Вы находитесь на странице: 1из 55

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………………..3
Глава I. ПРОБЛЕМА ПЕРЕДАЧИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО АВТОРСКОГО
СТИЛЯ…………………………………………………………………………….5
1.1 Определение понятия индивидуального стиля……………………………..5
1.2 Индивидуальный стиль Джеффри Арчера и проблема передачи особенностей
его стиля……………………………………………………………10
Выводы по I главе………………………………………………………….............19
Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ ДЖ.
АРЧЕРА В ПЕРЕВОДЕ НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ “THE COLLECTED
SHORT STORIES”…………………………………………………………………20
2.1 Стилистический аспект переводов на русский язык ………………………..20
2.2 Лексические особенности рассказов и их перевод на русский язык……….28
2.3 Перевод имплицитной информации и иронии………………………………40
Выводы по II главе…………………………………………………………………45
Заключение…………………………………………………………………………46
Список используемых источников……………………………………….............49
Приложения ………………………………………………………………………53

2
Введение
Перевод – это интерпретация текста на языке оригинала и создание
подходящего эквивалента на другом языке, то есть выражение смысла и
содержания, который был изложен на одном языке посредством стилистических
и грамматических возможностей другого языка. Возникновение перевода
произошло тогда, когда в обществе образовались первые разноязычные группы
людей. В настоящее время переводом считается языковое посредничество,
ориентированное на оригинал на другом языке. Главным критерием оценки
художественного перевода является не только сохранение смыслового
содержания оригинала, но и сохранение общей стилистики произведения.
Понятие индивидуального стиля можно применить к любому автору. В
данном исследовании мы рассматриваем рассказы такого писателя, как
Джеффри Арчер. Он родился в Лондоне и получил образование в Оксфорде, а
после окончания Оксфорда сделал политическую карьеру. Оставшись с долгами
и находясь на грани банкротства, будущий писатель ушел из политики и с целью
расплатиться с кредиторами, он сел писать свой первый роман, который был
посвящен пережитой им истории с вложением денег и попытками вернуть их
обратно. В настоящее время книги писателя изданы в 97 странах и переведены
более чем на 33 языка, а международные продажи перевалили за 135 миллионов
экземпляров.
Проблема передачи авторского стиля при переводе с английского языка на
русский по сей день является достаточно актуальным объектом для изучения.
Дело в том, что авторский стиль является наиболее сложной для перевода
составляющей художественного произведения. При этом Джеффри Арчер
является популярным в Великобритании писателем, произведения которого
переводятся на другие языки, а его стиль отличается своеобразием. Таким
образом, исследование проблемы передачи авторского стиля Джеффри Арчера
при переводе с английского языка на русский представляется актуальной
задачей, поскольку может способствовать лучшему пониманию современной

3
британской культуры и улучшению качества переводов данного автора в
будущем.
Цель исследования: изучить авторский стиль Дж. Арчера в аспекте
перевода с английского языка на русский.
Объект исследования: рассказы Дж. Арчера.
Предмет исследования: передача авторского стиля Дж. Арчера при
переводе с английского языка на русский.
Задачи исследования:
1) рассмотреть определение понятия индивидуального стиля;
2) выявить особенности индивидуального стиля Дж. Арчера;
3) проанализировать особенности передачи стилистических приемов Дж.
Арчера;
4) проанализировать степень сохранности в переводе реалий и идиом;
5) рассмотреть перевод имплицитной информации и иронии.
Материалом для исследования переводов стали рассказы «Never stop on
the motorway» («Никогда не останавливайтесь на шоссе»), «Old love» («Старая
любовь»), «The perfect murder» («Идеальное убийство»), «Shoeshine boy»
(«Чистильщик обуви»), «A Matter of Principle» («Дело принципа»), «Cheap at half
the price» («Дешево – за полцены»), «An eye for an eye» («Око за око»).
Переводчиком всех рассказов является С. Струков, за исключением
рассказа «Дело принципа» (переводчик Ю. Дубровин).
Методы исследования: анализ научной литературы, лингвистический
анализ, функционально-семантический и дискурсивный анализ, метод сплошной
выборки
Структура работы: введение, две главы, выводы по главам, заключение и
список источников.

4
Глава I. ПРОБЛЕМА ПЕРЕДАЧИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО
АВТОРСКОГО СТИЛЯ
1.1 Определение понятия индивидуального стиля
Изучение проблемы стоит начать с определения того, что такое «стиль».
Данное понятие часто анализировалось исследователями. Над понятием стиля
размышляли философы, начиная с античности и до наших современников.
Учение о «стиле» создали в Древней Греции. Вопросу стиля греки
придавали такое значение, что оно служило основой при обучении ораторов,
потому что древние греки считали, что без стиля речь является неубедительной.
Теорию стиля создал Аристотель, который разработал ее применительно к
ораторской речи. Достоинством речи оратора Аристотель считал ясность и
уместность [3, с. 191].
В настоящее время слово «стиль» употребляется в различных контекстах.
Из-за этого данное понятие потеряло свою четкость, и превратилось в
многозначное понятие. При слове «стиль» часто приходит на ум одежда,
которую носят люди. Может быть, на ком-то всегда одежда из комиссионного
магазина, или, наоборот, очень современная. Люди выбирают одежду, чтобы
выразить себя и свой индивидуальный стиль. Стиль, в целом, – это способ,
которым что-то сказано, сделано, выражено или исполнено: возможен стиль
речи, стиль выступления, стиль письма и т.д.
Термин «стиль» может употребляться в следующих значениях [29, с. 8]:
1) совокупность художественных средств, характерных для произведений
искусства какого-либо художника, эпохи или нации;
2) система языковых средств и идей, характерных для того или иного
литературного произведения, жанра, автора или литературного направления;
3) характерная манера поведения, метод деятельности, совокупность
приемов какой-нибудь работы;
4) эмоциональная тональность речи.
Совокупность всех характеристик и делает уникальным авторский способ
письма. Очевидно, что «стилей» точно такое же количество, сколько «авторов»,
5
поэтому изучение авторского стиля всегда связано с изучением личности
пишущего человека в аспекте его языка. Формирование теории «языковой
личности» началось в 30-х гг. XX века и впервые отражено В.В. Виноградовым
в его работах по языку и стилю русской художественной прозы. В русистике XX
века понятия «индивидуального стиля» и «языковой личности» связывают,
прежде всего, с именем В.В. Виноградова, хотя параллельное развитие идей
описания творческой языковой личности можно найти и в трудах других
исследователей, например, Р.О. Якобсона, Ю.Н. Тынянова, М.М. Бахтина и
других.
По словам М.М. Бахтина, «внутренний мир художественного
произведения представляет взаимосвязанные закономерности, собственные
измерения и собственный смысл как система. Внутренний мир художественного
произведения существует не сам по себе и не для самого себя. Он не автономен.
Он зависит от реальности, “отражает” мир действительности. Однако то
преобразование мира, которое допускает художественное произведение, имеет
целостный и целенаправленный характер. Преобразование действительности
связано с идеей произведения, с теми задачами, которые художник ставит перед
собой» [8, с. 172].
Под стилем принято считать своеобразие художественной речи отдельного
произведения, писателя, направления, национальной литературы; в широком
смысле стиль – «сквозной принцип» построения художественной формы,
сообщающий ощутимую целостность, единый тон и колорит произведения.
Стиль представляет собой связь внутреннего содержания и внешней формы,
которая служит оформлением, художественно-образной «оболочкой» текста
произведения [34, с. 113].
В индивидуальном стиле произведения в соответствии художественному
замыслу писателя, использованы языковые средства, которые объединены,
внутренне связаны и эстетически оправданы. Понятие индивидуального стиля в
качестве своеобразной, исторически обусловленной, сложной, но единой по
своей структуре и внутренне связанной системы средств и формы
6
стилистических выражений, является исходным и основным в художественной
литературе с точки зрения лингвистического исследования.
Любой писатель представляется не только носителем иноязычной речи, но
и творцом национальной культуры. Используя язык современности, в которой
он создает свои произведения, он выбирает, сочетает и в соответствии со своими
творческими замыслами объединяет различные средства лексического состава и
грамматических особенностей языка. С помощью стиля писатель воспроизводит
посредством творчества содержание произведения. Сюжет приобретает в
индивидуальном стиле писателя художественную оригинальность, так как он
проходит через личность художника. Поэтому, индивидуальный стиль писателя,
а также стиль литературного произведения нужно воспринимать как единое
целое [25, с. 34].
«Стиль» не является функцией, которую авторы могут добавлять или
удалять по своему усмотрению из текста. Каждый человек пишет в своем
«стиле».
Стиль не может быть хорошим или плохим, правильным или
неправильным. Но он может быть оригинальным или шаблонным (например,
когда писатель использует банальные сравнения). Но и степень оригинальности
не может быть средство оценивания стиля писателя, так как слишком
оригинально пишущих авторов часто сложно читать.
Любой из писателей имеет свой творческий арсенал, что позволяет
мастерски использовать речевые особенности и возможности языка, подбирая
те, которые понятнее и убедительнее для общества, для которого автор и создает
свои произведения. Создавая литературное произведение, автор ориентируется
на определенную читательскую аудиторию, ее психологическое восприятие,
культурный уровень, исторические и социальные факторы и не берет в расчет то,
как будет воспринято его творение в других культурных и социальных условиях.

