Вы находитесь на странице: 1из 26

Labourt J.

, « Le Christianisme dans l’empire Perse sous la dynastie


Sassanides (224-632)», Paris, 1904. Глава 6-я:

ТОРЖЕСТВО НЕСТОРИАНСКОГО УЧЕНИЯ

1. Варсаума Низибийский. Его борьба против монофизитов.

Варсаума был родом из северных провинций. Можно, вместе с Сименоном


Бейт Аршам1, допустить, что он был слугой некого Мари Бейт Карду 2. Мы не
знаем дату его рождения; ее вероятно можно определить между 415 и 420 гг.

Мы встречаем его в Эдессе, в Персидской школе3. Полагают, что эта


известная школа была основана преподобным Ефремом Сирином во время
передачи [власти] Сассанидам (363)4. Она привлекала к себе и восточных
сирийцев, жаждавшие богословской и экзегетической учёности. Как возможно
было учиться в персидской империи, когда гонения, более или менее скрытые,
но всегда готовы к вспыхиванию, могли прервать спокойную работу школы?
Между прочим, после собора в Селевкии христиане Персии с большей
уверенностью привязывались к учению Запада, чью догматику и дисциплину
они приняли. Однако нигде лучше чем в Эдессе нельзя было приобщиться к
эллинской культуре. «Благословенный Богом» град был естественным
посредником между метрополией Антиохии и персидскими церквами.

Варсаума относился к этой группе молодых персов, получивших


образование Ибаса и оставшихся верными своему учителю5. Главными были
1
B.O., I, p. 346 и далее, особенно на стр. 349.
2
Это означает, что он наверное родился в этих областях.
3
V.R. Duval, « Histoire d’Edesse », p. 145, 174 и далее.
4
Мы не знаем, породила ли эмиграция низибийских учителей, как думает V.R. Duval c. 177, «в городе
важду между старыми жителями и новыми пришедшими, оставшимися изолированными и
названными персами». «Может быть – пишет еще Duval – именно благодаря этому соперничеству
несторианство, не имевшее еще глубоких корней ни в Сирии, ни в Эдессе, легко укоренился в
персидской школе. Раббула – сириец по происхождению – воевал против рождающейся ереси, но
проповедавший в персидской школе Хибха относился к новому учению благосклонно». Нужно все
же заметить, что Хибха (Ибас) был сирийского происхождения, как и Раббула. Он согласился
проповедоваться в персидской школе потому, что к тому моменту еще не было радикального
противоречия между восточными и западными сирийцами. Эдесский священник Марун Элита был
также «лектором (чтецом) персидской школы». Кумай и Пробус (Qumai, Probus) – переводчики
Аристотеля, которых указывает Абдишо – кажутся западными сирийцами (B.O., III, p. 85). Между
прочем, личность Пробуса довольно таинственна. (Litt. syr., p. 254).
5
Письмо Симеона Бейт Аршама, B.O., I, p. 354; «Histoire d’Edesse», p. 178.
1
Акакий Бейт Арамайе, которого прозвали душителем пошлин, Мана Бейт
Ардашир, прозванный пьющим помои, Абшота Ниневйиский, «у которого было
такое прозвище, которое неприлично писать», Иоанн Бейт Гармай, прозванный
маленькой свиньей, Михей, прозванный Дагон, Павел, сын Какая Бейт Хуззайе,
прозванного любителем фасоли, Авраам Мидянин, прозванного истопник
печей, Нарсис Прокаженный, и Езария из монастыря Кефар Мари 6. Симеон
Бейт Аршам, передавший нам эти клички, сообщает нам, что у Варсаумы была
кличка «пловца посреди гнезд» (или может быть: посреди тростника).

Тем не менее, в самой школе было решительное меньшинство


противников Ибаса, среди которых мы узнаем Папу Бейт Лапаца, Ксеная
Тахаль (известный Филоксен Маббугский), его брат Аддай и некий
Бархадбешабба Карду и Веньямин, родом из Бейт Арамайе7.

Варсаума настолько отличался своей приверженностью к несторианству,


что он заслужил того, что епископы второго Эфесского собора (latrocinium)
потребовали его высылку (449 г.)8. Если он подчинился этому постановлению,
он должен был вернуться в Эдессу, когда его учитель был уже реабилитирован
соборами в Тире и в Бейруте, и наконец-то Халкидонским. Но когда умер Ибас
(457 г.), произошло бурное противостояние (реакция) монофизитов: «все персы
были изгнаны из Эдессы, вместе с оставшимися чтецами (учителями),
[ставших] на их стороне. И те, которые были изгнаны из Эдессы, ушли в страну
Персии: Акакий [ушел] в Бейт Арамайе, Варсаума нечистый в Низибию, Мана в
Бейт Ардашир9, Иоанн в Карка, что в Бейт Сари 10 в Бейт Гармай, Павел, сын
Какая в Карка Ледан, [находящееся] в Бейт Хуззайе, Пусаи, сын Курти, в
Шуштер, город в Хуззайе, Авраам в Бейт Мадайе; Нарсис Прокаженный был
учителем в Низибии11».

6
Нужно добавить Иазадида (R. Duval, «Litt. syr.», p. 348).
7
Simeon Beit Arsam, loc. cit.
8
P. Martin, «Actes du Brigandage d’Ephese» («Разбойничье деяния в Эфессе»), Paris, 1874, p. 31.
9
Правильно: Рев-Ардашир (Rew-Ardasir).
10
Правильно: Бейт Слокх (Beit Slokh).
11
Эти данные подтверждаются подписями собора Акакия (484 г.), Syn.orient., p. 300-301.
2
Итак, согласно Симеону, во время правления католикоса Бабовай
(Babowai), бывшие ученики Ибаса были назначены на основные кафедры.
Таким образом, нас наводят на мысль, что ученики Эдесской [школы] всегда
оставались в идейном общении с церковной иерархии их страны12.

Когда они пришли к власти, они ограничились консолидацией позиций,


принятых уже долгое время, и изгнанием возмутителей. По большей части это
было делом Варсаумы. Он выполнял его на нескольких соборах, имевших
место в 484 году – 27-й год царя Пероза.

История этих фактов очень неясна и даже совершенно непонятна, если мы


последуем за Ассемани13. Этот замечательный автор канонизирует, так сказать,
Симеона Бейт Аршама и слепо следует ему во всех его утверждениях. И что
еще хуже, он следует традициям Бархебраеус (Barhebraeus), у которого он
одалживает, в целом, основу своего повествования.

