Вы находитесь на странице: 1из 143

БЕСКОНЕЧНАЯ ЦИ

Восток поэзия легенды искусство

 Найти нужную рифму

 Наступивший 2020-й объявлен годом журавлей

 Сэшен. Сеи. Сясэй

 Упражнения с Лао Цзы

ОПУБЛИКОВАНО19.15 АВТОР: НАТАЛЬЯ
Мацуо Басе
Мацусима
Мацусима
«Мацусима, ах, мацусима,

Мацусима, Мацусима!», пишет Мацуо Басе о заливе Мацусима. Красота


залива явно лишила его дара речи. Басе много путешествовал. Один из
путевых дневников «По тропинкам Севера» описывает его путешествие
через Тохоку в 1689 году, и считается самой блистательной работой
поэта.

Мацуо Басе

В поэзии к началу XVII в. господствовал жанр хайку (хокку),семнадца-


тисложных трехстиший с размером 5-7-5 слогов. Богатейшая
поэтическая традиция и культура Японии создали условия, при которых
на таком тесном стихотворном пространстве, какое предоставляет хайку
(от 5 до 7 слов в одном стихотворении), стало возможным создавать
поэтические шедевры с несколькими смысловыми рядами, намеками,
ассоциациями, даже пародиями, с идейной нагрузкой, объяснение
которой в прозаическом тексте занимает иногда несколько страниц и
вызывает разнотолки и споры многих поколений знатоков.
Интерпретациям одного только трехстишия Басе «Старый пруд»
посвящены многие десятки статей, очерков, разделов в книгах.
Приведенная К- П. Кирквудом интерпретация Нитобэ Инадзо — одна из
них, и при этом далеко не самая
убедительная.

В описанное в книге время существовало три школы хайку: Тэймон


(основатель Мацунага Тэйтоку, 1571 -1653)
Мацунага Тэйтоку (1571—1653),

Данрин (основатель Нисияма Соин, 1605-1686) Нисияма Соин, 1605


-1682. Школа Данрин

и Сефу (во главе с Мацуо Басе, 1644-1694).


В наше время представление о поэзии хайку в первую очередь
ассоциируется с именем Басе,который оставил богатое поэтическое
наследие, разработал поэтику и эстетику жанра. Для усиления
экспрессии он ввел цезуру после второго стиха, выдвинул три основных
эстетических принципа поэтической миниатюры: изящная простота
(саби) Ваби и саби и японская поэзия,
ассоциативное сознание гармонии прекрасного (сиори) (Понятие сиори
заключает два аспекта. Сиори (букв. «гибкость») вносит в стихотворение
чувство печали и сострадания к изображаемому и в тоже время
определяет характер выразительных средств, их направленность на
создание необходимого ассоциативного подтекста…
…Кёрай объяснял сиори следующим образом: «Сиори — это то, что
говорит о сострадании и жалости, но не прибегает при этом к помощи
сюжета, слов, приёмов. Сиори и стихотворение, наполненное
состраданием и жалостью, не одно и то же. Сиори коренится внутри
стихотворения и проявляется в нём. Это то, о чём трудно сказать
словами и написать кистью. Сиори заключено в недосказанности (ёдзё)
стихотворения». Кёрай подчёркивает, что чувство, которое несёт в себе
сиори, не может быть передано обычными средствами — оно составляет
ассоциативный подтекст стихотворения… Бреславец Т.И. Поэзия Мацуо
Басе. М. Наука. 1981г. 152 с)

И глубина проникновения (хосоми) .

Бреславец Т.И. пишет: «Хосоми определяет стремление поэта постичь


внутреннюю жизнь каждого, даже самого незначительного явления,
проникнуть в его сущность, выявить его истинную красоту и может быть
соотнесено с дзэнским представлением о духовном слиянии человека с
явлениями и вещами мира. Следуя хосоми (букв. «тонкость»,
«хрупкость»), поэт в процессе творчества достигает состояния духовного
единства с объектом поэтического выражения и в результате постигает
его душу. Басё говорил: «Если помыслы поэта постоянно обращены к
внутренней сущности вещей, его стихотворение воспринимает душу
(кокоро) этих вещей».
病雁の 夜さむに落て 旅ね哉
Яму кари-но
Ёсаму-ни отитэ
Табинэ Больной гусь
Падает в холод ночи.
Ночлег в пути 1690 г.
Поэт слышит крик слабой, больной птицы, которая падает где-то
недалеко от места его ночлега. Он проникается ее одиночеством и
печалью, живет единым с ней чувством и сам себя ощущает подобным
больному гусю.
Хосоми является противоположностью принципа футоми (букв,
«сочность», «плотность»). До Басё появлялись хайку, написанные на
основе футоми, в частности, стихи школы «Данрин». У Басё тоже есть
произведения, которые могут быть охарактеризованы этим понятием:
荒海や 佐渡によこたふ 天河
Арэуми я
Садо-яи ёкотау
Ама-но гава Бурное море!
До острова Садо тянется
Небесная река 1689 г.
(Млечный Путь — 天の河, amanogawa; прим. Shimizu)
Хайку выражает огромность мира, вселенскую беспредельность. Если,
основываясь на футоми, поэт изображает величие природы в ее мощных
проявлениях, то хосоми противоположного свойства — оно призывает
поэта к углубленному созерцанию природы, осознанию ее красоты в
скромных явлениях. Раскрытию этого положения может служить
следующее хайку Басё:
よくみれば 薺はなさく 垣ねかな
Ёку мирэба
Надзуна хана саку
Какинэ кана Вгляделся пристально —
Цветы пастушьей сумки цветут
У ограды 1686 г.
В стихотворении описано неприметное растение, но для поэта оно
заключает в себе всю красоту мира. В этом отношении хосоми
смыкается с традиционным представлением японцев о прекрасном как о
хрупком, малом и слабом.
Увлечение мировоззрением дзэн-буддизма и традиционной эстетикой
привело поэта к совершенствованию в хайку принципа недосказанности:
автор минимальными языковыми средствами выделяет характерную
черту, давая направленный импульс воображению читателя,
предоставляя ему возможность наслаждаться и музыкой
стиха, и неожиданным сочетанием образов, и самостоятельностью
мгновенного проникновения в суть предмета (сатори).»

В мировой поэзии Мацуо Басе обычно не сравнивают ни с одним из


поэтов. Дело здесь заключается и в своеобразии жанра, и в роли поэзии
в культуре и быту японцев, и в специфике творчества самого Басе.
Аналогии с европейскими
поэтами-символистами касаются обычно одной черты его творчества —
умения обобщить образ, сопоставляя несопоставимое. Факт у Басе
превращается в символ, но в символике поэт демонстрирует
высочайший реализм. В своем
поэтическом воображении он умел как бы войти в предмет, стать им, а
потом выразить это в стихе с гениальным лаконизмом. «Поэт, — говорил
он, — должен стать сосной, в которую входит человеческое сердце».
Приведя это
высказывание, португальский литературовед Армандо М. Жанейра
заключает:
«Этот процесс если не противоположен, то отличается от того, который
описан западными поэтами. Поэзия для Басе приходит от духовного
озарения»
При анализе образа «сиратама» («белая яшма») А. Е. Глускина отметила
трансформацию его содержания от значений чистого, дорогого и
прекрасного к значениям хрупкого и непрочного [25, с, 76]. Подобное
понимание красоты было развито в представлении о «печальном
очаровании вещей», поэтому не случайно Ота Мидзухо говорит, что
хосоми Басё восходит к той особой тонкости чувств, которая звучит в
стихах Ки-но Цураюки. В этот же период, как отметил К. Рехо, идеал
японской красоты в ее существенных чертах был выражен в памятнике
IX в.— «Повести о Такэтори» («Такэтори моногатари»), в которой
говорилось, что старик Такэтори нашел в коленце бамбука крошечную
девочку, обворожившую знатных юношей,— «эстетизм японцев основан
на том, что внешним знакам ложной значительности
противопоставляется значительность слабого и малого».
Японские исследователи показывают также соотнесенность хосоми с
идеями Сюндзэй, который при характеристике танка пользовался
термином «тонкость души» (кокоро хососи) и особенно подчеркивал, что
тонкость образа танка должна соединяться с его глубиной, с «глубиной
души» (кокоро фукаси). Эти идеи были близки Басё, который учился у
обоих предшественников поэтическому мастерству. В стихах поэта
звучит та же искренность, проникновенность. Можно считать, что и сам
термин «хосоми» имеет своим источником японскую эстетическую
традицию.»
Правомерно, как полагают японские филологи, и сопоставление хосоми
Басё с теорией о трех типах вака, которую выдвигал император Готоба
(1180 — 1239). Он учил, что о весне и лете нужно писать широко,
свободно; танка о зиме и осени должны передавать атмосферу
увядания, быть хрупкими; о любви нужно писать изящные, легкие танка.
Положение о зимних и осенних танка действительно созвучно хосоми
Басё, однако хосоми не ограничивается тематически или каким-либо
определенным настроением (печаль, одиночество), поскольку оно
является эстетической установкой поэта, отражающей одну из сторон его
метода художественного осмысления действительности, и подобно саби,
может проявляться как в печальном стихотворении, так и в веселом.
К вопросу о хосоми, в поэзии хайку обращались ученики поэта; в
частности, Кёрай в своих записках объяснял: «Хосоми нет в слабом
стихотворении… Хосоми заключено в содержании стихотворения (куи).
Для наглядности приведу пример:
Торидомо мо
Нэиритэ иру ка
Ёго-но уми А птицы
Тоже спят?
Озеро Ёго.
Роцу
Это хайку Басё охарактеризовал как стихотворение, содержащее
хосоми». Кёрай подчеркивает, что хосоми, указывая на чувство тонкое,
хрупкое, предполагает и его эмоциональную силу.
Роцу говорит о птицах, которым так же холодно спать на озере, как и
заночевавшему в пути поэту. Роцу передает в стихотворении чувство
сопереживания, духовного слияния поэта с птицами. По своему
содержанию хайку может быть соотнесено со следующим
стихотворением Басё, которое тоже описывает ночлег странника:

Кусамакура
Ину мо сигуруру ка
Ёру-но коэ
Подушка из трав
Собака тоже мокнет под дождем?
Голос ночи 1683 г.
Бреславец Т.И. Поэзия Мацуо Басё, ГРВЛ изд-ва «НАУКА», 1981

Басе (1644-1694) — сын самурая из Уэно в провинции Ига. Басе много


учился, изучал китайскую и классическую поэзию, знал медицину.
Изучение великой китайской поэзии приводит Басе к мысли о высоком
назначении поэта. Мудрость Конфуция, высокая человечность Ду Фу,
парадоксальность Чжуан Цзы влияют на его поэзию.

Дзен буддизм оказал большое влияние на культуру его времени.


Немного о Дзэн. Дзэн – это буддийский путь достижения прямой
духовной реализации, ведущей к непосредственному восприятию
действительности. Дзэн является религиозным путем, но он выражает
действительность обычными повседневными понятиями. Одни из
учителей дзэна Уммон советовал поступать в соответствии с
действительностью: «Когда идете — идите, когда сидите — сидите. И не
сомневайтесь, что это именно так». Дзэн пользуется парадоксами для
того, чтобы освободить нас из ментальных тисков. Но это конечно
короткое и малообъясняющее определение дзен. Определить его
трудно.
Например, мастер Фудаиши представил это так:
«Иду я с пустыми руками,
Однако в руках моих меч.
Пешком я иду по дороге,
Но еду верхом на быке.
Когда же иду через мост я,
О чудо!
Не движется речка,
Но движется мост.
Дзэн так же отрицает противоположности. Это отказ от крайностей
полного восприятия и полного отрицания. Уммон сказал как-то: «В дзэне
существует абсолютная свобода».
И в поэзии Басе ощущается присутствие дзэна. Басе пишет:«Учись у
сосны быть сосной».

Японская поэзия постоянно стремится освободиться от всего лишнего.


Поэт в гуще жизни, но он одинок — это «саби». Стиль «сефу», в основе
которого лежал принцип «саби», создал поэтическую школу, в которой
выросли такие поэты как Кикаку, Рансэцу и др. Но сам Басе шел еще
дальше. Он выдвигает принцип «каруми» — лёгкости. Эта легкость
оборачивается высокой простотой. Поэзия создается из простых вещей и
вмещает в себя целый мир. Оригинальное японское хайку состоит из 17
слогов, составляющих один столбец иероглифов. При переводе хайку на
западные языки традиционно — с самого начала XX века, когда такой
перевод начал происходить, — местам возможного появления киридзи
соответствует разрыв строки и, таким образом, хайку записываются как
трехстишия.
Хайку — всего три строчки. Каждое стихотворение – маленькая картина.
Басе «рисует», намечая немногими словами то, что мы домысливаем,
скорее, воссоздаем в воображении в виде в образов. Стихотворение
запускает механизмы чувственной памяти-можно вдруг ощутить запах
дыма горящего сена и листьев во время уборки сада осенью, вспомнить
и почувствовать прикосновение травинок к коже, когда лежал на поляне
или в парке, аромат яблони особой , неповторимой для тебя весны,
влагу дождя на лице и чувство свежести.
Басе как бы говорит: всматривайся в привычное-увидишь необычное,
всматривайся в некрасивое – увидишь красивое, всматривайся в
простое-увидишь сложное, всматривайся в частицы увидишь целое,
всматривайся в малое-увидишь великое.

Хайку Басе в переводах В. Соколова


xxx

Протянул ирис
Листья к брату своему.
Зеркало реки.

xxx

Снег согнул бамбук,


Словно мир вокруг него
Перевернулся.

xxx

Парят снежинки
Густою пеленою.
Зимний орнамент.
xxx

Полевой цветок
В лучах заката меня
Пленил на миг.

xxx

Вишни расцвели.
Не открыть сегодня мне
Тетрадь с песнями.

xxx

Веселье кругом.
Вишни со склона горы,
Вас не позвали?

xxx

Над вишней в цвету


Спряталась за облака
Скромница луна.

xxx

Тучи пролегли
Между друзьями. Гуси
Простились в небе.

xxx

Леса полоса
На склоне горы, словно
Пояс для меча.

xxx
Все, чего достиг?
На вершины гор, шляпу
Опустив, прилег.

xxx

Ветер со склонов
Фудзи в город забрать бы,
Как бесценный дар.

xxx

Долгий путь пройден,


За далеким облаком.
Сяду отдохнуть.

xxx

Взгляд не отвести —
Луна над горной грядой,
Родина моя.

xxx

Новогодние
Ели. Как короткий сон,
Тридцать лет прошло.

xxx

«Осень пришла!» —
Шепчет холодный ветер
У окна спальни.

xxx

Майские дожди.
Как моря огни, блестят
Стражи фонари.
xxx

Ветер и туман —
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.

xxx

На черной ветке
Ворон расположился.
Осенний вечер.

xxx

Добавлю в свой рис


Горсть душистой сон-травы
В ночь на Новый год.

xxx

Срез спиленного
Ствола вековой сосны
Горит, как луна.

xxx

Желтый лист в ручье.


Просыпайся, цикада,
Берег все ближе.

xxx

Свежий снег с утра.


Лишь стрелки лука в саду
Приковали взор.

xxx
>
Разлив на реке.
Даже у цапли в воде
Коротки ноги.

xxx

Для чайных кустов


Сборщица листа — словно
Ветер осени.

xxx

Горные розы,
С грустью глядят на вашу
Красу полевки.

xxx

В воде рыбешки
Играют, а поймаешь —
В руке растают.

xxx

Пальму посадил
И впервые огорчен,
Что взошел тростник.

xxx

Где ты, кукушка?