7
Соответственно, текст может отличаться литературностью языка. Другой
писатель будет использовать разговорную лексику. Современные писатели часто
используют и ненормативную лексику, и это элемент их стиля.
Узкоиндивидуальный стиль трактуется как те стилистические приемы,
которые украшают текст. Вслед за В.В. Виноградовым, А.В. Федоров пишет, что
стиль есть система конкретного использования языка, которая характеризуется
наличием организующего принципа в отборе и применении языковых средств
[40, с. 57].
В лингвистике терминами «выразительные средства языка»,
«экспрессивные средства языка», «стилистические средства», «стилистические
приемы» пользуются как синонимами. Все стилистические приемы принадлежат
к выразительным средствам, но не все выразительные средства – это
стилистические приемы. Выразительные средства языка имеют потенциал
превращать простое высказывание в экспрессивное высказывание. Это могут
быть пауза, повтор, уменьшительные суффиксы и т.д.
Стилистический прием – это намеренное и сознательное усиление
какой-либо типической структурной и/или семантической черты языковой
единицы (нейтральной или экспрессивной). В современной классификации
выразительных средств английского языка И.Р. Гальперина выделены три
группы: фонетические, лексические, синтаксические выразительные средства и
стилистические приемы [14].
Синтаксис, строй предложений, можно назвать главным, основным
образующим началом любого речевого произведения или высказывания [23, с.
14]. Вопросом изучения синтаксиса английского языка занимались такие
ученые-лингвисты как И.Р. Гальперин, И.В. Арнольд и другие.
Они отмечают, что синтаксис обладает огромными выразительными
возможностями. Предложение может быть коротким, длинным, законченным
или сознательно незавершенным. В зависимости от его структуры, длины и
завершенности, можно увидеть и выделить синтаксические приемы,
способствующие дополнительной выразительности, образности,
8
изобразительности, и, следовательно, усилению влияния высказывания на
читателя [4, с. 31].
Синтаксические стилистические приемы называются «фигурами
речи». Известны различные синтаксические средства выразительности. К
лексическим стилистическим приемам и выразительным средствам (тропам)
английского языка можно отнести эпитет, метафору, метонимию, гиперболу, и
многие другие [14].
Важную роль могут играть метафоры. Метафора обычно определяется
как скрытое сравнение, осуществляемое путем применения названия одного
предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту
второго [4, с. 15].
Большая выразительность присуща идиомам (фразеологическим
единицам). В Словаре лингвистических терминов профессора О.С.Ахмановой
фразеологическая единица определяется как «словосочетание, в котором
семантическая монолитность (цельность номинации) довлеет над структурной
раздельностью составляющих ее элементов, вследствие чего оно функционирует
в составе предложения как эквивалент отдельного слова» [7, с. 504].
Профессор А.И. Смирницкий проводил разграничение между
фразеологическими единицами, которые входят в основную ткань языка,
являются его неотъемлемой и совершенно необходимой частью, лишены какой
бы то ни было образности, метафоричности (to get up, to fall in love), и собственно
идиомами, которые являются идиоматичными словосочетаниями, основанными
на переносе значений, на метафоре, ясно осознающейся говорящими (to wash
one's dirty linen in public – стирать грязное белье перед публикой).
Отличительной особенностью собственно идиом является их «яркая
стилистическая окраска, эмоциональная насыщенность, отход от обычного
нейтрального стиля» [38, с. 209].

9
Фонетика тоже имеет свои стилистические возможности. В английском
языке именно фонетические особенности могут придавать тексту
выразительность [20, с. 11].
У каждого англоязычного писателя есть свои особенности. Так, кто-то
использует длинные предложения с многочисленными синтаксическими
повторами. В тексте других писателей можно найти многочисленные сравнения.
Любимыми приемами писателя могут стать метафоры или эллипсис, идиомы,
сложные эпитеты и т.д.
Все тропы и фигуры речи относятся к области стиля, так как отражают
личность автора. В этом аспекте, изучение авторского стиля будет сводиться к
изучению излюбленных стилистических приемов: метафор, эпитетов,
характерных особенностей синтаксиса (синтаксические повторы, очень
короткие или подчеркнуто длинные предложения, любовь к инвертированному
порядку слов и т.п.).
Таким образом, писатели выражают свои идеи определенным образом,
используя подбор слов и стилистических средств. Литературный стиль отражает
личность автора и цель написания текста (то есть идею, которую нужно
выразить). На практике, стиль состоит из элементов. Отдельные элементы,
которые способствуют созданию стилю письма, включают тропы
(выразительные средства), фигуры речи, особенности синтаксиса.

1.2 Индивидуальный стиль Джеффри Арчера и проблема передачи стиля


Дж. Арчер, популярный британский писатель XX-XXI века, пишет
рассказы и является автором ряда романов, часть которых экранизирована.
Одним из наиболее очевидных черт писателя является широкое использование
глаголов, чтобы обеспечить большую динамичность повествования. В каждом из
романов и рассказов, как бы они ни отличались друг от друга, Дж. Арчер строит
действие на поступках персонажей, а не на их психологических переживаниях.
Часть романов и рассказов рассказана от первого лица. Однако Дж. Арчер
никогда не перевоплощается слишком сильно, у него нет, например,
10
произведения, написанного от первого лица, где героем является женщина или
ребенок.
Персонажи обычно вводятся поэтапно, поскольку Дж. Арчер описывает
события друг за другом, персонажи редко изображаются глубоко, обычно
писатель сосредотачивает свое внимания на социальных характеристиках
персонажа (возраст, внешность, занимаемая позиция, профессия, образ жизни).
Психологических характеристик обычно нет, потому, что Дж. Арчер часто
ставит своих персонажей в сложные и стрессовые условия, в которых все люди
ведут себя приблизительно одинаково.
Герои рассказов писателя обычно интересуются политикой и в целом
стремятся к успеху в жизни. Романтичных историй Дж. Арчер не пишет. Даже
если герои искренне влюблены, как в рассказе «Old love», то это компенсируется
их саркастическими диалогами. Дж. Арчер как писатель не любит создавать
романтические и сентиментальные произведения. Среди персонажей
практически нет детей.
Произведения писателя исследуют тему взаимоотношений между людьми,
но также затрагивают социальную проблему достижения успеха в жизни, общую
подозрительность и неискренность, существующую между людьми, и проблему
зависимости людей от общественного мнения. Обычно рассказы описывают то,
как человек стремится к социальному и финансовому успеху, чтобы обеспечить
свое будущее.
Романы и рассказы, хотя каждый из них очень отличается по содержанию
и сюжету, следуют практически одним и тем же образцам. Дж. Арчер
рассказывает детективную или авантюрную историю, помещая персонажей в
узнаваемые читателями современные условия.
Исторические произведения или фантастические истории о будущем Дж.
Арчер не пишет. Поэтому в его текстах отсутствуют такие лексические единицы,
как историзмы, архаизмы или неологизмы. Персонаж обычно живет в крупном
городе, таком как Лондон. Он часто мужчина, юрист, политик, или он работает
в сфере бизнеса (иногда он мошенник).
11
Отсюда значительное количество политической, деловой и юридической
терминологии. Дж. Арчер описывает политическую систему Великобритании,
детали юридической практики и т.д. Для достоверности он вводит в свои
произведения юридические термины, описания судебных процессов,
политические реалии и т.д.
Юридический дискурс, являясь одной из наиболее строгих в
стилистическом плане форм репрезентации информации, получает довольно
неожиданное отражение, будучи включенным в дискурс художественный.
Можно отметить, что Дж. Арчер создает интересный эффект, создавая
повествовательные по тону репрезентации отрезков юридического дискурса на
фоне дискурса художественного. Адвокаты (реже прокуроры и обвиняемые,
крайне редко судьи) используют средства лексического уровня (эпитеты,
метафоры) наряду со средствами синтаксического уровня (риторические
вопросы, вопросы в повествовании, эпифоры, синкопированный синтаксис,
предполагающий быструю смену последовательности распространенных
сложных предложений эллиптически короткими, обрывистыми структурами)
[21, р. 70].
Дж. Арчер использует сложноподчиненные предложения, которые
передают причинно-следственные связи, например:
Diana had been hoping to get away by 5:00, so she could be at the farm in time
for dinner. She tried not to show her true feelings when at 4:37 her deputy, Phil
Haskins, presented her with a complex twelve-page document that required the
signature of a director before it could be sent out to the client. Haskins didn’t hesitate
to remind her that they had lost two similar contracts that week [42, р. 2].
Диана надеялась вырваться к пяти часам, чтобы успеть на ферму
к ужину. Она постаралась не показать чувств, овладевших ею, когда
в 4:37 ее заместитель Фил Хаскинс вручил ей сложный двенадцатистраничный
документ, требовавший ее директорской подписи перед отправкой клиенту.
Хаскинс не преминул напомнить ей, что на этой неделе пару подобных
контрактов они уже потеряли (пер. С.С.).
12
Присутствие в предложении союзов делает текст связным, а поступки и
чувства героев начинают восприниматься читателями как логичные,
обоснованные. Такой прием создает ощущение, что все поступки героев чем-то
продиктованы. Дж. Арчер всегда дает читателю полную картину мотивов героев,
так, героиня рассказа «Дешево – за полцены» хочет получить в подарок дорогое
колье, герой рассказа «Идеальное убийство» не хочет попасть в тюрьму за
совершенное им убийство и т.д.
Часто Дж. Арчер использует бессоюзную связь. Например:
Diana’s mind began to drift — such a threat was hardly news any longer [42,
р. 2].
Мысли Дианы унесло куда-то вдаль — такие угрозы уже давно не были
новостью (пер. С.С.).
Бессоюзие усиливает экспрессивность текста. Дж. Арчер стремится
создать напряженное действие, с быстрыми переходами от одного поступка
героя к другому, для этого подходит бессоюзная связь с помощью тире.
Как правило, в рассказах много описаний действий персонажей. В качестве
примера стиля автора можно привести такой отрывок:
She stepped out of the elevator, walked over to her Audi suburban, unlocked the
door, and threw her bag onto the back seat. When she drove out into the street the
stream of twilight traffic was just about keeping pace with the pin-striped pedestrians
who, like worker ants, were hurrying toward the nearest hole in the ground [42, р. 4].
Она вышла из лифта, подошла к своей «ауди» и бросила сумочку на заднее
сиденье. Когда она выехала на улицу, поток вечернего транспорта полз со
скоростью пешеходов, которые, как муравьи, спешили к ближайшей дырке в
земле (пер. С.С.).
Большое число фразовых глаголов создает эффект действия.
Перечисления действий героев создает общее представление о современной
жизни в Великобритании, когда почти любой успешный человек постоянно

13
чем-то занят, все время торопится, куда-то спешит, и у него нет времени
задумываться о том, что происходит вокруг него.
Одновременно фразовые глаголы в английском языке – принадлежность
разговорного стиля речи. Поэтому переводчику нужно будет передать
разговорность стиля писателя.
На лексическом уровне, произведения писателя отличает значительное
число реалий. Дж. Арчер любит подчеркивать реалистичность своих
произведений, их связь с действительностью, упоминает в своих произведениях
большое число реальных людей, вводит в текст реальные политические и
общественные события ХХ века. Введение в текст реальных имен политиков,
которые известны почти всем читателям в Великобритании (Radovan Karadzic,
John Major, Harold Macmillan), добавляет реализма в рассказы писателя. Это как
бы показывает читателям, что и другие люди и обстоятельства в рассказах тоже
являются реальными, а не вымыслом автора.
Действие рассказов писателя часто происходит в Лондоне. Поэтому в
тексте рассказов появляются лондонские реалии:
The demands of being a single parent as well as a director of a small but thriving
City company meant there were few moments left in any day to relax [42, р. 3].
Жизнь требовала от Дианы совмещения обязанностей матери-одиночки
и руководителя в небольшой, но преуспевающей компании в лондонском Сити,
а это, в свою очередь, оставляло немного возможностей для того, чтобы
расслабиться в течение дня (пер. С.С.).
City – это финансовый район Лондона. Он существует уже давно, часто
упоминается в произведениях британских писателей. При переводе было
добавлено прилагательное «лондонский». Жителям Великобритании известно
расположении Сити, но для читателей русскоязычного перевода необходимо
было пояснить, что героиня рассказа работает в Лондоне.
В рассказах писателя есть и множество других британских реалий, в том
числе топонимы, неизвестные в других странах, названия британских газет,

