Вы находитесь на странице: 1из 12

Соломон Аронович Горелик

Звание Героя Советского Союза Соломону Горелику было присвоено


посмертно, т.к. 22 октября 1941 года в бою под Белгородом танк был подбит
и загорелся. Но экипаж, а вместе с бобруйчанином в танке находились и
башенный стрелок Владимир Петрович Лисенков, не покинули машину, а
продолжали бороться до последнего вздоха. В то время Соломону
Ароновичу было всего 28 лет. Короткая, но яркая жизнь, оборвалась
слишком рано. Но имя героя не забыто. В селе Стрелецком (в настоящее
время это один из районов города Белгорода) на памятнике советским
воинам, погибшим в боях за город, сделана надпись: "Герой Советского
Союза Соломон Аронович Горелик" В январе 1974 года Стрелецкий
сельсовет присвоил его имя одной из улиц. В Стрелецкой средней школе
ветераны-танкисты и юные следопыты создали музей - документы и
материалы о подвиге Горелика, его фотографии.
Да, имя героя не забыто. О подвиге Соломона Ароновича уже 20 января
1942 года по московскому радио прозвучало: "... с любовью страна
произносит имена своих героев - сталинских соколов: старшего сержанта
Иванова, капитана Грекова, лейтенанта Лисконоженко, воентехника -
танкиста Горелика". По истории СССР для 10го класса под редакцией
профессора А.М. Панкратовой среди имён Героев Советского Союза разных
национальностей упоминался "еврей Горелик".
Детские годы
Соломон Аронович Горелик родился 7 июля 1913 года в Бобруйске в семье
рабочих. Его отец Арон Иолевич был кожевником-посадчиком, а мать Эстер
- портихой. Дом, где в то время проживала семья Гореликов, был
расположен в старой части города, в так называемом "еврейском квартале",
на улице Скобелевской (ныне Карла Маркса) в районе магазина "Квартал".
Родители Соломона были активными участниками революционного
движения в Беларуси 1897-1907 годов. Его отец в 1906 году был арестован
царской жандармерией за содержание нелегальной большевистской
типографии и чудом избежал висельницы. Мать увлекалась театром и в 1900
году в Киеве была арестована за участие в нелегальном спектакле.
Соломон был самым младшим в семье. Его старший брат Иосиф, научный
сотрудник Ленинградского металлургического института, погиб 4 октября
1941 года во время боёв на подступах к Ленинграду, где участвовал
добровольцем ополчения. У Соломона Ароновича было две сестры: Фаня -
инженер-механик и Люба - техник.
Ещё в раннем детстве Сема проявлял самостоятельность. Шестилетним
мальчиком, во время оккупации Бобруйска белополяками, он ухитрялся
улизнуть из дома и бродил один по улицам города. В своих воспоминаниях в
1949 году отец Соломона Ароновича писал: "В первое время мы не верили
рассказам Семы, считая их вымыслом. Но потом стали понимать, что только
смелость и находчивость спасали ему жизнь". Соломон видел, что делали
ворвавшиеся в Бобруйск иноземцы, и его сердце наполнялось гневом. С
радостью он приветствовал Красную Армию, освободившую город.
Сёма был не по годам настойчив, и если чувствовал свою правоту, не уступал
мальчикам старше и сильнее себя. Много тревог и волнений доставлял он
родителям, но при своей отчаянной натуре, был правдив.
В школе, по словам учителей, способности у мальчика были хорошие, но
усидчивости не хватало. Его тянуло что-нибудь мастерить и ремонтировать.
Разбирался он и в электричестве - чинил проводку, и уже в
одиннадцатилетнем возрасте среди жильцов своего и близлежащих домов
обрёл известность как монтер и механик.
Путевка в жизнь
После окончания шести классов, Соломон поступил в профтехшколу.
Родители не могли понять, что именно повлияло на это желание. На новом
месте учебы Соломон Горелик был отличником, и педагоги его хвалили. Они
не раз говорили родителям, что мальчик сильно привязан к технике и все
схватывает налету. Проучившись в профтехшколе и закончив её через 3 года,
Соломон в 1929 году был направлен на работу на Бобруйский
чугуночнолитейный завод имени Сталина (ныне ОАО "Бобруйский
машиностроительный завод").
За короткий срок он, семнадцатилетний юноша, стал профессиональным в
избранной специальности токаря-инструментальщика, которому поручали
ответственные задания.
В своём цехе он организовал фотокружок, в котором все желающие
постигали секреты фотографической техники.
