Вы находитесь на странице: 1из 8

Алхимия как она есть

Основателем алхимической науки был античный бог Гермес, который в свою очередь, воспринял
ее от египетского бога Тота. Отсюда и другое название алхимии – герметическая философия. «Бог
Гермес, повелитель слов… стоит во главе истинного знания о богах», - писал о нем неоплатоник
Ямвлик (300 г). В римской мифологии Гермесу соответствует Меркурий, и этим именем во всех
алхимических трактатах названа ртуть.

Алхимик стремился осуществить завет Дельфийского оракула «познай самого себя» не только
умозрительным размышлением, т.е. философствованием, а еще и детальнейшим практическим
изучением скрытых от внешнего наблюдателя законов преобразования материи. Значит с одной
стороны – философия, с другой – практика, заключающаяся в личном проведении научных
экспериментов. Не об этом ли , прежде всего, и свидетельствует выражение Ньютона: « Non
potest fieri Scientia per visum solem» (Знание не может возникнуть через только зрение. (лат.)), что
в свою очередь, весьма недвусмысленно перекликается с классическим тезисом алхимиков - Post
laborem scientiam (После работы знание (лат.)) В связи с этим возникает естественный вопрос: а
разве не такой и должна быть любая истинная наука?

Юнг писал: «Для алхимика главное, что нуждается в освобождении, это не человек, а божество,
которое затерялось и заснуло в материи. Лишь во вторую очередь он надеется получить от
преобразования субстанции некую выгоду для себя в виде панацеи, способной влиять на
несовершенные тела, неблагородные или «больные» металлы и т.п. Его внимание направлено не
на то его собственное спасение благодаря Божьей милости, а на освобождение (или
высвобождение) Бога от мрака материи. Эта чудодейственная работа вознаграждает его
целительным эффектом, но лишь побочно. Он может рассматривать работу как процесс, который
необходим для спасения, но он знает, что его спасение зависит от успеха того, может ли он
сделать свободной божественную душу. Для этого ему нужна медитация, пост, молитва, более
того, ему нужна помощь Святого Духа».

Алхимики пришли к весьма ценной идее: Бог – в материи. Таким образом, с высочайшим
трепетом углубляясь в исследование материи, они положили начало развитию современной
химии, с одной стороны, и более позднего философского материализма – с другой, со всеми
психологическими последствиями резкого изменения картины мира».

Вот отрывок из алхимического трактата «De sulphure»:

«Душа есть представитель Господа и содержится в жизненном духе крови. Она правит разумом, а
тот правит телом. Душа оперирует в теле, но большая часть ее функций распространяется вне
тела. Эта особенность божественна, т.к. божественная мудрость лишь частично заключена в теле
мира сего: большая часть ее находится вне мира, и ее образы – вещи гораздо более высокого
порядка, чем те, представить которые может тело мира сего. Все это находится вне природы: это
тайны Божьи. Душа и является таким примером: она способна вообразить вещи предельной
глубины вне тела, как делает это Бог. Правда, то, что воображает душа, случается лишь в
рассудке, но то, что воображает Бог, воплощается в реальности. Душа тем не менее обладает
абсолютной и независимой властью создавать новые вещи, которые тело может ощущать. Но она
должна, если пожелает, обладать и иметь огромную силу над телом, иначе усилия нашей
философии будут тщетны»

1
Вот и ответ. Оказывается, в процессе алхимического делания, осуществляемого из года в год с
молитвой и медитацией, постепенно все больше раскрывается способность нашей души к
истинному творчеству. Какой смысл ограничиваться возможностью превращения одного металла
в другой, если одним напряжением мысли можно создавать реальные вещи?! Разве напряжение
мысли современных ученых не создает реальные вещи!? Не об этом ли писал в «Иллюзиях»
Ричард Бах, когда говорил о возможности визуализации? И не это ли он имел в виду, когда сказал,
что самый большой грех – это ограничивать сущее?

Юнг: «В религиозной сфере общеизвестно, что мы не можем понять какую-либо вещь до тех пор,
пока не переживем ее внутри себя, потому что внутренний опыт устанавливает связь между психе
и внешним… соответствующую отношениям между sponsus et sponsa».