14
марки сигарет и т.д. Есть реалии из сферы образования Великобритании,
упоминаются названия банков, футбольных команд, телевизионных каналов и
т.п.
Дж. Арчер использует стилистические средства, в частности, сравнения,
метафоры. Дж. Арчер широко использует идиомы. Некоторые идиомы
трансформируются писателем. По словам Е.Н. Ермаковой, появление разного
рода языковых трансформаций обусловлено тем, что «быстрое и интенсивное
развитие современного общества приводит к стремительному обновлению
лексического и фразеологического состава языка» [11, с. 45]. Структурно-
семантические преобразования фразеологических единиц представляют собой
смысловые преобразования, сопряженные с изменением лексического состава и
/ или грамматической формы фразеологических единиц.
Например:
He was a pillar of his local community, having served with the Territorial Army,
and on the committee of the local camera club [42, р. 87].
Он один из авторитетных граждан местного общества, служил в
территориальных войсках и состоял в комитете местного клуба
фотолюбителей (пер. С.С.).
Идиома «a pillar of the society» трансформирована писателем с заменой
компонента: вместо «the society» Дж. Арчер использует близкое по значению
слово «community», добавляя прилагательное «local».
Идиомы играют огромную роль в стилистике писателя. Яркие идиомы
придают стилю своеобразие. Идиомы способствуют выражению экспрессии, и
повышению эмоциональности высказывания, позволяет создать краткую
образную характеристику, позволяющую лаконично выразить сложную мысль,
или дать оценку определенному положению вещей. Такие устоявшиеся
выражения делают речь яркой, богатой, и живой. Трансформация идиом создает
игру слов.
Иногда можно встретить и фонетические средства выразительности,
например, аллитерацию – повтор гласных или согласных в начале слов в одном
15
предложении. Функция аллитерации в речи – привлечение внимания к
содержанию через форму, создание ритмического рисунка или эмфазы [14, с. 94].
Ее цель – придание мелодичности высказыванию, которое каждый читатель
интерпретирует по-своему.
Общий тон рассказов часто ироничен. Ирония в произведениях писателя
часто проявляется через повтор синтаксически структур, или повтор однородных
членов предложения, например:
The door of the plane opened, and there stood Admiral of the Fleet the Earl
Mountbatten of Burma, KG, PC, GCB, OM, GCSI, GCIE, GCVO, DSO, FRS, DCL
(Hon.), LL.D. (Hon.), attired in the full dress uniform of an Admiral of the Fleet
(summer wear) [42, р. 50].
Дверь самолета открылась, и в проеме появился адмирал флота граф
Маунтбеттен Бирманский, кавалер ордена Подвязки, член Тайного совета,
кавалер ордена Бани, кавалер ордена «За заслуги», кавалер Большого креста
ордена «Звезда Индии», кавалер Большого креста ордена Индийской империи,
кавалер Большого креста ордена Виктории, кавалер ордена «За выдающиеся
заслуги», член Королевского общества (почетный), доктор права (почетный).
Он был в полном парадном мундире (летний вариант) (пер. С.С.) [6, с. 45].
Ирония может быть выражена игрой слов. В таком случае, ее вдвойне
сложно перевести.
Итак, как и любой из писателей, Дж. Арчер имеет свой творческий арсенал,
что позволяет мастерски использовать речевые особенности и возможности
общества, для которого автор и создает свои произведения. Совершенно
очевиден факт, что при написании своих произведений не учитывается той
возможности, что они могут быть переведены на другие языки.
Создавая литературное произведение, автор ориентируется на
определенную читательскую аудиторию, ее психологическое восприятие,
культурный уровень, исторические и социальные факторы и не берет в расчет

16
то, как будет воспринято его творение в других культурных и социальных
условиях, которые с большей вероятностью, значительно отличаются от тех, для
которых и предназначалось изначально это произведение [25, с. 33].
Существуют несколько факторов, которые вызывают определенные
трудности при переводе литературных произведений:
- внешние факторы: разница в грамматических конструкциях языка,
особенности лексики, различных смысловых значений и оттенков некоторых
слов;
- внутренние факторы: различия в особенностях передачи смысла, что
обусловлено внутренней логикой языка;
- индивидуальные факторы: индивидуальные черты автора, его стиль и
манера изложения, личное отношение к событиям и персонажам, которые он
описывает.
Однако самое сложное при передаче стиля то, что нужно именно
чувствовать и невозможно описать словами. Иногда для того, чтобы полностью
передать атмосферу авторского текста, приходится несколько отступать от
дословности. Именно эта атмосфера и является главной ценностью
художественного произведения, передать ее является важнейшей задачей
переводчика [35].
Для того чтобы правильно уловить эту атмосферу оригинального
произведения [25, с. 37]:
- перед тем, как начать переводить, желательно полностью прочитать
произведение, чтобы понять ключевые моменты, на которых акцентировано
внимание, а также получить цельность восприятия.
- при переводе необходимы, прежде всего, эмоции и интуиция, которые
необходимы при правильном восприятии произведения.
- при ощущении недосказанности и недопонимании того или иного
отрывка, нужно искать многозначность, то есть дополнительные значения слов
и фраз, так как есть вероятность восприятия только поверхностного смысла не
вдаваясь в глубину.
17
- всегда нужно сопоставлять текст перевода с главным замыслом
произведения, что гарантирует цельное восприятия и качественный перевод.
Основные трудности перевода состоят в том, что очень часто
предполагается выбрать один вариант из нескольких, при передаче одного и того
же стилистического приема и мысли, который был использован писателем в
оригинальном произведении. При таком выборе переводчик в любом случае
ориентируется на свое понимание смысла и атмосферы [11, с. 92].
Таким образом, перевод художественного текста тесно связан с
сохранением индивидуального авторского стиля. Дж. Арчер отличается
некоторыми чертами, которые отличают его тексты от текстов других писателей.
Это отличие необходимо будет сохранить в переводе.

18
Выводы
Литературный стиль отражает личность автора и цель написания текста (то
есть идею, которую нужно выразить). Любой писатель представляется творцом
национальной самобытной культуры. Используя язык, на котором он создает
свои произведения, он сочетает и в соответствии со своими творческими
замыслами объединяет лексические, грамматические и стилистические средства
родного языка. Поэтому индивидуальный стиль писателя нужно воспринимать
как единое целое, несмотря на то, что на практике индивидуальный стиль
писателя состоит из элементов. Отдельные элементы включают наличие или
отсутствие идиом, стилистику идиом, тропы (выразительные средства), фигуры
речи, особенности синтаксиса, присутствие авторской оценки и др.
Джеффри Арчер – современный писатель, который стремится к
читательскому успеху, и пишет простым, понятным и современным английским
языком. Его произведения динамичны и реалистичны. Среди стилистических
доминант писателя можно отметить многочисленные современные выражения и
британские реалии, которые хорошо известны британским читателям, но не
всегда понятны читателям в России. Стиль Дж. Арчера ироничен, он выражает
оценку своих персонажей. Частью стилистики писателя выступают идиомы,
сравнения и метафоры. При переводе его произведений переводчикам
понадобятся глубокие знания особенностей двух культур, британской и
российской.

19
Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО СТИЛЯ
ДЖ. АРЧЕРА В ПЕРЕВОДЕ НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ “THE
COLLECTED SHORT STORIES”
2.1 Стилистический аспект переводов на русский язык
В данной главе рассматриваются особенности передачи индивидуального
стиля Дж. Арчера. Материалом для исследования переводов стали рассказы
«Never stop on the motorway» («Никогда не останавливайтесь на шоссе»), «Old
love» («Старая любовь»), «The perfect murder» («Идеальное убийство»),
«Shoeshine boy» («Чистильщик обуви»), «Broken routine» («нарушенный
распорядок»), «Cheap at half the price» («Дешево – за полцены»), «An eye for an
eye» («Око за око»).
Переводчиком всех рассказов является С. Струков (далее – С.С.), за
исключением рассказа «Дело принципа» (переводчик Ю. Дубровин, далее Ю.Д.).
Дж. Арчер создает рассказы с ярко выраженным деловым и юридическим
тематическим содержанием, что отражено уже в их названиях («Cheap at half the
price», «The perfect murder»). Персонажами являются участники судебных
процессов (рассказы «The perfect murder», и «An eye for an eye»), банкиры и
бизнесмены («Never stop on the motorway», «Cheap at half the price»).
В рассказе «The perfect murder» автор избирает форму изложения
информации юридической направленности, в том числе терминов, от первого
лица. В результате текст рассказа становится более драматичным. Но и
повествование от третьего лица единственного числа («Never stop on the
motorway») является драматичным, так как Дж. Арчер умеет передавать такие
эмоции, как напряжение, страх и т.д.
Если рассматривать рассказы с юридическим содержанием, то можно отметить,
что участники судебных разбирательств (обвиняемый, свидетели, прокурор,
адвокат и председательствующий судья) проявляют различную степень
эмоциональности, что предполагает разнообразный выбор стилистически
маркированных языковых единиц различных уровней (например, эпитеты,
метафоры, риторические вопросы, вопросы в повествовании).
20
(например, эпитеты, метафоры, риторические вопросы, вопросы в
повествовании).
Так, в следующем примере адвокат имеет четкое представление о том, что
он хочет знать. Поэтому свидетельнице не нужно отвечать подробно, достаточно
односложных ответов:
“Were you at any time aware of a quarrel between the two of them or even raised
voices?”
“No, sir.”
“When you saw them together did Miss Moorland show any signs of distress or
need of help?”
“No, sir.” [42, р. 95].
– Вы не заметили каких-либо признаков ссоры между ними или разговора
на повышенных тонах?
– Нет, сэр.
– Когда вы увидели их вместе, выказывала ли мисс Мурленд какое-то
волнение или просьбу о помощи?
– Нет, сэр (пер. С.С.) [6, с. 121].
Четкость вопросов создает представление об адвокате как профессионале.
Переводчик сохраняет все особенности диалога адвоката и свидетельницы.
В следующем примере адвокат использует в своей речи стилистические
тропы (эпитеты, метафоры, синтаксические повторы), что является средством
оказания большего влияния на эмоции присяжных, способствуя пробуждению в
них сочувствия к обвиняемому:
He assured us all that those who wished to dissect it later would only find an
unblemished record. Paul Menzies was a happily married man who lived in Sutton
with his wife and three children–Polly, aged twenty-one; Michael, nineteen; and Sally,
sixteen [42, р.99].
Он заверил нас всех в том, что докажет безупречное прошлое своего
подзащитного. Пол Мензис состоял в счастливом браке, жил в Саттоне с