Но вот как резюмируются факты для Бархебраеус 14: Варсаума


Низибийский, митрополит Персии Маана, и учитель Нарсис проповедовали
12
Если бы мы знали личность Мариса Персийца или из Бейт Ардашир, кому Ибас и отправлял свое
письмо о христологических противоречиях (Mansi, t. VIII, p. 241 и далее; см. выше, гл. IX, p. 254), мы
бы знали больше об отношениях персидских учеников в Эдессе с их соотечественниками. Симеон
Бейт Аршам (loc.cit.) просто говорит: «человек, по имени Мари Бейт Ардашир». Корреспондент
Ибаса мог бы быть светским лицом. Эта гипотеза вообще не правдоподобна. Письмо Иабса содержит
формулы, которые правильно применяются к одному только епископу (σὴ ἀγιοσύνη). Учитель из
Эдессы поручает Мари сообщить «всем нашим отцам», что заключен мир между сторонниками
Иоанна Антиохийского и Святого Кирилла. Мари вероятнее всего епископ, и очень влиятельный
епископ.
Его кафедра в Бейт Ардашир; однако Бейт Ардашир это официальное название Селевкии (Tabari,
p. 16, прим.1). Таким образом, Мари оказался католикосом Селевкии, и манера, в которой Ибас
обращается к нему вполне оправдана. Но католикоса, управлявшего Церковью Персии в то время,
звали Дадишо (гл. 5-я, с.120).
Здесь есть трудность, которая представляется неразрешимой. Предположим все же, что
оригинальное название письма Ибаса, написанного конечно на сирийском, было **** **** ******
*** *** (сир.), к Господину епископу Бейт Ардашир; оно могло быть переписано на греческий εἰς
Μάριν ἐπίσκοπον Βηθαρδασιρηνῶν на пример, и почетный титул на сирийском Мар(и) могли принять
за собственное имя корреспондента Ибаса. Можно снова предположить, что имя Дадишо было
вписано во все письма, а трудность переписать его на греческом является достаточным основанием
для того, чтобы опустить его. В итоге, титул одного экземпляра [письма] мог быть составлен таким
образом: **** **** ****** ** *** (сир.), к Господину епископу Персов. Так можно объяснить
определяющее слово «Персов (персидский)» часто приписываемое Марису. Адишо (‘Adhiso’, B.O.,
III, p. 171 et 214) приписывает Марису и Дадишо комментарий на Даниила. Неужели только
несторианская традиция отождествляла эти две личности?
13
Bibl. orient., III, p. 66-70, 393; II, p. 403 ; IV, p. 78-79.
14
Col. 63-78.
3
несторианство и советовали епископам иметь наложниц. Что касается
Варсаумы: он жил в своей келье с некой женщиной, которую он называл своей
законной женой, утверждая, что лучше взять женщину, нежели сжигать
пламень плоти. Епископы писали Бабоваю (Babowai), протестуя. Он им
отвечает: «поскольку мы подчинены нечестивому правительству, мы бессильны
в служении против виновных; поэтому, многие злоупотребления были введены
против нашей воли и против канонов». Варсаума перехватил письмо и отправил
его Перозу, и обвинил католикоса в том, что он ведет переписку с греками.
Пероз перевел письмо без подготовки, и чтец не смог изменить в нужное время
инкриминируемый пассаж. Царь приказал поймать католикоса, потом осудил
его на распятие, и, повесив за безымянный палец, бичевали до смерти.

Тогда Варсаума говорит Перозу: «Если мы не объявим на Востоке догмат,


отличный от догмата римского императора, никогда твои христианские люди
не будут к тебе честно привязаны. Итак, дай мне людей, и я сделаю
несторианами всех христиан твоей империи. Таким образом, они возненавидят
римлян, и римляне возненавидят их».

Варсаума в сопровождении персидских солдат, вышел из Селевкии и


направился в Бейт Гармай, где они преследовали православных. Но он был
изгнан из Тагрит и из всей области. Он направился в Арбель, чей митрополит
скрылся в монастыре Мар Маттай. Варсаума пошел за ним, поймал Варсахде
(Barsahde), митрополита монастыря, и двенадцать монахов, которые не успели
скрыться, и заключил их в тюрьму некого иудея; потом он спустился в
Ниневию и убил девяносто священников в монастыре Визонита (Bizonita) и
многих других в соседних областей.

Оттуда он направился в Бейт Нухарда и собрал собор в Бейт Адрай; потом


два других [собора] в Ктесифон и Карка в Бейт Слокх, в доме сборщика налогов
Яздина, и установил каноны, которые Ксенайас (Филоксен Маббугский)
опровергнул в двух книгах. Вархевраеус говорит, что Варсаума, которого он в
насмешку называет Варшаула, сын подошвы, истребил в целом 7700
4
православных. Он продолжил свое дело в Армении; но отношение епископов и
дворянства этих местностей помешало ему.

Он тогда вернулся в Низибию и продолжил преследования в арамейских


провинциях. Епископы, которые смогли ускользнуть от него, собрались в
Селевкии и избрали Акакия. Но Варсаума и Маана пригрозились убить его, как
и его предшественника. Повергнутый в трепет, Акакий собрал собор, на
котором он признал ошибку Нестория и разрешил блуд.

Таким образом, согласно Вархевраеус, Варсаума и его сторонники


представлены как единственные приверженцы несторианства, которого они
силой навязали католикосу Акакию, после того, как убили Бабовая,
противостоявшего их планам15.

Здесь досадная путаница, которая немало способствовала


распространению неточных идей о введении несторианства в Персию.

Творческое наследие Варсаумы двойное: личное творчество,


удовлетворение собственных амбиций и становление независимым от
патриархов; собственно церковное творчество, бороться против монофизитов и

15
Аббат Шабот любезно предоставил мне еще один (пока еще неизданный) пассаж из Хроники
Михаила Сирийца (Chronique de Michel le Syrien, кн. XI, гл. XI, ms., с. 423-427) откуда Вархевраеус
переписал почти дословно все учение, которое он приводит в своей хронике. Название главы
следующее: «Глава, в которой находится письмо патриарха Мар Иоанна в Марута, митрополита
Тагритского, и [письмо] Марута к Иоанну, излагающее преследование, вызванное некогда Варсаумой
Низибийским против верных». Отсюда следует, что история введения несторианства в Персию по
образу монофизитства, восходит к первой четверти VII-го века (смотри далее, гл. 8-я). Но авторитет
значительно принижен неискусственным признанием Маруты своему адресату: «Потом, поскольку
вы спросили у нас рассказ о преследовании Варсаумы, знай, о князь князей, что все предыдущие
истории, которые были в монастыре (Мар Маттай), были сожжены вместе с монастырем этим
нечестивцем Варсаумой. И эта история не находится нигде, поскольку все обученные люди и писцы
были увенчаны мученичеством в то самое время; но, дабы не оставить неудовлетворенным желание
Вашего Блаженства, мы скоро запишем то, что мы услышали в глас от достоверных старцев,
получившие это от своих отцов» (Ms., p.424).
Письмо Маруты приписывает пытку Бабовая самому Варсауме. «Варсаума говорит Бабоваю:
“Принимай и ты учение Нестория и останешься во главе твоей Церкви”. Святой ответил: “Пусть твоя
власть пойдет вместе с тобой в погибель; что касается меня, я анафематствую Нестория и всякого,
кто думает как он”. Нечестивец пытался устрашить старца смертельными муками. Святой говорит:
“О, враг правды, новый Иуда! Что есть у тебя сильнее смерти? Я скорее умру несметным
количеством смертей, чем изменю мою правду.” Варсаума приказал отрезать ему язык, под
предлогом, что он оскорбил царя, потом приказал отрубить ему голову. Что касается Акакия, “он
принял несторианство только из-за страха смерти, с разбитым сердцем”.» (Ms., p. 426).
5
установить законы относительно брака клира. В то время, когда он
осуществлял свои притязания, он вошел в конфликт с епископами Селевкии;
однако не было более решительного подчиненного, чем Акакий, когда он
действовал во удержание доктринального единства в Церкви Персии,
подорванную интригами сторонников Филоксена.

Как и почему эта догматическая борьба совпадает с чисто политической


борьбой, которую вел Варсаума против примата Селевкии, настолько, что
смогли смешать первую с последней? Необходимо кратко изложить это.

После смерти Ибаса (457 г.) самые известные «учителя» Персидской


школы, как мы сказали выше, должны были покинуть Эдессу из-за епископа
Нонния16, но кажется, в это время школа еще не была полностью закрыта.
Монофизитская партия еще не имел перевес в византийской Сирии. Напротив,
император Лев и его преемник Зенон показали себя предрасположенными к
халкидонскому православию, в частности второй, которому нужно было
одолевать соперника, Висилиска, явно опиравшегося на диссидентах17.

Но под подстрекательством Акакия Константинопольского Зенон изменил


свои взгляды, утвердил Энотикон в 482 году и установил политику, на первый
взгляд православную, а на самом деле монофизитскую. Противники Томоса
Льва торжествовали и объявили несторианами приверженцев старой
антиохийской традиции. На Каландиона патриарха Антиохийского, все же
Акакиево творение, нападали, и он ожидал своего смещения, из-за того, что не
согласился отказаться от общения с папой Феликсом II.

