Вы находитесь на странице: 1из 866

У Б И Т Ы В К АТ Ы Н И

МЕЖДУНАРОДНОЕ
ОБЩЕСТВО «МЕМОРИАЛ»
(МОСКВА)
ЦЕНТР КАРТА
(ВАРШАВА)

Москва
Общество «Мемориал» –
Издательство «Звенья»
2015
ББК -4*63.3
У17

К Н И ГА П А М Я Т И
Редакционная коллегия
А.Ю. Даниэль,
длинном списке преступлений, совершенных в разные годы коммуни-
Л.С. Еремина, стическим режимом, катынское злодеяние выделяют несколько важных
Е.Б. Жемкова,
Т.И. Касаткина,
обстоятельств.
Н.Г. Охотин, Первое. Обычно советский террор был направлен против собственного
Н.В. Петров,
Я.З. Рачинский,
народа, но на сей раз массово убивали граждан другого государства. Зло,
А.Б. Рогинский (председатель) причиненное нами другому, всегда жжет больнее, чем зло, причиненное
Ответственный составитель
самому себе. Нашу общую вину друг перед другом, за неимением иного
Александр Гурьянов выхода, можно себе простить; но не дано нам права простить самим себе
Составители
беды, обрушившиеся по нашей вине на наших соседей.
Андрей Рачинский, Второе. Расстрел военнопленных – тягчайшее преступление против за-
Анна Дзенкевич
конов и обычаев войны. И дело не только и не столько в нормах междуна-
Выявляли архивные документы и обрабатывали данные родного права, сколько в нравственной невозможности оправдать убийство
Екатерина Полудень и Ольга Черепова (Общество «Мемориал»),
Эва Рыбарска и Эва Лесьневска (Центр КАРТА),
безоружных и плененных. Формула «пленных не убивают» давно принята
Катажина Гурны и Эльжбета Выжиковска (Центральный военный архив, всем цивилизованным миром. Катынский расстрел – это возвращение к
Варшава), Эльжбета Пажневска и Агнешка Зыгер (Бюро информации
и поиска Польского Красного Креста)
временам варварства
Третье. Польские офицеры оказались в советском плену не в результате
Редактор
Лариса Еремина
военного конфликта между Советским Союзом и Польшей. СССР не объ-
являл Польше войну. Он просто вторгся 17 сентября 1939 года в страну, из
Художник
Борис Трофимов
последних сил сопротивлявшуюся нацистскому нашествию, и аннексировал
часть ее территории. Это было прямым следствием пакта между СССР и
Корректор
Ольга Яцух
Германией, подписанного 23 августа. Можно сколько угодно утешать себя
словами об «освободительном походе», о том, что большинство жителей этих
Компьютерная верстка
Дмитрий Сенчагов, Екатерина Полудень
земель якобы составляли украинцы и белорусы, что мы всего лишь «вер-
нули себе исконные земли» и т.п. Это только слова, которыми не заслонить
Поготовка фотографий к печати
Сергей Туровцев
реальные события – массовые депортации населения «освобожденных»
территорий, аресты и расстрелы.
На переплете использована фотография фрагмента алтарной стены
центрального памятника на польском мемориальном воинском кладбище
Наконец, четвертое и, быть может, главное: почти полувековая – начиная с
в Катынском лесу обнаружения захоронений в 1943 году и вплоть до апреля 1990-го – упорная
Фотограф
Алексей Мелькин
ложь, будто пленные офицеры были расстреляны нацистами в 1941 году.
Ложь бессмысленная и глупая, потому что ни один здравомыслящий чело-
век давно уже не сомневался в том, кем и когда были убиты польские офи-
церы, захороненные в Катынском лесу. Ложь подлая, ибо к повторению этой
ISBN 978-5-78700-123-5
лжи принуждали и граждан ПНР – а уж полякам-то правда о Катыни была
хорошо известна. В «народной Польше» признание заведомо фальшивой
советской версии было своеобразным «тестом на лояльность», унижением
народа, которое длилось десятилетиями. Быть может, это унижение нанесло
российско-польским отношениям даже более глубокую травму, чем само
катынское преступление.
Эта травма не изжита и сегодня.
6 7

Мы в Советском Союзе – те из нас, кто хотел и мог узнать хоть что-то о

К Н И ГА П А М Я Т И
трагедии 1940 года, – тоже не сомневались в том, кто и когда расстрелял
польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском. Долгие годы сло-
во «Катынь» вызывало мучительное чувство стыда у всех честных людей,
знающих об этой трагедии. И чувство это было тем сильнее, что публично
заявить свою позицию было практически невозможно.
Лишь в 1990 году советское правительство нашло наконец в себе муже-
ство признать правду, известную всему миру. Но следующий шаг – полное
гласное расследование, с точной правовой квалификацией преступления, с
объявлением имен виновных и, что гораздо важнее, имен всех жертв, – так
до сих пор и не сделан. Преступление признано «вообще», но в поименной
юридической реабилитации жертв было отказано – под предлогом отсут-
ствия документов, подтверждающих факт расстрела каждого из казненных.
А Р Х И В Н Ы Е Д О К У М Е Н Т Ы , Ф ОТО Г РАФ И И
В действительности, хотя личные дела военнопленных были сознательно
уничтожены в 1959 году, других документов сохранилось вполне достаточно ЭКСГУМАЦИИ 1943 ГОДА
– и в нашей книге о них рассказано подробно.
Мы полагаем, что для преодоления травматического прошлого есть только
одно средство – правда о нем, сказанная вслух; что единственный способ
избавиться от комплекса национальной вины перед народами, в отношении
которых было совершено зло, – принять на себя гражданскую ответствен-
ность за это зло. Только так можно вырваться из порочного круга взаимных
обид и взаимных обвинений.
И цель настоящего издания – не только опубликовать наконец на русском
языке список жертв Катыни, дополненный данными, полученными в ре-
зультате исследований российских и польских историков. Мы считаем
необходимым представить общественности наше понимание гражданской
ответственности за преступления прошлого. Она не в том, чтобы громко
каяться и бить себя в грудь, и не в том, чтобы указать виновного и на этом
успокоиться. Она – в усилиях, которые общество прилагает, чтобы преодо-
леть последствия этих преступлений, раскрыть всю правду о них и сохранить
память о людях, ставших их жертвами.

Общество «Мемориал»
8 9
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР БЕРИИ КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ
В ЦК ВКП(б) СТАЛИНУ, СТАВШАЯ ОСНОВОЙ ДЛЯ РЕШЕНИЯ 1943 г. ОСТАНКИ РАССТРЕЛЯННЫХ
ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) ОТ 5 МАРТА 1940 г. ПЛЕННИКОВ, ИЗВЛЕЧЕННЫЕ ИЗ
О РАССТРЕЛЕ ПОЛЬСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ЗАКЛЮЧЕННЫХ ЗАХОРОНЕНИЯ
ТЮРЕМ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ УКРАИНЫ И БЕЛОРУССИИ
10
УБИТЫ В КАТЫНИ
12 13
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ВСКРЫТЫЙ МОГИЛЬНЫЙ РОВ С МНОГО-
СЛОЙНЫМ ЗАХОРОНЕНИЕМ ТРУПОВ
РАССТРЕЛЯННЫХ ПЛЕННИКОВ
14
УБИТЫ В КАТЫНИ

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО


ЦК ВКП(б) ОТ 5 МАРТА 1940 г. С РЕШЕНИЕМ
О РАССТРЕЛЕ ПОЛЬСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ
И ЗАКЛЮЧЕННЫХ ТЮРЕМ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ
УКРАИНЫ И БЕЛОРУССИИ
16 17

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ДАЧА УНКВД ПО СМОЛЕНСКОЙ


ОБЛАСТИ РЯДОМ С МЕСТОМ
РАССТРЕЛА В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ,
СНИМОК 1943 г.

СТАНЦИЯ ГНЕЗДОВО (В 14 км ЗАПАДНЕЕ СМО-


ЛЕНСКА), 1943 г. ОТСЮДА ПОЛЬСКИХ
ВОЕННОПЛЕННЫХ, ДОСТАВЛЕННЫХ
ИЗ КОЗЕЛЬСКОГО ЛАГЕРЯ, ОТВОЗИЛИ
К МЕСТУ РАССТРЕЛА В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ
(В 3 км ОТ СТАНЦИИ)
18 19
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
СПЕЦИАЛИСТ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ ИЗ СОСТАВА
МЕЖДУНАРОДНОЙ КОМИССИИ ПРОФЕССОР
ФЕРЕНЦ ОРШОШ ИЗ ВЕНГРИИ (СПРАВА)
В ПРИСУТСТВИИ ПРОФЕССОРА АРНЕ САКСЕНА
ИЗ ФИНЛЯНДИИ ГОТОВИТСЯ К ПАТОЛОГОАНАТО-
МИЧЕСКОМУ ИССЛЕДОВАНИЮ ЭКСГУМИРОВАННЫХ
ОСТАНКОВ. КАТЫНСКИЙ ЛЕС, 30 АПРЕЛЯ 1943 г.

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.


В ОДЕЖДЕ РАССТРЕЛЯННОГО ВОЕННО-
ПЛЕННОГО НАЙДЕНО УДОСТОВЕРЕНИЕ
ЛИЧНОСТИ
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ОСТАНКИ ПОЛЬСКОГО ПОЛКОВНИКА

20 21
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
22 23
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
СПЕЦИАЛИСТЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ ИЗ СОСТАВА
МЕЖДУНАРОДНОЙ КОМИССИИ РАССМАТРИВАЮТ
ДОКУМЕНТЫ И ПРЕДМЕТЫ, НАЙДЕННЫЕ ПРИ
ЭКСГУМИРОВАННЫХ ОСТАНКАХ. В ЦЕНТРЕ
ПРОФЕССОР ФЕРЕНЦ ОРШОШ, КРАЙНИЙ СЛЕВА
ДОКТОР АЛЕКСАНДРУ БИРКЛЕ ИЗ РУМЫНИИ.
30 АПРЕЛЯ 1943 г.

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.


ЧЛЕНЫ ДЕЛЕГАЦИИ ПОЛЬСКОГО
КРАСНОГО КРЕСТА ОСМАТРИВАЮТ
ОСТАНКИ ПОЛЬСКОГО ОФИЦЕРА, РУКИ
КОТОРОГО БЫЛИ СВЯЗАНЫ ПЕРЕД
РАССТРЕЛОМ
24 25

СПЕЦИАЛИСТЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ ИЗ СОСТАВА

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

МЕЖДУНАРОДНОЙ КОМИССИИ БЕСЕДУЮТ С ПАРФЕНОМ


КИСЕЛЕВЫМ, ЖИТЕЛЕМ БЛИЖАЙШИХ К ЛЕСУ ВЫСЕЛОК
КОЗЬИ ГОРЫ, КОТОРЫЙ В ФЕВРАЛЕ 1943 г. УКАЗАЛ
В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ МЕСТО ЗАХОРОНЕНИЯ РАССТРЕЛЯННЫХ
ВОЕННОПЛЕННЫХ.

СПЕЦИАЛИСТЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ ИЗ СОСТАВА


МЕЖДУНАРОДНОЙ КОМИССИИ НАБЛЮДАЮТ ЗА ИССЛЕ-
ДОВАНИЕМ ЭКСГУМИРОВАННЫХ ОСТАНКОВ. КАТЫНСКИЙ
ЛЕС, 30 АПРЕЛЯ 1943 г.
26 27

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ВХОДНОЕ

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ОТВЕРСТИЕ В ЧЕРЕПЕ ПОЛЬСКОГО ОФИЦЕРА,


УБИТОГО ВЫСТРЕЛОМ В ЗАТЫЛОК

ЗАПИСКА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ


БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР
А.Н. ШЕЛЕПИНА ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС
Н.С. ХРУЩЕВУ ОТ 3 МАРТА 1959 г.
28 29

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ВЫХОДНОЕ

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ОТВЕРСТИЕ В ЧЕРЕПЕ ПОЛЬСКОГО ОФИЦЕРА,


УБИТОГО ВЫСТРЕЛОМ В ЗАТЫЛОК
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ОСТАНКОВ ИЗ МАССОВОГО
30 31 ЗАХОРОНЕНИЯ
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ПРОВЕДЕНИЕ ПАТОЛОГОАНАТОМИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЙ

32 33

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ОДИН ИЗ ВСКРЫТЫХ МОГИЛЬНЫХ
РВОВ

34 35
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. УДОСТОВЕРЕНИЕ


ЧЛЕНА СОЮЗА ОФИЦЕРОВ ЗАПАСА НА ИМЯ ПОДПОРУЧИКА
ЗАПАСА ЗБИГНЕВА ФЛЁРКЕВИЧА И ВОИНСКИЙ ЛИЧНЫЙ
ЖЕТОН С ЕГО ИМЕНЕМ, ФАМИЛИЕЙ И ГОДОМ РОЖДЕНИЯ,
НАЙДЕННЫЕ ПРИ ЕГО ОСТАНКАХ
36 37
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.


ВОИНСКОЕ УДОСТОВЕРЕНИЕ НА ИМЯ
ПОДПОРУЧИКА ЗАПАСА АЛЕКСАНДРА МУРЗА-
МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛ – МУРЗИЧА, НАЙДЕННОЕ ПРИ ЕГО ОСТАНКАХ
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЗВЕНЬЯ»
МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛ
2015 КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. РАБОТЫ
ПО ВСКРЫТИЮ ОДНОГО ИЗ МОГИЛЬНЫХ РВОВ
ВЫПОЛНЯЮТ МОБИЛИЗОВАННЫЕ НЕМЦАМИ
ЖИТЕЛИ ОКРЕСТНЫХ ДЕРЕВЕНЬ
38 39

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ЧЕТКИ И УДОСТОВЕРЕНИЕ


К ЗНАКУ ОТЛИЧИЯ КОРПУСА ОХРАНЫ ПОГРАНИЧЬЯ НА ИМЯ
СТАРШЕГО КАПЕЛЛАНА КСЕНДЗА ЯНА ЗЮЛКОВСКОГО,
НАЙДЕННЫЕ ПРИ ЕГО ОСТАНКАХ
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ДВА ОРДЕНА,
НАЙДЕННЫЕ ПРИ ОСТАНКАХ ПОДПОЛКОВНИКА
В ОТСТАВКЕ АНДЖЕЯ ХАЛАЦИНЬСКОГО

40 41

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ВИЗИТНЫЕ


КАРТОЧКИ ВИЦЕ-ПРОКУРОРА ОКРУЖНОГО СУДА
МАРЦИНА МОРАВСКОГО И ВОЕНВРАЧА-ХИРУРГА
МАЙОРА ВАЦЛАВА КСЕНЕВИЧА, НАЙДЕННЫЕ
ПРИ ИХ ОСТАНКАХ

ПОГОН ГЕНЕРАЛА БРИГАДЫ,


НАЙДЕННЫЙ ПРИ ЭКСГУМАЦИИ
В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ В 1943 г.
42 43
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г. ОСТАНКИ
ГЕНЕРАЛА БРИГАДЫ МЕЧИСЛАВА СМОРАВИНЬСКОГО
И НАЙДЕННОЕ ПРИ НЕМ УДОСТОВЕРЕНИЕ
К СЕРЕБРЯНОМУ КРЕСТУ ОРДЕНА «ВИРТУТИ МИЛИТАРИ»
НА ЕГО ИМЯ
44 45
УБИТЫ В КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И

КАТЫНСКИЙ ЛЕС,
ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
46 47

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.


ОБЩИЙ ВИД ВСКРЫТЫХ МОГИЛЬНЫХ
РВОВ
КАТЫНСКИЙ ЛЕС, ЭКСГУМАЦИЯ 1943 г.
ОСТАНКИ РАССТРЕЛЯННЫХ ПЛЕННИКОВ,
48 49 ИЗВЛЕЧЕННЫЕ ИЗ ЗАХОРОНЕНИЯ

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ
50 51

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

КАТОЛИЧЕСКИЙ СВЯЩЕННИК КСЕНДЗ-КАНОНИК


СТАНИСЛАВ ЯСИНЬСКИЙ И ЧЛЕНЫ ДЕЛЕГАЦИИ
ПОЛЬСКОГО КРАСНОГО КРЕСТА НАД МОГИЛАМИ
РАССТРЕЛЯННЫХ ПОЛЬСКИХ ОФИЦЕРОВ
В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ
52
УБИТЫ В КАТЫНИ

ФРАГМЕНТ АЛТАРНОЙ СТЕНЫ ЦЕНТРАЛЬНОГО


ПАМЯТНИКА НА ПОЛЬСКОМ МЕМОРИАЛЬНОМ
ВОИНСКОМ КЛАДБИЩЕ В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ
54 55
КАТЫНИ

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ПОДЗЕМНЫЙ КОЛОКОЛ – ЧАСТЬ ЦЕНТРАЛЬНОГО


ПАМЯТНИКА НА ПОЛЬСКОМ МЕМОРИАЛЬНОМ
ВОИНСКОМ КЛАДБИЩЕ В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ
56
УБИТЫ В КАТЫНИ

ИМЕННЫЕ ТАБЛИЧКИ РАССТРЕЛЯННЫХ ВОЕННО-


ПЛЕННЫХ НА ПОЛЬСКОМ МЕМОРИАЛЬНОМ ВОИНСКОМ
КЛАДБИЩЕ В КАТЫНСКОМ ЛЕСУ
57

предлагаемой читателю книге помещены биограммы (биографические справки)


К Н И ГА П А М Я Т И

4415 польских военнопленных, казненных НКВД СССР весной 1940 г. и захоронен-


ных в Катынском лесу близ Смоленска. Эти биограммы образуют исчерпывающий
по­именный список узников Козельского лагеря НКВД для военнопленных, расстре-
лянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. Одной из главных целей
О Т С О С ТА В И Т Е Л Е Й

работы над книгой было достижение максимальной полноты этого списка, что заста-
вило опереться на широкий круг документальных источников – советских, польских
и немецких, значительная часть которых для составления списка катынских жертв
была привлечена впервые.
Использованные при подготовке книги советские источники – это главным обра-
зом архивные документы Управления НКВД СССР по делам о военнопленных за
1939–1941 гг. Среди них основополагающие для достижения полноты поименного
списка катынских жертв – списки-предписания об отправке военнопленных из
Козельского лагеря в распоряжение Управления НКВД по Смоленской области, кото-
рое и осуществляло расстрелы.
Все немецкие источники и значительная часть польских – это разного рода мате­
риа­лы эксгумации захоронений расстрелянных польских военнопленных в Катын-
ском лесу, осуществленной весной 1943 г. Другая часть польских документальных
источников, использованных при составлении биограмм, – материалы, связанные
с запросами о розыске и свидетельствами родственников об их близких, содержав-
шихся в советском плену с осени 1939 г. и замолчавших с весны 1940 г.
Для подготовки биограмм были привлечены и разнообразные печатные источ-
ники (а в некоторых случаях публикации, размещенные в сети Интернет) – прежде
всего польские, из которых были почерпнуты биографические сведения о плен­
никах.
Описание стоявших перед составителями задач, использованных источников и
содержащейся в них информации, рассмотрение значения каждой категории источ-
ников для достижения намеченных целей и, наконец, представление и обоснование
достигнутых результатов читатель найдет во вступительной статье к настоящему
изданию.
Важнейшая наша задача состояла в том, чтобы биограммы давали читателю воз-
можность получить представление о личности каждого из пленников. Однако цель
вместить в биограмму жизнеописание человека (даже самое краткое) не ставилась,
был принят принцип отражения биографических данных по состоянию на 1939 г.,
время накануне войны (насколько позволяют источники, в которых упоминается
этот человек).
Еще одна решавшаяся нами задача – поместить в биограммах сведения об обсто-
ятельствах пребывания человека в неволе в период от взятия в плен осенью 1939 г.
до расстрела весной 1940 г. К сожалению, в изученных документах такие сведения
удалось найти лишь для части узников Козельского лагеря.
2699 биограмм из 4415 (61%) сопровождают фотографии пленников. Большинство
фотографий были нам любезно переданы (в копиях) Катынским музеем – отделом
Музея Войска Польского в Варшаве и Центральным военным архивом в Варшаве,
кроме того, Совет по охране памяти борьбы и мученичества в Варшаве предоставил
нам возможность использовать фотографии из изданной Советом в 2000 г. катын-
ской кладбищенской книги «Katyń. Księga Cmentarna Polskiego Cmentarza Wojennego».
Часть снимков мы получили от польской общественной Федерации катынских семей
и от родственников казненных пленников, еще одна часть была выявлена в фотоар-
хиве Центра КАРТА, а некоторые фотографии удалось отыскать в печатных источни-
ках и публикациях, размещенных в сети Интернет. Необходимо обратить внимание московским Научно-информационным и просветительским центром «Мемориал»
читателей, что во многих случаях фотографии, которыми мы располагаем, сделаны и варшавским неправительственным Центром КАРТА1.
задолго до 1939 г. (иногда человек на фотографии может быть на 20–30 лет моложе, Если данные, содержащиеся в источнике, отличаются от данных, приведенных в
чем он был в период пребывания в советском плену). первом и втором разделах, разночтения приведены в четвертом разделе после символа
В биограмме каждого пленника перечислены все выявленные источники, в кото- этого источника. Часто разночтения касаются написания фамилий и имен. Однако
58 рых он значится, и среди них те, которые дают основание для применения Закона 59 из правила помещать после символа источника личные данные только в случае раз-
Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Нали- ночтений сделано одно исключение – после символа основополагающего источника,
чие документальных доказательств того, что каждый из узников Козельского лагеря, т.е. списков-предписаний НКВД об отправке военнопленных из Козельского лагеря

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

казненных в апреле–мае 1940 г., был расстрелян по решению Политбюро ЦК ВКП(б) в распоряжение УНКВД по Смоленской области (символ N без индекса), фамилия,
от 5 марта 1940 г., рассмотрено в статье «Задачи Книги Памяти и источники для ее имя и отчество приведены в каждой биограмме в написании таком, как они значатся
составления». в этом источнике, вне зависимости от наличия или отсутствия разночтений.
Каждая биограмма состоит из трех или четырех разделов (отделенных друг от В некоторых случаях после символа источника в четвертом разделе помещены све-
друга знаком ): дения, не являющиеся разночтениями, но признанные существенными для описания
Первый раздел начинается с фамилии и имени (имен) военнопленного на русском личности человека и его лагерной судьбы и либо не укладывающиеся в рамки набора
языке. В скобках фамилия, имя или имена военнопленного, а также имена его роди- данных, принятого для первого или второго раздела, либо недостаточно подтверж-
телей приведены на польском языке. Затем указаны год и место его рождения, по воз- денные (подтвержденные всего одним источником), чтобы поместить их в первый
можности учебное заведение, которое он окончил или в котором учился, профессия, или второй раздел. В некоторых биограммах после символа источника помещены не
должность и последнее место работы (гражданское – для офицеров запаса и ополче- являющиеся разночтениями сведения, поясняющие тип и/или содержание документа.
ния, а для кадровых офицеров – воинская часть в 1939 г.), воинское звание, семейное Если помещенные в биограмму сведения не содержатся непосредственно в докумен-
положение; тах, в которых значится этот человек, а были установлены на основании иных, «без-
Второй раздел содержит сведения о пребывании в советском плену – дата и место личных» документальных источников, они заключены в квадратные скобки. Воскли-
взятия в плен (если удалось их установить по документам), по возможности даты и цательный знак в квадратных скобках [!] означает подтверждение «так в источнике»,
места пребывания в сборных пунктах и стационарных лагерях НКВД для военно- а вопросительный знак [?] – сомнение, достаточно ли надежны приведенные сведе-
пленных до прибытия в Козельский лагерь, даты прибытия в Козельский лагерь и ния.
пребывания в нем по состоянию на тот или иной день (если они зафиксированы в Биограммы размещены в алфавитном порядке, поэтому для поиска биограммы
доступных нам источниках), дата (или интервал дат) отправки в апреле–мае 1940 г. пленника, чьи фамилия и имя известны в русском написании, именной указатель не
из Козельского лагеря в распоряжение УНКВД по Смоленской области (т.е. на рас- требуется. Однако для облегчения поиска биограммы человека, чьи личные данные
стрел) и дата (или интервал дат) расстрела. Знак * («звездочка») означает, что стоя- могут быть известны читателю только в польском написании, книга снабжена поль-
щая перед ним дата или интервал дат (например, «…22.04.1940* направлен…», или ско-русским именным указателем. В него включены также некоторые персоналии
«…07-09.04.1940* направлен…», или «...[расстрелян в период 16-19.04.1940*]...») – это (фамилии и имена) из эксгумационного списка в книге Amtliches Material zum Mas-
наиболее вероятные дни отправки из лагеря в распоряжение УНКВД по Смоленской senmord von Katyn, а именно те, немецкое написание которых из-за трудности транс-
области или наиболее вероятные дни расстрела военнопленного, но нельзя исклю- крипции или искажений при прочтении бумаг и документов, найденных в ходе экс-
чить и более поздние даты (хотя они значительно менее вероятны). При этом более гумации 1943 г., может серьезно затруднить отождествление с русским написанием
ранние даты исключены; личных данных.
Третий раздел состоит из сведений об эксгумации в Катынском лесу весной 1943 г. – В ходе составления биограмм были также выявлены «эксгумационные» персона-
дата германской суточной сводки о ходе эксгумации и порядковый номер в герман- лии в списках AM и PCK, которые пока не удалось отождествить с личными данными
ском списке извлеченных останков, опубликованном в 1943 г. в книге Amtliches Mate- военнопленных, значащихся в основополагающем советском источнике – списках-
rial zum Massenmord von Katyn (сокращенно: список AM), либо номер в списках предписаниях НКВД. Перечень 41 такой «эксгумационной» персоналии представлен
Польского Красного Креста (PCK – от Polski Czerwony Krzyż). Третий раздел присут- в Приложении, а задача их выявления и объяснения рассмотрена в статье «Задачи
ствует в биограмме только в том случае, если в результате эксгумации 1943 г. лич- Книги Памяти и источники для ее составления».
ность человека была установлена; В начале книги помещены фотографии, сделанные в ходе эксгумации захоронений
Четвертый раздел представляет собой перечень источников, в которых значится в Катынском лесу, которую провели германские власти весной 1943 г. Электронные
военнопленный. Ради краткости в биограмме вместо полного названия источника копии этих снимков были нам предоставлены Катынским музеем – отделом Музея
используется его символ, приведенный в аннотированном «Списке использован- Войска Польского в Варшаве.
ных источников». В случае архивных документов символ заменяет собой полное
название архива, номер архивного фонда, номер описи, чаще всего также номер ***
дела (единицы хранения) и снабжен номером листа, обычно также порядковым Составители книги искренне признательны за неоценимую помощь и содействие,
номером, под которым человек значится на этом листе (например, если документ оказанные в Польше и в России руководителями и сотрудниками ряда учреждений,
представляет собой поименный список). В случае печатных источников (или музеев и архивов, в которых хранятся документы и материалы (в том числе фото-
источников, доступных в сети Интернет) символ заменяет собой выходные данные графии), использованные при подготовке этой книги. Выражаем сердечную благо-
издания и обычно снабжен номером страницы. Если источник представляет собой дарность директору Российского государственного военного архива Владимиру
материалы государственных учреждений (например, материалы расследования
катынского преступления польским Институтом национальной памяти) или мате-
риалы из собраний общественных организаций, символ заменяет собой полное 1
Zabici w Katyniu : Alfabetyczny spis 4415 jeńców polskich z Kozielska zabitych w kwietniu–maju 1940,
название учреждения или организации. Система символов в перечне источников według źródeł sowieckich, polskich i niemieckich / сост. A. Gurjanow, A. Dzienkiewicz. Warszawa, 2013. 850 s. (Indeks
в биограммах та же, что и в польском издании 2013 г., подготовленном совместно Represjonowanych. T. XXI; на польск. яз.).
Николаевичу Кузеленкову, заместителю директора Владимиру Ивановичу Коротаеву
и сотруднице этого архива Лии Абрамовне Штанько, директору Государственного
архива Российской Федерации Сергею Владимировичу Мироненко и сотрудникам
этого архива Николаю Игоревичу Владимирцеву и Дине Николаевне Нохотович,
директору Российского государственного архива социально-политической исто-
60 рии Андрею Константиновичу Сорокину, сотруднику Мемориального комп­лекса 61
«Катынь» в Смоленске Алексею Эдуардовичу Мелькину, секретарю Совета по охране
памяти борьбы и мученичества в Варшаве Анджею-Кшиштофу Кунерту, директору сновное содержание Книги Памяти «Убиты в Катыни» составляют биограммы рас-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

Центрального военного архива в Варшаве Чеславу-Анджею Жаку и заведующей стрелянных в 1940 г. польских военнопленных – узников Козельского лагеря НКВД
отделом этого архива Катажине Гурны, директору Музея Войска Польского Збигневу СССР. Предмет же настоящей статьи – рассмотрение задач, которые необходимо
Ваверу, заведующему Катынским музеем – отделом Музея Войска Польского в Вар- было решить при подготовке книги, описание использованных источников, обсуж-
шаве Славомиру Фронтчаку и сотруднику этого музея Себастиану Карвату, директору

ЗАДАЧИ КНИГИ ПАМЯТИ И ИСТОЧНИКИ ДЛЯ ЕЕ СОСТАВЛЕНИЯ


дение их вклада в содержание биограмм и их роли в составлении исчерпывающего
Института судебных экспертиз в Кракове Марии Кале и сотруднику этого института поименного списка казненных. Однако прежде чем приступить к этому предмету и
Томашу Дзедзицу, директору Государственного архива в Люблине Петру Дыммелю, представлению достигнутых результатов, напомним вкратце хронологию событий,
директору Люблинского музея Зыгмунту Насальскому и заведующей отделом этого связанных с катынским расстрелом.
музея Барбаре Оратовской, бывшему генеральному директору Польского Красного 23 августа 1939 г. СССР и Германия заключили договор о ненападении – «пакт
Креста Эльжбете Сметанке, бывшей заведующей Национальным бюро информации Молотова–Риббентропа». Пакт включал секретный протокол о разграничении сфер
и розыска Польского Красного Креста Эльжбете Рейф, прокурору варшавского отде- интересов, согласно которому, в частности, Советскому Союзу отходила восточная
ления Института национальной памяти – Комиссии по расследованию преступлений часть территории польского государства. Для Гитлера пакт означал снятие послед-
против польского народа Малгожате Кузьняр-Плёте, руководителю архива Польского него препятствия перед нападением на Польшу.
института и музея им. ген. Сикорского в Лондоне Анджею Сухчицу, заведующему 1 сентября 1939 г. нацистская Германия напала на Польшу. 17 сентября 1939 г.,
отделом Музея истории города Лодзь Себастиану Глице. в разгар кровопролитных сражений Войска Польского, пытавшегося остановить
Сердечно благодарим всех польских граждан и друзей, предоставивших фотогра- стремительное продвижение немецких войск в глубь страны, в Польшу с востока
фии и отдельные материалы, использованные в книге: историков Яна-Ежи Милев- вторглась и Красная армия – вопреки действовавшему советско-польскому договору
ского из Белостока, Станислава-Марию Янковского и Матеуша Зэмлю из Кракова, о ненападении. Советская пропаганда объявила операцию Красной армии «освобо-
а также Катажину Бейт-Павелчик и Ханну Зенкевич из Вроцлава, Барбару Тарков- дительным походом в Западную Украину и Западную Белоруссию».
скую и Олену Островскую из Варшавы, Кшиштофа Закшевского из Лодзи, пред- Понимая обреченность Польши в войне на два фронта, польский главнокоман-
ставителей обществ «Катынская семья» Изабеллу Сариуш-Скомпскую из Кракова дующий маршал Эдвард Смиглы-Рыдз отдал приказ не вступать в бой с советскими
(председателя общепольской Федерации катынских семей), Марию Сливиньскую из войсками и оказывать сопротивление только при попытках разоружения польских
Катовиц, Яцка Глищиньского из Пётркува-Трыбунальского, Магдалену Гадомскую, частей. В результате сопротивление Красной армии оказали лишь немногие поль-
Барбару Квятковскую и Анджея Оляса из Варшавы, Барбару Валькевич из Пултуска, ские части. До конца сентября – начала октября 1939 г. Красной армией были взяты
Дануту Малон из Люблина, Уршулю Гавор из Ополе, Бронислава Стшока из Коша- в плен 240–250 тысяч солдат и офицеров Войска Польского, Корпуса охраны погра-
лина, Дануту Кузьмицкую из Быдгощи. ничья (КОП)1 и Пограничной стражи2, а также служащих полиции, жандармерии,
Наша сердечная благодарность российским первопроходцам исследования катын- тюремной стражи, причем подавляющее большинство пленных ни в каких боевых
ского преступления Наталье Сергеевне Лебедевой, Инессе Сергеевне Яжборовской и действиях против советских войск вообще не участвовало. Сразу после разоруже-
Алексею Алексеевичу Памятных, поддерживавшим нас на всех этапах работы. ния половину рядовых и унтер-офицеров распустили по домам, а остальных Красная
Сердечно благодарим Бориса Владимировича Трофимова за разработку и осу- армия передала в приемные пункты НКВД СССР для военнопленных (спешно орга-
ществление масштабной концепции художественного оформления книги. низованные вдоль старой советско-польской границы), откуда они были отправлены
За помощь при подготовке текстов мы глубоко признательны Наталье Юрьевне в специально созданные лагеря военнопленных в глубине СССР.
Стефанович, Михаилу Александровичу Даниэлю и Георгию Алексеевичу Морозу. Наспех образованные лагеря военнопленных сразу оказались перегруженными.
В течение всех лет работы над книгой огромную помощь нам оказывали друзья Однако в октябре–ноябре 1939 г. из них отправили большинство рядовых и унтер-
и коллеги из Центра КАРТА и Научно-информационного и просветительского цен- офицеров – жителей территорий, включенных к тому моменту в состав Советского
тра «Мемориал», участвовавшие в обсуждении стоявших перед нами задач: Збигнев Союза, распустили по домам, а жителей территорий, оккупированных немцами, по
Глюза, Александр Юльевич Даниэль, Лариса Семеновна Еремина, Елена Борисовна договоренности об обмене пленными передали Германии. Германия же взамен пере-
Жемкова, Никита Васильевич Петров, Ян Збигневич Рачинский, Арсений Борисович дала Советскому Союзу захваченных в плен немецкими войсками польских воен-
Рогинский. Без их поддержки, советов и консультаций эта книга не увидела бы свет. нослужащих – украинцев и белорусов, жителей территорий, отошедших к СССР.
На эти территории было распространено советское административное деление – на
них были образованы западные области Белорусской ССР (Вилейская, Баранович-
ская, Белостокская, Брестская и Пинская) и Украинской ССР (Волынская, Ровенская,
Львовская, Дрогобычская, Станиславская и Тарнопольская).

1
Корпус охраны пограничья (Korpus Ochrony Pogranicza, KOP) – воинское формирование мирного времени
для охраны границ довоенного польского государства с СССР, Литвой и Латвией (с марта 1939 г. также с Венгрией).
2
Пограничная стража (Straż Graniczna) осуществляла охрану границ довоенной Польши с Германией,
Чехословакией и Румынией.
В советском плену были оставлены около 25 тысяч польских рядовых и унтер-офи- польских офицеров. С конца марта по начало июня 1943 г. германские власти при
церов. Кроме них не подлежали роспуску по домам или передаче Германии армейские участии (с середины апреля) Технической комиссии Польского Красного Креста про-
офицеры (около 8,5 тысячи человек), которых сосредоточили в двух лагерях военно- вели почти полную эксгумацию обнаруженных в Катынском лесу могил, установив,
пленных – Старобельском в Ворошиловградской области (ныне Луганской области что в них захоронены военнопленные Козельского лагеря НКВД. Результаты эксгума-
Украины) и Козельском в Смоленской (ныне Калужской) области, а также погранич- ции летом того же года были опубликованы в Берлине в книге «Amtliches Material zum
62 ники, полицейские, жандармы, служащие тюремной стражи и отдельные представи- 63 Massenmord von Katyn» (далее – Amtliches Material...)6.
тели некоторых других категорий (всего около 6,5 тысячи человек), которых собрали Военнопленные Старобельского и Осташковского лагерей НКВД СССР, а также
в Осташковском лагере военнопленных в Калининской (ныне Тверской) области. заключенные тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии были казнены в дру-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

Узниками НКВД стали не только военнопленные. Одним из основных средств гих местах, однако всех их, как и военнопленных Козельского лагеря, мы называем
«советизации» присоединенных к Советскому Союзу территорий довоенного поль- жертвами катынского преступления, так как Катынь, вплоть до 1991 г. остававшаяся
ского государства стали массовые депортации населения и непрекращающиеся единственным достоверно известным местом захоронения людей, расстрелянных в
арес­ты прежде всего должностных лиц польского государственного аппарата (вклю- той «операции» НКВД СССР, стала символом убийства польских граждан, казненных,
чая избежавших плена офицеров и полицейских), членов польских политических как мы теперь знаем, по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.
партий и общественных организаций, промышленников, крупных землевладельцев, Эта книга посвящена только одной группе жертв катынского преступления – рас-
коммерсантов, нарушителей границы и других «врагов советской власти». Находив- стрелянным военнопленным – узникам Козельского лагеря. На протяжении несколь-
шихся под следствием арестованных месяцами держали в тюрьмах новых западных ких десятилетий, прошедших после выхода в 1943 г. немецкой книги Amtliches
областей УССР и БССР. Material..., поименный «катынский список» составлялся и издавался неоднократно.
5 марта 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о расстреле «находящихся В частности, в 1949 г. в Лондоне была издана книга Адама Мошиньского «Катын-
в лагерях для военнопленных 14  700 польских офицеров, чиновников, помещиков, ский список. Военнопленные лагерей Козельск, Осташков, Старобельск, пропавшие без
полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков», а также 11  000 вести в Советской России»7, затем несколько раз переиздававшаяся с 1972 по 1989 г.
арестованных и содержащихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии К этому же ряду относится и изданная в 1989 г. в Варшаве книга Анджея-Лешка Щесь-
«членов различных контрреволюционных шпионских и диверсионных организаций, няка «Катынь. Список жертв и пропавших без вести военнопленных лагерей Козельск,
бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и пере- Осташков, Старобельск»8. Новый этап в работах над списком жертв наступил в
бежчиков»3. Основой для решения Политбюро стала докладная записка наркома 1990 г. после официального признания СССР в совершении катынского преступле-
внут­ренних дел СССР Берии в ЦК ВКП(б) Сталину, в которой расстрел перечислен- ния и раскрытия первых советских документов по этой теме. После 1990 г. с исполь-
ных категорий польских пленных и заключенных предлагался «исходя из того, что зованием рассекреченных списков-предписаний НКВД (об отправке военноплен-
все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти»4. ных из лагерей в областные управления НКВД, осуществлявшие расстрелы) были
Казнь польских военнопленных и заключенных, относившихся к категориям, составлены и изданы в Варшаве три самых важных поименных списка казненных
перечисленным в решении Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., была осущест- военнопленных – узников Козельского лагеря: в 1991 г. – в книге Енджея Тухольского
влена в апреле и мае того же года (расстрелы заключенных, содержавшихся в тюрь- «Убийство в Катыни. Козельск, Осташков, Старобельск. Список жертв»9, в 1995 г. –
мах, продолжались, возможно, несколько дольше и закончились летом 1940 г.). первый выпуск издательской серии «Индекс репрессированных», озаглавленный «Рас-
Для исполнения решения Политбюро ЦК ВКП(б) все узники Козельского, Осташ- стреляны в Катыни»10, и в 2000 г. – монументальное издание «Катынь. Кладбищен-
ковского и Старобельского лагерей военнопленных (кроме 395 человек) были отправ- ская книга польского воинского кладбища» (далее – Кладбищенская книга)11.
лены этапами численностью от нескольких десятков до пяти сотен человек (самые
последние этапы насчитывали от одного до десяти человек) в распоряжение управ-
лений НКВД, соответственно, по Смоленской, Калининской и Харьковской областям, Задачи, стоящие перед книгой
которые проводили расстрелы по мере прибытия этапов. В Калинине и Харькове
все расстрелы осуществлялись в зданиях внутренних тюрем УНКВД. Управление же Целесообразность составления нового списка – комплекта биограмм расстрелян-
НКВД по Смоленской области производило расстрелы в Катынском лесу, но некото- ных военнопленных Козельского лагеря, представленного в настоящей книге, – обу-
рую часть военнопленных казнили в тюрьме в Смоленске (после чего останки были словлена прежде всего тем, что источниковая база всех предыдущих публикаций
захоронены в Катынском лесу). «катынского списка» (даже трех самых полных, изданных после 1990 г.) не охваты-
Параллельно шли расстрелы заключенных тюрем западных областей Украины и
Белоруссии. 6
Amtliches Material zum Massenmord von Katyn. Im Auftrage des Auswärtigen Amtes auf Grund urkundlichen
Судя по обнародованным в 1992 г. советским документам, на основании решения Beweismaterials zusammengestellt, bearbeitet und herausgegeben von der Deutschen Informationsstelle. Berlin, 1943. 331 S.
(На нем. яз.).
Политбюро от 5 марта 1940 г. были расстреляны более 14,5 тысячи военнопленных 7
Moszyński A. Lista katyńska. Jeńcy obozów Kozielsk, Ostaszków, Starobielsk zaginieni w Rosji Sowieckiej. London,
трех лагерей и 7,3 тысячи заключенных тюрем5, всего почти 22 тысячи польских 1949. 339 s. (На польск. яз.).
8
Szcześniak A.L. Katyń. Lista ofiar i zaginionych jeńców obozów Kozielsk, Ostaszków, Starobielsk. Warszawa, 1989.
граждан. 368 s. (На польск. яз.).
В феврале 1943 г. германские оккупационные власти, узнав от местных жителей о 9
Tucholski J. Mord w Katyniu. Kozielsk, Ostaszków, Starobielsk. Lista ofiar. Warszawa, 1991. 988 s. (На польск.
яз.). Уточним, что списки-предписания НКВД стали доступны в 1990 г., когда Енджей Тухольский уже подготовил
проводившихся весной 1940 г. казнях в Катынском лесу, обнаружили в месте, указан- свою книгу к печати и не имел возможности использовать новые документы для определения состава и содержания
ном человеком, жившим поблизости от леса, массовое захоронение расстрелянных биограмм расстрелянных военнопленных. Однако в процессе печати автор смог добавить в книгу Приложение,
в котором опубликовал на русском языке документы НКВД, переданные президентом СССР Михаилом Горбаче-
вым президенту Республики Польша Войцеху Ярузельскому, в том числе списки-предписания НКВД об отправке
в УНКВД по Смоленской области военнопленных Козельского лагеря. Вплоть до сегодняшнего дня это издание
3
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 621. Л. 134, 135. Документ опубликован, в частности, в сборнике: Катынь. остается единственной полной публикацией всех списков-предписаний НКВД («козельских» и «осташковских»)
Пленники необъявленной войны : Документы и материалы / сост. Н.С. Лебедева, Н.А. Петросова, Б. Вощинский, и списка военнопленных Старобельского лагеря.
В. Матерский. М., 1999. С. 390–392. 10
Rozstrzelani w Katyniu: Alfabetyczny spis 4410 jeńców polskich z Kozielska rozstrzelanych w kwietniu-maju 1940,
4
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 621. Л. 130–133. Документ опубликован, в частности, в сборнике: Катынь. według źródeł sowieckich, polskich i niemieckich / сост. M. Skrzyńska-Pławińska. Warszawa, 1995. 286 s. (Indeks Represjo-
Пленники необъявленной войны… С. 384–390. nowanych. T.1; на польск. яз.).
5
Заключенных тюрем казнили заметно меньше, чем предписывалось решением Политбюро. Причина 11
Katyń. Księga Cmentarna Polskiego Cmentarza Wojennego / сост. J. Kiński, H. Malanowska, U. Olech, W. Ry-
«недовыполнения» неизвестна. żewski, J. Snitko-Rzeszut, T. Żach; pod kier. M. Tarczyńskiego. Warszawa, 2000. 826 s. (На польск. яз.).
вала некоторых существенных документальных источников, доступных уже с начала факт расстрела любого из тех, кто назван в заявлениях. В этой ситуации важно дове-
1990-х годов. Дополнение ими «старых» источников (т.е. тех, на которых основывались сти до сведения читателей не только все имеющиеся документальные доказательства,
«катынские списки», опубликованные вплоть до 2000 г.) дает возможность удостове- дающие основание для реабилитации каждого расстрелянного военнопленного в
риться в полноте списка жертв и позволяет установить обстоятельства пребывания порядке действующего российского закона, но и некоторые данные из его довоенной
в советском плену с сентября 1939 г. по апрель–май 1940 г. многих военнопленных биографии, позволяющие составить представление о личности конкретного человека,
64 Козельского лагеря (к сожалению, далеко не всех), а также почти для всех указать 65 опровергнуть навязываемую прокуратурой анонимность жертв. Для получения этих
индивидуальные даты или вероятные интервалы дат расстрела. биографических сведений – о месте рождения и месте жительства, образовании, про-
Вопрос о полноте списка жертв возник в связи с расхождениями данных о числе фессии, месте работы, составе семьи – были привлечены главным образом польские

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

расстрелянных военнопленных Козельского лагеря в предыдущих публикациях. источники, в основном печатные.