Проработав на заводе немногим больше года, Соломон Аронович услышав
по радио объявление о приглашении специалистов на работу в Ленинград,
загорелся желанием поработать в городе на Неве.
Как не противились родители его выбору, но им пришлось отпустить Сему
в Ленинград. Однако мать с отцом все же надеялись, что желание младшего
сына уехать из отчего дома не сбудется. Дело в том, что для отъезда на
работу в Ленинград, нужно было получить разрешение директора
чугуночнолитейного завода. Для этого нужны были веские причины. Но
вскоре такое разрешение было получено
Сразу же по приезде в город на Неве, Соломон Горелик пошел работать на один
из заводов Ленинграда , где очень скоро зарекомендовал себя не только как
высококвалифицированный токарь-инструментальщик, но и как комсомолец-
общественник.
Заканчивается 1931 год. В то время он и не предполагал, что в новом году в
его жизни произойдут очень важные перемены.
"Я в военные пошёл"
В 1932 году на предприятия страны пришло требование из авиатехнической школы
имени Ворошилова о вербовке лучших комсомольцев на учёбу. Среди основных
требований, которые предъявлялись к кандидатам для поступления, были умение
разбираться в технике, отличное здоровье, хорошие показатели в труде и участие в
общественной жизни. Когда Соломону Ароновичу директор завода, пригласив в свой
кабинет, предложил попробовать поступить на учёбу в авиатехническую школу,
девятнадцатилетний юноша раздумывал недолго:
«Если администрация завода мне доверяет - я согласен!»
Несколько человек от завода, где работал Соломон Аронович, были направлены для
поступления на учёбу, чтобы в дальнейшем стать высококлассными авиатехниками. Но
только один успешно выдержал все испытания и был принят. Это был Соломон Горелик.
Если говорить о том, как проходила учёба, то сразу же надо отметить, что она давалась
ему необычайно легко. Видимо, сказались дни учёбы в профтехшколе и опыт работы на
предприятиях.
Год пролетел незаметно, и вот настал день выпуска. Построив всех курсантов на плацу,
начальник школы сказал:
«На вооружение Красной Армии поступают новые танки ТБ-Ч. Техника сложная.
Нужны специалисты. Поскольку двигатели на танках стоят наши, авиационные, вам
будет легче освоить новые машины. Поэтому, совместно с Ленинградским танковым
училищем, принято решение переквалифицировать вас в танкисты».
И вновь учёба. Новые предметы: тактика, танковый боекомплект, способы ведения
огня, стратегия танкового боя... Через полгода Соломон Горелик надел новую форму-
воентехника танковых войск. По распределению местом его службы стал Петропавловск
под Ленинградом. Но перед тем как приступить к службе ему, как отличнику боевой и
политической подготовки, был предоставлен отпуск, чтобы навестить родителей в
Бобруйске.
Можно представить, как были рады его родители, родственники, друзья и соседи по
улице, где прошло детство, увидев Соломона в новенькой форме танкиста. Может быть,
именно поэтому Александра Александровна Волович, уроженка белорусского поселка
Щедрин, с которой Соломон Аронович дружил с раннего детства, согласилась выйти
замуж и последовать за супругом. Позже, после того, как у молодой четы в 1935 году
родилась дочь Консуэлла, а в 1937 году - сын Эдуард, в Ленинград переехали жить
родители Соломона.
Безупречное знание боевой техники, отличные навыки вождения танков создавали Соломону
Горелику авторитет первоклассно специалиста. И в 1938 году он, как один из лучших танкистов
военного округа, принимал участие в военном параде на Красной площади в Москве.
Первая боевая закалка
Вспыхнувшая в 1939 году советско-финская война дала Соломону
Горелику первую возможность применить свои знания в реальном бою. В
его обязанности входило переправлять с линии фронта на Кировский завод
поврежденные танки, ремонтировать и возвращать в строй, транспортируя
их на Карельский перешеек. Во время одной из таких операций ведомый им
танк был подбит и загорелся. Соломон Аронович едва успел выпрыгнуть из
него, получив ранение. Возвратившись в часть после краткосрочного
лечения в госпитале, он подал командиру батальона рапорт с просьбой
отправить его на фронт, но комбат категорически отказал, сказав: "Ты здесь,
на своём посту, нужнее."
Но ни ранение, ни отказ начальства не успокоили Соломона Горелика.
