Вы находитесь на странице: 1из 592

БИБЛИОТЕКА МИРОВОЙ ИСТОРИИ

ИСТОРИЯ
СРЕДНИХ ВЕКОВ
Крестовые походы
(1096–1291 гг.)

Составитель
М. М. СТАСЮЛЕВИЧ

3-е издание, исправленное и дополненное

Санкт-Петербург
АСТ • Москва
2001
ББК 63.3 (0) 4
И 90

История Средних веков: Крестовые походы (1096–1291 гг.) / Сост. М. М. Ста-


И 90 сюлевич. – СПб.: OOO «Издательство «Полигон»; М.: ООО «Фирма
«Издательство «АСТ», 2001.– 592 с., ил. – (Библиотека мировой истории).
ISBN 5-89173-099-5 («Полигон»)
ISBN 5-17-009291-1 («АСТ»)
Третья книга капитальной хрестоматии М. М. Стасюлевича «История Средних веков» охва-
тывает XII—XIII века и посвящена событиям эпохи Крестовых походов. При изложении их ис-
тории составитель использовал сочинения не только христианских авторов, но и мусульманские
источники. Хрестоматия М. М. Стасюлевича уже почти полтора столетия считается незамени-
мой книгой для тех, кто преподает и изучает историю этого периода.
ББК 63.3 (0) 4

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой


ее части запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки
нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

© «Издательство «Полигон», 2001


© «Издательство «АСТ», 2001
ISBN 5-89173-099-5 («Полигон») © Гузь В. Г., переплет, 2001
ISBN 5-17-009291-1 («АСТ») © www.web-book.ru
Из предисловия к первому изданию

Предшествующие две книги охватывают При составлении третьей книги мы ста-


собой 600 лет средневековой истории; тре- рались, не ограничиваясь приведением от-
тья книга посвящена XII–XIII столетиям. дельных отрывков из трудов писателей,
Содержание этих 200 лет несравненно бо- брать каждое историческое произведение
гаче и знаменательнее: XII и XIII вв. были в его целости – от начала, от посвящения,
временем самого блестящего и полного от пролога и до самого конца, представля-
развития феодального общества, когда оно ли отпускаемые места в анализе и останав-
успело, наконец, выработать известный ис- ливались на полном переводе того, что в
торический тип, цельный, своеобразный, сочинении каждого писателя являлось за-
каким был прежде тип греческой и римской мечательным. Таким образом, мы нашли
образованности, основанный, впрочем, на средство не только дать обширные извле-
началах прямо противоположных цивили- чения из работ таких писателей, как Виль-
зации Древнего мира. Феодал и civis гельм Тирский, Бернард Казначей, Виллар-
romanus остаются и до сих пор единствен- дуэн, Жан Жоанвиль, Марин Санудо и дру-
ными, самыми полными и вместе самыми гие, но вместе с тем и представить полное
крайними пунктами развития двух идей, на содержание их трудов в целости. Мы об-
которых некогда зиждился весь обществен- ратили в этот раз особенное внимание на
ный строй; через эти два типа прошло че- посвящения и прологи, потому что они
ловечество прежде, нежели вступило в свою дают самое лучшее понятие о литератур-
новую фазу, к которой принадлежат после- ных вкусах того времени, объясняют мно-
дние поколения и которая при всех своих гое из жизни писателей и служат их авто-
великих преимуществах тем не менее в от- биографией. При изложении истории
ношении полноты и законченности не мо- Крестовых походов мы использовали сочи-
жет равняться с теми двумя колоссальны- нения не только латинских писателей, но
ми предшественниками, отошедшими в веч- привели также показания важнейших визан-
ность. тийских историков и те отрывки из мусуль-
Время от падения Древнего мира до на- манских источников, которые могли быть
чала Крестовых походов было темной эпо- нам доступны по их французским или ла-
хой постоянной подготовки и разработки тинским переводам.
феодальных начал; собственно, только в XII В заключение позволяем себе выразить
и XIII столетиях выходит на сцену все то, надежду, что приписанное нам стремление
что мы привыкли называть средневековым. заменить своим трудом употребление руко-
4 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

водств, вероятно, рассеется теперь само сказы и рассуждения в учебнике, перело-


собой при одном взгляде на обширность женном с немецкого».
нашего труда: даже и три тома, уже появив- Мы говорили два года тому назад дру-
шиеся в печати, из которых в каждом мо- гими словами, но то же самое и заключили
жет удобно поместиться по объему два-три так: «Кто прочел Тацита, Эгингарда, Фро-
учебника, не могут служить учебником ассара, тот лучше знает историю и более
предмета, преподаваемого всего только исторически образован, нежели тот, кто ус-
один год. Но никакая обширность нашего воил себе целое историческое руковод-
издания нисколько не препятствует препо- ство». Тогда нас упрекнули в стремлении
давателю пользоваться им, а учащемуся заплатить дань духу времени; но теперь мы
прочесть вне урока по указанию препода- видим, что все это было одно недоумение,
вателя то или другое место из Жоанвиля или ибо наши противники также думают, что
Виллардуэна, которое дополнит классную только в чтении источников «учащиеся ус-
работу и даст уму и воображению самую ваивают себе историю на самом деле, все-
здоровую пищу. ми способностями и инстинктами, овладе-
Но мы и теперь по-прежнему считаем вают действительно бывшим» и т. д.
недостаточным в деле исторического пре- Пусть учебники остаются на своем мес-
подавания ограничиваться одной катехиза- те, пусть совершенствуется в них форма ка-
цией предмета в учебнике; впрочем, и наши тихизации и пусть они делаются более удоб-
противники, по-видимому, склонились, на- ными для памяти; но мы нисколько не по-
конец, в пользу этого мнения. По крайней вредим учебникам, если пополним то, чего
мере, мы не так давно читали, хотя и в дру- недоставало в нашей литературе и чего не
гом ежедневном издании, но выходящем под могли никаким образом заменить никакие
той же редакцией, которая поместила в сво- учебники.
ем ежемесячном журнале («Русский вест- В конце этой книги приложена родо-
ник», 1863 г.) разбор первого тома нашего словная таблица латинских королей и
труда, а именно следующее: «Учебники ис- князей Палестины в XII и XIII вв., со-
тории, – говорит одна из передовых статей ставленная по «Stammtafeln zur Geschichte
газеты (№ 238, 1864 г.), – никогда не сооб- der Europaeischen Staaten» von Voigtel
щат им (учащимся) чувства истории; учеб- (Braunschweig, 1864), с исправлением
ники истории дадут им только ряды слов и вкравшихся в них ошибок и с дополнения-
чужих воззрений, которые коснутся их ми по показанию современников. Карта
лишь поверхностно. Но, усваивая шаг за ша- земного круга, составленная в самом кон-
гом букву и дух древних языков, учащиеся це эпохи Крестовых походов для практиче-
самолично входят в мир истории и овладе- ского руководства крестоносцев венециан-
вают первоначальными источниками исто- ским патрицием Марином Санудо, служит
рического ведения. Они усваивают себе ис- наглядным изображением географических
торию на самом деле всеми способностями представлений того времени.
и инстинктами. Они овладевают действи-
тельно бывшим, а не заучивают чужие рас- 18 марта 1865 г.
ВВЕДЕНИЕ

Ипполит Тэн ления способов чувствовать и мыслить, ко-


торыми обладали люди несколько веков
тому назад. Сделан был тому опыт, и опыт
ОБ ОТНОШЕНИИ ЛИТЕРАТУРЫ удался.
КАЖДОЙ ЭПОХИ К ЕЕ Размышляя об этих способах чувство-
ИСТОРИИ вать и мыслить в различные эпохи, дошли
наконец до убеждения, что именно они-то
(в 1863 г.) и составляют исторические факты первого
порядка. Их влияние заметили на самых ве-
Историческая наука в Германии преоб- ликих событиях; они объяснили их и сами
разовалась лет сто тому назад, во Франции в свою очередь объяснились ими: потому
лет шестьдесят и только благодаря тому сделалось необходимо на будущее время
обстоятельству, что начали изучать литера- дать им место в истории и притом одно из
туру. самых высших. Так и было поступлено, и с
При этом успели заметить, что ни одно той поры все изменилось в истории: пред-
литературное произведение не может быть мет, метод, средства, понимание законов и
рассматриваемо, как простая игра вообра- причин. Это-то преобразование, как оно
жения, мимолетный каприз разгоряченно- совершилось и должно было совершиться,
го мозга: оно служит снимком с нравов сво- мы и постараемся изложить здесь.
его времени и знаком известного настрое- 1. Исторические памятники служат
ния умов. На основании такого наблюдения только указанием, при помощи которо-
заключили, что возможно при помощи ли- го предстоит воссоздать физического и
тературных памятников дойти до восстанов- осязаемого человека. Когда вам случает-

ИППОЛИТ АДОЛЬФ ТЭН (HYPPOLIT TAINE. 1828–1893). Тэн – один из замеча


тельнейших критиков Франции. Окончив курс в École normale, он получил степень док
тора за свои две диссертации: «De personis Platonicis» и «Essai sur les fables de La
Fontaine» (Par., 1853). В следующем году Парижская академия дала ему премию за его
новый труд «Essai sur Tite Live». Последующие литературные этюды Тэна были изданы
вместе под заглавием «Essais de critique et d’histoire» (Par., 1857). В 1863 г. он окончил
свое самое капитальное произведение «Histoire de la litterature anglaise», в 4 томах.
6 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ся переворачивать окоченелые страницы торого мы только что оставили на улице.


фолианта, пожелтевшие листы манускрип- Мы должны стараться сократить, насколь-
та, короче, поэму, кодекс, завет, какое бу- ко возможно, тот громадный промежуток
дет при этом ваше первое замечание? Вы времен, который препятствует нам видеть
заметите прежде всего, что это еще не глав- человека собственными глазами, глазами
ное. Это только форма, в которую отлива- нашей головы. Что скрывается под изящ-
лось нечто другое, подобная ископаемой ными страничками сатинированной бумаги
раковине, оттиску, который остается на кам- новейшей поэмы? Новейший поэт, то есть
не от животного, исполненного некогда человек, подобный Альфреду Мюссе, Гюго,
жизни и теперь погибшего. Под раковиной Ламартину или Гейне, кончивший, как они,
находилось животное, и под формой лите- курс наук, совершивший путешествие в чер-
ратурного памятника жил прежде человек. ном фраке и перчатках, хорошо принятый
К чему бы изучать раковину, если бы мы не в дамском обществе; в один вечер он сдела-
могли при ее помощи составить себе поня- ет до полсотни приветствий и выпустит в
тие о животном. Точно так же вы изучаете свет двадцать острых слов; утром читает
памятник, чтобы через то узнать человека: журналы; обыкновенно помещается во вто-
раковина и памятник есть не что иное, как ром этаже; не предается излишним востор-
омертвелые обломки, и имеют ценность, как гам, потому что он нервен и притом пото-
указание на цельное и живое существо. До му, что в этой непроницаемой демократии,
этого-то существа следует достигнуть, и в которой живем мы, французы, презрение
именно его-то необходимо воссоздать. к официальным достоинствам преувеличи-
Весьма ошибаются те, которые изучают па- ло свои притязания и возвысило свою важ-
мятник для него самого. Это значило бы ность, а также и потому, что утонченность
работать в качестве присяжного ученого и обычных чувствований дает каждому охо-
заразиться библиоманией. Собственно го- ту принимать себя за бога. Вот что мы ус-
воря, не мифология, не язык должны обра- певаем подметить во всех так называемых
щать на себя наше внимание, но только méditations, размышлениях или новейших
люди, которые построили слова и образы, сонетах. Точно так же под трагедией XVII в.
соответственно нуждам своих органов и скрывается поэт, поэт, как, например, Ра-
первобытному складу ума. То или другое син, изящный, расторопный, куртизан, ма-
общее положение само по себе ничего не стер говорить, в величественном парике и
значит; обратите внимание на людей, кото- башмаках с бантом, ройялист и христианин
рые его установили, и тогда, например, об- от всего сердца, «получивший от Бога дар
раз XVI в. в Англии предстанет перед вами не краснеть ни в каком обществе, ни в об-
в строгой и энергичной фигуре архиепис- ществе короля, ни за евангелием»; он уме-
копа или английского мученика. Все, что ет забавлять своего властелина, переводить
существует, существует в виде определен- ему на отличный французский язык «le
ной личности; а потому нужно стараться gaulois d’Amyot»; к вельможам весьма по-
познать ее. Когда установлена связь между чтителен и всегда умеет перед ними «оста-
догматами, когда состоялось распределение ваться на своем месте»; угодлив и осторо-
частей поэмы, – или развитие конституций, жен в Марли, как и в Версале, среди пред-
или преобразование языка, – тогда можно писанных удовольствий природы
сказать не более, как только то, что почва подстриженной и декорационной, реверан-
готова; истинная история выходит на сце- сов, грации и тонкого обхождения вельмож
ну, когда историк начинает на расстоянии в шитье, которые встают пораньше, чтобы
времен различать человека живого, дейст- заслужить назначение на должность в слу-
вующего, одаренного страстями, вооружен- чае чьей-нибудь смерти, и очаровательных
ного силой привычки, с известным голосом дам, которые рассчитывают по пальцам ге-
и своеобразной физиономией, с известны- неалогии, чтобы добиться табурета. О всем
ми телодвижениями, в одежде, столь же этом вы найдете довольно у С. Симона и на
отличной и полной, как одежда человека, ко- эстампах Перелля, как сейчас видели то
Ввведение 7
у Бальзака и в акварелях Лами. Равным об- щим и бессодержательным существом, в
разом, когда мы читаем греческую траге- котором он ищет распуститься сам. В этом
дию, наши первые усилия должны быть на- отношении путешествие по Индии было бы
правлены к тому, чтобы представить себе всего назидательнее; но за недостатком луч-
греков, то есть людей, которые живут по- шего оно может быть заменено рассказами
лунагими в своих гимназиях или на публич- путешественников, географическими сочи-
ных площадях под светлым небом, имея нениями, ботаникой и этнологией. Во вся-
перед глазами чудные виды; они заняты со- ком случае, прием исследования должен
общением своему телу силы и ловкости, быть тот же. Язык, кодексы, законодатель-
болтовней, прениями, подачей голосов или ный и религиозный, есть не что иное, как
патриотическим пиратством; в остальном – абстракты; полнота заключается в челове-
праздные и воздержные, они имеют в доме ке действия, в человеке физическом и ося-
три кружки для меблировки и два анчоуса в заемом, который ест, ходит, борется, рабо-
глиняном горшке, наполненном маслом; им тает; оставьте в стороне теории конститу-
служат рабы, благодаря которым у них ос- ций и их механизм, теории религий и их
тается много свободного времени для ук- систему, а постарайтесь увидеть людей в
рашения своего духа и упражнения своих их мастерских, в их конторах, за плугом
членов; у них нет другой заботы, кроме на полях, вместе с их небом, почвой, до-
желания иметь у себя самый красивый го- мами, одеждой, привычками, пищей, как вы
род, самую прекрасную процессию, самые то делаете, высадившись в Англии и Ита-
прекрасные идеи и самых красивых людей. лии, когда вы всматриваетесь в лица и те-
Все это растолкует вам больше, нежели лодвижения, глядите на тротуары и тавер-
множество диссертаций и комментарий, ны, на горожанина, как он прогуливается,
одна статуя, как Мелеагр или Тезей в Пар- на мастерового, как он пьет. Вся наша за-
феноне, или, еще лучше, вид сияющего го- бота должна быть направлена к тому, что-
лубого Средиземного моря, эта шелковая бы по возможности всякое наблюдение
туника, из которой выплывают острова, как было бы для нас очевидно, лично, непос-
куски мрамора; и к этому возьмите каких- редственно и осязательно, хотя бы оно от-
нибудь двадцать мест, выбранных у Плато- носилось и к прошедшему: это единствен-
на и Аристофана. Равным образом, чтобы ный путь к познанию человека; сделаем же
понять индийскую пурану, начните с того, прошлое настоящим; чтобы судить о ка-
что представьте себе отца семейства, кото- ком-нибудь предмете, постараемся, чтобы
рый, «увидев сына на коленях сына», уда- он был нам присущ; отсутствующее не
ляется по закону в пустыню с секирой и может подлежать наблюдению. Конечно,
сосудом, под банановое дерево на берегу такое воспроизведение прошедшего всегда
ручья, перестает говорить, удваивает посты, останется неполным; оно приведет к неза-
живет нагишом между четырех огней, имея конченным суждениям; но надобно поко-
над собой пятый огонь, – я подразумеваю риться этому неудобству; лучше познание
палящее солнце, которое беспрерывно по- недовершенное, чем пустое или ложное, а
жирает и воспроизводит живые существа. нет средства постигнуть до некоторой сте-
По очереди и целыми неделями он вперяет пени деятельность прошедшего времени,
свой взор на ступню Брамы, потом на его как до некоторой степени увидеть людей
колено, лядвею, пуп и так далее, пока в ре- тех эпох.
зультате усилий напряженного воображе- Но это только первый шаг в истории; его
ния не появятся галлюцинации, пока все сделали в Европе при возрождении творчес-
формы существующего, перемешавшись и кого воображения в конце прошлого столе-
слившись друг с другом, не заколеблятся в тия, благодаря инициативе Лессинга, Валь-
этой голове, одержимой кружением, и пока тера Скотта; во Франции, несколько позже,
неподвижный человек, сдерживая дыхание, пошли тем же путем Шатобриан, Августин
вперив свой взор, не увидит, как вселенная, Тьерри, Мишле и многие другие. Но вот
наподобие дыма, исчезнет над всеобъемлю- еще второй шаг.
8 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

2. Человек физический и осязаемый ем которого явились то украшение, та чер-


служит только указанием, при помощи та или та фраза; он присутствует при внут-
которого предстоит изучить внутрен- ренней драме, которая совершалась в арти-
него и неосязаемого человека. Когда вы сте или в писателе; выбор слов, краткость
наблюдаете человека осязаемого, чего вы или длина периода, характер метафор, уда-
ищете в нем? Человека неосязаемого. Его рение в стихе, порядок в рассуждении – все
слова, достигающие до вашего уха, его те- служит ему указанием; в то время как его
лодвижения, одежда, поступки, видимые глаза читают текст, его душа, его ум следят
дела служат для вас только выражением за беспрерывным потоком и цепью волне-
чего-то другого; все это говорит о чем-то ний и ощущений, из которых вытекал сам
ином, о душе. Человек внутренний скрыт в текст; это – психология. Если вы хотите
человеке внешнем, и последний свидетель- наблюдать за таким процессом, обратите
ствует о первом. Вы осматриваете его дом, внимание на того, кто вызвал и послужил
его мебель, одежду, но вы ищете во всем сам образцом всей великой современной
этом следы его привычек и вкуса, хотите образованности, на Гете, который, прежде
судить о степени его развития или просто- чем сел за свою Ифигению, употребил це-
ты, расточительности или экономии, огра- лые дни на то, чтобы копировать лучшие
ниченности или утонченности ума. Вы при- статуи; наконец, пресытив свой взор благо-
слушиваетесь к его разговору и замечаете родными формами античного искусства и
даже интонацию его голоса и принимаемые напоив свой дух гармоничной красотой
им позы опять для того, чтобы заключить о древней жизни, он дошел до такого верно-
его энергии, развязности, веселости или о го воспроизведения в самом себе привычек
натянутости. Вы изучаете произведение его и наклонностей греческой фантазии, что
пера или искусства, его финансовые или мог подарить Антигоне Софокла и богиням
политические предприятия с единственной Фидиаса сестру, почти их близнеца. Такие
целью: определить силу и пределы его рас- приемы обновили в наше время историю; в
судительности, находчивости, присутствия прошлом столетии их почти совершенно не
духа, открыть распорядок, род и обычную знали; люди всех рас и веков представля-
мощь его идей, как он мыслит и определяет лись почти без всякого различия; грек, вар-
свою волю. Все внешнее служит только вар, индус, человек эпохи Возрождения и
тропинками, ведущими к центру, и вы пус- человек XVIII в., все это отливалось в одну
каетесь на поиски, чтобы достигнуть этого форму по известному абстрактному пред-
центра; там пребывает истинный человек – ставлению, которое прикладывалось ко все-
я подразумеваю сумму способностей и чув- му человеческому роду. Знали человека, но
ствований, производящих все остальное. не знали людей; не достигали до души, не
Вот новый мир, мир беспредельный, ибо видели бесконечного разнообразия и изуми-
всякое видимое действие влечет за собой тельной ее сложности; не догадывались, что
бесконечный ряд заблуждений, тревог, пре- моральное построение народа или эпохи
жних и новых ощущений, содействовавших есть нечто своеобразное и отличительное,
к тому, чтобы вызвать его наружу, и кото- как физическое построение какого-нибудь
рые, подобно высоким скалам, пустившим семейства растений или известной породы
глубокие корни в землю, достигают в этом животных. Ныне история, как и зоология,
действии своей вершины и выплывают на открыла свою анатомию, и какова бы ни
поверхность. Этот подземный мир и состав- была ветвь исторических занятий – фило-
ляет второй предмет, собственно предмет логия, лингвистика или мифология, – все
историка. Если его критическое образова- трудятся по этому пути, желая добиться
ние удовлетворительно, то он будет спосо- новых результатов...
бен открыть под всяким украшением архи- Моральное построение народа или эпо-
тектуры, под всякой чертой картины, под хи зависит от трех первобытных причин: от
всякой фразой литературного произведения расы, данной среды и данного момента.
то своеобразное чувствование, под влияни- Историку остается исследовать, каким
Ввведение 9

Император Роман IV и императрица Евдокия.


Византийская резьба по слоновой кости. XI в. Париж. Национальная библиотека
10 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

образом распределяется их влияние на на- религия – какой-то поэмой, принимаемой за


род или на эпоху. Источник, вытекая из воз- истину, а философия – искусством и рели-
вышенного места, пробивает себе русло со- гией, высушенными и приведенными к чис-
ответственно покатостям, с одной террасы тым идеям. Итак, в центре этих трех групп
на другую, пока наконец не достигнет са- есть один общий элемент, а именно: пости-
мых низших слоев земли; точно так же и жение природы и ее начал, и в то же время
расположение умов или духа, произведен- они отличны друг от друга, потому что к
ное в народе расой, известной средой и из- общему элементу присоединяют свой отли-
вестным моментом, распространяется в раз- чительный элемент: в одном сила восходит
личной пропорции и постепенно, по тем до абстрактов, в другом является способ-
фактам, из которых состоит цивилизация. ность олицетворять и верить, наконец в тре-
Когда чертят географическую карту стра- тьем – олицетворять, не веря. Возьмем да-
ны, начиная с того пункта, где разделяются лее два главных продукта ассоциации лю-
воды, то от общего источника образуется дей: семейство и государство. Что такое
пять или шесть главных бассейнов, потом государство, как не чувство повиновения, в
каждый из них распадается на множество силу которого масса людей собирается под
второстепенных и так далее, пока водная властью одного главы? И что такое семей-
сеть со всеми своими разветвлениями не ство, как не чувство повиновения, в силу
покроет всей страны. Равным образом, если которого жена и дети действуют под руко-
начертить психологическую карту событий водством отца и мужа? Семейство есть при-
и восприятий человеческой цивилизации, то родное государство, первобытное и узкое;
окажется сначала пять или шесть резко раз- точно так же как государство есть семей-
деляющихся областей: религия, искусство, ство искусственное и широкое; при разли-
философия, государство, семейство, промы- чии, которое производится числом, проис-
сел; потом каждая из этих областей распа- хождением и условием, в которое постав-
дется на естественные департаменты; в де- лены члены, в самом маленьком обществе,
партаментах откроются небольшие терри- как и в большом, замечается то же самое
тории и так далее, пока мы не дойдем до расположение основного духа, которое
тех бесчисленных подробностей жизни, сближает и соединяет всех. Теперь предпо-
которые мы наблюдаем ежедневно в себе и ложите, что этот общий их элемент полу-
около себя. Если теперь исследовать и срав- чает от расы, от известной середины и мо-
нить между собой те различные группы мента, своеобразный характер, и будет
фактов, то нельзя не заметить, что они со- ясно, что все эти группы должны будут
стоят из частей и что все они имеют общие видоизмениться в известной пропорции.
стороны. Возьмем сначала три главных про- Если чувство повиновения есть не что иное,
дукта человеческого разума – религию, ис- как страх, вы встретите, как то бывает в
кусство и философию; что такое философия, большей части азиатских государств, жес-
как не постижение природы и ее первичных токость деспотизма, разнообразие пыток,
причин в форме абстракта и формул? Что истощение подданного, раболепие в нравах,
лежит в сущности религии и искусства, как беззащитность собственности, обеднение
не постижение той же самой природы и тех промыслов, рабство женщины и все привыч-
же первичных причин в форме символов бо- ки гаремной жизни. Если чувство повино-
лее или менее точных и личностей более вения имеет свой корень в инстинкте дис-
или менее определенных, с тем различием, циплины, общественности и чести, вы най-
что в первом случае верят, что они суще- дете, как то является во Франции,
ствуют, а во втором убеждены, что они не удивительную военную организацию, пре-
существуют? Пусть читатель подумает о тех восходную административную иерархию,
великих созданиях духа в Индии, Сканди- недостаток публичного духа вместе со
навии, Персии, Риме, Греции, и он увидит, вспышками патриотизма, готовную покор-
что повсюду искусство является чем-то вро- ность подданного вместе с революционной
де философии, сделавшейся осязательной, нетерпеливостью, преклонение придворно-
Ввведение 11
го с оппозицией благородства, все удоволь- той все, что когда-нибудь видели до тех пор.
ствия изящной беседы и светской жизни с Если, наконец, человек, придя к узким вос-
дрязгами жизни домашней, равенство суп- приятиям и лишившись всей умозрительной
ругов и брачные страдания под неизбежным тонкости, окажется в то же время поглощен-
гнетом закона. Если, наконец, чувство по- ным и проникнутым в целости практичес-
виновения вытекает из инстинктов субор- кими стремлениями, тогда мы встретим, как
динации и идеи долга, вы заметите, как то в Риме, простых богов с пустыми именами,
бывает у народов германской расы, безопас- годных для обозначения мельчайших по-
ность и счастье домашней жизни, прочность дробностей сельского быта, деторождения,
ее, медленное и неполное развитие жизни хозяйства, брака, фермы, и вследствие того
светской, врожденное уважение к установ- мифологию, философию, поэзию ничтож-
ленным властям, суеверную привязанность ную или заимствованную. В этом случае,
к прошлому, поддержание социального ра- как и везде, применяется закон взаимной
венства, страх естественный и привычный зависимости. Цивилизация составляет со-
перед законом. Равномерно в каждой расе бой тело, и ее части совокупляются напо-
вместе с различием общих идей религия, добие частей органических тел. Как в жи-
искусство и философия проявляются раз- вотном его инстинкты, зубы, члены, кости,
лично. Если человек склонен к широким мускулы связаны между собой, и изменение
всемирным воззрениям и вместе с тем лю- в одном влечет за собой соответствующую
бит возмущать их нервностью своего раз- перемену в другом, так что искусный нату-
драженного организма, то мы увидим, как ралист может по нескольким обломкам вос-
в Индии, изумительное богатство гигант- создать почти весь остов; точно так же и в
ского религиозного творчества, роскошное цивилизации религия, философия, семей-
процветание чрезмерной и призрачной эпо- ный быт, литература, искусство составля-
пеи, странную запутанность утонченного и ют систему, в которой всякая местная пе-
фантастического философствования, и в то ремена производит всеобщую перемену, и
же время все они столь тесно связаны меж- опытный историк, изучив отдельную часть,
ду собой и столь проникнуты общей идеей, знает вперед и наполовину угадывает харак-
что по одной их широте, окраске и самому тер остального. В этой обоюдной зависимо-
беспорядку можно тотчас их признать про- сти нет ничего неопределенного. В живом
дуктом одного и того же климата и одного организме эта зависимость выражается в ее
и того же духа. Если, напротив, человек от стремлении осуществить известный перво-
природы здравый и обладающий равновеси- бытный тип, и необходимость быть в согла-
ем сил, ограничит добровольно мир своих сии с самим собой, чтобы жить и владеть
восприятий с тем, чтобы точнее определить органами, необходимыми для удовлетворе-
форму, тогда перед нами явится, как в Гре- ния своих потребностей. В цивилизации она
ции, теология артистическая и повествова- определяется присутствием в каждом вели-
тельная, отдельные божества, совершенно ком человеческом творчестве производитель-
отрешенные от вещей и преобразованные в ного элемента, присущего всему окружаю-
точные личности; чувство всеобъемлюще- щему; я понимаю под этим известную спо-
го единства почти сглаживается и едва-едва собность, навык, заметное расположение,
сохраняется в неопределенном представле- которое, отличаясь ему свойственным харак-
нии Судьбы; философия – более утонченная тером, проникает во все отправления и по
и сжатая, нежели величественная и систе- мере своего видоизменения видоизменяет
матическая, но зато несравненная в своей всякое дело, в котором принимает участие.
логике, софистике и морали; поэзия и ис-
кусство превосходят своей ясностью, есте- Histoire de la litterature anglaise.
ственностью, размером, истиной и красо- Introduction.
12 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Т. Н. Грановский на другую. Переходя от городского к сель-


скому населению, мы встретим те же явле-
ния. Почти каждый холм, каждая крутая
ОБЩИЕ ЧЕРТЫ ХАРАКТЕРА возвышенность увенчана крепким замком,
XII И XIII вв. (в 1851 г.) при постройке которого, очевидно, не удоб-
ство жизни, не то, что мы называем комфор-
Мы привыкли понимать под Средними том, а безопасность была главной целью.
веками тысячелетие, отделяющее падение Воинственный характер общества резко от-
Западной Римской империи от открытия разился на этих зданиях, которые вместе с
Нового Света и начала Реформации. Но железным доспехом составляли необходи-
идея и формы, составляющие характерную мое условие феодального существования. К
особенность Средних веков, принадлежат высоким башням господского замка робко
не всем отделам этого обширного периода. жмутся бедные, ждущие от него защиты и
Феодализм, рыцарство, общины, борьба покровительства, хижины вилланов. Даже
папской и императорской власти, готичес- обители мира, монастыри, не всегда пред-
кие соборы, поэзия трубадуров и миннезин- ставляли надежное убежище своим жите-
геров, одним словом, главные явления, в лям. Подобно городу и замку, монастырь
которых вполне сказалось внутреннее со- был часто окружен укреплениями, свиде-
держание средневековой истории, составля- тельствовавшими, что святое назначение
ющие как бы цвет и плод ее, развились боль- места недостаточно защищало его против
шей частью не ранее XI и отцвели к концу хищности окрестных владельцев или наем-
XIII столетия. Пять предшествующих веков ных дружин, которые в мирное время
можно назвать периодом образования, при- обращались в разбойничьи шайки. Внутрен-
готовления отличительных форм средневе- нее содержание соответствовало наружно-
ковой жизни; два последних века, XIV и XV, му виду. В средневековой Европе не было
представляют нам эпоху разложения; они народов в настоящем смысле слова, а были
служили переходом к новой истории. враждебные между собой сословия, начало
Нетрудно будет угадать общий характер которых восходит к эпохе распадения За-
того общества, о котором здесь идет речь, падной Римской империи и занятия ее об-
взглянув на него с его наружной стороны. ластей германскими племенами. Из при-
Перенеситесь мыслью в любое из госу- шельцев образовались почти исключитель-
дарств тогдашней Европы, бросьте на него но высшие, из туземного населения –
хоть беглый взгляд, и вы тотчас поймете, низшие классы новых государств. Насиль-
что война составляет главное занятие, по- ственное основание этих государств прове-
чти исключительную заботу всего населе- ло резкую черту между их составными час-
ния. Начнем с городов, этих средоточий тями. Граждане французской общины при-
деятельной жизни и промышленности для нимали к сердцу дела немецких или
народов Древнего и Нового мира. Средне- итальянских городов, но у них не было по-
вековый город обнесен зубчатой стеной и чти никаких общих интересов с феодальной
окружен рвом. На колокольне или башне аристократией собственного края. В свою
стоит недремлющий сторож, озирающий очередь барон редко унижал себя сознани-
беспокойными глазами окрестность. От- ем, что в городе живут его соотечественни-
дельные дома похожи на крепости. Через ки. Он стоял неизмеримо выше их и едва
улицы на ночь протягивают цепи. Это оби- ли с большим высокомерием смотрел на
лие предосторожностей обличает вечную беззащитного и бесправного виллана. При
опасность, постоянную возможность напа- таким особенностях быта у каждого сосло-
дения. Враг грозит отовсюду. Когда его нет вия должно было развиться собственное
вне города, купившего деньгами или кро- воззрение на все жизненные отношения и
вью минутный покой у соседних баронов, высказаться в литературе. Рыцарские эпо-
тогда он подымается внутри стен: цехи во- пеи проникнуты этим исключительным ду-
юют с патрициями, одна часть общины идет хом. Возьмите любой роман каролингско-
Ввведение 13
го или прочих циклов: вы увидите, что в нем
нет и не может быть места героям другого
сословия, кроме феодального. То же самое
можно сказать о рыцарской лирике. Она
поет не простую, доступную каждому че-
ловеческому сердцу любовь, а условное
чувство, развившееся среди искусственно-
го быта, понятное только рыцарю да еще,
может быть, горожанам Южной Франции и
Италии. Зато среди городского населения
процветала своя, неприязненная феодализ-
му, литература. Здесь-то родилась сказка
(fabliau), в которой язвительный и сухой ум
горожанина осмеивал не одни только идеи
и доблести, составлявшие как бы исключи-
тельную принадлежность рыцаря, но вооб-
ще все идеалы, все поэтические стороны
Средних веков. В труверах можно узнать
праотцов Рабле и Вольтера. Была, по-види-
мому, одна сфера, где утомленный раздо-
ром и войной ум находил покой и примире-
ние. Мы говорим о науке, выросшей под се-
нью западных монастырей и носящей
название схоластики. Это слово, означаю-
щее собственно науку Средних веков, не
пользуется большим почетом в наше вре- Папа Пасхалий II вручает Генриху V
мя. Под ним привыкли понимать пустые, ли- императорские регалии
шенные живого содержания диалектичес-
кие формы. Не такова была схоластика в
эпоху своей юности, когда она выступила более учиться в огромных фолиантах, ко-
на поле умственных битв столь же смелая торые содержат в себе труды средневеко-
и воинственная, как то общество, среди ко- вых мыслителей.
торого ей суждено было совершить свое Из этой короткой характеристики вы
развитие. Заслуга и достоинство схоласти- легко поймете, что раздраженная и взвол-
ки заключаются именно в ее молодой отва- нованная действительностью мысль не об-
ге. Бедная положительным знанием, она ретала покоя и в той области, где по-насто-
была исполнена веры в силы человеческого ящему должны разрешаться все противоре-
разума и думала, что истину можно взять с чия нашего существования, в ясном
бою, как феодальный замок, что для сме- сознании их примиряющего закона. В на-
лой мысли нет ничего невозможного. Не уке шла та же борьба, что и в жизни. В кон-
было вопроса, перед которым она оробела це XI столетия уже начался спор между ре-
бы, не было задачи, перед которой она со- алистами и номиналистами, отозвавшийся
знала бы свое бессилие. Она, разумеется, вскоре в богословии и получивший впослед-
не решила этих вопросов и задач, постав- ствии великое значение. В XIII в., то есть в
ленных роковой гранью нашей любозна- эпоху, о которой мне предстоит сегодня
тельности, но воспитала в европейской на- беседовать с вами, этот спор перешел на
уке благородную пытливость и крепкую другую почву. Парижский университет, от-
логику, составляющие ее отличительные стаивая логический элемент в средневеко-
приметы и главное условие ее успехов. Вот вой науке, вел ожесточенную борьбу с мис-
права схоластики на вечную признатель- тическими стремлениями францисканцев и
ность новых поколений, хотя нам нечему доминиканцев. О направлении тогдашнего
14 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

мистицизма можно судить по уцелевшим вия с равным жаром устремились в страну,


отрывкам из сочинений генерала Францис- освященную земной жизнью Искупителя, и
канского ордена, Иоанна Пармского. Он каждое несло с собой свои надежды. Каж-
произносит безусловный приговор над свет- дое из них думало осуществить на той свя-
ским государством, над семейством, над щенной почве свой политический идеал. Го-
собственностью и призывает всех к жизни рожане и вилланы уходили от феодального
исключительно созерцательной, дабы ско- гнета; барона манила возможность создать
рее свершились земные судьбы человека. чистое феодальное государство, не стесня-
Папа должен был положить конец этим пре- ясь обломками исторических учреждений,
ниям, тем более опасным, что они находи- уцелевших в Европе, идеалом клерика, воз-
ли сочувствие вне школы, в народных мас- ложившего на себя знамение крестоносцев,
сах, жадно принимавших всякое новое уче- было теократическое государство, не удавше-
ние, толкуя его сообразно своим понятиям. еся Григорию VII. Цели эти не были достиг-
В начале XIII столетия подавлена была нуты. Горько обманутые в своих надеждах,
ересь альбигенская. Та же участь постигла народы Запада перестали думать о завоева-
немецких штедингов и разнообразные, но нии Азии и устремили свою деятельность в
равно враждебные западной церкви секты, другую сторону, на другие предметы. Если
возникшие во Фландрии и в Италии. Пап- бы Европу XIII столетия могла привести к
ство одолело, опираясь на светские власти; единству одна гениальная личность, то за-
но побежденные ереси продолжали суще- дача была бы скоро решена. В таких личнос-
ствовать втайне, не отказывались от своих тях не было недостатка. Вспомните о пред-
надежд и ждали только удобного случая, последнем императоре из дома Гогенштау-
дабы восстать со свежей силой. Неужели фенов, о Фридрихе II. Эта странная, можно
этому хаотическому, но исполненному бес- сказать, страдавшая избытком сил, лич-
конечной энергии миру суждено было ис- ность не нашла себе места в современной
тощить свои силы в безвыходной борьбе и ей обстановке. Ни по идеям, ни по взгляду
неразрешимых вопросах? Отдельный чело- на жизнь Фридрих не принадлежал тому по-
век и целое общество равно нуждаются в колению, среди которого жил, и на рассто-
порядке и законе; для них равно невыноси- янии нескольких веков он протягивал руку
мо безначалие в области несвязанных ни- людям нового времени. Отсюда произош-
каким единством явлений. Такое единство ли все его неудачи. Великий законодатель,
пытались дать средневековому миру вожди мыслитель, воин, поэт стоял вне своей эпо-
его: император и Папа. Поставленные раз- хи, был в ней представителем только идей
витием истории и глубоким сознанием нрав- отрицательных, враждебных средневеково-
ственных потребностей своего времени во му порядку вещей. Современники ненави-
главе общественного мнения Западной Ев- дели и любили его страстно, но всем без ис-
ропы, наместники св. Петра стремились к ключения был он непонятен, всем равно
одной цели с преемниками Карла Велико- внушал недоверие и страх. Я приведу здесь
го. Но каждая из этих властей требовала один многознаменательный пример. После-
себе первенства и главной роли в задуман- днее войско, которое Фридрих вел в 1250 г.
ном деле. К прежним раздорам присоеди- против Рима, состояло большей частью из
нился новый, причиной которого была не- арабов и других магометанских наемников.
осуществимая потребность мира и порядка. Надобно, однако, прибавить, что и римские
Ни римским папам, ни германским импера- первосвященники в борьбе с императорами
торам не суждено было удовлетворить этой не всегда употребляли средства, дозволен-
потребности, высказавшейся также и в Кре- ные христианскому пастырю.
стовых походах. Это движение носит двоя- Среди этих воинственных и бурных по-
кий характер: с одной стороны, оно было колений суждено было действовать Людо-
вызвано преобладанием религиозного чув- вику IX. Сравнивая с суровыми лицами дру-
ства; с другой – современным состоянием ев- гих деятелей того времени задумчивый и
ропейского общества. Все тогдашние сосло- скорбный лик Людовика, мы невольно за-
Ввведение 15
даем себе вопрос об особенном характере отвлеченное, и потому нравственная мысль
его деятельности. В чем заключалась тайна Средних веков не могла быть вполне удов-
его влияния и славы? В великих ли дарова- летворена военно-духовными братствами,
ниях? Нет. Многие из современников не в которых отдельная личность постоянно
только не уступали, но превосходили его стояла ниже возлагаемых на нее требова-
дарованиями. В великих ли успехах и счас- ний и как бы оправдывала собственную не-
тьи? Нет. Дважды, при Мансуре и под Ту- мощь заслугами целого ордена. С другой
нисом, похоронил французский король цвет стороны, нам известно, как рано изменили
своего рыцарства. В новых ли идеях, кото- эти ордена своему первоначальному назна-
рых он был представителем? Но он не внес чению и поддались искушениям политичес-
никаких новых идей в государственную кого могущества и светских наслаждений.
жизнь Франции, а напротив, употребил все Примером могут служить тамплиеры. Иде-
свои силы на поддержание и укрепление алу средневековой доблести суждено было
существовавших до него учреждений. Зна- воплотиться в лице Людовика IX.
чение его было другого рода. Позвольте мне
рассказать вам одно, исполненное дивной Сочинения Т. Н. Грановского. М., 1857,
красоты, средневековое сказание. Это ска- т. I, с. 437–445.
зание о святой чаше (Graal). У Иосифа Ари-
мафейского была драгоценная, выдолблен-
КОММЕНТАРИЙ. О Т. Н. Грановском и его
ная им из цельного камня чаша: из нее, го- сочинениях см. во2-м томе. Приведенный текст
ворит сказание, вкушал Спаситель составляет вступление одной из четырех пуб-
последнюю земную пищу свою за тайной личных лекций, читанных московским профессо-
вечерей; в нее же пролилась божественная ром в 1851 г.: о Тимуре, Александре Великом,
Людовике IX и Бэконе. В своем сжатом очерке
кровь с креста. Около этой таинственной характера тех двух столетий, которые состав-
чаши совершается непрерывающееся чудо. ляют зенит развития средневекового общества,
Человек, смотрящий на нее, не стареет, не профессор Грановский выказал весь свой талант
знает земных немощей и не умирает, хотя мыслителя и живописателя, так что и теперь
бы сладостное созерцание продолжалось мы должны повторить сказанное нами еще в
1852 г., по поводу критики этих его лекций, а
двести лет, говорит легенда. Но доступ к именно, что в них Т. Н. Грановский обнаружил
чаше труден: он возможен только высочай- те же достоинства, которые мы привыкли встре-
шему целомудрию, благочестию, смирению чать во всем, что выходило из-под его пера; а
и мужеству, одним словом, высшим добле- сделанные нами замечания относительно част-
ностей нисколько не препятствуют нам назвать
стям, из которых сложился нравственный словами нашего же профессора его чтения «дос-
идеал Средних веков. Таковы должны быть тойными вкладами русской мысли и русского сло-
блюстители Грааля. Молитва и война со- ва». Мы затруднились бы и в западной истори-
ставляют их призвание и подвиг в жизни, ческой литературе приискать что-нибудь такое,
но война священная, за веру, а не из сует- что могло бы служить лучшей прелюдией к кре-
стоносному времени и что в таких немногих сло-
ных житейских целей. В стремлении при- вах могло бы так удобно ввести читателя в но-
близиться к такому идеалу западная цер- вый мир, который открывают собой XII и XIII
ковь облагородила феодализм до рыцарства столетия. Чтобы лучше понять взгляд Гранов-
и соединила последнее с монашеством в ского именно на Крестовые походы, сравните ста-
тью Гегеля (ниже), где он говорит о том, как
известных орденах тамплиеров, странно- крестоносцы не достигли тех целей, к которым
приимцев 1 и других, возникших в эпоху стремились, но как зато человечество достигло
Крестовых походов. Но всякий орден есть того, чего пилигримы XII и XIII столетий не
общество, следовательно, нечто безличное, имели и в виду.

1
Госпитальеры, или иоанниты.
ЭПОХА
КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ
XII–XIII вв.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ЭПОХИ

Спустя 300 лет после смерти Карла Ве- ной и полубиблейской теории императоров
ликого его обширная монархия, положив- и пап, и было таким образом брошено на
шая начало единству Западной Европы, как новую и самостоятельную дорогу, которая
в отношении политическом, так и в отно- после 400-летней борьбы, переворотов при-
шении образовательном, расширила свои вела Западную Европу к пределам новой
внешние пределы завоеванием земель на истории.
востоке у славян, на юге – у арабов, а нор- Эти два столетия (XII и XIII) откры-
манны, вышедшие из Карловой монархии, вают третий и последний период истории
включили в ее пределы Англию и Южную Средних веков (XII–XV столетия), когда
Италию. средневековая образованность, достигнув
На всем этом пространстве – от бере- высоты своего развития и в отношении по-
гов Средиземного моря до южного прибре- литическом, и в отношении социальном, и
жья Балтики, и от Карпат и течения Вислы в отношении интеллектуальном, и в отно-
до берегов Англии – господствовали две шении художественном, пала с необыкно-
власти, признаваемые в различных степе- венной быстротой, уступив место новым по-
нях, но выражавшие собой, тем не менее, нятиям и новому порядку вещей. В отно-
единство, наложенное на Западную Евро- шении политическом и социальном этот
пу Карлом Великим, а именно власть рим- период представляет нам все крайние сто-
ского императора и власть римского перво- роны развития феодального общества в его
священника, которые после вековой борь- трех великих органах, духовенстве, дворян-
бы, закончившейся в начале XII в., думали стве и среднем сословии, с их орденами и
разделить между собой Вормсским конкор- коммунами; в отношении интеллектуаль-
датом область своего влияния. ном схоластическая наука со своим особен-
Но между тем, как императоры и папы ным и ей одной доступным языком, со сво-
вели ожесточенную борьбу за пределы сво- ей беспредельной пытливостью породила
ей власти, действительные интересы обще- целый мир особых понятий; в отношении
ственной жизни, не находя себе удовлетво- художественном феодальное общество вы-
рения в разрешении вопроса, где начинает- работало свою архитектуру, и ее соборы,
ся и где кончается власть императора и ратуши, замки стоят еще до сих пор памят-
Папы, страдали настоятельными, крайними никами какой-то чуждой нам эпохи, но не-
нуждами, и общество, повергнутое в нище- когда самостоятельной и полной жизненных
ту, начало искать себе исхода вне полууче- сил.
Исторический очерк событий 17
Собственно говоря, только XII и XIII Гроба Господня; новой силой – так назы-
столетия были временем прогрессивного ваемое войско Господне, или армия пили-
движения средневековой образованности и гримов, принявших крест. При таком об-
представляли окончательное ее развитие; в щественном настроении Крестовые похо-
XIV и XV вв. она начинает колебаться и вы- ды, которые по своей идее вовсе не были
рождаться, уступая место другим поняти- чем-нибудь новым, приобрели политичес-
ям о жизни. кое значение и вместе сделались средством
Эпоха Крестовых походов, охватывая к довершению переворота в средневековом
собой XII и XIII столетия, была самым бле- обществе.
стящим временем полного и всесторонне- Западная Европа в течение двух веков
го развития средневековой образованнос- высылала на Восток целые армии одну за
ти. Борьба пап с императорами, раздоры другой; пилигримы возвращались назад,
феодальных сюзеренов с баронами и баро- принося с собой новые познания и вместе
нов между собой, опустошение Англии закалившись в трудной боевой и походной
норманнами – все это довело западное об- жизни, как впоследствии из Америки воз-
щество до того крайнего положения, в ко- вращались в Старый Свет те же самые лю-
тором человек видит себя, лишенным вся- ди, но с другими идеями и требованиями от
кой гарантии для своего имущества и даже общественной жизни.
для самой жизни. Ничего не оставалось, Потому эпоха Крестовых походов пред-
как посреди такого хаоса создать новую ставляет два главных явления: 1) сам факт
власть, которая не была бы заинтересова- Крестовых походов и 2) то развитие, кото-
на чьей-нибудь личной выгодой, поставить рое произошло в Западной Европе в крес-
себе новую цель, которая вытекала бы не тоносную эпоху, а именно успехи полити-
из сословных выгод, но из побуждений бо- ческой жизни, общественной, интеллекту-
лее общечеловеческих, образовать какую- альной и промышленной: народная
нибудь новую силу, которая не служила бы монархия, городские общины, ганзы, уни-
эгоистическим видам отдельных лиц или верситеты, схоластика, искусства, литера-
званий. Такой новой властью сделался Бо- тура – все это получило свое происхожде-
жий мир; новой целью – освобождение ние именно в XII и XIII столетиях.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК СОБЫТИЙ