В частности, уже упоминавшийся первый выпуск серии «Индекс репрессированных» При составлении нового «катынского списка» актуальной стала и некоторая част-
содержит 4410 биограмм12, тогда как в методологической вступительной статье в Клад- ная задача. ГВП оспаривает достоверность одного из важнейших звеньев в цепи
бищенской книге сообщается, что она содержит 4406 фамилий13, хотя в действитель- доказательств, лежащих в основе подаваемых заявлений о поименной реабилитации
ности печатная версия книги содержит 4408 биограмм, а вариант, опубликованный расстрелянных военнопленных. Это ключевое звено – официальные материалы экс-
на интернет-сайте издателя, польского государственного ведомства «Совет по охране гумации, проведенной в Катынском лесу весной 1943 г. немецкими властями при уча-
памяти борьбы и мученичества» (Rada Ochrony Pamięci Walk i Męczeństwa), – 4414 стии Технической комиссии Польского Красного Креста. Отказываясь признать эти
биограмм14. Напомним, что в документе, считающемся «каноническим» источником материалы достоверными, ГВП ссылается на то, что среди персоналий, установлен-
числа жертв катынского преступления, а именно в записке председателя Комитета ных в результате эксгумации 1943 г., указаны люди, которые на самом деле не были
государственной безопасности при Совете Министров СССР Александра Шелепина расстреляны и даже не находились в советском плену. Подобные отдельные примеры
первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву от 3 марта 1959 г.15, утверждается, что действительно давно известны (как и их возможные объяснения). Для подтвержде-
в Катынском лесу был расстрелян 4421 польский военнопленный. ния достоверности эксгумации 1943 г. было бы целесообразно исследовать все такие
Помимо достоверного установления исчерпывающего списка жертв, «новые» (т.е. случаи якобы «посторонних» лиц (или как можно большей их части). Очевидно, что
неиспользованные ранее) источники могли помочь в решении и других задач. Одна наибольшими возможностями для подобной проверки персоналий располагают
из них заключалась в том, чтобы в как можно большее число биограмм включить све- польские государственные органы, однако, чтобы начать исследование, необходим
дения о различных индивидуальных обстоятельствах пребывания в советском плену достоверный исчерпывающий перечень «посторонних» лиц16, который до сих пор
– от попадания в него осенью 1939 г. до казни весной 1940 г. В предшествующих публи- отсутствовал и составление которого стало одной из задач при подготовке настоя-
кациях информация о пребывании в советском плену сводилась, по сути, к констата- щей книги.
ции (основанной на списке-предписании НКВД), что весной 1940 г. военнопленный
был отправлен из Козельского лагеря и расстрелян. Вместе с тем, многие семьи жертв
спрашивают не только о конкретных датах смерти, но и о том, в частности, в каких Проблема признания расстрелянных польских военнопленных
лагерях и в какое время их близкие содержались до прибытия в Козельский лагерь. жертвами политических репрессий
Другая принципиальная задача состояла в том, чтобы выявить и указать в инди-
видуальных биограммах архивные или печатные источники сведений, которые могли Таким образом, две последние из поставленных выше задач связаны с проблемой
бы рассматриваться как доказательства (прямые или косвенные) расстрела совет- применения действующего российского закона «О реабилитации жертв политических
скими властями поименно названных военнопленных. Актуальность этой задачи репрессий» к расстрелянным польским военнопленным. Лишение жизни (высшая
вытекает прежде всего из современной официальной позиции России по катынскому мера наказания – ВМН) – одна из мер государственного принуждения (репрессии),
делу. Позиция состоит в признании, что преступление было совершено советским перечисленных в законе «О реабилитации…». Предусмотренная законом реабилита-
государством по распоряжению верховной власти страны, исполнено советским ция заключается прежде всего в официальном признании факта применения совет-
государственным ведомством – НКВД, что жертвами стали 22 тысячи расстрелян- ским государством репрессии в отношении данного лица и в подтверждении, что
ных польских граждан, в большинстве своем военнопленных. Однако при этом Глав- мотив репрессирования был политическим17. Безосновательные утверждения ГВП
ная военная прокуратура Генеральной прокуратуры РФ и российские суды отказы- об отсутствии документальных доказательств не только политического мотива, но и
ваются признать жертвой катынского преступления любого отдельного, поименно самого факта расстрела каждого из поименно названных военнопленных, исключе-
названного казненного польского военнопленного, таким образом фактически объ- ние материалов эксгумации 1943 г. в Катынском лесу из состава доказательств несут
являя всех расстрелянных безликой, анонимной массой жертв. В ответ на заявления в себе потенциальную опасность, так как могут в дальнейшем привести к отрицанию
как родственников, так и Общества «Мемориал» о признании отдельных расстрелян- самого факта открытия казни польских военнопленных и оставляют лазейку для воз-
ных военнопленных жертвами политических репрессий ГВП не только отказывается можного в будущем отказа от сделанного в 1990 г. признания в совершении катын-
провести предписанную законом «О реабилитации жертв политических репрессий» ского преступления Советским Союзом.
процедуру и подтвердить политический мотив казни, но и, бездоказательно ссылаясь Формально-юридическая проблема, на которую ссылаются ГВП и поддерживаю-
на якобы отсутствие подтверждающих документов, отказывается признать даже сам щие ее суды, состоит в том, что не сохранился (или, может быть, так и не был рас-
секречен?) ни один советский документ, в котором прямо говорится, что какой-либо

12
Шесть из 4410 биограмм не относятся к лицам, расстрелянным в Катынском лесу (или в Смоленске),
а еще две биограммы относятся к одному и тому же человеку. 16
Детальный разбор категории «посторонних» лиц, исследованной сначала Юрием Зорей, затем Марком
13
Tarczyński M. Założenie i metoda opracowania księgi cmentarnej // Katyń. Księga Cmentarna… S. LXIX. Тарчиньским, опубликовал в 2005 г. Алексей Памятных. Благодаря его изысканиям удалось радикально снизить
14
http://www.radaopwim.gov.pl/media/pliki/Ksiega_Cmentarna_Katyn.pdf (по состоянию на 02.06.2015). (с нескольких сотен до 35–40) число персоналий извлеченных останков, значащихся в эксгумационном списке в
Пять из 4414 опубликованных на сайте биограмм не относятся к лицам, расстрелянным в Катынском лесу (или в Amtliches Material..., которые Ю.Н. Зоря и М. Тарчиньский считали не найденными в «козельских» списках-пред-
Смоленске), а еще две биограммы относятся к одному и тому же человеку. писаниях НКВД (Pamiatnych A. O identyfikacji nazwisk oficerów rozstrzelanych w Katyniu // Zbrodnia katyńska. Polskie
15
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 621. Л. 138–139. Документ опубликован, в частности, в сборнике: Катынь. śledztwo, «Zeszyty Katyńskie» nr 20. Warszawa, 2005. S. 136–149. (На польск. яз.).
Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.: Расстрел. Судьбы живых. Эхо Катыни. Документы / отв. сост. Н.С. Лебедева/ М., 17
Напомним, что российский Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» не предусматривает
2001. С. 563–564. каких-либо денежных компенсаций родственникам казненных или умерших репрессированных.
поименно названный польский военнопленный был расстрелян на основании реше- зрения связь между решением Политбюро от 5 марта 1940 г. о расстреле польских
ния Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. или хотя бы что он был приговорен военнопленных и списками-предписаниями НКВД установить невозможно.
к высшей мере наказания. Действительно, известно, что поименные постановле- Доказать, что перечисленные в списках-предписаниях НКВД люди действительно
ния о расстреле военнопленных (формально вынесенные «тройкой», образованной были расстреляны, можно только путем сопоставления этих списков со списками
решением Политбюро от 5 марта 1940 г.) были уничтожены в 1959 г. КГБ вместе с останков, эксгумированных в Катынском лесу в 1943 г. В ходе эксгумации в 1943 г.
66 личными делами всех жертв катынского преступления. Согласно вышеупомянутой 67 при большинстве трупов были обнаружены разного рода документы и бумаги (удо-
записке Шелепина Хрущеву, это необходимо было сделать из опасения, что «какая- стоверения, письма, справки и др.), на основании которых были установлены личные
либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной данные (в некоторых случаях неполные, например, только фамилия) для 2730 из 4243

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

операции со всеми нежелательными для нашего государства последствиями». По сви- извлеченных останков21. Для установления личных данных по бумагам и документам,
детельству «одного из ветеранов органов госбезопасности», тогда же были уничто- найденным при останках, будем ради краткости использовать термин «опознание».
жены и протоколы «тройки», а также акты о приведении ВМН в исполнение18 (но Все установленные личные данные – за исключением 41 персоналии «посторонних»
уверенности в этом нет, ибо акты об уничтожении этих материалов до сих пор так и лиц, о которых уже шла речь выше и которые подробнее обсудим далее, – значатся
не предъявлены государственными органами). в «козельских» списках-предписаниях НКВД. Помимо установления личностей, полу-
Однако другая существенная часть советской документации уцелела и в 1990-е ченные в ходе эксгумации 1943 г. объективные данные – прежде всего тот факт, что
годы была рассекречена и опубликована. Общество «Мемориал», направляя в ГВП обнаруженные при трупах советские газеты, не отправленные письма военноплен-
заявления о реабилитации отдельных жертв катынского преступления, указывает, ных родственникам, а также записи в дневниках, которые некоторые узники вели во
что в случае каждого расстрелянного военнопленного уцелевшие документы позво- время пребывания в плену, датированы самое позднее апрелем 1940 г., – свидетель-
ляют выстроить доказательную цепочку, дающую основание для персонального при- ствуют, что военнопленные были казнены в тот же период, когда списки-предписания
менения российского закона «О реабилитации...». НКВД поступали в Козельский лагерь (согласно справке начальника лагеря, наряды на
Доказательной цепочкой мы здесь называем индивидуальный набор документов, отправку военнопленных поступали из УПВ в лагерь в апреле и мае 1940 г.22).
которые в комплексе доказывают факт приведения ВМН в исполнение и политиче- Таким образом, материалы эксгумации 1943 г. позволяют доказать, что военно­
ский мотив расстрела данного лица на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) пленный, значащийся опознанным в эксгумационном списке, действительно был
от 5 марта 1940 г. Подчеркнем, что доказательная цепочка может быть построена без расстрелян и что это произошло весной 1940 г. Тот факт, что практически все военно­
привлечения «новых» источников – «старых», в принципе, вполне достаточно, но пленные, опознанные в результате эксгумации, значатся в «козельских» списках-
«новые» в ряде случаев в состоянии ее подкрепить. предписаниях НКВД, дает основание считать, что для них списки-предписания фак-
Из чего состоит доказательная цепочка, основанная на «старых» источниках? тически были распоряжениями об отправке на расстрел.
Для большинства расстрелянных узников Козельского лагеря единственным Для того чтобы распространить это утверждение на остальных военнопленных –
известным советским документом, выработанным в процессе операции, проводи- тех, кто значится в «козельских» списках-предписаниях, но не был опознан в резуль-
мой по решению Политбюро от 5 марта 1940 г., и содержащим персональные данные тате эксгумации, – необходимо дополнительно сослаться на факт, что в составе эта-
военнопленного, является один из 45 списков-предписаний, направленных в апреле– пов, отправленных в апреле и мае 1940 г. из Козельского лагеря в смоленское УНКВД,
мае 1940 г. Управлением по делам о военнопленных НКВД СССР в этот лагерь. Каж- они находились среди военнопленных, чьи останки были затем опознаны в ходе экс-
дый из «козельских» списков, подписанных начальником УПВ капитаном госбезо- гумации, и так же, как и опознанные, с весны 1940 г. никто из них не подал о себе
пасности (гб) Петром Карповичем Сопруненко или его заместителем лейтенантом гб какого-либо известия, следовательно и опознанных, и неопознанных должна была
Иваном Ивановичем Хохловым и направленных начальнику Козельского лагеря для постичь одинаковая участь.
военнопленных, начинался с предписания немедленно направить перечисленных в Необходимость сослаться на отсутствие признаков жизни после весны 1940 г. и
нем военнопленных (обычно около ста человек) в распоряжение начальника Управ- общность судьбы опознанных и неопознанных по результатам эксгумации для того,
ления НКВД по Смоленской области19. чтобы считать списки-предписания НКВД списками отправки на расстрел, – самое
Исключительное значение списков-предписаний как доказательств обусловлено тонкое звено в нашей формально-юридической доказательной цепочке. Однако оно
тем, что это единственный официальный источник, содержащий практически пол- представляется достаточно прочным, поскольку подтверждение того, что послед-
ный поименный список расстрелянных военнопленных Козельского лагеря20. Однако ним известием от военнопленного было его письмо или почтовая открытка семье
списки-предписания не содержат каких-либо упоминаний о том, что перечисленные (в нескольких случаях даже телеграмма), отправленная из Козельского лагеря не
в них лица подлежат расстрелу на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б). В то позднее мая 1940 г., зафиксировано для очень многих узников этого лагеря, в том
же время единственные известные советские документы, в которых прямо говорится числе в виде более 2,5 тысяч процессуально оформленных показаний родственников,
о расстреле польских военнопленных (а также узников тюрем западных областей собранных Институтом национальной памяти в Варшаве в рамках польского офи-
УССР и БССР), а именно решение Политбюро от 5 марта 1940 г. (вместе с «постано- циального расследования катынского преступления. Свидетельства родственников о
вочной» запиской Берии Сталину) и докладная записка председателя КГБ Шелепина последнем известии от военнопленного не позднее весны 1940 г. содержатся также во
первому секретарю ЦК КПСС Хрущеву от 3 марта 1959 г. – не содержат фамилий и многих публикациях. Подтверждением отсутствия признаков жизни служат также
имен лиц, которые подлежали расстрелу и были казнены. Следовательно, если огра- многочисленные запросы родственников о пропавших без вести военнопленных,
ничиться только перечисленными советскими источниками, с формальной точки зафиксированные в картотеке запросов Бюро розыска и информации Польского
Красного Креста. К этому же ряду источников, которые будем для краткости назы-
вать «правовыми материалами», относятся и постановления польских судов о при-
18
Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г. … С. 565.
знании умершими пропавших без вести военнопленных, вынесенные после войны
19
Среди архивных документов УПВ, хранящихся в РГВА, есть списки-предписания, адресованные в
Осташковский лагерь, которые при дальнейшем упоминании будем для краткости называть «осташковскими»
(в отличие от «козельских»).
20
В этой работе удалось доказать, что помимо 4408 лиц, значащихся в «козельских» списках-предписа- 21
Об уточнении числа опознанных останков речь пойдет дальше.
ниях, на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. были расстреляны семь военнопленных 22
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364. Документ опубликован в сборнике: Катынь. Март 1940 г. –
Козельского лагеря, которые в этих списках не значатся (см. ниже). сентябрь 2000 г. … С. 145–146.
по заявлениям родственников. В некоторых случаях факт прекращения переписки – докладная записка Шелепина 1959 г. доказывает, что основанием для расстрела
узников Козельского лагеря с семьями весной 1940 г. зафиксирован даже в докумен- военнопленных, чьи останки обнаружены в Катынском лесу, было решение Полит-
тах НКВД. бюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.,
Таким образом, вывод о том, что «козельские» списки-предписания НКВД пред- – решение Политбюро от 5 марта 1940 г. вместе с докладной запиской Берии Ста-
ставляют собой списки военнопленных, отправленных на расстрел и захороненных лину о расстреле польских военнопленных доказывает политический мотив репрес-
68 после казни в Катынском лесу, можно считать доказанным как для опознанных в 69 сии.
результате эксгумации 1943 г., так и для неопознанных.
Доказательством того, что военнопленные, значащиеся в «козельских» списках-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

предписаниях НКВД, были убиты по решению Политбюро, является вышеупомя- Основные источники для определения персонального состава
нутая докладная записка Шелепина Хрущеву от 3 марта 1959 г., в начале которой расстрелянных узников Козельского лагеря
Шелепин сообщает, что «Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было
расстреляно 21857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4421 Из вышеперечисленных источников рассмотрим те, которые содержат персональ-
человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3820 человек, в Осташковском лагере ные данные значительного числа жертв катынского преступления, поскольку наряду
(Калининская область) 6311 человек и 7305 человек были расстреляны в других лагерях с ролью доказательств при решении вопроса о реабилитации эти материалы служат
и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. также основой для составления полного поименного списка расстрелянных узников
Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановле- Козельского лагеря. Это «козельские» списки-предписания НКВД 1940 г. и материалы
ния ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года». эксгумации в Катынском лесу 1943 г.
Некоторые формулировки и терминология в записке Шелепина неточны. Назва- В 45 списках-предписаниях, направленных УПВ в апреле и мае 1940 г. началь-
ние партии – КПСС – было актуальным в 1959 г., когда Шелепин составлял свою нику Козельского лагеря для военнопленных НКВД, значится 4419 позиций, содер-
записку, но в 1940 г. партия называлась иначе – ВКП(б). Другая неточность: Шеле- жащих персональные данные узников, которые подлежали отправке в распоряже-
пин написал о расстрелах в Старобельском и Осташковском лагерях, хотя имелись ние УНКВД по Смоленской области, т.е., как мы знаем, на расстрел. Однако реально
в виду не места казни, а содержавшиеся в этих лагерях военнопленные, которых, как отправленных людей было несколько меньше, и обо всех неисполненных позициях
известно, расстреляли не в лагерях, а во внутренних тюрьмах управлений НКВД в списков-предписаний (перечисленных ниже) начальник Козельского лагеря старший
Харькове и Калинине. лейтенант гб Василий Николаевич Королев подробно отчитался перед УПВ в донесе-
В отношении военнопленных Козельского лагеря доказательная ценность запи- нии от 3 мая 1940 г.24, а также в чуть более позднем списке25 (приложенном, вероятно,
ски Шелепина состоит прежде всего в том, что записка эта дает возможность сде- к статистической справке от 14 мая 1940 г.). Итак, если учесть, что восемь позиций
лать однозначное заключение: обнаружение останков польского военнопленного в касаются четверых военнопленных, каждый из которых внесен в списки-предписа-
Катынском лесу означает, что он был расстрелян на основании решения Политбюро ния дважды26, то окажется, что в «козельских» списках-предписаниях значатся 4415
ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. человек. Однако восемь из них были внесены в «козельские» списки-предписания
Последнее звено нашей «цепочки» – доказательство политического мотива казни центральным аппаратом НКВД по ошибке: это один узник, содержавшийся не в
польских военнопленных, значащихся в «козельских» списках-предписаниях НКВД. Козельском, а в Старобельском лагере для военнопленных27, и семеро отправленных
Это звено представляет упоминавшаяся выше докладная записка наркома внутрен- из Козельского лагеря ранее апреля 1940 г.28 Кроме того, один человек не был отправ-
них дел СССР Берии в ЦК ВКП(б) Сталину, в которой необходимость расстрела лен, так как тяжело болел и в апреле 1940 г. умер в Козельском лагере29, а три человека,
определенных категорий польских военнопленных, содержащихся в лагерях НКВД значащиеся в «козельских» списках-предписаниях, по последовавшим вдогонку рас-
(прежде всего офицеров), и арестованных, содержащихся в тюрьмах западных обла- поряжениям центрального аппарата были отправлены не в УНКВД по Смоленской
стей Украины и Белоруссии, обоснована тем, что «все они являются закоренелыми, области (т.е. на расстрел), а в Юхновский лагерь для военнопленных30. Таким образом,
неисправимыми врагами советской власти». Постановление о расстреле оформлено
как согласие членов Политбюро с предложением НКВД, зафиксированное собствен-
норучными подписями Сталина, Ворошилова, Молотова и Микояна прямо поверх 24
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 351–352 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 135–136).
25
Там же. Л. 361–362. (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2, Zagłada. Marzec–czerwiec 1940 / сост. W. Materski,
текста на докладной записке Берии, на полях которой поставлены также отметки E. Rosowska, D. Woszczyński, N.S. Lebiediewa, N.A. Pietrosowa.Warszawa, 1998. S. 354–356; Катынь. Март 1940 г. –
о согласии Калинина и Кагановича (полученном, вероятно, их опросом). При этом в сентябрь 2000 г.… С. 146–147).
26
Бурдзинский Ежи значится в списке-предписании без номера от 01.04.1940 (поступившем в лагерь
качестве формального решения в протоколе заседания Политбюро дословно воспро- 3 апреля 1940 г.) и под фамилией и именем Бурлинский Георгий в списке-предписании № 017/1 (поступившем в
изведена заключительная, так называемая резолютивная часть записки Берии. лагерь 06.04.1940); Пиотровский Евгений значится в списке-предписании № 022/2 от 09.04.1940 и под фамилией
Пеотровский в списке-предписании № 036/4 от 16.04.1940; Кардашевич Станислав и Цыбульский/Цибульский
Подводя итог обсуждению представленной выше доказательной цепочки, кратко оха- Александр – оба значатся дважды в одном и том же списке-предписании № 052/4 от 27.04.1940.
рактеризуем роль каждого из перечисленных «звеньев» – документальных источников: 27
Здзислав Шульц, значащийся в «козельском» списке-предписании № 015/1 от 05.04.1940 (см. также
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 89).
– материалы эксгумации 1943 г. в Катынском лесу доказывают факт расстрела поль- 28
Януш Макарчинский, значащийся в «козельском» списке-предписании № 014 от 04.04.1940, был от-
ских военнопленных весной 1940 г., правлен 29 (в одном из документов 30) марта 1940 г. во 2-й отдел ГУГБ НКВД СССР (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10.
Л. 358, 364, 365, 369–371; Оп. 4е. Д. 13. Л. 89; учетная карточка Козельского лагеря от 30.03.1940), Антони Абра-
– «козельские» списки-предписания НКВД обеспечивают полноту поименного мович и Винценты Косткевич, оба значащиеся в «козельском» списке-предписании № 052/3 от 27.04.1940, были
списка жертв23, ранее отправлены в Смоленскую психиатрическую больницу (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 7. Л. 193, 194, 198; Оп. 2е.
Д. 9. Л. 217, 232), Юлиан Вонсовский, значащийся в «козельском» списке-предписании № 059/1 от мая 1940 г., был
– «правовые материалы» свидетельствуют, что «козельские» списки-предписания отправлен 09.03.1940 в Осташковский лагерь (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 92), Эугениуш Пиотрович (Евгений
были списками отправки на расстрел как опознанных, так и неопознанных при экс- Петрович), Леонард Радзишевский и Юзеф Граничны, значащиеся в «козельском» списке-предписании без номе-
ра от 02.04.1940, были отправлены 9 марта 1940 г. на следствие в УНКВД по Смоленской области (РГВА. Ф. 1/п.
гумации 1943 г. военнопленных, Оп. 2е. Д. 9. Л. 296; три учетные карточки Козельского лагеря от 03 и 21.11.1939 с отметками об убытии 09.03.1940
в УНКВД в г. Смоленск).
29
Артур Мунк, значащийся в «козельском» списке-предписании № 036/2 от 16.04.1940, умер в ночь на
27 апреля 1940 г. (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 7. Л. 210, 211, 269–270об).
30
Ежи Волковицкий и Стефан Сеницкий (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 14, 18, 19, 47, 62, 107), значащиеся в
23
Полнота списка достигается с учетом небольших поправок и дополнений, основанных на других име- списках-предписаниях № 015/2 и № 017/2 от 05.04.1940, и Вильгельм Дэрн/Дерн, значащийся в списке-предписании
ющихся архивных документах УПВ (см. ниже). № 059/1 от мая 1940 г. (см. также РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 365, 403; Оп. 4е. Д. 13. Л. 78, 80, 92, 105).
согласно отчетам начальника лагеря, 12 военнопленных (8+1+3=12), значащихся в В действительности список PCK, который сохранился и доступен, это совокупность
«козельских» списках-предписаниях, не были отправлены в ходе апрельско-майской 35 машинописных копий отдельных частичных списков, охватывающих разные
операции по «разгрузке» Козельского лагеря (о том, что пятерых из них постигла та интервалы номеров. Некоторые интервалы частично перекрываются; кроме того, для
же участь, что и отправленных в смоленское УНКВД в апреле–мае 1940 г., речь пойдет каждого из отдельных интервалов сохранились по три-четыре копии списка, из кото-
дальше). За вычетом этих 12 человек в «козельских» списках-предписаниях остаются рых обычно две-три идентичны друг другу. Частичные списки поступали от работа-
70 4403 военнопленных, отправленных в апреле и мае 1940 г. из Козельского лагеря в 71 ющей в Катынском лесу Технической комиссии PCK в Информационное бюро PCK в
распоряжение УНКВД по Смоленской области, т.е. на расстрел. Варшаве, где изготавливались их машинописные копии и рассылались в территори-
Это число в точности совпадает с указанным в справке Королева от 14 мая 1940 г. альные округа PCK. В наши дни известен только один комплект частичных списков

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

о поступивших в Козельский лагерь списках-предписаниях и отправленных из лагеря PCK – тех, что в 1943 г. были присланы в Люблинский округ Польского Красного Кре-
военнопленных31. Однако один военнопленный из этого числа – поручик запаса, про- ста, а ныне хранятся в Государственном архиве г. Люблин37 и в Люблинском музее38.
фессор Станислав Свяневич – по распоряжению зам. наркома НКВД Всеволода Мер- Единственный известный экземпляр сводного списка PCK, охватывающий номера
кулова32 уже после отправки из лагеря был снят с этапа на станции выгрузки вблизи с 01 по 04131 (без номеров 1–112 и с лакуной в интервале номеров 0401–0794), хра-
места казни33, что приводит к уменьшению на единицу числа расстрелянных плен- нится в ГАРФе в Москве (вместе с сопроводительным письмом Отдела пропаганды
ных, значащихся в «козельских» списках-предписаниях. Но 20 мая 1940 г. (т.е. уже правительства Генерал-губернаторства от 27 июля 1943 г. в Президиум Немецкого
после упомянутой выше справки Королева от 14 мая), на основании индивидуаль- Красного Креста)39;
ного распоряжения НКВД из Москвы, из Козельского лагеря в УНКВД по Смолен- г) документация исследования «катынского наследия», т.е. того, что было най-
ской области был отправлен еще один военнопленный – Игнацы Журовский, прежде дено при останках, эксгумированных в 1943 г. в Катынском лесу. Материалы, о кото-
по ошибке включенный в один из списков-предписаний об отправке военнопленных рых идет речь, представляют собой детальные описи найденных документов, бумаг
из Осташковского лагеря в распоряжение УНКВД по Калининской области34. Исклю- и предметов, заверенные машинописные копии записей, сделанных отдельными
чив Станислава Свяневича и добавив Игнацы Журовского, приходим к заключению, военно­пленными во время пребывания в советском плену с осени 1939 г. по весну
что в апреле и мае 1940 г. из Козельского лагеря были отправлены в УНКВД по Смо- 1940 г., в том числе копии дневниковых записей и многочисленных рукописных поимен-
ленской области и расстреляны 4403 человека, значащиеся в 45 списках-предписа- ных списков товарищей по плену, машинописные копии найденных при останках
ниях и в одном индивидуальном предписании (однако установленное в нашем иссле- личных документов и различных справок (в том числе медицинских справок о при-
довании общее число узников этого лагеря, расстрелянных по решению Политбюро вивках, сделанных в Козельском лагере), а также описания почтовой корреспонден-
от 5 марта 1940 г., несколько больше, о чем речь пойдет позже). ции, присланной родственниками в Козельский лагерь на имя военнопленных, и их
Второй обширный массив источников, содержащих личные данные катынских собственных не отправленных писем родным. Исследование находок, переписывание
жертв, – материалы эксгумации 1943 г. В нашем поименном списке впервые исполь- записей и документов велось с мая 1943 г. по август 1944 г. поляками – сотрудни-
зован весь состав этих материалов: ками химического отдела Института судебной медицины и криминалистики в Кра-
а) немецкий список эксгумированных останков (как опознанных, так и неопоз- кове под руководством заведующего отделом доктора Яна-Зыгмунта Робеля. Работы
нанных), обозначенных номерами от 1 до 4143, опубликованный в сентябре 1943 г. в велись по распоряжению немецких властей, но документация исследований втайне от
книге Amtliches Material…35. Кроме того, личные данные 20 опознанных жертв нахо- немцев изготовлялась в четырех экземплярах – для руководства польского антигит-
дятся вне нумерованного списка – в тексте книги или на помещенных в ее конце леровского подполья и для польских властей за рубежом (в частности, машинопис-
фотографиях и подписях к ним; ные копии 15 дневников, найденных в Катыни, были отправлены в 1944 г. польскому
б) 42 немецкие суточные сводки – отчеты о текущих результатах эксгумации, эмиграционному правительству в Лондон на самолете, прилетевшем из Англии на
составленные надзирающим за раскопками и ответственным за организацию работ партизанский аэродром в Польше). Один из уцелевших комплектов этой докумен-
секретарем германской Тайной полевой полиции (Geheime Feldpolizei) оберлейтенан- тации, спрятанный в 1953 г. в Кракове (уже не от немцев, а от советских спецслужб
том Людвигом Фоссом, датированные апрелем, маем и июнем 1943 г. Как правило, или спецслужб народной Польши), был найден в марте 1991 г. в тайнике на чердаке
сводка содержит нумерованный перечень около 100 эксгумированных останков здания Института судебных экспертиз40 и сейчас хранится в его архиве41. В этой доку-
(опознанных и неопознанных) со сквозной нумерацией от сводки к сводке, так что ментации зафиксированы результаты изучения содержимого 289 пакетов, в каждый
номера в очередных сводках составляют последовательность от 01 до 04131 (с нулем из которых в ходе эксгумации в 1943 г. в Катынском лесу следовало вкладывать доку-
в начале), которая затем была повторена в Amtliches Material... (без нулей в начале и менты, бумаги и предметы, найденные при индивидуальных останках (после пред-
с редкими случаями отклонения от нумерации сводок: так, например, в книге в конце варительного изучения находок на месте)42. Лишь столько из общего числа около
списка после номера 4130 идет сразу номер 4143). Фотокопии сводок Фосса сохрани- 3 тысяч пакетов, доставленных в Краков в мае и июне 1943 г., удалось обработать к
лись в Государственном архиве Российской Федерации36 в Москве; 4 августа 1944 г., когда почти все подлинники находок были вывезены немцами из
в) польский список извлеченных останков (опознанных и неопознанных), про- Кракова на запад и через несколько месяцев, вероятнее всего безвозвратно, утрачены
нумерованных от 1 до 112 (без нуля в начале) и от 01 до 04131 (с нулем в начале),
составленный в 1943 г. Польским Красным Крестом (PCK – от Polski Czerwony Krzyż).
37
Государственный архив г. Люблин (APL). Ф. 35–931. Д. 732–740.
38
Люблинский музей (MUZ). Оп. Mart/Dep/52/1-11/ML. Д. 1–11.
39
ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 35. Л. 1–147.
31
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 145–146). 40
Послевоенное название Института судебной медицины и криминалистики.
32
Там же. Оп. 4е. Д. 13. Л. 133 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 130–131). 41
Markiewicz J., Jan Zygmunt Robel – uczony – działacz – konspirator // Z zagadnień kryminalistyki. Suplement,
33
Zbrodnia katyńska w świetle dokumentów. Londyn, 1982. S. 48. (На польск. яз.); Swianiewicz S. W cieniu Ka- Kraków 1991. S. 12–15. (На польск. яз.); Jankowski S.M. Archiwum doktora Robla // Там же. S. 16–24; Kozłowska M. Ar-
tynia. Warszawa, 1990. S. 108–114. (На польск. яз.). chiwum doktora Robla w moich wspomnieniach // Там же. S. 34–38; Dziedzic T. Akta katyńskie doktora Robla. Powstanie i
34
Игнацы Журовский, ошибочно внесенный в «осташковский» список-предписание № 054/2 от 05.05.1940 losy tak zwanego archiwum Robla oraz sylwetka jego twórcy // Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Jagiellońskiego MCCCXXIII,
(РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 314, 355, 357; Оп. 2е. Д. 11. Л. 397), на основании предписания 1-го спецотдела НКВД Prace Historyczne, zeszyt 139. Kraków, 2012. S. 125–147. (На польск. яз.).
от 19.05.1940 был отправлен 20 мая 1940 г. из Козельского лагеря для военнопленных в УНКВД по Смоленской 42
Доктор Робель в отчете «Перечень результатов исследований» сообщил, что были изучены 266 пакетов,
области (Там же. Оп. 3е. Д. 3. Л. 536; Оп. 2е. Д. 9. Л. 403, 404; Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 689; Katyń. Dokumenty т.е. бумаги и предметы, найденные при останках 266 человек (Jankowski S.M., Roliński A. Inwentarz dokumentów
zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 331). katyńskich przechowywanych w Archiwum Kurii Metropolitalnej w Krakowie. Kraków, 2002. S. 18. На польск. яз.), но в на-
35
Amtliches Material… S. 167–273. стоящее время в архиве Института судебных экспертиз в Кракове хранятся заверенные подписями доктора Робеля
36
ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 1–373. и его сотрудников материалы изучения находок, содержавшихся в 289 персональных пакетах.
(сожжены на железнодорожной станции Радебойль близ Дрездена накануне занятия списка АМ удается соотнести с данными 39 военнопленных, значащихся в списках-
города Красной армией)43. Таким образом, до наших дней сохранились только мате- предписаниях НКВД:
риалы изучения находок, к тому же принадлежавших лишь малой части польских – в случае 27 из них – благодаря тому, что в списках-предписаниях отсутствуют
офицеров, убитых в Катыни (всего около 6,5%), однако в сделанных ими записях их однофамильцы, т.е. каждая фамилия встречается в списках-предписаниях лишь
содержатся упоминания о почти 1,5 тысячах их товарищей – узников Козельского однажды,
72 лагеря44. Некоторые записи относятся к первому периоду пребывания в плену, до 73 – в случае 10 человек – благодаря приведенному в списке АМ воинскому званию,
попадания в Козельский лагерь. За материалами исследования находок закрепилось позволяющему различить двух или более однофамильцев, значащихся в списках-
название «Архив Робеля». Эффективно работать с Архивом Робеля позволяет состав- предписаниях. Но при этом необходимо отметить, что списки-предписания НКВД

