Вы находитесь на странице: 1из 3

Эллинизм стал насильственным (т.е.

достигнутым в результате
ожесточенных войн) объединением древнегреческого и древневосточного
мира, ранее развивавшихся раздельно, в единую систему государств,
имеющих много общего в своей социально-экономической структуре,
политическом устройстве, культуре. В результате объединения
древнегреческого и древневосточного мира в рамках одной системы
создалось своеобразное общество и культура, которые отличались как от
собственно греческого (если исходить из особенностей Греции V–IV вв. до
н.э.), так и собственно древневосточного общественного устройства и
культуры и представляли сплав, синтез элементов древнегреческой и
древневосточной цивилизаций, который дал качественно новую
общественно-экономическую структуру, политическую надстройку и
культуру.

На фоне постоянной напряженности в отношениях между классами


развернулась острая социальная борьба между олигархией и
демократическими кругами гражданства, которая вела к тирании и
взаимоуничтожению. Раздробленная на несколько сотен мелких полисов
небольшая по территории Эллада стала ареной непрерывных войн между
коалициями отдельных городов-государств, которые то объединялись, то
распадались. Исторически необходимым для дальнейших судеб греческого
мира представлялось прекращение внутренних беспорядков, объединение
мелких враждующих между собой независимых полисов в рамках крупного
государственного образования с твердой центральной властью, которая бы
обеспечила внутренний порядок, внешнюю безопасность и тем самым
возможность дальнейшего развития.

Одним из основополагающих культурных явлений III—I вв. до н. э., без


сомнения, следует считать эллинизацию местного населения на восточных
территориях, связанную с потоком греков-переселенцев, который хлынул на
завоеванные земли. Греки и уже практически не отличимые от них
македоняне, естественно, занимали в эллинистических государствах
наиболее высокое социальное положение. Престиж этой привилегированной
прослойки населения побуждал значительную часть египетской, сирийской,
малоазийской знати подражать их образу жизни, воспринимать античную
систему ценностей.

Пожалуй, исключением, единственной областью, упорно сопротивлявшейся


процессам эллинизации, была Иудея. Специфические особенности культуры
и мировоззрения еврейского народа обусловливали его стремление к
сохранению этнической, бытовой и особенно религиозной самобытности. В
частности, иудейский монотеизм, представлявший собой более высокую
ступень религиозного развития по сравнению с политеистическими
верованиями греков, решительно препятствовал заимствованию извне каких
бы то ни было культов и теологических идей. Правда, некоторые иудейские
цари II—I вв. до н. э. (Александр Яшгай, Ирод Великий) были поклонниками
эллинских культурных ценностей. Они возводили в столице страны
Иерусалиме монументальные здания в греческом стиле, пытались даже
организовывать спортивные Игры. Но со стороны населения такие начинания
никогда не встречали поддержки, а часто проведение прогреческой политики
наталкивалось на упорное сопротивление.

В целом же процесс эллинизации в Восточном Средиземноморье был весьма


интенсивным. В итоге весь этот регион на многие века стал ареалом
греческой кулътуры и греческого языка. Именно в эпоху эллинизма в ходе
унификационных процессов на основе отдельных диалектов (при
наибольшей роли классического аттического) сложился единый греческий
язык – койне.

Таким образом, после походов Александра Македонского в состав


эллинского мира входила не только собственно Греция, как в предыдущие
эпохи, но и весь обширный эллинизированный Восток.

Если греческая культура прежних эпох была полисной, то в эпоху эллинизма


впервые можно говорить о складывании единой мировой культуры.

В образованных слоях общества на смену полисному коллективизму


окончательно пришел космополитизм – ощущение себя гражданами не
«малой родины» (своего полиса), а всего мира. В тесной связи с
распространением космополитизма находится рост индивидуализма. Во всех
сферах культуры (религия, философия, литература, искусство) главенствует
уже не коллектив граждан, а отдельный индивид, со всеми его чаяниями и
эмоциями. Безусловно, и космополитизм, и индивидуализм проявились еще в
IV в. до н. э., в период кризиса классического полиса. Но тогда они были
характерны лишь для некоторых представителей интеллектуальной элиты, а
в новых условиях стали элементами преобладающего мироощущения.

В эпоху эллинизма в значительной мере исчезает характерный для


классической эпохи разрыв между теорией и практикой, наукой и техникой.
Это характерно для творчества знаменитого Архимеда (ок. 287–212 до н.э.).
Он создал понятие бесконечно большого числа, ввел величину для
вычисления длины окружности, открыл гидравлический закон, названный
его именем, стал основоположником теоретической механики и т.д. В то же
время Архимед внес большой вклад в развитие техники, создав винтовой
насос, сконструировав множество боевых метательных машин и
оборонительных орудий.

В эллинистическую эпоху развивается новая отрасль знания, практически


полностью отсутствовавшая в классическую эпоху, – филология в широком
смысле слова: грамматика, критика текста, литературная критика и пр.
Наибольшее значение имела александрийская школа, главной заслугой
которой является критическая обработка текста и комментирование
классических произведений греческой литературы: Гомера, трагиков,
Аристофана и др.

Литература эпохи эллинизма, хотя и становится более разнообразной,


значительно уступает классической. Эпос, трагедия продолжают
существовать, но становятся более рассудочными, на первом плане –
эрудиция, изысканность и виртуозность слога

Историческая наука в эллинистический период находилась на более низком


уровне, чем в классический. Пожалуй, лишь «Всеобщая история» Полибия
(ок. 200 – ок. 120 до н. э.) может быть сопоставлена по значению с трудами
Геродота или Фукидида. В сочинениях остальных историков анализ событий
истории либо отходил на второй план перед умозрительными рассуждениями
(как у философа и историка вв. до н. э. Посидония), либо подменялся
механическим компилированием.