то, что я хочу, чтобы
было мной. Иногда я хочу быть тем же самым в следующий момент времени, иногда стремлюсь
к множеству копий с похожими признаками, иногда я стремлюсь к радикальным изменениям
внутреннего состояния или общих принципов функционирования.
При эволюции системы целей у существа побеждают те цели, которые рассчитывают на
более длительное самосохранение. Некоторые цели быстро исполняются и забываются. Другие
цели стремятся сохранить себя в виде главной цели, и именно они доминируют с течением
времени.
Невозможно рассуждать о копиях, не принимая в расчёт многомирное бессмертие.
Нельзя забывать, что бесконечно много моих копий существует и будет существовать за
счет бесконечности вселенной, многомирной интерпретации и хаотической инфляции. Таким
образом вопрос о том, что сейчас создадут 10 моих копий упирается в то, что уже существуют
миллионы миллиардов моих копий, и на фоне их существования добавление ещё одной копии
не играет никакой роли.

Вычленение участка мозга, отвечающего за идентичность
Можно экспериментально исследовать, какая область мозга отвечает за идентичность,
рассматривая разные случаи увечий (или ставя опыты по временному отключению). Вполне
логично предположить, что за идентичность отвечает не весь мозг, так как огромное число
людей сохраняют идентичность, несмотря на значительные повреждения мозга.
Однако если мы предположим, что идентичность равномерно распределена по мозгу, то
тогда получится, что идентичность не бинарная функцию, а убывает постепенно. (напоминает
логику Чалмерса с «угасающими квалиа»). Однако идея о том, что кто-то будет идентичен мне
на 50 % абсурдна, поскольку размывает смысл идентичности.
Или, если продолжить мысленный эксперимент по удалению по одному нейронов и
наблюдению, сохраняется ли идентичность, то можно обнаружить «ключевой» нейрон, который
ее сохраняет. Это тоже выглядит довольно абсурдно.
Всё же предположим, что мы выделили некий кусочек мозга, который отвечает за
идентичность, положим, что это – гиппокамп (правда, он парный у обоих полушарий, так что
тогда придётся признать наличие двух идентичность у каждого человека), в котором
интегрируются сенсорные переживания для последующего запоминания. По отношению к
нему остальные части мозга являются внешними подключаемыми функциями.
Тогда возникает идея выделить эту область мозга, содержащую идентичность (а это в
любом случае не весь мозг, например, спиной мозг явно ненужно сохранять – но некоторые
думаю, что нужно) и сохранять ее живой вплоть до воскрешения.
Чем меньше живая область, тем проще ее сохранять в живом виде, в питательном растворе
(хотя даже гиппокамп стареет), и тем проще ее охладить и крионировать и криосохранять.
Гиппокамп весить только несколько грамм.

Человеческая идентичность как постоянно развивающаяся комплексная социально-
биологическая адаптация
Итак, мы выяснили, что есть множество определений идентичности, каждое из которых
определенным образом укоренено в реальности, и которые связаны с единством тела, наличием
субъективного опыта, способностью самораспознавания, результатами социального узнавания,
индексной информацией, непрерывностью памяти о прошлом, необходимостью и
способностью планировать будущие поступки и нести ответственность за их последствия.
Это ощущение идентичности является результатом длительной биологической, затем и
социальной эволюции. Человеческий мозг имеет отдельный участок для распознавания лиц и
учета близких родственников, а также автоматически вычисляет свое место в социальной
структуре. Кроме того, идентичность детей необходима для передачи своих генов, и
большинство животных понимают это (львы, едящие чужих котят). Кроме того,
предвосхищение собственной боли лежит в основе планирования, и такое переживание эмоций,
как, например, страх, невозможно без ощущения идентичности с будущими состояниями.
Иначе говоря, в мозгу млекопитающего уже заложены механизмы, которые вычисляют личную
идентичность, и которые действуют автоматически. Некоторые методы психотерапии работают
через преодоление этих механизмов, например, совет Карнеги «живите в отсеке сегодняшнего
дня» для преодоления чувства тревоги. Это прошитое чувство идентичности трудно заметить и
изменить, так как оно реализуется на аппаратном уровне.
Более того, у человека эта животная идентичность модифицирована социальными
настройками, такими как распознавание родственниками, чувством членства в группе,
философскими идеями.
Далее, идентичность развивается и усложняется как в ходе эволюции (у вирусов все копии
считаются за одну), так и в ходе личного развития человека. Если в младенчестве его
идентичность целиком определена ДНК, а затем социальной средой и информацией, то чем
человек старше, тем в большей мере он способен сам переопределять свою идентичность,
например, принимая решение о проблеме копий, и лететь или нет на Марс в виде цифрового
слепка.
Кроме того, различные составляющие идентичности присутствуют одновременно у
человека, и способны восстанавливать те части идентичности, где она была нарушена.
Например, непрерывность долговременной памяти помогает восстановить идентичность при
разрыве потока сознания при наркозе. Непрерывность социальной распознавания и тела
сохраняет идентичность даже для человека в коме или при амнезии. Но в момент физической
смерти связь идентичностей друг с другом рассыпается.
Итак, человеческая идентичность – это группа из нескольких элементов, которые
поддерживают друг друга и постоянно развиваются в направлении все большей личной
ответственности за выбор идентичности.
Однако, с другой стороны, идентичность все время адаптируется к меняющимся условиям
среды. Возникновение технологий копирования и загрузки сознания бросает вызов
устоявшимся представлениям об идентичности, которые проявляются в виде разных
парадоксов. Так или иначе, произойдет новая адаптация и победят те представления об
идентичности, которые copy-friendly. Одновременно появятся новые способы обеспечения
идентичности и уникальности, нечто вроде цифровой подписи или блокчейн.
При всем этом роль квалиа и сознания нам пока не понятна, и поэтому я предлагаю
консервативный подход к проблеме копий: стараться сохранить как можно больше разных
способов передачи идентичности.
Глава 6. Бессмертие и глобальные
катастрофы
Необходимость предотвращения глобальных катастроф для достижения бессмертия
Очевидно, что необходимым условием достижения бессмертия является отсутствие
глобальной катастрофы. Человеку необходимо не только бессмертие его тела, мозга и сознания,
но и бессмертие поддерживающей его цивилизации и вселенной.
Чем больше продолжительность жизни человека, тем большее значение для него
приобретает риск глобальных и региональных катастроф, поскольку на длительных
промежутках времени даже маловероятные события становятся реальными.
Парадоксальным образом именно те технологии, которые могут обеспечить бессмертие
человека, могут и привести к гибели цивилизации. Управление биологической материей может
привести к созданию супервирусов, которые уничтожат все живое на Земле, но одновременно
может остановить старение и обеспечить регенерацию тела и пересадку мозга.
Нанотехнологии могут создать практически бессмертное человеческое тело с огромной
живучестью и способностью к регенерации, но одновременно могут привести к созданию
серой слизи и нанотехнологического оружия.
Загрузка сознания в компьютер равносильна созданию ИИ, а ИИ может стать враждебным
и уничтожить всех людей.
Каждый следующий уровень технологий защищает здесь от угрозы смерти, возникшей на
предыдущем – киборгизированному телу не страшны биологические вирусы, а загруженному
сознанию не страшно размножение нанороботов на планете – оно ведь может переместиться на
спутник.

Каждая сверхтехнология может как привести к бессмертию, так и к глобальной
катастрофе
Исходя из темпов развития новых технологий, разумно ожидать появления в 21 веке по
крайней мере трёх сверхтехнологий:
 Биотехнологий, как власти над миром живой природы
 Нанотехнологий, как как власти над материей на атомарном уровне
 И искусственного интеллекта как власти над информацией.
Каждая из этих сверхтехнологий по отдельности могла бы создать почти бессмертного
человека. Например, при помощи биотехнологий достижима неограниченная способность к
регенерации органов, победа над старением, клонирование запасных тел, что может позволить
телу человека жить сотни лет.
С помощью нанотехнологий можно произвести киборгизацию тела на клеточном уровне,
постепенно заменяя клетки на наномеханизмы, и таким образом создать почти бессмертное
тело.
С помощью искусственного интеллекта можно разработать многие новые пути продления
жизни, а также реализовать задачу переноса сознания в компьютер. Если сознание будет
перенесено в компьютер, то время его жизни будет равно жизни самой цивилизации – точно
также, как копии книг существуют, пока есть цивилизация.
С другой стороны, каждая из сверхтехнологий обладает потенциалом уничтожить всё
человечество, то есть привести к вымиранию людей как биологического вида.
Биотех позволяет создать вирусы с высокой вирулентностью, нанотех – серую слизь и
другие виды нанотехнологического оружия, ИИ может оказаться опасным для человечества, и
решить уничтожить его. Я написал книгу «Структура глобальной катастрофы», где подробно
рассматриваю различные риски вымирания человечества.
Основная задача таким образом состоит в том, что направить развитие сверхтехнологий не
на создание оружия, а на медицину. Реализация этой задачи видится через объединение
планеты (то есть устранение государств и возможности войн между ними), создание всемирно
системы контроля над разными видами опасных технологий (типа МАГАТЭ, но эффективнее и
основанное на тотальном компьютерном наблюдении), и через рост сознательности людей и
общества в целом.

Глобальные катастрофы как, возможно, основная причина смерти людей в будущем
В каждую эпоху была основная причина смертности людей. В неолите это была
младенческая смертность и войны между кланами. В 6 веке – эпидемии оспы. В 19 веке
туберкулёз. В 20 веке главной причиной является старение, которое проявляется через два
основных фактора – сердечно-сосудистые заболевания и рак. Победа над одной причиной
смертности выводит в главные другую причину. Глобальные и региональные катастрофы могут
стать главной причиной смерти в будущем.
В книге «Структура глобальной катастрофы» я провел оценку рисков, и пришёл к выводу,
разделяемому и другими исследователями, что вероятность глобальной катастрофы, ведущей к
полному человеческому вымиранию, в 21 веке составляет около 50 процентов, и в первую
очередь она связана с экспоненциальным развитием новых технологий. Иначе говоря, средняя
ожидаемая продолжительность жизни нашей цивилизации имеет порядок 100 лет. Очевидно,
что люди (точнее, новорожденные) не могут иметь среднюю продолжительность жизни
большую, чем у их цивилизации.
Даже если несколько человек ненадолго переживут гибель цивилизации в бункере, это не
повлияет на ожидаемую продолжительность жизни основной массы людей. Если же
цивилизация сможет возродится после большой катастрофы, то тут хотя бы есть шанс на
воскрешение.
Таким образом, предотвращение глобальных рисков является одной из основных задач по
достижению бессмертия в наш исторический период, пока люди сконцентрированы на одной
маленькой планете.
Только если скорость расселения человечества в космосе будет опережать скорость
действия создаваемого при этом оружия, то риски глобальной катастрофы отступят на второй
план. Пример: В прошлом луки и стрелы били на сотни метров, а корабли плавали на тысячи
километров, сейчас же дальнобойность ракет опережает средства транспорта для людей.

Система защиты от глобальных рисков и сверхИИ
Другой шанс победить проблему глобальных рисков – это создать очень мощную систему
защиты, которая надёжным образом снизит глобальные риски. Пока удаётся представить себе
только одну систему такого рода – это система искусственного интеллекта, которая
контролирует все заселённое пространство и превосходит людей в интеллекте, и при это
обладает системой целей, нацеленной на предотвращение глобальных катастроф и сохранение
жизни людей. Иначе говоря, это должен быть так называемый Дружественный ИИ. Но само
создание такой системы сопряженно с неизмеримыми пока рисками, поскольку гораздо проще
создать недружественный ИИ.
Чтобы создать опасный ИИ, не нужно иметь ясности по проблемам квалиа. Этому ИИ
вполне достаточно понимать законы модификации вирусов гриппа, чтобы уничтожить почти
все население планеты. Но создать Дружественный Ии, не поняв, что такое квалиа,
невозможно. Поскольку он тогда может заменить людей на филозомби, грубо говоря. Остаётся
надежда, что сам ИИ сможет разобраться с квалиа и объяснить нам, что это и что с этим делать.
Итак, для спасения от глобальных катастроф нам нужен ИИ, или даже точнее сверхИИ,
который может получится из ИИ, способного к рекурсивной самооптимизации, то есть к
самоусилению. С другой стороны, сам процесс самооптимизации такого ИИ может быть или
неустойчивым, или вести к утрате его базовых целей, или привести в конечном счете к
разрушению или зависанию такого ИИ – то есть к той или иной глобальной катастрофе.
Это может быть, например, так: чем выше уровень ИИ, тем быстрее он может
оптимизировать своё внутреннее состояние, и внешний мир в соответствии со своими целями.
Соответственно, сверх ИИ сможет оптимизировать свои состояния очень быстро, буквально за
один шаг. Иначе говоря, чем выше интеллект, тем быстрее он достигнет всех своих целей.
СверхИИ достигнет их мгновенно. После чего остановится.
Чем дольше живёт человек, тем большим является для него риск погибнуть в глобальной
или региональной катастрофе, так как их вероятности не зависят от его возраста (но растут во
времени в нынешний период). Поэтому, если у человека ожидаемая продолжительность жизни
10 лет, то он может смело игнорировать риски глобальной катастрофы, но если 100, то он
игнорировать их не может.
Чем дольше человек живёт, тем важнее для него становится задача предотвращения
глобальных катастроф, так как именно глобальная катастрофа становится наиболее вероятной
причиной его смерти.
Гипотетически можно представить себе одиночку, который выжил в
постапокалиптическом мире за счёт многомирного бессмертия, и если: а) глобальные
катастрофы весьма вероятны и б) теория о многомирном бессмертии верна, – то для каждого
отдельного человека это один из самых вероятных сценариев будущего опыта.
Региональные и глобальные, но не окончательные катастрофы
Кроме того, есть риск гибели от региональных катастроф – войн, природных катаклизмов.
Для современного человека этот риск составляют 1-2 процента и пренебрежим на фоне
остальных.
И еще есть «почти глобальные катастрофы» – то есть катастрофы, которые охватывают
всю поверхность Земли, но не приводят к полному вымиранию людей, а только, допустим, к
гибели 90 процентов. Атомная война или эпидемия может привести к таким последствиям. Для
глобальной судьбы цивилизации такая катастрофа незначительна – цивилизация залечит её
раны за 100 лет, но для большинства людей она означает смерть и утрату на надежду на
бессмертие в этой жизни.