Воентехник рвался в бой. И, несмотря на постоянные выговоры от
командира батальона за самовольство, если во время перегона повреждённой
или уже отремонтированной техники выпадала возможность нанести хоть
какой-нибудь урон неприятелю, он ее не упускал. Видя старания
воентехника, его, как одного из лучших танкистов, в качестве поощрения
делегировали для участия в военных парадах в Москве.
В конце 1929 года С.А. Горелик на полтора месяца командируется в
Саратов на курсы повышения квалификации. А в самом начале 1940 года он
навсегда распрощался с Ленинградом, с которым были связаны девять из
десяти лет его службы в Красной Армии. Он был переведёт во Львов и
назначен помощником начальника курсов переподготовки командного
состава. В то время в части начал поступать танк Т-34, и Горелик, освоивший
его одним из первых, делился своим опытом с командирами-танкистами.
Война
Когда началась Великая Отечественная война, воентехник танковых войск 2-го ранга Соломок
Горелик преподавал начальствующему составу материальную часть танка Т-34. Он в то время
проходил службу в 1-й отдельной танковой бригаде 1-го танкового полка (позже
переименованной в 6-ю гвардейскую Краснознаменную Сивашскую отдельную танковую
бригаду) помощником командира по технической части. Его родители в начале войны были
эвакуированы в Омск и получали о сыне лишь отрывочные сведения, так как писать письма
Соломон Аронович не любил. А вот жена с детьми покинуть город не успела, и только после
снятия блокады Ленинграда, пережив все муки блокады, они были эвакуированы в Ярославскую
область, где и узнали о смерти мужа и отца.
И вновь, как и во время финской войны, Горелик просил командование отправить его на
фронт: Часто Горелику "нагорало" от начальства: " Ваше дело, воентехник, ремонтировать
танки, а не стрелять из них!". Но военный техник все равно рвался в бой. Да и как иначе, если
временами воевать было некому: из строя выбывали не только танки. И если на машине не
хватало кого-нибудь из экипажа, за командира садился Соломон Горелик. Он принимал участие
в боях за Житомир, Бердичев, Киев... Так было и в боях в районе поселка Штеповка Сумской
области. Командир танка Горелик, умело маневрируя на поле боя машиной, сумел подавить
четыре противотанковые пушки, минометную батарею, расстрелять десятки фашистов. С
каждым днём рос авторитет военного техника. Строгий, принципиальный, он вместе с тем был простым и
доступным для каждого воина. Танкисты тянулись к нему и охотно шли за ним в бой. О действиях
бригады в районе Штеповки хорошо написал маршал Советского Союза, бывший начальник
оперативного отдела Юго-Западного фронта И.Х. Баграмян. В своей книге «Так начиналась
война» он пишет: «Фронт 5-го кавалерийского корпуса. В полдень фашистские танки начали в
упор расстреливать штабные машины. Бойцы и командиры штаба во главе с командиром
корпуса генералом Беловым заняли фуговую оборону. Положение было отчаянным, но в это
время появилась первая танковая бригада во главе с полковником Хасиным. Бригада с ходу
ударила по фашистам. Завязался ожесточённый бой. Очевидцы рассказывали, как наши горящие
"тридцатьчетверки" носились по полю боя, давя противотанковые расчеты и стреляя по
вражеским танкам. Это были машины сержантов Криворотова и Шашлова. Принимал участие в
этих боях и экипаж политрука танковой роты Федора Николаевича Самохвалова, вместе с
которым в танке находился воентехник 2-го ранга Соломон Аронович Горелик. В этом бою
наши войска одержали победу. За несколько дней они освободили 20 сел, захватили 5
минометных батарей и много другого вооружения. Около 8 тысяч трупов, более 1000 грузовых
автомашин, 500 мотоциклов, 20 тысяч немецких лошадей-тяжеловозов оставили фашисты на
дороге своего бегства. Этот успех на фоне общей тяжелой обстановки принес бойцам и
командирам огромную радость".
После Штеповки кавалерийский корпус и танковая бригада более двух суток вели бои за
Богодухов. Здесь снова отличились танкисты 1-ой танковой бригады, нанеся значительный удар
по врагу. В этих боях только С.А. Горелик уничтожил 8 орудий, 3 миномета и раздавил
несколько пулеметных гнезд.
Подвиг длиною в жизнь
Из каждого боя, в котором С.А. Горелику удавалось принимать участие, воентехник
возвращался окрыленным, подтянутым, энергичным! С новыми силами брался ротный
техник за обновление материальной части подразделения. Сам удостоверился в том, что
враг сильный. Еще больше танкист был уверен в том, что врага можно бить. «Мы еще
будем в Берлине», подбадривал он подчиненных.