Привет передай весне
Сливы расцвели.

xxx

Взмах весла, ветер


И брызги холодных волн.
Слезы на щеках.
xxx

Одежда в земле,
Хоть и праздничный день у
Ловцов улиток.

xxx

Стон ветра в пальмах,


Грохот дождя слушаю
Ночи напролет.

xxx

Я — прост. Как только


Раскрываются цветы,
Ем на завтрак рис.

xxx

Ива на ветру.
Соловей в ветвях запел,
Как ее душа.

xxx

Пируют в праздник,
Но мутно мое вино
И черен мой рис.

xxx

После пожара
Лишь я не изменился
И дуб вековой.

xxx
Кукушки песня!
Напрасно перевелись
Поэты в наши дни.

xxx

Новый год, а мне


Только осенняя грусть
Приходит на ум.

xxx

На холм могильный
Принес не лотос святой,
А простой цветок.

xxx

Притихли травы,
Некому больше слушать
Шелест ковыля.

xxx

Морозная ночь.
Шорох бамбука вдали
Так меня влечет.

xxx

Выброшу в море
Свою старую шляпу.
Короткий отдых.

xxx

Обмолот риса.
В этом доме не знают
Голодной зимы.
xxx

Лежу и молчу,
Двери запер на замок.
Приятный отдых.

xxx

Хижина моя
Так тесна, что лунный свет
Все в ней озарит.

xxx

Язычок огня.
Проснешься — погас, масло
Застыло в ночи.

xxx

Ворон, погляди,
Где твое гнездо? Кругом
Сливы зацвели.

xxx

Зимние поля,
Бредет крестьянин, ищет
Первые всходы.

xxx

Крылья бабочек!
Разбудите поляну
Для встречи солнца.

xxx
Отдохни, корабль!
Персики на берегу.
Весенний приют.

xxx

Был пленен луной,


Но освободился. Вдруг
Тучка проплыла.

xxx

Как воет ветер!


Поймет меня лишь тот, кто
В поле ночевал.

xxx

К колокольчику
Цветку долетит ли комар?
Так грустно звенит.

xxx

Жадно пьет нектар


Бабочка-однодневка.
Осенний вечер.

xxx

Цветы засохли,
Но семена летят,
Как чьи-то слезы.

xxx

Ураган, листву
Сорвав, в роще бамбука
На время заснул.
xxx

Старый-старый пруд.
Вдруг прыгнула лягушка
Громкий всплеск воды.

xxx

Как ни белит снег,


А ветви сосны все равно
Зеленью горят.

xxx

Будь внимательным!
Цветы пастушьей сумки
На тебя глядят.

xxx

Храм Каннон. Горит


Красная черепица
В вишневом цвету.

xxx

Ты проснись скорей,
Стань товарищем моим,
Ночной мотылек!

xxx

Букетик цветов
Вернулся к старым корням,
На могилу лег.

xxx
Запад ли, Восток…
Везде холодный ветер
Студит мне спину.

xxx

Легкий ранний снег,


Только листья нарцисса
Чуть-чуть согнулись.

xxx

Вновь выпил вина,


А все никак не усну,
Такой снегопад.

xxx

Чайку качает,
Никак спать не уложит,
Колыбель волны.

xxx

Замерзла вода,
И лед разорвал кувшин.
Я проснулся вдруг.

xxx

Хочется хоть раз


В праздник сходить на базар
Купить табаку.

xxx

Глядя на луну,
Жизнь прошел легко, так и
Встречу Новый год.
xxx

Кто ж это, ответь,


В новогоднем наряде?
Сам себя не узнал.

xxx

Пастушок, оставь
Сливе последнюю ветвь,
Срезая хлысты.

xxx

Капуста легче,
Но корзины улиток
Разносит старик.

xxx

Помни, дружище,
Прячется в лесной глуши
Сливовый цветок.

xxx

Воробей, не тронь
Душистый бутон цветка.
Шмель уснул внутри.

xxx

Всем ветрам открыт


Аиста ночлег. Ветер,
Вишни зацвели.

xxx
Пустое гнездо.
Так и покинутый дом —
Выехал сосед.

xxx

Треснула бочка,
Майский дождь все льет.
Проснулся ночью.

xxx

Мать похоронив,
Друг все стоит у дома,
Смотрит на цветы.

xxx

Совсем исхудал,
И волосы отросли.
Долгие дожди.

xxx

Иду посмотреть:
Гнезда уток залили
Майские дожди.

xxx

Стучит и стучит
У домика лесного
Дятел-трудяга,

xxx

Светлый день, но вдруг —


Маленькая тучка, и
Дождь заморосил.
xxx

Сосновая ветвь
Коснулась воды — это
Прохладный ветер.

xxx

Прямо на ногу
Вдруг выскочил шустрый краб.
Прозрачный ручей.

xxx

В жару крестьянин
Прилег на цветы вьюнка.
Так же прост наш мир.

xxx

Спать бы у реки
Среди пьянящих цветов
Дикой гвоздики.

xxx

Он дыни растил
В этом саду, а ныне —
Холод вечера.

xxx

Ты свечу зажег.
Словно молнии проблеск,
В ладонях возник.

xxx
Луна проплыла,
Ветви оцепенели
В блестках дождевых.

xxx

Кустарник хаги,
Бездомную собаку
На ночь приюти.

xxx

Свежее жниво,
По полю цапля идет,
Поздняя осень.

xxx

Молотильщик вдруг
Остановил работу.
Там луна взошла.

xxx

Праздники прошли.
Цикады на рассвете
Все тише поют.

xxx

Вновь встают с земли


Опущенные дождем
Хризантем цветы.

xxx

Чернеют тучи,
Вот-вот прольются дождем
Только Фудзи бел.
xxx

Мой друг, весь в снегу,


С лошади упал — винный
Хмель свалил его.

xxx

В деревне приют
Всем хорош для бродяги.
Озимые взошли.

xxx

Верь в лучшие дни!


Деревце сливы верит:
Весной зацветет.

xxx

На огне из хвои
Высушу полотенце.
Снежный вихрь в пути.

xxx

Снег кружит, но ведь


В этом году последний
День полнолунья.
xxx

Персики цветут,
А я жду все не дождусь
Вишни цветенья.

xxx
В мой стакан с вином,
Ласточки, не роняйте
Комочки земли.

xxx

Двадцать дней счастья


Я пережил, когда вдруг
Вишни зацвели.

xxx

Прощайте, вишни!
Цветенье ваше мой путь
Теплом согреет.

xxx

Трепещут цветы,
Но не гнется ветвь вишни
Под гнетом ветра.

https://turisheva.ru/2012/04/11/matsuo-base/

Японская поэзия басё. Мацуо Басе —


биография, факты из жизни, фото
Глупый человек имеет много вещей, чтобы беспокоиться о них. Те,
кто делают искусство источником обогащения,… не способны
сохранить своё искусство живым. --- Мацуо Басё
Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить
за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...ПОДРОБНЕЕLITRES.RU 18+Скачайте
книгу по Таро бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание
значений карт и раскладов. Скачать!ПОДРОБНЕЕLP.RUSTARO.RU

18+Бесплатный сервер WoW Sirus1.500.000 руб. -


призовой фонд PVP! Более 15.000 онлайн! Присоединяйся прямо
сейчас!ПОДРОБНЕЕ1SIRUS.SU
МАЦУО БАСЁ (1644 – 1694) – известнейший японский поэт и теоретик
стиха родился в небогатой, но образованной самурайской семье
Мацуо Ёдзаэмона. Получив хорошее домашнее образование, будущий
поэт некоторое время был чиновником, но сухая официальная служба
оказалась не для него. Пришлось жить на доставляемые уроками
поэзии скромные средства.
Вот всё, чем богат я!
Лёгкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка. (Пер. Веры Марковой - В.М. далее)
***
Плодотворный поэт -- Басё оставил 7 антологий: «Зимние дни»,
«Весенние дни», «Заглохшее поле», «Тыква-горлянка», «Соломенный
плащ обезьяны» (книги 1-я и 2-я,), «Мешок угля», лирические
путевые дневники, предисловия, письма об искусстве и сути
творчества.. До Басё в отличии от высоко эстетической «танка»,
«хокку» была ближе к вмещающей любую эмоцию повседневной
эпиграмме (не подписанные хокку даны в переводе автора этой
статьи – С. Сангье):

Каша одна с водой, - совсем


рыжий кот отощал. ...Но любовь!
Сладостна крыши песнь!
***
Осень. Скука - вздохи дождей.
Так что ж? Тоску под дождь, -
к красоткам летим скорей! (Светлана Сангье - С.С. далее)
***

Здесь нужно оговориться: х о к к у - это определение строфической


формы, вне зависимости от жанра - от содержания стиха, то есть.
Пейзажно лирический жанр х о к к у называется - х а й к у. Японская
стихотворная сатира в совокупности определяется как - к ё к у. У
Басё же лирическо философский подтекст х а й к у - нередко
сочетается с комизмом ситуации, что придает стихам особое
очарование. Но и делает их весьма и весьма трудно переводимыми.
Яндекс.Директ18+Бойцовский Клуб CombatsТот
самый БК2 2004-2009 гг.: Capital city, Башня Смерти, Пещеры, Кланы,

Склонности.ПОДРОБНЕЕOLDBK2.COM 18+Игра
RAID: Shadow Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года.
Поразительная детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!

ПОДРОБНЕЕPLARIUM.COM 18+Библи
отека электронных книг онлайнЧитай книги онлайн и общайся
с автором! Большая бесплатная библиотекаПОДРОБНЕЕLITNET.COM
Разные языки имеют разные возможности стихотворного выражения.
Отсюда два типа переводов т а н к у: в одних попытка соблюсти три
строки и жёсткое количество слогов: 1-я строка - 5 слогов; 2-я - 7; 3-
я - 5 или менее. Причём жёсткое соблюдение этого правила в нашем
языке ограничено: в целом русское слово - длиннее плюс
необходимые в предложении синтаксические связки. Приведённые
здесь переводы Г.О. Монзеллера по форме -- самые правильные и
близкие строфике подлинника.
Переводы второго типа при ломке внешней формы х о к к у
стремятся, в первую очередь, передать философское содержание -
затекстовые оттенки в том числе. Путь заманчивый и опасный,
безнадежно завлекший и автора этой статьи. Возможен ли полностью
-- и в эмоциональном, и в ритмическом, и в образном смысле ---
адекватный перевод с восточного языка на европейский с
сохранением всех оттенков оригинала?.. Нередко выдающие
переводчики оставляли по мастерству равнозначные переводы обоих
видов: даже при этом содержание трёх строчника х о к к у
выражается не полностью.
***

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...LITRES.RU 18+Как избавиться
от шума в ушахУзнайте причину шума в ушах и голове посетив
бесплатный вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU
18+Скачайте книгу по Таро бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера.
Описание значений карт и раскладов. Скачать!LP.RUSTARO.RU
Смеётся в окно луна, - она
в хижине бедной моей засыпала
золотом все четыре угла.
***
Луна ушла -- золото унесла.
Стол пустой, темны четыре угла.
...О, мимолётности вкус!(С.С.)

Я банан посадил –
и теперь противны мне стали
ростки бурьяна... (В.М.)
***
Посадил я у дома банан, - и бурьян
Не даёт мне покоя. А был тот бурьян - верным
Спутником долгих скитаний моих.(С.С.)
***

Возле подаренной ему одним из учеников скромной хижины поэт сам


посадил банан. Считается, что именно он подарил поэту псевдоним:
«банан» -- яп. «басё». С 1884 г. последнее десятилетие своей жизни
Басё много странствует пешком, в одиночестве или с кем-то из
учеников.
В путь! Покажу я тебе,
Как в далеком Есино вишни цветут,
Старая шляпа моя. (В. М.)
***
Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле. (В. М.)
***

Плетёная шляпа (какую обычно носили монахи), простой коричневый


плащ, на шее сума, как у всех паломников и нищих; в руке посох и
буддийские чётки, --таков был простой дорожный наряд. В сумке
лежали две-три книжки стихов, флейта и крохотный деревянный гонг.

В пути я занемог.
И всё бежит, кружит мой сон
по выжженным полям. (В. М.)
***

Заболел в пути.
Снится: полем выжженным
Без конца кружу. (Г.О. Монзеллер)
***
Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить
за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...LITRES.RU 18+Игра RAID: Shadow


Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года. Поразительная
детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!PLARIUM.COM

18+Как избавиться от шума в ушахУзнайте


причину шума в ушах и голове посетив бесплатный
вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU
Занемог в пути. Мнится, -
Всё кружу выжженной стезёй
в бесконечности. (С.С.)

Едва-едва я добрёл
Измученный до ночлега...
И вдруг – глициний цветы! (В. М.)
***

Измученный, я до ночлега
Едва добрёл... О, снег глициний здесь, -
Дождём цветочным щедро всё увито! (С.С.)
***

Простые любители поэзии и аристократы - все желали заполучить в


гости уже знаменитого странника, надолго нигде не
задерживающегося. Источник поэзии – путешествия служили
упрочению известности, но едва-ли были полезны для хрупкого
здоровья поэта. Зато странствия способствовали почерпнутому в
философии дзэн принципу «вечного одиночества» или «печали
поэтического одиночества» (ваби). Освобождая от мирской суеты,
нищие странствия помогали служить только высшему сакральному
предназначению: «Ваби и поэзия (фуга) далеки от повседневных
нужд…» (Послесловие Басё к своему сборнику «Пустые каштаны»).

Яндекс.Директ18+Скачайте книгу по Таро


бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание значений карт
и раскладов. Скачать!LP.RUSTARO.RU
18+Проектная декларация на сайте https://наш.дом.рф/Готовые
апартаменты у моря в Батуми!Покупайте апартаменты у моря
в Horizons Elegance. Проведем видеопрезентацию онлайн!

HORIZONSBATUMI.COM Пакля
смоляная.Пакля битумная пропитанная по оптовой цене.URALKANA
T.COM
Сакральный смысл должен быть освобождён от повседневности,
чтобы преобразить её, -- сквозь её призму явить сияние вечности:

Парящих жаворонков выше


Я в небе отдохнуть присел -
На самом гребне перевала. (В.М.)
***
Отдохнуть присел
Выше жаворонков я;
Горный перевал... (Г.О. Монзеллер)
***

В лазури жаворонков выше


Я отдыхаю. Я устал. Небесный горный
Перевал. И шаг последний - ещё выше. (С.С.)
________________________

Паутинки в вышине.
Снова образ Будды вижу
На подножии пустом. (В.М.)
***
Паутинки - в вышине нитей
Разноцветных чудо. Образ Будды -
Всюду-всюду: мир - подножие ему.(С.С.)

Басё стремится отразить мир и сопричастного ей человека


минимальными средствами: как можно более ударно кратко –
незабвенно кратко. И, раз только прочитав, хокку Басё невозможно
забыть! Воистину, это «грустное просветление отрешённости» (саби):

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...LITRES.RU 18+Игра RAID: Shadow


Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года. Поразительная
детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!PLARIUM.COM

18+Как избавиться от шума в ушахУзнайте


причину шума в ушах и голове посетив бесплатный
вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU
В осенних сумерках
Долго-долго тянутся досуги
Скоротечной жизни. (В.М.)
***
Луна или утренний снег...
Любуясь прекрасным, я жил как хотел.
Вот так и кончаю год. (В.М.)

Искусство и эстетика не служат прямому морализированию, тем не


менее они несут высшую мораль – принцип «мгновенного озарения»:

В день рождения Будды


Он родился на свет,
Маленький оленёнок. (В.М.)
***
Грустите вы, слушая крик обезьян!
А знаете ли, как плачет ребёнок
Покинутый на осеннем ветру? (В.М.)
_______________________

Старый пруд заглох.


Прыгнула лягушка... миг -
Тихий всплеск воды. (Г.О. Монзеллер)
***
Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине. (В.М.)
***
Пруд умирает... Спят
В воде года. Всплеск лягушачий -
Рябь - сомкнулася вода. (С.С.)

Яндекс.Директ18+Скачайте книгу по Таро


бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание значений карт
и раскладов. Скачать!ПОДРОБНЕЕLP.RUSTARO.RU

18+Библиотека электронных книг


онлайнЧитай книги онлайн и общайся с автором! Большая
бесплатная библиотекаПОДРОБНЕЕLITNET.COM
Союз Писателей издаст Вашу книгу!Издание
и продвижение Ваших произведений! Ждем молодых авторов!
ПОДРОБНЕЕISP-ORG.RU
Удивительно, что видение мира японским поэтом 17 века иногда
очень близко В 19 веке русским поэтам, с японской поэзией едва-ли
знакомым. Особенно ярки созвучия с Басё в стихах Афанасия Фета.
Конечно, конкретные реалии – цветы, животные, элементы пейзажа –
в разных странах разные. Но в основном, будто одними глазами
увидено.