Задача бессмертия цивилизации
Предотвращение глобальных катастроф – это реализация задачи бессмертия цивилизации,
то есть словами А.Кононова, её неуничтожимости.
Бессмертие цивилизации и бессмертие личности – это на самом деле одна задача на
разных уровнях, и эти уровни постепенно сближаются. Личность не может существовать без
поддерживающей её цивилизации. Но и переход цивилизации на новый, космический уровень
её существования невозможен без радикального изменения человеческого тела.
Но возможны ситуации, когда эти две задачи друг другу противоречат.
Допустим, некая инвестиция в исследования в сто раз (с 0,1 до 10 процентов) увеличит
шансы нынешнего поколения дожить до бессмертия, но на 1 процент сократит суммарные
шансы человечества выжить (с 80 до 79 процентов). В принципе это верно для любого
ускорения научных исследований в ущерб оценки их безопасности. То есть выбор в сторону
этого исследования радикально повышает шансы достичь бессмертия для конкретного человека
в этот момент времени, но в целом для человечества это вредно.

Что важнее: бороться за личное бессмертие или против глобальной катастрофы?
В своей книге о глобальной катастрофе я привел оценки различных авторов, которые
сходятся на том, что вероятность глобальной катастрофы и человеческого вымирания в 21 веке
составляет 50 процентов, и возможно даже, эта величина занижена.
Глобальная катастрофа означает тотальное торжество смерти, и если отвлечься от
многомирного бессмертия – то и личную смерть наблюдателя.
Таким образом, шансы молодого человека умереть от старения и от глобальной
катастрофы примерно равны.
Может создаться впечатление, что борьба за бессмертие является преждевременной и
лишней в мире, наиболее актуальной проблемой которого является угроза глобальной
катастрофы. Более того, развитие некоторых наилучших способов продления жизни –
наномедицины, управления геномом, ИИ – увеличивает и шансы глобальной катастрофы, так
как способствует развитию обоюдоострых технологий.
С другой стороны, обычный человек может очень мало что сделать, чтобы уменьшить
вероятность глобальной катастрофы – более того, почти нет никаких измеримых доказательств
того, что он действительно этого достиг, кроме разве что факта, что катастрофа не произошла
за отчетный период.
То есть уменьшение рисков глобальной катастрофы не может быть измерено через
небольшие постепенные шажки. Кроме тех случаев, когда это как-то удалось связать с
определённым количественным параметром, который можно измерять. Например, борьба за
мир в 1970-80 годы достигла успеха, привела к разоружению сверхдержав и ослаблению
международной напряженности, что измеримым образом снизило риск ядерной войны.
Тоже касается и борьбы за снижение СО2, результаты которой можно непосредственно
отслеживать в каждый момент времени. Однако только некоторые виды глобальных катастроф
измеримы таким образом. Риск создания недружественного ИИ не поддаётся никакой
количественной оценке. Можно оценить долю инвестиций в проекты по предотвращению
глобальных рисков или долю людей, которые знают о проблеме, но и тут нельзя быть
уверенным в положительной корреляции этих факторов и снижения рисков.
То есть вклад отдельного человека в предотвращение глобальных рисков может быть одна
миллионная, и он никак его измерить не может. Ему даже трудно решить, не ухудшил ли он
ситуацию – не привнёс ли новую идею биотеррористам, или не направил ли усилия стран мира
в ложное русло (борьба с ветряными мельницами).
Но вклад в личное продление жизни и достижение той или иной формы бессмертия
гораздо более реален и измерим. То есть человек может увеличить свою ожидаемою
продолжительность жизни на 10-20 лет за счёт здорового и безопасного образа жизни,
инвестировать в научные исследования, сохранять информацию о себе для цифрового
бессмертия, подписать криоконтракт. Если он этого не будет делать, он все равно умрёт.
То есть, даже если шансы глобальной катастрофы равны 90 процентам, то при
приложении усилий шансы на бессмертие составляют 5 процентов (из 10 оставшихся), а при
полном отсутствии усилий – 1 процент. (Это условные цифры, но они мне кажутся весьма
близкими к реальным).
Борьба за бессмертие должна стать позитивной альтернативой предотвращению
глобальных катастроф – занятию неблагодарному, так как результат его неизмерим и
недоказуем. Заинтересованные в бессмертии люди будут более склонны оценивать глобальные
перспективы цивилизации и более заинтересованы в ее длительном сохранении. Лучше
бороться за личное продление жизни, чем стать шахидом, взрывающем пояс со взрывчаткой в
метро или распыляющим споры сибирской язвы.

Immortality Tradeoff: шансы на бессмертие vs шансы глобальной катастрофы
Если главной целью является личное бессмертие, то для человека в начале 21 века
наилучшей альтернативой является максимально быстрое развитие ключевых технологий,
однако если мы стремимся к максимальному предотвращению глобальной катастрофы, то,
вероятно, нужно более медленное и осознанное развитие технологий.
Эту развилку можно продемонстрировать следующим мысленным экспериментом.
Допустим, некто А знает, что он может повысить свои шансы на радикальное продление
жизни, если в лаборатории разработаю вирус, который уничтожает все сенесцентные и раковые
клетки. Это повышает его шансы на бессмертие с 5 процентов до 50. С другой стороны,
известно, что есть шанс 1 на 10 000, что контроль над этим или аналогичным вирусом будет
утерян, произойдет всемирная эпидемия и гибель человечества. Если А исходит исключительно
из ценности собственной жизни, то риск погибнуть от эпидемии в 0,01 процента для него
пренебрежимо мал на фоне шанса выигрыша в 45 процентов. То есть для него рационально
продолжить создание этого вируса.
С другой стороны, если в мире есть много субъектов А1, А2, … , А1000, …, А10000,
каждый из которых создает свой индивидуальный вирус для продления жизни, то шансы на то,
что хотя бы один из этих вирусов приведет к пандемии близки к 1. В этом случае субъект Б,
который не разрабатывает ни один из этих вирусов, должен быть заинтересован в том, чтобы
все такие разработки были запрещены.
Это не умозрительные пример. Перспективная технология выращивания органов человека
внутри животных с помощью создания животных-химер для трансплантации органов была в
90-е годы запрещена на основании предположения о том, что такие химеры могут стать
биореактором по адаптации животных вирусов к человеку. При этом вероятность
возникновения такого вируса в данной ситуации оценить сложно, и оценки могут колебаться от
0 до 1. Сейчас этот мораторий постепенно снимается, так как научились делать линии
стерильных животных.
Причем чем мощнее технология, тем большие шансы на продление жизни она дает, но и
тем больше шансы, что она выйдет из-под контроля. И самые рискованные здесь
искусственные вирусы, нанороботы и искусственный интеллект.
С другой стороны, есть способы борьбы за продление жизни, которые более безопасны,
intrinsically safe – то есть безопасны по самой своей природе. Это:
 лекарства от старости
 крионика
 киборгизация тела
 цифровое бессмертие и сканирование мозга (хотя тут уже риск создания ИИ)

Бессмертие цивилизации и конечность существования вселенной
Понимание возможности пережить «смерть Вселенной», в первую очередь, необходимо
нам для того, чтобы не отчаиваться в нашей нынешней борьбе за продление жизни и
бессмертие. Точно так же, как и понимание того, что превращение Солнца в красный гигант
тоже не конец, так как земная разумная жизнь сможет улететь к другим звездам. Различные
физические теории говорят о конечности существования вселенной.
Уже сейчас наша вселенная не молода. Звезды возникают со скоростью в 5 процентов
от максимальной, которая была достигнута несколько миллиардов лет назад. Очевидно, что
вселенная перестанет быть такой, какой мы ее видим сейчас, уже относительно скоро в
космологическом масштабе, а именно, через несколько десятков миллиардов лет (а может и
раньше). Звезды солнечного типа станут очень редки, а планеты земного типа перестанут
возникать вовсе из-за переизбытка тяжелых металлов. Останутся только тусклые красные
карлики и черные дыры. Вселенная стареет у нас на глазах.
Есть несколько моделей конца вселенной:

• Большой разрыв – ускоряющееся расширение вселенной разрывает все на части.
• Плоская вселенная и тепловая смерть
• Разрушение фальшивого вакуума – мгновенная гибель
• Вечная инфляция – одни части вселенной гибнут, другие продолжают расширяться.
• Большое сжатие – гравитационные силы сживают вселенную в новую сингулярность

