Вы находитесь на странице: 1из 323

Работа выполнялась под эгидой:

Академии Наук Республики Татарстан, Международной Академии Информатизации, Международной Академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе» (МАИСУ), Международной Академии Энергоинформационных Наук (МАЭН), Международной Академии Развития Человека, Татарстанского отделения МАЭН, Казанской секции МАИСУ

Рецензенты:

доктор медицинских наук Н.У. Ахмеров, кандидат психологических наук P.P. Гарифуллин

Р.Л. Исхаков ЗРЕНИЕ ВНЕ ГЛАЗ .-Казань: ООО «Издательство Эксклюзив» 324 страницы

Хотя впервые открытие и изучение феномена зрения вне глаз произошло в России в конце 19 века, и после этого каждый раз психологи, психиатры, нейрофизиологи, биофизики безуспешно пытались объяснить это психофизическое явление, однако эта развитая удивительная способность помогает человеку на практике. Книга для психологов, медиков, биологов, философов, историков науки и широкого круга читателей.

© Р.Л. Исхаков

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

7

ГЛАВА 1

8

1. ФЕНОМЕН ВИДЕНИЯ СОФЬИ М-ВОЙ

8

1.1 ВРАЧ А.Н.ХОВРИН О СВОЕЙ ПАЦИЕНТКЕ - ИСПЫТУЕМОЙ

8

10

11

1.2.ОБНАРУЖЕНИЕ У СОФЬИ М-ВОЙ УСИЛЕННОЙ РАЗЛИЧИТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ 1.3.СПОСОБНОСТЬ ЧТЕНИЯ ЗАКРЫТЫХ ПИСЕМ

ПЕРВЫЙ ОПЫТ

ВОЙ 1.7.СПОСОБНОСТЬ М-ВОЙ РАЗЛИЧАТЬ ПРЕДМЕТЫ, НЕРАЗЛИЧИМЫЕ НА ГЛАЗ 1.8. РАСПОЗНАВАНИЕ ЦВЕТА ПУТЕМ ОСЯЗАНИЯ

1.4. 1.5. ВТОРОЙ ОПЫТ

1.6.ПЕРВАЯ КОМИССИЯ ПО ИЗУЧЕНИЮ СПОСОБНОСТИ М-

12

14

22

32

37

1.9.ОБ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ СПОСОБНОСТИ М-ВОЙ

44

2. ЗРИТ СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ

51

ГЛАВА И ФЕНОМЕН « КОЖНОГО » ЗРЕНИЯ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

52

1. ФЕНОМЕН КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

52

1.1.ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

1.2.НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБНОСТЕЙ

52

57

67

РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ 1.3.ВТОРОЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЙ. ИЗУЧЕНИЕ

ДИСТАНТНОЙ И ПРОНИКАЮЩЕЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ 1.4.ОСОБЕННОСТИ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ И ОТЛИЧИЕ ЕЕ ОТ ЗРЕНИЯ

72

1.5.ЭВОЛЮЦИЯ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

У РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

1.6.ПОПЫТКА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ФЕНОМЕНА РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

2. О «КОЖНОМ ЗРЕНИИ» У ЧЕЛОВЕКА 2.1.ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗЫ О НЕОБЫЧНОЙ ТАКТИЛЬНОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

76

79

. 82

82

2.2.ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗЫ НЕОБЫЧНОЙ ТЕМПЕРАТУРНОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ 86

2.3.ИССЛЕДОВАНИЕ НЕОБЫЧНОЙ СВЕТОВОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ КОЖИ

2.4.ОБСУЖДЕНИЕ ОСНОВНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИСПЫТАНИЙ

92

3.1.«КОЖНОЕ ЗРЕНИЕ» МОЖНО РАЗВИТЬ У КАЖДОГО . 93 3.2.ИЗУЧЕНИЕ ЦВЕТОРАЗЛИЧЕНИЯ ПО СИЛЕ

94

97

3.4.ПРОВЕРКА ТЕПЛОВОЙ И ФОТОРЕЦЕПТОРНОЙ ГИПОТЕЗ

«КОЖНОГО ЗРЕНИЯ»

88

91

3. КАК РАЗЛИЧАТЬ ПАЛЬЦАМИ ЦВЕТ

СОПРОТИВЛЕНИЯ 3.3.ОБУЧЕНИЕ СЛЕПЫХ «ВИДЕТЬ» ПАЛЬЦАМИ

99

4. КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО КАК НОВАЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

102

4.1. РЕЗУЛЬТАТЫ ОБУЧАЮЩЕГО ЭКСПЕРИМЕНТА

104

3

5. ИЗ ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО

ЧУВСТВА У НЕЗРЯЧИХ ЛЮДЕЙ

106

5.1.ТРИ СПОСОБА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЦВЕТА ПРИ КОЖНО-

ОПТИЧЕСКОМ ОЩУЩЕНИИ

5.2.ЗАВИСИМОСТЬ КАЧЕСТВА РАСПОЗНАВАНИЯ ЦВЕТА ОТ

ЕГО ПЛОЩАДИ

5 3. ЯВЛЕНИЕ ПЕРЕНОСА ЦВЕТОВОГО ТОНА

4. ПРОНИКАЮЩЕЕ СВОЙСТВО КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

5

108

111

113

 

115

5.5.ЗАКОНЫ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО СМЕШЕНИЯ ПРИЗНАКОВ ЦВЕТА

117

5.6.ДИСТАНТНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ТЕКСТА ЛАДОНЬЮ

119

5.7.ВЛИЯНИЕ ПЕРЕРЫВА В ЗАНЯТИЯХ НА ФОРМИРОВАНИЕ

КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

122

5.8.ПОДГЛЯДЫВАНИЕ И МЫСЛЕННОЕ ВНУШЕНИЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ

123

5.9.КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО РАЗВИВАЕТ ПОИСКОВО-

ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ

5.10.

124

ВЫВОДЫ

125

6. О ФИЗИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

130

6.1.УСЛОВИЯ ОПЫТА И ИЗМЕРЕНИЯ

6.2.РЕЗУЛЬТАТЫ ОПЫТОВ, ПРОВЕДЕННЫХ С УЧАСТИЕМ

А.АВДЕЕВА

6.3.ОПЫТЫ, ПРОВЕДЕННЫЕ С УЧАСТИЕМ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

132

135

139

141

143

136

7. КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАБОТ ПО КОЖНО-ОПТИЧЕСКОМУ

ЧУВСТВУ ДО 1965

г

7.1.СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ 7.2.ОБЩИЕ СВОЙСТВА КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

7.3.ГИПОТЕЗЫ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

147

7.4.ЧТО ОТРАЖАЕТ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО?. 155

 

7.5.О ЗНАЧЕНИИ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОГО ЧУВСТВА

159

8.

КЛЕВЕТА НА СПОСОБНОСТИ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

162

ИССЛЕДОВАНИЯ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ

9.

ЦВЕТА И ИЗОБРАЖЕНИЙ У СЛЕПЫХ ПРОДОЛЖАЮТСЯ 174

10.СПОРЫ О КОЖНОМ ЗРЕНИИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

178

11.О ШКОЛЬНИКАХ, КОТОРЫЕ

ЧИТАЮТ УШАМИ

181

12.ПОЧЕМУ ОБУЧЕНИЕ АЛЬТЕРНАТИВНОМУ ЗРЕНИЮ НЕ

ИСПОЛЬЗУЕТСЯ В ПРОГРАММАХ РЕАБИЛИТАЦИИ СЛЕПЫХ?

182

13.ЗА ГРАНИЦЕЙ ЛЮДИ ТОЖЕ ВИДЯТ

КОЖЕЙ

192

ГЛАВА III ЛИЧНЫЙ БИОКОМПЬЮТЕР — ПРИРОЖДЕННЫЙ ОРГАН ЧЕЛОВЕКА

197

1. ЯСНОВИДЦЫ ИЗ «КОРТАСА»

ВСТРЕЧИ ВЯЧЕСЛАВА БРОННИКОВА В КАЗАНИ

2. 3. ЖИВОЙ РЕНТГЕН

197

212

216

4

3.1.«ПРОСТОЯСНОВИДЯЩАЯ

3.2.ДОСТАТОЧНО ОКАЗАЛОСЬ ОДНОЙ БЕСЕДЫ ДВУХ СВЕРСТНИЦ

3.3.«КАК ЖИВОЙ РЕНТГЕН - НАСКВОЗЬ ПРОСВЕЧИВАЕТ»

»

217

220

222

3.4.«ВСЕ БОЛЕЗНИ ОТ НЕРВОВ»

223

4. ВИЖУ, КАК БЪЕТСЯ СЕРДЦЕ

225

«ВИРУС» ПРОТИВ БИОКОМПЬЮТЕРА

5. 6. ВКЛЮЧИТЕ СВОЙ БИОКОМПЬЮТЕР

233

235

7. ИГРЫ С ЗАВЯЗАННЫМИ ГЛАЗАМИ НА САБАНТУЕ У ТАТАР

241

8. ФОРМИРОВАНИЕ ВИДЕНИЯ БЕЗ ГЛАЗ ПО МЕТОДУ

БРОННИКОВА -ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО И ОТРАБОТАНО

9. Я ЗНАЛА , ЧТО БУДУ ВИДЕТЬ

244

249

10.ФИЗИКИ ЖЕЛАЮТ РАЗГАДАТЬ ФЕНОМЕН ЗРЕНИЯ ВНЕ

ГЛАЗ 10.1.ДЛЯ ЗРЕНИЯ ГЛАЗА НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНЫ 10.2.МАГИЯ В ЗАМКНУТОМ КОЛЬЦЕ 10.3.ВСЕ, ЧТО СКРЫТО ЗА СТЕНОЙ, ВИЖУ 10.4.РАБОТА КОНЧЕНА. ТАЙНА ОСТАЕТСЯ

252

252

254

256

258

11. МОЗГ ЧЕЛОВЕКА-СВЕРХВОЗМОЖНОСТИ И ЗАПРЕТЫ

260

280

ГЛАВА IV КАЗАНСКИЙ ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ СПОСОБНОСТИ ЗРЕНИЯ ВНЕ

ГЛАЗ

1. ЧЕМУ УЧИЛИСЬ БУЛАТ И МИША?

282

282

Распорядок дня:

Учебные принадлежности:

Общая техника безопасности и основные правила выполнения упражнений

Упражнение 1. Позитивная психологическая настройка Упражнение 2. Развитие биоэнергетических ощущений «Мяч» «Резинка» «Пружинка» «Гармошка» «Луч» Упражнение 3. «Тяжесть» Упражнение 4. «Легкость» Упражнение 5. «Тяжесть - Легкость» Упражнение 6. Перемещение «Энергетического шарика» Упражнение 7. «Энергетический всплеск» Упражнение 8. «Энергетические руки» Упражнение 9. «Энергетический кокон» Упражнение 10. «Ощущающий фантом»

Упражнение 11.

Упражнение 12.

Упражнение 13. Управление «Экраном зрения вне глаз»

283

283

284

285

285

286

286

286

287

287

288

289

289

291

292

293

294

295

295

296

297

298

299

«Дыхание биополем» «Биоэнергетический контакт»

Упражнение 14. «Раскраска экрана» Упражнение 15. «Таблица с числами» Упражнение 16. «Таблица с цветными клетками»

5

Упражнение 17. «Таблица с цветными картинками» Упражнение 18. «Пространственное воображение»

Упражнение 19. «Путевая (или маршрутная) память» Упражнение 20. «Видеть рукой цвет»

Упражнение 21. «Видеть рукой простые знаки»

Упражнение 22. «Видеть рукой письменные знаки»

Упражнение 23. «Видеть любой частью тела»

Упражнение 24. «Видеть свои внутренние органы» Упражнение 25. «Видеть посредством любого предмета»

Упражнение 26. «Изменение размера и положения изображения

на экране»

Упражнение 27. «Рисование цветных букв и слов»

Упражнение 28.

Упражнение 29.

Упражнение 30. «Перемещение с повязкой на глазах» Упражнение 31. «Дистантно-проникающее зрение» Упражнение 32. «Видеть и рисовать в темноте»

Упражнение 33.

300

301

301

303

304

304

305

306

307

308

308

309

310

311

311

312

313

314

316

317

322

324

«Повороты текста» «Видеть мозгом в глубину»

«Видеть сквозь стену»

Упражнение 34. «Видеть вокруг себя» 2. ТРУДНОСТИ В РАЗВИТИИ ЗРЕНИЯ ВНЕ ГЛАЗ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ЗРЕНИЯ ВНЕ ГЛАЗ ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

ЛИТЕРАТУРА

6

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данная книга получилась в результате многолетнего изуче- ния проблемы зрения вне глаз. Этому способствовало сотрудни- чество с В.М. Бронниковым, Б.Н. Сагитовым, Я.И. Колтуновым и многими другими замечательными исследователями- энтузиастами. Еще в детстве обращал внимание на удивитель- ную способность слепых людей ориентироваться на местности и даже играть на ощупь в шахматы. Никогда не думал, что буду заниматься проблемой зрения вне глаз, однако загадочные спо- собности человека меня всегда привлекали, вероятно, меня все- гда тянуло к вопросам развития резервных возможностей чело- века. Книга представляет своего рода ответ скептикам, которые не хотят или не могут принять очевидные факты зрения без глаз, но эта книга нужна и тем, кто хочет серьезно заниматься этим сложным психофизическим явлением. В первую очередь перед собой поставил задачу собрать достоверный материал о зрении вне глаз, его оказалось достаточно много. Теперь читатель смо- жет сам проследить историю развития проблемы зрения вне глаз в России. Перед учеными открылся огромный пласт неизучен- ных психологических явлений. Хочу выразить признательность и сердечную благодарность всем друзьям и знакомым, которые в той или иной степени спо- собствовали подготовке и выпуску этой важной книги.

7

ГЛАВА I

ОБНАРУЖЕНИЕ У ЧЕЛОВЕКА СПОСОБНОСТИ ВИДЕТЬ БЕЗ ГЛАЗ

1. ФЕНОМЕН ВИДЕНИЯ СОФЬИ М -ВОЙ

1.1 ВРАЧ А.Н.ХОВРИН О СВОЕЙ ПАЦИЕНТКЕ - ИСПЫТУЕМОЙ

Врач психиатрической лечебницы г.Тамбова А.Н.Ховрин подробно описал в период с 1892 - 1894 годы свои наблюдения над пациенткой Софьей М-вой, проявившей способность видеть без глаз. Больная М-ва, о которой ниже пойдет речь, женщина 32-х лет, дочь дворянина, по профессии учительница. Вот све- дения из истории ее болезни. Она родилась болезненным ребенком и с раннего детства от- личалась крайней впечатлительностью. Уже с 6 -7-летнего воз- раста обнаруживала неустойчивость душевного настроения: то была без причины весела, то вдруг делалась задумчивой, часто была капризна и раздражительна, выражала эксцентричность характера и т.д. Эти ненормальности появлялись как-то вдруг, приступами и далеко не соответствовали ее от природы доброму и мягкому характеру. Для матери было ясно, что ее дочь имеет какие-то странные припадки капризов и не мотивированных действий, и потому она смотрела на такие порывы дочери снис- ходительно. Также смотрели затем на странности девочки в ин- ституте, где она получила образование. Несмотря на постоян- ную болезненность, физическое развитие М-вой, однако, не за- держивалось. После перенесенного тифа, нервозность усилилась

8

до степени истеричности: сердцебиение, общая слабость, головные и невралгические боли в различных частях тела стали обычным явлением. Весной нервозность усиливалась, возрастала анемия, появлялись бронхиты, она худела. Зима и осень, напротив, действовали на девочку благотворно. Несмотря на свою болезненность, М-ва училась хорошо, по успехам стояла в числе первых учениц; вообще наука давалась ей легко; все, что говорилось на лекциях, усваивала хорошо. Этому способствовала одна особенность ее памяти: ей не нужно было употреблять для запоминания уроков больших усилий, страницы книги с ее строками представлялись ей при ответах так ясно, что она, как будто, видела их перед собой. Напротив, предметы, требовавшие отвлеченного мышления, давались ей уже с большим трудом и утомляли ее. Отмеченный тип зрительной памяти с возрастом у нее не пропадал. На 26-м году ее жизни (1887 г.) болезнь вдруг приняла грозный характер, развившись в тяжелую форму истеро-эпилепсии. Необходимо отметить ее наследственность: мать страдала хро- ническим истерическим психозом, отец был алкоголиком. Забегая вперед, отметим, что в более здоровом состоянии М-ва способна была на ощупь весьма хорошо различать цвета, за исключением синего и зеленого, которые она постоянно путала, тогда как красный от зеленого и фиолетового отличала без труда. Но при усилении истерического состояния ахромотопсия развивалась по отношению ко всем цветам, тогда она знала только два цвета:

светлый и темный. Обычным явлением было у больной появление в поле зрения различных световых и цветных кругов, искр перед глазами и т.д. С помощью внушений у М-вой можно было вызвать дефекты или обострение памяти, положительные и отрицательные гал-

9

люцинации, изменять функции высших органов чувств и др. Но при всем том способность анализировать возникающие в ней ощущения и вообще способность самонаблюдений во время развития внушаемых идей у нее сохранялась, чем ее внушаемость и отличалась от внушаемости гипнотиков.