Естественно, что с детства знающие Фета русские переводчики Басё


могли добавить совпадений: свободный от влияний переводчик - из
области фантазии (ибо переводчик - родился в определённой стране
и образован определённым образом). И всё равно такие совпадения
могли явиться только при условии, что созвучия имеются в японском
и русском оригиналах. Сравним строки Басё с приведенными в
нижней колонке отрывками из стихотворений Фета:

БАСЁ
Жаворонок поёт,
Звонким ударом в чаще
Вторит ему фазан.
***
Из сердцевины пиона
Медленно выползает пчела…
О, с какой неохотой!
***
Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя…
***
Есть особая прелесть
В этих, бурей измятых,
Сломанных хризантемах.
***
О этот долгий путь!
Сгущается сумрак осенний,
И - ни души кругом.
***
Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.
***
Тоненький язычок огня, -
Застыло масло в светильнике.
Проснёшься...
Какая грусть! - Пер. Веры Марковой
__________________________________

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию
красочных...LITRES.RU 18+Игра RAID: Shadow
Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года. Поразительная
детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!PLARIUM.COM

18+Как избавиться от шума в ушахУзнайте


причину шума в ушах и голове посетив бесплатный
вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU
АФАНАСИЙФЕТ

…Вот жук взлетел и прожужжал сердито,


Вот лунь проплыл, не шевеля крылом. (Степь вечером)
***
Пропаду от тоски я и от лени…
В каждый гвоздик душистой сирени,
Распевая, вползает пчела. (Пчёлы)
***
Месяц зеркальный плывёт по лазурной пустыне,
Травы степные унизаны влагой вечерней…
Длинные тени вдали потонули в ложбине.
***
Осыпал лес свои вершины.
Сад обнажил своё чело.
Дохнул сентябрь, и георгины
Дыханьем ночи обожгло.
***
Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури,
Изрыдалась осення ночь ледяными слезами,
Ни огня на земле...
Никого! Ничего!...
***
Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли. (Афанасий Фет)
__________________________________

Зачем переводить Басё, когда в его переводах уже нет недостатка?


Зачем вообще переводят не только профессионалы? Неисчерпаемость
внутреннего – за словами – смысла поэзии Басё сама по себе
отставляет возможность разных, несхожих взглядов. Обдумывая --
как бы "приспосабливая" к себе строки большого мастера, в первую
очередь, стремишься понять самого себя – вспомнить что-то свыше
дарованное, но забытое.

Яндекс.Директ18+Библиотека
электронных книг онлайнЧитай книги онлайн и общайся с автором!
Большая бесплатная библиотекаLITNET.COM
Союз Писателей издаст Вашу книгу!Издание и продвижение Ваших
произведений! Ждем молодых авторов!ISP-ORG.RU

Зарабатывай дома, работая 2-3 ч.Бесплатный


курс «Специалист по Интернет Рекламе» за 10 дней! Записывайтесь
до 17.08.20PROFIINTERNET.ARTUR-GRANT.RU
Переводить – безмерное удовольствие и столь же безмерный труд:
буквы уже плывут перед глазами, а всё переставляешь слова! Без
прогулки проходит законный выходной. Обедал ты или нет?! И всё не
оторваться от блокнота, -- нечто сродни светлой магии!

Переводишь, -- и бредёшь с поэтом по дорогам средневековой Японии


или по дорогам собственной страны?! Главное: видишь всё внове –
как в первый день творения: себя как в первый день творения!

Впервые я познакомилась с Басё в переводе Г. О. Монзелер (2). Хоть


ныне его упрекают во многом, на мой взгляд, очарование -- «запах»
поэзии японского мастера переводчик донёс. Очень нравятся мне
переводы Веры Марковой, -- её тоже туманно упрекают в «отсутствии
цельности композиции и плавности интонации оригинала». Зато
переводчица нашла равновесие между европейской рассудочность и
скреплённой традициями японской культуры для европейца «рваной»
образностью танку и хокку! Ведь, если читатель не проникся, для
чего и перевод?

«Слова не должны отвлекать внимание на самих себя, потому что


истина - за пределами слов» - уверял Басё. С этим весьма сходно
Афанасий Фет (кстати, великолепный и педантичный переводчик с
немецкого, латыни и греческого!) говаривал, что поэзия – не вещи, а
только запах вещей, -- их эмоциональное отражение. Что же тогда
перевод: запах запаха стихов?..

Вообще, не подойти ли к проблеме перевода с другой стороны?! Чем


более переводов, тем богаче выбор читателя: сравнение оттенков
смыслов эстетически обогащает читателя! Причисляя самоё себя к
непрофессиональным любителям перевода (трогает за душу – не
трогает…), я не соперничаю и не спорю здесь ни с кем.

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...LITRES.RU 18+Игра RAID: Shadow


Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года. Поразительная
детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!PLARIUM.COM

18+Как избавиться от шума в ушахУзнайте


причину шума в ушах и голове посетив бесплатный
вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU
Известный перевод Георгия Оскаровича Монзелер перепечатываю
(сверху на странице) как дань моей благодарности и уважения к
этому – увы! – не встреченному мною в жизни человеку; ниже свой
перевод. ...Даже и не перевод в прямом смысле, но перепевы темы --
личный опыт сопричастности к «мгновенному озарению» великого
японского поэта.
____________________________________________

МАЦУО БАСЁ. В Е С Н А. - ПЕРЕВОД Г. О. МОНЗЕЛЕР (1)

Ах, соловушко!
И за ивой ты поешь,
И перед кустом. (Г.О.М.)
*****

Соловей - певец! И за сливами


Ты поёшь, и на веточке ивовой, -
всюду весть весны!
_____________________
Сливу уже сорвал...
Хочется камелию
Положить в рукав! (Г.О.М.)
*****

Дождались весны! Сливовый цвет -


в рукаве уже. И камелию тоже хочется, -
жаль сорвать цветок.
________________________________

Скажет кто-нибудь:
"Надоели дети мне!" -
Не для тех цветы! (Г.О.М.)
*****

«Как докучливы дети


Мне!" - если скажет кто, -
для него ль цветы?!
______________________

Месяц со стыда
Скрылся в облаках совсем -
Так красив цветок! (Г.О.М.)
*****

Так пьянит цветок красотой, -


Глаз не отвести! Месяц со стыда
в облако ушёл.
_________________________
Лето близится...
Рот тебе бы завязать,
Ветер на цветах! (Г.О.М.)
*****

Срывает ветер цвет – весны очарованье.


О, ветер, ветер! Завязать тебе бы
на устах дыханье!
____________________________

Вот упал листок...


Вот еще листок упал...
Это -- ветерок. (Г.О.М.)
***

Роняет лепестки цветок...


Листок... Ещё один... Ах, ветер --
шаловливый господин!
_______________________________

Ну, и жарко же!


Даже раковины все,
Рты открыв, лежат... (Г.О.М.)
*****

Жарко, -- мочи нет!


В обмороке рты разинули - рты
захлопнули даже раковины.
________________________
Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить
за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...ПОДРОБНЕЕLITRES.RU 18+Игра
RAID: Shadow Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года.
Поразительная детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!

ПОДРОБНЕЕPLARIUM.COM 18+Скачайте книгу


по Таро бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание значений
карт и раскладов. Скачать!ПОДРОБНЕЕLP.RUSTARO.RU
Скал азалии
Алы от кукушкиных
Слезок красящих. (Г.О. М.)
*****
Кукушка плачет и поёт, -
и слёзы алы её. И алятся от слёз
цветы азалии и скалы. (3)
_________________________

О, камелии!
"Хокку" написать мне мысль
В голову пришла. (Г.О. М.)
*****

О, камелии! Нынче время вам...


Рифма расцвела, -- «хокку»
вновь пишу!
______________________

Ночь совсем темна...


И, гнезда не находя,
Плачет пташечка. (Г.О. М.)
*****

Так уж ночь темна...


Не найдя гнезда, пташка плачется -
стонет малая.
__________________________

Как прохладна ночь!


Ясный месяц молодой
Виден из-за гор. (Г.О. М.)
*****
Как дышит ночь прохладой!
Ясный месяц – красавец молодой-
глядится из-за гор.
_________________________

Летом ночью ты
Раз ударишь лишь в ладонь -
И уже светло! (Г.О. М.)
*****

Яндекс.Директ18+Как избавиться от шума
в ушахУзнайте причину шума в ушах и голове посетив бесплатный

вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU Пакля
смоляная.Пакля битумная пропитанная по оптовой цене.URALKANA

T.COM 18+Библиотека электронных


книг онлайнЧитай книги онлайн и общайся с автором! Большая
бесплатная библиотекаLITNET.COM
Так летом ночь робка!
В ладони хлопнешь, - эхо звенит.
Луна бледнеет, - уже рассвет.
______________________

Постоянно дождь!
Как давно не видел я
Лика месяца... (Г.О. М.)
*****

Дождь. Дождь... Так долго


уже не виден лик ясный месяца.
И вылиняла радость. (4)
_______________________

Майский дождь не шел


Здесь, наверно, никогда...
Так сияет храм! (Г.О. М.)
*****

Как ярко крыша храма золотится!


Не шёл совсем здесь дождь, - или
монахи буддийские так святы?!
***

Упал листок... Ещё один


Непрошенный. О, увяданья господин -
О, ветер осени!
________________________
ОСЕНЬ

Осень началась...
Вот и бабочка росу
С хризантемы пьет. (Г.О. М.)
*****

Начало осени. И бабочка,


забывшись, последнюю росу
из хризантемы так жадно пьёт!
_________________________

О! камелия
Опадая пролила
Воду из цветка... (Г.О. М.)
*****

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...ПОДРОБНЕЕLITRES.RU 18+Игра
RAID: Shadow Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года.
Поразительная детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!

ПОДРОБНЕЕPLARIUM.COM 18+Скачайте книгу


по Таро бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание значений
карт и раскладов. Скачать!ПОДРОБНЕЕLP.RUSTARO.RU
Умчалось! Лето провожая
Грустит камелия, слезой
росу и лепестки роняя.
______________________

Высока вода!
И в пути придется спать
Звездам по скалам... (Г.О. М.)
*****

Небо на землю опустилося, -


Поднялась вода. Нынче на скалах
звёздам ночевать!
_______________________

Ночью при луне


У подножья гор туман,
Облачны поля... (Г.О.М.)
*****
Горы облачны. В молоке поля
у подножия. Ночью под луной
стелется туман...
___________________

Как заговоришь
Осенью при ветре ты,
Холодно губам... (Г.О.М.)
*****

Торопись сказать! Осенью


На ветру холодно губам, -
стыло на сердце.
________________

Повернись сюда!
Сумерками осенью
Скучно ведь и мне... (Г.О.М.)
*****

Обернись ко мне! В хмурых


сумерках старой осени
так печально мне!
_________________

Осенью такой
Как живется в облаках
Птицам в холода? (Г.О.М.)
*****
Яндекс.Директ18+Как избавиться от шума
в ушахУзнайте причину шума в ушах и голове посетив бесплатный

вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU 18+
Библиотека электронных книг онлайнЧитай книги онлайн и общайся
с автором! Большая бесплатная библиотекаLITNET.COM

Союз Писателей издаст Вашу книгу!Издание


и продвижение Ваших произведений! Ждем молодых авторов!ISP-
ORG.RU
Осень, осень... Холода множатся.
Как живётся в облаках мёрзлых
птицам – как им можется?!
_______________________

Думается мне:
Ад похож на сумерки
Поздней осенью... (Г.О.М.)
*****

Мнится - видится: Ад –
как сумерки поздней осенью…
Хуже некуда!
______________________

Вот занятно как


Превратится ли он в снег,
Этот зимний дождь? (Г.О.М.)

*****
Ледяная изморось: кап, кап, - дрожь.
Превратишься ли ты в снег,-
скучный зимний дождь?!
__________________________________

Ведь не умерли
Под снегом вялые
Камышей цветы? (Г.О.М.)
*****

Совсем завяли камышей цветы, -


погибли или о весне в снегу
им снятся сны?
____________________

Только снег пойдет, -


Балки гнутся в потолке
Хижины моей... (Г.О.М.)
*****

Снег падает – трещит тростник


на крыше. В лачуге холодно, -
летите думы выше!
____________________

Хоть и холодно, -
Но в пути вдвоем заснуть
Очень хорошо! (Г.О.М.)
*****

Яндекс.ДиректЖаклин Морли – Театр эпохи...Купить


за 249 ₽. «Театр эпохи Шекспира» открывает серию

красочных...ПОДРОБНЕЕLITRES.RU 18+Игра
RAID: Shadow Legends для ПК!Новая РПГ-игра 2020 года.
Поразительная детализация героев. Скачай бесплатно на ПК!
ПОДРОБНЕЕPLARIUM.COM 18+Скачайте книгу
по Таро бесплатно!Всё о Таро в книге Мастера. Описание значений
карт и раскладов. Скачать!ПОДРОБНЕЕLP.RUSTARO.RU
Так уж холодно! Ветер лют.
Ах, вдвоём заснуть на пути -
так бы сладостно!
______________________

Чтобы видеть снег -


До того, что с ног валюсь, -
Я брожу везде. (Г.О.М.)
*****

1. Снег первой ризою укрыл поля.


С ног падаю, но всё брожу,брожу
я от суеты вдали...

2. Гляжу на снег. Уже замёрз, застыл, -


А всё не надышусь снегов дыханьем.
...Как уберечь сиянье чистоты?!

1. Георгий Оскарович Монзелер (1900 – 1959) -- японовед и


китаевед. В 1930–1931 – преподаватель ЛГУ. В 1934 был выслан
(возможно, уехал сам, спасаясь от ареста), на Север, где работал «в
экспедиции по обследованию ресурсов Кольского полуострова». По
возвращении работал в ЛВИ (до 1938 г.) и других учреждениях АН
СРСР. Переводил стихи (Ли Бо, Басё), чаще выступал как автор
подстрочников (для Гитовича, Ахматовой и других).

2. Приведённый выше перевод Монзелер «Из стихотворных циклов


Басё» напечатан в сборнике под редакцией - Конрад Н. И. Японская
литература в образцах и очерках. Том 1. С. 463-465. Ленинград.
Издание института живых восточных языков имени А. С. Енукидзе,
1927 г.

3. По японскому поверью кукушка плачет красными слезами

4. Лето в Японии – скучный сезон дождей.

- (псевдоним; другой псевдоним ‒ Мунэфуса; настоящее имя ‒


Дзинситиро) (1644, Уэно, провинция Ига, ‒ 12.10.1694, Осака),
японский поэт, теоретик стиха. Родился в семье самурая. С 1664 в
Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с 1672 в… …

- (1644 94), японский поэт. Вершинные образцы философской лирики


в жанре хокку, полной изящной простоты и гармоничного восприятия
мира; шуточные рэнга (стихотворения цепи). Наследие Мацуо Басе и
его учеников составило 7 антологий, в том числе… … Современная
энциклопедия

Яндекс.Директ18+Как избавиться от шума
в ушахУзнайте причину шума в ушах и голове посетив бесплатный
вебинар.DOCTORSHISHONIN.RU 18+
Библиотека электронных книг онлайнЧитай книги онлайн и общайся
с автором! Большая бесплатная библиотекаLITNET.COM

Зарабатывай дома, работая 2-3 ч.Бесплатный


курс «Специалист по Интернет Рекламе» за 10 дней! Записывайтесь
до 17.08.20PROFIINTERNET.ARTUR-GRANT.RU
- (1644 1694), японский поэт. Философская лирика в жанре хокку
(около 2 тыс.), полная изящной простоты и гармонического
восприятия мира; шуточные рэнга (стихотворения »цепи»). Наследие
Мацуо и его учеников составило 7 антологий, в том числе,…
… Энциклопедический словарь

МАЦУО Басё - (др. псевд. Мунэфуса; наст. имя Дзинситиро)


(1644—94), японский поэт, теоретик поэзии. Стихи: ок. 2000 хокку;
шуточные рэнга. Поэтич. наследие М. и его учеников составили 7
антологий: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686),
«Заглохшее… … Литературный энциклопедический словарь

- (настоящее имя Мунэфуса, 1644–1694) великий японский поэт,


сыгравший большую роль в становлении поэтического жанра хайкай.
Басё родился в провинции Ига, в центральной части острова Хонсю, в
небогатой самурайской семье, в детстве получил хорошее… … Вся
Япония

Басё (псевдоним; другой псевдоним Мунэфуса; настоящее имя


Дзинситиро) (1644, Уэно, провинция Ига, 12.10.1694, Осака),
японский поэт, теоретик стиха. Родился в семье самурая. С 1664 в
Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с… … Большая
советская энциклопедия

См. Мацуо Басё. * * * БАСЕ БАСЕ, см. Мацуо Басе (см. МАЦУО Басе)
… Энциклопедический словарь

Турнир по профессиональному сумо Мацуо Басё (1644 1694) японский


поэт Список значений слова или словосочетания со ссылками на
соответствующие с … Википедия

Басё - БАСЁ, см. Мацуо Басё … Биографический словарь

Бусон: Портрет Басё Мацуо Басё (яп. 松尾芭蕉 (псевдоним); при


рождении названный Киндзаку, по достижении совершеннолетия
Мунэфуса (яп. 宗房); ещё одно имя Дзинситиро (яп. 甚七郎)) великий
японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в Уэно,… …
Википедия

Книги

 Стихи (изд. 2012 г.) , Мацуо Басё. Мацуо Басё - великий


японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в
небольшом замковом городе Уэно, провинция Ига (остров
Хонсю). Умер 12 октября 1694 в Осаке. Почувствовав
идейную…
 Басё , Басё Мацуо. Эта книга будет изготовлена в
соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-
Demand. Мацуо Басё - великий японский поэт, теоретик
стиха. Родился в 1644 году в небольшом замковом городе…

Мацуо Басе

В поэзии к началу XVII в. господствовал жанр хайку


(хокку),семнадца-тисложных трехстиший с размером 5-7-5 слогов.
Богатейшая поэтическая традиция и культура Японии создали
условия, при которых на таком тесном стихотворном пространстве,
какое предоставляет хайку (от 5 до 7 слов в одном стихотворении),
стало возможным создавать поэтические шедевры с несколькими
смысловыми рядами, намеками, ассоциациями, даже пародиями, с
идейной нагрузкой, объяснение которой в прозаическом тексте
занимает иногда несколько страниц и вызывает разнотолки и споры
многих поколений знатоков.
Интерпретациям одного только трехстишия Басе «Старый пруд»
посвящены многие десятки статей, очерков, разделов в книгах.
Приведенная К- П. Кирквудом интерпретация Нитобэ Инадзо — одна
из них, и при этом далеко не самая
убедительная.

