Вы находитесь на странице: 1из 154

Copyright © 2021 by the estate of Josef A.

Katzel

All rights reserved. No part of this book may be reproduced in any manner without the
expressed written consent of the publisher, except in the case of brief excerpts in critical reviews
or articles.
Please address any inquiries to Info@GodotPress.com.

Кацель, І(осиф) А(лександрович). Исторія Литвы (Istoríya Litvy—Kaunas, 1921)


Translated into English as:
Katzel, Josef A. A Short History of Lithuania to 1569: Centennial Edition (1921–2021)

Library of Congress Subject Headings (LCSH):


Lithuania—History—To 1569 (Identifier #sh93002108)
Jews—Lithuania—History (Identifier #sh2008122392)
Amazon-Kindle nonfiction subject categories:
History > Europe, Russia, World, Ancient Civilizations
History > World > Civilization & Culture
History > Historical Events & People > Military History, Religious History, Social History

ISBN 978-1-68524-451-4 (eBook)


On the cover: a coat of arms based on a design by Tadas Daugirdas, depicting the historic
knight of the Grand Duchy of Lithuania, the emblem of the Lithuanian Republic, proclaimed in
1918. Original 1921 cover retouched by Oleksii Kot (kot2dart@gmail.com).
Введение 1

Иосиф Александрович Кацель, мой дед по материнской линии, окончил


экономический факультет Петроградского политехнического института Петра
Великого2 в декабре 1916 года, примерно за три месяца до того, как царь Николай
II отрекся от престола в марте 1917 года. После прихода большевиков к власти в
результате Октябрьской революции в том же году мой дед принял, должно быть,
нелегкое решение: бежать из страны, оставив все, что было в России, и
переселиться в Литву.
Почему он решил бежать и почему решил переехать в Литву? Простой
ответ на первый вопрос заключается в том, что его происхождение было слишком
«буржуазным», со слишком многими связями с бывшим царским
правительством, чтобы хорошо себя чувствовать при большевиках. Простой ответ
на второй вопрос заключается в том, что Литва, вероятно, представляла собой
наилучшую возможность для него вновь утвердиться в профессиональном плане
на новом месте. (Всем, кто хочет прочитать более подробное введение,
предлагается ознакомиться с английским переводом этой книги под названием A
Short History of Lithuania to 1569: Centennial Edition (1921–2021) by Josef A. Katzel,
выложенным на тех же платформах).
Планы моего деда по своему обустройству в Литве включали
удовлетворение того, что он считал важной потребностью, которую он мог
удовлетворить в силу своего научного образования: очень доступная
русскоязычная история Литвы для неакадемической русскоязычной аудитории,
которая представляла значительную часть населения страны.
К несчастью для автора, его книга вскоре после публикации была замечена
влиятельным человеком, Аугустинасом Вольдемарасом. Вольдемарас был
литовским политическим деятелем националистического толка, который в 1918
году недолго занимал пост первого премьер-министра страны и продолжал
исполнять обязанности министра иностранных дел до середины 1920 года, после
чего подал в отставку, чтобы вернуться (временно) к научной деятельности.
Общепризнанный как фашист, Вольдемарас состоял в своего рода обществе