Время Крестовых походов, в собствен- здать новый мусульманский мир, охвативший


ном смысле этого слова, заключает в себе собой громадное пространство от берегов
XII и XIII столетия, точнее 1096–1291 гг. Инда до Эбро в Испании, и притом менее,
К концу XI столетия положение истори- чем в каких-нибудь 100 лет (622–711 гг.). Но
ческого Востока было следующее: Восточ- к концу XI в. сам мусульманский калифат
ная империя, или Византийская, утратила не только распался на три части: Кордов-
к тому времени почти все свои владения в ский в Испании, Египетский, или Фатими-
Африке и Азии, вдоль берегов Средиземно- дов, в Африке и Багдадский в Азии, но, кро-
го моря. Переворот, произведенный Маго- ме того, сама власть багдадского калифа
метом в степях Аравии (622 г.), где он ус- ограничивалась почти одним городом Баг-
пел собрать рассеянные силы номадов в дадом; управление же провинциями предо-
одно целое, и, с другой стороны, постепен- ставлялось вождям наемных войск, набира-
ное разложение и деморализация византий- емых по большей части в Туркестане.
ского общества и правительства, позволи- Перед началом Крестовых походов предво-
ли, ничтожной вначале, горстке людей со- дители турок-сельджуков управляли всей
18 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Передней Азией от имени калифа, и когда Азию и достигли Антиохии. Но один из кня-
в 1092 г. умер Малек-шах, один из таких зей, Балдуин, брат Готфрида, оставил об-
предводителей и наместник багдадского щее дело и, получив приглашение от жите-
калифа, то он разделил калифатство на сул- лей Эдессы, удалился на Евфрат и там ос-
танства между своими родственниками: 1) новал первое Латинское княжество.
Иран, от Тигра до Инда, достался его стар- Между тем крестоносцы осаждали Анти-
шему сыну, Баркиароку; 2) Иконий, в Ма- охию и только в половине 1098 г. овладели
лой Азии, где правил Килидж Арслан, и в городом; будучи сами, в свою очередь, осаж-
Сирии, 3) Алеппское и 4) Домасское сул- дены турецким предводителем Кербогой, они
танства. Каждое из них еще подразделялось едва спаслись и после того продолжали свой
на бесчисленное множество отдельных вла- путь далее через Сирию к Иерусалиму, куда
дений, управляемых дальними родственни- и прибыли в июне 1099 г. В половине июля
ками султанов; так, внутри Дамасского сул- того же года Иерусалим был взят.
танства, в Иерусалиме, правил Орток, пле- Так окончился Первый Крестовый по-
мянник Малек-шаха. Их междоусобия и ход, и началась история нового Иерусалим-
притязания Фатимидов отнять у Багдадско- ского королевства.
го калифата некогда принадлежавшую им Главой всех христианских владений был
Сирию довели мусульманский мир до вели- провозглашен Готфрид (1099–1100 гг.); но
чайшего расслабления; один Килидж Ар- сами земли были разделены по началам
слан, ближайший сосед империи, тревожил феодальным; вассалами иерусалимской ко-
недавно перед тем утвердившуюся динас- роны были: князь Эдесский Балдуин, Ан-
тию в Византии, а именно Комнинов. Пра- тиохийский – Боэмунд, Триполийский –
вивший в то время император Алексей Ком- Раймунд Тулузский и Галилейский – Танк-
нин обратился с просьбой о помощи к за- ред. Их владения были, в свою очередь, под-
падным христианам, воображение которых разделены, и так далее до последнего зам-
уже было подготовлено жалобами пилигри- ка. Новое устройство этого феодального го-
мов, испытавших на себе всю жестокость сударства составило отдельный кодекс под
новых владетелей Иерусалима, турок-сель- названием Ассиз Иерусалимского королев-
джуков. Петр Пустынник подействовал осо- ства, или Писем Гроба Господня. Впос-
бенно на умы своих единоверцев и остался ледствии, в Иерусалиме, явилось новое со-
главным героем начала Крестовых походов словие, три военно-духовных братства:
в народном воображении. тамплиеров, иоаннитов и тевтонов, со сво-
Папа Урбан II созвал собор в Клермоне ими великими магистрами.
в 1095 г., и поход был определен. Нетерпе- В самом начале правления Готфрида еги-
ливые желали отправиться без дальнейших петский калиф сделал попытку к отнятию
приготовлений и погибли вместе со свои- Иерусалима, но был разбит христианами
ми предводителями, Вальтером Неимущим при Аскалоне (август 1099 г.). Менее чем
и др. Спасся один Петр Пустынник. Только год спустя после этой битвы, Готфрид скон-
в августе 1096 г. собралось несколько ар- чался, и на место его был избран брат его,
мий, которые различными дорогами прибы- Балдуин I (1100–1118 гг.), а после него –
ли в Византию; так явились туда один за его родственник Балдуин II Буржский
другим Готфрид, герцог Лотарингский, с (1118–1131 гг.).
братьями Балдуином и Евстафием; Роберт Правление первых Балдуинов, несмот-
Нормандский и Роберт Фландрский; Сте- ря на порчу нравов между самими кресто-
фан Блоа и Раймунд Тулузский; Боэмунд Та- носцами, было лучшим временем для
рентский, Танкред и др. Встреченные непри- Иерусалимского королевства. Распростра-
язненно подозрительными греками, они нению оружия христиан много содейство-
дали присягу Алексею Комнину и перепра- вало падение господства Сельджукидов пос-
вились в Малую Азию, где поход их открылся ле смерти Баркиарока; еще при нем в его
осадой Никеи (май 1097 г.). По взятии Никеи владениях образовалась опасная секта ас-
крестоносцы прошли через всю Малую сасинов, руководимая своим вождем Гор-
Исторический очерк событий 19
ным Старцем, фанатизм которой держал в
страхе всех султанов, напрасно боровших-
ся со своим невидимым врагом. Пользуясь
всем тем, Балдуин I завоевал Птолемаиду,
или Аккон (ныне St. Jean d’Acre), Берит, Си-
дон и другие, а при Балдуине II сдался и
Тир. В руках мусульман оставались в Си-
рии Дамаск и Алеппо, окруженные со всех
сторон христианскими владениями.
Балдуинами кончается мужская линия
Готфрида и вместе цветущее состояние
Иерусалимского королевства.
Балдуину II наследовал его зять Фулько
Анжуйский (1131–1143 гг.), родоначальник
нового Анжуйского дома (король англий-
ский, Генрих II Плантагенет, был его вну-
ком). Внутренние смуты вместе с переме-
ной династии и малолетство его преемника
и сына, Балдуина III (1143–1162 гг.), оста-
новили успехи христиан, а между тем в му-
сульманском мире произошел весьма выгод-
ный для него переворот.
Один из мелких правителей турецких
Эмадеддин Ценги и его сын Нуреддин, вла-
детели Мосула, соединили в своей власти
разрозненные земли султанств Алеппо и
Дамаска и, пользуясь раздорами христиан,
после смерти Фулько отняли у них Эдессу Император в полном парадном облачении
(1144 г.).
Слух о взятии Эдессы вызвал новых про-
поведников, и Папа Евгений III поручил об- ти Балдуина V его отчим, Гвидо Лузиньян
ратиться к князьям и народам св. Бернарду, (1186–1192 гг.), женатый на его матери,
аббату Клерво. Крест приняли Людовик VII, Сивилле, провозгласил себя королем Иеру-
король Франции, и Конрад III, король Гер- салима, но его враги противопоставили ему
манский, вместе со своим племянником гер- Раймунда, графа Триполи.
цогом Фридрихом Барбароссой. Их Второй Ввиду междоусобия претендентов му-
крестовый поход (1147–1149 гг.) остался сульманский мир начал возникать с пре-
без результатов; прибыв в Палестину, они жней славой, благодаря завоеваниям Нуред-
осадили Дамаск, но, не успев овладеть им, дина, овладевшего Дамаском. Его полко-
возвратились в Европу. водец Ширку и племянник последнего
После удаления крестоносцев королев- Саладин завоевали ему Фатимидский кали-
ство Иерусалимское, предоставленное од- фат, а после смерти Нуреддина Саладин со-
ним собственным силам, начинает быстро единил в своей власти почти всю Сирию и
клониться к падению, вследствие внутрен- Египет, окружив со всех сторон владения
них междоусобий при последних королях христиан. Саладин поддерживал Раймунда
Анжуйского дома. Хотя Амальрик I (1162– Триполийского, а после, воспользовавшись
1173 гг.), брат Балдуина III, успешно отражал оскорблением, нанесенным ему христиана-
нападения сарацин, но малолетство его пре- ми, вступил с ними в открытую борьбу, и
емников: сына, Балдуина IV (1173–1185 гг.) при Тивериаде (1187 г.) разбил их. Король
и внука, Балдуина V (1185–1186 гг.), уве- Гвидо попался в плен, но после получил
личило общественные бедствия. По смер- свободу. Иерусалим сдался (1187 г.); в ру-
20 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

тор, с сыном Фридрихом Швабским, Ричард


Львиное Сердце, король Англии, и Филипп
II Август, король Франции. Фридрих I от-
правился прежде (1189 г.), но по дороге уто-
нул в Каликадне (в Киликии); сын его Фрид-
рих довел войско до Птолемаиды, куда яви-
лись на помощь к Гвидо короли Англии и
Франции, поссорившиеся еще на пути, в Си-
цилии. Филипп II прибыл прежде, потому
что Ричарда задержало завоевание у греков
Кипра. Несмотря на раздоры англичан и
французов, Птолемаида скоро сдалась
(июль 1191 г.); но Филипп II не хотел более
оставаться в Палестине и возвратился в
Европу, и Леопольд Австрийский, сменив-
Печать императрицы Матильды ший умершего Фридриха Швабского, буду-
чи оскорблен Ричардом, ушел из Палести-
ны. Оставшись один, Ричард продолжал
ках христиан остались только три значи- героическую борьбу с Саладином, и только
тельных города: Антиохия, Тир и Триполи. слухи об интригах Филиппа II вынудили его
Гвидо, желая возвратить утраченную заключить с Саладином мир и возвратиться
власть, собрал войско и осадил Птолемаи- в отечество (1192 г.). На обратной дороге он
ду, а граф Тирский, Конрад Монферрат- попался в плен к императору Генриху VI и
ский, женатый на Изабелле, младшей сест- был выкуплен своими вассалами (1194 г.).
ре Балдуина IV, несмотря на права Гвидо, В результате мирного договора Ричар-
принял на себя титул иерусалимского ко- да с Саладином христиане получили бере-
роля. говую полосу от Тира до Яффы и право по-
В таком положении была Св. земля, ког- сещения Гроба. Так как Конрад Тирский
да начался Третий крестовый поход умер, то Ричард отдал иерусалимскую ко-
(1189 г.); монархия Саладина, простираясь рону Генриху Шампанскому (1192–1197
от Тигра до Нила, заключала в себе Месо- гг.) вместе с рукой жены Конрада, Изабел-
потамию, Сирию и Египет; Иерусалимско- лы, а Гвидо Лузиньян получил в вознаграж-
го королевства не существовало, но зато дение о. Кипр с титулом короля. На следу-
было два иерусалимских короля, Гвидо и ющий год после удаления Ричарда умер
Конрад; государство Гвидо состояло в ла- Саладин (1193 г.); но его брат, Малек Адель,
гере под стенами Птолемаиды, а Конрад соединив разделенную им монархию и из-
господствовал в Тире; Антиохии угрожали брав своей столицей Каир, продолжал враж-
вместе и турки, и византийские греки. ду с христианами и отнял у них Яффу, при-
Известие о взятии Иерусалима было чем погиб и сам король Иерусалимский,
причиной двух новых попыток возвратить Генрих. Его вдова Изабелла вышла в чет-
св. город христианству; но Третий (1189– вертый раз замуж – за Амальрика II Лузи-
1192 гг.) и Четвертый (1204 г.) крестовые ньяна, короля Кипра (брата умершего Гви-
походы остались без результатов для Па- до Лузиньяна). Он правил Иерусалимским
лестины, и от крестоносцев пострадала одна королевством от 1197 до 1210 г.
Византийская империя: во время третьего В правление Альмарика II сделана была
похода она потеряла Кипр, а четвертый по- вторичная попытка к освобождению Иеру-
ход окончился завоеванием самой Византии салима. По благословению Папы Иннокен-
и основанием на ее развалинах латинских тия III Фулько Нельи проповедал поход, и
государств. крест приняли Балдуин Фландрский и Бо-
Третий крестовый поход предприняли нифаций Монферратский. Не имея средств
Фридрих I Барбаросса, германский импера- для переезда, они поступили на службу
Исторический очерк событий 21

Лук, меч, палица, боевой топор являлись основным оружием сражений времен Крестовых
походов. Иллюстрация начала XIII в.
22 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

один предпринял Пятый Крестовый поход


(1218–1221 гг.). Так как после смерти Ма-
лек Аделя его монархия распалась, и Иеру-
салим достался на долю египетского султа-
на, то крестоносцы напали на Дамиетту и
овладели ею (1219 г.). Мусульмане предло-
жили в обмен Иерусалим, но папский легат
воспротивился, а между тем разлитие Нила
затопило лагерь крестоносцев, и они были
вынуждены сдать Дамиетту даром.
После того Иоанн решился лично отпра-
виться в Европу и успел склонить в пользу
Св. земли короля Германского, Фридриха
II, выдав за него свою дочь Иоланту и усту-
пив ему, вместе с ее рукой, титул иеруса-
лимского короля (1225 г.).
Крестоносцы в походе: пилигриммы Это обстоятельство наложило на Фрид-
и рыцари. Миниатюра из рукописи конца XIII
или начала XIV в. «De Passagiis in Terram
риха II, как короля Иерусалимского, обя-
Sanctam». Венеция занность подать помощь Палестине, и по-
вело к Шестому Крестовому походу
(1228–1229 гг.). Опасаясь за свои владения
к Дандоло, дожу Венеции, к которому явил- в Италии и боясь вражды пап, Фридрих II
ся и царевич Алексей, сын императора медлил, но, наконец, был вынужден испол-
Исаака из фамилии Ангелов, сменивших нить обет. При вражде султанов Дамаска и
(1185 г.) династию Комнина. Исаак был Египта он овладел Иерусалимом, не обна-
свергнут и ослеплен своим братом Алексе- жив меча. Но Фридрих встретил более опас-
ем III (1195–1203 гг.); молодой Алексей ных врагов в óрденах и в папах, а потому,
спасся бегством и искал помощи у Венеции оставив в Иерусалиме наместника, поспеш-
и крестоносцев. Крестоносцы подошли к но возвратился в Европу (1229 г.).
Византии, сначала возвели на престол Иса- После удаления Фридриха II Иерусалим
ака Ангела и его сына, но, вследствие народ- сохранял независимость благодаря одним
ного восстания, овладели городом (1204 г.) распрям мусульман; христиане держались
и всей империей и, разделив ее между собой всегда союза с дамасским султаном, что их
на лены, избрали императором Балдуина I и погубило. Еще в начале XIII столетия на-
Фландрского. чалось движение татар, или монголов; они
Таким образом, Палестина оставалась вытеснили ховарезмийцев (из Хивы), чем и
забытой, и Амальрик II умер, не дождавшись воспользовался египетский султан. Он при-
помощи. После его смерти палестинские нял последних к себе на службу и при их
христиане избрали королем Иоанна Бриен- помощи завоевал Дамаск, а вместе и Иеру-
ня (1210–1225 гг.), женатого на дочери Иза- салим (1244 г.). Христиане спаслись по-
беллы, Иоланте. Это был последний король прежнему в Тире и Птолемаиде, которые с
Иерусалимский, имевший свою резиденцию того времени оставались последним их убе-
в Палестине. Он употребил все усилия, что- жищем.
бы вызвать западных христиан на помощь Известие о новом взятии Иерусалима не
Св. земле; но на Западе охладели к подоб- произвело почти никакого впечатления на
ным предприятиям; одни дети составили ар- Западную Европу, и королю Французскому
мию, и этот поход детей (1212 г.) кончился Людовику IX Святому стоило больших уси-
их погибелью. Наконец король Венгрии Ан- лий склонить своих вассалов предпринять
дрей II предпринял поход (1217 г.), но скоро Седьмой Крестовый поход (1248–1254 гг.).
возвратился, предоставив часть своего вой- Высадившись в Египте и овладев Дамиет-
ска королю Иоанну. Таким образом, Иоанн той, французы двинулись далее; но при
Исторический очерк событий 23
Мансуре (1250 г.) были разбиты, и сам Лю- но покушение ассасина на его жизнь и из-
довик попал в плен к мамелюкам. Султан вестие о смерти отца принудили его возвра-
взял с Людовика выкуп, но мамелюки были титься в Англию, прежде чем он успел сде-
недовольны тем, и их предводитель Либарс, лать что-нибудь для Палестины.
умертвив последнего преемника Саладина, Так закончились попытки западных хри-
основал новую династию. Людовик получил стиан освободить Гроб Господень; 20 лет
дозволение отправиться в Палестину, где спустя после удаления Эдуарда мамелюки
он провел 4 года, укрепляя города и приго- овладели Птолемаидой (18 мая 1291 г.); дру-
товляясь к борьбе с мусульманами; но слух гие города, как Тир, Сидон и Берит, сдались
о беспорядках во Франции и смерти его ма- без сопротивления; тевтоны еще прежде
тери Бланки, управлявшей в его отсутствие удалились в Пруссию; тамплиеры ушли во
государством, принудили Людовика возвра- Францию; иоанниты утвердились на о. Ро-
титься домой (1254 г.). досе, откуда в XVI в. они были вынуждены
После удаления Людовика IX, хотя хри- перейти на о. Мальту, и мусульмане изгна-
стиане и нашли себе нового союзника – ли окончательно западных христиан из Па-
монголов, все равно Бибарс разбил их и ов- лестины.
ладел Антиохией (1268 г.). Один Людовик До какой степени все оставались равно-
был встревожен этим последним извести- душными к участи Св. земли, о том можно
ем и предпринял Восьмой Крестовый по- судить по тщетным усилиям Марина Сану-
ход (1270–1271 гг.) вместе с английским до в начале XIV в. побудить королей и пап
принцем Эдуардом, сыном короля Генриха к завоеванию Востока. Религиозное настро-
III. Но по просьбе своего брата, Карла ение прошло, внутренние причины, вызы-
Анжу, короля Неаполитанского, Людовик вавшие Крестовые походы, ослабли, а на-
выступил сначала против Туниса, где и умер учные соображения Санудо, его торговые
от заразы. Несмотря на то, Эдуард продол- и политические расчеты были еще прежде-
жал начатое дело и прибыл в Птолемаиду; временны для XIV столетия.

ИЕРУСАЛИМСКИЕ КОРОЛИ

Готфрид. 1099–1100 (Первый Кресто- Гвидо Лузиньян. 1186–1192 (Третий


вый поход) Крестовый поход)
Балдуин I. 1100–1118 Генрих Шампанский. 1192–1197
Балдуин II. 1118–1131
Амальрик II Кипрский. 1197–1210 (Чет-
Фулько Анжуйский. 1131–1143
вертый Крестовый поход)
Балдуин III. 1143–1162 (Второй Крес-
Иоанн Бриеннский. 1210–1225 (Пятый
товый поход)
Крестовый поход)
Амальрик I. 1162–1173
Балдуин IV. 1173–1185 Фридрих II Гогенштауфен. 1225–1250
Балдуин V. 1185–1186 (Шестой Крестовый поход)
ПЕРВЫЙ
КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
История Иерусалимского королевства
до взятия Эдессы.
1095–1147 гг.

Радульф Глабер детелями, как в церкви Господней, так и в


народе. Они совершались не для того, что-
бы быть преданы забвению, и Спаситель сам
НАСТРОЕНИЕ УМОВ объявил, что с помощью Отца и при учас-
В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ тии Св. Духа, Он не перестанет действовать
ПЕРЕД НАЧАЛОМ КРЕСТОВЫХ в мире до последнего часа последнего дня.
ПОХОДОВ На пространстве 200 лет, а именно от свя-
щенника Бэды в Британии и Павла (см. о
(в 1047 г.) них выше) в Италии, не нашлось ни одного
писателя, который попытался бы начертать
ПЯТЬ КНИГ историю для потомства1. И эти два истори-
истории своего времени, ка говорили только о своем собственном
от избрания Гуго Капета народе и отечестве. Между тем, нет сомне-
в короли до 1046 г.1 ния, что вся Римская империя (так в Гал-
лии называли Италию и Германию), замор-
Пролог ские страны (то есть восток) и земли варва-
ров (венгерские и славянские земли)
Величайшему из великих людей, Одило- представляли зрелище множества событий,
ну, отцу аббату Клюни2 – монах Радульф которые были бы весьма полезны для лю-
Глабер. дей, если бы их изложить, и послужили бы
Я часто разделял справедливые сожале- каждому прекрасным уроком благоразумия
ния трудолюбивой братии нашего ордена и и осмотрительности. То же самое можно
ваши собственные о том, что никто из со- сказать о событиях, которые толпятся с нео-
временников не займется тем, чтобы пере- бычайной оживленностью около 1000 г. от
дать каким-нибудь образом потомству мно- воплощения Спасителя нашего Христа. По
гообразные события, которых мы были сви- вашему совету и по желанию братии, я хочу

1 1
Заглавие в оригинале: Glabri Radulphi. Из этих слов видно, как ограничено было
«Cluniacensis monachi, Historiarum sui temporis Libri сознание людей XI в., весь период времени – от Карла
V, ab electione Hugonis Capeti in regem, ad annum Великого до Крестовых походов; наш автор прямо
usque MXLVI». переходит к себе от Павла Дьякона и ничего не знает
2
См. о нем во 2-м томе. о других историках.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 25
попытаться рассказать эти события, огра-
ничиваясь одним беглым очерком прошед-
ших времен; хотя семьдесят толковников не
совершенно согласны с историческими кни-
гами евреев относительно счисления време-
ни от сотворения мира, но можно полагать
с полной уверенностью, что 1002 г. от во-
площения Слова совпадает с первым годом
правления Генриха II (императора), коро-
ля саксов, и 1000 г. н. э. соответствует
13-му году правления Роберта (сына Гуго
Капета), короля французов. Эти два госу-
Крестоносцы в море. На одном из кораблей –
даря считались в свое время самыми благо-
флаг с навершием в форме креста.
честивыми и самыми могущественными на Миниатюра из рукописи конца XIII или начала
материке. Первый же из них, Генрих, полу- XIV в. «De Passagiis in Terram Sanctam».
чил даже Римскую империю; вот почему я Венеция
избираю эпоху их правления как самую оп-
ределенную, чтобы руководствоваться ею которому принадлежит и наше время; полага-
при означении времени. Впрочем, так как ют теперь, что в седьмом тысячелетии труды
мне предстоит охватить в этом сочинении мира должны покончиться для того, чтобы мир
события всех четырех стран света (на также опочил от дел своих и нашел свой конец в
том, кто дал ему существование».
языке того времени так обозначали всю Книга вторая посвящена изложению событий
Римскую империю в древних ее пределах), истории Франции от Гуго Капета до 1000 г.
то я считаю своей обязанностью, особенно
обращаясь к лицам духовным, предпослать
Третья книга
своему труду, предпринимаемому во имя
Господне, некоторые подробности относи-
I. Около этого времени (то есть около
тельно таинственного учения о божествен-
1000 г.) венгры, жившие на берегу Дуная,
ной четверице (divina quaternitas), ее от-
вместе со своим королем приняли христи-
ношениях и гармонии.
анскую веру. Этот государь при своем кре-
щении получил имя Стефана и сделался
Книга первая начинается потому объяснени- весьма добрым католиком. Он женился на
ем четверицы, то есть мистического значения
числа 4, которое, по замечанию автора, играет сестре императора Генриха (II). С этого
повсюду важную роль: так, существуют только 4 времени все итальянские и галльские пилиг-
Евангелия, 4 стихии, 4 реки в раю и т. д.; наконец, римы, намеревавшиеся посетить храм Гос-
4 эпохи в истории человечества: от Сотворения подень в Иерусалиме, перестали ездить по
мира до Потопа – царство разума; от Потопа до
Моисея – царство кротости; от Моисея до Иису-
морю, как прежде, и предпочитали прохо-
са Христа – царство силы; и от Иисуса Христа дить по владениям этого короля. Благода-
до времени автора – царство правды. Затем сле- ря заботам Стефана, дорога сделалась со-
дует краткий очерк последних событий истории вершенно безопасна. Он принимал всех, как
Германии и Италии, после чего автор заключает братьев, и щедро оделял их. Это обстоятель-
свою первую книгу следующим характерным рас-
суждением о будущих судьбах мира, которые в ту ство побудило бесчисленное множество
эпоху занимали умы всех людей: знатных и простых людей предпринять
«Господь посвятил шесть дней на создание странствование в Иерусалим.
мира и в седьмой день опочил по совершении сво-
его подвига; точно так же в течение шести ве- Конец этой главы посвящен войне Византии
ков Он творил чудеса для назидания ими челове- с Южной Италией; в главе II автор продолжа-
ческого рода; действительно, во все предыдущие ет историю Франции в начале XI в. при Робер-
века постоянно встречаются чудесные знамения, те; но с главы III начинаются снова отступле-
совершенные предвечным Провидением, до само- ния по поводу кометы, восстановления церквей
го времени, когда Божество воплотилось в чело- по всему миру (IV), построения монастырей (V),
вечестве, то есть до шестого тысячелетия, к открытия мощей (VI) и, наконец, в главе III
26 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

автор останавливается на одном, хотя отда- когда тайна их обнаружилась, все христиа-
ленном событии, но которое потрясло всех и не решили единодушно изгнать евреев до
указало на близость Крестовых походов.
последнего человека из своих земель и горо-
дов. Таким образом, они сделались предме-
VII. В это же время, а именно в 1009 г. том всеобщего отвращения. Одни из них
(вернее, 1010 г.), церковь Иерусалимская, были изгнаны, другие умерщвлены мечом,
заключавшая в себе гробницу Господа наше- потоплены в воде или преданы всякого рода
го Спасителя, была разрушена до основания пыткам. Многие решились на самоубийство;
по приказанию вавилонского владетеля (Га- так что вследствие такой справедливой мес-
кем, калиф Египта). Теперь сделались изве- ти во всем римском мире едва насчитывали
стны причины этого печального события. несколько человек из евреев. Предписания
Вот как началось это: изумительное стече- епископов запрещали христианам всякую
ние верующих со всех концов земли в Иеру- торговлю с ними. От такого приговора осво-
салим, желавших узреть священный памят- бождались только те евреи, которые изъяви-
ник, оставленный Спасителем на земле, при- ли желание обратиться к благодати креще-
вело в зависть дьявола, который решился и ния и совершенно отречься от еврейских
на этот раз обратиться к евреям, своему обычаев. Многие подчинились этому усло-
любимому народу, и излить яд своей злобы вию, но более по любви к земной жизни и из
на служителей истинной религии. В королев- страха смерти, нежели в надежде вкусить
ском городе Орлеане жило большое число радость вечной жизни; ибо все те, которые
евреев, еще более завистливых, гордых и домогались тогда с ложной ревностью такой
дерзких, нежели весь остальной их народ. благодати, вскоре самым бесстыдным обра-
Посовещавшись вместе о своем преступном зом возвратились к своим древним заблуж-
замысле, они подкупили за деньги какого-то дениям1.
бродягу по имени Роберт, беглого раба из Эти примеры правосудия не должны
монастыря св. Марии в Мутье, который, пе- были внушить мысли о безопасности послан-
реодевшись в другую одежду, скрывался; ному Роберту, когда он возвратился на ро-
евреи отправили его тайно к владетелю Ва- дину. Однако он начал заботливо отыски-
вилона (то есть Каира) с письмами на еврей- вать, не встретится ли ему кто-нибудь из его
ском языке; они тщательно вложили их в его соучастников. Он нашел в Орлеане весьма
посох и прибили гвоздями из опасения, что- небольшое число, да и те жили в постоян-
бы они случайно не выпали. Посланный от- ной тревоге; с ними Роберт вступил в пре-
правился и передал поручение в руки владе- жние отношения. Но один чужеземец, быв-
теля. Это было дело самое вероломное и зло- ший с ним всю дорогу и знавший хорошо
дейское: они предупреждали калифа, говоря, цель его путешествия, случайно явился в Ор-
что, если он не разрушит священный храм леан; заметив тесную дружбу Роберта с ев-
христиан, то христиане вскоре овладеют его реями, он немедленно объявил всем о том
государством и лишат его всех почестей. преступном поручении, которое было воз-
Прочитав это, владетель Вавилона пришел ложено на этого презренного человека це-
в ярость и отправил в Иерусалим воинов с ной денег евреев. Его немедленно схватили,
приказанием разрушить храм до основания. наказали розгами немилосердно, и он сам
Его воля была исполнена в точности, и кле- признался в своем преступлении. Королев-
вреты его пытались даже разбить молотом ские служители вытащили его за город и там
саму гробницу, но их усилия были тщетны. на глазах всего народа бросили в пламя, где
В то же время они срыли в Рамле церковь он и сгорел. Между тем евреи, пережившие
блаженного мученика св. Георгия, бывшего ту катастрофу, сначала блуждали и бегали
прежде страхом сарацин, ибо, говорят, он
поражал их зрение всякий раз, когда они на- 1
Это сказание если и не имеет никакого истори-
меревались овладеть церковью и ограбить ее. ческого основания, то во всяком случае оно весьма
Некоторое время спустя узнали наверное, важно, как объяснение той ужасной роли, которая до-
что в том бедствии виновна злоба евреев, и сталась евреям во время Крестовых походов.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 27
из одного места в другое, скрываясь в отда- чались и такие люди, которые желали луч-
ленных убежищах; но вскоре, лет пять спус- ше умереть там, нежели возвратиться на
тя после разрушения храма, они начали сно- родину. Бургундец по имени Лиутбальд, из
ва появляться небольшими группами в го- земли Оттона, совершил пилигримство в со-
родах; необходимо, чтобы несколько их провождении большого числа людей. Ког-
всегда оставалось на земле; пусть они слу- да он узрел святое место, достигнув высо-
жат живым доказательством того срама и ты Масличной горы, откуда Господь под-
преступления, с которым они пролили бо- нялся на небо в виду многочисленных и
жественную кровь Христа; вот почему Бо- достоверных свидетелей, обещая прийти су-
жеское правосудие приостановило на время дить живых и мертвых, он пал на землю ниц
раздражение христиан против них. Как бы и распростер руки в форме креста. Проли-
то ни было, по Божественной благости, мать вая потоки слез, Лиутбальд чувствовал, что
вавилонского князя, Мария, бывшая ревно- его душа наполняется невыразимым востор-
стной христианкой, приказала в тот же год гом, приближающим его к Богу. Некоторое
выстроить из ровных и обтесанных камней время спустя, став на ноги, он протянул
храм, разрушенный ее сыном. Говорят, что руки к небу, стараясь удержаться на месте,
ее муж, отец вавилонского князя, как вто- и выразил в следующих словах желание сво-
рой Никодим, втайне исповедовал христиан- его сердца: «Господи Иисусе,– говорил он,–
скую веру. С того времени можно было ты удостоил нас снизойти с высоты своего
видеть, как бесчисленные толпы верующих величия на землю для спасения людей; ты с
торжественно стекались со всех сторон в этих мест, представляющихся моему взору,
Иерусалим и охотно делали пожертвования оставил мир в виде человека, чтобы возвра-
для восстановления храма Божия. титься на небеса, откуда пришел; молю тебя
именем твоей могущественной благодати,
После нового отступления в главе VIII об дозволь мне не удаляться отсюда, если моя
ереси, появившейся в Орлеане в 1017 г. (см. эту душа должна в этом же году разлучиться с
главу в т. 2), автор в IX, последней, главе возвра- телом; я желаю умереть в виду тех мест,
щается к главному предмету и говорит о семей- которые были свидетелями твоего вознесе-
ных несогласиях при дворе Роберта, распущенно-
сти нравов и внутренних междоусобиях.
ния: как мое тело следовало по твоим сто-
Ч е т в е р т а я книга содержит в I главе рас- пам, идя на посещение твоей гробницы, так
сказ о переговорах пап с византийским двором о может быть и душа будет иметь счастье бес-
супрематии; далее говорится о новой ереси в препятственно последовать за тобой в рай».
Италии (II), о появившемся обманщике, который После этой молитвы он возвратился вмес-
продавал простые кости вместо мощей (III); о
страшном голоде 1033 г. (IV, эта глава в т. 2); о те со спутниками к своему хозяину. Пошли
заботах церкви вследствие того прекратить на- обедать. Все сели за стол; но он с удоволь-
силия учреждением Божьего мира, и о новом ствием лег на постель для отдыха, ибо, ка-
падении нравов в середине XI столетия, которое залось, им овладевал сон. Действительно,
повлекло за собой внутренние беспорядки и уве-
личение числа пилигримов (V).
он вскоре и заснул. Неизвестно, что ему
представилось, но он внезапно закричал:
«Слава тебе, Господи, слава тебе!» Спутни-
VI. В то же самое время шли бесчислен- ки, услышав то, хотели разбудить его, что-
ные толпы со всех концов мира для посе- бы поесть вместе с ним; но он отказался,
щения св. Гроба Спасителя в Иерусалиме. повернулся на другую сторону и начал жа-
Никогда не поверили бы прежде, что это ловаться на недуг. Так он оставался лежать
место произведет такое изумительное сте- до вечера. Тогда он подозвал к себе спут-
чение народа. Сначала отправлялся туда ников, приобщился в их присутствии живот-
простой народ, потом зажиточные люди; ворящих Тайн, кротко простился со всеми
далее – могущественные короли, графы, и отдал свою душу Богу. Без сомнения, та-
маркизы, прелаты; наконец, чего прежде не кой человек предпринял свое путешествие
бывало, странствование предпринимали в Иерусалим не из тщеславия, как многие
многие женщины, богате и бедные; встре- другие, которые идут, чтобы по возвраще-
28 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

нии гордиться тем; а потому Бог Отец не К числу иерусалимских странников сле-
отказал ему в милости, которую он просил дует также отнести Роберта, герцога Нор-
именем его Сына Иисуса. Я получил все эти мандии, который отправлялся в путь с боль-
подробности из уст самих спутников Лиут- шим числом своих подданных, неся с собой
бальда, которые мне рассказывали то во богатые подарки золотом и серебром для
время моего пребывания в монастыре Бэз. раздачи по дороге. На обратном пути он умер
Около того же времени Одальрик, епис- в городе Никее (1035 г.), где его и похорони-
коп Орлеана, находившийся в Иерусалиме, ли. Смерть его поразила невыразимой печа-
был свидетелем одного чуда, о котором он лью все подвластные ему народы. Особенно
сообщил мне и которое стоит быть поме- сожалели о том, что он не оставил после себя
щенным здесь. В день великой Субботы, законных детей для управления страной.
когда весь народ собирается, ожидая огня, Роберт был женат на сестре Кнуда, короля
который нисходит чудным образом по дей- англов, но она сделалась ему до того нена-
ствию Божественной благодати, и он при- вистна, что он удалил ее. Между тем он имел
сутствовал при этом торжестве вместе с сына от наложницы, названного Вильгель-
другими. День склонялся уже к вечеру; мом (Завоеватель) по имени его деда. Перед
вдруг в то время, когда надеялись, что не- отправлением в странствование Роберт при-
медленно появится огонь, какой-то сарацин нудил всех князей своего герцогства дать во-
из среды неверных, которые всякий раз сте- инскую клятву, которой они обязывались
кались толпой на это зрелище, закричал: признать своим государем его побочного
«Agios, kyrie eleison», – слова, которые хри- сына, если его постигнет смерть на дороге.
стиане пели тотчас, когда появлялся огонь. Действительно, они единодушно сдержали
После того этот бесстыдник начал хохотать данное слово, получив на то согласие Ген-
во все горло, вырвал из рук христианина риха (I), короля французов. Мы уже и преж-
свечку, которую тот держал, и бросился де замечали, что норманны, со времени при-
бежать. Но им овладел нечистый дух, и он бытия своего в Галлию, имели почти всегда
начал испытывать страшные мучения. Хри- государей, рожденных, как и Вильгельм, вне
стианин преследовал его и отнял у него брака. Впрочем, не следует слишком пори-
свечку; а сарацин в жестоких муках умер цать этот обычай, если вспомнить, что дети
немедленно на руках своих единоверцев. наложниц Иакова, несмотря на свое рожде-
Этот случай внушил справедливый ужас ние, наследовали вполне достоинства отца,
неверным и сделался предметом великой как и остальные их братья, и пользовались
радости для христиан. В ту же минуту по- титулом патриархов. Не следует также за-
явилась Божественная благодать: огонь по- бывать, что и во времена империи Елена,
казался на одной из семи лампад, повешен- мать первого римского императора, была
ных в том месте, и быстро воспламенил ос- также наложницей.
тальные. Епископ Одальрик купил одну Некоторые начали беспокоиться, видя
лампаду у Иордана, патриарха Иерусалим- такое изумительное стечение народов у св.
ского, вместе со священным маслом за один Гроба в Иерусалиме, и всякий раз, когда их
фунт золота. Он принес ее в Орлеан для ук- спрашивали о причине такого неслыханно-
рашения своей церкви, где она оказывала го стремления, они благоразумно отвечали,
много пользы больным. Вместе с тем епис- что это верный знак, предвещающий появ-
коп представил королю Роберту значитель- ление презренного антихриста, которого
ный кусок досточтимого Креста Спасителя. люди ожидают к концу веков, как то пред-
Константин, император греков, прислал сказано в Священном Писании, и что все
этот подарок вместе с большим числом народы стремятся на Восток, его родину,
одежд, все из шелка, королю французов, от чтобы выступить навстречу ему. Так долж-
которого он сам получил через посредство но исполниться предсказание Господа: «Тог-
того же епископа меч с золотой рукояткой да и избранные, если возможно, будут
и ящик из того же металла с богатейшими прельщены» (Матв., 24, 24). Впрочем, я не
камнями. намерен, говоря так, отрицать, что верные
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 29
не должны получить от верховного судьи на-
грады за их благочестивое странствование1.

Следующие две небольшие главы (VII и VIII)


посвящены описанию войны христиан с неверны-
ми в Африке и похода против языческих леттов
на севере.

IX. В том же, 1000 г. (автор считает вре-


мя не от Р. Х., а от распятия: следователь-
но, 1000 год соответствует 1033 г.), 29 июня,
в 28-й день луны, произошло страшное за-
тмение солнца, которое продолжалось от
Крестьяне. Миниатюра из французской
шестого до восьмого часа дня. Солнце по- рукописи XII в.
лучило желтоватый цвет и сверху, казалось,
имело вид последней четверти луны. Лица
всех были бледны, как смерть, и все пред- по справедливости, отнести известные сло-
меты сделались желтоватыми, как шафран. ва апостола (I Коринф. ап. Павла, V, 1):
Изумление и страх наполнили сердца всех, «Есть верный слух, что у вас завелось блу-
и при виде такого предзнаменования ожи- додеяние, и такое блудодеяние, какого не
дали с ужасом какого-нибудь события, весь- слышно даже у язычников». Бесстыднейшая
ма печального для рода человеческого. Дей- корысть овладела сердцами всех; вера по-
ствительно, в тот самый день, то есть в день трясена, и отсюда проистекли самые по-
рождения апостолов, римские вельможи, стыдные пороки, срамота, убийства, ослеп-
образовав союз против Папы, явились в цер- ленная борьба страстей, грабеж и блуд. О,
ковь св. Петра, чтобы умертвить его. Им не небо! Кто поверит тому? Никто не решился
удалось исполнить своего кровавого замыс- бы произнести над собой приговора, а меж-
ла, но зато они успели лишить Папу пре- ду тем никому не приходило в голову отка-
стола. Император, прибыв в Италию для на- заться от преступных дел.
казания дерзости римлян, как в этом слу- Четыре года спустя (ошибка: шесть лет
чае, так и во многих других, восстановил спустя) произошло снова солнечное затмение
первосвятителя в его достоинстве. В это 22 августа, в шестом часу, в 28-й день луны,
время во всей вселенной, как в церкви, так по обыкновению. В том же году умер Конрад
и в мире, господствовало презрение к зако- (II), император римлян, в Саксонии. Его сын
нам и правосудию. Все предавались самым Генрих (III), носивший еще при нем титул ко-
грубым увлечениям страстей. Никто не мог роля, управлял империей после него. Виль-
быть ни в чем уверен: честность, эта твер- гельм, граф Поатье, получив за деньги свобо-
дая основа всего доброго, не признавалась ду у Готфрида, сына Фулько, прозванного
никем. Так что нельзя более сомневаться, Молотом, который взял его в плен на поле
что земные грехи скоро утомят небо, и по битвы и держал у себя три года, возвратился
слову пророка (Ос., IV, 2), неправда наро- в свои владения и умер в том же году. Гуго,
дов умножилась до того, что делали убий- епископ Оксерра, знаменитый человек, окон-
ства за убийствами. Порок вошел в честь у чил также свою жизнь. Райнольд, граф того
всех классов в государстве. Спасительные же города, сын графа Ландри, женатый на
меры непреклонной строгости пришли в дочери короля Роберта, человек отважный,
забвение, и к нашим народам можно было, пал жертвой от руки одного рыцаря ничтож-
ного происхождения, который умертвил его.
1
Этот убийца, справедливо опасаясь заплатить
Эти слова нашего автора доказывают, что еще
перед началом Крестовых походов в обществе про-
жизнью за свое преступление, воспользовал-
являлась им оппозиция, и, действительно, в XI ся остатком дней своих, чтобы основать в
столетии начали издаваться постановления, запре- честь Спасителя аббатство, в котором он был
щавшие отправляться в Палестину. погребен и которое было им отдано в вечное
30 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

владение монастырю блаженного и св. Гер- что он пропустил одно утро и не явился в со-
мана. Наконец, граф Анжера, Фулько, совер- брание братий. Относительно же клеветы,
шив троекратное странствование в Иеруса- которую произнес дьявол по поводу воскре-
лим, умер по возвращении в Метце. Его тело сения Спасителя, то опровержением сему
было перенесено и погребено с почестями в служат сами слова св. Евангелия (Матв., 27,
монастыре Лош, которого он был основате- 52): «И многие тела святых усопших воскрес-
лем (1040 г.). ли». Сказано: многие, но Евангелие не гово-
рит – все; и католическая религия исповеду-
ет то же учение. Если же самые наглые демо-
Пятая книга ны могут иногда, по закону Божественной
премудрости, возвещать истину, то при этом
I. Среди превратностей и разнообразных все, что они говорят от себя, остается ложью
событий, непостоянство которых ослепля- и обманом; если их предсказания сбываются
ло взоры, поражало и утомляло умы всех отчасти, то потому, что их появление не со-
людей, дух злобы нередко являлся людям. всем бесполезно для людей, особенно, когда
Весьма часто плодом таких неожиданных Провидение позаботится устранить действие
посещений были полезные откровения. их козней.
Какой-то монах увидел ночью, в час, ког- Не так давно я сам по милости Божьей
да звонят к заутрене, отвратительное суще- имел подобные же видения. Когда я жил еще
ство, вступившее с ним в разговор и давав- в монастыре св. Легерия мученика, называ-
шее ему следующие советы: «Зачем вы, мо- емом также аббатством Шампо, передо мной
нахи, налагаете на себя такие бдения, посты, явилось ночью до заутрени у кровати малень-
лишения, молитвы и тысячи других униже- кое и отвратительное чудовище, едва имев-
ний в противность обычаям прочих людей? шее подобие человека. Насколько я мог рас-
Не думаете ли вы, что то бесчисленное мно- смотреть, оно было небольшого роста, с
жество светских, упорствующих до конца сво- длинной и тощей шеей, испитым лицом, чер-
ей жизни во всевозможных увлечениях, на- ными глазами; лоб морщинистый и узкий,
следуют вследствие того менее вечную жизнь, плоский нос, огромный рот, толстые губы,
на которую вы делаете притязания? Одного подбородок короткий и заостренный, козли-
дня, одного часа достаточно для приобрете- ная бородка, уши прямые и острые, волосы
ния блаженства, которое вы ожидаете в на- грязные и торчащие, собачьи зубы, затылок
граду за ваши добродетели. Вот, например, суживающийся, выдающаяся грудь, горб на
ты: я не могу довольно изумляться, с какой спине, отвислый зад и грязная одежда; все
заботой ты соскакиваешь со своей постели его тело казалось в судорожном движении.
при первом знаке, с какой решимостью ты вы- Чудовище схватилось за край кровати, где я
рываешься из объятий сна, несмотря на то, лежал, страшно потрясло ее и начало кри-
что ты мог бы вкушать сладость покоя до тре- чать: «Ты недолго останешься здесь». Я про-
тьего удара колокола. Я хочу сообщить тебе снулся в ужасе и увидел перед собой ту фи-
чудесную тайну. Я оказываю тем плохую ус- гуру, которую я описал. Коварный щелкал
лугу своему делу, но моя нескромность мо- зубами, повторяя: «Ты недолго останешься
жет быть полезна тебе. Знай, что ежегодно, в здесь». Я соскакиваю с кровати, бегу в мо-
тот день, когда Христос, воскреснув из мерт- настырь; распростираюсь у подножия алта-
вых, дал новую жизнь человеческому роду, ря св. отца Бенедикта и, пораженный стра-
он выводит из тартара все души, населяющие хом, долго остаюсь в таком положении. Тог-
его, и переселяет их в горние пределы. Итак, да я начал перебирать тщательно в моей
вам нечего бояться; вы можете удовлетворять памяти все прегрешения и тяжкие проступ-
в полной безопасности своим наклонностям, ки, совершенные мной с детства или по не-
страстям и чувственности». Таковы были ве- вниманию, или по дурным наклонностям. Я
роломные слова, которыми дьявол-искуситель припомнил со страхом особенно то обстоя-
пытался обмануть доброго монаха, и он ус- тельство, что до тех пор я тоже никогда не
пел своим коварством обольстить его до того, приносил покаяния из любви к Господу или
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 31
из страха перед его правосудием. Я был глу- услышав знак, я поднялся. Некоторые из бра-
боко смущен и вместо молитвы мог обра- тии, не могшие избавиться от дурных привы-
титься к Богу только со следующими слова- чек, остались со мной, тогда как другие побе-
ми: «Господи Иисусе, пришедший спасти жали в церковь. Едва эти последние остави-
всех грешных, сжалься надо мной по твое- ли опочивальню, как дьявол, запыхавшись,
му бесконечному милосердию». Впрочем, я поднялся по лестнице и прислонясь к стене и
не боюсь теперь исповедать, что не только заложив руки за спину, повторил два или три
мои родители развили во мне склонность к раза: «Я, я останусь с теми, которые остают-
греху, но и мой собственный характер был ся». Этот голос меня разбудил; я поднял го-
непреклонен, а мое поведение было в выс- лову и узнал того дьявола, который являлся
шей степени преступно. Я имел дядю мона- мне уже два раза. Три дня спустя один из бра-
ха, который силой вырвал меня из суеты тии, имевший привычку оставаться спокойно
мирской жизни, соблазнявшей меня более в постели, уступая внушениям дьявола, осме-
других. Мне было почти двадцать лет, когда лился выйти из монастыря и оставался 6 дней
я облекся в монашескую одежду. с мирянами, разделяя с ними их бурную
Но, увы, с принятием этой одежды я не жизнь; но в седьмой день его взяли и привели
изменил сердца: всякий раз, когда мои ду- в монастырь. Впрочем, так как подобные яв-
ховные отцы и братья давали мне мудрые ления, по свидетельству св. Григория, изве-
советы, внушаемые святой благодатью, дух щают одних о их погибели, а другим служат
мой раздувался строптивой гордыней и ста- предостережением для изменения образа жиз-
новился щитом против спасительных уве- ни, то да обратятся посланные мне видения
щаний. Чувствуя себя неловким со старца- на спасение моей души. Вот о чем я прошу в
ми, лишним для монахов моего возраста и своих молитвах Иисуса нашего Спасителя и
обременительным для молодых, я сознавал нашего Искупителя. Но одно обстоятельство
всегда, что мое присутствие всех стесняет, заслуживает обращения на себя внимания
а отсутствие радует. Все эти причины и не- потомства; а именно: всякий раз, когда кто-
которые другие побудили братию монасты- нибудь имел видение злых или добрых духов,
ря св. Легерия изгнать меня из своей общи- за этим чудом следовала его смерть, для ко-
ны; впрочем, они знали, что мои литератур- торой то видение служило предзнаменовани-
ные сведения, известные им лично, доставят ем. В доказательство того я могу представить
мне легкое убежище повсюду. тысячи примеров; но достаточно рассказать
Когда я был помещен впоследствии в некоторые, чтобы убедить людей в подобном
монастыре св. Бенигна мученика в Дижо- случае быть весьма внимательными и не
не, подобный же дьявол, или, скорее, тот впасть в обман.
же самый, явился мне в опочивальне бра-
тии. Это было на рассвете. Он вышел из от- Весь конец этой главы и посвящен примерам
хожего места и начал кричать: «Где мой уче- видений, за которыми следовала смерть. После-
дующие же главы (II–V) этой книги заключают в
ник? Где это мой ученик?» На следующий себе отрывочные рассказы о внутренних междо-
день почти в том же часу молодой монах усобиях при короле Генрихе I, о новом солнечном
легкомысленного характера по имени Тео- затмении, о несогласиях в епископстве Лионс-
дорих убежал из монастыря, бросил мона- ком по поводу смерти епископа Бургарда; и в
заключение приводится эдикт Генриха I против
шескую одежду и вступил на некоторое вре- симонии и упоминается о вступлении на папский
мя в свет. Впрочем, после его сердце почув- престол Григория VI в 1044 г. На этом событии
ствовало раскаяние, и он возвратился к завершается труд автора.
тому святому порядку, от которого бежал.
Третий случай произошел, когда я нахо- Historiarum sui temporis Libri V.
дился в монастыре Мутье, посвященном бла-
женной Марии Приснодеве. Ночью, когда КОММЕНТАРИЙ. О жизни Радульфа Глабе-
ударили к заутрене, я не проснулся тотчас, ра, его сочинениях, их изданиях и переводах см. в
т. 2. В последней, пятой, книге автор приводит
как то следовало бы, ибо я был утомлен, не некоторые сведения из своей жизни, дополняю-
помню, какой-то работой накануне; впрочем, щие наш очерк.
32 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Вильгельм Тирский зывать негодование, как то выражено в ста-


ринной поговорке: «Друзей – угодливость,
а истина врагов родит». Итак, историку
ПАЛЕСТИНА предстоит или отступить от обязанностей
ПЕРЕД НАЧАЛОМ КРЕСТОВЫХ своего призвания, выказывая недостойную
ПОХОДОВ угодливость, или, преследуя истину, ему
придется вызвать ненависть, матерью кото-
И ПЕТР ПУСТЫННИК рой и бывает истина. Вот те две опасности,
(между 1170 и 1184 гг.) которым подвергаются историки и которые
по очереди преследуют их. И наш Цицерон
НАЧИНАЕТСЯ ИСТОРИЯ ДЕЯНИЙ, выразился так по этому предмету: «Тяжела
совершившихся в странах заморских, от истина, ибо из нее рождается ненависть, эта
времени преемников Магомета до года отрава дружбы; но еще более тяжела угод-
от воплощения Господня 1184-го, напи- ливость, снисходительная к пороку, ибо она
санная преподобным Вильгельмом Тирс- ввергает друзей в пропасть»; эти слова, оче-
ким, архиепископом. видно, относятся к тому, кто из угодливос-
ти, против долга и обязанности, скрывает
Пролог истину. Если же кто, льстя другому, бес-
стыдно примешивает к случившемуся ложь,
Вильгельм, Божеским милосердием, свя- то такой поступок считается до того унизи-
той Тирской церкви недостойный служи- тельным, что подобный историк не должен
тель, преподобным во Христе братиям, до быть допускаем в число писателей. Утаи-
которых дойдет настоящий труд, желает вать истину деяний непозволительно и про-
вечного спасения! тивно обязанностям писателя; тем более
Никто из людей благоразумных не усом- грешно пятнать истину ложью и ложное пе-
нится в том, что описывать деяния королей редавать легковерному потомству. Есть еще
и опасно, и весьма рискованно (grandi одна и даже более ужасная опасность, ко-
plenum alea). Помимо работ, усилий, бес- торой нужно избегать всеми силами тем,
сонных ночей, с которыми бывает сопряжен которые пишут историю: а именно, они обя-
труд подобного рода, историку угрожают заны не допускать, чтобы сухость речи и
еще пропасти с обеих сторон, и едва ли кому бедность содержания унизили достоинство
удастся избегнуть одной без того, чтобы не деяний. Слово должно соответствовать
попасть в другую: уйдя от Харибды, он делу, о котором идет речь, и язык писателя
встретится со Сциллой, которая, будучи не должен отставать от возвышенности
опоясана собачьими головами, умеет не предмета. Потому следует весьма опасать-
хуже первой подвергнуть крушению. Исто- ся, чтобы богатство содержания не утрати-
рик или стремится исследовать истину со- ло чего от скудости изложения и чтобы не-
деянного и таким образом разжигает нена- умение рассказчика не сделало ничтожным
висть к себе во многих; или, желая избег- и вялым того, что само по себе важно и пол-
нуть неудовольствия, умалчивает о целом новесно. По словам1 нашего знаменитого
ряде событий, но это уже порок, ибо ста- оратора (то есть Цицерона) в его первой
раться обойти истину и иметь намерение книге «Тускуланские беседы» (гл. 3), «взять
скрыть ее признается противным обязанно- на себя облечение в литературную форму
стям историка. Отступить же от обязанно- своих размышлений и не уметь ни распо-
стей, без всякого сомнения, значит впасть ложить их, ни отделать, ни обставить инте-
в вину, если только справедливо разумеют ресно для читателя, может один человек, не-
под обязанностью такую деятельность лица, воздержанный на досуг и писательство».
которая вполне согласуется с обычаями и
постановлениями отечества. Но исследо-
вать деяния, не искажая их и не отступая 1
На эти же слова ссылается Эгингард в гл. I,
от правил истины, значит, всего чаще, вы- «Жизнь Карла Великого», императора; см. т. 2.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 33