В описанное в книге время существовало три школы хайку: Тэймон


(основатель Мацунага Тэйтоку, 1571 -1653)
Мацунага Тэйтоку (1571-1653) ,

Данрин (основатель Нисияма Соин, 1605-1686)

и Сефу (во главе с Мацуо Басе, 1644-1694).


В наше время представление о поэзии хайку в первую очередь
ассоциируется с именем Басе,который оставил богатое поэтическое
наследие, разработал поэтику и эстетику жанра. Для усиления
экспрессии он ввел цезуру после второго стиха, выдвинул три
основных эстетических принципа поэтической миниатюры: изящная
простота (саби) ,
ассоциативное сознание гармонии прекрасного (сиори) (Понятие
сиори заключает два аспекта. Сиори (букв. «гибкость») вносит в
стихотворение чувство печали и сострадания к изображаемому и в
тоже время определяет характер выразительных средств, их
направленность на создание необходимого ассоциативного
подтекста…
…Кёрай объяснял сиори следующим образом: «Сиори — это то, что
говорит о сострадании и жалости, но не прибегает при этом к помощи
сюжета, слов, приёмов. Сиори и стихотворение, наполненное
состраданием и жалостью, не одно и то же. Сиори коренится внутри
стихотворения и проявляется в нём. Это то, о чём трудно сказать
словами и написать кистью. Сиори заключено в недосказанности
(ёдзё) стихотворения». Кёрай подчёркивает, что чувство, которое
несёт в себе сиори, не может быть передано обычными средствами —
оно составляет ассоциативный подтекст стихотворения… Бреславец
Т.И. Поэзия Мацуо Басе. М. Наука. 1981г. 152 с)

и глубина проникновения (хосоми) .

Бреславец Т.И. пишет: «Хосоми определяет стремление поэта постичь


внутреннюю жизнь каждого, даже самого незначительного явления,
проникнуть в его сущность, выявить его истинную красоту и может
быть соотнесено с дзэнским представлением о духовном слиянии
человека с явлениями и вещами мира. Следуя хосоми (букв.
«тонкость», «хрупкость»), поэт в процессе творчества достигает
состояния духовного единства с объектом поэтического выражения и
в результате постигает его душу. Басё говорил: «Если помыслы поэта
постоянно обращены к внутренней сущности вещей, его
стихотворение воспринимает душу (кокоро) этих вещей».
病雁の 夜さむに落て 旅ね哉
Яму кари-но
Ёсаму-ни отитэ
Табинэ Больной гусь
Падает в холод ночи.
Ночлег в пути 1690 г.
Поэт слышит крик слабой, больной птицы, которая падает где-то
недалеко от места его ночлега. Он проникается ее одиночеством и
печалью, живет единым с ней чувством и сам себя ощущает подобным
больному гусю.
Хосоми является противоположностью принципа футоми (букв,
«сочность», «плотность»). До Басё появлялись хайку, написанные на
основе футоми, в частности, стихи школы «Данрин». У Басё тоже есть
произведения, которые могут быть охарактеризованы этим понятием:
荒海や 佐渡によこたふ 天河
Арэуми я
Садо-яи ёкотау
Ама-но гава Бурное море!
До острова Садо тянется
Небесная река 1689 г.
(Млечный Путь — 天の河, amanogawa; прим. Shimizu)
Хайку выражает огромность мира, вселенскую беспредельность. Если,
основываясь на футоми, поэт изображает величие природы в ее
мощных проявлениях, то хосоми противоположного свойства - оно
призывает поэта к углубленному созерцанию природы, осознанию ее
красоты в скромных явлениях. Раскрытию этого положения может
служить следующее хайку Басё:
よくみれば 薺はなさく 垣ねかな
Ёку мирэба
Надзуна хана саку
Какинэ кана Вгляделся пристально -
Цветы пастушьей сумки цветут
У ограды 1686 г.
В стихотворении описано неприметное растение, но для поэта оно
заключает в себе всю красоту мира. В этом отношении хосоми
смыкается с традиционным представлением японцев о прекрасном как
о хрупком, малом и слабом.
Увлечение мировоззрением дзэн-буддизма и традиционной эстетикой
привело поэта к совершенствованию в хайку принципа
недосказанности: автор минимальными языковыми средствами
выделяет характерную черту, давая направленный импульс
воображению читателя, предоставляя ему возможность наслаждаться
и музыкой
стиха, и неожиданным сочетанием образов, и самостоятельностью
мгновенного проникновения в суть предмета (сатори).»

В мировой поэзии Мацуо Басе обычно не сравнивают ни с одним из


поэтов. Дело здесь заключается и в своеобразии жанра, и в роли
поэзии в культуре и быту японцев, и в специфике творчества самого
Басе. Аналогии с европейскими
поэтами-символистами касаются обычно одной черты его творчества
— умения обобщить образ, сопоставляя несопоставимое. Факт у Басе
превращается в символ, но в символике поэт демонстрирует
высочайший реализм. В своем
поэтическом воображении он умел как бы войти в предмет, стать им,
а потом выразить это в стихе с гениальным лаконизмом. «Поэт, —
говорил он, — должен стать сосной, в которую входит человеческое
сердце». Приведя это
высказывание, португальский литературовед Армандо М. Жанейра
заключает:
«Этот процесс если не противоположен, то отличается от того,
который описан западными поэтами. Поэзия для Басе приходит от
духовного озарения»
При анализе образа «сиратама» («белая яшма») А. Е. Глускина
отметила трансформацию его содержания от значений чистого,
дорогого и прекрасного к значениям хрупкого и непрочного .
Подобное понимание красоты было развито в представлении о
«печальном очаровании вещей», поэтому не случайно Ота Мидзухо
говорит, что хосоми Басё восходит к той особой тонкости чувств,
которая звучит в стихах Ки-но Цураюки. В этот же период, как
отметил К. Рехо, идеал японской красоты в ее существенных чертах
был выражен в памятнике IX в.- «Повести о Такэтори» («Такэтори
моногатари»), в которой говорилось, что старик Такэтори нашел в
коленце бамбука крошечную девочку, обворожившую знатных
юношей,- «эстетизм японцев основан на том, что внешним знакам
ложной значительности противопоставляется значительность слабого
и малого».
Японские исследователи показывают также соотнесенность хосоми с
идеями Сюндзэй, который при характеристике танка пользовался
термином «тонкость души» (кокоро хососи) и особенно подчеркивал,
что тонкость образа танка должна соединяться с его глубиной, с
«глубиной души» (кокоро фукаси). Эти идеи были близки Басё,
который учился у обоих предшественников поэтическому мастерству.
В стихах поэта звучит та же искренность, проникновенность. Можно
считать, что и сам термин «хосоми» имеет своим источником
японскую эстетическую традицию.»
Правомерно, как полагают японские филологи, и сопоставление
хосоми Басё с теорией о трех типах вака, которую выдвигал
император Готоба (1180 - 1239). Он учил, что о весне и лете нужно
писать широко, свободно; танка о зиме и осени должны передавать
атмосферу увядания, быть хрупкими; о любви нужно писать изящные,
легкие танка. Положение о зимних и осенних танка действительно
созвучно хосоми Басё, однако хосоми не ограничивается тематически
или каким-либо определенным настроением (печаль, одиночество),
поскольку оно является эстетической установкой поэта, отражающей
одну из сторон его метода художественного осмысления
действительности, и подобно саби, может проявляться как в
печальном стихотворении, так и в веселом.
К вопросу о хосоми, в поэзии хайку обращались ученики поэта; в
частности, Кёрай в своих записках объяснял: «Хосоми нет в слабом
стихотворении… Хосоми заключено в содержании стихотворения
(куи). Для наглядности приведу пример:
Торидомо мо
Нэиритэ иру ка
Ёго-но уми А птицы
Тоже спят?
Озеро Ёго.
Роцу
Это хайку Басё охарактеризовал как стихотворение, содержащее
хосоми». Кёрай подчеркивает, что хосоми, указывая на чувство
тонкое, хрупкое, предполагает и его эмоциональную силу.
Роцу говорит о птицах, которым так же холодно спать на озере, как и
заночевавшему в пути поэту. Роцу передает в стихотворении чувство
сопереживания, духовного слияния поэта с птицами. По своему
содержанию хайку может быть соотнесено со следующим
стихотворением Басё, которое тоже описывает ночлег странника:

Кусамакура
Ину мо сигуруру ка
Ёру-но коэ
Подушка из трав
Собака тоже мокнет под дождем?
Голос ночи 1683 г.
Бреславец Т.И. Поэзия Мацуо Басё, ГРВЛ изд-ва «НАУКА», 1981

Басе (1644-1694) — сын самурая из Уэно в провинции Ига. Басе много


учился, изучал китайскую и классическую поэзию, знал медицину.
Изучение великой китайской поэзии приводит Басе к мысли о
высоком назначении поэта. Мудрость Конфуция, высокая
человечность Ду Фу, парадоксальность Чжуан Цзы влияют на его
поэзию.

Дзен буддизм оказал большое влияние на культуру его времени.


Немного о Дзэн. Дзэн – это буддийский путь достижения прямой
духовной реализации, ведущей к непосредственному восприятию
действительности. Дзэн является религиозным путем, но он выражает
действительность обычными повседневными понятиями. Одни из
учителей дзэна Уммон советовал поступать в соответствии с
действительностью: «Когда идете — идите, когда сидите — сидите. И
не сомневайтесь, что это именно так». Дзэн пользуется парадоксами
для того, чтобы освободить нас из ментальных тисков. Но это конечно
короткое и малообъясняющее определение дзен. Определить его
трудно.
Например, мастер Фудаиши представил это так:
«Иду я с пустыми руками,
Однако в руках моих меч.
Пешком я иду по дороге,
Но еду верхом на быке.
Когда же иду через мост я,
О чудо!
Не движется речка,
Но движется мост.
Дзэн так же отрицает противоположности. Это отказ от крайностей
полного восприятия и полного отрицания. Уммон сказал как-то: «В
дзэне существует абсолютная свобода».
И в поэзии Басе ощущается присутствие дзэна. Басе пишет:«Учись у
сосны быть сосной».
Японская поэзия постоянно стремится освободиться от всего лишнего.
Поэт в гуще жизни, но он одинок — это «саби». Стиль «сефу», в
основе которого лежал принцип «саби», создал поэтическую школу, в
которой выросли такие поэты как Кикаку, Рансэцу и др. Но сам Басе
шел еще дальше. Он выдвигает принцип «каруми» — лёгкости. Эта
легкость оборачивается высокой простотой. Поэзия создается из
простых вещей и вмещает в себя целый мир. Оригинальное японское
хайку состоит из 17 слогов, составляющих один столбец иероглифов.
При переводе хайку на западные языки традиционно - с самого
начала XX века, когда такой перевод начал происходить, - местам
возможного появления киридзи соответствует разрыв строки и, таким
образом, хайку записываются как трехстишия.
Хайку — всего три строчки. Каждое стихотворение – маленькая
картина. Басе «рисует», намечая немногими словами то, что мы
домысливаем, скорее, воссоздаем в воображении в виде в образов.
Стихотворение запускает механизмы чувственной памяти-можно вдруг
ощутить запах дыма горящего сена и листьев во время уборки сада
осенью, вспомнить и почувствовать прикосновение травинок к коже,
когда лежал на поляне или в парке, аромат яблони особой,
неповторимой для тебя весны, влагу дождя на лице и чувство
свежести.
Басе как бы говорит: всматривайся в привычное-увидишь необычное,
всматривайся в некрасивое – увидишь красивое, всматривайся в
простое-увидишь сложное, всматривайся в частицы увидишь целое,
всматривайся в малое-увидишь великое.

Хайку Басе в переводах В. Соколова


xxx

Протянул ирис
Листья к брату своему.
Зеркало реки.
Снег согнул бамбук,
Словно мир вокруг него
Перевернулся.

Парят снежинки
Густою пеленою.
Зимний орнамент.

Полевой цветок
В лучах заката меня
Пленил на миг.

Вишни расцвели.
Не открыть сегодня мне
Тетрадь с песнями.

Веселье кругом.
Вишни со склона горы,
Вас не позвали?

Над вишней в цвету


Спряталась за облака
Скромница луна.

Тучи пролегли
Между друзьями. Гуси
Простились в небе.

Леса полоса
На склоне горы, словно
Пояс для меча.
Все, чего достиг?
На вершины гор, шляпу
Опустив, прилег.

Ветер со склонов
Фудзи в город забрать бы,
Как бесценный дар.

Долгий путь пройден,


За далеким облаком.
Сяду отдохнуть.

Взгляд не отвести —
Луна над горной грядой,
Родина моя.

Новогодние
Ели. Как короткий сон,
Тридцать лет прошло.

«Осень пришла!» —
Шепчет холодный ветер
У окна спальни.

Майские дожди.
Как моря огни, блестят
Стражи фонари.

Ветер и туман —
Вся его постель. Дитя
Брошено в поле.
На черной ветке
Ворон расположился.
Осенний вечер.

Добавлю в свой рис


Горсть душистой сон-травы
В ночь на Новый год.

Срез спиленного
Ствола вековой сосны
Горит, как луна.

Желтый лист в ручье.


Просыпайся, цикада,
Берег все ближе.

Свежий снег с утра.


Лишь стрелки лука в саду
Приковали взор.

Разлив на реке.
Даже у цапли в воде
Коротки ноги.

Для чайных кустов


Сборщица листа — словно
Ветер осени.

Горные розы,
С грустью глядят на вашу
Красу полевки.
В воде рыбешки
Играют, а поймаешь —
В руке растают.

Пальму посадил
И впервые огорчен,
Что взошел тростник.

Где ты, кукушка?


Привет передай весне
Сливы расцвели.

Взмах весла, ветер


И брызги холодных волн.
Слезы на щеках.

Одежда в земле,
Хоть и праздничный день у
Ловцов улиток.

Стон ветра в пальмах,


Грохот дождя слушаю
Ночи напролет.

Я — прост. Как только


Раскрываются цветы,
Ем на завтрак рис.

Ива на ветру.
Соловей в ветвях запел,
Как ее душа.
Пируют в праздник,
Но мутно мое вино
И черен мой рис.

После пожара
Лишь я не изменился
И дуб вековой.

Кукушки песня!
Напрасно перевелись
Поэты в наши дни.

Новый год, а мне


Только осенняя грусть
Приходит на ум.

На холм могильный
Принес не лотос святой,
А простой цветок.

Притихли травы,
Некому больше слушать
Шелест ковыля.

Морозная ночь.
Шорох бамбука вдали
Так меня влечет.

Выброшу в море
Свою старую шляпу.
Короткий отдых.
Обмолот риса.
В этом доме не знают
Голодной зимы.