Выбор между ними зависит от геометрии вселенной, которая определяется уравнениями
общей теории относительности и, в первую очередь, от поведения неизвестного нам пока
параметра – тёмной энергии. То есть вселенная может или снова сжаться в точку, или начать
неограниченно расширяться с возрастающей скоростью, или стать плоской и холодной. Кроме
того, есть такой сценарий, как фазовый переход фальшивого вакуума, который может
произойти в любой момент – то есть это такая внезапная смерть вселенной.
Большой разрыв – Big Rip – может наступить раньше всех этих сценариев, так как мы
видим сейчас по наблюдениям удаленных сверхновых, что вселенная уже ускоренно
расширяется за счет темной энергии. Это может произойти уже через несколько десятков
миллиардов лет, а может быть и еще быстрее. И этот сценарий пока имеет наибольшие
экспериментальные подтверждения.
То есть, наиболее вероятен наиболее быстрый конец вселенной, в ходе которого энергия
расширения будет экспоненциально нарастать, галактики отделяться друг от друга, за 3 месяца
до конца Землю оторвет от Солнца (правда, к тому времени ни Земли, ни Солнца уже не будет
по естественным причинам), а в последние мгновения и ее порвет на части.
Второй по вероятности – это плоский сценарий, где вселенная может неограниченно
долго, но в ней не останется ни частиц, ни черных дыр. Этот сценарий даёт возможность
гораздо более длительного существования цивилизации, обычно речь идет о триллионах лет,
когда будут догорать последние звезды.
Сценарий вечной инфляции мало отличим по своим последствиям для локального наблюдателя,
так как при нем тоже может произойти большой разрыв или плоский сценарий.
Будущая сверхцивилизация, в которую, возможно, разовьётся наша земная цивилизация,
будет наделена колоссальными вычислительными и энергетическими ресурсами и если она
преодолеет угрозы собственному существованию от самой себя, то она могла бы существовать
практически вечно, осваивая одну галактику за другой – если бы не угроза конца вселенной.
Есть несколько возможных способов пережить гибель вселенной.
Основная идея их в том, что вселенная не гибнет целиком – то есть речь не идет об
исчезновении некого физического процесса навсегда. Где-то и когда-то возникнет новая
вселенная, просто потому что в природе заложен механизм создания вселенных из ничто, и этот
механизм не может исчерпаться.
Более того, вероятно, что новые вселенные будут связаны теми или иными причинными
связями с нашей вселенной.
Возможные способы пережить смерть вселенной:
1. Переход, бегство в параллельную вселенную. У Грега Игена в романе «Диаспора» во второй
его половине подробно рассмотрена эта тема. Существование параллельных вселенных
возможно как в виде непересекающихся плоскостей в пространстве больше, чем 3 размерности,
так и в виде квантового мультиверса. http://en.wikipedia.org/wiki/Diaspora_(novel)
2. Использование энергии сжимающейся вселенной для производства неограниченного
количества вычислений. Эта идея есть у Типлера и называется Точке Омега. Типлер в книге
«Физика бессмертия» (1994) рассматривает сценарий пульсирующей Вселенной. Он полагает,
что сверхцивилизация может за конечное время покорить всю материю во вселенной, и к тому
времени, когда вселенная начнёт сжиматься, цивилизация сможет подготовится к этому
событию. Сжатие Вселенной по Типлеру будет происходить неравномерно, и в районе
окончательного сжатия произойдёт бесконечно много осцилляций сжимающейся вселенной,
которые дадут этой сверхцивилизации бесконечно много энергии и субъективного времени для
вычислений. Это завершение физического времени, сопровождающееся одновременно
экспоненциальным ростом интеллекта сверхцивилизации, Типлер называет «точкой
Омега». Аналогичным образом можно использовать и энергию большого разрыва. Точно также
можно использовать и энергию расширяющейся вселенной для бесконечного множества
вычислений, если верна другая теория конца вселенной.
3. Использование черных дыр как вечных убежищ, так как время там течет по-другому.
Возможно, черные дыры могут пережить Большой разрыв. То есть идея в том, чтобы прыгнуть
в черную дыру, а потом как-то ее покинуть – ведь информация покидает черные дыры по мере
их испарения. Об этом теория Хокинга. Или использовать черные дыры как транспорт в
следующую вселенную.
4. Создание новой вселенной с заранее заданными свойствами, возможно, опять же с помощью
черной дыры. Теория Ли Смолина об этом. Он говорит, что естественный отбор приводит к
тому, что возникают такие вселенные, которые могут порождать еще больше вселенных, и
вероятно, это происходит с помощью черных дыр, которые создают новые вселенные в своей
точке сингулярности. Но на самом деле наша вселенная оптимизирована не только на создание
черных дыр, но и на создание разумной жизни, и возможно, она уже была запрограммирована
другой цивилизацией, которая жила в предыдущей вселенной, чтобы мы нашли ее следы? Или
процессы естественного отбора в размножении вселенной требуют участия не только черных
дыр, но и разума, и в этом случае шансы на то что, некий наш физический эксперимент пойдет
наперекосяк и приведет к созданию черной дыры и-или новой вселенной многократно
возрастают.
5. Использование информационных каналов между старой и новой вселенными. Если наша
вселенная заменятся следующей, то как бы ни был брутален переход между ними,
определенное количество информации должно передаваться, и это можно использовать.
Особенно вероятно это в случае пульсирующей вселенной, но и при распаде фальшивого
вакуума какое-то количество частиц попадает в новую вселенную.
6. Предотвращение гибели вселенной. Если мы полностью овладеем материей во вселенной, то
мы сможем, возможно, управлять и ее судьбой, манипулируя большими массами материи.
7. Сверхсветовое путешествие в другую часть вселенной, которая пока не разрушается.
8. Использование некого варианта многомирного бессмертия, где нам достаточно наших копий
в другой вселенной. Всегда найдутся другие вселенные, где есть разумные цивилизации,
которые с достаточной точностью совпадают с нашей, но в которых смерть вселенной наступит
позже. (Конечно, они могут знать дату смерти своей вселенной, и поэтому в этом будут
отличаться от нас.) В любом случае, информация об отдельных личностях и базовых ценностях
может полностью совпадать.
9. Путешествия во времени. Научится управлять течением времени и не зависеть от
неизбежных событий во времени. Либо снова и снова отправляться в прошлое, чтобы избежать
нависшей катастрофы.
10. Управление темной энергией и космологической инфляцией. Управляя ею, можно создавать
новую материю, энергию и пространство.
11. Кротовые норы и другие формы искривления пространства. Использование их для перехода
в другую вселенную либо как убежищ для переживания вселенной. Запускать новые
параллельные вселенные как ответвления этой.
12. Уход на планковский уровень миниатюризации. Возможно, на этом уровне вселенная не
разрушается и не создаётся.
13. Использование квантового мультиверса – всегда найдется такая ветвь мультиверса, которая
не погибнет. А если научится переходить в уже разошедшиеся ветви квантового мультиверса,
то можно обойти момент конца вселенной и попасть в новую вселенную.
14. Использование Больцмановских мозгов, то есть флюктуаций вакуума, в случае
тепловой смерти вселенной – для производства вычислений и самосознания.
15. Спрятаться в математической вселенной. Эта идея лежит в основе романа «Город
перестановок» Грега Игена. То есть закодировать себя в виде числового ряда, развивающегося
по определенному закону, и не зависящему от того, что именно в нем считается.
16. Изучить процесс возникновения вселенной из ничто и создать собственную вселенную
с заданными свойствами либо возможностью коммуникации. Например, с помощью
столкновения частиц в коллайдере. Возможно, мы уже в такой вселенной: Are we living in a
designer universe?
17. Создать ИИ с бесконечной способностью к самопгрейту и поручить решить ему эту
задачу, или хотя бы задачу производства бесконечного количества вычислений до конца
вселенной. Он сможет создавать виртуальные миры с бесконечно медленным ходом времени, то
есть аналог точки Омега Типлера, но без использования энергии сжатия, а мб с помощью
черной дыры или других способов организации вычислений.
18. Исследование и использование природы актуальности. Либо все возможные вселенные
актуальны, либо источником актуальности является человеческое сознание. В последнем
случае оно неразрушимо на базовом уровне, и должно предотвратить гибель вселенной, либо
может быть использовано для этого.
19. Мы живем в симуляции и находим способ убедить ее хозяев ее не отключать.
20. Мы устанавливаем связь с параллельными вселенными с помощью передачи сигналов
находящимся там цивилизациям и передаем наиболее существенную информацию о себе –
например, генокод человека, культурный багаж и программу нашего ИИ. При этом связь может
быть очень медленной, например, 1 бит в год с помощью слабых гравитационных волн.
21. Мы управляем фундаментальными физическими законами (калибровочные поля) и
таким образом регулируем момент гибели вселенной.
22. Мы создаем особые элементарные частицы, способные пережить конец вселенной, и
записываем свою информацию на них. Например, это могут быть некие тяжелые кварки и их
комбинации, или микроскопические черные дыры.
23. В случае большой плоской вселенной возможны флюктуации энтропии, которые
позволят производить вычисления внутри них. Эти флюктуации могут быть неограниченно
большими и устойчивыми, в отличие от больцмановских мозгов, которые возникают лишь на
время долей секунды в результате квантовой флюктуации вакуума, а не в результате
статистической флюктуации. Например, в бесконечно пустой вселенной все равно будут иногда
возникать звезды, за счет скопления достаточного количества пыли, и при них могут возникать
обитаемые планеты. Главной здесь проблемой будет передача информации от одной
флюктуации к другой, чтобы обеспечить непрерывность развития. Ведь флюктуации будут
разделены такими гигантскими расстояниями, которые бесконечно больше размеров нынешней
вселенной и не факт, что одна из них будет в световом конусе другой.
24. Использование гравитации и искривления пространства для построения
вычислительных механизмов, не зависящих от материи.
25. Создание вечных вычислительных устройств, не потребляющих энергии.
Неразрушающие обратимые вычисления. Вечные двигатели и источники новых частиц.
26. Изменение способа гибели. Некоторые способы гибели вселенной, например, распад
фальшивого вакуума или возникновение новой вселенной (что по сути одно и то же, так как
означает запуск процесса инфляции в некой точке и затем ее бесконечное раздувание) могут
быть, возможно, вызваны искусственно, с помощью мощного коллайдера, и могут быть
предпочтительнее тепловой смерти вселенной, если их энергию можно использовать для
вычислений.
27. Максимально распространиться во все стороны вселенной со световой скоростью,
чтобы попасть в ее регионы с другими законами, либо узнать, есть ли у нее границы.
28. Использование для построения компьютеров очень медленные процессы, например,
взаимодействие сверх-удаленных друг от друга частиц на расстоянии триллионов световых лет
одна от другой. Например, это могут быть уцелевшие электроны и фотоны. С точки зрения
первых мгновений большого взрыва в нашей вселенной тоже ничего не происходит.
29. Исследование и использование свойств физического вакуума.
30. Использование взаимодействия вселенных для вычислений. То есть отдельные
вселенные, их взаимодействие, создание и гибель используются для вычислений. См. Dark flow
как пример такого взаимодействия.
31. Понимание законов физики как вычислительных процессов в некой среде (возможно,
как клеточные автоматы Вольфрама) и устранение грани между компьютерами и физикой.
32. Альтернативные теории реальности могут предлагать и альтернативные способы
избежания гибели вселенной. См, например, голографическая вселенная, теория струн, теория
бран, а также идея о вселенной как о квантовом компьютере.
33. Передать некую информацию в будущую Вселенную. После Большого сжатия, разрыва
или перехода фальшивого вакуума возникнет новая вселенная, в которую можно передать хотя
бы немного информации. Это может быть точная настройка ее законов с тем, чтобы там
возникла разумная жизнь, это может быть неуничтожимый микроробот из элементарных
частиц, и это может быть просто цифровой клад (может, с очень небольшим количеством
информации). Этот клад могут обнаружить будущая цивилизация и по нему расшифровать
послание от цивилизации из прошлой Вселенной, или даже создать полноценный
Инопланетный ИИ. Эти следы могут быть зашифрованы в вариациях реликтового излучения.
Лем об этом писал, как о цивилизациях, воюющих друг с другом путем изменения физических
законов («Новая космогония» из книги «Мнимая величина»). Мы тоже можем найти такие
клады из предыдущей вселенной, но это имеет свой риск – созданный по описанию
инопланетный ИИ может быть враждебным. Зато такие послания могут содержать
информацию о том, как нам покинуть нашу вселенную.
34. Доказать существование абсолютного и бессмертного Бога.
35. Полностью слиться с вселенной, самому стать ею.
36. Познать тайну возникновения бытия из ничто и использовать ее.
37. Использование энергии процесса разрушения (разрыв, сжатие) для создания новых
Вселенных. Например, использовать энергию распада фальшивого вакуума, чтобы при
прохождении ее волны создать вселенную с заданными свойствами.
38. Освоение перпендикулярного времени, времени больших размерностей, а также
измерений, не являющихся ни пространственными, ни временными.
39. Изучение природы «голых сингулярностей» в центре черных дыр и в начале вселенной
и использование их.
40. Изменение фундаментальной геометрии вселенной.
41. Больцмановские пишущие машинки – то есть возникающие в флюктуациях вакуума
компьютеры, которые успевают просимулировать много состояний наблюдателя.
42. Обнаружения себя внизу (потенциально) бесконечного ряда симуляций. Матрешечная
симуляция.
И я думаю, что этот список не полон, и сверхцивилизация найдет много новых решений.
Более того, та лёгкость, с которой я предложил пятнадцать способов преодолеть смерть
вселенной, потратив несколько дней на размышления, говорит о том, что будущий
сверхинтеллект и сверхцивилизация могут найти сотни новых способов – и реализовать
некоторые.
В 2010 году вышла статья «Стратегии выживания» Эубэнкса (), в которой даётся
математическая модель неограниченно долгого существования субъекта, будь то существо,
компьютерная программа или цивилизация. Для этого у него есть две стратегии: либо
саморепликация, либо непрерывное повышение свой адаптивности и способности
предсказывать внешнюю среду. Для цивилизации это означает непрерывную космическую
экспансию и повышение интеллекта. При этом путь экспансии даёт самые надёжные
результаты, как мы можем заключить из наблюдений за живой природой и как следует из мат.
модели Эубэнкса.
Новая теория гибели вселенной: сначала разрыв, потом сжатие:
Версия таблицы на английском:

Причина гибели Катастрофическая гибель: Медленная смерть:
вселенной: Big Rip, тепловая смерть
Big Crunch, вселенной
Метод False vacuum decay
Преодоления:
Использование Точка Омега –  Больцмановские
самого процесса использование энергии мозги и флюктуации
разрушения самого процесса разрушения  Обратимые
для бесконечных вычислений вычисления и вечные
компьютеры
 Использование
геометрических
компьютеров, состоящих
из пространства
Переход в Переход в измерение
параллель повышенной размерности
Математическая
вселенная
Использование
квантового мультиверса
Создание новых
вселенных
Копии в параллельных
вселенных
Связь с существами из
параллельных вселенных
Предотвращение  Управление  Научится
гибели объектами во вселенной и создавать энергию из
темной энергией ничего
 Управление законами  Обращение
физики времени вспять
 Изменение способа
гибели
 Использование
природы актуальности
Пережить гибель  Переход на
вселенной планковский уровень
 Создание
неразрушимых частиц
 Использование
черных дыр
 Управление течением
времени и путешествия во
времени
 Создание убежища в
пузыре искривленного
пространства

Глава 7. Бессмертие и Doomsday argument:
логические парадоксы вечной жизни
Doomsday argument – это рассуждение о конце света, которое является частным случаем
принципа обыкновенности Коперника, применительно к продолжительности жизни нашей
цивилизации. Этот принцип утверждает, что мы должны обнаруживать себя в обычных
условиях, в частности, в середине любого процесса, если мы производим наблюдение в
случайный момент.
Поскольку мы находим себя весьма недалеко от рождения, то это рассматривается
некоторыми как сильный аргумент против актуального личного бессмертия. Поскольку если бы
мы были на самом деле бессмертны, то скорее обнаруживали бы себя в миллионах или
миллиардах лет от даты рождения. Это верно, если момент, когда человек спрашивает себя о
своём возрасте, действительно случаен. И это хорошо коррелирует со средним возрастом
людей. (Большинство читателей находятся посередине между 1 и 80 годами).
Но всё же момент написания и чтения этой книги не выглядит полностью случайным, а
выглядит, как один из первых моментов в жизни возможного вечного существа.
Одна из возможностей избежать «дурной бесконечности» при достижении бессмертия –
это кольцевое бессмертие, то есть прохождение существом по кругу большого цикла состояний.
Можно представить и более сложные траектории в пространстве состояний, например, круги с
отростками, странные аттракторы.
Бесконечно долго живущее существо должно быть бесконечно большим, либо начать
повторяться по кругу. То есть либо у него бесконечно большой объём памяти о прошлом опыте,
либо эта память конечна, и тогда оно повторяется рано или поздно.
Бесконечно большая память также трудно вообразима, поскольку она потребует
бесконечно большого пространства для своего хранения, а значит, считывание из неё будет
происходить бесконечно медленно. То есть считываться будет только малая конечная часть, а
бесконечная часть не будет вспоминаться за конечное время.
Возникает также проблема развития. Любое существо, способное к саморазвитию, должно
рано или поздно стать чем-то вроде самосовершенствующегося ИИ. То есть его развитие
должно ускоряться, причём экспоненциально или гиперболически. Но последнее означает
конечную продолжительность жизни, а предпоследнее – исчерпание любых ресурсов очень
быстро и затем торможение. То есть непрерывное развитие не очень хорошо согласуется с
линейным бессмертием во времени: или останов (смерть), или сингулярность (победа развития
над бессмертием), или торможение на некоем уровне (победа бессмертия над развитием).
Очевидно, однако, что проблема это существует только при определённо уровне
рассмотрения. А именно, от того, что мы ввели очень абстрактный уровень описания существ,
измеряя их качества в годах и IQ. Не существует абстрактного IQ, которое может принимать
значение в тысячи или миллионы, хотя, конечно, нужно некое мерило сложности решаемых
задач. Но настоящее развитие вряд ли сводится к линейному наращиванию IQ, развитие
требует неожиданных прорывов. С другой стороны, можно посчитать среднее число инсайтов в
единицу времени. Например, А.Лебедев утверждал, что хорошему дизайнеру приходит одна
хорошая идея раз в две недели, остальное дело техники. То есть можно ожидать, что в
будущем будет определённое число инсайтов.
Эта же дилемма относится и к любому роста, не только к развитию. Всё же, я полагаю, эта
проблема носит умозрительный характер, то есть является псевдопроблемой, подобно «скуке
бессмертного существа». То есть пока мы с ней не столкнулись, мы не можем узнать, есть ли
она и в чём состоит и что с ней делать. Псевдопроблемы выдумываются, чтобы не иметь дело с
реальными проблемами.
Поскольку актуальная бесконечность не может быть достигнута, то бессмертное существо
всегда в самом начале своего пути.