1.2. ОБНАРУЖЕНИЕ У СОФЬИ М-ВОЙ УСИЛЕННОЙ РАЗЛИЧИТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ

Имея над М-вой постоянное наблюдение, врачу невольно приходилось быть свидетелем довольно странных, но правдивых ее предугадываний. Обратив внимание на эти факты, врач решил разобраться: был ли в основе этих фактов простой обман, свойственный истеричным, или что-либо правдивое. Он счел нужным не довольствоваться одним априорным отрицанием обнаруживаемой у М-вой способности, а проследить сущность самого дела. Для этого, правда, пришлось потратить много труда и времени, но ведь все это, по меньшей мере, окупалось приобретением навыка и опытности к распознаванию действительных и мнимых психонервных проявлений истеричных людей. Другое соображение, заставившее врача обратить внимание на эти факты, следующее: несомненно известно, что истеричные действительно могут обладать способностью улавливания таких незначительных душевных аффективных состояний других лиц, которые ускользают от наблюдений здорового человека, почему их замечания и взгляды по отношению к поступкам некоторых лиц иногда отличаются крайней меткостью и правдивостью, что заставляет неопытных, доверчивых, особенно суеверных видеть в подобных больных людях личностей особенных, одаренных даром прорицания, предвидения и т.д.

10

1.3. СПОСОБНОСТЬ ЧТЕНИЯ ЗАКРЫТЫХ ПИСЕМ

В первый раз врач столкнулся с таким запутанным фактом, который невольно заставил его задуматься. Дело вот в чем: в день наблюдаемого факта больная находилась в удовлетворительном состоянии, т.е. была свободна от постоянных ее невралгий, неприятного расположения духа, обычных регулярных истеричных припадков, равно как была свободна от всех своих мрачных мыслей и предчувствий, словом, чувствовала себя хорошо. После обеда ей принесли с почты письмо от одной из ее сестер. За разговором она некоторое время вертела в руках письмо, намереваясь распечатать и прочитать после ухода врача. До той поры спокойная она вдруг сделалась сумрачной, стала плакать и заявила, что в письме сообщаются недобрые вести: маленький ребенок ее сестры умер, а сестра больна. Действительно в письме сестра сообщала ей о смерти ребенка и о своей болезни. Конечно, этот факт предугадывания мог быть совершенно случайным совпадением, но совпадением, во всяком случае странным. На вопрос врача, почему она догадалась о содержании письма, больная сообщила, что при получении писем с ней бывает это весьма часто, и она наперед, не распечатывая конверта, сплошь и рядом предузнает их содержание и убеждена, что такое предчувствие должно существовать у многих, особенно, когда случается несчастье с кем-либо из близких. Конечно, невольно родилось сомнение в действительности такого внезапного предугадывания: она могла, например, предварительно знать, что ребенок ее сестры был уже болен по каким-либо слухам, но, по- видимому, искреннее уверение больной, что она ничего подобного даже не могла подозревать, затем уверения всех окружающих, что у нее за все это время никто не был, и что она

11

сама никуда не отлучалась из больницы, делало этот факт довольно странным. Это обстоятельство и послужило началом постановки опытов и наблюдений врачом, описания которых приведены ниже.

1.4 ПЕРВЫЙ ОПЫТ

После инцидента с письмом сестры М-вой, оставалось заняться проверкой этого факта и таким образом выяснить: могло ли быть в действительности что-либо в нем правдивое и заслуживающее внимания. Думалось, что если М-ва могла догадываться о содержании писем своих родных, не распечатывая конверта, то почему бы она не могла обнаружить и нечто подобное по отношению к закрытым письмам других лиц? Первый опыт в этом направлении Ховрин провел 21 -го марта 1892 года в 8 часов вечера:

он взял пол-листа почтовой бумаги, написал на нем фразу и, сложив его вчетверо, тщательно заклеил в обыкновенном почтовом конверте и предложил М-вой, не попытается ли она прочесть написанную в записке фразу. После долгих отговорок она, однако, уступила настоятельным требованиям врача с убеждением и искренним заявлением, что все равно ничего не выйдет. Имея уже письмо в руках, она продолжала говорить о посторонних вещах, пришлось ей напомнить об опыте и просить сосредоточить, хотя бы немного, свое внимание на письме. Тогда она стала внимательно всматриваться в конверт, мяла его в руках между пальцами, как будто получала какие-то неясные осязательные ощущения, которые старалась определить. После двух-трех минут сосредоточенного прощупывания заявила, что ей кажется, что в записке есть слова:

«Софья Александровна» и еще что-то, но она чувствует себя так утомленной, что не в состоянии, окончательно, дальше сосредоточивать свое внимание

12

и отказывается в настоящую минуту от опыта. Так как в записке действительно были написаны казавшиеся ей слова, то это невольно врача заинтересовало и потому уходя он сделал ей внушение, чтобы она постаралась узнать, что написано в записке, и завтра сообщила бы о результатах опыта. На следующее утро, т.е. 22-го марта, она.прислала ему конверт со следующей записью на его обратной стороне: «Софья Александровна, вы должны быть здорова». Именно эта фраза была написана в записке. Врач тщательно осмотрел конверт, даже в лупу не заметил никаких следов распечатывания. Просматривая конверт на свет, также нельзя было разобрать ни одного слова. В тот же день при встрече М-ва сообщила, что вечером, после его ухода, она долго не могла отделаться от мысли, что должна прочитать текст записки. У нее прямо развилась сильная потребность взять письмо и узнать, что в нем написано. К счастью вокруг нее была невозмутимая тишина, и ничто не мешало ей сосредоточиться. Ей казалось, что ощущаются какие-то мелкие неровности, вроде букв, но какие определить не могла, а затем она как бы видела все слова, что она приписывала игре своей фантазии, однако, решилась написать на конверте казавшуюся ей фразу. Никогда она ничего подобного не проделывала, ей теперь самой интересно проверить, не было ли это отгадывание случайным совпадением случайно возникшей мысли с действительностью. Но при этом заявила, что сосредоточивать внимание, как она это делала при опыте, для нее очень трудно, вследствие этого сегодня чувствует головную боль и общую слабость. Этот удачный пробный опыт заставлял невольно призадуматься над ним. Опытный врач хотел разобраться и четко определить: либо М-ва обладает необыкновенной способностью, либо тут кроется обман. Принимаясь за проверку спорного факта,

13

опровергаемого наукой, ему предстояло быть особенно осто- рожным. Нельзя останавливаться на голословном предположении, так как не исключен обман. Решено было давать М-вой задачи в хорошо контролируемых конвертах, проводить тщательную экспертизу после отгадывания текста.

1.5. ВТОРОЙ ОПЫТ

Второй опыт при строгом контроле закрытого конверта опять дал положительный результат. На листе обыкновенной писчей бумаги был написан текст. Бумага была свернута вчетверо таким образом, что текст записки, вложенной в конверт, отделялся от поверхности пятью слоями бумаги так, что увидеть на свет никакие знаки было невозможно. Конверт был тщательно заклеен, поперек склеек были сделаны черными чернилами множество знаков толстыми и тонкими штрихами. Распечатать такой конверт путем отпаривания или отмачивания, не оставив видимых следов, невозможно. М-вой было предложено прочесть текст письма в удобном для нее месте. Через пару часов она пришла к врачу с просьбой освободить ее от опыта, так как при попытках узнать содержимое у нее ничего не выходит. После осмотра письма, М-вой было предложено сделать попытку прочесть текст письма в присутствии врача. Хотя и не охотно, М-ва принялась за отгадывание. Она стала конвульсивно перебирать конверт в руках между пальцами, иногда сильно мяла, так что приходилось ее останавливать из опасения, чтобы она не порвала письмо. Лицо приняло серьезное сосредоточенное выражение, временами заметны были сотряса- тельные движения плеч и глубокие вздохи, видимо она вся была углублена, чтобы уловить получаемые пальцами ощущения.

14

Каждое отгаданное ею слово произносилось вслух; Опыт про- должался более часа. Она написала следующую фразу: «фельдшер М-в отравился морфием от любви к своей двоюродной сестре». Эта фраза действительно совпадала с текстом записки, находившейся в конверте. Таким образом, врач имел уже два удачных пробных опыта. Однако оба опыта не исключали уловок для распечатывания. Фокусники читали письма на сцене с помощью уловок, но они отказались от предложения незаметно распечатать конверт. Раз- мышления экспериментатора привели к свидетельству о непод- дельной способности М-вой, убежденности, что в основе таковой лежит ничто иное, как повышенная различительная способность высших органов чувств, т.е. способность бессознательно улавливать такие тончайшие внешние впечатления, которые не доступны для восприятия органами чувств здорового человека, и что это бессознательно воспринимаемое затем появляется в ее сознании в форме фантастических образов, в точности совпадающих с предметами, обусловливающими реальное восприятие. Конечно, врач, столкнувшийся с загадочным психическим явлением, не мог объяснить каким образом совершается у М-вой процесс восприятия и образования соответствующих образов. Составляя явление внутреннее, субъективное, этот процесс не был доступен для непосредственного наблюдения экспериментатором, его нельзя было ни видеть, ни осязать подобно объективному факту, следовательно это был процесс доступный только самонаблюдению М-вой, об нем можно было судить только по ее показанию о личных ощущениях, испытываемых ею во время процесса отгадывания.

15

По просьбе врача М-ва подробно описала свои ощущения в письме. «Согласно вашему желанию постараюсь передать, как только могу, о всем том, что со мною делается, когда я занята отгадыванием писем. Когда получаю письмо с внушением прочесть его не распечатанным, то во мне сначала развивается непреодолимое желание противоречить, я сама не знаю, почему мне делается в это время нехорошо, как-то досадно, затем это сглаживается и заменяется противоположным состоянием: желанием, во что бы то ни стало, прочесть письмо. Иногда я долго остаюсь при одном этом желании или даже на некоторое время совершенно забываю о письме, но это бывает не надолго: желание выполнить задачу опять возобновляется с новой силой и доходит до того, что я ни о чем не могу думать кроме письма. В это время я страшно желаю иметь письмо при себе, без него я ничего не могу делать: оно всегда должно быть при мне. Когда развивается это страшное желание, тогда я чувствую потребность погрузиться в письмо, уйти в него. Мне страшно хочется остаться одной, чтобы не было ни звука, ни света, я в это время не могу выносить присутствие посторонних людей: они мешают сосредоточиваться, каждое их движение, даже дыхание - все мне мешает, злит меня. Присутствие людей, с которыми я свыклась, менее мешает мне. Хочется, чтобы все помогали мне уйти в себя. Во время такого состояния является желание, как можно крепче, сжать письмо в руках, или, лучше сказать, чтобы оно было ко мне, как можно, ближе, поэтому я часто мну письмо и даже является желание порвать его. Во время такого сильного напряжения я уже плохо сознаю, что происходит вокруг меня, и совершенно не могу себя сдерживать, как будто я ухожу сама в себя. Я не могу вам хорошо выразить, что со мною делается, только в голове остается что-то небольшое, полусон что ли, пра-

16

во, не могу вам сказать. В это время у меня появляются очень короткие моменты, когда я вижу отдельные слова и так ясно, как будто они написаны предо мною, иногда эти моменты бы- вают более продолжительны, и тогда я успеваю улавливать це- лые фразы, вижу величину букв, почерк и другие подробности. Иногда же мне начинают казаться фантастические картины сна- чала не ясные, отрывочные, затем обрисовываются с такой яс- ностью, что они кажутся действительными. Как только слово или какая-либо картина определилась ясно, мое состояние на- пряжения сразу ослабевает, я прихожу в себя и чувствую уста- лость и потребность в отдыхе. Во лбу чувствую острую боль, как будто весь лоб и темя сжаты тисками. Потребность к такому углублению, как вам известно, развивается в один сеанс от 2-х до 5-ти раз, иногда только ограничивается одним приступом. Самое мучительное состояние для меня бывает тогда, когда я готова уже впасть в свое углубление, но почему-то оно как будто вдруг обрывается. Если сеанс ограничивается таким неполным сосредоточением, то я чувствую себя после этого очень дурно:

делаюсь капризна, раздражительна, и дело часто кончается припадком; такого состояния я страшно боюсь, при мысли о нем я прихожу в ужас. Самое трудное для меня во всем отга- дывании это улавливать форму слов, а остальные детали письма:

почерк, цвет чернил, бумага даются мне легче. При других я редко могу сосредоточиваться так, как одна. Вы требуете от ме- ня, чтобы я позволила себе демонстрировать перед другими, но что же мне делать, если при других не могу углубляться в пись- мо, мое сосредоточение как будто обрывается в то время, когда я готова впасть в забытье. Мысль, что за мной наблюдают, что на меня смотрят с предубеждением, как на фокусницу, не отстает от меня и постоянно развлекает. Впрочем, верит ли мне кто-

17

либо или нет, для меня все равно, знаю, что эта способность для меня ни на что не нужна». Представьте себе состояние исследователя, который знает, что люди науки поставили крест на изучение подобных способ- ностей. В таком предубеждении воспитывались все врачи. Та- ким скептиком был и Ховрин до тех пор, пока сам не столкнулся с самим необычным фактом чтения закрытых писем. Для скеп- тика было важно, чтобы удостоверили реальность наблюдаемо- го явления и другие компетентные лица. Было проведено много экспериментов с участием преимущественно врачей, которые даже при строгой экспертизе не могли обнаружить никаких сле- дов распечатывания писем и таким образом убеждались в суще- ствовании у М-вой способности к ясновидению. Приведем описание экспертизы трех писем. Две такие экс- пертизы были помещены в журнале «Вопросы философии» (в разделе протоколов Петербургского общества эксперименталь- ной медицины) за 1892 и 1893 годы. Любопытны подготовка письма и контроль конверта, описанные в протоколах общества 3-го ноября 1893 г. После тщательного обсуждения вопроса, каким образом сле- дует сделать опыт и скрыть написанное от ясновидящей М-вой, собрание единогласно остановилось на следующем способе, ча- стью исполненном в самом собрании. Все 9 членов собрания на- писали каждый на листе почтовой бумаги небольшую в 2-3 строки фразу, так что эта фраза оставалась неизвестной для всех членов, исключая, разумеется, написавшего ее. Затем каждый обернул еще одним чистым листом, согнул пополам и вложил в небольшой стандартный конверт. Все конверты были положены в шляпу, из которой вице-президент Фишер вынул на удачу один конверт, а все остальные были сожжены. Бумажный кон-

18

верт с неизвестным текстом был вложен в полотняный конверт чуть большего размера. Внутренний конверт был склеен с наружным и заделан четырьмя кнопками. На середине контролируемого пакета была наложена печать общества. В Тамбов тщательно оформленная депеша была доставлена в деревянном ящике, обвязанном тонкой бичевкой, концы которой были припечатаны почтовой печатью к самому ящику. Посылку врач получил 9 ноября 1892 г. Он решил проверить, не может ли М-ва решить ясновидческую задачу, говоря на современном языке, экстрасенсорную проблему через ящик, не распечатывая его и не вынимая письма. В декабре М-ва передала на имя общества свое письмо с ре- зультатами своей работы над закрытым письмом в закрытом ящике. Она сообщила, что письмо написано на почтовой бумаге, бумага плотная и, кажется, с линейками. Написано черными чернилами, почерк средний. Число строк две с половиной или около того. Текст пока отказывалась сказать, но при этом было пояснение: «прошу общество не считать это за ясновидение, а только за первый период его, это кажущееся может несколько раз измениться, как это бывает при отгадывании каждого письма». Это предварительное определение М-вой указанных деталей, как потом оказалось, приблизительно совпадало с действительностью. Ящик с письмом был возвращен в Петербург, где тщательно обследован на предмет вскрытия и целостности конверта. Затем пакет был передан врачу Ховрину для дальнейших опытов с М-вой. В январе месяце он передал конверт М-вой на руки. Она часто производила отгадывание в его присутствии. Во время сеансов ужасно мяла письмо в руках между пальцами. Вскоре задача была решена вполне верно, на обратной стороне конверта

19

М-ва написала: «вот что я видела в письме: я уверен, что вы легко и свободно прочтете мое письмо, после этого будете чувствовать себя великолепно. Петербург. Л.Г.Корчагин. Написано на плотной бумаге без линеек, три с половиной строки, почерк средний, довольно красивый». Решенная М-вой задача немедленно была отправлена в Петербург на имя почетного члена медицинского общества А.Н.Аксакова. На заседании этого общества 3-го апреля 1893 г. пакет с конвертом был подвергнут экспертизе. Она вынесла следующее заключение:

полотняная часть конверта совершенно цела, заделка наружного конверта металлическими кнопками не повреждена, а вскрыть и вновь запечатать его без следов не представляется возможным, конверты приклеены друг к другу. На основании этих данных повода для уличения М-ву в попытках к распечатыванию не оказалось. Собрание петербургского медицинского общества приняло следующее решение: «весьма вероятно, что факт ясновидения в этом случае был не поддельным, а потому крайне желательно, чтобы опыты с М-вой были продолжены». Приведем еще один опыт доктора Щелочилина, экспертиза которого отличалась остроумным фотохимическим контролем. Конверт с его заданием был довольно плотный, тщательно за- клеенный и запечатанный по середине сургучной печатью. Получив такой пакет для отгадывания, М-ва на следующий день принесла ответ врачу и заявила, что слов не видит, но как только начинает сосредотачиваться, то ей представляется картина пожара, как будто горит какое-то здание: не то дом, не то что-то другое. Она видит здание только без крыши, с оконными переплетами, густой дым, огонь. Ей видится то яркий свет, как

20

огонь, то он сменяется темнотой. Тут же видит забор, лестницы, быстро мелькающие фигуры людей, летают черные предметы, похожие на птицы. Она переживала, что видимая ею картина не будет соответствовать тексту задачи из-за ее фантазии. Но почему-то эта картина остается постоянной и другого ничего не появляется. Вот экспертиза доктора Щелочилина. «Для контроля опыта чтения писем в закрытом конверте, я взял светочувствительную фотографическую пластину. На ней написал фразу при желто- красном свете. Пленку поместил в два светонепроницаемых конверта и затем в обыкновенный бумажный конверт, залив пе- чатями. Если бы конверт был вскрыт на одну сотую долю секунды, даже при лунном свете, пленка при обработке ее гидрохиноном почернела бы. Фраза была прочтена М-вой за исключением тех двух слов, которые на пленке были неясно написаны. После проявки пленки она осталась прозрачной: свет ее не коснулся. Значит, письмо не было распечатано. Думаю, что фраза была прочтена М-вой прощупыванием слов через конверт. На пленке было написано:

«пожар, горит здание, страшно боюсь». Экспертизы давали не только врачи, но и люди других профессий. Например, делопроизводитель почтово-телеграфной конторы Строганов констатировал целостность прочитанного М-вой письма, он выразил удивление по поводу прочтения плотно упакованной записки. А вот студент Томского университета Лавров в своей экспертизе подал важную мысль: «вскрыть конверт, прочесть письмо, снова его вложить и подделать печать М-ва положительно не могла. Приходится сознаться, что она действительно обладает какой- то необъяснимой способностью читать закрытые письма и воображать очень рельефно (до сте-

21

пени галлюцинаций) картины, нарисованные в письме пером экспериментатора». Сравним описание М-вой закрытого письма от Лаврова с текстом его записки. Она написала на адресной стороне конверта: «1893 г. июня 2-го. Большая проезжая дорога, как будто деревья по краям дороги, видно почтовый тарантас, в экипаже, как будто сидят 2 фигуры: один, мне кажется, старый мужчина, на нем надето что-то вроде шинели. Рядом сидит молодая женщина, в руках белый зонтик». В его записке была написана фраза: «Большая проезжая дорога, обсаженная с обеих сторон деревьями. Вдали видны лошади, за ними экипажь - почтовый тарантас. В нем сидят двое пассажиров:

старый мужчина в шинели и молодая женщина в легком летнем костюме с молочным белым зонтиком над головою».

