Вы находитесь на странице: 1из 74

Дмитрий Лекух

Хардкор белого меньшинства

Дмитрий Лекух
Хардкор белого меньшинства (рассказы)
ОСНОВА

Гарри

Осень вообще способствует размышлениям и зарисовкам.


Особенно когда гуляешь по еще не холодной, но уже гулкой из-за опавшей листвы
Москве.
По центру, разумеется.
По окраинам гулять – проблематично.
Не из-за того что там опасно, нет.
Там уже давно нормально, даже в самых пролетарских районах.
Ну, если только самым поздним вечером, когда пролетариат ужрется вусмерть
дешевым пивом.
Тогда – да, может и удаль молодецкую показать.
Как и в любом другом нормальном европейском мегаполисе.
Если не верите, рискните прогуляться перед закрытием пабов где-нибудь в восточном
Лондоне.
К примеру, в районе доков.
Гарантирую, можете схлопотать по роже ничуть не хуже, чем в каком-нибудь родном
до боли Бирюлеве.
Издержки большого города.
Ну так и на фига нам там гулять?
Лучше уж не торопясь пройтись по Малому Палашевскому – и дальше, к Патриаршим
прудам.
На сами Патриаршие, правда, лучше не заворачивать, их уже успели изуродовать
новостроями, а вот вокруг – настоящая старая Москва.
И машин немного.
Мы с Гарри любим там бродить.
Молчать, людей разглядывать.
Иногда заглядывать в разбросанные там и тут маленькие кафешки: попить горячего
кофе или, в зависимости от настроения, пропустить по кружечке холодного пива.
И, если поболтать, то – исключительно о пустяках.
Потому как, кроме этого, нам с ним говорить ну совершенно не о чем.
Нет, ну, правда, скажите мне на милость, о чем я могу говорить с успешным
финансовым брокером Игорем Игнатовым? Я даже, к стыду своему, очень слабо
представляю, чем занимаются в этом мире люди его профессии.
И не потому, что тупой.
Просто мне это глубочайшим образом фиолетово.
Своих проблем и так выше крыши, чтобы еще и этой бедой заморачиваться.
А вот помолчать со своим старинным приятелем Гарри – это всегда пожалуйста.
Просто все свои «истории из жизни» мы друг другу уже давно рассказали, все проблемы
давно обсудили, а во всем остальном – настолько разные люди, насколько это только можно
себе представить…
Вот и остается, если хочется поболтать, обмусоливать вчерашний футбол или
технико-тактические характеристики пробежавшей только что мимо нас хорошенькой
девчонки.
Так, абстрактно.
До конкретики-то дело вообще вряд ли может дойти, просто по определению.
Я мучительно люблю свою, недавно чуть не потерянную – по собственной, кстати,
непробиваемой глупости, – жену, а Гарри – так просто создан быть образцом примерного
семьянина.
Он даже дочку свою в нашей мужской и насквозь циничной компании называет
исключительно доченькой и ничуть этого не стыдится.
Ему это просто в голову прийти не может.
…Наши девчонки Ленке искренне завидуют.
Вот студенточка, отхватила себе мужика!
Сильный, умный, обеспеченный…
Не все, разумеется.
Моя Машка, к примеру, постоянно говорит, что Игоря очень любит, но через
неделю-другую общения с ним сбежала бы к чертовой матери окончательно и бесповоротно.
Чересчур уж он… гкхм… нет, не скучный… человек, с которым хорошо молчать,
скучным быть не может…
Органичный.
Цельный.
Безо всякой тебе рефлексии и надлома.
А посему – лично ей по этой жизни глубоко неинтересный…
Бог его знает, может, она и права.
Я в женской психологии, если честно, не очень хорошо разбираюсь.
Ну да ладно…
Я о другом сейчас.
О прогулках и размышлениях.
Вот, к примеру, почему нам с ним так хорошо именно в этом районе старой Москвы?
Ведь есть еще Сретенка, Остоженка, Замоскворечье…
А гуляем постоянно – именно здесь.
И ладно еще я – я здесь в школе учился.
Как раз в Малом Палашевском переулке.
По всем окрестным дворам от учителей с сигаретой прятался.
А потом тут же – на Тверском бульваре – в литинституте.
Каждую лавочку помню на ощупь.
Ну, а он?
Жил, и живет, где-то в Люблине, заканчивал сначала экономический факультет МГУ,
потом в Лондоне доучивался.
И при чем здесь, спрашивается, Патриаршие пруды?
Ан нет.
Когда один из нас звонит другому, – причем не важно, кто кому, – и предлагает
прогуляться, вопрос «где?» даже и не задается.
Здесь, естественно.
Или вот – почему из всех московских футбольных клубов мы выбрали именно
«Спартак»?
Странно ведь.
У меня отец всю жизнь за «Динамо» болел.
Я его даже подкалывал потом, когда простил его уход от нас с мамой в другую семью:
мол, как это так, ты, ученый, интеллигент, и так переживаешь за «бериевскую» команду?
А Гарри так вообще, по идее, – потомственный конь. У него папаша и сейчас на
стадион за ЦСКА переживать ходит. А Гарри, – хоть отец для него до сих пор
непререкаемый авторитет, – эту конюшню…
Гкхм…
Он, наверное, только «черных» больше ненавидит…
Да чего уж там…
…На футболе он, кстати, совершенно преображается.
Даже намечающийся пивной животик как-то сам по себе куда-то втягивается.
На круглом, довольно добродушном лице проявляются резкие и злые линии морщин. У
уголков обычно по-юношески пухловатого рта пролегают суровые и жесткие складки.
Суровый мужик, лет тридцати пяти, в грубой темной куртке от «Стоун Айленд». Под
ней «умбровский» свитер с обязательным капюшоном, чтоб перед или во время акции не
пропалили менты.
На ногах – высокие солдатские ботинки на толстой тяжелой подошве.
Упаси господи, не «гриндерсы», он их презирает, говорит – неудобно ногами махать.
Да и от ментов, если что не так пойдет, сваливать непросто – слишком тяжелые.
И не «положняковые» для «казуального» футбольного хулиганья навороченные белые
тапки от какого-нибудь из новомодных брендов.
Нет, исключительно – знаменитая спецназовская «вторая кожа».
Сколько этими ботинками, кстати, челюстей вывернуто и черепов проломлено, сколько
случайно подвернувшихся машин и витрин разбито – наверное, и не сосчитать…
Уличный боец «первой линии», траблмейкер, «основа».
По британской хулиганской футбольной терминологии – First Line.
Его ровесники уже в большинстве своем от этого дела отвалились, а он – и не
собирается.
Такая же часть жизни, как работа на бирже и учеба в Лондоне.
И – все дела…
…Я останавливаюсь и хлопаю его по плечу:
– Ну что, друг мой Гарри, давай в эту забегаловку заглянем, по кружке дернем, и – по
домам? А то уже часа три с тобой бродим…
– Давай, мне уже тоже домой пора. Я доченьке обещал перед сном про Винни-Пуха
почитать, а мне еще мясо на ужин готовить, Ленка-то над конспектами сидит, диплом скоро.
А я вчера такую телятинку на рынке прикупил, сегодня с утра ее в красном вине замариновал
с лучком – ух, пальчики оближешь. Куплю по дороге бутылочку красненького итальянского,
Ленке цветов, да как засядем… А у тебя Машка опять на съемках?
– Да нет, – жму плечами, – к родителям поехала. Часам к восьми договорились
встретиться…
– Ну и ладненько, – улыбается, – хорошо побродили. В среду на футболе увидимся?
Ответа он не ждет, знает и так.
Просто ныряет в гулкий полумрак небольшого бара.
Когда я его догоняю, он уже расплачивается с хорошенькой барменшей в смешной
бейсболке за две кружки «Гиннеса».
– Зараза ты, Гарри. Опять мне заплатить не дал…
Он смеется и хлопает меня по плечу:
– Да прекрати, старик, какие наши годы…
На костяшке указательного пальца правой руки, которой он держит пинту самого
лучшего в мире темного пива, старый глубокий шрам.
След от чьих-то выбитых зубов.
Гарри мне ни разу об этом не говорил, но, по-моему, он им жутко гордится…

Основа

Серегу мы с Русланычем прямо с утра встретили.


Выбрались из гостиницы прошвырнуться по Невскому да пивка где-нибудь попить,
благо погода замечательная.
А тут и он со своими навстречу.
– Привет, – тянет руку.
– Здорово, – отвечаем.
Постояли, потрепались, о знакомых порасспрашивали.
– Все здесь, – смеется.
– Ого, – говорю, – неужели вся основа приехала?
– А то, – хохочет. – Будет бемц. Гарантирую…
– Молодцы, – вздыхаю. – Пивка пойдешь глотнуть?
– Да нет, – жмет плечами, – сейчас форму надо держать. Вот если вечером…
– Вечером – это само собой, – соглашаюсь. – Ну а мы – двинем, пропустим
пинту-другую.
Он неожиданно хитро прищуривается:
– С нами не хотите?
– Серег, – говорю укоризненно, – ты же знаешь, мы с «зарницами» – завязали. Не трави
душу…
– Понятно, – вздыхает, – у всех у нас рано или поздно приходит время уходить…
– Вот именно, – киваю. – Вы на поезде приехали?
– Кто как, – жмет плечами. – А вы на машине?
– Ага, – морщусь, – на моем «Лэндровере». Сейчас думаю – ошибся. Стремновато тут
сегодня с московскими номерами…
– Это точно, – ржет, – а будет – еще стремнее…
– Догадываюсь, – вздыхаю.
– Ну, тогда берегите себя.
– Постараемся…
Пожали друг другу руки и разошлись. Попили пива, послонялись по центру города,
заскочили к знакомым.
– Вы на футбол приехали? – спрашивают.
– На него, – отвечаем.
– Сегодня «Зенит» вас порвет, – радуются, – а ваших бойцов наши парни по-любому
отмутузят. И к бабке не ходи…
– Ага, – смеемся, – Не кажи «геть»…
Потрепались и разошлись.
Нам уже, в принципе, пора было.
Как раз успеем не спеша пообедать – и на стадион.
Пообедать решили в знакомой кафешке на Большой Пушкарской.
И место спокойное, и от стадиона недалеко. Мы в этот раз решили на террасу не
ходить, выкупили ВИП-ложу.
А то мне в прошлый раз на секторе какой-то особо ретивый местный бомжара так
камнем по башке засадил, еще пару сантиметров – и покойник. И ведь не сделаешь с ним, с
гадом, ничего, пока он за ментовскими спинами беснуется.
А местные менты слова «Спартак» и «Москва» ненавидят немногим меньше, чем
местная гопота, имеющая наглость называть себя фанатами.
Да они, ментяры эти самые, в принципе, и есть гопота.
Только в форме.
«Культурная столица», ага.
Изгадили когда-то великий город, вот и находят себе утешение в ненависти…
…Уселись в кафе.
Еще пива заказали и баранину в горшочках. Ее там хорошо готовят.
Сидим, ждем, когда принесут.
Тепло, солнечно, официантки улыбаются.
Откуда им знать, что мы и есть – те самые, страшные и ужасные, спартаковские
фанаты.
Просто двое сравнительно молодых и крепких парней в модных дорогих шмотках. На
«цветах» пусть лоходром рассекает, делать нам больше нечего. Мы сюда на футбол
приехали, а не приключения на собственные задницы искать.
Хотелось бы приключений – мы бы с Серегой пошли.
Уж если драться, так не с гопотой же, – ни чести бойцовской, ни совести не имеющей.
С равными.
А так…
Сидим, пиво пьем, никому не мешаем.
Официанткам в ответ улыбаемся, Русланыч даже заигрывать пробует.
Так, абстрактно, чтобы форму не потерять…
Вот только шевеление на этой питерской улице мне что-то как-то совсем не нравится.
Ну то есть – абсолютно.
– Этого пенька малолетнего видишь? – спрашиваю, кивая на трущегося неподалеку от
кафе паренька в тяжелых армейских ботинках, темном шерстяном свитере с капюшоном и
клетчатой фейковой бейсболке, типа, от «Барбери». – Почему-то есть у меня такое
ощущение, что он здесь неспроста тусует…
Русланыч аккуратно, стараясь не привлекать ничьего внимания, разглядывает
мальчишку через толстое оконное стекло.
– Да, – соглашается, – похоже что скаут. Хоть бы кепку, что ли, снял, придурок
малолетний. Галимое ж палево! И по подворотням тоже народ трется весьма
подозрительный.
Киваю и поочередно набираю два телефонных номера.
Сначала звоню водителю, чтобы отгонял джип на стоянку в гостиницу.
От греха.
Машине с московскими номерами здесь сейчас делать ну совершенно нечего. А мы
сами уж как-нибудь пешочком дойдем.
Чай, не графья…
Потом Сереге:
– Здорово еще раз, вы случайно не по Пушкарской к стадиону выдвигаться собрались?
– А что? – настораживается, – уже ждут?
– Да, похоже, – вздыхаю.
– Сколько?
– Да сотни две по подворотням ныкаются, и это – как минимум. По всей улице скауты
шныряют. Так что вы бы лучше какой другой маршрут выбирали…
– Да ты что! – возмущается. – Тут такие парни приехали! А вот вы и вправду лучше
сваливайте оттуда, там сейчас жарко будет.
– Мы на шифре, – смеюсь, – в кафе сидим. Чин-чинарем. И вышибалы на входе такие,
что не факт, что даже ты бы связался…
– А, ну тогда ладно, – успокаивается, – тогда располагайтесь поудобнее, согласно
купленным билетам. Шоу маст би гоу…
– Когда ты только, мутик чертов, английский как следует выучишь, – вздыхаю. –
Русланычу на евровыездах достало уже твоим переводчиком работать…
– Зато я нюхаю и слышу хорошо, – ржет.
– Ну ладно, – смеюсь в ответ, – береги себя, нюхач…
– И тебе не хворать, – хохочет. – Жди…
Дождались…
…Ох, как же красиво они шли!
Как на параде…
Кто-то – слегка сутулясь, кто-то – горделиво раздвинув плечи, кто-то – деловито
разминая суставы, высоко вскидывая хлопающие в такт ходьбе ладони, скандируя:
– Мос-ква! Мос-ква!!
Впереди, как и положено, тревожный хардкор, за ним – бойцы попроще. Вот только
маловато их было. Всего десятков семь-восемь, и хоть выглядели они не мальчиками, а
грозными бойцами, но – мало.
Мало.
Питерцы это тоже поняли и начали охватывать парней с флангов, умело отсекая
возможные пути отступления. Мы с Русланом переглянулись и поняли, что сейчас – рванем.
Туда, к своим, к идущим под неминуемую раздачу парням, хоть это и совершенно
безнадежно.
Массой задавят.
Но – гвардия умирает, но не сдается…
…И тут вдруг выяснилось, что не одни мы с Русланычем на этой улице пивка
сообразить решили.
Вот одна группка крепких парней, вот другая.
Кто из кафешек выдвигается, кто из «случайно» припарковавшихся неподалеку
неприметных, как грязноватое местное небо, изрядно побитых жизнью отечественных
микроавтобусов.
Ого, а вот это – уже серьезно.
«Флинты».
Последние из могикан.
Не иначе как птичек где-то неподалеку кормили.
Или бабушек через дорогу переводили.
Прям, не выходя из мини-вэнов с затемненными стеклами.
Многовато, знаете ли, в этом районе Санкт-Петербурга старушек развелось, пришлось
тимуровцев аж из самой столицы выписывать.
Как же мы их не разглядели-то?
А вон и Гарри, легко узнаваемый по своей знаменитой толстовке «Стоун Айленд» и
высоким спецназовским ботинкам, – со всеми своими бойцами.
Вон «гладиаторы», вон «апельсины».
А вон и превратившийся не так давно в грозную и беспощадную силу «Юнион».
Действительно, вся основа приехала.
Питерская волна осадила назад.
Охотник готовился неожиданно для себя стать жертвой.
Но и отступать им тоже, в общем-то, не хотелось.
Вообще-то – это их город.
Мы решили пока подождать.
Наши услуги могли и не понадобиться…
И в этот момент «мясной» моб прыгнул…
…Настоящий уличный бой – резок, жесток и скоротечен. Когда мы через десять минут
расплатились и вышли на улицу – там уже никого не было. Только мусор, обрывки газет,
битые стекла да несколько крепко покореженных легковушек.
И плачущий, размазывающий по лицу кровавую юшку, питерский паренек на скамейке
у разбитой автобусной остановки.
– Как же так? – видимо, принимая нас за своих, поднял он заплаканные глаза. – Как же
так? Все – все пришли! Все!!! Лучшие! И – все легли. Все…
И снова заплакал.
В этот момент у меня за спиной кто-то демонстративно прокашлялся.
Я резко обернулся.
…Летящий силуэт легкого летнего пальто. Режущая взгляд безукоризненно
отутюженная стрелка на дорогих серых брюках.
Элегантные туфли, черные очки, горделивый разворот головы. Боб. Старая питерская
гвардия.
– Вот уж не думал, – усмехается нехорошо, – что ты на старости лет в скауты
подашься…
– Я тебя тоже люблю, – кривлюсь в ответ, – но с головой тебе отношения слегка
поправить надо. Если бы я на акцию приехал – сейчас бы с парнями дальше шел, а не с тобой
тут лясы точил. Чай, не на вашей помойке вырос…
Он как-то слегка обмяк и неуверенно протянул руку. У него, вообще-то, слабые кисти,
и в свое время он компенсировал этот недостаток, умело зажимая между пальцами
половинку лезвия безопасной бритвы.
Щеки врагов только так напополам разваливались.
Но это было давно.
Когда он еще не был таким олдовым.
Как и мы все, в общем-то.
Я, естественно, эту самую руку – пожал. Сколько лет уже друг друга знаем.
– На футбол?
– А куда же еще? – смеюсь. – На террасу, правда, не пойду, а то у меня сложные
отношения с питерскими булыжниками. Особенно если их ваши карланы в наш сектор
швыряют. ВИП с Русланом взяли. Если хочешь – присоединяйся, свободных мест в ложе –
навалом...
– Пожалуй, – кивает, – и присоединюсь. По деньгам тоже разберемся, думаю. На
секторе сегодня, похоже, хрен знает чего будет твориться. Игорь, кстати, еще сейчас
подойдет. Помнишь Игоря?
– А как же!
– Приглашаешь? – смеется. – А как с хулиганьем своим объясняться будешь?
Стучу пальцем по лбу:
– Они ж не идиоты. Вернее, идиоты, конечно. Но не настолько. Историю помнят…
– Да, – вздыхает он в ответ, – у нас – тоже помнят. Не все, к сожалению…
Молчим, курим.
Потом я хлопаю его по плечу:
– Не переживай, Боб. Все течет, все изменяется. Когда-то мы были союзниками, теперь
– враги. Пройдет время, и когда-нибудь снова станем союзниками…
– Да, – кривится он, – единственные союзники вашего «мяса» были. Пока не
схлестнулись. Помнишь, как мы друг друга на выездах по домам разбирали, когда приезжим
ночевать негде было? Мы – вас, вы – нас…
– Помню, – киваю. – И как ты меня ночью на тачке приятеля из Питера вывозил, чтобы
менты не замели, тоже помню…
– Откуда ж сейчас-то столько ненависти? – сутулится он.
– Да бог его знает, – жму плечами. – Что-то одни сделали не так, потом – другие. Вот и
завертелось. Жизнь. Я вот, когда в армии служил, у меня там друг был, чеченец. Недавно
видел его по телевизору. Точнее – не его, а его труп. Полевым командиром стал, под
Басаевым ходил. Наших солдат убивал. Да думаю, и не только солдат. А мы с ним в армии
под одним бушлатом спали…
– Да, – вздыхает, – как же теперь с этим со всем жить-то…
– Не знаю, старик, – говорю ему честно. Ну, правда, – нет у меня ответа на этот вопрос.
Тут, на мое счастье, подходит Игорь, мы жмем друг другу руки, обнимаемся и
выдвигаемся в сторону стадиона. Наше хулиганье им уже два года подряд такой
«околофутбол» устраивает во многом еще и потому, что на поляне у нашего переживающего
не самые лучшие времена клуба – шансов практически нет.
Может, хоть на этот раз будет все по-другому?

Инициация

Эту девчушку к нам Алекс тогда подвел.


Есть у нас такой персонаж, по кличке Вишневый Сок.
Как и каким образом этого пенька в нашу движуху занесло – загадка не только для
меня, но и, думаю, для всех окружающих.
Влюбчивый, улыбчивый, не принимающий насилия.
Насквозь правильный.
Даже – не пьющий.
Аж противно…
Эдакий ходячий анекдот, непонятный артефакт хрен знает какой цивилизации. Он
как-то на выезд в Лондон, – это когда мы «гунерам» один-ноль на «Хайбери» слили, –
умудрился с мамой приехать.
«Я, – говорит, – еще после окончания МГУ обещал маму со своими друзьями
познакомить…»
Ага.
А у «друзей»-то ты спросил?
Народ не то что бы напрягся, а просто не знал, как на эту байду реагировать. Хорошо
хоть мама вполне адекватная оказалась.
Уж поадекватнее сыночка, это точно.
Один вечерок за столиком в пабе посидела в нашей шальной кампании, да и пошла себе
спокойно британскую столицу смотреть.
Без нас.
Только перед отъездом меня в сторонку отвела:
– Дим, – я вас не слишком уж сильно старше, поэтому – вопрос можно задать? В
расчете на более-менее честный ответ?
– А почему нет?
– Ага, – задумывается. – Ну тогда скажите, моего тут у вас не обижают только потому,
что за полного дурачка держат?
– Ау… гкхм… ну… – мнусь, короче.
– Понятно, – вздыхает. – Вот она – проблема отсутствия мужского воспитания.
Безотцовщина, что уж тут говорить. Надо было его в армию отдать послужить, может быть,
человеком бы сделали. А теперь – только женитьба…
Вот и поговорили.
Где-то через год он, кстати, и вправду женился. И что-то мне подсказывает, что без
мамы тут точно не обошлось…
…Так вот.
Сидим мы с парнями в пабе, на Сухаре, обсуждаем предстоящий выезд в Питер. Один
из самых любимых выездов, кстати.
Во-первых. – недалеко.
Во-вторых – всегда есть чем заняться.
Это тебе не Владикавказ какой-нибудь и не Махачкала с Элистой, не к ночи будь
помянуты.
И тут этот красавец рисуется.
Хрен сотрешь.
Не бить же его, в конце-то концов.
Какой-никакой, а все-таки – «наш больной брат».
– Привет, ребята…
– И тебе не хворать…
– Вы в Питер на выезд едете?
Молчим.
Если он с нами в компанию увяжется, считай, выезд наполовину испорчен. А просто по
матушке отправить – нельзя, свой все-таки.
Причем – реально свой, не приблудный.
Проверено, блин.
Были случаи.
Разные…
– Да я знаю, что едете, – торопится, – я просто сам не могу…
Судорожно пытаемся подавить в себе вздох облегчения.
– Да ты садись, – беру инициативу на себя, пододвигая ему стул, – рассказывай, в чем
проблемы…
Он предложенный стул почему-то игнорирует.
Похоже что от волнения.
– А вот, – говорит.
И отступает немного в сторону, пропуская вперед прячущееся за его широкой спиной
довольно юное создание.
Очень даже, кстати, хорошенькое создание.
Он, вообще-то, здоровый парень, этот Алекс.
И неглупый, если уж юрфак МГУ осилить сумел.
Вот только – все одно господь при распределении ему чего-то недодал.
И – существенно недодал, прости господи…
– Это Алеся. Она журналистка, ей про фанатов написать поручили. Меня попросили
помочь, а у меня не получается…
И – называет издание.
Модный мужской журнал, глянцевый. Не самый плохой, кстати, по сравнению с
остальной макулатурой.
Угу, задумываюсь.
И что же нам прикажете со всей этой фигней делать?
А тут еще, гляжу, наше хулиганье как-то не по-хорошему задвигалось.
Не по-доброму.
Сплошные подонки и отморозки, что с них взять-то, окромя пудовых кулачищ да
парочки высших образований…
Жека просто тупо на сиськи под тоненькой тканью блузки уставился, Серега тут же в
пинту уткнулся, смех сдерживая, а Гашек, модник хренов, прическу себе – и без того
безукоризненную – поправил, сережку в ухе рокерскую продемонстрировал и пачку сигарет
под стол уронил, чтобы, нагнувшись, ножки как следует разглядеть.
Даже Мосфильмовский глазками под очечками модными заблестел, а если уж старая
гвардия зашевелилась, – пиши пропало.
Ну все, думаю.
Надо спасать девку.
Иначе она такого про нас понапишет…
– Ша, движуху тут устроили. Креста на вас нет…
И повернулся снова к Алексу:
– Ну и в чем же конкретном должна выражаться наша помощь?
– А возьмите, – торопится, – ее с собой в Питер, на выезд. Ну, чтобы она посмотрела,
поговорила…
Парни тут же враз поскучнели.
Им, собственно говоря, реклама ни к чему.
Хотя…
Этот выезд вроде как без особого экстрима должен обойтись.
По крайней мере, основа ничего мутить не собирается.
Вот только, как водится, – человек предполагает…
– Хорошо, посидите минут десять где-нибудь, кофейку попейте. Мы подумаем…
Он кивнул, и они отошли за другой столик.
– Ну что, парни? Вы тут главные, вам и решать…
– Да хрен его знает, – честно говорит Серега. – Вот если бы она правду написала… А то
такую хрень ее коллеги про нас гонят, что у меня аж уши в трубочки заворачиваются.
Мамаши детей после этого готовы в любой гадюшник отпустить, только не на футбол. Да
чего там мамаши! Половина парней в институты на таком шифре ходят, как будто, блин, у
нас «коза ностра» какая, а не обычное, пускай и чутка неформальное, сообщество. У любого
пидора или чечена с автоматом прав в общественном мнении больше, чем у нормального
белого гетеросексуального парня, который просто любит футбол и свою команду…
– Ты думаешь, – хмыкает Гарри, – от того, что она напишет, что-то изменится? Да и
попробуй еще пойми, что она напишет-то…
– А вот вы с Димычем, – кивает в мою сторону Серега, – этим и займитесь. Чтоб
написала как надо. У вас бабла до хера и рожи интеллигентные. Не то что моя или вон
Жекина. Получится, значит, получится, не получится – да ну и хер с ним. Одним ведром
говна на наши головы больше, одним меньше…
И поворачивается к столику, за которым Вишневый Сок с корреспонденткой сидят.
Кивает им, чтобы подходили.
– Присаживайся, – говорит, – с нами, Алеся. Не обидим…
…Договорились встретиться у Ленинградского вокзала. Подъезжаем – уже стоит.
Хорошо хоть, что шпильки не надела. Светлая блузка, светлые джинсики, темные очки. Розу
скарферскую повязала зачем-то.
– Ты что, – спрашиваю, – совсем идиотка? Сними немедленно!
– А почему? – удивляется. – Я тут много ребят в красно-белых шарфах видела…
Тут уже и Гарри не выдерживает:
– Слушай, Алесь. А если все эти «ребята в красно-белых шарфах» на твоих глазах
слаженно под поезд сиганут, то ты что, тоже за ними прыгнешь?
Хлопает глазищами, потом смеется:
– Ну, если редакционное задание этого потребует…
Ржем в ответ.
Оценили.
Зубастенькая.
Может быть – тьфу-тьфу-тьфу, – и вообще нашим человеком окажется.
– Смотри, – говорю, – Алесь, ты на ком-нибудь из нас цвета клубные видишь?
Правильно, не видишь. Потому как задача тупо нажраться, наблевать в тамбуре,
попонтоваться и провести ночь в ближайшем отделении милиции – перед нами и сейчас не
стоит, и никогда раньше не стояла. Мы просто стараемся не выделяться, а спокойно
приехать, спокойно сделать свое дело, поддержать команду и так же спокойно вернуться
обратно. Желательно – без потерь. Андастэнд?
– Андастэнд. – кивает. – Мне так даже больше нравится.
– Ну и умница. Пошли на платформу, скоро уже состав подавать будут…
Подхватываю ее сумку, и мы идем к поездам.
Она семенит рядом:
– А в Питере где жить будем?
– Кто где, – жму плечами. – Мы с Гарри и Русланычем в «Рэдиссоне» на Невском, тебе
номер – там же забронировали. Потянет твоя редакция?
– Потянет, – кивает, – вполне. А остальные ребята?
– В зависимости, – хмыкаю, – от личного достатка и текущего положения мировой
экономики…
– Поня-я-ятно, а вы, значит, что-то, типа, финансовой элиты…
Резко останавливаюсь:
– Стоп, урок первый. На выездах нет никаких элит, даже «хулсы» тут – не элита. Даже
«фёстлайн». Просто каждый занимается своим делом. А по жизни – все равны. Именно
здесь, именно сейчас, именно в данный конкретный отрезок времени. Больше таких ошибок
не допускай, ок?
– Ок, – кивает и смотрит на меня с интересом. – А в нормальной жизни, можно узнать,
чем занимаешься? А то что-то лицо у тебя знакомое…
– Можно, – смеюсь, – только чуть попозже. Сейчас – некогда…
Находим нужный вагон, грузимся в купе. Все – трезвые, нормально одетые, выглядят
прилично, но – проводница ощутимо напрягается. Они отличные психологи, все эти
проводники, стюардессы, халдеи. Особенности естественного отбора, осложненные борьбой
за выживание.
Алеся – в моем купе, естественно.
Сам билеты покупал, через свое транспортное агентство. Кроме нее – Гарри и
Русланыч.
Пока она переодевается, деликатно выходим постоять в узком вагонном коридоре.
Поезд неторопливо трогается.
Из соседнего купе доносится звон стаканов, потом бешеный рев хриплых мужских
глоток.
Типа – песня.