Сохранившиеся укрепления Антиохии


34 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

По-видимому, и нам в настоящем труде (natalis soli magis tracti dulcedine – на осно-
предстоит и та же дилемма, и те же много- вании этих слов заключают, что автор ро-
образные опасности. В том, что у нас те- дился в Палестине), нежели соразмеряли
перь лежит под руками, мы сказали многое свои силы с предпринимаемым трудом; мы
о нравах королей (то есть иерусалимских), полагались не на умственные свои средства,
их жизни, привычках; иное в этом заслужи- но на теплоту и искренность наших чувств.
вает похвалу, иное вызывает осуждение, но Ко всему этому присоединилось повеле-
мы говорим обо всем подряд: быть может, ние государя короля Амальрика (Amalrici,
их преемники прочтут то с неудовольстви- Иерусалимского) славной и благочестивой
ем и нападут незаслуженным образом на памяти – да насладится покоем его святая
бытописателя, обвиняя его в зависти и лжи, душа – и я не мог не уважить такого пове-
но, видит Бог, мы избегаем всего подобно- ления; его настояния, повторявшиеся
го, как язвы. Зато мы не будем оправдывать- несколько раз, особенно побудили меня
ся, если нас обвинят в том, что мы имели взяться за труд. По его же предложению я
бесстыдство принять на себя труд не под написал другую историю от времен
силу и что наша речь не довольно достигла обольстителя Магомета до года от вопло-
уровня событий; тем не менее, однако, мы щения Господня 1184-го, охватывающую
сделали кое-что. Люди, слабые в живописи 570 лет; сам Амальрик доставил мне для
и не посвященные в таинства искусства, того арабские манускрипты. Я следовал
обозначают только один контур (prima главным указаниям преподобного мужа Се-
liniamenta) и сначала наводят фон (luteos ида (Seith, то есть Seid-ben Batrik, более
colores substernere); затем рука мастера от- известный под именем Евтихия), александ-
делывает начисто; подобно тому и мы упот- рийского патриарха. В настоящем же тру-
ребили весь наш труд на то, чтобы заложить де, не имея такого главного руководителя
фундамент, на котором более искусный ар- ни в греческой, ни в арабской литературе, я
хитектор, соблюдая все правила истины, от излагал по одним преданиям, за исключе-
которых и мы ни в чем не отступали, выве- нием немногого, виденного мной самим;
дет красивое здание. Конечно, среди исход доблестных мужей и князей, Богом
стольких затруднений и двойных опаснос- возлюбленных, которые, выйдя по призыву
тей было бы безопаснее успокоиться, смол- Господню из западных стран, сильной ру-
чать и положить на отдых свое перо; но тут кой завоевали Обетованную землю и с ней
является настоятельная любовь к отечеству, почти всю Сирию, я принял за начало и до-
за которое честный человек, если только вел с великим тщанием до правления госу-
того потребует необходимость, обязан по- даря Балдуина Четвертого, который в по-
жертвовать жизнью. Эта самая любовь со рядке королей занимает седьмое место,
свойственной ей силой и требует от нас, включая в это число государя герцога Гот-
чтобы мы не допустили овладеть забвению фрида, бывшего первым на царстве, – всего
тем, что у нас совершилось в последние 84 года.
почти сто лет и что оставалось под спудом Чтобы дать любознательному читателю
молчания; мы должны все это, тщательно полное понятие о состоянии восточных
обработав, передать памяти потомства. стран, я предпослал в кратких словах
Итак, мы повиновались и приложили свою объяснение, в какое время и каким образом
руку к труду, от которого не могли отка- эти страны подпали игу рабства; каково было
заться без оскорбления своей чести; мы не положение в то время верных, живших сре-
много думали о том, что скажет о нас по- ди неверных, и по какому случаю, после про-
томство и чего заслужит наша ничтожная должительного рабства западные князья,
речь о таком великом предмете. Дай Бог, стремясь к освобождению тех стран, возло-
чтобы мы повиновались с успехом, равным жили на себя столь великое бремя пилигрим-
нашей охоте, и столь же достойно, сколько ства (peregrinationis). Если кто обратит вни-
благоговейно! Мы более принимали в рас- мание на мои утомительные и разнообраз-
чет нежное влечение к родному месту ные занятия, как по делам возлюбленной
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 35
и богоспасаемой Тирской метрополии, во ведливому упреку, то пусть при этом сохра-
главе которой я стою не по избранию за дос- нит умеренность и любовь, чтобы, исправ-
тоинства, но по одному Божескому милосер- ляя меня, в то же время и самому наследо-
дию, равно и по делам государя короля, при вать награду жизни вечной: пусть он, помя-
дворе которого я занимаю место канцлера, нув меня в своих молитвах, упросит Бога,
и по другим заботам, которые увеличивают- чтобы мне не было вменено в смертный час
ся с каждым днем, то, конечно, всякий ока- то, чем я мог прегрешить в настоящем тру-
жет мне снисхождение, если случайно най- де; да снизойдет ко мне Спаситель в своей
дет в моем труде, что могло бы по справед- неистощимой благости; мы, презренные и
ливости его оскорбить. Ум, занятый многими бесполезные рабы в его доме, мучимые го-
предметами, вдруг является утомленным для лосом совести, не без причины трепещем
тщательного обсуждения отдельных вопро- его суда.
сов и, рассеянный по всему пространству,
не может так внимательно сосредоточивать- Кончается пролог.
ся на частностях, как бы то можно было при
специальной работе (unis et singularis studiis),
когда ум бывает направлен к одной цели; а Начинается Книга первая
потому мой труд заслуживает тем более из-
винения. В первых десяти главах автор делает крат-
Я разделил все сочинение (volumen) на кий очерк исторической судьбы Палестины от
23 книги (libros), из которых каждую под- времени Магомета, когда персы в первый раз при
Хозрое (начало VII в.) овладели Иерусалимом; им-
разделил на главы (capitula), чтобы тем лег- ператор Ираклий (610–641 гг.) вскоре успел от-
че было читателю отыскать требуемый для нять у них Крест, и 14 сентября 628 г. воздвигнул
него отдел (articulum), и предположил, если его на прежнем месте, отстроив при этом древ-
продлится мой век, присоединить ко всему ний храм Воскресения. Но 10 лет спустя, в 638 г.,
описанному историю настоящего времени, первые почитатели Магомета, при Омаре, овла-
дев всей Аравией, положили конец соперничеству
от которого зависит превратность будуще- Персии и Византии за Палестину: они овладели
го, и увеличить число книг сообразно уве- Иерусалимом и завоевали саму Персию. С того
личению материала. Я уверен и не обманы- времени Палестина разделяла судьбу своих влас-
ваю себя в том, что настоящий мой труд ос- тителей и только благодаря междоусобию кали-
фов багдадских и египетских она пользовалась не-
танется памятником моей неопытности; которой свободой, особенно при Гарун аль-Раши-
исполняя свой долг и берясь за перо, я вы- де, в конце VIII и начале IX в. В X в. Палестина
даю свои недостатки, которые остались бы принадлежала калифам Египта и испытала в
скрытыми при молчании; я предпочел об- первый раз религиозные преследования при Гаке-
наружить в себе недостаток знания, кото- ме (996–1021 гг.); в 1009 г. он приказал разру-
шить до основания храм Воскресения; но его сын
рое вызывает гордость, нежели недостаток Дагер восстановил свободу религии, и с его разре-
любви, которая нас назидает. Без знания шения и при помощи императора Константина
многие вошли на брачный пир и были най- Мономаха в 1048 г. был снова отстроен храм Вос-
дены достойными царского стола; но тому, кресения, как он и сохранился до начала Кресто-
вых походов. Таким образом, до середины XI в. Па-
кто очутился среди гостей без любви, при- лестина, оставаясь 400 лет под игом мусульман,
шлось услышать вопрос: «Как ты вошел по выражению нашего автора, «походила на боль-
сюда не в брачной одежде?» (Матф., XXII, ного, который то задыхался, то вздыхал свобод-
12). И да избавит милосердный Господь но, смотря по состоянию погоды», и христиане
меня, чтобы со мной не случилось того же, то преследовались, то снова пользовались неко-
торой свободой религии. Но в начале XI в. и хрис-
ибо для него одного то возможно. Зная, од- тиане Палестины, и их властители, египетские
нако, что «многословие не избавлено от калифы, встретились с общим врагом, который
греха» (Прит., X, 20) и что язык бедного изменил весь Восток; это были турки, завоевав-
человека, поставленного в опасность гово- шие Персию и отнявшие Палестину у Египта;
потому и наш автор после беглого очерка о Па-
рить, всегда легко заслуживает наказание, лестине от середины VII до середины XI в. оста-
я братски прошу и убеждаю о Господе сво- навливается подробнее на событии, которое ус-
его читателя, если он найдет повод к спра- корило необходимость Крестовых походов.
36 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

VII. Так как в течение всего моего труда было конца. Король персов (калиф Багдад-
мне придется часто говорить о том, что сде- ский) и туземцы, опасаясь за свое будущее,
лали турки против наших, и о тех великих страшились такого размножения турок. На
и изумительных подвигах, которые были совете было определено изгнать их из пре-
совершены нашими против них, а они и до делов государства с помощью оружия, но
сих пор (то есть до конца XII в.) с чрезвы- вскоре это намерение было оставлено: счи-
чайной дерзостью упорствуют в борьбе с тали более благоразумным отягощать их
нашими, потому, я полагаю, было бы кста- всякого рода требованиями и присоединить
ти поместить здесь несколько подробнос- новые чрезвычайные налоги к обыкновен-
тей о происхождении этого народа и пред- ным, пока все это не заставит их самих уда-
ставить ход событий, доведших их до той литься. Несколько лет они переносили все
степени могущества, которым они пользу- эти оскорбления и тяжкое бремя налогов,
ются уже много лет. Народ турков, или которые требовали от них, но, наконец, они
туркоманов – у них одно происхождение решились более не подчиняться, и король
– вышел первоначально из северных стран, персов, уведомленный о том, отправил к
был вполне варварским и не имел постоян- ним вестника с повелением выйти из его
ного жилища. Кочуя и переходя с места на владений в назначенный для того срок. Тур-
место, смотря по удобству пастбища, они ки перешли р. Кобар (между Месопотами-
не имели ни городов, ни селений, ни другой ей и Персией), которая, с этой стороны, об-
какой оседлости. Предпринимая путь, тур- разует границу государства, и при этом в
ки одного колена собирались вместе, имея первый раз получили возможность убедить-
во главе одного из старейших в своем коле- ся в своей многочисленности, чего они не
не как князя; все споры между лицами од- могли знать прежде, так как они жили все-
ного и того же колена обсуждались им, и гда рассеянно и не имели понятия ни о сво-
каждая из сторон была обязана ему пови- ем числе, ни о своем могуществе. Они сами
новением; никто не мог бы безнаказанно ук- удивились, каким образом такой многочис-
лониться от того. При своем передвижении, ленный народ мог переносить притеснения
они несли с собой имущество, вели коней, со стороны какого бы то ни было владетеля
вьючный и домашний скот, рабов и рабынь; и подчиняться таким требованиям и нало-
все это составляло их богатство. Нигде они гам, столь обременительным. В первый раз
не занимались земледелием; торговые сдел- турки удостоверились, что они не уступа-
ки им были неизвестны, и только меной при- ют персам и никому другому ни в числен-
обретали все необходимое для жизни. Если ности, ни в силе и что для подчинения сосе-
хорошие луга внушали им намерение рас- дей оружием им недостает только правите-
кинуть палатки на известном месте и спо- ля, какого имеют другие народы. Выразив
койно остановиться там, то они обыкновен- желание избрать себе короля по общему
но посылали умнейших из своей среды к согласию, они сделали перепись всему сво-
владетелю страны, в которую они являлись, ему многочисленному народу и нашли в его
заключали обоюдные договоры, обязываясь среде сто семейств, отличавшихся своей
платить известную установленную сумму, знаменитостью перед прочими; было при-
и располагались среди пастбищ и лесов. казано каждому такому семейству предста-
Бесчисленное множество этих турок, вить стрелу, и по их числу образовался пук
зайдя вперед и отделившись от остального из ста стрел. Накрыв пук, призвали невин-
населения, достигло границ Персии и на- ного ребенка и приказали ему, подсунув
шло для себя местность вполне пригодную. руку под полотно, вытащить одну стрелу;
Пришельцы вносили правителю, который предварительно же они условились, что ко-
тогда правил там, условленную, со време- роль будет избран из того семейства, кото-
ни их прихода, подать и оставались на мес- рому будет принадлежать извлеченная стре-
те несколько лет, долее нежели как они то ла. Ребенок вытащил стрелу фамилии Сель-
делали обыкновенно. Население их значи- джуков (Selduci). Тогда всем было
тельно увеличилось, и этому увеличению не объявлено, на основании прежде заключен-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 37
ного условия, что из этого колена будет из-
бран князь. Затем они постановили, что из
той же фамилии должны быть избраны сто
человек, которые отличаются между свои-
ми родичами возрастом, характером и до-
блестью; каждый избранный представил
стрелу со своим именем; снова образовал-
ся пук стрел, который был покрыт самым
тщательным образом: ребенок – тот же са-
мый, а может быть и другой, но также не-
винный – получил приказание вытащить
наудачу стрелу, и та, которую он извлек,
имела на себе надпись: Сельджук (автор
говорит таким образом об известном Тог-
рул-беке, сыне Михаила, сына Сельджука,
который действительно был первым султа-
ном того племени турок, которое получи- Женщина, погоняющая верблюдов.
ло название его колена, то есть Сельджу- Миниатюра XIII в.
ков, и правил от 1038 до 1063 г.). Был же
тот Сельджук муж весьма знатный, благо-
родный и славный в своем колене, возрас- торого я намерен описать. А чтобы сделать
том стар, но силами цветущий; он был весь- различие в имени людей того племени, ко-
ма опытен в военном деле и при своей кра- торое, избрав короля, снискало себе вели-
сивой наружности имел величественный вид кую славу, и тех, которые, не изменяя пре-
могущественного государя. Турки с обще- жнего образа жизни, оставались в своей пер-
го согласия поставили его во главе и возве- вобытной дикости, первые назывались
ли на королевский престол, оказав все по- турками, а последние сохранили древнее
добающие его сану почести; для утвержде- название туркоманов. Турки, подчинив
ния же его власти они, заключив с ним себе весь Восток, вторглись в могуществен-
общий договор, сверх того лично дали ему ный Египет; они спустились в Сирию и ов-
клятву в повиновении. Он же, воспользо- ладели Иерусалимом (1076 г.) вместе с не-
вавшись немедленно врученной ему влас- сколькими приморскими городами; и, как я
тью, разослал во все стороны глашатаев с уже сказал, верные, находившиеся там,
приказом перейти через реку обратно с тем, были подчинены игу, несравненно более
чтобы все полки захватили Персию, только суровому, и претерпели более жестокие
что ими оставленную, и овладели окрест- притеснения, нежели какие испытывали до
ными странами из опасения, чтобы его на- тех пор (то есть под игом багдадских и еги-
род не был снова принужден блуждать по петских калифов).
отдаленным странам и нести на себе тяж- VIII. Но не только на Востоке верные
кое иго иноплеменников. В несколько лет страдали от нечестивых, но и на Западе, и
они завоевали не только Персию, но и все даже во всем мире; вера ослабла среди тех,
другие восточные государства, подчинив которые называли себя верными, и страх
арабов и прочие народы, принадлежавшие Господень уничтожился; в судах не было
империи (principatus, то есть Восточной). правды; правосудие уступило место наси-
Таким образом, презренный и ничтожный лию, которое одно господствовало среди
народ достиг быстро такого могущества, народов. Обман, хитрость, коварство утвер-
что господствовал над всем Востоком. дились повсюду; всякая добродетель исчез-
Случилось же это за каких-нибудь 30 или ла и казалась излишней: до того все было
40 лет до того времени (то есть между 1060 проникнуто злобой. Казалось, мир прибли-
и 1070 гг.), когда наши западные князья жается к своей кончине и настает второе
предприняли странствование, историю ко- пришествие Сына человеческого. Любовь
38 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

к ближнему погасла у большей части лю- но и во внутренности домов. Духовенство


дей; на земле не было веры; все переверну- не отличалось от светского общества пра-
лось в общем беспорядке, и можно было ду- вильной жизнью, и жило, по словам проро-
мать, что мир возвращается к древнему ха- ка (Осия, IV, 9): «Каков народ, таков и свя-
осу. Самые могущественные государи, щенник». Епископы сделались небрежны,
обязанные управлять подданными путями как ленивые псы, которые не в силах лаять,
мира, забывали обязательства мира и враж- лицеприятны, с головой умащенной елеем
довали по ничтожному поводу, предавая грешника, продавая, как наемники, своих
пламени целые страны, производя грабежи овец кровожадным волкам и не помня слов
и жертвуя имуществом бедных жадности Спасителя, который сказал: «Даром полу-
своих клевретов. Среди стольких опаснос- чили, даром и давайте» (Матф., X, 8). Не
тей никто не был уверен в своем имуществе; уклонялись от еретической симонии и были
едва лишь кого-нибудь подозревали в том, запятнаны всякой грязью. Что к этому при-
что он чем-нибудь владеет, и это было уже бавить? Скажу коротко: «Все стояло над
достаточным поводом, чтобы его влечь в бездной порока» и «Всякая плоть сокруша-
темницу, заковывать в железо и предавать ла жизнь свою» (Моис., VI, 11). Небесные
самым постыдным истязаниям. Церковные и земные знамения раздраженного божества
и монастырские имущества были не лучше не могли остановить людей, устремленных
обеспечены: привилегии, дарованные бла- ко злу. Повсюду царствовала чума и голод;
гочестивыми государями, не давали никаких небо грозило, потрясалась земля, и многое
преимуществ владениям святых; они не другое совершилось, что Господь исчислил
могли ссылаться ни на прежние льготы, ни в своем Евангелии (Матф., XXIV, 7). Но
на свое прошлое достоинство. Взламывали люди упорствовали в своих мертвых делах,
ризницы и уносили оттуда предметы, посвя- как свинья в грязи (II, Петр, II, 22), гнили,
щенные на служение небу; святотатствен- как животное, лежа на своем собственном
ная рука не отличала светского от святого, помете, и злоупотребляли Божеским дол-
и, в этом хаосе, чаши Господни, одежды свя- готерпением, подобно тем, о ком сказано в
щенников и налои алтарей – все делалось Писании (Иерем., V, 3): «Поразил их, и не
предметом добычи. Те, которые убегали болели они; исправлял их, и не исправи-
вовнутрь храмов Божиих, в неприступную лись».
святыню, под колоннаду базилик, насиль- IX. Но гнев Господа, вызванный всем
но вытаскивались и влеклись на смерть и этим, не ограничился только тем, что одни
истязания; общественные дороги были за- верные, населявшие Обетованную землю,
няты вооруженными разбойниками, кото- осуждены были переносить иго печально-
рые делали засаду путешественникам и не го рабства и преследование свыше сил че-
щадили ни пилигримов, ни духовных. Ни в ловеческих; он пошел далее и поднял мо-
городах, ни в укрепленных местах не было гущественного врага, бич народов, молот,
убежища от насилия; улицы и площади, ос- повисший над вселенной, даже и против тех,
кверненные убийцами, сделались опасными которые, по-видимому, наслаждались сво-
для честных людей; чем лучше был чело- бодой и о которых можно было сказать, что
век, тем более он подвергался козням. По- они во всем успевают по своему желанию.
всюду, не краснея и безнаказанно, произ- В то время, когда Роман, прозванный Дио-
водились всякого рода бесчинства, как что- геном, царствовал над греками (от 1068 до
нибудь дозволительное. Узы брака не были 1071 г.) и в полном благополучии управлял
священны даже для самих родственников и Константинопольской империей, могуще-
ближних. Целомудрие, ценимое Богом и ственный сатрап персов и ассириян (то есть
небожителями, удалилось, как нечто нику- багдадских калифов) по имени Бельфет
да не годное. Бережливость и трезвость не (так автор называет известного Альп Арс-
могли устоять рядом с роскошью, пьян- лана, иконийского султана турок, правив-
ством и ненасытной жаждой игры, распро- шего от 1063 г. до 1072 г.) вышел из самых
страненной не только на всех перекрестках, отдаленных пределов Востока, ведя за со-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 39
бой бесконечное множество неверующих разделявшими его плен. Но князья империи,
народов, которым не было и числа и кото- узнав о случившемся, поставили себе дру-
рые могли покрыть собой всю земную по- гого императора, полагая, что тот, кто пере-
верхность. С кибитками и лошадьми, с нес лично те унижения, не может достойно
вьючным и домашним скотом сатрап со носить скипетр и пользоваться верховным
всем великолепием приблизился к пределам саном; даже выкололи ему глаза и подвергли
империи (то есть Восточной), подчиняя сво- поруганию, едва дозволив жить частным че-
ей власти все встречавшееся на пути: дерев- ловеком. С того времени вышеупомянутый
ни, селения и даже города, окруженные сте- враждебный князь, не встречая сопротивле-
нами, и самые укрепленные места. Никто ния, занял все страны, Лаодикеею в Сирии и
не оказывал сопротивления, никто не ста- до Геллеспонта, омывающего стены Констан-
рался преграждать пути и не думал бороть- тинополя, на пространстве 30 дней пути в
ся за свою жизнь, жену, детей и – что всего длину, и от 10 до 15 – в ширину, вместе с го-
дороже – за свободу. Между тем императо- родами и селениями, а жителей полонил:
ра известили об угрожающем мече, о при- «Предал их Господь в руки врага, и овладели
ближающемся насилии, о вражеской армии, ими ненавидящие их (Псал., CV, 39)». Меж-
опустошающей христианскую империю. ду такими городами подчинился последним
Заботясь о безопасности государства, им- из всех город – самый благородный, правив-
ператор приготовляет отряд конницы, со- ший многими провинциями, главный город,
бирает пехоту в числе, соответствующем первопрестольный город князя апостолов, и
угрожающей опасности и средствам импе- сделался податным рабом (то есть Антиохия).
рии. Когда пехота и конница собрались, Вследствие такого вторжения, в руки побе-
император двинулся навстречу неприятелю; дителя достались Келесирия, обе Киликии,
а турки уже перешли границу и вошли вов- Исаврия, Памфилия, Ликия, Писидия, Лика-
нутрь государства. Надеясь на свою силу, ония, Каппадокия, Галатия, оба Понта, Вифи-
но лишенный Божественной благодати, Ро- ния и часть Малой Азии, знаменитые провин-
ман вступает в бой. С обеих сторон дерут- ции, богатые всяким добром и населенные
ся отважно; силы почти равные, но христи- народом верных; люди отведены в плен, церк-
ане оказывают большую ярость, какую ви разрушены и дух истребления преследует
обыкновенно внушает ревность к вере и со- христианское богопочитание. Если бы непри-
болезнование о совершенном святотатстве. ятель имел в своем распоряжении корабли,
Впрочем, к чему говорить много об этом?! то, конечно, и Константинополь не ушел бы
Христианская армия поражена, ряды вер- от них; успехи турок навели такой страх на
ных опрокинуты, кровь, искупленная кро- греков, что они не смели полагаться на защи-
вью Христа, льется под мечом нечестивых, ту стен; даже море, отделявшее их от завое-
и, что всего хуже, император в плену. Спас- вателей, не казалось им достаточным руча-
шиеся от поражения возвращаются пооди- тельством.
ночке и рассказывают о бедствии. Все, уз- Все эти события и бедствия, последовав-
нав о том, приходят в отчаяние, предаются шие за ним, довершили страдания верных,
печали и не надеются ни на жизнь, ни на обитавших в Иерусалиме и его окрестнос-
спасение. Между тем неверный, торжествуя тях, и повергли их в бездну отчаяния. Пока
такой успех и гордясь своей победой, пове- благоденствовала империя, как я заметил
левает представить себе императора. Для то выше, императорский дом не переставал
унижения имени и веры христиан он садит- оказывать им помощь среди их бедствий;
ся на трон и требует, чтобы пленник рас- хорошее положение империи, нетронутой
простерся у его ног; тело императора слу- ни с которой стороны, цветущее состояние
жит ему ступенью, когда он всходит и спус- соседних городов и в особенности Анти-
кается с престола в присутствии своих охии поддерживало в них надежду рано или
князей. Ценой такого унижения император поздно возвратить себе свободу. Теперь же
покупает себе свободу и позволение уда- подавленные и собственными несчастьями,
литься вместе с несколькими вельможами, и несчастиями своих соседей, убитые
40 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

и воодушевленные братской любовью, иеру-


салимские граждане ходили постоянно за
пилигримами, чтобы наблюдать за их без-
опасностью и защищать от нечаянных на-
падений. В городе был Амальфийский мо-
настырь, ныне (в конце XII в.) называемый
монастырем св. Марии Латинской, и ря-
дом с ним гостеприимный дом (xeno-
dochium) с небольшой молельней, основан-
ный в честь блаженного Иоанна Элеймона,
александрийского патриарха, и вверенный
заботам аббата того монастыря. Несчаст-
ные странники получали там милостыню
или от монастыря, или от щедрот верую-
щих. Из тысячи пилигримов едва ли один
мог сам удовлетворять своим нуждам, по-
Арабы, навьючивающие верблюда. тому что они теряли все путевые запасы и с
Миниатюра XIII в. трудом спасали жизнь среди стольких опас-
ностей и трудов. Таким образом, жители не
страшными слухами, доходившими до них имели покоя ни вне, ни дома, смерть угро-
со всех сторон, предпочитая смерть жизни, жала им каждый день, и, что хуже всякой
они падали духом и видели перед собой одно смерти, они падали под бременем невыно-
бесконечное рабство. симого рабства. Наконец, к довершению
X. Среди опасностей всякого рода в это всех этих бедствий, их церкви, охраняемые
бедственное время в Палестину стекались и возобновляемые не без труда, подверга-
во множестве греки и латины по обету по- лись ежедневно жестоким нападениям. Во
клонения святым местам. Пройдя по непри- время богослужения неверные, наводя на
ятельской земле через тысячу смертей, они христиан ужас своими криками и бешен-
являлись к городским воротам, но не мог- ством, вбегали неожиданно в храм, сади-
ли войти в них, не заплатив предваритель- лись на алтари, не делая различия в мес-
но в виде подати одного золотого приврат- тах, опрокидывали чаши, топтали ногами
никам. Потеряв все на пути и едва успев сосуды, посвященные служению Господу,
сохранить жизнь, чтобы достигнуть желан- ломали мрамор и наносили духовенству
ной цели, они не имели чем заплатить по- оскорбления и побои. С самим владыкой
дати. Вследствие того, тысячи пилигримов, патриархом обращались как с лицом пре-
собравшись в окрестностях города и ожи- зренным и ничтожным, хватали его за бо-
дая возможности войти, доходили до совер- роду и волосы, свергали с престола и бро-
шенной наготы и погибали от голода и ни- сали на землю. Нередко они овладевали им
щеты. Для несчастных же жителей города и, таща его, как последнего раба, без вся-
и живые, и мертвые составляли одинаково кой причины сажали в темницу, лишь бы
невыносимую тяжесть. С трудом могли они тем огорчить народ, соболезновавший сво-
позаботиться о доставке припасов для жи- ему пастырю.
вых; но им нужно было позаботиться и о Таково было то жестокое рабство, кото-
погребении мертвых; все подобные труды рое приходилось испытывать народу Божь-
превышали их силы. Получившие право ему в течение 490 лет, как я сказал выше.
входа за плату обращались еще в предмет Он переносил все с благочестивым терпе-
величайших забот. Надобно было бояться, нием, обращая к небу стоны и вздохи и при-
что, ходя без предосторожностей при посе- соединяя горячую молитву к Господу, про-
щении св. мест, они могут быть избиты, ся его в своем милосердии пощадить тех,
оплеваны и даже где-нибудь задушены. За- которые исправятся, и отклонить от них бич
ботясь о предупреждении таких несчастий своего гнева. Так дошли они до крайних
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 41
пределов злосчастья, и только тогда, как тверждение всему услышанному от братии.
«пропасть открывает пропасть» (Пс., XLI, Узнав также, что патриарх Иерусалимский
8), пропасть бедствий открыла перед ними был человек благочестивый и богобоязнен-
пропасть милосердия; они были услышаны ный, он пожелал говорить с ним о настоя-
тем, кто есть Бог всякого утешения. С вы- щем положении дел и узнать подробности
соты своего преславного трона Господь удо- по некоторым вопросам: явившись к нему,
стоил бросить на них взгляд сострадания, он был представлен одним другом из числа
положил предел их несчастьям и вознаме- верующих, и они оба остались весьма до-
рился в своей отеческой любви послать им вольны своими совещаниями. Имя патри-
помощь, которой они ожидали. Чтобы уве- арха было Симеон: узнав по речам Петра,
ковечить между верными служителями что это был человек осторожный, весьма
Христа память о том, я и предпринял в на- опытный и сильный не только словом, но и
стоящем труде описать способ и предначер- делом, он начал говорить ему с большей от-
тания Божественной воли, которыми Гос- кровенностью о тех бедствиях, которые ис-
подь восхотел избавить свой народ от дол- пытывает народ Божий, населяющий святой
говременного бедствия. город. Петр, слушая его, был тронут брат-
ским сочувствием и в своей печали не мог
Десятой главой автор завершает введение, удержаться от слез; потом он спросил,
объясняющее причины Крестовых походов, и при- нельзя ли найти какого-нибудь средства к
ступает к основной теме своего труда. спасению от стольких бедствий? Праведный
муж отвечал ему: «Петр, наши грехи со-
XI. В то время, когда вышеупомянутый ставляют единственную преграду к тому,
и Богом любимый город (то есть Иеруса- чтобы всеправедный и милосердный Гос-
лим), как я сказал выше, был подвергнут подь удостоил внять нашим стонам и воз-
стольким страданиям, между теми, которые дыханиям и осушить наши слезы: мы ни-
приходили туда по обету и для молитвы в сколько не сложили с себя нашей неправ-
святых местах, явился один священник по ды, а потому бичи неба не перестают нас
имени Петр из королевства франков, из поражать. Но щедрое милосердие Господа
Амьенского епископства, Пустынник хранит силы вашего народа и у вас процве-
(Heremita) и по прозванью, и на деле; его тает широко и далеко страшная сила для на-
привлекла в Палестину та же ревность. Он ших врагов; если ваш народ, искренне слу-
был весьма небольшого роста и имел жал- жащий Господу и воодушевленный братс-
кую наружность, но в малом теле царила кой любовью, захотел бы сжалиться над
великая доблесть. Он был ума быстрого, нашим злосчастьем и даровать нам облег-
проницательного взгляда и говорил прият- чение или если бы он пожелал по крайней
но и свободно. По общему закону, тяготев- мере молиться за нас Христу, то мы приоб-
шему над всеми христианами, искавшими рели бы надежду увидеть вскоре конец на-
право входа, Петр внес при вратах города шим бедствиям. Империя греков, гораздо
требуемую подать и нашел себе убежище у более близкая нам и по кровным связям, и
одного верующего, который был из числа по положению местности, и притом бога-
христовых исповедников. Расспрашивая тая, не может нам подать ни надежды, ни
настойчиво своего хозяина, человека дея- утешения. Греки едва могут защищать са-
тельного и ревностного, о положении хри- мих себя; как вы сами могли слышать, брат
стиан, он узнал от него не только то, что мой, их силы истощились до того, что в те-
относилось к печальному настоящему, но чение нескольких лет они потеряли боль-
и о тех преследованиях, которые испыты- ше половины своего государства. Петр от-
вали предки в течение долгого времени. вечал ему: «Знай, святой отец, если бы Рим-
Если рассказ был не полон, то собственное ская церковь и западные князья узнали от
наблюдение досказало Петру остальное. человека деятельного и заслуживающего
Оставаясь несколько времени в городе и веры о всех ваших бедствиях, то без сомне-
посетив все церкви, он нашел полное под- ния они попытались бы облегчить вашу
42 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

участь и словом, и делом. Пиши же обстоя- полу, чтобы предаться сну, который его
тельно владыке Папе и Римской церкви, ко- удручал. Когда на него напал самый глубо-
ролям и князьям Запада и подкрепи свое по- кий сон (как то обыкновенно бывает), явил-
казание печатью. А я не откажусь взять на ся ему Господь наш Иисус Христос, стал
себя это дело для спасения своей души: с перед ним и возложил на него то же пору-
помощью Господа я готов идти к ним ко чение, говоря: «Встань, Петр; спеши: испол-
всем, умолять их, рассказывать им со всей ни мужественно все, что было на тебя воз-
ревностью о великих ваших бедствиях и ложено; я пребуду с тобой, ибо настало вре-
просить каждого о поспешной помощи вам». мя очистить святые места и подать помощь
Патриарху понравился такой ответ и он его моим служителям». Петр, встав укреплен-
одобрил вместе с теми верными, которые ный видением Господним и горя желанием
присутствовали в собрании. Воздав великую повиноваться предписанному свыше, не
благодарность Божьему человеку за его со- хотел медлить и изготовился в дорогу. Ис-
страдание, они вручили ему требуемую гра- полнив обычную молитву, простившись с
моту. владыкой патриархом и получив его благо-
XII. Поистине велик Господь Бог наш; и словение, он отправился к морскому бере-
его милосердие беспредельно! Поистине гу и нашел там купеческий корабль, гото-
благий Иисусе, не постыдятся надеющиеся вый к отплытию в Апулию. Он садится на
на тебя! Откуда могла явиться в таком жал- корабль и после благополучного плавания
ком, бедном и лишенном всяких средств приезжает в г. Бар. Оттуда он отправляет-
пилигриме, притом удаленном от пределов ся в Рим и в окрестностях города находит
родины, уверенность столь великая, что он владыку, Папу Урбана (II); предоставив ему
осмелился предпринять дело, превышаю- грамоту патриарха и верных из Иерусали-
щее его силы, и надеяться на осуществле- ма, он излагает Папе бедствия и неистов-
ние своих желаний? Конечно, оттого, что ства, совершаемые в святых местах нечес-
он обращал свои помыслы к тебе, своему тивыми народами, и исполняет свое пору-
покровителю; горя огнем благости, любя чение с точностью и одинаковым
ближнего, как самого себя, ему было дос- благоразумием.
таточно того, чтобы исполнить закон. Где
не хватает сил, там помогает любовь; то, В начале главы XIII автор делает краткий
что возложили на него его братия, могло очерк о борьбе за инвеституру при предшествен-
никах Урбана II, Григория VII Гильдебранде и Вик-
казаться трудным и даже невозможным, но торе, которая продолжалась и при Урбане II в
любовь к Богу и ближнему облегчила дело, то время, когда к нему явился Петр Пустынник.
потому что «любовь сильна, как и смерть»
(Песн., VIII, 6). «Вера, действующая любо- XIII. После Виктора (преемника Григо-
вью» (Галат., V, 6), вмениться тобой в зас- рия VII Гильдебранда), который был на пре-
лугу, и заслуга твоя не останется у тебя столе всего два месяца, вступил Урбан (II);
бесплодной. Ты не допустишь твоего раба чтобы избегнуть ярости Генриха (V), сына
долго колебаться, сам явишься ему и сво- Генриха (IV), упорствовавшего в том же
им откровением подкрепишь его, дабы не заблуждении, он жил, укрываясь в укреп-
отшатнулся он, исполнив его своего духа ленных местах среди своих верных и нигде
(apocalypsim insinuans), ты воздвигнешь его не находил надежного убежища. Видя себя
сильным на подвиг любви. Однажды, когда в таком несчастном положении, Урбан бла-
служитель Божий был особенно преиспол- госклонно встретил и принял упомянутого
нен забот, помышляя о возвращении на ро- Петра, преподобного мужа, после возвра-
дину и об исполнении своего поручения, он щения его из Иерусалима с известным по-
захотел обратиться с полной преданностью ручением. Именем Бога Слова, которого он
к источнику всякого милосердия и вошел в был опорой, Папа обещал в свое время ока-
церковь св. Воскресения. Наступила ночь; зать ему ревностное содействие. Петр, сжи-
утомленный молитвой и продолжительным гаемый думой о Боге, проходит всю Ита-
бдением, усталый Петр распростерся на лию, отправляется за Альпы, посещает всех
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 43
князей Запада поодиночке, настоятельно Божественные законы попраны ногами, уче-
просит, убеждает, и с помощью Божьей бла- ние евангельское не признается и презира-
годати ему удается склонить некоторых по- ется; вера, любовь и все добродетели угас-
спешить с помощью братиям, которые па- ли и что в то же время власть врага и князя
дают под игом, и не допускать более, чтобы тьмы распространяется повсюду. Отыски-
святые места, прославленные присутстви- вая заботливо, по долгу своего звания, сред-
ем Спасителя, подвергались осквернению ства к противодействию столь безобраз-
неверных. Петр полагал, что недостаточно ным порокам и бесчисленным грехам, ко-
обращаться к князьям и что необходимо торые роились по всем направлениям и на-
проповедовать народу и людям низшего полняли собой весь мир, он решился со-
класса. Так он прошел все страны, благоче- звать Вселенский собор сначала в Везеле
стиво ходатайствуя, посетил все государ- (Vigiliacum), а потом в Пюи (Podium). Но,
ства, обращался к бедным и самым темным по-новому распоряжению, собор епископов
людям и благовествовал повсюду. Господь и аббатов, пришедших из всех трансальпий-
в награду за столь пламенную веру наделил ских провинций, был созван божьей милос-
его такой благодатью, что весьма редко он тью в Клермоне (Clarum montem), городе
претерпевал совершенную неудачу в своем Оверни, в ноябре; некоторые из князей ок-
обращении к народам. Петр был чрезвычай- рестных стран явились также на собор.
но полезен своей проповедью Папе, кото- Сначала с согласия прелатов и людей бого-
рый и последовал за ним безотлагательно. боязненных были составлены определения
Он, как предтеча, приготовлял умы слуша- с целью поддержать поколебавшуюся цер-
телей к повиновению Папе, и последний, ковь и обнародованы каноны, которые мог-
предпринимая свои увещания, достигал ско- ли бы содействовать исправлению нравов,
рее цели и тем легче привлекал к себе сер- искоренению величайших злоупотреблений
дца всех. и в особенности восстановлению мира, по-
XIV. В год 1095-й от воплощения Гос- гибшего в мире, как выражался Петр, кото-
подня, четвертого индикта, царствования рый сохранял прежнюю заботливость о сво-
же государя Генриха IV, короля германцев ем предприятии; в заключение Папа обра-
и императора римлян, 43-й год и тился к собору с увещаниями.
12-й его императорского достоинства, и при
славном короле франков, государе Филип- Почти вся глава XV посвящена речи Урба-
пе (I), сыне Генриха (I), владыка Папа Ур- на II; в следующих же главах, от XV до XXX,
которыми заканчивается первая книга, автор
бан, видя, что злоба людей превзошла вся- приводит список принявших крест, рассказыва-
кую меру, порядок низвергнут и все направ- ет о первых неудачных попытках Петра Пустын-
ляется ко злу, созвал собор в Плаценции ника, Вальтера Неимущего и других весной 1096
для всей Италии, сделавшийся необходи- г. проникнуть в Палестину и о их гибели на пути
в Венгрию, Болгарию и Малую Азию. Со следую-
мым вследствие извращения людей, а по- щей, второй, книги автор приступает к изложе-
том, избегая преследований императора, нию Первого Крестового похода (см. продолже-
оставил Италию, перешел Альпы и явился ние ниже).
в королевстве франков. Он узнал там, судя
по тому, что говорилось, что в Галлии все Belli sacri historia, libri XXIII. Кн. I.
44 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Мишо ко что исторгнутые из власти неверных, под-


пали снова под власть калифов Фатимидов,
утвердившихся на берегах Нила; они вос-
О СОСТОЯНИИ ПАЛЕСТИНЫ пользовались замешательствами на Восто-
ПЕРЕД НАЧАЛОМ КРЕСТОВЫХ ке, чтобы распространить свою власть. Но-
ПОХОДОВ вые владетели Иудеи сначала обращались с
христианами, как с союзниками; в надежде
И ЕЕ ПЕРВЫЕ ПИЛИГРИМЫ. XI обогатить свою казну, они покровительство-
в. (в 1811 г.) вали торговле европейцев и пилигримству к
святым местам. Рынки франков1 были по-
До середины VII в. Палестина оставалась прежнему восстановлены в Иерусалиме;
провинцией Византийской империи; но в христиане вновь построили госпитали (то
637 г. она была отторгнута от нее арабами, и есть гостиницы) для странников и восстано-
калиф Омар овладел Иерусалимом. С того вили церкви, лежавшие в развалинах; подоб-
времени и до половины X в., в течение 300 но рабу, которого облегчает одна простая пе-
лет, Палестина находилась постоянно под ремена господина, они были довольны под-
игом аббасидских мусульман, несмотря на чиняться новым законам повелителей Каира
все усилия византийских императоров воз- и тем легче верили в окончание своих бед-
вратить христианству его главную святыню. ствий, что в Египте вступил на трон калиф
Наконец, в 975 г. император Иоанн Цимис- Гакем, родившийся от христианки, и дядя
кий (969–976 гг.), овладев всей Сирией и пе- которого с материнской стороны был патри-
рейдя Ливан, покорил все города Иудеи; при архом святого города. Но Бог, по выражению
этом и Иерусалим был освобожден из рук современников, хотел испытать доблесть
неверных. Но он умер внезапно от отравы, верных и, сделав тщетными их надежды, под-
и его смерть была спасением для исламиз- верг их новым гонениям.
ма, возвратившего скоро все утраченные им
владения. Греки, занятые другим, забыли 1
На Востоке, под словом «франк» подразумевали
свои победы; Иерусалим и все земли, толь- вообще западных европейцев.

МИШО (MICHAUD). Родился в 1767 г. В самом начале революции, переехав в Па


риж, Мишо предался журналистской деятельности, которая при его ройялистских убеж
дениях едва не привела его на эшафот. По вторичном возвращении в Париж в эпоху им
перии Мишо занялся книжной торговлей и литературной работой. Плодом последних
его занятий был труд «История Крестовых походов» (Par., 1811–1822, 5 vol., 6 издан.;
Par., 1840–1841, 6 vol.; посмертное издание с приложением, написанным Huilard
Brèholless, Par. 1854. 4 vol.). Поводом к этому капитальному труду, как рассказывал сам
Мишо, послужила просьба m me Cottin написать историческое предисловие к ее ро
ману «Mathilde» из эпохи Крестовых походов. В дополнение к своей истории Мишо из
дал в 4 томах подробный анализ главнейших источников той эпохи, латинских, визан
тийских и арабских под заглавием «Bibliothéque des Croisades» (Par., 1829). После окон
чания своего труда Мишо совершил путешествие на Восток с целью проверить на месте
свои исследования; результатом того было издание его писем с Востока (Par., 1833–
1835, 7 vol.), по которым была исправлена и его «История Крестовых походов» в своих
последних изданиях. Кроме того, Мишо трудился вместе с Poujoulat над изданием об
ширного сборника: «Collection de Memoires pour servir à l’histoire de Françe, depuis le XIII
siècle jusqu’au XVIII siècle» (Par., 1836–1844, 32 vol). Впрочем, это издание не пользует
ся авторитетом из за ошибок в тексте и небрежности редакции. Наконец Мишо поло
жил основание обширному изданию «Biographie universelle». За свои труды он был из
бран в 1811 г. членом Французской академии. «История Крестовых походов» – одно из
лучших сочинений по этому предмету. Однако достоинства данного произведения от
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 45
Гакем, третий из фатимидских калифов, христиане находили себе повсюду палачей.
обозначил свое правление всеми крайнос- Сначала преследовали только тех, которые
тями фанатизма и безумия. Не зная сам, злоупотребляли властью, а потом взялись
чего он желает, и не принадлежа ни к одной вообще за христианскую религию, и самые
религии, новый калиф то покровительство- благочестивые становились самыми винов-
вал христианам, то преследовал их. Он не ными. Кровь христиан проливалась во всех
уважал ни постановлений своих предше- городах Сирии и Египта; их мужество сре-
ственников, ни собственных своих законов; ди пыток только увеличивало ненависть го-
сегодня переменял постановленное вчера и нителей. Их жалобы и молитвы принима-
производил повсюду беспорядок и замеша- лись за восстание и наказывались, как са-
тельство. В своем легкомыслии и увлече- мые преступные покушения.
нии властью он доводил безумие до того, Весьма вероятно, что при преследова-
что считал себя божеством. Страх достав- нии христиан фанатизм соединялся с по-
лял ему почитателей; ему воздвигали алта- литическим страхом. Герберт, архиепископ
ри в окрестностях старого Каира, который Равенны, известный под именем Папы
был им предан пламени. 16 тысяч его под- Сильвестра II (см. о нем выше), видел бед-
данных падали перед ним ниц и молились ствие верных во время своего странство-
ему как властителю живых и мертвых. Га- вания в Иерусалим; возвратившись, он по-
кем презирал магометан, но не смел пре- буждал западные народы поднять оружие
следовать мусульман из-за их многочислен- против сарацин. Все были тронуты жало-
ности. Этот бог трепетал за свою верхов- бами и стенаниями Сиона. В конце X в.
ную власть и обратил весь свой гнев на пизанцы, генуэзцы и король Арелата Бо-
христиан, которых он и выдал на жертву их зон предприняли морской поход против
врагам. Раздача административных мест сарацин и сделали набег даже на берега Си-
христианам и злоупотребления при сборе рии. Подобные неприязненные действия и
податей, который препоручался им, навлек- увеличивавшееся с каждым годом число
ли на них ненависть всех мусульман. Когда пилигримов внушали справедливые подо-
калиф Гакем подал знак к преследованию, зрения властителям Востока. Невозможно,

носятся более к таланту писателя, нежели к его исследовательскому методу. Мишо ис


пользует документальные источники без пристального разбора. В первых двух томах
следует исключительно Вильгельму Тирскому и Альберту Ахенскому; говорит часто об
искусных речах как о достоверных документах; наконец, сам впадает по временам в
лирическое настроение и риторику, так, например, когда он картинно говорит о роли
Петра Пустынника на Клермонском соборе, между тем как едва ли Пустынник и при
сутствовал на нем. Но несмотря на все это, Зибель (см. о нем ниже) признает, что
Мишо искупает вполне те недостатки «изумительным трудолюбием, пластичностью
своей фантазии, способностью размышлять и отличным даром выражаться». Но глав
ная заслуга Мишо состоит в том, что он был первый из тех, кто старался отнестись
беспристрастно к Крестовым походам, после того искажения, которое они испытали
в XVIII в. под влиянием господствовавшего тогда во французской литературе скепти
цизма: Вольтер (Essai sur les moeurs) и его последователи не хотели видеть в Крес
товых походах ничего, кроме варварства, корыстолюбия и жажды грабежа. «Были пи
сатели,– говорит Мишо в своем введении,– которые не видели в этих походах ниче
го, кроме самых плачевных заблуждений, не доставивших никакой выгоды
последующим векам... нельзя, конечно, отрицать, чтобы Крестовые походы не послу
жили для своих современников источником слез; но как и всякое другое зло и невз
годы человеческой жизни делают человека лучшим и усовершенствуют его ум, эти по
ходы ускорили зрелость народов, и хотя они на минуту поколебали общество, но впос
ледствии они же послужили к упрочению его основ».
46 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Храм Каабы в Мекке. Конец XIX в.