1.6. ПЕРВАЯ КОМИССИЯ ПО ИЗУЧЕНИЮ СПОСОБНОСТИ М-ВОЙ

Для М-вой решение задач в присутствии других лиц пред- ставлялось сначала крайне затруднительным. Эту трудность она всегда мотивировала тем, что присутствие посторонних лиц раз- влекает ее, мешает ей. Мысль, что за ней наблюдают во время опыта, смотрят на нее с предубеждением, не дает ей всецело со- средоточиться. Сосредоточение ее как будто при этом обрывается. Только через некоторое время, как она уже успешно решила строго контролированные задачи без свидетелей, удалось убедить ее читать закрытые задания в присутствии других и таким образом получить доказательные, наглядные признаки ее способности. Это произошло как-то само собою после того, как

22

она освоилась с некоторыми из товарищей-врачей, интересую- щихся ее способностью, и стала относиться к ним доверчивее. В июне 1893 г. была составлена частная комиссия с целью констатирования способности М-вой читать закрытые письма. Опыты начались с 24-го июня, но из-за неблагоприятных условий отгадывание затянулось до середины августа. Постоянный стук отворяющихся дверей коридора, громкий звук шагов, громкий разговор проходивших мимо комнаты людей мешали сосредоточиться М-вой. Но письмо-задание в ее руках было под неотступным взором наблюдателей, которые видели малейшие манипуляции с ним. Во время каждого сеанса у нее появлялись галлюцинаторные картины. Вот их протокольные описания. 24-го июня. Все темно, ничего не видит кроме темного про- странства, как темная ночь. 25-го июня. Также темно. В темноте неясные очертания теней и неопределенная светящаяся точка. Тени затем вырисовываются в какие-то неясные, смешные, большие и маленькие фигуры; женская фигура в белом покрывале пляшет с мужской. Светлую точку сравнивает с фонарем в темную осеннюю ночь. Форму этой точки определить не может. 29-го. Та же темнота, та же светлая точка и какие-то быстро мелькающие фигуры. 3-го июля. Та же темнота, что-то быстро мелькает: то светлое, то темное. Показалось что-то вроде леса, как будто деревья, но не ясно, как в тумане. Темнота немного расходится, вырисовываются деревья, похожие на березу, белый ствол с черными крапинками. 5-го. Темнота все еще не исчезает, видит предметы, но ясно очертаний определить не может. В темноте что-то белое, как об-

23

лако, что-то вроде кольев, 3-4 кола, все сливается и получается как бы облако молочного цвета. 7-го. Опять видит все в тумане, но яснее: деревья, сучки. Теперь видит белое пространство, как будто все покрыто снегом и среди этого деревья, голые сучья, зелени листьев не видит, все это видит, как при лунном освещении. В связи с отъездом М-вой, опыты были перенесены на август. 11-го августа. После кратковременного волнения она стала усиленно прощупывать пальцами содержимое письма. Потом вдруг впала в состояние оцепенения: сделалась неподвижной, глаза открыты, тоже неподвижны, устремлены куда-то вдаль в одну точку, переполнены слезами, моргания нет. Зрачки то расширяются, то суживаются. Вся позировка представляла характерную картину сосредоточенного внимания. Видно, что М-ва находилась под влиянием зрительных галлюцинаций (или, как определили бы мы сегодня, она была в состоянии визуализации). Врач видел такое состояние впервые. В таком неподвижном положении она пробыла около 5-ти минут, а затем произошел следующий диалог. Вопрос. Скажите, вы видите что-нибудь? Ответ. (Отвечает шепотом) вижу. В. Что вы видите?

О. Бело

В. Что вы такое видите?

снег В. Смотрите лучше, что же такое? О. Молчание. В. Скажите, видите еще что-нибудь? О. С правой стороны В. Что с правой стороны?

О. Все белое

как

песок

24

О. Деревья

В. Какие деревья?

О. Не знаю. В. Еще что-нибудь видите?

О. Прямо

В. Что тут видите?

О. Вода

В. Какой свет? О. Молчание. В. Видите еще что-нибудь? О. Молчание.

немного

листья.

тут

свет

вот

13-го августа. После усиленного сосредоточения она стала

сообщать о своих галлюцинациях: большое пространство

белое

белый как снег. После 2-х минутного перерыва опять

сосредоточивается: высокие деревья

какие листья

журчит

Затем М-ва стала потягиваться и скоро пришла в себя. «Вот теперь я ясно видела все, как будто там была, теперь я уверена, что решила задачу. Но какие это деревья? Я никогда не видела таких, как будто на картинах, это меня смущает». Затем на адресной стороне конверта с задачей написала: «мне ясно представляется следующая картина: большое пространство песчаной степи, песок необыкновенно белый. На правой стороне я ясно видела 3 высоких дерева с широкой листвой, таких деревьев я никогда не видела, как только на картинах. Под деревьями ручей, я ясно слышала журчание воды. Все это освещено ярким

опять

но это не снег

посмотрите это так

ручей бежит

да

песок белый,

вот тут три дерева, большие

вода как будто

Вот тут вода

Теперь все пропало, ничего не вижу.

25

светом, небо ясное, но солнце не видела. Подлинный текст письма не прочла и воспроизвести его не могу. Софья М-ва». В записке эксперта была написана фраза: «в песчаных степях Аравийский земли, три гордые пальмы высоко росли, родник между ними журча пробивался». Так положительные результаты первого опыта комиссии усилили уверенность Ховрина в том, что наблюдаемое явление носит реальный характер и не подчиняется ловкому обману и фальсификации. Это способствовало еще большему творческому осмыслению врачом своих наблюдений. Было замечено, что М-ва одни задачи решала отгадыванием подлинного текста, другие галлюцинаторным путем, т.е. вместо подлинного текста она видела соответствующие изображения, картины. С самого начала опытов, именно с марта 1892 г. и по май 1893 г., отгадывание писем происходило исключительно путем чтения подлинного текста. В начале мая 1893 г. Ховрин случайно прочел коротенькую статью «психометрия» в приложении к газете «Новое время». Из нее он узнал, что подобные опыты проводятся и в Америке. Два американских доктора Бу-чанан и Дантон на основании своих опытов положили начало новой науке, названной ими «психометрией», под этим понятием они разумеют тонкую душевную чувствительность посредством соприкосновения. Они считают, что путем упражнения каждый может сделаться хорошим психометром. Среди опытов американских исследователей были сделаны и опыты с закрытыми письмами. Только в их опытах испытуемые не читали подлинный текст, а видели галлюцинаторные картины, соответствующие словесным картинам. Это обстоятельство дополнительно окрылило российского врача.

26

Сначала им было сделано несколько проб. Написав на клочке бумаги разные названия (предмета, животного, дерева и т.д.) и свернув записку несколько раз, давал ей в руки, просил ее при- сматриваться к какому-либо белому экрану или при закрытых глазах внимательно наблюдать, не появится ли у нее в поле зрения какая-либо картина. Пробные опыты дали весьма удовле- творительные результаты: на экране или в поле зрения при за- крытых глазах у нее появлялись галлюцинаторные картины, со- ответствующие текстовому описанию записки. Было сделано несколько строгих опытов. Ховрин описывает самый сложный из них. Для исключения телепатического внушения он подготовил опыт следующим образом. Сначала написал 5 задач на одинаковых листах плотной почтовой бумаги своим почерком. Каждый из них вложил еще в один чистый лист и, свернув пополам, заклеил в совершенно одинаковые конверты из плотной бумаги. Затем из все пяти выбрал на удачу один конверт, а остальные уничтожил. Пакет был не прозрачен на свет, по крайней мере для простого глаза, невозможно было заметить какого-либо просвечивания. Экспериментатор сам не знал, какой именно текст содержится в оставшемся конверте. Пакет с заданием М-ва держала в руках только во время сеансов отгадывания, наблюдения тщательно записывались доктором, который перед началом опытов объяснил М-вой об их цели. 22-го мая в 1 ч. 20 мин. дня. В начале сеанса развилось воз- бужденное состояние, взяв письмо и приложив его ко лбу, она осталась неподвижной в течение 2-х минут. «Вижу яркую полосу,

Какое-то большое Что-то чудное,

необыкновенно яркую, как будто это луч света

пространство светлое, приятное

что начинает испытывать усталость и головокру-

Опять такая же светлая полоса

Ясное пятно какое-то покажется и спрячется,

27

жение, просила сделать перерыв. Через несколько минут опять принялась за отгадывание. При новом сосредоточении видела опять светлое пространство и блестящие точки, как бы мелкие звезды. 28-го мая в 1.30 дня. С утра М-ва имела тоскливое состояние, перед опытом успокоилась. Опять сосредоточилась: «вижу ма- ленькие светлые круги, они делаются больше и больше, но очень

».

быстро проходят

Чувствует утомление и просит отложить опыт до вечера. Сеанс продолжался 15 минут.

28-го мая в 20.30. Приложив конверт ко лбу и сосредоточив- шись, скоро стала галлюцинировать: «Вижу очень светлые точки Они не похожи на звезды, это какие-то мелькающие огоньки

Столбики белые

вижу окна

Да это большая комната,

очень, очень много какие-то люди».

огня и все залито светом. Какая-то черная точка

Заявила, что устала и не может продолжать опыт. Сеанс продолжался 25 минут. 30-го мая в 13.25. Быстро сосредоточилась: «опять яркое ос- вещение, вижу свечи, лампы, канделябры, звездочек не вижу

какие-то

много народу. Театр

темные мушки

Люди ходят, светло, очень светло

Вот быстро мелькают яркие звездочки

белые, как свечи

Откуда этот свет? А, это свечи

Толпа, толпа

комната ярко освещена

что ли? Нет не театр. Бал что ли?» Чувствует усталость, просит отложить опыт до вечера. Сеанс длился 20 минут.

30-го мая в 20.40. Быстро сосредоточилась, но в течение 5-ти минут ничего не видела, затем показались галлюцинаторные

нет,

картины: «вижу женскую фигуру

для стола высоко, подмостки. Какая-то белая фигура с

даму

стол какой-то

28

длинным шлейфом». Просит прекратить сеанс. Занимались 30 минут.

31 мая в 13.40. Перед сеансом сильно волновалась, плакала, через

5 минут успокоилась. Взяв письмо, в течение 10 минут сидела

неподвижно с приложенным ко лбу письмом: «толпа, какие-то

мощеные доски

Дама что-то

держит в руках». Просит прекратить сеанс, который длился 25 минут.

31 мая в 20.40. Жалуется на необыкновенную чувствительность

слуха, говорит, что она могла бы слышать через всю больницу. Сосредоточивается: «вот опять фигура, держит что-то в руках».

Опять жалуется на чувствительность слуха. «Вот посмотрите, эта

Вот

эта барыня на подмостках жестикулирует». Чувствует усталость. Занимались 15 минут. 1-го июня в 21.00. Вечером перед сеансом М-ва передала, что видела сон: была в Москве в большом театре, пел артист Усатов арию «В бурю, во грозу ли». Сильно сосредоточивается: «вот я будто в

эта барыня как будто поет. У меня одно на уме: «в бурю, во

грозу ли», я не разберу, поет ли эта барыня или это у меня в ушах? Я слышу сейчас пение, как будто кто поет у левого уха. Слышу какой- то шум. Что они там делают? Они аплодируют? Да, аплодируют, это верно. Теперь вот, что же это такое? Я ничего не вижу кроме

темноты». Минуты через три М-ва оправилась и своей рукой на конверте написала следующее: «Я видела большую, ярко освещенную комнату свечами и люстрами. Много народу и все одеты по бальному, ходят парами. В зале подмостки. Одна дама в белом платье отделилась, у нее что-то в руках, взошла на подмостки, стала жестикулировать,

театре

фигура, куда-то идет

Одна фигура отделилась, яснее обрисовывается

вот ходят мимо меня люди

проходят парами

на эстраду

Слышите, где-то пение

29

как будто поет. Пела ли это дама, или это у меня в ушах я не знаю. Толпа остановилась, как будто аплодировала. Софья М-ва 1 июня 1892 г.». Задача была решена совершенно верно, вот что было написано в контрольном письме: «большой зал, ярко освещенный люстрами и лампами, в нем расхаживаются группами кавалеры и дамы в бальных костюмах. Одна из дам в бальном костюме с веером в руках взошла на эстраду, все остановились; она начинает петь весьма симпатичным голосом арию «В бурю, во грозу». Публика аплодирует». Из данного опыта Ховрин выяснил, что под влиянием текста писем у М-вой могут возникать не только зрительные галлюци- нации, но и другого рода, как например, слуховые. Важно отметить, что М-ва обнаруживала свою способность не без труда, отгадывание каждого письма сопровождалось усиленным напряжением внимания с возбуждением всей нервной системы. Однако, не всегда так бывало. Впоследствии, когда ее способность, путем упражнения развилась в достаточной степени, она сплошь и рядом стала проявлять ее сравнительно легко и свободно, решала задачи при свидетелях за один сеанс. Особенно легко она стала отгадывать короткие задания, состоящие из 2-3 слов. Такие опыты удавались гораздо лучше тогда, когда М-ва совершенно к ним не готовилась. Так она путем прощупывания легко прочла число 32 через 5 слоев бумаги, причем точно указала место записи. Еще один убедительный опыт был произведен докторами Сперанским и Троицким 27-го апреля 1894 г. в 21.00. При их посещении М-ва жаловалась на зубную боль и лежала с перевя- занной щекой. Пока Троицкий беседовал с М-вой, Сперанский успел написать карандашом на листочке бумаги фразу и быстро

30

свернул записку в маленький сверток, который свободно умещался в кулак. Было предложено ей отгадать, что написано там. М-ва взяла записку в правую руку, оставаясь лежать навзничь, заложила обе руки на голову так, что была видна кисть руки с запиской. Хотя освещенность была слабой, но видно было как ее пальцы перебирали бумажный сверток. Сосредоточенно всматриваясь в белую стену, она говорила об увиденном: «ну вот я вижу что-то

похожее на стол или скамью, нет скорее на кровать. Да, это кровать

теперь вижу

лежит белая большая фигура

вижу подушки

лежит на кровати длинная женская фигура с подвязанной щекой навзничь. Да ведь это я сама!» В записке была следующая фраза:

«Софья Александровна лежит на кровати и смотрит на потолок». Обратим внимание на то, что М-вой приходилось читать текст не с плоского развернутого листа, как мы все приучены, а пространственно свернутого. Экспериментаторы плоский текст превращали в объемный, поэтому М-ва интуитивно-логически домысливала, соединяя разрозненные слова и их части в пред- ложения разумного содержания. Множество опытов усилили уверенность Ховрина в том, что способность М-вой заслуживает научного исследования. Ему не раз приходилось слышать возражения о реальности изучаемых фактов, ему отказывали в доверии, обвиняя в мистицизме. К 1894 г. он созрел как твердый ученый, способный отстаивать достоверные научные результаты. Странность способности М-вой заключается не в том, что ее умение проявляется без видимых органов чувств, а в том, что она может своими органами чувств улавливать тончайшие впечатления, которые недоступны для восприятия нашими грубыми органами чувств. Весь вопрос о способности М- вой сводится к вопросу о повышенной разли-

31

чительной способности ее высших органов чувств. Ховрин от- мечает, что такая способность давно известна в науке, как редкая форма того нервного состояния, которая называется «гипе- рестезией». Открытие интересного и поучительного явления - читать за- крытые письма путем прощупывания без помощи глаз - побуждало к рождению новых опытов по изучению способностей человека. Исследования были проведены над различительной способностью

Исследование чувства слуха и обоняния

зрения, осязания и вкуса

было проведено поверхностно. О широте и упорядоченности исследовательской программы А.Н.Ховрина говорят следующие темы:

1. Исследование различительной способности каждого из высших органов чувств М-вой.

2. Чувство зрения: опыты с внушенными галлюцинациями на бумаге и с цифровыми знаками, различение цветовых оттенков при постепенном их затемнении, различение цвета в непрозрачных конвертах и цветовых оттенков предметов, заключенных в белые аптечные коробки.

3. Различительная способность чувства осязания: опыты с повышенной осязательной способностью пальцев руки.

