Вы находитесь на странице: 1из 48

Вт тѴВк^

КМ
ф %. /Г
^ /*■ 1 1 ик.

■ііІІш
а 1 Лп^я/ Ш^шш/шШііУЛшК^^^А

'^ 4^,
КОЛОБОК
ЛИСА, ЗАЯЦ И ПЕТУХ.
КОЧЕТОК И КУРОЧКА.
КОТ, ПЕТУХ И ЛИСА.
ЛИСИЦА И ТЕТЕРЕВ.
СМЕРТЬ ПЕТУШКА.
ЛИСА И ЖУРАВЛЬ.
ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ.
ВОЛК ДУРЕНЬ.
ЯИЧКО.
РЕПКА.

РУССКИЕ СКАЗКИ

ч ■*»

г ИЗДАНИЕ Т-вА И. Д. СЫТИНА


>І,Р.С
^І.Р-С' -
МОСКВА 1923 МАРОСЕЙКА,?.
и

Напеч. 20.000 вкз.

..Мосполиграф". 1-я Образцовая тішогр., Пятницкая, 71.


С^УЧ^УЧ^А^^/Ч^у^ѵуч^у^ѵуѵлт^Ч! 1

Колобок.

Жил -был старик со старухою. Просит


старик:
— Испеки, старуха, колобок.
— Из чего испечь -то? муки нету.
— Э-эх, старуха! по коробу поскреби,
по сусеку помети; авось, муки и наберется.
г
4

Взяла старуха крылышко, по коробу по-


скребла, по сусеку помела, и набралось
муки пригоршни с две. Замесила на сме-
тане, исжарила в масле и положила на око-
шечко простудить.
Колобок полежал -полежал да вдруг и по-
катился с окна на лавку, с лавки на пол,

но полу да к дверям, перепрыгнул через по-


рог в сени, из сеней на крыльцо, с крыльца
на двор, со двора за ворота, дальше и
дальше. Катится колобок по дороге, а на-
встречу ему заяц:
— Колобок, колобок, я тебя съем!
— Не ешь меня, косой зайчик! Я тебе
песенку спою, сказал колобок и запел:

Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешен

Да на пряжен,
масле
На окошке стужен;
Я у дедушки ушеп,
Я у бабушки ушеп,
У тебя, зайца, не хитро уйти!

И покатился себе дальше; только заяц


.его и видел!..
Катится колобок, навстречу ему волк:
— Колобок, колобок, я тебя съем!
5

— Не ешь меня, серый волк! Я тебе пе-


сенку спою:

Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешен
Да на масле пряжен,
На окошке стужен;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
У тебя, волка, нѳ хитро уйти!

И покатился себе дальше; только волк


его и видел!..
Катится колобок, а навстречу ему мед-
ведь: .
— Колобок, колобок, я тебя съем!
— Где тебе, косолапому, съесть меня!

Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешен
Да в масле пряжен,
На окошке стужен;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
Я у волка ушел,
У тебя, медведь, не хитро уйтиГ

И опять укатился ; только медведь его и

видел!..
Катится - катится колобок, а навстречу
ему лиса:
— Здравствуй, колобок. Какой ты хоро-
шенький?
"^ А колобок запел:

Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мѳшѳн
Да в масле пряжен,
На окошке стужен;
Я у дедушки ушел,
Я у бабушки ушел,
Я у зайца ушел,
Я у волка ушел,
У медведя ушел,
У тебя, лиса, подавно уйду.
7

— Какая славная песенка! — сказала ли-


са. Но ведь я, колобок, стара стала, плохо

слышу; сядь-ка на мою мордочку да спой


еще разок погромче.
Колобок вскочил лисе на мордочку и за-
пел ту же песню.
Спасибо, колобок! славная песенка,

еще бы послушала! сядь-ка, миленький, на


мой язычок да спой в последний разок.
Сказала лиса и высунула свой 9 язык; ко-
лобок сдуру прыг ей на язык, а лиса —

ам! и скушала его.


Лиса заяц и петух.