16
Письмо Симеона Бейт Аршама (Bibl.orient., t.I, p.353). Этот автор, кажется, указывает, что епископ
Кир принял против несториан строгие меры. Он путает ссылку Варсаумы и его соратников с
закрытием школы. Это имело место в 489 году (Феодор Учитель, H.E., I, II, P.G., t. LXXXVI, col. 185,
– Chronique d’Edesse, nr. LXXIII : Anno 800 Persarum, schola ex urbe Edessae excisa est. Ed. Guidi, trad.,
p. 8). Но к этому времени учители эдесские, о которых говорит Симеон давно уже покинули школу,
большинство из них оставили свои подписи на соборе в 486 году (Syn. Orient., p. 299, 300, 301).
17
Kruger, art. «Monophysiten» in Herzog, «Realencykl.», 3, t. XIII,p. 379-381.
6
Это усиление монофизитства тревожило персов, и бывшие учителя из
Эдессы во главе с Варсаумой осудили ересь на соборе Бейт Лапаца, в апреле
48418.

Выводы этого собора были приняты католикосом Акакием на совещании в


Бейт Адрай (август 485 года), на другом маленьком соборе, и наконец на общем
соборе19 в феврале 486 года, Деяния которого дошли до нас20.

Варсаума стал выполнять решения этих собраний. Он был очень хорошо


осведомлен, и согласно одному преданию, сам Бабовай рекомендовал его в
Перозу как самый подходящий человек, способный осведомлять его о делах
римлян21. Доверие царя и католикоса сделали его одновременно митрополитом
Низибийским и инспектором пограничной армии. Он даже состоял в комиссии
по разграничению границ с марзбаном Кардаг Накверган (Qardag Nakwergan),
римским князем (dux) и царем арабов22. Его несколько дошедших до нас писем
показывают его как довольно озабоченным как интересами монарха, так и
интересами Церкви23.

Будучи усердным служителем, он убеждал Пероза, что причина


монофизитства смешивается с причиной Зенона и что христиане Персии были
бы более преданными царю, если они все примкнут к дифизитской ортодоксии.
Он говорил правду и легко привлекал на свою сторону Пероза, между прочем

18
Этот собор был аннулирован как раскольнический (Syn. Orient., p. 534) и именно поэтому ему не
было место в общем собрании восточных соборов (Synod. Orient., p. 308). Тем не менее, у него
большой авторитет с точки зрения канонической и догматической. Его цитируют собор Григория I-го
(Synod. Orient., p.475) и канонисты Илья Низибийский и Абдишо (Synod. Orient., p.621-625). Нет
никаких сомнений, что, как намекает собор Акакия, выводы последнего относительно Варсаумы
были приняты сначала в Бейт Адрайе, потом в Селевкии в 486 году, за исключением частей,
посягающих на примат католикоса.
19
Может быть тот, который согласно Вархебраеуса имел место в Карка в Бейт Слокх, в доме Иаздин
(col. 71). Не допускает ли летописец якобит в данном случае анахронизм, и Иаздин, о котором он
говорит, не является ли он казначеем Хосрау II-го, усердного защитника несторианства? Смотри
здесь выше, гл. VIII, p.230.
20
Syn. Orient., p.299-309.
21
Mare, p. 37.
22
Syn. Orient., p. 532, 536.
23
Syn. Orient., p. 531-539. См. например Письмо III, с. 535.
7
мало симпатизирующего христианам. Итак, преследовали монофизитов,
которым приходилось переселиться в римские земли.

Возможно, было и некое кровопролитие; но не нужно принимать


фантазёрские цифры Вархебраеуса. В арамейской земле город Тагрит
единственный оставался преданным Филоксенийцам. Но, как утверждает
Вархебраеус, успех Варсаумы был меньше в Армении. В 491 г. католикос
Бабкен, в окружении епископов Албании и Иберии, осудил в г. Валаршапат
Халкидонский собор, томос Льва и Варсауму24. Последний вероятно жил еще
довольно долго, пока ему сообщили об этой анафеме.

Епископ Низибийский поступил лучше, чем просто призвать светскую


руку к защите несторианства. Он понял, что проходящее притеснение может
только временно сыграть в его пользу, если его соперники обеспечат себе
монополию богословского образования и будут сами только извлекать пользу
от неисчерпаемого клада греческой мысли. И этой опасности стоило бояться.

И несмотря на то, что последующие писатели знали некую школу в


Селевкии, где Акакий сам проповедовал до того, как был возведен в
католикосы, мы полагаем, что тогда в Персидской Церкви не было никакого
интеллектуального центра , способного соперничать с [центрами] римской
империи.

Обстоятельства только помогают Варсауме. В 489 г. император Зенон,


следуя своей антихалкидонской политике приказал Киру, епископу Эдессы,
очистить свой епископский город от яда несторианской ереси. Кир закрыл
Персидскую школу, изгнал учеников и в самом сердце (логово) дифизитства
освятил престол Богородице (θεοτόκος)25. Без всякой дерзости можно
предположить, что Филоксен Мабугский не был чужд этому исполнению,
которое могло ему казаться приятным и окончательным реваншем.

24
Herzog, Realencykl., t.II, p. 78.
25
См. выше, с. 138, прим. 1.
8
Тогда учителя и ученики направились в Персию без надежды на
возвращение. Вначале Варсаума остановил их. Он основал в Низибии школу,
ставшую очень быстро известной. Он собрал там беженцев и некоторых самых
видных «учителей» восточной Церкви. Он сам позаботился о принятии
определенного регламента, конечно списанного с регламента Персидской
школы, и назначил в качестве великого-учителя Университета известного
учителя Нарсис, врагами прозванного Прокаженный, а сторонниками
энтузиазмом увенчанный титулом «арфы Святого Духа» 26. Дальше мы увидим
насколько блестящей была судьба Низибийской школы27. Основав ее, Варсаума
имел большие заслуги перед его единоверцами. С самого начала Университет
был неким бульваром несторианства, успех которого в Персии она должна
была гарантировать, а также должна была проповедовать учение вплоть до
римской империи, как утверждает монофизитский историк Иоанн Эфесский28.

2. Распри Варсаумы с католикосами Бабовайем и Акакием.

У нас уже несколько раз была возможность констатировать, что примат


кафедры Селевкии был предметом непрестанных споров. С отдаленных времен
Папия многие епископы восстали против авторитета католикоса, Исаак и
Дадишо29 также много пострадали от их соперников. Поэтому не нужно
удивляться, что Варсаума полагал, что может поднять знамя восстания против
Бабовая. Этот, между прочим, своим плохим управлением дал повод для
критики30. Самые именитые митрополиты во главе с бывшими «учителями»
Эдессы объявили себя против католикоса. Иоанн (Бейт Слокх), Мана
Ревардашир, Авраам, Павел Ледан и несколько других, представляя епархии
Парса в Бейт Гармай, в Майшат и в Элам, собрались вокруг Варсаумы

26
R. Duval, «Litt. Syr.», .346-347, «Bibl. orient.», t.III, p. 63-66. Кстати, Нарсис покинул Эдессу с 457
года и с этого времени находился в Персии.
27
См. глава 10-я.
28
«Житие Симеона Бейт Аршама» (« Vie de Siméon de Beit Arsam), in Land, « De Beatis orientalibus »,
t.I, p. 77 ; trad.lat., p. 51.
29
Глава 4-я, с. 91, глава 5-я, с. 121.
30
См. выше, глава 5, с.130. См. Mare, c. 36.
9
Низибийского и созвали собор в апреле 484 г. 31 в Бейт Лапац, столичный город
Хузистана. На соборе председательствовал Варсаума Низибийский и Нанай
Прат, собор издал раскольнический указ и объявил лишение права патриарха.
Заявление содержало, как утверждает сам Варсаума32, «ропот, хулу… и
свидетельство против блаженного католикоса Бабовая».