1.7. СПОСОБНОСТЬ М-ВОЙ РАЗЛИЧАТЬ ПРЕДМЕТЫ, НЕРАЗЛИЧИМЫЕ НА ГЛАЗ

Эксперименты над М-вой не только не объяснили ее способ- ность читать закрытые письма, но дополнительно обнаружили загадочные возможности человека и породили много новых психологических вопросов.

32

Приведем один из опытов доктора Андреева, совершенного им 2-го сентября 1892 г. в 20.30. Из пачки белой лучшей бумаги взяли 20 листов, не представ- лявших для глаза ни малейших отличий друг от друга. Один из этих 20-ти листов был помечен на оборотной стороне едва заметной точкой, чтобы иметь возможность найти его потом между другими. Этот лист был оставлен на столе. Пригласив М-ву, ей было внушено видеть на этом контрольном листе портрет Ховрина. Пристально всматриваясь то на врача, то в бумагу через полторы минуты заявила, что ясно видит на бумаге его изображение. Затем этот лист тщательно, незаметно для М-вой, перемешали с остальными 19-ю, вся пачка была вручена ей, чтобы она нашла между бумаг контрольный лист. Разложив все листы на столе и всмотревшись в каждый из них, она указала на один, заявив, что именно на этом видит портрет, причем указала места, где располагались голова и ноги. Просмотрев оборотную сторону листа д-р Андреев убедился, что это был действительно контрольный лист. Чтобы исключить случайность, экспериментатор вновь перемешал листы и незаметно перевернул пачку. М-ва и на этот раз быстро отыскала помеченный лист, определила, что портрет лежит вверх ногами. Опыт повторялся много раз, и каждый раз отгадчица быстро и точно определяла положение портрета. Но когда ей предложили отыскать контрольный лист, повернутый обратной стороной, то она не могла его найти и объявила, что ни на одном листе не видит никакого портрета. Это интересное явление объясняли так. Чистая бумага, как бы она не была бела, имеет всегда особенные детали, больная с гиперестезией зрения замечает их и на этих заметках проектиру-

33

ет портрет. Это как гвоздь, который укрепляет воображаемый портрет на белой поверхности. Ховрин этот опыт повторил и со здоровыми людьми, трое из 12- ти также были способны находить контрольные листы по их отметкам, но при условии предварительных упражнений. Казалось, что ответ уже дан и тут ничего особенного нет. Для выяснения вопроса, действительно ли у нее существует необыкновенно развитое зрение, нежели у здоровых людей, опыт был несколько изменен. Один лист бумаги был помечен на оборотной стороне. Сверху на лист расположили фигуру, выре- занную из простой бумаги. Контрольный лист вместе с фигурой был прикрыт листом белой папиросной бумаги, через которую хорошо просвечивался лист с фигурой. При таких условиях трудно уловить какие-либо отметки на совершенно чистом, белом листе. М-вой было внушено, чтобы она по просвечиваемому знаку отличила этот лист от других. После непродолжительного всматривания, она удалилась, тогда папиросная бумага и фигура снимались, а помеченный лист перемешивался между несколькими такими же листами. Затем пачка бумаг вручалась М-вой. Испытуемая удачно отыскала контрольный лист среди 10-ти других. Подобных опытов доктора осуществили около 25 раз. Выявлялась способность человека мысленно проектировать изображения на белую бумагу. Насколько реально отпечатывались внушенные М-вой галлюцинаторные образы на контрольных листах, видно из следующего опыта д-ра Андреева. На кон- трольный лист положили бумажку с написанным на ней большим числом 2367823101945. М-вой было внушено, чтобы она после просмотра цифр видела их на листе и могла бы отыскать между другими, читать цифры в любом порядке. После минут-

34

ного просмотра цифр, контрольный лист был перемешан среди

15-ти.

Отгадчица быстро нашла лист и прочла на совершенно чистом белом листе, увиденные в записке, цифры. Она прочитала их и в обратном порядке, через одну, затем через две и т.д., каждый раз она читала так же быстро, как будто имела перед собой записку. Однако прочесть весь ряд цифр наизусть без контрольного листа она не смогла. Когда же ей снова давали контрольный лист, она свободно читала цифры в любом порядке. Ясно, что тут ее память играла незначительную роль, а потому ее способность не связана с быстрым и прочным запоминанием. Если М-ва могла читать цифры только с помощью контроль- ного листа, значит она нуждалась в зрительных ощущениях, в знаках, которые имелись бы постоянно перед ее глазами. Этими знаками и служили ей бессознательно улавливаемые ею неза- метные для простого глаза отметины на поверхности контрольного листа, который играл для нее роль открытой книги. Опыт с прикрыванием контрольного листа папиросной бумагой указал, что М-ва действительно способна улавливать орга-ном зрения незначительные отличия и через препятствия. В самом деле, рассуждал Ховрин, как она могла узнавать контрольные листы между другими, не руководствуясь какими-либо его отличиями от других, и как она могла проецировать внушенную галлюцинацию на просвечивающемся листе без каких-либо его отличительных признаков? Во всяком случае, это могло про- изойти только тогда, когда малейшие детали листа просвечивались через лист папиросной бумаги, т.е. затемненные детали все-таки улавливались ее органом зрения. Однако, действительно ли М-ва способна была улавливать просвечивание незамет-

35

ных деталей предметов? Этот вопрос экспериментатор решает новыми опытами. Цветная бумага покрывалась несколькими слоями белой бу- маги. Через 3 слоя бумаги никто из здоровых испытуемых не мог различить при падающем свете цветовые оттенки. М-вой было предложено определить цвет через 4 слоя бумаги, не прикасаясь рукой к пакету. Сначала в течение первых полутора минут ничего не получалось, затем М-ва стала видеть, что конверт, как будто, начинает розоветь и наконец заявила, что это чисто красный или розовый цвет. В конверте действительно была бумажка красного цвета. Усиленную различительную способность чувства зрения М-вой удалось измерить хитроумным способом. В толстую тетрадь из белой папиросной бумаги был вложен клочок цветной бумаги. Медленно перелистывая верхние листы до тех пор, пока не определяется с уверенностью цветовой оттенок, можно определить предельный лист. Для М-вой таким пороговым листом оказался 27- й, у других испытуемых таковым оказался 9-й. Отсюда выходит, что зрение у М-вой в 3 раза прозорливей. Попутно при опытах выяснился интересный факт: решение задачи всегда шло гораздо успешнее, сокращалось время, если позволялось ей держать конверт в руках. Проблема различительной способности чувства осязания ока- залась гораздо сложнее и запутаннее чем изучение чувства зрения. Для определения пороговой осязательной чувствительности был проделан известный опыт: на первой странице тетради из 10-ти листов писчей бумаги были написаны черными чернилами знаки. Тетрадь открывалась с последней страницы. Выяснилось, что через 10 листов она ничего не ощущает, сквозь 8 листов неясно чувствует место знаков, сквозь 6 листов определяет неуве-

36

ренно отдельные знаки и наконец, сквозь 4 листа уверенно на- зывает число 29. Прощупывание М-ва производила исключи- тельно средним пальцем правой руки, изредка делала попытки прощупывания другими пальцами.

1.8. РАСПОЗНАВАНИЕ ЦВЕТА ПУТЕМ ОСЯЗАНИЯ

М-ва обладала крайне интересной способностью различения путем осязания, без помощи глазного зрения, цветовых оттенков предметов. Такая ее способность, на первый взгляд, противоречит прочно установившемуся в науке утверждению, что деятельность одного чувства не может быть заменена деятельностью другого. Доктор А.Н. Ховрин своими опытами пытался доказать, что чувство осязания сохраняет у М-вой восприимчивость к известным свойствам света и цветовых лучей, но это не означает способность видеть так же, как и глазами. Первый опыт по различению с помощью осязания цветовых оттенков врач произвел 17 октября 1892 г. Заранее были приго- товлены моточки из шелковых ниток разного цвета. М-ва садилась на стул, а руки ее помещали под толстый плед, закрывавший ее тело от шеи до ниже колен. Экспериментатор становился за спиной испытуемой и давал ей под покрывало один из мотков. Все присутствовавшие имели возможность следить за движениями М- вой, так что уловка или какой-либо фокус при таком контроле был немыслим. Для определения цвета она могла пользоваться только одним чувством осязания. Ощупывая данный ей предмет, М-ва видимо старалась сосредоточить свое внимание на своих осязательных ощущениях и в то же время пристально всматривалась в какую-либо белую поверхность, например, белую стену, на которой и начинал вырисовываться

37

определенный цветовой оттенок сначала неясно, а потом все яс нее и яснее. Когда оттенок принимал на экране ясный опреде ленный цвет, тогда она заявляла о цвете нитки. Из этого опыта Ховрин делает вывод о том, что как будто осязательные нервы воспринимали цветовые лучи и передавал их каким-то путем сетчатке глаза, откуда они уже и проецирова лись наружу. Для успеха опыта требовалось одно важное об- стоятельство: цвет пробы желательно брать близким к спек- тральному цвету. Для выяснения причины явления Ховрин формулирует кон- цептуальный вопрос. Чем руководствуется отгадчица при опре- делении осязанием цвета предмета, исключительно ли только грубыми, осязательными ощущениями, например, плотности, мягкости и др., возникающими от краски предмета, или М-ва способна была улавливать отражаемые предметами цветовые лучи благодаря присущим предметам термическим и химиче- ским свойствам? Казалось, что этот вопрос можно положительно решить, если доказать, что она способна различать цветовой спектр непосред- ственно без соприкосновения к предмету. В одном опыте на| пальцы руки направлялись лучи света, проходившие через цвет- ные стекла. Держа руки за спиной, потирая пальцы друг о друга, М-ва всматривалась в какую-либо белую поверхность, при уси- ленном сосредоточении внимания получала в поле зрения, на экране, соответствующий цветовому лучу цветовой оттенок. В другом опыте цветные предметы заключались в стеклянную оболочку (пробирку). При такой постановке опыта для ощуще- ния могли быть доступны только отраженные лучи цветного предмета. Этот опыт также дал положительный результат: М-ва путем осязания действительно способна была воспринимать

38

цветовые лучи. Оставалось определить, пользовалась ли М-ва при выявлении осязанием цветовых лучей какими-либо термическими и химическими их свойствами, или такое определение цвета происходило каким-либо другим путем? Для решения этого вопроса был придуман следующий опыт. В деревянном ящике с двух противоположных сторон были сделаны отверстия, одно из них было заделано белым прозрачным стеклом, а другое предназначено для помещения руки в полость ящика. Чтобы отгадчица не могла увидеть глазами цвет определяемых предметов, ящик покрывался светонепроницаемой тканью. Цветные пробные пластинки вставлялись под пологом в желобок к боковому стеклу снаружи ящика. Доступ света в ящик обеспечивался простым отгибанием края покрывала. В этих экспериментах М-ва чувствовала разные ощущения от действия разных цветовых лучей. Менялась температура, а трение пальцев друг о друга вызывало у нее ощущения жесткости, вязкости, стягивания. Одновременно с этими кожными ощущениями возникали и зрительные цветовые, соответствующие пробным цветным пластинкам. Более определенные осязательные ощущения она получала от желтого, красного и синего лучей. При действии желтого цвета она чувствовала теплоту, трение пальцами между собой давало ощущение мягкости. Синий цвет производил в руке неприятное связывающее ощущение, в пальцах чувствовалась вяжущая жесткость, чувство теплоты пропадало. Красный цвет давал ощущение между синим и желтым. Фиолетовый и оранжевый давали менее определенные ощущения. Ощущение от зеленого цвета было сходно с синим. Эти опыты дали повод Ховрину задать следующий вопрос. Не пользуется ли М-ва при определении цвета путем осязания, без помощи зрения, бессознательным улавливанием каких-либо

39

свойств цветовых лучей, способных действовать раздражающим образом на ее осязательные аппараты пальцев? Однако, несмотря на реальность обнаруженных способностей у М-вой, факт превращения осязательных ощущений в зрительные оставался для врача крайне загадочным. Он изобретает сле- дующий опыт. Из пачки, состоящей из 7 листов белой чистой бумаги, один лист был помечен на оборотной стороне едва за метной точкой. Пригласив М-ву, врач положил перед ней кон трольный лист и сделал ей внушение видеть на нем пятикопееч- ную монету, причем она не должна была никоим образом ка- саться контрольного листа руками. Она должна была получить понятие об этом листе только через зрение, а осязательны ощущения от этого листа, таким образом, не могли быть ей из вестны. Когда М-ва заявила, что ясно видит на бумаге внушенную монету, контрольный лист был перемешан среди шести После этого ей предложено было узнать лист между другими При отгадывании не разрешалось ей касаться руками до листов, они все были разложены перед ней на столе. Испытуемая правильно определила контрольный лист, вторичный опыт также дал положительный результат. Затем отгадчица положила руки на стол, их покрыли толстым пледом, под который поместили всю пачку с контрольным листом. Теперь она должна была руководствоваться при определении исключительно только одним осязанием. При прощупывании третьего листа она заявила, что на нем она ясно ощущает выпуклый кружок с неровностями на поверхности и получает ощущение, что как будто на него положена монета. Прощупав остальные листы, она не получила от них никакого осязательного ощущения. После этого листы снова были перемешаны и поданы под плед. Она снова получила ощущение монеты на кон-

40

трольном листе. Данный опыт указывал, что внушенная М-вой зрительная галлюцинация осязательного характера вызвала по- следовательный осязательный галлюцинаторный образ, вполне соответствующий первоначально внушенному зрительному образу. Для выявления превращения осязательной галлюцинации в зрительную, Ховрин делает обратный опыт. Убрав из пачки старый контрольный лист, помещает новый из пачки в шесть листов. Затем размещает ее руки и лист под плед, ей внушается осязательная галлюцинация так, чтобы она прощупала на этом листе ту же монету. Когда осязательная галлюцинация развилась довольно ясно, М-ва заявила, что осязает монету. Перемешав контрольный лист между другими пятью, врач стал поочередно показывать отгадчице один лист за другим, не позволяя прикасаться к бумаге, чтобы она определила зрением, на каком из них находится прощупанная ею монета. На первых четырех листах она ничего не видела, на пятом она ясно увидела изображение пятикопеечной монеты, на шестом листе тоже ничего не видела. Чтобы удостовериться в своих зрительных ощущениях, она просила снова перемешать все листы. При вторичном просмотре она увидела свою галлюцинацию опять на том же контрольном листе. Данный опыт указывал, что внушенная М-вой осязательная галлюцинация зрительного характера вызвала последовательный зрительный галлюцинаторный образ, вполне соответствующий первоначально внушенной осязательной галлюцинации. Эти опыты указывают, каким образом у М-вой в гипнотическом состоянии чувство одного органа может вызывать адекватное чувство другого органа.

41

Способность М-вой различать вкус вещества путем осязания не пользуясь органом вкуса (языком) была проверена следующими опытами. Были приготовлены внешне не различимые растворы (прозрачные, бесцветные, без запаха), но различимые по вкусу:

сладкий, кислый, соленый, горький, вяжущий, металлический и т.д. Растворы брались средней концентрации, но дававшие определенные, ясные, интенсивные вкусовые ощущения. Смоченный в одном из этих растворов кусочек ваты или бумаги прикладывался к какой-либо части отгадчицы, например, на ладонь, предплечье, пальцы правой руки. При приложении вкусового вещества к коже испытуемая начинала сильно сосредоточивать внимание на вкусовых ощущениях, у нее во рту начинало постепенно развиваться вкусовое ощущение сначала неопределенного характера, а затем постепенно получался определенный вкус. Интересно отметить и такой факт, когда развившееся таким образом вкусовое ощущение иногда не исчезало продолжительное время. Иными словами, не срабатывала способность забывания вкуса. Например, ощущение горького у нее оставалось дольше всех других вкусовых ощущений и даже заглушало способность языка различать вкус. Важно отметить способность М-вой очень тонко дегустировать простую воду, что наглядно было продемонстрировано в экспериментах д-ра Яковлева. Он брал два одинаковых стакана, наливал в них до половины из графина воду, потом держал один в правой ладони, а другой в левой в течение 4-5 минут, затем просил М-ву попробовать вкус воды из каждого стакана. После пробы воды на вкус, она заявляла, что вода в стакане, к которому прикасалась правая рука, неприятна, а вкус воды в другом стакане гораздо приятнее. Тогда экспериментатор удалялся со стаканами в другую комнату и выносил оба стакана на подносе.

42

Отгадчице нужно было определить, какой стакан держала правая рука и какой левая. Попробовав на вкус воду из каждого стакана, она определенно нашла в одном из них неприятный вкус, указала на этот стакан. Повышенная различительная вкусовая способность М-вой видна еще из другого опыта. В одинаковые стаканы заливали из одного графина воду до определенного уровня. В отсутствии М-вой в один из стаканов помещали хорошо промытую золотую монету на несколько минут, затем вынимали из стакана с водой монету серебряной ложкой. Пригласив М-ву, ей предлагали определить по вкусу воды тот стакан, в котором побывала монета. Попробовав сосредоточенно воду из всех стаканов, она безошибочно определила контрольный стакан. Для нее не представляло затруднений и такая ситуация, когда из контрольного стакана вода переливалась в другой стакан и заменялась чистой водой, она свободно отыскивала воду, в которой лежала монета. Менее всего изучена способность М-вой ощущения вибрации камертона кончиками пальцев правой руки. Кроме того, она ут- верждала, что слышит через руку его звук, словно слышит звон в ухе не от внешнего источника, а исходящий изнутри уха. Ощущение звука получалось только в правом ухе, левым она ничего не ощущала. Можно только предполагать, что у М-вой при действии на ее осязательный орган даже слабых звуковых вибраций, возникали последовательные слуховые образы. Ховрин отметил и такую особенность М-вой, что у нее слуховые восприятия сопровождались последовательными галлю- цинаторными зрительными образами или наоборот. Часто у нее Развивались слуховые иллюзии, сопровождавшиеся зрительными галлюцинациями. Например, просыпаясь ночью в темной комнате, она начинала слышать ясное топанье и шаги и в то же

43

время в просвете окна видела ясно движущуюся фигуру, что служило причиной сильного испуга, она поднимала крик или крайне взволнованная выбегала из своей комнаты и будила при- слугу. Врач полагал, что какой-либо незначительный шорох, может быть от одеяла, создавал слуховую иллюзию, которая вы- зывала, в свою очередь, ясный соответствующий этой иллюзии* зрительный галлюцинаторный образ.

