Вы находитесь на странице: 1из 5

В последние годы, благодаря «Федерации защиты интеллектуальной

собственности Армении», была проделана определенная работа по


улучшению армяно-грузинских отношений. Есть столько доказательств,
сколько мы хотим. Для координации работы в этом направлении была
создана Федерация «Армяно-грузинская дружба», запуск рабочей группы
которой благословил Католикос всея Грузии Илья 3, что является уникальной
инициативой в своем роде. Готовятся к открытию армяно-грузинской
границы, маршрута, идущего из Абхазии в Армению. В области культуры
реализуется международный проект с участием армянских, грузинских и
российских артистов. В следующем году будет поставлена опера Генделя
«Радамист», которая затрагивает отношения между королем Иберии
Радамистом и армянским королем Трдатом. . Следует отметить, что многие
другие инициативы находятся в стадии разработки.

Если такие похвальные работы совподают с внутреней повесткой дня двух


соседних народов, этого нельзя сказать о внешней политике и
международном сотрудничестве. Два братских государства находятся на
разных геополитических полюсах: НАТО и ОДКБ с закрытыми границами,
слабыми экономическими связями, в международных организациях почти
всегда голосуют друг против друга и так далее.

К международному сотрудничеству можно отнести пример недавних


выборов президента Евразийского совета в Москве, на которых победил
представитель России Григорий Ивлиев, который в настоящее время является
директором «Роспатента». За него проголосовали 5 из 8 стран-членов
организации: Кыргызстан, Армения, Азербайджан, Беларусь и Таджикистан,
пишет expert.ru.

Примечательно, что Казахстан всегда поддерживал Республику Армения в


этой сфере, но армяне, объединившись с Азербайджаном, проголосовали
против казахского кандидата.

Эти выборы вызвали большую реакцию и стали поводом для разговора о


деятельности Офисе интеллектуальной собственности Республики Армения
при Министерства экономики или, можно сказать, о их бездействии.

Мы решили получить комментарий по этой теме от доктора экономических


наук, профессора Саргиса Кантарджяна, который в 1992 году занимал
должность начальника Патентного ведомства при Правительстве Республики
Армения. В 1997–1999 годах он был вице-президентом Мадридской
ассамблеи в Женеве, а в 1997–2001 годах - вице-президентом Ассамблеи
Парижского союза.

- Господин Кантарджян, каково Ваше мнение? Почему сегодня в Армении не


работает Институт интеллектуальной собственности? Почему голосование в
Москве имело следующую картину?

“Когда я побывал в США, чтобы ознакомиться с работой тамошнего


Патентного ведомства, я увидел, что там большой комплекс из 13 высотных
домов, где работает около 7000 сотрудников, они могут работать с 5:30 утра
до 11:00. вечером ... При свободном графике, чтобы так работать, должно
быть желание и воля. Могу сказать, что по данным 1999 года в бюджет нашей
страны на эту сферу в Армении было выделено 174 миллиона 176 тысяч
драмов, то есть на 30 миллионов больше. Я не могу сказать, почему Армения
объединилась с Азербайджаном на последних выборах, проголосовала за
Россию, может быть, причина в личном. В 2002 году, когда меня уволили с
должности руководителя Патентного ведомства, я проработал 6 месяцев
заместителем, без каких-либо назначений, самостоятельно разработал три
документа Закона об оценке интеллектуальной собственности, которые
могли изменить ситуацию.

Я оставил эти документы Азизяну, который заменил меня, и перешел на


новую работу в ЕГУ. Я сказал ему, что, по моему мнению, Агентство
интеллектуальной собственности могло бы выполнять другие функции,
помимо своих классических (оборудование, полезные модели, названия
торговых марок), в частности, использовать лицензированное оборудование,
чтобы понять, какие выгоды они приносят обществу. Я не могу сказать, что
сейчас происходит в этом учреждении, я могу только следить за этой
деятельностью по их годовым отчетам.

Позвольте мне просто сказать ․ что за время моей работы у этой организации
был дополнительный бюджет в 1,5 миллиона долларов, который был
обнулен за шесть месяцев, и даже через несколько месяцев они не имели
средств платить за телефон”.

Сегодня у нас нет государственного менталитета в отношении института


интеллектуальной собственности.
Почему Армения сотрудничала с Азербайджаном? Отказ от вопроса
казахского кандидата означает следующее. Здесь сыграли роль личные
интересы, негосударственное мышление.

Армен Азизян, бывший глава Национального агентства интеллектуальной


собственности Армении, после увольнения переехал в Москву, а вслед за ним
его подруга Кристине Амбарян была назначена главой агентства, и начала
руководить этой важной организацией из Москвы. Между тем,
азербайджанцы отвергают казахского представителя за его проармянскую
деятельность (есть его фото перед единой картой Карабаха, Армении, он
выбрал одного из своих заместителей, армянина, которым является не кто
иной, как сам Армен Азизян.)

Ходят слухи, что за время нахождения Азизяна на должности руководителя


Агентства интеллектуальной собственности Республики Армения, в
агентстве участились случаи регистрации схожих и даже идентичных
товарных знаков, что не могло не привести к нарушению исключительных
прав на товарный знак и использование товарного знака, также кроме всего
этого, при рассмотрении жалоб касательно вышеуказанных нарушений,
руководитель Агентства интеллектуальной собственности Республики
Армения не проявлял должного внимания и должной беспристрастности при
разрешении споров, есть даже сомнения полагать, что последний при
принятии решений руководствовался корыстными побуждениями. При
наличии таковых Азизян даже не обращал внимания на обоснованность
экспертизы товарных знаков. По сути Азизян не терял случая злоупотребить
своим должностным положением для получения материальной выгоды.
Почему Грузия не сотрудничает в сфере интеллектуальной собственности (в
данном случае с организациями «Национальный офис интеллектуальной
собственности» и «Армавтор») Ответ известен, потому что эти организации
превратились в коррупционные схемы отдельных лиц, отсутствует
государственная работа, государство вообще безразлично к этому вопросу.
Грузинская оппозиция, заинтересованная в улучшении армяно-грузинских
отношений, намерена придать этому вопросу международный голос, даже
могут применить «нон-града», чтобы ввести другие санкции против тех лиц,
которые препятствуют этим работам.