Спартак Москва!
Ты самый лучший!
Ты самый сильный русский клуб!
Вали коней!
Вали мусарню!
Пока ублюдки не умрут!

Наши развлекаются.
Вот ведь послал господь идиотов на мою голову…
Не могли хотя бы до МКАДа потерпеть…
У вылетевшей в коридорчик несчастной проводницы глаза от ужаса уже даже не по
восемь, а по все восемнадцать копеек.
Как бы ментов не вызвала.
Надо срочно урегулировать ситуацию.
Беру барышню под локоток и аккуратно завожу ее обратно в служебное купе. Она
почти не сопротивляется.
– Извините, девушка, что не представились сразу. Большинство этих милых,
обаятельных господ, которые избрали своим средством передвижения ваш поезд и ваш вагон
– «мясное», пардон, спартаковское хулиганье. Да-да, те самые злобные фашистские
ублюдки, беспредельщики, о которых так любит писать наша доблестная демократическая
пресса.
Глаза у проводницы становятся еще больше.
Странно.
Я, честно говоря, думал, что так просто не бывает.
Теперь, в очередной раз, приходится удивляться воистину безграничным возможностям
человеческого организма.
Да и за локоть ее держать все труднее, дергается, зараза.
Боюсь, синяки останутся.
Придется как-то компенсировать.
Достаю стодолларовую купюру, кладу ей на столик.
Глаза барышни слегка фокусируются, взгляд становится немного более осмысленным.
Да и вырываться перестала, напротив – прислушивается, что дальше скажу.
Скажу, скажу, милая.
Не волнуйся.
– В принципе, как вы знаете, наша пресса просто обожает врать. Нагло и беспардонно.
Ей без вранья – ну никак нельзя. Работа такая, платят им за это самое, и это надо четко
понимать. Просто потому, что правда – никому не интересна. Согласны?
Кивает. Она согласна.
Вот только пока не понимает, за что ей причитается целых сто баксов. Сейчас объясню.
– Мы, на самом деле, действительно милые и интеллигентные люди. Может быть,
только немного громкие. Ну, что уж тут поделаешь, бывает. Но порядок мы вполне способны
поддерживать сами. Пошумим, может, малость, но – ничего не побьем. И – никого. А если
побьем, – оплатим в полном объеме. Вот только милицию не очень любим, понимаете ли…
Кивает.
Она понимает.
Милицию в нашей стране вообще мало кто любит, кроме самой милиции.
Ну еще, может, – артисты, которых в ментовской праздник с экранов телевизора не
согнать.
А больше – никто.
– Так вот, милая, – смотрю ей в глаза, – если все у нас с тобой будет правильно, перед
приездом в Питер получишь еще. Только не кипешись. Почувствуешь, что не справляешься
сама, – стучи в третье купе, я – там. Со своими мы как-нибудь сами всегда разберемся. Если
же здесь нарисуются менты, то бабки получат они. А ты получишь – проблемы. И – очень
серьезные проблемы, понимаешь? Вот такая вот элементарная арифметика…
Кивает.
Она все прекрасно понимает:
– Вам стаканы нужны?
– Нужны. И еще лимончика нам под коньячок порежь. Только потоньше. С нами,
видишь ли, дама. И не шлюха какая-нибудь…
Вышел из ее купе, потянулся.
Гляжу – Серега стоит, башкой укоризненно качает:
– Что, опять деньги проводнику платил?
Пожимаю плечами:
– А что делать? Я вообще-то, как ты знаешь, предпочитаю путешествовать с
комфортом. А ОМОН в мое понимание слова «комфорт» – ну никак не вписывается. Я уж –
и так и эдак пробовал. Не получается…
Хмыкнул, кивнул своей большой бритой головой, пообещал зайти в гости.
– Заходи, мы с Гарри совершенно чудненького коньячка в дорогу прикупили…
…Доехали, в общем-то, нормально.
Пошумели, попели, попили.
Алеся тоже оказалась не дурочкой по части коньяка.
Редакционная школа.
Сам через такую когда-то проходил…
Словом – все в порядке.
Только один небольшой инцидентик случился, но это так, мелочи.
Когда наша девушка пошла часа в три ночи в тамбур покурить.
Возвращается, а глаза – как будто Джимми Моррисона, сто лет уже назад как
покойного, увидела.
Села, молчит.
Потерянная какая-то.
– Что-то случилось?
– Угу, – кивает, – случилось. Но не то, что ты думаешь.
– А что?
– Да там, – трясет волосами, – этот ваш, Гарри, в тамбуре. Пьяный в говнище. И с ним
еще один, такой же. По очереди блюют в угол и, представь себе, разговаривают о концепции
экзистенции у Хайдеггера…
– А, – усмехаюсь, разливая коньяк по стаканам, – это нормально. Гарри, как нажрется,
всегда та-а-акую пургу гонит. Ну а атеистический экзистенциализм – вообще его любимый
конек. Я ему всегда говорил, что он в середине прошлого века застрял. Надо бы хоть
чуть-чуть вперед продвинуться. Хоть бы Дерриду почитал или там, – Мамардашвили.
Абсолютно гениальный мыслитель, хоть и грузин…
Она еле слышно взвыла, выпила залпом полстакана коньяку и полезла на верхнюю
полку.
Только икры сверкнули из-под халатика.
Жаль.
Я, между прочим, сам на эту полку нацелился.
У меня это с детства: если еду в купе, то обязательно на верхней полке. Хоть там и
душно летом – просто до полной невозможности.
У каждого, знаете ли, свои тараканы…
…Питер нас встретил ясной, солнечной и какой-то совершенно не ленинградской, в
нашем понимании этого слова, погодой.
Сухо, свежо, таксисты прям у перрона за рукава хватают.
Забросили шмотки в гостиницу, договорились еще пару-тройку часиков отдохнуть, а
потом попить пивка и выдвинуться на дубль. Что и осуществили в полном объеме
задуманного.
Алесе – понравилось.
А потом отправились в гости к рокерам нашим разлюбезным («Как, вы и их знаете?» –
удивленная реакция нашей симпатичной журналисточки). Где, естественно, и просидели до
утра.
Хотя – до какого еще «утра».
Белые ночи, блин.
Романтика…
Эх...
Во встреченном по дороге в отель круглосуточном баре остановились попить пивка и
немножко перекусить. Сожрали по куску пиццы, сделали по нескольку глотков легкого
светлого пива, и тут Серега вдруг озабоченно покачал головой.
– Что, – спрашиваю, – случилось, старый?
– Да хрен его знает, что-то у меня по завтрашнему дню предчувствия какие-то
нехорошие.
С тем и разошлись по номерам спатиньки.
Хотя я – тоже задумался.
Серегиным предчувствиям лучше верить.
Всегда.
Проверено временем.
…Назавтра на секторе был – ад.
Я даже не помню, с каким счетом мы проиграли, – это было совершенно неважно.
Самым главным и самым важным во время этой игры были довольные, улыбающиеся рожи
питерских ментов.
И летящие из-за их спин в нашу сторону камни, бутылки, металлические болты,
швыряемые мешковскими карланами.
Одному пареньку на моих глазах бутылка попала прямо в висок.
Он упал.
Толстый майор с жирной лоснящейся мордой напрочь отказался вызывать «скорую».
«Была б моя воля, – говорит, – я бы ща домой сбегал, да гранатой в ваш сектор, морква
поганая…»
И тогда толпа обычных выездных болел раздвинулась и вперед вышли те, кому это в
таких ситуациях и было положено.
Хардкор.
Их, увы, было мало на этом выезде, но они были, и то, что они сделали, – было
по-настоящему красиво.
Когда они своими телами проломили брешь в сомкнутом строю ОМОНа, в эту брешь
рванули все остальные.
Бить, бить, бить, бить – по этим ненавистным питерским рожам, а лучше всего – по
серым сытым рожам ментов, топтать их модными казуальными кроссовками и тяжелыми
высокими ботинками, вбивать в серый заплеванный бетон их поганого стадиона, выламывать
кресла и швырять их в эту ненавистную ублюдочную массу, испуганно разбегающуюся
перед нашей мощью и нашей яростью.
Я, к примеру, лично – и с большим удовольствием – отрихтовал того самого майора с
жирной рожей, истошно, по-бабьи визжащего и испуганно закрывающего то, что у него
осталось от лица, ладонями.
Меня он, думаю, даже не запомнил.
Даже журналистка Алеся с визгом царапала упоенно кого-то там, впереди. Это-то ее и
подвело…
Резкая команда Гарри, и мы быстро поворачиваем назад.
Опыт.
Мы свое дело сделали, так на фига дальше палиться?
Это наши малолетки считают попадание в ментовку чуть ли не знаком чести и
доблести.
Ну и пусть себе считают.
А нам-то зачем?
А вот девушка – что-то увлеклась…
Мы, уже вернувшись на сектор, видели, как ее волокли куда-то в сторону выхода. В
ментовскую, не иначе.
Нехорошо получилось.
Я переглянулся с Серегой.
– Действуй, – говорит. – Тут никто лучше тебя не справится…
Я кивнул, потянул за рукав Русланыча, и мы с ним начали аккуратно просачиваться в
противоположный конец сектора, к той цепочке ментов, которые не подверглись нашему
нападению.
Приглядел лейтенанта с относительно интеллигентными щщами, позвал,
продемонстрировал сотку баксов:
– Помоги, командир. Ссать хотим, аж скулы сводит. Да и вообще нам отсюда, похоже,
пора. Мы с другом футбол приехали смотреть, а не в войне участвовать…
– А в чем проблема-то? – спрашивает.
– Да в беспределе этом, – киваю себе за спину. – Если б знали, что на футболе такое
творится, хрена лысого мы б сюда пошли. Мы вообще-то в командировке здесь, в
«Рэдиссоне» вашем остановились. Могу карточку гостя показать. Вот, развлечься решили.
Ага. Видал я в гробу такие развлечения…
– Понимаю, – хмыкает, – ну ладно, пошли…
Вывел нас за оцепление, взял сотку:
– Богато живете.
– А что? – жму плечами, – Зарабатываем. Слушай, а ты нам еще в одном деле не
поможешь?
– Это еще в каком?
Я полез в карман за сигаретами, угостил его и Руслана.
Закурили.
– Да понимаешь, – говорю, выпуская дым в сторону, – с нами девчонка была,
журналистка. Вчера в гостинице познакомились. Мы, собственно говоря, из-за нее сюда и
приперлись, уж больно симпатичная. А у нее задание – написать про футбольных фанатов.
Быть в центре, так сказать, событий. Вот и полезла, дура…
– И?..
– А что «и»? – усмехаюсь. – Забрали ее ваши. В общем-то, и правильно сделали, только
нам-то от этого не легче. Да и вашим орлам, думаю, скандал с центральной прессой на фиг
не нужен. В общем, поможешь нам ее вытащить – заплатим. Нормально заплатим, в два раза
больше, чем до этого дали.
– Хорошо, ждите здесь, сейчас попробую. Только опишите, как она выглядит.
Ну описали как могли.
Имя, фамилию дали.
Сказали, что у нее редакционное удостоверение наверняка при себе.
– Это уже легче, – чешет затылок под фуражкой, – если ксива с собой. Сейчас приведу.
И, правда, привел.
Забрали мы нашу девушку, уже получившую в качестве украшения приличный бланш
под левым глазом, да и поехали, от греха подальше, в гостиницу.
Результат матча уже по телевизору узнали, да и бог с ним.
Все хорошо, что хорошо кончается…
…Материал свой Алеся так и не опубликовала.
Нет, она его написала.
И – здорово написала, насколько я в этом деле соображаю.
А парни ее снабдили отличными фотками с разных наших выездов, в том числе и с
европейских.
Вот только зам главного редактора – манерный, по ее словам, педик с черными
набриолиненными кудрями – с заливистым визгом орал на редколлегии и доорался до того,
что статью зарубили.
А она обиделась и написала заявление об уходе.
Где она сейчас работает, я не знаю.
Но на стадионе встречаю регулярно.
Вроде бы – в порядке.
Ездит на выезда, пишет статьи в фэнзины, мечтает снять кино про фанатов.
Сначала документальное, а потом, даст бог, – и художественное.
Потому как ни одного нормального фильма на эту тему, по ее словам, не видела. Даже
знаменитая британская «Фабрика футбола», говорит, адреналин для кастратов, а не
нормальное, жизненное кино.
Наши хулсы улыбаются и кивают в подтверждение ее словам.
Им не нужна ни слава, ни реклама.
Вот только – это ведь классно, когда кто-то хочет что-то написать или снять про твою
нелегкую и довольно дурацкую жизнь.
Они – такие.
Да и сам я, в принципе, от них не так далеко ушел.
Что уж тут поделаешь…
Хардкор белого меньшинства

Да, в тот раз мы по-настоящему круто под раздачу попали. И ладно бы только хардкор,
для них – это часть образа жизни.
А я-то тут при чем?
Всего-навсего решил с парнями после матча пивка попить…
А что?
Игра хоть и не значимая, не дерби, но – «три-один» все одно приятно. Пусть это и был
«Шинник» – Ярославль, а не «Реал» – Мадрид.
Заскочили в пивную недалеко от Лужи, стоим, – пьем, общаемся.
Вот тут-то они нас и накрыли…
Видимо, заранее пасли. А мы – расслабились. Матч-то незначимый, а все враги, по
идее, – на выезд должны были ломануться.
Не все, как выяснилось.
Когда мы из пивной на вопли «ЦСКА! ЦСКА!» выскочили – мама дорогая!
Человек двести.
Причем – явно основа.
А у нас от всего хардкора от силы щщей тридцать. Да еще приблудных, типа меня,
столько же.
Засада…
Выход один – стоять.
Пока менты не примчатся, они тут, по идее, быстро ездить должны.
Ага.
Ща.
Минут пятнадцать нас валтузили как хотели, пока, наконец, сирены не завыли. Кони,
естественно, – врассыпную.
Мы тоже.
Кто еще ходить мог.
Гарри, к примеру, очень прилично досталось. Ну, мы его с Серегой с двух сторон на
плечи прихватили – и ходу.
Дворами, дворами…
И – Жека вслед за нами.
Ушли, отдышались.
Гарри башкой трясет, в себя приходит.
И вдруг:
– Стоять! Не двигаться! Подойти!
Менты.
Ага.
Ща.
Уже побежали.
Поползли облизывать тяжелые кованые сапоги власти.
Нет, мы уж лучше ножками, ножками…
И – подальше от эдакого счастья, благо темно здесь, в проходных дворах, – хоть глаз
выколи.
А эти «спортсмены» в последний раз если и бегали, то года три назад.
И то за пивом.
…Подворотня.
Арка.
Забор какой-то.
Детский сад, что ли?
Выскочили на улицу, огляделись, а там, глядишь, – и такси едет.
Останавливаю.
Парни, не задавая лишних вопросов, прыгают на заднее сиденье.
Я – рядом с водилой.
– Гони, бля!
А он на нас смотрит, как на чуму.
– Вы что, бандиты?
– …! Гони давай!
Тронулся…
Я, чуть отдышавшись, бросил ему тысячную купюру, вынул пачку сигарет, закурил, не
спрашивая разрешения.
Опустил стекло, выпустил в стылый майский вечер тонкую струйку дыма:
– Не ссы, брат. Никакие мы не бандиты. Фанаты футбольные. И – не от ментов
сваливали. От таких же, как мы. Только с другой стороны линии фронта…
– А-а-а, – тянет таксист облегченно, – а я-то уж подумал…
– А ты не думай, – советую, – это вообще легче. По жизни. А то как только начинаешь
о чем-то задумываться, – так вообще жить не хочется…
– Это точно, – вздыхает. – Везти-то вас куда?
Я еще раз глубоко затягиваюсь. Сзади Гарри просит закурить, не глядя кидаю ему
пачку «Парламента».
Вроде как поймал, зажигалкой чиркает.
– Да хрен его знает, куда нас везти. Мы об этом пока особо не думали. Нас, знаешь ли,
больше интересовал вопрос – «откуда?»…
– Ну, тогда думайте, – ржет, – а я пока – так покатаюсь…
Молчим, едем.
– А фигли тут думать, – подает голос с заднего сиденья Серега. – Шеф, ты тут
где-нибудь поблизости хороший пивной ресторанчик знаешь? Недешевый? Чтоб кормили
нормально и «Гиннес» темный был обязательно?
Шеф задумывается.
А я – ржу не переставая.
Нервный напряг выходит, похоже.
– Нуты, – задыхаюсь, – Серый, даешь! Ты, вообще-то, нетемный «Гиннес» видел
когда-нибудь?
Хохочем уже все.
Взахлеб.
Таксист пока продолжает думать.
– «Джон Булл Паб» сгодится? – спрашивает наконец.
– Вполне. – Только давай сначала встанем, ты на наши морды посмотришь, оценишь. А
то вдруг не пустят…
Остановились, вышли под свет фонаря. Водила нас осмотрел критически.
– Вот ты, – тычет в мою сторону кривым указательным пальцем, – еще ничего,
сойдешь. А вот остальным – хотя бы умыться надо…
– Ну это, – хмыкаю, – не проблема. Если один пройдет, то и все остальные просочатся.
Поехали…
Довез он нас туда действительно от силы минут за пять. Оно и понятно. Вечер, суббота,
Москва – пустая.
Все по домам сидят, с семьями.
Кроме таких придурков, как мы, разумеется…
Заходим.
Парни сразу же в сортир ломанулись, в порядок себя приводить. А я в зеркало глянул –
прав таксист, и так сойдет.
А руки – попозже помою.
Пошел, сел за столик, заказал четыре пинты «Гиннеса». Насчет еды сказал, что чуть
попозже.
Когда друзья подойдут.
А вот, кстати, и они.
Свежевымытые.
Ссадины, конечно, имеются, но шрамы, как говорится, украшают настоящего мужчину.
Угу.
Особенно когда его украшать больше нечем.
Сделали по глотку, уткнулись в меню, выбрали. Попросили сразу же повторить пиво,
закурили.
Сидим.
Серега неожиданно глубоко и очень тоскливо вздыхает.
– Да, – говорит, прихлебывая, – парни, что-то я, видимо, в этой жизни недопонимаю…
Отрываемся от кружек, смотрим на него внимательно.
– И что же именно ты недопонимаешь? – не выдерживает первым Жека.
Он у нас еще совсем молодой, хоть и как боец – из лучших. Студент.
– Да многое, Жендос, – снова вздыхает Серега и поворачивается ко мне. – Вот ты, Дим,
среди нас по возрасту – самый старший. Да и по жизни тебе многое удалось. Ты можешь мне
объяснить, почему они все нас так не любят?
Задумываюсь.
– Ну, за что нас не любят «серые», – усмехаюсь, – тебе, надеюсь, объяснять не надо…
Он досадливо морщится:
– Да иди ты на хрен. Мнение этих животных меня никогда не интересовало. Я – в
глобальном смысле.
– Ах, в глоба-а-альном…
И снова задумываюсь.
Молчат, ждут ответа.
– Знаешь, Серег, это – тема серьезная. В двух словах не объяснишь. Да и не уверен я,
что мое объяснение верное…
– А ты попробуй, – ухмыляется, – а мы тебя, если что, – поправим. Может, вот так,
вместе, и разберемся. Тема-то не только серьезная, но и важная. Для тебя, для меня, для
парней. Для нас для всех, короче. Согласен?
– Согласен, – киваю, – важная. Я ведь тоже тут, с вами, не просто так тусую.
– Я понимаю, – соглашается он и делает большой глоток пива. – Продолжай…
Тоже делаю глоток, вытираю губы салфеткой, закуриваю:
– Понимаешь, Серег, этот мир, нынешний, заточен не под нас. Под других.
– Под каких еще других? – перебивает меня Гарри. – Здесь вроде все парняги – люди
успешные. И ты в том числе. Ну если только Жека по молодости еще ничего не добился, так
у него – все впереди.
– Охолони, Игорянь, – усмехаюсь. – То, что мы к окружающей среде умеем
приспосабливаться, еще са-а-авсем не означает, что эта среда нам подходит. Ты вот, когда на
акцию выдвигаешься, иной раз та-а-акого ботаника из себя изображаешь, что даже я верю.
Вон, помню, когда перед дерби с конями мент у тебя документы схватил, так ты – как тогда
разнылся? «Пустите, я здесь не при чем, я не хулиган, я брокер, я на футбол с девушкой
хожу…»
Парни ржут.
Уж очень смешно все это тогда со стороны выглядело.
– Так вот, – продолжаю, сделав глоток, – сыграл ты всю эту фигню, конечно, круто. Но
тебе-то самому нравилось перед этой тупой харей ботана изображать или хотелось – с пыра
ему по яйцам, чтобы не корчил тут из себя блюстителя народных интересов и не
присматривался к количеству баксов у тебя в портмоне?
Гарри пожимает плечами:
– А что делать? В таких ситуациях – терпеть надо. Кому лучше станет, если я в участок
загремлю?
– Вот в том-то, – вздыхаю, – и все дело. Тебе некомфортно, тебе это не нравится, но
поскольку твой ай-кью довольно высок, ты соображаешь, что плетью обуха не перешибешь и
мир не переделаешь. Вот и приспосабливаешься, согласен?
– Да конечно согласен, – вздыхает Гарри. – Я вообще в этом мире себя собой чувствую
только дома, в семье. Ну и с вами еще, придурками. Когда не дуркуете, а говорите
по-человечески и на человеческие темы, а не пытаетесь глобальные проблемы в пабе решать.
Тоже мне, «достоевские мальчики» выискались. С такими-то рожами…
Смеемся.
– Ну, так вот, – продолжаю, – этот мир заточен под маленького человека. Его все
спасали, ему все пытались помочь найти себя, раскрыться. И чем меньше этот человечек, чем
он мельче, – тем лучше. Типа, «ах, он несчастный пидорок, ах, он может трахаться только в
попку, ах, давайте его пожалеем». Только ведь это – улица с двусторонним движением,
парни. Чем больше ты влезаешь в психологию этих недомерков, тем больше становишься
похож на них сам. Вот и стал современным идеалом «мир спокойный, стабильный и
безопасный». Наших предков, в веке так в шестнадцатом, от такого мира, я думаю, стошнило
бы не по-детски…
– А мы? – спрашивает Жека, и его глаза горят недобрым огнем, как перед серьезной
акцией.
– А мы на эту байду по какой-то причине не повелись. То ли звезды не так встали, то ли
еще что. Тут у каждого, думаю, своя причина была. Кто-то головой до этой темы доехал, а
кто-то – на чистых инстинктах. Мы бьем рожи врагам, трахаем красивых телок,
зарабатываем неплохие бабки, читаем умные книжки, смотрим хорошие фильмы, и плевать
хотели на всю эту полупидористическую политкорректность вместе взятую. Так за что же,
скажи, брат мой Жека, им нас любить-то?
– Да, – усмехается Серега, – тебя послушать, так действительно не за что. А кто мы
есть-то, после всего этого? Знаешь, если уж противопоставлять себя обществу, так хоть
знать, по какой причине…
– Мы, – медленно и зло неожиданно говорит Гарри, – белое гетеросексуальное
меньшинство. Точнее, – его «фёстлайн». Хардкор, если хочешь. Я вот тут понял – Димка
прав. С какого перепуга я – умный, здоровый, обеспеченный мужик, отец здорового ребенка
в своих расчетах на жизнь должен учитывать мнение и интересы этих животных, у которых в
жизни нет ничего, кроме телевизора. И то, что им по этому ящику скажут, то они и будут
делать, быдло. И я уж не говорю про всевозможных пидорасов, алкашей, бомжей и прочей
хрени. Или, тем паче, всяких террористов, про которых недавно какая-то журналистская
пизда сказала, что у них «своя правда». Я б этой суке эту «правду» прям в ее жопу
раскормленную забил и долго там проворачивал…
– А ты не думаешь, – хохочу, – что ей это бы могло и понравиться?
Он поворачивается ко мне, и у него сейчас – не глаза.
Два бездонных колодца.
Таким бывает нарезной ствол – кто видел, тот поймет.
– Так это что, Дим, получается? Это получается, что у всех этих мразей есть «своя
правда»? А у меня, здорового и умного белого парняги, сначала закончившего МГУ, а потом
отучившегося три года в Лондоне, – этой правды нет? Или она просто никому не интересна?
Да я… в рот и в жопу…
Задыхается.
– Успокойся, Гарри, хлебни пивка, холодненького. Вон, только что принесли. Креветок
пожуй. Ты что, всю эту байду только сейчас понял, что ли? Тогда – мне тебя жалко…
Он следует моему совету и делает несколько крупных, нервных глотков.
Потом спрашивает:
– Так что же нам делать-то, Дим? Что же нам, блядь, парни, делать?!
– Если б я знал, – вздыхаю, – если б я знал, Гарри. Если б я только знал…
Молчим, пьем пиво. Жуем только что принесенные куриные крылышки. Вечер, увы,
выглядит безнадежно испорченным…
Нам не за что любить этот мир, а ему – не за что любить нас.
Так и живем.
Не кашляем…
До поры до времени.