1.9. ОБ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ СПОСОБНОСТИ М-ВОЙ

Способность М-вой связана с деятельностью ее нервной сис- темы. Психонервная болезнь делает способность неустойчивой. Поэтому отмечалась ее способность разного качества: иногда ярко и высоко, в другой раз слабо, а иногда совершенно исчезала. Приведем описание опыта, проведенного Ховриным 24 мая 1894 г. с целью выявления причин появления ошибок у М-вой. Ее попросили при определении цвета предмета передавать вслух всякое малейшее появление в поле зрения цветового впечатления. Эксперимент состоял из 8 проб. Сначала определяли цвет шелка, запаянного в стеклянную пробирку, а затем цвет анилинового раствора, помещенного в каучуковый баллон. Пробы давались в руки с промежутками в 2-3 минуты.

44

пробы

Предмет

Зрительные,

Цвет на

Цвет

цветовые

экране

предмет

1.

Пробирка

Появилась на экране два

желтый

Фиолетовы

с

шелком

перемежающихся одинаковой яркости оттенка: красный и

й

2.

Тот же

Видит зеленый цвет, перемежающийся с красным, красный исчезает, остается зеленый. Окончательно

зеленый

зеленый

3.

Тот же

Весь экран покрылся красным цветом, цвет не меняется.

красный

красный

4.

Тот же

Появилась синяя окраска экрана, к ней присоединилась красная, последняя

синий

синий

5.

Каучуковые

Остается еще впечатление прежнего

не

пробирка

баллоны

видит

с

с

краской

синего цвета, по- степенно бледнеет и исчезает. Остается

никакой

прозрачной

окраски,

водой

кроме

6.

Тот же

Появилась желтая окраска экрана, быстро исчезла, появились два других цвета: синеватый и красный, оба цвета

фиолетовы

желтый

й

7.

Тот же

На экране две чередующиеся окраски:

красный

зеленый

красного и зеленого цвета обе одинаковой интенсивности.

8.

Тот же

Опять на экране две чередующиеся окраски:

красный

зеленый

зеленого и красного цвета, обе одинаковой интенсивности. За- трудняется в выборе. Выбирает красную.

Таблица 1 А.Н Ховрин оказался прекрасным аналитиком, он рассуждал

следующим образом. Поверхностный анализ полученных данных (см. таблицу) показывает, что М-ва лишь в половине

случа-

45

ев угадала правильно, что может ставить под сомнение ее способность. Однако при глубоком анализе нужно учитывать сам процесс восприятия. При отгадывании она заявляла, что у нее поле зрения появляется то один цвет, то другой, причем обнаруживала нерешительность в выборе того или другого. Почему вместо желтого цвета выбирала фиолетовый, а красный вместо зеленого (в других опытах - черный вместо белого и наоборот)? Объяснить такое явление вполне можно законами физиологической оптики. Для наглядности выпишем ошибочные определения в отдельную таблицу.

Таблица2

№ пробы

Определен цвет на экране

Цвет предмета

1.

Желтый

Фиолетовый

6.

Фиолетовый

Желтый

7.

Красный

Зеленый

8.

Красный

Зеленый

Ховрин уловил закономерность в распознавании цвета вой. Так в двух последних пробах одинаковые предметы вызвали одинаковые определения, но и одинаковые ощущения. Ясно| что тут одна и та же причина вызвала одни и те же следствия т.е. одну и ту же ошибку. Хотя определение красного было обеих пробах ошибочным, но ошибка не случайна. Анализ первых двух строк также обнаруживает порядок: фиолетовый предмет дал сначала ощущение красного и синего, а затем желтого; при желтом предмете сначала проявился желтый цвет, затем синеватый и красный, сменившийся фиолетовым. Врач выполнил много экспериментов и отметил, что предметы одного и того же цвета дают в восприятии одни и те же цве-

46

товые оттенки. Иногда цвета появлялись сразу по два и чередо- вались с одинаковой интенсивностью друг с другом или же один за другим, т.е. сначала появлялся один, который затем исчезал и заменялся каким-либо другим, или сразу двумя чередующимися друг с другом. Иногда же на экране появлялся только один цвет, который оставался постоянным. Интересно при этом поведение М-вой: когда в поле зрения появлялось несколько цветов, ей трудно было разобраться в вы- боре между ними, тогда она закрывала глаза, и в темном поле зрения появлялся только один из них, но затем, когда она снова открывала глаза, то на экране появлялся совершенно другой. Один из этих цветов соответствовал цвету предмета, а другой был посторонний. Оказалось, что открывание и закрытие глаз влияло на восприятие цвета осязанием. Ховрин приводит результаты очередного эксперимента с учетом положения глаз. Таблица 3

Динамика

Устойчивый цвет на экране

Выбра

Цвет

предмета

п/п

зрительных,

цветовых

н цвет

ощущений

   
   

глаза

глаза

   

за-

от-

крыты

крыты

1.

Видит сначала красноватый или скорее лиловый, затем желтый цвет.

желтый

фиолетов

ый

желтый

или

желтый

оранже

вый

2.

Видит опять желтый цвет, считает его остатком прежнего, потом вы- ступают один за другим сначала зеленый, а потом красный

красны

зелены

красны

красный

й

й

й

3.

Видит на экране красный цвет, который не исчезает.

красный

зелены

красны

красный

й

й

4.

видит желтоватый оттенок, но очень бледный, затем фиолетовый тоже бледный, но ярче желтого

фиолетов

ый

фиолетов

ый

фиолето

вый

фиолето

вый

47

5.

Видит желтый оттенок, затем красноватый, оба

сначала

заменяются

фиолетов

ый

желтый

фиолето

желты

вый

 

6.

Видит

желтый

фиолетов

желтый

желты

фиолетовый,

том желтый,

по-

ый

7.

Экран

долго

поле

экран

белый

черный

остается

зрения

имеет

бес-

бесцветным,

цветный

 

8.

Видит оранжевый цвет, затем синий или красновато- синий, первый

красноват

о-синий

оранжевы

й

оранже

вый

оранж

е вый

Полученные данные указывают на закономерный характер осязания цветов, в поле зрения М-вой возникают цвета, согла- сующиеся с законами физиологической оптики. Известно, что зрительные ощущения цветов спектра сопровождаются их по- следовательными цветовыми образами. Это явление может об- наружить каждый простым опытом. Если положить небольшой цветной предмет на белый лист бумаги и фиксировать на не взгляд в течение нескольких секунд (до минуты) и затем быстр перенести взгляд на белую поверхность, то можно увидеть ней форму того же предмета с другой окраской, этот другой цвет будет последовательным. Каждый из основных цветов со- провождается своим определенным последовательным цветом. Так, если предмет был красный, то последовательный обра будет зеленого цвета, а если предмет был желтый, то последовательный образ будет фиолетовый. Последовательный цвет сине го будет оранжево-желтый и т.д. Ошибки М-вой как раз представляют явления последовательных цветовых образов, а следовательно возникают по законам физиологической оптики. Зрительные цветовые ощущения, возникавшие у М-вой при прощупывании цветных предметов, представляют собой зри

48

тельные образы, галлюцинации, соответствующие реальным ка- чествам предмета. Зрительные же галлюцинации, как известно, могут при известных условиях сопровождаться последовательным зрительным образом. По этой теме имеются работы немецкого физиолога Грюйтхюйзена. По его наблюдениям, так называемые гипнотические галлюцинации, имеющие цветную окраску, сопровождаются последовательными образами, окрашенными в последовательный цвет. У самого Грюйтхюйзена после гипнотической галлюцинации, в котором он видел фиолетовый плавиковый шпат на пылающих углях, явилось в виде отчетливого последовательного образа желтое пятно на синем фоне. Следовательно, ошибки М-вой нельзя считать гадательным вы- бором, она производила замену основного цвета последователь- ным. Выше уже говорили, что способность зависела от многих факторов, а потому могла быть ослабленной и усиленной. В ос- лабленном режиме у М-вой в поле зрения появлялись одновре- менно с одинаковой яркостью основной и последовательный цвета. В усиленном режиме затрудненность выбора устранялась, она уверенно наблюдала один цвет. Итак, ошибки М-вой при определении путем осязания цвета предметов не могут служить опровержением ее способности, а напротив, скорее служат доказательством существования уси- ленной различительной способности чувства осязания, в основе проявления которой лежат физиологические законы. Способность М-вой зависела от сознательных и бессозна- тельных процессов, внутренних и внешних условий. Конечно, нельзя установить однозначную зависимость ее феноменальной способности от воли постороннего человека или даже собственной воли. Врач устанавливает два фактора, заметно влияющих

49

на способность М-вой: это степень напряжения ее внимания интенсивное» кровообращения в ощущающих органах. С ос- лаблением одного из этих условий экспериментатор обнаружил уменьшение скорости различения. Вот описание опыта, в кото ром прослеживается значение внимания при чтении закрыто! записки. По условию опыта М-ва должна была не касаясь свер нутой записки руками, пользуясь лишь зрением, узнать что ней написано. Сначала она плохо сосредотачивала свое внимание, отвлекаясь на разговоры, и не могла устойчиво фиксировать зрением записку. Но затем, пристально всматриваясь, она увидела, что белая поверхность бумаги приняла темную окра ску, среди которой стали видеться какие-то белые значки. Это явление еще больше приковало ее внимание и она увидела ясно на темном фоне две цифры: с правой стороны 5, с левой 6 толь ко вверх ногами. В действительности на белой бумаге было на писано число 65, а в свернутой записке число располагалось вверх ногами. Итак, если ее внимание чем-либо или кем-либо отвлекалось то она не могла сосредоточиться на своих ощущениях и решит] задачу не могла. Выше говорили, что в присутствии людей, к которым М-ва привыкла и которым доверяла, результаты опыт тов лучше, нежели при людях, ей незнакомых или несимпатич- ных. И еще один важный психологический фактор: страх оши- биться также не давал ей сосредоточиться на своих ощущениях, был помехой в проведении опыта. Состояние кровообращения ощущающих органов существенно влияло на различительную способность органа осязания. Когда ее руки были теплыми, М-ва сама ощущала приятную теплоту, то ее различительная способность давала хорошие результаты, когда же ее руки были холодными, то способность падала

50

до минимума или совершенно пропадала. При согревании рук в теплой воде чувствительность иногда вновь восстанавливалась. Итак, от деятельности сосудистой и нервной систем зависела ее способность, но этот вопрос не был глубоко изучен.

2. ЗРИТ СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ

В начале XX века на феноменальные зрительные способно- сти человека стали пристальнее обращать внимание не только в России, но и за рубежом. Вот что писал «Казанский телеграф» в 1903 г. Одна молоденькая девушка, Ганна Найм, живущая в неболь- шой деревушке, обладает, по сообщению газеты «Autorite», не- обыкновенною способностью видеть сквозь непрозрачные тела. Девяти лет она сообщила матери, что видит под собой реку. Но мать, назвав ее дурочкой, строго наказала ей впредь не гово- рить ничего подобного, чтобы ее не сочли за сумасшедшую. Но когда в 1901 году ей исполнилось пятнадцать лет, она до- казала действительность своих видений и с этого времени сде- лалась знаменитостью. Ее приглашают главным образом для открытия источников, и в этом отношении она являет чудеса. Как показали произведенные опыты, Ганна Найм видит сквозь непрозрачные земляные пласты. Она их прекрасно раз- личает и даже показывает их глубину. Таким образом она опре- деляет свойство почвы, скалы или песка и указывает на «русло» подземных рек, которые скрыты под толщей земли. Точно также она видит сквозь дома людей, но не видит сквозь металлы или стекло.

51

ГЛАВА II ФЕНОМЕН « КОЖНОГО » ЗРЕНИЯ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

Во второй главе приводятся результаты исследования сове скими (ныне российскими) учеными такого редкого в природе человека явления, как умения видеть рукой. Такой феноменаль ной способностью обладала простая женщина из Нижнего Таг ла Роза Кулешова. Конечно, значимость ее удивительной спо собности меркла по сравнению с эпохальным явлением того пе риода: началом полетов человека в космос. В то время, когда весь мир рукоплескал первым космонавтам СССР, ее тщательно изучали в научных психоневрологических лабораториях. Да, ней писали восторженно, но были и нарочито обвинительные статьи. Спорили и сами ученые: по какой гипотезе происходи зрительное восприятие рукой у Розы Кулешовой. Историкам науки предстоит еще изучить и такую социальную сторону на учного процесса как резкую активацию исследовательской ра боты, так и быстрое свертывание, «забывание» проблемы зрения вне глаз.

1. ФЕНОМЕН КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

1.1. ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Одним из первых, открывших в 1962 г. и описавших феномен Розы Кулешовой, был врач-невропатолог Нижне-Тагильской го родской больницы И.М.Гольдберг. Приведем результаты его ра боты [12], основой для написания которой послужили наблюде ния за больной Розой Кулешовой, обладавшей феноменальной

52

способностью с завязанными глазами при помощи пальцев руки читать обычный плоскопечатный текст, определять содержание рисунков и цветовые тона предметов. Его пациентка проявляла ярко выраженную кожно-оптическую чувствительность. Случаи проявления такой чувствительности в науке и клинической практике были известны и ранее. В конце XIX века тамбовский врач А.Н.Ховрин описал свои наблюдения над тридцатидвухлетней больной, страдавшей ис- тероэпилепсия. Больная была чрезвычайно внушаемой. Еще с детства у нее проявлялась эйдетическая память: на уроке во время ответа страницы книги с ее строками представлялись ей так ясно, как будто она видела ее перед собой. Эта женщина, как показали наблюдения, обладала способно- стью читать текст, написанный на бумаге, спрятанной в запеча- танный конверт. При этом были приняты все меры к тому, чтобы не оставалось сомнения в том, что больная не может вскрыть конверт и вынуть бумагу из нее (вкладывалась даже светочувст- вительная пластинка, на которой остался бы след, если бы кон- верт был раскрыт при свете). Для определения содержания на- писанного испытуемая должна была в большинстве случаев много раз ощупывать и даже мять письмо. Иногда в периоды, когда испытуемая чувствовала особое предрасположение к про- изводству опыта, у нее появлялось зрительное представление, мало-помалу, иногда в несколько сеансов слагавшиеся в картину, соответствующую тому, что было написано. Иногда эта особа узнавала написанное с необыкновенной точностью, определяя и характер почерка, и цвет чернил. Она могла узнавать написанные цифры через 4-5 слоев бумаги, могла определять цвет осязаемых предметов и даже цвет предметов, заключенных в специальные пробирки. Для исключения возможности индукции

53

или внушения ее способности проверялись разными лицам Для ощупывания она больше всего пользовалась третьим (средним) пальцем правой руки. Следует отметить, что испытуемая показала умение воспри нимать рукой вибрирующий камертон, причем она чувствовала не только вибрацию, но и звук. Ватка, смачивавшаяся жидкостями различного вкуса и прикладывавшаяся к правой ее рук вызывала у нее вкусовые ощущения (сладкого, горького и др. Как зрительные, так и другие представления у больной был чрезвычайно ярко выражены, вплоть до слуховых, зрительных вкусовых галлюцинаторных образов. Таким образом, у больной описанной А.Н.Ховриным, были не только кожно-оптические но и кожно-слуховые, и кожно-вкусовые ощущения. В работе А.Н.Ховрина упоминается о двух подобных случа ях, доложенных Жанэ и Риша в 1886-1888 годах в Парижском обществе физиологов и психологов. В 1960-х годах профессор Л.Л.Васильев сообщает о письме, полученном им от врачей По лоцкой психиатрической больницы Б.Ф.Шило и А.И.Лапицког [1]. Они рассказывают о своих наблюдениях над больным, стра давшим алкоголизмом во время гипнотерапии (история болезни №186 за 1957 г.). «Из большой стопки газет и журналов, лежащих на этажерке, была взята газета и подана больному с приказом, не открыв глаз, прочитать название газеты. Больной молчит, глаз не от- крывает. Тогда врач указательным пальцем правой руки пациен- та делает пассивное движение у заголовка газеты, как бы мыс- ленно фиксируя внимание больного на данном пункте простран- ства при помощи кинестезического чувства руки (без прикосно- вения пальцев к тексту). Больной правильно произносит назва- ние белорусской газеты «Звезда». Затем таким же способом па-

54

циент правильно читает заголовки статей, отдельные предложе- ния, слова более мелкого шрифта. Заголовки газеты «Правда» читает с закрытыми глазами через одинарный и двойной лист чистой безлинейной бумаги. После пробуждения больной при- помнил, что видел крупный печатный шрифт заголовков как «через туман», а мелкий текстовый шрифт сливался в глазах. Опыт проводился при ярком освещении текста. При ухудшении освещения чтение затруднялось. Затруднялось оно и по мере усиления «бумажного барьера» (1-2-3 листа бумаги). Возмож- ность предварительного ознакомления пациента с газетами пол- ностью исключалось, так как он не имел доступа в комнату, где находились газеты, и не был предупрежден о характере экспе- риментов». Чехословацкий ученый Милан Рызл [10] проводил опыты со слепыми детьми, находящимися в гипнотическом сне, по иссле- дованию возможности применения осязания в некоторых усло- виях как заместителя потерянного зрения. Во многих случаях слепые дети, находившиеся в гипнотическом сне, правильно оп- ределяли положения часовой и минутной стрелки на часах, за-, крытых металлической крышкой. Рызл наблюдал, что один из испытуемых правильно определял на ощупь цвет ниток. Оба по- следних описания показывают, что в некоторых условиях, в ча- стности, в гипнотическом сне, возможно выявление кожно- оптических ощущений, что открывает большие перспективы в исследовании их. Профессор А.Н.Леонтьев, изучавший вопрос о возникновении ощущений как элементарной формы психики (4), был пионером концепции кожной фоторецепции. А.Н.Леонтьев обратил внимание на опыты Н.Б.Познанской, экспериментально изучавшей чувствительность кожи к инфра- красным и видимым лучам. Познанская установила, что у испы-

55

туемых под влиянием длительной тренировки наблюдается по нижение порогов чувствительности кожи по отношению к воз действию лучистой энергии. Она установила, что помимо теп- ловой чувствительности кожи имело место появление чувстви- тельности также и к видимым лучам, что особенно сказывалось при слабых облучениях; при сильных облучениях на первый план выходила тепловая (температурная) чувствительность. А.Н.Леонтьев в 1938-1940 годах вместе с сотрудниками про вел серию опытов, в которых ладонная поверхность руки испы туемых засвечивалась условным раздражителем - зеленым све том (тепловые лучи поглощались фильтрами), а после оконча ния засвечивания включался электрический ток, ощущение к торого было безусловным раздражителем. О засвечивании ис пытуемый не знал, интервалы между засвечиваниями были раз ными. Оказалось, что даже после 350-400 сочетаний двигательный рефлекс не образовывался. Тогда, исходя из положения И.П.Павлова, для образования условного рефлекса необходим' чтобы нейтральный агент (свет в данном случае) был превращен под влиянием специальных условий в агент, отличаемый испы туемым и способный вызвать у него ориентировочную реакцию А.Н.Леонтьев изменил условия опыта. Он предупредил испытуемых, что за несколько секунд до удара тока ладонная поверхность будет подвергаться очень слабому раздражению своевременно замеченное раздражение позволит избежать удар тока. Тогда при наличии поисковой ситуации, достаточно стал 30-40 опытов, чтобы появилась возможность ощущать свет. Субъективно испытуемые чувствовали «струение в ладони» «небольшое дрожание», «как ветерок»; иногда ощущения обла дали большой эффективной силой: «на ладони будто черти пляшут».