Последний возразил, созывая несколько епископов и анафематствуя


Варсауму и его сторонников. Нет сомнений, что иерархи, оставшиеся верными
католикосу из патриаршей провинции, которым Варсаума направляет свое
первое письмо, [в котором он] отрекается, были: Михрнарс Забеский, Симон
Хираский, Моисей Перозсабур, Иарздгерд Бейт Дарайе, Даниил Кармский33.

Арест Бабовая и его мучение на некоторое время придали победу


сторонникам Варсаумы34.

31
См. выше, с. 138, прим. 3.
32
Syn. Orient., p. 532.
33
Syn. Orient., p. 531.
34
Довольно сложно узнать какую сторону принял Варсаума относительно этой расправы, и, как мы
показали выше, летописцы не единогласны в этом отношении. Конечно, Вархебраеуса, злоба
которого получила признание в глазах Варсаумы, нужно объявить непричастным к делу. Мар
обвиняет переводчика письма, некого Исайю, которого Бабовай изгнал по той причине, что тот
изменил смысл делового письма, и летописец добавляет, что Варсаума возражал против ошибочного
перевода Исайи и попробовал вырвать католикоса от мучений. Представленные таким образом факты
несомненно неточны. Добрая воля несторианского писателя для бесстрашного борца за свои
интересы превратили его в бесстрашного апологета. (Mare, c. 37)
Рассказ, в котором, как нам кажется, лучше осознаются факты, это рассказ, приведенный в Bedjan,
Acta MM. et SS., II, p.631 и далее. Этот анонимный фрагмент, глубокую древность которого мы не
хотели бы отстаивать, выступает против Варсаумы с достаточной неуверенностью, хотя автор явно
более предрасположенный к Бабовайю. После того, как сообщает, что посланник Бабовая был
задержан в Низибии и что у него отобрали его письмо, аноним продолжает: Есть такие, которые
говорят, что узнав о его прибытии, Варсаума позвал его и относился к нему с почетом и дал ему
поесть, потом стал его расспрашивать и тот показал ему письмо. Варсаума взял его и отослал Перозу,
чтобы обвинить Бабовая. Эти письма были прочтены перед царем, который сообщил одному из своих
великих придворных сообщить Бабоваю, показав ему только печать и спрашивая его ли эта печать
или нет… Бабовай не мог отрицать, и признал, что это его печать. Его представили царю, который
заставил читать письмо перед всеми христианами… Христиане начали переводить письмо слово за
словом на персидском: «Бог отдал нас в нехристианское царство», ибо так было написано, а не
«нечестивое царство». И после того, как они представили многочисленные извинения, царь не
допустил их, но приказал распять Бабовая за тот самый палец, на котором было кольцо, и оставить
так, пока тот умрет. Так сделали маги. Его вписали в книгу жизни в числе католикосов мучеников,
поскольку он был распят по причине злобы магов и сыновей своего народа». Его останки почитаются
в стране Тирхан (Hoffman, Auszuge, p. 189, Bibl.orient., t. III, p. 553).
Такова может быть историческая реальность. Можно полагать, во всяком случае, что Варсаума не
был огорченным этой трагической развязкой, и что он думал, что достиг цели, о которой он мечтал.
10
К большому сожалению для епископа Низибии, его покровитель Пероз
умер летом 484 года35, во время очередного похода против гунов, и Балаш, у
которого не было времени оценить услуги правящего иерарха, показал себя
менее заинтересованным поддерживать его амбициозные требования.

Люди из Селевкии могли свободно приступить к избранию нового


католикоса, и они избрали Акакия их соотечественника 36, родственника
мученика Бабовая и бывшего ученика в Эдессе и одноклассник Варсаумы.
Последний не усмирялся и предполагают, что он направлял против Акакия
довольно злостные измышления, от которых католикос защищался
решительным и оригинальным способом37. В замешательстве, Варсаума, как
говорят летописцы, извинился и приблизился к своему сопернику38.

Со своей стороны патриарх был очарован возможностью договориться со


своим опасным коллегой. Попытки сближения имели место в одном северном
поселении в Бейт Адрай39 (август 485). Совещание длилось долго. Наконец
Варсаума проявил покорность. Решили собрать на следующий год другой
общий синод в Селевкии, чтобы устранить даже память о таком расколе, столь
вредный для интересов персидского христианства.

Действительно ли Варсаума думал, что это унижение достойно, или же в


столичном городе его задерживали неотложные дела? Как бы то ни было, он
выдвигал самые замысловатые предлоги и сумел избежать появления на общем
соборе.

35
Tabari, c. 126 и далее.
36
‘Amr, p. 20. Mare, p. 38. Barhebraeus, col. 71.
37
Mare, там же.
38
Я полагаю, что проще предположить, что Варсаума, полагая, что невозможно продолжение борьбы
со своим бывшим одноклассником, пошел по пути приспосабливания . Вероятно также, что епископ
Низибии оценил свое отношение неуместным в ситуации опасности, которую представляло
монофизитство для восточной церкви, и что он не хотел, продолжая раскол, разделять силы
ортодоксии, верным служителем которой, как ему казалось, был Акакий. Можно также подумать – и
третье письмо Варсаумы (Syn.orient., p. 535) склоняет нас к такой мысли – что митрополит
Низибийский в своем собственном городе чувствовал угрозу от монофизитов, тайно подкупленные
Византией, и что для того, чтобы продолжать управлять ситуацией у него необходимо было
пользоваться поддержкой католикоса.
39
Поселение Адиабен, к Северо-Востоку от Моссул (Syn.orient., p. 300, 308, 331).
11
В своем втором письме он говорит католикосу, что северные провинции
уже десять лет страдают от голода. Между прочим, бывшие на службу у
Персии кочевники совершали набеги на римскую территорию, и римляне
пригрозились нападать на Персию. Они настаивали, что были предательски
привлечены в ловушку.

Итак, Варсаума советует Акакию не собирать епископов в том году по


причине всеобщей нищете, и отложить собор до его приезда из
Константинополя, куда царь Балаш отправил его, вне всякого сомнения,
сообщить его восшествие на престол40.

Акакию эти отсрочки не предвещали ничего хорошего; он написал своему


однокласснику, чтобы уговорить его присутствовать на соборе, как они
условились41. Варсаума снова приносит свои извинения42. Он признает, что
некогда он натравливал епископов против Бабовая, но он добавляет, что они
также толкнули его к мятежу и «советовали ему немало вещей, чуждых
христианскому поведению» и церковному праву. Он отрекается от собора в
Бейт Лапац и признает, что произошедшее там «противно христианскому
духу». Он формально анафематствует его: «Никто не должен пользоваться его
канонами». Он уже два раз подавал католикосу отречение от анти-собора,
противостоявшего собору персов. Если он переживет Акакия, он подчинится
его преемнику, так как, утверждает он, «мой опыт научил меня, что каждый
раз, когда Низибия не подчиняется правителю, заседавшему на кафедре святой
Церкви Селевкийской, на Востоке случаются большой значительный вред и
большие бедствия»43.

Он заканчивает, признаваясь Акакию, что его собственное положение в


Низибии довольно шаткое. Если католикос не напишет письмо об отлучении от
Церкви (не прекратит евхаристическое общение), то Варсаума не сможет

40
Syn.orient., p. 532-534.
41
Syn.orient., p. 536.
42
Syn.orient., p. 534-536.
43
Syn.orient., p. 528. Смотри выше, с. 151, прим. 2.
12
оставаться во главе этой Церкви. Низибия не предана царю. Первые признаки
возмущения проявлялись с тех пор, как Варсаума боролся против Акакия.
Местный марзбан (наместники персидского шаханшаха), завидуя доверию
епископа, поддерживал мятеж, поскольку он не понимал, какова была истинная
цель, которую преследовали мятежники. Варсаума не решился брать на себя
[подвиг] выдать их Балашу, из страха, чтобы не вызвать общее гонения на
христиан. Итак, Акакий должен был направить низибийцам письмо с
отлучением их от Церкви и пригрозить непокорным, что он выдаст их царю,
если не подчинятся их законному пастырю.