Жили -были лиса да заяц. У лисицы была


избенка ледяная, у зайчика лубяная: пришла
весна -красна— у лисицы растаяла, у зай-
чика стоит по-старому. Лиса попросилась
у зайчика в избе погреться, да зайчика -то
и выгнала.
Идет дорогой зайчик да плачет, а ему
навстречу собаки:
9
#

— Тяф, тяф, тяф! по что, зайчик, пла-


чешь?
А зайчик говорит:
—Отстаньте, собаки! Как не плакать?
была у меня избенка лубяная, а у лисы
ледяная: попросилась она ко мне, да меня ж
и выгнала.
— Не плачь, зайчик! — говорят собаки.
Мы ее выгоним.
— Нет, не выгоните!
— Нет, выгоним!
Подошли к избенке:
— 'Тяф, тяф, тяф! поди, лиса, вон!
А она им с печки:
— Как выскочу, как выпрыгну, пойдут
клочки по закоулочкам!
Собаки испугались и ушли, і

Зайчик опять идет да плачет. Ему на-


встречу медведь:
— О чем, зайчик, плачешь?
А зайчик говорит:
— Отстань, медведь! Как мне не плакать?
была у меня избенка лубяная, а у лисы
ледяная; попросилась она ко мне, да меняѵЖ
и выгнала.
— Не плачь, зайчик!— говорит медведь.— К^
Я ее выгоню.
10

— Нет, не выгонишь! Собаки гнали —

не выгнали, и ты не выгонишь.
— Нет, выгоню!
Пошли гнать:
— Поди, лиса, вон!
А она с печки:
— Еак выскочу, как «выпрыгну, пойдут
клочки по закоулочкам!
Медведь испугался и ушел.
Идет опять зайчик да плачет, а ему на-
встречу бык:
—По что,зайчик, плачешь?
Отстань, бык! как мне не
— плакать?
была у меня избенка лубяная, а у лисы
ледяная; попросилась она ко мне, да меня
ж и выгмала.
— Пойдем, я ее выгоню.
— Нет, бык, не выгонишь! Собаки гна-
ли—не выгнали, медведь гнал не выгнал, —

и та не выгонишь!
— Нет, выгоню!
Подошли к избенке:
— Поди, лиса, вон!
А она с печи:
— Еак
выскочу, как выпрыгну, пойдут
жючки по закоулочкам
Бык испугался и ушел.
11-

Идет опять зайчик да горько -горько пла-


чет, а ему навстречу петух с косою:
— Еукуреку! по что, зайчик, пла-
чешь?
— Отстань, петух! Еак мне не плакать?
была у избенка
меня лубяная, ау лисы
ледяная; попросилась она ко мне, да меня
ж и выгнала.
— Пойдем я выгоню!
— Нет, не выгонишь! Собаки гнали —

не выгнали, медведь гнал — не выгнал,


бык гнал — не выгнал, и ты не выго-
нишь.
Нет, выгоню!

Подошли к избенке:
Еукуреку! Несу косу на
— плечи, хочу
лису посечи! Поди, лиса, вон!
А она услыхала, испугалась:
Погоди, говорит,— одеваюсь.
— —

Петух опять: ',


Еукуреку! Несу косу на плечи,
— хочу
лису посечи! Поди, лиса, вон!
А она с печи:
Шубу надеваю.

Петух в третий раз:


Еукуреку! Несу косу на
— плечи, хоч;~
лису посечи! Поди, лиса, вон!
12

Лисица выбежала, он ее и зарубил ко-


сою и стал с зайчиком жить да поживать,
да добра наживать.
Вот тебе сказка, а мне кринка маслр

./-'"■
Кочеток и курочка.

Жили -были кочеток с курочкою; пошли


они в лес по орехи. Кочеток взлетел на
орешню:
— Я, говорит,
— буду орехи рвать.

А курочку оставил на земле подбирать;


кочеток кидает, курочка подбирает.
Вот кинул кочеток орех, попал курочке
в голову и вышиб у ней глазок. Курочка

пошла, заплакала.
Едут бояре и спрашивают:
— Курочка, курочка! что ты плачешь?
— Мне кочеток вышиб глазок.
— Кочеток, кочеток! на что ты у ку-
рочки вышиб глазок?
— Мне орешня платье разодрала.
— Орешня орешня! на что кочетку
.