56

А.Н.Леонтьев доказал, что эти смутные неспецифические подпороговые ощущения могут превращаться в осознанные лишь при наличии определенной направленной активности субъекта, то есть внутренней поисковой деятельности. Леонтьев пытался дифференцировать фоторецепцию на зеле- ный и красный цвет и всегда получал положительные результа- ты, причем в начале серии реакции определялись тепловой чув- ствительностью к видимым лучам. Однако А.Н.Леонтьев не дал ответа, что это: возникновение новой формы чувствительности или результат пробуждения присущей рецепторам кожи филогенетически древней чувствительности, хотя и склонялся к последнему взгляду. Не дал он ответа и на вопрос, какие из кожных рецепторов участвуют в процессе фоторецепции, но подчеркивал значение тактильных рецепторов. Последующие исследования кожно-оптической чувствитель- ности в 1962-1963 гг. у Розы Кулешовой и других позволили от- ветить на многие вопросы о природе и характере этого явления.

1.2. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБНОСТЕЙ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

В марте 1962 года на амбулаторный прием к врачу И.М.Гольдбергу пришла Роза Кулешова. Тогда ей было 22 года. Во время приема и последующего наблюдения выяснилось, что Роза может на ощупь определять цвет и рисунок на различных тканях, содержание (текст и цвет рисунков) в газетах и журна- лах, а также читать с завязанными глазами при помощи третьего и четвертого пальцев правой руки обычный плоскопечатный текст. На такие феноменальные способности больной сразу об-

57

ратили внимание врачи и они ее наблюдали до сентября 1962 в Нижнем Тагиле. Из истории болезни известно, что Роза Кулешова была инва лидом второй группы с диагнозом ревматического арахноиди с эпилептическими припадками. Из перенесенных заболеваний отмечала детские инфекции, ревматизм и желтуху в школьные годы, предъявляла жалобы на припадки с потерей сознания судорогами, а также на особые состояния неясного сознания, в время которых ей куда-то надо идти, производить какие-то действия. Во время таких припадков Роза иногда выходила дома, а, придя в себя, обнаруживала, что она на такой-то улице или другом месте довольно далеко от дома (припадки типа ам- булаторного автоматизма). Роза обычно знала о приближении припадков по косвенным признакам (появление головокруже ния, тошноте). Она считала себя больной. Отец Розы погиб на фронте, мать вторично вышла замуж. Девочка почти до 16 лет воспитывала у бабушки, с которой была очень привязана и которая к не очень хорошо относилась. После смерти бабушки она стала жить с матерью, отношения к ней и материальное положение ухудшились. Роза вынуждена была пойти работать в пионерский лагерь (летом), а затем работала санитаркой в больнице, этим периодом жизни, совпавшим с заболеванием ревматизмом и связывает Роза появление припадков. Вначале припадки был 4-6 раз в год только ночью во сне, потом раз в месяц и чаще, к днем, так и ночью. В 1960-1961 годах около года припадков не было, а затем появились вновь. После неприятностей, отрицательных эмоций припадки учащались. Со стороны нервной системы отмечалась незначительная не постоянная органическая симптоматика: сглаженность носогуб

58

ной складки, девиация языка, непостоянный симптом Бабинско- го. Острота зрения, слух - хорошие. Цветоощущение нормаль- ное. Глазное дно без патологии. На электроэнцефалограмме от- мечалась типичная эпилептическая активность: острые, медлен- ные волны, пикообразные колебания, диэритмия (Д.Г.Шефер). Роза окончила семь классов, в школе училась хорошо. Была активным участником художественной самодеятельности, все- гда любила выступать на сцене и быть в центре внимания. Она сочиняла стихи буквально на ходу и любила их читать; с удо- вольствием по своей инициативе демонстрировала свои способ- ности, подчеркивая, что если бы не болезнь, она бы и не того добилась; любила фокусы, охотно показывала их с постоянным успехом. Настроение Розы иногда было приподнятое, иногда, чаще после припадков, при ощущении недоверия к ней - угне- тенное. По характеру она мягкая, но настойчивая, несколько на- вязчива. Она вышла замуж, родила одного ребенка. В 1960-1961 гг. Роза работала около года руководителем драматического кружка в обществе слепых. Там она заинтересо- валась чтением слепых по Брайлю и решила попробовать рукой читать обычный текст. Стала настойчиво тренироваться, подра- жая слепым, в чтении обычного плоскопечатного текста паль- цами (под контролем зрения). Вначале училась распознавать крупные буквы, затем более мелкие с закрытыми или завязан- ными глазами. Подобных способностей ни у кого из членов ее семьи не было выявлено. После длительной целенаправленной тренировки под кон- тролем зрения Роза могла безошибочно с завязанными глазами читать печатный текст, определять содержание рисунков в жур- нале, цвета тканей и т.д. Она выступала несколько раз в концер- тах самодеятельности, показывала свои возможности. Когда в

59

дальнейшем припадки участились, она была вынуждена прекра тить работу в обществе слепых. После ознакомления со способ ностями Розы, врач поставил следующие исследовательские за дачи:

1)

доказать истинность феномена;

2) определить возможности восприятия ею с помощь пальцев руки различного цветового и графического материала и в различных условиях; 3) попытаться дать физиологическое объяснение явле нию. При наблюдении выяснилось, что воспринимающей часть тела у Розы являются в основном подушечки третьего и четвер того пальцев концевых фаланг правой кисти. Но воспринимать цвет, в частности, могут, хотя и в меньшей степени, подушечки остальных пальцев обеих кистей, а также кончик языка. Перед опознаванием Роза обычно потирала 6-8 раз подушеч ками третьего и четвертого пальцев правой кисти о бумагу или ткань (впечатление, что она как бы «точила пальцы», сенсиби лизируя кожную поверхность перед ощупыванием). Лист книги, журнала при чтении или определении содержа ния рисунков помещался на гладкую твердую поверхность, так как шероховатая поверхность резко ухудшала восприятие. Тка ни зажимались и мялись пальцами правой руки, а мелкие пред- меты ощупывались либо на твердой поверхности, либо на ладо ни другой руки; при этом глаза были обязательно завязанными Выражение лица Розы становилось сосредоточенным. Чтение третьим и четвертым пальцами правой руки сопровождалось по тиранием и надавливанием с различной силой по изучаемой по верхности.

60

Проверка болевой, температурной, тактильной и вибрацион- ной чувствительности на воспринимающих поверхностях 3-го и 4- го пальцев показала, что все эти виды чувствительности резко обострены. Измерением кожной температуры на подушечках третьего пальца обеих рук было установлено, что температура третьего пальца правой руки на 2,6-2,8 градуса выше, чем на со- ответствующем пальце левой руки. Способность восприятия на свету пальцами у Розы не всегда была одинаковой. Восприятие улучшалось при ощущении дове- рия, в тишине, в спокойной деловой обстановке, при согревании воспринимающих поверхностей пальцев, и наоборот, ухудша- лось и даже становилось невозможным при охлаждении или смачивании пальцев рук, после припадков, хозяйственных ра- бот, при волнении из-за недоверия к ней или недоброжелатель- ной шумной обстановки, мешающей ей сосредоточиться. Феноменальные способности Розы заинтересовали многих врачей, некоторые их них допускали ее подглядывание либо внушение, индукцию со стороны врача. Для исключения воз- можности подглядывания, ей стали накладывать по две повязки на глаза, экранировать руку полотенцем или простыней, отво- дить ее руку из поля зрения. Но это не убеждало скептиков. Тогда был сшит двойной мешок (из белой ткани с темно- полосатым рисунком), пропускавшим свет, но не дававший воз- можности видеть через него. Этот мешок был надет на голову испытуемой. Тут врачи столкнулись с новым непонятным фак- том: способность Розы к восприятию совершенно исчезла, чи- тать и узнавать цвета в этих условиях она не могла. Когда ме- шок снимался, а глаза завязывали обычным способом, опыты шли успешно. Гольдберг пытался объяснить этот факт измене- нием привычных условий восприятия (изменением стереотипа),

61

а также тем, что она чувствует недоверие к себе. Впоследствии было установлено, что экранирование головы прекращает про цесс кожно-оптического восприятия не только у Розы Кулешо вой, но и у многих других испытуемых, в том числе и у слепых. Пришлось искать новую методику опытов. Был взят тот ж мешок, а окрашенные куски картона либо мотки ниток помеща лись в него и перемешивались. Где и что находится не знали ни Роза, ни экспериментатор. После этого Роза (глаза у нее был завязаны) всовывала в мешок руку, нащупывала один из кусков цветного картона или мешок, называла цвет и после этого вы таскивала руку с этим предметом. Впоследствии в мешок вкла дывались цветные картинки, фотокарточки, игральные карты другие окрашенные твердые или мягкие предметы. В начале этих опытов у Розы был еще некоторый процент ошибок. Так, плохо определялись некоторые сорта окрашенно бумаги, цветовые оттенки на нитках. Эти предметы откладыва лись в сторону, и Роза с ними дополнительно тренировалась, открытыми глазами она она проводила своими чувствительны- ми пальцами несколько раз по предметам, после одной-двух тренировок Роза безошибочно находила предметы этого цвета мешке. В дальнейшем этот мешок был заменен мешком из чер- ной светонепроницаемой бумаги, применявшейся для предохра- нения фотопленок от засвечивания. Мешок клался на стол, рука всовывалась в него сбоку по локоть, некоторое количество света могло проникать через отверстие. В этих условиях Роза вполне успешно пальцами руки определяла цвета ниток, бумаги, кусков материи, читала фотографии, игральные карты, цветные рисун- ки, печатный гладкий текст. Врач не только настойчиво доказы вал себе реальность существования открытого им феномена, но пытался понять это явление.

62

Наблюдения и опыты проводились при разных условиях ос- вещенности: с естественным и искусственным светом, в темной комнате и в мешке. В первый период наблюдения было установ- лено, что как при естественном освещении, так и при свете электролампочки Роза в равной степени бегло могла читать при помощи пальцев газетный текст, однако шрифт меньше петита прочесть не могла. Она хорошо и быстро определяла содержа- ние рисунков, фотографий в журналах «Огонек» и «Крокодил», на папиросных коробках, хуже на спичечных коробках. Она ося- занием различала цвета, отдельные буквы и цифры на марках, на мелкомасштабной карте Роза определяла обозначенные там го- ры, озера и др. Хорошо определяла содержание фотокарточек с матовой и глянцевой поверхностью. Содержание рисунков луч- ше определялось ею на плотной ровной бумаге. На цветной бумаге и нитках Роза хорошо различала все ос- новные цвета видимого спектра, хуже воспринимались коричне- вый, серый цвета. На цветных репродукциях, как и на нитках, хорошо определялись все хроматические цвета спектра, хуже различались ею оттенки, полутона. Аналогичные результаты были получены при определении цветовых тонов на каранда- шах, акварельных красках, гобеленах, ситцевой ткани. Хуже оп- ределяла цвет и рисунок на шерстяных. Шелковых и штапель- ных тканях. На свету цвета зеленых листьев и лепестков розы определяла правильно. Однако определить цвет влажного материала, влажных ни- ток, разноцветного стекла, масляных картин, литых пластмассо- вых изделий Роза в тот период не могла. Не определяла она и цвета металлов. Изучалось влияние температуры предметов на восприятие. Оказалось что незначительное согревание или охлаждение

63

предметов (при освещении) на восприятие не влияет. Также влияло на восприятие магнитное поле от мощного электромаг нита, в которое помещались рука испытуемой вместе с рассмат риваемым предметом. Точность цветоощущения у Розы изучалась по таблице Раб кина [9], которыми пользуются для оценки слепоты у лиц, кото рым по роду работы необходимо узнавание цветных сигналов Эти таблицы состоят из множества цветных кружочков разных размеров, окрашенных с разной интенсивностью, размещенных на фоне таких же кружочков иных цветов, варьируемых по светлоте и по яркости. Сочетание более или менее одноцветных кружочков составляет цифру, группу цифр или геометрически фигур. Глазами Роза хорошо узнавала содержание таблиц, паль цами - не все. В ряде таблиц она путала малиновый и красны цвета, плохо определяла серый, коричневый и светло коричневый цвета. Экспериментаторы обратили внимание я, такое явление, когда Роза хорошо определяла цвет различных кружочков и их фона пальцами, но общего впечатления фигуры или цифры у нее часто не складывалось. Обычно глазом удается выделить целостный образ фигуры или цифры, абстрагируясь о цветной мозаики. Интересны и результаты опытов в темной комнате. Успехи всегда были значительно хуже, чем в освещенной комнате. Роз могла определить лишь отдельные крупные буквы, иногда от дельные слова или содержание отдельных рисунков. Однако отдельные дни правильно определяла цвет галстука, носовых платков, рубашек и даже нижних сорочек у ряда лиц (лиловый, фиолетовый, синий в клеточку и т.д.), а в иные дни определить в условиях темноты вообще ничего не могла. По мнению Гольд берга, неумение распознавать цвет в темноте связано с тем, что

64

Роза не тренировалась в этих условиях. Все упражнения ранее осуществлялись ею на свету. Для исключения какого-либо влияния или индукции со сто- роны экспериментатора, предметы (нитки мулине, игральные карты, цветные куски картона) одновременно вкладывались в черный бумажный мешок и перемешивались в нем. Что и где находилось не было известно ни экспериментатору, ни испы- туемой. Роза определяла предметы по заданию. Она сначала на- ходила нужный предмет, называла цвет, а потом вытаскивала для контроля. Она хорошо различала основные цвета ниток. Но путала оттенки (фиолетовый, например, называла сиреневым), медленнее вытаскивала заданного цвета куски картона или иг- ральные карты. Экспериментатора заинтересовал вопрос - может ли Роза оп- ределить цвет лучей, направленных на руку? Для этого поду- шечки 3-го и 4-го пальцев правой руки засвечивались в темноте карманным фонариком с белым, красным и зеленым свето- фильтрами. Ощутить цвет ей тогда не удалось. Врач допытывался у Розы объяснения ее способности, каким же образом воспринимаются цвета, рисунки и текст. Она расска- зывала, что красный цвет ощущает как крестики, синий как по- лоски, зеленый воспринимается более гладким, чем желтый. Но эти объяснения не были постоянными. Часто Роза настойчиво просила самого экспериментатора просто потрогать пальцами руки и ощутить разницу между белой бумагой, рисунком и тек- стом, различными тонами на рисунках и предметах. Таким образом, первый период изучения способностей Розы Кулешовой (в основном контактной чувствительности) был за- кончен, и испытуемая была представлена в психологическую лабораторию Нижне-Тагильского педагогического института,

65

где в присутствии доцента М.М.Кожевникова был проведен ряд контрольных опытов. Было решено доложить результаты исследований на конференции Уральского отделения Всесоюзного общества психологов. Конференция состоялась в конце сентября 1962 года в Нижнем Тагиле. В работе конференции участвовали видны психологи из разных городов Советского Союза. На этой ко ференции И.М.Гольдберг прочитал доклад «К вопросу об уп ражняемости органов чувств» с демонстрацией феномена Роз Кулешовой [2]. Роза безошибочно определяла пальцами цвет предметов, чи тала новый текст и выполняла другие задания. После доклада демонстрации опытов состоялся оживленный обмен мнениям по поводу природы феномена. Было выдвинуто несколько гипо тез. Одни считали, что Роза Кулешова реагирует на тончайшие различия в температуре разно окрашенных поверхностей пред метов, другие говорили об ощущении пальцами структурных различий красящего вещества, об электромагнитной природе явления. В день окончания конференции некоторые из ее участ ников приехали к Розе домой и проверили ее способности обычных домашних условиях. Оказалось, что и дома ее чувст вительность не снизилась, результаты не хуже чем в условия публичной демонстрации. Первая публикация о феномене Розы была дана в газете «Та гильский рабочий» от 9 октября 1962 г., где была помещена статья доцента кафедры педагогики и психологии Нижне Тагильского пединститута А.С. Новомейского «Научные изы кания психологов на Урале». Эта статья, в которой сообщалось об исследованиях феномена Розы Кулешовой, была перепечата на рядом газет и журналов в Советском Союзе и за границей.

