Вы находитесь на странице: 1из 10

1.икешина Л.А., Опенков М. Ю.

Новые образы познания и реаль\


2.Порус В.Н. Эпистемология: некоторые тенденции / Порус В.Н\
1.
Object 3
1
2

 Агофонов В. П, Казаков Д. Ф., Рачинский Д. Д. Философия. - М.: 2000, 321 с.


2. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник для вузов. - М.: 1996.
3. Вахтомин Н.К. Законы диалектики - законы познания. – М.: 1996, 112 с.
4. Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика как часть теории познания и научной методологии. - М.:
Наука, 1994. Кн. 1, 2.
5. Голубинцев В. О., Данцев А. А., Любченко В. С. Философия. - Ростов н/Д: «Феникс», 2001.
6. Ильин В.В. Теория познания. Введение. Общие проблемы. - М.: 1993.
7. Ильин В.В. Теория познания. Эпистемология. - М.: 1994.
8. Коршунов A. M. Познание и деятельность. - М.: 1993.
9. Кохановский В.П. Философия и методология науки. - М.: АТС; Ростов н/Д: Феникс, 1999. - 574 с.
10. Мостепаненко М.В. Философия и методы научного познания. – М.: 2001, 197 с.
11. Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. - М.: 1997.
12. Современная философия науки: знание, рациональность, ценности в
трудах мыслителей Запада: Учеб. хрестоматия. 2-е изд. - М.: 1996.
13. Философия и методология науки: Учеб. пособ. для студентов вузов / Под ред. В.И.Купцова. - М.:
1999.
14. Философия: Учебник/Под ред. В.Д.Губина, Т.Ю.Сидориной, В.П.Филатова. - М.: 1996, 170 с.
15. Философский словарь//Под ред. Д.П.Горского, А.А.Ивина, А.Л. Никифорова. – М.: 2003, 390 с.
16. Фролов И. Т. Введение в философию. - М.: 2002, 260 с.
17. Чудинов Э.М. Природа научной истины. М.: Политиздат, 1977.
18. Щедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология. - М.: 2001, 312 с.

Теория познания (гносеология) - это раздел философии, в котором


изучаются проблемы природы познания и его возможностей,
отношения знания к реальности, исследуются общие предпосылки
познания, выявляются условия его достоверности и истинности.

В качестве субъекта выступает отдельный конкретный человек,


группа людей и человечество в целом.

Объект - вся существующая реальность.Процесс познания во всех


случаях носит активный характер.

Уровни познания:

1) Чувственное(эмпирическое) – познание мира с помощью органов


чувств. Выделяют 3 формы чувственного познания: а)ощущения –
только свойства предмета, предмет перед глазами, через органы
чувств. б) восприятие – образ предмета, непосредственно перед
глазами, через органы чувств(целостный образ). в)представление -
образ предмета, который сохранен в сознании без непосредственного
воздействия на органы чувств.

Особенности чувственного познания:

• Результатом явл наглядный образ предмета

• Не отделяет существенные признаки от несущественных

• Субъективно, т.к. органы чувств у всех разные

• Есть предметы и явления, которые с помощью чувств познать нельзя

• Присутствует у животных

• Является основой для рационального познания

2) Рациональное познание – познание мира с помощью мыслительных


операций(сравнение, уподобление, абстрагирование, обобщение).
Формы: а)понятие – мысль, с помощью которой можно выделить
общие и отличительные черты. б)суждение – мысль, которая
утверждает или отрицает ранее сложившееся представление.
в)умозаключение – мысль, которая устанавливает логическую связь
между суждениями.

Особенности:

• Опирается на результат чувственного познания

• Нет непосредственного воздействия предмета

• Можно изучать предметы, которые при чувственно познании изучить


невозможно

• Результатом являются истинные знания о предмете

Формы(пути) познания:

1. Ненаучное познание: А)житейское(обыденное):основано на личном


опыте и здравом смысле, достаточно консервативно, имеет
своеобразный язык(горсточка). Б)народная мудрость: обобщает опыт
поколений, выражено в виде загадок, пословиц и поговорок,
достаточно противоречиво. В)художественное: результатом является
художественный образ, достаточно субъективно, имеет
эмоциональную окрашенность, действует язык символов(краски,
звуки). Г)мифологическое: заменяет объяснение рассказом, служит
для передачи культурных ценностей и жизненного опыта народа.
Д)паранаука(астрология, хиромантия): проникает в неисследованное
пространство, имеет дело не с фактами, а с выдвижением гипотез,
уход от конкретных объяснений.