SSA или SIA?
Есть два принципа выборки самого себя из множества равноценных наблюдателей, что
важно для рассуждений в духе антропного принципа. Первый называется SSA и состоит в том,
что я должен рассматривать себя как одного из реально существующих наблюдателей. Второй
называется SIA и состоит в том, что я должен рассматривать себя как одного из всех
возможных наблюдателей в данной ситуации. Разница в словах «возможный» и
«существующий», если кто с первого раза не заметил.
В начале не ясно, в чем разница этих двух хреней. Они приводят к разным решениям
парадокса о спящей красавице – а именно одна вторая для SSA и одна треть для SIA.
Утверждается, что SIA помогает победить DA (то есть теорему о конце света – а именно идею о
том, что мы наблюдаем себя в середине жизни нашей цивилизации, и её конец не бесконечно
далеко, а также близок, как и её начало). А именно, поскольку SIA говорит о том, что нужно
учитывать всех возможных наблюдателей, то он потворствует тем гипотезам, в которых
возникает много наблюдателей. Соответственно, он потворствует идее о том, что земная
цивилизация будет жить очень долго, и если перевести это в вычисления, то это в точности
аннулирует предсказания DA.
Моё позиция в том, что SIA верен, но DA он не аннулирует.
Начну с того, что SIA тождествен SSA в мультиверсе. В мультиверсе существует
бесконечно много разных вселенных с разными свойствами, и в них существуют все
возможные наблюдатели. Поэтому выборка возможных наблюдателей равна выборке реальных
наблюдателей.
Далее, для того, чтобы DA работал, нам вовсе не нужно узнавать будущее время жизни
нашей цивилизации, что попахивает получением информации из будущего. Достаточно знать
среднюю продолжительность жизни всех возможных цивилизаций. Эту информацию как раз
нам и сообщает наше знание о возрасте и числе людей в нашей цивилизации. Пример: нам
неизвестна средняя продолжительность жизни крыс. Мы достали одну крысу из ящика и
узнали, что её возраст 1 год. Это позволяет заключить, что продолжительность жизни крыс
имеет порядок нескольких лет, а не секунд или миллионов лет. Идея сия известна как
универсальный DA Олума.
Кроме того, есть DA по Ферми парадоксу, изобретённый Кети Грейс. Представим себе, что
есть две вселенные в мультиверсе, в целом похожие, но в одной из них жизнь зарождается
редко, но зато приводит к формированию устойчивых цивилизаций, а в другой цивилизаций
много, но все они гибнут в результате развития нано и биотехнологий. В конечном итоге, обе
вселенные имеют очень мало сверхцивилизаций, и именно поэтому в нашей вселенной мы не
наблюдаем ни одной, что и составляет парадокс Ферми. Мы не знаем, в какого типа двух
вселенных мы находимся, и раньше считалось, что априорные шансы на оба ответа
равновероятны.
Кэти показала, что это не так – и всех нас убила. Во второй вселенной в миллион раз
больше цивилизаций земного уровня, потому что великий фильтр впереди, а не позади.
Поэтому нам вероятнее себя обнаружить во вселенной, где жизнь весьма распространена, но
где цивилизации легко себя уничтожают, чем наоборот. Это значит, что и наша цивилизация,
весьма вероятно, себя уничтожит. DA по парадоксу Ферми усиливает универсальный DA
Олума, добавляя к нему информацию об отсутствии сверхцивилизаций в наблюдаемой
вселенной.
Одно из основных возражений SIA состоит в том, что он потворствует тем гипотезам, где
вселенная буквально кишит наблюдателями, какими бы они странными ни были. Но это не так.
Вселенные с низкой концентрацией наблюдателей встречаются чаще, чем вселенные с очень
высокой, которые крайне редки из-за необходимости очень тонкой подстройки параметров. В
результате большинство наблюдателей находится во вселенных с низкой концентрацией
наблюдателей. То есть тут надо сравнивать не две вселенные – одна с низкой концентрацией, а
другая с высокой, а миллион вселенных с низкой с одной с высокой. Пример: самый большой
город в мире находится в Мексике – город Мехико. Тем не менее, большинство мексиканцев
живут в деревнях.

SIA и SSA: Два вида антропных рассуждений и их отношение к ДА
SIA — происходит выборка из всех ВОЗМОЖНЫХ наблюдателей. В улучшенной версии
парадокса о спящей красавице, где миллион красавиц возникает при решке (вариант Б падения
монеты), и только одна при орле (вариант А), все красавицы имеют равную вероятность.
(Отметим, что этот вариант яснее разницы между одной второй и одной третью, которая при
единственном испытании не имеет значения. А при не единственном все сводится к одной
трети в классическом парадоксе о спящей красавице)
Раз красавицы имеют равную вероятность, то если она обнаружила себя под первым
номером, то шанс на это одна миллионная как в первом мире, так и во втором, а значит,
отношение этих вероятностей — один к одному, и равно шансам выпадения честной монеты,
то есть никакого ДА не происходит — обнаруживая себя раньше, красавица не узнает ничего о
будущем времени существования своей цивилизации.
SSA — выборка происходит только из РЕАЛЬНО существующих наблюдателей, прошлых,
настоящих и будущих. В этом случае шансы красавицы обнаружить себя первой в мире А
равны одной второй, а обнаружить себя первой в мире Б — одной миллионной. Таким образом,
если она обнаружила себя первой, то с шансами 1 к 500 000 она находится в мире А.
SSA предполагает вселенную, где все описываемое происходит один единственный раз, и
нет других наблюдателей. Но мы понимаем, что это не так, что в бесконечной вселенной полно
наблюдателей, то есть все должно сводиться к SIA, но это нас не спасает от ДА, так как тут
всплывает универсальный Да Олума– Виленкина.
А именно, если есть две гипотезы о среднем числе наблюдателей в каждой цивилизации
во вселенной, то поскольку эта гипотеза относится ко всей вселенной, то тут действует снова
SSA. А именно, если среднее число наблюдателей равно миллиарду, то это исключает то, что
среднее равно триллиону. А раз действует SSA, то снова есть ДА. То есть зная среднее число
наблюдателей в нашей цивилизации, мы можем оценить среднюю продолжительность жизни
для всех цивилизаций, в том числе и для нашей.
Кстати, недавно прочел еще один вид ДА. Утверждалось, что в биологии в эпохи
эволюционных перемен только один из тысячи видов давал начало новым властителям земли, а
остальные исчезали без продолжения. То же можно и ожидать от момента перехода
цивилизации на уровень сверхцивилизации — что только одна из тысячи цивилизаций может
это сделать не погибнув, если это вообще возможно.
И я думаю, что даже если шансы так малы, мы все равно должны пытаться. То есть наша
задача — не просто избежать вымирания. Мы должны стать сверхцивилизацией.
Это как бы оправдывает риск глобальной катастрофы, по крайне мере, мы знаем, ради чего
рискуем.
Мы обнаруживаем себя в середине любого риска. А значит, нанотех опаснее биотеха, так
как биотех давно уже есть, а нанотеха нет, и его середина может быть равна нулю – то есть как
возникнет, так и уничтожит всех. Или биотех раньше.

Выбор сверхцивилизации
Представим себе две выбор: либо человечество вымрет от ядерной войны и последующей
эпидемии, либо его уничтожит враждебный ИИ. Какой вариант лучше, если бы у нас был
выбор? Я думаю, что лучше быть уничтоженным враждебным ИИ, поскольку это значит, что
после нас останется хоть какой-то разум, и даже если это будет paper clip maximazer, то есть
шанс, что он зачем-то нас воскресит или реализует каике-то иные интересные цели.
Если мы знаем, что глобальная катастрофа неизбежна, но, тем не менее, у нас есть выбор
между способом её реализации, то в некотором смысле это освобождает нас Doomsday
argument, поскольку он не определяет способ гибели.
Моя мысль состоит в том, что лучше погибнуть, пытаясь стать сверхцивилизацией, чем
погибнуть, просто пытаясь выжить. Хотя шансы погибнуть в борьбе за то, чтобы стать
сверхцивилизацией могут быть больше, но ожидаемая полезность выше, поскольку перед
сверхцивилизацией открывается бесконечное будущее.

Метадумсдэй аргумент
Предположим, то есть две теории: одна из них говорит, что DA истинен, другая, что
ложен. По неким причинам мы не знаем, какая из них истина и не можем установить это путем
логических выкладок.
Соответственно, мы обращаемся к внешнему миру, чтобы узнать, есть ли какие-нибудь
свидетельства истинности или ложности одной из теорий.
Если DA истинен, мы находимся в середине существования цивилизации, и значит уже
можем видеть признаки ее конца.
Если DA ложен, то мы находимся в произвольный момент существования цивилизации, и
не обязаны видеть угрозы ее существованию.
Таким образом, эмпирическое наблюдение угроз существованию цивилизации
подтверждает истинность ДА (при этом они не обязаны реализоваться — это ведь
вероятностный аргумент — они просто должны быть достаточно сильными). А мы их
наблюдаем — ядерное оружие, биотех и т.д — значит, ДА верен.
Конечно, тут есть риск кольцевой логики.
Но вот представьте себе — DA открывают философы в абсолютно устойчивой
цивилизации пастухов. В этом случае они должны полагать, что он ложен с большей
вероятностью.

Причины, почему мы обнаруживаем себя в период более высокой вероятности природных
глобальных катастроф
1. Наблюдательная селекция. Какова бы ни была велика вероятность катастроф в
прошлом, мы можем видеть её только равной нулю, так как мы обнаруживаем себя только в тех
мирах, где она не произошла. Этот аргумент не говорит нам о самой вероятности, просто
разрешает ей быть больше, чем можно судить на основе эмпирических данных. Вероятные
кандидаты: изменения светимости солнца, сверхвспышки на Солнце, галактические процессы,
а также глобальные геологические процессы – взрывы сверхновых, гамма-всплески, фазовые
переходы вакуума. Эта тема рассмотрена в статьях Бострома и Цирнковича, причем Бостром
ввел ограничения на такие галактические риски и сделал весьма слабым возможный прирост
вероятности.
2. Антропогенные воздействия раскачивают лодку, находящуюся на грани
устойчивости. Человечество делает все большие влияния на среду. При этом пределы
устойчивости этой среды неизвестны, и возможно – см. пункт 1 – находятся на грани
устойчивости. В силу этого природная катастрофа может произойти гораздо раньше. Метафора
– тыканье иголкой в надутый шарик. Вероятные кандидаты на антропогенные воздействия:
климат и сверхвулканы. По климату уже мнение, что он на грани перехода в венерианский
сценарий из-за рисков выхода метана из Арктики.
3. Разум может сформироваться с большей вероятностью в период небольших
катастроф и нестабильности, что означает близость гораздо большей катастрофы. Разум
является универсальным инструментом адаптации, и он дает возможность быстрее
адаптироваться к частым изменениям среды. Именно такие изменения происходили с предками
человека в последние миллионы лет, когда они несколько раз сменили свою кормовую базу
(растения, потом падальщики, потом рыболовы, потом охотники, потом сельское хозяйство).
Эти смены отчасти были связаны с резкими изменениями климата, а именно чередующими
оледенениями, и возможно, падениями осколков комет (гипотетическая комета Кловис 12900
BC и другие результаты Golocen Impact Group) и увеличением вулканической активности. С
другой стороны, небольшие катастрофы часто являются предвестниками более крупной
катастрофы. Например, оледенения способствуют накоплению гидратов метана на морском
дне, которые затем могут привести к резкому глобальному потеплению. Небольшие извержения
вулканов могут предшествовать глобальному. Небольшие осколки кометы могут означать, что
рядом есть и очень большой осколок. Небольшие колебания фондового рынка могут означать,
что скоро черный понедельник.
4. С другой стороны, разум для своего формирования требует слишком
затянувшегося периода стабильности. В силу этого, мы скорее всего обнаруживаем себя в
конце периода стабильности между двумя квазипериодическими катастрофами большого
масштаба. Более того, чем больше такой период стабильности затянулся, тем сильнее будет
следующая квазипериодическая катастрофа. Этот пункт кажется, что противоречит
предыдущему. Но здесь речь идет о масштабных катастрофах, случающихся раз в несколько
миллионы лет, и несовместимых с развитием разума, например, раз примерно 30 млн лет
бывает периоды кометной бомбардировки солнечной системы, связанные с дестабилизацией
облака Оорта. Небольшие катастрофы из предыдущего пункта могут быть предвестниками
большой катастрофы из этого. Или выбросы накопившегося в гидратах метана, как это было 55
млн. лет назад.
5. Обычный Doomsday argument. Он говорит о том, что мы обнаруживаем себя в
середине общего числа людей в нашей цивилизации, что позволяет оценить общее
ожидаемое число людей, а значит и ожидаемое время существования, равное, с учетом
численности населения и с учетом вариации способов подсчета от 10 до 1000 лет. Эти
факты – число людей и скорость их накопления в нашей цивилизации – ранее не
использовались нами в рассуждениях, а значит, мы можем использовать выводы этого
классического DA для оценки рисков природных катастроф. При этом классическому DA все
равно, погибнем ли мы от природной или техногенной катастрофы. И у нас есть много шансов
погибнуть без природной катастрофы – ИИ, нанотех, биотех, ядерное оружие. Но его верность
усиливает шансы и природной катастрофы, если техногенных окажется недостаточно.
Приблизительная вероятностная оценка этих пунктов. Первый пункт снимает
ограничения на любые разумные значения вероятности природных катастроф. Каждый
следующий из 4 пунктов увеличивает базовый уровень вероятности природных катастроф на
некую величину. Делает он это примерно на порядок – точнее посчитать невозможно, и даже
эта оценка скорее интуитивная. То есть в целом вклад этих пунктов увеличивает шансы
глобальной природной катастрофы примерно в 10 000, причем вклад каждого пункта независим
от другого, то есть один может дать коэффициент 1, а другой 100. Теперь нам нужен baseline –
обычный уровень природных катастроф. Его можно очень ориентировочно взять как среднюю
частоту великих биологических вымираний, последнее из которых было 60 млн. лет назад. В
результате мы имеем ожидаемую частоту природной глобальной катастрофы 1 раз в 6000 лет,
или примерно 1-2 процента за 100 лет, что кажется небольшой величиной, хотя это весьма
много. Но тут мы можем усилить эту оценку, пока что только теоретическую, взяв ее как
априорную вероятность по Байесу и затем учтя известные эмпирические факты, которые
говорят о том, что природная неустойчивость начала проявляться. Из этих фактов наиболее
сильным (в смысле доказанности) является возможность резкого глобального потепления,
проявляющаяся в таянии льда в Арктике, а более слабым – сообщения о падении осколков
комет в последние 10 тысяч лет. Последнее может повысить оценку еще в 10 раз, до вполне
таких ощутимых 10-20 процентов вероятности глобальной природной катастрофы в 21 веке.

