Вы находитесь на странице: 1из 1

Чайковский Симфония 4

В ответ на просьбу фон Мекк он писал: «..Только Вам одной я могу и хочу указать на значение как
целого, так и отдельных частей его. Разумеется, я могу это сделать только в общих чертах.

Интродукция есть зерно всей симфонии, безусловно главная мысль... Это фатум, это та роковая
сила, которая мешает порыву к счастью дойти до цели, которая ревниво стережет, чтобы
благополучие и покой не были полны и безоблачны, которая как Дамоклов меч висит над головой
и неуклонно, постоянно отравляет душу. Она непобедима, и ее никогда не осилишь. Остается
лишь смириться и бесплодно тосковать.

Безотрадное и безнадежное чувство делается все сильнее и более жгуче. Не лучше ли отвернуться
от действительности и погрузиться в грезы? О радость! По крайней мере сладкая и нежная греза
явилась. Какой-то благодатный, светлый человеческий образ пронесся и манит куда-то. Как
хорошо! Как далеко теперь уже звучит неотвязная первая тема аллегро! Но грезы мало-помалу
охватили душу вполне. Все мрачное, безотрадное позабыто. Вот оно, вот оно, счастье!

Нет, это были грезы, и фатум пробуждает от них.

И так, вся жизнь есть непрерывное чередование тяжелой действительности с скоропереходящими


сновидениями и грезами о счастье... Пристани нет. Плыви по этому морю, пока оно не охватит
тебя и не погрузит тебя в глубину свою. Вот, приблизительно, программа первой части.

Вторая часть симфонии выражает другой фазис тоски. Это то меланхолическое чувство, которое
является вечерком, когда сидишь дома один, от работы устал, взял книгу, но она выпала из рук.
Явились целым роем воспоминания. И грустно, что так много уже было, да прошло, и приятно
вспомнить молодость. И жаль прошлого, и нет охоты начинать жизнь сызнова. Жизнь утомила.
Приятно отдохнуть и оглядеться. Вспомнилось многое. Были минуты радостные, когда молодая
кровь кипела и жизнь удовлетворяла. Были и тяжелые моменты, незаменимые утраты. Все это
уже где-то далеко. И грустно, и как-то сладко окунуться в прошлое...

Третья часть не выражает определенного ощущения. Это капризные арабески, неуловимые


образы, которые проносятся в воображении. На душе не весело, но и не грустно. Ни о чем не
думаешь, даешь волю воображению, и оно почему-то пустилось рисовать странные рисунки...
Среди них вдруг вспомнилась картинка подкутивших мужичков и уличная песенка... Потом где-то
вдали прошла военная процессия. Это те совершенно несвязные образы, которые проносятся в
голове, когда засыпаешь. Они не имеют ничего общего с действительностью: они странны, дики,
несвязны.

Четвертая часть. Если ты в самом себе не находишь мотивов для радости, смотри на других
людей. Ступай в народ. Смотри, как он умеет веселиться, отдаваясь беспредельно радостным
чувствам. Картина праздничного народного веселья. Едва ты успел забыть себя и увлечься
зрелищем чужих радостей, как неугомонный фатум опять является и напоминает о себе. Но
другим до тебя нет дела. Они даже и не обернулись, не взглянули на тебя и не заметили, что ты
одинок и грустен. О, как им весело, как они счастливы, что в них все чувства непосредственны и
просты! Пеняй на себя и не говори, что все на свете грустно. Есть простые, но сильные радости.
Веселись чужим весельем. Жить все-таки можно».