2. Научное познание – основная форма человеческого познания,


которое выражается в виде мыслительной и предметно-практической
деятельности. Особенности: объективность, доказанная практикой;
имеет дело только с тем, что реально существует и может
наблюдаться; носит системный характер: факт → гипотеза → закон →
теория; подвергается постоянной проверке, т.е. открыта для
рациональной критики; опирается на опыт предшественников; имеет
свой научный язык; воспроизводимось полученных результатов.

3. Социальное познание: совпадает субъект и объект познания; роль


субъективного фактора(связано с интересами отдельных людей и
групп); общество – это сложный объект для изучения, т.к. в нем нет
повторяющихся событий, а также действуют люди, наделенные волей;
ограниченное использование таких методов, как наблюдение и
эксперимент.

4. Самопознание – процесс постижения особенностей собственной


личности (свих интересов, воли, способностей). Образ "я" –
относительно устойчивые представления человека о самом себе,
выраженные в словесной форме. Самооценка – эмоциональное
отношение к собственному образу я.
Познание как разновидность духовной деятельности существует в обществе с момента его
возникновения, проходя вместе с ним определенные этапы развития. На каждом из них процесс
познания протекает в многообразных и взаимосвязанных социально-культурных формах. Поэтому
познание как целостный феномен нельзя сводить к какой-либо форме, хотя бы и такой важной, как
научная.
Познание - обусловленный, прежде всего, общественно-исторической практикой процесс
приобретения и развития знания, его постоянное углубление, расширение и совершенствование. Это
такое взаимодействие объекта и субъекта, результатом которого является новое знание о мире[2] .
Познание представляет собой деятельность, целью которой является получение истинного знания о
каком-либо объекте. Познание выражается в определенном отношении субъекта к объекту познания. В
процессе установления этого отношения субъект овладевает объектом, получает о нем необходимую
информацию, содержание которой зависит от частных задач познавательной деятельности,
используемых средств и приемов.
Познание - сложный процесс отображения и воспроизведения человеком действительности.
Уже на ранних этапах развития человечества существовало обыденно-практическое познание. Оно
поставляло элементарные сведения о природе, а также о самих людях, условиях их жизни, социальных
связях и т. д. и представляло собой простой набор сведений, норм, правил и т. п. Сфера обыденного
познания включает в себя здравый смысл, верования, приметы, интуитивные убеждения, предчувствия и
пр.
Объект познания
Под объектом познавательной деятельности в самом широком смысле слова следует понимать все
то, на что направлена мысль познающего субъекта. Соответственно, не все, что объективно существует
в мире, может быть объектом познавательной деятельности. Объект и объективная реальность — вещи
совершенно разные. Например, человек что-то не может сделать объектом познания в силу чисто
исторических причин: неразвитости технических средств наблюдения, несформировавшегося
методологического аппарата анализа и т.д. Так, элементарные частицы и атомные ядра, несомненно,
существовали во времена древних греков, но не были предметом их анализа; точно так же и сегодня
существуют такие вещи и процессы, которые мы не можем познавать в силу своей исторической
ограниченности1. Вместе с тем какие-то вещи и процессы могут не являться объектом моей
познавательной деятельности по причине отсутствия познавательной направленности на них. Я могу
бесконечное число раз щелкать электрическим выключателем, но не иметь ни малейшего
представления о том, что такое электричество. Человек, искренне и непосредственно переживающий
чувство любви, может оказаться абсолютно не способным сказать что-либо вразумительное о том, чем
является любовь по самому своему существу.
Одновременно полноправными объектами познания являются состояния и факты сознания
(восприятия, эмоции и т.д.), атакже его различные порождения, включая те, которые не существуют в
самой действительности: кентавры, черти с хвостиками, роботы из научнофантастических фильмов и
даже логически невозможные образования (типа «круглого квадрата»). В принципе, всё, что только
может помыслить или представить себе человек, способно стать предметомего познавательной
деятельности, любые фантазии и гипотетические ситуации. Более того, способность творчески