1
Я хотел бы выразить сердечную благодарность Роману Сотникову за перевод этого введения с
английского.
2
С момента поступления Кацеля в 1909 году название учебного заведения претерпело ряд изменений в
названии, и в настоящее время оно известно как Санкт-Петербургский политехнический университет Петра
Великого (СПбПУ).
взаимного восхищения, другим членом которого была более известная
авторитарная фигура — Адольф Гитлер, многие взгляды которого он разделял.
В августе 1921 года в Каунасе (Ковно) была опубликована «История Литвы».
Вольдемарас сразу же опубликовал язвительное осуждение этой книги в
сентябрьско-октябрьском номере журнала «Образовательная работа» (ŠVIETMO
DARBAS) за 1921 год. Единственной главной причиной, по которой он осудил
книгу, было его утверждение, что она не служит никакой цели, так как не является
ни такой научной, ни такой всеобъемлющей, как известный «Очерк истории
Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно» Матвея
Кузьмича Любавского (1915 г.).
Хотя эти две книги, безусловно, перекликаются по тематике, на самом деле
они совершенно разные: по содержанию, цели и подходу. Более того, читая
рецензию Вольдемараса, становится очевидным, что его отношение к книге не
ограничивается презрением к ней как к изданию низкого качества. Рецензия
кипит таким гневом, что легко представить себе боевого, с его подобной жесткой
щетке прической, вне себя от ярости, Вольдемараса, когда он писал ее. Но если бы
книга действительно была столь недостойна внимания, как настаивал
Вольдемарас, почему бы просто не проигнорировать ее? Почему она заслужила
обширную рецензию такой выдающейся фигуры в ведущем издании?
Писать историю — это, по сути, владеть ею. Писать историю — это также, в
определенной степени, означает осуществлять контроль над будущим или, по
крайней мере, обладать определенным уровнем контроля над направлением
будущих дискуссий. Антисемитизм Вольдемараса, который возглавлял
фашистскую литовскую военизированную организацию, известную как
«Железный волк» (Geležinis Vilkas), является общеизвестным. Очевидно, что
такому человеку, как он, не понравилось бы, если бы историю Литвы
интерпретировал еврей, подобно тому, как Гитлеру не понравилась бы история
Германии, написанная евреем. Если рассматривать ситуацию через эту призму,
внутренний гнев Вольдемараса становится вполне понятным.
В предисловии, которое следует за этим введением, автор дал понять, что
его двухтомный труд по истории Литвы, состоящий из трех частей, к августу 1921
года был завершен. Почему же в действительности был опубликован только
первый том? Осенью 1921 года Вольдемарас был вне политической власти, но все
еще достаточно важен и влиятелен, чтобы его яростное неодобрение книги
заставило задуматься над решением о публикации последующих томов. По всей
вероятности, именно сам автор пришел к выводу, что в сложившихся
обстоятельствах наиболее разумным вариантом действий было бы добровольно
воздержаться от публикации второго тома. Ситуация в новой независимой
Литовской Республике была крайне нестабильной, и было бы рискованно еще
больше раздражать такую влиятельную фигуру, как первый премьер-министр
страны, который мог вернуться к власти.
Вольдемарас действительно вскоре вернулся в политику, в итоге совершив
успешный государственный переворот, после которого он стал диктатором
примерно на три года, с 1926 года до своего свержения в 1929 году. (Он пошутил,
что да, он обещал свободные выборы, но никогда не указывал, в каком году они
состоятся). Придя к власти в качестве диктатора, он изгнал Кацеля и его семью из
Литвы под предлогом того, что они были уличены в том, что являются
российскими шпионами.
Ирония предлога, под которым автор и его семья были безосновательно
высланы из Литвы, заключается в том, что в то время, как их высылали за
несуществующий шпионаж, настоящие шпионы из Советской России,
наблюдавшие за его передвижениями в Литве, делали записи и отправляли свои
разведданные в Москву. Подобно царской охранке, следившей за его отцом,
Александром Иосифовичем Кацелем, из-за подозрений в причастности к
революционной деятельности, внешняя разведка РСФСР (а затем и СССР) считала
Кацеля достаточно важной персоной, чтобы следить за ним за границей на
предмет возможной «контрреволюционной» деятельности сначала в Литве, а
затем в Германии, описывая его в своих записках как «общественного деятеля и
активиста». Они буквально последовали за ним до его могилы, отметив время его
смерти в Берлине и кладбище, на котором были захоронены его останки.
(Эта информация была передана мне научным сотрудником Казанского
университета Артёмом Казаковым, который получил доступ к досье автора и его
отца, относящимся к поздней дореволюционной и ранней советской эпохам. 3 Во
время учебы в Казани на юридическом факультете, который он закончил в 1888
году, Александр Иосифович служил репетитором у подростка Владимира Ильича
Ульянова, впоследствии известного под псевдонимом Ленин, до высылки
последнего в 1887 году за участие в протестах. Поскольку никаких доказательств
причастности старшего Кацеля к революционной деятельности, по-видимому, так
и не было выявлено, слежка в конце концов прекратилась.)
Что делает эту книгу достойной цифрового переиздания спустя столетие,
особенно учитывая тот факт, что она в основном представляет собой компиляцию,
основанную на вторичных источниках? В предисловии к англоязычному изданию,
посвященному столетнему юбилею, дается более подробный ответ на этот вопрос,
3
Переписка по электронной почте от 28 мая 2018 года.
но здесь я упомяну то, что считаю главной причиной, а именно ценность книги
как исторического артефакта. Другими словами, контекст, в котором она была
создана, и реакция, которую она вызвала, придают ей смысл и значение,
независимо от оригинальности или полной точности ее содержания с точки
зрения современной науки.
Глубина изложенного в книге понимания истории Литвы до 1569 года
представляется на тот момент времени максимально достижимой для
образованного человека, который мог пользоваться лишь теми вторичными
источниками, которые были доступны в то время. Книга также представляет
ценность в совершенно неожиданном отношении: как книга об истории страны,
наполненная восхищением и благонамеренным интересом к предмету
исследования, которая, тем не менее, настолько разозлила авторитарного
политика, что тот злобно обрушился на автора и, когда представилась
возможность, изгнал автора и его семью из страны. И это несмотря на то, что
почти наверняка именно автор в угоду оскорбленным чувствам этого политика
воздержался от публикации второго тома. В некотором смысле данный случай
представляет собой исследование силы письменного слова и значительных
последствий, которые может вызвать его действие. В период усиления нападок на
правду и свободу слова во всем мире, когда авторитаризм неуклонно растет, эти
темы остаются столь же своевременными и важными, как и прежде.
Для меня не представлялось практически возможным транскрибировать
рукопись слово в слово, чтобы конвертировать ее в наиболее удобный для чтения
формат электронной книги. Я надеюсь, что, тем не менее, она достаточно
удобочитаема и что, возможно, чтение страниц книги в том виде, в каком они
были первоначально набраны (в виде снимков), передаст определенное ощущение
подлинности и духа времени, в котором книга была опубликована.
От имени автора, моего деда Иосифа Александровича Кацеля, я хотел бы
поблагодарить вас за интерес к этой публикации, надеясь, что вы сможете
почерпнуть из нее хотя бы что-то ценное.

Daniel K. Berman, PhD


danielkberman@alumni.harvard.edu