Юнг в своей книге «Психология и алхимия», где он приводит обширную цитату из трактата Петра
Бонуса из Ферары, писавшего об алхимии в конце 14 века: «Это искусство частично естественное,
частично божественное или сверхприродное. В результате сублимации посредством медитации
рождается сияющая чистая душа, которая вместе с духом возносится на небеса. Это и есть камень.
До сих пор процедура хотя и была чудесной, но обладала природной структурой. Что же касается
фиксации и неизменности души и духа в результате сублимации, то они проявляются, когда
добавляется тайный камень, не ощущаемый органами чувств, но постигаемый разумом
посредством вдохновения или божественного откровения, или через обучение посвящаемого…
Есть две категории людей; те, что видят глазами, и те, что понимают сердцем. Тайный камень –
это дар Божий. Алхимия невозможна без него. Он – это сердце и тинктура золота…

Таким образом, алхимия стоит выше природы, она божественна. Вся сложность искусства
заключена в камне. Разум не в состоянии охватить его, поэтому должен воспринимать на веру, как
чудо и основу христианской веры. Поэтому Бог есть единственный правитель, а природа остается
пассивной. Именно благодаря своим знаниям искусства древние философы знали о пришествии
конца света и воскрешении мертвых. Тогда душа навсегда соединится со своим изначальным из
мертвых. Тело полностью преобразится, станет нетленным, невероятно тонким и сможет
проникать в твердые тела. Его природа будет в равной степени и духовной, и материальной.»

Юнг К.Г. «До тех пор, пока религия имеет только словесную и внешнюю форму и религиозная
функция не пережита нашими собственными душами, ничего существенного не произойдет.
Необходимо понять, что mysterium magnum (Великое делание) – это не только реальность, но
первое и главное, что укоренено в человеческой душе. Тот, кто не знает этого из своего
собственного опыта, может быть самым ученым теологом, но не у него нет идеи религии и, более
того, идеи воспитания». «Но человеку не стоит труда приложить к себе усилие, и он имеет нечто в
своей душе, способное дать побеги. Стоит терпеливо понаблюдать за событиями,
происходящими в душе, и самое лучшее и значительное происходит, когда она не регулируется
извне и свыше»

Главной целью классической алхимии является не получение золота из свинца или какого угодно
другого металла, а преобразование человеческой души. Алхимия – наука не дьявольская, но
божественная не потому, что она всегда признавала и признает необходимость сочетании теории
с практикой, а благодаря своему глубокому благоговения перед Творцом всего сущего.
Существует и еще одна причина, гораздо более важная, чем все прочие, вместе взятые, - причина,
которая не только призывает прислушиваться к алхимии, но и принципиально отличает ее от всех
других наук.

2
Дело в том, что истинные алхимики обязательно учитывали в своей практике личные
человеческие качества исследователя! (как и терапевта)

Если же сегодня следовать мнению большинства (что значит быть настоящим ученым), то по-
настоящему истинным ученым может быть только бездушный автомат, холодно и методично
регистрирующий всякое внешнее проявление. Не отсюда ли все моральные проблемы 20-го века?
Вот что пишет Луи Повель в книге «Утро магов»: «Алхимики при проведении своих исследований
всегда учитывали моральные и религиозные аспекты, в то время как современная физика – наука
без совести…»

Да, алхимия – это прежде всего Искусство, а не техника. Но алхимик, уверенный в том, что с Богом
возможно все, именно благодаря своей вере не забывает о неразрывном единстве всего сущего.

Николь Фламель пишет, что алхимику необходимо избавиться от двух главных опасностей,
порождающих все грехи человечества – от жажды и страха. Только избавившись от них, можно
очиститься по-настоящему и приготовиться к постижению истинной чистоты – к осознанию и
обретению подлинного единства, пронизывающее все сущее.

Истинным алхимиком может стать только посвященный. А посвящение предполагает не только


посвящаемого, но и посвящающего.

Штрихи к алхимическому знанию.

Считается, что «алхимия» произошло от египетского «Кеми» (к которому в арабском языке был
добавлен только артикль эль) и первоначально обозначало тайную герметическую науку, т.е.
науку жрецов Египта. «Кеми» на языке египтян означало «черную землю».

Мир – есть творение, которое неизбежно предполагает существование некого единого творящего
принципа. И истинное занятие алхимией невозможно без действительной веры в Единую
Творящую силу всего сущего.