Другая жизнь

Всем старым «флинтам»

Блин, как же меня в тот раз достал этот, всего лишь потенциальный, заметьте, клиент.
Сидит напротив меня такой дядя, сам себя поперек шире, и требует общения, понимаешь,
исключительно с первым лицом. У него, видишь ли, выходит на рынок новый товар, это
очень важно для всей России, а меня рекомендовали люди, которым он очень доверяет…
Ну и прочие бла-бла-бла…
Беда.
А я сижу как на иголках, в семь вечера дерби с «конями», парни уже обзвонились,
наверное, а я даже мобильный из-за этого урода включить не могу.
Наконец не выдержал:
– Что за продукт-то?
Мнется:
– Понимаете, это очень важно для всей страны. Здоровье нации…
Ну, думаю, не приведи господи, какой очередной «Гербалайф» с тупыми
предложениями сетевого маркетинга…
Знаю я этих жуликов, они не только народ обманывают, но и нашего брата-рекламиста
готовы кинуть всегда и за здорово живешь.
Молчу.
Уже неодобрительно.
Можно даже сказать угрожающе.
Наконец – решился:
– Понимаете, Дмитрий, это совершенно новая, абсолютно экологически чистая
минеральная вода…
Та-а-ак, думаю.
А вот это – совершенно другое дело.
Даже на часы смотреть под столом перестал.
– Задачи, – уточняю, – касаются вывода продукта на национальный рынок, или вы
хотите ограничиться какими-либо регионами?
Он аж вскинулся:
– Естественно – на национальный. Я же говорю обо всей России!
– Бюджет компании как видите?
А сам уже в голове – быстро-быстро считаю.
Минералка – это вам не хухры-мухры.
Только первый флайт, если по самому минимуму, весит от трех лимонов мертвых
американских президентов.
На такого клиента вполне можно свое время тратить.
Даже если я и, как он выразился, «первое лицо».
– Понимаете, – говорит он, – я вот как раз с вами посоветоваться хотел. Мне известные
вам люди сказали, что вы как раз лучше всех и сможете посчитать бюджет. Вот так,
навскидку, двести хватит?
– Двести – чего?
– Как чего? – удивляется, потом с гордостью выпаливает: – Тысяч! долларов!
Молчу.
Иногда лучше жевать, чем говорить.
Гляжу – он замялся.
Что-то почувствовал, несмотря на всю свою толстокожесть.
– Я что-то не так сказал?
Молчу.
Закуриваю.
– Понимаете, Леонид Андреевич. За сумму в десять раз меньшую…
Вздыхает с облегчением, жадный козел.
Тогда – добиваю:
– За сумму в десять раз меньшую я готов сделать вам полноценное исследование по
бюджету вашей потенциальной рекламной кампании. С оценкой адресной аудитории, с
медиа-стратегией, с анализом рекламной деятельности конкурентов. Вот только боюсь, что
результаты этого исследования вас совсем не обрадуют. Дело в том, что я выполнял
подобного рода работы. И могу сразу, как вы сказали – «навскидку» – констатировать, что
если вы всерьез собираетесь выводить на федеральный рынок новый продукт такого
свойства, то извольте заложить в него не только многомиллионные прибыли, но и серьезные
затраты на рекламу. Только на первом этапе вам придется потратить минимум пять
миллионов условных единиц. И имейте в виду, вы можете поинтересоваться у тех людей,
которые порекомендовали вам ко мне обратиться, я – редко вру и еще реже торгуюсь. Вы,
разумеется, можете найти жулика, который согласится разместить тот бюджет, который вы
назвали. Но я вам тогда советую просто не тратить эти деньги вообще. Потому что вы их
просто выкинете на ветер, и я вам могу не просто показать это, но и доказать…
Короче – торговались еще часа два.
Сошлись на трех миллионах на старт, о чем я, собственно говоря, с самого начала и
думал.
Он, видимо, тоже.
Просто надеялся, что пролезет.
Вот только я, хоть и ненавижу в последнее время свою профессию, профессионал, а не
фуфло.
Кстати, насчет трехи я ему абсолютно не врал.
В его случае – это минимум.
Все остальное – деньги на ветер, у этого рынка есть свои законы, и он уже давно не
творческо-креативная лирика, а самая что ни на есть скучная математика.
Надоело, блин…
Да еще и на дерби из-за него точно опоздал.
До стадиона за полчаса, оставшиеся до начала игры, не доберешься – пробки, да еще и
потом через многочисленные ментовские кордоны просачиваться.
Я ж не на ВИП хожу, хотя и могу себе это уже очень давно позволить.
На террасу.
К парням.
Все – очень просто.
На террасе – жизнь, в ВИПе – ее эрзац.
Я предпочитаю жизнь…
Так уж сложилось.
Короче, поехал в паб. О чем впоследствии и не пожалел. И не только потому, что в тот
раз мы – увы, уже привычно, – слили конявым.
А из-за того, что произошло во время игры в пабе.
Впрочем, обо всем по порядку…
…Когда я, за пять минут до начала трансляции, потный и взъерошенный, залетел в паб,
он сидел перед большим экраном в совершенном одиночестве и потягивал пиво. Большая,
лысая, испещренная многочисленными шрамами нешуточных околофутбольных битв башка
мерно покачивалась в такт немаленьким таким глоточкам.
Остро ходил кадык.
Кружка, естественно, была литровой.
Дела, думаю…
– Привет, – говорю, – Серег, а ты что здесь? Тоже не успевал? Или акцию мутите?
Оглянулся.
– О, – отвечает, – привет! Насчет акций – парни, вроде, собирались что-то мутить, я не
в курсе. А я не «не успел». Просто не пошел. Не захотелось…
Я, честно говоря, сначала решил, что я что-то не понял. Я его вообще иногда с трудом
понимаю. Как тогда, в Уэльсе, когда наша Сборная назло всем врагам проорала знаменитое
«Хуй вам!» устами Вадика Евсееева.
Он тогда подошел к нам прямо на гостевом секторе, поздоровался:
– Привет, парни! Тут вот, понимаете, такая байда получается. Вэлши предлагают
забиться нормальными составами, ну, на драку, сами понимаете. А у нас из всего хулиганья
– я с двумя парнями да пара серьезных коней. Так что – вы нужны. Постоим за Россию?
Мы с Русланычем переглянулись.
– Серег, ты здесь видеокамеры видел? Везде! На улицах, в пабах. В парке чуть не на
каждом дереве. Я их, честно говоря, от самого Нью-порта рассматриваю. Мы еще не начнем,
как всех в участок сволокут. А не сволокут сразу – в Хитроу примут. Безо всяких эмоций.
Он в ответ только головой покачал:
– Что, парни, зассали?
Тут уж я закипел:
– Серый, ты нас редко на выездах видел? Мы часто от кого бегали, хоть и не бойцы уже
давно? Ты знаешь, сколько мы уже в эти «зарницы» не играем, но ты – такое видел? А здесь
что предлагаешь? Это – минимум – неполучение виз в Европу на хрен знает какой срок. А у
меня – здесь, в Англии, – партнеры. Руслан – вообще журналист. За остальных говорить не
буду, сами скажут…
Стоит.
Молчит.
Я говорю, уже успокаиваясь:
– Серег, ты пойми. Дело не в вэлшах. У меня в конторе сто двадцать только
специалистов работают. Им всем зарплату надо платить. Офигенный же я буду генеральный
директор, если в участок залечу и об этом в каком-нибудь «Коммерсанте» напишут. Да у
меня половина клиентов разбежится! Мне-то ладно, я свое уже заработал. А людей, что –
увольнять?! Здесь не Россия, здесь от ментов не откупишься за долю малую…
Кажется – понял.
Но – все равно обиделся.
Такой человек.
И вдруг этот человек, вместо того чтобы заводить сектор на самом принципиальном из
всех самых принципиальных матчей с нашими врагами, – мирно сидит в пабе и пьет пиво.
Да еще и про акции не знает.
Да еще и говорит, что «просто не захотелось».
Кто-то сошел с ума, думаю…
– Водку, – спрашиваю, – будешь?
В тайной надежде, что откажется.
Он, вообще-то, очень мало пьет.
Уличные драки в исполнении этих парней – почти профессиональный вид спорта.
Требуется поддерживать форму и соблюдать режим.
– Буду, – отвечает.
В общем, футбол мы фактически не смотрели.
Так, поглядывали.
Разговоры разговаривали.
– Понимаешь, – говорил он, – я ведь помню, как вы с сектора за воротами на центр
уходили. Помню. Вот и я, похоже, устал. Жизнь, блин. Жена дома, ребенок. Деньги нужны.
Нет, так-то, на жизнь и на выезда – хватает. Даже остается немного. И Ленка у меня умница,
вопросов не задает. Но я-то ведь – только с виду такой дурак. Я ж понимаю, что идем мы с
ней по улице, а мимо – машины проезжают. А у нее в глазах вопрос: на фига тебе, Серег,
твои два высших образования? Если ты даже «Фольксваген» подержанный в семью не
можешь купить? Если ребенку для игрушек компьютерных не можешь памяти в комп
доставить? Так для чего тебе все это?! Для того, чтоб морды врагам рихтовать по полной
программе?! Так для этого дела и ПТУ, в принципе, достаточно… Ну, в общем, переговорил
я с Гарри. Ты ж его знаешь?
– Знаю.
– Так вот, переговорил я с ним. Короче, в его банке местечко одно нарисовалось. Пока
– на двушку зелени в месяц. Но – с хорошими перспективами роста. У меня ж – Финансовая
академия за плечами как-никак. Пахать, правда, придется – как папе Карле без Буратины. Но
я работы не боюсь. А вот с выездами, похоже, придется потихоньку завязывать, понимаешь.
И с «зарницами». Потому как хоть Гарри и свой человек, но вряд ли он клерка с время от
времени проламываемой башкой долго у себя терпеть будет. Согласен?
– Согласен, – киваю.
– Вот такие дела. И только посмей сказать мне, что я не прав, я тебе сам башку
проломлю…
– Не скажу. Потому что ты прав, Серега. Все мы – рано или поздно – должны уходить.
Закон такой. Иначе – молодым волкам места не будет. А не будет им места – загрызут…
Ты прав, думаю про себя в это время, Серег, ой, как ты прав.
Ты даже не представляешь, как ты прав.
Потому что этим можно жить год, два, десять, – но только пока молодой.
А мы с тобой не молодеем, Серег, – не молодеем.
Ты прав, думаю, Серег, но тогда с какого хрена мне так больно сейчас?
Может, потому, что вспомнилась та же добрая старушка Англия, но не тот матч, не
победный, – а залитый дождем великий стадион «Энфилд роадс» в осеннем кирпичном
Ливерпуле?
Как мы тогда срывали глотки, – а наш «Спартак», наша с тобой религия, позорно
летела «Ливеру»: сначала – один, потом – два, потом – три, а потом и пять – ноль.
А мы продолжали стоять и заряжать «Только Россия и только "Спартак"!» даже тогда,
когда понимали, что – все, уже не встанем.
И как нам потом аплодировали понимающие толк в таких вещах оголтелые фаны
великого «Ливерпуля». Аплодировали, увы, не нашей команде, не ее блестящей игре, а нам –
промокшим, продрогшим, полупьяным, приехавшим поддержать свою позорно
проигрывающую команду из хрен знает какой дали и – стоявшим за нее до конца.
До самого конца.
А потом – я заплакал.
Здоровый, сильный, почти сорокалетний мужик.
И – оглянулся на тебя, Серег, чтобы понять, видишь ли ты мой позор. И увидел, что ты
тоже плачешь.
И – навсегда запомнил твою фразу:
– Это – только дождь, Дим. Это всего лишь дождь…
Поймут ли это когда-нибудь уже занявшие мое и скоро займущие твое место на секторе
молодые волки, Серег?
Не знаю.
Да и так ли уж это важно?

Враг мой

Мы как-то уж очень сразу с ним друг другу не понравились.


У меня так бывает, иногда.
Вроде и человек нормальный, и лицо правильное, открытое.
От людей с такими лицами подлостей можно не ждать, спокойно поворачиваясь к ним
спиной при абсолютно любых взаимоотношениях и жизненных обстоятельствах. А это, в
общем-то, в наше беспокойное время – уже немало.
А вот – не нравится, и все дела.
Даже более того – выбешивает.
Уже самим фактом своего существования.
А этот – еще и повод дал.
Да, к тому же, с моей точки зрения, – совсем не маленький.
Мы тогда в нашем пабе сидели, на Сухаре.
С Серегой, Валерой, Лысым и Русланычем.
Я только-только из командировки вернулся, из Сочи. А жена – наоборот, на съемки
улетела.
В Китай.
Вот и отмокал с товарищами.
Дома-то все равно тоска, а тут – свет, тепло, компания правильных собутыльников,
чемпионат Англии по телевизору.
Что бы и не посидеть благородному дону с благородными донами.
Созвонились, пересеклись, приехали в заведение, пива заказали.
Причем, только Русланыч решил по светлому оттянуться, остальные, естественно,
темное выбрали.
Все как всегда.
Сидим, общаемся…
…Тут-то они и ввалились своей немаленькой и совсем, скажем так, не теплой
компанией. На вполне себе тревожных щщах и, похоже, совершенно отвратительном
настроении.
Видимо, охота как-то не так пошла: то ли не нашли себе оппонентов, то ли нашли, но
не совсем удачно. Околофутбол – он, знаете ли, штука тонкая – сегодня, вроде бы, ты врага в
асфальт вбиваешь, а завтра – вполне даже и наоборот может получиться.
И – ведь не угадаешь, да и не пожалуешься никому.
А смысл?
Все вокруг только плечами пожмут: типа, парень, а тебя кто-то заставлял себя так
позиционировать?
За тебя кто-то решал: типа, а вот ты, стос, будешь у нас проходить вот именно по
этому, слегка тревожному ведомству?
Нет?!
Ну, так и иди, сопи в две дырочки.
Или – уходи.
В смысле – совсем уходи, навсегда.
Покупай себе вязаный красно-белый шарфик, «шапку болельщика», пакет «семачек» и
сипуй себе на трибуну «С», к кузьмичам.
Там тебе только рады будут.
А не хочешь – молчи и терпи.
Потому как это – твоя жизнь, ты ее сам выбрал, сам за нее и отвечаешь.
И – никто более…
…Поздоровались, пожали друг другу руки, расселись.
Кто-то из знакомых парней, кто постарше, прямо к нам за столик упал, а большинство,
и этот мутик в том числе – в другой угол откочевали.
Все правильно.
У нас – своя свадьба, у молодняка – своя.
Зачем напрягаться-то?
Поздоровались, по плечам друг друга похлопали – и достаточно.
Вот тут-то этот перец и отличился.
– А что это, – спрашивает нарочито громко, чтобы я непременно услышал, – за херня,
парни, в нашем пабе происходит?! Или у меня крышу несет?! Мне, вроде бы, говорили, что
Олигарх правильный чел. Типа, авторитетный и уважаемый. Свой. А сейчас только что с
какой-то жидовской мордой познакомили…
Я вздыхаю, встаю и не спеша перемещаюсь в сторону их молодежного столика. Парни
с интересом наблюдают за происходящим, но пока что не вмешиваются.
Шоу маст би гоу, блядь, думаю.
…Я обычно на такие подколки не обижаюсь.
И внешность у меня и вправду слегонца чернявая, да и к евреям я, в отличие от
большинства парней, отношусь вполне нормально, безо всяких предубеждений и даже с
некоторым уважением.
По крайней мере, тому, как они там у себя с муслимами разбираются, – нам еще
учиться и учиться.
Но тут – стос просто откровенно нарывается на неприятности.
Или – меня на слабо́ пробивает.
Надо лечить.
И, возможно, самыми что ни на есть радикальными методами.
А то кто-то может еще сдуру решить, что я настолько старый, что уже и зубы крошатся.
И тогда – все, звиздец, образуйте живую очередь из желающих полюбопытствовать.
Народ у нас, сцуко, дюже любознательный в этом смысле почему-то подбирается…
…Подхожу, присаживаюсь. Не спеша тушу окурок в их пока еще девственно-чистой
пепельнице. Улыбаюсь.
– Ты вообще-то кто, сынок?! – спрашиваю максимально ласково.
Он фыркает.
– Если б у меня такой папаша случился, – кривится, – я б лучше повесился. Или за
стенку гондона бы удержался. Потому как лучше сперматозавром остаться, чем с такой
рожей каждое утро зеркало ненавидеть…
…Когда парни нас растащили, он уже успел пару зубов на пол выплюнуть.
А я потом на работу неделю ходить не мог.
Потому, как с таким красивым лицом, гламурного сине-зеленого оттенка, в рекламном
бизнесе работать – сильно не рекомендуется.
Условности, конечно.
Но из таких условностей вся наша жизнь и состоит, тут уж ничего не поделаешь.
Не нами заведено – не нам и менять.
…С тех пор и понеслась.
Драться мы, правда, больше не дрались, фактически.
Только один раз сцепились после дерби с конями, но это так, скорее от нервов. Да и то
парни сразу же растащили, недвусмысленно дав понять, что – еще раз, и больше ни разу.
Компания-то одна.
Друзей масса общих опять-таки.
Неправильно понять могут.
А вот тихо ненавидеть и в любой момент ждать удара – это всегда пожалуйста.
Никто не запрещает.
Это уже – наша большая личная жизнь.
Большая и светлая, как небо над Красной площадью.
Причем ведь, какая фигня, общаться и сидеть за одним столом, сами понимаете, часто
приходится.
И уже не первый год.
Мгновенно собираться, завидев в дверях заведения его глумливые щщи, жестко и
максимально болезненно отвечать на его такие же жесткие и болезненные реплики.
Да и самому время от времени проверять психику гражданина приходится, чтобы не
расслаблялся особенно. И – быть непрерывно готовым к нанесению ответного удара, если у
него нервы часом чисто случайно не выдержат.
А то уж больно у стоса кулаки тяжелые.
Один раз пришлось спина к спине в чужом баре против вражин заезжих постоять, так
что был шанс обратить внимание. И это не считая того случая, когда он этими кулачищами
мне таблицу отрихтовывал, в самом начале нашего знакомства. Пару раз такую плюху
словишь, и можно больше не беспокоиться.
А мне мои щщи пока что дороги.
Да и любимой жене лицо благоверного больше естественного цвета нравится.
Я ее, кстати, вполне понимаю.
Она у меня девушка светская, а мужчину с таким лицом можно только в зоопарке
показывать.
И то за деньги.
А на каком-нибудь рауте такое лицо вызывает больше вопросов, чем уважения.
…Вот так и живем.
Кружим друг вокруг друга, что твои волки, щеримся, показываем зубы, но – не кусаем.
Понимаем оба, что нельзя пока что.
Но стоит одному дать слабину – другой загрызет и даже не задумается.
Неприятно, конечно, зато в тонусе очень даже хорошо удерживает.
Такие дела…
…Однажды меня вся эта байда окончательно достала, и я специально нагрянул в паб
пораньше. Знал, что у него в институте сегодня занятия рано заканчиваются, а вечером –
общий сбор, так что он по-любому там сидеть будет, всю остальную гоп-компанию
ожидаючи.
Вот, думаю, как раз самое время поговорить спокойно и без лишних свидетелей.
Захожу, бросаю куртку на стоящую в углу вешалку, мониторю окрестности.
Ага.
Так и есть.
Сидит за дальним угловым столиком, пиво посасывает.
Один.
Самое то, что и хотелось, ухмыляюсь внутренне.
Подхожу, присаживаюсь.
– Ну, – говорю, – здравствуй, что ли…
– И тебе привет, – бурчит, уткнувшись в кружку и старательно отводя глаза в сторону.
Я хмыкаю, достаю сигареты, закуриваю.
– Тебя-то самого, – интересуюсь, – все это не достало еще? А то как раз момент, вроде
бы, подходящий, для того чтобы точки над «и» расставить. И парни, как специально, раньше
чем часа через два не появятся…
Он молчит, тянет потихоньку пиво, старательно думает.
– Нет, – говорит, наконец, с видимым сожалением, – рано еще. Мы сейчас с тобой по
силам приблизительно одинаковы. Так что просто порвем друг друга, да и все дела. И
никакой радости. Плюс нам потом по-любому парни окорот дадут, оба и пострадаем. А это и
неинтересно, и неправильно…
Я чувствую, как у меня от ненависти светлеют зрачки и белеют скулы.
– И что тогда? – спрашиваю. – И дальше так же будем друг к другу принюхиваться?!
Он жмет плечами, вздыхает.
– А у нас что, есть выбор? – кривится. – Если есть, – то прыгай, я готов. Только потом,
чур, на обоюдку не списывать, когда люди интересоваться начнут, кто инициатором
выступил, договорились?!
Берет у меня из пачки без спросу сигарету, тоже закуривает, разгоняя густые клубы
едкого сиреневого дыма здоровенной, как лопата, ладонью.
Трясет башкой, цокает с явным сожалением языком, морщится:
– Одно меня в этом деле только и утешает, то, что ты с каждым днем все старее
становишься. Так что секундомер на табло в этом нашем с тобой деле как раз на меня и
работает. И мне достаточно просто ждать. А потом я тебя обязательно добью, ты даже и не
сомневайся…
– А я, – цежу сквозь зубы, – и не сомневаюсь. Просто постараюсь сделать так, чтобы
это твое ожидание оказалось максимально долгим и минимально приятным, не обессудь. И
возможности у меня для этого дела вполне даже имеются.
– Я знаю, – смотрит мне прямо в глаза. – Знаю.
Мы с сожалением жмем друг другу руки и расходимся по разным углам паба, чтобы
снова сесть рядом, когда ближе к вечеру в пабе соберется вся наша компания.
Снова сидеть, шутить, пить пиво, смеяться, смотреть футбол.
И – беречь горло, которое в любой момент может перегрызть твой улыбчивый
собутыльник.
В общем-то, нормальная, душевная, уже привычная и даже в чем-то очень правильная
ситуация, я почему-то так думаю…

Интеллигент со Ждани

Захожу – сидит.
За своим любимым столиком, прямо у барной стойки.
Пивко потягивает.
Над левой бровью небольшая ссадина, справа – слегка разбита верхняя губа. Круглые
«интеллигентские» очечки без оправы ехидно поблескивают стеклышками.
– Здорово, – говорит.
– Здорово, – отвечаю. – Опять, что ли, с кем-то подрался?
– Ну, – смеется. – Отыскалось пару идиотов. Закурить попросили, а я, ты ж знаешь, – не
курю и табачного дыма на дух не выношу…
– Надеюсь, – вздыхаю, – они все-таки в больнице, а не в морге…
Ржет.
– Да ты, Дим, из меня прям какого-то монстра рисуешь. Так, размялся слегонца…
Качаю головой.
Знаю я его разминки…
…У него – очень обманчивая внешность. Самая что ни на есть ботаническая. Узкое
лицо потомственного интеллигента. Круглые очки, за которыми прячутся добрые близорукие
глаза. Мешковатая одежда скрывает сухую, жилистую фигуру со стальными канатами мышц.
Вдобавок, для тех, кто знает, но недостаточно близко: ученая степень и престижная
должность в серьезной аудиторской компании.
Западной, кстати.
Но это, скорее, – благодаря языку. Английским он владеет в совершенстве, учился в
Лондоне. Когда мы с ним вместе были в Уэльсе, его там как-то раз прямо у меня на глазах
приняли за кокни…
Истинную натуру выдают только бледная, никогда не загорающая кожа, рост, осанка и
тонкая злая ниточка почти бескровных губ.
Но на это мало кто обращает внимание.
А напрасно…
У них, на Ждани, всегда учили – бить первым, еще до того как враг соберется и
подготовится.
Иначе в этих пролетарских каменных джунглях хрена с два выживешь.
И хотя он со времен своего дворового детства прилично заматерел, приобрел
некоторый лоск и даже умудрился купить дорогущую квартиру и переехать куда-то в район
Рождественского бульвара, – это уже ничего не изменило, да и не могло изменить, – просто
по сути своей.
Есть люди, для которых бой – просто образ жизни.
Это точно так же, как кто-то не может себе представить жизнь без домашних животных
– кошек там или собак.
Ничего особенного.
А если они еще в меру закомплексованы, замкнуты, не терпят даже малейшего
проявления хамства и подчеркнуто высокомерны с окружающими, – тогда просто жди беды.
Особенно если эти люди достаточно сильны для того, чтобы выработать свои
собственные представления о том, что такое хамство и с чем его необходимо употреблять в
том или ином случае...
Нда-с…
Тогда они начинают отличаться уж совсем особенной непредсказуемостью.

…Вот, к примеру, гуляли мы с ним как-то не так давно по Патриаршим.