Но не удалось Соломону Горелику ворваться на боевой машине в цитадель врага.
Слишком рано закончился боевой путь смелого танкиста.
Во второй половине октября 1941 года фашистские танковые и механизированные
войска наступали в направлении Белгорода. Командование Юга Западного фронта
поставило задачу задержать продвижение гитлеровцев, чтобы обеспечить соединениям
21-й армии возможность отхода в условиях осенней распутицы на новый
оборонительный рубеж Северного Донца.
22 октября тяжелые сражения шли уже в пяти километрах к северо-западу от
Белгорода в районе села Стрелецкое. Фашистам противостояли измотанные в боях 81-я
стрелковая дивизия, 1-й кавалерийский корпус и 1-я отдельная танковая бригада Резерва
Главного Командования, в которой воевал и Соломон Аронович Горелик.
Ночь выдалась морозная. Неподалеку от Белгорода танковая рота готовилась к атаке.
Утром 23 октября командир бригады полковник A.M. Хасин бросил навстречу
фашистским танкам последние исправные машины. Несколько атак удалось отбить, но
положение было отчаянное, и командир с нетерпением ждал завершения ремонта
нескольких танков в военно-полевых мастерских. Ремонтом руководил воентехник 2-го
ранга Соломон Горелик, не раз выручавший бригаду в критические моменты. Не подвел
и в этот день: три боевые машины уже мчались от окраины Белгорода к реке Вязанка, на
противоположном берегу находились немецкие передовые позиции.
Одной из машин, могучим "KB", управлял Соломон Горелик: из четырех членов
экипажа лейтенанта Лисенкова остался только башенный стрелок. И воентехник, не
колеблясь, сел за рычаги танка, заменив погибшего Федора Николаевича Самохвалова.
"KB" достиг окраины Стрелецкого и первым перенесся на другой берег реки по
деревянному мосту, который тут же развалился. Экипажи двух других машин пытались
найти переправу, но неудачно: один танк "KB"- застрял в болотистом русле реки и по
приказу полковника Хасина был оставлен и подожжен, другой - Т-34 - остался на берегу.
Танкисты экипажа Лисенко поняли: их ждёт почти верная гибель, но, несмотря на это,
приняли решение - вступали в бой.
Видя, что другого выхода не остается, Горелик, посоветовавшись с Лисенковым, с ходу
направил танк в боевые порядки гитлеровцев, проутюжил окопы, смял два орудия и
вырвался на забитую войсками дорогу в Стрелецкое. Мчась по дороге, "KB"
опрокидывал и давил гусеницами пушки, автомашины и повозки с пехотой, оставляя за
собой груды исковерканной горящей техники и вдавленные в грязь трупы гитлеровцев.
В отдалении показались пять немецких танков Т-11 и T-111. Лисенков и Горелик знали:
броня "KB" практически неуязвима для их пушек. Вражеские машины, разворачиваясь,
потеряли скорость, и, воспользовавшись этим, Лисенков поджег снарядами две из них, а
остальные отвернули в балку.
Соломон Аронович вновь взялся за рычаги, и огромная машина продолжила свой
стремительный бег. Позади танка дорога превратилась в сплошное механизированное
кладбище. С окраины села загремели залпы противотанковой батареи и несколько
снарядов разорвались на броне. Командир открыл ответный огонь, но машина
содрогнулась от тяжелого удара, и двигатель заглох.
Два часа отважный экипаж вел бой с фашистами из неподвижного танка, затем отбивался
фанатами . Наши разведчики пытались спасти танкистов, но немцы плотным кольцом окружили
машину. Они хотели взять советских воинов живыми, предлагали сдаться, но в ответ слышали
одно: - Пока живы - не сдадимся!
Но вот закончились боеприпасы. Увидев, что героев не возьмут живыми, гитлеровцы
облили танк горючим и подожгли. До последней минуты враги не сломили дух
интернационального экипажа, в котором бок о бок сражались русский и еврей. Из
горящей факелом машины, судя по рассказам однополчан, звучали слова
"Интернационала." Во время этой схватки было уничтожено 5 танков противника, одно
минометная батарея, 2 противотанковые пушки и до роты пехоты.
С другого берега реки экипаж танка Т-34 командира танковой роты Владимира Сенюка
вел огонь по скоплениям фашистской техники. Сенкж видел бой "KB" на
противоположном берегу и написал донесение и представление к награждению С.А.
Горелика и В.П. Лисенкова.