платье разодрала? •

— Меня козы оглодали.


— Козы, козы! на что вы орешню огло-
дали?
14

— Нас пастухи не берегут.


— Пастухи^ пастухи! что вы коз не
бережете?
— Нас хозяйка блинами не кормит.
— Хозяйка, хозяйка! что ты пастухов
блинами не кормишь?
— У меня свинья опару пролила.
— Свинья, свинья! на что у хозяйки
опару пролила?
— У меня волк поросеночка унес.
— Волк, волк! на что у свиньи поросе-
ночка унес?
— Я есть захотел.
Кот, петух и лиса.

Жил -был старик, у


него были кот да петух.
Старик ушел в лес,
кот понес ему есть, а петуха оставил сте-
речь дом.
На ту пору пришла лиса.
Кукуреку, петушок,
Золотой гребешок!
Выгляни в окошко,
Дам тебе горошку.

Петух отворил окошко, высунул голов-


ку и посмотрел: кто тут поет? А лиса
хвать его в когти и понесла в свою из-
бушку. Петух закричал:
16

—Понесла меня лиса, понесла петуха,


за темные леса, за дремучие боры, по кру-
тым бережкам, по высоким горам. Кот Кото-
наевич, отыми меня!
Кот услыхал крик и бросился в погоню,
настиг лису, отбил петуха и принес его
домой.
— Смотри же, Петя, говорит ему кот,
— —

не выглядывай в окошко, не верь лисе;


она съест тебя и косточек не оставит.
Старик ушел в лес на работу, а
опять
кот ему есть. Старик, уходя, наказы-
понес
вал петуху беречь дом и не выглядывать
в окошко. Но лисице больно захотелось
скушать петушка; пришла она к избушке
и запела:
Кукуреку, петушов,
Золотой гребешок,
Выгляни в окошко,
Дам тебе горошку,
Дам и зернышек.

Петух ходит избе,


молчит, не отзы-
по
вается. Лиса снова запела песенку и бро-
сила в окно горошку. Петух съел горошек
и говорит:
—Нет, лиса, не обманешь! Ты хочешь
меня съесть... и косточек не оставишь.
18

—Полно, Петя, стану ли я есть тебя!


Мне хотелось, чтобы ты у меня погостил,
моего житья -бытья посмотрел, на мое добро
поглядел! — и она запела сладким го-
лосом:

Кукурѳку, петушок.,
Золотой гребешок,
Масляна головка!
Выгляни в окошко,
Я дала тебе горошку,
Дам и зернышек.

Петух выглянул в окошко, .а лиса его в


когти. Закричал петух благим матом:
— Понесла лиса, понесла петуха,
меня
за темные дремучие боры, по кру-
леса, за
тым бережкам, по высоким горам. Кот Ко-
тонаевич, выручай меня!
Кот услыхал крик, пустился в погоню,
нагнал лису и отбил петуха:
Не говорил ли я тебе, Летя, не выгля-
-

дывай в окошко? Съест тебя лиса и косто-


чек не оставит! Смотри же, слушай меня!
Мы завтра далеко пойдем.
Вот опять старик ушел на работу, а кот
ему хлеба понес. Лиса подкралась под
окошко и ту же песенку запела: три раза
пропела, а петух все молчит.
19

— Что это, говорит лиса,


— ныне Петя —

совсем онемел!
— Нет, лиса, не обманешь меня! Не вы-
гляну в окошко.
Лиса бросила в окно горошку да пше-
нички и снова запела:

Кукуреку, петушок,
Золотой гребешок,
Масляиа головка!
Выгляни в окошко.
У меня -то хоромы,
Хоромы большие;
В каждом углу
Пшенички по мерочке:
Ешь, сыт, не хочуі

Потом добавил*
— Да, посмотрел бы ты,Петя, сколько
у меня всяких диковинок! Полно, не верь
коту! Если бя хотела тебя съесть, то давно
бы это сделала; а то видишь я тебя —

люблю: хочу тебя в люди показать да уму-


разуму научить, как надо на свете жить.
Да покажись .же, Петя! Вот я за угол
уйду! и притаилась за стеною...