Аристотель считал, что все предметы видимого мира образованы из одной и той же материи, от
века существующей и обладающей потенциальной энергией, которая выражается или,
правильнее, проявляется четырьмя способами: как огонь, как воздух, как вода или как земля.
Каждое тело, каждый предмет, из числа окружающих нас, содержит в себе эти четыре элемента;
всё же бесконечное разнообразие предметов, встречающихся в природе, объясняется, во-первых,
тем, что один из образующих их элементов проявляются как активные их свойства, другие же как
пассивные, а во-вторых, оно зависит от того, что относительные кол-ва элементов, заключающихся
в разных веществах, являются различными. Материя сама по себе есть нечто совершенно
пассивное, безжизненное. Свои свойства и способность образовывать разнообразные предметы
она получает от пятого элемента, проникающего всю природу, дающего ей жизнь и движение, -
эфира, которая есть первая причина и вместе с тем сущность самого движения. Этот эфир и
сообщает четырем элементам их специфические свойства, уделяя им част своей силы.

Пифагор и вслед за ним его последователи почитали «великую четверицу». «Тетрактидой»,


согласно Пифагору, сполна выражалась сущность всего космоса. Она определяла «гармонию
сфер» - Солнца, Луны и звезд (включая планеты) – октавой ( 1:2), квинтой (2:3) и квартой (3:4).
Таким образом, четыре первых числа, которые Юнг и Мария-Луиза фон Франц считали
3
архетипами, а именно (1+2+3+4)=10 охватывали собой всю гармонию Вселенной, и четверица
служила «доказательством» сокровенной числовой природы мира (архетип кватерности). Душа
мыслилась также гармонией, «соразмерной» гармонии космоса.

Примечание. В сновидениях эго-сновидения в особых случаях может попадать на глубочайший


психоидный уровень, который может представлен целым миром геометрических 3d фигур.

Как известно алхимические знания по-видимому пришли из Древнего Египта. Там производство
золота считалась священным искусством. Завоеватели Египта истязали жрецов, выпытывая у них
секреты выплавки золота, но те умирали, сохраняя тайну. Вот как выглядел этот процесс. Золотую
руда обрабатывали расплавленным свинцом, растворяющим благородные металлы, и таким
образом извлекалось золото их руды. Этот раствор затем подвергали окислительному обжигу, и
свинец превращался в окись. Главной тайной этого процесса были горшки для обжига («Не боги
горшки обжигают») Их делали из костяной золы. При правке окись свинца впитывалась в стенки
горшка, увлекая при этом случайные примеси. А на дне горшка оставалось чистой золото.

Именем меркурия и серы алхимики того времени называли отвлеченные понятия металличности
и изменяемости. Ртуть по своей идеальной ковкости и сильному блеску стала считаться «типом»
всех металлов (все металлы плавились и имели металлический блеск, а при воздействии воздуха
и нагревании превращались в землистые вещества (окиси)). У металлов было и еще одно общее
свойство – изменяемость, и сера, сгорающая без остатка, дала свое имя для выражения
названного свойства. Таким образом все металлы считались соединением двух начал:
металличности и изменяемости, меркурия и серы. Если вдуматься в эту мысль, то легко понять,
что неизбежным выводом из него была мысль о возможности превращения одних металлов в
другие и всех их в золото. Для этого необходимо было взять какое-либо металлическое
вещество, которое отличалось бы от золота каким-либо качеством, и выделить из первого то, что
его обособляет от второго, сводя его таким образом к первичной материи: к философскому
меркурию, который можно получить из обыкновенной ртути, отнимая от нее сначала жидкие
свойства. Затем необходимо фиксировать, закрепить полученное вещество, отнять от него
летучесть, воздушный элемент, и в заключение, выделить элемент землистый, выражающийся в
способности давать при накалывании на воздухе землистой вещество: окись ртути (имеющее
красный цвет). Когда таким образом подготовлена первичная материя, остается только окрасить
ее в надлежащий цвет, соединяя с философской серой, предварительно также очищенной, как
ртуть, и золото будет готово. Таким образом изначальной целью стало отыскание способа для
превращение всех металлов в золото, отыскание философского камня, «камня мудрецов»,
который в то же время должен иметь еще и другое значение: медицинское, предполагалось, что
философский камень может также излечивать болезни, продлять человеческую жизнь и
возвращать молодость. Вначале как побочное, это значение философского камня возрастает
впоследствии, и являет мысль, что превращение металлов в золото есть явление, вполне
одинаковое с превращением больного организма в здоровый, больной души в исцеленную.
Очищение Адама, Первочеловека, Антропоса. Эта мысль большим шагом вперед. В ней
скрывается убеждение в тождестве процессов, происходящих в здоровом и больном организме
(или душе), с теми процессами, которые имеют место в неодушевленной природе и могут быть
наблюдаемы и изучаемы в лабораториях. Если заболеванием будет загрязнение организма не
свойственными ему веществами, то лечение должно состоять в удалении их, очищении
организма, подобно тому, как нужно очистить медь (управляемой Венерой), больной и

4
несовершенный металл, от загрязняющих его примесей, чтобы получить чистой золото. Это был
важнейший шаг по направлению к науке о человеке.