21
женой и тремя детьми. Полли был двадцать один год, Майклу – девятнадцать,
а Салли – шестнадцать (пер. С.С.) [6, с. 126].
Адвокат включает в свою речь эпитет «unblemished», и выстраивает
информацию о детях обвиняемого по единой синтаксической структуре (Polly,
aged twenty-one; Michael, nineteen; and Sally, sixteen), что подчеркивает возраст
детей для присяжных. Переводчик сделал структуру предложения менее четкой,
что сделало речь адвоката не такой эмоциональной. Поэтому лучше было бы
перевести дословно: «Полли, ей двадцать один; Майкл, ему девятнадцать; и
Салли, ей шестнадцать».
Для прокурора, напротив, стилистические средства выступают средством
особого давления на свидетелей и акцентирования вины подозреваемого
(встроенные вопросы, синкопированные синтаксические структуры,
парцеллированный синтаксис), что в итоге может помочь обвинителю поместить
подозреваемого за решетку.
Прокурор подчеркнуто вежлив с обвиняемым, например:
“May I be allowed to see it?” [42, р. 103].
– Могу я взглянуть на него? (пер. С.С.) [6, с. 132].
В оригинале прокурор строит высказывание вежливо, используя
модальный глагол «may». Перевод нейтральный, возможно, правильнее было бы
перевести как «Будьте так любезны, позвольте мне взглянуть на него». Тогда
была бы сохранена прагматика речи прокурора, который хочет произвести на
присяжных впечатление беспристрастного обвиняемому человека.
Прокурор использует неполные предложения, которые в английском языке
имеют заметный стилистический эффект, например:
Only one less than Bluebeard,” Sir Humphrey added with feeling [42, р. 114].
До Синей Бороды ему не хватило лишь одной женщины, – добавил сэр
Хэмфри с чувством (пер. С.С.) [6, с. 141].
Синяя Борода – это мрачный персонаж сказки Шарля Перро, который
имел реальный прототип. Его история интерпретировалась по-разному, по

22
одной из версий, он убивал детей, по другой версии, он убивал своих жен.
Персонаж рассказа «Идеальное убийство» обвиняется в убийстве всего одной
женщины, но персонаж имеет в виду то, что у него было много любовниц, всего
на одну меньше, чем у Синей Бороды. Переводчик дополнил предложение
глаголом «не хватило» и существительным «женщина». Это сделало текст менее
экспрессивным. Также это исказило образ прокурора, так как смысл рассказа в
том, как эффектные речи юристов могут повлиять на мнение людей.
Прокуроры в рассказах не используют метафоры или эпитеты, их речь
изобилует логически выстроенными и структурно-осложненными,
распространенными сложными предложениями, в содержательном плане
являющимися элементами литературного стиля, включает паузы, встроенные
вопросы, синкопированные синтаксические структуры:
“Is it?” said Sir Humphrey as he flicked back a few more pages. “Who is David
Paterson?” he asked.
Menzies looked as if he were trying to place him.
“Mr. David Paterson, 112 City Road, 11:30, January 9 this year,” Sir
Humphrey read out to the court. Menzies looked anxious. “We could subpoena Mr.
Paterson if you can’t recall the meeting,” said Sir Humphrey helpfully.
“He’s a client of my firm,” said Menzies in a quiet voice.
“A client of your firm,” Sir Humphrey repeated slowly. “I wonder how many
of those I could find if I went through your diary at a more leisurely pace?”[42, р.
104].
– Разве? – сказал сэр Хэмфри, пролистав еще несколько страниц. – А кто
такой Дэвид Петерсон? Дэвид Петерсон, дом 112 по Сити-роуд, встреча в
11:30, 9 января сего года, – громко зачитал суду сэр Хэмфри. Мензис казался
встревоженным. – Мы можем вызвать мистера Петерсона повесткой, если вы
не припомните эту встречу.
– Это клиент моей фирмы, – тихо сказал Мензис.

23
– Клиент вашей фирмы, – медленно повторил сэр Хэмфри (пер. С.С.) [6,
с. 133].
Как видно из этого диалога, прокурор сменяет сложные предложения
короткими эллиптическими конструкциями. Именно подобный
синкопированный синтаксис, предполагающий быструю смену
последовательности распространенных сложных предложений эллиптически
короткими, обрывистыми структурами, создает эффект неподготовленной,
спонтанной речи, что неизбежно заставляет присяжных и свидетелей
внимательно следить за ходом происходящего в зале суда и не дает последним
возможности задуматься, есть ли связь между прошлым обвиняемого и
преступлением. Обвиняемый невиновен, однако прокурор за счет продуманной
речевой тактики убеждает присяжных в его виновности. В переводе особенности
синтаксиса сохраняются.
Эмоции подсудимого Дж. Арчер успешно передает за счет стилистических
средств. В следующем примере он использовал синтаксический повтор,
переводчик убрал этот стилистический прием из текста:
He knew that “No” would damn him and “Yes” would hang him [42, р. 95].
Если он скажет «нет», обвинение станет обоснованным, а «да»
накинет петлю на его шею (пер. С.С.) [6, с. 99].
Переводчик не стал оставлять в переводе синтаксический повтор. Такое
решение переводчика упростило текст. Исходное предложение выглядит
стилистически интереснее, чем русскоязычный вариант.
В переводе довольно часто предложение становится длиннее, чем было из-
за невозможности перевести какое-то выражение или слово английского языка,
например:
The court was agog [42, р. 101].
Все присутствующие в зале суда пришли в возбуждение (пер. С.С.) [6, с.
121].
Здесь в оригинале стоит краткое и экспрессивное слово agog.
Юридический дискурс обычно лишен экспрессии, и подобная лексика делает
24
его выразительнее. В переводе можно видеть длинную конструкцию, что лишает
текст рассказа задуманной эффектности и исказило стиль писателя, который
любит подобные короткие эффектные фразы.
Деловой дискурс проявляется в рассказах через описание поведения
банкиров, бизнесменов, владельцев магазинов и через описание их речи. Так,
речь владельца ювелирного магазина включает инверсию, синтаксическое
средство выразительности, основанное на необычном построении предложения.
В начало предложения выносится слово, которое важно выделить:
“I am sorry to say, sir,” said Graff, “that with this particular piece there is no
room for bargaining,” [42, р. 83].
– Мне жаль это говорить, сэр, – начал Граф, – но в данном случае торг
неуместен (пер. С.С.) [6, с. 82].
Инверсия в рассказе используется автором для того, чтобы подчеркнуть
нежелание продавца снижать цену. Переводчик вынужден был полностью
менять предложение, потому что Дж. Арчер использовал конструкцию «there is»,
но ее нет в русском языке. Переводчик не стал сохранять инверсию. В
результате, в переводе нет ощущения, что продавец подчеркивает
невозможность продать такое дорогое украшение за меньшую цену. Это
нарушает замысел автора, ведь весь сюжет строится на том, что продавец не
снижает цену, и героиня вынуждена поэтому искать способы достать деньги на
украшение.
Once again the black velvet cloth was laid out on the table, and once again the
assistant placed the Kanemarra heirloom in its centre [42, р. 76].
Опять на столе была расстелена черная бархатная ткань, и помощник
опять положил ожерелье в центр черного бархата (пер. С.С.) [6, с. 77].
В оригинале обе чести предложения начинаются со слов once again. Это
внимание к действиям подчеркивает стоимость ювелирного украшения. В
переводе эта деталь была утеряна, хотя слово опять и повторяется два раза.
Переводчик несколько вольно обошелся с текстом писателя, и сосредоточился
на переводе общего смысла, а не синтаксических стилистических приемов.
25
В речи персонажей среди синтаксических средств наиболее частотными
являются парцелляция, например:
“I can understand that you have a responsibility to an old comrade, but I still
feel four million is–"
“Do you? Then let me continue " [2, p. 481].
– Я могу понять, что вы несете ответственность перед вашим боевым
товарищем, но все–таки четыре миллиона…
– Вы в самом деле понимаете? Тогда позвольте мне продолжать (пер.
Ю.Д.) [42, с. 477].
В переводе ушла парцелляция «Do you?», и появилась длинная фраза,
которой в оригинале нет. Вариантом перевода с сохранением авторского стиля
было бы: «Понимаете? В самом деле?».
Дж. Арчер подмечает и характерные особенности речи бизнесменов:
“The bank,” Rosenheim instructed as he fell into the back seat [42, р. 78].
– В банк, – приказал Розенхайм и плюхнулся на заднее сиденье (пер. С.С.)
[6, с.74].
Переводчик сохранил неполное предложение (нет подлежащего), но в
английском языке краткое “The bank” характеризует персонаж как занятого
человека, которому даже некогда составить полное предложение. В русском
языке предложения без подлежащего и сказуемого распространены и часто
встречаются, из-за этого задуманный писателем образ слегка теряется.
Кроме того, в текст прямой речи Дж. Арчер вводит синтаксические
повторы и риторические вопросы с семантикой негодования:
“I can t believe it," said Sir Hamish. “I won t believe it. I want you to make an
appointment for me to see the minister first thing tomorrow morning. "
“He won t like that, sir It might expose his position, and put him right out in the
open in a way that could only embarrass him."
“I don t give a damn about embarrassing him. We are discussing a bribe, do I
have to spell it out for you, Heath? A bribe of nearly four million dollars. Have you no
principles, man?» [6, p. 477].
26
– Я не могу в это поверить, – сказал сэр Хеймиш. – Я не хочу в это
верить. Первое, о чем я хочу вас просить, устройте мне аудиенцию у министра
завтра утром.
– Ему это не понравится, сэр. Его роль станет явной, а такая позиция
доставит ему неприятности.
– К черту его неприятности! Разговор идет о взятке, вы понимаете это,
Хит? О взятке, сумма которой составляет почти четыре миллиона долларов.
Неужели у вас нет принципов, молодой человек? (пер. Ю.Д.) [42, с. 471].
В этом примере переводчик сохранил такую особенность текста, как
синтаксический повтор. Но в переводе вопроса слово «неужели» выглядит
лишним.
Дж. Арчер использует и стилистические фонетические приемы, например:
Their tutor, Simon Jakes of New College, was both bemused and amused by the
ferocious competition that so quickly developed between his two brightest pupils, and
he used their enmity skillfully to bring out the best in both of them without ever allowing
either to indulge in outright abuse (Old love) [42, р.35].
Их наставник Саймон Джейкс из Нового колледжа был и удивлен, и
позабавлен степенью непримиримости состязания, которое моментально
разгорелось между двумя его самыми талантливыми учениками (пер. С.С.).
Здесь стилистический эффект заключается в том, что два слова (bemused
and amused) оканчиваются одинаково. В переводе эффект исчезает, так как
переводчик не придал ему значения.
Также встречается аллитерация:
They hated each other from the moment they met [42, р.35].
Они возненавидели друг друга с первой встречи (пер. С.С.).
В переводе аллитерация исчезла, потому что переводчик сосредоточился
на смысле текста. Кроме того, переводчику было бы сложно подобрать в

27
русском языке два слова, которые передавали бы тот же самый смысл, но
начинались бы с одной буквы.
If Philippa Jameson had been born a boy some of his tutorials would
undoubtedly have ended in blows [42, р.35].
Если бы Филиппа Джеймсон была мальчиком, то кое-кто из его
подопечных ходил бы с синяками (пер. С.С.).
В этом примере аллитерация за звук «b», он трижды повторяется в словах,
которые идут друг за другом. В переводе этот фонетический прием исчез. Но
переводчик учитывает то, что аллитерация для русского языка несвойственна, и
в художественном тексте выглядит искусственно, в отличие от английского
языка.
Таким образом, Дж. Арчер широко включает в рассказы признаки
юридического и делового дискурса. Стилистические средства лексического и
синтаксического уровня создают экспрессивность текста, обычно
несвойственную этим типам дискурса, усиливают прагматику участников
судебного процесса. Дж. Арчер точно подмечает особенности речи судей,
адвокатов, банкиров, бизнесменов. Переводчик иногда старается передать
только общий смысл текста, и не передает стилистические приемы. По этой
причине с точки зрения стилистических приемов текст переводы выглядит
проще, чем он есть в оригинале.
Далее рассмотрим лексические особенности рассказов писателя в аспекте
их перевода.