Между тем, Варсаума получил от монарха – может быть даже после того,
как сам его спровоцировал – предписание, обязывающее его оставаться в
Низибии для согласования границ44. Он благодарит Акакия за то, что тот навел
порядок в волнениях и глубоких разногласиях в разных местах, но предупредил
его не рассчитывать на его присутствие, ни на присутствие епископов епархии
Бейт Арбайе.

По причине этих воздержаний общее собрание, на которой


председательствовал католикос, собрало только двенадцать епископов. Среди
них был митрополит в Бейт Гармай, епископ в Кашкар и прямые викарии

44
Письмо 4-е, Syn.orient., p. 536. Другие два письма Варсаумы (5-е и 6-е письмо, Syn.orient., p. 538 и
539, прим. 2) должны были быть написаны до общего собора. В первом письме он просит принять в
состав Павла, сына Какая (Qaqai), родом из Ледан и епископ этого города, и утихомирить
разногласия между этим епископом и его народом. Второе письмо прилагалось к подарку, который
Мана, епископ в Ревардашир, должен был передать Акакию от Варсаумы: сто дарик ( darique), около
10.000 франков. Варсаума говорит, что после собора в Бейт Адрай, Мана сообщил Варсауме о
усердии Акакия в ортодоксии и о проявленном им усердии в деле Церкви. Вследствие этого,
Варсаума присылает ему свой взнос. Он даже пообещал, что если это дело, которое противники хотят
направить против него, разрешится в его пользу, тогда он будет присылать католикосу годовое
содержание в 50 дарик (4-е письмо, Syn.orient., p. 539.).
Если определяемая нами дата этого письма верна, то мы делаем вывод, что Варсаума сильно
сомневался в общем соборе. Без сомнений, сформировалась партия, которая требовала от Акакия
смещение возмутителя и его основных сторонников, среди которых Павел из Ледан. Варсаума,
основательно решившись лично не появляться на соборе, должен был любой ценой обеспечивать
себе поддержку католикоса.
Мы также полагаем, что можно усмотреть, что Мана митрополит в Ревардашир, выступал
посредником в деле примирения Варсаумы и Акакия. Не было никого лучше него, способного
примирить двух своих одноклассников по Эдессе. Может быть, он настаивал на опасность, что их
разделение приводило к переходу в несторианскую ортодоксию, одним из самых образованных и
самых влиятельных борцов которого некогда был, кажется, он сам.
13
патриарха, а также несколько других, среди которых некоторые приехали с
очень далеких мест, как Гавриил Хератский.

Им говорят, как говорят Деяния45, о людях, которые «одеты в одежде


пустынников, но далеки от добродетелей, которых предполагает это одеяние,
путешествуют по разным местам и вводят в заблуждение простые умы». Они
богохульствуют против Господа нашего Иисуса Христа и против апостолов,
«запрещают брак, запрещают элементы, которых Бог сотворил для того, чтобы
ими пользовались с благодарностью те, кто верит и знает истину». «Согласно
всеобщему совету и мнению, мы подумали, согласно нашему соглашению […]
в Адиабене46, написать в этой книге то, что касается прочности веры и
исправления нравов».

Итак, первое правило касается ортодоксии и противопоставляет


монофизитам следующий пассаж: «Что касается Воплощения Христа, мы
должны иметь веру в исповедании двух природ божества и человечества. Никто
из нас не должен ввести смешение, или «смесь», или слияние между
разнообразиями этих двух природ; но божество остается и пребывает в своих
свойствах, и человечество в своих, мы не соединяем в одну единую
величественность и в одно единое поклонение различия природ, по причине
совершенного и неразрывного соединения божества и человечества. И если кто-
либо думает или учит других, что страдание или изменение присуще божеству
Господа нашего, и если он не сохраняет относительно единства лица Господа
нашего исповедание единого совершенного Бога и единого совершенного
человека, да будет анафема!»

Второй канон47 запрещает монахам входить в города и в пригороды, где


уже находились члены клира. Там они не должны ни в коем случае выполнять
функции, предназначенные для церковнослужителей, как например служение
литургии и совершение таинств. Они обязаны быть привязаны к своим
45
Syn.orient., p. 301.
46
То есть на собрание в Бейт Адрай; смотри выше, с. 144.
47
Syn.orient., p. 302.
14
монастырям или к пустыням и подчиниться власти епископов, священников и
«осмотрщиков».

Третий канон48, являющийся возобновлением одного из канонов из Бейт


Лапац, касается брака священнослужителей. Целибат дозволен только
монастырским монахам, но пусть ни один епископ не допустит принятие этого
обета среди священников его села и среди подведомственного ему
духовенства». Более того, дадут дьяконам возможность жениться, если они еще
не женаты, и на будущее рукоположат только дьяконов законно женатых и
имеющих детей. Священникам будет дозволено, как и всем верующим, законно
сочетаться вторым браком.

Шутливое вдохновение Вархебраеуса49 исполнилось свободно за счет


персов на соборе в Селевкии. Он доходит до утверждения, что Акакий будто бы
построил приют для незаконнорожденных, чье количество значительно
выросло, и он также приводит другие обвинения, которые мы не можем
переписать. Конечно, Варсаума был, согласно якобитскому летописцу, автором,
ответственным за эту общую развращенность, которая, к большому счастью
монофизитского апологета, совпадает с соборами в Бейт Лапац и в Селевкии.

Интересная вещь! Симеон Бейт Аршам в цитируемом нами выше письме


не делает никакой аллюзии на безнравственность Варсаумы, ни на его
причастие к смерти Бабовая, между прочим. Как же думать, что этот заядлый
толкователь спорных пунктов веры отказал себе использовать такие аргументы
(если он их знал_ в пользу своей доктрины, или что он не знал столь
общеизвестные факты, сам будучи почти современником Варсаумы и проведши
немалую часть своей жизни на территории несторианской Церкви?

Во всяком случае, очевидно, что Варсаума женился после собора в Бейт


Лапац и что он продавил определение этого канона, о котором мы говорим, для

48
Syn.orient., p. 303.
49
Chron. Eccl., II, col. 75.
15
оправдания уже осуществленного дела. Мар50 соглашается с Вархебраеусом в
сообщении нам, что епископ Низибии женился на монахине Мамое. И он
приводит несколько причин, вполне приемлемых, для этого сочетания.

Во-первых царь Пероз, поддерживая с Варсаумой особенную дружбу,


потребовал от него, в качестве очередного доказательства верности, жениться
как и все персы. И Варсаума не осмелился отказать в этом акте проявления
лояльности. Летописец добавляет, что Хормизд III, сын Бахрама V, будто бы
потребовал от католикоса Бабовая тот же самый знак преданности. Бабовай
принял через посредство царя довольно красивую жену, которую он тайно
послал своим родителям.

Мар51 говорит еще, что Пероз издал указ, чтобы все незамужние женщины
были лишены всего имущества; и поскольку он просил Варсауму жениться, то
митрополит, дабы препятствовать тому, что все имуществ Мамое перешло в
царскую казну вместо церковной казны, женился на ней законно; но по
обоюдному согласию епископ и монахиня воздерживались от брачной жизни.
Этот последний штрих очень мало согласуется с тем, что нам сообщает тот же
историк: что некая временная ссора вспыхнула между Варсаумой и известным
учителем Нарсис относительно монахини.

По меньшей мере, одно точно [известно]: а именно, что несторианский


летописец старается оправдать Варсауму, не в том, что он нарушил законы
церковного целибата, которого не было на Востоке, но в том, что он навлек на
себя некую неправильность, женясь после епископской хиротонии.