говорит один из главных историков Крес- ния всех; обещайте мне благословлять мое
товых походов Вильгельм Тирский, изоб- имя ежегодно, почтить мое семейство, и я,
разить все роды преследований, которые с Божьей помощью, пойду и отвращу
претерпевались в то время христианами. смерть, которая грозит всем христианам».
Одна из жестокостей, испытанных христи- Верные приняли эту жертву великодушно-
анами, дала Тассу материал для трогатель- го мученика человечества и клялись во
ного эпизода об Олинде и Софронии (см. веки благословлять его имя. Для оказания
ниже). Какой-то злейший враг христиан, почестей его семейству было на месте оп-
чтобы увеличить к ним ненависть пресле- ределено, чтобы при ежегодном праздно-
дователей, бросил ночью в одну из глав- вании Пасхи во время торжественного ше-
ных городских мечетей издохшую собаку; ствия каждый из его родных нес вместе с
первые, вошедшие туда для молитвы, уви- ветвями пальмы ветку оливы, посвящен-
дели с ужасом такое осквернение; по го- ной Спасителю. Довольный тем, что он
роду начали раздаваться угрозы; толпа с получал в обмен за свою временную жизнь,
шумом обступила мечеть; обвиняли хрис- юноша оставил собрание, заливавшееся
тиан и клялись их кровью смыть оскорб- слезами, отправился к мусульманским су-
ление, нанесенное Магомету. Все верные дьям и взял на одного себя преступление,
предназначались жертвой мести мусуль- возводимое на всех почитателей Христа.
ман, и они уже готовились к смерти, как Судьи, нимало не тронутые подобным ге-
один молодой человек, имя которого не ройством, произнесли над ним одним жес-
сохранилось в истории, стал в их среде: токий приговор; с тех пор меч более не ви-
«Самым большим несчастьем,– говорил сел над головой верных, «и так полагая
он,– была бы погибель церкви в Иерусали- душу свою за братьев, тот юноша благоче-
ме; пример Спасителя поучает нас, что стиво опочил, восприял наилучшую благо-
один должен жертвовать собой для спасе- дать о Господе» (Вильгельм Тирский, кн. I).
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 47
Между тем христиан Палестины ожида- ного времени. Сначала там появлялись бед-
ли и другие бедствия: все религиозные про- ные и простые люди, потом графы, бароны
цессии были запрещены; большая часть и князья, не ставившие ни во что земное ве-
церквей обратилась в конюшни; храм Гро- личие.
ба Господня был разрушен до основания. Но Провидение, наконец, как бы сжали-
Христиане, изгнанные из Иерусалима, рас- лось над бедствиями христиан: злой калиф
сеялись по всему Востоку. Древние исто- Гакем, говорит Вильгельм Тирский, пере-
рики рассказывают, что вселенная покры- селился из этого мира; Дагер, наследовав-
лась печалью о святом городе и была объя- ший ему, смягчил жестокие распоряжения
та ужасом. В тех странах, где не знали своего отца и дозволил верным возобновить
зимы, сделались страшные холода; по Бос- церковь Гроба Господня. Иерусалимские
фору и Нилу шел лед; в Сирии и Малой христиане, не имея средств на такую пост-
Азии повторялись землетрясения в течение ройку, обратились к щедрости византийс-
двух месяцев и разрушили много больших кого императора, и он доставил им из соб-
городов. Когда известие о разорении свя- ственных денег необходимую сумму. Таким
тых мест дошло до Запада, глаза христиан образом, 37 лет спустя по разрушении хра-
увлажнялись слезами. В хронике монаха ма Воскресения, он был внезапно воздвиг-
Глабера (см. о нем выше) мы читаем, что в нут, «как некогда сам Спаситель, торже-
Европе обнаруживались признаки, предве- ствуя над смертью, вышел со славой из мра-
щавшие великое бедствие: в Бургундии вы- ка могилы».
пал каменный дождь, на небе показывались В XI в. латинская церковь заменила пи-
кометы и грозные метеоры. Все христианс- лигримством церковное покаяние1 ; согре-
кие народы волновались; однако никто не шившие осуждались оставить отечество и
поднял оружия против неверных, и месть должны были скитаться, подобно Каину.
христиан обрушилась на евреев, которых Такая форма покаяния вполне соответст-
Европа обвиняла в возбуждении ярости
мусульман (см. выше). 1
Пилигримство в Палестину началось с древней-
Бедствия святого города делали его еще ших времен христианства, и уже в III и IV в. стран-
более уважаемым в глазах верных; пресле- ствования в Св. землю сделались до того часты, что
дования удваивали благочестивый фанатизм влекли иногда за собой злоупотребления. Св.
тех, которые шли в Азию взглянуть на го- Августин (Serm. III, de martyr. verb) говорил по этому
род, покрытый развалинами, и один вид пу- поводу: «Господь не сказал: иди на восток и ищи
стого Гроба доставлял им наслаждение. В правды, плыви на запад и получишь отпущение». Он
же говорит в другом месте (Serm. I): «Не замышляй
Иерусалиме, облеченном в траур, думалось
отдаленных путешествий; будь там, где веруешь, ибо
им, Бог ниспосылает особенную благодать, к тому, кто вездесущ, приходят не морем, но любо-
и только там ему угодно сообщать свою вью». Св. Григорий из Ниссы в письме под заглавием:
волю. Шарлатаны часто спекулировали та- «De euntibus Hierosolymam» восстает еще более
кими убеждениями христианских народов резко против пилигримства: по его мнению, женщи-
и вводили в заблуждение суеверную толпу. ны на своем пути встречают много случаев к греху;
Для подтверждения своих слов им было Иисус Христос, Св. Дух не обитают в одном месте
более, нежели в другом; в этом же письме он
достаточно показать письма, падавшие, по
отзывается с горечью о нравах самих жителей
их словам, в Иерусалиме с неба. В ту эпоху Иерусалима, предававшихся самым тяжким
предсказания о светопреставлении и близ- преступлениям, несмотря на то что они имели всегда
ком сошествии Иисуса Христа в Палести- перед глазами Лобное место и другие места,
не увеличивали уважение народов к святым посещаемые пилигримами. Св. Иероним, хотя и сам
местам. Западные христиане толпами сте- странствовал в Палестину, но тем не менее разделял
кались в Иерусалим с намерением или уме- тот взгляд на пилигримство и в одном письме выра-
зился так: «Небесное Царство одинаково открыто,
реть там, или ждать прибытия верховного как из Иерусалима, так и из Британии». Он же
Судьи. Монах Глабер показывает, что при- говорил, что бесчисленное множество святых и бо-
ток пилигримов превзошел все, что можно гословов наслаждаются вечной жизнью, никогда не
было ожидать от благочестия того отдален- видав Иерусалима (II, Eclaircissem).
48 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

вовала деятельному и беспокойному харак- Господня, покрытые саваном, который со-


теру западных народов; впрочем, пилиг- хранялся ими всю жизнь и в котором их
римство было допускаемо и поощрялось погребали после смерти. Со священным
всеми религиями древними и новыми, так благоговением посещали они гору Сион,
оно близко к самым естественным чувство- Масличную гору, долину Иосафата; из
ваниям человека. Если вид местности, в ко- Иерусалима богомольцы ходили в Вифле-
торой жил герой или мудрец, несмотря на ем, где родился Спаситель мира, на гору
то, что их жизнь не связана ни с каким из Фавор, где он преобразился, и по всем тем
наших верований, вызывает в нас благород- местам, которые были свидетелями его чу-
ные трогающие воспоминания; если дух дес. После того они отправлялись омыть-
философа волнуется при взгляде на язы- ся в реке Иордан и собирали на земле
ческие развалины Пальмиры, Вавилона Иерихона пальмы, с которыми возвраща-
или Афин, то как глубоко должны были лись на Запад.
чувствовать христиане, видя места, освя- Таков был дух благочестия в X и XI вв.,
щенные присутствием их Божества и пред- и большая часть христиан обвинили бы
ставлявшиеся их глазам и воображению, себя в неуважении к религии, если бы не
как колыбель живой веры, которая их воо- было ими предпринято то или другое
душевляла? странствование. Кто избегал опасности и
Западные христиане, почти все бедство- одерживал победу над врагом, тот брал
вавшие на родине и забывавшие свое горе посох пилигрима и шел к святым местам;
во время странствований, были заняты кто спас молитвами жизнь отца или сына,
мыслью об отыскании на земле следов спа- шел благодарить небо далеко от родины в
сительного Божества или какой-нибудь свя- страны, освященные религиозными преда-
той личности. Не было страны, которая не ниями. Часто отец предназначал своего
имела бы мученика или апостола для об- сына еще в колыбели к богомолию, и пер-
ращения к ним с мольбой о помощи; не вой обязанностью сына, когда он приходил
было города или местечка, где не сохраня- в возраст, было исполнить обет родителей.
лось бы воспоминание о суде, и не было Нередко сновидение или явление во время
бы капеллы открытой для богомольцев. сна налагало на христианина обязанность
Самые тяжкие грешники или более ревно- предпринимать странствование. Таким об-
стные из верных подвергали себя и боль- разом, мысль о богомолии проистекала из
шим опасностям, предпринимая более от- религиозного чувства, но примешивалась
даленные странствования. Иногда они на- ко всем доблестям и слабостям человечес-
правляли благочестивый путь в Апулию и кого сердца, ко всем печалям и радостям
Калабрию, посещая Гаргано, знаменитый земной жизни. Пилигримов принимали
чудом св. Михаила, или Кассино, прослав- везде, и вместо платы просили у них толь-
ленный чудесами св. Бенедикта; иногда они ко молитв, бывших часто единственным
переходили Пиренеи и в стране, принад- сокровищем, которым они запасались в
лежавшей сарацинам, ходили молиться над дорогу. Один из таких, желая сесть в Алек-
мощами св. Иакова, в Галисию. Одни, как сандрии на корабль, отходивший в Палес-
король Французский Роберт, отправлялись тину, явился с посохом и котомкой и вме-
в Рим, чтобы распростерться над могилой сто перевозной платы предлагал Еванге-
Петра и Павла; другие шли в Египет, где лие. Пилигримы не имели на своем пути
Иисус Христос провел свое детство, и другой защиты от нападения злых людей,
странствовали по пустыням Мемфиса, где кроме креста, и путеводителями считали
были ученики Павла и Антония. Но наи- ангелов, «которым Бог предписал охранять
большее число богомольцев шло в Палес- детей» и «наставлять их на всех их путях».
тину; они входили в Иерусалим Ефраимс- Преследования, испытанные на дороге,
кими воротами, где вносилась подать са- только увеличивали славу пилигрима и
рацинам. Изготовившись постом и внушали верным особое к ним уважение.
молитвой, они вступали в церковь Гроба Фанатизм побуждал их даже вызывать
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 49
опасности; история повествует об одном Богатые предпринимали, однако, отда-
монахе Ричарде, аббате св. Витона, в Вер- ленные странствования только по одному
дюне, как он, придя в страну неверных, тщеславию, и потому монах Глабер заме-
останавливался перед городскими ворота- чает, что многие христиане ходили в Иеру-
ми, отправлял богослужение и, испытывая салим с целью изумлять собой и рассказы-
постоянные оскорбления и насилия со сто- вать по возвращении о виденных ими чу-
роны мусульман, вменял себе в славу пе- десах. Многих увлекала также любовь к
реносить всякого рода бедствия во имя праздности и перемене; иные желали уви-
Иисуса Христа. деть новые страны. Были и такие христиа-
В глазах верных, после пилигримства,
считалось важнейшей заслугой посвящать
себя на службу пилигримам. Для приема дозволение своего епископа; сначала обсуждали его
странников устраивались госпитали жизнь и нравы и исследовали, не вследствие ли
пустого любопытства видеть чужие страны идет он в
(hospes, гость гостиницы) на берегах рек, Св. землю: в этом отношении соблюдалась особен-
на вершинах гор, среди городов и местах ная строгость к лицам духовным; боялись, что в них
пустынных. С IX в. пилигримы, отправляв- пилигримство было одним предлогом возвратиться
шиеся из Бургундии в Италию, находили к светской жизни. Когда оканчивались все подобные
себе приют в монастыре, устроенном на справки, пилигрим получал за обедней из рук епис-
горе Ценис. В следующем столетии два мо- копа посох, котомку и благословение; ему давался
настыря для заблудившихся странников сверх того род паспорта, которым рекомендовали
странника монастырям, священникам и всем право-
заменили языческие храмы на горах Юпи- верным. Такие паспорты писались в следующей
тера (montes Jovis), которые с того време- обычной форме, которая сохранилась до нас.
ни утратили свои языческие наименования «Ко всем святым, достопочтенной братии, коро-
и получили новые в честь своего святого лям, властителям, епископам, графам, аббатам и
основателя Бернарда из Ментоны. Хрис- проч. и ко всему христианскому народу, как в горо-
тиане, ходившие в Иудею, имели много дах, деревнях, так и в монастырях! Во имя Бога мы
свидетельствуем сим Вашему Величеству, или Ваше-
пристанищ, основанных благочестием
му Сиятельству, что предъявитель сего, наш брат (та-
на границах Венгрии и в странах Малой кой-то) просил у нас дозволения идти с миром на
Азии... богомолие (туда-то), или для отпущения грехов, или
Пилигрим считался привилегирован- для молитвы о нашем спасении; а посему мы вручи-
ным лицом среди прочих верных. По окон- ли ему настоящую грамоту, в которой, приветствуя
чании своего странствования он приобре- Вас, просим именем любви к Богу и св. Петру при-
тал особенную святость; его отправление нять его как гостя и быть ему полезным на пути, как
туда, так и оттуда, чтобы он возвратился здоров и
и возвращение сопровождалось религиоз-
невредим в дом свой; и по Вашему доброму обычаю,
ными обрядами. Когда он шел в дорогу, дайте ему счастливо провести дни свои. Да хранит
священник подавал ему вместе с котомкой Вас Бог присно царствующий в своем царствии. Мы
и посохом полотно с изображением крес- приветствуем Вас от всего сердца». Затем следовала
та; его одежды окроплялись святой водой, печать епископа или сюзерена. Получив такой пас-
и духовенство провожало его с процесси- порт, пилигрим должен был отправляться немедлен-
ей до следующего прихода. Возвратившись но под страхом быть объявленным клятвопреступни-
ком; один епископ, и то в крайнем случае, мог разре-
на родину, пилигрим воздавал хвалу Богу
шить от обета. В назначенный день родственники,
и представлял священнику пальмовую друзья и все благочестивые люди провожали пилиг-
ветвь для возложения ее на церковный ал- римов на известное расстояние от города: там они
тарь в знак счастливо оконченного пред- получали благословение и пускались в дальнейший
приятия1. путь. На дороге странник освобождался от всяких
пошлин; его принимали в каждом замке и отказ счи-
тали вероломством; со странником обходились, как
1
Дю Канж в своем Glossarium под словом с капелланом, за столом которого он ел, если только
Peregrinatio объединил все, что в Средние века отно- по смирению не предпочитал сам оставаться наеди-
силось к правам и обязанностям пилигрима. Когда не. На кораблях с пилигрима брали самую умерен-
кто-нибудь решался отправиться в Св. землю, он ную цену, а марсельцы перевозили даром на своих
должен был получить согласие родственников и судах (II, Eclaircissem).
50 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

не, которые проводили всю жизнь в стран- рый представляли пилигримы, обнаженные
ствованиях и посещали Иерусалим по не- и в цепях, заставил Карла Великого одно
скольку раз. Так как каждый пилигрим дол- время запретить такое публичное покая-
жен был иметь с собой паспорт, то беспо- ние, но скоро этот обычай приобрел новую
рядки не могли иметь места, и силу. Фротмонд, сопровождаемый служи-
действительно, история не представляет телями и участниками преступления, от-
сначала ни одного случая насилия со сто- правился в Иерусалим. Пробыв там неко-
роны пилигримов, несмотря на то, что це- торое время, он прошел по пустыне, явил-
лые толпы их покрывали дорогу на Вос- ся на берегах Нила, оттуда по берегу
ток. Один мусульманский правитель, видя Африки достиг Карфагена и переехал в
множество пилигримов, проходивших че- Рим, где Папа Бенедикт III (ум. в 858 г.)
рез Эмессу, говорил: «Они оставили свои советовал ему снова предпринять стран-
жилища без всякого худого намерения и ствование для полного отпущения грехов.
исполняют тем свой закон». Известно, что Фротмонд посетил вторично Палестину,
мусульмане имели еще более христиан на- проник до берегов Черного моря, три года
клонности к пилигримству, и это обстоя- провел на горе Синае и ходил в Армению,
тельство внушало им иногда чувство тер- чтобы увидеть гору, на которой остановил-
пимости к благочестивым странникам За- ся ковчег Ноя после Потопа. По возвра-
пада. Часто врата Иерусалима открывались щении в отечество он был принят, как свя-
вместе и для последователей Корана, при- той, заключился в монастыре Редоне и
шедших на поклонение мечети Омара, и умер, оплакиваемый иноками, которых он
для учеников Евангелия, которые шли по- назидал рассказами о своих странствова-
клониться Гробу Спасителя; и те, и другие ниях.
находили одинаковое покровительство, Много лет спустя после смерти Фрот-
пока сохранялся мир на Востоке, и пока монда Ценций, префект Рима (см. о нем
перевороты или военные предприятия не выше), оскорбивший Папу Григория VII в
внушали недоверия властителям Сирии и церкви св. Марии Старшей, свергший его с
Палестины. престола и бросивший в темницу, должен
Ежегодно в праздник Пасхи бесчислен- был для искупления своего святотатства
ные толпы пилигримов стекались в Иудею предпринять странствование в Св. землю.
для празднования тайны искупления и для Граф Анжу, Фулько Черный, живший в то
присутствия при чуде священного огня, ко- же время (XI в.) был обвинен в том, что он
торый, по верованию пилигримов, сходил умертвил свою первую жену и часто обаг-
с неба на лампаду св. Гроба (см. ниже). Не рял руки невинной кровью. Преследуемый
было такого преступления, которое не мог- общественной ненавистью и голосом сове-
ло бы быть искуплено странствованием в сти, он часто видел, как тени жертв его ме-
Иерусалим для поклонения Гробу Господ- сти или самолюбия выходили из могил и
ню. Из «Деяний святых» видно, что такое беспокоили его сон. Чтобы освободиться от
убеждение утвердилось среди франков еще такого тяжелого кошмара, преследовавше-
со времен Лотаря в IX в. Один древний рас- го его повсюду, Фулько покинул свое госу-
сказ из той эпохи, сохраненный монахом дарство и отправился, одетый пилигримом,
из Редона, повествует нам, как могуще- в Палестину. Буря у берегов Сирии напо-
ственный герцог Бретани, Фротмонд, минала ему гнев Провидения и удвоила его
убийца своего дяди и младшего из брать- религиозный жар. Прибыв в Иерусалим, он
ев, явился в одежде кающегося и предстал шел по улицам св. города с веревкой на шее;
перед королем франков и собранием епис- служители бичевали его и при этом громко
копов. Король и прелаты, связав его креп- произносили: «Господи, сжалься над невер-
ко железной цепью, предписали ему отпра- ным и вероломным христианином, над
виться на Восток и обойти Святую землю грешником, странствующим далеко от сво-
с головой, посыпанной пеплом, и с влася- ей земли!» Во время пребывания в Палес-
ницей на теле. Отвратительный вид, кото- тине Фулько раздавал щедрую милостыню,
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 51

Храм Гроба Господня (южный портал). Церковь была построена крестоносцами на месте,
почитаемом христианами как место погребения Христа. До 1808 г., когда это здание разрушил
пожар, оно не претерпевало значительных изменений. После пожара его грубо восстановили
греки. В этом состоянии оно и изображено

облегчал бедствия пилигримов и оставил жели решиться на что-нибудь подобное; но


везде воспоминания о своем благочестии и видя в то же время, что иначе он не будет
милосердии. Современные хроники расска- допущен в святое место, к которому он пи-
зывают при этом с удовольствием тот бла- тал столь нежную привязанность и для по-
гочестивый обман, к которому прибегнул сещения которого прибыл из отдаленной
граф Анжу, чтобы выхлопотать у сарацин страны со столь великими трудами и опас-
дозволение посетить Гроб Господень: ностями, Фулько дал согласие, и между
«Граф предложил сарацинам большое ними было условлено, что он войдет завт-
количество золота, чтобы быть допущен- ра. С вечера граф Анжу лег в своем жили-
ным в храм Гроба Господня, но они не со- ще, а утром на следующий день взял неболь-
глашались, если он не сделает того же, что шую склянку, довольно плоскую, и, напол-
они требовали от других христианских кня- нив ее чистейшей и благоуханной розовой
зей. Фулько имел такое сильное желание водой (или белым вином, как полагают дру-
войти туда, что обещал сделать все, что они гие), поместил ее в складках своих панта-
ни захотят. Тогда сарацины объявили ему, лон: с этим он явился к обещавшим ему
что они впустят его только в таком случае, доступ, заплатив сумму, которую неверные
если он даст клятву осквернить гроб свое- безбожники потребовали от него, и был
го божества. Граф, если б было то возмож- впущен в то желанное место Гроба Господ-
но, предпочел бы умереть тысячу раз, не- ня, в котором Господь наш опочил после
52 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

своих торжественных страстей; ему сказа- добра. По-видимому, Фулько не мог более
ли, что он должен теперь исполнить обе- бояться ни суда Божеского, ни человечес-
щанное или будет изгнан. Тогда граф, изъя- кого; но голос совести и душевные волне-
вив готовность, облил Гроб Господень той ния были так велики, что угрызения не
чистой и душистой розовой водой. Язычни- могли быть ничем заглушены, ни даже дву-
ки, полагая, что он помочился на деле, на- кратным пилигримством к Гробу Господ-
чали смеяться над ним; но благочестивый ню. Несчастный граф решился предпри-
граф не обращал внимания на их насмешки нять в третий раз странствование в Иеру-
и с плачем и слезами распростерся у Гроба салим; снова Палестина увидела его
Господня. После, приблизившись для обло- обливающим новыми слезами Гроб и огла-
бызания самого Гроба, граф увидел, что Бо- шающим своими стенаниями св. места.
жественное милосердие благосклонно при- Посетив Палестину и поручив свою душу
няло его ревность, потому что камень Гро- молитвам отшельников, на которых было
ба, твердый и крепкий, при лобызании возложено принимать и утешать странни-
сделался мягок и гибок, как воск, разогре- ков, он оставил Иерусалим, чтобы возвра-
тый на огне. Граф кусил камень и незаме- титься в отечество, которое не суждено
ченный неверными унес во рту большой было ему видеть: он заболел и умер в Мет-
кусок; после того он спокойно посетил все це. Тело его было перенесено и предано
другие святые места (Gesta consulum земле в церкви Гроба Господня, построен-
Andeg. Spicoleg., t. X, p. 463)»1. ной им близ Лоша. Сердце покойного по-
Возвратившись в свои владения, граф ложили в церкви Метца, где, спустя
Анжу хотел иметь постоянно перед глаза- столько веков после его смерти, можно
ми места, которые он посетил, и с этой це- видеть еще и теперь мавзолей, называемый
лью построил около замка Лош (Loches), гробницей Фулько, графа Анжу.
церковь, подобную храму Воскресения. В то же время около половины XI сто-
Там он молился каждый день, но его моль- летия Роберт Фландрский и Беренгард II,
бы еще не смягчили Божественное мило- граф Барселонский, предприняли для очи-
сердие. Вскоре он снова почувствовал то щения себя от грехов странствование в Па-
смятение сердца, которое тревожило его лестину. Последний не мог перенести тяж-
прежде. Фулько отправился вторично в Ие- ких испытаний, возложенных им на себя, и
русалим и там выражениями своего раска- умер в Азии. Роберт вернулся в свое госу-
яния и суровостью истязаний наставлял дарство, где его подвиг возвратил ему рас-
верующих. На обратной дороге в Европу положение духовенства, которое он наме-
через Италию он освободил Папу от ревался ограбить. Еще до них ходил в Па-
страшного врага, опустошавшего римские лестину Фридрих, граф г. Вердюна,
владения. Папа вознаградил его ревность, принадлежавший к фамилии, которая впос-
хвалил за благочестие и дал полное отпу- ледствии считала одним из своих героев
щение всех грехов. Благородный пилигрим Готфрида Бульонского. Отправляясь в Азию,
возвратился наконец в свое графство, неся Фридрих отказался от земного величия и ус-
с собой огромное количество мощей, ко- тупил свое графство епископу Вердюна. По
торыми он украсил церкви Лоша и Анже- возвращении в Европу он решился окончить
ра. С того времени он занимался в мире дни свои в монастыре и умер приором аббат-
постройкой монастырей и городов, что и ства святого аббата Васта, около Арраса.
доставило ему прозвание великого стро- Даже слабый и боязливый пол не был
ителя. Такие заслуги и благодеяния дос- удерживаем затруднениями и опасностями
тавляли ему благословение церкви и на- длинного пути. Елена, родившаяся в знат-
рода, который благодарил Бога, обратив- ном семействе в Швейцарии и заподозрен-
шего владетеля страны на путь кротости и ная в убийстве своего зятя, оставила роди-
ну и отправилась пешком на Восток. Посе-
1
Это место из летописи Анжуйской автор поме- тив св. места, она возвратилась на родину
стил в своих Eclaircissem. и погибла жертвой неприязни родственни-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 53
ков и соотечественников, снискав пальму
мученичества, по словам одной древней
легенды. Несколько верующих, тронутых ее
благочестием, воздвигли в ее память капел-
лу на острове Зеландии, близ фонтана, ко-
торый и до сих пор называется фонтаном
св. Елены. Северные христиане долгое вре-
мя ходили на богомолье в те места и посе-
щали грот, в котором жила Елена перед от-
правлением в Иерусалим.
Между знатными пилигримами того
века считают также Роберта, герцога Нор-
мандии, отца Вильгельма Завоевателя. Ис-
тория обвиняет его в отравлении своего
брата Ричарда. Угрызения совести привели
его в Палестину; он прибыл туда сопровож- Гробница Готфрида Бульонского. Храм Гроба
даемый большим числом рыцарей и баро- Господня в Иерусалиме
нов, с котомкой и посохом в руке, босоно-
гий и покрытый саваном покаяния. Роберт, венно говорили следующую молитву: «Ты,
как он выражался сам, ставил бедствия, ис- умерший за нас и погребенный в этом свя-
пытываемые им за Иисуса Христа, выше том месте, сжалься над нами и возьми нас
лучшего города в своем герцогстве. При- ныне от этой юдоли слез». История расска-
быв в Константинополь, он презрел рос- зывает об одном христианине, родившемся
кошь и подарки императора и явился ко дво- около г. Отён (Autune), который, придя в
ру простым пилигримом. Заболев в Малой Иерусалим, искал смерти в чрезмерных по-
Азии, он отказался от услуг христиан сво- стах и умерщвлениях плоти. Однажды он ос-
ей свиты и дал сарацинам нести себя на тавался долгое время на Масличной горе с
носилках. Нормандский пилигрим, встре- глазами, обращенными к небу, и подняты-
тив его, спрашивал, не имеет ли он пору- ми руками; ему казалось, что Бог призывает
чить ему приказаний для его подданных. его к себе. Возвратившись в странноприим-
«Иди сказать моему народу,– отвечал он,– ный дом, он воскликнул троекратно: «Сла-
что ты видел, как дьяволы несли христиан- ва тебе, Господи»,– и внезапно умер на гла-
ского князя в рай». Прибыв к вратам Иеру- зах своих спутников, которые остались по-
салима, он нашел там толпу пилигримов, раженными чудом его смерти.
которые не имели чем заплатить за вход Стремление достигнуть святости путе-
пошлину неверным. Роберт внес за каждо- шествием в Иерусалим сделалось наконец
го из них по золотой монете и вступил вме- до того всеобщим, что толпы пилигримов
сте с ними посреди восклицаний христиан. ужасали своим числом те страны, по кото-
Во время своего пребывания он отличался рым они проходили; хотя они еще не иска-
благочестием и в особенности щедростью, ли битв, но им уже давали название войска
которая распространялась даже на невер- Господня (exercitus Domini), и многие па-
ных. На обратном пути в Европу он умер в мятники свидетельствуют о том, что хрис-
Никее, в Вифинии, занятый мыслью един- тиане весьма часто во время своих странст-
ственно о мощах, которые он вынес из Па- вований в Иерусалим носили на себе изоб-
лестины, и сожалея о том, что не кончил ражение креста, как впоследствии то
своих дней в святом городе. делалось во время войн, предпринятых для
Величайшим счастьем для пилигрима, о освобождения Гроба Господня. В 1054 г.
котором он молил небо, как о награде за тру- Лиутберт, епископ Камбрэ, отправился в
ды и утомление, было умереть, как и Иисус Св. землю, сопровождаемый более чем 3 ты-
Христос, в св. городе. Когда богомольцы сячами пилигримов. Когда он пустился в до-
являлись ко Гробу Господню, они обыкно- рогу, народ и духовенство сопровождали
54 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

его за городом на расстоянии трех лье, и со печальна для христиан, доведенных до от-
слезами на глазах молили Бога о благопо- чаяния, если бы не подоспел к ним на по-
лучном возвращении их епископа и их бра- мощь эмир Рамлы, предуведомленный бег-
тьев. Пилигримы прошли Германию, не лецами: он спас им жизнь и сокровища и за
встретив неприятеля; но в Болгарии им по- умеренную подать дал им конвой, который
пались дикие люди, населявшие леса и жив- сопровождал их до самых ворот св. города.
шие грабежом. Бóльшая часть их была уби- Молва о их битвах и опасностях предшест-
та варварами, а иные умерли от голода сре- вовала им в Иерусалиме: они были приня-
ди пустынь. Лиутберт с трудом достиг ты весьма торжественно патриархом и от-
Лаодикеи, сел на корабль вместе с уцелев- ведены в храм Гроба Господня при звуке
шими спутниками и был выброшен бурей цимбалов и при свете факелов. Гора Сион,
на берега Кипра. Он видел, как погибла Масличная гора, долина Иосафата были
большая часть пилигримов; другим угрожа- свидетелями их благочестивого восторга.
ла нищета. Возвратившись в Лаодикею, они Они не могли посетить берегов Иордана и
узнали, что самая главная опасность ждет других прославленных мест Иудеи, из опа-
их еще впереди, на дороге к Иерусалиму. сения набега со стороны арабов. Потеряв
Епископ Камбрэ чувствовал что его остав- на пути всего 3 тысячи человек, они возвра-
ляет мужество, и полагал, что сам Бог про- тились в Европу рассказывать о своих тра-
тивится его пилигримству. Преодолев ты- гических приключениях и опасностях
сячи препятствий, он возвратился на роди- странствования в Св. землю.
ну, где и построил церковь во имя Гроба Между тем западным пилигримам и па-
Господня, которого он не мог увидеть. лестинским христианам угрожали еще
Десять лет спустя после Лиутберта с большие бедствия. Варварская нация, бич
берегов Рейна отправились в Палестину других народов, «молот наковальный, тя-
7 тысяч христиан, в числе которых находи- готевший над всей землей», как выразил-
лись архиепископ Майнцский и епископы ся Вильгельм Тирский, была выдвинута на
Регенсбургский, Бамбергский и Утрехт- них гневом Господним. Уже несколько ве-
ский. Этот многочисленный караван, пред- ков сряду богатые страны Востока подвер-
вещавший близость Крестовых походов, гались беспрерывным нападениям орд, вы-
прошел через Германию, Венгрию, Болга- ходивших из Татарии. По мере того, как
рию и Фракию и был принят в Константи- одни воинственные колена изнеживались
нополе императором Константином Дукой. роскошью и слабели от недеятельности
Посетив храмы Византии и поклонившись мира, их замещали новые толпы, приносив-
многочисленным их мощам, предмету по- шие с собой всю необузданность и варвар-
читаний греков, западные пилигримы про- ство степей. Турки, вышедшие из стран, ле-
шли безопасно всю Малую Азию и Сирию; жавших по ту сторону Оксуса, овладели
но при приближении к Иерусалиму богат- Персией, где их поместил и терпел султан
ства их возбудили корысть арабов-бедуи- Махмуд по своей непредусмотрительнос-
нов, одной беспорядочной орды, не имев- ти. Сын Махмуда вступил с ними в битву,
шей ни отечества, ни жилищ и сделавшей- в которой он сделал чудеса храбрости; «но
ся ужасной среди междоусобий Востока. судьба,– говорит Фериста (писатель Ин-
Арабы напали на пилигримов и принудили дии, XVII в.), – обратилась против него;
их укрыться в одном покинутом укрепле- он оглядывался вокруг себя во время сра-
нии. Засев в его развалины, они отражали жения, и, исключая его отряда, вся осталь-
три дня нападения варваров, силы которых ная армия поглотила путь бегства». На
возрастали с каждым часом и наконец до- самом месте победы турки приступили к
шли до 12 тысяч. Пилигримы, истощенные выбору султана. Множество стрел были
голодом и усталостью и не имея для защи- собраны в один пук; на каждой стреле было
ты ничего кроме камней, предложили на- написано название колена, семьи и воина.
чать переговоры о сдаче. Но эти перегово- Ребенок вытянул три стрелы в присутствии
ры повели к ссоре, которая была бы весьма всего войска, и судьба предоставила коро-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 55
ну Тогрул-беку, внуку Сельджука. Тогрул- она обнаруживала беспокойство, ревность
бек (1038–1063 гг.), честолюбие которого и насилие. Христианам пришлось перено-
равнялось его храбрости, уверовал вмес- сить бедствия, каких не испытывали и их
те со своей дружиной в Магомета, и вско- отцы под управлением калифов Багдада и
ре к титулу завоевателя Персии присоеди- Каира.
нил имя покровителя религии мусульман- Когда пилигримы Латинской церкви,
ской. пройдя враждебные страны и подвергнув-
В то время берега Тигра и Евфрата были шись тысячам опасностей, являлись, нако-
возмущаемы восстанием эмиров, которые нец, в Палестину, ворота св. города откры-
делили между собой остатки Багдадского вались только тем, которые могли запла-
калифата. Калиф Кайем просил помощи у тить золотую монету; а так как пилигримы
Тогрула и обещал новому повелителю Пер- были большей частью бедны и лишались
сии завоевание всей Азии. Тогрул, наиме- последнего от грабежа во время пути, то
нованный временным наместником, отпра- им приходилось бродить под стенами
вился в поход, рассеял мятежников, опус- Иерусалима, для которого они пожертво-
тошил провинции и явился в Багдад, чтобы вали всем. Большая часть их погибала от
пасть к ногам калифа, который торжество- голода, жажды, наготы или от неприятель-
вал победу своих освободителей и утвердил ского меча. Даже и те, которые успевали
их право на власть. Во время этой важной попасть в город, не были обеспечены от
церемонии Тогрул был по очереди облечен опасностей; угрозы и оскорбления со сто-
в семь одежд; ему подарили семь рабов, роны мусульман преследовали их на Лоб-
рожденных в семи климатах арабских вла- ном месте, на горе Сионе и в других мес-
дений; в знак его власти над Востоком и тах, которые они посещали. Когда случа-
Западом ему подпоясали два меча и на го- лось им собираться в храмах св. города,
лову возложили две короны. яростная толпа являлась прерывать свои-
Страны, на которые указал наместник ми криками божественную службу, топта-
Магомета честолюбию новых завоевателей, ла ногами священные сосуды; иные сади-
были вскоре завоеваны их оружием. В прав- лись на алтари, оскорбляли и били розга-
ление Альп Арслана (1063–1072 г.) и Ма- ми духовных, облеченных в пастырские
лек-шаха, преемников Тогрула, семь ветвей ризы. Чем более верные обнаруживали
династии Сельджуков разделили между со- свою благочестивую ревность, тем усилен-
бой обширные провинции Азии. Едва про- нее становилась ярость мусульман. Их ис-
шло 30 лет со времени завоевания Персии ступленное варварство являлось во всей
турками, как их военные и пастушеские силе особенно во время торжественных
поселения распространились уже от Оксу- дней; и каждый год, дни самые уважаемые
са до Евфрата и от Инда до Геллеспонта. в церкви христианской, как-то: рождества,
Наместник Малек-шаха пронес свое оружие смерти и воскресения Спасителя, были
до берегов Нила и овладел Сирией, подвла- обозначаемы преследованиями и смертью
стной калифам Фатимидским. Палестина его учеников. Пилигримы, возвратившись
подпала также под власть турок; на стенах в Европу, рассказывали все, что они виде-
Иерусалима развевалось черное знамя Аб- ли и что претерпели. Их рассказы, преуве-
бассидов. Победители не щадили ни хрис- личенные еще молвой, перелетавшей из
тиан, ни детей Али, которых багдадский уст в уста, исторгали слезы верующих.
калиф считал врагами Аллаха. Египетский Пока турки под начальством Тутуша и
гарнизон был вырезан; мечети и церкви раз- Ортока опустошали Сирию и Палестину,
граблены. Св. город утопал в крови хрис- другие колена этого народа, предводитель-
тиан и мусульман. При этом история вмес- ствуемые Солиманом, племянником Ма-
те с Писанием может сказать, что Бог «пре- лек-шаха (Килидж Арсланом), проникли в
дал детей своих ненавидящим их». Так как Малую Азию. Они овладели всеми провин-
власть новых завоевателей Сирии и Иудеи циями, через которые обыкновенно прохо-
была еще новая и не успела утвердиться, то дили западные пилигримы, следовавшие
56 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

в Иерусалим. Все эти страны, где христи- дев была оскорбляема варварством победи-
анская религия распространила свой пер- телей. Дети обрезались тысячами; повсюду
вый свет, и города, имя которых прослави- коран вытеснял законы Греции и Евангелие.
лось в летописях первоначальной церкви, Черные палатки и белые палатки турок по-
подпали игу неверных. Знамя пророка Мек- крывали собой долины и горы Вифинии и
ки развевалось над стенами Эдессы, Ико- Каппадокии, и их стада бродили среди раз-
ния, Тарса, Антиохии. Никея сделалась сто- валин монастырей и церквей.
лицей мусульман, и там ругались над име-
нем Христа, где первый Вселенский Собор Histoire des Croisades. Par., 1925, т. I,
провозгласил Символ веры. Стыдливость с. 39–77.

Роберт рии порядок в изложении столь превосход-


ного предмета оставался не обработанным
и обороты речи хромали. Потому-то он и
КЛЕРМОНСКИЙ СОБОР приказал мне, как присутствовавшему на
18–26 ноября 1095 г. (в 1118 г.) Клермонском соборе, приставить голову к
безголовому сочинению и поправить сам
Предисловие автора слог. Так как у меня не было писца, кроме
самого себя, то я сам и диктовал, и писал:
Всех, которые прочтут эту историю или рука повиновалась мысли, руке – перо и
послушают, как ее будут читать, и выслу- перу – страница. Если кому-нибудь
шанное уразумеют, умоляю извинить мне, вскормленному философией академиков
если они найдут в ней что-нибудь грубо из- не понравится моя книга, может быть, за
ложенным (inurbane compositum), потому то, что, выражаясь тяжелым слогом, я гру-
что я писал только из повиновения. А бо говорил правду, то замечу таким людям,
именно: аббат по имени N, одаренный что я предпочитал простой речью выстав-
большими сведениями и известный чисто- лять на свет скрытое, чем, философствуя,
той нравов, доставил мне историю, напи- затемнять ясное. Тому, кто пожелает знать
санную об этом предмете, но она ему не место, где была эта история писана, ска-
совсем нравилась — отчасти потому, что жу, что она писалась в келье монастыря св.
ей недоставало начала, где говорилось об Ремигия, что в Реймсском епископстве;
определениях Клермонского собора, а от- если же кто потребует имя автора, то его
части и вследствие того, что в этой исто- зовут Роберт.

РОБЕРТ (ROBERTUS MONACHUS. XI в). Монах Роберт сам рассказал нам все, что
теперь мы знаем о его жизни и обстоятельствах, побудивших его взяться за свой труд,
в своем предисловии к «Иерусалимской истории», которая в лучших сохранившихся ма
нускриптах делится обыкновенно на 8 книг и охватывает собой события от 18 ноября
1095 г., когда был созван Клермонский собор, и до 12 августа 1099 г., дня знаменитой
битвы при Аскалоне, где Готфрид, месяц спустя по взятии Иерусалима, разбил наголо
ву египетскую армию. На этом останавливается автор, потому что тут же заканчивает
ся и рукопись, которая у него лежала под руками и о которой он говорит в предисло
вии; только в заключении книги VIII автор добавляет от себя топографическое описа
ние Иерусалима, весьма краткое. Как видно из указаний, сделанных Робертом, он не
только присутствовал на Клермонском соборе, но и впоследствии ходил в Иерусалим,
где он слышал от пленного турка рассказы об Аскалонской битве, помещенные им в со
чинении. Потому в его труде особенно замечательна одна первая книга, где автор яв
ляется очевидцем описываемого. Помещенная им речь Урбана II находится у всех ис
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 57
Пролог есть западных христиан), его же возлюбил
Господь Бог и избрал своим наследником
Между всеми историографами Ветхого на земле. И да поможет мне премудрость
и Нового Заветов первое место занимает Господня, ибо я пишу для прославления
святой Моисей, который, будучи наделен имени Бога, и да знают мои читатели или
божественным даром пророчества, описал слушатели, что мной не рассказано ничего,
сотворение мира еврейскими буквами, ко- что было бы нелепо, ложно или вздорно:
торых он сам и был изобретатель. Он изло- одна только правда!
жил чудные дела первой и второй эпохи (то
есть до и после изгнания из рая) и сообщил Кончается пролог.
нам деяния патриархов. Его примеру пос-
ледовали Иисус Навин, Самуил и Давид,
из которых первый написал Книгу Иисуса, Начинается книга первая
а последние двое – Книги царств. Из тех
произведений можно с ясностью понять, что В год от воплощения Господня 1095-й на
было благоугодно Богу сообщить письмен- пределах Галлии торжествовался великий
но своим верным о дивном творении на зем- собор, а именно в Оверни (Alvernia), в горо-
ле, которое он определил еще до начала де, именуемом Клермон (Clarus mons). На
времен. Но после сотворения мира, если нем присутствовал Папа Урбан II, с еписко-
исключить тайну спасительного распятия, пами и кардиналами. Был же этот собор зна-
что было изумительнее в новейшее время менит большим стечением галлов и герман-
того, что совершили на своем походе наши цев, как епископов, так и князей. Устроив
иерусалимцы? Чем кто внимательнее изу- предварительно церковные дела, владыка
чает это событие, тем более немеет его ум. Папа выступил (26 ноября) на широкую пло-
Было то дело не человеческих рук, но Бо- щадь, потому что не было здания, стены ко-
жеских. А потому оно должно быть пере- торого могли бы вместить в себе всех при-
дано самым тщательным образом разуме- сутствовавших. Обращаясь ко всем с прият-
нию как современных, так и будущих поко- ной сладостью риторики, он произнес:
лений, чтобы через то более укрепилась «Народ франков, народ загорный (trans-
христианская надежда на Бога, и слава его montana gens), народ, как то явствует из
росла в душах верных. Ибо кто из королей ваших многочисленных деяний, возлюб-
или князей мог подчинить себе столько го- ленный и избранный Богом, а по положе-
родов и крепостей, защищенных природой, нию своих земель, и по вере католической,
искусством или умом человека, столько и по чествованию святой церкви, отличен-
подчинил себе святой народ франков (то ный от всех в мире наций! К вам обраща-

ториков того времени, но каждый приводит свою редакцию; если Роберт не мог также
привести подлинных слов Папы и писал почти 25 лет спустя, то, во всяком случае как
очевидец, он мог составить ее, хотя не буквально, но соответственно духу подлинных
слов. По обычаю того времени автор приводит речь на латинском языке, хотя, вероят
но, она была сказана на южногалльском наречии, тем более, что и Папа был галльский
уроженец и мог говорить скорее на родном языке со своими земляками, нежели на ис
кусственном и мертвом языке тогдашней ученой литературы. Сравнение, сделанное ис
ториком первого Крестового похода Зибелем, текста Роберта с текстом компиляции
одного монаха Клюни, Гило, писавшего после 1118 г., привело к убеждению, что Роберт
писал именно по Гило, и, следовательно, после 1118 г.
Издание: лучшее у Bongars. Gesta Dei per Francos. Hanov., 1611. 2 тома в одной кни
ге – I, с. 30–81 (у Bongars книга VII подразделена, и потому всего не VIII, но IX книг).
Переводы: франц. у Guizot. Collect. XXIII, 299–476, Par., 1825. Исследование: помеще
но в «Geschichte des ersten Kreuzugs», von Heinr. Sybel. Düsseld. 1841, с. 41 и след.
58 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ется моя речь, к вам несутся слова моих о доблести своих отцов. Если вас удержи-
убеждений. Я хочу вам поведать, что при- вает нежная привязанность к детям, роди-
вело меня стать перед вами. От пределов телям и женам, то подумайте о том, что
Иерусалима и из города Константинополя сказал Господь в Евангелии: «Кто любит
к нам пришла важная грамота, и прежде отца или мать больше Меня, недостоин
часто доходило до нашего слуха, что на- Меня. Всякий, кто оставит дом или отца,
род Персидского царства, народ прокля- или мать, или жену, или детей, или землю
тый, чужеземный, далекий от Бога, отро- во имя Мое, тому воздастся сторицей и
дье, сердце и ум которого не верит в Гос- жизнь вечную наследует». Да не увлекает
пода, напал на земли тех христиан, вас какое-нибудь стяжание или забота о до-
опустошил их мечом, грабежом и огнем, а машних делах, потому что земля, которую
жителей отвел к себе в плен или умертвил вы населяете, сдавлена отовсюду морем и
поносной смертью, церкви же Божии или горными хребтами, и вследствие того она
срыл до основания или обратил на свое сделалась тесной при вашей многочислен-
богослужение. Они ниспровергли алтари, ности; богатствами она необильна и едва
осквернив их своей нечистотой, силой об- дает хлеб своим обрабатывателям. Отсю-
резали христиан и мерзость обрезания рас- да происходит то, что вы друг друга кусае-
кидали по алтарям или побросали в сосу- те и пожираете, ведете войны и наносите
ды крещения. Кого хотели позорно умерт- смертельные раны. Теперь же может пре-
вить, прокалывали в середине насквозь, кратиться ваша ненависть, смолкнет враж-
урезывали, привязывали к рукам палку и, да, стихнут войны и задремлет междоусо-
водя так, бичевали, пока несчастные, вы- бие. Предпримите путь ко Гробу святому;
пустив из себя внутренности, не падали на исторгните ту землю у нечестивого наро-
землю. Других же, привязав к дереву, да и подчините ее себе. Земля та была дана
умерщвляли стрелами; иных раздевали и, Богом во владение сынам Израиля и, по вы-
наклонив шею, поражали мечом, чтобы ис- ражению Писания, «течет медом и мле-
пытать: можно ли убить с одного удара. ком», Иерусалим – плодоноснейший перл
Что сказать о невыразимом бесчестии, ко- земли, второй рай утех. Спаситель рода че-
торому подвергались женщины? Но об ловеческого прославил его своим присут-
этом хуже говорить, нежели молчать. Им- ствием, украсил своей жизнью, освятил
перия греков до того обрезана ими и под- страданиями, смертью искупил и погребе-
чинена их власти, что завоеванное нельзя нием превознес. И этот царственный город,
обойти в два месяца. Кому же может пред- расположенный в центре земли, держится те-
стоять труд отомстить за то и исхитить из перь в неволе у своих врагов и пресмыкает-
их рук награбленное, как не вам, которых ся перед народом, неведущим Бога. Он про-
Бог одарил перед всеми народами и сла- сит и ждет освобождения и непрестанно мо-
вой оружия, и великим духом, и телесной лит вас о помощи. А всякая помощь исходит
силой, и доблестью к покорению сопротив- от вас, потому что, как я уже сказал, Бог
ляющихся вам? Вас побуждают и призы- перед всеми народами вас одних одарил сла-
вают к подвигам предков величие и слава вой оружия. Пуститесь же в этот путь во
короля Карла Великого, сына его, Людо- отпущение грехов своих с уверенностью на-
вика (Благочестивого), и других ваших вла- следовать незапятнанную славу Царствия
стителей: они разрушили царство турок и Небесного!»
на их счет распространили пределы святой Когда Папа Урбан в своей искусной
церкви. В особенности же вас должна вы- речи (Papa Urbanus urbano sermone:
зывать святая гробница Спасителя и Гос- urbanus – городской, образованный, искус-
пода нашего, которой владеют ныне нече- ный – игра слов, возможная только в латин-
стивые народы, а святые места обесчеще- ском языке) говорил все это и многое дру-
ны ими и замараны их нечистью. О, гое в этом роде, все присутствовавшие были
храбрейшие воины, потомство непобеди- до того проникнуты одной мыслью, что в
мых предков, не унизьте себя и вспомните один голос воскликнули: «Так хочет Бог, так
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 59
хочет Бог!»1 . Услышав это, преподобный
владыка римский, возведя очи к небу, при-
нес благодарение Господу и, дав рукой знак
к молчанию, продолжал:
«Сегодня, любезные братья, на вас оп-
равдалось то, что сказал Господь в Еванге-
лии: «Где двое или трое соберутся во имя
Мое, там и Я посреди их». Если бы Господь
Бог не был присущ вашим помыслам, то вы
не могли бы все возгласить в одно слово.
Хотя у вас бесчисленное множество голо-
сов, но источник голоса был один. Потому
говорю вам: слово, которое Господь произ-
нес вашими устами, было напечатлено в
вашей груди, и да будет на войне это слово
вашим военным возгласом, ибо оно произ-
несено Богом. Когда вступите в бой с вра-
гом, поднимайте один крик: «Так хочет Бог,
так хочет Бог!» Но мы не убеждаем и не уго-
вариваем старцев, больных и неспособных
к оружию предпринять этот путь; и женщи-
ны не должны отправляться без мужей, бра-
тьев или каких-нибудь законных свидете-
лей. Они составят больше препятствия, чем
помощи, и будут тяжестью, а не пользой.
Богатые пусть помогут бедным и поведут с
собой на войну, снарядив их на свой счет.
Священники и духовные всех орденов не
могут идти без разрешения епископа, ибо
их странствование не принесет пользы, если
они не будут иметь на то позволения. Даже
и мирянам не следует идти в пилигримство Государства крестоносцев на Ближнем
Востоке. Редкой штриховкой показана
без благословения священника. Тот же, кто территория крестоносных государств в
вознамерится предпринять странствование, период их наибольшей экспансии (XI–XII вв.);
даст обет Богу и себя принесет ему в жи- частой штриховкой – в первой половине XIII в.;
вую и святую жертву, должен носить на челе указаны годы установления и падения власти
или на груди изображение Креста Господ- крестоносцев
ня. Тот же, кто намерен вступить в лагерь
обетования, пусть возложит его между плеч. молили об отпущении грехов и благосло-
Всем этим они исполнят заповедь Господ- вении. Получив то и другое, они просили
ню, как она предписана в Евангелии: «Кто дозволения возвратиться домой. Для того
не несет крест свой и не пойдет за Мной, чтобы верующие убедились, что их поход
недостоин Меня». есть дело рук Божеских, а не человеческих,
После того один из кардиналов по име- в тот самый день, как мы слышали после от
ни Григорий сказал исповедь от лица всех многих, когда все то происходило на собо-
присутствовавших, которые лежали распро- ре, молва о нем потрясла весь мир, так что
стертыми на земле. Ударяя себя в грудь, они на самых отдаленных островах океана сде-
лалось известно, что на соборе был опре-
1
Deus, vult, Deus vult! – перевод с народного язы-
делен Иерусалимский поход (Jerosolymi-
ка той эпохи, который употреблялся в Южной Гал- tanum iter). Христиане вследствие того по-
лии: Dieu li volt! или Dies le volt! крылись славой и исполнились радостью,
60 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