2.2 Лексические особенности рассказов и их перевод на русский язык


Сложностью в переводе стали термины. Дж. Арчер широко включает в
рассказы юридическую, деловую и другую терминологию. Она создает
профессиональный колорит, что важно для стилистики рассказов.
Процесс перевода предполагает подбор соответствия из арсенала
переводного языка. При этом различают три варианта действий переводчика [2,
с. 155]:
28
1) переводчик берет готовое соответствие, не имея выбора (однозначное
эквивалентное соответствие);
2) переводчик производит выбор из нескольких вариантов (вариантное
соответствие);
3) переводчик порождает собственное соответствие в рамках
закономерностей языка (трансформация).
Проиллюстрируем первый пункт следующим примером:
Sir Matthew Roberts, QC, closed the file and placed it on the desk in front of him
[42, р. 80].
Сэр Мэтью Робертс, королевский адвокат, закрыл досье, положил его на
стол перед собой и тяжело вздохнул (пер. С.С.) [42, с. 80]. .
QC (Queen's Counsel), королевский адвокат – это понятие, которое
существует в Великобритании давно. Для него есть однозначное эквивалентное
соответствие, зафиксированное в словарях, поэтому переводчику не нужно было
думать о том, как это перевести. Но аббревиатуру пришлось заменить полным
названием титула.
Другой пример:
The door of the plane opened, and there stood Admiral of the Fleet the Earl
Mountbatten of Burma, KG, PC, GCB, OM, GCSI, GCIE, GCVO, DSO, FRS, DCL
(Hon.), LL.D. (Hon.), attired in the full dress uniform of an Admiral of the Fleet
(summer wear) [42, р. 50].
Дверь самолета открылась, и в проеме появился адмирал флота граф
Маунтбеттен Бирманский, кавалер ордена Подвязки, член Тайного совета,
кавалер ордена Бани, кавалер ордена «За заслуги», кавалер Большого креста
ордена «Звезда Индии», кавалер Большого креста ордена Индийской империи,
кавалер Большого креста ордена Виктории, кавалер ордена «За выдающиеся
заслуги», член Королевского общества (почетный), доктор права (почетный).
Он был в полном парадном мундире (летний вариант) (пер. С.С.) [6, с. 45].
В этом предложении в оригинале автор перечисляет аббревиатуры
названий наград адмирала. Сам перевод несложен, для каждой аббревиатуры
29
имеются соответствия. Но эти аббревиатуры понятны читателям в
Великобритании, и совершенно непонятны читателям в России. Поэтому
переводчик заменил сокращение полными названиями, из-за чего предложение
стало длинным, и переводчик использовал грамматическую трансформацию,
разделив исходное предложение на два отдельных предложения.
В некоторых случаях переводчик порождает собственное соответствие в
рамках закономерностей языка (трансформация):
Например:
He walked to his car, a blue BMW, stopped to remove a parking ticket from his
windshield, and appeared to curse [42, р. 78].
Он подошел к своему автомобилю – синему БМВ – остановился, чтобы
взять квитанцию на штраф за неправильную парковку и, похоже, выругался
(пер. С.С.) [6, с. 105].
В Великобритании и России разные способы оплачивать временную
стоянку автомобилей. Поэтому переводчик не перевел, а описал, что за бумагу
снял персонаж рассказа «Идеальное убийство» с лобового стекла своего
автомобиля.
Дж. Арчер включает в свои произведения много реалий. Анализ перевода
реалий показал, что в проанализированных нами текстах содержится 162 реалии.
Реалии традиционно трудно передать при переводе на другой язык, так как они
связаны с культурой страны. Но и не переводить их нельзя, так как они играют
значительную роль в тексте, показывая время и место происходящих событий.
Они придают тексту колорит и часто важны для сюжетной линии.
При переводе такого писателя, как Дж. Арчер, реалии становятся
проблемой для переводчика. Дж. Арчер описывает современную ему
Великобританию, но далеко не все особенности жизни в Великобритании
известны в России. Хотя иногда кажется, что в европейской жизни все понятно,
на самом деле, в чужой культуре всегда остается много неизвестного за
пределами страны.

30
Кроме того, Дж. Арчер – бывший политик. Он был членом Парламента,
хорошо знает тонкости политической системы своей страны, которые
неизвестны или непонятны читателям в России, и поэтому к их переводу
необходимо было отнестись внимательно.
Достаточно много реалий переведено таким приемом, как транскрипция.
Транскрипция традиционно применяется для передачи англоязычных
топонимов:
As her car crawled round Russell Square, she began to think about the weekend
ahead [42, р. 5].
Ее машина ползла по Рассел-сквер, и она подумала о предстоящем уик-
энде (пер. С.С.) [6, с. 5].
Но иногда так переводят и бытовые реалии:
“Earl Grey, if I remember correctly,” said Hazel [42, р. 53].
«Эрл Грей», если не ошибаюсь, сказала Хэйзел (пер. С.С.) [6, с. 48].
Earl Grey – это название чая. Это распространенный вид чая, его название
хорошо известно в России. Сохранение реалий сохраняет стиль писателя и
созданный им колорит Великобритании.
В целом, 54,3% реалий переведено словарным соответствием (известные
понятия) или транскрипцией (имена и топонимы).
В остальных случаях переводчики применяли переводческие
трансформации, чтобы сделать текст понятным.
Так, переводчики часто применяли лексическое дополнение, чтобы
читателям было ясно содержание текста:
The demands of being a single parent as well as a director of a small but thriving
City company meant there were few moments left in any day to relax [42, р. 3].
Жизнь требовала от Дианы совмещения обязанностей матери-одиночки
и руководителя в небольшой, но преуспевающей компании в лондонском Сити,
а это, в свою очередь, оставляло немного возможностей для того, чтобы
расслабиться в течение дня (пер. С.С.) [6, с. 3].

31
City – это финансовый район Лондона. Он существует уже давно, часто
упоминается в произведениях британских писателей. При переводе было
добавлено прилагательное «лондонский». Жителям Великобритании известно
расположении Сити, но для читателей русскоязычного перевода необходимо
было пояснить, что героиня рассказа работает в Лондоне.
Другой пример дополнения:
Although he had of course visited Number 10 on several occasions when he was
a member of Parliament [42, р. 36].
Он, конечно же, бывал в доме 10 по Даунинг-стрит несколько раз, пока
был депутатом парламента (пер. С.С.) [6, с. 31].
Здесь также есть лексическое добавление, слова дом и Даунинг-стрит. Как
известно, премьер-министр Великобритании работает и живет по адресу
«Даунинг-стрит, 10». Переводчик добавил название улицы, чтобы адрес
выглядел привычнее для читателя перевода, и им было сразу ясно, куда и к кому
вызвали героя рассказа.
Приведем еще один пример дополнения:
Covered the problem of finding a wife for Prince Charles and mulled over the
long-term repercussions of Watergate [42, р. 53].
Поведал о сложностях подбора жены для принца Чарльза и превратных
последствиях Уотергейтского скандала (пер. С.С.) [6, с. 48].
В этом примере переводчики добавили слово «скандал», чтобы было
яснее, о чем идет речь. Некоторые читатели могу не знать, что значит
Watergate: это название отеля, в котором ЦРУ установило по приказу
американского президента Никсона подслушивающие устройства, из-за чего
президент Никсон ушел в отставку. Слово скандал подсказывает читателям
смысл слова.
Дополнение было использовано в качестве приема перевода очень часто.
Это связано с тем, что Дж. Арчер часто вводит в свой текст реалии, которые не
очень хорошо известны в России, и которые лучше уточнить для читателей
перевода. Однако частью стиля писателя как раз и является подобное вольное
32
обращение с названиями резиденций политиков и другими понятиями. Дж.
Арчер показывает, что он настольно хорошо знаком с политикой, что для него
это часть повседневной жизни.
Дж. Арчер часто упоминает в текстах незнакомые для российских
читателей реалии. При их переводе переводчик часто использовал прием
калькирования, например:
“Then we’ll just have to rely on the Territorial Army” [42, р. 45].
Нам придется воспользоваться территориальной армией (пер. С.С.) [6,
с. 40].
Можно было бы разъяснить читателям, что the Territorial Army – это
добровольцы, жители британских колоний (не англичане), которые согласились
служить в британской армии. Это можно перевести как «добровольческий
резерв», возможно, так было бы понятнее читателям.
Реже всего переводчик использовал прием замены российской реалией,
например:
As she passed the sign with a single white line on it, she suddenly swung across
the road [42, р. 13].
Когда двойная полоса превратилась в прерывистую, она резко вывернула
руль (пер. С.С.) [6, с. 13].
В этом примере британский знак дорожного движения заменен
привычными понятиями «двойная полоса» и «прерывистая полоса». Но смысл
не изменился: когда героиня рассказа получила возможность выехать на
встречную полосу, то она это и сделала.
В некоторых случаях при переводе реалии пришлось применить
грамматические трансформации:
He’d had what was described by his fellow officers as a “good war”–in which
he was awarded the Military Cross and reached the rank of major [42, р. 33].
Там он был награжден Крестом за военные заслуги и дослужился до
майора (пер. С.С.) [6, с. 27].