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ленный Здзиславом Пешковским и Станиславом Здроевским подробный именной не содержат сведений о воинских званиях, поэтому эти сведения для сопоставления
указатель и разработанный ими же своеобразный предметный каталог, состоящий из их с эксгумационными данными приходится брать из Кладбищенской книги и других
67 обширных тематических разделов, каждый из которых собран из десятков и сотен польских источников,
цитат – фрагментов записей, которые группе доктора Робеля удалось прочитать в – в случае двух человек – благодаря тому, что их однофамильцы, значащиеся в спи-
бумагах, найденных при останках, эксгумированных в Катынском лесу45; сках-предписаниях НКВД, уже надежно соотнесены с позициями в списке АМ на
д) уцелевшая малая часть «катынского наследия», а именно подлинные документы, основании фамилии и имени, и в списках-предписаниях осталась лишь одна «сво-
бумаги и предметы, принадлежавшие 32 расстрелянным офицерам, чьи останки были бодная» (т.е. еще не соотнесенная со списком АМ) позиция с данной фамилией.
эксгумированы в 1943 г. в Катынском лесу. Эти находки тайно извлекли сотрудники В Amtliches Material... личные данные, установленные в ходе эксгумации, приве-
Института судебной медицины и криминалистики в Кракове из всего «катынского дены не только в списке извлеченных останков. В текстовой части книги, а также в
наследия», предназначавшегося немцами к эвакуации в Германию в 1944 г. После помещенных в ней репродукциях находок и в подписях к ним содержатся личные
войны они попали в архив Митрополитальной курии Краковского архиепископства, данные 20 военнопленных. Восемь из них значатся и в нумерованном списке АМ, но
откуда в 1952 г. были изъяты сотрудниками польской госбезопасности, а в 1990 г. 12 человек – только в тексте книги или на репродукциях и в подписях к ним. 11 чело-
возвращены в краковскую курию польским Министерством внутренних дел. Затем век из этих 12 удается соотнести с персоналиями, перечисленными в списках-пред-
материалы были изучены Станиславом М. Янковским и Адамом Ролиньским, соста- писаниях НКВД.
вившими подробную опись находок, которую они опубликовали вместе с текстами Таким образом, всего в списках-предписаниях НКВД удалось установить
всех обнаруженных и прочитанных ими записей в бумагах и документах46. 2575+39+11=2625 военнопленных, чьи личные данные были получены в результате
Также и в эксгумационной документации 1943 г. – сводках Фосса, списках АМ и эксгумации 1943 г. и опубликованы в Amtliches Material..., т.е. в «старом» источнике.
PCK –в преобладающем большинстве позиций кратко перечислены обнаруженные Посмотрим теперь, что изменилось благодаря «новым» источникам.
при данных останках находки. В подавляющем большинстве случаев личные данные военнопленных, опознан-
При составлении прежних поименных списков казненных узников Козельского ных во время эксгумации, приведенные в подписанных оберлейтенантом Фоссом
лагеря из всех перечисленных выше материалов катынской эксгумации 1943 г. лишь германских суточных сводках (т.е. в одном из «новых» источников), совпадают с
один источник использовался во всей своей полноте – немецкий нумерованный спи- личными данными в Amtliches Material... В небольшом числе нумерованных позиций
сок извлеченных останков, опубликованный в Amtliches Material... (список АМ). Гер- останки, обозначенные в сводках Фосса как неопознанные, в списке АМ значатся уже
манские суточные сводки («сводки Фосса») прежде не использовались вовсе, из спи- с личными данными – очевидно, потому, что при составлении сводок в распоряже-
ска PCK использовались лишь некоторые позиции, еще реже в биограммах помещали нии имелись данные лишь самого первого, предварительного прочтения в полевых
информацию из Архива Робеля, к тому же без указания источника и его архивных условиях найденных бумаг и документов, а некоторые из них удалось расшифровать
поисковых данных (сигнатур). О том, какую новую информацию удалось получить только в лабораторных условиях, уже после составления сводок, но до выхода книги
благодаря привлечению материалов Архива Робеля (впервые во всей их полноте) и Amtliches Material... Вместе с тем, в списках-предписаниях НКВД удалось установить
не использовавшихся ранее материалов из архива краковской Митрополитальной 17 военнопленных, не значащихся в Amtliches Material..., но значащихся в сводках
курии, речь пойдет ниже. Пока же рассмотрим только вопрос, как привлечение нами Фосса (в том числе 10 человек, которые не значатся и в списках PCK47).
«новых» источников повлияло на привязку результатов эксгумации 1943 г. к «козель- Списки PCK также позволили установить в списках-предписаниях НКВД допол-
ским» спискам-предписаниям НКВД 1940 г. нительное число лиц, опознанных в результате эксгумации. Данные из списков PCK
Если опираться только на немецкий нумерованный список в книге Amtliches Mate- в большинстве случаев совпадают с данными немецких источников, хотя некоторые
rial..., то в тех случаях, когда «эксгумационные» личные данные в списке АМ состоят останки, записанные в списках PCK как неопознанные, в книге Amtliches Material...
из фамилии и имени, удается установить, что они соответствуют данным 2575 военно­ значатся уже с фамилией и именем. Вместе с тем, в списках-предписаниях НКВД уда-
пленных, значащихся в списках-предписаниях НКВД (из них 8 человек в списке АМ лось установить личные данные 75 военнопленных, которые не значатся опознан-
значатся с фамилией и с инициалом вместо полного имени). Кроме того, небольшая ными ни в Amtliches Material..., ни в сводках Фосса, но поименно записаны в списках
часть нумерованных позиций в списке АМ содержит только фамилии, без имен и PCK. Отметим, что 43 из них относятся к первой сотне эксгумированных останков,
инициалов. Без привлечения «новых» источников такие усеченные личные данные из которая не вошла ни в германские суточные сводки, ни в книгу Amtliches Material...,
но была включена в списки PCK.
Установление личностей катынских жертв, не опознанных в ходе эксгумации, в
43
Jankowski S.M., Roliński A. Inwentarz dokumentów katyńskich... S. 20–21.
дальнейшем стало одной из задач сотрудников доктора Робеля в Кракове. В резуль-
44
Olech U. Indeks osobowy do Archiwum Robla // Ku cmentarzom polskim w Katyniu, Miednoje, Charkowie. тате их кропотливой работы с бумагами и документами, найденными при эксгуми-
„Zeszyty Katyńskie” nr 8. Warszawa, 1997. S. 62. (На польск. яз.). В этой статье опубликован самый ранний именной рованных останках, к августу 1944 г. были установлены личные данные 15 человек,
указатель к Архиву Робеля и утверждается, что архив содержит сведения о двух тысячах узников Козельского ла-
геря. Однако однозначные упоминания в материалах Архива Робеля, позволяющие сослаться на них в биограммах
в настоящей книге, нам удалось установить лишь для 1471 военнопленного из этого лагеря.
45
Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia. Dzienniki kozielskie. Pelplin–Łódź–Orchard
Lake, 2003. 1292 s. (На польск. яз.). 47
Адольф Стахыра (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 88), Ян Коноплицкий, Антони Мончиньский, Тадеуш
46
Jankowski S.M., Roliński A. Inwentarz dokumentów katyńskich... S. 23–34, 75–134, 173–176; Zeszyty Katyńskie Новицкий, Дамазы Ольшевский, Хенрык Пехе, Бронислав Радзейовский, Рудольф Розенберг, Анджей Рутовский
nr 18. Jankowski S.M. Dzień rozpoczął się szczególnie... Warszawa, 2003. S. 7–93. (На польск. яз.). и Ян Шайновский (Там же. Л. 205).
которые прежде не числились опознанными ни в Amtliches Material..., ни в сводках могил52, но не значатся в «козельских» списках-предписаниях НКВД 1940 г. Список
Фосса, ни в списках PCK48. Все они отождествлены в списках-предписаниях НКВД. этих персоналий, которые мы ради краткости условно называем «посторонними»,
Из 32 человек, которым принадлежали подлинные «катынские» находки, хра- помещен в Приложении.
нящиеся в архиве Митрополитальной курии в Кракове, 30 человек уже числились О двоих из 41 «постороннего» известно, что они вообще не попадали в советский
опознанными в сводках Фосса, списке АМ или в списках PCK (все они значатся и в плен и не находились во время войны на территории СССР:
74 списках-предписаниях НКВД), но один до сих пор остается неопознанным. Личность 75 – значащийся в эксгумационном списке PCK под номером 66 капитан Францишек
еще одного владельца уцелевших бумаг, извлеченных в ходе эксгумации 1943 г., – Бернацкий53, которому принадлежала сберегательная книжка, найденная в катын-
Людомира Катафяша – была установлена только при подготовке к публикации описи ских могилах и показанная на репродукции в Amtliches Material…(С. 326), на самом

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

находок, хранящихся в архиве краковской курии49. В сводках Фосса, списках АМ и деле в сентябре 1939 г. был интернирован в Венгрии как офицер Войска Польского,
PCK его фамилия отсутствует, но он значится в одном из «козельских» списков-пред- в мае 1940 г. оказался во Франции, в июне 1940 г. был эвакуирован в Великобрита-
писаний НКВД. нию вместе с польским Военно-географическим институтом (в котором в течение
Таким образом, всего в «козельских» списках-предписаниях НКВД от апреля–мая нескольких лет работал до войны) и в 1947 г. вернулся в Польшу54,
1940 г. нами установлены 2625+17+75+15+1=2733 военнопленных, личные данные – значащийся в списке АМ под номером 1105 подпоручик Ремигиуш-Хенрык Бежа-
которых были получены в результате эксгумации 1943 г. в Катынском лесу50. В нашей нек (указанный также в сводке Фосса от 6 мая 1943 г. и в списках PCK под номе-
книге это число на 224 больше, чем в катынской Кладбищенской книге, где в 2493 био- ром 01105)55 на самом деле все время находился в оккупированной немцами Польше,
граммах (из общего числа 4408) среди источников указан список АМ и в 16 биограм- в частности в 1943 г. был заместителем окружного инспектора сети потребительской
мах – список PCK51. кооперации «Społem» [«Вместе»] в г. Радом, а после войны стал университетским
Приведенное выше число 2733 относится к уверенным отождествлениям эксгумаци- профессором и ведущим специалистом в Польше в области международного права56.
онных данных с персоналиями в списках-предписаниях. Однако помимо них в случае Адам Мошиньский в 1949 г. так объяснил обнаружение сберегательной книжки
58 опознанных в результате эксгумации человек, чьи личные данные, опуб­ликованные Францишка Бернацкого при эксгумации в Катынском лесу: в сентябре 1939 г. сбер-
в Amtliches Material…, неполны или не вполне совпадают с данными в списках-предпи- книжка оказалась оставленной по месту работы владельца в Военно-географическом
саниях НКВД (прежде всего из-за трудностей прочтения бумаг и документов, три года институте, и затем при эвакуации института из Варшавы другой офицер взял ее с
пролежавших с останками в массовых захоронениях), удалось установить предполо- собой, чтобы передать владельцу. Однако их встреча не состоялась, и сберкнижка
жительные соответствия (несколько менее надежные). Кроме того, подобные предпо- осталась у взявшего ее офицера, который затем попал в советский плен, был расстре-
ложительные соответствия в списках-предписаниях удалось установить также для двух лян весной 1940 г. и захоронен в Катынском лесу57. К сожалению, в своей книге Адам
человек, чьи личные данные значатся (с некоторыми искажениями) в списках PCK и не Мошиньский не сообщил, на чем конкретно основана эта версия, что вынуждает нас
значатся в Amtliches Material… Таким образом, к 2733 несомненным отождествлениям считать ее всего лишь гипотезой, а не изложением доказанных фактов.
эксгумационных данных с личными данными в «козельских» списках-предписаниях Появление личных данных Ремигиуша Бежанка в эксгумационных списках объ-
НКВД добавляется 60 предположительных отож­дествлений. В случае этих предполо- яснил он сам, приведя в своих опубликованных воспоминаниях послевоенный рас-
жительных отождествлений ссылки на эксгумационные списки (сводки Фосса, списки сказ товарища по работе времен оккупации. Этот товарищ и еще один знакомый
АМ и PCK) снабжены в биограммах оговоркой «вероятно». Кроме того, еще в 18 слу- Ремигиуша Бежанка решили проверить, насколько обоснованны возникшие в апреле
чаях с предположительными, но еще менее уверенными отождествлениями ссылки на 1943 г. подозрения польских подпольных организаций в том, что если родственники
эксгумационные списки снабжены в биограммах оговоркой «возможно». обращаются с запросом о пропавшем без вести в СССР пленном, который еще не
значится в эксгумационных списках, публиковавшихся в оккупационных газетах по
мере продвижения работ в Катынском лесу (а такие обращения имели место после
Проблема «эксгумационных» персоналий, объявления немцами об открытии катынских захоронений), то немцы могут исполь-
не найденных в списках-предписаниях НКВД зовать личные данные из запроса для того, чтобы «подобрать» к ним какие-нибудь
неопознанные останки и поместить их в очередной газетный список как опознан-
В результате сопоставления рассмотренных выше источников (как «старых», так и ные. Не предупредив Ремигиуша Бежанка, второй из его товарищей заявил о нем в
«новых») установлены также персоналии, которые указаны в материалах эксгумации радомское бюро Польского Красного Креста как о попавшем в советский плен, чья
1943 г. как личные данные 41 человека, чьи останки были извлечены из катынских судьба после 1939 г. неизвестна. Действительно, через несколько дней личные дан-
ные Ремигиуша Бежанка появились в очередном списке эксгумированных останков,
48
Зыгмунт Бернацкий, Влодзимеж Войда, Антони Врублевский, Мариан Гонсовский, Станислав Гутов- опуб­ликованном в немецкой газете, издававшейся в г. Радом на польском языке58.
ский, Эдмунд Дроп, Аугустын Дыяс, Зыгмунт Зелиньский, Станислав Кукля, Михал Мазур (в списке АМ, в сводке Приведенное выше объяснение случая Ремигиуша Бежанка, опубликованное к
Фосса и в списках PCK он значится под своей фамилией, но без имени и воинского звания, из-за чего невозможно
было определить, к кому из четверых однофамильцев, значащихся в списках-предписаниях НКВД, относятся экс- тому же им самим, может на первый взгляд показаться доказательством фальсифика-
гумационные данные. Имя адресата на найденном при его останках письме удалось прочитать только в Кракове), ции эксгумационных данных немцами и сокрушительным ударом по достоверности
Юзеф Нелицкий, Францишек Пекарский, Леон Поразинский, Тадеуш Юнг (в списках PCK он значится под своей
фамилией, но без имени, из-за чего невозможно было определить, к кому из двух Юнгов, числящихся в списках- всех эксгумационных списков, а не только одной позиции № 1105/01105, в которой
предписаниях НКВД, относятся эксгумационные данные. Имя узнали только тогда, когда в Кракове удалось про- значится Бежанек.
читать найденное при его останках офицерское удостоверение) и Юзеф Ярошиньский (Архив Робеля. Пакеты,
соответственно, № 0216, 01453, 0748, 02619, 01860, 02093, 19, 91, 27, 01987, 02566, 01352, 80, 86 и 01692).
49
Jankowski S.M., Roliński A. Inwentarz dokumentów katyńskich... S. 30, 31, 99, 142.
50
В официальном докладе польского эмигрантского правительства – книге Zbrodnia katyńska w świetle 52
40 человек в Amtliches Material… и один в списке PCK, не значащийся в немецких источниках.
dokumentów [Катынское злодеяние в свете документов], изданной в Лондоне в 1948 г. и затем неоднократно пере- 53
Государственный архив г. Люблин. Ф. 35–931. Д. 732. Л. 3; Д. 735. Л. 3, 12, 76; Люблинский музей. Оп.
издававшейся, сообщается, что согласно официальным немецким материалам (т.е. книге Amtliches Material…) Mart/Dep/52/1-11/ML. Д. 2. Л. 1; Архив Робеля. Пакет 66.
были опознаны останки 2730 человек (Zbrodnia katyńska w świetle dokumentów, издание 1982 г. S. 113). Почти точное 54
Makowski A. Franciszek Biernacki 1897–1984. Życie i działalność. Warszawa, 1997. S. 3–17. (На польск. яз.).
совпадение этого числа и полученного нами числа 2733 соответствий эксгумационных данных персоналиям в 55
Amtliches Material… S. 196; ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 187, 218; Государственный архив г. Люблин.
списках-предписаниях НКВД случайно, поскольку наше число учитывает личные данные не только из Amtliches Ф. 35-931. Д. 735. Л. 155, 203; Д. 735. Л. 3, 12, 76; Люблинский музей. Оп. Mart/Dep/52/1-11/ML. Д. 7. Л. 39.
Material…, но и из других эксгумационных источников (сводки Фосса, списки PCK, Архив Робеля и документы 56
http://pl.wikipedia.org/wiki/Remigiusz_Bierzanek (по состоянию на 23.06.2015).
архива краковской Митрополитальной курии), однако при этом не включает 41 персоналию, значащуюся в Amtliches 57
Moszyński A. Lista Katyńska... S. 9.
Material…, но не установленную в списках-предписаниях НКВД (подробнее эти случаи будут рассмотрены ниже). 58
Bierzanek R. Przez wiek XX. Wspomnienia i refleksje [Через ХХ век. Воспоминания и раздумья]. Warszawa,
51
Katyń. Księga Cmentarna… S. 1–746. 2006. S. 124–126. (На польск. яз.).
Однако нельзя исключить и другое объяснение: возможно, при останках неопознан- они могли бы соответствовать. В эксгумационных документах отсутствуют какие-
ного офицера была найдена довоенная визитная карточка Ремигиуша Бежанка, кото- либо «зацепки», позволяющие начать проверку этих персоналий. Возможно, что
рый уже до войны был видным юристом, успевшим защитить докторскую диссертацию какие-то указания могут содержаться в материалах, собранных польским Институ-
в области права. Во время эксгумации 1943 г. найденная при останках одна визитка том национальной памяти (ИНП) в ходе продолжающегося официального польского
сама по себе, как правило, не считалась основанием для опознания59, но радомский следствия по делу о катынском преступлении.
76 запрос о пропавшем без вести в СССР Ремигиуше Бежанке мог склонить составителей 77 Необходимо подчеркнуть, что условный термин «посторонние лица» совершенно
эксгумационного списка в Катыни к тому, чтобы считать останки опознанными в соот- не означает, что помимо узников Козельского лагеря весной 1940 г. в Катынском лесу
ветствии с личными данными на визитке. В таком случае это была бы не сознательная были захоронены какие-то другие расстрелянные польские граждане. Мы исходим

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

фальсификация, а ошибка, допущенная без злого умысла в отдельно взятом случае. из того, что все останки, эксгумированные в 1943 г. в Катынском лесу, включая пере-
В случае остальных 39 персоналий из перечня «посторонних» какие-либо объяс- численные в списке «посторонних» в Приложении, – это останки значащихся в доку-
нения до сих пор не давались. В отношении троих «посторонних» мы можем предпо- ментах НКВД военнопленных из Козельского лагеря. «Посторонние» же – это те из
ложить, что их личные данные взяты из найденных при них почтовых конвертов и расстрелянных узников Козельского лагеря, кто имел при себе чужие документы
открыток или из найденного блокнота, причем они могли быть записаны по-русски и бумаги, либо в их собственных документах после извлечения из захоронений лич-
и состоять из фамилии, имени и отчества (отсутствующего в польском языке). Если ные данные оказались трудночитаемы и были внесены в эксгумационные списки
фамилия на находке утрачена, то могло случиться так, что во время эксгумации в с искажениями, затрудняющими или даже исключающими отождествление с лицами,
1943 г. отчество ошибочно посчитали фамилией, и тогда адресат письма, который перечисленными в списках-предписаниях НКВД64.
был сыном Лукаша, в эксгумационном списке записан с фамилией Лукашевич, а сын
Яна – с фамилией Янович60. В отношении еще одного человека можно предположить,
что в найденных бумагах его фамилия не сохранилась, но сохранились два имени, Новые имена в списке катынских жертв
одно из которых ошибочно посчитали фамилией61.
Про еще девять «посторонних» можно предположить, что их фамилии или имена Следует подчеркнуть, что обсужденное выше отождествление в списках-пред-
были неправильно прочитаны из-за плохой сохранности извлеченных вместе с писаниях НКВД большего или меньшего числа личных данных людей, чьи останки
останками бумаг. Несмотря на это удается хотя бы выдвинуть гипотезу, кому из воен- были опознаны в результате эксгумации в Катынском лесу, имеет юридическое зна-
нопленных, значащихся в списках-предписаниях НКВД, могут соответствовать иска- чение (ибо в случае опознания при эксгумации 1943 г. факт казни военнопленного,
женные данные из эксгумационных списков62. значащегося в списке-предписании НКВД 1940 г., подтвержден напрямую, без необ-
В упомянутых выше 13 случаях все предположения остаются, впрочем, непод- ходимости ссылаться на общность участи опознанных и неопознанных), но никак не
твержденными ввиду отсутствия в использованных нами документах сведений, влияет на полноту списка расстрелянных узников Козельского лагеря, поскольку их
которые дали бы возможность приступить к проверке выдвинутых гипотез. персональный состав жестко задан документами НКВД, прежде всего «козельскими»
Зато в отношении восьми других «посторонних» материалы эксгумации содер- списками-предписаниями (включая одно индивидуальное предписание), в которых
жат «зацепки», которые в принципе дают возможность начать расследование с целью значатся 4403 человека, отправленных в апреле–мае 1940 г. в распоряжение УНКВД
верификации эксгумационных личных данных63. Прежде всего это подробные адреса по Смоленской области, т.е. на расстрел.
отправителей почтовых писем и открыток, полученных военнопленными в Козель- Благодаря включению в источниковую базу еще и других документов НКВД (кроме
ском лагере и найденных в 1943 г. при эксгумированных останках, а также адреса на списков-предписаний) удалось установить, что помимо 4403 человек, отправленных
квитанциях или листках, сведения об окончании военного училища и др. из Козельского лагеря в смоленское УНКВД в апреле–мае 1940 г., жертвами катын-
В отношении остальных 18 «посторонних» персоналий пока не удалось даже пред- ского преступления стали еще 12 пленных, покинувших лагерь раньше: двое находив-
положить, кому из военнопленных, перечисленных в списках-предписаниях НКВД, шихся в апреле 1940 г. в Смоленской психиатрической больнице (Антони Абрамович
и Винценты Косткевич, выбывшие из лагеря в больницу, соответственно, 22 ноября
59
В сводках Фосса, списках АМ и PCK можно встретить позиции, в которых останки обозначены как не-
1939 г. и 23 января 1940 г.65), а также десять человек, отправленных 9 марта 1940 г. в
опознанные, при том, что в перечне находок указаны одиночные визитные карточки и приведены личные данные Смоленск на следствие и в апреле 1940 г. содержавшихся во внутренней тюрьме смо-
их владельцев. ленского УНКВД (Юзеф Граничны, Ярослав Кретович, Болеслав Моравский, Алек-
60
Лукашевич Владислав (№ 76 и 076 в списках АМ и PCK) – м.б., это Гонсёр Владислав Лукашевич (в «ко-
зельском» списке-предписании НКВД без номера от 01.04.1940 фамилия Гонсир)? Янович Владислав (№ 943 и 0943 сандр Онищенко, Эугениуш Пиотрович, Леонард Радзишевский, Войцех Сахновский,
в списке PCK) – м.б., это Навроцкий Владислав Янович (список-предписание № 040/3 от 20.04.1940) или, менее Эдмунд Сарнецкий, Бронислав Собеский и Аугуст Стаженьский)66.
вероятно, Селевич Владислав Янович (в списке-предписании № 052/4 от 27.04.1940 — отч. Иванович)? Янович
Юзеф (№ 1021 и 01021 в списках АМ и PCK) – м.б., это Абратовский Юзеф Янович (список-предписание № 022/2 Для того чтобы обосновать это заключение, придется детально разобрать слу-
от 09.04.1940) или, менее вероятно, Войтюк Юзеф Янович (в списке-предписании без номера от 01.04.1940 – Иосиф чаи всех 12 вышеперечисленных военнопленных. Из документов НКВД, в которых
Иванович)?
61
Урбан Антони (№ 723 и 0723 в списках АМ и PCK) – м.б., это Вавжинович Урбан-Антоний Генрихович они значатся, следует, что к ним была применена та же бюрократическая процедура
(список-предписание № 029/2 от 13.04.1940)? оформления «приговора» к ВМН, что и к остальным польским военнопленным, рас-
62
Беродринский Зыгмунт (№ 214 и 0214 в списках АМ и PCK) – м.б., это Бернацкий Сигизмунд Каликстович
(«козельский» список-предписание без номера от 02.04.1940)? Дудек, имя не указано (№ 778 и 0778 в списках АМ и стрелянным в порядке исполнения решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.
PCK, в части тиража Amtliches Material… – Будек Кароль) – м.б., это Дудек Мечислав Яковлевич (список-предписание В 1990-х годах эту процедуру описала на основании архивных документов Наталья
№ 025/1)? Гардзиньский Михал (№ 1318 и 01318 в списках АМ и PCK) – м.б., это Гадзиновский Мечислав Андреевич
(список-предписание № 025/3)? Волынцевич Ежи (№ 2189 и 02189 в списках АМ и PCK) – м.б., это Волынцевич Карл Сергеевна Лебедева67. Основополагающее решение о расстреле польских военноплен-
Самуилович (список-предписание без номера от 02.04.1940)? Хотовский (?) имя не указано (№ 2366 и 02366 в списках ных и заключенных, принятое 5 марта 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б), не содержало
АМ и PCK) – м.б., это Сотовский Станислав Адамович (список-предписание № 040/2)? Цимек Роман (№ 3107 и 03107
в списках АМ и PCK) – м.б., это Цимек Адам Матеушович (список-предписание № 032/2)? Козьдзерский Болеслав
(№ 3281 и 03281 в списках АМ и PCK) – м.б., это Костерский Болеслав Зигмунтович (список-предписание № 029/5)?
Клебушевич Юльян (№ 3736 в списке АМ) – м.б., это Клобуковский Юльян Тадеушевич (список-предписание 035/3)?
Заледзёвский Болеслав (№ 3910 и 03910 в списках АМ и PCK) – м.б., это Жолэндзёвский (Жолэндзиовски) Роман 64
Алексей Памятных еще в 2005 г. пришел к выводу, что «в польских могилах в Катыни находятся останки
Романович (список-предписание № 052/4)? офицеров ТОЛЬКО из Козельского лагеря» (Pamiatnych A. O identyfikacji nazwisk… S. 142).
63
Ковальковский Адам-Мечислав (№ 134 и 0134 в списках АМ и PCK), Крабицкий/Врабецкий Стефан 65
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 7. Л. 194; Оп. 2е. Д. 9. Л. 217.
(№ 0203 и 203 в списках PCK и АМ), Рабаш/Рабош Юзеф (№ 2179 и 02179 в списках АМ и PCK), Румих Ян (№ 2926 66
Там же. Л. 296, 306; Оп. 3е. Д. 3. Л. 365; Оп. 1е. Д. 10. Л. 423.
и 02926 в списках АМ и PCK), Шмидт Люцьян (№ 3149 и 03149 в списках АМ и PCK), Липковский Юзеф (№ 3600 в 67
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества. М., 1994. С. 162–165, 175, 177–178, 183–196;
списке АМ), Майер Владислав (№ 3960 и 03960 в списках АМ и PCK), Лейнвебер, имя не указано (№ 3986 в списке АМ). Лебедева Н.С., Матерски В. Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 21–30.
фамилий и имен приговоренных, но возлагало рассмотрение их персональных дел шинство их было передано73. Первые списки-предписания поступили в Козельский
на специально сформированную «тройку», в которую Политбюро назначило высоко- дагерь 3 апреля 1940 г., и в тот же день из лагеря в распоряжение смоленского УНКВД
поставленных работников из руководящего состава НКВД: зам. наркома Всеволода был отправлен первый этап военнопленных74. Из Осташковского лагеря первый этап
Николаевича Меркулова, начальника Главного экономического управления НКВД в в калининское УНКВД был отправлен 4 апреля, а из Старобельского лагеря в харь-
Богдана Захаровича Кобулова и начальника 1-го спецотдела НКВД68 Леонида Фоки- ковское УНКВД 5 апреля 1940 г.75 Операция по «разгрузке» трех лагерей началась.
78 евича Баштакова. Политбюро предписало «тройке» рассмотреть дела военноплен- 79 Как известно, небольшую группу военнопленных из Козельского, Старобельского
ных и заключенных в так называемом особом порядке, с применением высшей меры и Осташковского лагерей оставили в живых и в том же апреле–мае 1940 г. отпра-
наказания – расстрела, без вызова арестованных (т.е. лиц, чьи дела надлежало рас- вили не на расстрел, а в Юхновский лагерь для военнопленных (всего 395 человек)76.

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

смотреть), без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и Сохранить кому-то жизнь «тройка» не имела возможности, так как Политбюро своим
обвинительного заключения. Таким образом, Политбюро исключило для «тройки» решением от 5 марта 1940 г. не наделило ее полномочиями выносить приговор иной,
возможность принятия какого-либо иного решения по любому представленному чем назначение ВМН. Решения об отмене или приостановке в отношении некоторых
на рассмотрение делу, кроме приговора к ВМН. Фактически роль «тройки» сво- (немногих) военнопленных процедуры оформления ВМН, вероятнее всего, прини-
дилась к «бумажному» оформлению дел военнопленных и заключенных, которые мал единолично самый высокопоставленный член «тройки» – зам. наркома внутрен-
были заранее приговорены к казни. В решении от 5 марта 1940 г. Политбюро указало них дел Меркулов (хотя, наверное, на это у него должна была иметься санкция Берии,
также конкретный порядок работы «тройки»: дела военнопленных ей надлежало рас- а у того, возможно, санкция Сталина). Списки военнопленных, которых по тем или
сматривать по справкам, предоставляемым Управлением по делам военнопленных иным соображениям считалось целесообразным оставить в живых, были представ-
НКВД69. лены, в частности, 5-м отделом ГУГБ (иностранный отдел, внешняя разведка) НКВД77.
Форму справки, разработанную специально для этой операции, начальник Из-под расстрела выводили также тех военнопленных, кто значился в списках, при-
УПВ Сопруненко получил 16 марта 1940 г. от вошедшего в «тройку» Кобулова. ложенных к нотам германского посольства и литовской миссии с просьбами устано-
В справке были всего четыре графы: 1. Фамилия, имя, отчество; 2. Установоч- вить места их пребывания и предоставить им возможность покинуть СССР78 (эти
ные данные – год и место рождения, семейное и общественное положение, где списки, поданные в НКИД СССР, попадали в 3-й, т.е. контрразведывательный отдел
содержится, когда взят в плен; 3. Последние должность и чин «в быв. польской ГУГБ, который пересылал их в УПВ). Среди оставленных в живых были и другие
армии или в полицейских, разведывательных и карательных органах»; 4. Заклю- категории, в частности военнопленные – немцы по национальности, военнопленные,
чение70. Справку надлежало подписывать начальнику УПВ, но три первых графы отобранные по личному указанию Меркулова, и группа, обозначенная как «прочие»
должны были заполняться в лагере на основании учетного дела военнопленного, (некоторые из которых принадлежали к лагерной агентуре)79.
после чего лагерь высылал справку вместе с делом в Москву в УПВ, где заполня- Дела тех немногих, кому решено было сохранить жизнь, по указанию Меркулова
лась и четвертая графа (заключение – рекомендация о применении ВМН). Затем просто не передавались 1-м спецотделом на рассмотрение «тройки» (во внутриве-
УПВ передавало подписанную справку вместе с учетным делом в 1-й спецотдел домственной переписке НКВД вместо слова «тройка» употреблялось «комиссия» –
НКВД СССР, который, в свою очередь, формально представлял дело на рассмотре- см., например, две служебные записки 1-го спецотдела в УПВ от 15 апреля 1940 г.80).
ние (а в сущности, лишь на утверждение) «тройки». Подготовка дел к рассмотре- Таким образом, отправление на казнь или сохранение жизни определялось тем, было
нию, вероятно, заключалась в составлении 1-м спецотделом протоколов заседа- ли представлено дело военнопленного на рассмотрение «тройке» («комиссии») или
ний «тройки» с поименными списками военнопленных, подлежавших расстрелу. нет.
Рассмотрение же дел и вынесение решений скорее всего сводилось к подписанию Случалось, впрочем, что решения оставить в живых некоторых военнопленных
этих протоколов членами «тройки» (которым для этого, возможно, и не обяза- поступали в 1-й спецотдел уже после утверждения «тройкой» смертного приговора
тельно было собираться). и составления списка-предписания. Предвидя такую возможность, начальник УПВ
На основании подписанного «тройкой» протокола 1-й спецотдел составлял список Сопруненко 4 и 7 апреля 1940 г. разослал в Козельский, Старобельский и Осташков-
с предписанием начальнику лагеря немедленно отправить перечисленных в списке ский лагеря шифротелеграммы, в которых, сославшись на распоряжения зам. нар-
военнопленных в распоряжение начальника областного управления НКВД, которое кома Меркулова, предупредил, чтобы лагерных агентов из числа военнопленных,
и должно было исполнить расстрел. В список вносили людей, значившихся в под- если они – «Ваша агентура», «Ваши люди» – окажутся в списках-предписаниях, без
писанном «тройкой» протоколе (или в поименном приложении к протоколу). Под- особого распоряжения никуда не отправляли81. 7 апреля 1940 г. Сопруненко напра-
готовленный 1-м спецотделом список-предписание передавался на подпись началь- вил начальникам трех лагерей циркуляр с приложенным списком 44 военнопленных
нику УПВ или его заместителю. Затем УПВ направляло (как правило, с нарочным) (18 из Козельского, 11 из Старобельского и 15 из Осташковского лагеря), в отноше-
полученные из 1-го спецотдела списки-предписания «лично в руки» начальнику нии которых Меркулов распорядился приостановить операцию (о большинстве из
лагеря, который на их основании формировал этапы и отправлял военнопленных в них запрашивали германское посольство и литовская миссия). Сопруненко прика-
распоряжение соответствующего областного УНКВД (в случае Козельского лагеря – зал без особого указания не отправлять из лагерей перечисленных в списке военно-
в УНКВД по Смоленской области).
Поступавшие из трех лагерей справки и личные дела (учетные или следственные71)
УПВ начало передавать в 1-й спецотдел 21 марта 1940 г.72, и до конца месяца боль- 73
Лебедева Н.С. Катынь: преступление против человечества, М., 1994. С. 164–165; Лебедева Н.С., Матер­
с­ки В. Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 22–23.
74
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 145–146).
75
Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 81–82, 152–156.
68
1-й спецотдел НКВД СССР ведал учетно-статистической и архивно-регистрационной работой, а также 76
Один из них (Тадеуш Мадай) не был отправлен из-за тяжелой болезни и 17.05.1940 (в одном из
оперативным учетом. документов – 19.05.1940) умер в больнице в Козельске (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Л. 362, 403; Оп. 1е. Д. 7. Л. 245;
69
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 621. Л. 134 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 43–44). Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетная карточка Тадеуша Мадая, заведенная в Козельском лагере
70
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 237 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 56). 11.05.1940).
71
В связи с тем, что в Осташковском лагере в декабре 1939 г. и январе 1940 г. велось следствие с целью 77
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 14–16, 47–48, 62 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 68–71,
направить дела военнопленных из этого лагеря на Особое совещание при НКВД СССР (которое, согласно первона- 84–85, 87–88).
чальному намерению НКВД, должно было приговорить их к лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях), 78
Там же. Л. 30, 61 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 88–89).
подавляющее большинство дел, присланных из этого лагеря в УПВ в ходе операции, выполнявшейся по решению 79
Лебедева Н.С., Матерски В. Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 26–27.
Политбюро от 5 марта 1940 г., были следственными, а не учетными. 80
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 96, 98 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 108–109).
72
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 56. 81
Там же. Оп. 1е. Д. 1. Л. 238, 240 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 80–81, 89).
пленных, если они окажутся в поступающих списках-предписаниях82. В двух случаях, – подписание «тройкой» протокола, в котором перечислены военнопленные, под-
несмотря на распоряжения Меркулова, которые, похоже, не успели вовремя прийти лежащие расстрелу,
в лагеря, военнопленных сняли с «этапов на казнь» уже после отправки из лагеря, но – внесение 1-м спецотделом личных данных приговоренных в список-предписа-
до расстрела. Это были Анджей Булгак из Старобельского лагеря83 и уже упоминав- ние, направляемый в лагерь, и одновременно в расстрельный список, направляемый
шийся Станислав Свяневич из Козельского лагеря. в областное УНКВД.
80 Лагерные учетные дела всех военнопленных (в случае большинства военноплен- 81 Такую последовательность процедуры подтверждают, в частности, следующие
ных из Осташковского лагеря — следственные дела), «прошедших» через «тройку» архивные документы, в которых значится один из военнопленных, отправленных
и отправленных из трех лагерей в распоряжение областных УНКВД, т.е. на расстрел, в ходе операции из Козельского лагеря в смоленское УНКВД, – подпоручик запаса

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

оставались в 1-м спецотделе НКВД. Учетные же дела военнопленных, оставленных Шимон Бончкович:
в живых и переведенных в Юхновский лагерь, должны были быть переданы в этот – служебная записка начальника УПВ Сопруненко от 11 апреля 1940 г. заместителю
лагерь84. начальника 1-го спецотдела с приложением письма НКИД и списка военнопленных
Как показала Н.С. Лебедева, одновременно со списками-предписаниями, которые с отметкой УПВ о том, что справка на Шимона Бончковича из Козельского лагеря
высылались в три лагеря начальником УПВ или его заместителем, списки с теми же составлена 31 марта и «дело отправлено» (очевидно, в 1-й спецотдел)89,
фамилиями военнопленных, но подписанные зам. наркома НКВД Меркуловым и – список-предписание № 017/1 от 5 апреля 1940 г., в котором под номером 9 зна-
содержащие распоряжение привести в исполнение ВМН в отношении перечислен- чится Шимон Бончкович90,
ных в них лиц, должны были высылаться начальникам соответствующих областных – донесение начальника Козельского лагеря Королева от 21 апреля 1940 г. замести-
УНКВД85. Ни один из таких списков (назовем их расстрельными) до сих пор не обна- телю начальника УПВ Хохлову (в ответ на список военнопленных от 13 апреля 1940 г.,
ружен86, но о том, что они существовали, неопровержимо свидетельствуют сохранив- присланный, очевидно, с запретом отправлять их из лагеря без особого распоряже-
шиеся в архиве две пары документов от 27 и 28 апреля 1940 г. Первая пара – это письмо ния), с сообщением о том, что Бончкович отправлен 8 апреля 1940 г. на основании
зам. наркома внутренних дел комиссара гб 3-го ранга Меркулова начальнику УНКВД списка-предписания91,
по Калининской области майору гб Дмитрию Степановичу Токареву с поручением – справка УПВ от 27 августа 1940 г. по двум спискам НКИД, направленная в 3-й отдел
исправить мелкие ошибки в данных шести военнопленных, значащихся в предпи- ГУГБ с отметкой «1 спецотд.» у фамилии Бончковича92, означающей, что его учетное
саниях (которые мы назвали расстрельными) № 037/1, 037/2, 037/4, 038/3 и 038/4 от дело находится в 1-м спецотделе.
20 апреля 1940 г., и параллельное письмо зам. начальника УПВ лейтенанта гб Хохлова Добавим, что в ходе эксгумации в Катынском лесу в 1943 г. личность Шимона
начальнику Осташковского лагеря майору Павлу Федоровичу Борисовцу с поруче- Бончковича была установлена на основании двух писем, найденных при его останках
нием исправить те же ошибки в данных тех же самых военнопленных, значащихся (в списке в Amtliches Material... и в списках PCK он значится под номерами 367 и 0367).
под теми же номерами в списках-предписаниях от 20 апреля 1940 г., имеющих те же Из вышеприведенного описания процедуры оборота документов в операции 1940 г.
номера 037/1, 037/2, 037/4, 038/3 и 038/487. Другая пара документов – это аналогичное по уничтожению польских военнопленных следуют выводы, имеющие существенное
письмо Меркулова Токареву с поручением исправить мелкие ошибки в данных пяти значение для составления полного, исчерпывающего списка расстрелянных узников
военнопленных, значащихся в предписаниях № 044/1, 044/2, 044/3, 045/1 и 045/2 от Козельского лагеря:
22 апреля 1940 г., и параллельное письмо Хохлова Борисовцу с поручением исправить 1. Если человек попал в список-предписание об отправке из лагеря в распоряжение
те же ошибки в данных тех же военнопленных, значащихся под теми же номерами в начальника соответствующего областного УНКВД, это означает, что его дело должно
списках-предписаниях от 22 апреля 1940 г., имеющих те же номера 044/1, 044/2, 044/3, было пройти через «тройку» и «тройка» вынесла ему приговор к ВМН;
045/1 и 045/288. 2. Если чье-то дело было передано на рассмотрение «тройки», то «тройка» не могла
Итак, всю процедуру оформления приговора в случае военнопленных можно вынести иного решения, кроме приговора к ВМН;
крат­ко представить как последовательность следующих действий: 3. Помимо списков-предписаний об отправке из лагеря в УНКВД должны были
– составление справки в лагере и окончательно в УПВ, передача ее вместе с личным существовать также «расстрельные» списки. После прохождения дела военноплен-
делом (лагерным учетным или следственным) в 1-й спецотдел, ного через «тройку» его личные данные должны были быть внесены не только в спи-
– представление 1-м спецотделом справки вместе с личным делом на рассмотрение сок-предписание лагерю об отправке в УНКВД, но и в «расстрельный» список, пред-
«тройки», писывавший областному УНКВД привести ВМН в исполнение;
4. Во всех известных случаях, когда военнопленный, значащийся в списке-пред-
писании от апреля–мая 1940 г. (и, значит, формально приговоренный «тройкой» к
82
Там же. Оп. 4е. Д. 13. Л. 57–60. Большинство узников Козельского лагеря, попавших в список, при- ВМН), тем не менее избежал расстрела, в материалах УПВ сохранился документ,
ложенный к циркуляру, избежали расстрела и были отправлены в Юхновский лагерь, но для двоих – Лотариуша содержащий ссылку на распоряжение об отмене его отправки в областное УНКВД
Голышного и Ежи Зависьляньского (о них запрашивало германское посольство) – было уже слишком поздно: их
успели отправить в распоряжение Смоленского УНКВД 8 и 9 апреля 1940 г. (Там же. Л. 24), видимо, перед самым или изложение обстоятельств, препятствующих отправке;
получением в лагере циркуляра Сопруненко. 5. Если после мая 1940 г. документ НКВД содержит отметку, означающую, что учет-
83
Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 236.
84
Там же. Л. 229–230. ное дело польского военнопленного находится в 1-м спецотделе НКВД, то это можно
85
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества. М., 1994. С. 177–178. считать подтверждением факта расстрела этого военнопленного.
86
Возможно, все расстрельные списки были уничтожены, однако не исключено, что хотя бы некоторые
хранятся в ведомственных архивах (центральном или региональных) Федеральной службы безопасности РФ, но Таким образом, о каждом военнопленном, значащемся в «козельских» списках-
не рассекречены. предписаниях (и в одном индивидуальном предписании), можно утверждать, что по
87
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 346, 348 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 129–130). В обоих
письмах от 27 апреля 1940 г. (Меркулова Токареву и Хохлова Борисовцу) речь шла об исправлении номеров лич- его делу «тройка» вынесла решение о применении ВМН – расстрела. Это относится
ных дел военнопленных из Осташковского лагеря: Яна Урбанского (№ 90 в обоих списках № 037/1), Францишка
Замойского (№ 98 в обоих списках № 037/2), Станислава Маляжа и Юзефа Мерника (№ 20 и 72 в обоих списках
№ 037/4), Яна Доляцинского (№ 80 в обоих списках № 038/3) и Людвика Радецкого (№ 30 в обоих списках № 038/4).
88
Там же. Л. 347, 345. В обоих письмах от 28 апреля 1940 г. (Меркулова Токареву и Хохлова Борисовцу) 89
Очевидно, ранее в УПВ было передано письмо НКИД от 9 апреля 1940 г. со списком военнопленных,
речь шла об исправлении номеров личных дел военнопленных из Осташковского лагеря: Антони Перникарского значащихся в запросе германского посольства (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 77–80).
(№ 88 в обоих списках № 045/1), Томаша Вавжинчока (№ 84 в обоих списках № 045/2), Виктора Крушца (№ 68 в 90
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 417–422 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 626–630).
обоих списках № 044/1), Блажея Пояловского (№ 89 в обоих списках № 044/2) и Флориана Заганяча (№ 93 в обоих 91
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 337.
списках № 044/3). 92
Там же. Оп. 3е. Д. 1. Л. 244.
как к 4404 лицам, которых в апреле и мае 1940 г. действительно отправили из Козель- В результате личные данные Антони Абрамовича и Винценты Косткевича вскоре
ского лагеря в распоряжение смоленского УНКВД (включая Станислава Свяневича, появились в «козельском» списке-предписании № 052/3 от 27 апреля 1940 г.100 Одно-
снятого с этапа уже после отъезда из Козельска), так и к 12 военнопленным, которые временно они должны были появиться и в «расстрельном» списке, направленном в
после получения лагерем списков-предписаний с их фамилиями по разным причи- смоленское управление НКВД, которое затем привело приговор в исполнение.
нам в Смоленск отправлены не были. Семеро из этих двенадцати, хотя и значились Такому выводу противоречила гипотеза, содержащаяся в примечаниях к докумен-
82 в «козельских» списках-предписаниях, точно не были расстреляны ни в Катынском 83 там в сборнике «Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.…» и состоящая в том, что
лесу, ни в тюрьме в Смоленске: в соответствии с распоряжением УПВ за № 25/2612 Антони Абрамович и Винценты
– Ежи Волковицкий, Стефан Сеницкий и Вильгельм Дэрн во исполнение указаний Косткевич были отправлены из Смоленской психиатрической больницы в Осташ-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