Владимир Петрович Лисенков был посмертно награждён орденом Боевого Красного
Знамени. А 27 декабря 1941 года за мужество и отвагу, проявленные в боях за Белгород,
Штеповку и Богодухов, Соломону Ароновичу Горелику, также посмертно, было
присвоено звание Героя Советского Союза.
Поиск ведут следопыты
Закончилась Великая Отечественная война. Александра Александровна
Горелик вместе со своими детьми Консуэллой и Эдуардом вернулась в
Бобруйск, а родители - в Ленинград. Приглашали в город на Неве и семью
Соломона Ароновича Горелика, но жена, после пережитого, приняла
решение вернуться в родной город. Может быть потому, что на родине ей
было легче перенести потерю мужа. Но есть предположение, что она
надеялась именно из Бобруйска быстрее связаться с однополчанами своего
мужа и более подробно узнать о его гибели.
В 1947 году, после того, как сын Соломона Эдуард закончил 4 класса,
дедушка, Арон Иолевич, пригласил его в Ленинград для поступления в
Нахимовскую школу. Уезжая, Эдуард взял с собой учебник СССР для 10-го
класса, где наряду с Александром Матросовым, Зоей Космодемьянской и
другими Героями Советского Союза значилось имя Соломона Горелика. А
вошло его имя в историю потому, что, как писала газета "Правда", он был
одним из 8-ми первых Героев Советского Союза, погибших в самом начале
войны.
Долгие годы семья Соломона Горелика ничего не знала о подробностях его
смерти: подвиге и месте захоронения. И только благодаря следопытам средней
школы N 33 г. Белгорода удалось разузнать подробности.
Все началось с того, что школьники начали вести поиск сведений о своем
земляке, в прошлом учителе этой школы, Герое Советского Союза Федоре
Николаевиче Самохвалове, который, как уже было сказано раньше, служил
вместе с Соломоном Ароновичем Гореликом в должности политрука.
Следопыты связались с бывшим командиром танка, подполковником в
отставке, доктором педагогических наук, профессором, преподавателем
Киевского педагогического института, Героем Советского Союза Тимофеев
Максимовичем Шашло. Он передал в школьный музей фотографию С. А.
Горелика и подробное описание его последнего боя. Горелик, как уже говорилось,
был фотографом-любителем и даже в военное время не расставался с
фотоаппаратом. По словам ветеранов войны, переданная фотография была сделана
самим Соломоном Ароновичем Гореликом накануне своего последнего боя.
После того, как следопыты связались с семьей С. А. Горелика, его жена, дети
неоднократно приезжали в Белгород на все торжества и переписывались с
пионерским отрядом, носящим имя С. А. Горелика. В этой школе есть отличный
музей боевого пути 1-й отдельной танковой бригады, ставшей впоследствии 6-й
гвардейской Краснознаменной Сивашской, есть много архивных документов.
Для восстановления реальной картины были написаны около 14000 писем,
направленных во все инстанции.
Школьники встречались с ветеранами, которые охарактеризовывали С А.
Горелика как смелого и отчаянного парня. Некоторые говорили прямо: " И зачем
ему надо было лезть в бой? У воентехника служба хоть и ответственная, но менее
опасная в боевых условиях. Отремонтировал танки и сиди себе спокойно. Так нет
же, он неоднократно садился за рычаги исправленного им танка и шел на верную
смерть". В ходе
поисковой работы выяснились многие факты военной биографии Соломона
Ароновича Горелика. Раньше, например, считали, что он погиб в одном танке с
политруком Ф Н. Самохваповым. Но, по словам очевидцев, ветеранов войны,
Горелик принимал участие в бою на танке, им же самим отремонтированном,
отдельно от политрука. Было также установлено, что С. А. Горелик погиб 23
октября, а Ф.Н. Самохвалов - днем раньше, т.е. 22 октября 1941 года. Об этом
гласит и надпись на братской могиле, где захоронено более 380 человек,
защитников города Белгорода. Среди них два Героя Советского Союза - Соломон
Горелик и Федор Самохвалов.

Всего лишь двадцать восемь лет прожил Соломон


Горелик. Но важнее не то, сколько ты прожил.
Важнее всего - как.
Соломон Аронович Горелик
В марте 2004 г. в Киселевичах появилась
улица имени Соломона Ароновича Горелика,
Героя Советского Союза, уроженца города
Бобруйска

В 2005 г. пионерской дружине школы


присвоено имя Героя Советского Союза
Соломона Ароновича Горелика.