66

Позже один из участников конференции психолог П.Я. Гальпе- рин на страницах газеты «Известия» от 24 октября 1962 г. в за- метке «Цвет на ощупь» рассказал о своих впечатлениях и пред- положениях в отношении природы феномена.

1.3. ВТОРОЙ ЭТАП ИССЛЕДОВАНИЙ. ИЗУЧЕНИЕ ДИСТАНТНОЙ И ПРОНИКАЮЩЕЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

В октябре 1962 г. Розу Кулешову направляют на лечение и обследование в клинику профессора Д.Г.Шефера (г. Свердловск, ныне Екатеринбург), где она находилась полтора месяца. Фи- зиологические исследования ее способностей проводились до- центами С.Н. Добронравовым и Я.Р. Фишелевым. 5 декабря 1962 г. в Свердловске состоялось совместное засе- дание научных обществ психиатров, невропатологов, психоло- гов и физиологов, где были доложены результаты клинического обследования Розы Кулешовой и физиологических исследова- ний, проведенных с нею в клинике проф. Д.Г. Шефера. Лечащий врач Г.С. Кислицына доложила историю болезни. Проведенный ею анализ электроэнцефалографических (ЭЭГ) данных, полу- ченных у Розы во время опытов с чтением пальцами, выявил определенные изменения ЭЭГ. Кислицына отметила появление Депрессий альфа- и бетта-ритма, более выраженных в тактиль- ном анализаторе, меньше в зрительном. О результатах физиологических исследований сообщил С.Н. Добронравов и Я.Р. Фишелев [3]. Повторяя и углубляя преды- дущие исследования и систематически тренируя испытуемую, они добились выяснения и уточнения ряда данных, недостаточно изученных в первый период исследования.

67

Ими было подтверждено, что способность Кулешовой «видеть» пальцами одинаково выявляется при дневном и искусственном (электролампочка) освещении, значительно уменьшается при малой освещенности и почти исчезает в темноте. Была доказана возможность узнавать буквы и отдельные слова через толщину целлулоидной пленки, возможность определения цвета литых пластмассовых изделий (предварительно поскоблив поверхность). Особое внимание уделено было исследователями изучению дистантного восприятия цветовых лучей и возможности восприятия изображения на экране. Роза пальцами различала содержание кадров диафильма, спроецированных на экран из матового стекла. Она воспринимала в темноте через стекло линии и герб, нарисованные на бумаге флюоресцирующими красками (однако на свету определить их не смогла). Исследователи установили, что Роза пальцами может ощущать цвет лучей. От источника света мощностью в 25 ватт посылался через объектив пучок света, на пути которого устанавливали различного цвета фильтры. Сначала Роза смутно чувствовала температурную разницу при засвечивании (предварительно ей говорили о цвете). После тренировки она уже безошибочно могла определять на расстоянии правой рукой цвета зеленых, желтых и фиолетовых лучей. В клинике проф. Д.Г. Шефера впервые был проведен опыт смещение цветов. Светло-зеленая обложка книги в красных лу чах казалась Розе синей, и она была очень удивлена тем, что об ложка, которую она не выпускала из рук, затем при свете обыч ной электролампочки стала вдруг светло-зеленой. Было отмече но, что резких изменениях освещенности у Розы наблюдались явления, напоминавшие световую и темновую адаптацию. С. Н. Добронравов и Я.Р. Фишелев объясняли способности испытуе

68

мой повышением чувствительности рецепторных аппаратов с расширением границ восприятия до уровня светоощущения и различения хроматических цветов. Ими была высказана мысль о большом значении фоторецепции при применении научно обос- нованной методики упражнений для компенсации слепоты. На этом же заседании были представлены результаты опы- тов, проведенных И.М. Гольдбергом, А.С. Новомейским и М.М. Кожевниковым, которые выясняли соответствие кожно- оптических ощущений законам обычных зрительных ощуще- ний. Их опытами было установлено, что законы перспективы, контраста, смешения цветов, иллюзии при кожно-оптическом восприятии такие же, как и при обычном зрении, хотя и прояв- лялись в несколько иной форме. Было выяснено, что воспринимающей поверхностью у Розы были не только 3-й и 4-й пальцы правой руки, но в меньшей степени и подушечки остальных пальцев правой руки, а также пальцы левой руки. Наконец, исходя из того, что осязание у че- ловека наиболее выражено на кончиках пальцев и на кончике языка, был проделан опыт по выявлению ощущений цвета кон- чиком языка. Розе завязывали глаза (чтобы исключить подгля- дывание, на веки глаз еще накладывался слой ваты), давалось цветное драже для ощупывания пальцами, а потом это же драже ощупывалось ею языком (рот был полуоткрыт). Достаточно было двух-трех попыток, чтобы выработались условные рефлексы второго рода, и Роза безошибочно смогла определить кончиком языка четыре цветовых тона драже: белый, желтый, красный и зеленый. Особое внимание уделялось экспериментаторами изучению особенностей восприятия у Розы, которые авторы назвали про- никающими. Суть этого нового явления заключалась в том, что

69

Роза пальцами воспринимала цвета и изображения через полу прозрачный и непрозрачный материалы: бумагу, рентгеновскую пленку, стекло, фольгу и др. Роза по светлоте смогла отдифференцировать четыре слоя копировальной бумаги:

красный, желтый, зеленый и черный и правильно расположить их. Она правильно определяла: цвет лекарственных порошков (розовый, белый, коричневый), насыпанных под лист белой бумаги; цвет кусков бумаги, положенных под бумагу, кальку или рентгеновскую пленку (в последнем случае определялась светлота); границу жидкости в колбе при ощупывании ее снаружи через стек ло и т.д. Для исключения воздействия тепловых лучей, белый луч пропустили через трехгранную призму. Затем этот луч был про пущен через теплопоглощающую линзу с водой, отражен в зер кале и направлен на экран из холста. С обратной стороны холст Роза пальцами определила цветовые тона радуги. Определял она цвет и вид движущейся кривой на экране осциллографа. Бы ло замечено, что после отключения света в темной комнате Ро некоторое время может читать черные буквы и чувствовать си не-фиолетовые тона спектра. Некоторые результаты этих иссле дований были опубликованы А.С.Новомейским в статье «Вто рое зрение» (газета «Тагильский рабочий» от 16 декабря 1962 г.).

Несколько позже Роза Кулешова подверглась еще одному циклу исследований - на этот раз в Москве. Программа иссле дований была составлена сотрудниками Института проблем пе редачи информации Д.Г. Мирзой, Д.Е. Богоявленской и проф Ф.В. Бассиным из Института неврологии Академии медицин ских наук СССР. В обследовании участвовали и представители Института биофизики АН СССР. Результаты исследований мос-

70

ковских ученых были опубликованы в газетах «Известия» №11 за 1963 г., «Красная Звезда» от 3 февраля 1963 г. и др. В опубликованных статьях были приведены новые данные о возможности различать без участия зрения: включен или вы- ключен свет в комнате, цвет бумажных квадратиков (белого и черного) пальцами ног. Результаты своих опытов сотрудники Института биофизики АН СССР опубликовали в газете «Извес- тия» в статье «Зрение в кончиках пальцев». Исследователи проецировали изображение на экран из мато- вого стекла. И Роза четко различала на нем светлые и темные места. Для выяснения роли теплового излучения на восприятие ученые проделали как опыты с исключением тепловых лучей (установили на пути проецируемого изображения фильтр, по- глощающий инфракрасные лучи), так и опыты, в которых, на- оборот, были оставлены только тепловые лучи, без лучей види- мого спектра. Был сделан вывод, что основное значение имеет не тепловое излучение, а восприятие света кожей пальцев. На пальцы Розы направлялись два разноцветных луча, она всегда их различала. Далее физики установили, что на 1 квадратный мм поверхности пальцев Розы приходится 10 светочувствительных элементов, по словам Р.Свореня, типа колбочек с тремя типами приемников света: синими, красными и зелеными; что воспри- ятие Розы пальцами аналогично зрительным восприятиям гла- зами. В дальнейшем гипотеза о светочувствительных элементах была заменена гипотезой о светочувствительных пигментах в пальцах у Розы. Существует ли светочувствительность пальцев у других лю- дей? Ответ на этот вопрос дали опыты со студентами А- С.Новомейского [5, 6, 10]. Оказалось, что способность различать цветовые тона на бумаге присуща в зачаточном состоянии

71

всем испытуемым; примерно у шестой части студентов зачатки кожно-оптического чувства были очень хорошими, причем ряд студентов определял разницу в окраске и через лист белой бума ги. Были также сделаны опыты по обнаружению кожно оптической чувствительности у слепых [5].

1.4. ОСОБЕННОСТИ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ И ОТЛИЧИЕ ЕЕ ОТ ЗРЕНИЯ

О природе феномена Розы Кулешовой учеными высказыва лись различные предположения. Выдвигались гипотезы о том, что Роза ощущает чрезвычайно тонкие температурные градации различную структуру красящего вещества (или химический со став его), что у нее чрезвычайно развита осязательная чувстви тельность. Повышена чувствительность рецепторных аппаратов с расширением границ восприятия до светоощущения и разли чения хроматических цветов, а также гипотеза о зрении в кон чиках пальцев - наличии специальных фоторецепторов, способ ных воспринимать световые воздействия, и о роли пигмент; Некоторые ученые способности испытуемой связывали с теле патией, т.е. возможностью каким-то образом улавливать мысли и чувства экспериментатора и сообщать о них. Опыты проводи- лись таким образом, что телепатия исключалась. Во-первых предметы были перемешаны в мешке, а испытуемая вынимала их строго по заданию. Во-вторых, экспериментатор сам не знал где и что находится. Возможность внушения или индукции была исключена. В-третьих, постоянство восприятия, действие опре деленных закономерностей ощущений, влияние на феномен конкретных условий внешней среды (свет, темнота и др.). Таким образом, телепатическая гипотеза была отвергнута.

72

Опытами ряда ученых показана неправомерность тепловой (инфракрасной) гипотезы в объяснении феномена кожного зре- ния. Однако в процессе выработки дистантной фоторецепции у Розы наблюдались факты, подтверждающие данные А.Н.Леонтьева. Вначале поисковая деятельность ее определя- лась температурными различиями цветовых лучей; лишь после того, как эти различия были подкреплены словами - обозначе- нием того или иного цвета при засвечивании, Роза безошибочно стала называть цветовые тона, ответы стали соответствовать ощущениям световых лучей. Это, на взгляд И.М.Гольдберга, не позволяет исключить полностью роль температурных рецепто- ров образования кожно-оптической чувствительности. Для чтения, определения цвета на рисунках, тканях, нитках Розе необходимо было ощупать пальцами тот или иной предмет. При контактном восприятии участие тактильных и кинестезиче- ских рецепторов бесспорно. То же можно сказать и о способно- сти осязательного различения спроецированной на матовое стекло цветной или черно-белой картинки, умении восприни- мать через стекло, целлофан. Тут можно указать на кожно- оптическую иллюзию, открытую А.С.Новомейским. Если под лист стекла на столе положить рядом листы белой и черной бу- маги и с закрытыми глазами проводить пальцами по стеклу, то пальцы хорошо ощущают границу между двумя цветами; при переходе на часть стекла, лежащую над черным листом бумаги, пальцы как бы пристают к стеклу, их тяжело вести по нему. Ко- нечно, одним осязанием нельзя воспринимать дистантно цвето- вые тона лучей, но и отсутствие прямого контакта при ощупы- вании через стекло, целлофан или пленку не дает возможности определять структуру красящего вещества. При ощупывании явно участвуют барорецепторы. Что касается трех видов цвето-

73

воспринимающих «колбочек» в пальцах у Розы, якобы найден ных исследователями из Института биофизики, то эти факты не подтвердились. Способность определять цветовые тона предме тов, подложенных под листы белой бумаги и красной копирки что совершенно недоступно зрению, исключает наличие специ альных фоторецепторов. Весной 1963 г. И.М.Гольдберг своими опытами доказал воз можность восприятия цветовых тонов через металлическую фольгу, что недоступно зрению глазами. Роза хорошо различал все цвета спектра через фольгу. Рисунки или крупные цифры определялись ею лишь после прямого предварительного озна комления при помощи пальцев, после этого все взятые рисунки и цифры были безошибочно определены через фольгу. Таким образом, заключает Гольдберг, кожно-оптическая чу ствительность является синтетическим продуктом деятельности всех (или почти всех) видов кожных рецепторов. Она является не шестым чувством, а одним из видов кожной рецепции (в да ном случае на неадекватные раздражители), подобным вибрационной чувствительности. Кожно-оптическое чувство может проявляться по-разному Контактное свойство сближается с обычными осязательным ощущениями, дистантное - в какой-то степени напоминает дис тантную рецепцию при помощи других органов чувств, а про никающее свойство представляется новым качеством, недоступ ным для других органов чувств. Все эти формы проявляются основе кожных ощущений. Они являются основой восприятия признаков света и цвета как у Розы Кулешовой, так и у других испытуемых. Эти ощущения разные испытуемые трактуют по разному. Художник Борис Малышев, работавший в редакции журнала «Наука и жизнь», желтую бумагу определял как пори

74

тую и гладкую, красную - как липкую [10]. Роза часто характе- ризовала свои ощущения понятиями не только осязательными, но и зрительными, иногда температурными. Цвет она описывала крестиками, точками, степенью гладкости и шероховатости. Но у нее эти показатели были часто непостоянны. Осознание этих ощущений требует, по Леонтьеву, «внутрен- ней теоретической поисковой деятельности» и соответственно - огромного активного внимания и напряжения. Поэтому Роза Кулешова быстро уставала во время опытов, пальцы у нее поте- ли. Ее труд не пропал даром, исследователи шаг за шагом выяс- няли отношения между кожно-оптическим чувством (вторым зрением) и обычным зрением. Хотя кожное зрение во многом напоминает зрение глазами и подчиняется многим законам видения человеческим глазом (контраст, перспектива, иллюзии, законы смешения цветов), но оно во многом и отличается. Во-первых, оно отличается от вос- приятия глазом в такой же степени, как восприятие очень бли- зорукого человека от восприятия хорошо видящего, или в какой степени человек, стоящий у стены высокого дома и смотрящий на стену прямо перед собой, может увидеть глазом весь дом. Он хорошо видит стену, может разглядеть тут мельчайшие детали и шероховатости, но перспективы зрения, взаимоотношения его с другими домами и местностью охватить сразу не может - ему надо двигаться. Также, передвигаясь, охватывают весь текст или Рисунок пальцы Розы: изображение развертывается как в кине- скопе, информация суммируется и отбирается. Во-вторых, не всегда «зрительные наименования» Розы ана- логичны зрительным ощущениям, полученным с помощью глаз. Ей давали на язык белое драже из набора конфет «цветной горошек». Она правильно определяла языком - «белое». Но вот

75

комната засвечивалась синим цветом, белое драже кажется экс периментатору синим. Однако в более чем 50% из всех проб цвет для нее остается прежним - «драже белое». Ошибочными были и ответы Розы при восприятии желтых и зеленых предме тов, освещенных красным цветом. Она называла их голубым синими, а глаза видели их оранжевыми, желтоватыми. Голь берг провел серию опытов с Розой по определению цвета и ри сунка на цветной бумаге, размещенной под цветные стекла (све тофильтры). Из опытов обнаружилась способность восприятия рукой истинного цвета бумаги через толстые цветные стекло толщиной в 3 мм, т.е. для кожного зрения окрашенное стекло является препятствием в узнавании цвета бумаги. Хотя при во приятии глазами цвет бумаги через цветное стекло видится иным, подчиняясь закону смешения цветов. Таким образом, кожно-оптическое чувство обладает свойс вами, недоступными зрению глазами. В силу особенностей проникающего восприятия возможно определение истинно го цвета предметов (т.е. цвета, определяемого глазом на све ту) сквозь листы бумаги, фольги, окрашенного стекла - что совершенно недоступно глазу.