УПВ не были отправлены в распоряжение смоленского УНКВД, а оставлены в живых ковский лагерь, в который якобы были приняты 27 апреля 1940 г.101 Однако эта гипо-
и переведены в Юхновский лагерь93, теза не подтвердилась – выяснилось, что в распоряжении УПВ № 25/2612 (ссылка на
– Януш Макарчиньский во исполнение приказаний наркома Берии и зам. нар- которое имеется в акте приема 27 апреля 1940 г. в Осташковский лагерь двух воен-
кома Меркулова еще до получения лагерем апрельского списка-предписания с его нопленных, чьи фамилии в акте не указаны102) значатся другие польские военно­
фамилией был отправлен 29 (в одном из документов 30) марта 1940 г. из Козельска пленные – полицейские Юзеф Пэлка и Миколай Трыгубов103, которые 12 декабря
в Москву в распоряжение 2-го отдела (секретно-политического) ГУГБ94, 1939 г. были направлены в Смоленскую психиатрическую больницу из Юхновского
– Здзислав Шульц был внесен в «козельский» этапный список по ошибке, поскольку лагеря104. Именно их отправили в апреле 1940 г. из Смоленской психиатрической
содержался в другом лагере – Старобельском95 – и вместе с другими военнопленными больницы в Осташковский лагерь105, а не Антони Абрамовича и Винценты Костке-
из Старобельска был расстрелян в Харькове, вича. Юзеф Пэлка и Миколай Трыгубов значатся (как Иосиф Пэлка и Николай Три-
– Артур Мунк умер 26 апреля 1940 г. в козельском лагерном лазарете (в котором губов) в «осташковских» списках-предписаниях № 058/1 и 058/4 от мая 1940 г.106 Они
находился с 24 марта 1940 г.)96, были расстреляны в Калинине вместе с другими военнопленными из Осташковского
– Юлиан Вонсовский был отправлен 9 марта 1940 г. из Козельска в Осташковский лагеря. Что же касается Антони Абрамовича и Винценты Косткевича, то, убедившись,
лагерь97, позже попал в последний «осташковский» список-предписание № 062/2 от что не они были отправлены в Осташковский лагерь, можно заключить: их расстре-
19 мая 1940 г.98 и был расстрелян в Калинине вместе с другими военнопленными из ляли в Смоленске или в Катынском лесу.
Осташкова. Вопрос о попадании в «козельские» списки-предписания других военнопленных,
Остальные пятеро из тех двенадцати находились в Смоленске еще до поступления которых к началу апреля 1940 г. в Козельске уже не было, рассмотрим теперь в случае
в Козельский лагерь списков-предписаний: Антони Абрамович и Винценты Кост- Юзефа Граничного, Эугениуша Пиотровича и Леонарда Радзишевского, значащихся
кевич были в Смоленской психиатрической больнице, а Юзеф Граничны, Эугениуш в списке-предписании без номера от 2 апреля 1940 г., полученном в лагере 3 апреля
Пиотрович и Леонард Радзишевский содержались в смоленской тюрьме. Имена этих 1940 г.107 Они входили в группу 12 военнопленных, отнесенных к категории «развед-
пятерых содержатся в списках-предписаниях, значит их дела прошли через «тройку» чиков и провокаторов», которых УПВ 7 марта 1940 г. приказало начальнику Козель-
и они были приговорены к расстрелу. Приказаний, отменяющих их отправку в рас- ского лагеря отправить в распоряжение УНКВД по Смоленской области на основа-
поряжение областного УНКВД (т.е. на расстрел), или ссылок на такие приказания в нии директивы зам. наркома Меркулова № 641/б от 22 февраля 1940 г. (совпадение
архивных документах УПВ не обнаружено, и можно заключить, что приговор был числа участников этой группы с числом значащихся в «козельских» списках-предпи-
приведен в исполнение. Внесение имен в «козельские» списки-предписания означало, саниях, но отсутствующих в лагере в начале апреля 1940 г., случайно). Кроме троих
что приговор должно было привести в исполнение смоленское УНКВД, т.е. и место уже названных это были Ярослав Кретович, Зенон Мельник, Болеслав Моравский,
казни, вероятнее всего, было то же, что и для остальных военнопленных из Козель- Александр Онищенко, Феликс Русек, Войцех Сахновский, Эдмунд Сарнецкий, Бро-
ского лагеря, – Катынский лес или тюрьма в Смоленске. нислав Собеский и Аугуст Стаженьский108. Согласно директиве Меркулова, изданной
Как могло получиться, что эти пятеро были внесены в «козельские» списки-пред- по распоряжению наркома Берии, все имеющиеся на них материалы следовало пере-
писания, т.е. что отправить их в распоряжение областного УНКВД было приказано дать в следственный отдел областного УНКВД для ведения следствия109.
начальнику Козельского лагеря, хотя они в этом лагере не находились? Не исключено, что толчком к распоряжению Берии и изданию директивы Мер-
В случае Антони Абрамовича и Винценты Косткевича, находившихся в больнице, кулова от 22 февраля 1940 г. стали предложения руководства УПВ от 20 февраля,
ошибку 1-го спецотдела, который составлял списки-предписания, можно объяснить направленные наркому внутренних дел. В целях разгрузки Старобельского и Козель-
тем, что их учетные дела и справки поступили в центральный аппарат НКВД именно ского лагерей начальник УПВ Сопруненко и комиссар УПВ полковой комиссар Семен
из Козельского лагеря (вероятнее всего, в ответ на шифротелеграмму, отправленную Васильевич Нехорошев просили распоряжения наркома об освобождении из этих
22 апреля 1940 г. зам. начальника УПВ Хохловым в лагеря в Старобельске, Козельске двух лагерей и роспуске по домам около 300 человек офицерского состава – боль-
и Осташкове, с распоряжением немедленно выслать в УПВ учетные дела и справки на ных, инвалидов, лиц в возрасте 60 лет и старше, а также около 400–500 офицеров
всех военнопленных, находящихся в лагерных стационарах и городских больницах99). запаса, жителей западных областей УССР и БССР – агрономов, врачей, инженеров
и техников, учителей, в отношении которых в НКВД не было «компрометирующих
93
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 351, 361–362; Д. 14. Л. 225, 229, 248; Оп. 4е. Д. 13. Л. 92 (Катынь. Март 1940 г. – материалов». Дела военнопленных еще одной категории, затронутой в предложениях
сентябрь 2000 г.… С. 135–137, 146–147; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 286, 354–356).
94
Там же. Оп. 4е. Д. 13. Л. 89; Оп. 2е. Д. 9. Л. 351, 361 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 110–111,
135–137, 146–147; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 354–356); Оп. 1е. Д. 10. Л. 358, 364, 365, 369, 371; Кар-
тотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетная карточка, заведенная 30.03.1940 в Козельском лагере.
100
Там же. Оп. 3е. Д. 3. Л. 583 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 712).
95
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 89; Оп. 2е. Д. 9. Л. 351, 361 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.…
101
Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 115, 137, 147.
С. 110–111, 135–137, 146–147; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada... S. 354–356); Д. 10. Л. 392 (Tucholski J. Mord w
102
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 11. Л. 417 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 245).
Katyniu... S. 981).
103
Там же. Д. 14. Л. 195.
96
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 351, 361 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 135–137, 146–147; Katyń.
104
Там же. Оп. 1е. Д. 7. Л. 195.
Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 354–356); Оп. 1е. Д. 7. Л. 211, 269–270об.
105
Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 203.
97
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 361; Оп. 4е. Д. 13. Л. 92 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 110–111,
106
Там же. Оп. 3е. Д. 3. Л. 319, 334 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 898, 906).
146–147; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 354–356); Ф. 38106. Оп. 2. Д. 6. Л. 15об–16, 68, 71, 75; Ф. 1/п.
107
Там же. Л. 365 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 594); Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. –
Оп. 4е. Д. 13. Л. 50. сентябрь 2000 г.… С. 145–146).
98
Там же. Оп. 3е. Д. 3. Л. 340 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 909).
108
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 296 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada... S. 50–51).
99
Там же. Оп. 1е. Д. 1. Л. 244 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 114–115).
109
Там же. Оп. 1е. Д. 1. Л. 230 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 350).
УПВ, – офицеров КОП, судейско-прокурорских работников, помещиков, деятелей довало отправить в Киев в распоряжение 3-го отдела УГБ НКВД УССР, – Станислава
ПОВ (Польской военной организации) и «Стрельца»110, офицеров 2-го Отдела поль- Либкинд-Любодзецкого и Леопольда Лихновского116.
ского Главного штаба и офицеров информации, всего около 400 человек – предла- Таким образом, 9 марта 1940 г. из Козельского лагеря были отправлены 15 военно-
галось оформить для направления на Особое совещание при НКВД (внесудебный пленных – 11 человек на следствие в смоленское УНКВД, двое в Осташковский лагерь
орган, имевший в то время право выносить постановления о лишении свободы в и еще двое в УГБ НКВД УССР в Киеве. 11 марта 1940 г. все они поступили в тюрьму
84 исправительно-трудовых лагерях на срок до 8 лет). Сопруненко и Нехорошев пред- 85 УНКВД в Смоленске117, откуда впоследствии пленных, направленных в УГБ НКВД
лагали, чтобы следствие по этим делам велось в НКВД УССР и НКВД БССР, а если УССР и в Осташковский лагерь, отправили в дальнейший путь в Киев и Осташков
это невозможно – то для ведения следствия сосредоточить всю указанную категорию 14 и 15 марта 1940 г.118

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

пленных в Осташковском лагере111 (где, как известно, уже с начала декабря 1939 г. 11 военнопленных, направленных на следствие, остались в смоленской тюрьме.
велось следствие по делам всех военнопленных, содержавшихся в этом лагере). 22 марта 1940 г. начальник УНКВД по Смоленской области капитан гб Емельян Ива-
Вероятно, в те дни, когда предложения УПВ от 20 февраля 1940 г. были доложены нович Куприянов и начальник следственной части УНКВД ст. лейтенант гб Петр
Берии, а Меркулов по его поручению издал 22 февраля директиву № 641/б, вопрос Антонович Антонов направили начальнику УПВ Сопруненко лагерные учетные
об уничтожении польских военнопленных еще не рассматривался в НКВД, поэтому дела119 и составленные в смоленском УНКВД следственные дела Радзишевского, Гра-
в документе УПВ шла речь об Особом совещании, у которого не было полномочий ничного, Мельника и Пиотровича, что означало, что следствие по их делам завершено.
выносить постановления о расстреле, а использованный термин «разгрузка» означал В сопроводительном письме Куприянов и Антонов запросили указаний о порядке и
всего лишь уменьшение слишком обременительного числа узников в лагерях военно- месте дальнейшего содержания под стражей этих четверых арестованных, а также
пленных путем освобождения из плена одной их части и перевода некоторой другой сообщили, что следствие по делам остальных присланных в Смоленск военноплен-
части в исправительно-трудовые лагеря. Согласно Н.С. Лебедевой, замысел физиче- ных продолжается120. 27 марта Куприянов и Антонов выслали в УПВ дополнительные
ской ликвидации всего контингента пленных польских офицеров родился, вероятно, фотографии тех же четырех человек и попросили ускорить ответ о порядке их даль-
только 23 февраля и окончательно созрел около 26–27 февраля 1940 г. (до сих пор не нейшего содержания в смоленской тюрьме121. В тот же день начальник УПВ Сопру-
удалось установить была ли эта идея Сталина или Берии), а в последующие дни про- ненко ответил Куприянову, что справки на Радзишевского, Граничного, Мельника и
рабатывался в центральном аппарате НКВД112. Окончательное решение Политбюро Пиотровича составлены и переданы на рассмотрение (очевидно, «тройке»), резуль-
было принято 5 марта 1940 г., руководство УПВ было с ним ознакомлено не ранее таты которого будут сообщены смоленскому УНКВД, и что военнопленных следует
7 марта, начальники и заместители начальников УНКВД по Смоленской, Калинин- содержать в тюрьме до особых указаний122.
ской и Харьковской областям, а также коменданты этих областных управлений (в чьи Факт составления справок на этих четырех пленных подтверждают также их учет-
обязанности входили организация и исполнение расстрелов) – 14 марта, а началь- ные карточки из картотеки УПВ военнопленных 1939–1941 гг., которая хранится в
ники Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей – 15 марта 1940 г.113 РГВА. На них, правда, стоят чуть более поздние даты составления справок – 28 марта
Может быть, руководство УПВ, отдавая 7 марта 1940 г. распоряжение об отправке 1940 г. на карточке Граничного и 29 марта 1940 г. на карточках трех остальных (а ведь
12 узников Козельского лагеря на следствие в смоленское УНКВД, еще не знало, что Сопруненко еще 27 марта сообщил Куприянову, что справки уже составлены и пере-
принято решение о ликвидации всего контингента пленных офицеров, в связи с чем даны на рассмотрение). Однако небольшое расхождение в датах составления спра-
направление малой их части на следствие уже не столь актуально? вок не повлияло на результат, который нам известен: Эугениуш Пиотрович (Евгений
На основании распоряжения УПВ от 7 марта 1940 г. Козельский лагерь 9 марта Пётрович), Леонард Радзишевский и Юзеф Граничны значатся в списке-предписании
передал начальнику конвоя от 136 отдельного конвойного батальона мл. лейтенанту от 2 апреля 1940 г., т.е. по отношению к ним «тройкой» был вынесен формальный
Константину Григорьевичу Коптеву 11 военнопленных, отправленных в распоряже- приговор к ВМН, причем не позднее этого дня.
ние начальника УНКВД по Смоленской области114. Из 12 человек, перечисленных Включение их в список-предписание, направленный в Козельский лагерь, из кото-
в распоряжении УПВ от 7 марта, по неизвестной причине не был отправлен тогда рого они выбыли почти месяцем раньше, можно объяснить вероятной ошибкой 1-го
в Смоленск и остался в Козельском лагере только Феликс Русек, который позднее был спецотдела, куда были переданы не только их следственные дела, составленные в смо-
включен в список-предписание № 025/3 от 9 апреля 1940 г.115 и отправлен из лагеря ленском УНКВД, но и лагерные личные дела (два учетных и дело-формуляр), заве-
в распоряжение смоленского УНКВД (т.е. на расстрел) 11 или 12 апреля 1940 г. (более денные в Козельске. Можно предположить, что в последних числах марта 1940 г. и в
поздняя дата не исключена, но маловероятна). начале апреля 1940 г. сотрудники 1-го спецотдела вынуждены были работать с огром-
9 марта тот же конвой мл. лейтенанта Коптева принял еще двоих военноплен- ной массой именно лагерных личных дел и при составлении списков-предписаний
ных Козельского лагеря, которых УПВ распорядилось перевести в Осташковский прежде всего искали наименование лагеря (Козельского, Старобельского или Осташ-
лагерь, – Юлиана Вонсовского и Мариана Гавяка, а также двух других, которых сле-
116
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 304, 305 (два акта передачи Козельским лагерем конвою военнопленных: пол-
ковника и капитана, направленных в УГБ НКВД СССР, и двух других военнопленных, направленных в Осташ-
110
«Стрелковый союз» – польская военизированная общественная организация, курировавшаяся Воен­ ковский лагерь; в обоих актах фамилии не указаны); Ф. 38106. Оп. 2. Д. 6. Л. 15об–16 (конвойная документация с
ным министерством. фамилиями четырех военнопленных).
111
Ф. 1/п. Оп. 3а. Д. 1. Л. 274–275 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 343). 117
Там же. Ф. 38106. Оп. 2. Д. 6. Л. 14. Дата поступления в тюрьму взята из документов конвоя мл. лейте-
112
Lebiediewa N. Proces podejmowania decyzji katyńskiej // Europa nieprowincjonalna. Przemiany na ziemiach нанта Коптева, которые сохранились только в части, касающейся двоих военнопленных, направленных в НКВД
wschodnich dawnej Rzeczypospolitej (Białoruś, Litwa, Łotwa, Ukraina, wschodnie pogranicze III Rzeczypospolitej Polskiej) w УССР в Киеве, и двоих, направленных в Осташковский лагерь. Однако, поскольку 11 человек, направленных на
latach 1772–1999 / сост. K. Jasiewicz. Warszawa, 1999. S. 1165–1170; Лебедева Н.С. Катынская проблематика: итоги и следствие в смоленское УНКВД, сопровождал тот же самый конвой мл. лейтенанта Коптева, дата прибытия в смо-
перспективы исследований // Россия и Польша. История общая и разобщенная. М., 2015. С. 273–275. ленскую тюрьму должна была быть единой для всех 15 отконвоированных военнопленных.
113
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 162–163; Лебедева Н.С., Матерски В. 118
Там же. Л. 67, 68, 71; Ф. 1/п. Оп. 4в. Д. 13. Л. 285.
Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 19–20. 119
В случае Юзефа Граничного вместо лагерного учетного дела было выслано лагерное «дело-формуляр»,
114
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 306 (акт передачи Козельским лагерем конвою 11 военнопленных, фамилии т.е. личное дело некоторой специальной разновидности. Согласно «Инструкции особым отделениям лагерей воен-
не указаны); Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетные карточки Юзефа Граничного, Ярослава Кретовича, нопленных НКВД по оперативному учету военнопленных» (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 10–13) «дела-формуляры»
Зенона Мельника, Болеслава Моравского, Эугениуша Пиотровича, Леонарда Радзишевского, Войцеха Сахновского, заводились на военнопленных, подозреваемых в шпионаже, антисоветской деятельности и принадлежности к
Эдмунда Сарнецкого, Бронислава Собеского, Аугуста Стаженьского, заведенные в Козельском лагере и содержащие организациям и партиям, которые НКВД считал контрреволюционными.
отметки о выбытии из лагеря 9 марта 1940 г. в УНКВД г. Смоленск (смоленскую тюрьму). Учетная карточка Алек- 120
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 417.
сандра Онищенко в картотеке отсутствует, мы располагаем только подтверждением его пребывания в смоленской 121
Там же. Л. 416.
тюрьме по состоянию на 5 апреля 1940 г. (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 466). 122
Там же. Л. 415 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada... S. 94–95).
115
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 462 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 653).
ковского) на обложках этих дел. В спешке эти сотрудники, обнаружив на лагерных предписания отсутствуют. Возможно, это объясняется тем, что после ошибочного
делах Граничного, Пиотровича (Пётровича) и Радзишевского название Козельского внесения в начале апреля в «козельский» список-предписание первых троих из этой
лагеря, могли вписать их в «козельский» список-предписание, не обратив внимания группы (Пиотровича, Радзишевского и Граничного), в конце месяца, когда операция
на то, что кроме лагерных дел на этих троих военнопленных есть еще и какие-то дру- уже близилась к концу, в более спокойной обстановке в 1-м спецотделе разобрались,
гие дела. что вся группа с марта находилась в Смоленске, а не в Козельском лагере, и по отно-
86 Одновременно Пиотрович (Пётрович), Радзишевский и Граничны должны были 87 шению к оставшейся части группы ошибку не повторили, а ограничились, вероятно,
быть внесены в «расстрельный» список, на основании которого смоленское Управ- включением семерых военнопленных (Кретовича, Моравского, Онищенко, Сахнов-
дение НКВД вскоре привело в исполнение приговор «тройки». В случае Эугениуша ского, Сарнецкого, Собеского и Стаженьского) в «расстрельный» список, направ-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

Пиотровича (Евгения Пётровича) дополнительным подтверждением факта его рас- ленный в смоленское УНКВД, в тюрьме которого они и содержались. Однако «рас-
стрела служит справка УПВ от 27 ноября 1940 г., в которой сообщалось, в частности, стрельного» списка, в котором значились бы семь перечисленных выше пленных, мы
что его учетное дело находится в 1-м спецотделе НКВД СССР123. также не знаем, поскольку ни один список такого рода до сих пор недоступен (либо
А вот дело Зенона Мельника, очевидно, не было передано на расмотрение «тройки»: был уничтожен раньше, либо существует, но не рассекречен). Поэтому подтвержде-
его следственное дело начальник УПВ Сопруненко 19 мая 1940 г. отправил обратно нием того, что и оставшиеся семеро из 11 подследственных военно­пленных, содер-
начальнику УНКВД по Смоленской области Куприянову, сообщив о распоряжении жавшихся в смоленской тюрьме, были приговорены «тройкой» к ВМН по принятой
зам. наркома Меркулова направить дело на рассмотрение в Особом совещании при процедуре и казнены, может служить лишь отсутствие известий от них – признаков
НКВД СССР124. Отметка об отправке дела Зенона Мельника в смоленское УНКВД для жизни. Такими документальными подтверждениями могут служить запросы семей
направления на Особое совещание была сделана и в его учетной карточке125. о розыске пропавших без вести в СССР Ярослава Кретовича, Болеслава Моравского,
О завершении следствия по делам остальных семи военнопленных из группы, Войцеха Сахновского и Бронислава Собеского, поданные в Бюро информации и
отправленной 9 марта 1940 г. из Козельского лагеря, начальник смоленского УНКВД розыска Польского Красного Креста129, аналогичный запрос об Эдмунде Сарнецком,
Куприянов и начальник следственной части УНКВД Антонов сообщили начальнику поданный в польское посольство в СССР в период 1941–1943 гг.130, и опубликованное
УПВ Сопруненко 5 апреля 1940 г., выслав при этом в УПВ следственные дела и лагер- в печатном издании подобное сообщение члена семьи Аугуста Стаженьского131.
ные учетные дела126. Через две недели, 20 апреля 1940 г., Куприянов и Антонов выслали Таким документальным подтверждением мы не располагаем только в случае Алек-
в УПВ подготовленные в Смоленске по личному указанию Сопруненко справки на сандра Онищенко. Никаких сведений о его судьбе после 20 апреля 1940 г., когда он
все еще остававшихся в смоленской тюрьме Эдмунда Сарнецкого, Болеслава Морав- еще находился в тюрьме в Смоленске и смоленское Управление НКВД выслало в УПВ
ского, Александра Онищенко, Бронислава Собеского, Ярослава Кретовича, Аугуста справку на него, найти не удалось. Однако задокументированный факт начатой по
Стаженьского и Войцеха Сахновского127. В картотеке военнопленных 1939–1941 гг. отношению к нему процедуры оформления приговора к расстрелу, принятой НКВД
сохранились учетные карточки, заведенные в Козельском лагере на шестерых из них при ликвидации польских военнопленных в 1940 г., его принадлежность к группе
(отсутствует только карточка Александра Онищенко). Карточки содержат отметки о подследственных в Смоленске и отсутствие данных, свидетельствующих о том, что
том, что справки на каждого из шестерых были выписаны 28 апреля 1940 г.128 Веро- его судьба могла быть иной, чем у прочих членов этой группы, – все это позволяет
ятно, справки, высланные 20 апреля 1940 г. смоленским УНКВД, послужили основой считать, что он был расстрелян Управлением НКВД по Смоленской области в тот же
для составления в УПВ окончательных справок, выписанных 28 апреля для представ- период, что и остальные члены группы.
ления вместе с делами на рассмотрение «тройки». Итак, помимо биограмм 4403 человек, отправленных в апреле–мае 1940 г. из
Информация о составлении справок, содержащаяся в документах НКВД, свиде- Козельского лагеря и расстрелянных в Катынском лесу или в Смоленске, в настоя-
тельствует, что процедура оформления ВМН, принятая при исполнении решения щей книге помещены биограммы 12 военнопленных, отправленных из Козельского
Политбюро от 5 марта 1940 г., несомненно была применена в отношении 11 военно- лагеря раньше, находившихся в апреле 1940 г. в Смоленске и, как следует из приве-
пленных, отправленных 9 марта 1940 г. из Козельского лагеря на следствие в смолен- денного выше заключения, тоже расстрелянных Управлением НКВД по Смоленской
ское УНКВД. Зам. наркома Меркулов прервал эту процедуру в отношении одного из области. Биограммы пяти из них – тех, кто был внесен в «козельские» списки-предпи-
них (Зенона Мельника) и распорядился направить его дело на рассмотрение Особого сания (Абрамовича, Граничного, Косткевича, Пиотровича и Радзишевского), – уже и
совещания при НКВД. Дальнейшая судьба Мельника известна, как минимум, до 1942 раньше содержались в катынской Кладбищенской книге, изданной польским Советом
г. (см. прим. 125). Доказательством того, что в отношении трех других военнопленных по охране памяти борьбы и мученичества132, биограммы же семи остальных (Крето-
из группы 11 отправленных 9 марта 1940 г. на следствие в Смоленск (Эугениуша Пио- вича, Моравского, Онищенко, Сахновского, Сарнецкого, Собеского и Стаженьского)
тровича, Леонарда Радзишевского и Юзефа Граничного) процедура была доведена до в комплект биограмм жертв катынского преступления включены впервые в двух
конца и привести ВМН в исполнение надлежало УНКВД по Смоленской области, слу- книгах памяти, подготовленных совместно Обществом «Мемориал» и варшавским
жит «козельский» список-предписание, в котором они значатся (см. выше). В отно- неправительственным Центром КАРТА: в польском издании 2013 г. «Zabici w Katy-
шении семи остальных военнопленных из этой группы доказательства в виде списка- niu»133 и в настоящем русском издании, расширенном и дополненном по отношению к
польскому. Таким образом, поименный список 4408 польских военнопленных – узни-
123
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4в. Д. 13. Л. 123. ков Козельского лагеря, расстрелянных Управлением НКВД по Смоленской области
124
Там же. Оп. 1е. Д. 10. Л. 531. по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., опубликованный в катынской
125
Из документов Северо-Двинского ИТЛ, которые хранятся в архиве УМВД по Архангельской области,
следует, что Зенон Мельник 21 сентября 1940 г. был осужден Особым совещанием при НКВД СССР на 8 лет лишения Кладбищенской книге, в настоящей книге расширен до 4415 человек.
свободы как СОЭ (социально-опасный элемент) и осенью 1941 г. содержался в Севдвинлаге. Вероятно, впоследствии
он был освобожден из лагеря по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 г. об амнистии
польским гражданам и попал в формировавшуюся в Советском Союзе польскую армию под командованием гене- 129
Бюро информации и розыска Польского Красного Креста (Варшава). Алфавитная картотека индиви-
рала Владислава Андерса, так как по информации Анджея Пшевозьника, оказался позднее в рядах польской 3-й дуальных запросов о розыске лиц, возвращающихся из СССР, и лиц, пропавших без вести.
дивизии карпатских стрелков (Przewoźnik A., Adamska J., Katyń. Zbrodnia, prawda, pamięć. Warszawa, 2010. S. 159). 130
Польский институт и музей им. ген. Сикорского в Лондоне (ИПМС). Spis rodzin wojskowych wywiezionych
126
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 423. В случае Болеслава Моравского и Войцеха Сахновского вместе со do ZSSR [Список семей военнослужащих, вывезенных в СССР]. Kolekcja 138. Zeszyt 283. S. 910. Poz. 10371.
следственными делами были высланы лагерные «дела-формуляры» вместо учетных дел (см. прим. 119). 131
Jasiewicz K. Lista strat ziemiaństwa polskiego 1939–1956 [Список людских потерь среди польского поместного
127
Там же. Л. 466 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada... S. 210–211). дворянства 1939–1956]. Warszawa, 1995. S. 990.
128
РГВА. Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетные карточки Ярослава Кретовича, Болеслава Мо- 132
Katyń. Księga Cmentarna... S. 1, 184, 291, 483, 518.
равского, Войцеха Сахновского, Эдмунда Сарнецкого, Бронислава Собеского, Аугуста Стаженьского, заведенные 133
Zabici w Katyniu [Убиты в Катыни] / сост. A. Gurjanow, A. Dzienkiewicz. Warszawa, 2013. 850 s. (Indeks
в Козельском лагере. Represjonowanych. T. XXI; на польск. яз.).
Архивные данные о движении польских военнопленных, ников, переводимых из лагерей первоначального пребывания, заполнять опросные
попавших в Козельский лагерь листы и на их основании – карточки общего учета по форме № 2 в двух экземплярах,
один их которых немедленно выслать в УПВ136.
При подготовке биограмм, помещенных в настоящей книге, помимо рассмотрен- В период с 3 ноября по 9 декабря 1939 г. Козельский лагерь выслал в УПВ в общей
ных выше списков-предписаний впервые был использован обширный корпус доку- сложности 4444 учетные карточки формы № 2, оставалось заполнить еще 249 карто-
88 ментальных материалов 1939–1941 гг. из архивного фонда Управления НКВД по 89 чек, которые надлежало выслать до 17 декабря 1939 г.137
делам военнопленных. Эти источники, содержащие различные персональные сведе- Значительное большинство учетных карточек военнопленных – жертв катынского
ния об отдельных польских военнопленных, мы называем «новыми» только потому, преступления было позднее изъято из картотеки УПВ и уничтожено (неизвестно

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

что прежде они не использовались при составлении поименных списков катынских когда). Однако в наше время в картотеке военнопленных 1939–1941 гг. были найдены
жертв. Благодаря включению в источниковую базу этих «новых» материалов удалось личные учетные карточки 439 расстрелянных узников Козельского лагеря (в том
не только расширить поименный список узников Козельского лагеря, расстрелянных числе для 46 человек – только карточки, заполненные в УПВ в 1940–1941 гг. в связи с
смоленским УНКВД, добавив в него семь человек, не значившихся в более ранних поступившими в НКВД запросами о розыске пропавших без вести военнопленных
катынских списках, но и получить разного рода сведения о 933 военнопленных (21% и почти во всех случаях содержащие отметки о нахождении личных учетных дел в
значащихся в книге). Для большинства из них это информация о различных обсто- 1-м спецотделе)138. Правда, абсолютное большинство сохранившихся учетных карто-
ятельствах пребывания в советском плену (в частности, о лагерях, в которых воен- чек было заведено в лагерях, в которых военнопленные находились до перевода в
нопленные содержались до прибытия в Козельский лагерь), в некоторых случаях – Козельский лагерь, но и такие карточки содержат информацию об обстоятельствах
о дате и месте пленения и других фактах. Другой вид информации, выявленной в пребывания в советском плену, которая была использована в биограммах. Особенное
материалах фонда УПВ, это сведения о нотах и запросах, поступивших из герман- значение имеют учетные карточки, заведенные в Козельском лагере. Их сохранилось
ского посольства, Польского и Международного Красного Креста в отношении кон- очень мало, но, как было показано выше, во многом именно благодаря им удалось,
кретных военнопленных, а также об обращениях родственников, разыскивающих в частности, установить семерых расстрелянных военнопленных, которые раньше не
своих близких, от которых перестали поступать письма из Козельского лагеря. В ряде значились в списках катынских жертв.
случаев в документах УПВ сообщается о нахождении учетных дел конкретных воен- И все же основной вклад учетных карточек в содержание части биограмм в настоя-
нопленных в 1-м спецотделе НКВД СССР по состоянию на те или иные даты после щей книге – это сведения о лагерях первоначального пребывания и о последовавших
мая 1940 г., что, как было показано выше, можно считать подтверждением факта рас- затем переводах в Козельский лагерь. Чтобы подготовить эти сведения для биограмм,
стрела этих лиц. потребовалось привлечь документы служебной переписки УПВ с лагерями воен-
Существенную часть «новых» источников НКВД составляют личные учетные кар- нопленных и систематизировать все имеющиеся данные о перемещениях польских
точки из картотеки военнопленных 1939–1941 гг. Картотека формировалась из кар- военнопленных во время пребывания в советском плену до того, как они были рас-
точек, присланных в УПВ лагерями для военнопленных. Согласно инструкции УПВ стреляны и захоронены в Катынском лесу.
по учету военнопленных в приемных пунктах и лагерях НКВД от 1 октября 1939 г., На основании советских архивных документов в 1990-е годы было установлено,
на следующий день после прибытия этапа военнопленных в лагерь 2-е отделение что часть рядовых и унтер-офицеров Войска Польского, взятых в сентябре 1939 г. в
(учетно-регистрационное) лагерного управления должно было приступить к запол- плен Красной армией, были разоружены и сразу отпущены, а остальные польские
нению опросных листов. Опросный лист должен был стать основным документом военнопленные (в том числе все офицеры и полицейские) были Красной армией
личного учетного дела каждого военнопленного134. Полную копию каждого опрос- сданы в приемные пункты НКВД (подчинявшиеся УПВ), устроенные вблизи дово-
ного листа 2-е отделение обязано было немедленно передать в особое отделение енной советско-польской границы (в пяти местах на территории УССР – в Каменце-
(контрразведывательное) лагеря, которое вело собственный оперативный учет. На Подольском, Ярмолинцах, Волочиске, Шепетовке и Олевске, а также в пяти местах
основании данных опросного листа 2-е отделение должно было заполнить в двух на территории БССР – в Житковичах, Тимковичах, Столбцах, Радошковичах и Оре-
экземплярах карточку общего учета (так называемая форма № 2) – личную учетную ховне)139. В конце сентября и в начале октября 1939 г. большинство пленников вывезли
карточку военнопленного. Один экземпляр карточки вливался в лагерную картотеку оттуда в десять вновь созданных стационарных лагерей НКВД для военнопленных
общего учета, а второй следовало сразу выслать во 2-й отдел (учетно-регистрацион- в глубине страны. Три из них находились в УССР (Путивльский лагерь в Сумской
ный) УПВ, где формировалась центральная картотека военнопленных. При убытии области, Козельщанский в Полтавской области и Старобельский в Ворошиловград-
военнопленного из лагеря 2-е отделение обязано было заполнить новую карточку ской области) и семь – в РСФСР (Козельский и Юхновский в Смоленской области,
формы № 2, отметить в ней убытие и выслать во 2-й отдел УПВ. Согласно инструк-
ции, при переводе военнопленного из лагеря в другое место содержания под стражей 136
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 25–26 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 161); Оп. 1е. Д. 1. Л. 115.
его учетное дело следовало отправлять вместе с ним135. Похоже, впрочем, что в тех Директива от 2 ноября 1939 г. содержала также указание приступить к заполнению карточек особого учета по форме
лагерях, куда польские офицеры первоначально попали на рубеже сентября–октября № 3, но не для всех, а только для определенных категорий военнопленных: старших офицеров от подполковника
и выше, всех государственных и военных чиновников, всех участников антисоветских политических партий и
1939 г., на них не успели завести учетные дела, поскольку в директивах начальникам организаций, всех помещиков и представителей аристократии.
Старобельского и Козельского лагерей от 23 октября и 2 ноября 1939 г. предписыва- 137
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 131.
138
Подлинная картотека военнопленных 1939–1941 гг. хранится в РГВА. Большинство карточек в ней –
лось сразу же по прибытии офицеров и крупных государственных и военных чинов- это карточки польских рядовых и унтер-офицеров, содержавшихся в 1939–1941 гг. в трудовых лагерях НКВД для
воен­нопленных, карточки 394 выведенных из-под расстрела узников Козельского, Старобельского и Осташковского
134
17 октября 1939 г. УПВ в лагеря для военнопленных разослало по связи ВЧ распоряжение заполнять лагерей, а также карточки принятых в лагеря НКВД в июле 1940 г. польских военнослужащих и полицейских, которые
опросные листы и учетные карточки, а также заводить учетные дела лишь на тех военнопленных, кто не подле- в сентябре 1939 г. были интернированы в Литве и Латвии. В ходе работ по составлению базы данных о расстре-
жал освобождению из плена, т.е. только на офицеров, государственных чиновников, всех сотрудников полиции лянных узниках Козельского лагеря в картотеке были обнаружены 566 карточек военнопленных, содержавшихся
и жандармерии, помещиков и др. Заполнение опросных листов и учетных карточек, а также заведение учетных не позднее мая 1940 г. в этом лагере (для некоторых лиц – по две карточки), однако 97 из этих карточек не имеют
дел было отменено для рядовых и младшего командного состава (унтер-офицеров), которые должны были быть исторического значения, так как были составлены в 1990 г. сотрудниками РГВА в качестве отсылочных к архивным
переданы властям Германии как проживавшие на оккупированных Германией территориях или освобождены и документам фонда УПВ. 37 учетных карточек удалось изучить в подлиннике непосредственно в РГВА в Москве,
отправлены в места своего проживания на территориях, отошедших к СССР (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 82, 83). однако затем в случае 529 карточек пришлось воспользоваться ксерокопиями, предоставленными Центральным
135
Там же. Л. 46–57. Инструкция предусматривала также заполнение карточек особого учета (форма военным архивом (CAW) в Варшаве (ксерокопии почти всех карточек военнопленных 1939 г. из картотеки УПВ
№ 3) и заведение отдельной картотеки особого учета для избранных категорий военнопленных: офицеров, поли- были сделаны в РГВА в 1992 г. Польской военно-архивной комиссией и затем переданы в CAW).
цейских, жандармов, участников различных политических организаций, представителей враждебных рабочему
139
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 48; Катынь. Пленники необъявленной
классу групп населения. войны… С. 69–70; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 30об, 95об.
Осташковский в Калининской области, Южский в Ивановской области, Оранский в известны фамилии всего 11 из них150, а фамилия еще одного – из материалов Архива
Горьковской области, Вологодский и Грязовецкий в Вологодской области)140. Робеля151.
В октябре 1939 г. рядовых и унтер-офицеров – жителей Западной Украины и С первых чисел ноября 1939 г. в Козельский лагерь стали прибывать этапы офи-
Западной Белоруссии освободили из плена, за исключением оставленных для работы церов, которых переводили из других лагерей для военнопленных. Сведения об этих
на строительстве Западно-Украинской дороги № 1 (Новоград-Волынский–Львов), этапах приведены в Таблице 1, в которой собраны выявленные в изученных доку-
90 а также для работы на шахтах в Криворожском и Донецком бассейнах и на промыш- 91 ментах УПВ данные о больших и малых группах пленных польских офицеров (и лиц,
ленных предприятиях Запорожья. Для содержания военнопленных, направленных решением НКВД приравненных к офицерам), прибывавших в Козельский лагерь
на дорожное строительство, был организован лагерь Управления Особого строи- и покидавших его в период с сентября 1939 г. по май 1940 г. (кроме этапов, отправ-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