конструировать гипотетические объекты познания, даже те, которые никогда не встретятся ни в какой
объективной действительности, как раз и является существеннейшей характеристикой именно
человеческого познания, способного планировать возможные сценарии будущего.
Однако какой бы объект познания мы ни рассмотрели — реальный (живой человек), идеальный
(понятие «человек») или идеально-гипотетический (представление о человеке, способном жить 300 лет),
— везде обнаруживается нечто принципиально общее, а именно: любой объект познания представляет
собой нечто трансцендентное, некую тайну, загадочное «X», относительно которого мы хотим получить
знание. Даже в объектах, произвольно сконструированных нами, эта неизвестность присутствует. Мы
ведь можем задать себе (и очень часто задаем) весьма интересные и важные вопросы: а как будет
смотреть на мир человек, который живет 300 лет? Какова его возможная психология? Или же: а какой
могла бы быть физиология и психология кентавра? Или: проявлением каких болезненных черт
американского характера и американской культуры являются их навязчивые фильмы ужасов о
восстании роботов в грядущей мертвенно-технотронной цивилизации?
Можно сделать следующий вывод: если нечто, существующее в мире, в нашем сознании или в
культуре, не является для нас таинственным, не несет в себе тайны, этого самого «X», то оно никогда и
не будет выступать перед нами в роли объекта познавательной деятельности.
Одновременно объект не может быть абсолютно трансцендентным. В таком случае он рисковал бы
остаться попросту неизвестным, как бы пребывающим в состоянии гносеологического небытия типа
кантовской вещи в себе. Поэтому правы те мыслители, которые признают момент имманентной
бытийной связности познающего сознания со своим объектом, отсутствие непроходимой границы между
ними. Это особенно относится к объектам нашего внешнего опыта. Весь процесс познания, по мысли
B.C. Соловьева, как раз и покоится на том, что «познающий известным образом внутренно связан с
познаваемым, находится с ним в существенном единстве». Эта интуиция первичного единства человека
с миром, нашей имманентной укорененности внем присутствует у разных мыслителей XX в. — С.Л.
Франка, М. Хай-Деггера, М. Шелера.
Объект познания имеет еще одно очень важное свойство — он не остается неизменным. Любое
добытое знание об объекте раскрывает в нем новые тайны. Так, объект под названием «атом» со
времен древних греков претерпел существенное гносеологическое развитие: мы теперь знаем о его
внутреннем строении, весе, изотопах и т.д. То же самое можно сказать о таких объектах, как
натуральный ряд чисел, электромагнитные явления, закономерности организации генома и т.д. Любой
объект как бы бременится, что отражается в истории науки, которая его изучает. С особо сложными
случаями мы сталкиваемся тогда, когда объект претерпевает не только гносеологическое, но и
собственное развитие. Вплоть до середины XX в. считалось, что собственную историю имеют
человеческое общество, культурные образования (например, язык), живые объекты (разного рода
биологические виды), атакже биогеоценозы. Однако теперь — в контексте современных синергетических
исследований — становится понятным, что и неживая природа (если только такая на самом деле есть)
эволюционирует, претерпевая процесс качественных необратимых изменений. И если еще в начале века
выдающийся французский физик и математик А. Пуанкаре усматривал преимущества физики по
сравнению с другими науками в исторической неизменности ее предмета, то сегодня вполне серьезно
обсуждаются проблемы эволюции фундаментальных физических законов.
Все это заново ставит принципиальный теоретико-познавательный и методологический вопрос о
соотношении собственного и гносеологического развития объекта — вопрос, который поставил и по-
своему блестяще решил еще К. Маркс в «Капитале». Использованный им познавательный принцип
носит название единства логического и исторического и гласит, что в теоретической системе знания
собственная история объекта должна быть вскрыта в его существенных и необходимых моментах
логически, но при этом необходимо опираться на историю его познания, ибо развитие идей в той или
иной степени запечатлело собственную историю объекта. Одновременно именно с высоты теоретически
познанного предмета становятся ясными закономерности истории его познания, и каждый мыслитель