Также не подлежит оспариванию тот факт, что собор Акакия, возобновляя


предписания собора в Бейт Лапац, был вдохновлён высокими идеями.
«Древний обычай, говорят отцы52, по причине ослабления и развращения,
браним и обращен в насмехательство внешними людьми», то есть персами. Они

50
Mare, p. 37, 39.
51
Там же. См. Barherb., col. 75.
52
Syn.orient., p. 304 и прим. 3.
16
осознают это как осуществление священного долга и исполнение
мужественного дела: «Мы все, строго и неуклонно, ненавидя пустую
славу…53». Они хотят придать доброе имя христианству перед язычниками и
упразднить беззакония, которые подорвали уважение к священству в глазах
магов и самих верующих.

Эти положения никогда не были насаженными, и если вскоре снова увидят


на Селевкийской кафедре иерархов, не состоящих в браке, то потому что в
молодости они приобщились к монастырскому образу жизни.

Таковым было законодательное деяние собора в Селевкии. Но удалось ли


ему восстановить единство епископов под властью католикоса? Кажется, все
же нет, или, по меньшей мере, соглашение между Варсаумой и Акакием было
только эфемерным. Кажется, что Акакий во время своего нахождения при
римском императоре должен был отлучить Варсауму, чтобы сам был допущен к
причастью Константинопольским патриархом, и что по своем возвращении он
успокаивал низибийцев, требовавших от него смещение их епископа, попросив
их представить ему подходящего кандидата и, прежде всего, сообщив им, что
Варсаума, будучи еще текущим [епископом], был под анафемой католикоса54.
Все это очень запутано и неясно. Мы знаем только, согласно Деяниям собора
Бабая55, что во время четвертого года Кавада (Qawad) (491/2) борьба между
митрополитом Низибийским и патриархом начнется снова.

53
Syn.orient., p. 305.
54
Это посольство (нахождением при), на которое намекает Варсаума (Письмо 2-е, Syn.orient., p. 533, и
прим. 6) должно, вне всяких сомнений, быть написано между собором в Селевкии (486 г.) и смертью
Балаша (488 г.). Именно из-за одной такой хронологической ошибке, к которым они привыкли,
летописцы говорят, что царь Пероз послал Акакия к Зенону. (Marem p. 38, 40. ’Amr, p. 21. Barhebr.,
col. 75)
55
Syn.orient., p. 312. Этим видно насколько искренним был протест из верности, которого епископ
Низибии выдвигал против католикоса в своем третьем письме (Syn.orient., p. 535): «Сколько я буду
жить, и даже тогда, когда Ваше Отцовство покинет тяжелый труд этой жизни, чтобы обрести место
покоя, где обитают все души всех Отцов, если моя слабость будет находиться еще в этой временной
жизни, я буду учеником и слугой того, кого благодать призовет быть вашим преемником. Через все
то, что со мной случилось, я узнал, что столько, сколько Низибия не будет в повиновении и под
управлением того, кто сидит на кафедре святой Церкви Селевкии-Ктесифон, восточная область будет
испытывать ущерб и тяжелые бедствия».
17
Варсаума умер между 492 и 495 гг.56. Акакий вскоре последовал за ним в
могилу, после того как правил одиннадцать лет57. Внутренние междоусобия и
амбициозные конфликты иерархов Церкви не мешали распространению
христианства. Вера возрастала каждый день, особенно среди народа верхнего
плоскогорья самого Ирана, а также среди Курдов. Петхион 58, принадлежащий
предыдущему поколению, вел в эти горные области плодотворную миссию,
увенчанную мученичеством. История сохранила нам имя и деяния одного из
его соперников – Сава, «учитель язычников»59.

Этот святой человек был родом из Белешфар (Belesfar) в Медии (Medie) и


вышел из аристократской иранской семьи. Его отца звали Шахрен из дома
Михран; его мать звали Раданос. Отец был довольно усердным в маздеизме, а
Раданос, напротив, была благосклонна к христианам, и, когда она родила
Гушниаздада (Gusniazdad), она доверила его кормилице христианке, чтобы она
выросла его в своей религии. Когда его отец удалился, чтобы занять пост
управителя в Бейт Дарайе в стране Коссийцев 60, Гушниаздад воспользовался
этим и прошел катехизаторское образование в церкви, вместо того, чтобы
посещать школу магов. Он даже попросил и был крещен. Он получил имя
Савва.

Его отец умер. Тогда один из его дядей по имени Гушнапир (Gusnapir),
потребовал, чтобы он выполнил свои обязанности главы семьи и явился в день
жертвоприношения в место и на площадь Шахрен. Савва отказался и был
заключен в темницу, но скоро был выпущен. После смерти своего дяди он
раздал все имущество бедным и убеждал свою мать креститься и уйти в
монастырь.

56
В 496 году Осия, преемник Варсаумы, издал регламент для Низибийской школы: Gli statute della
Scuola de Nisibi, p. 9.
57
Согласно ’Amr, с. 21 нужно предположить промежуток около года между смертью Акакия и
вступлением Бабая, которое имело место точно в 497 году, согласно тому же летописцу. Mare (p. 40)
приписывает едва ли пятнадцать лет правлению Акакия.
58
См. выше, глава 5-я, с. 127.
59
Bedjan, II, c. 635-680. Hoffman, «Auszuge», c. 68-78.
60
Промежуточная территория между халдейской равниной и горами Холван (Holwan).
18
По вдохновению некоего монаха Келилишо61, Савва начинает
проповедовать христианство в окрестностях города Хале, где он обращает
многих. Епископ Мика Лашом вместе со своими учениками Симеоном и
Шахригом, приходят к нему и рукополагают его в священники. Савва и Шахриг
(Бешахриг, Besahrig) крестят весь город и самого мобеда (правителя) и строят
церковь, где организовывают божественные службы. После нескольких таких
походов в окрестностях, которые увенчались подобным успехом, Савва вместе
со своими спутниками идут в горы, к курдам, поклоняющимся солнцу.
Миссионеров заключили в темницу и содержались под стражу под некой
палаткой. Но их красноречие, поддерживаемое многочисленными чудесами,
ведет к обращению этих курдов и «садукеев» 62, проживающих в соседнем селе.
На этом диком месте Савва основал христианскую общину и предложил им
священника по имени Субхалемаран (Subhalemaran), который впоследствии
построил монастырь. Что касается него, он спустился в равнину, разрушая
языческие капища на своем пути и строя церкви и монастыри. Он умер в келье,
которую он себе построил вблизи Нахр Завар (Nahr Zawar) в Бейт Арамайе,
после того, как прожил там три с половиной года вместе с Бешариг. Это было в
487 году63.

3. Упадок Церкви Персии, со времени вступления Бабая до


вступления Марабы (497-540).

Бабай, сын Хормизда, секретарь марзбана в Бейт Арамайе, в Заберган, был


избран патриархом в 497 году64. Он был женатым. Его научность была
посредственной, если доверить Вархебраеусу, но в то же время он, как кажется,
руководил Церковью Персии мудро и с уверенностью.

61
Может быть тот же самый, который дал свое имя монастырю в Багдаде, построенном Тимофеем I.
62
См. Hoffman, «Excurs», II, p.122. Эта христианская секта была очень близка к аудинам. Они, как и
иудейские садукей, кажется, отрицали воскресение тел и страшный суд.
63
799 для греков, 261 для персов.
64
Согласно ’Amr, с. 21 и Ильи Дамасскому «Bibl. Orient.», III, 430, который согласуется с Деяниями
собора. См. Mare, c. 40 и Barhebraeus, col. 476. Собор имел место в ноябре 497 года (Syn.orient., p.
310), в связи с этим нужно допустить, что избрание Бабая должно быть было иметь место немного
раньше, вероятно в октябре.
19
Обстановка была довольно критической. На самом деле политические
власти были по большей части благосклонны к христианам. Балаш – приятель и
поклонник римлян – установил в Армении режим религиозной толерантности и
конечно приписывал его магам в других своих государствах 65. Кавад (Qawad)
(488 г.) следовал той же политике. И все же его примыкание к учению Маздака
должно было причинить христианам немало неприятностей66.