Петух вскочил на лавку, высунул голову


в окошко, а лиса его в когти и была —

такова! Петух закричал во все горло; но


2*
20

старик и кот были далеко и не слыхали


его крика.
Долго ли, коротко ли воротился кот до-

мой, видит: петушка нету, надо из беды


выручать. Кот тотчас же нарядился гусля-
ром, захватил в лапы дубинку и отпра-
вился к лисицыной избушке.
Пришел и начал наигрывать на гуслях:
— Стрень-брень, гусельцы, золотые стру-
ночки! Дома ли Лисафья, дома ли с детками:
одна дочка Чучелка, другая Подчучелка,
третья Подай -челнок, четвертая Подмети -

шесток, пятая Трубу -закрой, шестая Огня-


вздуй, а седьмая Пеки -пироги?
Лиса говорит:
— Поди, Чучелка, посмотри, кто такую
21

Чучелка
вышла за ворота, а гусляр стук
ее лобок да в коробок и снова запел ту
в
же самую песню. Лиса посылает другую
дочку, за другою третью, за третьей
— —

четвертую, и так дальше ; какая ни выйдет


за ворота гусляр свое дело делает: стук

в лобок да в коробок! Перебил всех Лиси-


цыных деток поодиночке.
Лиса ждет их и не дождется; дай- ду-
мает, сама посмотрю! Вышла за ворота, а
кот размахнулся дубинкою, как хватит ее
по голове — из нее и дух Петушок
вон!
обрадовался, вылетел в окно благодарил
и
кота за свое спасение. Воротились они к
старику п стали себе жить -поживать да
добра наживать.
Лисица и тетерев.

Бежала лиса по
лесу, увидала на
дереве тетерева и
говорит ему:
Терентий,

Терентий! Я в го-
роде была.
— Бу-бу-бу, была так был?.
— Терентии, Терентий! Я указ добыла.
— Бу-бу-бу, добыла, так добыла.
— Чтобы вам тетеревам не сидеть по
деревам, а все бы гулять по зеленым
лугам.
— Бу-бу-бу, гулять, так гулять.
23

— Терентий! Кто там едетѴ спрашивает


лисица, услышав конский топот и соба-


чий лай.
— Мужик.
4- Кто за ним бежит?
— Жеребенок.
— А как у него хвост?
— Крючком.
— Ну, так прощай, Терентий, мне дома
недосуг!

ЕЭЕіЕ^
Смерть петушка.

Ходят петушок да курочка на поповом


гумне. Увидал петушок бобовое зернышко,
захотел его скушать, хвать и подавился!

Лежит бедняк и не дышит. Сжалилась над


ним курочка, пошла к реке воды попросить.
Речка говорит^
—Поди к липке, попроси листу, тогда
и воды дам!
Пришла курочка к липке:
— Липка, липка, дай листу, лист нести
к речке, речка даст воды, воду нести к
петушку: подавился петушок бобовым зер-
нышком: не дышит, не слышит, ровно
мертвый лежит!
Липка сказала:
— Пойди к девке, попроси нитку, в те
поры дам листу.
Пришла курочка к девке:
Девка, девка! дай нитку, нитку не-
сти к липке, липка даст листу, лист
нести к речке, речка даст воды, воду нести
25

к петушку: подавился петушок бобовым


зернышком: не дышит, не слышит, ровно
мертвый лежит!
Девка говорит:
— Поди корове, попроси молочка, в
к
те поры дам нитку.
Пришла курочка к корове:
— Корова, корова! дай молока, молоко
нести к девке, девка даст нитку, нитку не-
сти к липке, липка даст листу, лист нести
к речке, речка даст воды, воду нести к пе-
тушку: подавился петушок бобовым зерныш-
ком: не дышит, не слышит, ровно мертвый
лежит! .

Корова говорит:
— Поди на покос, попроси у косцов
сена, в те поры молока дам.
Пришла курочка на покос:
— Косцы, косцы, дайте сена, сено не-
сти к корове, корова даст молока, молоко
нести к девке, девка даст нитку, нитку
нести к липке, липка даст листу, лист не-
сти к речке, речка даст воды, воду нести
к петушку: подавился петушок бобовым
зернышком: не дышит, не слышит, ровно
мертвый лежит!
Косцы говорят:
Лиса и журавль.