Лежу и молчу,
Двери запер на замок.
Приятный отдых.

Хижина моя
Так тесна, что лунный свет
Все в ней озарит.

Язычок огня.
Проснешься — погас, масло
Застыло в ночи.

Ворон, погляди,
Где твое гнездо? Кругом
Сливы зацвели.

Зимние поля,
Бредет крестьянин, ищет
Первые всходы.

Крылья бабочек!
Разбудите поляну
Для встречи солнца.

Отдохни, корабль!
Персики на берегу.
Весенний приют.
Был пленен луной,
Но освободился. Вдруг
Тучка проплыла.

Как воет ветер!


Поймет меня лишь тот, кто
В поле ночевал.

К колокольчику
Цветку долетит ли комар?
Так грустно звенит.

Жадно пьет нектар


Бабочка-однодневка.
Осенний вечер.

Цветы засохли,
Но семена летят,
Как чьи-то слезы.

Ураган, листву
Сорвав, в роще бамбука
На время заснул.

Старый-старый пруд.
Вдруг прыгнула лягушка
Громкий всплеск воды.

Как ни белит снег,


А ветви сосны все равно
Зеленью горят.
Будь внимательным!
Цветы пастушьей сумки
На тебя глядят.

Храм Каннон. Горит


Красная черепица
В вишневом цвету.

Ты проснись скорей,
Стань товарищем моим,
Ночной мотылек!

Букетик цветов
Вернулся к старым корням,
На могилу лег.

Запад ли, Восток…


Везде холодный ветер
Студит мне спину.

Легкий ранний снег,


Только листья нарцисса
Чуть-чуть согнулись.

Вновь выпил вина,


А все никак не усну,
Такой снегопад.

Чайку качает,
Никак спать не уложит,
Колыбель волны.
Замерзла вода,
И лед разорвал кувшин.
Я проснулся вдруг.

Хочется хоть раз


В праздник сходить на базар
Купить табаку.

Глядя на луну,
Жизнь прошел легко, так и
Встречу Новый год.

Кто ж это, ответь,


В новогоднем наряде?
Сам себя не узнал.

Пастушок, оставь
Сливе последнюю ветвь,
Срезая хлысты.

Капуста легче,
Но корзины улиток
Разносит старик.

Помни, дружище,
Прячется в лесной глуши
Сливовый цветок.

Воробей, не тронь
Душистый бутон цветка.
Шмель уснул внутри.
Всем ветрам открыт
Аиста ночлег. Ветер,
Вишни зацвели.

Пустое гнездо.
Так и покинутый дом —
Выехал сосед.

Треснула бочка,
Майский дождь все льет.
Проснулся ночью.

Мать похоронив,
Друг все стоит у дома,
Смотрит на цветы.

Совсем исхудал,
И волосы отросли.
Долгие дожди.

Иду посмотреть:
Гнезда уток залили
Майские дожди.

Стучит и стучит
У домика лесного
Дятел-трудяга,

Светлый день, но вдруг —


Маленькая тучка, и
Дождь заморосил.
Сосновая ветвь
Коснулась воды — это
Прохладный ветер.

Прямо на ногу
Вдруг выскочил шустрый краб.
Прозрачный ручей.

В жару крестьянин
Прилег на цветы вьюнка.
Так же прост наш мир.

Спать бы у реки
Среди пьянящих цветов
Дикой гвоздики.

Он дыни растил
В этом саду, а ныне —
Холод вечера.

Ты свечу зажег.
Словно молнии проблеск,
В ладонях возник.

Луна проплыла,
Ветви оцепенели
В блестках дождевых.

Кустарник хаги,
Бездомную собаку
На ночь приюти.
Свежее жниво,
По полю цапля идет,
Поздняя осень.

Молотильщик вдруг
Остановил работу.
Там луна взошла.

Праздники прошли.
Цикады на рассвете
Все тише поют.

Вновь встают с земли


Опущенные дождем
Хризантем цветы.

Чернеют тучи,
Вот-вот прольются дождем
Только Фудзи бел.

Мой друг, весь в снегу,


С лошади упал — винный
Хмель свалил его.

В деревне приют
Всем хорош для бродяги.
Озимые взошли.

Верь в лучшие дни!


Деревце сливы верит:
Весной зацветет.
На огне из хвои
Высушу полотенце.
Снежный вихрь в пути.

Снег кружит, но ведь


В этом году последний
День полнолунья.
xxx

Персики цветут,
А я жду все не дождусь
Вишни цветенья.

В мой стакан с вином,


Ласточки, не роняйте
Комочки земли.

Двадцать дней счастья


Я пережил, когда вдруг
Вишни зацвели.

Прощайте, вишни!
Цветенье ваше мой путь
Теплом согреет.

Трепещут цветы,
Но не гнется ветвь вишни
Под гнетом ветра.

Мацуо Басе был японским поэтом 17-го века, который считается


величайшим мастером хайку - очень короткая форма поэзии. Как
самый известный поэт эпохи Эдо в Японии, он был широко популярен
при жизни, и его слава многократно увеличивалась на протяжении
столетий после его смерти. Считалось, что его отец был самураем
низкого ранга, и Басе начал работать в качестве слуги с ранних лет,
чтобы заработать себе на жизнь. Его учитель Тодо Йоситада любил
поэзию, и, находясь в его обществе, сам Басе также полюбил эту
литературную форму. В конце концов, он изучил поэзию Китамуры
Кигина, известного киотского поэта, и углубился в познание учения
даосизм, которое сильно повлияло на него. Мацуо начал писать стихи,
которые получили широкое признание в литературных кругах и
утвердили его как талантливого поэта. Известный своей краткостью и
ясностью в выражении, этот человек получил славу в качестве
мастера хайку. Он был учителем по профессии и достиг успеха, но это
не давало ему удовлетворения. Несмотря на то, что его
приветствовали в известных литературных кругах Японии, Басе
избегал общественной жизни и блуждал по всей стране в поисках
вдохновения для письма. Добился большой популярности еще при
жизни, хотя никогда не чувствовал себя спокойно с самим собой и
постоянно пребывал в мучительной душевной суматохе.

Этот японский поэт родился в 1644 году недалеко от Уэно, в


провинции Ига. Его отец, вероятно, был самураем. У Мацуо Басе было
несколько братьев и сестер, многие из которых впоследствии стали
фермерами. Он начал работать, когда был еще ребенком. Изначально
юноша был слугой Тодо Йоситады. Его хозяин интересовался поэзией
и понимал, что Басе тоже любит поэзию, таким образом, он
взращивал литературные интересы мальчика. В 1662 году было
опубликовано первое сохранившееся стихотворение Мацуо, а два
года спустя был выпущен его первый сборник хайку. Йоситада
внезапно умер в 1666 году, положив конец мирной жизни Басе как
слуги. Теперь ему пришлось искать другой способ получения средств
к существованию. Поскольку его отец был самураем, Басе мог бы
стать одним из них, но он предпочел отказаться от этого варианта
карьеры.

Несмотря на то, что он не был уверен, хочет ли стать поэтом, Басе


продолжал сочинять стихи, которые были опубликованы в антологиях
в конце 1660-х годов. В 1672 году вышел сборник, содержащий его
собственные работы, а также работы других авторов школы Тейтоку.
Вскоре он приобрел репутацию умелого поэта, а его поэзия
прославилась своим простым и естественным стилем. Басе стал
учителем и имел 20 учеников к 1680 году. Ученики очень уважали его
и построили для него деревенскую хижину, тем самым предоставив
своему учителю его первый постоянный дом. Однако хижина сгорела
в 1682 году, а вскоре после этого, через год умерла мать поэта. Это
сильно огорчило Басе, и он решил отправиться в путешествие, чтобы
обрести спокойствие. Подавленный, мастер хайку путешествовал один
на опасных маршрутах, ожидая смерти в пути. Но его путешествия не
заканчивались, состояние ума улучшалось, и он начал наслаждаться
своими странствиями и новыми впечатлениями, которые получал.
Именно путешествия оказали огромное влияние на его писания, а
стихи приобрели интересный тон, когда Мацуо писал о своих
наблюдениях за миром. Он вернулся домой в 1685 году и возобновил
работу преподавателя поэзии. В следующем году написал хайку,
описывая лягушку, прыгающую в воду. Это стихотворение стало
одним из его самых известных литературных произведений.

Поэт Мацуо Басе жил простой и строгой жизнью, избегая всякой


яркой городской общественной деятельности. Несмотря на его успех
как поэта и учителя, он никогда не был в мире с самим собой и
старался избегать общества других. Однако в последние годы стал
более общительным и делил дом со своим племянником и его
подругой. Мацуо страдал болезнью желудка и умер 28 ноября 1694
года.
https://ik-ptz.ru/diktanty-po-russkomu-yazyku--2-klass/yaponskaya-poeziya-bas-macuo-base-
biografiya-fakty-iz-zhizni-foto.html

Мицуо Басе, (1644-1694). Хайку

xxx

      Луна-проводник
      Зовет: "Загляни ко мне".
      Дом у дороги.

xxx

      Скучные дожди,
      Сосны разогнали вас.
      Первый снег в лесу.

xxx

      Протянул ирис
      Листья к брату своему.
      Зеркало реки.
xxx

      Снег согнул бамбук,


      Словно мир вокруг него
      Перевернулся.

xxx

      Парят снежинки
      Густою пеленою.
      Зимний орнамент.

xxx

      Полевой цветок
      В лучах заката меня
      Пленил на миг.

xxx

      Вишни расцвели.
      Не открыть сегодня мне
      Тетрадь с песнями.
xxx

      Веселье кругом.
      Вишни со склона горы,
      Вас не позвали?

xxx

      Над вишней в цвету


      Спряталась за облака
      Скромница луна.

xxx

      Тучи пролегли
      Между друзьями. Гуси
      Простились в небе.

xxx

      Леса полоса
      На склоне горы, словно
      Пояс для меча.
xxx

      Все, чего достиг?


      На вершины гор, шляпу
      Опустив, прилег.

xxx

      Ветер со склонов
      Фудзи в город забрать бы,
      Как бесценный дар.

xxx

      Долгий путь пройден,


      За далеким облаком.
      Сяду отдохнуть.

xxx

      Взгляд не отвести -
      Луна над горной грядой,
      Родина моя.
xxx

      Новогодние
      Ели. Как короткий сон,
      Тридцать лет прошло.

xxx

      "Осень пришла!" -
      Шепчет холодный ветер
      У окна спальни.

xxx

      Майские дожди.
      Как моря огни, блестят
      Стражи фонари.

xxx

      Ветер и туман -
      Вся его постель. Дитя
      Брошено в поле.
xxx

      На черной ветке
      Ворон расположился.
      Осенний вечер.

xxx

      Добавлю в свой рис


      Горсть душистой сон-травы
      В ночь на Новый год.

xxx

      Срез спиленного
      Ствола вековой сосны
      Горит, как луна.

xxx

      Желтый лист в ручье.


      Просыпайся, цикада,
      Берег все ближе.
xxx

      Свежий снег с утра.


      Лишь стрелки лука в саду
      Приковали взор.

xxx

      Разлив на реке.
      Даже у цапли в воде
      Коротки ноги.

xxx

      Для чайных кустов


      Сборщица листа - словно
      Ветер осени.

xxx

      Горные розы,
      С грустью глядят на вашу
      Красу полевки.
xxx

      В воде рыбешки
      Играют, а поймаешь -
      В руке растают.

xxx

      Пальму посадил
      И впервые огорчен,
      Что взошел тростник.

xxx

      Где ты, кукушка?


      Привет передай весне
      Сливы расцвели.

xxx

      Взмах весла, ветер


      И брызги холодных волн.
      Слезы на щеках.
xxx

      Одежда в земле,
      Хоть и праздничный день у
      Ловцов улиток.

xxx

      Стон ветра в пальмах,


      Грохот дождя слушаю
      Ночи напролет.

xxx

      Я - прост. Как только


      Раскрываются цветы,
      Ем на завтрак рис.

xxx

      Ива на ветру.
      Соловей в ветвях запел,
      Как ее душа.
xxx

      Пируют в праздник,
      Но мутно мое вино
      И черен мой рис.

xxx

      После пожара
      Лишь я не изменился
      И дуб вековой.

xxx

      Кукушки песня!
      Напрасно перевелись
      Поэты в наши дни.

xxx

      Новый год, а мне


      Только осенняя грусть
      Приходит на ум.
xxx

      На холм могильный
      Принес не лотос святой,
      А простой цветок.

xxx

      Притихли травы,
      Некому больше слушать
      Шелест ковыля.

xxx

      Морозная ночь.
      Шорох бамбука вдали
      Так меня влечет.

xxx

      Выброшу в море
      Свою старую шляпу.
      Короткий отдых.
xxx

      Обмолот риса.
      В этом доме не знают
      Голодной зимы.

xxx

      Лежу и молчу,
      Двери запер на замок.
      Приятный отдых.

xxx

      Хижина моя
      Так тесна, что лунный свет
      Все в ней озарит.

xxx

      Язычок огня.
      Проснешься - погас, масло
      Застыло в ночи.
xxx

      Ворон, погляди,
      Где твое гнездо? Кругом
      Сливы зацвели.

xxx

      Зимние поля,
      Бредет крестьянин, ищет
      Первые всходы.

xxx

      Крылья бабочек!
      Разбудите поляну
      Для встречи солнца.

xxx

      Отдохни, корабль!
      Персики на берегу.
      Весенний приют.
xxx

      Был пленен луной,


      Но освободился. Вдруг
      Тучка проплыла.

xxx

      Как воет ветер!


      Поймет меня лишь тот, кто
      В поле ночевал.

xxx

      К колокольчику
      Цветку долетит ли комар?
      Так грустно звенит.

xxx

      Жадно пьет нектар


      Бабочка-однодневка.
      Осенний вечер.
xxx

      Цветы засохли,
      Но семена летят,
      Как чьи-то слезы.

xxx

      Ураган, листву
      Сорвав, в роще бамбука
      На время заснул.

xxx

      Старый-старый пруд.
      Вдруг прыгнула лягушка
      Громкий всплеск воды.

xxx

      Как ни белит снег,


      А ветви сосны все равно
      Зеленью горят.
xxx

      Будь внимательным!
      Цветы пастушьей сумки
      На тебя глядят.

xxx

      Храм Каннон. Горит


      Красная черепица
      В вишневом цвету.

xxx

      Ты проснись скорей,
      Стань товарищем моим,
      Ночной мотылек!

xxx

      Букетик цветов
      Вернулся к старым корням,
      На могилу лег.
xxx

      Запад ли, Восток...


      Везде холодный ветер
      Студит мне спину.

xxx

      Легкий ранний снег,


      Только листья нарцисса
      Чуть-чуть согнулись.

xxx

      Вновь выпил вина,


      А все никак не усну,
      Такой снегопад.

xxx

      Чайку качает,
      Никак спать не уложит,
      Колыбель волны.
xxx

      Замерзла вода,
      И лед разорвал кувшин.
      Я проснулся вдруг.

xxx

      Хочется хоть раз


      В праздник сходить на базар
      Купить табаку.

xxx

      Глядя на луну,
      Жизнь прошел легко, так и
      Встречу Новый год.

xxx

      Кто ж это, ответь,


      В новогоднем наряде?
      Сам себя не узнал.
xxx

      Пастушок, оставь
      Сливе последнюю ветвь,
      Срезая хлысты.

xxx

      Капуста легче,
      Но корзины улиток
      Разносит старик.

xxx

      Помни, дружище,
      Прячется в лесной глуши
      Сливовый цветок.

xxx

      Воробей, не тронь
      Душистый бутон цветка.
      Шмель уснул внутри.
xxx

      Всем ветрам открыт


      Аиста ночлег. Ветер,
      Вишни зацвели.

xxx

      Пустое гнездо.
      Так и покинутый дом -
      Выехал сосед.

xxx

      Треснула бочка,
      Майский дождь все льет.
      Проснулся ночью.

xxx

      Мать похоронив,
      Друг все стоит у дома,
      Смотрит на цветы.
xxx

      Совсем исхудал,
      И волосы отросли.
      Долгие дожди.

xxx

      Иду посмотреть:
      Гнезда уток залили
      Майские дожди.

xxx

      Стучит и стучит
      У домика лесного
      Дятел-трудяга,

xxx

      Светлый день, но вдруг -


      Маленькая тучка, и
      Дождь заморосил.
xxx

      Сосновая ветвь
      Коснулась воды - это
      Прохладный ветер.

xxx

      Прямо на ногу
      Вдруг выскочил шустрый краб.
      Прозрачный ручей.

xxx

      В жару крестьянин
      Прилег на цветы вьюнка.
      Так же прост наш мир.

xxx

      Спать бы у реки
      Среди пьянящих цветов
      Дикой гвоздики.
xxx

      Он дыни растил
      В этом саду, а ныне -
      Холод вечера.

xxx

      Ты свечу зажег.
      Словно молнии проблеск,
      В ладонях возник.

xxx

      Луна проплыла,
      Ветви оцепенели
      В блестках дождевых.

xxx

      Кустарник хаги,
      Бездомную собаку
      На ночь приюти.
xxx

      Свежее жниво,
      По полю цапля идет,
      Поздняя осень.

xxx

      Молотильщик вдруг
      Остановил работу.
      Там луна взошла.

xxx

      Праздники прошли.
      Цикады на рассвете
      Все тише поют.

xxx

      Вновь встают с земли


      Опущенные дождем
      Хризантем цветы.
xxx

      Чернеют тучи,
      Вот-вот прольются дождем
      Только Фудзи бел.

xxx

      Мой друг, весь в снегу,


      С лошади упал - винный
      Хмель свалил его.

xxx

      В деревне приют
      Всем хорош для бродяги.
      Озимые взошли.

xxx

      Верь в лучшие дни!


