Вы находитесь на странице: 1из 5

Проблема редакции и адаптации сказок братьев Гримм

«Детские и домашние сказки», больше известные как «Сказки братьев


Гримм», в наше время пользуются большой популярностью: по ним
снимаются фильмы, пишутся песни и, разумеется, их снова и снова издают в
сериях книг для детей. Издания имеют самое разное оформление и
стоимость. Она зависит от многого: от формата книги, бумаги, наличия и
качества иллюстраций: миниатюр или гравюр, - от вида переплета…
Иногда встречаются экземпляры, достаточно точно воспроизводящие
самые первые издания, увидевшие свет в 1812 году.
Однако, несмотря на точность в воспроизведении оригинального вида
книги, они крайне редко повторяют в деталях и подробностях главное -
самих сказок.
Для многих людей становится открытием то, что оригинальные
сюжеты сказок братьев Гримм заметно отличаются от сказок, которые
читают современные дети. Собрание «Детских и домашних сказок»
изначально было куда более жестоким, чем представлено нам сейчас.
Заметить это можно, прочитав и сравнив разные варианты «Золушки» и
«Белоснежки» - одни из самых популярных и известных сказок нашего
времени. Также к ним можно отнести и сказку про Спящую красавицу,
которую в семнадцатом веке записал Джован Баттиста Базиле и позднее
обработал Шарль Перро, и «Русалочку», принадлежащую перу Ганса
Христиана Андерсена. Впрочем, то же самое можно сказать о многих других
произведениях мировой литературы, не только сказках. Из различных
историй, романов, сатир подчас вырезаются целые главы: так, например,
«Путешествия Гулливера» из злободневной сатиры, призванной обличить
пороки общества, его двуличие и пошлость, превратились в детскую
сказочку, сокращенно и весьма урезано пересказывающую сюжет книги.
Стоит заметить, что проблема обработки, адаптации и редактирования
всевозможных книг, среди которых встречаются произведения самых разных
направлений и жанров, стоит перед издателями, авторами и читателями
достаточно давно, ещё со времён самих братьев Гримм, Якоба и Вильгельма.
Согласно некоторым версиям, не все сказки, записанные ими, прежде
бытовали в народной среде. Судя по всему, та же «Шиповничек» - всего
лишь переложение сказки неаполитанского графа Базиле, который как раз и
записал её, как и многие другие, вошедшие в его сборник «Сказка сказок, или
Забава для малых ребят», однако подвергшееся заметной обработке: и
стилистической, и сюжетной.
Мало кто из современных читателей мог бы назвать оригинальную
версию «Спящей красавицы» сказкой для детей: в ней почти нет никакого
волшебства и магии, как в более поздних версиях, королевна пробуждается
отнюдь не от «поцелуя истиной любви», а оттого, что ребенок начинает
сосать её палец и таким образом убирает занозу от веретена. Кстати говоря,
король, нашедший девушку, не только не будит её от вечного сна, но даже и
не собирается спасать: он, прельстившись красотой спящей, насилует её и,
как ни в чём не бывало, возвращается в своё королевство, где его ждёт
законная жена. Конец сказки ещё более жесток: королева, будучи признанной
ведьмой в наказание за всё ею содеянное, умирает долгой и мучительной
смертью - она пляшет в железных раскаленных башмаках, пока не умрет, - а
король женится на красавице, и живут они долго и счастливо.
Примечательно, что такой же конец имеет сказка о Снегурочке, в наше время
известной как Белоснежка, с той лишь разницей, что в башмаках пляшет её
мачеха. Также стоит вспомнить и о различиях между «Замарашкой» и более
поздней «Золушкой», по которой было снято множество фильмов и
мультиков. В оригинальной версии её сёстры красивы, но по-прежнему
отличаются дурным нравом, а мачеха куда более изворотлива и жестока:
одну из своих дочерей она заставляет отрезать палец, мешающий надеть
туфельку, вторую - кусочек пятки, по той же самой причине. Сейчас мало кто
назовёт подобные сюжеты детскими, однако не стоит забывать, что и во
времена братьев Гримм, и в век Базиле к детям не относились так, как
относятся сегодня, да и детьми они в сегодняшнем понимании этого слова не
были. Ребенок тогда - это маленький взрослый, играющий не в детские игры,
а в жизнь своих родителей, старших братьев или сестёр: девочки играли с
куклами, представляя их как собственных детей, мальчики сражались
палками вместо мечей или играли в войну, а по достижению лет семи-девяти
уже вовсю помогали взрослым по дому и по хозяйству. И сказки тех времён
соответствовали представлению людей о детстве. Сказка была не волшебной
историей, в которой главное место отводилось чудесам и подвигам главного
героя, а иносказательной, метафоричной подготовкой ребёнка ко взрослой
жизни. Сказка исполняла основное своё предназначение - служила
нравственным ориентиром, доступно разъясняла, что такое добро и зло,
показывала, что зло всегда наказуемо и наказуемо жестоко, и подобные
подробности, достаточно жестокие и кровавые, не казались никому чем-то из
ряда вон выходящим.
Возможно, именно изменение отношения к детям так сильно повлияло
на редакцию сказок в более позднее время. Когда ребенок перестал быть
маленьким взрослым, сказки начали постепенно принимать тот вид, который
имеют сейчас: они не потеряли основной своей функции, то есть по-
прежнему объясняли понятия добра и зла так, хорошего и плохого, как они
представляются обществу, но в историях заметно сократилось количество
неприятных, кажущихся нам не подходящими для детей деталей. Впрочем,
не только для детей: многие взрослые считают оригинальные версии сказок
чрезмерно жестокими, совершенно не подходящими для чтения на ночь.
Возможно, они правы, и изменения, пришедшие с редакцией сказок, к
лучшему. Главным и неизменным в сказках остаётся то, что они по-
прежнему остаются востребованными не только как истории о волшебстве,
но и как доступное, понятное для детей объяснение морали и нравственности
современного мира.
сказка гримм сюжет