'Лиса с журавлем подружилась, даже по-


кумилась с ним у кого-то на родинах. Вот
и вздумала однажды лиса угостить журавля,
пошла звать его к себе в гости:
—Приходи, куманек, приходи, дорогой!
Уж я как тебя угощу!
Идет журавль на званый пир, а лиса нава-
рила манной каши и размазала по тарелке.
Подала и потчует:
—Покушай, мой голубчик -куманек, са-
ма стряпала!
Журавль хлоп-хлоп
носом, стучал-стучал,
ничего не лисица в это время
попадает; а
лижет себе да лижет кашу, так всю сама и
скушала. Каша съедена; лисица и говорит:
Не обессудь, любезный кум, больше

потчевать нечем!
Спасибо, кума, и на этом! Приходи

ко мне в гости.
29

На другой приходит лиса, а жу-


день
равль приготовил окрошку, наклал в кув-
шин с узким горлышком, поставил на стол
и говорит:

— Кушай, кумушка, не стыдись, голу-


бушка!
Лисица начала вертеться вокруг кувши-
на, и так. зайдет, и этак, и лизнет его, и
понюхает; толку все нет, как нет не лезет

голова в кувшин. А журавль меж тем клюет


себе да клюет, пока все не поел.
80

— Ну, не обессудь, кума, больше уго-


щать нечем!
Взяла лису досада, думала, что наестся
на целую неделю, а домой пошла, как не-
солоно хлебала. С тех пор и дружба у лисы
с журавлем врозь.
Зимовье зверей.

Шел оык лесом; попадается ему на-


встречу баран.
— Куда, баран, идешь? спросил бык.

— От зимы лета ищу, говорит баран.


— Пойдем со мною!
Вот пошли вместе; попадается им на-
встречу свинья.
— Куда, свинья, идешь? спросил бык.

— От зимы лета ищу, отвечает свинья.


— Иди с нами.
Пошли втроем дальше; навстречу им
гусь.
— Куда, гусь, идешь? —• спросил бык.
— От зимы лета ищу, — отвечает гусь.
— Ну, иди за нами!
Вот гусь и пошел за ними. Идут, а на-
встречу иму петух.
— Куда, петух, идешь? спросил бык.

— От зимы лета ищу, отвечает петух.



32

— Иди за наши!
Вот они идут путем -дорогою
и разго-

варивают дрожеж себя:


— Как же, братцы-товарищи! Время под-
ходит холодное, где тепла искать?
Бык и сказывает:
— Ну, давайте избу строить, а то, чего
доброго, и впрямь зимою замерзнем.
Баран говорит:
— У меня шуба тепла вишь, какая

шерсть!- Я и так прозимую.


Свинья говорит:
— А по жне хоть какие морозы я не —

боюсь: зароюсь в землю и без избы про-


зимую.
Гусь говорит:
— А я сяду в середину ели, одно
крыло постелю, а другим оденусь меня —

никакой холод не возьмет ; я и так про-


зимую.
Петух говорит:
— А разве у зіеня нет своих крыльев?
и я прозимую!
Бык видит дело плохо, надо одному хло-
потать.
—Ну, — говорит, — вы как хотите, а я
стану избу строить.
і !

Еотобга
3
34

Выстроил себе избушку


и живет в ней.
Вот пришла холодная, стали проби-
зима
рать морозы; баран просится у быка:
— Пусти, брат, погреться.
— Нет, баран, у тебя шуба тепла ; ты
и так перезимуешь. Не пущу!...
— А коли не пустишь, то я разбегусь
и вышибу из твоей избы бревно ; тебе же
будет холоднее.
Бык думал -думал: «Дай пущу, а то, по-
жалуй, и меня заморозит» и пустил барана.

Вот и свинья прозябла, пришла к


быку:
— Пусти, брат, погреться.
— Нет, не пущу! Ты в землю зароешься
и прозимуешь.
так
А не пустишь, так я рылом все столбы

подрою да твою избу сворочу.