тельства НКВД Западно-Украинской дороги № 1 (он же Ровенский лагерь НКВД ленных в апреле–мае 1940 г. в распоряжение УНКВД по Смоленской области, данные
для военнопленных, в начале 1941 г. переименованный во Львовский лагерь), а для о которых помещены в Таблицу 2).
направленных на шахты и металлургические предприятия – Криворожский, Елено- В Таблице 1 приведена полная численность каждой прибывшей или убывшей
Каракубский и Запорожский лагеря НКВД для военнопленных. Во второй половине группы по данным из документов УПВ, в том числе актов передачи пленных от кон-
октября и в ноябре 1939 г. из лагерей и приемных пунктов НКВД для военнопленных воя Козельскому лагерю либо от лагеря конвою. Рядом с этими числами приведены в
была отправлена другая часть военнопленных, а именно рядовые, унтер-офицеры, скобках числа людей, которые входили в состав отдельных групп и личности которых
хорунжие и подхорунжие – жители оккупированной немцами Центральной и Запад- удалось установить, главным образом, по документам УПВ, содержащим персоналии
ной Польши, переданные германским властям141. военнопленных. К сожалению, в случае крупных этапов установить личные данные
Пленные прочих категорий – прежде всего кадровые фицеры Войска Польского и удалось только для небольшой части прибывших.
офицеры запаса вне зависимости от места проживания, а также приравненные к офи- Личные данные некоторых военнопленных, прибывших в Козельский лагерь из
церам хорунжие и подхорунжие – жители Западной Украины и Западной Белоруссии, конкретных других лагерей, удается установить и на основании материалов Архива
кроме того, все сотрудники полиции, тюремных служб и жандармерии, солдаты КОП Робеля. Зачастую в материалах Архива Робеля мы находим лишь подтверждение пре-
и задержанные в сентябре 1939 г. Красной армией государственные чиновники, пред- бывания упомянутого в чьей-нибудь дневниковой записи военнопленного в одном
приниматели, землевладельцы и «осадники» (колонисты из числа демобилизованных из первоначальных лагерей, а не прямое подтверждение прибытия в Козельский
военнослужащих, получивших в 1920-х годах земельные наделы на северо-восточ- лагерь в составе определенного этапа. Это касается и некоторой части персоналий
ных и восточных территориях довоенного польского государства) – освобождению прибывших военнопленных, установленных по документам УПВ. В таких случаях
из плена или передаче немецким властям не подлежали. Военнопленных этих кате- мы приводим в биограммах факт пребывания пленного в первоначальном лагере по
горий надлежало сосредоточить в трех лагерях НКВД: Козельском, Старобельском состоянию на определенный день (указанный в источнике), сведения же о дате при-
и Осташковском. 18 октября 1939 г. все лагеря получили срочное распоряжение УПВ бытия в Козельский лагерь вносим в биограмму на основании данных Таблицы 1 и
о немедленной подготовке к отправке на станцию Осташков в Осташковский лагерь заключаем эти сведения в квадратные скобки, так как они не значатся напрямую в
НКВД следующих категорий военнопленных: сотрудников полиции, жандармерии, документах, содержащих личные данные военнопленного, а реконструированы нами
разведки, контрразведки и тюремщиков142. 16 октября 1939 г. начальник УПВ сооб- на основании других («безличных») документов НКВД.
щил начальнику Козельского лагеря, что его лагерь предназначается для размеще- На основании документов УПВ сведения о том, когда и откуда военнопленный
ния пяти тысяч человек офицерского состава143, а 23 октября УПВ уточнило, что в прибыл в Козельский лагерь, либо где содержался раньше, удалось внести в био-
Старобельском и Козельском лагерях должны содержаться только офицеры и круп- граммы 563 человек и еще для 172 человек это сделано на основании материалов
ные государственные и военные чиновники144. 25 и 27 октября 1939 г. начальник УПВ Архива Робеля (в некоторых случаях это информация только о пребывании в при-
Сопруненко приказал Осташковскому, Вологодскому, Грязовецкому, Оранскому, емных пунктах НКВД для военнопленных, а не в стационарных лагерях, из которых
Южскому, Козельщанскому и Путивльскому лагерям отправить офицеров и круп- военнопленные были переведены в Козельский лагерь).
ных государственных и военных чиновников в Козельский лагерь145. Относительно Согласно докладной записке от 19 ноября 1939 г. о состоянии Козельского лагеря152
небольшая группа военнопленных этих категорий уже находилась в Козельском и сохранившимся в РГВА актам сдачи военнопленных конвоями153, в первые четыре
лагере: по состоянию на 3 октября 1939 г. – 177 офицеров и крупных чиновников146, дня ноября в лагерь прибыло шесть этапов: из Путивльского лагеря – 1525 человек,
по состоянию на 13 октября 1939 г. – 190 офицеров147, причем большинство из них –
с самого начала функционирования лагеря, когда с 22 по 27 сентября 1939 г. поступили 150
Факт пребывания в Козельском лагере в сентябре–октябре 1939 г. майора медицинской службы Ма-
девять этапов польских военнопленных общей численностью 8854 человека (в основ- риана-Казимежа Килиньского и поручика запаса Станислава Вышогруда установлен благодаря тому, что оба были
врачами в лагерном лазарете и в этом качестве подписали сохранившиеся в архиве истории болезни и свидетельства
ном рядового состава)148. Месяц спустя, когда 30 октября 1939 г. были отправлены два о смерти и захоронении на городском кладбище Козельска двух пленных: Павла Виселки, 1922 г.р., поступившего в
последних этапа рядовых, подлежавших передаче германским властям или освобож- лазарет 26.09.1939 и умершего 08.10.1939, и Стефана Лера, 1895 г. р., поступившего в лазарет 19.10.1939 и умершего
29.10.1939 (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 6. Л. 244–244об, 246–246об; Д. 7. Л. 61, 62, 63, 65). Кроме того в материалах УПВ
дению и роспуску по домам к местам проживания на территории Западной Белорус- удалось найти сведения о прибытии в Козельский лагерь 23 сентября 1939 г. полицейского по имени Владислав
сии, в Козельском лагере остались только те, кто подлежал дальнейшему содержанию Копэчь, по состоянию на 19.12.1939 находившегося в том же лагере (Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 317), а также под-
тверждение пребывания в октябре 1939 г. в Козельском лагере чиновников Министерства финансов Юзефа Кучи,
в плену, – до 170 человек, в основном офицерского состава149. Из документов УПВ нам Тадеуша Менсовича и Виктора Марыновского (Там же. Оп. 2в. Д. 1. Л. 232–235, 266, 267), сержанта-подхорунжего
Тадеуша Мадая (Там же. Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Личная учетная карточка Козельского лагеря,
заполненная 11.05.1940) и четырех старших офицеров: подполковника Витольда Хмелевского, подполковника
140
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 48–66; Лебедева Н.С., Матерски В. Романа Кшижановского, «майора полиции» Роберта Жиховского и «полковника полиции» Витольда Ольшан-
Введение // Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 18–20; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 1. Л. 58. ского (Там же. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 70). Виталис (в документе НКВД Витольд) Ольшанский, согласно польским
141
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 72–75; Лебедева Н.С., Матерски В. источникам, был позднее отправлен из Осташковского лагеря в индивидуальном порядке (Tucholski J. Mord w
Введение // Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 23. Katyniu... S. 332), Роберт Жиховский значится в «осташковском» списке-предписании № 05/3 от 5 апреля 1940 г.
142
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 11. Л. 16; Оп. 1е. Д. 1. Л. 86–86об. (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 31; Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 735), Тадеуш Мадай умер 17 мая 1940 г. в больнице
143
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 17. в Козельске, а остальные значатся в восьми разных «козельских» списках-предписаниях от апреля 1940 г. (РГВА.
144
Там же. Л. 25–26 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 161). Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 365, 388, 391, 405, 448, 466, 546, 582).
145
Там же. Оп. 1е. Д. 1. Л. 96 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 166); Л. 102. 151
Подпоручик запаса Влодзимеж Войда отметил в своем дневнике приезд в Козельск ночью 26–27 сен-
146
Там же. Оп. 2в. Д. 1. Л. 245–256 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 1. Jeńcy nie wypowiedzianej wojny... S. 183–191). тября 1939 г. (Архив Робеля. Пакет 01453. Л. 01); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia...
147
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 32. S. 741; Pamiętniki znalezione w Katyniu [Дневники, найденные в Катыни]. Paris; Warszawa, 1990. S. 148. (На польск. яз.).
148
Там же. Л. 38–46. 152
РГВА. Ф. 3/п. Оп. 1. Д. 2. Л. 43–49 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 210-215).
149
Там же. Оп. 2в. Д. 1. Л. 290–291; Оп. 2е. Д. 9. Л. 66, 67. 153
Там же. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 53–57; Оп. 1е. Д. 6. Л. 254; Д. 7. Л. 68.
Таблица 1 Выявленные в документах НКВД данные о прибытиях в Козельский лагерь и отправках из него
пленных польских офицеров (и лиц, приравненных к офицерам) с сентября 1939 г. по май 1940 г.
(Данные об этапах, отправленных в апреле–мае 1940 г. в распоряжение Управления НКВД
по Смоленской области, приведены в Таблице 2).

В круглых скобках приведены числа пленных, поименно установленных в составе этапов на основании архивных
92 документов НКВД, а также материалов Архива Робеля и Литовского центрального государственного архива.
УБИТЫ В КАТЫНИ

Откуда прибыли Дата отправки Дата прибытия Число прибывших Дата отправки Куда отправлены Число отправленых Источники сведений
в Козельский лагерь в Козельский лагерь (и число поименно из Козельского лагеря (и число поименно об этапах
установленных среди установленных
них) среди них)

— — 22–27.09.1939 177 (12) Докладная записка о состоянии


Козельского лагеря на 03.10.1939a,
акты приема этапов в лагерьb

Оранский лагерь для — 01.11.1939 111 (47) Докладная записка о состоянии


военнопленных Козельского лагеря на 19.11.1939c,
акт приема этапа в лагерьd

Осташковский лагерь — 03.11.1939 112 (3) Докладная записка о состоянии


для военнопленных (16) Козельского лагеря на 19.11.1939c,
15.11.1939 19.11.1939 6 (2) донесения Осташковского лагеря
об отправке военнопленных и акт
22.11.1939 25.11.1939 4 (4) сдачи военнопленного конвоюe, акты
06.12.1939 09.12.1939 1 (1) приема в Козельский лагерьf
Юхновский лагерь для 02.11.1939 03.11.1939 321 (13) Докладная записка о состоянии
военнопленных (179) Козельского лагеря на 19.11.1939c,
16.11.1939 17.11.1939 3 акты сдачи военнопленных
Юхновским лагерем конвоюg, акты
приема в Козельский лагерьh
Южский лагерь для военнопленных 31.10.1939 03.11.1939 514 (6) Докладная записка о состоянии
Козельского лагеря на 19.11.1939c,
08.11.1939 12.11.1939 53 (27) телеграмма об отправке
04.12.1939 2 военнопленных из Южского лагеря (и
из Путивльского)i, доклад об отправке
этапов из Южского лагеряj, акты
приема в Козельский лагерьk
Путивльский лагерь для 01.11.1939 03.11.1939 1525 (39) Докладная записка о состоянии
военнопленных (203) Козельского лагеря на 19.11.1939c,
[13.11.1939] 14.11.1939 26 (3) телеграмма об отправке
военнопленных из Путивльского
лагеря (и из Южского)i, акты приема в
Козельский лагерьl
Козельщанский лагерь для — 04.11.1939 1055 (113) Докладная записка о состоянии
военнопленных Козельского лагеря на 19.11.1939c, акт
приема в Козельский лагерьm

Вологодский лагерь для — 05.11.1939 86 (44) Акт приема военнопленных в


военнопленных Козельский лагерьn

10.11.1939 Смоленская 1 (1) Акты отправки военнопленных


22.11.1939 психиатрическая 1 (1) из Козельского лагеря 10.11.1939o,
23.01.1940 больница 1 (1) 22.11.1939p и 23.01.1940q

a
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2в. Д. 1. Л. 245–259 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 1. Jeńcy nie wypowiedzianej wojny... S. 183–191). i
Там же. Л. 33.
b
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 38–46. j
Там же. Ф. 3/п. Оп. 1. Д. 2. Л. 250–256.
c
Там же. Ф. 3/п. Оп. 1, Д. 2. Л. 43–49 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 210–215). k
Там же. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 57, 85, 145.
d
Там же. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 53. l
Там же. Л. 54, 86.
e
Там же. Д. 11. Л. 89, 106, 132. m
Там же. Оп. 1е. Д. 6. Л. 254; Д. 7. Л. 68.
f
Там же. Д. 9. Л. 55, 98, 104, 129. n
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 71.
g
Там же. Д. 14. Л. 25, 36. o
Там же. Л. 88.
h
Там же. Д. 9. Л. 56, 83. p
Там же. Оп. 1е. Д. 7. Л. 194.
q
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 217.
Продолжение Таблицы 1

Откуда прибыли Дата отправки Дата прибытия Число прибывших Дата отправки Куда отправлены Число отправленых Источники сведений
в Козельский лагерь в Козельский лагерь (и число поименно из Козельского лагеря (и число поименно об этапах
установленных среди установленных
них) среди них)
94
УБИТЫ В КАТЫНИ

20.11.1939 Смоленский госпиталь 2 (2) Акты отправки военнопленных из


ноябрь 1939 1 (1) Козельского лагеряr

Киевский госпиталь [№ 408] — 23.11.1939 7 Акты приема 7 и 13 военнопленных


28.11.1939 7 23.11.1939 и 23.12.1939, донесение о
(2) прибытии 7 военнопленных 28.11.1939
23.12.1939 13 (1) в Козельский лагерь, телеграмма с
указанием принять 13 офицеров,
отправленных киевским госпиталемs

23.12.1939 Осташковский лагерь 41 (41) Акт сдачи военнопленных Козельским


для военнопленных лагерем конвою и акт приема
29.12.1939 в Осташковский лагерьt

Юхновский лагерь для 21.12.1939 22.12.1939 94 Акт сдачи Юхновским лагерем 94


военнопленных арестованных конвою и акт приема
в Козельский лагерьu

08.01.1940 НКВД УССР, Киев 94 (8) Акт сдачи Козельским лагерем 94


арестованных конвоюv

Елено-Каракубский лагерь для 26.12.1939 29.12.1939 6 (6) Уведомление об отправке


военнопленных военнопленных из Елено-
Каракубского лагеря и акт приема в
Козельский лагерьw

02.01.1940 Смоленский госпиталь 3 (3) Акт отправки военнопленных из


Козельского лагеряx

15.01.1940 Глазная и 2 (2) Акт отправки военнопленных из


урологическая Козельского лагеряy
клиники, Смоленск

26.01.1940 Смоленский 2 (2) Акт отправки военнопленных из


облздравотдел Козельского лагеряz

Ровенский лагерь для военнопленных 14.01.1940 28.01.1940 13 (13) Донесение об отправке


военнопленных из Ровенского лагеря,
акт приема в Козельский лагерьaa

Юхновский лагерь для 27.01.1940 29.01.1940 22 (21) Акт сдачи военнопленных Юхновским
военнопленных лагерем конвою и акт приема в
Козельский лагерьbb

r
Там же. Оп. 1е. Д. 7. Л. 53, 197. w
Там же. Д. 12. Л. 21; Д. 9. Л. 152.
s
 ам же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 106, 138, 142, 143. Не исключено, что в донесении о прибытии 28 ноября 1939 г. в Козельский
Т x
Там же. Л. 191.
лагерь семи военнопленных из киевского госпиталя (Там же. Л. 133) допущена ошибка в дате и имелись в виду семь военнопленных, y
Там же. Л. 216.
принятых 23 ноября 1939 г. z
Там же. Л. 236.
t
Там же. Л. 144; Д. 11. Л. 159. aa
Там же. Д. 16. Л. 72; Д. 9. Л. 240.
u
Там же. Д. 14. Л. 83; Д. 9. Л. 147. bb
Там же. Д. 14. Л. 143; Д. 9. Л. 243.
v
Там же. Л. 202.
Продолжение Таблицы 1

Откуда прибыли Дата отправки Дата прибытия Число прибывших Дата отправки Куда отправлены Число отправленых Источники сведений
в Козельский лагерь в Козельский лагерь (и число поименно из Козельского лагеря (и число поименно об этапах
установленных среди установленных
них) среди них)
96
УБИТЫ В КАТЫНИ

Смоленский госпиталь — 03.02.1940 4 Акт приема пленных офицеров в


Козельский лагерьcc

03.02.1940 Смоленская клиника 1 (1) Акт отправки военнопленного из


уха-горла-носа Козельского лагеряdd

22.01.1940 5-й отдел ГУГБ НКВД 1 (1) Два донесения об отправке 9


23.01.1940 СССР, Москва 1 (1) военнопленных в 5-й отдел ГУГБ
29.01.1940 1 (1) НКВД СССР в разные дни января–
30.01.1940 1 (1) февраля 1940 г.ee
31.01.1940 2 (2)
01.02.1940 1 (1)
02.02.1940 1 (1)
03.02.1940 1 (1)

22.02.1940 2-й отдел ГУГБ НКВД 1 (1) Два акта Козельского лагеря о
28.02.1940 СССР, Москва 1 (1) направлении военнопленных во 2-й
отдел ГУГБ НКВД СССРff

Криворожский лагерь для 28.01.1940 14.02.1940 5 (5) Донесения об отправке


военнопленных военнопленных из Криворожского
лагеря, акт приема в Козельский
лагерьgg

Смоленский госпиталь — 20.02.1940 1 (1) Три акта приема военнопленных в


01.03.1940 1 (1) Козельский лагерьhh
03.03.1940 2 (2)

09.03.1940 УГБ НКВД УССР, Киев 2 (2) Акт сдачи Козельским лагерем конвою
2 пленных для сопровождения в Киевii

09.03.1940 Осташковский лагерь 2 (2) Акт сдачи Козельским лагерем конвою


для военнопленных 2 пленных для сопровождения в
Осташковский лагерьjj

09.03.1940 УНКВД по Смоленской 11 (11) Акт сдачи Козельским лагерем


обл. конвою 11 военнопленных для
сопровождения в Смоленскkk

Бутырская тюрьма ГУГБ НКВД СССР, — 17.03.1940 5 Акты приема в Козельский


Москва (7) лагерь 5 офицеров 17.03.1940 и
— 27.03.1940 2 2 военнопленных священников
27.03.1940ll

29‑30.03.1940 2-й отдел ГУГБ НКВД 1 (1) Донесения об отправке


СССР, Москва военнопленного из Козельского
лагеря в ГУГБ НКВД СССРmm

cc
Там же. Л. 244. ii
Там же. Л. 304.
dd
Там же. Л. 246. jj
Там же. Л. 305.
ee
Там же. Л. 257, 259. kk
Там же. Л. 306.
ff
Там же. Л. 285, 309. ll
Там же. Л. 321, 331 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada … S. 93–94).
gg
Там же. Д. 8. Л. 197, 204, 205; Д. 9. Л. 254. mm
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 371; Оп. 4е. Д. 13. Л. 89.
hh
Там же. Л. 287, 307, 308.
Окончание Таблицы 1

Откуда прибыли Дата отправки Дата прибытия Число прибывших Дата отправки Куда отправлены Число отправленых Источники сведений
в Козельский лагерь в Козельский лагерь (и число поименно из Козельского лагеря (и число поименно об этапах
установленных среди установленных
них) среди них)
98
УБИТЫ В КАТЫНИ

ГУГБ НКВД СССР, Москва — 11.04.1940 2 (2) Акт приема в Козельский лагерь
2 военнопленных священниковnn

Смоленский госпиталь — 14.04.1940 3 Акт приема пленных офицеров в


Козельский лагерьoo

Бутырская тюрьма ГУГБ НКВД СССР, — 15.04.1940 2 (2) Акты приема в Козельский лагерь
Москва 2 военнопленных, прибывших из
ГУГБ НКВД СССР через Козельское
районное отделение милицииpp

Ровенский лагерь для военнопленных 19.04.1940 29.04.1940 5 (5) Сообщение об отправке


военнопленных офицеров из
Ровенского лагеря, акт приема в
Козельский лагерьqq

26.04.1940 Юхновский лагерь для 107 (107) Донесение об отправке


военнопленных военнопленных из Козельского
лагеря, акт приема 27.04.1940 в
Юхновский лагерьrr

11.05.1940 ГУГБ НКВД СССР, 1 (1) Донесение об отправке


20.05.1940 Москва, Внутренняя 1 (1) военнопленного 11.05.1940, акты
тюрьма НКВД СССР отправки военнопленных 11 и
20.05.1940 Козельским лагерем в
распоряжение 2-го отдела ГУГБ НКВД
СССРss

12.05.1940 Юхновский лагерь для 91 (91) Справка Козельского лагеря об


военнопленных отправленных этапах, акт приема
13.05.1940 в Юхновский лагерьtt

14‑20.05.1940 ГЭУ НКВД СССР 1 (1) Телеграмма от 14.05.1940 с


распоряжением об отправке
военнопленного из Козельского
лагеряuu, донесение о том, что с
21.05.1940 в лагере военнопленных
нетvv

20.05.1940 Юхновский лагерь для 6 (6) Донесение об отправке


военнопленных военнопленных 20.05.1940 из
Козельского лагеряvv

nn
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 338 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada … S. 175–176). ss
Там же. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 370, 371, 402.
oo
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 332. tt
Там же. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г. … С. 145–146); РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 14. Л. 220.
pp
Там же. Л. 342. uu
Там же. Оп. 1е. Д. 10. Л. 488.
qq
Там же. Д. 16. Л. 186; Д. 9. Л. 349. vv
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 403 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 330–331).
rr
Там же. Л. 343 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г. … С. 127–128); РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 14. Л. 206.
из Козельщанского – 1055, Южского – 514, Юхновского – 321, Осташковского – 112 значатся шесть этапов, отправленных в ноябре 1939 г.: 4 ноября – 85 человек, 8, 13 и
и Оранского – 111 (см. Таблицу 1). В общей сложности этими этапами были достав- 17 ноября – по 2 человека, 20 ноября – 30 человек и 22 ноября – 9 человек. Есть также
лены 3638 человек, и в итоге 5 ноября 1939 г. в Козельском лагере стало 3876 пленных, очень большой этап 1526 военнопленных, прибывших в Старобельский лагерь 15–16
из них 3809 офицеров, 57 рядовых, 2 унтер-офицера и 8 гражданских беженцев (как ноября, скорее всего из Шепетовки161, но нет ни этапа, отправленного 15 ноября, ни
видно, в прибывших этапах или среди военнопленных, оставшихся в лагере после вообще какого-либо другого крупного этапа, отправленного в ноябре 1939 г.
100 отправки в октябре рядовых, были не только офицеры). 101 Однако документальное свидетельство того, что по меньшей мере некоторые воен-
В той же докладной записке сообщается, что с 6 по 18 ноября 1939 г. в лагерь при- нопленные – узники Козельского лагеря могли раньше содержаться в Старобельском
были еще 753 человека, но откуда — не указано. В сохранившихся в архиве актах сдачи лагере, возможно, есть. Это «Опись личных документов военнопленных, выбывших

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

пленных конвоями суммарное число прибывших значительно меньше – 168 офицеров, из Старобельского лагеря», подписанная начальником 2-го отделения управления
поступивших в период 5–18 ноября 1939 г. небольшими группами из Вологодского, лагеря. «Опись...» может считаться доказательством пребывания в Старобельском
Южского, Путивльского и Юхновского лагерей154 (см. Таблицу 1), из приграничного лагере значащихся в ней лиц при условии, что термин «личные документы» подра­
обменного пункта с Германией на станции Негорелое – 36 человек, из городских боль- зумевает удостоверения личности или другие бумаги, отобранные у людей во время
ниц в Брянске и Смоленске – трое рядовых155, т.е. всего 207 человек. На основании обыска в лагере, а не письма и почтовые открытки, наугад отправленные родственни-
изученных документов НКВД не удается установить, откуда между 5 и 18 ноября 1939 г. ками в этот лагерь на имя военнопленных, которые на самом деле могли находиться в
прибыли в Козельский лагерь 753–207=546 военнопленных. Возможно, это был этап других местах. К сожалению, в «Описи...» не сообщается, о каких личных документах
из Шепетовки (там находился один из приемных пунктов НКВД для военнопленных), речь. В «Описи...», которая 1 января 1941 г. была послана из Старобельского лагеря
прибытие которого 17 (или 18) ноября 1939 г. в Козельский лагерь зафиксировано в в УПВ, значатся 1087 человек (преимущественно с указанием офицерского зва-
ряде дневников, извлеченных из катынских могил в ходе эксгумации 1943 г. Авторы ния)162, большинство из них составляют военнопленные, отправленные весной 1940 г.
трех дневников – Тадеуш Домагала156, Тадеуш Болдок и Миколай Бжезицкий – сами в харьковское УНКВД (т.е. на расстрел), но 30 человек – это пленные, оказавшиеся
ехали в этом этапе и записали в своих дневниках, что 12 ноября выехали из Шепе- в «козельских» списках-предписаниях от апреля–мая 1940 г., а значит, предположи-
товки, 15 ноября были в Старобельске и 17 ноября 1939 г. прибыли в Козельск157. В тельно, находившиеся в Старобельске, прежде чем попасть в Козельский лагерь163.
других дневниках, авторы которых уже находились в Козельском лагере в момент После 18 ноября и в декабре 1939 г. в Козельский лагерь прибывали лишь неболь-
прибытия новых военнопленных, также сообщается, что этап приехал из Шепетовки шие группы пленных офицеров (численностью до нескольких десятков человек) и
через Старобельск и что в его составе в Козельск прибыли около 500 или 570 офи- одна группа покрупнее, состоявшая из 94 человек (22 помещика, 24 чиновника и сле-
церов – поручиков и подпоручиков (или даже 640 офицеров и 160 гражданских)158. дователя и 48 офицеров). Они были отправлены 21 декабря из Юхновского лагеря
Тадеуш Домагала зафиксировал время приезда в Старобельск – 15 ноября в 14 часов, и приняты 22 декабря 1939 г. в Козельский лагерь164 (см. Таблицу 1). Это была часть
отметил, что в лагере оставили около 300 (или 200?) человек и вечером отправились большого этапа, состоявшего из 364 арестантов, отправленных из тюрем Станислава,
дальше «по 40 в вагоне 32 вместе с гражданскими» (из последнего замечания следует, Тарнополя и Чорткова и принятых 25 ноября 1939 г. в Юхновский лагерь165. Другая
что пленных, привезенных из Шепетовки, поместили в другие вагоны, не в те, в кото- часть этого этапа, насчитывавшая 234 человека, была отправлена 21 декабря 1939 г. из
рых они приехали в Старобельск, а значит, как минимум несколько часов они нахо- Юхновского лагеря в Осташковский166.
дились в лагере). 16 ноября (за день до приезда в Козельск) Тадеуш Домагала записал, Сразу же в день прибытия 94 человек из Юхновского лагеря начальник УПВ
что их едет «около 600» и ночью «потеряли около 600» (может быть, эту группу напра- отправил начальнику Козельского лагеря срочное распоряжение, которое повторил
вили в Осташковский лагерь?). О прибытии в Козельск группы офицеров из Старо- 25 декабря 1939 г., – держать этих людей в строгой изоляции от остальных пленных,
бельска упомянул в мемуарах также Станислав Свяневич, которому сказали, что их немедленно выслать в УПВ их установочные данные и учетные карточки, а затем с
было 200, но ему это число показалось завышенным159. оперуполномоченным особого отделения лагеря отправить в Москву их следствен-
Таким образом, заслуживающих доверия свидетельств того, что в ноябре 1939 г. ные и учетные дела167. В донесении наркому Берии от 29 декабря 1939 г. начальник
большой этап офицеров прибыл из Шепетовки через Старобельский лагерь в Козель- УПВ Сопруненко сообщил, что этих арестованных отправили в лагерь для военно-
ский, имеется немало, однако найти прямое подтверждение этому факту в докумен- пленных без какого-либо согласования с УПВ, привел детальный состав группы, при-
тах НКВД так и не удалось. В сохранившейся в архиве сводке по Старобельскому бывшей в Козельский лагерь (в ней оказались лишь 26 офицеров), и просил разре-
лагерю о движении военнопленных в период с 28 сентября по 22 ноября 1939 г.160 шить отправку этих арестованных обратно в органы НКВД Западной Украины для
завершения следствия по месту их ареста168. В итоге спустя две с половиной недели
154
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 71, 83, 85, 86.
после прибытия в Козельский лагерь все 94 человека 7 или 8 января 1940 г. были
155
Там же. Л. 72, 75, 87. отправлены в Киев, в НКВД УССР169. Их прибытие, пребывание и отъезд зафикси-
156
В Архиве Робеля дневник описан в 1944 г. как заметки Зыгмунта Бернацкого, но в наше время Станислав
Янковский доказал, что в действительности автором дневника из пакета 0216, содержавшего документы Зыгмунта
Бернацкого, был Тадеуш Домагала (Jankowski S.M. Czterdziestu co godzinę // Zeszyty Katyńskie nr 14. Warszawa, 2002.
S. 135–164). 161
В пользу предположения, что этап мог быть из Шепетовки, свидетельствует совпадение его численности
157
Тадеуш Болдок записал все три даты (Архив Робеля. Пакет 0211. Л. 02). Тадеуш Домагала не записал и приведенного в распоряжении УПВ числа 1500 офицеров, подлежавших отправке из Шепетовки в Старобельск,
дату приезда в Козельск, но записал, что 17 ноября поезд прибыл на станцию Белев (в переписанном дневнике по состоянию на 22 октября 1939 г. (Там же. Оп. 1е. Д. 1. Л. 95).
ошибочно «Белец»; станция Белев расположена всего в 39 км от Козельска), где пленным дали завтрак (значит, 162
Там же. Оп. 2е. Д. 10. Л. 420, 422–449.
это было относительно раннее время суток), а затем, уже 18 ноября, описал события в Козельском лагере, в том 163
Убедительность данной «Описи...» как доказательства пребывания в Старобельском лагере снижает то,
числе смерть Юзефа Дунина-Карвицкого (Архив Робеля. Пакет 0216. Л. 05), который, как следует из документов что в ней значится генерал бригады Ежи Волковицкий, о котором из документа НКВД известно, что по состоянию
УПВ, прибыл в Козельск вечером 17 ноября и умер в лагере в ночь на 18 ноября 1939 г. (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 6. на 28 октября 1939 г. он находился в Путивльском лагере (Там же. Оп. 1е. Д. 10. Л. 62), а значит, в Козельский лагерь
Л. 261; Д. 7. Л. 79, 324–327). Миколай Бжезицкий записал, что в Козельск приехали через Старобельск, но не указал должен был прибыть оттуда, а не из Старобельска.
дату (Архив Робеля. Пакет 02149. Л. 02); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 569–570. 164
Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 83; Д. 9. Л. 147.
158
Архив Робеля, дневниковые записи Станислава Бакулы (Пакет 01881. Л. 07), Павла Бруса (Пакет 0765. 165
Там же. Л. 37, 38; Оп. 1е. Д. 10. Л. 286–288 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 268–269).
Л. 14), Аугустына Дыяса (Пакет 19. Л. 04), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 12), Флориана Новаковского (Пакет 166
Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 84.
0921. Л. 05), Стефана Столяжа (Пакет 0469. Л. 01), Казимежа Щековского (Пакет 01231. Л. 04), Алойзы Татковского 167
Там же. Д. 9. Л. 148, 150.
(Пакет 03214. Л. 07), Максимилиана Тшепалки (Пакет 02813. Л. 03), Бронислава Вайса (Пакет 01458. Л. 03), Вло­ 168
Там же. Оп. 1е. Д. 3. Л. 30–31 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 273–274).
дзимежа Войды (Пакет 01453. Л. 03) и Антони Врублевского (Пакет 0748. Л. 05); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. 169
Акт сдачи 8 января 1940 г. Козельским лагерем конвою из 136 конвойного батальона 94 арестованных
Kozielsk w dołach Katynia... S. 749–751; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 17, 36, 112, 142, 149, 177, 221. для отправки в НКВД УССР (Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 202). В одних документах УПВ, в которых обнаружены персо-
159
Swianiewicz S. W cieniu Katynia... S. 105. нальные данные нескольких человек из этой группы, в качестве даты отправки из Козельского лагеря указан день
160
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 10. Л. 96 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 218). 7 января, в других — 8 января 1940 г.
рованы в воспоминаниях Станислава Свяневича170, а также в некоторых дневниках, В конце декабря 1939 г., а также в январе и первой половине февраля 1940 г. в
извлеченных в 1943 г. из катынских могил (в большинстве дневников в качестве даты Козельский лагерь были приняты пять небольших этапов военнопленных – всего 59
их отъезда из Козельского лагеря указано 7 января 1940 г.)171. Опубликовано также человек. Удалось установить личные данные большинства из них, а также выяснить,
свидетельство Мариана Смольки — уцелевшего члена группы172. что почти все персонально установленные нами пленные из этих этапов оставались в
Непродолжительное пребывание в Козельском лагере для военнопленных 94 чело- лагере до его «разгрузки» в апреле–мае 1940 г. и попали в списки-предписания НКВД.
102 век, арестованных в Станиславской и Тарнопольской областях, никак не отразилось 103 Первый из пяти этапов, о которых идет речь, – это 13 офицеров, прибывших 23 дека-
на поименном списке узников этого лагеря, расстрелянных в апреле–мае 1940 г. смо- бря 1939 г. в Козельский лагерь из киевского военного госпиталя № 408178, откуда
ленским управлением НКВД. Однако в ходе работы над составлением списка выяс- месяцем раньше в лагерь уже доставили две другие группы по семь офицеров179 (см.

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

нилось, что по меньшей мере некоторые из этих 94 человек все-таки стали жертвами Таблицу 1). Личные данные удалось найти в документах только для двоих военно-
катынского преступления. В документах УПВ удалось найти личные данные восьми пленных, прибывших из киевского госпиталя180.
человек из 94, переведенных в декабре 1939 г. из Юхновского лагеря в Козельский Три других этапа были отправлены в Козельский лагерь из трех трудовых лагерей
и вскоре отправленных в НКВД УССР. Это были Юзеф Богосевич, Клаудиуш Воя- НКВД для военнопленных, где содержались польские солдаты, которых использовали
ковский, Владислав Гневош, Ян Дух, Озъяш Кудыш (Кудиш), Меер Фляшнер, Юзеф для работ на шахтах и на строительстве Западно-Украинской дороги № 1. В ноябре
Чайковский и Цириль Чарковский173. Все они значатся в так называемом украинском 1939 г. УПВ потребовало от управлений этих лагерей немедленно доставить копии
списке, т.е. в поименном списке арестованных, содержавшихся в тюрьмах Западной опросных листов тех немногих офицеров и подхорунжих, которые оказались среди
Украины и расстрелянных на основании того же решения Политбюро ЦК ВКП(б) от рядовых и унтер-офицеров181. В конце ноября и в декабре 1939 г. УПВ направило трем
5 марта 1940 г.174 трудовым лагерям для военнопленных распоряжения с перечислением офицеров и
Группа из 94 арестантов, вывезенных в январе 1940 г. в НКВД УССР, была не пер- подхорунжих, которых надлежало отправить в Козельский лагерь (и полицейских,
вой, покинувшей Козельский лагерь после того, как он был преобразован в офицер- которых надлежало отправить в Осташковский лагерь)182. В итоге 29 декабря 1939 г.
ский. За несколько дней до них – 4 января 1940 г. – были отправлены обратно в стани­ в Козельский лагерь прибыли два офицера, хорунжий и три подхорунжих из Елено-
славскую тюрьму четыре солдата, арестованные в г. Станислав (два рядовых, капрал Каракубского лагеря183, 28 января 1940 г. – десять офицеров, два хорунжих и подхо-
и плютоновый), которых доставили в Козельский лагерь 15 декабря 1939 г.175 Самая рунжий из Ровенского лагеря184, 14 февраля 1940 г. – офицер, хорунжий и три подхо-
же первая группа, покинувшая этот лагерь после сформирования в ноябре 1939 г. рунжих из Криворожского лагеря185 (см. Таблицу 1).
нового, офицерского контингента его узников (и единственная группа, вывезенная в Пятый из вышеупомянутых прибывших этапов выделялся тем, что состоял из офи-
декабре 1939 г.), состояла из 41 военнопленного, отправленного 23 декабря в Осташ- церов, которые в сентябре 1939 г. не попали в советский плен, а ушли в Литву, где были
ковский лагерь, в который они были приняты 29 декабря 1939 г.176 (см. Таблицу 1). разоружены и помещены в специально организованные лагеря для интернированых.
Состав этой группы был весьма разнородным: десять священников (девять из них 9 ноября 1939 г. Совет народных комиссаров СССР постановил принять от правитель-
были военными капелланами, в их числе один православный священник и один ства Литвы тех интернированных польских военнослужащих, кто изъявил желание
священник евангельской церкви аугсбургского исповедания)177, девять сотрудников вернуться в места своего проживания на территориях Западной Украины и Запад-
полиции, три юнака – члена военизированной организации «Молодежные трудовые ной Белоруссии, отошедших Советскому Союзу. Строго секретный 2-й пункт этого
отряды» (их отцы полицейские содержались в Осташковском лагере), шесть офице- постановления Совнаркома предусматривал роспуск по домам рядовых и младшего
ров жандармерии, четыре офицера КОП, четыре офицера запаса Войска Польского, командного состава, офицеров же надлежало направлять для содержания и прохожде-
военный осадник, лесничий и три человека, осужденных в Польше до войны за шпи- ния фильт­рации в Юхновский лагерь, а полицейских и военных чиновников – с той же
онаж в пользу Литвы. Из 41 военнопленного, переведенного из Козельского лагеря в целью в Южский лагерь186. Согласно двум сохранившимся в архиве актам сдачи воен-
Осташковский, 33 в апреле и мае 1940 г. оказались включены в «осташковские» спис­ нопленных конвоем Юхновскому лагерю, 1 и 2 декабря 1939 г. в этот лагерь были при-
ки-предписания, были расстреляны Управлением НКВД по Калининской области и няты 33 и 14 человек, прибывших из Литвы через приемные пункты Молодечно и Гудо-
захоронены близ с. Медное, а восемь человек казни избежали (два юнака, два поли- гай187, – всего 47 человек. В изученных документах НКВД не хватает по меньшей мере
цейских, один священник, который не был военным капелланом, и трое осужденных еще одного акта приема, поскольку в итоге в Юхновском лагере оказались 75 интер-
в Польше за шпионаж в пользу Литвы). нированных, прибывших из Литвы, из них 21 офицер и 54 полицейских и жандарма.
19 января 1940 г. УПВ, предварительно обратившись за сакцией к зам. наркома внут­
ренних дел Василию Васильевичу Чернышеву188, приказало отправить прибывших из
170
Swianiewicz S. W cieniu Katynia... S. 103–104.
171
Архив Робеля, дневниковые записи Тадеуша Домагалы (Пакет 0216 Зыгмунта Бернацкого. Л. 07, 08), 178
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 138, 142, 143.
Хенрыка Носсовича (Пакет 110. Л. 09), Стефана Пеньковского (Пакет 0988. Л. 13), Збигнева Пшисташа (Пакет 04023. 179
Там же. Л. 106, 133. Не исключено, впрочем, что в документах говорится не о двух разных, а об одной
Л. 09, 10), Томаша Сивицкого (Пакет 0873. Л. 07), Казимежа Щековского (Пакет 01231. Л. 07), Хенрыка Штеклера и той же группе – семи военнопленных, прибывших в ноябре из киевского госпиталя.
(Пакет 02947. Л. 09), Алойзы Татковского (Пакет 03214. Л. 09), Бронислава Вайса (Пакет 01458. Л. 05), Влодзимежа 180
Капитан Болеслав Моравский, прибывший 23 декабря 1939 г. (Картотека военнопленных 1939–1941 гг.
Войды (Пакет 01453. Л. 10), Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 06); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w Учетная карточка, заполненная в госпитале № 408, и учетная карточка, заполненная в Козельском лагере), и под-
dołach Katynia... S. 757, 760, 761; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 75, 92, 117, 159, 182, 206, 207, 251, 253, 321. поручик запаса Зыгмунт Червиньский, дата прибытия неизвестна (Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетная
172
Peszkowski Z.J., Zdrojewski S.Z. Kozielsk–Kosogory–Katyń. Łódź – Orchard Lake, 1999. S. 69–70. карточка, заполненная в госпитале № 408).
173
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 346; Оп. 3е. Д. 1. Л. 396, 401; Оп. 4е. Д. 13. Л. 308; Оп. 4в. Д. 13. Л. 131, 245, 181
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 8. Л. 50; Д. 12. Л. 2.
248, 255, 256. 182
Там же. Д. 8. Л. 98–99; Д. 12. Л. 13, 15; Д. 16. Л. 29.
174
Listy katyńskiej ciąg dalszy. Straceni na Ukrainie. Lista obywateli polskich zamordowanych na Ukrainie na 183
Хорунжий Виктор Войтас, капитан Войцех Дымецкий, капитан Владислав Липинский или Лапинский,
podstawie decyzji Biura Politycznego WKP(b) i naczelnych władz państwowych ZSRR z 5 marca 1940 roku [Катынского плютоновы-подхорунжий запаса Винценты Опач, подхорунжий запаса врач Исаак Шпер, вахмистр-подхорунжий
списка продолжение. Казненные на Украине. Список польских граждан, убитых на Украине на основании решения Ежи Урбановский (Там же. Д. 12. Л. 4, 14, 21; Д. 9. Л. 152).
Политбюро ВКП(б) и верховных государственных властей СССР от 5 марта 1940 г.] / сост. M. Tarczyński. Warszawa, 184
Подпоручик запаса Юзеф (Юстын-Михал) Адамаля, подпоручик запаса Казимеж Барановский, хо-
1994. S. 8, 14, 15, 20, 23, 26, 49, 106. (Zeszyty Katyńskie nr 4); Śladem zbrodni katyńskiej, oprac. Z. Gajowniczek. Warszawa, рунжий Хенрык Доманьский, подпоручик запаса Хенрык Жукевич, подпоручик запаса Борух Каплан, подпоручик
1998. S. 57, 58, 137, 142, 143, 149. запаса Альфонс Кудельский, подпоручик запаса Хенрык Куца, подпоручик запаса Чеслав Машнер, подпоручик
175
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 160–162, 164, 198; Оп. 1е. Д. 10. Л. 207. Это были Валериан Водзиковский запаса Юзеф Миколайчик, хорунжий запаса Юзеф Мушиньский, подпоручик запаса Зыгмунт Пиотровский, под-
Людвик Копель, Вацлав Попровский и Мечислав Русек (не значатся в «украинском списке»). хорунжий запаса Влодзимеж Салич, подпоручик запаса Ян Урбанович (Там же. Д. 16. Л. 70–70об, 72; Д. 9. Л. 240).
176
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 144; Д. 11. Л. 159. 185
Хорунжий Кароль Кернберг, подхорунжий запаса Ян Филёнович, подхорунжий запаса Владислав Фур-
177
Декан (полковник) Чеслав Войтыняк, капеллан (капитан) запаса Александр Дубель, профессор Стефан тек, подпоручик запаса Ян Михаляк, подхорунжий Михал Сокул (Там же. Д. 8. Л. 61, 63, 73, 77, 85, 204; Д. 9. Л. 254).
Кантак, капеллан запаса Ян Мёдушевский, капеллан Юзеф Микучевский, пробощ (подполковник) Эдмунд Новак, 186
ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 57. Л. 118–119 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 187–188).
сениор (полковник) в отставке Рышард Пашко, старший капеллан (майор) Виктор Романовский, старший капеллан 187
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 14. Л. 42, 44.
Юзеф Скорель, капеллан запаса Мечислав Янас. 188
Там же. Оп. 1е. Д. 3. Л. 44
Литвы офицеров в Козельский лагерь, а полицейских и жандармов – в Осташковский189. Когда операция «разгрузки» уже близилась к завершению, в почти опустевший
В итоге офицеров оказалось на одного больше, так как 27 января 1940 г. из Юхновского Козельский лагерь привезли последнюю маленькую группу офицеров, которые до
лагеря в Козельский были отправлены 22 человека офицерского состава190. В Козель- того содержались в трудовом лагере вместе с рядовыми – 29 апреля 1940 г. в лагерь
ский лагерь они были приняты 29 января 1940 г.191 Благодаря поименным спискам были доставлены пять человек, из них четыре военных врача, отправленных из Ровен-
польских интернированных из литовских лагерей Бирштонас и Калаутува (Колотово), ского лагеря для военнопленных200 (см. Таблицу 1). Все они попали в список-предпи-
104 хранящимся в Литовском центральном государственном архиве192, а также благодаря 105 сание № 054/3 от 5 мая 1940 г., одними из последних были отправлены из Козельского
сохранившимся в картотеке УПВ персональным учетным карточкам удалось устано- лагеря в распоряжение смоленского УНКВД и затем расстреляны в Катынском лесу
вить личные данные 21 из 22 пленных, отправленных 27 января 1940 г. из Юхновского или в Смоленске.