Ну как «не так давно»…
Года два уже, наверное, прошло.
Но это по молодости два года прямо-таки нереальный срок, а когда дело близится к
сорока – уже почти что вчера.
Просто так гуляли, бесцельно.
У меня какие-то переговоры неподалеку были, причем, как назло, в субботу.
Ненавижу.
Закончил, поулыбался сквозь зубы, руки пожал, выхожу, – а он стоит, номера на джипе
разглядывает.
Меня увидел, обрадовался:
– Здорово, Димон. А я все гадаю – ты, не ты...
– Я, собственной, блин, персоной. Практически – как живой. А ты-то здесь, Егорий,
какими судьбами?
– А-а-а, – машет рукой, – дочку в музыкальную школу отвозил. На тачке вчера коробка
звездой накрылась, пришлось на троллейбусе. Ну, да и к лучшему. Суббота, троллейбус
пустой, мелкой интересно в окно смотреть. Да и мне тоже познавательно оказалось, сколько
можно родной город через лобовое стекло рассматривать. Вот, отвез, и что-то мне так
захорошело, что даже потом пешочком прогуляться решил. Гляжу, – вроде твой джип стоит,
номера знакомые, а водителя нет почему-то…
Жму плечами:
– Да я его пообедать отпустил, сейчас приковыляет. А тебе когда дочку-то из
музыкалки забирать?
– Не-е-е, – ржет, – забирать – это уже не моя забота. Мое дело – отвезти. А заберет –
бабушка, мама моя. Настюха сегодня у них ночевать собралась, жена с утра к теще на дачу
рванула, урожай собирать, а из меня, сам понимаешь, что за нянька…
– А что, – любопытствую, – с Ольгой на дачу не поехал?
Вскидывает голову, недоуменно блестит стеклами очков:
– Ты, можешь меня себе представить на даче в позе «жопой в небо»?
Смотрю на него несколько секунд внимательно, потом покорно вздыхаю:
– Нет. Не могу…
– Вот то-то! – торжествует. – И у нее тоже не получается. А может, по пивку?
Чешу подбородок, просчитываю диспозицию.
Машка тоже к маме уехала, потом они к какой-то дальней родственнице собрались на
день рождения.
Звали, конечно.
К счастью, подвернулись внеплановые субботние переговоры.
Причем – довольно неформальные, я даже костюм надевать не стал, ограничившись
дорогими стильными джинсами и свитером.
Кому надо – поймет и оценит.
Эти не оценили…
Переговоры, неожиданно для меня, оказались настолько гнусными, что лучше бы
вместе с Машкой поехал, ее семейство развлекать. Они, конечно, народ своеобразный, но по
крайней мере – люди очень хорошие.
Не то что эти ушлепки.
Аж трясет…
– А отчего бы, – отвечаю, – и не по пивку. Куда пойдем?
– Да не знаю, – задумывается.
Потом вдруг – вспыхивает:
– А давай, Старый, никуда не пойдем. Просто возьмем по паре-тройке бутылочек,
сядем на скамеечку у Патриарших, да и поговорим за жизнь. Смотри, как на улице-то
хорошо. Осень…
Задумываюсь, потом прищуриваю слегка правый глаз, одновременно поднимая левую
бровь домиком.
– Мысль, – соглашаюсь. – Еще бы воблы где найти. Да расстелить на газетке…
– Это, – вздыхает в ответ, – и вправду проблема…
Воблы действительно не нашли.
Зато я вспомнил знакомую со студенческих лет булочную, где иногда продавались
соленые сушки.
Красота.
Позвонил водителю, тот как раз компот допивал. Объяснил, где мы будем, сказал, что
может не торопиться.
Уселись.
Сидим, потягиваем холодное пивко, а вокруг – та самая осень, которая уже, вроде бы,
как и осень, но все равно – еще немножко лето.
Тихо.
Тепло.
Вокруг мамы с колясками гуляют.
Ну, справедливости ради, – большей частью бабушки, конечно.
Но мамы тоже довольно часто встречаются.
И – хорошенькие…
В общем, – и пиво нормальное, и день правильный.
И – собеседник отличный.
Такой, с каким не так уж и часто в этой нашей вечной беготне и суете потрепаться
получается.
Или помолчать, о чем-то своем размышляя, что, поверьте моему грустному опыту, в
людях еще более ценно…
…И кой только черт дернул этих малолеток на соседнюю с нами скамейку
плюхнуться…
А дальше – все как всегда.
Ругань, плевки, мат.
Причем не тот нормальный, правильный русский мат, где каждое лыко в строку, а –
ломкий, петушиный, грязный, необязательный.
Гляжу, приятель мой постепенно бледнеть начал.
И, вздохнув, сам полез в сумку за тонкими кожаными перчатками без подкладки. Его
все равно не остановишь, а у меня кожа на руках чересчур нежная, после хорошего удара
вечно на костяшках лопается и потом очень долго и болезненно заживает.
Вот и приходится носить…
Ладно, думаю.
Их – человек семь, нас двое.
Но они – субтильная городская шпана, еще ничего толком в этой жизни не
понимающая.
Иначе бы не стали так вызывающе поглядывать в сторону спокойно попивающих пивко
мужиков в удобных дорогих джинсах и грубых защитного цвета свитерах от «Stone Island».
Неблагодарное это, знаете ли, занятие…
Наконец он не выдержал:
– Эй, – говорит, – обмороки. Вы б вели себя потише, мне-то на ваш базар – фиолетово,
но тут, между прочим, женщины с детьми гуляют.
Они словно только этого и ждали.
Окружили полукольцом, щерятся.
Храбрости набираются, перед тем как прыгнуть.
Ну, мы тоже поднялись, я перчатки натянул не спеша.
Ладно, думаю, – развлечемся…
…И все бы, наверное, действительно было хорошо, если б мы не так резко начали.
Потому что, когда второй или третий из щенков, вереща откатился в сторону, в руках одного
из оставшихся узкой серебряной рыбкой полыхнуло лезвие дешевого ножа-«бабочки». А еще
через мгновение они хлынули в стороны, оставив у меня на руках стремительно
наливающееся тяжестью тело…
Как я его сумел аккуратно на скамейку посадить – до сих пор ума не приложу.
Вытащил трясущимися руками из кармана джинсов мобильник, дважды нажал кнопку
вызова.
– Вовка, – кричу в трубку водителю, – мухой сюда! Беда у нас! Егора порезали!
И через минуты полторы из-за угла одного из переулков, визжа тормозами, вылетел
мой «Лендровер», остановился. Вовка включил аварийку, выскочил из машины,
перепрыгнул через низенький забор.
– Что?! – орет.
– Дерьмо! Пером достали! «Скорую» ждать не фига, давай грузить – и в Склиф!
Подняли, дотащили до машины, положили на заднее сиденье.
Я рядом сел, голову его на колени положил. А он неожиданно открыл глаза.
– Дим, как ты думаешь, я не сдохну?
– Если, – шиплю, – звиздеть поменьше будешь, то – точно не сдохнешь…
Он краешком губ ухмыльнулся слегка, сжал мне руку:
– Холодно что-то становится…
И – снова закрыл глаза.
Хорошо, что в этот момент мы уже гнали на бешеной скорости в сторону больницы и
джип так козлил на выбоинах, что расплакаться у меня просто не было никакой
возможности…
В приемном отделении я сунул Вовке пачку долларов и отправил договариваться с
врачами.
Знаю я нашу медицину.
Сам с Егором остался, его на каталку переложили и бросили.
Стою, держу за руку.
Дышит, вроде, довольно ровно, но в себя не приходит.
Плохо, думаю…
Гляжу, Вовка бежит и пара мужиков в халатах следом.
Значит, договорился…
Его забрали и увезли, Вовка тоже следом убежал, а я сполз спиной по стене, сел на
грязный заплеванный пол, закурил и, наконец-то, разревелся…
Через некоторое время – я не засекал – вернулся Володя.
– Вроде, – жмет плечами, – врачи говорят, все хорошо будет. Там один врач
нормальный, молодой. Он потом выйдет, расскажет, что к чему…
Поднимаю глаза.
– Чего хорошего-то? – спрашиваю.
– Ну, – жмет плечами неопределенно, – он сам потом расскажет. А ты давай вставай,
шеф. Пойдем на улицу, на лавочке посидим. Что здесь-то, в говне, задницу морозить…
– Пойдем, – соглашаюсь.
Вышли, сели на скамейку.
Я опять закурил.
Вовка вздыхает:
– Слышь, шеф. Я там у врачей склянку спирта для тебя выпросил. Дали. А чего, за
такие-то деньги… Будешь?
– Буду, – киваю, – давай. Сейчас точно не помешает.
– Тогда подожди маленько. Я сейчас до машины добегу, у меня там минералка есть. И
бутерброды. А то еще потом и тебя откачивать…
– Заботливый, – усмехаюсь.
– А то, – машет рукой, – где я потом такую работу найду…
Сходил, принес бутылку воды, бутерброды с колбасой, даже стопку прихватил. Достал
из кармана пиджака какую-то смешную медицинскую колбу со спиртом. Грамм эдак триста с
виду.
Налил, подвинул:
– Пей.
Я покорно выпил, задохнулся.
Но запивать не стал, занюхал бутербродом.
Вовка посмотрел на меня с уважением:
– Сколько смотрю на тебя, Валерьяныч, столько удивляюсь. И откуда только такое
количество скрытых талантов…
Я отдышался, потряс башкой, закурил.
– Поживи-ка с мое, – усмехаюсь. – Сам-то будешь?
– Не, – трясет головой. – Это тебе сейчас расслабиться надо. А мне еще работать…
– Ну, тогда еще наливай. И дай-ка запивку, в этот раз без воды, боюсь, не справлюсь…
…Я уже добивал склянку, когда к нам подошел обещанный Володей врач.
Действительно молодой и, по глазам видно, – толковый.
Закурил предложенную мной сигарету, не отказался и от маленькой грамульки
спиртяшки.
Запивать, правда, не стал, зажевал бутербродом.
– Ну, повезло вашему товарищу. Ни одного важного органа не задето, только крови
много потерял. А это – ерунда, мужик здоровый. Мы его уже заштопали слегка и в палату
увезли. Денег вы нормально дали, палата хорошая. Пусть полежит, оклемается. А через
неделю уже, думаю, выпишем домой. Только б надо, чтобы кто-то рядом находился, когда он
в себя придет. У нас с сиделками плохо.
– Ну, это, – вздыхаю, – уж решим как-нибудь. А что, действительно ничего страшного?
– Действительно, – успокаивает. – Ну, а если что, где меня найти, знаете. И чтобы часа
через два-три сиделка была! А то мало ли что…
– Хорошо, – киваю.
На этом и расстались.
Я еще рюмку выпил.
– Ну, Вовка, – говорю, – перекрести меня. Сейчас я его жене звонить буду…
…Он и вправду очень быстро пошел на поправку. Когда я через пару дней пришел его
навестить, он уже даже мог передвигаться по палате.
С трудом, конечно.
Опираясь на чье-нибудь плечо, чаще всего – на плечо жены.
А на чьи плечи нам всем еще опираться в таких-то ситуациях?
Увидел меня, обрадовался:
– Здорово, Димон! Сигареты есть?
– Ну, допустим, есть. А тебе разве можно?
– Да можно ему, можно, – вклинивается в разговор Ольга. – Врач разрешил, если
немного. Только тащить его, идиота, до курилки сам будешь, я уже замучилась…
– Да ладно, – ржет, поблескивая очечками, – своя ноша не тянет. А я ведь – твоя ноша,
да, Олюнь?
– Моя-моя, – вздыхает. – Спасибо тебе, Дим, что эта ноша хоть жива-то осталась…
– А вот это, – мотаю головой, – ты, Оль, напрасно сказала. Ты же не думаешь, что он на
моем месте поступил бы как-то по-другому?
– Можешь не сомневаться, – поджимает губы, – но все равно спасибо. Я – женщина, в
ваших мужских играх не участвую, поэтому имею право так говорить, не находишь?
Я задумался.
– Нда, – киваю, – наверное, ты права. Ну а мы пошли курить, не возражаешь?
– Да идите уж, – машет рукой, – отморозки чертовы…
Ну, мы и пошли.
Точнее – потащились, ему каждые четыре-пять шагов остановка для отдыха
требовалась. Но – дошли.
Я ему помог на подоконник влезть, усесться. Достал сигареты, чиркнул зажигалкой.
Гляжу, а у него в глазах – такая тоска… Даже мне страшно стало…
– Что случилось-то, Егорий? Вроде как – все в порядке, легко отделался. Такие вещи,
по идее, только должны вкуса к жизни добавлять, а ты – тоскуешь…
Вздыхает, морщится.
– Да я, – затягивается глубоко сигаретой, выбрасывает добитый до самого фильтра
окурок, медленно выпускает тонкую струйку дыма, – Димон, здесь на такое насмотрелся –
жить не хочется…
– Ничего себе, – смотрю на него внимательно, – и что же ты такого мог тут увидеть?
– Да все то же самое, – отворачивается. – Вот ты, к примеру, знаешь, что фактически у
любого человека в момент смерти расслабляются сфинктеры? И как ты ни живи, к чему ни
стремись, что ни делай, как правильно ни выстраивай свое бытие, – все одно кончишь
где-нибудь на больничной койке. В лучшем случае – без сознания. А может, и с воплями и
таким скулежом, что просто звиздец, как стыдно заранее. В говне, поту и крови. И запах
будет при этом стоять такой, что даже твои близкие от того, что от тебя останется,
ломанутся, как подорванные… Понимаешь? Как ни живи, что ни делай – финал все равно
таким будет. С вариациями, разумеется. Но по смыслу – какая разница…
И – замолчал.
Я тоже молчу.
Потом залез в карман, достал еще две сигареты.
Прикурил, одну ему в уголок губ вставил.
– Ну, и что дальше? – спрашиваю.
– А откуда мне знать, бБог (? – так по тексту) . Если он еще есть, разумеется.
Хотелось бы, конечно, чтобы был, да что-то не очень верится…
– Мне, – морщусь, – к сожалению, тоже. И что теперь?
– Не знаю, – вздыхает.
– Вот и я, тоже не знаю. Так что давай докуривай, да я тебя обратно в палату поволоку.
Тебе там парни гостинцев собрали – всем Склифом не сожрете…
Он промолчал, и, не знаю уж, показалось мне или нет, но, вроде как, одна слезинка у
него на краю глаза все-таки блеснула. За очками не разглядишь.
Да и какое, в принципе, мое собачье дело?

…Вот ведь, блин.


Уже почти два года прошло, а как сейчас помню…
Пожал ему руку, кивнул бармену, чтобы нес пинту «Гиннеса», подсел за столик:
– Так все-таки что с «идиотами»-то?
– Да все в порядке, – кривит губу, – что ты за них переживаешь-то так? Ушли своим
ходом. Ты лучше скажи, на футбол в субботу идешь? Дерби все-таки…
– Иду, – киваю, – на ВИП. Что-то в последнее время стал комфорт ценить…
Он кивает понимающе:
– А я – все равно на террасу. На ВИПе с драйвом беда. А футбол без драйва, сам
знаешь, все равно, что секс в презервативе. Вроде все то же самое, а радости никакой…
Я усмехаюсь в ответ, и мы некоторое время просто молча пьем пиво, иногда
поглядывая в окно.
Пятница сегодня, конец недели.
Вот-вот уже наши должны начать в паб подтягиваться.
Наконец я все-таки закуриваю и решаюсь:
– А скажи, Егор, ты тот наш разговор в Склифе помнишь? Ну, в курилке…
Он кривит губу и утыкает лицо в кружку пива.
Потом подымает глаза.
– Помню, – хмыкает. – Забудешь такое…
– И как? – интересуюсь.
Он жмет плечами:
– А никак. Привыкнуть к этому невозможно. К тому, что рано или поздно все равно
сдохнешь, я имею в виду. Я просто научился с этим жить. Знаешь, как некоторые люди
живут с мигренью. От нее ведь лекарств-то никаких нет. А боли, говорят, – страшные. Но –
живут ведь, и многие – долго живут…
Молчу, только киваю, соглашаясь.
– А ты? – спрашивает.
– А я пока еще не знаю, старик. Думаю, что разберусь, но пока – не получается…
Он вздыхает:
– Херово тебе, наверное…
– Да уж, – кривлюсь, – не сахар. Как, в принципе, и тебе. Херня, прорвемся…
– Обязательно, – кивает, – прорвемся. Куда ж мы, старый, с этой чертовой подводной
лодки с тобою денемся. А сейчас пока – давай водки, что ли, выпьем, а?
– Думаешь, поможет? – усмехаюсь.
– Ну, – ехидно поблескивает стеклышками очков, – по крайней мере, точно – не
помешает. Согласен?
Я ненадолго замолкаю и смотрю в окно. Там, кажется, опять начинается дождь.
Мелкий, осенний, противный.
– Да кто ж, – вздыхаю, – может с такими фактами-то спорить. Тем более, с твоей-то
аргументацией…
– Да, – ржет, – это – верняк. Я иногда умею быть просто чертовски убедительным…
Он встает и идет к стойке делать заказ. У нас так заведено: кто предлагает выпивку, тот
и расплачивается.
А традиции – надо чтить и уважать.
Даже если им всего без году неделя и мы их сами себе придумали…
... А дождь за окном, кажется, все усиливается и усиливается.
Он теперь долго будет идти.
Почти целую вечность.
До самого снега…

ПАБ «ДОХЛАЯ ЛОШАДЬ»


Памяти легендарного «Подвала»1, бывшему для нас вторым, а

1 «Подвал» – культовый бар болельщиков московского «Спартака», ставший настоящей легендой благодаря
стараниям и энтузиазму его хозяина Толика Герцына и, конечно, Олега Мосфильмовского. На его, ныне
закрашенных, стенах ставили свои автографы Гаврилов и Черенков, Шавло, Родионов, покойный ныне
для многих и первым домом – посвящается.

Чужак

Ненавижу, когда жена куда-нибудь уезжает.


Нет, я все понимаю, – дела, туда-сюда, взрослые люди, самореализация. Но до чего же
тоскливо в такие вечера идти домой! Хорошо еще, что коты – их у нас двое, кот и кошка –
никуда не уезжают.
Помурлычут, потрутся о ноги – и уже как-то полегче.
Но вообще, если есть возможность, я в такой ситуации стараюсь идти в паб.
Сразу несколько плюсов: не так тоскливо, можно пообщаться не только с семейством
кошачьих, да и готовить еду себе не надо.
Можно, кстати, и просто в окно посмотреть.
Центр Москвы вечерами значительно лучше, чем по утрам, выглядит. Как женщина,
умело пользующаяся косметикой.
Я даже ноутбук стал туда с собой таскать.
Когда никого нет – сядешь в уголок и работаешь. Или по бизнесу, или, вот как сейчас –
истории разные записываю.
Так, на будущее, без какой-либо цели и позывов к опубликованию.
Заодно, если прижмет, и показать есть кому.
У нас критики – жесткие.
Если что не так соврешь – так под плинтус закатают, что лучше и не рождаться.
Стиль.
Я тут даже все больше начинаю догадываться, что это – едва ли не главное в нашей
бестолковой жизни. Ты можешь быть плохим, можешь быть хорошим, можешь – злым,
можешь – добрым.
Но если у тебя есть стиль – ты интересен.
Нет – извини…
…Он пришел к нам, естественно, не в «клубный день». В «клубный день» его бы
просто-напросто не пустили. Нет, не подумайте чего не того, никаких этих дурацких и
модных фейс-контролей.
Просто на дверях в такие дни висит табличка «Ресторан закрыт на спецобслуживание».
И чуть ниже, по-английски: «Private Party».
В смысле – до свидания, дорогие, вас тут не ждут.
И все дела.
Но «клубные дни» у нас только по пятницам. И еще – когда есть какие-то значимые
футбольные трансляции.
Та же Лига чемпионов, к примеру.
Или – сборная наша играет на выезде.
А так – паб и паб.
Если хочешь перекусить и выпить вкусного пивка – заходи, не стесняйся.
Он и зашел.
Высокий, отлично, по-европейски, одетый и, одновременно, совершенно нелепый
старик с всклокоченной гривой грязноватого цвета седых волос.
Сел за соседний с моим столик и заказал чашку эспрессо и бокал сухого хереса.
Уже любопытно.
В пабе, кстати, почти никого и не было.
Только я со своим ноутбуком, Лерыч с Лысым, лениво обстукивающие бильярдные

Константин Иванович Бесков и другие прославленные ветераны, многих из которых тоже уже нет в живых. В
настоящее время закрыт по причине резкого роста стоимости аренды в центре столицы, на его месте
функционирует стандартный новорусский шалман с караоке и прошмандовками.
лузы, да бармен Андрэ, занимающийся совершенно бестолковым, с моей точки зрения,
делом.
Полировкой и без того идеально чистых бокалов.
Понедельник…
Если б не Машкина командировка – и я бы не пришел.
Ладно.
Сидим, друг другу не мешаем.
Он свой херес цедит, я в своих заметках ковыряюсь.
Все хорошо.
А потом он начал головой вертеть, наши фотографии и футбольную атрибутику
рассматривать. Поскольку заведение у нас сугубо частное (мы на него в свое время своими
личными деньгами скидывались), то и украшать самим пришлось. Кто из Англии привезет
футболку, кто из Испании розу фанатскую, кто из Рима наклейку "Рома" – мерда».
Есть тут у нас парочка поклонников «Лацио», очень уж они «Рому» не любят…
А вон ту вон сувенирку я сам из Японии притащил, с чемпионата мира.
На весь месяц туда ездил, надеялся, что хоть в этот раз дальше группового турнира
пройдут…
Эх...
Ну, и фотографии в рамочках, разумеется. С выездов фанатских, с гонок рейсерских, с
рыбалок, с рок-тусовок, с других мероприятий.
Наши, естественно.
А чьи нам еще вешать?
Президента Путина?
Ну, в общем, стал он головой вертеть.
А я – за ним посматривать.
Одним глазом.
Интересно все-таки…
А потом он и заговорил.
Громко, в пространство, поверх голов, причем с каким-то легким, едва уловимым
иностранным акцентом:
– Н-да. Москва все больше и больше становится похожа на дикую смесь Лондона,
Парижа, Рима и самой глухой, захолустной провинции, которую только можно себе
представить…
Меня это, признаться, задело.
Нет, не то чтобы я был в восторге от нынешней Москвы, но, в конце концов, это – мой
город.
Я здесь родился, вырос, стал тем, кем я стал.
Здесь, наверное, и умру когда-нибудь.
Хотелось бы, разумеется, попозже, но – кто знает, кто знает…
И с какого, извините, хрена?
– Вас что-то беспокоит? – спрашиваю.
Он лениво и слегка высокомерно улыбается левым уголком рта и достает из
внутреннего кармана стильного твидового пиджака массивный золотой портсигар.
Абсолютно безвкусная вещь, кстати, с моей точки зрения.
Я б себе такой никогда не купил.
А он вынимает оттуда тонкую коричневую сигарету, стучит ею, не торопясь, по
крышке портсигара, хмыкает:
– Беспокоит. Любовь. Одиночество. Смерть. А вас, молодой человек, что беспокоит?
– Меня, – злюсь, – больше всего беспокоит то, что «Гиннес» сегодня с какой-то
поганой кислинкой. Боюсь – несвежий. А так – больше ничего…
Он опять усмехается:
– Вы – счастливый человек, наверное…
– Угу, счастливый. Чего и вам желаю.
Сидим, курим.
Каждый о своем.
Бармен к нашей беседе с интересом прислушивается.
Работать я уже, естественно, – не могу.
Он еще одну рюмку хереса заказал, выпил, подозвал бармена, расплатился. Надел свое
пальто и направился к выходу.
Больше я его никогда не видел.
И, честно говоря, ничуть об этом не переживаю…