33
Здесь не было особых сложностей с переводом, переводчик только
заменил прилагательное «военный» словосочетанием «за военные заслуги»,
применив прием лексического добавления и прием перестановки слов в
предложении.
Некоторые понятия перевести оказалось сложнее:
Ted looked up, shielded his eyes, and saw an Andover of the Queen’s Flight
descending toward the airport [42, р. 50].
Тед посмотрел вверх, прикрыв глаза рукой, и увидел в небе самолет
королевской эскадрильи, который снижался (пер. С.С.) [6, с. 45].
Эскадрилья – это воинское формирование, основное тактическое
подразделение или отдельная часть (отдельная эскадрилья) в военно-воздушных
силах (ВВС) ряда государств. Понятия «эскадрилья» в оригинале нет, на самом
деле, прилетевший с визитом адмирал использовал один из военных самолетов.
Кроме того, в некоторых случаях перевод вызывает вопросы, например:
She stepped out of the elevator, walked over to her Audi suburban, unlocked the
door, and threw her bag onto the back seat [42, р. 5].
Она вышла из лифта, подошла к своей «Ауди» и бросила сумочку на заднее
сиденье (пер. С.С.) [6, с. 5].
Слово suburban в настоящее время переводят как «внедорожник». Для
рассказа важно, что героиня едет в такой огромной машине, как внедорожник.
Это подчеркивает ее статус руководителя в крупной лондонской компании.
Также это часть сюжета. По сюжету, преступник спрятался в ее машине, пока
она выходила из нее, чтобы убрать сбитую кошку. Ему удалось это сделать как
раз из-за того, что машина большая, и водитель просто не заметила, что возле
заднего сиденья притаился вооруженный преступник. Убирать полное название
автомобиля было не нужно, героиня выглядит странно, ведь в небольшой
машине нельзя не заметить бандита.
Таким образом, реалии в переводе поясняются, заменяются российскими
реалиями. Поэтому текст перевода потерял часть национального колорита. Но

34
можно отметить, что часто действия переводчиков являются оправданными, так
как писатель использует много реалий, неизвестных в России, и переводчики
стремятся к тому, чтобы получившийся в переводе текст был понятен
российским читателям.
Характерной деталью стиля Дж. Арчера являются идиомы. Идиома
является устойчивым выражением с самостоятельным значением, которое не
совпадает со значением составляющих ее элементов. Идиомы – это значительно
более сложные образования, чем отдельные слова и свободные словосочетания.
Большинство идиоматических выражений создано народом, поэтому в них в
полной мере раскрывается национальная специфика английского языка.
Идиомы находят широкое применение в рассказах Дж. Арчера, делая стиль
изложения автора образным, ярким и красочным. Поэтому четкая, правильная
интерпретация их значений во многом будет способствовать воссозданию
образности, стилистических особенностей и экспрессивной специфики
оригинала.
Первый способ перевода идиом заключается в том, что английская идиома
заменяется аналогом, например:
Although she enjoyed her work, it had been a bloody week [42, р. 6].
Ей нравилась ее работа, но неделька выдалась такая, что не дай бог (пер.
С.С.) [6, с. 6].
В этом примере переводчик подобрал в русском языке идиому с
аналогичным значением, хотя она строится на другом образе. При этом
сохранена стилистическая принадлежность идиомы, разговорное английское
выражение «a bloody week» переведено на русский язык разговорной
экспрессивной идиомой «не дай бог».
Другой пример замены аналогом:
“Delighted to lend a hand,” said Lady Cuthbert [42, р. 59].
Была рада подставить плечо, сказала леди Катберт (пер. С.С.) [6, с.
54].

35
Здесь использован почти аналогичный образ, только вместо «руки»
русская идиома строится на образе «плеча». Образная основа двух идиом почти
совпадает. Но исходная идиома состоит из рифмующихся слов, что отсутствует
в русском переводе.
By the end of their first year they were far ahead of their contemporaries while
remaining neck and neck with each other [42, р. 38].
К концу первого года они далеко опережали своих однокурсников, хотя
сами шли ноздря в ноздрю (пер. С.С.) [6, с. 33].
В этом переводе также переводчику удалось найти в русском языке почти
аналогичное выражение. Хотя оно строится на другом образе, но сами образы
относятся к одному семантическому полю, поэтому можно сказать, что перевод
удачный.
Дж. Арчер часто трансформирует идиомы, т.е. использует игру слов. Это
также нужно было постараться сохранить в переводе:
Once he had won the Charles Oldham, the silly woman would have to climb
down from that high horse of hers [42, р. 38].
Он не виделся с Филиппой три дня, хотя и думал о ней постоянно. Когда
он выиграет стипендию Чарльза Олдхема, этой глупой женщине придется
поубавить свою спесь (пер. С.С.) [6, с. 33].
Идиома to climb down from the high horse изменена писателем. Добавлено
указательное слово и местоимение. Это придает идиоме более разговорный и
ироничный характер. В переводе стоит неизмененная идиома русского языка
«поубавить спесь». По смыслу она совпадает с идиомой оригинала. Но
ироничность исчезла.
Ted and Hazel settled down, seeing no cloud on the horizon that could disturb
their blissful existence [42, р.42].
Они не видели ни единого облачка на горизонте, которое угрожало бы
их безмятежному существованию (пер. С.С.) [6, с. 37].
В данном примере в оригинале использована идиома. Перевод
дословный. Идиома a cloud on the horizon слегка трансформирована
36
переводчиком, то есть, сохранен стиль, но в русскоязычном тексте
словосочетание про «облачка на горизонте» воспринимается просто как
интересное описание, а не как трансформированная идиома.
He felt confident that, when the trial reached its conclusion, the jury would be
left with no choice but to release his client back into the bosom of his loving family
[42, р. 93].
Мистер Скотт выразил уверенность в том, что, когда процесс
завершится, у присяжных не будет иного выхода, как освободить подсудимого,
чтобы он вернулся в лоно любящей его семьи (пер. С.С.) [6, с. 111].
В этом примере русскоязычная идиома также почти аналогична исходной
английской идиоме. В оригинале Дж. Арчер добавляет в идиому местоимение и
прилагательное «his loving», добавляя в свой текст оригинальности. Переводчик
делает то же самое, сохраняя стилистику автора.
64,7% идиом не были переведены. Переводчики использовали
описательный перевод. В случае передачи идиом с помощью описательного
перевода передается значение путем использования свободного сочетания
русского языка.
Такой прием удобен при переводе таких политических идиоматических
выражений, например:
He quickly became respected and popular with colleagues on both sides of the
House, though he never pretended to be anything other than, in his own words, “an
amateur politician.” [42, р. 35].
Он быстро обрел популярность и уважение коллег-депутатов от обеих
партий, хотя никогда не претендовал на что-то большее, чем «быть
любителем в политике» (пер. С.С.) [6, с. 30].
Идиома both sides of the House основывается на традиции, по которой
члены парламента от консервативной партии и лейбористской партии сидят
на противоположных сторонах зала заседаний в парламенте. Персонаж
рассказа уважаем «обеими сторонами зала заседаний», то есть его уважают

37
представители обеих политических партий. Перевести это какой-либо русской
идиомой нельзя, так как в русском языке нет подобного устойчивого
словосочетания.
He was a pillar of his local community, having served with the Territorial Army,
and on the committee of the local camera club [42, р. 87].
Он один из авторитетных граждан местного общества, служил в
территориальных войсках и состоял в комитете местного клуба
фотолюбителей (пер. С.С.) [6, с. 105].
Здесь переводчик заменил идиому a pillar of his local community
описательным оборотом «один из авторитетных граждан местного
общества». Хотя в русском языке есть аналог «столп общества», можно было
его использовать.
Некоторые образные идиомы было сложно перевести как-то иначе, кроме
описания, например:
“We don’t want some clever clogs from London coming up here and telling us
how to run this division” [42, р. 34].
Только нам не нужен какой-нибудь умник из Лондона, который сразу
начнет учить нас управлять округом (пер. С.С.) [6, с. 29].
Clever clogs – someone who shows that they are clever, in a way
that annoys other people [43]. Дословный перевод «умные сабо» здесь
невозможен, потому что читатели ничего не поймут, поэтому переводчик
передал смысл идиомы: речь идет о тех людях, которые считают себя умнее
других.
В некоторых случаях описание вместо идиомы повлияло на текст
перевода. Идиомы важны тем, что они прямо передают оценку автором
ситуации, и их отсутствие не дает читателям возможность понять замысел
автора.
Рассмотрим пример:
The journalists continued to scribble away, knowing they were about to have a
field day [42, р. 101].
38
Журналисты непрерывно строчили репортажи: они понимали, что это
необыкновенная удача (пер. С.С.) [6, с. 121].
Идиома to have a field day имеет значение to take advantage of
an opportunity to do something you enjoy [43]. То есть журналисты описаны как
люди, получающие удовольствие от написания репортажей из зала суда, и им не
важно, виновен или нет подсудимый. Эта идиома описывает британских
журналистов скорее с отрицательной стороны. А в тексте перевода нет
впечатления, что журналисты делают что-то неправильно. Можно было бы
перевести как «журналисты повеселились на славу».
За счет идиом, построение фраз эффектное, а в переводе, если убрать
идиому, эффект может теряться, например:
“Good evening, sir,” said the governor, star struck [42, р. 60].
Добрый вечер, сэр, ответил губернатор, ошеломленный таким блеском
(пер. С.С.) [6, с. 55].
Здесь короткая образная идиома star struck заменена длинным писанием, и
перевод почти вдвое длиннее оригинального предложения. Короткие
предложения делают текст Дж. Арчера динамичнее, поэтому такие замены при
переводе можно назвать влияющими на стиль.
Можно отметить, что переводчики использовали стилистическую
компенсацию, и добавили идиомы в те места текста, где в оригинале их нет,
например:
When the clerk rose, I could hear the person next to me breathing [42, р.
116].
Когда тот встал, наступила гробовая тишина (пер. С.С.) [6, р. 96].
Здесь в перевод добавлена идиома гробовая тишина. Это позволило
переводчику скомпенсировать то, что многие исходные идиомы оказались
потерянными в переводе.
Таким образом, перевод реалий и идиом стал значительной сложностью
для переводчика. Дж. Арчер – современный писатель, и далеко не все реалии
современной Великобритании понятны в России. Кроме того, в России еще нет
39
традиции перевода произведений Дж. Арчера, и переводчикам необходимо было
самостоятельно принимать решения о том, как переводить тексты. Переводчики
постарались перевести реалии, но все-таки часть национального колорита
рассказов было утеряно. Идиомы также не всегда получилось сохранить, что
сделало стилистику рассказов менее экспрессивной.