Нельзя не удивляться силе ума алхимиков, которые в те далекие времена и с тем ничтожным
запасом фактов были способны доходить до своих замечательных выводов.

Юнг пишет в «Психологии и алхимии»: «Алхимики, на самом деле, стремились к уединению;


каждый получает свое по-своему. Они редко имели учеников… мало известно о каких-либо их
секретных обществах или о чем-то подобном. Каждый работал для себя и страдал в
одиночестве… Их писания были относительно свободны от полемики, и манера, в которой они
ссылались друг на друга, показывает замечательное согласие в главных принципах».

Василий Валентин развил в своих работах учение о «соли», как о еще одном базовом веществе.
Он считал, что соль предсуществует в металлах. Также еще Гебер заметил, что соли – тела,
способные растворяться в воде и выделяться из растворов при выпаривании последних, без
изменений. С Василием Валентином алхимия вступает в новую эру и склоняется к мистицизму;
она снова соединяется, как при своем зарождении, с кабаллой и магией; в то же время появляется
химия и постепенно отделяется от своей матери.

Со временем приготовление философского камня стали сравнивать с приготовлением самих себя


к загробной жизни и считали земную жизнь и ее страдания за очищение через брожение, а в
гробе видели место, где тело теряет, посредством гниения, свои неблагородные части, и
бессмертие души считали результатом такого очищения.

Парацельс также основывал свои исследования на соли, ртути и сере. Но они представлялись ему
как отвлеченные понятия устойчивости и изменяемости различных веществ по отношению к
огню; так под именем соли он подразумевал понятие об устойчивости и неразрушимости от огня,
сера представляла понятие о горючести и изменяемости вообще, например, произрастание, а
меркурий являл собой выражение способности улетучиваться без изменений от нагревания и
вообще о жидком состоянии вещества.

Если глубоко погружаться в алхимию, иногда жуть берет от их предвидений. Так Парацельс
развивал теорию о гомункуле. Гомункулом Парацельс называл искусственно созданное
человеческое существо, произведенное из спермы без помощи женского организма.

Постепенно жажда золота охватила весь мир, все монастыри имели лаборатории, князья и
короли держали алхимиков на жалованье и совершали Великое Деланье; медики, в особенности
аптекари, отдались герметизму. В то же время появилось знаменитое общество розенкрейцеров…

Алхимики активно пользовались словом квинтэссенция (от лат. Quinta essential – пятая сущность).
По словам, например, Раймонда Луллия, она – есть некий архетип, представляющий тело и
заключающий в себе все его достоинства в наивысшей степени. По Парацельсу – квинтэссенция
это экстракт (вытяжка) из всех остальных элементов.

Некоторые теоретические положения.

В теории алхимии четыре элемента, как и три начала, представляют не стихии, а состояния
материи, качества и свойства.

5
Первичная «Сера» - начало «Земля» (видимое) – состояние твердое.
материя, постоянное.
единая «огонь» (сокровенное) – состояние
«Соль». лучистое
неразрушимая.
«Меркурий» - начало «квинтэссенция» - состояние эфирное
летучее
«вода» (видимое) – состояние жидкое

«воздух» (сокровенное) – состояние


газообразное

Таблицы элементов отдельно.

«Земля не производит ничего, что не было бы посеяно в небе. Постоянные сношения между ними
могут быть изображены пирамидой, вершина которой находится на Солнце, а основание – на
Земле». И еще «Знай же, о сын мой и самый любимый из детей, что Солнце, Луна и звезды
постоянно влияют на центр Земле». Алхимики объединили символы семи металлов и семи
планет, которые их породили. Многие алхимики тесно связывали астрологию с герметизмом и
никогда не начинали операций, не осведомившись, благоприятно ли влияние планет. Также
некоторые алхимики пытались установить связь с Каббалой.

Оккультизм говорит, что существует три мира: материальный, человеческий и божественный. В


мире материальном мы имеем серу, меркурий и соль, начала всех вещей и одну материю
(четвертое); в мире человеческом, или микрокосме, - тело, дух и душу, объединенные в человеке
(четвертое); в мире божественном – три лица Св. Троицы в Едином Боге (четвертое).