Избегание силы DA с помощью управления числом наблюдателей
На самом деле мы можем – и должны – применить DA в свою пользу. В некотором смысле
DA уже защищает нас, так как говорит о том, что вряд ли катастрофа случится в ближайшую
секунду. Вряд ли я являюсь последним человеком на Земле.
Например, если бы рождаемость резко замедлилась, и один человек рождался раз в сто
лет, тот же DA практически гарантировал бы нашей цивилизации много миллиардолетнее
существование, так как мы в середине от общего числа наблюдателей и хотя бы еще несколько
миллиардов должно родится. Это не следует рассматривать ка призыв к немедленным
действиям, но, скорее, как иллюстрацию.
Другое возможное действие – это нарушать знание людей об их индексной информации,
так, чтобы на самом деле нас были триллионы, а мы думали, что нас миллиарды. Это можно
делать в симуляциях. Конечно, это попахивает какой-то странной магией. Бостром об этом
писал в статье «Adam, Eve and UN++».

Бессмертие как выход из-под DA
Еще один способ уйти из-под DA – это стать бессмертными существами. Дело в том, что
DA относится именно к числу рождений, а не к продолжительности жизни уже родившихся
существ. То есть он, собственно, говорит о том, что не так уж и много людей родится в
будущем – но не говорит ничего о продолжительности жизни уже родившихся людей. Он
говорит об ожидаемом сокращении рождаемости – но не то, чтобы радикальном сокращении –
еще порядка 100 млрд. людей должно родится, согласно общепринятой форме ДА.
Конечно, есть и другие формы ДА – связанные с парадоксом Ферми, или рекурсивный ДА
– тот, в котором рассматривается только множество людей, способных понять ДА или знающих
уже о ДА.

Глава 8. Восприятие образа бессмертия –
бессмертие в кино, литературе и искусстве
Пусть всегда будет небо,
Пусть всегда будет солнце,
Пусть всегда будет мама,
пусть всегда буду я!
Обычное искусство
Обычный архетипический сюжет – это то, что бессмертное существо отказывается от
бессмертия. Добровольно или нет. Начиная с Евангелия, эльфы, Кощей бессмертный,
«Возможность острова» Уэльбека. Это составляет сюжет, то есть создает интригу. В конце
существо иногда получает бессмертие обратно, но в другой форме — в виде славы, детей, или
внетелесного воскрешения.
Важно понять, что это именно форма восприятия, удобна для художественного
восприятия, но не руководство к действию.
Бессмертное существо в мире смертных воспринимается как несправедливость, и это
действительно так. Бессмертие должно быть для всех.
Одна из задач художественных произведений на тему бессмертия — оправдать смерть и
тем самым порадовать читателя, показать ему, что его положение не так плохо, как кажется.
(Фильм «200 летний человек»).
С другой стороны, бессмертие в искусстве обычно изображается оправданным, если оно
делается из любви или для любви (сюжет «спящая красавица»).
Если бессмертие индивида обычно осуждается, то бессмертие рода, страны или всей
земли, всего человечества — одобряется обычно одобряется, и ради него герой часто должен
пожертвовать жизнью (обретя символическое бессмертие в виде условной славы). Отчасти это
происходит потому, что произведения искусства — это инструмент пропаганды, с помощью
которого группа людей управляет своими членами, и призывает их совершить «апоптоз» ради
продолжения существования группы.
Здесь уместен такой провокационный вопрос: если вы против бессмертия, то согласны ли
вы с тем, что и любая группа людей, любая страна имеет свой отведенный срок существования,
и, следовательно, «Россия должна умереть»? Или она должна существовать вечно?
Борьба общества с бессмертными индивидами подобна борьбе организма с раковыми,
сенесцентными (старыми) и лишними клетками. Но на самом деле не было никаких
бессмертных индивидов. Только некоторые формы геронтократии бывают вредны. Допустим,
старые, выжившие из ума академики, засевшие на руководящих постах в некой академии наук.
Но это тоже проблема старения и старческой деменции, а не бессмертия как такового.
В целом, в искусстве образ физического бессмертия обычно рассматривается негативно,
но в то же время нефизическое бессмертие преподносится как возможное и желательное. Все
недостатки физического бессмертия почему-то перестают действовать, когда появляется
бессмертие небесное. В нем нет скуки, ни пресыщения, ни перенаселения. Too good to be true –
слишком хорошо, чтобы быть правдой. На самом деле нет никакой разницы между физическим
и нефизическим, есть только процессы обработки информации.
Первобытное общество защищалось от стариков, их убивая. И от вожаков-диктаторов, их
убивая. В подсознательной памяти человечества это осталось, но сейчас это не нужно.

Трансгуманистическое искусство
ТГ искусство – это искусство, призванное создать позитивный образ будущего,
опирающегося на неограниченное развитие науки и техники. Основная его проблема, что такое
искусство создают либо технари, плохо понимающие в искусстве, или гуманитарии, плохо
разбирающиеся в технике. То есть попытки создания ТГ-искусство предпринимались
неоднократно, но результат их был неудовлетворителен. (Отмечу, что ранее христианское
искусство вполне справлялось с передачей содержания по крайней мере до 16 века. А позже
оно стало или абсурдным, или уродливым.)
Здесь можно применить метафору левого и правого полушария. ТГ, конечно, создается
левым полушарием. Но эмоции и сюжет переживаются правым.
Основная проблема трансгуманистического искусства — в отсутствии адекватного языка
изобразительности. Есть несколько тем ТГ искусства, которые обычно перепеваются:
а) светящийся полумозг-полукомпьютер
б) «баборобот», сочетающая сексуальность и элементы электроники
в) пейзаж фантастического города
г) техническая иллюстрация медицинского наноробота.
д) космические пейзажи
Сразу отметим, что это не изображения реальных объектов, а символические
репрезентации образа желаемого будущего. Поскольку, однако, техническая сторона вопроса
подавила способность тонко чувствовать различия, это образы получаются отталкивающими по
колориту, пластике и выражению лица. (Те же претензии люди с музыкальным образованием
выдвигают и к рок-опере Аргонова «2032», а именно, им не нравится звучание музыки.)
Но на самом деле будущее сверхсущество не будет бесчеловечным сферическим
рациональным агентом в вакууме. Оно будет даже более человечным, чем сам человек, то есть
оно будет чувствовать все тонкие различия.
Где я вижу отзвуки возможного трансгуманистического искусства:
 творчество Д.Хёрста («Невозможность смерти в сознании живущего»),
 песня из начала фильма «Клетка для канареек» – вообще все искусство о
самоопреодолении, победе над собой и трансценденции.
 искусство концептуализма, то есть создание зрительных образов из элементов текста и
знаков, нечто вроде высшей формы логотипа.
 советское искусство в некоторых моментах — например, песни «прекрасное далеко»
или «пусть всегда будет солнце» – то есть заявление не методов ТГ (роботы итд), а целей —
физическое бессмертие.
С другой стороны, это не должна быть масляная живопись или образы, подобные иконам,
поскольку medium is the message, и если ты нарисуешь икону с искусственным интеллектом, то
в результате все равно получишь Христа. То есть, скорее, это должно быть сделано с помощью
какой-то сверхсовременной технологии, например, нарисовано лазерами в водяном паре.
Я думаю, что трансгуманистчиеские образы должны быть более персонифицированы,
чтобы вызывать больший эмоциональный отклик. В них так же должно быть трагическое
чувство жизни, то есть осознание того, что бессмертие — это только попытка, которая,
возможно, потерпит неудачу.
Термин «трансгуманистическое искусство» был придуман Наташей Вита-Мор в 1983 г.
Основная идея была в том, что сообщение важнее средства передачи.
Одной из лучших форм ТГ искусства является научная фантастика как жанр литературы,
причем именно «твердая» научная фантастика. Здесь надо назвать имена С.Лема, Стругацких,
В.Винджа, Г.Игена, Й. Макдональдса.
При этом достижения научной фантастики в живописи ничтожны. Космические пейзажи и
города будущего не стали увлекательными образами.

Новое искусство и ценность бессмертия
В истории искусств чередуются эпохи, когда задачей искусства было или утверждение
новых ценностей, или их разрушение. Примером первого может быть христианское искусство
или искусство социалистического реализма. Второе – разрушение – основано на контрасте
объектов из разных систем ценностей, которая приводит к их разрушению и высвобождению
ума из плена застарелых концепций в пространство свободы. В искусстве 20 века, начиная с
писуара Дюшана, в целом господствует искусство, нацеленное на разрушение ценностей (за
исключением тоталитарного искусства). Микки-Маус с нимбом Комара и Меламида(??) – яркий
пример этого господства, которое стало новой формой тоталитаризма. Позитивное искусство
выродилось в низкие жанры, вроде рекламы или бумажных иконок у храма, или заряженных
картин из крошеного малахита, которые лечат.
Сейчас такое разрушающее искусство исчерпало свой потенциал, так как оно разрушило
почти все. Кроме того, искусство всегда транслирует те или иные ценности, и, например,
ценности экологии получили всю возможную позитивную поддержку и дальше уже их
транслировать скучно.
Таким образом, на смену ему логичным образом должно прийти новое искусство, которое
будет позитивным, выражать новые ценности, но, самое главное, будет обладать новым
изобразительным языком как средством выражения этих ценностей, потому что старый язык
однозначно ассоциирован со старыми ценностями.
Ценности, которые может и должно выражать новое искусство, это ценности
рациональности, прогресса, победы над смертью. Но в некотором смысле мы уже видели все
это в советском монументальном искусстве эпохи Гагарина, и оно оказалось даже менее
интересным и побуждающем для зрителя, чем соц.реализм 1930-50-х годов. Это связано с тем,
что оно не нашло действительно увлекательных средств выражения. То есть речь идет вообще
не о картине, выставке или фильме.
Есть несколько возможных направлений формирования нового искусства как способа
репрезентации:
1.Синтез личности и искусства, где привлекательность политического лидера
одновременно обусловлена его художественным жестом, примеры: Пуси райот, Лимонов,
Вадик Монро. Выращивание другого человека как арт объекта, например, воспитание девушки.
2.Позитивный «теракт» – партизанинг, семенные бомбы, украшение среды, граффити.
Синтез политического коллективного действия и художественной акции. Группа Война.
3.Формирование интернет-мема, нацеленного на максимальный перепост – фотографии с
текстом.
4. Живое искусство – объекты с элементами искусственного интеллекта, генетически
модифицированные растения, аппы для айфон. Примеры: программы Scape, которая
полуавтономно синтезирует музыку (генеративное искусство).
5. Создание новой среды, где жизнь, творчество, выставка, музыка сливаются вместе.
Примеры: Лофт на Нагатинской, Хотел Москва на Арт Плее.
6. Торговля записями снов – скоро сны можно будет считывать из мозга.
7. Краудсорсинг научных экспериментов в массы
8. Фанфик – «Гарри Потер и методы рациональности». Секвенции постов в блоге.
9. Новая точность – передача нового содержания через образ человека – пример:
фотографии японской спортсменки с ампутированной ногой. Вся их сила в выражении лица
девушки.
10. Новый реализм – запись на видео моментов смерти людей, так как это по-настоящему
страшно, и этого почти не найти в интернете, хотя это не запрещено.
11. Спонтанное творчество масс – Харлем Шейк. Раскрепощение бессознательного –
музыкальный джем для всех.
12 Инжиниринг мозга для создания неведомых ранее переживаний и вообще путь людей-
киборгов (Уорвик)
13. Создание ярких логотипов – фабрика мемов.
14. Функциональные арт объекты. Криожетоны, очки гугл с видеозаписью, татуировка с
группой крови и адресом криофирмы
15. Демонстративные научные эксперименты – замораживание и размораживание
животных на глазах у зрителя, сканирование мозга, нейрошунты, светящиеся водоросли.
16.Новый тип очень коротких видеороликов, в несколько секунд, как гифки.
17. Формирование жанра колонки как главного типа литературного творчества
То есть мы видим много способов, как искусство может донести позитивные ценности в
нашем мире, и не ясно, какой из них выстрелит. Необходимость этого связана с тем, что
рациональные аргументы до людей не доходят. Невозможно сделать всех людей
рациональными, хотя нужно повышать уровень образования. Убеждение людей часто
происходит на дорациональном уровне, за счет яркого образа.
Это может быть новое кино – мы видим, что кино обладает огромным влиянием на массы,
Матрицы все эти, Терминаторы, – все это стало частью повседневного сознания. И это также
очень дорогое искусство, нормальный смотрибельный фильм сейчас стоит 200 млн. долларов,
то есть порог входа очень велик. Тем не менее, несмотря на дороговизну, идиотизм сюжета
часто превосходит все возможное разумение. С другой стороны, именно не экранизации
детских сказок, а фильмы о будущем становятся новыми мифами, как Матрица и Терминатор.
В 2011 году Сони Пикчерз заморозила проект Эммериха «Сингулярность» про то, как
умершего человека воссоздают в виде облака нанороботов. В 2014 году вышел фильм
«Трансценденция» с Джонни Деппом о том, как люди создают сверхчеловеческий
искусственный интеллект, но группа других людей неолуддитов с ними борется – но фильм
оказался довольно заунывный. В целом, подобные фильмы обычно идут по прокатанной
дорожке, где в конце концов человеческие качества побеждают, герои выбирают смерть, а
иррациональные чувства торжествуют над рациональным злодеем.
Нужно найти способы интересно донести мысль о том, что лучше жить, чем умирать, что
лучше быть рациональным, чем иррациональным, что быстрое развитие новых технологий
открывает как возможности радикального продления жизни, так и всеобщего уничтожения. Но,
может быть, тут-то и скрыто противоречие – интересность требует эмоциональной зацепки, а
последняя требует иррациональности и смерти, как основы сюжета. Или нет?
Документальное кино, постепенно переходящее в игровое.