2.3 Перевод имплицитной информации и иронии


Основным приемом данного писателя можно назвать иронию.
Ироничность связана с тем, что Дж. Арчер часто описывает в своих рассказах
людей, которые попали в смешную и сложную для них ситуацию, или
неправильно оценивают реальность.
Основная сложность при передаче иронии состоит в том, что она
относится имплицитной информации. Задачей переводчика является
сохранение смысла с помощью средств русского языка, при этом переводчик не
должен исказить замысел автора и нацелить читателя на поиск скрытой
информации, заключенной в контексте. А так как ирония тесно связана с таким
качеством, как оценочность, то в переводе нужно передать не только логику
повествования, но и эмоциональную сторону текста. Проще говоря, переводчик
должен сделать так, чтобы читатели перевода относились к героям так, как это
задумал автор.
Рассмотрим такой пример:
The incumbent MP, known in the constituency as “Tiptoe,” had made it clear
that once the war was over they must look for someone to replace him [42, р. 34].
Нынешний депутат от их округа, которого избиратели окрестили
«цыпочкой», дал ясно понять, что теперь, когда война закончена, его место
должен занять кто-нибудь моложе (пер. С.С.) [42, р. 28].
Переводчик дословно передал прозвище члена парламента на русский
язык, но автор, скорее всего, имел в виду переносное значение глагола tiptoe:
to avoid dealing with a difficult subject, problem, or person [43]. То есть нынешний
депутат – это человек, который избегает любых конфликтов, сложностей.
40
Вероятно, от него мало пользы для избирателей, и поэтому все так рады избрать
вместо него героя рассказа «Чистильщик обуви». Это прозвище можно было
перевести описанием: нынешний депутат от их округа ни во что не вмешивался
и избегал любых проблем.
Иногда переводчик убирает из текста часть информации, используя прием
опущения, например:
Carla’s death, in their combined editorial opinion, must have been less
important than a Third Division football result between Reading and Walsall [42, р.
88].
По общему мнению, всех каналов, смерть Карлы была менее важна, чем
результаты игр в Третьем дивизионе (пер. С.С.) [6, с. 115].
Из предложения убраны названия футбольных клубов, неизвестные
никому в России. Но, возможно, упоминание названий именно малоизвестных
футбольных команд несет ироничный смысл, так автор дополнительно
подчеркивает, что даже игра между клубами из третьего дивизиона важнее для
журналистов, чем совершенное убийство.
В рассказе «Shoeshine boy» главный герой, губернатор, вынужден
создавать у адмирала флота впечатление, что колония Великобритании ни в чем
не нуждается, и все в полном порядке. Для этого губернатор организовывает
официальный прием, при описании которого есть множество ироничных деталей,
например:
Ted had to admit that, although they weren’t the Grenadier Guards, they
weren’t like something from TV’s “Dad’s Army” either [42, р. 49].
Тед вынужден был признать, что, пусть они и не казались похожими на
гренадеров гвардии, но и не были опереточными солдатами (пер. С.С.) [6, с.
44].
Для официальной встречи адмирала в аэропорту, губернатор вынужден
был срочно искать что-то похожее на почетный караул. Нашли только отставных
полицейских и солдат из так называемой «Территориальной армии»
(добровольцы, набранные их населения колонии). Но, несмотря на все
41
сложности, помощникам губернатора удалось сделать так, что солдаты
выглядели вполне прилично. Губернатор отмечает про себя: although they weren’t
the Grenadier Guards, they weren’t like something from TV’s “Dad’s Army” either.
The Grenadier Guards – один из символов Великобритании. Это охрана королевы,
гвардия в красных мундирах и высоких медвежьих шапках, они несут караул у
королевских дворцов. Переводчик несколько напутал. Гренадеры – это отборные
части пехоты и/или кавалерии, изначально предназначенные для штурма
вражеских укреплений, преимущественно в осадных операциях. Гвардия – это
лучшие войска армии. Получившееся при дословном переводе словосочетание
«гренадеры гвардии» лишено особого смысла. Надо было или переводить
описанием «личная охрана королевы», или реалией страны перевода
«гвардейцы» (гвардейские войска есть и в российской армии).
“Dad’s Army” – телесериал Би-би-си о британском ополчении во время
Второй мировой войны. Ополчение состояло из местных добровольцев, которые
не имели права проходить военную службу, часто по возрасту (отсюда и
название «Папина армия»), то есть «армия» укомплектована почти
исключительно мужчинами старше призывного возраста. Сериал оказал влияние
на британскую популярную культуру, и его персонажи были хорошо известны.
TV’s “Dad’s Army” переведено как «опереточные солдаты». Это точный
перевод. Автор имел в виду, что почетный караул хотя и набран из
непрофессионалов, но не вызывает смех, в отличие от пожилых солдат в сериале
“Dad’s Army”. Опереточные персонажи тоже часто вызывают смех, так что
замысел автора сохранен.
The Union Jack was raised on the roof of the airport terminal, and a light
smattering of applause broke out among the assembled gathering of twenty or thirty
local dignitaries [42, р. 39].
На крыше здания аэропорта подняли королевский штандарт «Юнион
Джек», и послышались легкие аплодисменты собравшихся здесь же двадцати
или тридцати местных знаменитостей (пер. С.С.) [6, с. 34].

42
Ирония автора заключается в том, что губернатор попытался организовать
торжественный официальный прием. Для этого в аэропорт были созваны все
крупные чиновники колонии, слово dignitaries переводится как
«высокопоставленные чиновники». Вариант перевода «знаменитости»
нарушает замысел автора в той части, что встрече адмирала пытаются придать
торжественный характер. Однако «знаменитостей» никто не будет приглашать
на официальную встречу в аэропорту, например, сейчас прилетевших
президентов в аэропорту тоже встречают только чиновники. Поэтому
правильнее было бы перевести как «послышались легкие аплодисменты
собравшихся здесь же двадцати или тридцати начальников, набранных со всей
колонии».
Флаг Великобритании представляет собой комбинацию национальных
цветов стран, которые управляются одним монархом. «Королевский штандарт»
поднимают над королевским дворцом, когда королева находится в своей
резиденции, над королевским автомобилем, самолетом, яхтой, когда монарх
путешествует на них. Он также поднимается над любыми другими
официальными и частными зданиями во время визита королевы. Когда королева
выступает в Парламенте, Королевский штандарт поднимается над башней
Виктория. Соответственно, во время визита адмирала «королевский штандарт»
поднимать не могли, ведь сама королева не приезжала. Подняли обычный
государственный флаг Великобритании.
Другой пример, в котором переводчиком нарушен культурный контекст:
The governor, dressed in his summer uniform, with gold piping down the sides
of his white trousers, decorations and campaign medals across his chest, and an old-
fashioned Moseley helmet with a plume of red-over-white swan’s feathers on his head,
walked out onto the landing [42, р. 49].
Наутро губернатор, облаченный в летний мундир и белые брюки с
золотыми лампасами, надев свои награды и парадную каску с плюмажем из
красно-белых лебединых перьев, вышел в холл (пер. С.С.) [6, с. 44].

43
Когда Великобритания присоединила множество колоний, служившие в
них военные часто носили особый светлый шлем, который защищал от солнца.
Он получил название Wolseley helmet, и его можно увидеть во многих
художественных фильмах. Это светлый пробковый шлем, покрытый тканью. В
целом, губернатор действительно одет в военную одежду. Но каску обычно
носят на поле боя с целью защиты, и вряд ли есть понятие «парадная каска».
Губернатор в глазах читателя перевода выглядит странно, хотя в оригинале он,
наоборот, старается сохранить все британские традиции, и даже специально для
прилетевшего адмирала надевает старомодный Wolseley helmet. В качестве
перевода подошла бы генерализация «традиционный колониальный шлем с
плюмажем из красно-белых лебединых перьев».
Достаточно сложно было перевести иронию, основанную на игре слов,
например:
After a few weeks of boning up on his new subject, the governor-in-waiting had
discovered that St. George’s was a tiny group of islands in the middle of the North
Atlantic [42, р. 37].
Теперь вновь назначенный губернатор узнал, что Сент-Джордж – это
небольшая группа островов в центре Атлантического океана (пер. С.С.) [6, с.
32].
Словосочетание the governor-in-waiting можно было бы перевести, как
ожидающий исполнять обязанности губернатора. Переводчик убрал игру слов,
и перевел обычным словосочетанием.
Таким образом, при переводе иронии в рассказах Дж. Арчера необходимо
хорошо понимать культурный контекст. Иначе читатель перевода не
почувствует иронии и не испытает тех эмоций по отношению к персонажу,
которые заложил в свой текст автор.