Лысый

Он действительно лысый.
Как колено.
Высокий, сильный, мускулистый.
В узких стильных очках.
Абсолютно удачливый в бизнесе, – согласитесь, непросто приехать уже в
постсоветские времена в Москву, где у тебя нет ни родственников, ни знакомых, откуда-то с
Украины и сделать успешную карьеру, – причем не рыская, выискивая кусок пожирнее – из
тех, которые плохо лежат, – а элементарно работая по специальности.
Что-то такое, связанное с авиацией, что именно – не уточнял.
Какая, в принципе, разница?
Достаточно того, что я его любил.
И люблю.
Потому как с некоторых времен общаться нам приходится куда чаще, чем раньше.
…Познакомились мы, естественно, на стадионе.
«Только Россия и только "Спартак"!».
Вместе стояли у истоков нашей нынешней компании.
Предпочитали один и тот же сорт пива.
Любили одну и ту же музыку, интересовались одной и той же субкультурой,
обменивались книгами Джона Кинга, Хорнби и прочих Бримсонов.
Давно это было, кстати.
Я уже и припомнить сейчас толком не могу, когда мы именно познакомились…
…У нас даже жен звали одинаково.
Машками.
Словом, если мы еще и не были друзьями – тяжелое это слово, «друг», с очень
большими взаимными обязательствами, – то очень близкими приятелями, товарищами – это
уж совершенно точно.
Да и сейчас, в общем-то, остаемся.
И что я, спрашивается, прицепился к этому дурацкому прошедшему времени?
…В тот вечер я пришел в паб пораньше.
А что?
На работе все дела вроде как переделаны, начальства у меня, слава богу, нет, а домой
идти – ни смысла, ни желания нет ни малейшего.
У жены ночью съемка очередная, она если пока что еще и дома торчит, то все одно
злая, как собака.
Сидит за компьютером, сценарий правит – лучше и не подходи.
Покусает на фиг.
А котов и домработница вполне покормить может.
Она у нас тетка хорошая, понимающая.
К тому же, если так разобраться, то дома мне именно сегодня делать – ну совершенно
нечего.
Дел – никаких, ни по бизнесу, ни по писанине. Старый текст закончен, а на новый пока
что никак с силами не соберусь.
Плюс усталость какая-то совершенно нереальная накатила.
И что остается?
Читать?
В телек утыкаться, уподобляясь прочим «дорогим россиянам»?
Так жвачку для мозгов, типа детективов всеразличных, я читать год назад как
прекратил, потому как времени жалко стало, на что-то серьезное силы находятся только по
выходным, а к телевизору у меня – совершеннейшая идиосинкразия.
Ну, за исключением футбольных трансляций, разумеется.
Но их-то как раз и в пабе посмотреть можно. В хорошей компании и за пинтой
«Гиннеса».
И кормят там у нас совсем не плохо.
Одни бараньи ребрышки чего стоят.
М-м-м…
Пальчики оближешь…
Жена у меня, правда, еще лучше готовит.
Вот только получается у нее это сделать – с чувством, с толком и с расстановкой – все
реже и реже.
Съемки.
Гонки.
Работа.
Хотя, с другой стороны, – это, наверное, правильно. Попробовал бы меня кто заставить
дома сидеть да у плиты стоять.
Пришиб бы, наверное.
А она чем хуже?
…Ну, в общем, – пришел.
Думаю, пока нет никого, с барменом потреплюсь.
С Андрэ.
Он у нас тоже филолог.
Бывший.
Как и я.
Только жизнь по-другому немного сложилась.
Но он – ничего, держится, доволен. На сомелье учится, в винах уже сейчас разбирается
получше всех наших знатоков.
Думаю – прорвется.
Обязательно.
Я с ним люблю потрепаться, пока паб еще пустой. Потом-то он только и будет успевать
заказы принимать.
…Ан нет.
Не потреплешься.
Лысый уже сидит.
Сжатый весь, как заведенная пружина. И пьет почему-то не привычный «Гиннес», а
виски.
Причем – даже безо льда. Странно…
– Привет, – говорю, – Лех…
И – бармену киваю, чтоб пинту наливал.
– Привет, – отвечает.
И показывает на стул рядом с собой.
Значит – поговорить надо.
Мы друг друга давно знаем. Если б он сказал «привет» и отвернулся, – значит, лучше
не подходить.
Человеку одному побыть надо.
Нормальное явление.
А так…
…Взял свою пинту, сел, достал сигареты:
– Рассказывай, что случилось?
Молчит.
Или не созрел еще, или с мыслями собирается. Потом вытянул из моей пачки сигарету,
закурил.
Нда, думаю.
Хреново.
Он ведь уже больше года как курить бросил.
Ладно, приготовился слушать.
Ждать, к счастью, пришлось недолго:
– Слушай, Дим, когда от тебя жена уходила, ты что делал?
Тут уж моя очередь пришла за сигаретами тянуться.
– Да многое, делал, Лех. Сначала злился. Потом себя, ненаглядного, жалел. Потом
уехал недели на две в Карелию в себе разбираться…
– И как, разобрался?
– Разобрался.
– Ну и?
– И вернул.
Помолчали.
– А как вернул?
Я поморщился.
– Да по-разному, – говорю, – И терпением. И любовью. И угрозами.
Помолчали еще.
Чокнулись: я пивом, он вискарем. Когда я увидел, какими порциями он его глотает,
меня аж передернуло.
– Что, даже угрожал?
– Угрожал, – пожимаю плечами. – У меня тогда просто выхода другого не было.
– Совсем?
– Совсем.
Он вздохнул, достал из моей пачки еще одну сигарету.
– Чем угрожал-то? Я аж поперхнулся.
– А вот это, Лех, позволь мне тебе не говорить. Потому как это – совершенно не твое
дело и касается только меня и Машки. И больше никого.
– Да я понимаю, – сутулится. – А скажи, ты на многое был тогда способен, чтобы ее
удержать?
– На многое? – переспрашиваю. – На все, Лех! На все…
– Что, и убить бы мог?
– Мог бы. Если б это потребовалось для того, чтоб она со мной осталась. Запросто.
– Ни фига себе, – вздыхает.
Потом помолчал и тронул меня за плечо:
– А скажи, старик, что для тебя тогда было самым сложным?
Теперь уже я вздохнул.
Хлебнул пивка, потянулся за сигаретой.
– Самым сложным, старый, было для меня решить – нужно или не нужно ее
удерживать. А вот после того как решил – надо было просто идти до конца. А это уже всегда
легче…
– Вот! – заорал Лысый. – Вот оно!
И как хлопнет своим кулачищем по столику. У меня кружка полупустая опрокинулась
– и на штаны. Сижу, смотрю, как «Гиннес» по моим светлым джинсам стремительно
растекается, и тихо фигею.
А он вскочил, кинул на стойку тысячерублевку – и ушел ни с кем не прощаясь.
Беда.
Ну, бармен мне салфетки принес, я водителя позвал, дал ему ключи от квартиры,
объяснил, где чистые джинсы лежат, – на тот случай, если жена уже на съемки отчалила.
Закурил.
Сижу и не знаю: смеяться мне или плакать.
Ничего себе, думаю, вечерок начинается…
…С женой со своей он все-таки развелся.
А через полгода, неожиданно для всех, включая меня, женился на одной из Машкиных
подруг.
Моей Машки, разумеется.
Не его.
Я поэтому вначале и сказал, что сейчас общаться куда чаще приходится.
Иногда, когда мы куда-нибудь выбираемся вчетвером, я ловлю на нас с Машкой его
какой-то странный, немного отстраненный взгляд.
И никак не могу понять, чего в этом его взгляде больше – зависти или осуждения…

Маленький домик высоко в горах

Он даже не зашел, а буквально залетел в паб, на ходу бросая заснеженное пальто на


крючок вешалки у моего столика и стряхивая с мокрой меховой шапки крупные искрящиеся
хлопья снега прямо на пол.
– Привет! Ты знаешь, я, кажется, наконец-то понял…
И тянется, сволочь, за моими сигаретами. Подтолкнул к нему пачку, что уж тут
поделаешь.
– И что же ты, наконец, понял?
Прикуривает, затягивается, одновременно сигнализируя бармену Андрэ, чтоб тот
тащил бутылку коньяка и блюдечко с дольками лимона.
Очень это у него, кстати, красиво получается.
Сначала в воздухе рисуется эдакая плавная загогулина, должная, по идее, обозначать
бутылку.
Потом – окружность, символизирующая тарелку.
Потом на символическую тарелку режется тонкими лепестками символический лимон
и символически посыпается символическим сахаром с символическим молотым кофе.
Самое интересное – что они вполне друг друга понимают.
А что тут такого?
Сколько лет уже друг друга знаем…
Я усмехнулся и тоже закурил.
Ладно, послушаем…
– Нет, старик, так не пойдет, – заводится. – Давай-ка я по порядку и с самого начала…
– Давай, – пожимаю плечами, – все равно же не угомонишься…
Он делает глубокую затяжку и разливает коньяк по стопкам.
У нас так принято.
Пить коньяк из водочных стопок и закусывать тонкими ломтиками лимона,
посыпанными сахарной пудрой с молотым кофе.
Ну, вы уже, наверное, поняли…
– Я сейчас, пока ехал – в пробке офигел. Бульвары стоят намертво. Ну, вышел из
машины, водиле сказал, чтобы сюда как-нибудь пробивался, а сам – пешочком до метро.
Иду, снежок, хорошо…
И – замолчал.
Задумался о чем-то.
Сижу, потягиваю коньяк.
Не тороплю.
– Так вот, иду и понимаю – неправильно мы живем…
– Экое ты открытие сделал, – фыркаю. – Здесь уже такое количество копий на эту тему
поломано – можно забор вокруг паба городить…
– Да помолчи ты, не подъеживай, – морщится. – То, что мы неправильно живем, – это,
и правда, все знают. А вот как правильно – я только сейчас понял…
– И что же ты понял?
Он задумчиво посмотрел за окно.
Там шел снег.
– Понимаешь, там очень тихо было, на бульварах. Несмотря на то что машин – море, и
все ехать пытаются. А там – своя жизнь. Какие-то мужички на лавочке на троих разливают,
мамаши коляски выгуливают, снег идет. Вот я и подумал – у каждого человека должна быть
своя зона тишины.
– Замечательное открытие, – киваю. – И каково же его, так сказать, практическое
применение?
Улыбается.
– Я, – смеется, – недавно объявление в журнале видел. Про недвижимость за рубежом.
Так вот, там одна контора предлагает маленький домик высоко в горах. В собственность.
Уезжать туда хотя бы раз в месяц, ходить, думать, книжки умные читать…
Я поморщился.
Что-то коньячок как-то не так пошел.
Горчит, зараза.
– Лысый, какой же ты все-таки наивный осел. Думаешь, купил себе вот такую фигню –
и все проблемы как рукой?
– Да нет, – пожимает плечами, – что ж я, – совсем дурак? Дело не в самом домике, а – в
зоне тишины. Когда можно наедине с собой остаться…
– И ты решил, что это поможет? – морщусь.
– А почему нет? – удивляется. – Ты вон со своих рыбалок какой спокойный
прилетаешь. На полном релаксе…
– Дурак ты, – фыркаю, – при чем здесь рыбалки?
– А при том! – торжествует. – Та самая зона тишины!
– О-хо-хо-хо-хо, – вздыхаю. – И ты думаешь, что у меня таким образом проблемы
решаются? Они у меня, знаешь ли, старичок, только копятся…
– Значит, – пожимает плечами, – ты просто еще не нашел свой маленький домик
высоко в горах. Вот и все…
Я вздохнул и разлил коньяк по стопкам.
– Ну тебя, на фиг, придурка. Давай лучше выпьем еще по сто пятьдесят да подумаем,
как вечер убивать будем…
– Давай. Только я – все равно прав. А ты просто не хочешь признавать поражения в
споре…
– Идиот, – смеюсь. – Прежде чем задумываться о «зонах тишины», надо в конце концов
отучиться мыслить в категориях «поражение – победа». Тогда, может, что-нибудь и
получится. И то – не факт…
– Вот так ты всегда, – злится. – Всегда последнее слово пытаешься за собой оставить…
Я улыбнулся и протянул в его сторону рюмку.
– Прозит.
– Прозит, – вздыхает.
Выпили.
Помолчали.
А там и остальные парни постепенно подтянулись: со своими мыслями, проблемами,
историями и анекдотами.
А потом приехал Русланыч и привез с собой какую-то совершенно нереальную чачу.
Домашнюю.
Из командировки приволок, его в Грузию отправляли что-то там снимать. То ли про
войну, то ли про революцию.
Неважно.
Важно, что чача была и вправду – совершенно нереальной.
И дальше вечер пошел по своему давным-давно написанному, заданному и
заведенному сценарию…
…Домик в горах он все-таки через некоторое время купил.
Копил на него.
Откладывал.
Он ведь, конечно, довольно обеспеченный человек, но все-таки – не олигарх.
И даже съездил туда пару раз.
Погулял, почитал умные книги.
Послушал тишину.
А потом сдал его в аренду местной риэлтерской фирме и, слава богу, кажется больше
на эту тему как-то и не заморачивается…

Очень страшная история

Когда он ворвался в паб, я как раз проигрывал Русланычу очередную партию в русский
бильярд.
Сколько с ним ни играю – всегда проигрываю.
И не потому, что он лучше меня шары гоняет, нет. Когда турнир какой мутим
междусобойный – бывает и так, что я этот турнир выигрываю, а Русланыч даже в тройку не
входит.
А вот в личных встречах – ни в какую не получается.
И ни он, ни я не можем понять почему.
Вот и в этот раз – та же фигня…
…Мы, вообще-то, в паб в ту субботу довольно случайно заскочили.
Собирались ко мне на дачу, семьями, ну – шашлычки пожарить, винца попить, то се.
А погода – подвела.
Как со вчерашнего дня зарядил дождь со снегом, так и шел, ни на минуту не
прерываясь.
В результате девчонки отправились в кино, а мы решили заскочить в паб, погонять
шары, посмотреть британскую премьер-лигу, пропустить пинту-другую «Гиннеса» и
скоротать тем самым время до вечера.
А уж вечером – воссоединиться с нашими половинами и рвануть куда-нибудь
поклубиться.
Куда?
Доживем – увидим.
Наверняка кто-нибудь прозвонится.
Предложит программу.
Что сейчас-то себе голову забивать?
Итак, представьте себе эту мизансцену: пустой паб, два взрослых придурка лениво
гоняют шары и пьют пиво в ожидании трансляции «Чарльтон» – «Ньюкасл», а бармен Андрэ
не менее лениво протирает бокалы за стойкой.
И тут этот врывается.
Небритый, опухший, с безумными глазами.
Пробежал, не здороваясь, к стойке, что-то выпалил шепотом бармену, выхватил у него
из рук бутылку коньяка и убежал в угол.
Вскоре оттуда раздалось активное позвякивание.
Мы переглянулись.
Вообще-то у нас не принято навязываться человеку, если сам не зовет, но тут – случай
особый.
Художник все-таки.
Наш больной брат.
Нет, вообще-то он, конечно, – никакой не художник.
Оператор с телевидения.
Сашка Тропкин.
А Художник – это просто ник такой, кличка, в смысле. Это я его так прозвал, а
остальные – подхватили.
Когда еще вместе на телеке работали.
Я потом оттуда по-быстрому свалил – сначала в газету, а потом и рекламное агентство
свое сделал.
А он так на ящике и ошивается.
Судьба.
Да и пьет, если честно, много.
Вот и сейчас, похоже…
Переглянулись еще раз и, не сговариваясь, двинули к нему за столик.
Русланыч по дороге с барной стойки пару рюмок прихватил и Андрэ кивнул, чтоб
лимон резал.
Надо же выручать товарища.
Сашка на наше появление реагировал, к счастью, вполне адекватно. Не возражал, когда
я разлил нам с Русом его коньячок.
Даже чокнулся с нами и изобразил что-то типа «здрасьте».
Глядим – нет, вроде, в запой не собирается.
Тогда что случилось?
Ладно.
Расскажет.
А пока – пусть отдышится.
Вон он какой бледно-зеленый да взъерошенный.
Выпили по второй, закурили.
Дымим лениво.
Гляжу – Сашку, кажется, отпускать начало.
И точно, к тому моменту, как Андрэ приволок блюдечко с тонко нарезанными
лимонными лепестками, густо посыпанными сахарной пудрой вперемешку с молотым кофе,
он уже настолько пришел в себя, что по третьей разлил – совершенно самостоятельно.
Ладно.
Пора, думаю.
– Ну что, полегчало?
– Угу, – кивает, а сам к моей пачке «Парламента» тянется.
Подтолкнул к нему сигареты, чиркнул зажигалкой.
Порядок.
– Ну, а раз полегчало, так давай колись, что такой взъерошенный?
Он только вздохнул потеряно:
– Тут такая история, парни… Я, кажется, пить бросил…
– Вижу, – киваю на его только что опустевшую рюмку, – хорошее дело сделал. Сам не
раз бросал. Пару лет назад даже дважды за неделю как-то умудрился. Тогда наливай по
четвертой и – давай рассказывай…
– Да тут такой случай… Только никому! Договорились?
– Договорились.
Грош цена таким «договорам», сам знает. Так, для проформы спрашивает.
– Ну, я вчера гонорар за документалку получил. Большой. Хотя для вас, конечно, –
небольшой, а для меня – хоть на месяц в запой уходи. Хорошо еще Ирка в редакции была, я
ей сразу бо́льшую часть отдал, а то бы – точняк не удержался…
И – замолчал.
Сидит, курит.
Задумался.
– Эй, ты еще с нами? Если уже нет, то – давай возвращайся…
– Да тут я, тут, – морщится досадливо. – Просто вспомнил, что Ирка еще где-нибудь
штукарь перехватить просила. Машину поменять хочет, а то наша помойка что-то совсем
ездить отказывается…
И – опять замолчал.
Я коньяк по рюмкам доразлил, махнул Андрэ, чтоб еще одну нес.
Усмехнулся.
– Ладно, – киваю, – косарь я тебе, пожалуй, ссужу. На три месяца вполне хватит, чтоб
вернуть. Только – не тебе, а Ирке. Пусть позвонит. А то тебе сейчас дать – один черт
пропьешь…
– Пропью, – вздыхает. – Дим, а я правда такой конченый?
– Правда-правда, – соглашаюсь. – Ты только прекращай себя жалеть. Лучше дальше
рассказывай…
– Ну вот, так всегда. Как душу излить хочется – так хрен вас, козлов, где найдешь. А
как что интересненькое, так тут вот – сразу, пожалуйста.
– Ладно, – смеюсь, – не тарахти…
– Да чего уж там, – вздыхает. – Тогда – слушайте. Только – никому, точно?
– Могила!
– Так вот, большую часть гонорара я, конечно, Ирке отдал. Но заначку, само собой,
оставил. А как по-другому-то? Пятница все-таки. День наемного работника. Хотел сюда, в
паб ехать. Оделся, иду по коридору. А навстречу – Петька, ну, вы его знаете. Кличка –
Условный…
– Знаем, конечно, – ржем, – страшный человек…
– Не то слово, – вздыхает. – Сколько раз слово себе давал с ним не бухать. А тут…
Привет, орет, Художник, у меня бабла куча, пойдем вмажем, – и все мои внутренние
обещания, все мои психологические, так сказать, установки – фьюить – и в небытие.
Парень-то он, по сути, хороший…
– Хороший-хороший, – подтверждаем, – ты дальше давай.
– А что дальше? – удивляется. – Дальше – как всегда. Начали в буфете в Останкино.
Потом куда-то поехали. Потом – еще куда-то. Потом какие-то девки появились непонятные.
С травой. Вроде с MTV, а так – хрен их разберет. В общем, прихожу в себя в чужой
квартире. Башка величиной с международную космическую станцию. С международную –
потому как полушария на разных языках переговариваются. Рядом девка валяется –
красивая, кстати, – а в животе – бурчит со страшной силой. Срать хочу – не могу…
Замолчал, выразительно посмотрел на донесенную Андрэ вторую бутылку.
Что делать – разлили.
Выпили.
Сашка закурил.
– Так вот. Проснулся. Заснуть – не могу. Клапан давит в полный рост. Ну, встал, трусы
нашел, натянул. Вышел в гостиную. Думал сигареты поискать. А там Условный Петр аж в
окружении троих храпит. Причем девушки умудрились уснуть в таких позициях, что – одна
другой краше. Ладно, думаю, сейчас в сортир схожу, потом кого-нибудь обработаю.
Обязательно. Не мог их Петя в одиночку так удовлетворить, что больше не хочется. Не мог.
При всем моем к нему уважении.
Ну, сигареты я тоже сразу нашел. На журнальном столике. Взял пачку, зажигалку,
журнальчик с собой какой-то прихватил да и уселся на фаянсового друга. Сижу, покуриваю,
журнальчик читаю. Подумываю над тем, кого из живописной троицы, что вокруг Условного
расположилась, оприходывать буду в первую очередь и хватит ли меня на вторую. И стоит
ли сначала забить косячок, а уж потом приступать к фрикциям, или, может быть, лучше
поступить наоборот.
То есть, размышляю, что сначала – вдуть или дунуть.
Философская тема, надо сказать.
И чертовски приятная.
Ну, сделал свои дела, подтерся, начинаю вставать, а меня оттуда кто-то вдруг ка-а-ак
схватит за член…
– Откуда-откуда? – переспрашиваю.
– Оттуда! – отвечает.
– Да, блин, откуда «оттуда»-то? Хрен тебя разберешь, придурка! – тут уже и Русланыч
не выдерживает.
– Да из унитаза! – заорал Сашка и потянулся за очередной сигаретой.
Дал ему прикурить, потом с Русланом переглянулся.
– Хорошая, – говорю, – трава, похоже, была. Ты у этих эмтивишниц не узнавал потом,
откуда брали?
– Не, – качает головой Руслан со знанием дела, – это не трава, это «белка». От травы
так не торкает. Или они там еще какой дрянью вмазывались перед групповухой, он просто не
помнит…
– Да помолчите вы, идиоты! – орет Художник. – Тоже мне, аналитики выискались!
Психологи, мать вашу! Специалисты по контркультуре! Наркологи хреновы! Дайте
дорасскажу, сами все поймете…
Мы переглянулись.
– Мы все во внимании, Сань, – говорю.
Руслан тоже кивает.
– Вот так-то лучше, – успокаивается Художник. – Короче… Короче – сижу. Плохо мне.
Еще раз пытаюсь подняться, а меня снова – хвать! – и не отпускают.
Мы снова переглядываемся.
Ни фига себе, думаем, парня плющит.
Может, «скорую» вызвать?
– Ну, помолился, – продолжает, – мать покойницу вспомнил, прощения попросил. Не
помогает. В смысле, пытаюсь подняться – та же история. Закурил. Снова пытаюсь встать – то
же самое. Кошмар. А посмотреть вниз, кто там меня за член держит – страшно. Два часа так
просидел. Как не поседел – просто сам даже не знаю. Пот, по крайней мере, даже не ручьем
лил. Водопадом…
…Сашка нервно затушил окурок, налил себе рюмку и опрокинул, даже не глядя в нашу
сторону.
Потом закурил следующую сигарету, чуть успокоился и задумчиво уставился в
оконное стекло.
Там смеркалось.
– Ну, – не выдерживаю, – так кто же тебя там держал-то?
Он вздохнул, стряхнул пепел в пепельницу.
– А, – говорит, – ты об этом… Да никто там меня не держал. Просто я презерватив
снять забыл перед сном, пьяный был, сам понимаешь, в полные дрова, а когда вставал – не
обратил внимания. Ну а пока личинку откладывал, – и пописал заодно, естественно. Он и
раздулся. Уперся, зараза, в стенки сливного отверстия. Пока сидишь-то с пьяных глаз – ни
фига не чувствуешь. А как вставать – так полное ощущение, что тебя снизу, из унитаза за
хрен держат. Страшно – просто ужас как…
Ой, господи, бог ты мой, как же мы ржали.
Взахлеб.
И Сашка с нами вместе.
А потом вдруг затихли.
Я зачем-то примерил эту дурацкую историю на себя и мне стало как-то нехорошо. Как
представишь…
Ночь.
Тишина.
Ты сидишь на чужом унитазе в совершенно чужой квартире.
Потом пытаешься встать, а тебя кто-то снизу хватает за мужское достоинство.
Прямо из унитаза.
А взглянуть, кто, страшно.
Холодный, ледяной белый кафель у тебя под ногами.
Холодный, ледяной синий кафель на стенах.
Белый, крашенный ослепительно чистой нитрокраской потолок.
Холодный белый свет лампы без абажура.
И белый ледяной ужас у тебя в душе.
Б-р-р-р…
Ужас, летящий на крыльях ночи.
Очень страшная получается история, если – вот так вот, непредвзято.
Не дай бог на себе испытать…

Кидала

Я его почему-то совершенно не помню анфас.


Только профиль – будто вырезанный из белой восковой бумаги. И роскошная черная
грива, которую он иногда собирал тонкой резинкой в совершенно шикарный хвост.
Хищный, горбоносый, живой.
Всегда дорого и стильно, хоть, на мой взгляд, и несколько безвкусно одетый, – от него
всегда ощутимо тянуло притягательным мужским запахом опасности…
Помню, как мы познакомились.
Он вошел в паб, как входят только хозяева: уверенно и властно, но все равно оставляя
за собой какое-то неровное ощущение. Так ходят спецназовцы на работе и канатоходцы в
цирке, когда один неверный шаг – и вот она, пропасть.
– Привет, – говорит, – мужики. С кем из вас можно поговорить?
Я хмыкнул первым.
Что неудивительно.
Нас на тот момент в пабе всего двое было, не считая бармена Андрэ. Свинтили
пораньше с работы, чтобы обсудить предстоящую рыбалку в Карелии.
Я и Русланыч.
Еще Виталик должен был вот-вот подтянуться, но не опаздывающий Виталик – явление
природе не известное…
Но хмыкал я, естественно, – не по этому поводу.
Вот еще…
Просто у меня на подобного рода ребят – чутье.
Стоит им только где-то появиться – жди неприятностей.
Но вопрос, который он хотел нам задать, оказался вполне мирным:
– Мне сказали, сюда Игорь Ленкин иногда заходит. Никто не скажет, как с ним
связаться? Мы с ним лучшими друзьями по институту были, а потом жизнь разбросала. Вот,
приехал в Москву, ищу. Со старой квартиры он переехал, телефон молчит. Единственное,
что удалось выяснить, – у вас тут бывает. Вот и зашел…
Русланыч, который в этот момент меня в очередной раз делал в бильярд, только
плечами пожал:
– Игорек здесь уж месяцев восемь, как не появляется. Пропал куда-то. Да и близких у
него среди нас не было. Так что, если хочешь, – дождись вечера, когда остальные соберутся.
Может, и завалялся у кого телефончик…
Он кивнул, подошел к барной стойке, заказал у Андрэ порцию хорошего французского
коньяка и представился:
– Никита. Я из Питера приехал…
Вот тут я ему, правда, сразу не поверил. Не тянул он на обитателя Северной Пальмиры.
Там – другой стиль.
Не внешний, внутренний.
А этот, в лучшем случае, – откуда-нибудь с одесского привоза.
Несмотря на всю свою внешнюю рафинированность.
Ну да ладно…
Хочется человеку представляться санкт-петербуржцем – и пусть его. Как говорится: не
веришь – прими за сказку…
– Я – Дима. Это – Руслан.
– Очень приятно. Вот и познакомились.
Телефон Игоря он, кстати, так и не нашел.
А вот в пабе – прижился.
В первый же вечер у него закрутился роман с одной из наших девчонок, потом, месяца
через полтора – с другой, потом – с третьей, новенькой. Жил он, судя по всему, большей
частью у них, время от времени куда-то пропадая по своим таинственным делам, потому как
они его иногда разыскивали, а потом находили и успокаивались.
Пил пиво, играл – и неплохо – в нарды и в бильярд, травил анекдоты, принципиально
не лез ни в чьи дела сам и не допускал никого в свои.
Словом, ходит человек – и ходит.
Никому не мешает, никого не напрягает – и пусть его.
Побольше бы таких, может, и жить бы стало намного проще.
…А потом в один из тусклых октябрьских вечеров в паб пришли эти двое. Словно
специально подобранные и загримированные для какого-нибудь дурного фильма про братву.
Квадратные, в одинаковых черных кожаных куртках. Взяли по пиву, заказали по порции
креветок и довольно бесцеремонно уселись за мой столик.
– Ты здесь, что ли, за старшего?
Я помолчал.
Потом пожал плечами.
– Парень, ты – не по адресу. У нас тут старшие отсутствуют. Как класс.
Одному из них, тому, что помоложе, этот ответ, видимо, не пришелся по душе, и он,
бешено сверкая глазами, потянулся к себе в подмышку, где явственным образом
топорщилось что-то продолговатое.
Я прикинул калибр, и его идея мне не понравилась.
К счастью, второму тоже.
Он успокаивающе положил свою руку ему на плечо:
– Тише, брат, тише. Не гони. Здесь тоже непростые пацаны собираются…
И с интересом посмотрел в мою сторону.
– Так не бывает, чтоб была стая – и без старшего. Перегрызете ведь друг друга…
Я снова пожал плечами и потянулся за сигаретами.
– А здесь и не стая. Здесь – другое…
Он хмыкнул.
– Что – другое?
Я прикурил, кивнул в сторону батареи бутылок за барной стойкой.
– Ну, может быть, – водопой. Если тебе это понятно…
Он кивнул и ухмыльнулся.
– Чего ж здесь непонятного-то. Мультики про Маугли в детстве все смотрели…
Помолчали.
– Ладно, – говорит, – как старший ты, выходит, решить вопрос не можешь…
– Не могу, – киваю. – И, если честно, – не хочу.
– Понял, – кривится. – А хотя бы совет дать можешь?
Я покурил, подумал немного.
– Ну отчего ж не дать-то. С меня не убудет. У нас держава, в конце концов, раньше
Страной Советов называлась. Спрашивай…
Он кивнул.
– Только сначала вопрос. Можно?
– Можно, – пожимаю плечами, – почему ж нельзя-то? Только – не удивляйся, если
отвечать не захочу…
– Захочешь, по глазам вижу. Ты как к кидалам относишься? К тем, что на доверии?
Меня аж передернуло.
– Те, – чеканю, – кто хоть раз в своей жизни с этой сволочью сталкивались, хорошо к
ним относиться не могут. Просто – по определению.
– Ну, уже легче, – кивает.
Помолчали.
– Я из мультиков знаю, что на водопое никто никого не трогает. Так вот – совета хочу.
Как быть, если урода только здесь, у вас вычислить смогли?
Молчу, думаю.
– Речь, я так понимаю, о Никите идет?
– Соображаешь, – смотрит уважительно. – Только его не Никитой зовут. Хотя мы его
тоже сначала как Кирилла знали. А так он – Грачик, армяшка из Одессы…
Надо же, думаю. Угадал.
– И что, этот наш-ваш Грачик такого натворил, что ты здесь передо мной сидишь?
– А вот это, – морщится, – тебе лучше не знать. Лучше спать будешь. Единственное,
что могу сказать, – один хороший человек из-за него пулю в висок пустил. А другая все в
жизни потеряла. Мужа, семью, детей. Не говоря уж про деньги…
Еще помолчали.
Я очередную сигарету закурил, он тоже.
Второй – просто сидит.
Как истукан.
– Вас наняли? – спрашиваю.
– Само собой. Те люди, которых он подставил, сами говно не чистят. Этим мы
занимаемся. За деньги…
Я вздохнул.
– Ты пойми, – кривится, – мы свою работу все одно сделаем. Нам иначе – никак нельзя.
Просто геморроев не хочется. Они ведь ни вам, ни нам не нужны, верно?
Я еще помолчал немного, затушил сигарету в пепельнице.
Кивнул Андрэ, чтоб налил порцию виски.
– Хорошо. Он, как правило, приезжает где-то к половине девятого. Сегодня, по идее,
должен быть. Но – чтоб только не здесь, не в пабе…
– Да это-то как раз понятно, – кивает и поднимается.
Второй – тоже за ним.
– Ну ладно, бывай. Приятно было познакомиться…
– Не могу сказать то же самое, – ворчу.
Они усмехнулись и слаженно отправились к выходу.
Тот, что помоложе, со шпалером под мышкой, неожиданно задержался.
– Ты извини, я сначала не так понял…
И почти бегом кинулся догонять своего квадратного напарника.
…Я сидел у окна и видел, как они его брали. Он вышел из такси, небрежно оглянулся
по сторонам, запахнул плащ и чиркнул зажигалкой. А потом перед ним выросли темные
тени, а сзади неслышно остановился огромный черный джип с тонированными стеклами.
Больше я его никогда не видел.
В принципе, мне ведь нет никакого дела до их поганых разборок. Кто там кого кинул,
кто – застрелился, кто – потерял цель и смысл своей никчемной жизни.
Отчего же так погано-то на душе?
Будто я кого-то продал или предал.
Или так оно и есть на самом деле?
…Ладно.
Проехали…