Стереотип восприятия идеи бессмертия
Есть ощущение, что общество относится к людям, стремящимся стать бессмертными –
примерно также, как организм относится к раковым клеткам, – то есть стремиться уничтожить.
При это страх этот мало понятен, так как никакой опасности от бессмертных никогда не было,
так как не было самих бессмертных.
При этом «бессмертие души» не имеет такого негативного пиара. Никто не боится
проблемы перенаселения в раю.
Глава 9. Исторический обзор исследований
бессмертия и попыток продления жизни
Бессмертие было задачей человечества с самых ранних прослеживаемых археологических
следов, а именно погребений, где умершим клались вещи, которые могут им понадобиться в
загробном царстве.
В ходе истории борьбы за бессмертие наблюдаются следующие тенденции:
 Рост очевидности того, что бессмертие возможно и желательно.
 Рост радикальности требований – от продления жизни до воскрешения умерших и
превращения в Бога.
 Рост понимания того, что бессмертие зависит от действий человека.
 Рост материализма и рациональности как метода описания бессмертия.

Доисторические верования – идея о жизни после смерти, погребения
Первым доказательством веры в загробную жизнь считается обнаружение обрядовых
предметов в погребениях древних людей, которые появляются там десятки тысяч лет назад.

Бессмертие в античности
В античности не было однозначной позиции о бессмертии. Часто обычно хватало идеи о
подготовке к жизни в загробном мире, который изображался также, как этот мир, но лучше. У
греков и евреев мир мертвых был, скорее, скучном миром теней, откуда иногда можно было
пытаться вернуть человека назад – Орфей и Эвридика.
Даже боги не были бессмертными – скорее долгожителями, которые могли убить друг
друга.
В Ветхом завете фигурировали сказочные долгожители вроде Мафусаила, с
продолжительностью жизни в 1000 лет.

Идея физического воскрешения в христианстве
На рубеже тысячелетий было множество религиозных сект, но именно христианство
достигло глобальной популярности, и одна их причин этому в том, что оно обещало не просто
бессмертие души после смерти, но и физическое воскресение людей в момент второго
пришествия, доказательством возможности чего было физической воскрешение Христа – или,
точнее, рассказы о нем. При этом в древние времена личное свидетельство было максимально
сильным способом доказательства, как сейчас стала фотография. То есть рассказы о том, что
некто лично знает человека, который сам это видел, были весьма убедительным аргументом.
Евангелие – благая весть в переводе – весть, собственно, о возможности не умирать.
Люди принимали идею физического воскрешения в собственных телах весьма всерьез и в
силу этого перешли от сожжения тел как было в античности, к хранению их в гробах внутри
церквей. От этого обычая отказались только в 18 веке, когда стало ясно, что близкого
пришествия Христа уже ожидать не стоит, а также, что смрад разлагающихся тел вреден для
здоровья. И хотя уже посланиях апостолов высказывается идея о том, что если бог всесилен, то
сохранение тела не нужно, идея о хранении тел для последующего воскрешения продолжала
оставаться долгое время сильнейшим художественным образом, привлекавшим людей к
христианству.
Конечно, идея хранения тел восходит еще к древнему Египту с его мумиями, но именно в
христианстве главной стала идея о физическом воскрешении людей на этой земле и при жизни
их родственников. Сейчас в христианстве стараются не вспоминать об этом детском увлечении.
То есть запрос на физическое воскрешение был, а научного ответа на него не было. Но эта
идея осталась внутри коллективной памяти христианских народов, и отчасти поэтому идеи о
трансгуманизме, радикальном продлении жизни и физическом бессмертии в первую очередь
возникают в странах и у людей с иудео-христианском бэкграундом, но не у мусульман,
индуистов, буддистов.
Идея физического бессмертия через самосовершенствование также прописана в даосизме,
и поэтому можно ожидать появления даосского трансгуманизма в Китае. Что отчасти уже
происходит с их интересом к экспериментированию с генами интеллекта и здоровья при отборе
человеческих эмбрионов для ЭКО. Китайцам кажется естественным, что ребенок должен быть
умным и здоровым, и тогда и он и родители будут счастливы, тогда как европейцы будут видеть
в этом ущемление прав нарождённых детей, утрату индивидуальности и социальную
несправедливость.
Возникновение рационализма в 18 веке
Если до 18 века атеизм был случайным событием, философским курьезом, то в 18 веке во
Франции возникла традиция вольнодумства, связанная с кругом ученых-энциклопедистов. В 18
веке случились следующие события:
 «Оживление» лягушек электрическим током.
 Отказ от хранения тел умерших в храме.
 Теорема Байеса была сформулирована и доказана.
 Возникновение традиции атеистического мировоззрения и идеи прогресса.

Идеи о бессмертии в 19 веке – Федоров, Ницше
19 век характеризуется появлением материалистически-механистической картины мира, и
в рамках нее возникают и простые идеи о том, как бессмертия достичь. Но при этом у них нет,
например, теории информации.
У Маркса – идея о том, что главной движущей силой является развитие технологий, и что
необходимо устранять страдания людей. Но дальше ошибка – главная причина страданий –
социальное неравенство по Марксу, и тогда это было так во многом. Но все внуки Маркса,
кроме одного, умерли от инфекционных болезней, а его дочери покончили собой после этого.
То есть болезни и смерть – главный враг. Инфекционные болезни были главной причиной
смертности в 19 веке – туберкулез, детская смертность, материнская смертность.
Федоров – идея о «воскрешении отцов», то есть всех умерших. Идея о том, что раз люди
состоят из атомов, то их можно снова собрать в том же порядке, и будет тот же человек.
Ницше – тоже идея о том, что люди – это просто комбинации атомов, но отличие в том, что
эти комбинации атомов будут регулярно сами собой снова повторяться – то есть идея о вечном
возвращении.
Один из основателей французского социализма Бьянки написал книгу "Бессмертие через
звезды», в которой изложил свою версию идеи вечного возвращения.

20 век: основные идеи о бессмертии сформированы, но при этом почти ничего не сделано
В 20 веке было сформировано понимание, что и как нужно делать, чтобы радикально
продлить жизнь человека: идеи крионики, аплоадинга, борьбы со старением, наномедицины –
все они были сформулированы в 20 веке.
При этом возросла средняя продолжительность жизни людей возросла с 47 до 77 лет в
течение столетия, но произошло это не благодаря идеям научного иммортализма, а в силу
улучшения питания, медицины, вакцин, снижения детской смертности и роста культуры
безопасности.
Огромное число вещей, которые можно было сделать для продления жизни – не было
сделано.
Например, не были начаты длительные эксперименты по тестированию веществ на
животных, – давно уже известных веществ, вроде аспирина и метморфина – на предмет того,
смогут ли они продлевать жизнь. Не были собраны данные по людям.
Р.Эттингер – написал в 1960-е годы прекрасную книгу «Перспективы бессмертия» – в
которой обосновал возможность крионики. Но после ней было заморожено только 200 человек
за 50 лет.
Обри ди Грей – стал легкоузнаваемым символом борьбы со старением. Но денег на
исследования привлечь не смог.
Э.Дрекслер – написал «Машины созидания» в 1986 году с обоснованием возможности
создания нанороботов для производства и медицины. С тех пор были потрачены огромные
деньги на нанотрехнологии, но только не на проект создания наноробота, и в результате
наномедицина остается в зачаточном состоянии.
Fm-2030 – Возникновение трансгуманизма – идеи о совершенствовании человека
технологическими методами. Но термин оказался неудачным: несамоочевидным и с
возможностью негативной интерпретации, то есть его связи с евгеникой, фашизмом и всем
плохим. Не удалось выкристаллизовать, что самое главное в трансгуманизме – это не
выращивание жабр и крыльев, не бессмысленный самоапгрейд, а радикальное продление
жизни. Только ради него нужны все сверхспособности. И также понимание, что продление
жизни нужно для всех, а не для отдельных постлюдей, противопоставленных остальному
человечеству.
С.Лем, и другая фантастика 1960-х. На пике полетов в космос перспективы научно-
технического прогресса казались невероятными. Казалось, что к концу века будет покорен
Марс, а затем в начале 21 века будут созданы и звездолеты. Но при этом в научной фантастике
того времени освоение космоса казалось более важным – и более простым – чем продление
жизни. Большинство космонавтов в этой фантастике продолжало жить в немного улучшенных
человеческих телах, и затем старело и умирало. Было не понятно, что сначала надо бороться за
продление жизни людей, а затем за освоение космоса. Но к концу века классическая научная
фантастика маргинализировалась, ее вытеснило эпическое фэнтези, хорор и историческая
фантастика. Тем не менее, такие авторы как Грег Иген, В.Виндж продолжали создавать новое
видение технологического будущего. Грег Иген придумал несколько новых способов
достижения бессмертия – город перестановок – бессмертный математический объект, и
сайдлоадинг в «Зендеги» – использование готового мозга матрицы, настройкой которого
получается конкретный индивид.
К концу 20 века сформировалось новое поколение трансгуманистов, активно работающих
и в 21 веке, которые ясно видят радикальное продление жизни как цель и мерило ценности
научно-технического прогресса. Это Ник Бостром, Э.Юдковски.
Несколько раз в течение 20 века начинались проекты по достижению бессмертия, но они
раз за разом гасли. В СССР в 30-е годы Сталин создал институт бессмертия, который закрылся
через несколько лет.
При этом другие проекты – в области ракет, атома, строительства небоскребов – успешно
работали.
Отчасти это можно связать с низкой ценностью человеческой жизни в первой половине 20
века.
Снижение рождаемости коррелирует с ростом ценности жизни отдельного человека, и в
большинстве развитых стран демографический переход произошел в середине 20 века.
При высокой рождаемости и низком уровне образования очень легко «создать» нового
человека, пригодного на почти любую социальную роль.
Но П.Маккиарини сказал, что он свои первые деньги заработал в 40 лет – до этого он
учился быть хирургом.
В массовом производстве индивидуальность людей не имеет значения – в армии, на
заводе, в сельском хозяйстве, но в информационном обществе именно индивидуальность
становится основным «товаром» – художника, фотографа, сценариста, фотомодели, блогера.
Уникальная жизнь отдельного человека обретает ценность.
Раньше носителем информации были гены, а теперь им стали знания и уникальные
навыки. А также место человека в социальной структуре.
В целом в 20 веке ценности космоса и риски ядерной войны затмевали идею бессмертия.

В 21 веке идея радикального продления жизни становится все более популярной
В 21 веке основным движителем идеи продления жизни стали экспоненциальные успехи в
биологии, и, если говорить точнее, – новости науки. Бионаука развивается не как единый
проект, а как стихийный вал. Постоянные сообщения о выращивании органов, генетических
маркерах, трансгенных мышах бомбардируют читателя интернета, и это создает новый фон для
восприятия идей радикального продления жизни.
Одновременно произошло объединение различных людей вокруг идеи продления жизни.
Идея о бессмертии перестала звучать как бред. Была создана партия продления жизни, так как
стало понятно, что основные проблемы в продлении жизни носят не научный, а
организационный и политический характер.
В 2010е годы разговоры о борьбе со старением становятся мейнстримом. Появляется
множество общественных организаций и партий, ратующих за продление жизни. Google
создает Calico, в Германии партия за медицинские исследования получает 0.9 процента голосов
на выборах в Берлине.

Глава 10. Immortality warrior. Жизненная
позиция бессмертного существа
Бессмертие всегда существует только в потенции, это только проект, который предстоит
реализовать.
Задача бессмертия требует оптимизации системы целей существа для неё. То есть цель
бессмертия должна с высоким приоритетом опережать остальные цели.
Тут можно возразить, что такое подчинение задаче бессмертия уничтожит все
индивидуальное в существе. Но в живой природе каждый вид живых существ нацелен на своё
бессмертие, и тем не менее между ними огромное множество различий, и даже
индивидуальные различия отдельных организмов нужны виду для выживания (так как дают
потенциал для тестирования мутаций, защиту от вирусов итд).
Задача бессмертия требует воли.
Воля требует для себя:
а) энергии
б) единственности и неизменности цели
в) интеллекта
г) способность терпеть боль
д) долгосрочное планирование — то есть способность откладывать награду надолго.
Бостром показал, что при наличии соревнования или конкуренции победит та
цивилизация, в которой цель выживания будет потреблять наибольшее количество ресурсов, то
есть будет самой главной. Иначе говоря, в ходе истории цивилизации будет одно из двух: либо
цель выживания для нее станет главной, либо она погибнет. Тоже касается и бессмертного
существа (так как на неком уровне разница между существом и цивилизацией стирается. Если
это существо руководит цивилизацией, или играет в ней важную роль. Или слилось с ней через
объединение существ. Если же существо отделено от обеспечивающей его цивилизации, то или
цивилизация погибнет, так как не разделяет цель существа о бессмертии, либо цивилизация
избавится от такого существа, так как оно будет для неё бесполезно.)
Кастанеда определяет воина как существо, выживающее наилучшим образом. Я считаю,
что книги Кастанеды являются его собственной выдумкой, а не описанием реального учения
индейцев яки или шаманов древности. Тем не менее, созданная им модель существа-воина,
выживающего наилучшим образом, использующего смерть как советчика в определении
важности событий, действующего стратегически, имеющего несгибаемое намерение и т. д. —
эта модель может служить основой для мировоззрения бессмертного существа. Эта модель не
может быть взята целиком, поскольку из неё надо убрать магическую часть, которая не имеет
никаких доказательств. В конце жизни, будучи смертельно больным, Кастанеда решил, что
именно идея о воине является главным в его книгах, поскольку образует целостную схему ядра
личности, и собрал книгу «Колесо времени» из цитат из своих старых книг, где описывается,
что такое воин.
Я бы назвал эту новую модель «рациональный воин».