44
Выводы
Анализ перевода показал, что не все черты авторского стиля писателя
удалось сохранить в тексте на русском языке. Так, с точки зрения синтаксиса,
англоязычный текст выглядит ярче и интереснее, там больше синтаксических
стилистических приемов, чем в тексте перевода. Самой интересной
особенностью рассказов можно назвать включение в них элементов
юридического и делового дискурса. Дж. Арчер вводит в свои рассказы таких
героев, как прокуроры, адвокаты, владельцы крупного бизнеса и т.д. Их речь
содержит множество стилистических особенностей, которые чаще всего удалось
передать на русский язык. Из лексических особенностей текста можно отметить
реалии и идиомы. В проанализированных текстах (объем которых составляет 120
страниц) содержится 162 реалии. Из них многие переведены таким приемом, как
транскрипция. Почти всегда это личные имена и топонимы. Переводчик часто
применял лексическое дополнение, чтобы читателям было ясно содержание
текста (А1 – шоссе А1). Иногда приходилось разъяснять читателям значение
реалии и использовать для этой цели описательный перевод. Также переводчик
использовал прием калькирования, прием замены российской реалией. Ряд
реалий был опущен (полная статистика приведена в Приложении). Переводчик
смог перевести правильно большинство реалий (92%), как правило, успешно
переведены реалии, которые номинируют те явления британской культуры,
которые являются ее постоянным атрибутом, и поэтому известны
русскоязычным читателям.
Тексты рассказов писателя включают в свой словарный состав большое
количество идиом. Переводчик использует три способа перевода идиом. Это
замена аналогичным русскоязычным выражением (так переведено 29% всех
идиом), калька (6 % идиом) и описательный перевод (64,7% идиом).
Дж. Арчер – достаточно ироничный писатель, часто ставящий своих
персонажей в смешное положение. Здесь можно сделать вывод, что переводчики
не до конца уловили стиль писателя. В переводе на русский язык рассказы
воспринимаются немного серьезнее.
45
Заключение
Литературный стиль отражает личность автора и цель написания текста.
Каждый хороший писатель имеет свой стиль, элементы, которые способствуют
созданию стилю письма, могут включать выбор лексики, наличие или отсутствие
идиом, тропы (выразительные средства), фигуры речи, особенности синтаксиса,
присутствие авторской оценки или объективность.
Дж. Арчер пишет современным английским языком, с использованием
современных слов и понятий. Его персонажи часто являются политиками,
юристами, бизнесменами. Часто рассказы имеют криминальный сюжет и
отличаются драматичной судьбой персонажа, поэтому тексты писателя
эмоциональные и экспрессивные. Его произведения динамичны и содержат
много описаний действий, при отсутствии внимания к внутренней жизни
персонажей. Среди стилистических доминант писателя можно отметить
внимание к синтаксису, многочисленные современные британские реалии,
которые хорошо известны британским читателям, но не всегда понятны
читателям в России, и идиомы. Также Дж. Арчер часто явным образом выражает
оценку своих персонажей, в его рассказах много иронии, персонажи часто
оказываются в сложных и забавных ситуациях.
В ходе исследования были проанализированы переводы рассказов Дж.
Арчера на русский язык. Материалом для исследования переводов стали
рассказы «Never stop on the motorway» («Никогда не останавливайтесь на
шоссе»), «Old love» («Старая любовь»), «The perfect murder» («Идеальное
убийство»), «Shoeshine boy» («Чистильщик обуви»), «Broken routine»
(«нарушенный распорядок»), «Cheap at half the price» («Дешево – за полцены»),
«An eye for an eye» («Око за око»).
По результатам исследования можно сделать следующие выводы.
Дж. Арчер широко включает в рассказы признаки политического,
юридического и делового дискурса. При этом он широко использует
стилистические средства лексического и синтаксического уровня (эпитеты;
метафоры; синтаксические повторы; риторические вопросы; инверсия;
46
эллипсис). Эти стилистические средства создают экспрессивность текста,
обычно несвойственную этим типам дискурса, усиливают прагматику
персонажей (участников судебного процесса, представителей бизнеса,
политиков). Дж. Арчер точно подмечает особенности речи судей, адвокатов,
банкиров, бизнесменов, и не все удалось успешно передать на русский язык.
В рассказах присутствует множество современных британских реалий.
Анализ перевода реалий показал, что больше половины (54,3%) реалий было
переведено без использования переводческих трансформаций. Это говорит о
том, что многие культурные особенности Великобритании вполне понятны
российскому читателю, и переводчики это понимают. В остальных случаях
(45,7%) исходное понятие было переведено с использованием переводческих
трансформаций. Наиболее часто переводчик применил лексическое дополнение,
чтобы читателям было ясно содержание текста.
Как правило, успешно переведены реалии, которые номинируют те
явления британской культуры, которые являются ее постоянным атрибутом, и
поэтому известны русскоязычным читателям. Так, известен адрес премьер-
министра (дом 10 по Даунинг-стрит), названия лондонского района Сити и
многие другие устойчивые реалии политического и общественного устройства
страны. Перевод политических реалий практически не вызвал трудностей.
Политическая система Великобритания устойчивая, там появляется мало новых
явлений. Перевод общественных реалий нередко был трудностью для перевода.
В России неизвестны такие реалии, как некоторые популярные современные
британские телесериалы, имена современных дизайнеров. Здесь переводчик
вынужден был использовать описательный и приблизительный перевод, прием
замены российской реалией. Ряд реалий был опущен. Все это лишило
переводной текст части национального колорита.
Тексты рассказов писателя, отражая одну из черт английского языка,
включают в свой словарный состав большое количество идиом. Переводчик
использовал три способа перевода идиом. Английская идиома заменяется
аналогом, калькируется или переводится с помощью описательного перевода. В
47
случае передачи идиом с помощью описательного перевода передается значение
путем использования свободного сочетания русского языка, что привело к
снижению степени экспрессивности и оценочности оригинальных текстов.
Собранный материал показывает, что Дж. Арчер как писатель сложен для
перевода. Его авторский стиль отличает ироничность, экспрессивность и
оценочность, что не всегда удалось передать на русский язык. Перспективами
является изучение перевода игры слов в произведениях Дж. Арчера.
В заключение можно отметить, что при переводе произведений Дж.
Арчера необходимо уделять больше внимания таким особенностям его стиля,
как трансформированные идиомы, игра слов, особенности синтаксиса. Нужно
внимательнее относиться к тому, как Дж. Арчер строит синтаксис предложений
(особенно в прямой речи персонажей). При переводе иронических контекстов
произведений Дж. Арчера переводчику необходимо удостовериться, что он
хорошо понял культурный контекст. Тогда удастся лучше познакомиться
российского читателя с тем миром, который создал писатель в своих
произведениях.

48
Список используемых источников
1. Александрова О.В. Проблемы экспрессивного синтаксиса. – М.:
Высшая школа, 1984. – 210 с.
2. Алексеева И.С. Введение в переводоведение. – СПб.:
Филологический факультет СПбГУ, 2004. – 352 с.
3. Аристотель. Риторика. Поэтика / Под ред. И. В. Пешкова. – М., 2000.
–309 с.
4. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. – Л.,
1973. – 421 с.
5. Артюх Е.И. Специальная лексика как художественное средство и ее
передача при переводе (на материале детектива Дж. Арчера "Shall We Tell the
President" и его русских переводов). [Электронный ресурс]. – URL:
https://cyberleninka.ru/article/n/spetsialnaya-leksika-kak-hudozhestvennoe-sredstvo-
i-ee-peredacha-pri-perevode-na-materiale-detektiva-dzh-archera-shall-we-tell-the
(дата обращения: 18.04.2020).
6. Арчер Дж. 36 рассказов. – М., 2008. – 672 с.
7. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. 2-е изд. – М.:
Советская энциклопедия, 1969. – 607 с.
8. Бархударов Л.С. Язык и перевод – М.: Международные отношения,
1975. – 240 с.
9. Болдырева JI.B. Социально-исторический вертикальный контекст
(на материале английской художественной литературы): Монография. – М.:
Диалог-МГУ, 1997. – 88 с.
10. Большой энциклопедический словарь (БЭС). – М.: Советская
энциклопедия, 1994. – 1628 с.
11. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. – М.:
Государственное издательство художественной литературы, 1959. – 653 с.
12. Власенко С.В. Перевод юридического текста: когнитивные
особенности номинации и реалии-профессионализмы в языковой паре

49
английский-русский // Филологические науки в МГИМО: сб. науч. тр. № 21(37).
– М.: МГИМО, 2005. – С. 129-140.
13. Гак В.Г. Типология контекстуальных языковых преобразований при
переводе. Текст и перевод. – М.: Наука, 1988. –166 с.
14. Гальперин И. Р. Очерки по стилистике английского языка. – М.:
Издательство литературы на иностранных языках, 1958. – 459 c.
15. Гальперин И.Р. Речевые стили и стилистические средства языка //
Вопросы языкознания. – 1954. – № 4. – С. 76-84.
16. Гамзатов М.Г. Техника и специфика юридического перевода : сб. ст.
– СПб. : Филол. фак-т СПб. гос. ун-та, 2004. – 184 с.
17. Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. – М.:
Просвещение, 1965. –407 с.
18. Гринев С.В. Введение в терминоведение. – М., 1993. – 411 с.
19. Давыдов М.В. Пособие по интонации английского языка. – М.:
Высшая школа, 1975. – 104 с.
20. Давыдов М.В., Рубинова О.С. Ритм английского языка: Монография.
– М.: Диалог-МГУ, 1997. – 115 с.
21. Дзюбенко А.Н., Зюбина И.А. О взаимосвязи художественного и
юридического дискурсов: стилистический аспект (на материале произведения
Дж. Дж. Дж. Арчера "The Prisoner of Birth", "Trial and Error") // Филологические
науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2016. – № 11(65): в 3-х ч.
Ч. 2. – C. 69-72.
22. Долгова О.В. Семиотика неплавной речи (на материале английского
языка). – М.: Высшая школа, 1978. – 264 с.
23. Долгова О.В. Синтаксис как наука о построении речи. – М.: Высшая
школа, 1980. – 191 с.
24. Ермакова, Е.Н. Отфраземное словообразование и его отражение в
современных словарях // Проблемы истории, филологии, культуры. – Москва -
Магнитогорск - Новосибирск, 2011. – №3 (33). – С.45-49.

50
25. Илларионова И.О. Особенности передачи индивидуального
авторского стиля при переводе // Евразийский союз ученых. – 2018. – С. 33-38.
26. Карелова О. В. К вопросу изучения индивидуального стиля автора //
Вестник РГПУ. – 2006. – С. 122-126.
27. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. – М., 1999. – 136 с.
28. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М.: ЭТС, 2001. –
424 с.
29. Кузнец М. Д., Скребнев Ю. М. Стилистика английского языка / Под
ред. Н. Н. Амосовой. – Л., 1960. – 180 с.
30. Кулешов В.В. Введение в типизацию английской речи. – М.: Изд-во
МГУ, 1981. – 123 с.
31. Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы
ее достижения. – М.: Международные отношения, 1981 – 248с.
32. Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. – М.: Просвещение,
1969. – 214 с.
33. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская
энциклопедия, 1990. – 685 с.
34. Маругина Н.И., Деева А.И. Особенности передачи индивидуально-
авторского стиля Ф.М. Достоевского в англоязычных переводах // Язык и
культура. – 2009. – № 2. – С. 112-118.
35. Нелюбин Л. Л. История науки о языке. – М.: Нар. учитель, 2003. –
330 с.
36. Павшук А.В. Языковая природа и функции эпитета в
художественном тексте: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – М., 2007. – 21 с.
37. Рыбин П.В. Типичные проблемы овладения юридической
терминологией на английском языке. // Российское право в Интернете. – № 2. –
М.: МГЮА, 2008. – С. 112-118.
38. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. Учебное
пособие. – М.: Наука, 1999. –501с.

51
39. Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические
проблемы). Учеб. Пособие. – 5-е изд. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ,
2002. – 416 с.
40. Федоров А. В. Очерки общей и сопоставительной стилистики. – М.,
1971. –366 с.
41. Чигина Н.В., Изосимова Е.С. Английские идиомы как объект
перевода // Инновационная наука. – 2016. – № 10. – С. 66-69.
42. Archer Jeffrey. The Collected Short Stories. – New York: St. Martin’s
Press, 2006. – 845 с.
43. Cambridge Dictionaries Online [Электронный ресурс]. – URL:
http://dictionary.cambridge.org (дата обращения: 15.05.2020).
44. Merriam-Webster’s Dictionary of Law [Электронный ресурс]. – URL:
http://law.academic.ru/13179/statement (дата обращения: 15.05.2020).

52
Приложение 1
Таблица 1 – Статистика перевода синтаксических стилистических приемов
в рассказах Дж. Арчера (кол-во, %)
Прием Всего в Сохранено при Не сохранено при
проанализированных переводе переводе
120 страницах
Парцелляция 56 46 (82%) 10 (18%)
Синтаксический 51 33 (64,7%) 18 (35,3%)
повтор
Риторический 11 11 (100%) -
вопрос

53
Приложение 2
Таблица 2 – Статистика перевода реалий в рассказах Дж. Арчера, %
Всего в Переведено без Переведено с использованием Опуще
проанализ использования переводческих трансформаций но
ированны переводческих Лексическое Описательный Калька
х 120 трансформаций дополнение перевод
страницах (переводческим
соответствием)
Реалии 162 54,3% 20,4% 13% 12% 1,2%

1,20% Переводческое
соотвествие
12%
Лексическое
13% дополнение
54,30% Описательный перевод
20,40%
Калька

Опущение

Рис. 1 – Статистика перевода реалий в рассказах Дж. Арчера, %

54
Приложение 3
Таблица 3 – Статистика перевода идиом в рассказах Дж. Арчера, %
Всего в Переведено Переведено калькой Описательный
проанализиро аналогом перевод
ванных 120
страницах
Идиомы 69 29% 6% 64,7%

29%
Аналог
64,70% Калька
Описательный перевод
6%

Рис. 2 – Статистика перевода идиом в рассказах Дж. Арчера

55