Игоряня

До чего же пустой и дурацкой бывает иногда человеческая жизнь…


Как он появился у нас в компании, для меня до сих пор загадка. Скорее всего – кто-то
привел.
Но кто?
Ни одного из наших, идущим рядом с ним по жизни, представить себе я не мог просто
по определению – слишком уж он был чужероден.
Разве что Нелька свой очередной каприз воплотила?
Да и то – вряд ли…
Но – прижился.
Регулярно посещал то, что мы называли «клубными днями по пятницам», когда
любому нормальному человеку просто необходимо какое-то время и какое-то количество
пива, чтобы отойти от этой чертовой работы и потом, с чистой совестью, окунуться в
атмосферу выходных, которые большинство из нас все-таки предпочитали проводить дома, с
семьей.
У кого она была, разумеется.
Так вот – клубные дни он не пропускал никогда и старался при этом постоянно быть в
центре внимания.
Иногда это у него получалось.
Но – редко.
Мы – публика, в принципе, самодостаточная, и любоваться выкрутасами сознания
избалованного до предела сорокалетнего мальчика не приученная.
Нам бы – что попроще.
Пиво, футбол, машины, книги, кино, рыбалка, новый альбом рокеров наших любимых.
Ну, и так далее.
У нас даже само по себе слово «интеллигент» считается ругательным…
А он свою, как ему казалось, интеллигентность холил и лелеял, гордился ею и носился
как с писаной торбой. Или, как сказал однажды один из наших футбольных хулиганов,
грубый, невежественный боец с двумя высшими образованиями, – дрочил на нее, как на
порномодель в интернете.
Что, скажем так, многих довольно серьезно напрягало.
Меня – в том числе.
Ну, я-то в этом случае – совсем другая история…
Мне нравилась, и очень нравилась, по-мужски, – его жена Ирка.
Нет, не подумайте ничего плохого, у нас с ней ничего не было, да и быть в принципе,
не могло. Я слишком дорожил – и дорожу – своими непростыми, выстраданными
отношениями с его женой, а она – редкий и счастливый случай – была по уши влюблена в
собственного мужа.
В Игоряню.
Хотя он, с моей сугубо мужской точки зрения, этого совершенно не заслуживал.
Просто – нравилась.
И все.
Да и как может не понравиться гибкое и стройное беловолосое создание двадцати семи
лет отроду, особенно если у этого создания огромные, внимательные глазищи невообразимо
зеленого цвета, узкая талия, длинные ноги и стремящаяся порвать любую блузку большая
красивая грудь, упругая даже на взгляд, а не то что при соприкосновении.
Я знаю, о чем говорю.
Однажды я сделал ей какой-то комплимент, она расчувствовалась, обняла меня и
поцеловала. Прикосновение ее груди к моей я помню после этого до сих пор. А ведь уже
года два как прошло. И я – отнюдь не романтический юноша, а вполне здоровый, многое
повидавший мужик, любящий, к тому же, совершенно другую женщину.
А еще она очень хорошо умела слушать.
В отличие от того же Игоряни, который слушать не умел совершенно, а умел только
говорить: громко, много и велеречиво.
Причем временами такую пургу нес, что уши в трубочки заворачивались.
…Сидим мы, к примеру, с Русланычем.
Тихо так, спокойно.
Обсуждаем, как в прошлую субботу «Чарльтон» с «Челси» в Лондоне сыграли.
И еще – почему эти уроды с «НТВ-плюс» вместо того чтобы показать этот шедевр,
транслировали какой-то невнятный матч «Ньюкасла» с «Эвертоном»?
Может, кто из этих дрочил личное удовольствие получает, когда глядит, как эти
овцеёбы мячик пинают?
Нормальный такой мужской треп пятничного вечера.
Типа, может, имеет смысл скинуться и купить в паб какую-нибудь контрафактную
карточку «Скай»?
Да смотреть себе спокойно то, что тебе в британской премьер-лиге наиболее интересно,
а не то, что решили показать отечественные горе-телевизионщики, логику которых без
стакана понять ну просто совершенно невозможно.
А за соседним столиком этот перец выступает.
Его никто особо слушать не хочет, так он это громкостью речи пытается
компенсировать…
– Вот были мы с Ириночкой на прошлые выходные в Литве. В Вильнюсе. Все-таки –
насколько они от нас отличаются. Европа, как есть Европа. Улицы чистенькие, кафе уютные,
прямо как в Париже…
Ага, думаю.
Как в Париже.
Куча обкуренных арабов, зависших носатыми головами над дерьмовым парижским
эспрессо.
И мусорный ветер над Елисейскими Полями.
Как можно сравнивать действительно чистенький, уютный, приспособленный для
нормальной человеческой жизни и при этом не очень-то и буржуазный Вильнюс с этой
помойкой сраной?
– Так вот, – продолжает вещать, – а мы тут – как свиньи в хлеве…
– В хлеву, – бурчит еле слышно Русланыч, да и я уже потихоньку закипаю.
– Но что меня поразило больше всего, так это их язык. Очень красивый, певучий, такой,
как у их дальних родственников, венгров…
Тут уже я не выдерживаю:
– Парень, а ты точно в Вильнюсе был? Не в Хельсинки? Это у них с венграми общая
языковая группа, она так и называется: угро-финская. А литовский язык, извини, – уникален,
и никаких таких «дальних родственников» не имеет…
– Что за чушь?! – ощетинивается. – Я, между прочим, искусствовед! И точно знаю, что
литовский язык родствен мадьярскому! И вообще, откуда тебе-то знать? Я же не учу тебя,
как прокладки рекламировать…
Ну, искусствовед-то он, конечно, условный.
Так, владеет какой-то галереей современного искусства.
Бизнес как бизнес, ничего особенного.
А прокладки я бы с удовольствием порекламировал, да не дают. Все крупные западные
бюджеты прокручиваются у нас через западные же агентства. Хрена лысого они дадут эти
деньги российскому предприятию, пусть даже и крупному, и профессиональному.
Это только мы, идиоты, по своим бьем, в надежде, что чужие испугаются.
Они своих берегут, а бить предпочитают – по нашим.
Называется – «разумный протекционизм».
Ага.
Впрочем, я отвлекся…
– Знать мне, – отвечаю, – в принципе, есть откуда. Образование у меня такое.
Филологическое. Это, во-первых. А во-вторых, я сам отчасти литовец. Где-то на четверть.
Так что – интересовался, представь себе…
– А, так вот в чем дело! – взвивается. – Просто вы все, нацмены, нас, русских,
ненавидите!
Тут уж Русланыч не выдержал.
Взял кружку и ушел в другой конец зала.
Он у нас – татарин.
Я свою подхватил да за ним последовал.
А что?
Морду ему бить?
Можно, в принципе.
Только чести много – руки об это дерьмо марать…
Да и Ирку жалко, вон она, недалеко, с Нелькой сидит…
А потом трансляция футбольная началась, и мы про эту ерунду тут же забыли…
…В тот раз Ирка позвонила мне в воскресенье. Часа в два дня. Не ожидал, если честно.
– Привет, Дим. Скажи, ты не мог бы ко мне приехать? А то мне очень плохо, а к кому
еще обратиться, не знаю…
Ну, в общем-то, в мои планы подобного рода визиты в тот раз явно не входили. Я,
вообще-то, намеревался попытаться свою жену уговорить вечером куда-нибудь в театр или в
кино сходить.
Так сказать, в целях улучшения наших совсем не простых отношений.
Да и живут они с Игоряней на другом конце Москвы, в Измайлове.
А я – рядом с Серебряным Бором.
– Привет. А что случилось-то?
– Да ничего особенного, просто Игорь умер.
Вот тут я сел.
– Еду… Сейчас кое-что закончу, и сразу выезжаю.
Плакал, думаю, наш с Машкой культпоход… Кстати, насчет «кое-что закончу» я,
честно говоря, немного лукавил. Просто до сих пор, к стыду своему, не умею водить
машину.
Когда был еще нищим журналистом, думал – да ну его на фиг, учиться этому самому
вождению.
Все равно, думал, на машину только годам к пятидесяти заработаю.
Так стоит ли на это время убивать?
В конце концов, можно и на метро, или на такси, если уж совсем прижмет, прокатиться.
А заработанные деньги – если их, конечно, удастся заработать – можно и на что-то
другое оприходовать.
Более приятное или существенное.
На те же путешествия, к примеру…
Были б деньги, а как их потратить – всегда найдем…
Сейчас их у нас – три.
Машин, в смысле.
Восьмая «Ауди» и «Лендровер» у меня, спортивная «Вольво» – у Машки.
А водить – так и не научился.
В отличие от Машки, кстати, – та даже стрит-рейсингом занимается потихоньку. С
переменным успехом.
А у меня – водитель как член семьи.
Вот ему-то я и позвонил:
– Привет, Володь. Извини, что напрягаю в выходной, но сегодня придется поработать.
– Хорошо, – отвечает, – мне не привыкать…
В общем, я к ней только часа через три приехал.
Пока то, пока се…
Его уже в морг увезли, как выяснилось…
…Открывает.
Какая-то не очень даже заплаканная и совсем-совсем погасшая.
Даже глазищи не изумрудные, а цвета пожухлой московской травы.
Дела, думаю…
– Ну, рассказывай…
Рассказывать, как выяснилось, в общем-то, и нечего.
Утром они поскандалили, потом она ушла в солярий и парикмахерскую. Когда
заканчивала маникюр, он позвонил и потребовал, чтоб она немедленно ехала домой, а она
уже с подругой договорилась кофе попить.
Потом он позвонил еще раз, когда она уже встретилась с подругой, устроил истерику, и
она, чтобы успокоиться, поехала на Воробьевы горы. Походила там, попинала листья и
поехала домой.
Позвонила в дверь.
Еще раз.
Потом толкнула ее и убедилась, что дверь открыта.
…Он лежал в ванной с перерезанными венами, и вода была уже ничем неотличима от
крови…
Вот и вся история.
Хорошо еще, что воскресенье, и сын, Артем, у бабушки на даче.
– Знаешь, я почему-то думаю, что он не хотел себя до конца убивать. Просто я ему
сказала, что еду, а сама на Воробьевы отправилась. А он, видимо, дверь в квартиру открыл, в
ванну залез, ну и… Ждал, что я сейчас приеду, спасу его, полюблю и пожалею…
– Похоже, – отвечаю.
Помолчали, я ей и себе коньяка налил, выпили.
Она и говорит:
– Ты знаешь, я сначала плакала. А сейчас не могу. Глаза сухие…
Молчу.
А что говорить-то?
Она виски потерла, еще коньяка себе плеснула.
И мне заодно.
– Ты, меня, наверное, осуждаешь?
– За что?
– Ну, не уберегла мужика… Ты же – тоже мужчина.
– Вот именно потому, что мужчина, и не осуждаю…
Посидели еще немного, бутылку уговорили, она немного успокоилась, и я поехал
домой. В дверях она меня остановила:
– На похороны придешь?
– Нет.
Она вздыхает:
– Кажется, я понимаю – почему…
Пожал плечами, поцеловал ее в щечку и уехал уже окончательно.
…В театр мы с Машкой в тот вечер, естественно, не пошли. Зато уговорил ее сходить в
ресторан.
Пока она делала заказ, сбегал вниз, купил ей три длинноногие розы.
– Золотко, – говорю, – знаешь, у меня есть к тебе одна гигантская просьба. Если я
когда-нибудь буду перед тобой нюнить и нарываться на жалость, – сразу же бей мне в рожу,
хорошо?
– Отлично. И даже не думай – за мной не заржавеет…
Вот и поговорили…
…Ирка потом несколько раз приходила к нам в паб, видимо, ей было одиноко, а мы –
какие-никакие, а все-таки компания. У них даже начало закручиваться что-то вроде романа с
Русланом, но потом в его жизнь стремительно ворвалась рыжеволосая Ленка, на которой он
благополучно и скоропостижно женился.
И все закончилось.
Где она сейчас – я не знаю.
А вот где Игоряня – знаю точно. На Ваганьковском. У них там семейный участок. Или
как это называется…
Знаю.
Но никогда не приду…

Фантом

Я, вообще-то, знаете ли, в мистику не верю.


Разве что изредка, после косячка-другого, раскуренного с нашими рок-н-рольщиками.
Вот и в этот раз так было…
Сашка вернулся с гастролей злой как собака.
Расхерачил где-то в Молдове гитару о сцену, не допев песен пять из запланированного
плей-листа, после чего ужрался в говно с какими-то дружественными белорусами и на сцену
больше не выходил, как его ни просили об этом организаторы фестиваля.
А он, вместо этого, – ушел.
В запой, разумеется.
Его в такие моменты лучше не трогать, вот парни и просиживали штаны в пабе.
А что тут поделаешь…
Он и в обычной-то жизни человек непростой, а уж когда запивает…
Его в такие дни даже собственный продюсер беспокоить боится, что уж тут о
музыкантах говорить.
Беда, короче.
Ну, кто-то из парней и добыл травки.
Чисто от безделья.
Покурили, пошли пиво пить.
Все как всегда.
Вот тут-то он и заявился…
Щелкнул пальцами, привычно заказывая себе «Гиннеса». Привычно размял между
пальцев любимую свою коричневую сигарилу.
И уселся прямо ко мне за столик.
Вот, блин, здрасьте…
– Привет, как дела?
Я, конечно, сначала было дернулся.
Потом поостыл.
– Нормально. Вздыхает:
– Да, – говорит, – Давненько я у вас здесь не был. А вы все тут футбол смотреть
собираетесь?
– Давненько, – соглашаюсь.
Помолчали.
Потом он у меня зажигалку взял, прикурил.
– Сам-то как?
Пожал плечами:
– Да как всегда…
– С женой помирился?
– Не совсем. Вернуть-то вернул, а вот снова отношения вернуть – это сложнее…
Он усмехнулся, по плечу меня похлопал:
– Не ссы, все у тебя будет хорошо. Кому знать, как не мне…
Меня аж передернуло:
– Да уж, если не тебе – так и точно никому...
Тут Русланыч подошел:
– Привет, Андрюх! Что-то тебя давно видно не было…
– Да дела мои скорбные замучили… Хотя – и тебе привет.
Я закурил.
– Слушай, – говорит, – Рус, ты извини, нам с Димкой потолковать надо немного
наедине…
Руслан только плечами пожал:
– ОК, трепитесь…
Блин, думаю.
Ну они ж – коллеги.
Неужели не знает?
Нет.
Ушел.
А этот – улыбается:
– Что ж ты, Дим, Нинку-то мою не уберег?
– В каком смысле? – спрашиваю.
Он только плечами пожал:
– Да в том самом… Спит она с нашим другом Лерычем. Или ты не знал? Или думал – я
не узнаю?
Тут уж я сам взбесился:
– Ты, совсем, что ли, сдурел?! А что она, по-твоему, делать должна?! Траур по тебе всю
жизнь носить?! Нормальная молодая баба…
Тут он как-то умоляюще на меня посмотрел, пива отхлебнул, сигарилкой затянулся и
говорит:
– Тише, Дим, тише. Все я понимаю. Не мальчик. Обидно только, что так скоро…
Ну и я, соответственно, успокаиваюсь:
– Да мне тоже так показалось. Только я-то тут при чем?!
Он только плечами пожал:
– Ну ты же моим другом тогда был, лучшим…
А что я ему могу ответить?
Задумался.
Пока думал – он ушел.
Исчез.
Совсем-совсем незаметно.
Гляжу, а в дверях паба Лерыч стоит.
Рожа – аж лоснится.
Довольная.
Улыбается.
Ну, сунул я ему в морду как следует, у него аж ноги от удивления выше жопы взлетели.
Да домой ушел.
На следующий день звоню Руслану в редакцию:
– Старый, ты прямо сейчас в паб подъехать сможешь?
Он матерится.
Потом успокаивается.
– Что-то важное случилось?
– Да уж, важней не бывает…
Молчание.
– Ладно, сейчас еду.
Встретились, поздоровались, закурили.
– Ты Андрюху вчера видел?
– А то… Вы вчера тут сидели, трепались. А что, что-то случилось? А то я вчера
пораньше ушел, Ольга позвонила, башка у нее, понимаешь, разболелась…
Я тут так аккуратно сел за столик.
Ему рукой махнул, чтоб тоже садился.
Сел.
Смотрит.
– Он же твой коллега. Неужели ничего не знаешь?!
– Нет, – пожимает плечами. – Ты же помнишь, мы с ним не очень-то близки были. К
тому же он – газетчик, я – телевизионщик. А что случилось-то?
– Ничего… Просто погиб он в Чечне. В командировке. Восемь месяцев тому назад. Его
еще в марте похоронили.
Рус очень медленно, осторожно затушил сигарету в пепельнице и опасливо посмотрел
в мою сторону:
– А ты не гонишь, Дим?
– Ага, гоню. Можем вместе на Щербинское кладбище съездить, я тебе там могилку его
покажу… С памятником…
Руслан помолчал немного:
– Значит так?
– Значит так.
Помолчали.
– Что ему надо-то было?
Я плечами пожал:
– Обижался, что его вдова с нашим Лерычем спит. А мы с ним – друзья были.
Руслан еще немного помолчал, потом обхватил голову руками:
– Вот ведь бля… Вот ведь бля…
Я встал и решительно пошел к стойке заказывать бутылку водки.
Понимал уже, что пивом сегодня явно не обойдемся.
Да и зачем им, пивом-то, в такой ситуации обходиться, спрашивается?
А водка – она водка и есть.
Хорошая вещь, русская.
Испокон веков…

Старый пес

Он почти прекратил приходить в наш паб и стал каким-то потасканным.


Нет, вру…
Некий элемент потасканности в нем, в принципе, присутствовал всегда.
Может быть, просто был не слишком заметен.
И приходить в компанию, повторюсь, он не то чтобы совсем перестал, просто его
появления приобрели характер какой-то необязательной эпизодичности.
А раньше был чуть ли не деталью обстановки.
Приходишь – уже сидит.
Сразу становится уютно.
Как правило – молчит. Пьет пиво и никому не мешает.
Ну, если спросишь чего, ответит, разумеется.
Точно, подробно и развернуто.
И так – почти каждый день.
Я уж не говорю про «клубные пятницы».
Преферансистов за угловым столиком без него вообще невозможно представить было.
И так продолжалось без малого пять лет, с самого основания паба.
Пока он сдуру не женился на собственной студентке.
После этого и стал пропадать.
Почти так же незаметно, как раньше присутствовал.
Мы с Русланычем как-то разговорились на эту тему, потом – согласно пожали плечами.
А что тут обсуждать-то?
Жизнь…
У нас она тоже на месте не стояла…
А тут прихожу – сидит.
И ведь – не «клубный день».
Среда.
Я б и сам вряд ли появился, но жена умчала на какую-то очередную киношную тусовку
в Анапу. Делать там ей было, в принципе, особенно нечего, но у них – свои законы.
Перестанешь светиться – забудут.
И – все дела.
Вот и приходится мотаться.
Она в этот раз даже меня с собой звала, видимо – от полной безысходности. Но – не
смог.
При любых других обстоятельствах – пожалуйста, а сейчас – ни-ни.
Клиент важный прорезался.
Нормальный шанс заработать дополнительно.
Деньги, конечно, можно и, наверное, даже нужно презирать, но для этого их надо
сначала научиться зарабатывать. А то это будет не горделивое романтическое презрение, а
обычная бытовая горечь неудачника.
И – зависть, постепенно превращающаяся в ненависть к тем, кто проезжает мимо тебя,
бредущего под холодным дождем по серым московским улицам, на красивых дорогих
машинах.
Я так – не могу.
И – не хочу.
Вот и приходится пахать.
У меня ведь нет пары-тройки нефтяных скважин, посему и остается торговать тем, что
есть.
Собственными мозгами.
Но я что-то отвлекся…
…В общем – сидит.
Телевизор смотрит.
Не тот, что с большим экраном, а обычный, угловой.
В обществе кружки «Балтики» (он всегда предпочитал светлые и недорогие сорта) и
миски с отварными креветками.
– Здорово, Профессор…
– И тебе привет, Олигарх…
Я хмыкнул:
– Может, подскажешь определение олигарха? А то у тебя – все олигархи. Куда не
плюнь. А между мной и тем же Абрамовичем пропасть пошире, чем между мной же и
бомжом с Ленинградского вокзала…
Смеется:
– Ой, не грузи… Бомж с Ленинградского… Жена вон говорит, что ты недавно тачку
себе новую купил. «Вольво» спортивное. Да еще и раскрасил ее чуть ли не на десять тысяч
баксов…
Вот ведь, блин… Уроды…
Делать им что ли не фига, кроме как других обсуждать…
– Угу, – злюсь, – купил. Только не недавно, а уже с полгода назад. И раскрасил. И не на
десять тыщ баксов, а на двенадцать тысяч евро. И не себе, а жене. Я ей такую уже года два
как обещал. Асам как ездил на БМВ, так и езжу. А твоей-то от этого, извини, что за радость?
Вздыхает:
– Да я и сам ей об этом говорил. Что не надо завидовать тому, чего у тебя никогда не
будет. Не понимает…
Тут уж и я вздохнул. Согласно:
– Не надо…
Ладно.
Проехали.
– Как сам-то? – спрашиваю.
– Да так, нормально.
Я тут один секрет приоткрою.
Мы с ним когда-то вместе начинали.
В журналистике.
Потом я стал не в силах сдерживать рвотные позывы и ушел в бизнес.
А он – ничего, укоренился.
Рожу его по ящику каждую неделю видно. Лекции вон в университете читает. На
студентке женился. Потасканность его жизненная на экране, в общем-то, особо и незаметна.
Почти звезда.
Русланыч с Генкой как-то говорили, что, глядя на него, нормального человека в
говенных обстоятельствах, им обоим хочется уйти из профессии. Но им-то проще, они люди
другого поколения, для них свобода – данность.
Как вода, как воздух.
А он – даже меня лет на десять старше…
Все мы родом из детства…
– А что пришел-то? – спрашиваю, – Сегодня вряд ли вообще кто из наших будет. Я б и
сам не появился, да пожрать надо, а готовить – лень. Машка в Анапе, на фестивале
каком-то…
– А-а-а, все то же самое. Леночку в Калининград командировали, в пресс-тур на
автомобильный завод. Они там иномарки собирают, отверточное производство…
– Слышал.
Пошел, заказал себе пиво и креветки и снова к нему за столик уселся.
Сейчас Лысый с Русланычем подтянутся – тогда, может быть, к ним перекочую.
А может, и нет.
– А вообще, как?
Пожал плечами:
– Сложно. Я их никак понять не могу. В смысле – новое поколение. Живут по каким-то
своим законам, системы ценностей, считай, и совсем нет. Я, к примеру, когда заказные
материалы для телевидения делаю, так каждый раз мучаюсь. Где правда?! Где вранье?!
Стараюсь максимально не изгадиться. Так мне – хоть за это деньги приличные платят. А
эти…
Передохнул, глотнул пива, закурил:
– А эти едут явно в продажный пресс-тур и радуются, как дети, что три дня проживут в
супергостинице и поить-кормить-веселить всю дорогу будут бесплатно. А что писать – это
им без разницы. Совершенно. Что скажут – то и напишут…
– Вот поэтому, тебе и платят хорошо. А им-то зачем платить, когда они «по любви»
готовы? Разницу между шлюхой и проституткой знаешь?
– А ты тогда кто? – окрысился. – Ты же, вроде, как раз в этой самой рекламе
заправляешь, так ведь?! Так кто ты тогда получается?! Сутенер?!
– Может, и сутенер, – вздыхаю. – Потому как одно из моих агентств такие пресс-туры
как раз и организовывает…
Помолчали.
– Да я не об этом, – говорю. – В остальном-то как?
– А также. Я ее просто не понимаю. А когда я чего не понимаю, я этого боюсь.
– Знаешь, – смеюсь, – мы с тобой в этом деле очень даже похожи…
Он только плечами пожал:
– Да, наверное, и вправду похожи. Только реакции разные. Я ж тебя наблюдал. Из тебя,
когда ты чего-нибудь боишься, такая агрессия прет, что любой нормальный человек тут же
попытается объяснить, что тебе именно в этой истории непонятно. Или из страха, или из
уважения. А я – просто тихо забиваюсь в угол и пытаюсь не скулить…
Еще помолчали немного.
Пива отхлебнули, каждый своего.
– Так все хреново? – спрашиваю.
– Да нет, так-то – все в порядке. Единственное – компании у нас разные. Ей с моими –
неинтересно, да и не осталось у меня фактически никого из своих-то. Те, кто были друзьями,
давно уже стали просто коллегами по работе. А ей и потанцевать надо, и потусоваться, и
поколбаситься. Ну и можешь себе меня, с моей-то рожей, всей стране известной, представить
в молодежном клубе, где половина под кокаином, а остальные – под колесами?
– Могу, запросто. Если ты сам будешь себя там нормально чувствовать. Тогда – ничего
страшного. Я ж сам туда хожу время от времени…
– Ну ты, – вздыхает, – совсем другое дело. Ты, говорят, и травку покуриваешь, и
коксом не брезгуешь.
– Покуриваю, – соглашаюсь, – а что тут такого? А вот нюхать – это очень редко. У
меня от него насморк дикий. А жизнь, извини, и так нервная. Так что – как правило –
кофейком обхожусь. Крепким…
– Вот видишь, – говорит, как будто укоряет. – А я по-другому воспитан. Пушкин –
гений, наркотики – зло…
Я только плечами пожал:
– Каждому свое. Помнишь, где такая надпись красовалась?
– Согласен, – вздыхает. Помолчали.
– А что ж ты, – спрашивает, – если такой умный, сам в похожее вляпался? У тебя ведь,
слышал, такие же проблемы?
Теперь уже я вздыхаю и тянусь за сигаретами.
– У меня, Вань, совсем другая история. Просто мы с Машкой в какой-то момент
перестали интересоваться друг другом. Типа как – есть и есть. Никуда не денется.
Непреложная данность. Почти недвижимость. И – тепла стало не хватать через некоторое
время. Мы просто замерзли, понимаешь? Вот и пытались греться, кто как мог. Подручными
способами…
– И что?
– А ничего. Потом она от меня ушла, и я это понял.
– И сумел вернуть?
Киваю:
– Сумел. Теперь пытаюсь отогреть. Получится – будем жить долго и счастливо…
– А если не получится?
– А не получится, – злюсь, – значит – не будем. Но лично я – в лепешку расшибусь…
– Да, – вздыхает, – ты можешь…
Еще помолчали.
– А вот у меня, – снова вздыхает, – не получается. Я – и так и сяк. Несу ей домой цветы,
думаю, сейчас обнимет, поцелует. А она: «Вань, ну зачем, и так ставить некуда». А я молчу.
Потом уматывает в свою тусовку, а я ложусь на диван – знаешь, как старый пес башку на
лапы кладет в ожидании хозяина – и телевизор смотрю. Любую хрень. Лишь бы время
убить…
Меня аж передернуло:
– А сюда, приходить не пробовал?
Он только плечами пожал:
– Да ей здесь у вас не понравилось. Говорит – какие-то замороченные вы все.
Трехнутые на своем интеллектуальном превосходстве. Скучно, говорит, с вами. А одному-то
какой смысл идти? Я и так повсюду один – и на работе, и в командировках. Теперь вот – и
дома тоже.
– Ну и дурак.
– Наверное, – соглашается…
И сидит, молчит. В окно уставился – там люди ходят, машины ездят, огоньки
перемигиваются. А у меня у самого что-то так муторно на душе стало, что чуть водки не
заказал, несмотря на то, что пить фактически бросил.
Так – пивка чуть-чуть.
Иногда – бокал вина, желательно, красного.
Тут, к счастью, Русланыч с Лысым ввалились.
– Димон! – орут, Ване только кивнув слегка, типа, поздоровались. – Ты в курсе, что у
рокеров наших концерт во МХАТе?! В акустике! Офигеть, классиками скоро станут! Так что
давай звони Сашке, пусть контрамарки подгоняет!
– Ща, разбежались… Звонить им… А кто мне в прошлую пятницу три пинты
«Гиннеса» проспорил?
Ржут:
– Базара нет, сейчас и проставимся…
Я поднялся и пошел к ним обниматься.
Это – мои друзья, и я их люблю.
А он вздохнул, заказал себе еще пива и опять уставился в мерцающий экран
телевизора…