прошлого получает по заслугам.
Словом, теоретическая реконструкция собственной истории объекта опирается на историю его
познания (на его гносеологическое развитие), а его гносеологическое развитие проясняется только на
основании логики собственного развития, вскрытой теоретической мыслью.
3. Субъект познания
На первый взгляд может показаться, что с пониманием субъекта
noзнания дело обстоит намного проще и его можно напрямую
отождествить с человеческим индивидом, осуществляющим
познавательный акт. Такая позиция близка нашему повседневному
наивно-реалистическому опыту и наиболее распространена. Она
трактует субъект в качестве так называемого психологического субъекта
познания. Здесь познающий чаще всего рассматривается как пассивный
регистратор внешних воздействий, стой или иной степенью адекватности
отражающий объект.
При всей интуитивной очевидности подобного подхода в нем есть
один существеннейший недостаток — он не учитывает активный и
конструктивный характер поведения субъекта, то, что последний
способен не только отражать, но и формировать объект познания. Более
того, знание всеобщего и необходимого характера, что особенно зримо
наличествует в логике и математике, нельзя вывести, исходя из теории
отражения объекта и представлений о субъекте как психологическом
индивиде. Поскольку не совсем понятно, что отражают в мире
математические понятия и теории (например, мнимые числа), и еще
более непонятно, как математики-индивиды, обладающие
принципиально разными индивидуально-психологическими,
национально-культурными и историческими особенностями, способны
одинаково осуществлять всеобщие и необходимые математические
доказательства, то гораздо логичнее предположить следующее: субъект
познания вопреки очевидности сверхпсихологичен и сверхиндивидуален.
Во многих индивидуальных психологических субъектах, независимо от
их эмпирических особенностей, есть нечто одинаковое и доопытное
(априорное), благодаря чему они единообразно формируют объект
познания и познают его.
Иными словами, существует некое инвариантное и устойчивое
«познавательное ядро» в каждом человеке, которое обеспечивает
единство познания в контексте различных эпох и культур и выявление
которого составляет подлинную цель теоретико-познавательной
деятельности. Такая трактовка субъекта восходит к И. Канту и получила
название трансцендентального субъекта познания. Развитие опытных
наук, особенно психологии, подтвердило правоту многих кантовских
философских интуиции. Действительно, у индивида существует целый
комплекс первичных доопытных идей и установок, формирующих его
картину мира, более или менее одинаковую с картинами мира у других
людей: эталоны восприятия цвета, звука и формы, категориальные
структуры мышления, языковая компетенция и т.д.
Сам основоположник трансценденталистского взгляда на субъект
познания уклонялся от вопроса, каково происхождение этого доопытного
познавательного ядра в каждом человеке. По И. Канту, он попросту
лишен смысла: структуры трансцендентальной субъективности
априорны; а потому все попытки ответить на этот вопрос неизбежно
приводят к логическому кругу, когда сама постановка проблемы
подразумевает наличие того, о происхождении чего спрашивают. Однако
последующая философская и психологическая традиция предложила
целый спектр решений проблемы происхождения трансцендентальной
субъективности.
Так, Н. Хомский и К. Лоренц считали их биологически врожденными
формами адаптации к миру; Ж. Пиаже — следствием инвариантных
структур деятельности, которыми ребенок овладевает на ранних стадиях
развития; марксистская психологическая парадигма рассматривала их
как продукт влияния инвариантов культурной среды. В рамках восточной
гносеологической традиции также признается существование
устойчивого познавательного ядра личности, но оно связывается с
механизмами духовной врожденности, с универсальными когнитивными
характеристиками монад, остающимися неизменными в череде их
духовных перерождений. Известно, что и в христианских религиозных
гносеологических моделях признается некое духовно врожденное ядро
субъективности, обеспечивающее общность базовых принципов
познания и практической деятельности. Во всех вышеприведенных
объяснениях природы и происхождениятрансцендентальной
субъективности есть, по-видимому, рациональный смысл, однако и такое
понимание природы субъекта не является исчерпывающим.
Гегель был, вероятно, первым, кто достаточно убедительно показал:
индивид, какими бы общими с другими индивидами структурам
субъективности он ни обладал, тем не менее, познает по-разному в
каждую конкретную историческую эпоху в зависимости от
господствующих в обществе общекультурных предпосылок, идеалов и
норм познавательной деятельности. Один и тот же объект носители
разных познавательных традиций могут даже видеть, а не то, что
познавать совершенно по-разному. К примеру, дикарь с острова Борнео
и современный ученый-биолог увидят в компьютере разные вещи: один
магически мерцающий и загадочно звучащий объект, от которого
желательно держаться подальше; второй — вершину достижений
человеческого научного гения, существенно облегчающую его научную
деятельность.
Стало быть, индивидуальная познавательная активность двух
субъектов определяется какими-то надперсональными структурами,
имеющими как бы свою собственную жизнь и логику развития. Более
того, объем знаний, который существует в социуме на данный момент
исторического времени, всегда превосходит объем знаний и навыков,
которыми владеет каждый отдельный познающий индивид. Отсюда
вытекает идея существования коллективного (или соборного) субъекта
познания, практически реализующегося посредством усилий многих
индивидуальных психологических субъектов, но к ним несводимого и
относительно от них автономного. Примером бытия подобного субъекта
может служить научный коллектив, группа научно-исследовательских
коллективов, профессиональное сообщество (например, сообщество
философов-профессионалов) или даже человеческое общество в
целом.
Однако философская интерпретация феномена надперсональной
детерминации познавательного процесса может быть и радикально
иной, персоналистической. Коллективный субъект познания здесь
наделяется автономным и разумным существованием, приобретая черты
абсолютного субъекта познания, как это было свойственно некоторым
вариантам русской религиозной гносеологии Серебряного века, хотя
подобную идею можно найти у неоплатоников в учении о Мировой Душе
и даже у самого Платона.
Здесь индивидуальная познавательная деятельность человека
рассматривается как часть деятельности Божественной Премудрости, в
которой она укоренена и к слиянию с которой она в идеале стремится.
Только в Абсолютном Субъекте познавательной деятельности (илив
Абсолютном Сознании) объект и субъект оказываются тождественными,
а не противостоят друг другу ни в онтологическом, ни в
гносеологическом, ни в аксиологическом плане. Это как бы абсолютное
и совершенное смыслобытие, где совпадают знание и существование,
нравственный поступок и нравственная мысль. Одновременно наличием
такого неявного «сверхсубъекта познания» объясняются и
происхождение трансцендентальных структур субъективности, и тайна
имманентной связности субъекта с объектом в многообразных
познавательных усилиях человека, и взаимопонимание между самими
людьми, и, наконец, идеальная цель когнитивных человеческих
стремлений в целом.
Интересно, что предположение о существовании в Космосе иерархии
сознаний, в том числе и намного превосходящих человеческий уровень,
сегодня уже не кажется достоянием различных форм религиозно-
мистического мировоззрения, а воспринимается как вполне
правдоподобная гипотеза, учитывая вступление человечества в эпоху
антропокосмического поворота, связанного с поиском братьев по разуму
во Вселенной и признанием космического измерения в деятельности
самого человека.
Подытоживая различные трактовки субъекта познания, можно
попытаться дать его общее определение, учитывающее
вышеотмеченные аспекты: под субъектом познания следует понимать
наделенного сознанием человека, включенного в систему
социокультурных связей и укорененного в рамках космического целого,
чья активность направлена на постижение тайн противостоящего ему
объекта.
Субъект и объект познания есть раздвоение единого мира в
познавательном процессе. Это означает, что понятия «субъект» и
«объект» существуют нераздельно. Субъектом познания считается
постигающая мир мыслящая, творческая личность, группа ученых и т.д.
Поскольку познание возможно лишь на основе уже имеющихся знаний,
субъектом его может считаться и общество в целом. В конечном счете,
главным познающим субъектом — источником познания природы и
общества, а также «производителем» мудрости — считается все
человечество. Отсюда следует, что субъектом познания может
называться любой источник активного исследования окружающего мира
-творящий и созидающий человек или социальная группа.