      Деревце сливы верит:
      Весной зацветет.
xxx

      На огне из хвои
      Высушу полотенце.
      Снежный вихрь в пути.

xxx

      Снег кружит, но ведь


      В этом году последний
      День полнолунья.

xxx

      Персики цветут,
      А я жду все не дождусь
      Вишни цветенья.

xxx

      В мой стакан с вином,


      Ласточки, не роняйте
      Комочки земли.
xxx

      Двадцать дней счастья


      Я пережил, когда вдруг
      Вишни зацвели.

xxx

      Прощайте, вишни!
      Цветенье ваше мой путь
      Теплом согреет.

xxx

      Трепещут цветы,
      Но не гнется ветвь вишни
      Под гнетом ветра.

ХАЙКУ

      короткий очерк

      Хайку - это суета сует, ловля ветра и томление духа. Для понимания хайку
необходимо представить печаль и грусть одиночества, немного налета старины,
много подтекста, мало слов - всего пять слогов в первой строке, семь - во второй
и пять - в третьей. Хайку состоит из трех строк, но включает в себя весь
окружающий мир и требует взамен лишь немного фантазии, внутренней
свободы и воображения. В Древней Японии хайку являлось простым народным
стихотворением, как, скажем, в России - частушка. Но хайку только внешне
проста и народна, как это стихотворение Мацуо Басе:

      После хризантем,
      Кроме редьки,
      Ничего нет.
      1691г.
      Перевод Т. И. Бреславец
      Поэзия Мацуо Басе
      М, Наука, 1981, 129

      Поэт утверждает: внутренняя красота овоща может быть так же очевидна и


прекрасна, как воспетые в японской лирике цветы хризантем. Но параллель
частушки и хайку не заканчивается на народности происхождения, можно
заметить и композиционную близость с японскими трехстишьями: каждая из
стихотворных строк несет свою смысловую нагрузку: так, первая строка - теза,
вторая - антитеза, а третья - озарение или катарсис. На этом близость с
частушками и заканчивается, поэтому хайку ни в коем случае нельзя перевести
в частушечном рифмованном виде, это не только опустит высокую поэзию до
плебейского восприятия, но и погубит все то, что отличает человеческую
сущность от животного братства.
      Хайку - не стихи, а образ жизни, часть философского восприятия мира по
дзэн-буддизму, для полного погружения в который требуется осмысление таких
категорий, как единение истинности и красоты, гибкости в соединении печали и
сострадания, тонкости и хрупкости в стремлении постичь внутреннюю жизнь
самых незначительных предметов, что соотносится с дзэн-буддистским
представ- лением о духовном слиянии человека с явлениями и вещами
окружающего мира. Необходимо понимание очарования простых вещей,
сочетания легкости, простоты и прозрачности с глубиной мысли и чувств. И
самое главное, ради чего собственно создается хайку, - это озарение или
просветление, наступающее не только вследствие долгих и мучительных
раздумий, но и вслед внутреннему освобождению, почти мгновенно,
неожиданно, вдруг...
      Я чуть доплелся
      До горной ночлежки, как
      Вдруг глициний цвет.
      1686 г.
      Мацуо Басе
      Перевод В.С.

      В хайку так сочетается простое и сложное, что разобраться может каждый, у


кого возникнет желание погружаться в мир одиночества, грусти и счастья
внутреннего прозрения, в мир наслаждений и открытий, мир, который вас
окружает, но в который все же стоит внимательнее вглядеться.

      Владимир Соколов

      БАСп

ПОЭТ-СТРАННИК

      Встретив этого немолодого уже человека, бредущего куда-то в одиночестве


по запыленной дороге, многие его соотечественники были убеждены, что видят
перед собой обычного бродягу, ночующего под открытым небом только лишь
потому, что вряд ли найдется желающий предоставить ему кров.
      Все те, для кого дорога имела конкретную цель, кто спешил по своим делам,
с пренебрежением поглядывали на этого скитальца, чей путь, казалось, был
бесконечен.
      ...Вот он сошел с узкой горной тропки для того, чтобы отдохнуть и
перекусить. Но, хотя скудная трапеза давно окончена, этот человек не спешит
вновь пуститься в путь. Как завороженный, он сидит на том же месте, будто что-
то не дает ему двигаться. Из его сумы появляется тушечница и бумага, на
которой странник оставляет несколько иероглифов:
      Парящих жаворонков выше,
      Я в небе отдохнуть присел, -
      На самом гребне перевала.
      (перевод Веры Марковой)

      История стерла имена всех тех, кто прошел мимо этого человека, бросив на
него надменный взгляд. За более чем три века, что протекли с тех пор, многое
изменилось, и Япония теперь ассоциируется вовсе не с самураями и дзэн-
буддизмом. Остались только эти три строчки и имя их автора - Мацуо Басе.

   ***

      Детство Басе протекало в небольшом замковом городе Уэно провинции Ига,


что на острове Хонсю. В 1644 году в семье самурая Мацуо Едзаэмона родился
третий ребенок. Места, где прошли первые дни жизни будущего поэта,
отличались необыкновенной красотой. И, возможно, именно эта гармония
природы оказала воздействие на формирование его внутреннего мира и
образов, впоследствии нашедших свое отражение в стихах.
      Уже став добровольным скитальцем, навсегда покинув свои родные места и
не приобретя новых, Басе будет часто вспоминать о своей родине, о своем, как
писал он сам, отождествляя себя с бродягой-вороном, "старом гнезде".
      Как известно, Басе - литературный псевдоним поэта, имя, под которым он
запомнился своим соотечественникам и вошел в мировую историю. Главное
имя этого человека, но далеко не единственное. В детстве, сразу же после
рождения, его называли Кинзаку. Но по японскому обычаю, когда мальчик
подрастал и становился мужчиной, на смену детским именам приходили имена
мужские. Мацуо Манэфуса - так назвали будущего поэта, когда он стал
взрослым.
      Родители Кинзаку были людьми не очень богатыми, но образованными. Его
отец и старший брат зарабатывали себе на хлеб преподаванием каллиграфии
при дворах более обеспеченных самураев. И мальчик уже в ранние годы смог
получить неплохое по тем временам образование. Особенно его увлекало
чтение книг китайских авторов, таких, как знаменитый Ду Фу. Книги в те
времена уже были доступны даже дворянам средней руки.
      Многим исследователям творчества великого поэта не дает покоя один
вопрос: когда же его рука, держащая рисовую палочку, впервые прикоснулась к
бумаге для того, чтобы оставить на ней хайку? Вполне возможно, что первые
поэтические опыты Мацуо пришлись еще на те времена, когда он познавал
жизнь в отчем доме. Но, скорее всего, юноша начал писать стихи уже после
того, как отправился на услркение в замок знатного и богатого самурая Тодо
Ешитавы.
      С каждым днем поэзия захватывала Мацуо все больше и больше, и в конце
концов он стал перед выбором - либо оставить службу для того, чтобы всецело
предаться творчеству, либо, полностью или частично, отречься от своего
таланта, получив взамен обеспеченную и лишенную всяких опасностей жизнь.
      Мацуо Манэфуса никогда бы не стал великим Басе, выбери он второе.
      Решение полностью посвятить себя поэзии стоило ему многого. Например,
разрыва со своими родными. Безусловно, семья не одобрила его выбор, и
после того, как Мацуо уходит из дома Ешитавы, на помощь близких ему
рассчитывать не приходится.
      Распрощавшись с Ешитавой, Мацуо отправляется в Эдо, теперешний Токио, -
самый крупный японский город того времени. Все его богатство - сборник
собственных стихов под мышкой и стихи ненаписанные - еще не прожитые
мгновения радости встречи нового дня и печали расставания.
      К тому времени двадцативосьмилетний поэт уже заимел своих первых
поклонников - стихи Собо, как он тогда подписывался, были опубликованы в
нескольких популярных сборниках, не раз они звучали на распространенных
тогда поэтических турнирах. Но кому, как не их автору, было известно:
существовать только за счет своего творчества в Японии тех лет не
представлялось возможным. И вскоре после приезда в Эдо поэт был вынужден
по- ступить на государственную службу и заниматься строительством водных
путей. Однако жизнь чиновника была для Мацуо невыносимой, и прошло
совсем мало времени, прежде чем он вновь обрел свободу.
      Мацуо Манэфуса становится учителем поэзии. В последователях у него
никогда не было недостатка - есть сведения о том, что искусством составления
стихов при его посредничестве овладело в общей сложности более двух тысяч
учеников. Но известность не принесла Мацуо денег, и, по собственному
признанию поэта, первые девять лет, проведенные в Эдо, стали годами
постоянной нужды и заботы о хлебе насущном.
      Полностью посвятить свое время созерцанию и творчеству поэт смог лишь
после того, как один из его учеников, сын богатого торговца рыбой Сампу, по-
настоящему устроил его жизнь, подарив Мацуо небольшую хижину,
расположенную в предместье Эдо Фукагава.
      Поэт с большой радостью принимает этот дар. Его потребности никогда не
были велики; наоборот, он всегда сознательно предпочитал довольствоваться
малым - горстью рисовых зерен и глотком родниковой воды. И маленькая
неухоженная хижина на берегу заброшенного пруда, подвластная всем ветрам,
была для него куда более желанной, чем огромный дворец.
      Это место, не отличавшееся особой красотой, научило поэта видеть
прекрасное во всем, даже в самом обыденном пейзаже. В своей хижине Мацуо
прожил всего лишь несколько лет, но она запомнилась ему надолго.
      У входа в свое жилище поэт посадил банановые пальмы. Поэтому и дом его
вскоре стали называть Басе-ан (Банановая хижина). Отсюда происходит и
псевдоним поэта, ставший намного более известным, чем остальные его имена.
"Басе" переводится как "банановое дерево".
      Но радость спокойной жизни была недолгой - в 1682 году во время
страшного пожара, уничтожившего чуть ли не полгорода, хижина сгорела. Это
было страшной утратой для Басе. Ничто теперь не держит его в Эдо. И в 1684
году он отправляется странствовать.
      Ученики отстроили его хижину, но прошлого было не вернуть. И до конца
своих дней, до 1694 года, Басе вел образ жизни поэта-бродяги - у него теперь
нет своего дома, и ему очень редко хочется оставаться на одном месте долгое
время. Он путешествует в одиночестве, реже - с одним или двумя самыми
близкими учениками. Его мало волнует то, что теперь он похож на обычного
нищего, странствующего из города в город в поисках хлеба насущного. Потертая
одежда и изорванные сандалии были для него более приемлемыми, чем
одеяния короля поэзии.
      "Странник! - это слово станет именем моим", - напишет о себе Басе. Именно
путешествия становятся для поэта источником его вдохновения. После каждого
из них появляется поэтический сборник. "Зимние дни", "Весенние дни",
"Заглохшее поле"... Эти названия более чем красноречивы.
      Странствия учат Басе многому. Он не заботится о завтрашнем дне, ибо живет
даже не сегодняшним днем, а каждым мгновением.
      Он и умер во время одного из таких путешествий, заведшего поэта в город
Осака.

   ***

      Значительную и наиболее важную для нас часть наследия Басе составляют


его хайку - трехстрочные поэтические миниатюры, состоящие всего из 17
слогов:

      В чашечке цветка
      Дремлет шмель. Не тронь его,
      Воробей-дружок!
      (перевод Веры Марковой)

      Именно Басе разработал и передал своим ученикам многие эстетические


принципы сложения хайку, имеющие глубокие корни в японской философии.
Это "сатори" - состояние озарения, когда взгляду открываются вещи,
недоступные другим людям, "саби" - слово, означающее одиночество,
отчуждение от всего внешнего мира, воспоминания, навевающие светлую
грусть.
      Такие ощущения были присущи поэту, когда он коротал свои дни у входа в
банановую хижину, подолгу предаваясь раздумьям. Не покинули они его и
после того, как Басе отправился странствовать. Но его эстетические взгляды
постоянно менялись, эволюционировали. В лексиконе Басе постепенно
появляются такие слова, как "каруми" - легкость и возвышенность, простота
восприятия, "хосоми" - тонкость и ломкость, "сюри" - грусть, сочувствие и,
наконец, "фуэки-рюко" - неизменная изменчивость мира, единство движения и
покоя.
      Хайку Басе последних лет становятся еще более простыми. Сам поэт говорил
своим ученикам, что он стремится к стихам, "мелким, как река Сунагава".
Именно в простоте образов кроется истинная красота, считает Басе:

      Только дохнет ветерок -


      С ветки на ветку ивы
      Бабочка перепорхнет.
      (перевод Веры Марковой)

      Илья Свирин

http://lib.ru/JAPAN/BASE/base.txt_with-big-
pictures.html

Мацуо Басё
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Мацуо Басё (яп. 松尾 芭蕉; псевдоним —


настоящее имя Мацуо Мунэфуса, яп. 松尾
忠右衛門 宗房) (1644, Уэно, провинция Ига,
— 12.10.1694 или 28.11.1964, Осака) — Портрет Басё работы Бусона
величайший японский поэт периода Эдо.
При жизни Басё был признанным 1644; неподалёку от Уэно,
мастером коллективной формы японской Родился(-ась)
провинция Ига
поэзии, хайкай-но рэнга. Сегодня его
знают больше как поэта жанра хайку (во
времена Басё эти трёхстишия Имя при рождении Мацуо Кинсаку (松尾 金作)
назывались хокку). Сам Басё считал
своим главным достижением именно 28 ноября (или 12 октября)
стихи рэнга. Он говорил: «Многие мои Умер(-ла)
1694 года (50 лет), Осака
последователи могут сочинить хорошее
хокку. По настоящему показать себя я
Собо (宗房),
могу только сплетая строфы хайкай».
Псевдоним(ы) Тосей (桃青),
Басё стал поэтом в относительно раннем
Басё (芭蕉)
возрасте, быстро завоевав популярность
на интеллектуальной сцене Эдо (ныне
Токио), а затем и по всей Японии. Он Род деятельности поэт
посвятил некоторое время преподаванию
поэтического мастерства, но вскоре Знаменитые
отказался от городской жизни и стал По тропинкам Севера
произведения
бродячим поэтом. Путешествовал за
вдохновением по всей стране: на запад,
восток, юг и далеко в северные пустоши.
Стихи Басё выражали первое
впечатление от увиденного в пути, были своеобразными зарисовками моментов походной
жизни.
Наследие Басё весьма обширно. Оно представлено семью антологиями, созданными им и его
учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-
горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок
угля (1694); путевыми дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (самый
известный из них — «По тропинкам Севера»), а также письмами, содержащими мысли о
искусстве и процессе стихотворчества.