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

лагеря в Козельский193 (см. Таблицу 1). Из учетных карточек, выявленных для 18 из них, Отдельную категорию составляли военнопленные, отправленные из Козельского
следует, что они были интернированы литовскими властями в период 19–24 сентября лагеря в НКВД СССР в Москву еще до апрельско-майской операции по «разгрузке».
1939 г. и прибыли в Юхновский лагерь 1 декабря 1939 г. из приемного пункта Гудогай194. Девять человек из них по указанию наркома Берии были направлены в распоряже-
Все поименно установленные члены этой группы значатся в «козельских» списках- ние 5-го отдела ГУГБ (иностранный отдел, внешняя разведка). Из донесений началь-
предписаниях НКВД от апреля–мая 1940 г. ника Козельского лагеря Королева в УПВ следует, что их отправляли по одному в
Остальные группы военнопленных, покидавших Козельский лагерь, а также период с 22 января по 3 февраля 1940 г.201 и что отбирал их лично представитель 5-го
поступавших в него до апрельско-майской операции «разгрузки» (и даже в ее ходе), отдела ГУГБ майор гб Василий Михайлович Зарубин, временно откомандированный
были малочисленнее. В документах УПВ имеются акты отправки по одному-три чело- в Козельский лагерь в качестве инспектора УПВ202. Во второй половине февраля и в
века в ноябре 1939 г., январе и начале февраля 1940 г. из Козельского лагеря в госпи- конце марта 1940 г., также по указанию Берии, трое военнопленных203 были отправ-
таль, больницу и специализированные клиники в Смоленске – в общей сложности лены в Москву в распоряжение 2-го (секретно-политического) отдела ГУГБ. Из 12
14 военно­пленных, а также акты приема в феврале, начале марта и в середине апреля военнопленных, вывезенных в Москву до «разгрузки» Козельского лагеря, ГУГБ вер-
1940 г. 11 офицеров, возвращавщихся в лагерь из смоленских лечебных учреждений нуло обратно только одного – капитана Ежи Шидловского, который прибыл в лагерь
(см. Таблицу 1). С учетом того, что трое военнопленных из смоленской больницы в 15 апреля 1940 г.204, вскоре оказался в списке-предписании и был расстрелян смолен-
лагерь уже не вернулись195, можно заключить, что число офицеров, отправленных из ским УНКВД. Расстрела не избежали и некоторые из остальных 11 военнопленных,
Козельского лагеря в Смоленск на лечение, совпадает с суммарным числом вернув- которых из Козельского лагеря отправили в ГУГБ. В советских документах обнару-
шихся в лагерь и оставленных в Смоленске (14=11+3). жены сведения о том, что шестеро из них (довоенные офицеры польской разведки)
Из документов УПВ известно также, что в марте и апреле 1940 г. из Бутырской были приговорены к ВМН Военной коллегией Верховного суда СССР, но двоим из
тюрьмы ГУГБ в Москве в Козельский лагерь были доставлены девять из десяти них смертную казнь заменили 15 годами лишения свободы205.
капелланов (военных священников) разных конфессий, отправленных 2 марта 1940 г.
из Старобельского лагеря в Москву в распоряжение ГУГБ НКВД196. Так, 17 марта в 200
Капитан Ян Михневич и врачи: поручик запаса Ян Коляго, подпоручик запаса Юзеф Лимановский,
лагерь были приняты пятеро из них, 27 марта – еще двое197 и 11 апреля (когда опе- подпоручик запаса Александр Черневский, майор запаса Давид Юркович (Там же. Д. 16. Л. 130–137, 186; Д. 9. Л. 349).
201
Это были капитан Ежи (Георгий) Александрович Шидловский, 1890 г.р. (отправлен 22 января 1940 г.),
рация «разгрузки» лагеря была уже в разгаре) – два остальных198 (см. Таблицу 1). Все майор Максимилиан Зыгмунтович Курнатовский, 1898 г.р. (отправлен 23 января 1940 г.), подполковник Александр
они попали в «козельские» списки-предписания НКВД и были расстреляны в апреле Константинович Табидзе, 1889 г.р. (отправлен 28–29 января 1940 г.), майор Александр Семенович Кипиани (от-
правлен 30 января 1940 г.), ротмистр Станислав Александрович Крушевский (отправлен 31 января 1940 г.), майор
1940 г. в Катынском лесу (или в Смоленске)199. Ежи (Георгий) Янович Малиновский, 1898 г.р. (отправлен 1 февраля 1940 г.), майор Вацлав Юзефович Михновский
(отправлен 2 февраля 1940 г.), майор Миколай Хенрыкович Липиньский (отправлен 3 февраля 1940 г.) и капитан
Михаил Теофилович Русияшвили, 1896 г.р. (отправлен 31 января 1940 г.) (Там же. Д. 9. Л. 257, 259).
189
Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 116. 202
Майор гб Зарубин руководил в лагере допросами всех военнопленных и сам проводил допросы.
190
Там же. Л. 142, 143. Пленные называли его «комбриг» (Zbrodnia katyńska w świetle dokumentów... S. 26–28), так как скорее всего не знали
191
Там же. Д. 9. Л. 243. специальных званий НКВД, а знак различия у майора госбезопасности – ромб в петлице – был такой же, как у
192
Lietuvos centrinis valstybės archyvas (LCVA). F. 1417. Ap. 1. B. 27. L. 75–75ap, 131; F. 300. Ap. 1. B. 29. L. 47–49, комбрига – общевойскового звания в Красной армии, соответствавшего польскому генералу бригады (советские
50–50ap. общевойсковые звания и знаки различия должны были быть известны хотя бы некоторым польским офицерам).
193
Поручик запаса Владислав Виняж, плютоновы Игнацы Журовский, подпоручик запаса Винценты За- 203
Это были подхорунжий Бронислав Александрович Табидзе, 1919 г.р. (отправлен 22 февраля 1940 г.,
леский, хорунжий Михал Карлиньский, поручик запаса Фердынанд Марецкий, капитан запаса Зыгмунт Махнач, сын ранее отправленного в ГУГБ подполковника А.К. Табидзе), капитан Ян Люцианович Зелиньский, 1894 г.р.
поручик запаса Стефан Мацеша, подпоручик запаса Ян Новак, подпоручик запаса Стефан Павловский, подпору- (отправлен 28 февраля 1940 г.) и капитан Януш Иеронимович Макарчиньский, 1904 г.р. (отправлен 29–30 марта
чик запаса Владислав Пачиньский, поручик запаса Ян Пехота, подпоручик запаса Ян Рамша, подпоручик запаса 1940 г.) (Там же. Д. 9. Л. 285, 309; Оп. 1е. Д. 10. Л. 358, 370, 371; Оп. 4е. Д. 13. Л. 89 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2.
Винценты Слонёвский, поручик запаса Чеслав Трембачкевич, поручик запаса Владислав Файнер, майор в отставке Zagłada… S. 198–199).
Станислав Ходоровский, поручик в отставке Зыгмунт Хорбовы, подпоручик запаса Эдвард Цесьля, подпоручик 204
Там же. Оп. 2е. Д. 9. Л. 339, 340, 342. Вместе с капитаном Ежи Шидловским в лагерь в Козельске прибыл
запаса Ежи Шершень, подпоручик запаса Влодзимеж Щенсны и подпоручик запаса Тадеуш Янковский. рядовой Людвик Навроцкий (арестованный в ноябре 1939 г. в Станиславове военной контрразведкой 12-й армии).
194
В акте приема в Юхновский лагерь от 1 декабря 1939 г. записано, что принятые военнопленные были 205
15 октября 1940 г. ВКВС СССР приговорила к ВМН капитана Януша Макарчиньского и капитана Яна
направлены Молодеченским приемным пунктом (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 14. Л. 42). Но из Литвы в Молодечно они Зелиньского по ст. 58-4 и ст. 58-6 ч. 1 УК РСФСР за «активный шпионаж в пользу бывшей Польши», а ротмистра
могли попасть только через станцию Гудогай. Станислава Крушевского по ст. 58-4 и 16-58-13 УК РСФСР за «контрразведывательную деятельность в пользу
195
Хенрык Маковский умер в Смоленской психиатрической больнице 19 декабря 1939 г. (РГВА. Ф. 1/п. бывшей Польши и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения». 24 октября 1940 г. Ко-
Оп. 1е. Д. 7. Л. 82, 322), Антони Абрамович и Винценты Косткевич (оба значатся в «козельском» списке-предпи- миссия Политбюро ЦК ВКП(б) по судебным делам заменила Янушу Макарчиньскому расстрел 15 годами лишения
сании от 27 апреля 1940 г.), как было показано на основании документов НКВД, из той же больницы, очевидно, свободы в ИТЛ и оставила в силе приговоры к ВМН Яну Зелиньскому и Станиславу Крушевскому (РГАСПИ. Ф. 17.
были отправлены на расстрел в конце апреля или в мае 1940 г. (см. выше). Оп. 166. Д. 634. Л. 2, 21).
196
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 10. Л. 168 (Катынь. Пленники необъявленной войны… С. 380). 20 ноября 1940 г. ВКВС СССР приговорила к ВМН майора Миколая Липиньского по ст. 58-4 и 58-6 УК
197
Два акта сдачи конвоем военнопленных, прибывших в Козельский лагерь из Бутырской тюрьмы: РСФСР за «активный шпионаж в пользу бывшей Польши и контрразведывательную деятельность среди граждан-
пятерых человек офицерского состава 17 марта и двух «военнопленных ксендзов» 27 марта 1940 г. (РГВА. Ф. 1/п. ского населения, выявление и предание суду революционно настроенных лиц и членов Коммунистической партии
Оп. 2е. Д. 9. Л. 321, 331; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 93). Хотя фамилии в этих актах не указаны, это, Польши». 16 декабря 1940 г. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по судебным делам оставила приговор в силе (Там
несомненно, были капелланы, вывезенные 2 марта 1940 г. из Старобельского лагеря: старший капеллан (майор) же. Д. 638. Л. 2, 6).
Антони Александрович, старший капеллан Станислав Контек, старший капеллан Ян Потоцкий, декан (полковник) 20 марта 1941 г. ВКВС СССР приговорила к ВМН майора Максимилиана Курнатовского по ст. 58-6 ч. 1 УК
Казимеж Сухцицкий, старший капеллан Владислав Урбан, старший капеллан Эдвард Хома и старший раввин РСФСР за «активный шпионаж в пользу бывшей Польши». 7 апреля 1941 г. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по
II класса (майор) Барух Штейнберг. судебным делам заменила ему расстрел 15 годами лишения свободы в ИТЛ и 5 годами поражения в гражданских
198
Акт сдачи конвоем в Козельский лагерь старшего капеллана Миколая Илькува и православного декана правах (Там же. Д. 650. Л. 153, 160).
(подполковника) Шимона Федоронько (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 338 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… 14 июля 1941 г. ВКВС СССР приговорила к ВМН по ст. 58-4 УК РСФСР Георгия Тарасовича Мамаладзе
S. 175–176). (который в Козельском лагере значился майором Ежи Яновичем Малиновским) за то, что «будучи бывшим офи-
199
Из десяти капелланов, отправленных из Старобельского лагеря в Москву, не попал в Козельский цером и находясь в эмиграции, установил связь со 2-м отделом бывшего польского генштаба и до 1939 г. проводил
лагерь и не был расстрелян только старший капеллан Францишек Тычковский. 5 июня 1940 г. он прибыл из ГУГБ активную вражескую деятельность против СССР». 18 июля 1941 г. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по судебным
НКВД в Грязовецкий лагерь для военнопленных (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 1. Л. 123), куда вскоре (14 и 18 июня) делам оставила приговор в силе (Там же. Д. 663. Л. 33, 118). Приговор был приведен в исполнение 28 июля 1941 г.
были отправлены из Юхновского лагеря 393 военнопленных, оставленных в живых во время операции «разгрузки» (Расстрельные списки. Москва 1937–1941. «Коммунарка», Бутово. Книга памяти жертв политических репрессий /
Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей (Там же. Оп. 2е. Д. 14. Л. 260–266, 272). под ред. Л.С. Ереминой и А.Б. Рогинского. М., 2000).
Биограммы расстрелянных по приговору ВКВС не включены в настоящую книгу, двое в распоряжение 2-го отдела ГУГБ и один в распоряжение ГЭУ НКВД214. Двоих из
так как этих военнопленных лишили жизни не по решению Политбюро ЦК ВКП(б) них впоследствии доставили в Грязовецкий лагерь215, а о судьбе третьего в изученных
от 5 марта 1940 г., а значит, формально жертвами катынского преступления они не документах сведений нет216.
являются. Сведений о судьбе остальных отправленных из Козельского лагеря в ГУГБ 20 мая 1940 г. Козельский лагерь покинули не только последние военнопленные, сле-
(за исключением Ежи Шидловского, растрелянного в Катынском лесу или в Смолен- довавшие в Юхновский лагерь и в НКВД СССР в Москву, но также последний военно-
106 ске) в изученных документах нет. 107 пленный, отправленный в распоряжение смоленского УНКВД, т.е. на расстрел (плюто-
Судя по фамилиям, четверо из 12 отправленных в ГУГБ (в том числе один при- новы Игнацы Журовский). 21 мая 1940 г. пленных в Козельском лагере уже не было217.
говоренный ВКВС СССР к расстрелу) – это грузинские офицеры, эмигрировавшие Данные о движении этапов, собранные в Таблице 1, использованы в биограммах,

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

из Грузии в Польшу после падения Грузинской демократической республики в 1921 г., в частности, для указания, с какого времени находился в Козельском лагере военно-
служившие в Войске Польском по контракту, а пятый – сын одного из них (см. прим. пленный, если из источников, содержащих его личные данные, известно, что раньше
201 и 203). он содержался в плену в другом месте. Если же в изученных источниках отсутствуют
Еще об одной небольшой группе военнопленных, покинувших Козельский лагерь сведения о том, когда военнопленный прибыл в Козельский лагерь, где находился до
до начала операции по его «разгрузке», уже шла речь выше. Это был этап, состоявший этого, то остается попытка установить хотя бы самое раннее известное время его пре-
из 11 офицеров, отправленных на следствие в УНКВД по Смоленской области, двух бывания в этом лагере, исходя из упоминаний о тех или иных связанных с ним собы-
офицеров, направленных через Смоленск в Киев в распоряжение УГБ НКВД УССР, и тиях, зафиксированных в документах. В частности, приведенный во многих биограм-
двух человек, направленных через Смоленск в Осташковский лагерь (см. Таблицу 1) – мах факт пребывания пленного в Козельском лагере в декабре 1939 г. установлен на
всего 15 человек, принятых 9 марта 1940 г. конвоем мл. лейтенанта Коптева. основании того, что при эксгумации 1943 г. при его останках была найдена справка о
Сведения о каком-либо другом этапе военнопленных, отправленном из Козель- прививке, сделанной в этом лагере. Всего в эксгумационных списках АМ и PCK обна-
ского лагеря в марте 1940 г., в изученных документах НКВД отсутствуют206. ружение справки о прививке зафиксировано при 846 останках (из них 805 были опоз-
Правда, в предписании от 2 марта 1940 г. о назначении мл. лейтенанта Коптева наны). Немало упоминаний о вакцинации имеется в материалах Архива Робеля. Из
начальником конвоя командование 136-го отдельного конвойного батальона (дисло- найденных при останках личных дневников известно, что в Козельском лагере в ходе
цированного в Смоленске) распорядилось принять из Козельского лагеря 202 военно- вакцинации против брюшного тифа каждому пленному делали два укола с интерва-
пленных и доставить их в смоленскую тюрьму, но конвойная документация, а также лом в несколько дней. Именные справки о сделанной в Козельском лагере прививке,
акты передачи военнопленных 9 марта 1940 г. конвою Коптева подтверждают, что выписанные на польском и русском языках, выдавались на руки, очевидно, после
из Козельского лагеря были отправлены только 15 человек207. О том, что запланиро- второго укола. Самая ранняя дата первого укола, записанная в дневниках, – 30 ноя-
ванная отправка из Козельского лагеря большого этапа численностью 202 человека, бря, второй укол чаще всего упоминается в записях от 6 декабря, а самое позднее упо-
возможно, была отменена, прежде чем Коптев успел выехать из Смоленска, косвенно минание о нем – от 30 декабря 1939 г.218 Таким образом, обнаружение при останках
может свидетельствовать факт, что из состава конвоя в 15 человек, первоначально справки о прививке означает, что пленный в декабре 1939 г. находился в Козельском
назначенного командованием батальона, перед самым отъездом на задание были лагере. В других биограммах самое раннее известное время пребывания в Козельском
вычеркнуты восемь красноармейцев208. лагере приводится на основании упоминаний о других связанных с военнопленным
3 апреля 1940 г. началась операция «разгрузки» Козельского лагеря – в этот день событиях, зафиксированных в материалах Архива Робеля либо в документах ведом-
в распоряжение смоленского УНКВД, т.е. на расстрел, был отправлен первый этап ственной переписки НКВД. К сожалению, во многих случаях упоминания о человеке
военно­пленных, в последующие дни и недели были отправлены все остальные. Данные в материалах Архива Робеля не датированы либо вообще не найдены, чьи-то останки
об этих этапах помещены в Таблице 2, а документальные сведения об этапах военно- при эксгумации либо вообще не были опознаны, либо при них не обнаружена справка
пленных, оставленных в живых и отправленных из Козельского лагеря в Юхновский, о прививке, а единственным выявленным документом НКВД, в котором этот человек
включены в Таблицу 1. Первый из этих этапов, насчитывающий 107 военно­пленных значится, остается список-предписание о его отправке в распоряжение смоленского
(перечисленных в сохранившемся поименном списке209), был отправлен из Козель- УНКВД. В таких случаях самое раннее задокументированное время пребывания в
ского лагеря 26 апреля и принят в Юхновский лагерь 27 апреля 1940 г.210. Второй Козельском лагере можно взять только из списка-предписания – это апрель или май
этап военнопленных, оставленных в живых, был отправлен из Козельского лагеря 1940 г., время накануне отправки на расстрел.
12 мая и принят в Юхновский 13 мая 1940 г. (в сохранившемся этапном списке зна-
чится 91 человек)211, а третий, из шести человек, был отправлен из Козельского лагеря 214
В функции ГЭУ НКВД СССР входила борба с диверсиями и саботажем в промышленности и сельском
20 мая и прибыл в Юхновский лагерь 21 мая 1940 г.212 Как известно, оставленных хозяйстве.
215
Подпоручик запаса Леон Екатов был отправлен 20 мая 1940 г. во внутреннюю тюрьму НКВД СССР в
в живых военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, распоряжение 2-го отдела ГУГБ (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 402; Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетная
свезенных в конце апреля и в мае 1940 г. в Юхновский лагерь, в середине июня 1940 г. карточка, заведенная в Козельском лагере), а впоследствии в Грязовецкий лагерь (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь
2000 г.… С. 159).
перевели в Грязовецкий лагерь213. Подпоручик авиации Петр Климан был отправлен между 14 и 20 мая 1940 г. в распоряжение 1-го отдела
В последние дни «разгрузки» Козельского лагеря помимо этапов, отправленных в ГЭУ НКВД СССР, 8 сентября 1940 г. прибыл из Бутырской тюрьмы в Москве в Грязовецкий лагерь для военно-
пленных, откуда 3 сентября 1941 г. отбыл на станцию Тоцкое в один из пунктов формирования Польской армии в
Юхновский лагерь, трое военнопленных были отправлены в НКВД СССР в Москву – СССР (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 488–490; Картотека военнопленных 1939–1941 гг. Учетная карточка, заведенная
в Грязовецком лагере).
216
Подпоручик в отставке Феликс Ковшун-Цивинский 11 мая 1940 г. был отправлен во внутреннюю
тюрьму НКВД СССР в распоряжение 2-го отдела ГУГБ (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 370).
206
К заключению, что никакого другого этапа в марте 1940 г. не было (в особенности этапа военнопленных, 217
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 403 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 330–331).
отправленных на расстрел в Катынский лес), ранее пришел также Анджей Пшевозьник (Przewoźnik A., Adamska J. 218
Архив Робеля, дневниковые записи Станислава Бакулы (Пакет 01881. Л. 08), Яна Бартыса (Пакет 5.
Katyń. Zbrodnia, prawda, pamięć... S. 157–161). Л. 06), Михала Бенеша (Пакет 02595. Л. 04, 05), Павла Бруса (Пакет 0765. Л. 16, 17), Бронислава Вайса (Пакет 01458.
207
РГВА. Ф. 38106. Оп. 2. Д. 6. Л. 10, 14, 15об–16; Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 304–306. Л. 03), Эдмунда Возьняка (Пакет 02335. Л. 08), Влодзимежа Войды (Пакет 01453. Л. 04, 05), Феликса Гадомского
208
Там же. Ф. 38106. Оп. 2. Д. 6. Л. 12. (Пакет 0747. Л. 04), Тадеуша Домагалы (Пакет 0216 Зыгмунта Бернацкого. Л. 06), Аугустына Дыяса (Пакет 19. Л. 04,
209
Там же. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 14. Л. 223–226. 05), Юзефа Жепки (Пакет 03852. Л. 05), Яна Зенкевича (Пакет 01304. Л. 05), Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 06),
210
Там же. Д. 9. Л. 343 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 239–240); Д. 14. Л. 206. Яна Каминьского (Пакет 01970. Л. 12), Збигнева Пшисташа (Пакет 04023. Л. 08,09), Анджея Ригера (Пакет 02431.
211
Там же. Д. 9. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 145–146); Д. 14. Л. 220–222. Л. 10), Томаша Сивицкого (Пакет 0873. Л. 06), Алойзы Татковского (Пакет 03214. Л. 08), Хенрыка Штеклера (Пакет
212
Там же. Д. 9. Л. 403, 405 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 330–331); Д. 14. Л. 248. 02947. Л. 08), Казимежа Щековского (Пакет 03852. Л. 05), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 14); Peszkowski Z.A.J.,
213
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 211; Лебедева Н.С., Матерски В. Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 722–724; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 18, 19, 39, 40, 91, 114, 151,
Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 39. 152, 178, 195, 206, 223, 282, 283, 318, 319).
Определение вероятных индивидуальных дат отправки военноплен- одному в день, а «пачками», с интервалами в несколько дней. 3 апреля 1940 г. посту-
ных в распоряжение УНКВД по Смоленской области пило семь списков, 6 и 10 апреля – по шесть списков, 15 апреля – девять списков,
18 апреля – восемь списков, 21 апреля – три списка, 28 апреля – четыре списка. Только
«Новые» источники дают возможность не только установить для многих плен- два последних списка пришли по отдельности в два разных дня – 7 и 10 мая 1940 г.
ных, откуда и когда они прибывали в Козельский лагерь или с какого времени в По получении «пачек» 3, 6, 15 и 18 апреля 1940 г. в лагере формировали по три этапа
108 нем содержались. Благодаря сопоставлению не использованных ранее документов 109 пленных, по получении «пачки» 10 апреля – два этапа, а по получении «пачек» 21 и
НКВД и материалов Архива Робеля со списками-предписаниями и отчетом началь- 28 апреля – по одному этапу. Всего в апреле 1940 г. из Козельского лагеря в распоря-
ника Козельского лагеря об отправках удалось практически для всех военнопленных жение смоленского УНКВД было отправлено 16 этапов военнопленных, а в мае два

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

надежно реконструировать и внести в биограммы наиболее вероятные (иногда точ- (не исключено, что оба в один день, как единый этап), и последнего военнопленного
ные) даты или двух-, трехдневные интервалы дат отправки каждого из них в апреле– отправили в одиночку. Этапы отправляли день за днем по одному, по получении оче-
мае 1940 г. из Козельского лагеря в распоряжение смоленского УНКВД, а также наи- редной апрельской «пачки» первый этап покидал лагерь в тот же день или на следу-
более вероятные (иногда точные) даты или двух-, трех-, четырехдневные интервалы ющий.
дат их расстрела в Катынском лесу или в Смоленске. Даты отправки всех этапов начальник лагеря Королев привел в своей справке, они
Необходимость прибегнуть к реконструкции вызвана отсутствием каких-либо представлены в Таблице 2. Очевидно, после получения «пачки» со списками-предпи-
документов НКВД, содержащих индивидуальные даты расстрела военнопленных. саниями НКВД для формирования каждого этапа в лагере должны были составлять
Даже индивидуальные даты отправки из Козельского лагеря в апреле–мае 1940 г. уда- поименные списки отправляемых военнопленных, однако эти этапные списки нам
ется найти в источниках (архивных документах НКВД и материалах Архива Робеля) неизвестны. Благодаря обнаружению в материалах Архива Робеля и в «новых» доку-
лишь для немногих военнопленных. В большинстве же случаев мы обречены на ментах НКВД дат отправки 111 военнопленных мы только можем попытаться опре-
реконструкцию, основанную на «безличных» документальных сведениях об этапах, делить, насколько очередность этапов соответствовала очередности списков-пред-
отправленных в распоряжение смоленского УНКВД. Эти данные содержатся глав- писаний, присланных из НКВД СССР в Москве:
ным образом в уже упоминавшейся выше справке от 14 мая 1940 г., подписанной – восемь человек (Витольд Балаховский, Ежи Бовдзей, Ежи Быховец, Владислав
начальником Козельского лагеря Королевым219. Влодарчик, Юзеф Войцеховский, Францишек Каубе, Юлиан Немчиньский и Стефан
Источники, которыми мы располагаем, позволяют реконструировать дату рас- Сивец), отъезд которых из лагеря зафиксирован в найденных в катынских могилах
стрела военнопленного только на основании даты его отправки из Козельского лагеря дневниках с датой 3 апреля223 (т.е. они были отправлены с первым этапом), значатся
в распоряжение смоленского УНКВД. В доступных документах НКВД единственной в двух разных списках-предписаниях, подписанных 2 апреля 1940 г.224 Анджей Пше-
предпосылкой для реконструкции даты отправки военнопленного служит то, что он возьник на основе данных эксгумации 1943 г. и документации, составленной тогда
значится в определенном «козельском» списке-предписании. Реконструированная на членом Технической комиссии Польского Красного Креста Ежи Водзиновским, уста-
этой основе дата одинакова для всех военнопленных из данного списка. Более позд- новил, что все останки, перечисленные в списке PCK под номерами с 04085 по 04130
ний список-предписание должен означать более позднюю дату отправки в смолен- (номера 4085–4130 в списке АМ), принадлежат пленным, отправленным с первым
ское УНКВД включенных в него пленных (оказалось, впрочем, что это утверждение этапом 3 апреля 1940 г. Из них 30 опознаны в результате эксгумации225 (в том числе
верно, да и то с оговорками, только для тех списков-предписаний, которые посту- четверо из восьми вышеперечисленных, чей отъезд из лагеря зафиксирован в днев-
пили в Козельский лагерь в разные дни, а не в один и тот же день). Даты подписания никах, извлеченных из катынских могил), и все 30 значатся в одном и том же списке-
большинства списков-предписаний и даты отправки их из Москвы в лагерь известны, предписании от 2 апреля 1940 г. Оба списка-предписания от 2 апреля 1940 г., в кото-
но реальное значение для реконструкции дат отъезда военнопленных из Козельского рых значатся установленные поименно пленные, отправленные с первым этапом, не
лагеря имеют прежде всего даты поступления списков в лагерь и даты отправки эта- были самыми ранними в первой «пачке», в которой содержались еще два списка от
пов в Смоленск, указанные в справке Королева. 1 апреля 1940 г.226 Таким образом, в самый ранний этап попали военнопленные из не
В случае 111 военнопленных реконструкция даты отправки из Козельского лагеря самых ранних списков-предписаний;
в смоленское УНКВД не требуется, так как конкретную дату удалось обнаружить в – девять пленных (Станислав Бакула, Хиполит Вавжиняк, Мариан Возьняк, Антони
«новых» источниках: для 102 человек – в извлеченных из катынских могил в 1943 г. Вроньский, Станислав Дробиньский, Зыгмунт Крыса, Михал Станкевич, Тадеуш
заметках и дневниках некоторых военнопленных (т.е. в материалах Архива Робеля), Сулковский и Томаш Трохимчук), для которых в архивных источниках зафиксиро-
а для девяти человек – в «новых» документах НКВД. Кроме того, дату убытия из вана дата отправки из лагеря 4 апреля227 (т.е. со вторым этапом), значатся в четырех
Козельского лагеря в смоленское УНКВД последнего военнопленного – Игнацы разных списках-предписаниях от 1 и 2 апреля 1940 г.228;
Журовского, отправленного в одиночку 20 мая 1940 г., – мы знаем из давно извест- – 14 человек (Стефан Аксамитовский, Роман Белоглавек, Ежи Бурдзиньский, Мечис-
ного донесения Королева220 и из акта передачи пленного конвою221). Для остальных лав Вестерский, Зыгмунт Волошин, Ян Врублевский, Тадеуш Домагала, Ян Каминь-
военнопленных единственным способом установить хотя бы приблизительно дату ский, Владислав Клюс, Юзеф Коссецкий, Тадеуш Липский, Михал Мазур, Владислав
отправки остается реконструкция. Мушиньский и Зыгмунт Фрыга), в отношении которых в источниках обнаружена
Необходимые для реконструкции исходные данные, взятые из справки Королева,
приведены в первых пяти столбцах Таблицы 2222. Из справки Королева следует, что, 223
Архив Робеля, дневниковые записи Анджея Ригера (Пакет 02431. Л. 19), Тадеуша Домагалы (Пакет
0216 Зыгмунта Бернацкого. Л. 13), Хенрыка Носсовича (Пакет 110. Л. 11), Яна Каминьского (Пакет 01970. Л. 17),
хотя самих списков-предписаний было 45, в Козельский лагерь они поступали не по Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 23) и Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 05); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M.
Kozielsk w dołach Katynia... S. 987; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 55, 136, 297.
224
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 376, 377, 379, 380, 387, 388 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 599, 600, 602,
219
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… C. 145–146). 607, 608).
220
Там же. Л. 403 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 330–331). 225
Przewoźnik A., Adamska J. Katyń. Zbrodnia, prawda, pamięć... S. 263–264, 607–610, 626.
221
Там же. Л. 404. 226
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 366–370, 391–395 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 595–597, 610–612).
222
В Таблице 2 данные майских этапов приведены с учетом еще и донесения Королева от 13 мая 1940 г. 227
Архив Робеля, дневниковые записи Станислава Бакулы (Пакет 01881. Л. 10), Анджея Ригера (Пакет
(РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 92; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 286). Данные об отправке 20 мая в смо- 02431. Л. 19), Михала Бенеша (Пакет 02595. Л. 06), Тадеуша Домагалы (Пакет 0216 Зыгмунта Бернацкого. Л. 13),
ленское УНКВД последнего военнопленного (Игнацы Журавского) приведены на основании справки начальника Хенрыка Носсовича (Пакет 110. Л. 11); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 988; Pamiętniki
2-го отдела УПВ от 19 мая 1940 г., акта отправки пленного из Козельского лагеря 20 мая 1940 г., а также донесения znalezione w Katyniu... S. 226, 297; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 337.
Королева от 20 мая 1940 г. (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 536; Оп. 2е. Д. 9. Л. 403, 404; Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. 228
РГВА. Ф.1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 368, 377, 385, 387, 389, 390, 398 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 596, 600,
Zagłada… S. 330–331). 605, 607, 608, 609, 613).
Таблица 2 Этапы военнопленных, отправленных в апреле–мае 1940 г. из Козельского лагеря
в распоряжение УНКВД по Смоленской области на основании
списков-предписаний НКВД.

110 Даты Номера Число позиций Даты отправки Число пленных Общее число Общее число Общее число Число позиций Реконструкция Даты прибытия Реконструкция
поступления в списков- в списках- этаповa в составе этапаa пленных, позиций пленных, значащихся дат отправки этапов к месту дат расстрела
лагерь списков- предписанийa предписаниях, отправленных в списках- отправленных в списках- пленных, назначенияc пленных,
УБИТЫ В КАТЫНИ

предписаний поступивших после поступ- предписаниях, с начала апреля предписаниях, значащихся (приняты за значащихся
НКВДa в данный деньa ления списков- поступивших (нарастающим но не в определенных даты в определенных
предписаний, с начала апреля итогом)b исполненных списках- расстрела) списках-
полученных (нарастающим отправкой предписанияхс предписанияхc
в данный деньb итогом)b с начала
апреляb
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
03.04.1940 74 —
7 списков без
03.04.1940 номера 692 04.04.1940 323 679 692 679 13 03–05.04.1940* 06.04. 04–07.04.1940*
от 01 и 02.04.1940
05.04.1940 282 07.04.

07.04.1940 91 09.04.
06.04.1940 014, 015/1, 015/2,
017/1, 017/2, 017/3 580 08.04.1940 267 570 1272 1249 23 07–09.04.1940* 09.04. 09–11.04.1940*
09.04.1940 212 —

022/1, 022/2, 022/3, 11.04.1940 394 13.04.


10.04.1940 597 588 1869 1837 32 11–12.04.1940* 13–14.04.1940*
025/1, 025/2, 025/3 12.04.1940 194 —

15.04.1940 148 16–17.04.


029/1, 029/2, 029/3,
15.04.1940 029/4, 029/5, 032/1, 891 16.04.1940 439 882 2760 2719 41 15–17.04.1940* 17.04. 16–19.04.1940*
032/2, 032/3, 032/4
17.04.1940 295 18–19.04

19.04.1940 304 20–21.04.


035/1, 035/2, 035/3,
18.04.1940 035/4, 036/1, 036/2, 785 20.04.1940 342 801 3545 3520 25 19–21.04.1940* 21.04. 20–22.04.1940*
036/3, 036/4
21.04.1940 155 22.04.