а языческими персами и жителями Аравии никнутый одним духом, и его доблестная


овладели страх и печаль. Первые возвели- ярость мысленно уже боролась с турками.
чились духом, а последние побледнели и ра- Был в те дни некто по имени Петр, из-
стерялись; небесная труба прогремела так, вестный Пустынник; его высоко ценили
что все народы, враждебные христианам, светские люди, и даже он возносился сво-
пришли в трепет. Из всего этого явствова- ей религиозностью над самими настояте-
ло, что предпринятое было делом не чело- лями и аббатами. Он не употреблял в пищу
веческой мысли, а Духа Божия, наполняю- ни хлеба, ни мяса и, довольствуясь вином
щего собой весь мир. Между тем все миря- и всякими другими яствами, воздерживал-
не разошлись по домам; а Папа Урбан на ся от всяких удовольствий. В то время (вес-
следующий день (27 ноября) созвал на со- ной 1096 г.) он собрал около себя немалое
вет одних епископов; в их присутствии был число пеших и конных людей и направил
решен вопрос, кому принять управление свой путь через Венгрию. Впоследствии он
множеством людей, выразивших желание присоединился к некоему немецкому гер-
странствовать, так как между ними не было цогу (duci Teutonicorum) по имени Готф-
никого из князей. Единогласно был избран рид, который был сыном графа Бульонско-
епископ города Пюи (Podiensis episcopus, го Евстахия, но по обязанностям своего
Адемар), которого считали весьма искус- звания считался немецким герцогом (то
ным и в человеческих, и в Божеских делах, есть вассалом германских королей). Готф-
чрезвычайно сведущим в науках обоего рода рид был красивой наружности, высок рос-
(то есть в богословских и в светских) и ос- том, красноречив, кроток нравом и до того
мотрительным в своих поступках. И он, добр, что более походил на монаха, неже-
хотя против воли, предпринял, подобно вто- ли на рыцаря (miles). При встрече с непри-
рому Моисею, начальство и управление ятелем перед началом битвы он воспламе-
Божьим народом и благословение Папы и нялся и, как рыкающий лев, был неудер-
всего собора. О, как были различны возраст, жим. Какой щит или панцирь мог
состояние и богатство тех людей, которые выдержать удар его меча? Вместе со свои-
взяли крест на этом соборе и дали обет ми братьями, Евстахием и Балдуином, и с
предпринять путь к св. Гробу! Из Клермо- огромным войском рыцарей и пехоты, Гот-
на весть об этом знаменитом походе раз- фрид пошел через Венгрию, и по дороге,
неслась по всем землям, и его определение которую некогда сделал Карл Великий, не-
дошло до слуха королей и князей. Всем оно сравненный король франков, направился к
было угодно, и более 30 тысяч в мыслях Константинополю.
решились на поход и старались то испол-
нить, как каждому дал Бог к тому средства. Historia Hierosolymitana usque ad a. 1099.
Народ франков волновался толпами, про- Libri VIII. Кн. I.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 61
Ордерик Виталий го; если я лишен богатства знаний и крас-
норечия, то меня поддержит намерение
сохранить добрую волю. Я буду говорить
ПОСТАНОВЛЕНИЯ о предметах, которые мы видели или от ко-
КЛЕРМОНСКОГО СОБОРА. торых мы потерпели. Без сомнения, нет
ничего справедливее, как то, чтобы еже-
1095 г. (в 1142 г.) дневно совершающиеся события были пи-
саны для прославления Бога; как наши
ТРИНАДЦАТЬ КНИГ предки сообщали нам известия о древних
ЦЕРКОВНОЙ ИСТОРИИ деяниях, так и мы, современники, должны
в трех частях1 передать потомству все достопамятное,
чему нам пришлось быть свидетелями.
Пролог Будучи смиренным сыном церкви, я на-
мерен говорить с откровенностью о церков-
С древнейших времен наши предки изу- ных делах и, тщательно следуя примеру
чали внимательно стремительное течение наших древних отцов, насколько то мне
веков и отмечали добро и зло, которое при- позволят мои слабые силы, постараюсь из-
носили им различные эпохи, смотря по ложить все новейшие события, относящие-
образу жизни людей. Желая быть полез- ся к христианству. Вот почему я решился
ными потомству, они собирали том за то- назвать свой беспорядочный труд Церков-
мом: в справедливости этого убеждают нас ной историей. Хотя я не считаю себя обя-
не только книги Моисея, Даниила и дру- занным исследовать происходившее в Алек-
гих священных писателей, но и сочинения сандрии, Риме или Греции, ибо, как монах,
Дареса — фригийца, Трога Помпея и дру- заключенный по собственному обету в пре-
гих языческих историков: то же самое мы делах монастыря, я ненарушимо должен
можем заметить относительно Евсевия Ке- следовать монашеским правилам; однако,
сарийского, Павла Орозия, англичанина при помощи Божией, я постараюсь предста-
Бэды (Преподобного) Павла из Монте-Кас- вить на суд нашего потомства события, как
сино (то есть Дьякона), и других церков- виденные нами в наше время, так и те, ко-
ных писателей. Их рассказы были для меня торые совершались в соседних странах и
наслаждением: я восхищаюсь, я изумлен дошли до моего сведения. Без колебания я
изяществом и смыслом их произведений и пишу свои соображения о делах прошед-
могу только убеждать умных людей наше- ших, пока не явится кто-нибудь одаренный
го времени воспользоваться плодом их большей проницательностью и более спо-
важных трудов. Не имея права приказывать собный здраво судить о предметах и деяни-
кому бы то ни было, я имею право сам ста- ях великого рода, совершающихся на земле;
раться избегать бесплодной праздности и, быть может, он почерпнет из моих страниц
предпринимая ныне труд в размере своих и из сочинений, подобных моим, все, что
слабых сил, употреблю все старания, что- нужно для достойного изложения истории,
бы быть приятным одним своим властям. предназначаемой в назидание потомства.
Насколько то может зависеть от меня, я по- Мне внушает более всего довереннос-
пытаюсь, по приказанию Рожера, аббата ти то обстоятельство, что я начал свой труд
Утического монастыря (Uticense по приказанию достопочтенного старца
coenobium, ныне Ouche, или монастырь св. Рожера, и теперь вам, мой достойный отец
Эвруля), рассказать историю возобновле- Герин, законно ему наследовавший по ус-
ния этого монастыря и высказать откровен- тавам церкви, посвящаю его, чтобы вы ис-
но свое мнение о сильных мира сего, и о ключили в нем лишнее, исправили ошиб-
добрых и о злых,– мира ныне извращенно- ки – и авторитетом своего просвещения
придали бы ему вес. Я начну говорить о
1
Заглавие оригинала — «Historiae ecclesiasticae начале всех вещей, которое не имело ни-
Libri XIII, in tres partes divisi». какого начала (ordior de principio sine
62 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

principio) и при помощи которого я желал святые места, предали смерти верующих и
бы дойти до конца, не имеющего конца (ad замарали своей нечистотой храм и другие
ipsum finem sine fine); но, в то же время, я священные предметы: но по прошествии
намерен вечно петь вместе со своими вла- долгого времени они нашли себе достойное
стями хвалу Богу, этой альфе и омеге все- наказание от меча заальпийских народов. Я
го существующего. не думаю, чтобы когда-нибудь философам
представлялся при описании войн предмет
Первая и вторая книги составляют сжатое более славный того, который доставлен те-
и отрывочное сокращение «Церковной истории»,
начиная от Р. Х. и до 1140 г.
перь Господом нашим поэтам и писателям
С третьей и до восьмой книги изложена ис- по случаю его торжества над восточными
тория Нормандии в ее связи с историей Франции язычниками и притом рукой небольшого
и Англии, от 678 г. и до начала Крестовых похо- числа христиан, увлеченных с места их жи-
дов в 1096 г. тельства сладостным желанием странствия.
Бог Авраама повторит перед нами свои
ДЕВЯТАЯ КНИГА древние чудеса; он очаровал верующих оби-
тателей Запада одной страстью посещения
Пролог
гроба Мессии; открыл им свои намерения
Предвечный создатель правит мудро и устами Папы Урбана (II), без всякого содей-
спасительно круговращением времен и со- ствия со стороны королей и принуждения
бытий; он не располагает и не видоизменя- мирской власти; извел их от всех концов
ет человеческих деяний по мыслям безум- земли и островов морей, как некогда извел
ных, но с благостью блюдет их, мощной ру- евреев из Египта рукой Моисея; провел до
кой содействует всему и гармонически Палестины через земли чуждых племен; по-
распределяет все. Мы видим ясные приме- бедил королей и князей, стоявших во главе
ры тому и зимой, и летом, и в стужу, и в многочисленных народов, и смирил их, под-
жару, и при рождении всякой вещи, и в бес- чинив христианам города и неприступные
конечном разнообразии дел Божеских. От- крепости.
сюда проистекает то разнообразие истории Фулькерий Шартрский1, капеллан Гот-
в событиях всякого рода, происходящих фрида, герцога Лотарингского, разделяв-
ежедневно в мире и доставляющих красно- ший труды и опасности этого достопамят-
речивым историкам широкое поле для рас- ного похода, издал в свет верное и обстоя-
суждений. Я глубоко обсудил в самом себе тельное описание преславного предприятия
все подобные события и теперь намерен армии и Христа. Бальдерик2, епископ Доль-
изложить на письме плод своих размышле- ский, написал изящным слогом четыре кни-
ний. Действительно, в наше время соверша- ги, в которых он рассказывает с таким же
ются неожиданные перевороты, и деятель- правдолюбием, как и красноречием, все
ности писателей открывается готовое по- подробности дела, начиная с первых дней
прище для изумительных рассказов. Разве похода до первого сражения после взятия
не ясно, что Иерусалимский поход был Иерусалима. Многие и другие писатели, как
предпринят по внушению свыше; огромное латинские, так и греческие, говорили об
число народов Запада чудесным образом
соединяется в одно тело и, образуя из себя 1
О Фулькерии Шартрском и его сочинениях, по-
единое воинство, идет в восточные страны, служивших источником нашему автору, см. ниже.
2
чтобы сражаться с язычниками. Св. Сион, Бальдерик Дольский, сочинениями которого
освобожденный своими сынами, вышедши- пользовался наш автор, хотя жил в эпоху Первого
крестового похода, но не принимал в нем личного
ми из стран отдаленных, вырван из рук по- участия, и писал по Тудебоду (см. о нем ниже) и Ро-
бежденных сарацин, которые топтали нога- берту Монаху (см. о нем выше), которые были оче-
ми святой город и преступно оскверняли видцами описываемых ими событий. Вся заслуга
святыню Божью. Нечестивые сарацины по- Бальдерика состоит в том, что он исправил дурной
пущением Господа переступили некогда слог своих предшественников, но вместе с тем унич-
пределы земель христианских, вторглись в тожил в них и оригинальность воззрений.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 63
этом приснопамятном событии и в своих
бессмертных творениях передали потомст-
ву блестящие подвиги героев. И я, после-
дний из тех, которые идут по стопам Госпо-
да в своей религиозной жизни, высоко ста-
вя отважных сподвижников Христа и желая
прославить их великодушные деяния, наме-
рен также рассказать, во имя нашего Спа-
сителя, этот поход христиан в своем сочи-
нении, которое я начал описанием церков-
ных дел. Я не осмеливаюсь предпринять
отдельного труда о святом походе: я не могу
и обещать такого трудного дела, но не знаю,
возможно ли пройти молчанием столь вы-
сокий предмет. Меня удерживает старость:
мне шестьдесят лет; я взрос в правилах мо-
настырской жизни и был монахом с детства.
Притом я не могу переносить большого
письменного труда и не имею при себе пис-
цов, которым можно было бы диктовать; вот
почему я тороплюсь окончить свой труд. Я
начинаю теперь свою девятую книгу, в ко-
торой постараюсь рассказать связно и прав-
долюбиво некоторые обстоятельства из ис-
тории Иерусалимского похода, если Бог
пошлет мне необходимую для того помощь.
В пустынях Идумеи я взываю к тебе, бла-
гий Иисусе, царь Назарета, и прошу твоего
могущественного содействия. Надели меня
способностью, чтобы достойно превознес-
Постройки в Триполи (Сирия)
ти твою великую мощь, силой которой ты времен Крестовых походов
возвеличил своих людей и распростер ниц
мятежников. Ты вождь и правитель верую-
щих; ты покровительствуешь им в несчас- ну Римской церкви и Божиим попущением
тье, помогаешь и раздаешь награды побе- пал под ударами многочисленных неприя-
дителям. Боже всесильный, я тебе поклоня- телей, которые по праву восстали против
юсь и ныне молю о Твоей помощи. Царю него. Папа Урбан II созвал собор в Плацен-
царствующих вечная слава, во веки веков. ции и на нем занимался утверждением ми-
Аминь! ра и другими вопросами, полезными для
церкви.
В год от воплощения Господня 1094-й В год от воплощения Господня 1095-й,
смута и бранная тревога волновали почти в среду, 4 апреля, в 25-й день луны многие
всю вселенную: смертные безжалостно на- видели такое сильное движения между звез-
носили друг другу величайшие бедствия дами, что, не будь они светлы, их можно
убийствами и грабежами. Злоба во всех ви- было бы принять за град. Некоторые дума-
дах дошла до крайних пределов и причиня- ли, что все эти звезды падали во исполне-
ла тем, которые были исполнены ею, бес- ние слов Писания, где сказано: «Звезды па-
численные беды. В то же время страшная дут с неба».
засуха сожгла траву на лугах; она истреби- Гизельберт, епископ в Лизье, старец,
ла жатву и овощи и тем произвела ужасный сведущий в медицине и опытный во многих
голод. Император Генрих (IV) объявил вой- науках, имел обычай с давнего времени на-
64 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

блюдать по ночам течение звезд; будучи ством аббатов и других лиц, которым были
весьма искусен в составлении гороскопа, он вверены заботы о святых церквах.
умел отмечать их течение. С большим бес- Постановления Клермонского собора
покойством он наблюдал и то небесное чудо были выражены следующим образом:
и позвал к себе стража, который оставался «Да пребудет церковь католической чи-
на здании в то время как все спали. «Готье,– стой и свободной; католической – по отно-
сказал он ему,– видишь ли ты эти чудесные шению веры и общения святых, чистой – от
знаки?» – «Я вижу,– отвечал страж,– но не всякой заразы зла и свободной – от светс-
понимаю их значения». Старец продолжал: кой власти.
«Я думаю, они предзнаменуют переселение Епископы, аббаты и все члены духовен-
народов из одного государства в другое. ства не должны получать никакого церков-
Многие отправятся, чтобы никогда не воз- ного достоинства из рук князей и светских
вратиться, пока звезды не войдут в тот круг, лиц.
из которого они ныне падают, как то мне Клерики не могут пользоваться титула-
представляется ясно. Другие же останутся ми или пребендами в двух городах или цер-
на месте святом и высоком, как те звезды, квах.
которые горят на тверди небесной». Этот Никто не может быть вместе епископом
Готье, родом из Кормейля, много лет спус- и аббатом.
тя рассказывал мне сам, что он узнал о Ни один священник, дьякон, поддьякон
блуждании звезд из уст того мудрого меди- или каноник, какому бы ордену он ни при-
ка в ту минуту, когда совершалось то чудо. надлежал, не может вступать в плотские
Филипп (I), король французов, похитил связи.
Бертраду, анжуйскую графиню, и, покинув В противном случае священник, дьякон
свою благородную супругу, постыдно же- или поддьякон лишаются своих должностей.
нился с нарушительницей брачного союза. Никто не может продавать церковных
Упрекаемый прелатами Франции за произ- или канонических достоинств.
вольное оставление своей жены и за остав- Впрочем, купившие себе звание канони-
ление Бертрадой мужа, он отказался при- ка, по незнанию постановления, получают
нести покаяние в столь ненавистном пре- прощение; но совершившие то заведомо,
ступлении и удрученный летами и болезнью покупкой или по наследству от родствен-
плачевно кончил жизнь, упорствуя в пре- ников, лишаются своего звания.
любодеянии. Ни один мирянин, по получении священ-
Во время правления этого Филиппа ного пепла (в первый день поста), не дол-
прибыл во Францию Папа Урбан II; он по- жен есть мяса от начала поста до Пасхи; то
святил алтарь св. Петру в монастыре Клю- же и в отношении клериков; первый пост
ни и в силу своей апостольской власти ос- Четырех времен года отправляется на пер-
новал многие церкви святых и построил их вой неделе поста; в субботу на Пасхе служ-
во славу Христа. В то время Нормандия и ба кончается по закату солнца; второй пост
Франция были отягчены великой смертно- соблюдается в неделю Пятидесятницы.
стью, опустошившей много домов, а край- Божий мир1 хранится от праздника Р. Х.
ний голод довел бедствия до последних до восьмого дня после Богоявления, от Се-
пределов. мидесятницы до восьмого дня Пятидесят-
В том же году, в ноябре, этот же Папа ницы и во всякое другое время от четверто-
созвал всех епископов Франции и Испании го дня недели по закате солнца до второго
и открыл великий собор в Клермоне, горо- дня при восходе солнца.
де Оверни, который в древности назывался Кто задержит епископа, будет объявлен
Арверном. На этом соборе многое было вне закона; кто возьмет в плен или ограбит
преобразовано по эту сторону Альп и изда- монаха, клерика или другого духовного, да
но немало постановлений с целью улучшить будет предан анафеме.
нравы. На этом соборе присутствовали 13
архиепископов и 225 епископов со множе- 1
См. подробности о Божьем мире в т. 2.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 65
Кто вступит в брак с родственницей в тель сказал присутствовавшим длинную и
седьмом колене – анафема. полезную речь; он приглашал знатных, под-
Никто не может быть избран в еписко- данных и поборников закона сохранять
пы, не будучи прежде священником, дьяко- между собой неразрывный мир, возложить
ном или поддьяконом; если же он не благо- на правое плечо знамение спасительного
родного происхождения, то утверждать его креста и показать всю свою воинскую до-
только в крайнем случае и то с разрешения блесть против язычников, которые предста-
верховного первосвятителя; детей же свя- вят к тому довольно случаев. Действитель-
щенника или наложницы не ставить священ- но турки, персы, арабы и агаряне овладели
никами, если такое лицо прежде не посту- Антиохией, Никеей, даже Иерусалимом,
пило уже в духовное звание. прославленным Гробницей Христа, и мно-
Кто убежит в церковь или к подножию гими другими городами христиан. Они втор-
креста, предается в руки правосудия, если глись с огромными силами даже в Гречес-
он в чем виновен, и получает уверение в кую империю; обеспечив за собой Палес-
целости жизни и членов; если же он неви- тину и Сирию, подчиненные их оружию, они
нен, то отпускается на свободу. разрушали церкви и закалывали христиан,
Телу и крови Христовой приобщаться как агнцев. В храмах, где прежде христиа-
отдельно. не отправляли Божественную службу, языч-
Каждая церковь получает свою десятину ники поместили свой скот, учредили идо-
и не может при помощи подарков захватить лопоклонство и постыдно изгнали христи-
себе права другой. анскую религию из зданий, посвященных
Никто из светских не смеет ни прода- Богу; тиранство язычников овладело иму-
вать, ни удерживать в свою пользу десяти- ществом, предназначенным на священное
ну. служение; а то, что пожертвовали богатые
За погребение мертвых не требовать и в пользу бедных, эти жестокие властители
не давать никакой платы. обратили недостойным образом в свою
Никто из светских владетелей не может пользу. Они увели в далекий плен, в свою
иметь капеллана, если он не был ему дан варварскую страну, большое число верных,
епископом. которых запрягают для полевых работ: ста-
Если капеллан в чем-либо преступил, то вят их в плуг, как быков, чтобы обрабаты-
он наказывается епископом и замещается вать их тяжкими трудами землю, и бесче-
другим». ловечно обременяют работами, которые от-
Папа Урбан объявил эти постановления правляются животными и приличествуют
всенародно на Клермонском соборе и упот- более скотам, нежели людям. При таких
ребил все усилия к тому, чтобы побудить беспрерывных трудах, среди стольких мук
людей всех состояний к исполнению Боже- наши братья получают жестокие удары пле-
ственных законов. После того он изложил тью, их погоняют рожном и подвергают вся-
со слезами на глазах все свое горе ввиду кого рода мукам. В одной Африке разруше-
того отчаянного положения, в котором на- но 96 епископств, как то рассказывается
ходятся христиане на Востоке; он расска- приходившими из тех стран.
зал те бедствия и кровавые обиды, которые Едва Папа Урбан окончил свое крас-
претерпевались христианами от сарацин. норечивое увещание, как благодать Гос-
Выражая свою печаль, оратор пролил пе- пода соизволила воспламенить в бесчис-
ред всеми потоки слез во время своей свя- ленном множестве присутствовавших не-
той речи об осквернении Иерусалима и свя- вероятную ревность к отправлению к
тых мест, где жил во плоти Сын Божий со чужие страны: он уговорил их продать
своими св. учениками. Этим он вызывал свое имущество и оставить во имя Хрис-
слезы у большого числа своих слушателей, та все, чем кто владел. Изумительное
глубоко взволнованных и тронутых благо- стремление идти в Иерусалим или помочь
честивым состраданием к своим угнетен- тем, которые отправлялись, одинаково во-
ным братьям. Красноречивый первосвяти- одушевляло и богатых, и бедных, мужчин
66 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

и женщин, монахов и стариков, горожан всеобщему удовольствию, получил то и


и поселян. Мужья оставляли дома воз- другое. Папа наистрожайше повелел, что-
любленных жен, а они, рыдая и расстава- бы все повиновались этому прелату, и по-
ясь с детьми и богатствами, страстно же- ставил его апостолическим наместником
лали последовать за своими мужьями в похода Господня; Наимар же был человек
поход. Все пожитки, до того времени до- знатного происхождения, великих заслуг
рогие, продавались за ничтожную цену, и и редкой доблести. Вслед за ним выступи-
на эти деньги покупалось оружие, пред- ли послы Раймунда Беренгария, графа Ту-
назначенное для божественной мести са- лузского, и возвестили Папе, что они на-
рацинам. Воры, пираты и другие злодеи, мерены также отправиться в сопровожде-
от прикосновения Духа Божия, возвыша- нии нескольких тысяч воинов из своей
лись из глубины неправды, отказывались страны. Они даже объявили собору, что их
от преступления и, примиряясь с Богом, князь уже принял крест. Итак вот, Божьей
отправлялись на чужбину. Папа в своей милостью, два вождя добровольно и с ра-
мудрости возбуждал к войне с врагами достью предложили себя христианам, изъ-
Господа всех, кто мог нести оружие, раз- явившим желание отправиться. Церковь и
давал дарованную ему от Бога властью империя, сословие духовное и светское, со-
отпущение грехов кающимся с того часа, гласились руководить Господним ополче-
когда они возьмут крест, и благодушно нием. Епископ и граф изображают нам
освобождал их от всех телесных лишений, Моисея и Аарона, сопутствуемых Боже-
требуемых постом, и других истязаний ственным покровительством. Во второй
плоти. Как искусный и добрый медик, день февраля произошло лунное затмение,
Папа благоразумно размышлял, что тем, продолжавшееся от полуночи до восхода
которые отправятся в поход, придется солнца; затмилась именно северная его
часто на пути страдать от беспрерывных, сторона.
ежедневных переходов и быть постоянно
подвергнутыми всякого рода приключени-
ям, приятным и неприятным, почему до-
стойные служители Христа нуждаются в Все дальнейшее, как то: поход Петра Пус-
тынника и славное шествие армии крестоносцев
очищении от всех мерзостей греха. ее борьба с неверными, взятие Антиохии, Иеру-
В то время, когда Папа торжественно салима и наконец описание Аскалонской битвы
проповедовал среди собора и настоятель- 12 августа 1099 г., составляет содержание де-
но убеждал детей Иерусалима освободить вятой книги; но этот текст нашего автора есть
не что иное, как сокращение истории Иеруса-
свою святую матерь, муж громкого имени лимского похода, написанной его другом Бальде-
Наимар (то есть Адемар), епископ Пюи, риком Дольским, который, в свою очередь, списал
встал со своего места в присутствии всех: его у двух современников-очевидцев1 .
приблизившись к апостолическому Папе,
он преклонил колено, просил дозволения
отправиться, умолял о благословении и, ко Historiae ecclesiastiace Libri XIII. Кн. I–XI.

1
См. продолжение ниже.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 67
Гвиберт Ножанский ных Господом; а потому мне нельзя было
сомневаться в том, что такая история мо-
жет быть написана также людьми самыми
СБОРЫ К ПОХОДУ невежественными, которых было угодно
И ПЕТР ПУСТЫННИК. Богу предназначить к тому. Если Бог руко-
1096 г. (около 1124 г.) водил своими служителями во время их
похода (то есть Первого крестового) среди
ИСТОРИЯ, НАЗЫВАЕМАЯ стольких препятствий и отклонял от них по-
GESTA DEI PER FRANCOS1
стоянно грозившие им опасности, то и я не-
и написанная преподобным владыкой поколебимо верю в то, что он даст мне по-
Гвибертом, аббатом монастыря знать истину совершившихся событий теми
св. Марии Ножанской средствами, какими заблагорассудит, и не
откажет мне в изящном слоге, соответст-
венно описываемому мной предмету. Это
Пролог2 правда, что история тех событий была уже
написана, но столь простым слогом и с та-
Предпринимая написать этот ничтож- ким частым нарушением правил граммати-
ный труд, я возлагал надежды не на свои ки, что она нередко надоедала читателю сво-
познания в светских науках, притом весьма им бессмыслием. Конечно, новость предме-
ограниченные, но на пример истории духов- та доставляет еще некоторый интерес тем,
ной. Духовная история, как я всегда пола- которые сами малообразованны и не обра-
гал, начертана единственно могуществом щают никакого внимания на достоинство
Божиим через посредство людей, избран- слога; я понимаю, что автор и не должен
был говорить иначе, обращаясь к такого
1
рода лицам. Но те, которые любят вкушать
То есть деяния Бога через франков.
2
Прологу предшествует еще небольшое послание
от яств красноречия, по выражению поэта,
автора епископу Суассонскому Лизиарду, которому или задремлют или улыбнутся, увидав пе-
он посвятил весь свой труд, в высокопарных по обы- ред собой небрежный рассказ о предмете,
чаю того времени выражениях своей преданности. требующем витиеватого слога, сжатый док-

ГВИБЕРТ (GUIBERTUS. 1053–1124). Аббат монастыря св. Марии в Ножане (abbas


monasterii S. Mariae Novigenti, ныне Nogent sous Couci) Гвиберт родился в Клермоне,
близ Бове и принадлежал к одной из знатных фамилий. Он был отдан в монастырь на
12 м году жизни; в 1104 г. его избрали аббатом монастыря св. Марии в Ножане, при
надлежавшем епархии г. Лана. Из сочинений Гвиберта особенно замечательны два:
«Historia Hierosolimitana quae dicitur Gesta Dei per Francos. Libri VIII. 1095–1100 a.», то есть
«Иерусалимская история, называемая Деяния Бога через франков. Книга VIII. 1095–
1100 гг.»; в прологе к ней автор сам обстоятельно излагает причины, побудившие его
взяться за труд, и свои источники. Это сочинение служит самым верным отражением
того, как понимали в Западной Европе современники Первого крестового похода зна
чение восточных войн. «De vita sua Libri III», то есть «Три книги своей жизни» – самая
полная автобиография, в которой собственно только первая книга относится к лицу
автора; вторая – излагает историю Ножанского монастыря, а третья – историю про
исхождения коммуны г. Лана. Это один из самых любопытных памятников XII в., напо
минающий собой позднейшие мемуары; особенно замечательна третья книга – един
ственное наглядное изложение истории происхождения коммун.
Издания: «Автобиография» – у Achery. Par., 1651; «Иерусалимская история» – там же
и у Bongars. Hanoviae. 1611. Переводы: франц. у Guizot. Collect. IX и X. Критика: у Зибе
ля. Geschichte d. erst. Kreuz. Düsseld. 1841, с. 33 и след.; и у Michaud. Biblioth. des
Croisades, I, с. 123 и след.
68 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

менее последую его примеру. Итак, я, ув-


леченный своей чрезвычайной дерзостью,
но побуждаемый к тому единственно при-
вязанностью к вере, решаюсь предать себя
на суд людей посторонних; быть может, най-
дут, что моя вторая попытка, со стремле-
нием поправить первую, оказалась сама
хуже первой. Но видя, как со всех сторон с
жаром начинают многие предаваться изу-
чению грамматики, а увеличивающееся чис-
ло школ делает то доступным для людей
самых невежественных, я считал для себя
стыдом не рассказать, если не так, как то
должно, то по крайней мере как для меня
возможно, о славе нашего времени, и оста-
вить историю под ржавчиной дурно изло-
женного сочинения. Видя, как Господь в
наши дни совершил чудесные дела, каких
не знало прежнее время, и как эти драго-
ценные камни покрылись постыдной пы-
лью, я не мог более переносить такого пре-
зрения и старался при помощи языка, ка-
Тамплиер (храмовник) в полном вооружении и кой только мог у меня найтись, извлечь эти
орденском плаще. Рисунок XIX в. богатства они драгоценнее всякого золота,
из тьмы забвения, в которое они были по-
вергнуты. Впрочем, предпринимая такой
лад дела там, где нужны широкоречивость труд, я увлекался не одним потоком своих
и изобретательное разнообразие, и когда собственных мыслей: при этом я уступил
предпринятая история влачится однообраз- также и требованию некоторых лиц, выра-
но, без всяких украшений; вообще образо- зивших мне свои живейшие желания. Одни
ванному читателю делается противной дер- хотели, чтобы я писал в прозе, но большая
зкая речь безрассудного писателя, когда он часть требовала, чтобы я изложил свой труд
поймет, что предмет должен был излагать- в стихах, зная, что в своей юности я преда-
ся в другой форме. Нет сомнения, что язык вался подобного рода упражнениям, и, мо-
оратора должен всегда соответствовать жет быть, более, чем то следовало. Но те-
предмету, который его занимает: так, воен- перь (около 1124 г.), придя в возраст более
ные события нужно излагать с некоторой зрелый и опытный, я не полагал, чтобы сле-
суровостью в словах; для божественных же довало подобный предмет описывать звуч-
предметов необходим слог более приятный ным языком поэзии и употреблять для того
и более спокойный. Если бы мои силы рав- музыку стихов; напротив, я имел убежде-
нялись моей воле, то мне следовало бы ние, что если найдется человек, кому соиз-
удовлетворить обоим тем условиям, так волит Бог ниспослать милость говорить
чтобы и кичливый бог войны (то есть Марс) прилично о таком предмете, то ему следу-
не встретил в моем рассказе ничего недо- ет выражаться слогом более важным, чего
стойного своих славных подвигов и чтобы до сих пор не делали историки походов в
в предметах священных благоразумие Мер- Палестину. Я сознаюсь, что уже тотчас по
курия не нашло чего-нибудь противного взятии Иерусалима (1099 г.), и с того вре-
важности, требуемой самим предметом. мени, как начали возвращаться домой при-
Быть может, я не выполнил на деле тех пра- нимавшие участие в этом великом походе,
вил, но при всем том не могу также одоб- я возымел мысль писать эту историю; неко-
рить того, что сделал тот писатель, а еще торые неблагоприятные обстоятельства за-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 69
ставили меня отложить намерение. Но так зать о намерениях, которые так сокровен-
как, наконец, по соизволению Бога – не ны, что человек, наиболее одаренный про-
знаю, с одобрения ли его – я нашел возмож- ницательностью, с трудом распознает их в
ность взяться за труд, то я приступил к сво- самом себе? Итак, пусть не обвиняют меня
ему благочестивому предприятию, и, может строго, если я ошибался по незнанию; ве-
быть, буду осмеян всеми; но я презираю личайшую хулу заслуживает только тот, кто
шумный смех и насмешки иных, лишь бы намеренно сплетает ложь или с целью обма-
мне, среди этих криков, удалось осущест- нуть, или по испорченности своих нравов.
вить обет, давно носимый мной в сердце.
Если найдется какой охотник до смеха, то Затем автор длинно объясняет принятую им,
пусть он, однако, не осуждает меня, трудив- хотя тривиальную, географическую номенклату-
шегося по мере сил и с добрым намерени- ру, но более доступную для публики того време-
ем, пусть не осуждает поспешно моего язы- ни, нежели ученая номенклатура древних геогра-
фов; так, он объявляет, что вместо Кавказ у него
ка, а если уже он решительно недоволен им, употреблено Корозан, турки вместо парфяне. В
то пусть, отложив в сторону пустой спор на заключение пролога автор указывает на другие
словах, поправит то, что у меня сделано недостатки своего труда и заканчивает так:
худо и даст нам образчик хорошего пись-
ма. Если кто-нибудь меня обвинит в том, Я долго колебался относительно имени
что я иногда темно выражаюсь, то пусть он епископа города Пюи (то есть Адемара, на-
подумает, не свидетельствует ли он тем о местника Папы в первом Крестовом походе);
ничтожестве своей способности понимать; только в конце своей работы я наконец разуз-
ибо я имею уверенность, что во всем моем нал то, а в экземпляре книги, которую я имел
сочинении нет ничего такого, что подало бы у себя, этого имени не было. Да будет мой
повод человеку, сколько-нибудь сведущему читатель снисходителен к недостаткам моего
в литературе, сделать мне подобный упрек. слога, так как я положительно имел время
Имея в виду своей историей послужить об- только продиктовать, а потому не мог пере-
разцом другим – не знаю, быть может, ска- смотреть своих табличек (ceris) и, как что
жут: порчей,– я полагал необходимым сна- было, с помарками, заносил на пергамент
чала изложить причины и обстоятельства, (membranis). Я дал заглавие своему сочине-
вынудившие к такому походу, как я слышал нию такое, которое не имеет притязаний, но
о том, и затем я приступил к самому рас- послужит во славу народа: «Dei gesta per
сказу событий. Частое разногласие, кото- Francos» (Дела Бога через франков.)
рое заметят между мной и автором, писав-
шим до меня, которому я следовал, про-
изошло оттого, что я черпал свои сведения Начинается книга первая
из рассказов людей, участвовавших в похо-
де. Сравнивая рассказ той книги со слова- I. Есть некоторые между смертными, ко-
ми очевидцев, я убедился в их противоре- торые, хотя не всегда, но иногда имеют дур-
чии; если я что прибавил, то единственно ную привычку превозносить прошедшие
что слышал от очевидцев или в чем убедил- века и осуждать все деяния людей новейше-
ся сам. Если окажется, что мне рассказыва- го времени (modernorum facta). Без сомне-
ли иначе, чем то было в действительности, ния, у древних можно прославлять их бла-
то тщетно коварный критик станет обвинять годенствие, основанное на умеренности, и
меня во лжи, ибо я могу призвать Бога в деятельность, направляемую мудростью; но
свидетели, что я не сказал ничего с намере- ни один рассудительный человек не подума-
нием обмануть. Удивительно ли, что мы ет каким-нибудь образом поставить доблес-
впадаем в обман, рассказывая события по ти нашего времени ниже того счастья исклю-
показаниям других, если мы не в состоянии, чительно мирского. Если, с одной стороны,
не говорю, выразить словами, но спокойно безупречная доблесть отличала древних, то,
отдать отчет самим себе в собственных мыс- с другой стороны, она не иссякла и в нас,
лях и поступках? Что же после того ска- живущих в конце веков. Справедливо про-
70 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

славляют деяния, совершенные в древние ми, так он и ныне существует и управляет


времена, из уважения к юности той эпохи, людьми нового времени. В прежние време-
но еще большей славы заслуживают подви- на короли, князья, диктаторы, консулы со-
ги людей простых, приведшие к такому бле- бирали тучи народов, чтобы наносить войну
стящему результату (то есть взятию Иеру- повсюду, и силой своих указов поднимали
салима), в то время, когда мир падал в рас- со всех сторон и у всех народов многочис-
слаблении. Мы приходим в восторг от того, ленные армии. Но люди, составлявшие эти
как прославлялись чуждые нам государства армии, собирались под влиянием страха. Что
своими великими войнами; мы изумляемся же сказать о тех, которые в наше время, от-
сценам резни, произведенной Филиппом правившись без руководителя, без верховно-
(Македонским) и его кровавым победам, ког- го вождя, по одному внушению Бога, не толь-
да человеческая кровь лилась реками; мы ко переступили пределы родины и государ-
превозносим в высокопарных выражениях ства, из которого они происходили, но
неистовство (rabiem) Александра (Велико- проникли через множество обитавших наро-
го), разлившееся от очага Македонян (de дов и говоривших различными языками, и от
camino Macedonum) по всему Востоку; и о последних пределов Британского океана (Ат-
силах Ксеркса при Фермопилах и Дария (Ис- лантического) пронесли свое оружие и па-
таспа) в борьбе его с Александром, судим латки до самого центра земли? Я говорю так
по количеству бесчисленных покоренных о несравненной победе, одержанной недав-
ими народов. У Трога Помпея и у других зна- но в Иерусалимском походе (то есть Первом
менитых писателей мы удивляемся гордыне крестовом, 1096 г.), победе столь достослав-
халдеев, упрямству греков, мерзостям егип- ной в глазах каждого, кто не потерял рас-
тян, бродячей жизни жителей Азии; мы смот- судка, что мы не можем достаточно восхи-
рим на древние учреждения римлян, как на щаться, видя, что наш век прославился так,
нечто полезное общественным интересам го- как то не удавалось прошедшим временам.
сударства и содействовавшее увеличению их Наши современники не были побуждаемы к
могущества. И однако, если бы кто захотел своему предприятию своекорыстием или
основательно исследовать характер тех раз- жаждой расширить пределы своих владений,
личных времен, то, конечно, найдутся при- чем обыкновенно руководятся и руководи-
чины восхвалять отвагу живших в ту пору лись всегда разносившие войну повсюду, так
людей, но в то же время есть причины по- что к ним можно применить те слова поэта:
крыть бесславием то неистовство, с которым
они везде разносили войны, не имея другой Quis furor, o cives, quae tanta licentia ferri
цели, как порабощение мира. Всмотримся Gentibus invisis proprium praebere cruorem?
ближе и внимательнее в эти потоки грязи
прошедших веков, на которые мы взираем и также другие;
только издалека, и тогда мы убедимся, гово-
ря шутливым языком одного короля, что наш Bella geri placuit nullos habitura triumphos.
маленький палец толще целой спины наших
предков и что мы их прославляем более, не- Если бы они брались за оружие для за-
жели то благоразумно делать. Действитель- щиты свободы или общественного дела, то,
но, если мы исследуем со тщанием войны без сомнения, нашли бы себе оправдание в
язычников, если мы обратимся к истории такой причине; ибо, когда вторжение языч-
государств, опустошенных их оружием, то ников или варваров угрожает опасностью, то
мы увидим, что ни их усилия, ни их успехи ни один рыцарь не может по справедливос-
не могут быть сравнены с тем, чем просла- ти отказаться от боя; при отсутствии же та-
вило наших Божеское милосердие. Мы зна- ких причин война делается законной, если
ем, что Бог был превознесен еврейским на- ее предпринимают на защиту святой церк-
родом; но мы имеем неопровержимые дока- ви. Но так как люди давно перестали вооду-
зательства и тому, что Иисус Христос, как шевляться такими благочестивыми стремле-
он прежде жил и управлял нашими предка- ниями, и их сердца воспламенены необуздан-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 71
ной жаждой приобретения, то Бог воздвиг-
нул в наше время священные войны, чтобы
дать новые средства спасения и рыцарям, и
народам, которые, по примеру древних языч-
ников, раздирали друг друга и избивали, и
не вынуждать их, для отречения от света, к
посвящению себя, по принятому обычаю,
монастырской жизни или другим религиоз-
ным обязанностям; таким образом, остава-
ясь при своих привычках и исполняя обыч- Монета императора Генриха V (1106–1125 гг.)
ные должности, люди могли до некоторой
степени заслужить Божеское благоволение.
Вследствие подобных внушений Бога мы и оставляет отеческий дом и семью и, очища-
видели, как взволновались все нации и, зак- ясь новыми помыслами, принимает новые
рыв свое сердце для всех других влияний нравы. И у них (то есть крестоносцев) не
привычки и привязанности, удалились в из- было короля, ибо всякий верный считал Бога
гнание, чтобы ниспровергнуть врагов име- своим руководителем и смотрел на себя, как
ни Христа и выйти из латинского круга на его союзника; никто не сомневался в том,
(orbem latinum excedere) и из пределов изве- что Господь ему предшествует; поздравля-
стной земли, притом с таким жаром и радо- ли себя с тем, что путь предпринимается по
стью, какие никогда не обнаруживаются его воле и вдохновению, и радовались в на-
людьми, отправляющимися на пиршество дежде иметь Господа помощником и утеши-
или торжественный праздник. Никто не об- телем в нужде. То движение инстинкта, ко-
ращал внимания ни на почести знатных, ни торое побуждает саранчу выходить толпами,
на владение замками и городами; пренебре- чем оно может быть у людей, как не добро-
гали самыми красивыми женщинами, как за- вольным стремлением, которое направляет
сохшим и безжизненным цветком; залоги многочисленнейшие народы к преследова-
брака, в прежнее время более ценные самых нию одной и той же цели? Хотя, по-види-
дорогих камней, становились предметом от- мому, приглашения со стороны апостольс-
вращения; и при этом внезапном изменении кого престола были обращены исключи-
воли каждый охотно предавался предприя- тельно к народу франков, но какой народ,
тию, к которому никто не мог принудить си- живущий под христианским законом, не вы-
лой, ни склонить убеждением. Ни один ду- ступил толпами, и, считая себя наравне с
ховный не имел надобности говорить в цер- франками обязанным перед Богом, не упот-
квах, чтобы воодушевлять народ к походу, ребил всех усилий для присоединения к ним
ибо каждый давал обет отправиться в путь и участия в их опасностях? Тут видели и
дома или на улице и ободрял других своими шотландцев, свирепых у себя, но не знав-
речами и примером. Все выражали один и ших внешней войны, с голыми ногами, об-
тот же жар, и люди, лишенные всяких леченных в шерстяную хламиду, с котом-
средств, по-видимому, находили их так же кой за плечами; они явились толпой от пре-
легко, как и те, которые, продав свои огром- делов своей туманной родины, и эти люди,
ные имущества и долгим временем накоп- оружие которых возбуждало смех по срав-
ленные богатства, запасались большими нению с нашим, спешили к нам помочь сво-
средствами. Так исполнялись со всей точно- ей вере и исполнить обет. Клянусь Богом, я
стью слова Соломона: «Саранча не имеет слышал, что в одну из наших гаваней при-
царя, а ходит строем» (Прит., XXX, 27). Ос- были люди какой-то неизвестной варвар-
таваясь в своей неправде окоченелой и за- ской нации, говорившие языком до того не-
стывшей, она не может сделать ни скачка, понятным, что они, не имея возможности
ни другого доброго дела; но пригретая лу- объясниться, складывали пальцы в форме
чом солнца правды, саранча пускается лётом креста, чтобы тем дать понять, что и они
вследствие одного природного побуждения, намерены отправиться в поход за дело
72 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

веры1. Впрочем, я буду еще иметь случай го- чего, или почти ничего, чтобы удовлетворить
ворить о том с большими подробностями. Те- своим потребностям. Большое число бедных
перь же займемся рассмотрением положения пыталось кормиться корнями диких расте-
церкви Иерусалимской, или Восточной, ка- ний, и так как хлеб был очень редок, то они
ково оно было в ту эпоху. искали повсюду новых средств к пропита-
нию, чтобы заменить испытываемое ими ли-
Последние главы первой книги (II–IV) посвяще- шение. Самые важные люди подвергались
ны автором описанию в общих чертах положения угрозам бедности, на которую все жалова-
Востока перед началом Крестовых походов; автор
видит главную причину бедствий восточных хрис-
лись, и каждый, видя, как терзается голодом
тиан в том, что они удалились от Латинской цер- бедный народ, осуждал себя на крайнюю бе-
кви и распались на множество ересей, к числу ко- режливость, в страхе расточить свои богат-
торых он относит и учение Магомета (Mathomus); ства излишней роскошью. Вечно ненасытные
он рассказывает ходившие слухи о Магомете, его скупцы радовались времени, благоприятно-
деятельности и пожрании его свиньями; наконец, в
заключение говорит о просьбе греков помочь им и му для их бесчеловечной жестокости, и, бро-
о коварстве императора Алексея. сая взгляды на старые запасы накопленного
хлеба, делали каждый день новые расчеты
той суммы, которую они присоединят к пре-
Книга вторая жним кускам золота, по продаже своего хле-
ба. Таким образом, когда одни испытывали
В первых пяти главах автор, перейдя внезап- тяжкие страдания, а другие предавались рас-
но от Востока к Западу, говорит о Папе Урбане, четам корысти, которая подобно «бурному
о покорности папскому престолу Франции, о со-
противлении ему со стороны Германии и нако- дуновению сокрушает на море корабли»
нец приводит приблизительно речь Урбана II на (Пс., 47, 8), Христос занимал сильно умы
Клермонском соборе. всех, и тот, кто освобождает скованных це-
пями из драгоценных камней, разрушил и
VI. По закрытии Клермонского собора – оковы жадности, спутывавшие людей в этом
а собор был созван в ноябре (1095 г.), в отчаянном положении. Как я сказал, каждый
восьмой день после праздника св. Марти- уменьшил, как можно более, свое потребле-
на – по всем провинциям пронеслась молва ние в такое голодное время; но едва Хрис-
о нем, и едва только куда-нибудь достигали тос внушил этим бесчисленным массам лю-
повеления Папы, люди сами шли к своим со- дей намерение пойти в добровольное изгна-
седям и родственникам, убеждая предпри- ние, немедленно обнаружились богатства
нять «путь Господень», как называли тогда большей части из них, и то, что казалось до-
ожидаемый поход. Высшие графы были за- рого в спокойное время, продавалось по са-
няты той же мыслью; желание выступить мой низкой цене, когда все тронулись с мес-
овладело и низшим рыцарством; даже бед- та для предпринятия того пути. Так как мно-
ные были до того воспламенены рвением, что гие торопились окончить свои дела, то
никто не обращал внимания на скудость сво- произошло удивительное явление, которое
их доходов и не спрашивал себя, может ли послужит образчиком внезапного и неожи-
он оставить свой дом, виноградники и поля. данного падения всех цен: за денарий мож-
Всякий считал долгом продать лучшую часть но было купить семь овец. Недостаток хле-
имущества за ничтожную цену, как будто бы ба превратился в изобилие, и каждый, забо-
он находился в жестоком рабстве или был тясь всеми средствами собрать более или
заключен в темницу и дело шло о скорей- менее денег, продавал все, что имел, не по
шем выкупе. В ту эпоху был всеобщий го- его стоимости, а за все, что давали, лишь бы
лод; даже богатые испытывали крайнюю не оставаться последним в предпринятом
нужду в хлебе, и некоторые из них, имея на- пути Божием. Таким образом, в то время
добность приобрести многое, не имели ни- произошло изумительное явление: все поку-
пали дорого и продавали дешево; при всеоб-
щем стремлении дорого покупалось все, что
1
Это были скандинавы. было необходимо для дороги, а то, чем сле-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 73
довало покрыть издержки, продавалось весь- исходило в нашей стране. Я разузнал о нем,
ма дешево. В прежнее время темницы и пыт- что он был, если не ошибаюсь, из города
ки не могли бы вырвать силой того, что те- Амьеня (Ambianensis) и вел сначала жизнь
перь отдавалось за безделицу. Но вот еще пустынника под одеждой монаха, не знаю, в
одно обстоятельство не менее забавное: мно- какой именно части Верхней Галлии (ныне
гие из тех, которые не имели ни малейшего Северная Франция). Выйдя оттуда, не знаю,
намерения отправиться, шутили и смеялись с каким намерением, он, как мы видели, хо-
над теми, которые продавали свои вещи так дил по городам и селам и повсюду пропове-
дешево, и утверждали, что им предстоит жал- довал. Народ окружал его толпами, прино-
кий путь и что еще более жалкими они вер- сил ему дары и прославлял его святость с
нутся домой; а на другой день эти же самые таким усердием, что я не помню, чтобы ког-
люди, одержимые внезапно тем же желани- да-нибудь и кому были оказаны такие почес-
ем отдавали все свое имущество за ничтож- ти. Петр обнаружил большое великодушие
ные деньги и шли вместе с теми, над кем при раздаче имущества, которым наделяли
только что смеялись. Что сказать о детях и его. Он возвращал мужьям их жен, потеряв-
старухах, приготовлявшихся идти на войну? ших честь, присоединяя к этому дары, и вос-
Кто исчислит дев и старцев, подавленных тя- становлял мир и согласие между людьми,
жестью лет? Все воспевают войну, если не поссорившимися с властью. Все, что он ни
все принимают в ней участие; все ждут му- делал, ни говорил, обнаруживало в нем бо-
ченичества, на которое они идут, чтобы пасть жественную благодать; так что многие вы-
под ударами мечей; и говорят: «Вы, юноши, дергивали шерсть из его мула, чтобы хранить
вступайте в бой, а нам да будет позволено то как святые останки: я рассказываю это не
заслужить перед Христом своими страдани- потому, что считаю истиной, но больше для
ями». И так как они были вдохновлены пла- простых людей, которые любят все новень-
менным желанием приобрести Бога, хотя и кое (quod nos non ad veritatem, sed vulgo
не имели в себе света науки, то Бог, увенчи- referimus amanti novitatem). Он носил на го-
вающий часто счастливым успехом самые лом теле шерстяную тунику, на голове ка-
безрассудные предприятия, дал спасение и пюшон (cucullus) и сверх всего грубую ман-
этим простодушным людям в награду за их тию до пят; руки и ноги оставались голыми;
добрые намерения. При этом случае можно хлеба он не ел или почти не ел, а питался
было увидеть самые забавные приключения, вином и рыбой. Этот-то человек, собрав мно-
вызывавшие смех: бедные, подковав быков, гочисленную армию, увлеченную отчасти
как то делают с лошадьми, запрягали их в общим потоком, а отчасти его проповедями,
двуколые телеги, на которых помещались их решился направить свой путь через землю
небольшие пожитки вместе с малолетними венгров.
детьми, и тащили все это за собой; когда эти
дети видели перед собой замок или город, то В последующих главах до конца второй книги
автор рассказывает о печальном исходе похода
поспешно спрашивали, не Иерусалим ли это, первых крестоносцев и говорит о приготовлени-
к которому они идут. ях князей, принявших участие в Первом кресто-
вом походе.
В небольшой седьмой главе автор делает от- Книга третья и последующие до шестой вклю-
ступление, чтобы сказать несколько общих слов чительно излагают историю похода до появления
о печальном внутреннем состоянии Франции. крестоносцев под стенами Иерусалима, в седьмой
и последней книге автор описывает взятие Иеру-
VIII. Пока князья, нуждавшиеся в служ- салима, правление Готфрида и начало царствова-
бе людей, составлявших их свиту, продол- ния его брата Балдуина I; в заключение этой кни-
жительно и мешкотно собирались в дорогу, ги он присоединяет отрывочные дополнения к
прежнему изложению, по мере того как являлись
чернь, бедная средствами, но богатая числом, к нему новые пилигримы с новыми рассказами,
собралась около одного человека, называв- которых он не успел включить в текст.
шегося Петром Пустынником, и изъявила
ему повиновение, как своему вождю, по Gesta Dei per Francos. Lib. VII. Ed.
крайней мере на то время, пока все это про- Bongars. 1611. Кн. I и II.
74 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ИЗ АВТОБИОГРАФИИ твой служитель, который превзошел свой


ГВИБЕРТА НОЖАНСКОГО: век, изумительной мудростью и беспредель-
ными познаниями: вследствие того при по-
ДОМАШНЕЕ ВОСПИТАНИЕ мощи щедрой благостыни она не раз умоля-
ТОГО ВРЕМЕНИ ла своего духовного отца, чтобы он, одарен-
И МОНАСТЫРЬ. 1053–1104 гг. ный тобой всякими познаниями, вдохновил
и мое сердце жаждой наук. С того времени я
(около 1124 г.) начал обучаться грамоте; едва я успел усво-
ить себе первые начала, как моя мать, в сво-
Книга первая ей жажде образовать меня, решилась пору-
чить то учителю грамматики.
В первых трех главах автор, оставивший нам Незадолго перед этим, да даже еще и
описание собственной жизни, которое охваты- теперь, учителя грамматики были так ред-
вает вторую половину XI в. и начало XII в., по ки, что почти ни одного нельзя было найти
обычаю того времени начинает обращением к
Богу, говорит об отношениях Божества к чело- в селах, и в городах с трудом отыскивались
веку, кается в своих прегрешениях и исчисляет немногие, притом и эти были столь слабы в
все благодеяния Господа, которыми он был осы- науке, что их невозможно и сравнивать с
пан и в числе которых на первом месте стоит теми грамотеями (clericis), которые ныне
то обстоятельство, что у него была благочес-
тивая мать, не увлекавшаяся при своей красо-
странствуют по селам. Мой же учитель,
те обольщениями мира, и в заключение расска- которому мать поручила меня, сам учился
зывает ее тяжелые роды, что побудило отца грамматике в позднем возрасте и был тем
дать обет Богу посвятить новорожденного – а менее знаком с этой наукой, что обучался
это и был наш автор,– монастырской жизни. ей слишком поздно; но он был столь скро-
мен, что эта добродетель вознаграждала
IV. Родившись таким образом, как то ему слабые познания. Через посредство не-
рассказано мной, едва я начал понимать удо- которых из клериков, которые под именем
вольствие, доставляемое детскими игруш- капелланов отправляли у моей матери Бо-
ками, как ты, о Боже милосердый, должен- жественную службу, она просила его при-
ствующий заменить мне место отца, сделал нять на себя занятия со мной: он же в то
меня сиротой. Только что прошел восьмой время занимался с одним из моих двоюрод-
месяц от моего рождения, как мой отец по ных братьев; жил в замке вместе с ним у
плоти скончался; и при этом я должен, Гос- его родственников и был им весьма необ-
поди, благодарить тебя, что ты допустил его ходим; хотя он и был тронут просьбами
умереть с христианскими чувствами, ибо моей матери и расположен к ней за ее доб-
он, если бы остался в живых, непременно родетели и чистоту нравов, но он не решал-
воспротивился бы видам твоего помысла на ся удалиться от моих родственников в опа-
меня. И так как развитие моего роста и ес- сении их оскорбить и переехать к моей ма-
тественная живость младенца казались ему тери. Одно видение, о котором я расскажу,
предназначенными более для светской жиз- положило предел его колебаниям.
ни, то никто не сомневался в том, что лишь Ночью, когда он лежал в своей комнате
только наступит время для меня занимать- – я помню очень хорошо, эта была та самая
ся науками, отец уничтожит данный им обет. комната, в которой все учившиеся у него
Но ты, премудрый устроитель всего, ты спа- собирались в замке,– тень какого-то старца
сительно распорядился обоими нами, и я не с седой головой и наружностью, внушаю-
лишен познания твоих заповедей, и отец не щей уважение, остановилась на пороге, дер-
нарушил данного тебе обещания. жа меня за руку и, по-видимому, имея на-
Между тем та, которую ты оставил вдо- мерение ввести в комнату. Действительно,
вой, воспитывала меня с самыми нежными этот старец, остановившись при входе и
заботами. Наконец она избрала день св. Гри- указывая мне на маленькую кровать, на ко-
гория, чтобы отдать меня в обучение. Она торой тот держал свои вещи, сказал мне:
слыхала, Господи, что есть один святой муж, «Подойди к этому человеку, ибо он должен
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 75
очень любить тебя»; сказав это, он отпус-
тил мою руку и позволил отойти от себя; я
подбежал к тому, на кого он мне показал и
так расцеловал его, что он проснулся. С тех
пор он почувствовал ко мне такую привя-
занность, что без дальнейшего колебания и
страха оскорбить моих родственников, ко-
торым он вместе со всеми своими был впол-
не предан, согласился наконец переехать к
моей матери.
Ребенок, которого он воспитывал до
того дня, был очень красив собой и хоро-
шего рода; но он имел такое отвращение к
наукам, был так неспособен к обучению,
столь лжив для своего возраста, с такой на-
клонностью к воровству, что, несмотря на
весь надзор за ним, он никогда не был за
работой и проводил целые дни, спрятав-
шись в виноградниках. Получив отвраще-
ние к такому испорченному ребенку, прель-
щенный дружбой, которую выражала ему
моя мать, и особенно побуждаемый виде-
нием, о котором я говорил выше, он бро-
сил заниматься воспитанием того ребенка
и весьма основательно освободился от гос-
под, в зависимости от которых жил до того
времени; но все это не прошло бы ему да-
ром, если бы его не спасло уважение, Посох аббатов Клервоских. Лиможская работа
которым пользовалась моя мать, и ее вли- XII в. Париж. Музей Клюни
яние.
V. С той минуты как я был отдан ему на
руки, он назидал меня с такой чистотой, так нуждали следовать такому жестокому пра-
искусно ограждал меня от всех пороков, вилу; редко давалось мне несколько минут
которыми обыкновенно сопровождается отдохновения и никогда я не имел целого
младший возраст, что я был тем избавлен дня, всегда одинаково подавленный тяжес-
от беспрерывных опасностей. Он меня не тью труда; мой учитель обязался учить толь-
пускал никуда от себя; я не мог отдыхать ко меня и не имел права заниматься ни с
нигде, как только подле матери, ни полу- кем другим.
чать подарков без его позволения. Он тре- Каждый, видя, как он побуждает меня к
бовал от меня, чтобы я действовал с осто- труду, надеялся сначала, что такие чрезвы-
рожностью, точностью, вниманием, тщани- чайные упражнения изощрят мой ум; но эта
ем, так что, казалось, он желал, чтобы я вел надежда скоро уменьшилась, ибо мой учи-
себя, не только как клерик, но как монах. тель был очень неискусен в чтении стихов
Действительно, в то время, когда мои свер- и сочинении их по всем правилам. Между
стники бегали там и сям в свое удовольствие тем он осыпал меня почти каждый день гра-
и имели позволение время от времени поль- дом пощечин и пинков, чтобы заставить си-
зоваться своей свободой, я, оставаясь веч- лой понять то, что он никак не мог растол-
но на привязи, укутанный, подобно клери- ковать сам.
ку, смотрел на толпу играющих, как суще- Я мучился в этих бесплодных усилиях
ство, поставленное выше их. Даже по почти 6 лет, не достигнув никаких резуль-
воскресеньям и по праздникам меня при- татов своего учения; но зато в отношении
76 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