Маздак67 проповедовал общность имущества и женщин. Царь усмотрел в


теоретике ценного помощника для уменьшения влияния дворянства, уменьшая
их имущество и делая невозможным составление неоспоримых
генеалогических древ, поддержал его всеми своими силами. Но по наущению
великого мобеда и царских чиновников, сам Кавад был смещен в 496 году.

Замасп (Zamasp) сын Пероза занял место своего брата Кавада; он также
показал себя благоприятно настроенным к христианству68 и направил Бабаю
указ «чтобы находящиеся под его властью епископы собрались вместе с ним и
осуществили реформу относительно законного брака и рождению детей, для
всех священнослужителей во всей стране»69.

Этот царский указ не оправдал ожидания царя. Маздейская ортодоксия


рассчитывала на поддержку христиан в борьбе с отважными новаторами,
пропаганда которых была одна их самых опасных. Поэтому, в месяц Тесри II
второго года Замасп70, епископы собрались вместе с католикосом и поспешили
обновить каноны «собора в Бейт Лапац, состоявшийся на 27-м году Пероза 71, а
также договор, начатый в Бейт Адрай во втором году Балаша, во время Мар

65
Tabari, p. 134, прим. 1 и 5.
66
Христиане, со своей стороны, несомненно, энергично противостояли предприятиям Маздака и
монарха, влияние которого начало особенно чувствоваться в Ираке. Но история не сохранила
никаких упоминаний о каком-либо преследовании.
67
См. исследование M. Noeldeke в сборнике Tabari, p. 455-467.
68
Mare, c. 41 и ’Amr, с. 21 утверждают, что этот князь имел с Бабаем дружескую беседу относительно
почитания мощей.
69
Syn.orient., p. 312.
70
Ноябрь 497 года.
71
Апрель 484 года.
20
Акакия72, и законченного в Бейт Арамайе73», относительно брака
священнослужителей. «И все мы епископы, говорят члены собрания, мы
произвели реформы, подобающие нашему народу… мы позволили, чтобы,
начиная с патриарха и до последнего в иерархии, каждый мог заключить
чистый брак с одной единственной женщиной, чтобы родить детей и
пользоваться ими»74.

Отцы не ограничились лишь формулированием этих канонических


предписаний. Другую опасность представляла собой персидская Церковь.
Начиная с 4-го года Кавада (или 7-го года) 75, Варсаума снова, как мы показали
выше, восстал против власти Акакия. Он в очередной раз отрицал первенство
Селевкийской кафедры и, если мы правильно понимаем текст собора, отказался
принять участие в общем соборе, который, согласно церковному праву, должен
был состояться в Селевкии каждые два года.

Две партии обменялись анафемами до второго года Замаспа (497 г.). Но


наконец-то Осия Низибийский и Бабай примирились, но не без того, чтобы
католикос согласился на значительные уступки.

Таким образом, было решено, что собор уже будет собираться только
каждые четыре года, не считая, конечно, случаи срочной необходимости. Более
того, некоторые назначения епископов, которые имели место во время
раздоров, были узаконены патриархом. «Всякий епископ, который во время
раздоров, то есть, начиная с седьмого года Кавада и до сих пор, был законно
избран посредством выборов духовенства и всего города, будет принят нами в
любви, в чести и в достоинстве его епископского служения. Но, кто во время
раскола и раздора украл и похитил титул епископа, без избрания духовенства и
верующего народа своего города, мы такого отвергаем, кем бы он ни был,
согласно предписанию церковных канонов, и мы отдаляемся от всякого

72
Август 485 года.
73
Февраль 486 года.
74
Syn.orient., p. 312.
75
Относительно этого расхождения смотри Syn.orient., p. 314, прим. 4.
21
общения с ним»76. Если бы мы смогли найти удовлетворительное объяснение
множеству списков подписей на этом соборе и их расхождениям 77, тогда мы
могли бы знать к кому относилось это осуждение. Мы знаем точно только
одного, которого отлучили таким образом. Это некий Иаздад Ревардашир,
которому дали год для того, чтобы он «почитал и приветствовал нашего отца
католикоса Мар Бабая» и «примкнул с искренней любовью и совершенным
сочувствием ко всем, которых мы включили в этот текст»78.

Монофизиты, со своей стороны, временно подавленные решительным


наступлением Варсаумы, вновь подняли головы. И не только в Тагрите, но и в
других персидских провинциях их сторонники с новым рвением проповедали
учение Филоксена79. Папа (Папий), епископ (?) в Бейт Лапац, некогда ученик
Эдесской школы, несомненно был в числе этих проповедников. Собор Бабая
угрожает в итоге сместить его, если в течении года он не примкнет к
«православной вере Церкви»80.

По совету Мари Тахал81 – соотечественника Филоксена –, католикос


решительно противостоял. В этой борьбе ему удалось заручиться поддержкой
светской власти. Между прочем, начавшаяся война между римлянами и
персами вероятнее всего не упростило миссию единомышленников Анастасия.
Царь Царей преследовал их безжалостно, а Симеон Бейт Аршам 82, самый
76
Syn.orient., p. 315.
77
Относительно этих расхождений см. Syn.orient., p. 314, прим. 4.
78
Syn.orient., p. 314.
79
Вступление на престол Анастасия в 491 году возобновили надежды монофизитской партии, чьим
объявленным защитником он был. Некоторые отважные миссионеры искали принести в Персию
учение, официально принятое всем византийским миром. Они, несомненно, должны были дождаться
смерти Варсаумы, чтобы действовать открыто. Акакий был противником менее страшным, и, может
быть, как уже рассказывали, что католикос во время одной из своих поездок на Запад
анафематствовал Нестория и епископа Низибийского.
80
Syn.orient., p. 314 и прим. 2.
81
Вот слова Симеона Бейт Аршам в его письме о несторианстве, которого мы уже несколько раз
цитировали: «Мы анафематствуем веру и каноны и все то, что происходит от Акакия, от Варсаумы,
от Нарсиса, от их соратников еретиков, и всех тех, кто думает или будет думать как они. Мы
анафематствуем также Мари Тахал, учителя католикоса Бабая, бывшего в свое время учителем ереси
Павла Самоссатского и Диодора (то есть несторианства) в Бейт Арамайе. Именно от него принял
учение католикос Бабай, сын Хормизда, который был писцом Забергана, марзбана в Бейт Арамайе»
(Bibil. Orient., t.I, p. 358).
82
R. Duval, Litt. Syriaque, p. 148-152, 162, 360. Самый известный апостол монофизитов в Персии это
Симеон Бейт Аршам, «противоречивый перс». Согласно своему историку, Иоанну Эфесскому,
22
неустрашимый из их вождей, был вынужден искать убежища в византийской
империи.

В 498 году Узурпатор Замасп уступил место своему предшественнику


Каваду83. Бедствия сделали последнего более осторожным и он примирился с
дворянством и маздейским священством и, конечно, чтобы заставить забыть
прошлое и окончательно вновь обрести симпатию своих народов, он направил
свои во иска против византийской империи. Эта война, подробности
которой нам передает псевдо-Иосия84, началась 22 августа 501 года. Персы и их
помощники арабы разгромили римскую Месопотамию. Феодосиополис
(Решайна), потом Амид пали в их руки. Грозные набеги опустошили берега рек
Тигра и Евфрата. И наконец в 506 году Анастасий заключил мир с Кавадом.
Персидский царь был вынужден вернуться на свои территории из-за войны
против гуннов хефталитов и согласился на перемирие, которое длилось семь
лет, до середины правления Юстина 1-го.