Римская фотография

Она у меня до сих пор висит, чуть ли не на самом почетном месте. Причем, я,
признаться, и сам не до конца понимаю, с каких таких дел.
Просто – висит, и все.
Наверное, дорога́ почему-то.
А так – черт его знает…
…Нет, наверное, ничего безумнее, чем одинокий, в меру пьяный и безмерно
депрессивный русский в холодном, прозрачном и праздничном предрождественском Риме.
Испытано, что называется, на собственной шкуре.
Она у меня вообще что-то в последнее время стала слишком часто становиться
объектом сомнительных и небезопасных с точки зрения психического здоровья
экспериментов.
А всего-навсего – с женой в очередной раз поссорился…
Правда, на этот раз – всерьез.
До хрипоты.
Да что там «до хрипоты»…
До очередного «развода»…
Психанул, забронировал ночью по интернету номер в своем любимом отеле на улице
Четвертого ноября, купил билеты на утренний аэрофлотовский рейс – да и улетел. Благо
шенгенская мультивиза позволяет…
Вещей у меня с собой, разумеется, не было.
Откуда…
Вот еще, вещи собирать – в таком-то депрессивном состоянии…
Ничего, кроме денег, паспорта и билета с открытой датой возврата. И – как потом, уже
в Риме, выяснилось – хорошего такого пакета с забористой голландской коноплей в правом
кармане джинсов.
Ее еще почему-то «гидропоникой» называют. То ли сорт такой, то ли – способ
выращивания…
Вот было бы весело, кстати, если б на таможне замели.
Обхохочешься.
Но таможенник только посмотрел на мою слегка опухшую рожу и поинтересовался
целью поездки.
– С женой, – говорю, – посрался. В хлам. В лоскуты. Вот и не нашел ничего лучшего…
Он только головой помотал:
– Дети-то у вас хоть есть?
Я по карманам куртки себя похлопал, сигарету достал и только тогда вспомнил, что в
Шереметьево курить запретили.
Вздохнул тяжко, засунул источник живительного никотина обратно в пачку.
– Да нет… Надеюсь, что пока, а так – бог его знает. Особенно после вчерашнего…
– Везет тебе, – вздыхает в ответ. – Если б у меня такая возможность была, я б от своей
мегеры не то что в Рим, в Антарктиду бы свалил. К пингвинам, мать их так за лапы
перепончатые. Хвосты им крутить. Только как потом спиногрызам в глаза смотреть буду?
Трое их у меня, понимаешь…
– Сочувствую, – жму плечами. – Только у меня, брат, сейчас, извини, другие проблемы.
И даже тот медицинский факт, что у пингвинов напрочь отсутствуют хвосты, мне – ну
совершенно не помогает…
– Да я понимаю, – улыбается. – Нажрись там как следует. Может, и полегчает…
– А вот это, – киваю, – обязательно…
На том и попрощались.
Да и бог с ним.
Прилетел, поселился и вдруг понял, что делать мне здесь – ну абсолютно нечего. Да к
тому же еще и каждый переулок о Машке напоминает. Мы их с ней все пешком исходили.
Самый главный в нашей жизни город…
После Москвы, разумеется.
Ладно, думаю: если больше делать нечего – надо напиваться.
В конце концов – и таможеннику обещал…
Пожал плечами, да и пошел осуществлять задуманное.
…Первую бутылку фриульского я осилил непосредственно в пиццерии,
располагающейся метрах в двухстах от отеля. Мы там с Машкой часто ужинали, когда было
лениво топать куда-нибудь в сторону пьяццо Навона, либо перекрестка Фори Империали и
той улицы, которая идет в сторону железнодорожного вокзала. Там ресторанчики, конечно,
повкуснее, но иной раз так набродишься по Вечному городу, что сама мысль тащиться
куда-то пешком, даже ради самой обалденной домашней пасты с трюфелями или куска пусть
даже и самой вкусной в мире телятины – ничего, кроме ужаса, уже и не вызывает…
А с такси в Риме – вечные проблемы.
Такие же вечные, как сам этот удивительный город…
Так, о чем это я?
А… о первой бутылке фриульского.
Под феттучини с белыми грибами, ассорти из итальянских сыров и хорошим куском
чуть обжаренного кровавого мяса под соусом из зеленого итальянского перца.
Хотя, справедливости ради, она была не одна.
В смысле – бутылка…
Уже в той самой пиццерии.
Вторую я заказал еще до того, как принесли горячее. Да потом еще и граппой как
следует шлифанулся.
Под два двойных эспрессо.
Средних лет официант смотрел на меня с нескрываемым уважением…
…Допил, расплатился и пошел гулять в сторону фонтана Треви. Курить траву пока что
не хотелось. Это будет потом, когда я, в слюни пьяный, с трудом объясню портье, что мне
нужен ключ от моего девяносто четвертого номера, и поднимусь к себе на пятый, последний
этаж. Запрусь, включу телевизор, вещающий на плохо мною понимаемом певучем
итальянском языке, и, скорее всего, расплачусь злыми и бесполезными пьяными слезами.
Вот тогда, наверное, и захочется анаши.
А пока – нет.
Воздух Италии холоден, чист и прозрачен.
Вокруг много улыбающихся лиц.
Я еще достаточно молод и силен, подтянут, отлично, со вкусом одет. Моя походка
упруга, в моих волосах только чуть пробивается благородная седина, и в мою сторону время
от времени стреляют глазками молодые симпатичные девушки.
И так какого же тогда, спрашивается, черта?
Вот именно, брат, вот именно…
... По дороге к Треви я еще пару-тройку раз заглядывал в попутные забегаловки.
А может – и больше, я не считал.
Где неизменно заказывал рюмку граппы, оливки и чашечку обжигающе горячего и
горького итальянского эспрессо.
Настроение болталось от самого радужного до самого депрессивного, и бог его знает,
чем бы все закончилось, если бы у этого, самого знаменитого в городе фонтана, в звенящие
воды которого мы с Машкой обязательно, каждый приезд, бросали монетки «на счастье», я
не познакомился с Натом.
Или, точнее, – он не познакомился со мной, уверенно перехватив ловкую руку мелкого
и грязноватого албанского воришки, потихоньку подбирающуюся к моему бумажнику в
неосмотрительно оставленной не застегнутой наплечной сумке.
Поджопники ворюге мы после этого отвесили одновременно, можно даже сказать, –
скоординированно.
Хотя ни о чем таком, понятное дело, не договаривались.
Заморыш пролетел метров эдак пять и уткнулся тем, что у нормальных людей
называется лицом, в лоток своего соплеменника, торговавшего неподалеку фейковыми
сумками и зонтами «от Барбери».
Оба балканских последователя пророка происшедшим были явно недовольны, но
возражать не стали, ограничившись внутренними разборками. Во-первых, потому что
прекрасно понимали, что могут тут же получить еще, а во-вторых, у фонтана Треви всегда
дежурит одна-другая машина с карабинерами.
А они страсть как не любят, когда кто-то что-то ворует у туристов.
Особенно, если этот «кто-то» – албанец.
В Риме это племя хоть и с трудом, конечно, но терпят.
Но – не более того.
И только до тех пор, пока не подвернется удобный случай…
А мы пожали друг другу руки и отправились в ближайшую забегаловку отметить
удачный синхронный удар и, видимо, не менее удачное знакомство. О том, кто он и откуда,
можно было даже не спрашивать.
Англичане стопроцентно распознаются в любой стране мира и в любой обстановке.
Даже если у тебя нет друзей в Лондоне и ты ни разу не слышал, как изъясняются на хорошем
таком, уверенном кокни.
К тому же такой неполиткорректный пендаль представителю угнетенной нации в
Европе может отвесить только истинный британец. Ну или незапуганный правами человека
русский.
Вот только мало таких русских выезжают в Европу.
Увы.
Большей частью дома сидят, искренне почитая крутыми зарубежными вояжами выезда́
на грязные египетские и турецкие курорты по банальной причине хронического безденежья.
Те же, кому средства позволяют, как правило, стараются вести себя там
политкорректнее депутатов Европарламента и святее Папы Римского. И демонстративно
переходят на другую сторону улицы, заслышав родную русскую речь.
Бедная моя Родина…
Ну, да бог с ним…
…Когда мы зашли в заведение, я подозвал официанта и решительно заказал бутылку
самой дорогой граппы, ассорти итальянских сыров, анчоусы в оливковом масле и тарелочку
с крупными, жирными маслинами.
Столик же попросил сервировать на улице, потому что курить внутри итальянских
ресторанов, увы, нельзя, а выпить и не покурить для меня – просто невозможно. Официант
улыбнулся, сказал на дурном английском «ноу проблем» и зажег уличный газовый
обогреватель над выбранным мною столиком.
Англичанин одобрительно кивнул, и мы приступили к знакомству.
– Я – Натаниэл, Вест-Энд, Лондон, – представляется. – А насчет себя – не говори,
постараюсь угадать. Судя по твоему отвратительному английскому, – ты не то чтобы не
британец, но даже и не ирландец. И не тупой янки, но это только хорошо. И не джерри, уж
этот-то собачий лай я узнаю при любом раскладе. Матушка-покойница добермана на
старости лет завела, а потом, как преставилась, эта мерзкая тварь мне еще целых пять лет
жизнь портила. Так что джерри я ни с кем не спутаю. Хотя среди них еще иногда
встречаются мужики. Не то что среди лягушатников, те уже – настоящие вырожденцы. Но –
все реже и реже. А кто еще может так хорошо пнуть мерзкого вонючего ублюдка на этом
сраном континенте – догадаться несложно. Вы их пинали так долго, что это уже должно
было войти в привычку. И пинали бы до сих пор, если бы у вас были поумнее люди в
правительстве. Ну, надо же! Иметь кучу гребаных атомных бомб и ракеты «Сатана», и
клянчить жалкие долларовые подачки у ублюдков с Уоллстрит! Ты из Москвы, я угадал?
– Москва – это еще не вся Россия, – ворчу. – Но ты, в принципе, угадал. Я как раз из
Москвы. А в правительстве – и у вас мудаков хватает…
– Хватает?! – возмущается он. – Да их там как бобби на Кинг Кросс в день, когда Челси
возвращается с выезда! Да на самом шелудивом псе из овцеёбского Йоркшира блох меньше,
чем у нас мудаков в правительстве! Тебя, кстати, как зовут?
– Дима, – пожимаю ему руку еще раз, его ладонь широка и тверда, как у чернорабочего,
хотя над правильной овальной формы холеными ногтями на длинных аристократических
пальцах явно потрудилась весьма квалифицированная маникюрша.
– Кстати, спасибо тебе за спасенный бумажник. Теперь, если ты не поможешь мне
пропить хотя бы половину его содержимого, можешь считать меня своим личным врагом.
– Заметано, – радуется Нат. – Только два встречных условия: во-первых, я буду
называть тебя Дим, потому что «Дима» мне напоминает о лягушатниках, а я их терпеть не
могу, а во-вторых, когда справимся с половиной твоего бумажника, перейдем к половине
моего. Иначе личным врагом буду тебя считать уже я. Согласен?
– Почему нет? – усмехаюсь. – А что ты так французов не любишь?
– А за что их любить? – он удивленно поднимает брови. – Они же свиньи!
– Хорошее, – смеюсь, – объяснение. Ну, да и хрен с ним, давай лучше выпьем…
– Давай! – радуется он, и я учу его чокаться и говорить «на здоровье»…
…Через некоторое время мы понимаем, что уже скоро вечер, а мы все еще не
набрались – и немедленно заказываем вторую бутылку граппы. Разговор медленно
соскальзывает на темы вполне философские.
– Слушай, а какого черта ты делаешь в Риме перед католическим Рождеством? –
интересуется он, проглатывая очередную рюмку светло-коричневой выдержанной граппы и
задумчиво наблюдая за стайкой итальянских ребятишек, чинно и радостно желающих всем
окружающим «Buon Natale» – Вы же там, в России, вроде как ортодоксы, и каникулы у вас
уже после Нового Года?
– Ну, – вздыхаю, – вы, насколько я знаю, – тоже не «паписты». А в Риме я, извини, по
совершенно другим причинам, ни с Рождеством, ни с церковью вообще никоим образом не
связанным…
– Во завернул! – восхищается. – Сразу видно человека с университетским
образованием. Только почему в этом вашем университете так плохо английский язык
преподавали, – просто ума не приложу… А что за причины-то? Если, разумеется, не
секрет…
– Некоторые вон и русского-то не знают, – ворчу. – А между прочим, – тоже великий
язык. Ничуть не хуже вашего. Да и секрета тут нет никакого. С женой поругался, боюсь, что
– до развода. Вот и прилетел. Один…
– Неприятная хрень, – соглашается, – что уж тут говорить. Семья – это святое. В
первый раз так?
– Да какой там! – машу рукой. – Каждые три месяца расходимся. И так уже –
двенадцать лет без малого. Но в этот раз, кажется, немного переборщили…
– Ну, тогда забей, – говорит авторитетно. – Сейчас нажремся как следует, завтра
попьем пива в пабе, а к вечеру опять нажремся. И через несколько дней все само собой
образуется. Либо разведетесь, и никто из вас не будет об этом жалеть, либо ваш союз по
прежнему будет самым крепким по обе стороны Ла-Манша. Я такие пары знаю, вечно
грызутся, как не поделившие кость собаки на миллуокской помойке. И – так и живут до
старости. Причем – в любви и согласии. Да чего там говорить, – у нас с Марией у самих уже
скоро пятнадцать лет такая история…
– А у тебя тоже жену Марией зовут? – удивляюсь. – Ну, за это стоит выпить!
Что мы немедленно и сделали.
Потом чуть-чуть помолчали задумчиво.
Я даже закурил.
– Слушай, а ты свою стерву очень любишь? – спрашивает.
– Угу, – вздыхаю в ответ. – Она год назад от меня уходила, тут-то я это и понял. После
двенадцати лет совместной жизни.
Он разливает по рюмкам очередную порцию граппы и задумчиво крутит пальцем у
виска:
– Тебе действительно понадобилось двенадцать лет, чтобы понять, что любишь
собственную жену?
– Ну, – усмехаюсь, – вначале-то я знал, что ее люблю. Года эдак три-четыре. А потом
как-то забыл. И, чтобы вспомнить, мне потребовалось, чтобы она от меня ушла. Еле потом
вернул, кстати…
– Вы русские, – говорит, – по-моему, вообще все сумасшедшие. Конченые психи. Я это
понял, когда ваши книжки читать начал. То у вас один писатель босиком из имения
сваливает правду искать на старости лет, то другой бабок по притонам топором по башке
мочит. Третий – так вообще по малолеткам специализировался. А эти-то – лучшие, что уж
про остальных говорить…
– Да уж, – хмыкаю, – фактологически ты, конечно, не совсем прав, но суть, в принципе,
ухватил верно. Давай-ка еще по одной накатим. На здоровье.
– Na zdorovie, – откликается. Выпили.
Потом еще выпили.
А потом вторая бутылка закончилась, и мы пошли искать новое заведение.
Оно, правда, сволочь такая, нашлось только после того, как мы уединились в какой-то
грязноватой подворотне и выкурили любовно забитый мной небольшой косячок.
Совсем небольшой, я все понимаю.
Но нам – хватило.
В новом заведении граппу заказывал уже он…
– Слушай, – спрашивает после второй-третьей рюмки, – а ты футбол любишь?
– Конечно, люблю.. Я вообще, кроме собственной жены, люблю только своих друзей,
футбол и рыбалку. А все остальное – может идти в жопу…
– Согласен, – радуется. – Я тоже насчет рыбалки начинаю задумываться. Старею, что
ли? А вот скажи: а страну свою ты любишь?
Я на некоторое время замолкаю.
Ничего себе вопросики.
Ща как начнет вербовать…
– Люблю, – выдыхаю, наконец, более или менее честно. – Только как-то без особой
взаимности…
– Вот и у меня, – кивает в ответ Нат, – почти такая же история…
– Да если б только у вас одних, – неожиданно вздыхает за нашим столиком кто-то
третий.
Я, немного удивленно, поворачиваюсь.
Валерка.
Один из самых приятных моих товарищей.
Нет, не из ближнего круга, но из числа тех, кому при расставании всегда задаешь один
и тот же вопрос: и какого ж хрена мы так редко встречаемся?
И он в ответ тоже недоуменно жмет плечами...
– Здорово, – говорю, – старый. А ты какая галлюцинация – алкогольная или, извини,
марихуанная?
Он в ответ долго и задумчиво чешет в затылке...
Непростой вопрос, видимо…
– Скорее всего, – наконец выдавливает, – все-таки кокаиновая. Кстати, если хотите, –
можно разнюхаться, у меня есть, и до хера…
– За предложение, спасибо. Но ты все-таки гонишь, от порошка глюков не бывает.
– Согласен, – вступает в беседу Нат. – У кокса совершенно другое и, на мой
субъективный взгляд, куда более правильное воздействие. Но разнюхиваться, твой друг
прав, – пора. И давно пора. А то я отключусь прямо на этом стуле…
– Ага, – говорит Валерка, – тогда я пойду в сортир, дорожки раскатаю. Подходите
минуты через четыре…
И уходит, слегка пошатываясь.
– Это кто? – кивает ему вслед Нат. – Твой друг?
– Друг, – киваю в ответ, – очень хороший и очень надежный…
Нат вздыхает и снова разливает по рюмкам граппу:
– Ну, за то, что у нас есть друзья…
– За друзей, – выдыхаю в ответ, проглатывая огненную жидкость.
Секунду-другую молчим, следя за тем, как огненный шарик прокатывается по
пищеводу. Потом он опять спрашивает:
– Вы договаривались с ним здесь встретиться?
– Нет, – усмехаюсь. – Я даже не знал, что он в Риме. Просто у нас, у русских, так
заведено – переться на край света, чтобы встретиться с тем, с кем почему-то ни хрена не
получается встретиться у себя дома. Хотя ты его любишь, и тебе без него скучно…
– Я же говорил, что вы, русские, конченые психи, – хохочет он в ответ, и мы
выдвигаемся в сторону сортира…
Потом мы снова садимся за уличный столик, и граппу заказывает уже Валерка. Он же
учит Ната пить не только «na zdorovie», но и «za vstrechu». Второе у британца получается
хуже, но мы с Валеркой – люди терпеливые...
А в городе тем временем уже совсем темнеет. Над ресторанчиками и магазинчиками
уже вовсю горит рождественская иллюминация.
– Слушайте, парни, – наконец говорит Нат, – а не поехать ли нам к девчонкам? Я тут
вчера познакомился с двумя обалденными девицами из Чарльтона, они сюда три месяца
назад приехали, пытаются устроиться работать моделями…
У меня непроизвольно поднимаются вверх обе брови.
Машка в таких случаях говорит «сделать сову».
– Англичанки из Чарльтона? Ищут работу моделей? В Риме?! И ты еще говоришь, что
русские – сумасшедшие…
– Ну, – смущается, – у нас тоже иногда… случается…
Я закуриваю сигарету и внимательно смотрю, как официант пытается разжечь над
дальним столиком уличный газовый обогреватель. У него что-то не получается, и мне
кажется, что я угадываю в мелодичной итальянской речи кондовое громыхание родного
русского мата.
В сущности, думаю, – мы все одинаковые.
Вне зависимости от среды обитания.
Хотя – нет, наверное, не все…
– Так мы идем к девчонкам? – беспокоится Нат. – Или нет? Там, кстати, и порошок
понюхать можно в нормальных человеческих условиях, а не в засраном итальянском
сортире…
– Да идем, идем, – машет рукой Валерка, – сейчас только жена подойдет, я уже ей
эсэмэску кинул, чтоб прекращала шопингом заниматься и подруливала…
Натаниэл сглатывает.
– С женой? – переспрашивает. – К моделям?!
– Ну, – отвечает Валерка, – а чего тут такого особенного?
Я хмыкаю.
Для Валерки – действительно, ничего особенного.
Он добрый.
Я почти ничего не понимаю из того ужасного кокни, на котором ругается Нат.
Но звучит – красиво…
…Я пришел в себя от настойчивого телефонного дребезжания на туалетном столике.
Пока хлопал глазами, пока тер их, мучительно пытаясь сообразить, где нахожусь, – телефон
замолчал.
Но я уже, к сожалению, проснулся…
Спал я, кстати, сидя на унитазе. Точнее, – на его крышке, полностью одетый и даже не
со спущенными штанами. Судя по разместившемуся рядом с раковиной лосьону после
бритья, который я вчера-таки озаботился купить в «дьюти фри», унитаз располагался в
сортире моего девяносто четвертого номера в гостинице «Паче Эльвеция» на улице
Четвертого ноября, в городе-герое Риме.
Уже кое-что.
Я поплескал в лицо холодной водой, вытерся полотенцем и выглянул в спальню. На
заправленной кровати храпели также полностью одетые Нат с Валеркой.
Валетиком.
У Ната, судя по всему, даже кроссовки снять сил толком не хватило, поэтому одна
валялась на полу, а вторая кокетливо свисала с кончиков пальцев здоровенной такой ступни
сорок-хрен-знает-какого размера.
Н-да уж…
Я похлопал себя по карманам, извлек пачку сигарет и попытался прикурить.
Пальцы ощутимо подрагивали…
…В этот момент снова зазвонил телефон. Я заперся в сортире и посмотрел на монитор.
На мониторе определился Леха.
Мой заместитель.
И – партнер.
Хотя – какой он, на фиг, заместитель?
Он уже давно, по сути, генеральный директор.
А я – так…
Раздолбай.
Вздохнул, нажал на кнопку приема.
– Здорово, – говорю, – старый…
– Привет, – отвечает, – я тебя не разбудил?
Я смотрю на часы.
Машкин подарок на один из прошлых дней рождения…
Четыре часа.
Дня, разумеется…
По Москве, не удосужился я часы перевести. Я их вообще не люблю переводить, проще
пару часов отнять.
Или – прибавить.
Значит, у нас тут два.
– Да нет, – отвечаю.
– Ну и хорошо, – радуется, – а то ты вчера в такую зюзю трубку поднимал…
– Что было, то было, – соглашаюсь. – Я, если честно, даже твоего вчерашнего звонка ни
фига не помню…
– Да и ладно, – ржет, – с кем не бывает. Слушай, я тут на завтра на двенадцать
совещание наметил, по оптимизации расходов по экаунт-группе, очень нужно, чтобы ты
поприсутствовал. Поддержал, так сказать, авторитетом. Или – лучше на вторник перенести?
– Лучше, – вздыхаю, – переноси. А то я за сегодня вряд ли до Москвы добраться смогу.
Тут не Питер, каждые два часа самолеты не летают…
– А-а-а… А ты, собственно, где? – интересуется.
Эдак осторожненько.
– В Риме, – докладываю. – Сплю на унитазе своего номера в гостинице. Потому как на
моей кровати дрыхнут в говно пьяные Валерка с каким-то англичанином. Мы с ним вчера
познакомились, вроде неплохой парень…
– Па-а-анятно, – тянет Леха. – Опять, что ли с Машкой поругался?
– Угу, – мычу в ответ виновато.
– Н-да, – хмыкает. – А Валерка-то там откуда? И он что, тоже один?
– Да нет, – шевелю губами, – он с Инкой. Только мы ее вчера у каких-то английских
блядей забыли…
Леха вздыхает.
– Как же ты меня достал, – говорит, – со всеми своими метаниями и рефлексиями
тонкой интеллигентской души. Давай мирись с женой и чтобы во вторник как штык был на
работе. А то у тебя в среду командировка, ты там не забыл еще?
– Да помню, – вздыхаю. – Хотя, если честно, уже как-то смутно. А насчет «мирись» –
я-то «за». А вот Машка – бог ее знает…
– А ты спроси, – хмыкает Леха и отключается.
Я задумчиво повертел мобильник в руках и как-то нерешительно нажал нужные и такие
до боли знакомые кнопки.
– Привет.
– Привет. Ну, ты там как, проспался?
– Да можно сказать и так, – вздыхаю. – А я что, тебе вчера тоже звонил?
– Да нет, – хмыкает, – бог миловал. Хоть за это спасибо. Домой-то когда собираешься?
Я достаю сигарету, прикуриваю дрожащими с похмелья и от напряжения пальцами.
– А что, – спрашиваю настороженно, – развод отменяется?
– Да какой уж тут «развод», – вздыхает. – Ты – мой крест. И нести мне тебя, судя по
всему, пожизненно…
– Ну, – веселею, – тогда завтра обязательно прилечу. Даже если билетов не будет…
– Прилечу? – удивляется. – А ты где, собственно?
Я затыкаюсь.
Потом вздыхаю и признаюсь:
– Я, Маш, в Риме. В нашей с тобой любимой «Паче Эльвеции».
– Ну, ни фига себе! – тянет. – Видать, я с тобой и вправду чересчур жестко поговорила.
А не врешь?
– Могу даже перекреститься. Хотя ты по телефону все равно не увидишь…
– Ну, – хмыкает, – раз уж тебя туда черт занес, сходи в ювелирный на виа дель Корсо.
Ксюха там неделю назад была с женихом со своим, говорит, там медальоны появились,
серебряные, типа солдатских. Подберешь цепочку подходящую, потом в Москве
выгравируешь мои имя и фамилию. И группу крови с резус-фактором, сейчас это модно.
Помнишь еще, какая у меня группа крови, или мне на бумажке написать? Будет мне хоть
подарок на Новый год, какой давно хотела. И сфотографируйся обязательно! А то – не
поверю, что в Риме был…
– Хорошо, – смеюсь в ответ, – сфотографируюсь. Прямо сейчас пойду «мыльницу»
какую-нибудь куплю и сфотографируюсь…
…«Мыльницу» покупать не пришлось, у Валерки была с собой отличная новая
цифровая камера. Мы попросили какого-то восторженного японца сфотографировать нас
прямо у выхода из отеля и пошли похмеляться в сторону фонтана Треви. Фотография
получилась очень забавной: я, с задумчиво-похмельным лицом, Валерка, делающий мне
незаметно глумливые рожки, и Нат, увлеченно высунувший язык прямо в объектив.
Вот только с задним планом мы что-то не сообразили, и разобрать, Рим ли у нас за
спинами или какой другой среднестатистический европейский город, – понять, практически,
невозможно.
И это – очень грустно, господа.
Нет, я-то знаю, что это именно Рим.
И Машка вывеску гостиничную признала, так что – даже оправдываться не пришлось.
Но все равно почему-то грустно.
Я даже иногда думаю, что это оттого, что наша жизнь – такая короткая и совершенно
бестолковая.
А других объяснений этому у меня просто нет.
Вот такая вот смешная история…