21.04.1940 040/1, 040/2, 040/3 300 22.04.1940 304 304 3845 3824 21 22.04.1940* 23–24.04. 23–24.04.1940*

28.04.1940 052/1, 052/2, 052/3, 407 28.04.1940 411 411 4252 4235 17 28.04.1940 30.04. 30.04.1940
052/4

07.05.1940 054/3 54 10.05.1940 70 —


168 4419 4403 16 10–11.05.1940 11–13.05.1940
10.05.1940 059/1 113 11.05.1940 98 —

19.05.1940 индивидуальное 1 20.05.1940 1 1 4420 4404 16 20.05.1940 — 21–22.05.1940


предписание

a
 анные взяты из справки начальника Козельского лагеря от 14.05.1940 и его донесения от 13.05.1940
Д
(РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 363–364; Оп. 4е. Д. 13. Л. 92; Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 145–146).
Данные об отправке последнего военнопленного взяты из документов НКВД от 19 и 20.05.1940
(Там же. Оп. 3е. Д. 3. Л. 536; Оп. 2е. Д. 9. Л. 403, 404).
b
Результаты обработки данных, взятых из справки начальника Козельского лагеря от 14.05.1940.
c
Реконструкция основана на анализе сведений из документов НКВД и материалов Архива Робеля.
дата отправки 5 апреля229 (третий этап), значатся в четырех разных списках-предпи- списков-предписаний), значатся в двух списках-предписаниях с наиболее ранними
саниях от 1 и 2 апреля 1940 г.230; номерами в «пачке» – 029/1 и 029/2 (оба списка от 13 апреля 1940 г.)243;
– восемь пленных (Бронислав Богатеревич, Мариан-Станислав Войтович, Лукаш – семь человек (Петр-Павел Вуйцяк, Ян Зенкевич, Вацлав Знайдовский, Роман
Зверковский, Юзеф Кутыба, Хенрык Минкевич, Мечислав Сморавиньский, Адам Радалович, Петр Солтан, Сильвестер Трояновский и Хенрык Ягелло), отъезд кото-
Сольский и Павел Шифтер), отъезд которых зафиксирован в найденных в катынских рых зафиксирован в найденных в катынских могилах дневниках с датой отправки
112 могилах дневниках с датой отправки 7 апреля231 (т.е. их отправили с первым этапом 113 16 апреля244 (второй этап по получении четвертой «пачки» списков-предписаний),
по получении в лагере второй «пачки» списков-предписаний), значатся в одном спис­ значатся в четырех списках-предписаниях – № 029/3, 029/4, 029/5, 032/1245 (в этом
ке-предписании № 015/2 от 5 апреля 1940 г.232 – третьем по порядку номеров в этой этапе должны были быть пленные из как минимум еще одного списка-предписания,

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

«пачке», самый ранний в которой – это список № 014 от 4 апреля 1940 г.233; так как этап насчитывал 439 человек, а в четырех перечисленных списках-предписа-
– восемь пленных (Чеслав Банах, Хенрык Баневич, Шимон Бончкович, Лотариуш ниях значится суммарно 395 человек);
Голышны, Мечислав Залясик, Антони Каетанович, Болеслав Топорский и Эдвард – восемь пленных (Мариан Витковский, Хенрык Здановский, Антони-Тадеуш
Хома), для которых источники приводят дату отправки 8 апреля234 (второй этап по Лильенталь, Юзеф Рогушчак, Витольд Сенкевич, Алойзы Татковский, Хенрык Штек­
получении второй «пачки» списков-предписаний), значатся в четырех разных спис­ лер и Збигнев Яроциньский), отъезд которых зафиксирован в найденных в катын-
ках № 014, 015/1, 015/2 и 017/1 от 4 и 5 апреля 1940 г.235; ских могилах дневниках с датой отправки 17 апреля246 (третий этап по получении
– два человека (Ежи Зависьляньский и Станислав Шильд), в отношении которых четвертой «пачки» списков-предписаний), значатся в трех последних списках этой
в источниках обнаружена дата отправки 9 апреля236 (третий этап по получении вто- «пачки» – № 032/2, 032/3 и 032/4247;
рой «пачки» списков-предписаний), значатся в двух списках-предписаниях с самыми – девять человек (Юзеф Верницкий, Ян Доманя, Александр Жонжевский, Вац-
поздними номерами в этой «пачке» – 017/2 и 017/3237; лав Лейтгебер, Станислав Румянек, Максимилиан Тшепалка, Ян Ханды, Ян Юзьвяк
– 15 пленных (Чеслав Богуславский, Бронислав Вайс, Дионизы Винше, Влодзимеж и Антони Яник), отъезд которых зафиксирован в найденных в катынских могилах
Войда, Феликс Гадомский, Базыли Иванушка, Стефан Козьлиньский, Эугениуш Пио- дневниках с датой отправки 19 апреля248 (первый этап по получении пятой «пачки»
тровский, Ян Потоцкий, Бронислав Пшигодзиньский, Себастиан Скупень, Вацлав списков-предписаний), значатся в трех первых списках этой «пачки» – № 035/1, 035/2
Станкевич, Казимеж Сухцицкий, Отто Ульрихс и Владислав Урбан), в отношении и 035/3249;
которых источники сообщают дату отправки 11 апреля238 (первый этап по получе- – восемь человек (Казимеж Гонсовский, Юлиуш Гоут, Лешек Ковалевич, Зыг-
нии третьей «пачки» списков-предписаний), значатся в пяти списках-предписаниях мунт Кузьницкий, Адольф Моравский, Тадеуш Прауза, Збигнев Пшисташ и Вацлав
(№ 022/1, 022/2, 022/3, 025/1 и 025/3)239, из которых два имеют самый ранний и самый Южиньский) из девяти, отъезд которых зафиксирован в найденных в катынских
поздний номер в «пачке» – 022/1 и 025/3; могилах дневниках с датой отправки 20 апреля250 (второй этап по получении пятой
– три человека (Мариан Котецкий, Мечислав Охоцкий и Вацлав Рыттель), отъезд «пачки» списков-предписаний), значатся в четырех списках из этой «пачки» – № 035/4,
которых зафиксирован в найденных в катынских могилах дневниках с датой отправки 036/1, 036/2 и 036/3251, а девятый человек (Станислав Пациорковский)252 значится в
12 апреля240 (второй этап по получении третьей «пачки» списков-предписаний), зна- списке-предписании № 022/2253 из более ранней третьей «пачки», полученной в лагере
чатся в одном списке-предписании № 025/2241; 10 апреля 1940 г.;
– четыре человека (Юзеф Билевский, Хенрык Носсович, Феликс Ольбрыш и Мариан – два человека (Юзеф Трепяк и Добеслав Якубович), зафиксировавшие свой отъ-
Чубиньский), отъезд которых зафиксирован в найденных в катынских могилах днев- езд в собственных дневниках 21 апреля254 (третий этап по получении пятой «пачки»
никах с датой отправки 15 апреля242 (первый этап по получении четвертой «пачки» списков-предписаний), значатся в двух последних списках из этой «пачки» – № 036/3
и 036/4255;
229
Архив Робеля, дневниковые записи Тадеуша Домагалы (Пакет 0216 Зыгмунта Бернацкого. Л. 13, 14),
Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 05), Бронислава Вайса (Пакет 01458. Л. 10), Яна Каминьского (Пакет 1970. Л. 17),
Анджея Ригера (Пакет 02431. Л. 19), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 24); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M.
Kozielsk w dołach Katynia... S. 988, 989, 996, 997; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 136, 186, 298; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 243
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 466, 467, 469, 471 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 656–658).
2е. Д. 9. Л. 337. 244
Архив Робеля, дневниковые записи Анджея Ригера (Пакет 02431. Л. 20), Яна Зенкевича (Пакет 01304.
230
РГВА. Ф.1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 363–368, 371, 372, 392, 395 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 593–597, 610, 612). Л. 07), Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 24), Михала Бенеша (Пакет 02595.
231
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 05, 06), Мариана Войтовича (Пакет Л. 06); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 993, 1002; Pamiętniki znalezione w Katyniu...
0496. Л. 01), Лукаша Зверковского (Пакет 03. Л. 03), Адама Сольского (Пакет 0490. Л. 29); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S. 56, 137, 198, 299.
S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 988, 990, 998, 1000, 1001; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 104, 136. 245
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 477, 482, 487, 491, 492, 495 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 661, 663, 666,
232
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 411–414 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 623–625). 668, 669).
233
Там же. Л. 399–404 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 614–618). 246
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 09), Анджея Ригера (Пакет 02431.
234
Архив Робеля, дневниковые записи Збигнева Пшисташа (Пакет 04023. Л. 20), Бронислава Вайса (Па- Л. 20), Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 24), Алойзы Татковского (Пакет
кет 01458. Л. 10), Антони Каетановича (Пакет 03501. Л. 01); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach 03214. Л. 01), Хенрыка Штеклера (Пакет 02947. Л. 19); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia...
Katynia... S. 990, 992, 998; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 186, 265; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 337; Оп. 1е. Д. 10. S. 993, 1002; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 56, 137, 211, 299, 335.
Л. 485; Оп. 4е. Д. 13. Л. 24. 247
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 497–500, 504, 507, 509 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 670–672, 674–676).
235
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 403, 404, 408, 415–417, 419, 420 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 617, 618, 248
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 09), Юзефа Трепяка (Пакет 0867.
620, 625–629). Л. 06), Максимилиана Тшепалки (Пакет 02813. Л. 05), Добеслава Якубовича (Пакет 0836. Л. 24), Антони Яника (Пакет
236
Архив Робеля, дневниковые записи Бронислава Вайса (Пакет 01458. Л. 10); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski 0722. Л. 02); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 993, 1002, 1003; Pamiętniki znalezione
S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 991; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 186; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 24. w Katyniu... S. 56, 137, 144, 212.
237
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 427, 430 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 634, 636). 249
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 513–515, 520, 524, 525 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 678, 679, 681, 683).
238
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Бронислава Вайса (Пакет 01458. 250
Архив Робеля, дневниковые записи Мариана Гонсовского (Пакет 02619. Л. 01), Юзефа Зенцины (Пакет
Л. 10), Влодзимежа Войды (конверт 01453, лист 19), Феликса Гадомского (Пакет 0747. Л. 04), неопознанного воен- 02630. Л. 09), Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Збигнева Пшисташа (Пакет 04023. Л. 20), Анджея Ригера (Пакет
нослужащего (Пакет 03186. Л. 01), Анджея Ригера (Пакет 02431. Л. 19); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w 02431. Л. 20); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994, 1003, 1004; Pamiętniki znalezione
dołach Katynia... S. 991, 1001; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 62, 136, 169, 187, 298; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 1е. Д. 10. Л. 485. w Katyniu... S. 22, 138, 212, 266, 299.
239
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 436–438, 442, 444, 447, 450, 462 (Tucholski J., Mord w Katyniu... S. 640–643, 251
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 530, 532, 534, 535, 538–540, 543 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 686–688,
645, 647, 653). 690, 691, 693).
240
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Максимилиана Тшепалки 252
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski
(Пакет 02813. Л. 05); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 992; Pamiętniki znalezione w S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 138.
Katyniu... S. 137, 144. 253
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 441 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 642).
241
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 457, 459, 460 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 651, 652). 254
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06) и Добеслава Якубовича (Па-
242
Архив Робеля, дневниковые записи Юзефа Трепяка (Пакет 0867. Л. 06), Хенрыка Носсовича (Пакет кет 0836. Л. 24); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994, 1003; Pamiętniki znalezione w
110. Л. 11), Михала Бенеша (Пакет 02595. Л. 06), Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 09); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski Katyniu... S. 57, 138.
S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 992; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 137, 211. 255
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 545, 549 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 694, 696).
– пять пленных (Михал Бенеш, Мариан Гонсовский, Юзеф Зенцина, Флориан Нова- пом, отправленным, согласно справке Королева, 10 мая обязательно должны были
ковский, Анджей Ригер), зафиксировавших свой отъезд 22 апреля в собственных покинуть лагерь не меньше полутора десятков человек из второго майского списка
дневниках (и одной заметке на отдельном листке), найденных в катынских могилах256, (№ 059/1), поступившего в лагерь именно в этот день. Однако их фамилии мы не
значатся во всех трех списках – № 040/1, 040/2 и 040/3257 из шестой «пачки», по полу- знаем, следовательно, про любого пленного, значащегося во втором майском списке-
чении которой был отправлен только один этап (см. Таблицу 2). предписании, можно сказать, что он мог быть отправлен из лагеря 11 или, с долей
114 Из проведенного выше сопоставления известных дат отправки отдельных воен- 115 вероятности, 10 мая 1940 г. Но если в составе первого майского этапа были плен-
нопленных со списками-предписаниями НКВД и сводкой отправленных этапов ные, значащиеся во втором майском списке-предписании (а их число неизвестно),
видно, что этапы, отправленные 3, 5, 7 и 8 апреля 1940 г., несомненно были сфор- то нельзя исключить, что какие-то пленные, значащиеся в первом майском списке-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

мированы с нарушением очередности списков-предписаний в пределах каждой из предписании, могли попасть во второй этап, который был отправлен из лагеря 11 мая
поступивших в лагерь «пачек» этих списков. Утверждать то же для остальных этапов, 1940 г. Таким образом, и для значащихся в первом майском списке-предписании в
отправленных до 22 апреля, у нас нет оснований, однако нет и доказательств строгого принципе возможны обе даты отправки – 10 или 11 мая 1940 г. К тому же, в своем
соблюдения очередности списков-предписаний. Как бы то ни было, данные, приве- донесении в УПВ от 13 мая 1940 г. (т.е. всего за один день до справки от 14 мая об
денные в Таблице 2 в том же порядке, что и в исходной справке Королева от 14 мая отправленных этапах, на которой главным образом основана наша реконструкция)
1940 г., позволяют предположить, что в принципе каждый отправленный этап мог Королев доложил, что всех военнопленных, значащихся в обоих майских списках-
быть сформирован из военнопленных, значащихся в любых списках-предписаниях в предписаниях № 054/3 и 059/1 (за исключением двух человек, включенных в один из
рамках одной «пачки», поступившей в лагерь. этих списков по ошибке), отправили из лагеря 11 мая259, а это может означать, что в
Следовательно, для пяти первых апрельских «пачек» наличие личных данных мае в распоряжение смоленского УНКВД был отправлен только один этап, собранный
пленного в определенном списке-предписании не позволяет с уверенностью устано- на основании обоих списков-предписаний, а не два отдельных этапа. Ввиду такого
вить, с каким из этапов, сформированных по получении в лагере данной «пачки», этот разночтения между двумя документами НКВД (к тому же подписанными одним и
пленный был отправлен. Можно только утверждать, что он был отправлен с одним тем же должностным лицом – начальником лагеря), несмотря на то, что в справке
из трех этапов, сформированных по получении «пачки» (в случае «пачки», получен- Королева об отправленных этапах приведены две отдельные даты отправки – 10 и
ной 10 апреля, – в одном их двух этапов). Результат реконструкции даты отправки 11 мая, у нас недостаточно оснований, чтобы в биограммах пленных различать эти
из лагеря, таким образом, одинаков не только для всех военнопленных, значащихся две даты, и поэтому для тех, кто значится в списках-предписаниях № 054/3 и 059/1,
в одном списке-предписании, но и для значащихся во всех списках-предписаниях из мы вынуждены в качестве времени отправки их из Козельского лагеря в смоленское
одной «пачки». УНКВД указывать двухдневный интервал 10–11 мая 1940 г.
Таким образом, для военнопленных, значащихся в списках-предписаниях НКВД, Реконструкцию дат отправки из Козельского лагеря в распоряжение смоленского
полученных в Козельском лагере не позднее 18 апреля 1940 г., в результате такой УНКВД дополнительно осложняет то, что апрельскими этапами из лагеря отправили
реконструкции мы получаем не один день, а трехдневный или двухдневный (для спи- меньше военнопленных, чем значилось в полученных лагерем списках-предписаниях
сков, полученных 10 апреля) интервал возможных дат отправки. Для военнопленных, НКВД. Число военнопленных, значащихся в списках-предписаниях, которые посту-
значащихся в списках-предписаниях, поступивших в лагерь 21 и 28 апреля, можно пили в лагерь в этой «пачке», число отправленных, а также разность между этими
указать не интервал дат, а один день, поскольку по получении в лагере каждой из этих числами приведены в Таблице 2 на основании данных справки Королева от 14 мая
двух «пачек» было отправлено только по одному этапу. В случае списков-предписа- 1940 г. Каждый раз после отправки этапов, сформированных на основе очередной
ний № 052/1, 052/2, 052/3 и 052/4 возникает некоторая неясность с определением даты «пачки» списков-предписаний, в лагере оставалось небольшое число военноплен-
отправки этапа, так как источники расходятся: в справке начальника лагеря Королева ных, которые значились в полученных списках (в том числе поступивших в предыду-
стоит 28 апреля 1940 г. (т.е. этап должен был отправиться в день получения в лагере щих «пачках»), но их отправка по каким-то причинам была отложена. К сожалению,
списков-предписаний), а Станислав Свяневич, который с этим этапом покинул лагерь, фамилии большинства таких задержанных и отправленных позже нам не известны.
в позднейших мемуарах называет дату 29 апреля 1940 г. Не вдаваясь в выяснение, Поэтому в случае каждого пленного, значащегося в определенном списке-предписа-
какая из этих двух дат правильная, в биограммах мы приняли дату отправки, взятую нии НКВД, мы вынуждены учитывать малую, но все же не нулевую (около 1–4% для
из документа НКВД – справки начальника лагеря Королева, но сохранили указанную списков из первых четырех «пачек») вероятность того, что он мог быть отправлен в
Станиславом Свяневичем дату выгрузки из тюремных вагонов в полутора десятках смоленское УНКВД позже, чем в интервале дат отправки, указанном в Таблице 2 для
километров за Смоленском – 30 апреля 1940 г. – в качестве реконструированной даты данной «пачки»260. Реконструкция с указанием небольшой вероятности, что отправка
расстрела военнопленных из этого этапа258. пленного могла произойти позже, чем в приведенном интервале дат, обозначена
Неопределенность (разница в один день) существует также и в установлении в биограммах (и в Таблице 2) «звездочкой», например: «…03–05.04.1940* направлен в
дат отправки военнопленных, значащихся в двух майских списках-предписаниях –
№ 054/3, полученном в лагере 7 мая, и № 059/1, полученном 10 мая 1940 г. Согласно
справке Королева, этап, сформированный по получении более раннего списка 259
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 92 (Katyń. Dokumenty zbrodni. T. 2. Zagłada… S. 286).
260
Как оценить вероятность такой более поздней отправки, покажем на примере этапов, сформированных
№ 054/2, был отправлен 10 мая (т.е. точно в день получения второго майского списка – по получении Козельским лагерем первой «пачки» списков-предписаний. Из справки Королева видно, что тремя
№ 059/1), а этап, сформированный по получении более позднего списка № 059/1, – на первыми этапами 3–5 апреля 1940 г. из лагеря были отправлены 679 человек, в то время как в поступивших списках-
предписаниях значатся 692 пленных, т.е. на 13 человек больше. В действительности число пленных, чья отправка
следующий день, 11 мая 1940 г. При этом число пленных, значащихся в первом списке откладывалась, было несколько меньше указанной разности, поскольку случалось, что в списки-предписания кого-
(№ 054/3) – 54 человека, недостаточно, чтобы сформировать первый майский этап, то включали по ошибке. Так, в списках из первой «пачки» было трое военнопленных, уже отправленных ранее в
смоленское УНКВД на следствие (Юзеф Граничны, Эугениуш Пиотрович и Леонард Радзишевский), значит, после
насчитывавший, согласно справке Королева, 70 человек (см. Таблицу 2). Значит, с эта- отъезда первых трех этапов в лагере остались на самом деле 13–3=10 пленных, подлежавших отправке в смоленское
УНКВД. Вероятность того, что пленный, значащийся в одном из семи списков-предписаний первой «пачки», был
отправлен в интервале дат 3–5 апреля 1940 г., составляет 679/(692–3)=98,5%, а вероятность, что он был отправлен
256
Архив Робеля, дневниковые записи Михала Бенеша (Пакет 02595. Л. 06), Мариана Гонсовского (Пакет позже, составляет 10/(692–3)=1,5%.
02619. Л 01), Юзефа Зенцины (Пакет 02630. Л. 09), Флориана Новаковского (Пакет 0921. Л. 09), Анджея Ригера Для пленных, значащихся в списках-предписаниях из второй «пачки» (№ 014, 015/1, 015/2, 017/1, 017/2
(Пакет 02431. Л. 21); Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994, 1003, 1004; Pamiętniki и 017/3), вероятность того, что они были отправлены позже, чем в реконструированный для этих списков срок,
znalezione w Katyniu... S. 212, 300. составляет от 0,9 до 2,6%, для значащихся в списках-предписаниях из третьей «пачки» (№ 022/1, 022/2, 022/3, 025/1,
257
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 555, 559, 564–566 (Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 698, 700, 703, 704). 025/2 и 025/3) – от 1,3 до 3, 9%, для значащихся в списках-предписаниях из четвертой «пачки» (№ 029/1, 029/2, 029/3,
258
Zbrodnia katyńska w świetle dokumentów... S. 48; Swianiewicz S. W cieniu Katynia... S. 108–114. 029/4, 029/5, 032/1, 032/2, 032/3, 032/4) – от 0,9 до 3,5%.
распоряжение…» (в биограммах лиц, значащихся в семи первых списках-предписа- Определение вероятных индивидуальных дат расстрела
ниях). Подобная запись означает, что снабженный «звездочкой» интервал (а в неко-
торых случаях одиночная дата) – это наиболее вероятный срок отправки пленного из Индивидуальные даты отправки в распоряжение смоленского УНКВД служат
лагеря в распоряжение смоленского УНКВД, но нельзя исключить и более позднюю основанием для реконструкции вероятных индивидуальных дат или интервалов дат
дату (пусть и значительно менее вероятную). При этом более ранняя дата невозможна. расстрела почти всех казненных узников Козельского лагеря. Лишь для 12 военно-
116 Из Таблицы 2 видно, что суммарное число людей, чья отправка из Козельского 117 пленных, отправленных в Смоленск еще до начала операции по «разгрузке» лагеря
лагеря откладывалась, хотя они и значились в списках-предписаниях, полученных в и находившихся в смоленской тюрьме или психиатрической больнице, мы не можем
лагере с начала операции «разгрузки», росло вплоть до 15–17 апреля, а потом стало указать достаточно узкий интервал дат расстрела, а только самую раннюю возмож-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

снижаться, так как часть неотправленных была включена в этапы, убывшие в смо- ную дату.
ленское УНКВД 19–22 апреля261, – этапы, насчитывавшие пленных больше, чем зна- Для реконструкции дат расстрела необходимо еще знать, через какое время после
чилось в списках-предписаниях, поступивших 18 и 21 апреля 1940 г. Но некоторую отправки из лагеря военнопленные прибывали на место казни. Как мы знаем сегодня,
вероятность того, что отправка кого-то и из этих списков могла быть отложена, все- часть узников Козельского лагеря (их число и личные данные неизвестны) могла
таки исключить нельзя, поэтому в биограммах военнопленных, значащихся в спи- быть расстреляна в тюрьме НКВД в Смоленске, а их останки затем были захоро-
сках-предписаниях № 035/1, 035/2, 035/3, 035/4, 036/1, 036/2, 036/3, 036/4, 040/1, 040/2, нены в Катынском лесу. Однако большинство военнопленных, по-видимому, были
040/3, реконструкции возможных дат отправки также снабжены «звездочкой». расстреляны прямо в Катынском лесу (возможно, около ям, заранее вырытых для
Из анализа данных, приведенных в справке Королева, следует, что после отправки погребения останков, или в расположении находившейся неподалеку в том же лесу
28 апреля 1940 г. этапа, сформированного на основании списков-предписаний дачи – дома отдыха НКВД). В лес пленных привозили тюремными автомобилями или
№ 052/1, 052/2, 052/3 и 052/4, в лагере остались 17 человек, значащихся в списках- автобусом с закрашенными окнами после выгрузки из тюремных вагонов на ближай-
предписаниях, поступивших с начала операции «разгрузки». В действительности это шей железнодорожной станции Гнездово, находящейся примерно в трех километрах
17 позиций в списках-предписаниях, но всего лишь 13 человек, так как четверо по от места казни265.
ошибке были включены в списки дважды. Личные данные военнопленных, к которым Информация о времени нахождения в пути одного из первых этапов, отправленных
относятся эти 17 позиций, приведены в донесении Королева от 3 мая 1940 г.262 Благо- из Козельска, сохранилась в материалах НКВД, а именно в политдонесении комиссара
даря этому мы можем быть уверены, что кроме двоих, находившихся в Смоленской УПВ Нехорошева зам. наркома Меркулову от 22 апреля 1940 г.266, но, как и сведения
психиатрической больнице, все остальные пленные, включенные в списки-предпи- о более поздних этапах, исходила она от самих военнопленных. В политдонесении
сания № 052/1, 052/2, 052/3 и 052/4, были отправлены с этапом, сформированным по приводится содержание надписи, сделанной на польском языке в тюремном вагоне
получении этих списков, ничья отправка не была отложена и поэтому в их биограм- пленными, вывезенными из Козельского лагеря: «вторая партия – Смоленск 6/IV-40».
мах дата отправки в смоленское УНКВД – 28.04.1940 – приведена без «звездочки». Надпись означает, что второй этап, который, как мы знаем, был отправлен из лагеря
Также не была отложена отправка в смоленское УНКВД кого-либо из значащихся в 4 апреля 1940 г. (см. Таблицу 2), находился в пути к месту назначения два дня, а плен-
двух последних «козельских» списках-предписаниях – № 054/3 и 059/1263, поэтому в ные из состава этого этапа были расстреляны 6 апреля 1940 г. (возможно, в тюрьме
их биограммах интервал дат отправки из лагеря – 10–11.05.1940 – также приведен без НКВД в Смоленске). Нам известны фамилии девяти военнопленных, отправленных
«звездочки». из Козельского лагеря с этим этапом (их личные данные уже были приведены выше).
В материалах Архива Робеля помимо точных дат отправки из Козельского лагеря В их биограммы вписана предполагаемая дата расстрела 6 апреля 1940 г.
для 102 человек можно обнаружить упоминания об отъездах и других пленных, но Сведения о продолжительности следования в пути 11 других этапов удалось полу-
без указания точной даты. Часто это сделанные в определенный день записи, в кото- чить благодаря заметкам, которые некоторые пленные вели в короткое время своей
рых автор дневника перечисляет своих знакомых, отправленных из лагеря в пре- жизни, остающееся после отъезда из Козельского лагеря. В материалах Архива Робеля
дыдущие дни. Такие записи позволяют указать самую позднюю возможную дату прибытие этапа к месту назначения зафиксировано напрямую в записях из найден-
отправки перечисленных в них пленных, а в отдельных случаях отказаться от добав- ных при эксгумации 1943 г. трех дневников и одного отдельного листка. Упомина-
ления «звездочки» к реконструкции даты или интервала дат отправки. ние о самом раннем зафиксированном прибытии этапа было обнаружено в дневнике,
Результаты реконструкции дат отправки, выполненной благодаря наличию лич- который вплоть до 2002 г. приписывали Зыгмунту Бернацкому (как уже упоминалось
ных данных военнопленного в определенном списке-предписании, представлены в выше, в действительности автором дневника из пакета № 0216 был Тадеуш Домагала –
десятом столбце Таблицы 2264. см. прим. 156). Согласно записям из этого дневника, этап, отправленный из Козель-
ского лагеря 5 апреля, прибыл на станцию Гнездово 7 апреля 1940 г.267. Пленных из
этого этапа должны были расстрелять в Катынском лесу в тот же день. Помимо Таде-
уша Домагалы нам известны личные данные 13 других пленных (их фамилии уже
были перечислены выше), отправленных из Козельского лагеря 5 апреля 1940 г. В их
261
Один из тех, чья отправка была ранее отложена, уже упоминавшийся Станислав Пациорковский, был
отправлен только 20 апреля 1940 г., хотя он значился в списке-предписании № 022/2, полученном в Козельском биограммах в качестве предполагаемой даты расстрела указано 7 апреля 1940 г.
лагере 10 апреля. Из дневников, найденных в ходе эксгумации 1943 г. в Катынском лесу, наиболее
262
РГВА. Ф. 1/п. Оп. 2е. Д. 9. Л. 351–352 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 135–137).
263
В майских списках-предписаниях № 054/3 и 059/1 значится 167 человек, двое из которых все же не известен дневник майора Адама Сольского, в котором тоже зафиксировано прибы-
были отправлены в смоленское УНКВД: это Юлиан Вонсовский, в марте 1940 г. переведенный в Осташковский тие этапа к месту назначения спустя два дня. Напомним, дневник Адама Сольского
лагерь, и Вильгельм Дэрн, отправленный 20 мая 1940 г. в Юхновский лагерь. Остальные пленные, внесенные в
списки-предписания № 054/3 и 059/1, а также присоединенные к ним трое, значащиеся в более ранних списках содержит записи об отправке 7 апреля из лагеря и погрузке в тюремные вагоны на
(Мариан Липский, Александр Манн и Мечислав Ян Чиж), но не отправленные с предыдущими этапами, т.е. в общей станции Козельск, стоянке 8 апреля на боковом пути в Смоленске и доставке плен-
сложности 168 человек, были отправлены 10–11 мая 1940 г. в смоленское УНКВД (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 4е. Д. 13. Л. 92;
Оп. 2е. Д. 9. Л. 351–352; Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 135–137; РГВА. Ф. 1/п. Оп. 3е. Д. 3. Л. 409, 487,
550; Tucholski J. Mord w Katyniu... S. 621, 666, 696). 265
Лебедева Н.С. Катынь: Преступление против человечества… С. 220–224; Лебедева Н.С., Матерски В.
264
Принцип реконструкции индивидуальных дат отправки из Козельского лагеря и индивидуальных дат Введение // Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 38–39; Przewoźnik A., Adamska J. Katyń. Zbrodnia, prawda,
казни военнопленных на основании порядка очередности списков-предписаний (и даже очередности фамилий в pamięć... S. 265–270.
списках) первым применил Рышард Волонгевич (Wołągiewicz R. Katyń w albumach rodzinnych. Szczecin, 1991. S. 87–92), 266
РГВА. Ф. 3/п. Оп. 1. Д. 1. Л. 145–153 (Катынь. Март 1940 г. – сентябрь 2000 г.… С. 115–120).
но без учета «отложенных» отправок и «перемешивания» в составе этапов людей, значащихся в нескольких списках, 267
Архив Робеля. Пакет 0216. Л. 14-15; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia...
поступивших в лагерь одновременно. S. 997–998.
ных ранним утром 9 апреля тюремной машиной в лес, где было что-то вроде дачи и – стоянку в Смоленске, где в 22 часа пленным дали холодный крупяной суп272. Если
где при обыске у автора дневника отобрали часы, деньги, поясной ремень и перочин- их должны были расстрелять в Катынском лесу, то только днем, т.е. на­завтра, если
ный ножик268. Очевидно, это происходило вблизи места казни в Катынском лесу, где же в тюрьме в Смоленске, то казнь могла состояться и ночью, но, наверное, ее не
Адам Сольский был в тот же день расстрелян, как и остальные пленные из его этапа. успели бы начать до полуночи, раз в 22 часа пленные получили какое-то питание в
Помимо Адама Сольского нам известны личные данные еще семи военнопленных, тюремных вагонах, а ведь потом их нужно было бы еще отконвоировать в тюрьму в
118 отправленных из Козельского лагеря 7 апреля 1940 г. (их фамилии уже были перечис- 119 городе. Отсюда вывод, что пленные, отправленные из Козельского лагеря 11 апреля,
лены выше). В их биограммах указана та же самая предполагаемая дата расстрела, что вероятнее всего, были расстреляны 13 апреля 1940 г., т.е. их этап длился два дня. Нам
и в биограмме Адама Сольского, – 9 апреля 1940 г. известны личные данные 15 пленных из этого этапа (их фамилии уже были пере-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

Третья запись с зафиксированным прибытием этапа к месту назначения была най- числены выше). Среди них был и Влодзимеж Войда, который в своем дневнике запи-
дена в самодельной тетрадке из пакета № 0424269. Неустановленный владелец тетрадки сал, что 11 апреля в 16 часов сидит в тюремном вагоне на станции в Козельске, что
начал вести дневник только в момент своего отъезда 8 апреля из Козельского лагеря, 12 апреля в 11 часов поезд приехал в Смоленск, где продолжается стоянка, и что из
но сделанные им 8 и 9 апреля записи очень подробны270. Он записал, что 9 апреля они найденных записок, оставленных в вагоне пленными из предыдущих этапов, узники
приехали в 14.30 на товарную станцию в Смоленске, затем проследовали Смоленск узнали: выгрузка предстоит примерно в 10 километрах за Смоленском273. В биограм-
и прибыли под вечер на станцию Гнездово. Таким образом, этот этап оказался на мах этих 15 пленных в качестве предполагаемой даты расстрела указано 13 апреля
месте назначения по прошествии одного дня после отправки из Козельского лагеря. 1940 г.
Все пленные из этого этапа должны были быть расстреляны в тот же день – вечером Еще одна запись, сделанная после отъезда из Козельского лагеря, содержится
9 апреля 1940 г. Нам известны личные данные восьми пленных из этого этапа (их в дневнике Хенрыка Носсовича. Однако она не позволяет определить точную дату
фамилии уже были перечислены выше), отправленного из лагеря 8 апреля. В их био- прибытия его этапа к месту назначения, так как в ней лишь указано, что 15 апреля
граммах предполагаемая дата расстрела 9 апреля 1940 г. указана на том основании, автор вместе с другими военнопленными был вывезен из лагеря, на железнодорож-
что они были отправлены из лагеря с тем же этапом, что и автор дневника, храняще- ной ветке в Козельске их погрузили в арестантские вагоны и 16 апреля в 12 часов они
гося в пакете № 0424. находились на пути в Смоленск274. Трудно сказать, прибыл ли этап к месту назначе-
Из дневников Адама Сольского и владельца тетрадки из пакета № 0424 следует, ния в тот же день или на следующий (наверное, не позже), поэтому время прибытия
что 9 апреля 1940 г. в Катынском лесу были расстреляны два этапа пленных: утром – можно определить только как двухдневный интервал 16–17 апреля. Нам известны
вывезенные из Козельского лагеря 7 апреля, а вечером – вывезенные 8 апреля. личные данные четырех пленных из этого этапа (их фамилии уже были перечислены
Четвертая запись, в которой отмечено прибытие этапа из Козельского лагеря выше), в их биограммах в качестве предполагаемого времени расстрела указан интер-
к месту назначения, была сделана неопознанным пленным на отдельном листке с вал 16–17 апреля 1940 г.
лаконичными ежедневными заметками с 3 по 17 апреля 1940 г. (после обнаружения Единственный дневник, в котором запись об этапе, отправленном 17 апреля, была
во время эксгумации 1943 г. листок был помещен в пакет № 03186). Автор заметок сделана после отъезда из лагеря, тоже не доведен до прибытия этапа к месту назначе-
зафиксировал 16 апреля свою отправку из лагеря и погрузку на станции в тюрем- ния. Хенрык Штеклер записал в своем карманном еженедельник, что 17 апреля в 8 часов
ные вагоны, 17 апреля в 11 часов отъезд в направлении Смоленска и прибытие в тот был вызван на отправку из лагеря, затем его вместе с другими пленными привезли на
же день в 17 часов в местность в 5 (?) км за Смоленском, которую он определил как машине к боковому железнодорожному пути в Козельске, в 16 часов тюремные вагоны
дачную. Употребление слова «дача» может указывать на Катынский лес, однако в прицепили к отправлявшемуся товарному поезду, 18 апреля весь день они стояли
одной из сохранившихся архивных копий заметок оно отсутствует271. Как бы то ни в Смоленске и им не дали никакой еды275. Если их должны были расстрелять в тюрьме
было, отправленный 16 апреля этап прибыл к месту назначения на следующий день, в Смоленске, то казнь могла начаться вечером того же дня, если в Катынском лесу – то
и пленные из его состава должны были быть расстреляны вечером 17 апреля. Нам только на следующий день, а значит, время прибытия этапа к месту назначения можно
известны личные данные семи военнопленных из этого этапа (их фамилии уже были указать лишь как интервал 18–19 апреля 1940 г. Нам известны личные данные восьми
перечислены выше). В их биограммах предполагаемая дата расстрела 17 апреля 1940 г. пленных из этого этапа (их фамилии уже были перечислены выше), в их биограммах
указана на том основании, что они были отправлены из Козельского лагеря в составе в качестве предполагаемого времени расстрела указан интервал 18–19 апреля 1940 г.
того же этапа, что и автор заметок, содержащихся в пакете № 03186. Единственная найденная запись об этапе, отправленном 19 апреля 1940 г., сделан-
Дневниковые записи военнопленных, отправленных из Козельского лагеря с семью ная после отъезда из Козельского лагеря, тоже не позволяет определить день при-
другими этапами, не доведены до прибытия к месту назначения, но в некоторых слу- бытия этапа к месту назначения. Антони Яник зафиксировал отъезд из Козельского
чаях позволяют рассчитать дату прибытия (которая, вероятно, совпадала с датой рас- лагеря на машинах 19 апреля в 13 часов, отправление с железнодорожной станции
стрела). 20 апреля в 3 часа утра и прибытие в 13.43 в Смоленск и потом в 14.30 – на большую
Бронислав Вайс 11 апреля зафиксировал в дневнике свою отправку из Козельского товарную станцию за Смоленском276. Мы не знаем, простояли ли вагоны с военно-
лагеря, посадку в тюремные вагоны в 12 часов и в 19.30 отъезд из Козельска, а 12 апреля пленными на станции весь остаток дня (подобно стоянкам более ранних этапов 12 и
18 апреля) и расстрел состоялся только на следующий день, или же пленных казнили
268
Архив Робеля. Пакет 0490. Л. 29–30; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... в тот же день. Поэтому в биограммах девяти человек, о которых нам известно, что
S. 1000–1001; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 104–105. они были отправлены из Козельского лагеря 19 апреля 1940 г. (их фамилии уже были
269
Машинописная копия записей из этой тетрадки (доставленная в 1944 г. из Польши в Лондон на само-
лете, взлетевшем с партизанского аэродрома) сохранилась в фонде «Катынь» архива Польского института и музея перечислены выше), в качестве предполагаемого времени расстрела указан двухднев-
им. генерала Сикорского в Лондоне (Коллекция 12. Д. 16/А. Л. 35-36). ный интервал 20–21 апреля 1940 г.
270
В публикации 1990 г. автором дневника из пакета № 0424 был назван Вацлав Крук (Pamiętniki znalezione
w Katyniu... S. 59–61), но уже вскоре Рышард Волонгевич обратил внимание, что в действительности это должен
был быть кто-то другой, поскольку Вацлав Крук значится в списке-предписании № 029/3 от 13 апреля 1940 г., а зна-
чит, не мог быть отправлен из лагеря 8 апреля, т.е. в день, указанный в дневнике (Wołągiewicz R. Katyń w albumach 272
Архив Робеля. Пакет 01458. Л. 10; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1001–
rodzinnych... S. 87; в действительности список-предписание от 13 апреля 1940 г., в котором значится Вацлав Крук, 1002; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 187.
имеет номер 029/2, а не 029/3). 273
Архив Робеля. Пакет 01453. Л. 19; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1001;
271
Архив Робеля. Пакет 03186. Л. 01; Архив Польского института и музея им. генерала Сикорского в Лон- Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 169.
доне. Фонд «Подпольная Польша». Дело «Катынь». Шифр А555-87. Хранящаяся в лондонском архиве машинописная 274
Архив Робеля. Пакет 110. Л. 11; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1002.
копия, на основе которой заметки были опубликованы в 1990 г. (Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 62–63), полнее, 275
Архив Робеля. Пакет 02947. Л. 19; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 335.
чем копия, хранящаяся в Архиве Робеля в Кракове, в которой, в частности, слова «дача» нет. 276
Архив Робеля. Пакет 0722. Л. 02; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1003.
Последняя запись в дневнике Збигнева Пшисташа тоже сделана до прибытия к Установленные выше даты или возможные интервалы дат прибытия к месту назна-
месту назначения его этапа, отправленного 20 апреля 1940 г. из Козельского лагеря. чения 13 из 16 этапов с военнопленными, отправленными в апреле 1940 г. из Козель-
Однако в этой записи зафиксирован довольно ранний приезд в Смоленск – 21 апреля ского лагеря в распоряжение смоленского УНКВД, представлены в одиннадцатом
в 8 утра277, и на этом основании можно предположить, что пленные из состава этого столбце Таблицы 2. Их можно считать датами расстрела военнопленных, отправлен-
этапа были расстреляны в тот же день. Мы знаем личные данные девяти военноплен- ных этими 13 этапами. Однако даты из этого столбца можно указать в биограммах
120 ных, отправленных из Козельского лагеря 20 апреля (их фамилии уже были перечис- 121 лишь 500 пленных, для которых удалось установить, с каким именно этапом они
лены выше), в их биограммах указана предполагаемая дата расстрела 21 апреля 1940 г. были отправлены из лагеря.
Из последней записи в дневнике Добеслава Якубовича, отправленного из Козель- В случае остальных военнопленных, время отправки которых из Козельского