Симеон был персом. Он прошел много раз восточные провинции, чтобы противостоять влиянию
несториан. Сначала он служил в Хира, где он обращал дворян и строил церкви. Потом он отправился
к царской Порте (ко Двору). Он обращал в свое учение многих «еретиков и магов»; царь требовал от
последних отречься от христианства. Они отказались и были обезглавлены десять дней после их
крещения. Встревоженные успехом Симеона, несторианские епископы убеждали царя, что их
соперники предают Персию в пользу Рима. Царь приказывает мучить и преследовать монофизитов
везде.
Симеон предупредил императора Анастасия, и тот отправил послов, поскольку были мирные
времена. Эти послы добиваются от царя письма, запрещающего споры между христианами. Конечно,
этот запрет не был абсолютным, поскольку неустанный толкователь спорных пунктов веры – Симеон
– поспевал всюду, во всех территориях, где был религиозный диспут. Вследствие блестящего успеха
Симеона над несколькими несторианскими епископами и над католикосом Бабаем, он был
рукоположен в митрополита в Бейт Аршам, небольшой населенный пункт вблизи Селевкии.
Несториане ответили на такого рода вызовы, возобновляя свои доносы. Персидский царь созвал к
себе всех епископов и настоятелей монастырей; подозрительных заключил в тюрьму. Сам Симеон
содержался в тюрьме в течении семи лет и был освобожден только после вмешательства царя Куш
(Эфиопия), делегировавшего посланников при Порте (Дворе) (то есть при посредничестве эфиопских
легатов, находившихся на тот момент в Персии). После смерти Кавада Симеон вернулся на Запад,
чтобы обратить внимание императрицы Феодоры на дела Аравии, Эфиопии и Персии и умер в
Константинополе в 532/533 г.; Jean d’Ephèse, De beatibus orientalibus, в Land, ancdota syriaca, t. II, p.
76-88 ; смотри B. II, col. 85.
83
Tabari, p. 145, прим. 5.
84
Chronique de pseudo-Josué le Stylite, éd. Martin ; Duval., Litt. syr., p. 187-189 ; Tabari, p. 146, прим. 1.
23
К этому времени, Бабай после пятилетнего правления умер 85. С его
смертью наступил период анархии. Католикоса сменил Шила, архидьякон
Бабая, который и подписал за него86 на патриаршем соборе87.

Как нам говорят летописцы, он был хорошим ученым, но с не очень


приятными манерами, и довольно склонен к кумовству. Mare даже
предполагает, что он продавал церковную мебель в пользу своего сына. Некий
священник по имени Мари (Mari), может быть Мари Тахал, на которого
жаловался Симеон Бейт Аршам, восстал против власти этого епископа. Но
Бузак (Buzaq)88, епископ Хормиздардашира, пользовавшийся большим
доверием Кавада, занял сторону католикоса, который таким образом
восторжествовал над своими врагами. Итак, Шила жил в полном понимании с
Царем Царей. Будучи хорошим отцом семейства, он оставил преемником
своего зятя, врача Елисея.

Епископы расценивали кандидата как мало рекомендуемого89. Яков


митрополит Эламский, Таимай митрополит Майшана, Кусай митрополит
Низибийский, Павел митрополит Арбельский, Иоанн епископ г. Карка в
Майшане, Самуил епископ Кашкара, Нарсис епископ г. Хира, Иосия епископ г.
Забе и Давид Анбарский выбрали Нарсиса (епископа г. Хира 90?) и посвятили
его в Селевкии. Бузак спросил у царя необходимое согласие 91. Сторонники
85
Mare, p. 41. ‘Amr, p. 22. Barhebraeus, col. 81.
86
Syn. Orient, p. 35.
87
Мы не можем сказать, сколько времени престол был свободным. И все же, если мы допускаем, что
выборы состоялись не сразу же, тогда мы получаем более удовлетворительную хронологию. В одной
дате все же мы уверены: избрание Марабы – 540 г.; дата смерти Бабая также – 502 г., или в крайнем
случае нач. 503 г.. Поскольку царствование Павла, предшественника Марабы, длилось около года,
раскол Нарсиса и Елисея около 15 лет (Syn. Orient, p. 334) и царствование Шилы 503-522/523,
соперничество 523/4-539, Павел 539-540. Итак, следует допустить некоторый промежуток между
смертью Бабая и смертью Шилы. Нет ничего неправдоподобного и может быть объяснено
надлежащим образом отсутствием Кавада, занятый войной с римлянами. Кстати, ‘Amr, хронология
которого сейчас достаточно уверенная, помещает избрание Шилы на 18 году Кавада, 816-й год
греков (505 г.). См. Syn. Orient, p. 324, прим. 1.
88
Нужно читать в арабском тексте (Mare, p. 37, строка 18 и ‘Amr, р. 37, строка 13) **** а не ****
(арабский).
89
Mare, p. 42; ‘Amr, р. 22, Barhebraeus, col. 81.
90
Согласно ‘Amr (р. 23) это был ученный книжник из Хузистана.
91
Он поменял партию. Согласно приведенным ‘Amr (р.22) данным определенное количество
иерархов не высказались ни за Нарсиса, ни за Елисея; среди таковых он перечисляет Иакова епископа
г. Гондешабур, Самуила из Кашкар (Syn. Orient, p. 321) и Павла, будущего католикоса, который уже
24
Елисея устроили протесты против Нарсиса и посвятили зятя Шилы в г.
Ктесифон, благодаря поддержке влиятельных при царском дворе личностей, не
дожидаясь окончания канонического судебного дела, возбужденного против
его соперника.

Два соперника рукоположили епископов каждый для всех


подведомственных ему городов, и путаница становится невыразимой. Елисей, у
кого был, вероятно, самый спорный титул, прошел по стране вдоль и поперек,
дабы набрать себе сторонников.

Первым умер Нарсис92. Елисей думал, что его амбиции осуществятся и


что, поскольку он так своевременно избавился от соперника, будет править
один всей Восточной Церковью, без оспаривания.

Но соблазн его привычек был слишком явным, и слишком много


епископов было недовольно его произвольным поведением. Персидские
иерархи договорились свергнуть его и вычеркнуть его имя из диптихов, также
как и имя Нарсиса93, и они избрали Павла; несториане94 делают из Павла
архидиаконом и преемником Бузака на престол Хормиздардашира, а
Вархебраеус называет его архидиаконом Селевкии. Хосрау I Аношарван был
благосклонен к нему95, так как в 533/534 году он встретился вовремя, чтобы
снабдить водой царскую армию, страдающую от нехватки воды.

Новоизбранный проявил похвальное усердие. Но он был уже в летах и


вскоре умер, через год, а может даже через два месяца правления, не успев
завершить дело восстановления, ставшее необходимостью после поведения
стал преемников своего господина Бузака, в качестве епископа г. Хормиздардашир. С другой
стороны, Mare, (с. 43) пишет, что Бузак был господином Нарсиса. Можно согласовать эти данные,
отметив что сначала Бузак, Павел и Иаков заняли позицию Нарсиса. Потом они отделились от него,
но притом не примыкая к Елисею. ‘Amr (с. 22) также говорит, что между смертью Шилы и избранием
Нарсиса прошли целых десять месяцев.
92
Mare, p. 43. Согласно ‘Amr Нарсис умер спустя 12 лет после его интронизации, то есть к 535 году.
93
В своем четвертом письме Мараба сохранил смысл и может быть даже текст решения епископов и
обоснование, которое ему предшествовало. (Syn. Orient, p. 340-341; цитировано дальше в 8-й главе, с.
170).
94
Mare, p. 43. ‘Amr, р. 23. См. Barhebraeus, col. 89.
95
Этот принц стал наследником своего отца Кавада в 531 году. Об отношении Хосрау I-го к
христианам смотри Tabari, c. 160 прим. 3.
25
Нарсиса и Елисея96. Эта забота пришлась на плечи приемника Павла, Марабы I-
го. Этот иерарх был одним из самых замечательных восточных патриархов и
был не слабее своей сложной задачи.

96
Согласно ‘Amr (р. 23) он умер на шестом году правления Хосрау, в 846 году греков (537 год). Эта
дата не согласуется в примененной нами выше хронологией. Она нам кажется ложной. Чтобы ее
принять, нужно безосновательно допустить три года промежутка между смертью Павла и избранием
Марабы. (см. Mare, p. 43. Barhebraeus, col. 89).
26