Предзимье

Ненавижу, когда женщины плачут.


Особенно красивые.
Нет, некрасивых тоже, в принципе, жалко.
Но уже почему-то – не так.
Может быть потому, что мало кто из красивых женщин умеет красиво плакать. А вот
некоторых дурнушек слезы как-то даже просветляют…
…Пока я до паба от машины добежал – чуть ли не насквозь промок. А бежать-то всего
– метров сорок от стоянки.
Ноябрь.
Может, напрасно я с таким презрением к зонтикам отношусь?
Ну, да ладно…
Забежал, плащ скинул, отряхнул его, насколько возможно, повесил на вешалку
сушиться.
У нас в пабе гардероба нет.
Самообслуживание.
Чай, не графья…
Гляжу – сидит у окна, плачет.
Я на бармена вопросительно взглянул, так Андрэ только с недоумением плечами
пожал.
Откуда мне, мол, знать-то…
Ладно.
Подсел:
– Привет, Танюха…
Кивнула, мол, и тебе того же и, отвернувшись, в сумочку полезла.
Сначала – за платком.
Я тем временем Андрэ два пальца сложенных вместе показал. Он кивнул, пошел
наливать двойной виски.
Налил:
– Лед нужен?
Я, несмотря на всю щекотливость ситуации, аж хмыкнул. Мужик, ты на улицу-то
смотрел?
Он только плечами в ответ пожал: мол, спросить-то все равно надо.
Принес мне двойной «Джеймсон» и двойной же кофе, без сахара.
Блин.
Он мои привычки, наверное, уже лучше жены знает.
А Танька все сидит, пытается глаза носовым платком промокать.
Бесполезно.
– Может, тебе выпить чего?
Задумалась.
Даже плакать на секунду перестала.
– Пожалуй, стоит. Мартини, пожалуйста. Сухой.
Тут уж я счел нужным вмешаться:
– Э-э-э, мать, тебе сейчас «Мартини» – это только продукт переводить…
Кивнул Андрюхе:
– Старый, сделай, будь так любезен, даме грамм сто коньячку. В графинчик. И
лимончик порежь, ок?
– Для Татьяны-то? Говно вопрос!
Она еще раз всхлипнула, но уже – улыбнулась.
– Хорошо здесь у вас.
– А ты приходи чаще, – усмехаюсь, – а то Лешку твоего уже замучались наблюдать, а
тебя – все нети нет…
Видимо, я что-то не то сказал.
Потому что она снова заплакала.
Отхлебнул вискаря, закурил сигарету.
Надо, думаю, что-то в нашей беседе кардинально менять…
– Чего ревешь-то?
– Мало ли почему женщина ревет. Помада плохая попалась. Тушь дерьмо. Лишние
полтора кило набрала. Критические дни. Дождь вон на улице хлещет третий день, не
переставая. Разве вам, мужикам, понять? Дай сигарету!
– На…
Сам и зажигалку поднес, у нее – руки тряслись.
Помолчали.
– Беда у меня, Дим, – всхлипывает.
Я докурил, снова Андрэ два пальца показываю, тот кивнул, пошел наливать.
– Что за беда-то?
Молчит, мнется.
Мне тем временем Андрэ стакан доставил, пепельницу у нас на столике заменил. Когда
в пабе народу мало – он у нас и за бармена, и за официанта.
Наконец решилась:
– Я, Дим, Лешке изменила. И он об этом скоро узнает.
Я вздохнул:
– Ну, и, зачем ты мне это сказала, Тань? Мы с тобой, конечно, с десятого класса
дружим, но ты же знаешь, чью сторону я в этом вопросе займу. Прекрасно знаешь. И почему
– знаешь. В лучшем случае – в стороне постою…
– А я, Дим, плевать хотела на то, чью ты сторону займешь. Мне просто жилетка была
нужна, поплакаться. Вот ты и подвернулся.
– Понятно, – и снова закуриваю.
А Машке, между прочим, обещал курение сократить.
Угу.
Сократишь тут.
– Ладно, – вздыхаю, – чего уж тут попишешь. Плачься. У вас с этим, новым твоим, хоть
серьезно?
– Не знаю, – отводит глаза, – ой, Дим, – не знаю. Он, понимаешь… Ну… Маленький
совсем…
Тут меня какое-то нехорошее предчувствие слева под ребрами кольнуло.
– Погоди-погоди, я его, случайно, не знаю?
Глаза совсем в сторону отвела, плачет, кивает.
Тут уж я не выдерживаю окончательно:
– Игорь? – выплевываю. – Нелькин штурман?!
Ревет.
Он, значит…
Ну, сука…
Я ж его еще тогда предупреждал, когда он, при активном, кстати, Нелькином
содействии, к моей Машке начинал клинья бить.
Любит, сученыш, взрослых, и особенно – богатых барышень.
Разрешает им, так сказать, удовлетворять свои первоочередные потребности.
У него их – хватает.
И – собой хорош, ничего не скажешь.
Черноволосый, с тонким и хищным библейским профилем, отлично сложенный и
совершенно ничего в этой жизни не боящийся.
Классический рейсер.
Можно сказать – почти идеальный.
Адреналиновый наркоман.
Он и от Машки-то отстал только после того, как я ему очень вдумчиво объяснил его
перспективы на самое что ни на есть ближайшее будущее.
И то – не потому, что испугался.
Просто пропускать гоночный «сезон» из-за попадания в больницу месяца эдак на два –
на три в его творческие планы на тот момент отнюдь не входило. А в душевной беседе
принимали участие не только мы с ним, но и весьма серьезные ребята из числа нашего
футбольного хулиганья.
Мальчик отвалил и пошел искать жертву попроще.
Нашел, сука…
Просчитал…
Лешка человек довольно обеспеченный и, к сожалению, – чересчур интеллигентный.
Мягкий.
Можно даже сказать – ватный.
Его из-за этого в нашей компании… как бы это помягче изложить… гкхм…
недолюбливают, что ли.
Короче – к авторитетам не причисляют и к мнению – не прислушиваются.
Так, заходит мужик пивка попить.
Никому не мешает.
Да и бог с ним…
Если Танька очень попросит – даст он ей развод, никуда не денется. И – денег даст,
машину оставит, квартиру.
Как раз Игорьку на пару лет хватит ни о чем не думать.
Да и Танюшка, хоть ей уже и под сороковник скоро, – еще очень и очень хороша собой.
Стильная, ухоженная.
Бездетная.
И ведь ничего ей, дуре, не объяснишь… Я вздохнул и попросил у Андрэ еще один
двойной «Джеймсон».
– Лешка-то где сейчас? – спрашиваю.
– В командировке, – всхлипывает. – Они в Красноярске сейчас филиал запускают…
Что мне делать-то, Дим?
Я только хмыкнул в ответ.
Закурил еще одну сигарету.
– И какого, черта, Тань, ты меня об этом спрашиваешь? Если и так прекрасно знаешь,
что я тебе отвечу, и еще лучше понимаешь, что все равно сделаешь относительно моего
совета ровно наоборот?
Она только плечами пожала.
– Не знаю… Просто мне сейчас поддержка нужна. Вот, сдуру, и на тебя понадеялась…
– Вот уж и вправду сдуру. Если б в чем другом…
Помолчали.
Потом она мою ладонь своей накрыла:
– Смотри, дождь кончился. Снег идет…
Я в окно выглянул, а там и вправду – белым-бело.
Метель.
Вот и зима пришла.
Город, кстати, сразу же изменился.
Светлый стал, чистый.
Жалко, что через пару дней вся эта красота растает, и нам опять достанутся хлюпающая
московская грязь и слякоть под каблуками и колесами.
– А помнишь, как мы в школьном дворе в снежки играли, и ты мне чуть глаз не выбил?
– Не помню, – вру, чуть отводя глаза, – сколько лет-то прошло…
Помолчали.
– Жаль, – вздыхает, – что не помнишь…
Взяла у меня из пачки сигарету, закурила, задумчиво пуская дым в сторону
заснеженного заоконья.
– Скажи, а ты правда в школе в меня влюблен был?
– Конечно, – снова вру, – Танюх. В тебя же весь наш класс влюблен был. А вышла – за
Лешку. Ты же с ним в институте познакомилась?
Кивает:
– В институте. А у тебя тогда тоже девочка появилась. Лена вроде бы, из МГУ. Где она
сейчас?
– Да откуда мне знать-то, – пожимаю плечами. – Я ж потом в армию ушел. И сразу же
перестал быть вам всем интересен…
Помолчали.
– Ну ладно, пора мне, Танюх. Котов кормить надо. А то Машка к подруге в Германию
умотала, на день рождения, а домработница приболела что-то. Так что поеду я потихоньку…
Чмокнул ее в щечку, расплатился с Андрэ и вышел на улицу. Снег под ногами скрипел
вкусно, как в детстве. Я наклонился, зачерпнул его перчаткой, медленно слепил снежок и
попытался зафигачить им в тусклую лампочку ближайшего уличного фонаря.
Естественно – промахнулся.
На что, в принципе, и рассчитывал.
А все равно – жаль…
Городские деревья

Городские деревья узловаты, изломаны и неуклюжи.


В общем-то – искалечены.
А попробуй-ка иначе.
Тут – здание свет загораживает, тут – бензином чадят с утра и до вечера, тут – алкашня
ветку ломает, чтоб на сучок стакан повесить до лучших времен.
Мамаши молодые со своими авоськами.
Дети с перочинными ножиками и бутылочными осколками.
Молодежь со своим извечным «Оля + Коля» и «"Спартак" – чемпион».
И вообще – надо еще суметь через эту землю наверх пробиться.
Сам узлом завяжешься.
Но – растут, зеленеют.
И даже иногда спасают кому-то жизнь.
Вот, к примеру, у меня в конторе сотрудник из окна выбросился. Молодой совсем еще
парень, причем – очень толковый.
В двадцать три года – начальник управления.
Девушка от него, видите ли, к другому ушла.
Целился, видимо, на асфальт, но, поскольку не десантник, – с четвертого этажа –
промахнулся.
Не долетел чутка.
На дерево приземлился.
Сложный перелом бедра, перелом двух ребер, сильные ушибы.
И – ничего опасного для жизни…
А вы говорите…
Через два месяца уже из больницы выписался, в офис пришел.
Мне секретарша докладывает:
– Дмитрий Валерьянович, к вам Никита, примете?
А в голосе – такое сочувствие, такое переживание – будто человек с фронта вернулся.
– Ну, пусть заходит, – говорю. – И коньячка нам приготовь, лучше – армянского.
Заходит.
Под правой подмышкой – костыль.
Стоит, мнется.
– Садись…
Сел в кресло, ногу – вперед. Аккуратно так.
– Ну что, прыгун? На работу пришел проситься?
Кивает.
Я закурил, гляжу – он тоже за сигаретами тянется.
Пододвинул ему пепельницу.
А тут и секретарша появилась, Леночка. На подносе – бутылка «Наири», пара
маленьких хрустальных рюмочек (как я люблю, «а-ля рюс»), ломтики лимона, посыпанные
тертыми кофейными зернами и сахарной пудрой.
Улыбнулась, потрепала парня по волосам, – мол, все будет нормально, не переживай.
И – ушла.
Ну-ну.
Посмотрим…
Он вздохнул:
– А в больнице меня десантником называли...
Я только хмыкнул.
– До десантника, парень, тебе – как до Пекина раком.
Порылся в столе, достал оттуда старый альбом.
Дембельский.
Как-то принес его в контору, хотел «айтишникам» отдать, отсканировать, чтоб иметь
еще и электронную версию.
И – забыл.
А тут вспомнил.
– На, смотри…
Он тоже хмыкнул в ответ.
Но – открыл.
Смотрит, перелистывает.
– Ого, ничего себе. Это вы? Вот этот, молодой, с ружьем? И где это?
Я тем временем коньяк разлил.
– Давай, выпьем. Тебе можно?
Он только плечами в ответ пожал.
Мол – можно.
Выпили.
– Это, за речкой. За самой южной. Мы так Афган называли. Провинция Газни́. А
«ружье», которое тебе так глянулось, называется СВД. Снайперская винтовка Драгунова.
«Драгунка». Мой самый близкий друг в тех краях. Еще коньяка хочешь?
Кивает. Разлил. Выпили.
– Нас, – продолжаю, – туда тридцать восемь человек из учебки пришли. А вернулись –
семеро. Нет, ты не думай, не все погибли. Кого-то ранило, у кого-то – гепатит нашли или
еще хрень какую. Одного придурка змея в лицо укусила, когда спать на камешке улегся. А
так чтобы живы-здоровы вплоть до дембеля – семеро. И не думай, что мы какие-то
особенные были. Обычные московские школьники и студенты. Только там, за речкой, таких,
как мы, тридцать тысяч остались, и это – по официальной статистике, а она – всегда врет,
сам знаешь. А служили сколько… Только у меня из класса – четверо. Считай – каждый
пятый…
Помолчали.
– Ты про «третий тост» слышал когда-нибудь?
Он мотает головой отрицательно.
Нет, мол.
И, действительно, – откуда ему.
– Его не чокаясь, пьют, понял?
Он вздохнул.
Кивнул.
– Понял…
Выпили.
– Это я к чему говорю… Это я к тому, что это они, – киваю на альбом, – десантники. С
большой буквы «Д». А ты – прыгун…
Голову опустил.
Кажется – понимает.
Помолчали, я закурил.
– Ладно, твое место, сам понимаешь, – занято. Фирма не могла ждать, пока ты из
больницы выпишешься. Работы полно, людям зарплату платить надо. А на всевозможные
трудовые кодексы – мне плевать с высокой колокольни. Если хочешь – можешь судиться…
Мотает отрицательно головой.
Не хочет.
И правильно.
Я вздыхаю:
– Парень ты не без башки, так что могу предложить место ведущего специалиста в
другом управлении. Будешь землю грызть – повышу быстро, нет – не обессудь. Согласен?
– Согласен.
Я снова разлил:
– Ну, за твою удачу и жизненный урок.
Выпили.
Он ушел.
А я подошел к окну, за которым шел осенний дождь и тянулись к низкому московскому
небу кривые, голые и узловатые руки деревьев. Покурил, побарабанил пальцами по стеклу.
Я прекрасно знал, что с ним будет дальше.
Он приятельствует с Денисом, и рано или поздно Дениска приведет его к нам в паб.
Там он найдет себе что-то по интересу: рок-н-ролл, стрит-рейсинг, футбол, просто
компанию.
А еще через некоторое время он станет таким, как мы все.
Я налил себе еще коньячку, выпил, поморщился, зажевал ломтиком лимона. Кабинет
заливал ровный и мягкий искусственный свет. На стенах висели фотографии с моих
выездных матчей и рыбалок, с Машкиных челленджей и Сашкиных рок-тусовок. Я
выключил свет, подошел к окну и снова закурил.
Ну почему, блин, во всем этом сраном городе нет ни одного, ну совсем ни одного не
изломанного дерева…

«Глаз урагана»

Ненавижу ходить на всевозможные «встречи одноклассников».


И понимаю, что не идти нельзя, – а все равно ненавижу.
И никакие самодисциплина и самоконтроль, которые я в последнее время пытаюсь в
себе культивировать – ну ни фига не спасают.
Во-первых, это само по себе отвратительное зрелище, когда ребята, которых помнишь
молодыми, полными надежд, с горящими глазами…
А, что тут говорить…
Ну, а во вторых, – опять-таки – что уж тут говорить – дико совестно собственной, пусть
и достаточно относительной, «успешности».
Хочется, вроде бы, хоть что-то рассказать, хоть чем-то поделиться – а как?
Как рассказывать им о неспешной крикливости Рима, о пышной коварности
интриганки-Флоренции и истошной вони хваленых венецианских каналов? Как говорить об
имперской надменности Вестминстера и имперской же снисходительности Трафальгара, о
незамутненном спокойствии тибетских монастырей и о ярости волн, бьющихся о мыс Рока?
Как поделиться кровавым ужасом затерянных в джунглях ступенчатых пирамид майя с
ребятами, для которых банальная поездка в абсолютно неинтересную, грязную и
ненавидимую мною Анталию – чуть ли не кругосветное путешествие?
Как пожаловаться на дикий трафик столичных магистралей людям, ездящим,
преимущественно, на метро?
При этом – ты их любишь.
И помнишь – совсем-совсем другими…
Молодыми, блестящими, длинноволосыми, с некоторым романтическим закосом в
цинизм – так тогда было модно – и целой огромной жизнью впереди…
Короче – ненавижу…
Я б и в этот раз не пошел, да Колька застыдил. Мы с ним с седьмого класса вместе
учились, а теперь – вместе работаем.
Партнеры.
Так сложилось.
Молча зашел ко мне в кабинет, молча плюхнулся в гостевое кресло и уставился на меня
своими огромными, чуть навыкате, карими буркалами.
Прямо с утра.
Еще и рабочий день-то толком не успел начаться.
Я заерзал.
Но – пока сдержался, промолчал.
Потом секретарша кофе принесла.
Две чашечки.
Я не заказывал, значит – он постарался…
Еще чуть-чуть помолчали.
Потом он не выдержал:
– Ну, опять «последний звонок» сачковать решил?
Молчу. Думаю.
– Совесть, – продолжает, – имей. Я понимаю, что тебе внапряг, а мне что – опять
отдуваться? «Дима занят, Дима в командировке». Я так с тобой скоро – совсем изоврусь.
Надоело.
Я сигарету закурил.
Кольке предлагать не стал, он – полгода как бросил.
А у меня – ни фига не получается.
– Короче, товарищ начальник. Тебя все видеть хотят. А я лично – наоборот. Но
отмазывать больше не буду. И не проси.
Я докурил, раздавил окурок в пепельнице.
Поднялся:
– Ладно, хрен с тобой. Поехали…
…Школа у нас – в самом центре Москвы.
Между Пушкинской и Патриаршими. Очень красивый район.
И – очень зеленый.
В школьном дворе тоже деревья растут.
Много.
Вроде уже больше двадцати лет прошло, а они – все такие же…
Вот под ними и встретились. Потолкались растущими животами, похлопали друг друга
по плечам.
С девчонками расцеловались.
Под ними же – в смысле под деревьями – и выпивать начали.
Как водится.
Потом отправились в поход «по памятным местам».
Вот здесь, типа, в футбол играли, когда с уроков сбегали, а вот здесь – портвейн
впервые пробовали.
А вон туда – курить на переменках убегали, надо же, какое счастье…
…А потом – я сбежал.
Не выдержал все-таки.
Сделал вид, что выпил лишку, и – бочком-бочком в машину. Стекла поднял,
кондиционер включил, музыку поставил.
И буркнул водителю:
– Давай-ка, Вов, на Воробьевы горы. Продышаться хочу…
Поехали.
Я там часа три, наверное, прогулял.
В полном одиночестве, среди хохочущих и целующихся выпускников. У них
Воробьевы горы – одно из самых популярных мест для прогулок. А именно в такой толпе
одиночество как раз и чувствуешь особенно остро.
Я как раз этого и хотел, если уж совсем честно…
Нужно мне это было.
До сих пор не могу понять – почему, но – нужно…
День – солнечный, радостный, весенний.
Листва еще – нежно зеленая, пылью столичной бензиновой не провонявшая.
Ветерок с Москвы-реки порывами налетает, не дает прочувствовать подступающую
летнюю липкую духоту раскаленного каменного мешка.
И ты – одиноким темным пятном.
Кляксой на акварели.
Вроде бы и неуместен, а вроде бы – тоже необходимая деталь пейзажа. Придающая
нужную перспективу этому хрупкому и радостному пространству.
Ну, в общем, походил-походил, потом достал мобильный и позвонил Русланычу:
– Привет, старый. Ты сегодня на встрече выпускников был?
– Угу, такая тоска…
– Есть идея, – усмехаюсь.
– Поддерживаю, – вздыхает. – Где встречаемся?
– Да там же, – щурюсь на солнце. – В пабе. Где же еще-то. Там парни вроде как
летнюю веранду открыли. Посидим, попьем пивка, а потом решим, куда стопы направить…
– Да понятно куда, – ржет. – Все туда же...
Вот и поговорили…
Я водителю позвонил, объяснил куда подъехать, чтоб меня забрать. Потом еще минут
пятнадцать ждал, пока он сквозь гуляющих продерется. Залез в машину, откинулся на
переднем сиденье, похлопал себя по карманам в поисках сигарет.
– Знаешь что, Володь. Отвези-ка ты меня в наш паб да вали домой, отдыхай. Последний
звонок все-таки. Мы его по молодости «Днем первого минета» называли. Давно это, правда,
было. А сегодня я явно нажрусь, так что ждать меня – просто замотаешься…
Он как-то странно на меня посмотрел. С пониманием, что ли.
– Валил бы ты cам, шеф, куда-нибудь. На ту же рыбалку свою любимую. Совсем
умотался – просто лица на тебе нет. И я тогда отдохну. А сегодня уж – я тебя как-нибудь
дождусь. По-любому…
Я в бардачке порылся, новую пачку сигарет оттуда достал. Распечатал.
– Ничего-то ты, – вздыхаю, – Вова, не понимаешь…
Он в ответ только головой покачал:
– Может, и не понимаю. Только у меня у самого то же самое. Как кого встретишь – ну,
из детства разговоришься о пацанах – так только и узнаешь: этот сидит, этот – в Чечне погиб,
от этого – жена ушла, а этого – у ларька за бутылку водки зарезали. Тьфу, беда…
– Беда, – соглашаюсь.
– Будто, – продолжает, – всех ветром уносит, а ты в каком-то затишке пристроился.
Шефа возишь, деньги имеешь. Дочь растишь. Дачу вон построил… А людей – уносит. Как
эта херня называется-то?
– «Глаз урагана», – шепчу, прикуривая. – Эта херня, Вов, называется «глаз урагана»…