Часть 2. Научно-обоснованные методы
достижения бессмертия
Глава 11. Стратегия достижения
бессмертия
Карта путей достижения личного бессмертия
Начиная с 2010 года, я работал над картой путей достижения бессмертия вместе с
Батиным. Первая карта была похоже на логово паука. Потом в 2014 Батин нанял Артемия
Лебедева нарисовать карту за миллион рублей, а меня попросил в качестве волонтерской
помощи за час набросать ее контент. Я нарисовал одну таблицу, потом другую, что-то не шло.
То, что делал с этим Лебедев, мне не нравилось, и в какой-то момент меня пробило – а давайте-
ка я нарисую эту карту сам абсолютно правильно. Я понял, что карта должна иметь чёткую
кристаллическую структуру: по горизонтали время, а по вертикали – уровни реализации,
которые я назвал планами. Смысл этих планов в том, что если первый из них проваливается, то
начинает реализовываться второй, то есть в результате получается многоуровневая защита от
смерти.
Эта кристаллическая структура мне так понравилась, что я затем сделал по ее матрице еще
несколько карт, например, карту предотвращения глобальных рисков. Главное достоинство
такой структуры в том, что она работает как усилитель мышления. Во-первых, она позволяет
упорядочить огромную кучу материала очевидным образом. Во-вторых, она задействует
визуальное поле зрения, которое усиливает объем рабочей памяти. В-третьих, свободные места
на карте позволяют предсказывать свойства недостающих элементов, подобно тому, как в
таблице Менделеева можно предсказать свойства еще не открытых элементов.
Я решил нарисовать личный план достижения бессмертия – то есть совокупность методов,
которыми может воспользоваться один человек, – но личные методы невозможны без
реализации коллективных усилий.
План А – это достижение бессмертия без прерывания жизни смертью, путем
последовательного применения все более сильных технологий продления жизни, начиная от
здорового образа жизни и борьбы со старением, кончая киборгизацией.
План Б возникает в случае провала плана А, когда смерть становится неминуема, и
наилучший план Б сейчас – это крионика.
В случае провала крионики у нас есть план С – реконструкция на основе оставшихся
данных.
И наконец, есть план Д – надежды многомирное бессмертие или на то, что мы живем в
симуляции, а также другие идеи, которые не требуют от нас усилий.
Часть 2 этой книги будет представлять развернутый рассказ о содержании этой карты,
которая представляет собой наиболее полный и правильно упорядоченный план достижения
бессмертия, который когда-либо создавался (к 2018 году).
Другое свойство кристаллической карты в том, что она может обретать и третье
измерение, за счет зума внутрь каждого из квадратиков, каждый из которых может быть
отдельной картой. Возможен и зум вверх, в общую карту, которая показывает, как связан между
собой разные проекты в области продления жизни и предотвращения глобальных рисков.

См. карту целиком на следующей странице.
(пустая страница)
Эстафета методов продления жизни как план А
Информационно-теоретический подход к природе личности даёт нам ясную перспективу
того, что нужно делать, чтобы эту информацию сохранить.
В первую очередь, нам нужно максимально продлить жизнь носителя этой информации –
мозга человека. А жизнь мозга невозможно продлить, не продлив жизнь тела или не найдя
способы его замены на другое тело. Затем нам надо искать способы извлечь информацию из
мозга, при этом разобравшись с тем, что мы считаем идентичностью человека и природой
сознания.
Когда информация будет перенесена из мозга в компьютер, человек будет настолько же
бессмертен, насколько бессмертна сама наша цивилизацию, поскольку появится такой
прекрасный инструмент, как резервное копирование данных. Конечно, при этом нам нужно
будет решить проблему нескольких копий одного человека, технологически, юридически и
философски.
То есть для достижения бессмертия нужно не просто хаотически хвататься за какой-то
один способ продления жизни – нужно выполнить определённую последовательность шагов.
Каждый следующий шаг даст возможность перейти к последующему. Такую наиболее
логичную последовательность действий по достижению бессмертия можно назвать план А.

План А
Цель Метод Временные рамки
Продление жизни тела Борьба со старением, 2013– 2030?
культура безопасности,
Образ жизни,
нацеленный на долголетие,
предотвращение катастроф
Продление жизни мозга Киборгизация,
регенеративная медицина,
пересадка головы,
искусственное тело,
выращивание тела, жизнь
мозга вне тела, победа над
Альцгеймером и старением
мозга, победа над раком
Киборгизация мозга Управление
нейрогенезом,
нейроимпланты, сканирование
мозга, замена нейронов
нанороботами, вычленение
части мозга, ответственной за
сознание.
Перенос сознания на Плавная замена нейронов
компьютер на компьютерные элементы.
Реконструкция мозга на
основе срезов. Исследование
природы сознания и
идентичности.
Создание системы бэкапа
и контроля копий.
Достижение практического
бессмертия.
Бессмертие цивилизации Сингулярность.
Освоение солнечной системы
и галактики, предотвращение
всех будущих глобальных
рисков, синтез
сканированного мозга и
всемирного ИИ, оживление
умерших.

Это хороший план, но как свойственно хорошим планам, все может пойти не так. Может
быть, удастся перепрыгнуть через ступеньку, может случится неожиданная неприятность,
вроде мировой войны, или обнаружатся непредвиденные теоретические трудности. Но этот
план может служить хорошей картой территории того, что нужно делать. Кроме того, он
позволяет откладывать на потом сложные философские вопросы о природе идентичности, и
решать их по мере их поступления.

Многоуровневая защита – планы B, С и D
Но, с другой стороны, у нас должна быть многоуровневая защита. Как, например, у
самолета есть много уровней безопасности, но также есть плавающие трапы-плоты, и есть
индивидуальные спасательные жилеты. То есть в таблице выше был план А. Но у нас должен
быть и план Б.
Основной план Б в борьбе за бессмертие – это крионика. То есть идея о сохранении мозга
после смерти максимально эффективными средствами с тем, чтобы его можно было бы вернуть
к жизни, когда технологии достаточно разовьются.
Наилучшим известным средством сохранения живых образцов является их охлаждение до
температуры жидкого азота. Хотя при этом крупные ткани повреждаются из-за кристаллов
льда, с каждым годом эта технология совершенствуется за счет использования
криопротекторов, охлаждения в магнитном поле и других инструментов.
Десятки тысяч человеческих эмбрионов были заморожены в жидком азоте, разморожены,
пересажены матерям и превратились в здоровых детей. Стандартным методом перевозки
червей нематод является их замораживание в жидком азоте, и черви это переживают, то есть их
нервная система не разрушается.
Суть Шаг 1 Шаг 2 Шаг 3 Шаг 4 Резуль
тат
План А Поэтапная Продление жизни Продление Киборгизация Перено Слия-
борьба со тела жизни мозга с ние с
поэтапное старением, мозга сонани ИИ
продление поддержание Борьба со Управление я в
жизни мозга вне тела, старением Киборгизаци нейрогенезом, компь Бессме
загрузка я тела нейроимплант ютер ртие
сознания в Культуре ы цивил
компьютер. безопасности Регенератив Плавны изации
ная сканирование й
План А – это Образ жизни, медицина, мозга, перенос Освое
достижение нацеленный на путем ние
бессмертия без долголетие Пересадка замена постепе галакт
прерывания головы, нейронов нной ики
жизни смертью, Предотвращение нанороботами, киборг
путем катастроф Искусственн изации
последовательног ое тело, вычленение мозга
о применения все Регенеративная части мозга,
более сильных медицина Выращивани ответственной Быстры
технологий е тела, за сознание. й
продления жизни, перенос
начиная от поддержани путем
здорового образа е жизни сканиро
жизни и борьбы мозга вне вания
со старением, тела,
кончая
киборгизацией. победа над
Альцгеймер
ом и
старением
мозга,

победа над
раком

План Б – Замораживание Создание крифирмы Криоконсерв Сохранение Сканир
Крионика умершего и подписание ация вслед тела в жидком ование
человека с целью контракта с ней. за азоте заморо
возвращения его к физической женног
жизни в будущем. смертью о мозга
и
загрузк
а его в
компью
тер,
слияние
с ИИ
План С – Максимальное Запись Хранение Реконструкци
Цифровое сохранение информации информаци я человека на
бессмерти информации о и основе архивов,
е человеке в виде Постоянная ДНК, и всей
аудио, видео, фиксация всей Создание информации о
текстов, образцов создаваемой архивов с нем в
ДНК, с тем, чтобы информации информацие интренете и из
будущий ИИ смог человеком – й о человеке любых других
рассчитать на видеодневник и источниках с
этой основе дистрибуция помощью
исходную Специальные тесты, их в разные специального
информацию в его призванные извлечь места, где у ИИ.
мозге. из мозга них есть
дополнительную шанс
информацию длительно
храниться.
План Д – Надежда на то, Квантовое или Воскрешен Жизнь в
что бессмертие и многомирное ие силами симуляции
воскрешение бессмертие будущего
будет достигнуто сверх ИИ Возможно, мы
без наших усилий Мои копии уже есть уже живем
в параллельных Возможно, внутри
мирах и всегда что будущий симуляции
находится мир, где я сверх Ии созданной ИИ,
Longevity escape velocity – быстрый рост ожидаемой продолжительности жизни со
временем
Каждые три года средняя продолжительность жизни людей на Земле возрастает на 1 год.
Это происходит за счет разных факторов: улучшение питания, витамины, вакцины, медицина.
И эта скорость прироста сейчас выше, чем в 19 веке, когда средняя продолжительность жизни
возросла только на несколько лет за столетие.
То есть по мере технического прогресса продолжительность жизни растет все быстрее. В
результате гипотетически может быть достигнут момент, когда средняя ожидаемая
продолжительность жизни – и, если быть точнее, продолжительность оставшейся части жизни,
время дожития, как говорят актуарные математики, – будет возрастать больше, чем на год за год
прошедшего времени.
То есть, чем дольше мы живем, тем больше можем прожить. Это означает возможность
бессмертия – но только возможность, потому что здесь берется средняя продолжительность
жизни, а значит, шанс умереть все равно есть. Если заранее знать кривую, по которой меняется
ожидаемая продолжительность жизни, то можно вычислить и момент достижения «скорости
убегания» – когда за прошедший год ожидаемая продолжительность жизни возросла больше,
чем на год, а также суммарную вероятность достичь бессмертия после этой точки. Конечно, мы
не можем заранее знать форму этой кривой, поэтому такие вычисления останутся простой
игрой ума. Но общее представление о ней мы можем иметь, сформулировав своего рода закон
Мура в отношении роста продолжительности жизни.
Мы видим на кривой период экспоненциального ускоряющегося роста между 1910 и 1980,
а затем насыщение, связанное с тем, что мы уперлись в проблему старения, которое само по
себе есть экспоненциальный процесс распада. Наиболее быстрый рост имел место в период
между 1960-1970-ми годами, когда на каждый год мы были получали прирост в ОПЖ на год –
но в первую очередь за счет снижения смертности в развивающихся странах, и сейчас такие
низковисящие плоды уже сорваны.
Монако – это видовой предел при нынешнем развитии технологий, где средняя ожидаемая
продолжительность жизни равна 93 годам для женщин.
Это на 15 лет больше, чем в среднем в развитых странах мира – и этого можно достичь,
если распространить уже известные методы продления жизни, профилактику, питание итд на
остальной мир, для чего в первую очередь нужен экономический рост.
Однако пока рано говорить о «скорости убегания», потому что кривая продления жизни
приближается к видовому пределу, и нужен некий новый локомотив, чтобы преодолеть его.
Таким локомотивами могут стать биоинформатика, нанотех, победа над старением с помощью
генетической регуляции или даже одного вещества и так далее.

Методы продления жизни и ожидаемый выигрыш от них – таблица
Практическое бессмертие может возникнуть как результат радикального продления жизни.
Можно представить себе несколько этапов увеличения продолжительности жизни, каждый из
которых будет радикально менять роль человека в мире и его представления о своей судьбе.

Название Метод Ожидаемая средняя Когда может
продолжительность быть
жизни достигнуто в
передовых
странах

Продление жизни за Продление жизни 90 лет (в некоторых 2020
счет профилактики известными странах с развитой
сейчас методами. медициной уже
Качественная достигнуты ОПЖ в 87
медицина, спорт, лет – Монако
здоровое питание,
профилактика
Победа над Внедрение 100 лет 2030 – 2060
болезнями нескольких
крупных научных
достижений –
победа над раком,
спидом,
диабетом,
инфекционными
заболеваниями

Победа над Управление 100-300 лет 2030 – 2080
старением геномом,
регенеративная
медицины, замена
органов, победа
над старением

Радикальное Тотальная – 1000 лет 2040 – 2100
продление жизни киборгизация
человеческого
тела с помощью
наномеханизмов

Сканирование мозга Перенос миллионы лет 2050 – начало
информации из XXII века
мозга в
компьютер –

Практическое Слияние с ИИ миллиарды лет, 2050 – начало
бессмертие и сопоставимо со XXII века
всей временем
цивилизацией – существования
вселенной

Абсолютное Победа над Неограниченно долго неизвест
бессмертие ограниченностью но
вселенной во
времени,
создание новых
вселенных,
укоренение в
природе
реальности
Глава 12. План А. Дожить до создания
сильного ИИ
Шаг 1. Снижение рисков всех возможных
причин смерти
Хотя старение является основной причиной смертности людей в современном мире, вклад
других причин смертности также велик. Более того, стоит нам отодвинуть границы старения,
как начинают расти риски других причин смерти за счет роста времени, в течение которого
человек им подвержен. Рассмотрим вкратце различные риски, и что делается и может быть
сделано для из снижения с помощью новых технологий.
Борьба со старением является наиболее эффективным способом борьбы с большинством
болезней. А именно, если бы замедлили старение в два раза, то средняя продолжительность
жизни возросла бы тоже почти в два раза, до 140 лет, а если бы мы полностью победили рак, то
средняя продолжительность жизни людей в мире возросла бы только на примерно 2 года. Это
связано с особенностью кривой Гомперца, описывающей скорость умирания людей в
зависимости от возраста. Она показывает, что снижение всех причин смертности в два раза
даёт выигрыш только на 7 лет, если сама структура кривой не изменяется. Поскольку 7 лет –
это период уменьшения два раза числа людей старше примерно 60 лет, согласно кривой
Гомперца. То есть устранение некой причины смертности, которая давала около 20 процентов
смертности, даёт сдвиг кривой вправо только примерно на два года, или, что тоже самое, рост
средней продолжительности жизни на два года. Это связано, грубо говоря, с тем, что те люди,
которые не умерли в 71 год от рака, умирают в 75 лет от инфаркта.
Но даже если борьба со старением проиграна, то сумма побед над основными болезнями
может дать большой вклад в продление жизни.
Достаточно ли, чтобы победить старение, победить все известные возрастозависимые
болезни, или после этого выползут еще новые болезни? Равно ли старение сумме болезней?
Или оно их неограниченно порождает?