Содержание

 1Детство и юность
 2Восхождение к славе
 3По тропинкам севера
 4Последние годы
 5Влияние и реакция на творчество
 6Издания
 7Внешние ссылки
Детство и юность[править]

Предполагаемое место рождения Басё в провинции Ига

Басё родился в 1644 году, неподалёку от Уэно, провинция Ига. Предположительно, его отцом
был самурай низкого ранга Мацуо Ёдзаэмон, что сулило будущему поэту военную карьеру, но
давало мало шансов на достойную жизнь. Басё был третьим ребёнком в семье. Его отец и
старший брат преподавали каллиграфию более зажиточным самураям. Басё получил
хорошее домашнее образование — в то время книги уже были доступны даже для самураев
среднего достатка. В юности увлекался китайскими поэтами, любил творчество Ду Фу.
В детстве Басё пошёл в услужение к знатному и богатому самураю Тодо Ёситада,
разделявшему его страсть к коллективной поэзии хайкай-но рэнга. Начиналось такое
стихотворение тремя строками с чередованием 5-7-5 мора (слогов). Это трёхстишие называли
хокку. Выдающийся поэт и литературный критик Масаока Сики во второй половине XIX века
выделил хокку в отдельный жанр поэзии — хайку. Хокку одного поэта продолжались
тематически связанными строфами в формате 7-7 слогов другого поэта. Так сложение
стиха хайкай-но рэнга становилось коллективным занятием.
Басё и Ёситада взяли себе хайго, своеобразные литературные псевдонимы. Басё назвался
Собо, что было онъёми (китайским чтение) его взрослого имени Манэфуса. В 1662 году
опубликовано его первое дошедшее до нас стихотворение (Пришла ли весна…). Ещё два
хокку Басё вышли в сборнике «В горах Саё-но Накаяма» («Саёнонакаяма-сю») в 1664. В 1665
году Басё и Ёситада вместе со знакомыми поэтами сочинили хякуин, стострочный рэнга.
В 1666 году Ёситада скоропостижно скончался, мирная жизнь Басё в качестве его слуги
подошла к концу. Записей об этом периоде не сохранилось. Предположительно, Басё утратил
возможность получить статус самурая и покинул отчий дом. Биографы называют различные
причины случившегося — среди которых и возможные отношения между Басё
и мико (служительницей синтоистского храма) по имени Джутей — эта версия похожа на
домыслы. Воспоминания самого Басё весьма туманны. Из его записей: «в ту пору я желал
занять государственный пост, предполагающий землевладение», и — «в то время меня
очаровала гомосексуальная любовь». Неизвестно, относится ли последнее утверждение к его
реальной жизни, или же является плодом поэтических фантазий.
После смерти покровителя, Басё не знал чему отдать предпочтение: литературному
творчеству или более приземлённой профессии. По его словам: «варианты носились в моей
голове, лишая покоя». Возможно, его сомнения связаны с тем, что современники Басё
воспринимали стихи рэнга и хайкай-но рэнга скорее как социальную юмористическую лирику,
нежели серьёзное художественное произведение.
Так или иначе, его стихи публиковали в антологиях в 1667, 1669 и 1671 годах. В 1672 он издал
сборник «Игра в ракушки», состоящий из стихов собственного сочинения и произведений
других поэтов школы Тейтоку (школа хайкай, основанная выдающимся поэтом Мацунага
Тэйтоку). Весной того же года Басё переехал в Эдо для дальнейшего изучения поэзии.

Восхождение к славе[править]
Поэзия Басё быстро получила признание в литературных кругах фешенебельного района
Эдо Нихонбаси за свою простоту и естественность. В 1674 году он был введен в узкий круг
посвящённых в тайны стихосложения хайкай, получив знания от выдающегося
поэта Китамуры Кигина (1624–1705).
Поэт Нисияма Соин перебрался из Осаки в Эдо в 1675 году и основал поэтическую школу
хайкай под названием Данрин. Одной из особенностей школы было привнесение в поэзию
выражений разговорной речи. Басё пригласили в новое поэтическое объединение. Тогда он
взял себе ещё одно хайго — Тосей. В 1680 году Басё набрал двадцать начинающих поэтов
для обучения. Их работы вошли в сборник Лучших стихов двадцати учеников Тосея (на
японском — 桃青門弟独吟二十歌仙), приумноживший поэтическую славу Басё. Ко всеобщему
удивлению, вскоре он бросил работу и поселился за рекой Фукагава, покинув людское
общество и предпочтя уединённую жизнь. Ученики помогли ему возвести скромную хижину,
возле которой он посадил банановое дерево. Это определило новый псевдоним поэта —
«банан» (яп. 芭蕉, басё). По случаю новоселья были написаны такие строки:
Я банан посадил -
И теперь противны мне стали
Ростки бурьяна… [1680]
Перевод Веры Марковой
Несмотря на определённый творческий успех, одиночество и недовольство
жизнью росли. В поисках успокоения, поэт прибегает к практике дзен-
буддийской медитации. Но это не даёт желаемого эффекта.
Зимой 1682 года Эдо стал жертвой очередного крупного пожара. Огонь
уничтожил хижину Басё, при этом сам поэт едва не погиб. Он сильно
переживал утрату дома, когда на него обрушилась следующая напасть. В
начале 1683 года умирает его мать. Пытаясь справится с горем, Басё
отправляется в Ямура повидать друга. Зимой 1683 года ученики построили
ему вторую хижину в Эдо, а Басё посадил рядом новое банановое дерево. Но
это было лишь символическое возвращение к прошлому. Теперь Басё —
странствующий поэт. В 1684 году его ученик, Такараи Кикаку, опубликовал
антологию «Полые каштаны» (яп. 虚栗, «Минасигури»), состоящую из стихов
Басё и других поэтов. В том же году Басё оставил Эдо и отправился в первое
из четырёх своих знаменитых путешествий.
Поэт путешествовал один по пяти главным трактам Эдо, считавшимся в
средневековой Японии очень опасными. Поначалу он боялся заблудиться и
сгинуть где-нибудь в пути или быть убитым разбойниками. Но чем дольше
путешествовал, тем увереннее чувствовал себя на дороге. Со временем,
тревоги его ушли, а настроение улучшилось. Басё приобрёл в пути много
друзей; он наслаждался пейзажами, меняющимися сообразно с временами
года. Его стихи становятся менее интроспективными, описывают яркие
впечатления от окружающего мира:
Парящих жаворонков выше,
Я в небе отдохнуть присел, —
На самом гребне перевала.
перевод В. Марковой
Его путь пролегал от Эдо до горы Фудзи. Он побывал в Уэно
и Киото. Повидал нескольких поэтов, считавших себя его
учениками и желавших получить совет. Басё посоветовал не
ровняться на столичную поэзию, и даже на его собственные
работы из сборника «Пустые каштаны» (по его мнению, в нём
было много стихов, не стоящих обсуждения). Басё вернулся в
Эдо летом 1685 года. По пути домой он написал много хокку,
среди них было и такое, о кочевой жизни:
Вот и старый кончается год,
А на мне дорожная шляпа
И сандалии на ногах. [1685]
перевод В. Марковой
Возвратившись в свою хижину, Басё с
радостью принимается за работу учителя
поэзии, но в тайне строит планы нового
путешествия. Стихи, написанные во время
предыдущего выходят в сборнике «Кости,
белеющие в поле». В начале 1686 года Басё
пишет своё самое знаменитое хайку:
Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.
перевод В. Марковой
По мнению историков, хокку о
лягушке стало широко
известным ещё при жизни Басё.
Уже в апреле 1686 поэты Эдо
собираются у его хижины на
состязание по
сложению хайкай-но рэнга,
темой которого были лягушки —
это выглядит данью уважения
мастеру, тем более имя Басё
было первым в списке
конкурсантов. Поэт остаётся в
Эдо, продолжает учить и
проводить поэтические
состязания. В 1687 году
совершает поездку в деревню
для любования луной, а в 1688
отправляется в более
длительное путешествие в
Уэно, на празднование
японского Нового года.
Вернувшись в Эдо, Басё ведёт
уединённую жизнь: он
колеблется между полным
отказом от приёма гостей и
наслаждением компанией
друзей. С другой стороны, в это
время он радуется жизни,
демонстрирует великолепное
чувство юмора:
А ну, скорее, друзья!
Пойдём по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног. [1688]
перевод В. Марковой
По тропинкам севера[править]

Памятник, посвящённый прибытию Басё в Огаки

16 мая 1689 года Басё вместе со своим учеником Кавай Сора покинули Эдо и отправились к
северным провинциям острова Хонсю. 29 июня друзья достигли Хираидзуми. Затем
направились к западной стороне острова, 30 июля достигли Кисаката и неторопливо
двинулись назад, держась береговой линии. За 150 дней пути они прошли расстояние, равное
600 ри (2400 км) по северо-восточным районам Хонсю, вернувшись в Эдо в конце 1691 года.
Ко времени прибытия в Огаки, что в префектуре Гифу, Басё закончил дневник своего
путешествия. Он редактировал его три года, до 1694. Труд получил название По тропинкам
севера (奥の細道, Oku no Hosomichi). Первое издание вышло посмертно, в 1702 году. Успех
был мгновенным; многие поэты отправились в путешествия, повторяя маршрут Басё.
Примером хокку из этого сборника (считающегося высшим достижением Басё) может служить
следующее хокку:
Бушует морской простор!
Далеко, до острова Садо,
Стелется Млечный Путь. [1689]
перевод В. Марковой

Последние годы[править]

Могила Басё в Оцу, префектура Сига

По возвращении в Эдо зимой 1691 года, Басё селится в своей третьей хижине, вновь
построенной с помощью учеников. Теперь Басё не одинок — у него гостит племянник с
подругой по имени Джутей — оба они недавно перенесли долгую болезнь. Много и других
визитёров.
Поэт пишет друзьям: «Меня тревожат люди, я не могу обрести покой». Он зарабатывает на
жизнь обучением стихосложению и проведением поэтических фестивалей. В августе 1693
года закрывает свою хижину и никого не принимает в течение месяца. В итоге всё-таки
смягчает затворничество, руководствуясь принципом каруми или «легкости и естественности»
— около буддийского учения, провозглашающего принятие материального мира, а не
отделение себя от него. В последний раз Басё покидает Эдо в 1694 году. Он посещает Уэно и
Киото, а затем отправляется в Осаку. Там у него заболел желудок (всегда доставлявший Басё
немало хлопот). 12 октября 1694 года великий поэт мирно скончался в окружении своих
учеников. Ему был пятьдесят один год. Басё не оставил прощального стихотворения, но это
последнее хокку, записанное во время его болезни, считают таковым:
В пути я занемог.
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям. [1694]
перевод В. Марковой
Влияние и реакция на творчество[править]

Хиросигэ. Сто знаменитых видов Эдо. #040. "Убежище «Басёан» на горе Цубакияма близ акведука в
квартале Сэкигути"

Вместо использования так называемых «сезонных» слов кига, применяемых в японской


поэзии и поныне, Басё в своих хокку стремился отразить мгновенное переживание от встречи
с природой, очарование момента. Ещё при жизни его стихи получили широкое признание.
После смерти оно возросло многократно. Некоторые его ученики (например, Мукаи Кёрай и
Хаттори Дохо) использовали цитаты из стихов Басё в своей поэзии.
В течение XVIII века почитание стихов Басё получало всё больший размах. Его комментаторы
(к примеру, Исико Секисуй и Моро Нанимару) прилагали огромные усилия, чтобы найти в его
стихах отсылки к историческим событиям, средневековым книгам и творчеству других поэтов.
Иногда комментаторы выдавали желаемое за действительное, приписывая строкам Басё
смысл, не предполагаемый автором. В 1793 году Басё официально вошёл в пантеон
синтоистских божеств и критика его стихов стала приравниваться к святотатству.
Ко второй половине XIX века период единогласно восхваления творчества Басё подошёл к
концу. Масаока Сики, один из самых известных его критиков, разбавил славословия своими
откровенными и меткими замечаниями. Но именно Сики сделал поэзию Басё доступной
широкому кругу японской общественности. Он изобрёл термин хайку (взамен хокку), чтобы
особо выделить три строчки с чередованием 5-7-5 слогов как наиболее художественную и
выразительную часть хайкай-но рэнга.
Критический разбор стихов Басё продолжился и в XX веке в работах Ямамото Кенкичи, Имото
Нойчи и Огата Цутому. В XX веке увидели свет переводы на многие языки, изданные по всему
миру. Положение Басё в сознании западного читателя как преимущественно поэта в стиле
хайку оказало большое влияние на восприятие японской поэзии в целом. Действительно, для
западного читателя Басё стал поэтом хайку, и именно хайку, а не традиционные
жанры танка или рэнгу, стали отождествляться со всей японской поэзией. Дошло до того, что
некоторые западные учёные даже считают Басё основоположником хайку.
Импрессионистский стиль и краткая форма его стихов оказали большое влияние на
творчество Эзры Паунда, имажизтов, и поэтов бит-поколения.
Два стихотворения Басё получили известность благодаря рассказу «Тедди», написанном
Джеромом Сэлинджером, и опубликованном в журнале Нью-Йоркер в 1952 году.
Издания[править]

Хайсейден, мемориальный зал Басё в Ига, построенный в честь трёхсотлетия со дня рождения поэта

Стена стихов в Лейдене (Нидерланды) с хокку Басё

 Басё. Лирика / Пер. с яп. Веры Марковой. — Шаблон:М.: Худож. лит., 1964.
 Брюсов В. Я. Стихотворения 1909—1917. Собр. соч. — Т. 2. — Шаблон:М.:
Художественная литература, 1973.
 Басё. Трёхстишия / Пер. с яп. Веры Марковой // Классическая поэзия Индии, Китая,
Кореи, Вьетнама, Японии. — Библиотека всемирной литературы. — Серия первая. Т. 16.
— М.: Худож. лит., 1977. — С. 739—778.
 Бреславец Т. И. Поэзия Мацуо Басё. — Шаблон:М., 1981. — 152 с.
 Басё, Бусон, Исса. Летние травы. Японские трёхстишия / Пер. со старояп. В. Марковой;
предисл. В. Н. Марковой при участии В. С. Сановича; сост. и подгот. текста В. С.
Сановича; коммент. В. Н. Марковой, В. С. Сановича. — М.: Толк, 1995. — 318 с. ISBN 5-
87607-001-7
 Монзелер Г. О. Мацуо Басё. Великое в малом. — Шаблон:СПб.: Кристалл, 2000.
 Долин А. Мацуо Басё. Стихи, проза. — Гиперион, 2002.
 Соколова-Делюсина Т. Мацуо Басё. Стихи, проза. — Шаблон:СПб.: Гиперион, 2002.
 Бреславец Т. И. Ночлег в пути: Стихи и странствия Мацуо Басе / Т. И. Бреславец;
Дальневост. гос. ун-т, Вост. ин-т. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. — 212 с.
(Библиотека японской поэзии)
 Соколов Владимир Вячеславович. Басё. Лирика. — Шаблон:Мн.: Харвест, 2003.
 Басё М. По тропинкам Севера / Пер. с япон. В. Марковой, Н. Фельдман.
— Шаблон:СПб.: Азбука-классика, 2007. — 288 с. ISBN 978-5-352-02098-2
Внешние ссылки[править]

 Мацуо Басё на «Викиливре»


 Мацуо Басё. Хайку (на Lib.ru)
 Мацуо Басё. Хайку (на Graf Mur. Аромат Востока)
 Мацуо Басё. Биография в  Литературной Энциклопедии
 Мацуо Басё 1644—1694 гг.
 Притчи про Басё на Притчи.ру
 Мацуо Басё. Автобиография. Стихи.
 Мацуо Басё, Хокку, стихи
 Классическая японская поэзия

Как читать
и понимать хайку
Переводчик с японского — о поэзии трехстиший
хайку, ее истории, переводах и о том,
почему это красиво

Автор Елена Дьяконова
Мацуо Басё.
Гравюра Цукиоки Ёситоси из серии «101 вид луны». 1891 год© The Library of Congress
Жанр хайку произошел от другого классического жанра —
пятистишия танка в 31 слог, известного с VIII века. В танка
присутствовала цезура, в этом месте она «разломилась» на две части,
получилось трехстишие в 17 слогов и двустишие в 14 слогов —
своеобразный диалог, который часто сочинялся двумя авторами. Вот это
первоначальное трехстишие носило название хокку, что буквально
означает «начальные строфы». Затем, когда трехстишие получило
самостоятельное значение, стало жанром со своими сложными законами,
его стали называть хайку.

Японский гений находит себя в краткости. Трехстишие хайку — самый


лаконичный жанр японской поэзии: всего 17 слогов по 5–7–
5 мор   в строке. В 17-сложном стихотворении всего три-четыре значимых
слова. По-японски хайку записывается в одну строку сверху вниз.
На европейских языках хайку записывается в три строки. Рифмы японская
поэзия не знает, к IХ веку сложилась фонетика японского языка,
включающая всего 5 гласных (а, и, у, э, о) и 10 согласных (кроме
озвонченных). При такой фонетической скудости никакая интересная
рифма невозможна. Формально стихотворение держится на счете слогов.