Делать нечего, надо пустить; пустил и
свинью. Тут пришли к быку гусь и петух:
Пусти, брат, к себе погреться.

Нет, не пущу! У вас по два крыла:


одно постелешь, другим оденешься; так п


прозимуете!
— А не пустишь, — говорит гусь,— так
я весь мох из твоих стен повыщиплю, тебе
же холоднее будет.
35

— Не пустишь? говорит петух,


— —так
я взлечу на чердак и всю землю с потолка
сгребу ^ тебе же холоднее будет.
Что делать быку? пустил жить к себе и
гуся и петуха.
Вот живут они себе в избушке. Отогрелся
в тепле петух и начал песенки распевать.
Услыхала лиса, что петух песенки распе-
вает, захотелось ей петушиным мясом по-
лакомиться, да как достать его? Лиса под-
нялась на хитрости, отправилась к медведю

да волку и сказала:
— Ну, любезные куманьки! Я нашла
для всех поживу: для тебя, медведь, быка;
для тебя, волк, барана, а для себя петуха.
— Хорошо, кумушка,, говорят медведь

и волк, — мы твоих услуг никогда не забу-


дем; пойдем же, приколем да поедим!
Лиса привела их к избушке. Медведь
говорит волку:
— Иди ты вперед!
А волк говорит:
— Нет, ты посильнее меня, иди ты вперед!
Ладно! пошел медведь; только что в двери,
бык наклонил голову и припер его рогами
к стене, а баран разбежался, да как бацнет
медведя в бок и сшиб его с ног. а свинья
зе

рвет и мечетклочья, а гусь подлетел


в —

глаза щиплет, а петух сидит на брусу и


кричит : #
— Подайте сюда, подайте сюда!
Волк с лисой услыхали крик да бежать.
Вот медведь рвался, рвался, насилу вы-
рвался, догнал волка и рассказывает:
— Ну, что было мне! этакого страху
отродясь не видывал. Только что вошел я
в избу, откуда ни возьмись баба с ухватом
на меня... так к стене и прижала! Набежало
народу пропасть: кто бьет, кто рвет, кто
шилом в глаза колету а еще один' на брусу

сидел да все кричал: подайте сюда, подайте


сюда! Ну, если б подали к нему, кажись
бы и смерть была!
Волк-дурень.
В одной деревне жил-был мужику у него
была собака: смолоду сторожила весь дом,
а как пришла тяжелая старость, и брехать
перестала. Надоела она хозяину; вот он
собрался, взял веревку, зацепил собаку за
шею и повел ее в лес; привел к осине и
хотел было удавить, да как увидал, что у
старого пса текут по морде горькие слезы,
ему и жалко стало; смиловался, привязал
собаку к осине, а сам отправился домой.
Остался бедный пес в лесу и начал пла-
кать п проклинать свою долю. Вдруг идет
из-за кустов волк, увидал его и говорит:
— Здорово, дружище! долгонько поджидал
тебя в гости. Бывало, ты прогонял меня
от своего дому, а теперь сам ко мне по-
пался: что захочу, то над тобой и сделаю.
Уж я тебе за все отплачу!
— А что хочешь ты, серый волчок, надо
мною* сделать?
-%':'■

Да немного: съем тебя со всей шкурой


и с костями.
—Ах ты, глупый
серый волк! с жиру
знаешь,
делаешь; таки после
вкусной говядины ста-
нешь ты жрать старое
и худое песье мясо?
Зачем тебе понапрасну
ломать надо мною
свои старые зубы: мое
39