Познающий субъект не является неким пассивным созерцателем мира
вещей, предметов и явлений природы, «совокупным сознанием»,
автоматически отражающим общественные процессы, — он всегда
активный познающий деятель, постоянно ищущий объект для своего
воздействия в целях его постижения. Со времен И. Канта под субъектом
познания понимают активное сознание, или творящий дух.
Под объектом познания подразумевают часть внешнего мира или все
реальные фрагменты бытия, противостоящие субъекту и специально
подвергающиеся исследованию. Так, к примеру, человек является
объектом изучения многих наук -биологии, медицины, психологии,
социологии, философии и др. В социальном познании все вращается в
сфере человеческого: объект представляют люди и результаты их
деятельности, субъект — тоже люди. Поэтому понятия «субъект» и
«объект» в принципе соотносятся. Субъект — активно действующее в
познании творческое начало. Объект — то, что противостоит субъекту и
на что, собственно, направлена его познавательная деятельность. Это
фрагменты действительности, которые оказались в центре внимания
исследователя. Проще говоря, объектами познания являются те факты,
которые исследует познающий: человек, его здоровье и болезни или
вторичные продукты человеческой жизнедеятельности — философии,
медицины, искусства, религии и т.д. Подчеркнем, что объектом познания
является лишь та часть объективной реальности, которая включена в
исследовательскую деятельность субъекта. В сфере познавательной
деятельности субъект и объект в принципе не могут существовать друг
без друга. Познание — это целенаправленное взаимодействие субъекта и
объекта во имя получения знания. Нет сомнения в том, что знание по
своей природе — это человеческий феномен. Оно всегда принадлежит
субъективному миру индивида. Но в нем в идеальной форме содержится
объективный мир. Правда, субъект может быть и объектом для самого
себя, то есть он может сознавать свою собственную способность к
познанию. Субъект и объект противостоят друг другу как познание
(постижение) и познаваемое (постигаемое). Познание происходит в силу
того, что субъект вторгается в сферу объекта и как бы переносит его на
свою собственную орбиту, при этом определенные моменты объекта
отображаются в субъекте. Следовательно, сама познавательная
деятельность и ее результаты содержат в себе и субъективное (то, что
зависит от субъекта), и объективное (то, что определяется самим
объектом и никак не зависит от субъекта). Фрагменты бытия, оказавшись
в центре внимания познающей мысли субъекта, составляют ее объект и
становятся в некотором смысле «собственностью» субъекта, вступая с
ним в некие субъективно-объективные отношения. Объекты всегда
противостоят субъекту как существующие в природе предметы, вещи и
явления, а также внутренние и внешние взаимосвязи, которые
складываются между ними. Объектом познания является и общество,
общественные процессы, свойства и отношения. Нередко им становится и
сам человек, находящийся в состоянии рефлексии (самосознание).
Следует отметить, что в качестве объекта познания выступает не вся
реальность мира, а только та его часть, с которой осознанно и
заинтересованно взаимодействует субъект познания. При этом ни в коем
случае нельзя отождествлять объект познания с его предметом, который
является только некой частью объекта.
Предмет познания — это зафиксированные в жизненном опыте и
включенные в процесс практической деятельности человека стороны,
свойства и отношения объекта, исследуемые с определенно заданной
целью в конкретных условиях бытия и обстоятельствах жизни. Предмет
познания указывает на нетривиальный характер формирования самого
объекта. Последний должен быть сознательно и целенаправленно
выявлен из множества фрагментов объективного бытия и представлен в
форме конкретной познавательной задачи. Предмет познания
представляет собой определенный срез или аспект объекта, включенного
в научное или какое-либо другое исследование. Так, например, объектом
познания в анатомии и физиологии являются все живые организмы, в то
время как предмет первой составляет их строение, а второй — их
функционирование. Следовательно, объект познания входит в науку
через конкретный предмет исследования. Короче говоря, предмет
познания — это определенное видение проблемы исследования и
понимание объекта познания. Таким образом, под предметом познания
понимают абсолютно все, о чем можно мыслить или высказывать