правил морали не было минуты, которой бы лант к обучению, как он полагал, то я, как
мой наставник не обращал в мою пользу. По и всякий другой ребенок, понял бы легко
части скромности, стыдливости, хороших каждое толковое объяснение. Но так как он
манер он употребил весь труд, всю нежность, выражался с трудом, то часто и сам не по-
чтобы я проникся этими добродетелями. нимал того, что силился объяснить; враща-
Только дальнейший опыт уяснил мне, в ка- ясь в кругу тесных и простых понятий, он
кой степени он превышал всякую меру, ста- не отдавал себе ясного отчета и даже не по-
раясь для моего обучения держать меня в нимал, что говорил, почему совершенно на-
постоянной работе. Я не буду говорить об прасно вдавался в рассуждения. Действи-
уме ребенка, но и взрослый человек, чем его тельно, его ум был до того ограничен, что
более лишают отдыха, тем он более тупеет; если он что дурно понял, учась в позднем
чем он с большим упорством предается ка- возрасте, как я выше сказал, то ни за что не
кому-нибудь труду, тем силы его более ос- решался отказаться от своих прежних по-
лабевают от излишка работы, и чем сильнее нятий, и если ему случалось высказать ка-
принуждение, тем жар его скорее остывает. кую-нибудь глупость, то, считая себя непо-
Таким образом, необходимо щадить наш грешимым, он поддерживал ее и в случае
ум, утомленный и без того оболочкой на- надобности защищал кулаками; но я думаю,
шего тела. Даже и на небе устанавливается он мог бы легко не впадать в такую ошиб-
правильно тишина ночи именно потому, что ку... (пропуск в манускрипте) ибо, как вы-
в этой жизни наши силы не могут оставать- разился один ученый, для ума, не довольно
ся совсем без отдыха и нуждаются иногда в еще укрепленного наукой, нет большей сла-
созерцательном состоянии: точно так же и вы, как говорить только о том, что знаешь,
дух не может быть в вечной подвижности, и молчать о том, чего не знаешь.
каково бы ни было дело, которым он занят. Обращаясь со мной столь жестоко толь-
Вот почему, какому занятию мы ни были ко потому, что я не знал того, что было ему
бы преданы, я полагаю, необходимо разно- самому неизвестно, он должен был бы по-
образить предмет нашего внимания, чтобы нять, как несправедливо требовать от сла-
дух, переходя от одного предмета к друго- бого ума ребенка того, что не было в него
му, возвращался обновленным и свежим к вложено. Как умный человек с трудом мо-
любимой работе; чтобы наша природа, лег- жет понять, а иногда и совсем не понимает
ко утомляющаяся, находила в перемене слов дурака, так и те, которые, не зная на-
труда род некоторого облегчения. Припом- уки, утверждают, что они знают ее и хотят
ним, что и Бог не дал времени одну и ту же еще учить других, запутывают свою речь по
форму и захотел, чтобы его превращения: мере того, как они стараются сделать себя
дни и ночи, весна, лето, зима и осень слу- более понятными. Нет ничего труднее, как
жили человеку отдохновением. Итак, пусть рассуждать о том, чего не знаешь: темно и
тот, кто берется быть учителем, обратит для себя, и для того, кто слушает, так что
внимание на то, чтобы распределять обязан- оба столбенеют. Все это, Господи, я говорю
ности детей и юношей, воспитание которых не для того, чтобы запятнать имя друга столь
возложено на него; ибо я не думаю, чтобы дорогого для меня, но чтобы каждый, читая
их должно вести иначе по сравнению с теми, наш труд, понял, что мы не должны выда-
ум которых взрос и окреп. вать другим за верное то, что существует в
нашем воображении, и не должны покрывать
Мой учитель питал ко мне гибельную сомнительного мраком своих догадок.
дружбу, чрезмерная его строгость достаточ- VI. Хотя мой учитель держал меня очень
но обнаруживалась в несправедливых побо- строго, но во всех других отношениях он
ях, которыми он меня наделял. С другой сто- показывал всеми средствами, что любит
роны, точность, с которой он наблюдал за меня, как самого себя. Он занимался мной
каждой минутой работы, превышала всякое с такой заботливостью, так внимательно
описание. Он бил меня тем несправедливее, следил за моей безопасностью, что ничто
что, если бы у него был действительно та- враждебное не достигало меня, с таким вни-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 77
манием он ограждал от влияния дурных одеяние. Когда же я с пренебрежением от-
нравов людей, окружавших меня, так мало верг подобное предложение, твоя достой-
позволял матери заботиться о блеске моей ная служительница, о Господи, выслушала
одежды, что, казалось, он исполнял обязан- свое несчастье с такой признательностью и
ности не воспитателя, а отца, и беспокоил- столь радостно ожила духом, что сама пе-
ся не о моем теле, а о душе. И я испытывал редала мой ответ моему наставнику. Оба
к нему такое чувство дружбы, хотя и был они пришли в восторг, что я обнаружил
для своего возраста несколько тяжеловат и столь пламенную преданность знанию, ко-
робок, и хотя иногда моя нежная кожа но- торому посвятил меня мой отец; с большой
сила без всякой причины на себе следы пле- быстротой я изучил науки, не отказывался
ти, что не только не питал к нему страха, от церковных обязанностей, когда того тре-
естественного в том возрасте, но забывал бовало время или дело, даже предпочитал
всю жестокость и повиновался ему с непод- их еде. Но так это было только в то время.
дельной любовью. Вот почему мой учитель Ты же, Господи, знаешь, как впоследствии
и моя мать, видя, какое оказывал я почте- я изменился в своих намерениях, с каким
ние им обоим, старались делать опыты, что- отвращением я ходил на церковную служ-
бы убедиться, кого я больше слушаюсь, и бу, и только побои могли меня к тому при-
давали мне вместе приказания. Но вскоре нудить. В те же времена, о Боже, у меня
представился им случай, независимо от их было, без сомнения, не религиозное чув-
намерения, решить этот вопрос окончатель- ство, вытекавшее из души, но каприз ребен-
но. Однажды, когда меня побили в школе – ка, которым я увлекался. Когда юность раз-
школой же называлась одна из комнат на- вила во мне дурные семена, которые я но-
шего дома, ибо мой учитель, взявшись вос- сил в себе от природы, и внушила мне
питывать меня одного, оставил всех преж- помыслы, разрушившие все прежние наме-
них своих учеников, как того требовала моя рения, моя наклонность к благочестию со-
рассудительная мать, согласившись, впро- вершенно исчезла. Хотя, о Боже, в ту эпо-
чем, увеличить его жалованье и дав ему зна- ху, твердая воля или, по крайней мере, по-
чительную прибавку, – прекратив на не- добие твердой воли, по-видимому,
сколько часов вечером мои занятия, я сел возбуждала меня, но вскоре она пала, из-
на колени своей матери, жестоко избитый вращенная самыми пагубными помыслами.
и наверно более, чем заслуживал. На обыч- VII. Моя мать употребляла все средства,
ный вопрос моей матери, били ли меня в какие от нее зависели, чтобы доставить мне
этот день, я, не желая выдать учителя, ут- церковную бенефицию (то есть доход с цер-
верждал, что нет. Но она, заворотив против ковных имений). Но подобное желание было
моей воли ту часть одежды, которую назы- не только неблагоразумно, но даже преступ-
вают рубашкой, увидела, что мои ручонки но. У меня был младший брат, рыцарь и
все почернели и кожа на плечах вздулась и гражданин города Клермона, находящегося
распухла от розог. При этом виде, жалуясь, в двух... (пропуск нескольких слов в мануск-
что со мной обращаются так дурно в не- рипте)... перед замком, который стоит меж-
жном возрасте, она воскликнула со слеза- ду Компьенем и Бове. Мой брат ожидал по-
ми, в смущении и вне себя: «Я не хочу боль- лучить деньги от сеньора того места, не
ше, чтобы ты был клериком и чтобы для знаю, в качестве ли дара или феодальной по-
знакомства с науками тебе приходилось винности; но так как сеньор медлил с упла-
испытывать подобное обращение». При той за недостатком денег, то, как я догады-
этих словах, смотря на нее с гневом, как ваюсь, некоторые из моих родных пожелали
только мог, я ей отвечал: «Если бы мне при- дать мне (автору было в то время около 12
шлось умереть, то я не перестану учиться, лет) место каноника, в виде пребенды, при
чтобы сделаться клериком». Действитель- той церкви, которая в противность канони-
но, она мне обещала, как только я приду в ческим декретам находилась в его власти, с
возраст и пожелаю того, сделать меня ры- тем, чтобы брат перестал мучить его день-
царем и доставить мне оружие и прочее гами, которые он был ему должен.
78 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

принятому порядку в свете с такой силой,


что он, не опасаясь упреков за свой соб-
ственный разврат, не прекращал яростные
нападки против женатого духовенства.
Найдя случай быть мне полезным на
счет одного богатого священника, он, как
говорят, ходатайствовал у владельца замка
– на него же он имел большое влияние по
причине услуг, которые мог ему оказать,–
чтобы этот пригласил меня, пользуясь от-
сутствием духовенства и не призывая его в
собрание, и дал мне инвеституру на долж-
ность каноника; владетель же замка с со-
гласия епископа и в противность всякому
праву и закону исправлял весьма некстати
обязанности аббата той церкви; не будучи
сам каноником, он требует от каноников ис-
полнения канона. В ту эпоху нападали не
только на браки духовных первых трех ор-
денов и каноников, но и считали преступ-
ным всякую покупку церковных должнос-
тей, даже бенефиций без паствы, как-то: пре-
Рыцарь и оруженосец. С миниатюры XII в. бенды, обязанности регента хора, главы
капитула и других того же рода, а потому
не только лица, имевшие важные должнос-
В ту эпоху (около 1065 г.) только что ти, но и такие, которые занимались внут-
вышло определение апостольского престо- ренними делами аббатства или держали сто-
ла против женатого духовенства; и вслед- рону клерика, потерявшего свою пребен-
ствие того на женатых поднялась такая буря ду,– одним словом, большое число моих
со стороны завистливых клериков, что они современников начали роптать по поводу
с яростью требовали, чтобы женатые духов- симонии и отлучений, известие о которых
ные были лишены церковных бенефиций и только что распространилось в то время.
чтобы им было запрещено отправлять тре- Священник, пребенда которого была отда-
бы. При таком стечении обстоятельств пле- на мне и который имел жену и не желал от-
мянник моего отца, человек, стоявший казаться от нее, несмотря на отлучение,
выше всех своих и по могуществу, и по об- перестал, однако, служить обедню. Так как
разованности, предавался столь постыдно он ставил свою плоть выше Божественной
распутству, что не желал ни с кем связы- литургии, то и был справедливо наказан,
вать себя брачными узами. По поводу того хотя думал освободиться от наказания воз-
канона он напал с яростью на женатое ду- держанием от священнодействия. Лишен-
ховенство, как будто особенное чувство ный звания каноника, он, однако, служил
стыдливости вынуждало его вооружаться обедню, где бы ему ни вздумалось, и при-
против брака. Так как он был светский и не том держал при себе жену. В то время рас-
мог быть удержан никакими законами, то пространился слух, что он во время служ-
чем более он давал себе свободы, тем бо- бы отлучил от церкви мою мать и все ее
лее ею злоупотреблял. Действительно, он семейство. Тогда моя мать, робея всегда
никогда не вступал в брачные узы и не со- перед священными лицами и страшась на-
глашался надеть на себя такое ярмо. Подоб- казаний, уготованных грешникам, трепета-
ное поведение составило ему повсюду ху- ла при мысли оскорбить кого бы то ни было
дую славу; но огромные богатства, ставив- и потому дала знать ему, что она возвраща-
шие его выше других, защищали его по ет несправедливо приобретенную пребен-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 79
ду, а для меня удержит у сеньора города только такие звуки, какие могли быть выз-
первую вакансию, которая очистится по ваны подобным настроением мысли.
случаю смерти клерика. Но это значило Кончилось тем, что моя страсть до того
спастись от железа, чтобы погибнуть от возмутила всю мою внутренность, что я
меди. Купить имущество, которым придет- иногда позволял себе непристойные слова
ся владеть только вследствие смерти вла- и писал небольшие сочинения, в которых
детеля, не может значить ничего другого, не было ни ума, ни сдержанности, ни бла-
как каждый день наталкивать кого-нибудь городных чувств. Когда это дошло до све-
на человекоубийство... дения моего учителя, то он был в высшей
степени тем огорчен, и однажды ему слу-
В следующих главах, от VIII до XVI, автор чилось уснуть под впечатлением грусти, ко-
делает сначала большое отступление, в кото- торую я ему причинил. Когда он задремал,
ром излагает печальное состояние монашества ему представилось следующее видение. Он
в ту эпоху и рассказывает в назидание жизнь
некоторых личностей, поддерживавших своей свя-
увидел перед собой седовласого старца,
тостью это учреждение; потом снова возвраща- смею думать, того самого, который прежде
ется к собственной истории и говорит, как мать подводил меня к нему и уверял, что моя лю-
на 12-м году его жизни отдала его на попечение бовь к учителю останется неизменной; этот
одному аббату, а сама удалилась в монастырь; старец объявил ему строгим голосом: «Я
как автор, увлеченный сначала страстями, а по-
сле побуждаемый раскаянием, вступил в мона- требую от тебя отчета по поводу этих со-
шеское звание, и затем как и в монастыре он чинений, ибо рука сочинявшего их не одна
снова пал нравственно. и та же с рукой, которая их писала». Когда
мой учитель рассказал мне это видение, мы
XVII. Между тем, и в монастырях, пре- оба сошлись в способе его толкования. Воз-
давшись с такой необузданностью писать лагая нашу надежду на тебя, Господи, мы
стихи, что я предпочитал эту достойную ос- были опечалены, но вместе и радовались,
меяния суету всем книгам божественного видя, с одной стороны, доказательство тво-
писания, я дошел наконец до того, что, ув- его отеческого гнева, а с другой – уверен-
лекаемый своим легкомыслием, имел при- ные, что это видение возвещало хорошую
тязание подражать поэтическим произведе- перемену в моих наклонностях к постыд-
ниям Овидия, буколикам, и хотел воспро- ному. Действительно, если старец объявил,
изводить всю нежность любви в созданиях что рука сочинявшего и писавшего не одна
собственного воображения и в сочинениях, и та же, то из этого прямо следовало, что
которые писал. Мой дух, забыв всю стро- эта рука не станет упорствовать в столь по-
гость, которой он должен подчиняться, и зорном поведении. Это была та моя рука,
отбросив всякий стыд религиозной профес- которая оставалась моей, когда я употреб-
сии монаха, так много питался обольщени- лял для порока, но она делалась неспособ-
ями отравляющей распущенности, что я ной к воспроизведению столь недостойных
занялся только тем, чтобы в поэзии воспро- ее предметов, когда я предавался почитанию
извести все то, что говорилось в наших со- добродетели. Но ты, Господи, знаешь, а я
браниях, не обращая внимания на то, как исповедую, что в ту эпоху ни страх перед
оскорбительны были для устава нашего свя- тобой, ни стыд, ни то знаменитое и святое
щенного ордена все подобные упражнения. видение не могли возвратить меня к чисто-
Таким образом, я был весь проникнут той те нравственной. С тем же бесстыдством,
страстью и так помрачен обольстительны- которое овладело мной внутренне, я про-
ми выражениями поэтов, что многое при- должал писать те зазорные произведения.
думывал собственным воображением; иног- Втайне я сочинял стихи того же рода, хотя
да эти выражения производили во мне та- и не осмеливался показывать их всем, или
кое волнение, что я чувствовал дрожь по показывал только людям, подобным мне;
всему телу. А так как мой дух был постоян- очень часто, скрывая имя автора, я прочи-
но возбужден и забывал всякое воздержа- тывал их встречным и радовался выслуши-
ние, то в моих произведениях раздавались вать похвалу от тех, которые разделяли мои
80 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

чувства, что препятствовало мне еще более пийской страны, из города Аосты; это был
назвать свои имя; так как похвала не отно- несравненный человек и по познаниям, и по
силась к автору, то мне приходилось втай- великой святости своей жизни. Когда он был
не наслаждаться плодами или скорее сты- еще приором вышеназванного монастыря,
дом греха. Но, мой Отец, ты наказал такие он открыл мне свои познания, и так как я,
дела, когда того восхотел. Действительно, будучи мальчиком, находился в первой поре
на меня воздвиглись несчастья по поводу возраста и развития, то он старался с чрез-
этих произведений; ты препоясал мою вычайным благодушием наставить меня,
душу, преданную тем заблуждениям, по- как я должен руководить в себе внутренне-
ясом бедствий и удручил мое тело болезня- го человека и управляться правилами разу-
ми плоти. Тогда наконец меч дошел до са- ма для власти над своим маленьким телом.
мой души, ибо несчастье поражает самый Прежде чем он сделался аббатом и управ-
рассудок человека. лял только монастырем, он часто навещал
Таким образом, с тех пор, как муки гре- монастырь Флавиньи, в котором я был по-
ха надоумили меня, тогда я бросил свои пу- мещен во внимание его научного и религи-
стые занятия; не будучи в силах оставаться озного процветания, и с такой ревностью со-
праздным и покинув игру воображения, я общал мне плоды своей учености, с такой
предался духовным предметам и перешел к заботливостью старался отпечатлеть их во
занятиям, более полезным. Так я начал, мне, что казалось – я был единственной це-
хотя и поздно, с ревностью работать над лью его посещений.
тем, на что мне часто указывали многочис-
ленные и превосходные писатели, а имен- В конце этой главы автор говорит об учении
но: я обратился к комментариям Священ- Ансельма и о других своих работах по толкова-
ного Писания, и особенно изучал беспрес- нию Св. Писания. В остальных же главах первой
книги (XVIII–XXVI), рассказав о неожиданном сво-
танно произведения Григория, в которых ем избрании в аббаты монастыря св. Марии в го-
более нежели где-нибудь заключен ключ на- роде Ножане, автор записывает легенды о мона-
уки; потом я начал, по методе древних пи- хах Флавиньи, который им был оставлен. Вторая
сателей, объяснять слова пророков и еван- книга посвящена специально истории Ножанско-
гельских книг, толкуя сначала их аллегори- го монастыря; наконец, в третьей и последней
книге изложена история коммуны города Лана, к
ческий или нравственный смысл, а потом епархии которого принадлежал и Ножанский
мистический. Более всех меня поощрял к монастырь – самый любопытный документ из вну-
подобным работам Ансельм, аббат в Беке, тренней жизни коммун начала XII в.
сделавшийся впоследствии архиепископом
в Кентербери и бывший уроженцем зааль- De vita sua, sive Monodiarum libri II. Кн. I.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 81
Альберт Ахенский зывали и объясняли участвовавшие в самом
походе; я думал таким образом, не остава-
ясь праздным, быть в некотором смысле со-
ДВИЖЕНИЕ ПЕРВЫХ участником подвига, если не телом, то по-
ПИЛИГРИМОВ ДО НАЧАЛА мыслами души. С этой целью я предпринял
ПОХОДА. 1095–1097 гг. по мере своих сил описать неопытной и, так
сказать, ребяческой рукой труды и бедствия,
(около 1120 г.) непоколебимую веру и благой заговор (bona
conspiratio) из любви к Христу мужествен-
Начинается ных властителей и других мужей; а именно:
ИСТОРИЯ ИЕРУСАЛИМСКОГО как они оставили отечество, родных, жен,
ПОХОДА, сыновей и дочерей, города, замки, поля, цар-
написанная каноником и хранителем ства и все блага мира сего, верное для не-
Ахенской церкви Альбертом верного и искали изгнания во имя Христа;
как они отважно и с силой великой соверши-
ли путь в Иерусалим и, торжествуя, победи-
Книга первая ли тысячи тысяч полков турецких и сарацин-
ских; и как сделали доступным вход к св.
I. Начинается первая книга Иерусалим- Гробу Господа нашего Иисуса Христа, унич-
ского похода, где рассказаны достославные тожив налоги и подати с пилигримов, желав-
деяния светлейшего герцога Готфрида: его ших вступить в Иерусалим.
подвигами и трудами святой город освобож-
ден от неверных и возвращен сынам св. цер- Поcле объяснения в этой первой главе при-
кви. чин, побудивших взяться за литературный труд,
Давно уже и так до сего дня те неслыхан- и после изложения программы сочинения, автор
в следующих главах (II–VI) весьма коротко гово-
ные и приводящие в изумление события вну- рит о Петре Пустыннике, о его странствовании
шали мне горячее желание примкнуть лич- в Палестину, о проповеди в Европе и только упо-
но к тому походу и помолиться там. Но мое минает о том, что был Клермонский собор, оп-
намерение не могло быть осуществлено по ределивший предпринять Крестовый поход. Вид-
но, что автор до сих пор имел мало сведений под
различным препятствиям, и потому я возы- рукой и притом считал главным предметом рас-
мел дерзость, по крайней мере, передать вос- сказа само странствование крестоносцев, к ко-
поминанию потомства все, что мне расска- торому он и приступает с главы VII.

АЛЬБЕРТ АХЕНСКИЙ (ALBERTUS AQUENSIS. XII в.). Как видно из его собствен
ных слов, он не был очевидцем описанных им событий, но, как современник Первого
крестового похода, излагал по показаниям людей, участвовавших в завоевании Иеру
салима. Вот как характеризует Гизо историческое значение его «Chronicon
Hierosolymitanum de bello sacro»: «Ни один историк не сохранил нам столько подробно
стей о Первом крестовом походе, как Альберт, или Альберик, каноник и страж, по мне
нию одних, кафедральной церкви в городе Э, в Провансе, а по другим – в городе Ахене
(Aquae), и что мне кажется более вероятным. (Автор, говоря в одном месте о Франции,
называет ее страной, лежащей на западе, что можно сказать скорее жителю Ахена, не
жели города Э (Aix). Мы не имеем о нем никакого известия; не знают ни года его рож
дения, ни смерти; достоверно только то, что он еще жил в 1120 г., потому что на этом
годе останавливается его произведение. В походе он не участвовал и никогда не бы
вал в Св. земле; но, исполненный энтузиазма, вместе со всей Европой, к подвигам кре
стоносцев, он тщательно собрал все рассказы, беседовал с толпами пилигримов, воз
вращавшихся из Иерусалима, и воспроизвел их похождения и чувства, если не на хо
рошем языке, то, по крайней мере, с чрезвычайной любовью и живостью сильно
потрясенного воображения. Другой, позднейший историк Крестовых походов, Виль
82 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

VII. В год от воплощения Господня да болгар, миновав Малевиллу (Malevilla,


1095-й (по нашему счислению, где с января ныне Землин), местечко, расположенное в
начинается новый год, это происходило уже пределах Венгрии. Там он на судах переехал
в 1096 г.), четвертого индикта, в 43-й год весьма спокойно реку Мароэ (Maroe, ныне
королевства и 13-й империи Генриха IV, как Морава); но 16 человек из его дружины, без
короля, и третьего, как императора римлян ведома самого Вальтера, остались еще в
и Августа, при Папе Урбане II – прежде же Малевилле для закупки оружия, между тем
звали его Одо (Odardus) – в восьмой день как он сам находился на другой стороне
марта, Вальтер (Walterus, откуда нов. реки. Несколько беспутных венгров, видя,
франц. форма Gauthier) по прозванию Не- что Вальтер и его армия удалились, отняли
имущий (Senzevehir, то есть Sans avoir), зна- у них оружие, одежды, золото и серебро и,
менитый рыцарь, сопровождаемый великим обобрав таким образом, отпустили наги-
числом пеших франков из Галлии шом. Приведенные в отчаяние и лишившись
(Francigenae, то есть французов) и имея с оружия и имущества, они ускорили шаги и
собой всего восемь рыцарей, вступил, по явились в Белград, где Вальтер и его войс-
убеждениям Петра Пустынника, в Венгрию ко раскинули палатки вне стен для отдыха;
и направил свой путь к Иерусалиму. Госу- там они рассказали в подробностях все ис-
дарь Каломан, христианнейший король вен- пытанное ими бедствие. Вальтер перенес
гров, узнав о его мужественных предприя- это известие, потому что не имел охоты
тиях и их цели, встретил его благосклонно возвращаться для мести. В ту же ночь, ког-
и дал ему позволение пройти в мире по зем- да присоединились к нему его ограбленные
лям своего государства и право делать за- спутники, он просил у князя болгар и у го-
купы. Так он и прошел, не встретив ника- родского магистрата позволения купить у
кой вражды или неприятности, до самой них для себя и для своего войска съестных
Белегравы (Belegrava, ныне Белград), горо- припасов; но те, приняв их за бродяг и мо-

гельм Тирский был свидетелем уже падения королевства Иерусалимского; это зрели
ще, высокое общественное положение автора, просветили его относительно причин не
счастья франков; он смотрел и судил их историю в ее целости и потому рассказывал о
первых подвигах франков под влиянием своей опытности. Напротив того, Альберт ри
сует события Первого крестового похода как человек, который не знает и не предви
дит никакой превратности, отдавшись вполне впечатлениям восторга, доверия и радо
сти. Потому его рассказ наивнее и даже оживленнее; в нем отразились идеи и вооду
шевление самих крестоносцев, сохранился весь их пыл. Нет никаких стремлений к
обобщению, никакого следа ученых исследований и литературных сочетаний; автор
разделяет вполне предрассудки, ненависть, невежество крестоносцев и стремится пре
вознести их славу, их век и их веру. Это обстоятельство сообщает труду Альберта вы
сокий интерес и особенную прелесть; но он богат историческими и географическими
ошибками и не отличается литературными достоинствами. Зато рассказ живой и об
стоятельный; описания походов, битв, приключений блестящи и поэтичны; автор жи
вописует не всегда с талантом, но с чрезвычайной любовью к истине. Читая его, мож
но подумать, что слышишь беседу возвратившихся пилигримов, рассказывающих сво
им друзьям о том, что они видели, выстрадали, и сообщающих без всякого умысла
своим слушателям те впечатления, которые они испытали и которые им приятно вы
зывать снова в самих себе» (Collect. des m moires rel. à l’hist. de Françe, t. XX).
«Иерусалимская хроника о священной войне» состоит из XII книг и охватывает со
бой время от начала проповеди Петра Пустынника, 1095 г., и до второго года правле
ния третьего Иерусалимского короля Балдуина II Буржского, 1121 г. Издания: у Bongars.
Gesta Dei, I, p. 184–381. Переводы: Guizot. Collect., t. XX и начало XXI (Par., 1824). Кри
тика: v. Sybel. Gesch. des ersten Kreuzzuges, с. 72–107.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 83
шенников, не пустили их на рынок. Валь- мией, как песок морской, которая сошлась
тер и его дружина, оскорбленная таким от- около него из различных государств и со-
казом, бросились на быков и баранов, кото- стояла из французов (Francigenae), швабов,
рые бродили рассеянно, выпущенные на баваров и лотарингов. Направляясь к коро-
паству, и хотели увести их с собой; тогда левству венгров, он вместе со следовавшей
между болгарами и пилигримами завяза- за ним армией раскинул палатки перед вра-
лась серьезная ссора и дело дошло до ору- тами города Цицерон. Разместившись там,
жия. Между тем как число болгар все рос- Петр отправил послов к правителю Венг-
ло до того, что достигло 140 тысяч, несколь- рии, прося дозволения войти в эту страну и
ко пилигримов, отделившись от остальной совершить по ней путь вместе со своими
массы, были захвачены ими в одной молель- людьми. Разрешение было дано, с услови-
не, где они думали укрыться. Болгары, уве- ем, чтобы армия не предавалась грабежу и
личив свои силы, в то время, как Вальтер мирно следовала по дороге, покупая все не-
терял людей и бежал с остальными, напали обходимое без ссор и брани, за деньги. Петр
на молельню и сожгли в ней 60 человек; был весьма обрадован таким знаком благо-
другие с трудом успели спастись, защищая расположения короля к нему и его спутни-
свою жизнь, но бóльшая часть их имела ра- кам и проходил мирно по королевству вен-
нения. После этого несчастного приключе- гров, платя и принимая все вещи в долж-
ния, стоившего ему множества людей, Валь- ном числе, по правде, в законном весе; так
тер, оставив свое войско рассеянным, скры- он шел вместе со своей армией без всяких
вался 8 дней в лесах Болгарии и наконец задержек до Малевиллы. Но приблизив-
прибыл в весьма богатый город Ниссу, ле- шись к земле этого города, он и все его люди
жащую в центре этой страны. Найдя там ее узнали по слухам, что граф этой страны по
герцога и князя, он принес ему жалобу на имени Гуц (Guz), один из вельмож короля
нанесенные обиды. Князь в своем милосер- венгров, увлекаемый корыстью, собрал
дии признал его правым во всем и в знак отряд вооруженной конницы и вместе с гер-
миролюбия снабдил его деньгами и оружи- цогом Никитой, князем болгар и правите-
ем. Сверх того он дал ему провожатых для лем города Белграда, решился на самый бес-
мирного прохода по всем городам Болга- честный поступок, а именно: они опреде-
рии, Стерницу, Финополю и Адрианополю, лили, чтобы Никита, собрав свою отважную
и право делать закуп припасов, пока он не пехоту, напал на авангард армии Петра, а
придет вместе с войском в императорский Гуц с конницей взялся атаковать арьергард;
город Константинополь, столицу всего го- таким образом, они могли бы легко разгра-
сударства греков. Прибыв туда, Вальтер бить все имущество такой многочисленной
просил смиренно и убедительно государя армии, состоявшее в лошадях, золоте, се-
императора о позволении жить в мире в его ребре и одеждах, которые предполагалось
владениях и покупать съестные припасы, разделить. Узнав о том, Петр не хотел ве-
пока не присоединится к нему Петр Пус- рить, что венгры и болгары, народ христи-
тынник, по убеждению которого он пред- анский, осмелились совершить такое пре-
принял странствование; собрав вместе ты- ступление. Но подойдя к Малевилле, он и
сячи народу, они могли бы тогда перепра- его спутники увидели на стенах города еще
виться на судах через морской рукав Св. висевшие трофеи и оружие тех 16 человек
Георгия (ныне Босфор) и были бы гораздо из армии Вальтера, которых венгры захва-
более в состоянии вступить в борьбу с тур- тили, как отставших позади, и безжалост-
ками и другими язычниками. Действитель- но ограбили. Видя такое оскорбление, на-
но, государь император по имени Алексей несенное их братьям, и узнав их оружие и
(Комнин), отвечал благосклонно на эту трофеи, Петр побуждает своих спутников
просьбу и согласился на нее. к мести. Немедленно зазвучали трубы, и
VIII. Несколько времени спустя после они с поднятыми знаменами бросились к
отправления Вальтера пошел в Иерусалим стенам, осыпали тучей стрел занимавших
и Петр, сопровождаемый бесчисленной ар- укрепление и поражали их без устали та-
84 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

месте; других умертвили пилигримы во вре-


мя их бегства на скалу; наконец, многие,
бросившись с высоты, утонули в волнах Ду-
ная: большинство же спаслось, переплывая
реку на лодках. В этом деле пало до 4 ты-
сяч венгров; пилигримы потеряли всего 100
человек, кроме раненых. После одержания
такой победы Петр и его люди оставались
шесть дней в Малевилле, найдя там огром-
ные запасы хлеба, скота вьючного и мелко-
го, наполненных бочек и множество лоша-
дей.
IX. Об этой победе пилигримов и об из-
биении венгров герцог Никита был извещен
множеством трупов, обезглавленных и изу-
веченных, которые были принесены течени-
ем Дуная к Белграду, где река, описав дугу,
продолжает свой путь, в расстоянии одной
мили от Малевиллы. Герцог созвал своих и
держал с ними совет; но пораженный стра-
хом, он не решился выжидать Петра в Бел-
Рыцарь конца XIII в. Реконструкция граде и сделал все приготовления к тому,
Виолле ле Дюка по рукописи чтобы удалиться со всеми сокровищами из
из Национальной библиотеки в Париже. Белграда в Ниссу, надеясь, что там ему бу-
дет лучше защищаться против сил францу-
зов, римлян (то есть итальянцев) и немцев,
ким множеством дротиков, что венгры, не так как этот город был окружен твердыми
имея сил сопротивляться ярости осаждав- стенами. Своим же согражданам он прика-
ших галлов, оставили стены и не смели ду- зал бежать вместе со стадами в леса, горы
мать помериться с ними силами даже внут- и неприступные места, чтобы иметь время
ри самого города. Тогда некто Готфрид по призвать на помощь константинопольско-
прозванию Бурель, уроженец города Этам- го императора и принять меры к сопротив-
па (de Stampis), начальник двухсотенного лению дружинам Петра, а вместе отомстить
отряда пехоты и знаменосцев, человек креп- за венгров, на основании дружественного
ких сил, видя, что бегущий неприятель бро- договора и союза, соединявшего его с Гу-
сил укрепления, схватил случайно найден- цом, графом и князем Малевиллы. Шесть
ную им лестницу и кинулся на стену. Рай- дней спустя к Петру явился поспешно го-
нольд из замка Брея (de Breis), знаменитый нец из города от франкских колонистов
рыцарь, накрыв голову каской и одев пан- (advenae); извещая об угрожающей опасно-
цирь, следует за Готфридом на укрепления, сти, он ему сказал: «Король венгров собрал
и в то же время все другие рыцари и пешие всю свою армию и идет, чтобы отомстить за
люди стараются всеми силами ворваться. своих; наверное, никто из вас не уйдет от
Видя себя стесненными и в великой опас- его оружия, ибо король и все родственники
ности, венгры соединились для защиты в и друзья умерщвленных вами возмущены и
числе 7 тысяч человек; выйдя из города во- оплакивают их избиение; торопитесь перей-
сточными воротами, они удалились на вер- ти Мораву и уходите отсюда скорее». Петр
шину крутой скалы, у подошвы которой и его спутники немедленно оставили Ма-
протекает Дунай и которая с этой стороны левиллу; унося с собой богатую добычу и
была неприступна. Но бóльшая часть из ведя стада и всех лошадей, они приступили
них, не имея возможности спастись вслед- к переправе через Мораву. Но на всем бе-
ствие узкого прохода ворот, была убита на регу они нашли не более 150 судов, что
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 85
было весьма недостаточно для спасения ней жителей города. Ночь прошла спокой-
такого множества пилигримов в опасности, но, и князь с верностью возвратил Петру
угрожавшей им в случае прибытия короля полученных от него заложников. Сто чело-
со всеми его силами. Потому большое чис- век из немцев, имевших накануне вечером
ло, для которых не хватило судов, употре- ничтожный спор с каким-то болгаром по по-
били все усилия для переправы и изготови- воду покупок и продажи, остались позади
ли плоты из бревен, перевязанных ивовы- армии, которую повел Петр. Они подожгли
ми прутьями. Пока они переплывали через семь мельниц на реке под мостом, обрати-
реку и, не имея руля, были уносимы и час- ли их в пепел; они сожгли сверх того не-
то отделялись от своих спутников, пинце- сколько домов, построенных за городской
нары, населявшие Болгарию, умертвили чертой и тем удовлетворили свою необуз-
многих стрелами. Петр, видя, что его люди данность. Жители, увидев свои дома в пла-
тонут, приказал баварам, швабам и другим мени, пошли все сообща к своему герцогу
немцам, напоминая им о клятве повинове- Никите, говоря, что Петр и его спутники –
ния, подать помощь французам, своим бра- лжехристиане, воры, а не мирные люди, ибо
тьям. Они сели немедленно на семь судов и они, умертвив герцогских пинценаров в
потопили семь барок с пинценарами, из Белграде и избив множество венгров в Ма-
которых семеро только были захвачены в левилле, осмелились теперь поджечь здания
плен; приведя их к Петру, они умертвили и забыли благодарность, к которой они
пленных по его приказанию. Отомстив та- были обязаны множеством благодеяний.
ким образом за своих и переправившись XI. Герцог, выслушав жалобы своих
через Мораву, Петр вступил в обширные людей и узнав о нанесенном им оскорбле-
леса Болгарии, ведя за собой обоз со съест- нии, приказал всем взяться за оружие и при-
ными припасами и добычей, похищенной в готовил конницу, собранную им в Ниссе
Белграде. Идя семь дней по тем неизмери- еще когда он узнал о нападении и взятии
мым лесам, он подошел наконец вместе со Малевиллы, с тем, чтобы пуститься в пого-
своими людьми к городу Ниссе, защищен- ню за пилигримами и воздать им все причи-
ной твердыми стенами. При этом пилигри- ненное ими зло. Выслушав слова герцога
мы перешли каменный мост по какой-то Болгарии, команиты и множество венгров
реке, протекающей перед городом, заняли вместе с пинценарами, присоединившими-
громадный луг, покрытый прекрасной зеле- ся к ним для защиты города за известное
нью, и раскинули палатки по берегу той жалованье, схватились за свои роговые и
реки. костяные луки, надели кольчуги и, привя-
X. Устроив таким образом полчища пи- зав значки к своим копьям, пустились в по-
лигримов, Петр в своей предусмотритель- гоню за Петром, который шел спокойно со
ности и с согласия старейших из своих спут- своей армией. Отсталые и те, которые сле-
ников отправил посольство к герцогу Ни- довали в арьергарде, были убиты без вся-
ките, князю Болгарии, находившемуся в том кой пощады; двигавшиеся медленно телеги
городе, просить у него позволения делать и повозки остановлены; женщины, девицы
закупки. Герцог благодушно согласился с и юноши уведены: оставаясь пленниками и
условием, чтобы ему дали заложников; он в изгнании до настоящего времени в земле
опасался, что эта многочисленная ватага болгарской, они были похищены со всем
может причинить оскорбления и насилия, своим имуществом и стадами, которые сле-
как она поступила в Белграде. Вальтер, сын довали за ними. Среди тревоги и убийств,
Валерамна, из замка Бретейль (Breteil), что неожиданных для пилигримов, какой-то
близ Бове (Beluatium, ныне Beauvais), и Гот- Ламберт, спасенный быстротой коня, дог-
фрид Бурель из Этампа были выданы гер- нал Петра, который ничего не знал о слу-
цогу в залог. Они отправились и герцог их чившемся. Он рассказал ему все подробно-
принял; пилигримы получили дозволение сти и прибавил, что те ужасы и бедствия
покупать все, а те, которым нечем было за- произошли от немцев, которые сожгли
платить, были наделены щедрой милосты- мельницы. Петр, идя на одну милю впере-
86 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ди, не имел никаких других известий; встре- ли их в бегство; двадцать из них свалились
воженный выслушанным рассказом, он не- с моста в воду и утонули; другие, в числе
медленно созвал мудрейших и более смыш- трехсот, побежали к мосту вниз искать не-
леных мужей своего войска, и сказал им: известного им брода и погибли от оружия
XII. «Нам угрожает страшная беда и волн. Наконец те, которые оставались с
вследствие неистовства бессмысленных Петром на другом берегу реки и которым
немцев; множество наших и самих немцев он помешал принять участие в том безум-
пало под стрелами и ударами герцога Ни- ном предприятии, видя такую жестокую
киты и его войск в наказание за пожар, о погибель своих, не могли отказать себе в
котором я ничего не знал. Враги захватили удовольствии поспешить им на помощь и,
наши повозки, наши богатства и наши ста- надев шлемы и панцири, полетели к мосту,
да. Мне кажется, будет лучше всего вер- не обращая внимания на Петра. С обеих
нуться к герцогу и заключить с ним мир, сторон завязалась упорная битва: стрелы,
так как наши были несправедливы к нему мечи и копья были пущены в дело. Но так
именно в то время, когда его сограждане как болгары овладели прежде и мостом, и
доставили нам миролюбиво все, в чем мы бродом, то пилигримы не могли перейти на
нуждались». На основании такого мнения другую сторону и были вынуждены обра-
и слов Петра вся армия вернулась к городу титься в бегство. Петр, видя своих побиты-
Ниссе и снова раскинула палатки на том же ми и обращенными в бегство, отправил по-
месте, где они стояли прежде, с тем, чтобы слом к герцогу Никите одного болгара, ко-
Петр принес извинение за себя и шедших торый решился предпринять святой поход
впереди сподвижников и, успокоив герцо- в Иерусалим, с просьбой вступить с Пет-
га, возвратил бы пленников и повозки. Но ром в личные переговоры и условиться о
пока он вместе с мудрейшими из мужей был заключении мира именем Господа; так то и
занят приведением в исполнение своего случилось.
плана и готовился принести извинение в XIII. Когда весть о мире была объявле-
обдуманных наперед словах, толпа бес- на народу Петра и восстание успокоилось
смысленных юношей в тысячу человек, ис- в ожидании восстановления полного согла-
полненная легкомыслия и задора, народ сия, пешая чернь, мятежная и неисправи-
неукротимый и необузданный, перешли без мая, захватив и нагрузив телеги и повозки,
всякого повода и причины каменный мост пустилась в дорогу. Напрасно Петр, Фуль-
и без оглядки бросились на стены к городс- ко и Райнольд останавливали их и убежда-
ким воротам. Тысяча же других молодых ли дождаться окончательного восстановле-
людей, таких же взбалмошных, пустились ния мира, они не могли отвратить тех бе-
вброд и по мосту, понеслись на помощь зумных мятежников от предпринятого ими
первым со страшными криками и бранью, намерения. Хотя граждане и видели, что
несмотря на голос Петра, своего предводи- Петр и другие главные вожди старались
теля, напрасно запрещавшего им идти впе- воспрепятствовать отправлению и удержать
ред и желавшего вместе с благоразумными телеги и повозки, но им казалось, что они
людьми восстановить мир. В минуту тако- заранее уговорились с народом, чтобы уст-
го ужасного неповиновения вся остальная роить бегство. Вследствие того, выйдя из
армия, исключая тех двух тысяч человек, городских ворот вместе с всадниками гер-
осталась с Петром, не одобрившим того на- цога, они начали их преследовать изо всех
падения, и никто не тронулся с места, что- сил, и на пространстве двух миль убили
бы помочь тем последним. Болгары, видя множество народа и захватили отставших в
такое разногласие в народе и понимая, что плен. Повозка, которая везла сокровищни-
им будет легко справиться с теми двумя цу Петра, наполненную огромным количе-
тысячами, вышли из двух ворот, вооружен- ством золота и серебра, была захвачена; ее
ные стрелами и пиками, наносящими широ- взяли и, отвезя вместе с пленниками в Нис-
кие раны, и бросились вперед в большом су, поместили в казнохранилище герцога;
числе; они стеснили пилигримов и обрати- остальная добыча была разделена между
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 87
всадниками. Болгары убили множество на- XIV. Этим временем посланные герцо-
роду; они увели детей с матерями и бесчис- га прибыли в Константинополь к госуда-
ленное количество замужних женщин и не- рю императору и донесли ему о бедстви-
замужних. Петр и те, которым удалось спа- ях, испытанных болгарами; они рассказа-
стись, рассеялись по широким и мрачным ли ему, как армия пилигримов избила
лесам; одни по пустыням, другие через про- венгров в Малевилле и как, прибыв к го-
пасти, все бежали поспешно, как овцы, пре- роду Ниссе, они заплатили ее жителям
следуемые волками. Наконец Петр, Райнольд злом за добро, хотя, впрочем, и были на-
из Брея, Вальтер, сын Валерамна Бретейль- казаны за то. Император, узнав о случив-
ского, Готфрид Бурель и Фулько Орлеанский шемся, отправил послов к Петру, который
соединились случайно на вершине какой-то уже вышел из оставленного жителями го-
горы с 500 воинами, и с первого раза можно рода, так что послы нашли его вместе со
было подумать, что это было все, что оста- всей армией в городе Стернице, и в силу
лось от 40 тысяч человек. Петр, видя, до приказания императора передали ему сле-
чего доведена была его армия, и предаваясь дующее: «Петр! До государя императора
печальным размышлениям, тяжело взды- дошли тяжкие обвинения против тебя и
хал; ему было грустно видеть свои полки твоего войска, ибо в пределах его собствен-
истребленными, тогда как болгарам дело ного государства вы производили грабежи
стоило жизни одного человека, и не мог и беспорядки. Вот почему император за-
поверить, чтобы из 40 тысяч рассеянных и прещает тебе оставаться в городах до са-
бежавших никто не пережил поражения. По мого прибытия в Константинополь более
его совету собравшиеся с ним на вершине трех дней. На основании императорского
горы начали подавать знаки и трубить в указа мы предпишем всем городам, через
рога, чтобы пилигримы, разбежавшиеся по которые ты будешь проходить, чтобы они
горам, лесам и пустыням, могли услышать в мире продавали тебе и твоим людям все
крики Петра и его людей и присоединиться необходимое и ни в чем не препятствова-
к ним для продолжения пути. Еще не кон- ли тебе на пути, потому что ты христиа-
чился день, а уже 7 тысяч человек, услы- нин и все твои люди также христиане.
шав подаваемые знаки, явились к ним. Со- Император прощает тебе вполне те пре-
бравшись вместе с разных сторон, они от- ступления, которые совершили твои люди
правились в путь и прибыли к городу, в по своей необузданности и ярости против
котором не нашли ни людей, ни вещей; там герцога Никиты, ибо они дорого заплати-
они расположились лагерем и поджидали, ли за нанесенные им обиды». Петр, выс-
не подойдут ли к ним другие спутники. Но лушав это мирное посольство государя им-
не найдя в оставленном жителями местеч- ператора, весьма обрадовался и, пролив
ке никаких съестных припасов, они впали в слезы восторга, возблагодарил Бога, кото-
большую крайность; они лишились более рый после строгого, но заслуженного на-
двух тысяч телег и повозок с пшеницей, казания, доставлял ему благополучие
житом и мясом, годным для пищи, и не представиться вместе со своими людьми
встречали никого, кто мог бы их снабдить великому и именитому императору.
чем-нибудь. Это несчастье приключилось с XV. Повинуясь его приказаниям, Петр
ними в июле, когда хлеб и всякие плоды оставил Стерниц и со всем своим народом
поспевают в той стране и желтеют перед отправился к городу Финополю. Там, рас-
жатвой. Пока народ мучился голодом, сказав в присутствии греческих горожан
люди, более находчивые, придумали жарить свои бедствия, он получил именем Божиим
зерна, поспевшие в окрестностях оставлен- и Христа ради большие подарки византий-
ного города, и питать ими томившийся го- ской монетой, серебром, лошадьми и мула-
лодом народ. Три дня они держались этой ми: так были тронуты все жители его рас-
пищей, а между тем рассеявшиеся беглецы сказом. Когда наступило третье утро, он,
сошлись в числе около 30 тысяч; 10 тысяч снабженный всем необходимым, радостно
погибли. отправился к Адрианополю. Там он оста-
88 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