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

ского лагеря 21 апреля 1940 г., следует, что его этап прибыл в Смоленск на следу- лагеря (чаще всего двух- или трехдневный интервал) удается установить только путем
ющий день в 12 часов278, т.е. не так рано, как предыдущий, но не слишком поздно, описанной выше реконструкции, также и предполагаемые даты расстрела определя-
чтобы нельзя было предположить, что пленных расстреляли в тот же день. Помимо ются только путем реконструкции. Реконструкция даты расстрела состоит в прибав-
Добеслава Якубовича нам известны имя и фамилия еще только одного военноплен- лении 1–2 дней к дате (или интервалу дат) отправки пленного из Козельского лагеря
ного, отправленного с тем же этапом. Это Юзеф Трепяк, который в своем дневнике в смоленское УНКВД. В частности, в биограммах 34 человек, отправленных из лагеря
тоже зафиксировал отъезд 21 апреля из лагеря на машинах и погрузку в арестантские в смоленское УНКВД 3 апреля 1940 г., в качестве реконструкции времени расстрела
вагоны на боковых путях в Козельске, а также отъезд из Козельска 22 апреля между указан интервал 4–5 апреля 1940 г. (для восьми из них, чьи фамилии уже были пере-
2 и 3 часами ночи279. В биограммах обоих пленных в качестве предполагаемой даты числены выше, дата отправки найдена в материалах Архива Робеля и для 26 человек
расстрела указано 22 апреля 1940 г. определена Анджеем Пшевозьником исходя из того, что в эксгумационных списках
Последний этап, о котором в найденных при эксгумации 1943 г. дневниках есть AM и PCK они значатся под номерами 4085–4130 и 04085–04130283 – см. выше).
записи, сделанные после отъезда из лагеря, но до прибытия к месту назначения, был Результаты реконструкции дат расстрела, основанной на реконструкции дат
отправлен 22 апреля 1940 г. Михал Бенеш зафиксировал в дневнике свой отъезд из отправки в распоряжение Управления НКВД по Смоленской области и на продолжи-
лагеря 22 апреля в 12 часов и прибытие в Смоленск 23 апреля в 18.30280. Если пленные тельности следования из Козельского лагеря к месту казни, приведены в последнем
из этой партии должны были быть расстреляны в Катынском лесу, то для казни в этот (двенадцатом) столбце Таблицы 2. Запись с использованием «звездочки» означает то
день было уже слишком поздно и, вероятно, она состоялась на следующий день. Но же, что и в случае реконструкции дат отправки, а именно: снабженные «звездочкой»
если их должны были расстрелять в тюрьме в Смоленске, то это могло произойти и дата либо двух-, трех-, четырехдневный временной интервал – это наиболее веро-
в тот же день (23 апреля), и на следующий. В еженедельнике Михала Бенеша имеется ятное время расстрела, но нельзя исключить и более позднюю дату (пусть и значи-
еще запись с датой 24 апреля – «день рождения Марыси 6 годиков», но не исключено, тельно менее вероятную). При этом более ранняя дата расстрела невозможна. Рекон-
что она могла быть сделана и раньше, как напоминание самому себе о дне рождения струкции дат расстрела, приведенные в двенадцатом столбце Таблицы 2, указаны в
дочери. В биограммах пяти пленных из этого этапа, чьи имена и фамилии мы знаем большинстве биограмм.
(они уже были перечислены выше), в качестве предполагаемого времени расстрела
указан двухдневный интервал 23–24 апреля 1940 г.
Последний из апрельских этапов (насчитывавший 411 человек) описал в своих Источники биографических сведений
воспоминаниях Станислав Свяневич, который с ним был отправлен из Козельского о расстрелянных узниках Козельского лагеря
лагеря, а затем снят с этапа, когда тюремные вагоны прибыли на место выгрузки
военно­пленных в полутора десятках километров за Смоленском281 (очевидно, это была Помимо рассмотренных выше источников, определяющих персональный состав
станция Гнездово). Выше уже шла речь о расхождениях в определении даты отправки расстрелянных военнопленных, а также «правовых материалов» и источников све-
этого этапа: в справке начальника Козельского лагеря Королева указано 28 апреля, а дений о движении военнопленных (в том числе об отправках в распоряжение смо-
в изложении профессора Свяневича – 29 апреля 1940 г. Несмотря на это, дата при- ленского УНКВД, т.е. на расстрел) для подготовки биограмм были привлечены мате­
бытия на место выгрузки – 30 апреля 1940 г. – не вызывает сомнений. Это значит, что риалы и другого рода, позволяющие получить биографические сведения о довоен­ном
остальных 410 пленных, отправленных с этим этапом из Козельского лагеря, должны периоде жизни людей, попавших в 1939 г. в Козельский лагерь. Это в основном много­
были расстрелять в тот же день. Из них 402 человека значатся в списках-предписа- численные и разнообразные польские печатные источники. Более детально они
ниях НКВД № 052/1, 052/2, 052/3 и 052/4, в их биограммах указана предполагаемая перечислены в аннотированном списке использованных источников, помещенном в
дата расстрела 30 апреля 1940 г.282 нашей книге. Здесь же кратко отметим лишь главные из них и расскажем, какого рода
На основании рассмотренных выше сведений о 13 этапах с военнопленными, информацию удалось из них получить.
отправленными в апреле 1940 г. из Козельского лагеря в распоряжение смоленского Прежде всего это сведения о воинских званиях военнопленных, их принадлежно-
УНКВД, можно заключить, что время в пути следования из лагеря к месту казни сти к корпусу кадровых офицеров или офицеров запаса и ополчения, для кадровых
составляло один или два дня. Это заключение понадобится для реконструкции инди- офицеров – о месте службы (воинской части) и служебной должности. Два основных
видуальных дат расстрела большинства узников Козельского лагеря. использованных нами источника этих данных – это подготовленная современными
польскими историками книга – научная реконструкция полного кадрового офицер-
ского состава Войска Польского по состоянию на 23 марта 1939 г.284, а также совре-
менный репринт обширного довоенного внутриведомственного издания польского
277
Архив Робеля. Пакет 04023. Л. 20; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1003;
Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 266. Военного министерства, в котором отражен полный персональный состав офицеров
278
Архив Робеля. Пакет 0836. Л. 24-25; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 1003; запаса, ополчения и офицеров в отставке по состоянию на 1 января 1934 г.285 При
Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 57.
279
Архив Робеля. Пакет 0867. Л. 06; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994,
1003; Pamiętniki znalezione w Katyniu... S. 138. 283
На самом деле в этом интервале номеров в эксгумационных списках опознанными значатся 30 человек,
280
Архив Робеля. Пакет 02595. Л. 06; Peszkowski Z.A.J., Zdrojewski S.Z.M. Kozielsk w dołach Katynia... S. 994, 1003. но дату отправки из лагеря четырех из них нет нужды реконструировать, поскольку она прямо указана в дневниках,
281
Swianiewicz S. W cieniu Katynia... S. 108–114. найденных в ходе эксгумации 1943 г.
282
Еще восемь человек из этого этапа (410–402=8) должны значиться в более ранних списках-предписа- 284
Rybka R., Stepan K. Rocznik oficerski 1939. Stan na dzień 23 marca 1939. Kraków, 2006. 1086 s.
ниях, но их имен мы не знаем. 285
Rocznik oficerski rezerw 1934 (reprint). Warszawa–Londyn, 2003. 1292 s.
необходимости использовались также источники сведений того же рода для пе- шим образованием составляли не менее 43% от общего числа расстрелянных узников
риода 1934–1939 гг. (как для офицеров запаса и ополчения, так и для кадровых офи- Козельского лагеря, а люди со средним образованием – не менее 38%.
церов) – подготовленная польскими историками книга, содержащая полные списки После кадровых военных самой многочисленной профессиональной группой были
кадровых офицеров и офицеров запаса, которым присваивались очередные звания учителя и преподаватели начальных и средних школ и училищ (включая нескольких
в 1934–1939 гг., и секретные ведомственные бюллетени Военного министерства за школьных инспекторов) – 685 человек (15,5% от общего числа казненных). В момент
122 1939 г., фиксировавшие изменения учетных данных офицеров запаса. 123 мобилизации 1939 г. большинство из них работали в начальных сельских и городских
Изучение этих источников позволяет заключить, что 4220 расстрелянных узников школах, некоторые – директорами.
Козельского лагеря (95,6%) были офицерами Войска Польского (включая авиацию и Следуюшей по численности профессиональной группой были медики (включая

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

Военно-морские силы). Из других источников мы знаем, что еще 128 человек (2,9% от кадровых офицеров), представители самых разных специальностей – по изученным
числа расстрелянных) были военнослужащими в званиях от рядового до хорунжего и источникам их выявлено 474 человека (10,7% от числа всех расстрелянных), в том числе
67 человек (1,5%) были в 1939 г. гражданскими лицами – государственными чиновни- 337 врачей, 77 фармацевтов, 5 фельдшеров и студентов-медиков, 55 ветеринарных врачей.
ками, судьями, прокурорами, «осадниками», сотрудниками полиции, пограничной 322 казненных узника были инженерами различных специальностей (включая
стражи, тюремной стражи и др. агрономов и архитекторов), еще 120 – техниками.
Люди сугубо гражданских профессий преобладали и среди расстрелянных офи- Большую группу составляли люди с юридическим образованием – 297 человек, из
церов, так как не менее 2972 из них (70,4%) были офицерами запаса и ополчения, которых 130 до войны были связаны с судебной системой – адвокаты, прокуроры и
мобилизованными в армию накануне нападения Германии и в первые дни войны. судьи, в том числе председатели и заместители председателей судов всех уровней287.
Кадровыми же офицерами были всего 939 человек (22,3%) и еще 295 человек (7,0%) Среди расстрелянных узников Козельского лагеря не менее 599 человек были слу-
были офицерами в отставке (в случае 14 расстрелянных офицеров – 0,3% – устано- жащими и чиновниками городских администраций, воеводских и повятовых управ-
вить, являлись ли они кадровыми, в запасе или в отставке, не удалось). лений, органов местного самоуправления, а также служащими и руководителями
Среди офицеров запаса и ополчения подавляющее большинство (2787 человек, (директорами и управляющими) различных предприятий (в том числе заводов и
или 93,8%) было за младшими званиями – подпоручиками и поручиками. Капитаны фабрик) и учреждений (включая банки, страховые компании и торговые фирмы).
и ротмистры (и один капеллан) – всего 150 человек – составляли лишь 5,1% от числа Весьма заметной была группа из нескольких десятков (не менее 69 человек) науч-
офицеров запаса, а майоры, подполковники и полковники (34 человека) – 1,1%. ных работников, преподавателей и профессоров ведущих польских вузов – Вар-
В составе кадровых офицеров и офицеров в отставке подпоручиков и поручиков шавского университета, Варшавского и Львовского политехнических институтов,
было около трети – 418 (33,9%), капитанов и ротмистров – 516 (41,8%), старших офи- Свободного польского университета, Ягеллонского университета в Кракове, Уни-
церов в званиях от майора до полковника (включая флотских офицеров от коман- верситета Стефана Батория в Вильно, Познанского университета, Университета Яна
дора-подпоручика до командора и капелланов в соответствующих званиях) – 296 Казимира, Академии внешней торговли и Академии ветеринарной медицины во
(24,0%), а также три генерала и один контр-адмирал (0,3%). Львове, Высшей школы сельского хозяйства в Варшаве, Люблинского католического
Кроме воинских званий в биограммы включены также сведения о местах рожде- университета.
ния и местах жительства узников Козельского лагеря по состоянию на 1939 г. или на
последние предвоенные годы, об их семейном положении (наличии жены и детей),
образовании (оконченных или не оконченных учебных заведениях), профессии, Заключение
месте работы или службы. При подготовке биограмм для этой книги главным источ-
ником биографических сведений стала уже упоминавшаяся польская Кладбищенская Подводя итог обсуждению источников, на основании которых были подготов-
книга, изданная в 2000 г., а также биографические справки части катынских жертв, лены биограммы расстрелянных польских военнопленных – узников Козельского
опубликованные польскими историками в 1989–1997 гг. в очередных номерах жур- лагеря НКВД, кратко перечислим, какие новые результаты достигнуты по сравнению
нала Wojskowy Przegląd Historyczny, т.е. Военно-историческое обозрение (см. Список со списками катынских жертв, опубликованными до начала работы над этой книгой
использованных источников). В ряде случаев сведения из этих источников нуждались (и ее первоначальным вариантом, изданным в 2013 г. в Варшаве):
в правке, уточнении и дополнении, для чего приходилось находить и другие, самые 1. Благодаря привлечению не использовавшихся ранее документов НКВД удалось
разнообразные печатные издания, а также публикации в сети Интернет. Однако даже включить в поименный список расстрелянных узников Козельского лагеря семь поль-
с привлечением дополнительных источников не для всех узников удалось найти пол- ских военнопленных, которые до сих пор не значились в составе катынских жертв и
ный (а в некоторых случаях и частичный) набор перечисленных выше биографиче- в отношении которых удалось доказать, что также и они были казнены по решению
ских сведений. Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. В настоящее время список насчитывает 4415
Тем не менее доступные биографические данные позволяют составить некоторое человек;
представление о том, из кого состояла группа 4415 расстрелянных узников Козель- 2. Сопоставление документов НКВД и всех доступных материалов эксгумации
ского лагеря. Как уже было сказано, менее 30% из них были профессиональными 1943 г. в Катынском лесу, включая не использовавшиеся ранее, позволило достоверно
военными (включая офицеров в отставке), а более 70% до войны были гражданскими отождествить 2733 человека из значащихся опознанными в результате эксгумации
лицами. Образовательный уровень всей группы в целом был весьма высок. Сведе- 1943 г. (т.е. почти всех) с военнопленными, перечисленными в списках-предписаниях
ния об образовании удалось установить для 3588 пленных (81,3% от общего числа НКВД об отправке в апреле и мае 1943 г. в распоряжение УНКВД по Смоленской
расстрелянных), среди них высшее образование (включая высшее военное и выс- области, т.е. на расстрел;
шие учительские курсы) имели 1483 человека, незаконченное высшее – 420 человек 3. Составлен перечень персоналий, которые указаны в эксгумационных списках
и среднее образование всех видов (гимназии, учительские семинарии, реальные учи- 1943 г. среди опознанных останков, но не найдены в списках-предписаниях НКВД.
лища и профессиональные учебные заведения, военные училища, духовные семина-
рии и др.) 1682 человека286. Таким образом, люди с высшим и незаконченным выс-
286
В случае еще трех человек источники указывают лишь начальное образование и для 828 человек данных 287
В частности, председатель Палаты по гражданским делам Верховного суда Республики Польша Боле­
об образовании нет. слав-Норберт Похорецкий и председатель Верховного военного суда Станислав Ценцель.
Нами выявлен 41 такой случай. Важно попытаться выяснить, каким образом эти Список разбит на пять разделов, включающих:

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


имена попали в эксгумационные списки;
4. Впервые в биограммах жертв катынского преступления указаны «правовые
материалы», фиксирующие прекращение поступления известий от узников Козель- 1. документы НКВД СССР;
ского лагеря в 1940 г., и документы НКВД, содержащие косвенные подтверждения 2. немецкие материалы эксгумации 1943 г. в Катынском лесу;
124 казни поименно названных военнопленных; 125
5. На основании изученных документов НКВД составлена сводка прибытий в 3. польские материалы той же эксгумации;
Козельский лагерь и отправок из него пленных польских офицеров и приравненных

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

к ним категорий в период с сентября 1939 г. по май 1940 г. Для части пленных, био- 4. д ругие архивные документы, а также польские материалы, связанные с запросами
граммы которых помещены в книге, установлено, когда и откуда они были достав- о розыске и свидетельствами родственников о пропавших без вести военнопленных;
лены в Козельский лагерь; 5. печатные издания и публикации в сети Интернет.
6. Составлена отдельная сводка этапов, в составе которых в апреле–мае 1940 г.
польских военнопленных отправляли из Козельского лагеря на расстрел. Для всех
Внутри каждого раздела источники перечислены в алфавитном порядке буквен-
пленных установлены несомненные или предполагаемые даты или узкие интервалы
ных (или буквенно-цифровых) символов, под которыми они значатся в биограммах
дат отправки из лагеря в распоряжение УНКВД по Смоленской области и почти для
военнопленных. Система символов та же, что и в предварительном польском изда-
всех – предполагаемые даты или узкие интервалы дат расстрела.
нии нашей книги, опубликованном совместно Научно-информационным и про-
Эти результаты достигнуты в ситуации, когда самые важные документы НКВД,
светительским центром «Мемориал» и варшавским неправительственным Центром
содержащие имена казненных и прямые подтверждения расстрела, недоступны из-за
КАРТА в 2013 г.
того, что они были уничтожены в 1959 г. для сокрытия следов злодеяния, а часть
В квадратных скобках даны пояснения и названия документов, книг или статей в
документов до сих пор скрыта под грифом секретности. Уцелевшие и рассекречен-
переводе на русский язык.
ные советские документы позволяют продвинуться к выполнению поставленных
при подготовке книги задач только при условии, что эти документы рассматрива-
ются в комплексе с другими источниками, прежде всего материалами эксгумации
1943 г. в Катынском лесу. При этом достигнутые результаты в значительной степени 1. Архивные документы Управления НКВД СССР по делам о военнопленных,
надо считать промежуточными. Окончательное же разрешение катынской проблемы хранящиеся в Российском государственном военном архиве в Москве
в нашей стране потребует не только достоверного установления полного списка рас- N – списки-предписания от апреля–мая 1940 г. об отправке военнопленных из Ко-
стрелянных и признания их жертвами политических репрессий, как это предписы- зельского лагеря в распоряжение начальника УНКВД по Смоленской области (Ф. 1/п.
вает действующий российский закон, но также адекватной правовой квалификации Оп. 3-е. Д. 3. Л. 362–597)
злодеяния, признания преступниками всех, кто его совершил, включая как непосред- – лист, порядковый номер в списке, номер учетного дела военнопленного либо
ственных исполнителей, так и руководителей Советского Союза, распорядившихся (в случае отсутствия номера учетного дела)
осуществить массовое убийство. И, конечно же, необходимо раскрыть все документы – лист, порядковый номер в списке-предписании.
о катынском расстреле, до сих пор остающиеся засекреченными в центральных и, N0 – учетные карточки военнопленных (Картотека военнопленных 1939–1941 гг.1).
возможно, региональных ведомственных и государственных архивах России.
N1 – переписка УПВ с оперативными и особыми отделами НКВД, а также с лагерями
военнопленных по вопросам розыска, учета и движения военнопленных. С октября
Александр Гурьянов
1939 г. по май 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 1-е. Д. 10)
– лист, порядковый номер в документе
либо (в случае отсутствия порядкового номера)
– лист.
N2 – переписка УПВ с Козельским лагерем об учете, наличии и движении военноплен-
ных. С ноября 1939 г. по май 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 9)
– лист, порядковый номер в документе
либо (в случае отсутствия порядкового номера)
– лист.
N3 – переписка УПВ со Старобельским лагерем об учете, наличии и движении воен-
нопленных. С ноября 1939 г. по май 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 10)
– лист, порядковый номер в документе
либо (в случае отсутствия порядкового номера)
– лист.
N4 – переписка УПВ с Осташковским лагерем об учете, наличии и движении военно-
пленных. С 21 сентября 1939 г. по 16 июня 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 11)
– лист, порядковый номер в документе
либо (в случае отсутствия порядкового номера)
– лист.

1
В большинстве случаев использовались ксерокопии карточек, хранящиеся в Центральном военном архиве в Варшаве.
N5 – переписка УПВ с Юхновским лагерем об учете, наличии и движении военноплен- N13 – переписка УПВ с Управлением конвойных войск НКВД СССР о нарушениях
ных. С 28 сентября 1939 г. по 31 декабря 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 14) службы конвоирами, заявления польских военнопленных и их родственников об
– лист, порядковый номер в документе освобождении из плена. С 11 декабря 1939 г. по 13 ноября 1941 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-в.
либо (в случае отсутствия порядкового номера) Д. 6)
– лист. – лист, порядковый номер в документе
126 N6 – переписка УПВ с Ровенским лагерем об учете, наличии и движении военноплен- 127 либо (в случае отсутствия порядкового номера)
ных. С 26 сентября 1939 г. по 30 октября 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 16) – лист.
– лист, порядковый номер в документе N14 – переписка УПВ с органами республиканских НКВД и областных УНКВД по за-

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

либо (в случае отсутствия порядкового номера) явлениям военнопленных или их родственников об освобождении из плена, а также
– лист. в связи с письмами, поступающими на имя военнопленных. Со 2 февраля 1940 г. по
N7 – доклад о состоянии Путивльского лагеря на 5 октября 1939 г., переписка УПВ с 31 декабря 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 4-в. Д. 13)
Путивльским и Старобельским лагерями об учете, наличии и движении военноплен- – лист, порядковый номер в документе
ных. С 29 сентября 1939 г. по 24 июня 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 6) либо (в случае отсутствия порядкового номера)
– лист, порядковый номер в документе – лист.
либо (в случае отсутствия порядкового номера) N15 – переписка УПВ с территориальными органами НКВД СССР о военнопленных и
– лист. интернированных. С 30 мая 1940 г. по 31 октября 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 3-е. Д. 1)
N8 – переписка УПВ с республиканскими НКВД и областными УНКВД по заявлениям – лист, порядковый номер в документе
родственников об освобождении военнопленных, следственные дела девяти человек, либо (в случае отсутствия порядкового номера)
арестованных Особым отделом 12-й Армии и затем отправленных в лагеря военно- – лист.
пленных, список заказной корреспонденции на имя военнопленных, дела которых N16 – политдонесения, сводки и спецсообщения лагерей военнопленных. С 15 октября
переданы в 1-й спецотдел НКВД СССР (уничтожены). С 16 октября 1939 г. по 20 января 1939 г. по 31 декабря 1940 г. (Ф. 3/п. Оп. 1. Д. 1)
1941 г. (Ф. 1/п. Оп. 4-е. Д. 1) – лист.
– лист, порядковый номер в документе N17 – политдонесения, сводки и спецсообщения лагерей: Козельского, Юхновского,
либо (в случае отсутствия порядкового номера) Вологодского, Грязовецкого, Козельщанского, Оранского, Путивльского и Южского.
– лист. С 12 октября 1939 г. по 31 декабря 1939 г. (Ф. 3/п. Оп. 1. Д. 2)
N9 – переписка УПВ с отделами центрального аппарата НКВД СССР об учете, наличии, – лист, порядковый номер в документе
движении и режиме содержания военнопленных и интернированных. С 7 марта 1940 г. либо (в случае отсутствия порядкового номера)
по 12 июня 1941 г. (Ф. 1/п. Оп. 4-е. Д. 13) – лист.
– лист, порядковый номер в документе N18 – доклады и политдонесения о состоянии лагерей, партийно-политической работе
либо (в случае отсутствия порядкового номера) и морально-политическом состоянии сотрудников и военнопленных в Козельском,
– лист. Осташковском и Оранском лагерях военнопленных. С 1 января по 31 декабря 1940 г.
N10 – докладные записки о состоянии Осташковского и Козельского лагерей, мате- (Ф. 3/п. Оп. 2. Д. 5)
риалы обследования и предложения по устранению недочетов; заявления польских – лист, порядковый номер в документе.
военнопленных – узников Старобельского лагеря, ходатайствующих об освобождении N19 – переписка УПВ с Криворожским лагерем об учете, содержании, размещении,
из лагеря. С 28 сентября 1939 г. по 31 декабря 1939 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-в. Д. 1) наличии, движении военнопленных; копии опросных листов военнопленных, списки
– лист, порядковый номер в документе военнопленных. С 15 октября 1939 г. по 7 октября 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 8)
либо (в случае отсутствия порядкового номера) – лист, порядковый номер в документе
– лист. либо (в случае отсутствия порядкового номера)
N11 – докладные записки и донесения о состоянии Елено-Каракубского, Запорожского, – лист.
Криворожского, Путивльского и Южского лагерей, переписка УПВ с лагерями и Со- N20 – переписка УПВ с Елено-Каракубским лагерем об учете, движении, розыске во-
юзом обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР по заявлениям граж- еннопленных; опросные листы военнопленных. С 26 октября 1939 г. по 19 июня 1940
дан о розыске и освобождении польских военнопленных. С 25 сентября 1939 г. по 31 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-е. Д. 12)
декабря 1939 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-в. Д. 2) – лист, порядковый номер в документе,
– лист, порядковый номер в документе либо (в случае отсутствия порядкового номера)
либо (в случае отсутствия порядкового номера) – лист.
– лист. N21 – обзоры, доклады, статистические отчеты о санитарно-бытовом состоянии Козель-
N12 – инструкции по организации учета и административного надзора за военноплен- щанского, Оранского, Путивльского, Юхновского, Южского лагерей и работе лечебно-
ными, заявления родственников об освобождении военнопленных. С 28 сентября 1939 санитарных учреждений. С 3 октября 1939 г. по 31 августа 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 1-з. Д. 2)
г. по 31 декабря 1939 г. (Ф. 1/п. Оп. 2-в. Д. 4) – лист, порядковый номер в документе.
– лист, порядковый номер в документе N22 – переписка УПВ с органами НКВД, Союзом обществ Красного Креста и Красного
либо (в случае отсутствия порядкового номера) Полумесяца СССР по письмам и заявлениям граждан Западной Белоруссии и Украины
– лист. о розыске и освобождении польских военнопленных. С 3 июня 1940 г. по 21 мая 1941
г. (Ф. 1/п. Оп. 6-в. Д. 16)
– лист.
NZ – истории болезни, справки, акты на умерших польских военнопленных в Козель- 3. Польские материалы эксгумации 1943 г. в Катынском лесу:
ском, Козельщанском, Оранском, Осташковском, Путивльском, Южском, Юхновском ArchRob – описи предметов, документов и бумаг, найденных в ходе эксгумации 1943 г. в
лагерях. С сентября 1939 г. по февраль 1940 г. (Ф. 1/п. Оп. 1-е. Д. 6, 7) Катынском лесу при останках 285 человек, а также машинописные копии записей, со-
– дело, лист, порядковый номер в документе, державшихся в этих находках. Описи и копии были выполнены в 1943–1944 гг. группой
либо (в случае отсутствия порядкового номера) сотрудников химического отдела Института судебной медицины и криминалистики в
128 – дело, лист. 129 Кракове под руководством заведующего отделом доктора Яна Зыгмунта Робеля. «Ар-
хив Робеля», ныне хранящийся в Институте судебных экспертиз в Кракове, состоит
2. Немецкие материалы эксгумации 1943 г. в Катынском лесу из пакетов, каждый из которых содержит материалы исследования находок (включая

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

AM – список останков, извлеченных в ходе эксгумации в Катынском лесу в 1943 г., копии записей), обнаруженных, как правило, при останках одного человека
опубликованный в книге Amtliches Material zum Massenmord von Katyn [Официальный – номер пакета, номер листа в пакете.
материал о массовом убийстве в Катыни]. Berlin, 1943 INW – опись хранящихся в архиве Митрополитальной курии в Кракове подлинни-
– страница, порядковый номер в списке. ков бумаг и документов, найденных в 1943 г. в Катынском лесу при эксгумированных
AM1 – персональные данные расстрелянных военнопленных, установленные в ходе эксгу- останках 32 человек, а также тексты, содержащиеся в находках (опубликованы в пе-
мации 1943 г., помещенные в книге Amtliches Material... вне нумерованного списка останков чатном издании Inwentarz dokumentów katyńskich przechowywanych w Archiwum Kurii
– страница. Metropolitalnej w Krakowie / сост. S.M. Jankowski, A. Roliński. Kraków, 2002)
CW1 – фотокопия рукописного списка 48 офицеров, найденного в ходе эксгумации – страница.
1943 г. при останках Владислава Чарнушевича (на русском языке, первый список), и PCK – списки эксгумированных в Катынском лесу останков, составленные в 1943 г.
перевод этого списка на немецкий язык (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 2. Л. 35, 36) Польским Красным Крестом. В биограммах указаны: вариант списка, место его хранения
– порядковый номер в списке. (архив), фонд, опись, дело, лист, порядковый номер (для списков с двойной нумерацией
CW2 – фотокопия лицевой стороны листа с рукописным списком 47 офицеров, най- указаны оба номера – и польский, и немецкий). В биограммах использованы следующие
денного в ходе эксгумации 1943 г. при останках Владислава Чарнушевича (на русском варианты списков PCK:
языке, второй список), и перевод всего списка (на лицевой и оборотной стороне листа) APL – выполненные в 1943 г. в Люблинском окружном правлении PCK машинопис-
на немецкий язык (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 2. Л. 35, 37) ные копии частичных списков, присланных Главным правлением PCK. Хранятся в
– порядковый номер в списке. Государственном архиве в г. Люблин (фонд Окружного правления PCK в Люблине.
DM – подлинники немецких первичных описей бумаг и документов, найденных в ходе № фонда 35-931. Дела 732–740):
эксгумации 1943 г. при останках четырех человек (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 2. Л. 29, APL1 – список 176 эксгумированных останков, вариант, озаглавленный «Kozie Góry»
30–34, 38–49) [Козьи горы] (Д. 732. Л. 2–8; порядок записей соответствует немецкой нумерации);
– лист. – два варианта машинописных копий алфавитного списка, озаглавленного «Kozie Góry.
LS – машинописная копия рукописного списка 27 офицеров, содержавшихся в Путивль- Spis zidentyfikowanych dotychczas zwłok oficerów polskich w miejscowości Kozie Góry koło
ском лагере военнопленных. Список был найден при останках Стефана Леха, значаще- Smoleńska /19.IV.1943/» [Козьи Горы. Список останков польских офицеров в месте Козьи
гося в германской суточной сводке от 21 апреля 1943 г. под порядковым номером 0308 Горы близ Смоленска, опознанных к 19.04.1943] (Д. 732. Л. 12–18, 76–82)
(копия содержится в следующих источниках: а) в германской суточной сводке – ГАРФ. – лист, польский порядковый номер, немецкий порядковый номер.
Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 360; б) в сводном списке PCK – ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 35.
APL2 – список 63 эксгумированных останков, вариант, озаглавленный «Kozie Góry /
Л. 12–13; в) в частичных списках PCK – Государственный архив в Люблине. Ф. 35-931.
Katyń/ k. Smoleńska. Wykaz II. Odpis» [Козьи Горы (Катынь) близ Смоленска. Список II.
Д. 735. Л. 130–131, 181–182; г) в частичных списках PCK – Люблинский Музей. Оп.
Копия] (Д. 733. Л. 2–3; порядок записей совпадает с порядком установленных фамилий
Mart/Dep/52/1–11/ML. Д. 7. С. 14–15; e) в книге Amtliches Material... С. 173)
в книге Amtliches Material... в интервале номеров с 401 по 500);
– порядковый номер в списке.
– алфавитный список, озаглавленный «Kozie Góry /Katyń/ k. Smoleńska. Wykaz II. Odpis z
V – германские суточные сводки результатов эксгумационных работ в Катынском лесу, odpisu» [Козьи Горы (Катынь) близ Смоленска. Список II. Копия с копии] (Д. 733. Л. 5–7)
составленные в апреле–июне 1943 г. секретарем Тайной полевой полиции оберлейте- – лист, порядковый номер.
нантом Людвигом Фоссом (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34)
– лист, порядковый номер в документе APL3 – список останков, пронумерованных от 01 до 0850, озаглавленный «Wykaz eks-
либо (в случае отсутствия порядкового номера) humowanych z grobów w Koziej-Górze /Katyń/ koło Smoleńska w kwietniu 1943 r.» [Список
– лист. эксгумированных из могил в Козьей-Горе (Катынь) близ Смоленска в апреле 1943 г.] (Д.
734. Л. 1–24); два других варианта этого списка, помеченных датой 3.V.43 (Д. 734. Л.
V1 – машинописная копия рукописного поименного списка офицеров, найденного при 25–52, 53–80)
останках неопознанного военнослужащего, значащегося в германской суточной сводке – лист, порядковый номер.
от 24 апреля 1943 г. под порядковым номером 0456 (копия, помещенная в германской
суточной сводке, содержит 31 фамилию – ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 369) APL4 – список останков, пронумерованных от 1 дo 112, озаглавленный «Wykaz eks-
– порядковый номер в списке. humowanych z grobów w Koziej-Górze /Katyń/ koło Smoleńska /kwiecień 1943 r./» [Список
эксгумированных из могил в Козьей-Горе (Катынь) близ Смоленска (апрель 1943 г.)] (Д.
V2 – машинописная копия рукописного поименного списка офицеров, найденного при
735. Л. 2–4); список останков, пронумерованных от 01249 до 01770, без заголовка, с
останках Мариана Бабуховского, значащегося в германской суточной сводке от 8 мая
рукописной пометкой 20.V.43 (Д. 735. Л. 5–26); список останков, пронумерованных от
1943 г. под порядковым номером 01487 (копия, помещенная в германской суточной
01 до 0400 и от 0795 до 01730, без заголовка, с машинописной пометкой «Odpis» [Ко-
сводке, содержит 93 фамилии – ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 34. Л. 354–355, порядковые
пия] (Д. 735. Л. 117–169); список останков, пронумерованных от 01 до 0400 и от 0795
номера отсутствуют)
до 01770, без заголовка (Д. 735. Л. 170–182, 185–232)
– порядковый номер в списке,
присвоенный составителями – лист, порядковый номер.
(в биограммах заключен в квадратные скобки).
APL5 – список останков, пронумерованных от 0401 до 0794 [интервал номеров, недо- MUZ6 – список останков, пронумерованных от 0401 до 0794 (интервал номеров, недо-
стающих в предыдущих списках], без заголовка (Д. 736. Л. 2–20) стающих в предыдущих списках), без заголовка (Д. 8. Л. 1–17)
– лист, порядковый номер. – лист, порядковый номер.
APL6 – список останков, пронумерованных от 01598 до 02500, без заголовка (Д. 737. Л. 72–119) MUZ7 – список останков, пронумерованных от 01598 до 02500, без заголовка (Д. 9. Л. 1–46)
– лист, порядковый номер. – лист, порядковый номер.
130 APL7 – список останков, пронумерованных от 02501 до 03900, без заголовка, с маши- 131 MUZ8 – список останков, пронумерованных от 02501 до 03900, без заголовка, с маши-
нописной пометкой «Odpis» [Копия], без заголовка (Д. 738. Л. 2–68); другой вариант нописной пометкой «Odpis» [Копия], без заголовка (Д. 10. Л. 1–66); частичный список
этого списка (Д. 738. Л. 135–204) эксгумированных останков с разными номерами, озаглавленный «Nazwiska ustalone z

К Н И ГА П А М Я Т И
УБИТЫ В КАТЫНИ

– лист, порядковый номер. dokumentów przez chemika. Odpis z odpisu» [Фамилии, установленные химиком по докумен-
APL8 – частичные списки эксгумированных останков с разными номерами (личные там. Копия с копии] (Д. 10. Л. 1a); список на трех человек, озаглавленный «Lista dodatkowa
данные были установлены после лабораторных исследований бумаг и документов, – dokumenty znalezione luzem. Odpis z odpisu» [Дополнительный список – документы,
найденных при останках): список, озаглавленный «Lista dodatkowa /z chemji/. Odpis» найденные россыпью. Копия с копии] (Д. 10. Л. 1a); частичный список эксгумированных
[Дополнительный список (из химии). Копия] (Д. 739. Л. 5); список, озаглавленный останков с разными номерами, без заголовка, с машинописной пометкой «Odpis» [Ко-
«Lista dodatkowa. Odpis» [Дополнительный список. Копия] (Д. 739. Л. 6–7); список без пия] (Д. 10. Л. 2a); частичный список эксгумированных останков с разными номерами,
заголовка, с машинописной пометкой «Odpis» [Копия] (Д. 739. Л. 8) озаглавленный «Lista dodatkowa. Odpis» [Дополнительный список. Копия] (Д. 10. Л. 3a)
– лист, порядковый номер. – лист, порядковый номер.
APL9 – список останков, пронумерованных от 03901 до 04131, без заголовка, с машино- MUZ9 – список останков, пронумерованных от 03901 до 04131, без заголовка, с ма-
писной пометкой «Odpis z odpisu» [Копия с копии], без заголовка (Д. 740. Л. 1–9); другой шинописной пометкой «Odpis z odpisu» [Копия с копии], без заголовка (Д. 11. Л. 1–9)
вариант этого списка (Д. 740. Л. 22–30); частичный список эксгумированных останков – лист, порядковый номер.
с разными номерами, озаглавленный «Nazwiska ustalone z dokumentów przez chemika.
Odpis z odpisu» [Фамилии, установленные по документам химиком. Копия с копии] 4. Другие архивные документы, а также польские материалы,
(Д. 740. Л. 10); список на трех человек, озаглавленный «Lista dodatkowa – dokumenty связанные с запросами о розыске и свидетельствами родственников
znalezione luzem. Odpis» [Дополнительный список – документы, найденные россыпью. о пропавших без вести военнопленных
Копия] (Д. 740. Л. 10) CAW, AP – личные дела офицеров, хранящиеся в Центральном военном архиве в
– лист, порядковый номер. Варшаве
GARF – почти полный сводный список PCK с записями, пронумерованными от 01 до – номер дела.
0400 и от 0795 до 04130 (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 114. Д. 35) IPN – сведения из базы данных, составленной варшавским отделением Института
– лист, порядковый номер. национальной памяти – Комиссии по расследованию преступлений против польско-
MUZ – выполненные в 1943 г. в Люблинском окружном правлении PCK машинописные го народа на основании свидетельских показаний родственников и знакомых жертв
копии частичных списков, присланных Главным правлением PCK. Хранятся в каче- преступления, а также сведения из материалов судебных дел о признании умершим,
стве депозита Люблинского окружного правления PCK в отделе мартирологии «Pod собранные в ходе расследования дела № S 38/04/Zk о катынском преступлении.
Zegarem» Люблинского музея (Опись Mart/Dep/52/1–11/ML. Дела 1–11): IR – анкеты, заполненные репрессированными и их родственниками, собранные вар-
MUZ1 – алфавитный список 176 эксгумированных останков, озаглавленный «Kozie шавским Центром КАРТА в рамках программы «Индекс репрессированных»
Góry. Spis zidentyfikowanych dotychczas zwłok oficerów polskich w miejscowości Kozie Góry – номер анкеты в фонде программы «Индекс репрессированных».
koło Smoleńska /19.IV.1943./» [Козьи Горы. Список останков польских офицеров в месте LIT1 – Списки польских военнослужащих, интернированных властями Литвы, содер-
Козьи Горы близ Смоленска, опознанных к 19.04.1943] (Д. 2. Л. 1–7) жавшихся в лагере № 5 для интернированных в г. Бирштонас, отправляемых в СССР
– лист, польский порядковый номер, немецкий порядковый номер. (Lietuvos centrinis valstybės archyvas, LCVA [Литовский центральный государственный
MUZ2 – список останков, пронумерованных от 01 до 0850, озаглавленный «Wykaz eks- архив]. F. 1417. Ap. 1. B. 27: листы 75–75ap – Список военнослужащих польской армии,
humowanych z grobów w Koziej-Górze /Katyń/ koło Smoleńska w kwietniu 1943 r.» [Список отправляемых в СССР через пограничный пункт Гудогонис [Гудогай], подписанный
эксгумированных из могил в Козьей-Горе (Катынь) близ Смоленска в апреле 1943 г.], 22.11.1939 начальником лагеря майором Зданавичюсом; лист 131 – Список интерни-
помеченный датой 3.V.43 (Д. 3. Л. 1–28) рованных лиц из блока № 6 [лагеря Бирштонас], уезжающих в СССР 23.11.1939, под-
– лист, порядковый номер. писанный старшим по блоку подполковником Скоковским)
MUZ3 – алфавитный список 63 эксгумированных останков, озаглавленный «Kozie Góry – лист, порядковый номер.
/Katyń/ k. Smoleńska. Wykaz II. Odpis z odpisu» [Козьи Горы (Катынь) близ Смоленска. LIT2 – Списки интернированных польских военнослужащих, отправленных в СССР
Список II. Копия с копии] (Д. 5. Л. 1–3) (LCVA. F. 300. Ap. 1. B. 29: листы 47–49 – Список интернированных военных «быв.
– лист, порядковый номер. польской армии», направленных в СССР через пограничный КПП Гудогай из лагеря
MUZ4 – частичный список эксгумированных останков с разными номерами, озаглав- Калаутува, Литва, подписан 08.12.1939 председателем комиссии Союза ССР по репа-
ленный «Lista dodatkowa /z chemji/. Odpis» [Дополнительный список (из химии). Копия.] триации интернированных из Литвы Петровым; листы 50–50ap – Список военнослу-
[личные данные установлены после лабораторных исследований бумаг и документов, жащих польской армии, отправляемых в СССР через пограничный пункт Гудогонис
найденных при останках] (Д. 6. Л. 1–2) [Гудогай], подписанный 08.12.1939 начальником лагеря майором Зданавичюсом)
– лист, порядковый номер. – лист, порядковый номер.
MUZ5 – список останков, пронумерованных от 01 до 0400 и от 0795 до 01770, без за- MK – материалы из коллекции Катынского музея – отдела Музея Войска Польского
головка, с машинописной пометкой «Odpis» [Копия] (Д. 7. Л. 1–66) в Варшаве.
– лист, порядковый номер.
PK – картотека лиц, о розыске которых индивидуальные заявители обращались в Бюро JT – Tucholski J. Mord w Katyniu. Kozielsk, Ostaszków, Starobielsk – lista ofiar [Убийство в
информации и розыска Польского Красного Креста в Варшаве начиная с 1940-х годов. Катыни. Козельск, Осташков, Старобельск – список жертв]. Warszawa, 1991
RK – материалы из коллекции Общества «Катынская семья» в Варшаве. – страница.
RP – сведения из писем, в частности, от родственников жертв катынского преступле- KC – Katyń. Księga Cmentarna Polskiego Cmentarza Wojennego [Катынь. Кладбищенская
ния, поступивших с 2000 г. в Совет по охране памяти борьбы и мученичества в Варшаве. книга польского воинского кладбища]. Warszawa, 2000
132 133 – страница.
5. Печатные источники и публикации в сети Интернет KMR – Kadry morskie Rzeczypospolitej. Tom V. Polska Marynarka Wojenna. Dokumentacja
organizacyjna i kadrowa oficerów, podoficerów i marynarzy (1918–1947) [Морские кадры

К Н И ГА П А М Я Т И
ADW – Mikke S. (в подготовке статьи участвовали также Stoga A., Stremska K., Micha-
УБИТЫ В КАТЫНИ

łek Z., Ziętara P., Jackowski J.) Adwokaci – ofiary Katynia. Katyń, Charków, Kalinin (Twer) Речи Посполитой. Т. V. Польские Военно-морские силы. Организационная и кадровая
– Miednoje, Lista ukraińska, Lista białoruska [Адвокаты – жертвы Катыни. Катынь, документация офицеров, унтер-офицеров и матросов (1918–1947)] / ред. J.K. Sawicki.
Харьков, Калинин (Тверь) – Медное, украинский список, белорусский список] // Palestra Gdynia, 2011
(pismo Adwokatury Polskiej) [Периодический журнал польской адвокатуры], nr 4, апрель