мясо теперь словно гнилая колода. А вот


я лучше тебя научу: поди-ка да принеси
мне пудика три хорошей кобылятинки, по-
правь меня немножко, да тогда и делай со
мной что угодно.
Волк послушал старого пса, пошел и
притащил ему половину кобылы:
— Вот тебе и говядинка! смотри, попра-
вляйся.
Сказал и ушел. Собака стала, прибирать
мясцо и все поела.
Через два дня приходит серый дурак и
спрашивает:
— Что, брат, поправился или нет?
— Маленько поправился; коли б еще
принес ты мне какую нибудь - овцу,
мое мясо сделалось бы не в пример
слаще!
Волк и на то согласился, побежал
в чистое поле, лег в лощине и стал
караулить, когда погонит пастух свое
стадо. Вот пастух и гонит стадо; волк
высмотрел из-за куста овцу, которая
пожирнее да побольше^, вскочил и бро-
сился нее; ухватил за шиворот
на и пота-
щил ксобаке.
— Вот тебе овца, поправляйся.
10

Стала собака поправляться, съела овцу и


почуяла в себе силу. Пришел волк и спра-
шивает:
— Ну что, брат, теперь?
каков
— Еще немножко худ. Вот, когда б ты
принес мне какого-нибудь кабана, так я бы
разжирел, как свинья!
Волк добыл и кабана, принес и говорит:
— Это моя последняя служба! через два
дня приду к тебе в гости „

«Ну, ладно», думает собака, «я с тобою


справлюсь».
Через два дня идет волк к откормленному
псу, а пес завидел и стал на него брехать.
— Ах ты, мерзкий кобель! сказал серый

волк. —Смеешь ты меня бранить? и тут же —

бросился на собаку и хотел ее разорвать.


Но собака собралась уже с силами, стала
с волком на дыбкп и начала его так потче-
вать, что от серого только космы летят,,
Волк вырвался да беягать скорее; отбежал
далече, захотел остановиться, да как услы-
шал собачий лай опять припустился. При-

бежал в лес, лег под кустом и начал зали


зывать свои раны.
— Ишь, как обманул, мерзкий кобель!—
говорит волк сам с собою. Постой же,

41

теперь на кого ни попаду, уж тот из моих


зубов не вырвется!
Зализал раны и пошел за добычей.
волк
Смотрит, горе стоит большой козел; он
на
к нему и говорит:
— Козел, а козел! я пришел тебя съесть.
— Ах ты, серый волк! для чего станешь
ты понапрасну ломать об меня свои старые
зубы? А ты лучше стань под горою и ра-
зинь широкую пасть, я разбегусь да такп
прямо к тебе в рот, ты меня и проглотишь!
Волк стал под горою и разинул пасть,
а козел себе на уме, полетел с горы, как
стрела, ударил волка в лоб да так крепко,
что он с ног свалился. А козел и был
таков.
Часа через три очнулся волк, голову так
и ломит ему от боли. Стал он думать: про-
глотил ли ^он козла или нет? думал- думал,

гадал-гадал:
— Коли б козла, у меня
съел брюхо было
бы полнехонько; кажись, он,' бездельник,
меня обманул! Ну, уж теперь я буду знать,
что делать!
-Сказал пустился к деревне, уви-
волк и
дал свинью с поросятами и бросился было
схватить поросенка, а свинья не дает
42

— Ах ты, свиная харя! — говорит ей


волк, как
— смеешь грубить? да я и тебя
разорву,, и твоих поросят за один раз
проглочу.
А свинья отвечает:
— Ну, до сей поры не ругала я тебя,
а теперь скажу, что ты большой ду-
рачина!
— Как так?
— серый, посуди: как
А вот как! Сам ты,
тебе есть моих поросят? ведь они недавно
родились. Надо их обмыть, обелить.
Волк согласился. Вот пришли они к боль-
шой мельнице. Свинья говорит волку:
— Ты, кум, становись по ту сторону
заставки, где воды нету, а я пойду, стану
поросят в чистую воду окунать да тебе
подавать.
Волк обрадовался:
«Вот, думает, добыча, так добыча!»
Пошел серый дурак под мост, а свинья
тотчас ухватила заставку зубами, подняла
и пустила воду. Вода как хлынет и пота-
щила за собою волка и начала его вертеть.
А свішья с поросятами отправилась домой;
пришла, наелась и с детками на мягкую
постель спать повалилась.
43

Узнал серый волк лукавство свиньи, на-


силу кое-как выбрался на берег и пошел
с голодным брюхом рыскать по лесу. Долго
издыхал он с голоду, не вытерпел, пустился
опять к деревне и увидел,— лежит около
гумна какая-то падаль.
«Хорошо, думает,— вот придет ночь, на-

емся хоть этой падали».