До ХVII века на сочинение хайку смотрели как на игру. Серьезным


жанром хайку стал с появлением на литературной сцене поэта Мацуо
Басё. В 1681 году он написал знаменитое стихотворение о во́роне
и совершенно изменил мир хайку:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.  
Отметим, что русский символист старшего поколения Константин
Бальмонт в этом переводе заменил «сухую» ветку на «мертвую», излишне,
по законам японского стихосложения, драматизировав это стихотворение.
В переводе оказывается нарушено правило избегать оценочных слов,
определений вообще, кроме самых обыкновенных. «Слова хайку» (хайго)
должны отличаться нарочитой, точно выверенной простотой, трудно
достижимой, но ясно ощущаемой пресностью. Тем не менее этот перевод
правильно передает атмосферу, созданную Басё в этом хайку, ставшем
классическим, тоску одиночества, вселенскую печаль.

Существует еще один перевод этого стихотворения:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко...
Осенний вечер!  

Здесь переводчица прибавила слово «одиноко», которое отсутствует


в японском тексте, тем не менее включение его оправданно, так как
«печальное одиночество осенним вечером» — это главная тема этого
хайку. Оба перевода оцениваются критикой очень высоко.

Однако очевидно, что стихотворение устроено еще проще, чем это


представили переводчики. Если дать его буквальный перевод и разместить
в одну строку, как записывают хайку японцы, то получится такое
предельно краткое высказывание:

枯れ枝にからすのとまりけるや秋の暮れ

На сухой ветке / ворон сидит / осенние сумерки


Как мы видим, в оригинале отсутствует слово «черный», оно только
подразумевается. Образ «озябший ворон на оголившемся дереве»
по происхождению китайский. «Осенние сумерки» (аки-но курэ) можно
трактовать и как «позднюю осень», и как «вечер осени».
Монохромность — качество, высоко ценимое в искусстве хайку;
изображено время дня и года, стирающее все краски.

Хайку — менее всего описание. Нужно не описывать, говорили классики,


а называть вещи (буквально «давать имена вещам» — на-о нору)
предельно простыми словами и так, словно называешь их впервые.
Ворон на
зимней ветке. Гравюра Ватанабэ Сэйтэя. Около 1900 года © ukiyo-e.org
Хайку — не миниатюры, как их долго называли в Европе. Крупнейший
поэт хайку конца ХIХ — начала ХХ века, рано умерший от туберкулеза
Масаока Сики писал, что хайку вмещает в себя весь мир: бушующий
океан, землетрясения, тайфуны, небо и звезды — всю землю
с высочайшими вершинами и глубочайшими морскими впадинами.
Пространство хайку безмерно, бесконечно. Кроме того, хайку иcпытывает
тяготение к объединению в циклы, в поэтические дневники — и часто
длиною в жизнь, так что краткость хайку может превращаться в свою
противоположность: в длиннейшие произведения — собрания
стихотворений (правда, дискретного, прерывающегося характера).

А вот течение времени, прошлое и будущее хайку не изображает, хайку —


это краткий момент настоящего — и только. Вот пример хайку
Иссы — наверное, самого любимого поэта в Японии:

Как вишня расцвела!


Она с коня согнала
И князя-гордеца.

Мимолетность — имманентное свойство жизни в понимании японцев, без


нее жизнь не имеет цены и смысла. Мимолетность тем прекрасна
и печальна, что природа ее непостоянна, изменчива.

Не следует считать хайку пейзажной лирикой. Сами японцы никогда


не писали о хайку в таком духе, хотя и признают, что главная тема
хайку — это «поэт и его пейзаж».

Важное место в поэзии хайку занимает связь с четырьмя временами


года — осенью, зимой, весной и летом. Мудрецы говорили: «Кто видел
времена года, тот видел все». То есть видел рождение, взросление, любовь,
новое рождение и смерть. Поэтому в классических хайку необходимый
элемент — это «сезонное слово» (киго), которое связывает стихотворение
с временем года. Иногда эти слова с трудом распознаются иностранцами,
но японцам они все известны. Сейчас в японских сетях отыскиваются
подробные базы данных киго, некоторые насчитывают тысячи слов.

В вышеприведенном хайку о вороне сезонное слово очень простое —


«осень». Колорит этого стихотворения — очень темный, подчеркнутый
атмосферой осеннего вечера, буквально «сумерек осени», то есть черное
на фоне сгущающихся сумерек.

Посмотрите, как изящно Басё вводит обязательную примету сезона


в стихотворение о разлуке:

За колосок ячменя
Я схватился, ища опоры...
Как труден разлуки миг!

«Колосок ячменя» прямо указывает на конец лета.

Или в трагическом стихотворении поэтессы Тиё-ни на смерть маленького


сына:

О мой ловец стрекоз!


Куда в неведомой стране
Ты нынче забежал?

«Стрекоза» — сезонное слово для лета.


Еще одно «летнее» стихотворение Басё:

Летние травы!
Вот они, воинов павших
Грезы о славе...

Басё называют поэтом странствий: он много бродил по Японии в поисках


истинных хайку, причем, отправляясь в путь, не заботился о еде, ночлеге,
бродягах, превратностях пути в глухих горах. В пути его сопровождал
страх смерти. Знаком этого страха стал образ «Костей, белеющих в поле»
— так называлась первая книга его поэтического дневника, написанного
в жанре хайбун («проза в стиле хайку»):

Может быть, кости мои


Выбелит ветер... Он в сердце
Холодом мне дохнул.

После Басё тема «смерть в пути» стала канонической. Вот его последнее
стихотворение «Предсмертная песня»:

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.

Подражая Басё, поэты хайку перед смертью всегда слагали «последние


строфы».

«Истинные» (макото-но) стихи Басё, Бусона, Иссы близки нашим


современникам. Историческая дистанция как бы снята в них благодаря
неизменности языка хайку, его формульной природы, сохранявшейся
на протяжении всей истории жанра с ХV века до нынешнего дня.

Главное в миросозерцании хайкаиста — острая личная заинтересованность


в форме вещей, их сущности, связях. Вспомним слова Басё: «Учись
у сосны, что такое сосна, учись у бамбука, что такое бамбук». Японскими
поэтами культивировалось медитативное созерцание природы,
вглядывание в предметы, окружающие человека в мире, в бесконечный
круговорот вещей в природе, в ее телесные, чувственные черты. Цель
поэта — наблюдать природу и интуитивно усматривать ее связи с миром
человека; хайкаисты отвергали безо́бразность, беспредметность,
утилитарность, абстрагирование.

Басё создал не только стихи хайку и прозу хайбун, но и образ поэта-


странника — благородного мужа, внешне аскетичного, в нищем платье,
далекого от всего мирского, но и осознающего печальную сопричастность
ко всему, происходящему в мире, проповедующего сознательное
«опрощение». Поэту хайку свойственна одержимость странствиями, дзен-
буддийское умение великое воплощать в малом, осознание бренности
мира, хрупкости и изменчивости жизни, одиночества человека во
вселенной, терпкой горечи бытия, ощущение неразрывности природы
и человека, сверхчувствительность ко всем явлениям природы и смене
времен года.

Идеал такого человека — бедность, простота, искренность, состояние


духовной сосредоточенности, необходимое для постижения вещей,
но и легкость, прозрачность стиха, умение изображать вечное в текущем.
В конце этих заметок приведем два стихотворения Иссы — поэта, который
с нежностью относился ко всему малому, хрупкому, беззащитному:

Тихо, тихо ползи,


Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!

Укрывшись под мостом,


Спит зимней снежной ночью
Бездомное дитя.  

Как читать
и понимать хайку
Переводчик с японского — о поэзии трехстиший
хайку, ее истории, переводах и о том,
почему это красиво

Автор Елена Дьяконова
Мацуо Басё.
Гравюра Цукиоки Ёситоси из серии «101 вид луны». 1891 год© The Library of Congress
Жанр хайку произошел от другого классического жанра —
пятистишия танка в 31 слог, известного с VIII века. В танка
присутствовала цезура, в этом месте она «разломилась» на две части,
получилось трехстишие в 17 слогов и двустишие в 14 слогов —
своеобразный диалог, который часто сочинялся двумя авторами. Вот это
первоначальное трехстишие носило название хокку, что буквально
означает «начальные строфы». Затем, когда трехстишие получило
самостоятельное значение, стало жанром со своими сложными законами,
его стали называть хайку.

Японский гений находит себя в краткости. Трехстишие хайку — самый


лаконичный жанр японской поэзии: всего 17 слогов по 5–7–
5 мор   в строке. В 17-сложном стихотворении всего три-четыре значимых
слова. По-японски хайку записывается в одну строку сверху вниз.
На европейских языках хайку записывается в три строки. Рифмы японская
поэзия не знает, к IХ веку сложилась фонетика японского языка,
включающая всего 5 гласных (а, и, у, э, о) и 10 согласных (кроме
озвонченных). При такой фонетической скудости никакая интересная
рифма невозможна. Формально стихотворение держится на счете слогов.

До ХVII века на сочинение хайку смотрели как на игру. Серьезным


жанром хайку стал с появлением на литературной сцене поэта Мацуо
Басё. В 1681 году он написал знаменитое стихотворение о во́роне
и совершенно изменил мир хайку:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.  
Отметим, что русский символист старшего поколения Константин
Бальмонт в этом переводе заменил «сухую» ветку на «мертвую», излишне,
по законам японского стихосложения, драматизировав это стихотворение.
В переводе оказывается нарушено правило избегать оценочных слов,
определений вообще, кроме самых обыкновенных. «Слова хайку» (хайго)
должны отличаться нарочитой, точно выверенной простотой, трудно
достижимой, но ясно ощущаемой пресностью. Тем не менее этот перевод
правильно передает атмосферу, созданную Басё в этом хайку, ставшем
классическим, тоску одиночества, вселенскую печаль.

Существует еще один перевод этого стихотворения:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко...
Осенний вечер!  

Здесь переводчица прибавила слово «одиноко», которое отсутствует


в японском тексте, тем не менее включение его оправданно, так как
«печальное одиночество осенним вечером» — это главная тема этого
хайку. Оба перевода оцениваются критикой очень высоко.

Однако очевидно, что стихотворение устроено еще проще, чем это


представили переводчики. Если дать его буквальный перевод и разместить
в одну строку, как записывают хайку японцы, то получится такое
предельно краткое высказывание:

枯れ枝にからすのとまりけるや秋の暮れ

На сухой ветке / ворон сидит / осенние сумерки


Как мы видим, в оригинале отсутствует слово «черный», оно только
подразумевается. Образ «озябший ворон на оголившемся дереве»
по происхождению китайский. «Осенние сумерки» (аки-но курэ) можно
трактовать и как «позднюю осень», и как «вечер осени».
Монохромность — качество, высоко ценимое в искусстве хайку;
изображено время дня и года, стирающее все краски.

Хайку — менее всего описание. Нужно не описывать, говорили классики,


а называть вещи (буквально «давать имена вещам» — на-о нору)
предельно простыми словами и так, словно называешь их впервые.
Ворон на
зимней ветке. Гравюра Ватанабэ Сэйтэя. Около 1900 года © ukiyo-e.org
Хайку — не миниатюры, как их долго называли в Европе. Крупнейший
поэт хайку конца ХIХ — начала ХХ века, рано умерший от туберкулеза
Масаока Сики писал, что хайку вмещает в себя весь мир: бушующий
океан, землетрясения, тайфуны, небо и звезды — всю землю
с высочайшими вершинами и глубочайшими морскими впадинами.
Пространство хайку безмерно, бесконечно. Кроме того, хайку иcпытывает
тяготение к объединению в циклы, в поэтические дневники — и часто
длиною в жизнь, так что краткость хайку может превращаться в свою
противоположность: в длиннейшие произведения — собрания
стихотворений (правда, дискретного, прерывающегося характера).

А вот течение времени, прошлое и будущее хайку не изображает, хайку —


это краткий момент настоящего — и только. Вот пример хайку
Иссы — наверное, самого любимого поэта в Японии:

Как вишня расцвела!


Она с коня согнала
И князя-гордеца.

Мимолетность — имманентное свойство жизни в понимании японцев, без


нее жизнь не имеет цены и смысла. Мимолетность тем прекрасна
и печальна, что природа ее непостоянна, изменчива.

Не следует считать хайку пейзажной лирикой. Сами японцы никогда


не писали о хайку в таком духе, хотя и признают, что главная тема
хайку — это «поэт и его пейзаж».

Важное место в поэзии хайку занимает связь с четырьмя временами


года — осенью, зимой, весной и летом. Мудрецы говорили: «Кто видел
времена года, тот видел все». То есть видел рождение, взросление, любовь,
новое рождение и смерть. Поэтому в классических хайку необходимый
элемент — это «сезонное слово» (киго), которое связывает стихотворение
с временем года. Иногда эти слова с трудом распознаются иностранцами,
но японцам они все известны. Сейчас в японских сетях отыскиваются
подробные базы данных киго, некоторые насчитывают тысячи слов.

В вышеприведенном хайку о вороне сезонное слово очень простое —


«осень». Колорит этого стихотворения — очень темный, подчеркнутый
атмосферой осеннего вечера, буквально «сумерек осени», то есть черное
на фоне сгущающихся сумерек.

Посмотрите, как изящно Басё вводит обязательную примету сезона


в стихотворение о разлуке:

За колосок ячменя
Я схватился, ища опоры...
Как труден разлуки миг!

«Колосок ячменя» прямо указывает на конец лета.

Или в трагическом стихотворении поэтессы Тиё-ни на смерть маленького


сына:

О мой ловец стрекоз!


Куда в неведомой стране
Ты нынче забежал?

«Стрекоза» — сезонное слово для лета.


Еще одно «летнее» стихотворение Басё:

Летние травы!
Вот они, воинов павших
Грезы о славе...

Басё называют поэтом странствий: он много бродил по Японии в поисках


истинных хайку, причем, отправляясь в путь, не заботился о еде, ночлеге,
бродягах, превратностях пути в глухих горах. В пути его сопровождал
страх смерти. Знаком этого страха стал образ «Костей, белеющих в поле»
— так называлась первая книга его поэтического дневника, написанного
в жанре хайбун («проза в стиле хайку»):

Может быть, кости мои


Выбелит ветер... Он в сердце
Холодом мне дохнул.

После Басё тема «смерть в пути» стала канонической. Вот его последнее
стихотворение «Предсмертная песня»:

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.

Подражая Басё, поэты хайку перед смертью всегда слагали «последние


строфы».

«Истинные» (макото-но) стихи Басё, Бусона, Иссы близки нашим


современникам. Историческая дистанция как бы снята в них благодаря
неизменности языка хайку, его формульной природы, сохранявшейся
на протяжении всей истории жанра с ХV века до нынешнего дня.

Главное в миросозерцании хайкаиста — острая личная заинтересованность


в форме вещей, их сущности, связях. Вспомним слова Басё: «Учись
у сосны, что такое сосна, учись у бамбука, что такое бамбук». Японскими
поэтами культивировалось медитативное созерцание природы,
вглядывание в предметы, окружающие человека в мире, в бесконечный
круговорот вещей в природе, в ее телесные, чувственные черты. Цель
поэта — наблюдать природу и интуитивно усматривать ее связи с миром
человека; хайкаисты отвергали безо́бразность, беспредметность,
утилитарность, абстрагирование.

Басё создал не только стихи хайку и прозу хайбун, но и образ поэта-


странника — благородного мужа, внешне аскетичного, в нищем платье,
далекого от всего мирского, но и осознающего печальную сопричастность
ко всему, происходящему в мире, проповедующего сознательное
«опрощение». Поэту хайку свойственна одержимость странствиями, дзен-
буддийское умение великое воплощать в малом, осознание бренности
мира, хрупкости и изменчивости жизни, одиночества человека во
вселенной, терпкой горечи бытия, ощущение неразрывности природы
и человека, сверхчувствительность ко всем явлениям природы и смене
времен года.

Идеал такого человека — бедность, простота, искренность, состояние


духовной сосредоточенности, необходимое для постижения вещей,
но и легкость, прозрачность стиха, умение изображать вечное в текущем.
В конце этих заметок приведем два стихотворения Иссы — поэта, который
с нежностью относился ко всему малому, хрупкому, беззащитному:

Тихо, тихо ползи,


Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!

Укрывшись под мостом,


Спит зимней снежной ночью
Бездомное дитя.