Великое делание имеет тройную цель. В мире материальном – преобразование металлов,


доведение их до золота, до совершенства; в микрокосме – моральное совершенствование
человека; в мире божественном – созерцание Божества в его Славе. Во втором из этих значений
человек есть философский атанор (печь, в котором совершается Grand Œuvre). В нем совершается
выработка добродетелей; в этом смысле, по словам мистиков, надо понимать слова: «Великое
Делание есть у вас и с вами, так что, находя его в себе, где оно находится постоянно, вы его
имеете всегда, где бы вы ни были, на земле или на море»

По сведениям некоторых исследователей Атанор – получила свое название от древнегреческого


слова «бессмертный»; вероятно, здесь имелось в виду необходимость постоянного поддержания
в ней «бессмертного огня, дарующего нам равномерный и постоянный огонь, животворящий и
питающий наш состав от начала до завершения нашего камня». По другой версии это слово
происходит от арабского al-tannur - философская печь.

Алхимическая печь – своеобразный микрокосм. Целью великого делания является то, что
естественным образом происходит в недрах Земли, и в этом смысле алхимик не творит ничего
нового и не вступает в отношения богоборчества. Классическая алхимия выдает Камень за образ
Христа. А современный французский исследователь Эжен Канселье (1899- 1982) даже утверждает,
что алтарь и атанор – два пути к одному и тому же – Спасению.

Алхимики- мистики понимали под именем Серы, Меркурия и Соли – материю, движение и силу.
Меркурий – начало пассивное, женское, материя; Сера – начало активное, мужское, - сила
6
формирующая материю и дающая ей вид посредством движения, которое есть СОЛЬ. Соль
представляет собой начало промежуточное, результат приложения силы к материи; символически
это есть новое существо, рождающееся от соединения мужского с женским. Даже с точки зрения
современной науки подобные рассуждения имеют смысл. Материя сама по себе инертна и имеет
особенные свойства только тогда, когда находится в движении, а всякое движение развивает
теплоту; следовательно, пи -273 градусов по Цельсию химических свойств не существует.

Сера (Дьявол) Самец, мужское начало Сила Причина (яблоко


познания, падение с
Небес)
Меркурий Самка, женское начало Материя Предмет

Соль Детеныш, среднее Движение Результат


начало

Великое Делание состоит из различных операций


(кристаллизация, выпаривание, сублимация и т. д.) и включает в себя несколько этапов,
характеризующихся цветовыми изменениями компонентов: так называемые «чёрная», «белая»,
«жёлтая», и «красная» стадии (nigredo, albedo, citrinitas и rubedo).[4][5]

Нигредо — подготовительная стадия, связанная со свинцом. Аллегорией нигредо в алхимической


символике обычно являлся ворон.[6] На этой стадии имеет место растворение Философского
Меркурия и коагуляция Серы.

Альбедо — из получившейся светящейся жидкости выпаривают шлаки, в результате чего должен


получиться малый эликсир (Aqua Vitae), способный превращать металлы в серебро.

Изображение ребиса в виде андрогина. Из рукописи XV века «Aurora Consurgens». Цюрих,


Центральная Библиотека

Цитринитас — третья стадия, выделялась только ранними алхимиками. Её описание не


сохранилось.

Рубедо — четвёртая и последняя стадия — осуществление нового союза (брака) Меркурия и Серы.
Рубедо связано с планетой Юпитер и Солнцем, с четвёртой лунной фазой. Продуктом рубедо
является великий эликсир, или магистерий.

Количество необходимых для реализации философского камня компонентов разными


алхимиками понималось по-разному (к Меркурию и Сере, составляющих вместе так
называемый ребис, некоторые из них добавляли Соль).[7]

Греки изображали первичную материю змеем, кусающим свой хвост. Это Уроборос гностиков.

Другие символы: «воздух» изображался птицей, «вода» - кораблем, рыбой или сосудом,
наполненным водой; «огонь» - саламандрой, драконом, изрыгающим пламя, зажженным
факелом; «земля» - горой, львом или человеком.

7
Алхимики изображают часто металлы под видом олимпийских богов: Сатурн, вооруженный косой,
представляет свинец, Марс в каске и с мечом – железо, Меркурий с кадуцеем и крыльями на
ногах и голове – ртуть. На гравюре в сочинении «Pretiosa margarita» (Драгоценная жемчужина)
металлы изображены в виде шести юношей, стоящих на коленях перед королем, сидящем на
троне и представляющим седьмой металл, самый совершенный – золото.