суждения.
Субъект познания имеет социальную природу. В широком смысле слова
субъект есть само общество. Последнее рассматривается как своего рода
«общественный человек», усвоивший достижения материальной и
духовной культуры. Субъектом познания может быть коллектив ученых,
социальная группа и т.п. Как универсальный познающий субъект
общество объединяет субъекты всех уровней и видов, поколений и
интересов. Но при этом оно осуществляет познание мира через
индивидов — ученых, художников, мыслителей. Таким образом,
субъективная сторона познания обусловлена тем, что познающий субъект
-это не какая-то абстрактная личность (коллектив или общество), а
конкретный исторический фактор, познавательная деятельность
которого обусловлена определенными условиями развития науки,
философии, общим уровнем культуры людей. То, что должно быть
познано, является для субъекта, стремящегося понять объект, то есть
для активного сознания, неисчерпаемым. Это обстоятельство и
направляет познавательный процесс, в который включается вся
субъективно-творческая деятельность человечества, но прежде всего —
чувственная и рациональная ступени его научного познания. С этой точки
зрения, всякое познание есть постижение субъектом всех видов и форм
отношений между ним и объектом.
Определяя ведущее значение общества, нельзя недооценивать и роль
отдельной творческой личности. Общество познает мир и себя в нем
только через конкретных людей. В этом контексте субъект познания —
сложнейшая система, компонентами которой являются отдельные
личности, занятые в различных сферах духовного и материального
творчества.
Субъект как единство чувственного и рационального воздействия на
объект есть не что иное, как творческое начало, которое порождает
естественный познавательный процесс в мире вещей, предметов и
явлений. В субъектно-объектных отношениях обнаруживаются
внутренние связи и зависимости между предметами и явлениями мира,
что получает выражение в виде законов и закономерностей. Субъектно-
объектные отношения возникают на чувственном и на рациональном
уровнях познания. Процесс поиска истины на теоретическом уровне не
является строго рациональным. Конечно, перед научным открытием
важно рациональное воображение: создание образов и формулирование
понятий.
Схематично структуру научного познания можно представить следующим
образом: эмпирический факт → научный факт → наблюдение → реальный
эксперимент → модельный эксперимент → научная фиксация результатов
эмпирических исследований → эмпирическое обобщение с
использованием теоретического знания → создание образа →
формулирование гипотезы → проверка ее на опыте → создание новых
понятий → выведение закона → проверка его в практике → в случае
необходимости разработка новой или дополнительной гипотезы.
В подобном понимании субъектно-объектного познавательного процесса
формируется и принципиально новый, культурологический тип
рациональности, который выходит за рамки собственно научной
рациональности. Исходя из этого, рациональность определяется уже не
только фактом научности и строгой логичности, что было характерно для
классического типа теоретического исследования. Необходимо учитывать
личностный характер ученого, проявляющийся в познании мира и
общества, факторы нравственности, этичности, эстетичности,
психологичности, практичности, оценка которых осуществляется с
позиций уже не только научного мышления, но и иных форм, каковыми
могут быть и интуиция, и искусство, и религия. В целом существо
современного культурно-исторического типа рациональности
(мыслительности) можно выразить известной триединой формулой,
предложенной еще античными мыслителями: «Истина, Добро, Красота».
Сегодня не мешало бы добавить: и Любовь.
Таким образом, современная субъектно-объектная рациональность
органично вплетена в эмпирическое (опытное) познание бытия.
https://www.docsity.com/ru/formy-poznaniya/1102172/
https://studfile.net/preview/5150770/page:17/
https://www.bestreferat.ru/referat-281987.html
https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/45313
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD
%D0%B8%D0%B5#%D0%9F%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BD
http://society.polbu.ru/mitroshenkov_philosophy/ch39_all.html
https://studme.org/1391072617766/filosofiya/protsess_poznaniya
Философия  науки  и  техники:  тематический  словарь.
—  Орёл:  ОГУ.  С.  И.  Некрасов,  Н.  А.  Некрасова.  2010.