вался два дня, которые и провел вне горо- реночевали. После того они расположились
да, а в третий день отправился далее. Меж- лагерем у гавани, называемой Цивитот.
ду тем явилось новое посольство от импе- Купцы являлись туда беспрерывно, подво-
ратора с приглашением торопиться в Кон- зя на кораблях съестные припасы, хлеб,
стантинополь, ибо император горел вино, масло, жито и сыр, и продавали пи-
желанием увидеть Петра вследствие тех лигримам свой товар, не дорожась и не об-
рассказов, которые он о нем слышал. Ког- меривая. Пока они наслаждались изобили-
да он прибыл к этому городу, его войско ем всего съестного, занятые исключитель-
получило приказание расположиться в от- но восстановлением истощенных сил, послы
далении от стен, но ему было дано полное христианнейшего императора явились к Пет-
право покупать для себя все необходимое. ру и его армии и принесли запрещение идти
XVI. Петр, человек небольшого роста, горами к Никее, опасаясь засад и козней ту-
но великого сердца и сильный словом, был рок, и приказали ждать, пока увеличатся
вместе с Фулько приведен послами к импе- силы прибытием новых христиан. Петр и с
ратору, желавшему убедиться, таков ли был ним весь христианский народ приняли с го-
Петр, как о нем шла молва. Петр, войдя к товностью приказание и советы императора
императору с самоуверенностью, привет- и провели в пирах два месяца, живя в мире и
ствовал его именем Господа Иисуса Хрис- радости и засыпая в полной безопасности от
та и потом рассказал в подробности, как он нападений всякого врага.
из любви и по милости Христа оставил оте- XVII. Но по истечении двух месяцев
чество, чтобы посетить св. Гроб; изложил пилигримы, распустившись от праздной
бедствия, испытанные им в последнее вре- жизни и изобильной пищи и не слушая слов
мя, и возвестил о том, что могущественные Петра, даже действуя против его воли, от-
и благородные графы и герцоги идут по его правились через горы на земли города Ни-
следам, горя желанием предпринять поход кеи и во владения султана (ducis) Турецко-
в Иерусалим и поклониться св. Гробу. Им- го Солимана (то есть Килидж Арслана);
ператор, видя теперь сам Петра и услышав награбив крупного, мелкого скота, быков,
из его уст его обеты, спросил его, чего он овец и козлов, принадлежавших грекам,
хочет и чего он желает от него. Петр про- которые были в рабстве у турок, они при-
сил его дать ему в своей милости, чем про- вели их к своим спутникам. Видя такие по-
кормить себя и своих, присоединив к тому, ступки, Петр был поражен глубокой печа-
что он потерял бесчисленные богатства, лью; он знал, что все это не пройдет им без-
вследствие неблагоразумия и мятежа свое- наказанно, и очень часто предупреждал,
го войска. Выслушав эту униженную убеждая следовать советам императора и
просьбу и тронутый сочувствием, импера- отказаться от подобных предприятий; но
тор приказал отсчитать ему двести золотых напрасно он говорил мятежному и бессмыс-
византийской монеты, а для его войска вы- ленному народу. Так как первое предприя-
дал одну меру монет, называемых тарта- тие им удалось, то они не опасались более
ронами. После этого свидания Петр уда- препятствий к грабежу, и молодые люди,
лился из дворца императора, и, заслужив столь же храбрые, сколько и легкомыслен-
его благорасположение, оставался еще 5 ные, решились взять с собой несколько во-
дней в лагере под Константинополем. Валь- оруженных шаек и на глазах у самих турок
тер Неимущий раскинул палатки в том же искать добычи на лугах и пастбищах, рас-
самом месте, и с этой минуты они соедини- положенных у самых стен города Никеи, и
лись и делили между собой съестные при- возвратиться с ней в лагерь. Они соедини-
пасы, оружие и все необходимое для жиз- лись в числе 7 тысяч пехоты и только 300
ни. По прошествии пяти дней, собрав свои хорошо вооруженных рыцарей и, с шумом
палатки и переплывя пролив Св. Георгия на подняв знамена, пошли на добычу и успели
судах, которые были доставлены императо- похитить 700 быков и множество мелкого
ром, они вступили в пределы Каппадокии и скота на лугах Никеи, потом, возвратив-
через горы прибыли к Никомедии, где и пе- шись в лагерь Петра, они задали большое
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 89
пиршество и продали много скота грекам и и будучи вынуждены сойти со стен, чтобы
матросам, подданным императора. Немцы, спастись от стрел, осыпавших их градом,
видя, как хорошо удалось предприятие рим- изнеможденные и лишенные всех средств,
лян и французов (Romanis et Fracigenis, то они удалились вовнутрь укрепления, где
есть жителям Италии и Галлии) и как они могли бы укрыться от дротиков. Турки,
несколько раз возвращались, не встретив видя, что немцы отошли от стен, начали
препятствий и обогащенные добычей, вос- готовиться к решительному приступу; но
пылали сами подобной же корыстью и со- осажденные, засев внутри и защищая свою
ставили отряд из 3 тысяч человек пехоты и жизнь, противопоставляли копья всякому,
всего 200 всадников; распустив красные и кто только показывался на стенах; другие
пурпуровые знамена, они прошли по про- же поражали мечом и обоюдоострыми то-
ложенным дорожкам в горах и явились к порами, так что турки не смели продолжать
замку, принадлежавшему самому Солима- приступа. Убедившись, что их стрелы при
ну, человеку богатому, герцогу и князю всей многочисленности не могли повредить
турок; замок был расположен на месте, где немцам при новом способе их защиты,
заканчивались горы и лес, в трех милях от осаждавшие нанесли всякого рода дерева к
города Никеи. С военными криками они воротам замка, подложили огня, и ворота
напали на замок, овладели им и перебили замка вместе со многими внутренними зда-
всех его обитателей, исключая греков-хри- ниями загорелись; наконец пожар распрос-
стиан, которые были пощажены; но все дру- транился во все стороны: одни из осажден-
гие, найденные ими в замке, были умерщв- ных сгорели, другие бросились с высоты
лены или изгнаны. Овладев замком и очис- стен и искали спасения. Но турки устреми-
тив его от жителей, они были обрадованы лись на беглецов и истребили их мечом;
находившейся в нем богатой добычей. Упо- около 200 молодых людей, красивых и стат-
енные победой, они решились с общего со- ных, были взяты и уведены в плен; все ос-
гласия занять это место, откуда им было бы тальные погибли от меча и стрел.
легко овладеть всей землей и всем княже- XIX. Отомстив так жестоко, Солиман
ством Солимана и куда они могли бы сно- возвратился вместе со своими и пленными
сить со всех сторон добычу и съестные при- немцами; и весть об этом кровавом побои-
пасы, постоянно ослабляя Солимана и вы- ще скоро достигла лагеря Петра. Смерть
жидая армию высоких князей, о которых товарищей возбудила в пилигримах чувст-
говорили, что она уже приближается. во самой живой скорби и поразила их серд-
XVIII. Между тем Солиман, герцог и ца. Удрученные горем, они часто совеща-
князь турок, осведомленный о прибытии лись друг с другом, идти ли им немедленно
христиан и их грабежах, собрал 15 тысяч отомстить за братьев или дождаться возвра-
своих людей во всей Романии и в царстве щения Петра. Петр за несколько дней пе-
Хорозане, искусных воинов, вооруженных ред тем отправился в Константинополь про-
роговыми и костяными луками, и отличных сить императора в пользу своей армии об
стрелков. Два дня спустя после победы нем- уменьшении цен на предметы первой необ-
цев он явился в Никею, спеша из отдален- ходимости. Когда пилигримы держали меж-
ных стран и ведя за собой многочисленную ду собой совет, Вальтер Неимущий реши-
дружину. Его досада и гнев увеличились, тельно отказался идти для отомщения, пока
когда он узнал, что немцы овладели его зам- дело не будет узнано обстоятельнее и пока
ком, избив или изгнав всех бывших в нем. не вернется Петр, советам которого следо-
На третий день с восходом солнца Солиман вали во всем. Этот отказ сдерживал народ
выступил со своей дружиной и отправился к в течение 8 дней, и все ожидали возвраще-
укреплению, занятому немцами. Его знаме- ния Петра; но Петр не мог никаким обра-
носцы вместе со стрелками бросились храб- зом получить от императора дозволения
ро на приступ и осыпали стрелами немцев, возвратиться. В восьмой день турецкие
мужественно защищавшихся с высоты стен; всадники, люди прославленные в военном
но, не имея возможности противиться более искусстве, вышли из Никеи в числе ста че-
90 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ловек и объехали всю страну и города, рас- стоянки при Цивитоте,– а Петра все не
положенные в горах, чтобы собрать точные было, и он ничего не знал,– они, исполнен-
известия о добыче, награбленной францу- ные гордости, с величайшим криком и шу-
зами (Galli). Говорят, что в тот же день они мом вступили в леса и горы; тем временем
отрубили голову многим пилигримам, ко- и Солиман вошел в тот же лес, но с проти-
торые бродили рассеянно, партиями в 10, воположной стороны; идя из Никеи с бес-
15 и более человек. В лагере Петра распро- численной армией, он намеревался напасть
странился слух, что турки находятся по неожиданно на французов в их лагере, за-
соседству и убивают пилигримов, рассеян- стать их врасплох и всех истребить мечом.
ных по стране, но сначала никто не верил, Но услышав крик и шум, произведенный
чтобы неприятель мог так далеко отойти от христианами, Солиман сначала был изум-
Никеи. Однако многие предлагали отпра- лен, не зная, что это за шум, ибо намере-
виться для преследования турок, если они ние пилигримов ему было совершенно не-
окажутся поблизости. известно. Узнав же, что сами христиане
XX. Удостоверившись наконец в исти- приближаются к нему, он сказал своим:
не слуха, народ пришел в большое волне- «Вот те франки здесь, к которым мы идем;
ние; все пешие люди отправились к Рай- будьте уверены, они идут для борьбы с
нольду из Брея, Вальтеру Неимущему, нами; оставим поспешно лес и горы и вый-
Вальтеру из Бретейля и Фулько Орлеан- дем на широкую равнину, где нам свобод-
скому, бывшим главными вождями армии но будет биться, и они не найдут для себя
Петра, и требовали у них отомстить смерть убежища». При этих словах турки поспеш-
братьев и положить предел дерзости турок. но повиновались и с величайшей тишиной
Но сначала вожди решительно отказались оставили лес и горы.
идти, пока не придет Петр и не выскажет XXI. Между тем французы, не зная ни-
своего мнения. Готфрид Бурель, началь- чего о появлении Солимана, выступили так-
ствовавший пехотой, услышав такие отве- же из леса и гор с криком и гамом и неожи-
ты, объявил, что эти знаменитые рыцари данно увидели в долине армию Солимана,
слишком робки в военном деле, и горько изготовленную к бою. Ободряя друг друга
упрекал всех, кто препятствовал своим то- именем Божиим, они сначала выпустили
варищам отомстить туркам за кровь своих вперед два отряда, составленные из 500
братьев. Вожди, не имея сил переносить рыцарей. Солиман, видя приближение этих
более оскорбления и упреки Готфрида и двух отрядов, опустил поводья лошади; его
его единомышленников и исполненные не- люди сделали то же и поразили католичес-
годования и озлобления, объявили, что они ких рыцарей неслыханным и невыносимым
готовы презреть силы и засады турок, хотя криком. Затем турки, устремившись на два
бы то стоило им жизни. Рано утром в чет- отряда и осыпав их градом стрел, рассеяли
вертый день рыцари и пешие люди, соеди- и отделили от армии, шедшей за ними. Ус-
нившись в лагере, получили приказание во- лышав стук оружия и крики турок, пресле-
оружиться; зазвучали рога, и все собрались довавших с жестокостью их братьев, пили-
на войну. В лагере остались только те, ко- гримы, находившиеся в арьергарде и пото-
торые не могли носить оружия, расслаб- му не успевшие выйти из лесу, соединились
ленные женщины в несчетном множестве. вместе в узком проходе, которым они сле-
Вооруженные люди вместе составили ар- довали, чтобы загородить его и не допустить
мию в 25 тысяч пехоты и 500 тяжелово- турок в горы. Два первых отряда, отрезан-
оруженных рыцарей и пошли к Никее, что- ные турками от главной армии, опрокину-
бы вызвать на битву герцога Солимана и лись на них, но, не имея возможности по-
турок, утомленных войной, и отомстить за пасть в лес и горы, направились в сторону
смерть братьев. Разделившись и образовав Никеи. Потом, возвратившись внезапно и ис-
шесть отрядов, из которых каждый имел пуская страшные крики, они снова бросились
свое знамя, они разошлись направо и на- в середину турок и, ободряя друг друга, кон-
лево. Удалившись на три мили от гавани и ные пеших и пешие конных, убили в корот-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 91
кое время до 200 турецких всадников. Заме- чали бросать стрелы на воздух, чтобы они,
тив, что рыцари берут над ними верх, турки падая сверху, могли поражать и убивать
начали стараться ранить лошадей стрелами, несчастных и чтобы остальные, устрашен-
и таким образом спéшили могучих атлетов ные тем, принуждены были сдаться. Гово-
Христа. рят, что действительно многие христиане
XXII. Вальтер Неимущий пал, пора- были ранены и убиты таким образом; но
женный семью стрелами, которые пронзи- так как они еще более боялись жестокос-
ли его панцирь и дошли до самого сердца. ти со стороны нечестивых, то ничто не
Райнольд из Брея и Фулько Шартрский могло заставить их решиться выйти из ук-
(Carnutensis), мужи именитые в своих стра- репления.
нах, испытали ту же мученическую смерть XXIII. Солнце достигло половины пути,
под ударами неприятеля; но они пали, на- когда христиане вошли в укрепление и тур-
неся и туркам чувствительную потерю. ки напали на них. Но так как первые защи-
Вальтер из Бретейля, сын Валерамна, и щали свою жизнь мужественно, то никакие
Готфрид Бурель, начальник пехоты, успе- ухищрения неприятеля, ни самый мрак ночи
ли убежать кустарниками и чащами и при- не могли принудить их оставить свое убе-
соединились к армии в узком проходе, где жище. Наконец какой-то грек, верующий и
она стояла, не принимая участия в бою. Пи- католический, ночью переправился за море
лигримы лишь только узнали о их бедствии и рассказал Петру, находившемуся еще в
и поражении, бросились спасаться по до- столице, о бедствиях, которые испытывают-
роге к Цивитоту, по той самой, которой ся его спутниками, и о поражении всей ос-
они пришли, не заботясь нисколько о за- тальной его армии. Узнав о том со скорб-
щите от неприятеля. Турки же, торжествуя ным сердцем, Петр отправился молить им-
свою победу, преследовали несчастных пи- ператора, Христа ради, о помощи той
лигримов и умерщвляли их, нанося им жалкой горстки пилигримов, последнему
смерть на пространстве трех миль, до са- остатку от стольких тысяч народу, и не до-
мого лагеря Петра. Ворвавшись в лагерь, пустить их погибнуть без утешения и в тер-
они поражали мечом слабых, больных, заниях под ударами тех палачей. Импера-
клериков, монахов, пожилых женщин, тор был тронут, услышав рассказ Петра и
грудных детей, не щадя никакого возраста узнав, что его спутники осаждены, и при-
и сохраняя в живых только молодых девиц казал собрать отовсюду туркополов и дру-
и монахинь, черты и красота которых про- гие войска из всех наций своего государства;
изводили на них впечатление; они уводи- им было повелено с поспешностью пере-
ли с собой также несовершеннолетних плыть пролив, помочь бежавшим и осажден-
юношей, отличавшихся особенно краси- ным христианам и принудить турок снять
вым лицом; равным образом они увезли в осаду. Действительно, турки, узнав об ука-
Никею серебро и одежды и овладели ло- зе императора, ночью оставили крепость и
шадьми, мулами и всеми драгоценными увели с собой пленных и с ними добычу.
вещами, даже палатками. На морском бе- Таким образом, запертые и осажденные
регу, недалеко от Цивитота, находится пилигримы-рыцари спаслись от рук нечес-
древняя и оставленная крепость, туда-то и тивых.
бросились три тысячи пилигримов в надеж-
де укрыться в ней. Но не найдя там ни во- В главах XXIV и XXV автор, окончив рассказ
о судьбе армии Петра и Вальтера Неимущего,
рот, ни застав и не имея никакой помощи, возвращается в Европу, чтобы описать новый
в страхе за жизнь они заложили вход щи- поход немецкого священника Годескалька с 15
тами, накатили громадных камней и муже- тысячами лотарингов, швабов, бавар и других;
ственно защищались копьями, деревянны- но все они почти до одного человека погибли в
ми луками, бросая каменья рукой. Турки, Белграде от рук венгров за бесчинства, кото-
рым они предавались в стране. После того ав-
не видя возможности добраться до осаж- тор переходит к описанию похода графа Эмико,
денных, окружили укрепление со всех сто- который отличался от всех предыдущих похо-
рон, и так как оно не имело кровли, то на- дов.
92 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

ского народа, рассеянного по всем городам,


и жестоко избили его, особенно в Лотарин-
гии, утверждая, что тем они полагают на-
чало своему походу и борьбе с врагами веры
Христовой. Такое избиение иудеев соверши-
ли первые граждане города Кёльна, напав
неожиданно на то небольшое число их, ко-
торое обитало там; они переранили и изу-
вечили почти всех самым бесчеловечным
образом, срыли их дома и синагоги и разде-
лили между собой множество денег. Устра-
шенные такими жестокостями, иудеи в чис-
ле 200 бежали и ночью переплыли на судах
в Дейтц (Nussia); но встреченные пилигри-
мами и крестоносцами (cruce signati) были
все умерщвлены и ограблены, так что не
спаслось ни одного человека.
XXVIII. Вскоре после того пилигримы,
сообразно своему обету, отправились в путь
и прибыли в Майнц, соединившись там в
огромном числе. Граф Эмико, муж весьма
знатный и могущественнейший в той стра-
не, с большим отрядом немцев ждал в го-
Немецкий воин XII в. По миниатюре из роде пилигримов, которые стекались туда
немецкой рукописи XII в. по королевской дороге со всех сторон.
Иудеи, населявшие Майнц, узнав об избие-
нии своих братьев и желая спастись от на-
XXVI. В начале лета того же самого года силия, явились в надежде сохранить жизнь
(1096 г.), когда Петр и Годескальк отправи- к епископу Ротгарду и поручили его охра-
лись в путь со своим войском, выступили в нению все свои огромные сокровища; они
поход и другие бесчисленные дружины хри- рассчитывали много на его покровительст-
стиан из различных государств и земель, а во, так как он был епископом города. Пер-
именно из Франции, Англии, Фландрии и восвятитель Майнца тщательно укрыл не-
Лотарингии. Пылая огнем божественной сметные деньги, принесенные ему иудеями,
любви и возложив на себя знамение крес- а их самих поместил на обширной платфор-
та, они стекались толпами со всех сторон, ме своего дома, чтобы спасти от Эмико и
неся с собой хозяйство, съестные припасы, его спутников; свое жилище он считал са-
оружие,– все, что было необходимо для их мым безопасным местом в то время. Но
пути в Иерусалим. Эти люди, выходя из сво- Эмико и его толпища по совещании друг с
их государств и городов отдельными парти- другом выступили с восходом солнца и,
ями, соединялись потом в одно целое, но пуская стрелы и копья, напали на иудеев,
они не воздерживались от предосудитель- заключенных в том месте, возвышенном и
ных и чувственных страстей, были неуме- открытом. Потом, сломав запоры и ворота,
ренны в пище и увеселялись вместе с жен- они ворвались и убили мечом до 700 тщет-
щинами и девушками, которые оставили но защищавшихся против превосходящих
свои дома с тем же легкомыслием и под сил; женщины и младенцы были также пе-
предлогом пилигримства предавались вся- ререзаны. Иудеи, видя, что христиане воо-
кому безрассудству. ружились против них и против детей, не
XXVII. Не знаю, по воле ли Божества щадя пола, обратили свои силы друг на дру-
или вследствие умственного заблуждения, га, на своих единоверцев – детей, жен, ма-
они восстали с жестокостью против иудей- терей и сестер, и убивали себя. Матери –
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 93
страшно говорить – перерезывали ножом теснив неприятеля и нанеся многим раны,
горло грудным младенцам, других прокалы- загоняли венгров в укрепление. Но однаж-
вали, предпочитая губить их собственными ды в девятом часу Фома, Кларебольд и
руками, нежели отдать на жертву мечу не- Вильгельм вышли с 300 рыцарей, одетых в
обрезанных. панцири и шлемы и ловких наездников, и
XXIX. Весьма немногие из иудеев спас- устроили засаду в том месте, где венгры
лись от смерти, и некоторые приняли кре- обыкновенно переплывали на судах для за-
щение, более по страху, нежели из любви к щиты своей земли, с тем, чтобы сразиться
вере христианской. Граф Эмико, Кларе- с ними, если представится к тому удобный
больд из Вандейля, Фома и все это отвра- случай, или увести скот, если попадется та-
тительное сборище мужчин и женщин вме- кой на полях. Следуя по течению реки в
сте с огромной добычей отправились в этой надежде, они встретили 700 всадников
Иерусалим через королевство венгров, где короля венгров, на боевых конях и отлич-
было принято давать пропуск пилигримам но вооруженных, они шли на рекогносци-
по королевской дороге. Но когда они при- ровку (ad explorandum) христианской ар-
были к крепости короля, называемой Ме- мии. Видя невозможность разойтись с гал-
зербургом и окруженной болотами, обра- лами, они бросились на их отряд и дали
зуемыми разливом Дуная и Лейты (Lintax), сражение, но побежденные и израненные,
мост и ворота оказались запертыми по при- были опрокинуты; потом они пустились в
казанию короля Венгрии, ибо венгры нахо- бегство по местам им хорошо известным
дились в великом страхе, после того как они и, с горем и печалью переплыв на судах,
убили пилигримов (то есть спутников Валь- возвратились домой. В этой схватке Виль-
тера, Петра и Годельскалька), трупы кото- гельм, столкнувшись с начальником вен-
рых заражали еще воздух при появлении герского отряда, родственником короля по
новой армии. Она была сильнее всех пре- боковой линии, мужем знаменитым, с бе-
дыдущих и состояла из 200 тысяч пехоты и лоснежными волосами на голове, лишил
конных людей: но конных было не более 3 его жизни. Эта победа исполнила радостью
тысяч. Найдя ворота запертыми и не имея всю армию; вся ночь прошла в празднест-
возможности проникнуть в страну, они рас- вах, и в лагерь привели множество плен-
положились лагерем в долине и отправили ных венгров.
к королю посольство с мирными предложе- XXX. После целого ряда битв такого
ниями; но ни на их просьбы, ни на их обе- рода, которые с каждым днем увеличивали
щания не было обращено никакого внима- потерю людей, армия начала утомляться,
ния. Эмико, Кларебольд и Фома, люди про- чему много содействовал недостаток съест-
славившиеся своими подвигами, держали ных припасов; но наконец мост был готов, и
тогда совет с мудрейшими из своих и опре- по нему прошло множество вооруженных
делили опустошить все окрестные владения людей, сражаясь с противниками, а другие
короля и до тех пор не оставлять свои по- пустились по болоту, чтобы мужественно
зиции, пока не будет устроен мост через напасть на Мезербург. Поставив машины
болото и Лейту, чтобы иметь возможность (applicitis ingeniis), они пробили стену в двух
приблизиться к стенам крепости, разрушить различных местах, стеснили венгров и ста-
их и открыть таким образом проход себе си- рались во многих пунктах сделать отверстия
лой. Долго они стояли перед крепостью, на- на тот случай, если осажденные продержат-
чиная с половины июля, и строили мост, ся до следующего дня. Король Каломан и вся
беспокоя часто осажденных; но ее защит- его дружина сели поспешно на коней с го-
ники мужественно сопротивлялись, отвеча- товностью бежать в королевство Россию
ли дротиками повсюду, и с обеих сторон (vesrus regnum Russiae), если вся сила гал-
пало много людей. Иногда более отважные лов по овладении крепостью вторгнется в их
выходили из крепости, откидывали франков страну. С этой целью они починили мосты,
за мост на другую сторону реки; иногда пришедшие в ветхость, чтобы беспрепятст-
перевес был на стороне франков, и они, по- венно перейти болота и реки, отделявшие их
94 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

от России, если нужда принудит к тому. Но воли наложить на себя иго католической
в ту минуту, когда они уже сделали огром- веры.
ный пролом в стене, не знаю, по какому слу- XXXI. Встречались и другие омерзи-
чаю или по какому несчастью, во всей ар- тельные преступления среди того громад-
мии распространился такой ужас, что все ного сборища людей безумных и легкомыс-
обратились в бегство, рассеялись в различ- ленных, преступления очевидно ненавист-
ные стороны и понеслись, как овцы, пресле- ные Господу, и верующие не осмелятся даже
дуемые волками, ища повсюду убежища и за- представить себе, что это могло случиться.
бывая о своих собратьях. Венгры, видя, что Некоторые признавали гуся и козу, одина-
эти грозные витязи исчезли мгновенно и то- ково наделенными даром Духа святого, и
ропливо бежали, вышли толпой за королем, брали этих животных руководителями на
начали преследовать бегущих, умерщвляя пути в Иерусалим; им оказывалось почте-
множество, забрали немало пленных и без ние, и эти люди, сами подобные животным,
устали преследовали остальных в течение оставались в своем заблуждении с совер-
большей части ночи. Пеших людей обоего шенным спокойствием души. Да убоятся
пола было побито столько, что воды Дуная сердца верующих подумать, что Господь
и Лейты побагровели. Огромное число не- Иисус желает, чтобы Гроб, где лежало его
счастных, желая спастись от угрожающей святейшее тело, был посещен бессмыслен-
смерти, со слепым мужеством бросались в ными глупыми животными, и чтобы эти жи-
волны Дуная и погибали от быстроты тече- вотные руководили христианскими душами,
ния. Удивительное дело: потонуло такое чис- которые он искупил ценой крови и омыл от
ло народу, что местами в реке исчезала вода нечистоты идолослужения: возносясь на
под трупами, которые она несла на себе! небо, он поставил вожатыми и наставника-
Эмико, Фома, Кларебольд, Вильгельм и не- ми своего народа святых епископов и абба-
которые другие, лошади которых были в со- тов, людей, достойных Божества, а не гру-
стоянии бежать, ушли целы и невредимы; не- бых скотов, лишенных разума! Не уди-
которые же укрылись в болотной траве и в вительно ли, что в наше новое время встре-
кустарниках или ушли, благодаря ночной чаются такие ужасы и такой срам среди
темноте. Эмико вместе со своими людьми стольких тысяч человек, на голову которых
ушел обратной дорогой и возвратился домой; Господь и обратил наказание? Если во вре-
Фома, Кларебольд и многие из их людей на- мена Моисея, Иисуса Навина и других слу-
правились в Каринтию и Италию. Так рука жителей Божиих неправда жила посреди
Промысла поднялась на пилигримов, пото- праведных, то она была наказана и очище-
му что они прегрешили перед очами его, на лозой величия того, кто есть Бог возмез-
предаваясь безмерно чувственным наслаж- дий1 .
дениям и убив жестоко иудеев, народ, конеч-
но, изгнанный и враждебный Христу, но они Chron. Hierosolymit. de bello sacro hist. libri
убили их более по корысти, нежели из мес- XII. 1095–1121. Кн. I.
ти за Бога, ибо Господь есть судья правед-
ный и не принуждает никого силой и против 1
Продолжение см. ниже.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 95
Оттон Фрейзингенский дятся ко двору короля, то каждый прино-
сит с собой свои седалища и все деятельно
совещаются о государственных делах; то же
ВЕНГРИЯ В ЭПОХУ самое происходит и зимой в жилищах. Сво-
КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ ему государю они повинуются в такой сте-
пени, что не только никто не осмелится раз-
Автор собственно писал биографию импера- дражить его открытым сопротивлением, но
тора Фридриха Барбароссы, но в первой книге,
делая исторический очерк предшествовавшего
даже и тайный ропот считается непозволи-
времени, он должен был коснуться Второго кре- тельным. Государство разделено на 70 и
стового похода при Конраде III, в котором он более графств; от судебных дел две трети
сам участвовал, и потому посвятил всю главу дохода поступают в казну, а одна треть пре-
XXXI этой книги описанию Венгрии, через кото- доставляется графу; на всем этом огромном
рую крестоносцы шли вместе с автором по до-
роге в Византию (см. само описание похода ниже). пространстве, кроме короля, никто не сме-
ет взимать денег или собирать податей.
XXXI. Венгрия, вследствие того, что она Если кто-нибудь из графов нанесет самое
со всех сторон замкнута лесами, горами и в ничтожное оскорбление королю или будет
особенности Апеннинами, издревле назы- им обвиняем даже несправедливо, то после-
валась Паннонией; внутри эта страна пред- дний из придворных служителей, посланный
ставляет широкую равнину полей, перере- королем, идет схватить такого среди его
занную течением больших и малых рек; ее стражи, налагает на него оковы и подверга-
леса населены разнообразными породами ет всякого рода пыткам. Никаким образом
диких зверей; по причине же красоты мес- нельзя просить короля, как у нас, чтобы он
тоположения и богатству лугов Венгрия явился на суд пэров (per pares suos); даже зап-
представляется Божьим раем и может быть рещено обвиненному оправдываться; воля
названа Египтом. Как я сказал, она изоби- короля считается законом. Если король же-
лует красами природы, но по варварству ее лает выступить в поход, все без малейшего
населения в ней редко высятся стены и зда- возражения соединяются около него, как
ния, и сами границы не столько опоясыва- один человек. Поселяне (coloni), живущие в
ются горами и лесами, сколько очерчивают- селах, когда явится надобность, обязаны до-
ся руслами больших рек. На востоке она ставлять 9 человек из 10 или, по крайней
доходит до Савы, знаменитой реки, впада- мере, 7 из 8 и снабжать их всем необходи-
ющей в Дунай; с запада граничит с Болга- мым для войны; другие же остаются для об-
рией, Моравией и Восточной Маркой тев- работки земли. Принадлежащие же к воен-
тонов (Австрией); с юга – с Кроацией, Дал- ному сословию только по весьма уважитель-
мацией, Истрией, или Каринтией, на севере ной причине осмеливаются оставаться дома.
лежат Богемия, Польша и Русь (Rutenia)... В самом королевском войске есть еще наем-
Сами венгры имеют злобный вид, ввалив- ные воины (hospites), число которых весьма
шиеся глаза и малы ростом; по нравам же и велико и которые называются у них князья-
языку – жестокие варвары, так что справед- ми (principes): они охраняют короля. Все они
ливо можно обвинять судьбу или удивлять- имеют грозный вид и страшно вооружены,
ся Божескому долготерпению, которое пре- за исключением тех, которые родились от
доставило столь восхитительную страну не них или были ими воспитаны и которые по-
скажу людям, но выродкам человеческим. тому уже обладают если не внутренним раз-
В одном только они подражают грекам, а витием, то внешним блеском образованнос-
именно в том, что не предпринимают ниче- ти, и только в способе вооружения, равно как
го важного без частых и длинных совеща- и в воинском искусстве, подражают нашим
ний. Так как они в городах и селах имеют князьям и наемникам. Но довольно об этом
самые жалкие жилища только из тростни- и того, что мы сказали (см. продолжение
ка, редко из дерева и весьма редко из кам- ниже).
ня, то бóльшая часть лета и осени прово-
дится ими в палатках. Когда вельможи схо- De gestis Friderici, I, 31.
96 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Генрих фон Зибель татам, и потому Восток являлся повсюду


утешительной надеждой на освобождение.
Поселяне стекались толпами, особенно во
ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ Франции; выходили на дорогу целыми дерев-
ЛЕГЕНДЫ нями, продавали все, что имели, запасались,
как могли, оружием и всем необходимым для
О ПЕТРЕ ПУСТЫННИКЕ странствования, и были готовы немедленно
(в 1841 г.) отправиться в путь, предпринимаемый име-
нем Господа. Но голод предшествовавшего
Между тем как князья делали свои при- года истощил совершенно страну, и это
готовления к Первому Крестовому походу, было особенно чувствительно для низших
вассалы собирались вокруг них, а рыцари и классов; они увидели себя вынужденными
воины, сюзерены которых не принимали во распродавать свое имущество за самую нич-
всем этом участия, обращались к другим тожную цену: мы читаем, что 12 овец про-
вельможам по своему соседству, и в низших давались за 7 денариев; то, в чем более нуж-
классах народа, давно отвыкшего от военно- дались, оружие и т. п. от всеобщего запро-
го дела, возбужденное однажды движение са вздорожало, а потому в короткое время
пошло далее вперед и по недостатку закон- и те ограниченные средства, которыми каж-
ных путей к своему выходу произвело на- дый располагал, должны были истощиться.
сильственные взрывы. Состояние сельского В случае обращения к князьям их прини-
населения во Франции было в ту эпоху весь- мали дурно, ибо ни у кого не хватало денег
ма печально; городское устройство еще толь- прокормить такие огромные массы. Сверх
ко зарождалось и не могло защищаться про- того, эти массы далеко не состояли из лю-
тив притеснений со стороны поземельных дей, способных носить оружие: там нахо-
собственников, или ленных владельцев. В дились женщины, дети, беглые монахи и це-
Германской империи низшие сословия уме- лые толпы ничем не обуздываемого сбро-
ли улучшить свой быт благодаря целому да. Чтобы не погибнуть от голода, им
ряду деятельных правителей (то есть Отто- следовало безотлагательно вступить в не-
нов в X и Генрихов в XI столетии); но долго- приятельскую землю, ибо они могли про-
временная борьба государства с церковью кормить самих себя только войной.
(при Генрихе IV) снова вызвала величайшую Между тем эти толпища вовсе не имели
грубость нравов во всех ее частях. Безнача- в виду примкнуть к благоустроенным арми-
лие в Италии и жестокий деспотизм в Анг- ям, руководимым князьями. Если бы они
лии, обрушившийся более всего на низшие даже и были хорошо снабжены, то и в та-
классы населения, повели к тем же резуль- ком случае не согласились бы ждать; они

ГЕНРИХ ФОН ЗИБЕЛЬ (HЕINRICH VON SYBEL. 1817–1895). Профессор истории


в Мюнхенском, а потом в Боннском и Мюнхенском университетах, Генрих фон Зибель
принадлежит к числу самых замечательных немецких историков. К капитальным его
произведениям относится «Geschichte der Revolutionszeit von 1789 bis 1795» (первое
издание 1853 г.). Во время пребывания в Мюнхене Зибель принимал самое деятель
ное участие в изданиях Исторической комиссии Мюнхенской академии наук, где поме
щено весьма много его собственных отдельных трудов. Наконец, профессору Зибелю
историческая наука обязана единственным и превосходным специальным для нее жур
налом «Historische Zeitschrift», который выходил с 1859 г. четырьмя книжками в год и со
держит в себе, сверх монографии и исследований лучших немецких историков, биб
лиографический указатель всех новых книг в истории, выходивших как в Германии, так
и в других странах, с разбором важнейших из них. Сочинение, из которого заимство
вана сама статья, а именно «История Первого крестового похода», состоит из двух от
делов: критика историков и литературы и история и легенды Крестового похода.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 97

Эволюция рыцарского вооружения в XI–XIII вв. Реконструкция Виолле ле Дюка по различным


памятникам. Слева направо: рыцарь – конец XI в.; рыцарь – середина XII в.; рыцарь – начало XIII в.

думали, что стоят на прямой дороге к бла- Если мы обратимся теперь к исследова-
женству в здешнем и будущем мире. Они нию вопроса, как относилась эта аскетичес-
не считали необходимым откладывать дело кая ревность к Папе или, говоря вообще, к
в ожидании знати, под властью которой то- иерархическим стремлениям той эпохи, то
мились до тех пор, и торопились свергнуть мы заметим если не открытую ненависть,
с себя иго. Внешний быт того общества по- то полнейшее равнодушие. Конечно, нет
буждал его изменить обычный порядок тому фактических выражений, ибо почти-
гражданской жизни, и народ поддавался тельный страх к апостольскому престолу
этому побуждению с каким-то диким вос- успел уже укорениться, но тем не менее
торгом и фанатическим воодушевлением. замечателен исторический взгляд того вре-
Все были убеждены, что сам Бог явится их мени на возникновение Крестовых походов,
вождем и заступником и рассчитывали на который мог явиться только в ту эпоху и
него, а не на светских и им ненавистных был направлен к тому, чтобы приписать
предводителей. Воинству Господню надле- наибольшую часть папского влияния како-
жало ожидать величайшего счастья на зем- му-то фанатику, служившему идеалом ас-
ле; Бог позаботится о них и предаст в их кета. Такое направление легенды о Петре
руки богатства неверных и нечестивых. Од- Пустыннике – а ее-то именно я и имею те-
ним словом, этот народ оторвался от всех перь в виду – само по себе очевидно; но для
светских условий своей родины и даже все- доказательства того, что она не может иметь
ми возможными средствами вступал с ними ни малейшего притязания на историческую
в борьбу. достоверность, необходимо ближайшее ее
98 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

рассмотрение и критический разбор ее ис- Вильгельм Тирский взял на себя труд


точников. связать эту легенду с данными историчес-
Петр Амьенский Пустынник по преда- ких источников. Петр задумывает предпри-
ниям, записанным у Альберта Ахенского и ятие по личному побуждению; чудесный
укоренившимся благодаря Вильгельму Тир- сон утверждает его в намерении, и вот он у
скому, пользуется славой человека, кото- Папы. Урбан тотчас принимает его сторо-
рый вызвал весь Запад к Крестовым похо- ну и берет на себя руководить делом; но
дам и своим воодушевлением увлек самого прежде чем он оставил Италию, Пустынник
Папу. «Глубоко опечаленный при виде язы- проходит все страны и возбуждает сердца.
ческого варварства,– так рассказывает Аль- Никто не может противостоять его огнен-
берт,– он среди молитвы уснул в храме св. ным речам; красноречие Петра воспламе-
Гроба; в это время является перед ним Спа- няет мужественных и воодушевляет мало-
ситель в небесном сиянии и говорит ему, душных; таким образом он сделал уже по-
слабому и смертному существу: “Петр, дра- ловину дела, когда прибыл в Клермон Урбан
жайший мой сын, восстань, иди к патриар- и торжественно провозгласил предприятие.
ху и возьми от него послание моим именем. У Вильгельма, мы видим, мистический тон
Ты должен на родине рассказать о бедстви- легенды ослаблен; не исключая сна Петра,
ях св. мест и подвигнуть сердца всех к тому, который также лишен чудесной обстанов-
чтобы они очистили Иерусалим и избавили ки, у Вильгельма все идет строго рациональ-
святых от рук язычников. Ибо врата рая но и самым простым человеческим образом.
открыты тем, кого я избрал и призвал”. Альберт Ахенский выставляет вперед имен-
Петр рано проснулся и отправился к пат- но то, что Господь явился слабому и смерт-
риарху за грамотой. Патриарх вручил ему ному существу; у Вильгельма прославляет-
требуемое, весьма благодарил его, и Петр ся живость его духа и необыкновенное крас-
отправился, переплыл с большими затруд- норечие. Альберт переходит прямо от
нениями море и пришел в Бари; а оттуда в Господних повелений к внешним событиям;
Рим. Там Папа в смирении и радостно выс- Вильгельм наполняет этот пробел про-
лушал воззвание и пошел в Верчелли, а от- странным рассказом промежуточных собы-
туда в Клермон проповедовать путь Госпо- тий. Я думаю, что последние можно при-
день. И поднялись все земли и все князья и знать без нарушения истины чистой выдум-
рыцари целой Франции на освобождение кой; но прежде чем я попытаюсь изобразить
Гроба Господня; 8 марта 1096 г. вступил в дело на основании источников, нам нужно
могущественное государство Венгрию будет упомянуть о третьей форме предания.
Вальтер Неимущий, доблестный рыцарь, с Анна Комнина (см. о ней ниже) расска-
великим числом пеших людей и с 8 всадни- зывает, что в Палестине находился Пустын-
ками; он был первым, предпринявшим путь ник по имени Кукупетр, которого глубоко
в Иерусалим». оскорбляли притеснения турецких властей.
Мне кажется, нельзя ошибиться в харак- Возвратясь, он, отчасти из ненависти к
тере этого рассказа, это история чуда, свя- язычникам, а отчасти из страха, пустился в
тая легенда, какая когда-либо существова- дорогу один, склонил всех к походу и при-
ла. Является сам Христос, Спаситель мира, вел в движение Запад. В этом изложении нет
чтобы предписать Крестовый поход; он про- ни малейшего следа чуда; о Папе не упоми-
износит слово, и дело осуществилось, едва нается вовсе; перед нами Петр, человек
только Петр успел провозгласить это сло- весьма впечатлительный сам и одаренный
во. Узнает о том Папа; он говорит другим, способностью возбуждать других; ему од-
и 8 марта без дальнейших размышлений ному приписывают заслугу предприятия
первые крестоносцы уже в Венгрии. Это или упрек за него (то есть с византийской
было делом рук Божиих, исполнителем ко- точки зрения, враждебной крестоносцам).
торого является ничтожный Пустынник; Я не думаю, что такой характер легенды был
Папа стоит на третьем месте, и то без осо- личным воззрением писательницы; чтобы
бенного значения. убедиться в противном, стоит припомнить,
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 99
каким образом в Константинополе должны сти (около Амьеня) и, занимаясь простым
были встретить Петра. Туда явились снача- изложением событий, знал бы что-нибудь о
ла толпища Вальтера Неимущего, собран- Петре, посланнике Божием, предтече Папы,
ные Петром; это были люди особой заквас- возбудившем весь Запад. Северные фран-
ки, среди которых их апостол считался свя- цузы говорят о нем как о проповеднике тол-
тым, а об участии Папы, быть может, никто пы, подобно тому, как они говорят о Гот-
ничего и не знал. Если они и слыхали, что шальке, Фолькмаре и Эмико. Немцы, анг-
Урбан напутствовал пилигримов своим бла- личане и итальянцы не говорят о нем вовсе
гословением, то тем не менее перед их те- и едва только упоминают в числе предводи-
лесными и духовными очами носился жи- телей первых толпищ. Вся его роль в пер-
вой образ Пустынника: они провозглашали вом Крестовом походе ограничивается сле-
его славу; он, по их убеждению, возбудил дующим: один раз выступает он на сцену
весь мир, и по отношению к своему соб- действующим лицом, именно при перего-
ственному миру они были совершенно пра- ворах с Кербогой (под Антиохией), а дру-
вы. Ими была подготовлена Византия, ког- гой раз является беглецом из лагеря вмес-
да этот прославленный герой явился туда с те со многими другими, и историки при пер-
новыми многочисленными толпами: импе- вом случае не отзываются о нем с особой
ратор потребовал его к себе, узнал, что он похвалой и даже не выражают упрека во
из Палестины, а имел ли он видение о том, втором случае. Сам Радульф, нормандский
не могло быть много и речи; Пустынник писатель (или Рауль Канский), упоминая в
подтвердил, что он проповедовал во всех первый раз о Петре, далеко не является его
землях; о Папе не говорится ни слова – да почитателем, а при втором случае забыва-
и к чему, если, быть может, Петр никогда и ет назвать его имя вместе с прочими. Есть
не видал его, и если он верил, что его мис- некоторые известия о его смерти, а имен-
сия проистекает из более высшего источни- но, что он умер в Гюи, в монастыре, осно-
ка, нежели каким был оратор Клермонско- ванном им же самим по своем возвраще-
го собора (Урбан II). нии; более ни слова: но как же мог бы его
Но обратимся к положительным дан- соотечественник и современник сообщить
ным, которые могли побудить нас к подоб- это известие в такой форме, если бы рас-
ному отрицанию, обратимся к историчес- сказ Альберта имел под собой хотя в чем-
ким источникам, которые могли бы внушить нибудь историческую почву? Между тем
нам доверие к Петру и его деятельности. ничего, решительно ничего не сказано по
Если мы откроем, что исторические писа- поводу его смерти. Вся эта легенда сооб-
тели того времени и в особенности те, ко- щает нам не факт, но служит только дока-
торые жили ближе к его родине, молчат и зательством, какой силой обладало вооб-
не приписывают ему славы виновника Кре- ражение мечтателей той эпохи. То направ-
стовых походов, то в таком случае одно это ление, которое господствовало целых 100
молчание укажет нам на характер господ- лет в кельях отшельников, старалось ов-
ствующего рассказа и на необходимость ладеть всем Крестовым походом и потому
другой точки отправления. Что же оказы- поставило во главе его не Папу, но Пус-
вается? Кроме трех вышеупомянутых ис- тынника.
точников (Альберт Ахенский, Вильгельм
Тирский и Анна Комнина), нет ни одного, Geschichte des ersten Kreuzzuges. Düsseld.
который жил бы в ту эпоху и в той местно- 1841, с. 236–242.
100 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Вильгельм Тирский жали совет, каким образом всего безопас-


нее достигнуть цели, ибо то, что рассказы-
вали о погибели полчищ Годескалька, весь-
ПОХОД ГОТФРИДА, ма озабочивало их. Наконец единогласно
ГЕРЦОГА ЛОТАРИНГСКОГО, ДО определили: отправить посольство к коро-
ВЗЯТИЯ НИКЕИ. лю Венгрии для разузнания настоящих при-
чин, вследствие которых войско предше-
1097–1098 гг. ствовавших им братьев погибло, и заклю-
(между 1170 и 1184 г.) чить, не поминая старых неудовольствий,
мирный договор для свободного прохода
Начинается книга вторая1 через Венгрию. Ибо всякая другая дорога
при начатом ими пути была бы большим
I. В том же самом году, а именно в год обходом. В посольство назначили Готфри-
от воплощения Господня 1096-й, в августе, да из Аша, брата Генриха, так как он с дав-
15-го дня этого месяца, выступил в поход них времен состоял в дружбе с королем
великий и светлейший Готфрид, герцог Венгрии, а в спутники дали ему несколь-
Лотарингии, после того как войско Петра ких благородных и уважаемых людей. При-
Пустынника удалилось и имело уже печаль- быв к королю и сказав ему должное при-
ный конец и после того, как было пораже- ветствие, он в силу данного ему поручения
но войско Годескалька, и другие следовав- сказал следующее:
шие за ними толпы испытали в Венгрии сво- II. «Великий и светлейший муж! Госу-
его рода бедствия; собрав своих спутников дарь Готфрид, герцог Лотарингии, и все
и снабдившись по обычаю провиантом другие богобоязненные князья, посвятив-
(sarcinis), герцог пустился в дорогу. В его шие себя вместе с ним на служение Богу,
лагере находились следующие достослав- отправили нас к вашему высочеству
ные и благороднейшие мужи, достойные (vestram eminentiam), чтобы через нас раз-
вечной памяти: государь (dominus) Балду- ведать, по какой причине народ верующих,
ин, брат герцога с материнской стороны; остатки которого нам попадались на доро-
государь Балдуин Монтский (de Montibus, ге, нашел у вас, причисляемых также к ве-
ныне Mons), граф Геннегау (Hamaucorum рующим, столь дурной прием, что ему было
comes); государь Гуго, граф св. Павла (ныне бы безопаснее идти по неприятельской зем-
St. Pol) и его сын Энгельрам, юноша отлич- ле. Была ли вина тех людей столь велика,
ных способностей; государь Вернер что они заслужили вполне всю строгость
(Garnerus, нов. Garnier); граф Грэ (Gray); наказания, а в таком случае пославшие меня
государь Ренард, граф Тулский (Toul) и его перенесут равнодушно их погибель, ибо
брат Петр; государь Балдуин Буржский справедливая казнь не раздражает и долж-
(Bourg), родственник герцога; государь Ген- на быть вынесена с терпением; случилось
рих из Аша (Hache) и его брат Готфрид; ли то иначе, и вы напали и убили без вся-
Дудо из Кона (Cons, ныне Конти); Куно кой причины невинных, тогда наши не ос-
Монтэгю (de Monte acuto, ныне Montaigu) тавят без внимания бедствия служителей
и многие другие, которых ни имени, ни чис- Божиих и будут скорее готовы отомстить
ла мы не знаем. Все они, составив одну не- за кровь своих братьев. Теперь они ждут
раздельную дружину, прибыли 20 сентяб- ответа на мое посольство и сообразно с тем
ря (1096 г.) здравы и невредимы в страну, направят свои действия». Король, окружен-
называемую Австрией (Osterich), к местеч- ный своими, говорил на это так: «Мы рады,
ку Толленбургу (у других Massburg или что ты, Готфрид, с которым мы в дружбе и
Altenburg, на Дунае, несколько ниже Вены); которому мы давно оказывали по заслугам
р. Лейта (Lintax) отделяет там империю от благоволение, пришел к нам, отчасти пото-
пределов Венгрии. Прибыв туда, они дер- му, что мы можем ныне возобновить нашу
дружбу, а также и потому, что мы легко
1
См. предыдущее выше. можем оправдаться перед человеком столь
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 101

Мечеть Омара в Иерусалиме. По традиции, закладка этой мечети приписывается праведному


халифу Омару (634–644). В действительности построена в 691 г. на месте храма Соломона,
над священной скалой, где якобы произошло жертвоприношение Авраама.
Купол в 1190 г. перестроен

правдивым, как ты. Без сомнения, мы отно- хе или как мышь в мешке, дурно заплатили
сим себя, как ты выразился, к числу верую- за благодеяние своих гостеприимных хозя-
щих и стараемся на деле оправдать свое ев. Ибо на последней границе нашей стра-
название, но те, которые приходили до вас ны они, вместо благодарности, овладели на-
под предводительством Петра Пустынника сильно одним из наших городов, истреби-
и Годескалька и которые завоевывали в пре- ли до конца его население и ушли оттуда,
делах нашего королевства крепости и хоте- как разбойники, вместе с его крупным и
ли насильственно ворваться в нашу землю, мелким скотом. Мы дозволили беспрепят-
не были христианами ни по своим деяни- ственно пройти по нашей стране и войску
ям, ни по своему имени. Сначала мы при- Годескалька, как будто бы мы не испытали
няли дружелюбно Петра и его войско и да- никаких оскорблений от его предшествен-
вали им продовольствие или даром, или за ников; но когда они не убоялись среди са-
ничтожную цену, но они, как змея в запазу- мой страны грабить, чинить насилия жите-
102 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