Нашло на волка неурожайное вревія, рад
и падалью поживиться! Все лучше чем с
голоду зубами пощелкивать да по-волчьи
песенки распевать.
Пришла ночь; волк пустился к гумну и
стал уписывать падаль. Но охотник еще с
вечера его поджидал и приготовил для при-
ятеля пару хороших орехов, ударил из
ружья, и серый волк покатился с разбитою
головой. Так и скончал свою жизнь серый
волк.
Яичко.

Жили себе дед да баба, у них была ку-


рочка ряба; снесла под полом яичко пе- —

стро, востро, костяыо, мудрено! Дед бил —

не разбил, баба била не разбила, а мышка


прибежала да хвостиком раздавила.


Дед плачет, баба плачет, курочка кудах-
чет, ворота скрипят, со двора щепки ле-
тят, на избе верх шатается!
Шли за водою поповы дочери, спраши-
вают деда, спрашивают бабу:
— О чем вы плачете?
— Как нам не плакать, отвечают дед

да баба: есть у нас курочка ряба, снесла


под полом яичко пестро, востро, костяно,


мудрено! Дед бил не разбил, баба била не


— —

разбила, а мышка прибежала да хвостиком


раздавила.
. Как услышали это поповы дочери, с
великого горя бросили ведра наземь, по-
45

ломали коромысла и воротились домой с


пустыми руками.
—Ах. матушка, говорят
— они по-
падье,— ничего ты не знаешь, ничего не ве-
даешь ; а на свете много деется: живут се-
бе дед да баба, у них курочка ряба; снесла
под полом яичко пестро, востро, костяно,

мудрено! Дед бил— не разбил, баба била —.

не разбила, а мышка прибежала да хвости-


ком раздавила. Оттого дед плачет, баба
плачет, курочка кудахчет, ворота скрипят,
со двора щепки летят, на избе верх ша-
тается! А мы, идучи за водою, ведра побро-
сали, коромысла поломали!
На ту пору попадья квашню месила.
Как услышала она, что дед плачет и баба
плачет, и курочка кудахчет, тотчас с вели-
кого горя опрокинула квашню и все тесто
разметала по полу.
Пришел пои с книгою,
— Ах, батюшка, сказывает
— ему попа-
дья, ничего ты не знаешь, ничего не ве-

даешь-, а на свете много деется: живут себе


дед да баба, у них курочка ряба; снесіа
под полом яичко пестро, востро, костяно,

мудрено! Дед бил не разбил, баба била


— —

не разбила, а мышка прибежала да хво-


46

стиком раздавила. Оттого дед плачет, куро-


чка кудахчет, ворота скрипят, со двора
щепки летят, на избе верх шатается! Наши
дочки, идучи за водою, ведра побросали,
коромысла изломали, а я тесто меСила да
с великого горя все по полу разметала!
Поп затужил-загоревал, свою книгу в
клочки изорвал. /
Репка.

Посадил дед репку, — выросла большая-


пребольшая. Стал дед репку из земли та-
щить: тянет-потянет — вытянуть не может.
Кликнул дед на помощь себе бабку. Ухва-
тилась бабка за дедку, дедка за репку: тя-
нут-потянут — вытянуть не могут.
Позвала бабка внучку.' Внучка за бабку,
бабка за дедку, дедка за
репку: тянут-потянут —

вытянуть не могут.
Кликнула внучка Жуч-
ку. Жучка за внучку,
внучка за бабку, бабка
за дедку, дедка за репку:
тянут-потяпут — вытянуть не могут.
Кликнула Жучка кошку. Кошка за Жучку.
Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка зь
дедку, дедка за репку: тянут-потянут— вы-
тянуть не могут.
18

•йЙ.^^ЙуЯ

" д

> ТЛГЧ^^Т?^7 '

Кликнула тогда мышку. Мышка за


кошка
кошку, кошка за Жучку, Жучка за выучку,
выучка за бабку, бабка за дедку, дедка за
репку: тянут-потянут— вытянули репку.