Профилактика как главный инструмент роста продолжительности жизни в развитых
странах
У Артемия Лебедева есть хороший пост об этом:
Более образованные и рациональнее люди с большей вероятностью занимаются
профилактикой и регулярными проверками своего здоровья. Эти люди обычно живут в более
развитых странах.
При этом современная медицина может победить большинство болезней на стадии
зарождения, а на той стадии, когда они причиняют невыносимые мучения, медицина
малоэффективна. Поэтому важно раз в год проходить полную диспансеризацию.
Курцвейл делает полный «чекап» своего здоровья раз в месяц.
В Японии распространен рак желудка, но раз в год гастроскопия является обязательной, в
результате чего рак выявляется на первой стадии, когда это только небольшое образование, и
успешно удаляется.
Излишнее тестирование может иметь риск фальшивых позитивных диагнозов.
Кроме того, показано, что если больной сам себе назначает анализы, то эффективность
этого равна нулю, так как выбрать правильные анализы может только врач, а также
интерпретировать их.
Батин и Веремеенко написали книгу «Диагностика старения», в которой обосновали
панель анализов Open Longevity, ухудшение которых коррелирует с риском смерти.

Корреляция интеллекта и продолжительности жизни
Рациональный человек с легче избегает рисков, не поддаётся импульсивному поведению,
менее склонен к злоупотреблению наркотическими веществами.
Кроме того, он способен мотивировать себя делать регулярный профилактический
медицинский осмотр своего организма, а также часто обладает деньгами, чтобы оплатить
лечение.
Он легче способен определить правильную стратегию лечения, или хотя бы выбрать
правильного врача. Он с меньшей вероятностью поддается на фальшивые и недоказанные
методы лечения. Он заранее приобретает медицинскую страховку.
Он выбирает те места жительства, которые имеют доказано большую продолжительность
жизни.
Сама ценность продления жизни с большей вероятностью для него притягательна.

Ценность коллектива: женатые мужчины живут дольше, а пенсионеры умирают быстрее
В одиночестве человек часто не в состоянии принять рациональные решения о своем
здоровье, или не способен мотивировать себя их исполнить. Известно, что женатые мужчины
живут дольше, а люди, отправленные на пенсию, имеют гораздо больший риск смерти, чем их
коллеги, продолжающие работать.
Человек – социальное существо, и коллектив придает ему смысл жизни, тогда как в
одиночестве он ощущает свою жизнь бессмысленной, и, соответственно, меньше заботится о
ней, а, возможно, у него включается и некий механизм самоликвидации.
Коллектив следит за здоровьем своих членов разными способами. Так мы устроены. Мы
можем сообщить человеку о симптоме, которого он не замечает, или показать его важность.
Можем мотивировать его пойти к врачу. Оказать помощь во время болезни. Спасти в случае
внезапной экстренной ситуации.
Даже люди с домашними животными живут дольше.

Карта путей продления жизни, доступных уже сейчас
Эта карта раскрывает первый квадратик плана А карты путей достижения бессмертия.
Основная идея ее состоит в том, чтобы описать те способы продления жизни, которыми может
воспользоваться человек, живущий сейчас.
Необходимое условие для продления жизни, вы будете смеяться, но это приятие решения о
необходимости продления жизни и устранение непосредственных угроз жизни, которые могут
поразить человека еще до момента начала старения.
Известно уже довольно много вмешательств, которые могут продлить жизнь человека,
таких как отказ от курения, снижение веса, большая активность. Все они носят, конечно,
вероятностный характер, вклад которого трудно заметить на фоне сильного разброса
индивидуальной продолжительности жизни, которая не равна 80 годам, имеет среднее
стандартное отклонение плюс минус 15 лет (было исследование, что эта неопределённость
существенно затруднят принятие решений о финансовом планировании старости – но и Воланд
об этом самом говорил, предупреждая, что Аннушка уже разлила масло и человек внезапно
смертен).
Тем не менее, риски этой внезапной смертности можно сократить, следуя ряду простых
правил.
Даже небольшой выигрыш в продлении жизни сейчас может дать значительный прирост в
ожидаемой продолжительности жизни за счет доживания до создания новых технологий.
Кроме того, нужно быть готовым эти новые технологии применить, что требует финансов,
контактов с учеными, знаний, переезда в прогрессивную страну, критического мышления и
победы над старческой косностью мышления и деменцией.
(см. следующую страницу)
Глава 13. План А. Шаг 2. Победа над
старением
Старение – это болезнь, и она излечима
Современные медицинские классификации до сих пор не признают старение болезнью.
Старение считается естественным состоянием человека. Ели бы старение было признано
болезнью, можно было бы официально разрабатывать и применять лекарства от него. Но пока
его нет в международной классификации болезней, такие исследования не могут получать
государственную поддержку и гранты. В результате десятки миллиардов, а может быть и
триллионы долларов тратятся на поддержку престарелых – от пенсий до мед.обслуживания, но
на исследование природы старения и методов его остановки тратятся только несколько
миллионов долларов в год.
При этом старение является основной причиной болезней и смертности в развитых
странах мира. Оно является всех возрастозависимых заболеваний – рака, инфаркта, инсульта,
диабета, болезни Альцгеймера. Старение является причиной невыносимых страданий людей в
течение многих лет и даже десятков лет. Оно является причиной утраты, молодости, здоровья,
сексуальной привлекательности и хорошего самочувствия.
Опыты на животных показывают, что если замедлить начало старения, то автоматически
позже возникают и все возрастозависимые заболевания.
А поскольку старение на животных замедлить можно, и поскольку есть вообще не
стареющие животные, то старение – это болезнь, и болезнь излечимая.

Борьба со старением – дожить до сингулярности
По мере развития цивилизации естественным образом происходит продление средней
продолжительности жизни человека. Однако число умирающих людей огромно – ежегодно
умирает на Земле около 58 миллионов человек, то есть примерно столько же, сколько погибло
во всю Вторую мировую войну. Основная причина смерти людей в цивилизованных странах –
это старение. Тем не менее средняя продолжительность жизни растёт на 3 года каждые 10 лет в
развитых странах, причём даже у тех групп населения, которые не получают дорогостоящей
медицинской помощи. Этому способствует: рост культуры безопасности, улучшение питания и
профилактики болезней, снижение детской смертности, вакцинация населения, развитие
фармакология и медицины в целом. Однако победа над старением требует радикально новых
технологических решений.
Продление жизни прямо связано с задачей «возвращения молодости». Продолжительность
официально признанной молодости и детства в развитых странах непрерывно растёт. Как
сказал персонаж фильма «Простая история» Д.Линча «В старости самое мучительное – это
воспоминания о молодости». Таким образом, мечта о возвращении молодости оказывается ещё
более заветной, чем вечная жизнь.
Мы знаем, что суть проявлений интеллекта – в его антиэнтропийной деятельности, а
старение, наоборот, есть проявление энтропии на разных уровнях организма и личности, то
есть накопление ошибок на генетическом, белковом, клеточном и уровне биологических
систем. Кроме того, стареет и информация в мозге, например, за счёт утраты неведения и
выработки устойчивой системы условных рефлексов. Более того, человек стареет и в
социальном плане: в детстве перед ним открыты все пути, но в зрелом возрасте он уже выбрал
одну социальную роль и другие возможности обычно утрачены навсегда. Поэтому основная
задача разума – сохранение своего существования.
Перед человечеством стоит глобальная задача борьба со старением. Этот враг не
находится в какой-то одной точке, а является естественным процессом накопления ошибок в
любых сложных системах. Подлинная победа над старением будет в победе сил интеллекта над
силами энтропии, оптимизации над дезорганизацией. Таким образом, необходимы
сосредоточенные интеллектуальные усилия больших групп учёных и соответствующие
вложения капитала и организационных ресурсов, чтобы накопить и упорядочить критическую
массу знаний о старении человеческого организма и мозга и обратить этот процесс вспять.

Этапы борьбы со старением
Можно предвидеть следующие этапы борьбы со старением и успехов продления жизни:
1) Пройденный этап в большинстве развитых стран, который состоит в улучшении
питания, снижения детской смертности, прививках, искоренении болезней и войн. Он приводит
к тому, что большинство родившихся доживают до старости.
2) Нынешний этап состоит в повышении культуры безопасности и росте медицины,
направленной на сохранение жизни в старости, и а также включает в себя ещё ряд неясных
факторов, которые приводят к росту средней продолжительности жизни в развитых странах со
скоростью 3 года в 10 лет.
3) Будущий этап продления жизни будет состоять в активном превентивном
вмешательстве в процессы старения и в создании активной защиты человека от рисков
несчастных случаев, в виде описанного выше носимого робота, роботов-водителей, всемирной
системы видеонаблюдения и других методов. Европейский союз в 2010 году собирается
принять комплексную программу по борьбе со старением. В России аналогичную программу
разрабатывает фонд «Наука за продление жизни», который возглавляет автор этой книги
Михаил Батин. Основными методами борьбы со старением станут методы регенеративной
медицины, выращивания искусственных органов, замены органов на механические, а также
методы регуляции генетической экспрессии, которые уже сейчас позволяют значительно
продлить жизнь нематод и мышей. Хотя уже сегодня внедряются отдельные решения, полная
победа над старением будет комплексной задачей, которая потребует нескольких десятков лет
на разработку, тестирование и внедрение. В результате средняя ожидаемая продолжительность
жизни достигнет 100 и более лет. В то же время параллельное развитее многих технологий
повысит риски глобальных катастроф, что потребует соответствующих превентивных мир. Всё
же чисто биологическими методами вряд ли возможно продлить жизнь человека более чем до
200-300 лет. (При этом будет измеряться не реальная продолжительность жизни, а её
ожидаемая величина, исходя из уровней смертности, так как иначе бы пришлось ждать 100 лет
до завершения исследований, а за это время может наступить следующий этап продления
жизни.)
4) Следующий этап продления жизни человека будет связан с тотальной киборгизацией
человеческого организма на клеточном уровне с помощью нанороботов.
5) Перенос сознания в компьютер.
Задача достижения практического бессмертия является вполне реализуемой для науки и
техники XXI века, и встаёт вопрос о необходимой социальной организации, чтобы довести ее
до реальности.
Есть несколько основных подходов к борьбе со старением, которые различаются в
зависимости от того, как именно из 400 существующих теорий старения окажется истинной.
Можно предположить, что тот метод, которые реально поможет победить старение,
одновременно послужит и доказательством соответствующей теории старения. При этом
старение – это сложный комплексный процесс, и многие причины старения могут работать
одновременно. То есть тут не стоит надеяться на одну чудо-молекулу.

Стратегии борьбы со старением
Эти стратегии упорядочены по желательному возрасту их применения – первые
хороши для молодых людей, а те, что в конце списка – для старых. Поскольку ни одной из этих
стратегий пока нет, то они будут разработаны, когда читатели этих строк будут относительно
старыми. Поэтому им скорее подойдут стратегии из конца списка.

1. Первая стратегия состоит в предотвращении процесса старения. Это или генетическая
терапия, или введение веществ в организм, которые замедляют так или иначе сам процесс
старения, или некоторые процессы, тесно с ним ассоциированные. Аспирин, метформин,
витамины, ограничение калорий и далее по списку. Эффективность этого зависит от того, как
рано было начато лечение – чем она раньше была начата, тем лучше. Хорошо для 20 летних.

1а. Управление ходом биологического времени – эта стратегия состоит в том или ином обмане
клеток в отношении того, как много времени прошло. Сюда входят опыты по снижению
температуры тела и метаболизма, например, отчасти удлинение теломер.

2. Обращение процесса старения. Эта стратегия состоит в использовании собственных
механизмов регенерации, с тем, чтобы остановить и обратить процесс старения. Сюда входит
удлинение теломер, управление стволовыми клетками, усиление иммунитета и стресс ответа.
Хорошо для 40 летних.
Сюда же можно добавить более продвинутую форму генетической терапии, которая будет
состоять не в просто отключении одного из генов, связанных со старением, а в полном
внешнем управлении работой генома человека.

3. Ремонт повреждений, возникших в ходе процесса старения. Один из примеров такой
стратегии это SENS – задача которой определить, какие наиболее опасные повреждения
происходят в ходе процесса старения – всего было определено 7 типов повреждений Обри ди
Греем, но возможно, есть и еще другие типы повреждений. Затем создать процедуру, вроде
регулярного планового ремонта. Этот метод хорош тем, что его можно будет эффективно
применять даже для уже весьма старых людей, у которых старение уже произошло. Хорошо для
60 летних.

4 Замена тела. Если уже старение тела обратить нельзя и если оно смертельно больно, его надо
менять – проще и дешевле. Здесь много разных вариантов – пересадка тела, выращивание и
замена отдельных органов, пересадка головы, две головы на одном теле, загрузка сознания в
компьютер. Для 80 лет.

Связь теории старения и методов борьбы с ним
Исторически было предложено несколько сотен теорий о том, как происходит старение.
Еще Мечников (?) полагал, что старение связано с работой гнилостных микроорганизмов в
кишечники и удалил у себя его кусок.
То есть любой теории о природе старения соответствует некий метод борьбы с ним.
Проблема в том, что у старения нет одного простого механизма, который можно
заблокировать. Как пишет А.Москалев, старение имеет фрактальную природу. Природа не
вкладывала в человека механизм самоликвидации. Скорее, она собирала его из запчастей с
одинаковым сроком годности. То есть естественный отбор устранил все слишком быстрые пути
умирания – до какого-то возраста.
Старение является сложным процессом, поэтому его не вылечить каким-то одним
лекарством. Теорией старения будет сложная карта метаболических путей в организме, и она
должна быть в качестве модели в компьютере, чтобы методами биоинформатики подбирать
новые лекарства.

Ученые, застрявшие в разных представлениях о природе старения, и первостепенное
значение генетики старения
Многие из задач в SENS, как их сформулировал Обри, можно было бы решить путем
генетических манипуляций – мы можем ввести в клетку ген фермента, который будет
расщеплять липофусцин, можем придумать ген, который будет кодировать белок, который будет
резать сшивки гликированных беков, а также удалять сенесцентные клетки. Мне подумалось,
что Обри придумал свой SENS до той революции, которая произошла в последние 15 лет в
области генетики, и которая состоит в том, что мы научились расшифровывать геном, создавать
новые гены и вводить их в клетку с помощью ви