лям, жечь и за всякую безделицу проливать нишнему желанию побеседовать с тобой и


кровь, то и навлекли на себя гнев Господень удовлетворить вполне твоим просьбам».
за свои чрезмерные злодеяния. Мы не мог- III. Герцог, выслушав посольство коро-
ли также терпеть, чтобы наши были утес- ля и посовещавшись со своими, явился в на-
няемы; мы должны были думать о помощи значенный день на условленное место с 300
и защите. А потому, предупрежденные при- рыцарями, выбранными из его дружины.
мером прежних толпищ, мы сочли за луч- Король вышел навстречу ему на мост и при-
шее, чтобы не пострадать в третий раз от нял его дружественно и весьма почетно.
этого ужасного сброда, скорее не допускать Наконец, высказав друг другу взаимные
в наше государство таких безбожных лю- приветствия, они определили, что герцог
дей, нежели претерпеть от них зло или быть выдаст заложников из числа своих благо-
вынужденным бороться с ними. Все это родных людей, получит свободный проход
может достаточно оправдать нас в глазах вместе с войском через королевство, старые
такого благоразумного и прозорливого обиды будут забыты и мир утвержден впол-
мужа, как ты, и, клянусь Богом, мы сказали не. Таким образом, король, чтобы иметь
тебе сущую правду». Он приказал затем более верное ручательство в том, что огром-
угостить послов самым почетным и друже- ные полчища, допущенные им в государст-
любным образом, а сам начал совещаться во, не сделают при этом нападения, рассчи-
со своими и назначил людей для сообще- тывая на свою храбрость и многочислен-
ния герцогу удовлетворительного ответа. ность, и не произведут беспорядков в
Вместе с прибывшими к нему послами были Венгрии, потребовал себе заложником бра-
им отправлены верные люди, а вместе с та герцога, государя Балдуина и его жену
ними следующий письменный ответ герцо- вместе со свитой. Герцог согласился на это,
гу и князьям: «Мы узнали уже давно по выдал на известных условиях заложником
слухам, что ты совершенно заслуженно счи- своего брата и вступил со своей армией в
таешься у своих великим, знаменитым и королевство. Король остался верным сво-
славным князем, и в дальних землях умные им обещаниям и приказал всем провинци-
люди изумляются твоему беспорочному и ям, через которые им надлежало пройти,
строгому благочестию и достохвальной чтобы они доставляли им припасы по деше-
твердости твоего характера1. А потому и вой цене, не обмеривая и не обвешивая, и
мы, увлеченные славой твоего имени и той чтобы за пилигримами следовали постоян-
благочестивой ревностью, с которой ты дей- но маркитанты с предметами торговли. Гер-
ствуешь, хотели, несмотря на всю отдален- цог же возвестил через глашатаев по всему
ность, выразить тебе знаки нашего уваже- лагерю и в каждом отряде особенно, чтобы
ния. Но мы уверены, что и благородные никто под страхом смертной казни и лише-
твои спутники, воодушевленные той же ния имущества не осмеливался делать на-
ревностью, питают одинаковые с тобой бла- силий, несправедливости или грабить при-
гочестивые намерения. Потому мы намере- ходящих в лагерь; напротив того, каждый
ны не упустить случая к услугам, которы- обязан совершать куплю или продажу в
ми снискиваются друзья, и даже готовы до- мире и братской любви. И по Божественно-
казать всем братскую привязанность му предвидению случилось так, что при
нашими делами. Пользуясь настоящим слу- переходе нашей армии через Венгрию ник-
чаем, мы предлагаем тебе явиться в наш то не был обижен даже словом. Король же
замок Циперон (ныне Oedenburg, у венгров следовал рядом с нашей армией, слева, со-
Soprany), чтобы удовлетворить нашему дав- провождаемый многочисленными полками
и ведя за собой заложников, с тем, чтобы
1
своим присутствием уничтожать могущие
Готфрид, как известно, был сторонником Ген-
риха IV в борьбе его с Григорием VII, собственно-
возникнуть беспорядки. Наконец, при Ма-
ручно убил антикороля Рудольфа и при взятии Рима левилле (ныне Землин), они остановились
императорскими войсками первый взошел на на берегу р. Савы (Savoa), чтобы сделать
городские стены. приготовление к переходу через нее. Так
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 103
как для столь многочисленного народа не герцога. Но князья, видя, что вследствие
было достаточного количества судов, то того произошел большой недостаток в съе-
связали плоты; сначала перевезли тысячу стных припасах, решились, по общему при-
тяжеловооруженных рыцарей, чтобы обес- говору, пройти с большими отрядами по ок-
печить противоположный берег от непри- рестностям города во всех направлениях и
ятеля и доставить народу, по его переходе, привели в лагерь такое количество стад и
спокойную стоянку. Едва переправились животных, что даже и бедные увидели себя
войска и немногие из благородных, как в изобилии. Когда император узнал, что вся
явился король с большой свитой и возвра- страна опустошена огнем и мечом, то во-
тил государю герцогу государя Балдуина с зобновил торговые сношения, опасаясь,
женой и остальными заложниками, как то чтобы не случилось чего-нибудь худшего.
было первоначально условлено. Почтив В ту пору приблизился торжественный день
государя герцога и других князей богаты- Рождества Господня (25 декабря 1096 г.), и
ми подарками, он возвратился назад. Герцог потому наши князья определили между со-
же, переправившись с частью князей и наро- бой во имя религии воздержаться в течение
да, который еще оставался на этой стороне тех 4 дней от грабежа и всякого насилия.
реки, расположился лагерем вместе со всем После того как праздники были проведены
войском перед болгарским городом Белгра- в мире и тишине, явилось посольство от
дом. Потом, изготовившись к дальнейшему императора с миролюбивыми предложени-
пути, христиане проникли через большие ями, впрочем, исполненными коварства, а
болгарские леса сначала до Ниссы, а потом именно, князьям предоставлялось перейти
до Стралиции (ныне София, по болгарски вместе с войсками мост у дворца Влахерны
Триадитца, в Верхней Македонии). и разместить своих людей в зданиях, кото-
рые тянутся по берегу Босфора. Императо-
В главах IV и V автор описывает географи- ру было нетрудно склонить князей к при-
ческое положение и политическое состояние Вос- нятию подобного предложения, ибо зимнее
точной Римской империи при появлении кресто- время сопровождалось большими затрудне-
носцев, когда ею правил (с 1081 г.) Алексей Ком-
нин, «недостойный и коварный человек», затем
ниями, и дождь лил такой неслыханный, что
говорит, как герцог Готфрид двигался далее че- палатки не могли более выдерживать, и съе-
рез Филиппополь и Адрианополь к Константино- стные припасы вместе с другим багажом
полю и, узнав о том, что Гуго Великий, брат фран- гнили и портились от постоянной сырости.
цузского короля Филиппа I, пройдя через Альпы и Ни люди, ни вьючный скот, ни другие жи-
по Адриатическому морю, прибыл раньше его в
Грецию и был отведен пленником в Византию, он вотные не могли выносить пронзительного
вступил в переговоры с Алексеем; не получив удов- холода и беспрерывного проливного дож-
летворительного ответа, Готфрид разграбил ок- дя; и все это шло, увеличиваясь и превышая
рестности Адрианополя и тем вынудил импера- всякие силы. Казалось, император почув-
тора выдать пленников; при приближении крес-
тоносцев к стенам Константинополя Гуго
ствовал к ним сожаление, но на деле в мыс-
Великий, Дрого Нейльский, Вильгельм Карпента- лях у него было совсем другое: он имел в
рий и Кларембальд из Вандейля были выпущены виду, что в том узком месте войско слиш-
навстречу герцогу и приняты им радушно. ком будет сдавлено, чтобы расходиться по
сторонам, и он сам легче сдержит их силой
VI. Но едва они (то есть герцог Готфрид по своему произволу. А чтобы все это было
и освобожденные пленники) успели обнять более понятно, я должен вставить несколь-
друг друга и отдохнуть в приятельской бе- ко слов о положении вышесказанного горо-
седе, как явились к герцогу послы от импе- да (Византии).
ратора с приглашением отправиться к нему
с небольшой свитой. Герцог держал по это- Но автор в следующей, VII, главе останав-
му случаю совет и счел за лучшее уклонить- ливается долго на описании Черного моря, Гел-
леспонта и Пропонтиды, объясняя происхожде-
ся от этого свидания. Император, раздра- ние их названий по древним греческим мифам, и
женный этим отказом, запретил всякую тор- только в конце главы коротко приводит топо-
говлю с войсками, сопровождавшими графию Византии, чтобы объяснить невыгодное
104 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

стратегическое положение крестоносцев меж- города, подле ворот; дело кончилось тем,
ду стенами и морским берегом; император Алек- что греки нигде не могли устоять против
сей, видя невозможность принудить Готфрида
к личному свиданию, на этот раз не ограничил- наших и к вечеру должны были отступить в
ся запрещением продавать съестные припасы и город. Наши же, мужественно удержав за
выслал ночью стрелков, которые издалека пере- собой поле битвы, расположились, как по-
били многих крестоносцев, ходивших по берегу бедители, лагерем в удобном для себя мес-
или смотревших из окошек зданий.
те. Вероятно, горожане напали бы снова, и
при обоюдном раздражении произошла бы
VIII. Когда герцог узнал о том (то есть более жестокая схватка и более сильное
об избиении своих греками), он созвал кня- кровопролитие, если бы наступившая ночь
зей народа и по общему приговору дал сво- не положила предела борьбе обеих сторон.
ему брату (Балдуину) поручение поспеш- Тогда только в первый раз обнаружилось
но занять вместе с отрядом войска мост, несомненным и очевидным образом то на-
который вел к ним, чтобы им не отрезали мерение, с которым тот вышеупомянутый
пути и не нанесли тем вреда. Балдуин не- недостойный император перевел лагерь на-
медленно взял с собой 500 тяжеловоору- ших в другое место, а именно: у него было
женных рыцарей и силой овладел тем мос- в виду держать их заключенными на узком
том. Между тем против них выступили вра- пространстве и таким образом иметь в сво-
жески не только те, которые были высланы, ей власти.
но и почти весь город вооружился на них. IX. С наступлением дня было возвеще-
Наши же, видя, что противники вооружи- но народу подняться и вооружиться: одна
лись не с добрым намерением и что все часть под предводительством известных
граждане бросились к оружию на погибель вождей должна была пойти по окрестнос-
им, предали огню все здания, в которых они тям, чтобы добыть всякого рода съестные
были помещены, на пространстве 6 или 7 припасы, продажу которых запретил импе-
миль, и которые принадлежали частью им- ратор: случится ли то за деньги или силой,
ператору, частью же гражданам. Затем они так или иначе, они должны забирать круп-
собрались по трубному звуку из своих квар- ный и мелкий скот, не щадя запасов с пло-
тир и не медля пошли за герцогом, который, дами и другими жизненными потребностя-
построив поспешно ряды войска, потянул- ми; другая же часть осталась с герцогом и
ся к мосту. Люди более опытные в военном другими князьями для защиты лагеря. Так
деле особенно опасались того, чтобы непри- как они по опыту узнали коварство импе-
ятель не занял моста, через что они могли ратора и его людей, то и решились принять
бы быть на узком пространстве весьма стес- все меры предосторожности против его коз-
нены; вследствие того там была выставле- ней. Кончилось тем, что отряды, вышедшие
на поспешно вся конница, прежде чем мог- на фуражировку в большом числе, как кон-
ли собраться пехотные полки. Но государь ные, так и пешие, опустошив в течение 6
Балдуин, брат герцога, как сказано выше, дней окрестности города на пространстве
выступил вперед, овладел мостом, несмот- 60 миль, возвратились в восьмой день с та-
ря на сопротивление неприятеля, обратил ким множеством съестных припасов, что
врагов в бегство и обеспечил нашим проти- трудно поверить: с трудом могли они гнать
воположный берег реки. Тогда переправил- перед собой стада быков и повозки.
ся через мост и герцог вместе со всем вой- X. Пока все это происходило в лагере, к
ском и багажом и расположился без всяко- герцогу явился посол от государя Боэмун-
го затруднения на свободном и широком да (князя Тарентского) и представил ему
месте, перед городом. Там завязалась с не- письмо следующего содержания: «Знай,
приятелем борьба, между церковью св. му- благороднейший из мужей, что тебе при-
чеников Космы и Дамиана – ныне (то есть в шлось иметь дело со злейшим зверем и не-
конце XII в.) это место называется обыкно- годнейшим человеком, который решился
венно замком Боэмунда – и новым двор- никогда не быть правдивым и чистосердеч-
цом Влахерной, который построен в углу ным и преследовать до смерти всеми спо-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 105
собами латинский народ (Latinorum князьями, и Куно Монтэгю (de Monte acuto)
nationem). Со временем ты сам убедишься, вместе с Балдуином Бургским отправились
что мое мнение о нем справедливо. Я же за сыном императора; поручив своему бра-
знаю злобу греков и их упорную и непре- ту охрану заложника и передав ему войско,
одолимую ненависть к латинскому имени. Готфрид отправился вместе с прочими кня-
А потому, если ты согласен со мной, отсту- зьями в город и обрадовал императора сво-
пи к Адрианополю и Филиппополю или от- им давно уже ожидаемым прибытием. Его
веди свое войско, которое вручил тебе Гос- приняли с большими почестями в собрании
подь, в те богатые страны, чтобы дать ему знатнейших людей, которые желали видеть
отдохнуть в изобилии припасов, которое вы того мужа, о котором они так много слы-
там найдете. А я, с Божьей помощью, в на- шали и отчасти знали по собственному опы-
чале весны поспешу к тебе, своему госуда- ту. Также и князья, прибывшие с ним, были
рю, и с братской любовью дам совет и ока- приветствуемы императором, соответствен-
жу содействие против безбожного владете- но достоинству каждого, и вместе допуще-
ля греков». Прочтя это письмо и обдумав ны к поцелую мира (ad pacis osculum); им-
его содержание, Готфрид, по общему при- ператор заботливо осведомился о их здоро-
говору князей, отвечал через посла и также вье и, называя каждого по имени, чтобы тем
письменно: «Я знаю, возлюбленный брат, и расположить в свою пользу, был со всеми
давно уже слышал, что коварные греки пре- приветлив и разговорчив. Наконец, прибли-
следуют наш народ с непримиримой нена- зившись к герцогу, он говорил ему так:
вистью, и если бы я не был достаточно в «Наша империя, любезный герцог, знает,
этом убежден до сих пор, то собственный что ты могущественнейший в среде своих
опыт доказал мне то вполне; я не сомнева- князей, и ей небезызвестно твое благочес-
юсь в справедливости твоего негодования тивое предприятие, которое ты взял на себя,
против них; ты имеешь верный взгляд на их воодушевленный достохвальной ревностью
льстивость; но по страху Господню и вслед- о вере; но что еще важнее – о тебе носится
ствие своего намерения бороться с невер- далекая слава, что ты – муж твердый харак-
ными я не могу обратить оружия на хрис- тером и чистый верой. Потому ты за свои
тианский народ. Прибытия же твоего и дру- благородные нравы снискал благосклон-
гих богоспасаемых князей наш ность многих, которые тебя никогда не ви-
возлюбленный Богом народ ожидает с не- дали в глаза. И мы со своей стороны наме-
терпением». рены оказать тебе всю нашу любовь и ува-
XI. В это время император со своими жение, и с этой целью определили в
приближенными и друзьями находился в присутствии всех вельмож нашего священ-
величайшем страхе, отчасти потому, что он ного двора усыновить тебя и передать тебе
видел разорение своей страны и слышал нашу империю; да сохранится она тобой
жалобы на то и стоны своих людей, отчас- неприкосновенно и невредимо вместе с
ти же потому, что до него дошло известие предстоящим и грядущим потомством».
о посольстве государя Боэмунда и о его ско- Сказав это, он облачил его с известными
ром прибытии. Вследствие того он начал обрядами, свойственными той стране, в
снова стараться о свидании с государем гер- императорские одежды, и усыновил себе;
цогом, ибо опасался, что если он не сойдет- таким образом, с обеих сторон были вос-
ся с ним, а ожидаемые князья придут преж- становлены вполне мир и согласие.
де, чем он склонит герцога на свою сторо- XII. После того император открыл свои
ну, то все они соединятся на его погибель. сокровища государю герцогу и его спутни-
Потому император старался всеми силами кам и одарил их щедро золотом, драгоцен-
расположить герцога в свою пользу, про- ными камнями, шелком и дорогими сосуда-
сил его прийти к нему и, чтобы уничтожить ми, которые своей работой и материалом
в нем всякое сомнение, предложил ему в превосходили всякую цену, так что они,
заложники своего сына Иоанна Порфиро- отягченные дарами, удивлялись и необык-
родного. Это предложение было одобрено новенному богатству, и щедрости импера-
106 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

тора. Но он был щедр к герцогу не только не ожидая следовавших за ними, чтобы та-
на этот раз, и от праздника Богоявления до ким образом никогда не соединялись перед
Вознесения доставлял ему от двора каждую городом две армии.
неделю столько золотой монеты, сколько
двое могли снести на плечах, и десять мер В следующих двух главах, XIII и XIV, автор,
медных денариев. Герцог не брал ничего для оставив на время Готфрида и его войско в лагере
себя лично и раздавал щедро благородным у Халкедона, обращается к другим крестоносцам
и говорит именно, каким образом Боэмунд, князь
и народу, сколько, по его мнению, кому Тарентский, сын Роберта Гвискара, вместе с Тан-
было нужно. Выйдя от государя императо- кредом, своим племянником, и другими итальян-
ра, они простились с ним на время и воз- скими и галльскими владетелями, сделал переход
вратились в лагерь. После того они отпус- через Адриатику в Дураццо и оттуда через Эпир
тили к отцу с почетной свитой Иоанна, сына и Македонию прибыл в Константинополь; при этом
автор приводит примеры нового коварства Алек-
императора, которого держали заложником сея, который в одно и то же время пишет самые
у себя до возвращения государя герцога. лестные письма Боэмунду, приглашая его к себе, и
Император же объявил всенародно, что под приказывает своим войскам тайно нападать на
страхом смертной казни должно быть дос- крестоносцев и истреблять их; при р. Вардаре гре-
ки напали на отставших, но были разбиты; однако
тавляемо все необходимое войску герцога Боэмунд, не уступавший в хитрости Алексею, не
по дешевой цене и верному весу. И герцог, обращал на то внимания, скрыл свое неудовольст-
со своей стороны, запретил через глашатая вие и поспешил к императору, показывая вид, что
под страхом смертной казни чинить наси- он торопится воспользоваться дружеским его при-
лие или неправду кому-либо из людей им- глашением.
ператора. Таким образом, уживаясь доволь-
но хорошо друг с другом, они продолжали XV. Пройдя всю Македонию и Иллирию,
в тишине свои отношения. Наконец, в се- Боэмунд спешил далее, но потихоньку, и
редине марта (1097 г.), так как начали при- таким образом стал приближаться к горо-
бывать другие князья и находились уже ду (Константинополю). Когда он прибыл
вблизи, то герцог по требованию импера- туда, был уже четверг перед Пасхой (в ап-
тора и также сообразно желанию народа и реле 1097 г.) и император снова просил его
благородных сел на приготовленные кораб- через послов отправиться к нему в город
ли, перевез свое войско через Геллеспонт в без войска, в сопровождении одних прибли-
Вифинию – первую азиатскую провинцию, женных. Опасаясь коварной злобы импера-
и расположился лагерем в окрестностях тора, он стоял долгое время и колебался
Халкедона. Это тот самый город Вифинии, принять приглашение. Пока он находился
в котором при государе Папе Льве Старшем в такой нерешимости, явился к нему в со-
и императоре Маркиане был созван четвер- провождении блестящей свиты князей зна-
тый Вселенский Собор из 636 отцов про- менитый муж герцог Готфрид, которого
тив лжеучения монаха Евтихия и александ- настоятельно просил император пойти на-
рийского патриарха Диоскура. Это место встречу Боэмунду и привести его к себе,
весьма близко от Константинополя и отде- чтобы тот ничего не мог опасаться. Обняв-
ляется одним Босфором; они могли видеть шись и искренне облобызав друг друга, они
оттуда город (Византию), и кто имел важ- дружески беседовали и расспрашивали вза-
ное дело, тот мог без затруднения три или имно о том и другом; наконец герцог посо-
четыре раза в день отправляться из лагеря ветовал Боэмунду воспользоваться пригла-
в город и обратно. А то, что император по- шением императора. Сначала Боэмунд уп-
буждал герцога ускорить переправой, про- рямился и не хотел слышать никаких
исходило не от его религиозной ревности, убеждений герцога, но после уступил бла-
а по свойственной ему хитрости; именно: городным речам герцога и отправился до-
он боялся, что войско может усилиться но- верчиво в его сопровождении к императо-
выми пришельцами, и по той же причине ру. Император облобызал его в знак мира
побуждал всякий раз тех, которые являлись и показал ему все знаки любви и почета;
после, отправляться поспешно на кораблях, потом они дружески беседовали, и тогда
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 107

Воины армии Саладина XI–XII вв.


108 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

отпустил князей, бывших у него, на другую


сторону Босфора, в их лагерь, с великими
почестями и богатыми дарами, что было
потом повторено несколько раз. Там
соединились обе армии и дружелюбно ста-
ли в виду Константинополя, поджидая при-
бытия других князей, чтобы продолжать
поход вместе. Народу же доставлялось все
необходимое не только в достаточном ко-
личестве, но даже в изобилии, как из импе-
раторского города, так и из окрестностей.

В главе XVI автор возвращается к Роберту


Фландрскому и описывает его путь, повторяя то
же самое, что он сказал о Боэмунде, потому что
Роберт шел по тем же странам, точно так же
дал присягу императору и затем немедленно
переправился через Босфор, где и соединился с
первыми двумя армиями. Затем автор обраща-
ется к четвертой армии и говорит, что вслед за
Робертом прибыл посол, известивший о прибы-
тии в Константинополь Раймунда, графа Тулуз-
ского, и Адемара, епископа г. Пюи, который был
вместе с тем наместником Папы и его предста-
вителем в Первом крестовом походе. Описав в
Христос, благословляющий Рожера II, следующих двух главах, XVII и XVIII, их путь че-
короля Сицилии (1129–1154). рез Ломбардию, Истрию и Далматию до Дураццо
и оттуда через Эпир и Македонию до примор-
С мозаики в церкви Санта Мария дель
ского города на Геллеспонте, Родосто, вблизи Кон-
Аммирале (Палермо)
стантинополя, автор рассказывает, как туда
прибыло посольство от императора и князей с
просьбой к Раймунду оставить армию в Родосто
Боэмунд, как говорят, сделался вассалом и идти немедленно одному на свидание с импе-
(homo) императора, протянув руку в знак ратором.
верности и дав клятву телом (juramento
praestito corporaliter), как то делают васса- XIX. Граф (Тулузский), уступая как на-
лы (fideles) по отношению к своим сюзере- стояниям императора, так и представлени-
нам (dominis suis). Вслед за этим ему были ям князей, которые убеждали его не мед-
поднесены из императорской казны подар- лить, поручил свое войско заботам еписко-
ки золотом, одеждами, сосудами и драгоцен- пов и других благородных людей,
ными камнями, которые по своему блеску находившихся в лагере, и отправился в со-
и стоимости были несравненны. Пока таким провождении немногих в Константинополь,
образом улаживалось дело и Боэмунд оста- где он и представился императору после
вался во дворце, Танкред, муж, достойный многих приглашений, сопутствуемый импе-
хвалы во всех отношениях, его племянник раторскими послами, которые ему предше-
по сестре, избегавший всеми мерами сви- ствовали. Там его встретил сам император
дания с императором, переправился со всем и вельможи, окружавшие его, самым почет-
войском в Вифинию и стал лагерем по ту ным образом, выражая ему свою дружбу и
сторону Босфора, в окрестностях Халкедо- расположение. Император старался всячес-
на, где уже давно находилось войско госу- кой лестью склонить его, подобно предше-
даря герцога, в ожидании следовавших за ственникам, дать ему клятву в верности, но
ним. Когда император узнал, что государь граф упорствовал с твердостью. Пока все
Танкред отклонил таким образом свидание это происходило в Константинополе, импе-
с ним, то он весьма огорчился, но, как ум- ратор с досады, что граф не хочет, как дру-
ный человек, скрыл свое неудовольствие и гие, сделаться его вассалом, тайно прика-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 109
зал напасть с быстротой на войско графа и му им подвигу. Тяжкие труды, понесенные
причинить ему как можно более зла; было ими, произвели в них такое отвращение к
предписано не щадить их и нанести им силь- самому предприятию, что многие, не толь-
ное поражение. Император решился на то ко из простого народа, но и из высших лиц,
в уверенности, что все другие князья при- выражали сомнение относительно успеха в
сягнули ему на верность и также потому, будущем и, несмотря на свои обеты, хоте-
что войска их были по ту сторону моря и ли возвратиться назад. Только убеждения
нелегко могли бы возвратиться назад: а епископов и духовенства воспламенили их
именно – все корабли, которые пристали к и склонили настаивать на предпринятом, не
другому берегу с товарами или на которых оставлять войска и не возвращаться на ро-
перевозили войска, должны были немедлен- дину, что также было небезопасно. Граф, по-
но удалиться, так чтобы там не стояло в за- лучив о том известие, был глубоко смущен;
пасе кораблей, и они тщетно желали бы вер- жалуясь на измену, он приказал через по-
нуться. Вот почему император старался слов, отправленных к императору, выразить
всегда льстивыми и коварными убеждения- ему упрек за такое коварство, противное
ми склонять князей к тому, чтобы они яв- всяким добрым нравам, и объяснить ему,
лялись в Константинополь поодиночке, а не что он вооружил своей людей против его
соединенными силами. Как я уже заметил, войска в то время, когда граф, сообразно его
прибытие наших вообще было для него по- желаниям и вследствие неоднократных при-
дозрительно, а всего более он опасался, что- глашений, послушно находился у него. Он
бы они не сошлись все вместе. Если он ока- дал знать и князьям, по просьбе и по жела-
зал такую щедрость князьям, то, конечно, не нию которых он отправился впереди свое-
из великодушия и не из любви к ним, а вслед- го войска, о несчастии, испытанном его
ствие отчаянного страха и коварных козней. людьми, и о явных кознях императора, про-
Наших же, при их простоте и незлобии, труд- ся их, как братьев, о мести. Если бы у гра-
но было убедить в злобе греков и в хитрости фа было столько же силы, сколько пламен-
и коварстве их недостойного императора, ного желания отомстить за своих, то его не
главным образом потому, что он оказывал в удержали бы такие угрозы и никакое по-
отношении их так много щедрости и льсти- средничество князей. Он считался челове-
вой дружбы. ком отважным и именно таким, который
XX. Между тем сотники, пятидесятни- никогда не забывал обиды и настаивал на
ки и отрядные (centuriones, quinquagenarii своем. Император, раскаиваясь в своем по-
et numeris militaribus praepositi), получив ступке и видя, что он далеко зашел, пригла-
приказание императора, изготовили свои сил к себе государя герцога, государя Боэ-
полки и, приводя в исполнение данное им мунда и государя графа Фландрского, ко-
предписание, напали тайно ночью на лагерь торые находились на том берегу при своих
графа. При неожиданности их появления им войсках, желая при их посредничестве при-
было легко избить большую часть войска, мириться с графом. Они явились на его зов
и затем последовало постыдное бегство и и, сознавая, что было не время мстить, хотя
бесстыдное поражение, прежде чем люди и осуждали все произошедшее, взялись идти
успели проснуться и схватиться за оружие. к государю графу и уговорить его оставить
Но наконец по призыву благоразумных они без внимания нанесенное ему оскорбление,
опомнились, собрались с духом и нанесли которое они считали общим; они указывали
большое поражение воровским клевретам на то, что месть отнимет много времени и
императора. Хотя наши и мужественно от- замедлит их следование по пути Господню.
стояли себя, но затруднительности похода, Наконец благочестивым речам князей уда-
которые им пришлось преодолеть, и беспре- лось укротить раздраженного графа, так как
рывные нападения, направляемые на них он был человек рассудительный; он после-
ежедневно, до того утомили их, что они на- довал совету князей и отдался в их распоря-
чали раскаиваться в предпринятом походе жение. Они пришли к императору и едино-
и все более и более охлаждались к начато- гласно выразили ему свое неудовольствие на
110 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

случившееся. Император, видя их негодова- щать свое государство от жестоких врагов,


ние и твердость взаимного союза, согласил- болгаров, куманов и пинценатов (то есть пе-
ся в присутствии графа, других посторонних ченегов), которые при всяком случае вры-
и всего своего двора просить извинения и ваются в пределы его государства и нару-
клялся, и заверял, что все то произошло не шают спокойствие. А потому, хотя он и
только без его повеления, но и без его ведо- имеет желание принять участие в таком пи-
ма, и что он готов, несмотря на свою невин- лигримстве и в наградах будущей жизни, но
ность, дать графу удовлетворение. Так, со он не может отложить заботы о своем госу-
дня на день становилось нашим очевиднее дарстве и допустить своих враждебных со-
коварство греков и вероломство императо- седей причинять ему зло. Но все, что он
ра; всем князьям сделалось ясно, как солн- говорил, было коварством и злоумышлени-
це, что он преследует ненавистью наш на- ем: он искал только предлога к тому, чтобы
род и озлоблен против всех латин. Но так лишить наших своей помощи, так как он
как их стремления были направлены на дру- завидовал их успеху и делал им на пути все-
гое и они имели в виду богоугодное дело, то возможные препятствия. Между тем госу-
они полагали лучше не обращать внимания дарь Готфрид, государь Боэмунд и государь
на оскорбления, нанесенные им, нежели ос- граф Роберт Фландрский вместе с еписко-
тавить свое благочестивое предприятие или пом Пюи, переплыв море и собрав обоз,
затруднить начатое дело. приготовились в поход и определили идти
XXI. Таким образом, граф по совету пешком к Никее, чтобы там ожидать следо-
князей снова примирился с императором и вавших за ними. Когда они после целого
дал ему клятву в верности того же содер- дня пути прибыли к Никополису, главно-
жания, как и другие князья; вследствие того му городу провинции Вифинии, к ним вы-
он возвратил себе опять расположение им- шел навстречу достопочтенный пастырь
ператора и был щедро оделен им огромны- Петр Пустынник из ближайших местечек,
ми подарками, которых нельзя ни пере- где он спасался от суровости зимы с не-
честь, ни измерить. И другие князья полу- многими уцелевшими из его дружины, при-
чили при этом снова подарки, потом ветствовал князей и присоединился к ним.
простились и вернулись за Геллеспонт на- Принятый всеми дружелюбно, на вопросы
зад к своим войскам; графа же они особен- об участи своих он изложил им все по по-
но просили последовать за ними, ни мало рядку и рассказал, что следовавшие за ним
не медля. Между тем прибыло в Констан- люди были упрямым, безверным и непо-
тинополь войско графа и по его приказанию корным народом и что их несчастье глав-
неотлагательно переехало в Вифинию, где ным образом должно быть приписываемо
и соединилось с прочими. Граф оставался им самим. Князья приняли большое учас-
по личным делам еще несколько дней в го- тие в нем и, сострадая несчастью его лю-
роде и, как человек рассудительный, дея- дей, оказали ему и его дружине большую
тельно старался как о собственном, так и щедрость. Когда, таким образом, армия
об общественном благе. А именно, он, со- увеличилась и число ее, благодаря Богу,
образно с волей князей, усиливался скло- возросло от присоединившихся отрядов,
нить императора, как то делали и другие до наши двинулись вперед, не торопясь, и
него, дать обещание присоединиться к по- подошли к Никее. Там они раскинули коль-
ходу и взять на себя достоинство герцога и цеобразно лагерь, оставив место для кня-
правителя (dux et moderator) Господней ар- зей, которые должны были прийти, и нача-
мии. Но император, убеждаемый не раз каж- ли осаду города в 15-й день мая (1097 г.).
дым из наших князей, и в особенности го- Граф же Тулузский, устроив свои дела в
сударем графом Тулузским, принять досто- Константинополе, простился с императо-
инство герцога и правителя Господней ром, оделившим его снова с необыкновен-
армии и сделаться главой народов, посвя- ной щедростью, и с быстротой поспешил
тивших себя служению Богу, отказывался к вышеупомянутому городу, ведя за собой
от того, говоря, что ему предстоит защи- своих, которых он удержал при себе.
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 111
В главе XXII автор, оставив крестоносцев кее), изо всех сил старались овладеть им,
под Никеей, возвращается к пятой и последней посвящая благочестиво Господу первый
армии, которая шла позади всех под начальством
Роберта, графа Нормандии, и где находились плод своих трудов.
Стефан Блоа из Шартра, Евстафий, брат Гот-
фрида, Рожер из Барневиля, Конан Бретанский Кончается книга вторая.
и многие другие. Они вышли осенью 1096 г. вмес-
те с Робертом Фландрским и Гуго Великим, но,
опасаясь зимы, отстали от них и перезимовали
в Южной Италии; весной 1097 г. Роберт Нор- Начинается книга третья
мандский переплыл с армией в Дураццо и извест-
ной дорогой прибыл в Константинополь, дал так- В первых шести главах третьей книги автор
же присягу императору и немедленно перепра- говорит о Вселенских Соборах, бывших в городе
вился в Никею, куда и прибыл к началу осады. В Никее, о его положении, а именно: Никея была
заключение первой книги автор говорит о ме- окружена с трех сторон горными лесами и боло-
рах, принятых императором для наблюдения за тами, и с запада ее стены омывались непосред-
армией крестоносцев. ственно водами большого озера; далее автор рас-
сказывает о приготовлениях владетеля города
Солимана (то есть Килидж Арслана) к защите,
XXIII. К лагерю присоединился некто как он, собрав в Персии армию, напал на осаж-
грек по имени Танин (у Анны Комниной: давших, но был разбит; как крестоносцы, пост-
Татикий; у других латинских писателей – роив осадные орудия, начали громить стены го-
Татин), доверенное лицо императора, низкий рода и какие происходили при этом отдельные
и вероломный человек, у которого в знак его стычки, кто был убит и каким образом; но все
усилия крестоносцев были напрасны, потому что
подлости были вырваны ноздри. На просьбы озеро оставалось свободным и осажденные легко
наших дать им для верности проводника, получали съестные припасы и все необходимое.
император назначил его путеводителем и
спутником (dux itineris et comes futurus). Он VII. Тогда наши возлюбленные Богом
был избран потому, что должен был хоро- князья собрались и вместе совещались от-
шо знать местность, и император вполне рас- носительно вопроса, как бы лучше помочь
считывал на его коварство и хитрость. Та- этому злу (то есть сообщению осажденных
нин присоединился к князьям вместе с отря- с Солиманом по озеру), и нашли необходи-
дом из своих для того, чтобы, как говорится, мым отправить большую часть войска с не-
«гусь шипел между лебедей и проклятая сколькими конными отрядами к морскому
ехидна среди угрей». О всем, что делалось в берегу (то есть Геллеспонту) и при помо-
лагере и что каждый сказал, он доносил им- щи телег или передков и других средств
ператору, сопровождая то превратными тол- перетащить в озеро суда целиком или по ча-
кованиями, и от него через вестников полу- стям; без того, полагали они, при всех их
чал весьма часто коварные инструкции. усилиях, трудах и расходах, их предприя-
Там, при Никее, в первый раз из отря- тие им не удастся. Прибыв к морю, послан-
дов, которые шли различными путями в ные нашли, при помощи Господа, который
разное время и под предводительством раз- руководил их путями в своем милосердии,
личных князей, составилась одна армия суда средней величины. Император уступил
Бога живого, собравшаяся с разных кон- их без затруднений, и они, вытащив суда на
цов и сложившаяся в одно целое. Со вре- берег, связали три-четыре телеги, как того
мени оставления родины боголюбивые кня- требовала длина судов, положили их свер-
зья и вожди войска встретились в первый ху и в одну ночь благополучно перетащи-
раз в лагере при вышеупомянутом городе; ли, на пространстве семи или более миль,
до того же они не видались друг с другом в вышеупомянутое озеро, при этом тащили
и никогда не совещались об общем деле. все – и люди, и лошади. Христианское вой-
При поверке числа войск оказалось, что ско было чрезвычайно обрадовано, когда
армия состояла из 600 тысяч пеших людей привезенные суда были спущены на воду;
обоего пола и из 100 тысяч тяжеловоору- предводители сбежались все на берег и со-
женных всадников. Все они, расположив- звали туда как людей, которые знали как
шись при вышеупомянутом городе (Ни- управлять веслами и кораблем, так и тех,
112 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

которые искусно владели оружием и отли- ри камнями и цементом, на случай, если от


чались мужеством, и вследствие того все подкопов или метательных машин обрушит-
были уверены, что с Божьей помощью мож- ся башня, то можно будет вместо старого
но будет в непродолжительном времени противопоставить осаждающему неприяте-
овладеть городом. Жители же города, уви- лю новое укрепление. Тогда наши под при-
дев на озере количество судов больше обык- крытием прочной осадной кровли (sud
новенного, удивлялись и не знали, враг ли testudine), которую они с большими усилия-
это или свои спешат к ним на помощь. Но ми поднесли к самой стене, начали усердно
узнав наконец, что наши притащили суда подкапывать башню. И наконец им удалось
волоком с моря и спустили в озеро, они изу- после тяжкого труда пробить железными
мились и их уму, и их силе, с которой они орудиями такое отверстие, что два вооружен-
осуществили дело отчаянное и почти невоз- ных человека могли войти рядом. Жители
можное. города дали единодушно отпор устремивше-
VIII. Когда таким образом жителям го- муся с жаром неприятелю, противопостав-
рода преградили плавание по озеру, было ляя хитрость хитрости, силу силе, и стара-
всенародно объявлено и через глашатаев лись всяческим оружием – луками, метатель-
возвещено, чтобы все отряды, под чьим бы ными машинами, пращами – отбить
начальством они ни находились в ту мину- противников назад и защититься от их напа-
ту, изготовились мужественно к приступу дения.
и чтобы они стеснили жителей, насколько IX. Между защитниками стен находил-
то возможно, действуя с большой настой- ся один воин, который был ненавистнее дру-
чивостью, нежели как они действовали до гих и отличался между всеми ростом и си-
сих пор. Каждый князь убеждал свои полки лой; он произвел своим луком страшное
и вел их на приступ отлично вооруженны- опустошение в наших рядах. Он до того воз-
ми; потому нападение на этот раз было гордился своим продолжительным счасть-
сильнее всех предыдущих. Они действова- ем, что смеялся и ругался над нашими, на-
ли отважно и машинами: одни старались зывая их презренными и упрекая в трусос-
подкопать стены, другие хотели потрясти ти. Этот человек свирепствовал на той части
их и пускали в них огромные камни. С юж- стены, которая была предметом нападения
ной стороны, откуда вел осаду государь государя герцога и его людей: государь Гот-
граф Тулузский, находилась башня, самая фрид не мог долго переносить того, выис-
высокая и толстая из всех; вблизи ее поме- кал удобное место, взял пращ, прицелился
щалось жилище жены упомянутого Соли- в лжеца и поразил его так, что он пал за-
мана; уже несколько дней граф употреблял мертво, справедливо поплатившись за все
все усилия к овладению этой башней, но зло, которое он причинил нашим. Вслед-
тщетно. Он поставил против нее две мета- ствие того его товарищи, одушевленные его
тельные машины, которые работали беспре- примером и мужественно сопротивлявши-
рывно; но стены были так крепки, что ему еся, были испуганы до того, что сделались
не удалось отбить ни одного камня. Он уд- воздержаннее и на свои стрелы, и на свою
воил потому метательные орудия, чтобы не брань. Но другие, находившиеся в других
быть вынужденным отказаться от предпри- частях города и отчаянно защищавшиеся,
ятия, приказал бросать в большом количе- не знали ничего о том, и с высоты своих стен
стве камни и обломки скал необыкновен- и башен, где им удобно было укрываться,
ной твердости, так что стена дала трещину переранили и убили многих из наших, лили
и камни начали от ударов обсыпаться. Ког- на наши машины смолу, масло, жир и дру-
да войско заметило это, все бросились через гие горючие вещества и, бросая потом за-
ров, воодушевляя друг друга, и стали перед жженные факелы, разрушили большую их
самой стеной с тем, чтобы или разрушить часть там, где наши не подумали о хоро-
башню, или по крайней мере сделать брешь шем их прикрытии. Но те из наших, кото-
(perforare). Жители же города, увидев, что рые были заняты вышеупомянутой башней,
башне угрожает падение, наполнили ее внут- ревностно продолжали свои усилия; видя,
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 113
однако, что вчерашний их подкоп в ближай- пройти. Когда ему из общественной казны
шую ночь уничтожался, они начали охла- даны были достаточные средства и сверх
девать и убедились, что им не будет удачи. того обеспечено вознаграждение за труд,
Когда они хотели уже совсем отказаться от также доставлены и все требуемые мате-
своего предприятия, в это время явился бла- риалы, он построил машину изумительно-
городный и мужественный рыцарь из войс- го искусства. Помещавшиеся в этой маши-
ка графа Нормандского; в шлеме и панци- не могли безопасно, при всем противодей-
ре, прикрытый щитом, идет он за вал, же- ствии неприятеля, приблизиться к стене, а
лая своим примером воодушевить других, те, которые были скрыты внизу, имели воз-
с целью разрушить стену, которую горожа- можность, не опасаясь ничего, вести под-
не поставили ночью, и снова пробить брешь, коп, и произведенный опыт доказал то
которую наши сделали вчера. Но так как не- вполне. Когда по его плану машина была
приятель отчаянно защищался, стоя на сте- вполне отстроена, он вместе с отважными
нах, то никто не осмелился помочь ему, и и тяжеловооруженными людьми, которые
он не мог выполнить своего намерения; у запаслись железными орудиями для подко-
самой стены перед глазами наших, которые па стены, сел внутрь и превосходно и весь-
не могли ему помочь, он был раздавлен мас- ма ловко подкатил ее вместе с рабочими
сой камней, которыми забросали его. Же- через вал к самой стене. Жители города с
лезными крюками стащили они его безды- прежним рвением начали бросать вниз кам-
ханное тело к себе наверх и бросили вниз ни и огонь, но так как все это скатывалось
за стеной, чтобы их люди могли надругать- по причине крутизны кровли и покатости
ся над ним, и потом выкинули к нам назад стен и не причиняло вреда находившимся
без шлема и без панциря. Похоронив его с в машине, то они стали сомневаться в дей-
надлежащими почестями, народ оплакал ственности обыкновенных средств и изу-
его; его мужество было превозносимо, и все мились как крепости сооружения, которое
говорили, что смерть его есть заслуга пе- они не могли разрушить, так и уму худож-
ред очами Господа и что дух его без сомне- ника, который построил машину. Те же,
ния приобщится к душам избранных; ибо, которые были скрыты под осадной кров-
как я сказал выше, все были одинаково лей, работали в полной безопасности от
убеждены, что павшие подобным образом неприятеля и изо всех сил старались про-
в битве наследуют жизнь вечную и просла- бить стену и опрокинуть башню; выбив
вятся светом святых. камень, они вставляли на его место дере-
X. Между тем вожди нашего войска сде- во, чтобы при подрытии нижней части сте-
лали обычное собрание; видя, что им ни- ны не обрушилась верхняя и не раздавила
чего не удается, что они даром теряют тру- машины, которая не могла бы вынести та-
ды и усилия, они совещались друг с дру- кой тяжести и силы падения. Таким обра-
гом, что предпринять в этой крайности, и зом, они подрылись под башню настоль-
в то время, когда они были заняты и весь- ко, насколько то было нужно, чтобы опро-
ма озабочены, явился к ним какой-то лан- кинуть ее, приделали подставы, которые
гобард (то есть житель Северной Италии), должны были на время поддерживать баш-
который говорил, что он видел, как было ню, подложили огня и горючих материа-
пристыжено все остроумие мастеров и как лов и, оставив с поспешностью машину,
все их усилия оставались бесплодными; он удалились к своим. Так и случилось, что
между тем знаком с осадным искусством, почти в полночь, когда подставы сгорели
и если ему дадут из общественной казны и обратились в пепел, башня повалилась с
необходимую и достаточную сумму для ис- таким шумом, что в самых отдаленных ме-
полнения своего замысла, то при помощи стах пришли в ужас и великий страх; как
Божьей он опрокинет ту башню в несколь- бывает то при землетрясении. Наше же
ко дней, не причинив нашим никакого вре- войско, пробудившись от треска, броси-
да, и сделает такую широкую брешь, что лось к оружию и приготовилось, как бы идя
всякий, кому угодно, будет в состоянии брать город приступом.
114 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

Интерьер дворцовой часовни в Палермо


История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 115
XI. Жена Солимана, переносившая до ника, частью же гражданами Никеи во вре-
того времени с твердостью все тяжести, мя осады, должны были быть выданы наше-
которым подвергается осажденный город, му войску до начала переговоров о мире, и
была, по свойству женщины, до того испу- до того наши не хотели ничего слышать.
гана падением башни, что с семейством и Потом по определению князей и с согласия
рабынями тайно оставила город и хотела народа были отправлены послы к импера-
удалиться в безопасное место. Но те из на- тору со следующим предложением: «Кня-
ших, которые стояли на озере на кораблях, зья и христианское войско, подвизавшееся
наблюдая за тем, чтобы жители не могли ни верно при осаде Никеи из любви к имени
войти, ни выйти, заметили при своем вни- Христа, с Божьей помощью и ревностными
мании бежавших и захватили их в плен. усилиями овладели городом. Мы просим
Пленная вместе с двумя еще весьма мало- потому твою светлость и убеждаем всеми
летними сыновьями была отведена к князь- средствами послать сюда, не откладывая,
ям и отдана вместе с другими пленными под кого-нибудь из твоих князей с достаточным
крепкий присмотр. Сделанный пролом и войском, чтобы вступить во владение горо-
плен столь важного лица привели жителей дом от твоего имени и принять множество
в такое замешательство, что у них пропало пленных. Мы же, сдав город в руки твоего
всякое доверие к собственным силам; они высочества, намерены с Божьей помощью
отправили посольство и просили у князей продолжать предпринятый нами путь».
перемирия для того, чтобы начать перего- XII. Император, обрадованный тем, по-
воры о сдаче. Но Танин, о котором мы гово- слал несколько доверенных лиц, на вер-
рили выше, как человек хитрый, предвидел, ность и усердие которых можно было по-
что сделают жители, потеряв надежду на ложиться, вместе с огромным войском в ту
защиту, и потому, вступив в переговоры с страну, чтобы принять город и немедленно
важнейшими гражданами, убеждал их сде- укрепить его, а имущество пленных, золо-
лать честь императору и сдаться ему. Это то, серебро и все прочее присвоить себе.
войско пилигримов, говорил он, спешит с Князьям же он отправил каждому отдельно
другим предприятием и осадило город не большие подарки и письменно, и словесно
по намерению, составленному заранее, но выражал им похвалу и великую благодар-
случайно и мимоходом; императора же они ность за их благородную услугу, вследствие
имеют всегда вблизи, и от его милосердия которой его государство получило такое
они должны ожидать всего и на все наде- приращение. Но народ и менее важные лица
яться. А потому им лучше предпочесть им- (secundae manus homines), которые столь
ператора этим невежественным и варварс- много трудились при осаде в надежде воз-
ким людям и предаться в его руки, чего им наградить свою потерю добычей, отобран-
избежать нельзя; и таким образом город, не- ной у пленных жителей, и различным иму-
давно отнятый турками несправедливо у им- ществом, которое окажется в городе, видя,
ператора, при их помощи снова возвратит- как император несправедливо ценит их труд
ся в его законную власть. Такими и подоб- и забирает в свою пользу и в пользу казны
ными увещаниями он уговорил собрание все, что по договору составляет общее до-
сдать императору город, себя и все свое стояние, чувствовали себя обиженными до
имущество, под условием личной неприкос- того, что раскаивались в своих усилиях и
новенности. И наши князья согласились на бесполезно понесенных ими тратах. Князья
то, ибо их помыслы направлялись к друго- также настаивали на том, что император
му; они не хотели там оставаться, и притом действует злонамеренно в противность
надеялись, что по договору город будет от- смыслу договора. А именно между прочи-
дан вполне на добычу войску в вознаграж- ми статьями договора, заключенного с им-
дение за понесенные труды и лишения. ператором, стояло следующее условие:
Между тем наши братья, которых взял в «Если удастся им с Божьей помощью овла-
плен столько Солиман при Цивитоте (Ки- деть одним из городов, принадлежавших
бет), где он разбил войско Петра Пустын- прежде империи, по всей их дороге до Си-
116 Крестовые походы (1096–1291 гг.)

рии, то такой город с прилежащей облас- жеством пленных была отправлена в Кон-
тью должен быть возвращен императору, и стантинополь, где она была не только ми-
вся добыча и прочее имущество жителей лостиво принята, но и великодушно содер-
отданы без всяких препятствий войску в жима; через несколько дней ей дали свобо-
виде награды за его труды и как уплата за ду. Это последнее император сделал для
издержки». Хотя нашим не стоило бы ни- того, чтобы выиграть расположение турок
какого труда выгнать людей императора из и вместе своими благодеяниями вооружить
города и с пустыми руками отправить к сво- их против наших; сверх того он имел в виду,
ему государю и хотя они были вправе дей- чтобы и другие города в случае такой же оса-
ствовать так, ибо несправедливо хранить ды не боялись сдаваться подобным же об-
верность тому, кто поступает в противность разом.
договорам, но при всем том, имея перед со- Таким образом, город Никея был взят в
бой страх Господень и спеша к более важ- год от воплощения Господня 1097-й, в 20-й
ному, они скрыли свое неудовольствие, ус- день июня. Князья же по окончании осады
покоили раздраженный народ благородны- дали войску приказ, чтобы оно, приготовив
ми речами и склонили его приготовиться к обоз, выступило 29 июня (1097 г.) в даль-
дальнейшим предприятиям. Посланные же нейший поход.
греки вошли в город, отобрали оружие у
граждан и, когда сдача кончилась, явились Последние главы третьей книги, от XIII до
XXV, и все остальные книги, четвертая – седь-
в лагерь к князьям и просили пощадить мая, составляют описание дальнейшего пути
жизнь граждан и оставить их неприкосно- крестоносцев от Никеи через Малую Азию и Си-
венными, так как они возвратили город го- рию до самого Иерусалима, куда они прибыли два
сударю императору и склонили выю под его года спустя, 7 июня 1099 г. Сама осада Иеруса-
лима составляет содержание восьмой книги, см.
власть. Так взят был город и для защиты его ниже.
поставили в нем значительный гарнизон;
жена же Солимана с обоими детьми и мно- Belli sacri historia, libri XXIII. Кн. II и III.

Анна Комнина ное покрывает мраком. Но слово истории,


как твердейший оплот, останавливает этот
СВИДАНИЕ ИМПЕРАТОРА поток времени, преграждает путь его стре-
мительному падению и, сохраняя в памяти
АЛЕКСЕЯ КОМНИНА совершенные деяния, хранит их и спасает
С БОЭМУНДОМ ТАРЕНТСКИМ. от забвения. Размышляя о всем этом, я,
1096 г. (около 1140 г.) Анна, дочь императоров Алексея и Ирины,
вознамерилась описать в этих книгах дея-
О ДЕЯНИЯХ ИМПЕРАТОРА ния своего отца, которые, конечно, не зас-
АЛЕКСЕЯ КОМНИНА, луживают быть унесенными потоком вре-
дочери его Анны Порфирородной, мени в море забвения, и притом как те, ко-
или торые он совершил по вступлении на
АЛЕКСИАДА престол, так и все то, что было им сделано
до того времени, при других императорах.
Пролог Я была порфирородной (то есть родилась
по вступлении на престол отца) и получи-
1. Время, как стремительный и беспре- ла такое воспитание, что не только научи-
рывный поток, опрокидывает и уносит за лась грамоте, но и могла отлично владеть
собой все совершающееся на земле: оно самым образованным греческим языком; не
погружает в пучину забвения и ничтожное, пренебрегала также и риторическими уп-
и великое, достопамятное; как в трагедии, ражнениями; читала произведения Аристо-
оно выводит наружу сокровенное и извест- теля и разговоры Платона и вообще укре-
История Иерусалимского королевства до взятия Эдессы. 1095–1147 гг. 117
пила свой ум четырьмя главными науками. языки укажут мне на пример Хама, сына
Не из хвастовства, но для объяснения дела, Ноя, и сделают меня, как сказал Гомер, без
я говорю столь открыто о всем, чем я обя- вины виноватой. Но тот, кто принял на себя
зана таланту и изучению наук, что ниспос- обязанности историка, не должен поселять
лано мне свыше и что я приобрела, пользу- ни ненависти, ни дружбы, хвалить врагов,
ясь благоприятными обстоятельствами. где того потребует дело, и по необходимо-
2. Я хочу писать, впрочем, не с той це- сти упрекать самых близких людей, если их
лью, чтобы представить образчик своей уче- ошибки вызывают на то. А потому следует
ности, но чтобы не лишить потомства све- друзей обвинять и врагов хвалить, не колеб-
дений о столь важной эпохе; самые вели- лясь. Впрочем, я приглашаю успокоиться и
кие события, если они не были записаны, тех, которые будут мной оскорблены, и тех,
покрывались молчанием и мраком. Мой кому придется мне угодить, потому что я
отец был, как то видно из самих его деяний, намерена ссылаться на показания самих
человек, умевший повелевать и выслуши- очевидцев, которыми я пользовалась: все
вать повинующихся, насколько то следова- живущие ныне, и отцы, и деды, видели опи-
ло. Но, принимаясь за описание его деяний, санное мной своими глазами.
я опасаюсь заслужить упрек и укоризну:
быть может, кто-нибудь подумает, что в сво- В двух последних главах пролога Анна объяс-
няет еще одну причину, побудившую ее взяться
их рассказах об отце я намерена служить за биографию отца, а именно, то, что ее муж,
своему домашнему делу, и примет мою ис- Никифор Бриеннский, предпринял уже попытку
торию за панегирик, если я буду изумлять- описать деяния Алексея Комнина и начал с им-
ся величию его подвигов. Если же мне при- ператора Диогена, когда первому было еще 14
лет от роду, но довел свой труд до Никифора
дется о чем-нибудь отозваться дурно, без Ботаниата и умер, не успев перейти к главному
желания оскорбить отца, а потому, что того предмету; таким образом, Анна решилась испол-
потребует дело, то боюсь опять, что злые нить волю покойного мужа. Объяснив это обсто-

АННА КОМНИНА (ANNA KOMNENE 1083–1148). Порфирородная цесаревна Анна


Комнина (Αννα η Κομνηνα Πορφερογεννητης Καισαρισσα) – дочь императора Алексея
Комнина и Ирины. В своем прологе Анна говорит сама о полученном ею отличном об
разовании (см. выше) и о своей наклонности к исторической литературе, которую она
могла получить от мужа, Никифора Бриеннского, любимца ее отца. Никифор начал уже
писать историю правления Алексея, но не дошел до его времени, и Анна решилась осу
ществить намерение своего мужа. Поcле смерти отца Анна, увлеченная честолюбием,
хотела возвести Никифора на престол, в ущерб правам своего брата Иоанна, но ее по
пытка не удалась, и она должна была лишиться всякого значения при дворе и заняться
исключительно литературой. Плодом ее литературных тр