1.5. ЭВОЛЮЦИЯ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ У РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

Кожно-оптические ощущения у Розы Кулешовой развивались постепенно. Вначале это был затянутый процесс восприятия ру кой и не всегда точный. При определении цвета бумаги или на печатанных букв она долго ощупывала и потирала пальцами изучаемый предмет. По мере тренировок точность распознав' ния и скорость восприятия увеличивались. Кожно-оптическое чувство возникало у нее только при непосредственном сопри

76

косновении с предметами, такое чувство было названо контакт- ным. В дальнейшем она научилась распознавать цвет разных хроматических лучей в потоке света и определять цветовые тона окрашенных объектов на расстоянии - через прозрачные и не- прозрачные среды (стекло, целлофановая пленка, бумага, фоль- га). Она стала читать тексты, написанные на бумаге молоком, соленым и сахарным растворами, научилась распознавать иг- ральные карты через непрозрачную ткань рубашки, «видела» цвет раскрашенной бумаги через несколько листов белой бумаги и т.д. Постепенно у нее появились дистантная и проникающая способности кожно-оптического чувства. Такие феноменальные навыки распознавания закреплялись благодаря регулярным тре- нировкам. Однако, летом 1963 г. кожно-оптическая чувствительность у Розы стала резко ухудшаться. Выше уже отмечали, что атмо- сфера внимания и доверия улучшала качество восприятия испы- туемой, а отвлекающие факторы, подозрительность и недоверие к ней резко ухудшали способности кожного зрения и даже делали его невозможным. Начало кризиса совпало с проводимыми над ней опытами с экранированием головы, которые Кулешова оценивала как проявление недоверия к ней. С этого момента кожно-оптическая чувствительность стала резко ухудшаться, ее способность к распознаванию уменьшилась: даже обычные, очень легко ранее выполняемые задания по определению цвето- вых тонов бумаги, стали часто невозможными. Тем более ухуд- шились результаты в опытах по восприятию через непрозрачные среды. Лишь в отдельных случаях, особенно в присутствии но вой для нее аудитории, результаты значительно улучшались. По мнению врача И.М.Гольдберга, регресс кожно- оптической чувствительности у Розы Кулешовой связан, в пер-

77

вую очередь, с ухудшением здоровья. Однако нет повода ду мать, что причиной болезни послужили какие-либо опасные опыты ученых над пациенткой. Ее сознание, видимо, решало противоречивые задачи личной судьбы. С одной стороны, ой сегодня в поле внимания, ее успехами восхищаются уважаемые люди, а с другой - внимание к ней ослабевает изо дня в день, завтра она будет забыта всеми, творчеству будет конец, пер спектива не проглядывается. Вероятно, ей не с кем было пого ворить просто о жизни, спокойно помечтать, пофилософство вать. Врач констатировал, что увеличилась частота припадков особенно амбулаторного автоматизма с сумеречным состояние сознания. Резче проявились изменения в психике личности: бре довые идеи величия и ущербы. Тугоподвижность мышления многословность, неумение отличить главное от несущественно го. Развилась наклонность к однообразным трафаретным рече вым оборотам. Тренироваться Роза почти прекратила, соглашаясь лишь на редкие тренировки без достаточного желания и сосредоточения внимания. Процесс восприятия стал подменяться у нее попыт- ками угадывания и даже подглядывания. Ухудшение состояния здоровья и прекращение тренировок привели к регрессу кожно- оптического чувства у Кулешовой. Сравнивая динамику проявления способностей Розы Куле шовой и больной Софьи М-вой, описанной Ховриным, можно обнаружить у них общее: чередование периодов точного вос приятия с периодами слабых ощущений и даже их отсутствия. Ясно одно, что кожно-оптическое чувство зависит от хорошего самочувствия испытуемых. Вместе с тем, изучение феномена Розы Кулешовой дал тол- чок исследованиям кожно-оптического чувства у здоровых лю-

78

дей. Ученые Москвы, Нижнего Тагила, Свердловска, Магнито- горска, Ишима получили интересные и ценные результаты.

1.6. ПОПЫТКА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ОБЪЯСНЕНИЯ ФЕНОМЕНА РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

Как объяснить наличие кожно-оптического чувства у человека? - задает вопрос И.М.Гольдберг и выдвигает свою концепцию. Ведь А.С.Новомейский, Н.И.Судаков, С.Н.Добронравов и другие показали, что кожно-оптическое чувство встречается в зачаточном состоянии у всех людей, а примерно у шестой части испытуемых выражено более или менее ярко. Более того, это чувство является рецепцией кожи на неадек- ватные раздражители и представляется для ряда исследователей древним биологическим механизмом. Кожа у низших животных является органом, воспринимающим все раздражения окру- жающего мира. Известна, например, способность червей вос- принимать кожей световые раздражения. Предполагается, что под непрерывным воздействием внешней среды чувствительные клетки кожи специализировались, стали отвечать преимущест- венно на адекватные механические и термические раздражители, а на более высоких ступенях эволюции превратились в органы чувств, связанные с корой головного мозга. Анализ и синтез этих ощущений, осуществляемый корковыми концами анализаторов, становится чрезвычайно тонко дифференцированным и Функционально суженным. Эта дифференцировка и сужение по мере эволюции осущест- влялись далеко не сразу. Органы чувств первобытного человека, отстаивавшего свою жизнь в борьбе с силами природы и опас- ностями, подстерегавшими его на каждом шагу, надо думать, давали очень тонкие, но менее дифференцированные ощущения,

79

чем у современных людей. Возбудительный процесс в корковом отделе анализатора у далеких предков человека благодаря мощ ным подкорковым импульсам, вероятно, распространялся по кон ре и на другие анализаторы. Рудиментами такой древней чувст вительности представляются синестезии - своеобразные осо- бенности восприятия, при которых раздражение одного из ана- лизаторов вызывает появление сопутствующих ощущений, ха- рактерных для других органов чувств. Синестезии объясняются иррадиацией возбудительного про цесса с одного подкоркового отдела анализатора на другой, |а также недостаточной дифференцировкой ощущений. Синесте зии бывают у лиц художественного типа - музыкантов, худож ников, поэтов и других, и выражаются в том, что восприятие определенных звуков сопровождается видением какого-либо цвета, фигуры или картины (цветной слух), ощущение цвета со провождается слуховыми ощущениями и т.д. Синестезии могу быть между всеми органами чувств. Осязательно-зрительные синестезии, особенно яркие, встре- чаются очень редко. В жизни мы всегда встречаемся с высшей формой синестезии - условнорефлекторными синестезиями Так, по одному запаху котлет или борща мы узнаем, что будет сегодня на обед. Обонятельное ощущение дает нам сложно» представление, полученное ранее на основе вкусовых, зритель ных и других ощущений. Процесс формирования таких синесте зий происходит на основе условнорефлекторных связей в ран нем детском и школьном возрасте. Надо полагать, что в раннем детском возрасте человек получает и кожно-оптическое ощуще- ние цвета и света, в дальнейшем, однако, эти ощущения вытес- няются постепенно зрительными.

80

Механизм кожно-оптического чувства проявляется порою и у взрослого человека при условии внутренней «теоретической» поисковой деятельности, в результате тренировки. В патологи- ческих случаях, когда тонус коры снижен, при сочетании исте- рии с некоторыми формами эпилепсии, в гипнотическом сне и при некоторых психических заболеваниях с наличием галлюци- наций подпороговые кожно-оптические раздражения превра- щаются в осознанные и, так или иначе, выявляются на основе предыдущего опыта данного индивидуума. Только так, считает И.М.Гольдберг, а не наличием зрительного пигмента или пало- чек и колбочек в коже. Можно объяснить факты, полученные при исследованиях Розы Кулешовой. По данным Пенфилда, височно-теменная область коры боль- ших полушарий имеет отношение к сложным механизмам памя- ти и речи. Эта область коры, расположенная между зонами, в которые поступают все виды ощущений, включая обонятельные и висцеральные, представляет собой обширную нейронную сеть для всех специфических чувствительных систем. Наличие у Розы височной эпилепсии с правосторонней лока- лизацией процесса указывает на заинтересованность этой облас- ти коры. То, что восприятие у Розы шло по типу высшей формы синестезии - условнорефлекторной - доказывается и опытами по образованию новой формы кожных ощущений: восприятию кожей вкусовых раздражителей. После первого сочетания условного и безусловного раздра- жителя (2-3 капли растворов разного вкуса капалось ей на язык и одновременно ваткой, смоченной соответствующим раствором, поглаживалась ладонная поверхность) достаточно было одного поглаживания смоченной ваткой, чтобы вызывались сразу два ощущения - тактильное и вкусовое. Выделялась слюна

81

(сильнее на кислое, меньше на соленое, еще меньше на горько и сладкое), одновременно Роза отмечала, что сладкое чуть лип нет, при кислом она ощущала, что ватка тяжелее ведется, при соленом ватка легче ведется, а горькое давало даже легкую б левую реакцию. И.М.Гольдберг в 1960-х годах высказывал, что кроме кожно оптического чувства, в будущем, вероятно, будут обнаружены также кожно-вкусовые, кожно-обонятельные и даже кожно слуховые ощущения.

2. О «КОЖНОМ ЗРЕНИИ» У ЧЕЛОВЕКА Экспериментальное исследование способностей Розы Кул шовой в течение октября-ноября месяцев 1962 г. проводило Я.Р.Фишелевым и С.Н.Добронравовым в неврологической кли нике Свердловского научно-исследовательского института к; рортологии и физиотерапии под руководством про Д.Г.Шефера. Доводы И.М.Гольберга, А.С.Новомейского и дру гих, объяснявших феномен Розы Кулешовой как результат не обычной тактильной и, возможно, температурной чувствитель ности, не удовлетворяла свердловских ученых. Была выдвинута гипотеза о фоторецепторной природе данного явления, плани ровалось выяснить доминирующую роль тактильной, темпера турной или световой чувствительности кожи испытуемой. При; ведет описание отдельных экспериментов и их выводы.

2.1. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗЫ О НЕОБЫЧНОЙ ТАКТИЛЬНОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Прежде всего исследовалась тактильная чувствительность кожи пальцев Розы Кулешовой методом эстезиометрии и во лосками Фрея. При этом оказалось, что тактильная чувствитель

82

ность кожи 3-го и 4-го пальцев правой руки выше, чем нормаль- ная чувствительность кожи остальных пальцев рук. Это как буд- то подтверждало предположение о повышенной тактильной чувствительности как причине изучаемого явления. Предстояло выяснить: который из агентов - механический (давление на кожу краски) или световой (действие на кожу от- раженных от текста лучей света) - является существенным в «кожном зрении». Для решения этого вопроса нужно было ис- ключить либо тот, либо другой раздражитель. При выявлении значения светового агента исследователи об- ратили внимание на то, что Роза при помощи кожи пальцев чи- тает, определяет содержание рисунков, узнает цвета предметов лучше всего при хорошем освещении. В поставленных экспери- ментах измерялась скорость чтения текстов при различной их освещенности и в полной темноте. При уменьшении освещенно- сти испытуемая начинала читать медленнее, с трудом, а в пол- ной темноте читать не могла, отказывалась. Так, в одном из экс- периментов при освещенности текста в 20 лк она читала его со скоростью 175 букв в минуту, при освещенности в 1 лк - со ско- ростью 99 букв в минуту, в полной темноте читать не могла. Был проделан и такой опыт. На механической пишущей ма- шинке, с которой предварительно сняли ленту, с большим на- жимом на клавиши были напечатаны несколько строчек. Затем машинку заправили лентой и на той же бумаге напечатали еще несколько строк равноценного по сложности текста. В первом случае получились рельефные, но «слепые» надписи, во втором - надписи были хорошо видимы, но оставались достаточно пло- скими. При попытке прочитать «слепой» текст Кулешова испы- тывала непреодолимые трудности и могло различить лишь

точ-

83

ку и букву «О». Когда ее пальцы коснулись тонированных кра кой печатных строк, она легко прочла все напечатанное. Однако из этих опытов получалось, что для чтения пальцам необходимы как световой раздражитель, так и кожно механический. Для исключения кожно-механического раздра жителя были поставлены новые эксперименты по чтению тек стов через прозрачные материалы при хорошем освещении. По началу опыты не дали положительного эффекта, получился к кой-то тупик: с одной стороны, световой раздражитель необхо дим для чтения, а с другой - чтение через прозрачные материа лы при любом освещении оказалось невозможным. Вероятно, опытах с прозрачными материалами главной помехой стал удаление кожи от обследуемых объектов. В этом случае, рассу ждали ученые, изображение букв на светочувствительных ре цепторах должно было бы получаться расплывчатым, и чтение становилось невозможным. И все же испытуемая должна была хотя бы различать цвета окрашенных поверхностей, если актив ным агентом действительно является кожно-световой раздражи тель. Решить этот вопрос помог способ, при котором вначале пере испытуемой была поставлена более простая задача, а затем он постепенно усложнялась. Розе Кулешовой предлагали опреде лить через целлулоидную пленку фигуры различной формы, вы резанные из черной бумаги. При этом испытуемая с большой силой надавливала пальцами на пленку над фигурами. Гибкая пленка повторяла форму фигуры и под пальцами получалось рельефное ее изображение. В этом опыте действующими раз дражителями были, видимо, как световой (черные фигуры и белом фоне), так и механический (ощущение рельефа фигур). После того, как испытуемая начала различать фигуры через

84

пленку, опыт был усложнен: она должна была через пленку оп- ределять буквы. После небольшой тренировки Кулешова смогла читать через пленку слова, напечатанные крупным шрифтом, и различать цвета окрашенных поверхностей. Таким образом, по- степенно, удалось перейти от комплексного раздражителя (со- стоящего из светового и механического компонентов) к одному световому. Однако и после этого испытуемая долго ничего не могла раз- личить через стекло, даже если оно было тоньше целлулоидной пленки и прозрачнее ее. Прикоснувшись к стеклу, она сразу же отказывалась что-либо узнавать через него. Возможно, что в этом случае имел значение новый кожно-механический раздра- житель, ориентировочная реакция на него, так как она раньше никогда не определяла цвета предметов через стекло. При этом механическое раздражение кожи заслоняло световое, возникало внешнее торможение. В этом случае исследователи снова долж- ны были начать с какого-то комплексного раздражителя, а затем перейти к одному световому. Комплексный раздражитель был создан из светового и теплового компонентов. С помощью диа- проектора на небольшой матовый экран проецировались изо- бражения различных рисунков. Испытуемая, перемещая палец по экрану из матового стекла, определяла расположение свет- лых и темных участков и даже содержание некоторых рисунков. Светлые участки экрана при этом должны были быть теплее темных. Измерение, проведенное с помощью полупроводнико- вого электротермометра, показало, что разность температур светлых и темных полей составляет 0,2 градуса. После этого был проделан ряд экспериментов, в которых испытуемая через стекло различала в темноте содержание несложных рисунков, выполненных люминофорами. Явление люминесценции, как из-

85

вестно, отличается от свето-теплового излучения и носит назва ние холодного свечения. После этих экспериментов Роза начал даже через толстые прозрачные стекла различать крупные бук вы, цифры и цвета окрашенных поверхностей. Таким образом, в опытах по восприятию текста и цвета предметов через прозрачные материалы было установлено, что действующим на кожу раздражителем является не механиче ский, а световой. Иначе говоря, гипотеза о необычной тактиль ной чувствительности как причине «кожного зрения» оказалась несостоятельной. Вместе с тем, были получены важные факты, подтверждающие наличие у испытуемой необычной чувстви тельности кожи к световым раздражителям.

2.2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗЫ НЕОБЫЧНОЙ ТЕМПЕРАТУРНОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Исследователи проверяли предположение о том, что Роза Ку лешова определяет цвет предметов, исходя из различной темп ратуры разноокрашенных поверхностей. Эксперименты по изучению температурной чувствительно сти кожи кистей рук показали, что кожа 3-го и 4-го пальцев рук испытуемой имеет более низкие пороги чувствительности к лу чистому теплу, чем кожа других пальцев. Проведенные вслед за этим опыты должны были решить вопрос о значении повышен ной температурной чувствительности при кожно-зрительных восприятиях Кулешовой. Один из них состоял в том, что кожа 3-го и 4-го пальцев пра вой руки освещалась лучом света. В том случае, когда на пути луча помещался теплофильтр, за ним освещенность была 460 л а термодатчик показывал температуру 29 градусов. Затем вме

86

сто теплофильтра на пути луча помещался светофильтр, за ко- торым освещенность падала до 50 лк, а температура повышалась до 29,5 градуса. Несмотря на то, что в первом случае кожа испытуемой нагре- валась слабее, чем во втором, она правильно определила луч света за теплофильтром как более яркий. Этот опыт определен- но показал, что испытуемая судит о световых явлениях не по те- пловым признакам. Другой эксперимент состоял в следующем. С помощью диа- проектора кисть правой руки испытуемой освещалась попере- менно лучами различной яркости. Кулешова правильно опреде- ляла изменение освещенности. На вопрос о том, какой из лучей теплее, испытуемая безошибочно отвечала, что «какой светлее, тот теплее». В третьем эксперименте использовали два диапро- ектора и теплоизлучатель. Рядом с диапроектором, имевшим менее яркий луч света, был расположен теплоизлучатель, кото- рый излучал тепло по ходу луча света. Кисть правой руки испы- туемой освещалась то одним, то другим диапроектором. В од- ном случае кисть руки попадала в область. Где освещенность

была равна 500 лк, а температура 23 градуса, а в другом - 100 лк и 24 градуса. Таким образом, кожа руки сильнее освещалась, но меньше нагревалась, либо наоборот, освещалась менее ярким лучом света, но сильнее нагревалась. В результате опыта Куле- шова правильно определила, что луч одного прибора «светит больше, а греет меньше», а другого «теплее, но не так светло». Из этого эксперимента следует вывод: испытуемая отличает кожно-световые и кожно-температурные раздражения. Независимость светового ощущения от температурного про- демонстрировал следующий простой эксперимент. На металли- ческую пластинку были наклеены полосы бумаги красного,

го-

87

лубого и желтого цветов. Один конец пластины нагревался. Ку лешова прикасалась пальцами к нагретым и холодным участкам полос и правильно называла их цвета.

По

этой

серии

экспериментов

Я.Р.Фишелев

С.Н.Добронравов делают вывод о том, что гипотеза о необыч ной температурной чувствительности, как причине «кожного зрения», оказывается также несостоятельной.

2.3. ИССЛЕДОВАНИЕ НЕОБЫЧНОЙ СВЕТОВОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ КОЖИ

Изучение феномена Розы Кулешовой показало, что рецеп торный аппарат ее кожи обладает чувствительностью как к хро матическим, так и ахроматическим цветам. После ряда специ альных тренировок, придуманных Я.Р.Фишелевым С.Н.Добронравовым, испытуемая правильно определяла содер жание всех полихроматических таблиц Е.Б.Рабкина. У Кулешо вой устойчиво обнаруживалось нормальное цветовое «кожного зрение». В отличие от И.М.Гольдберга, выдвинувшего гипотезу о не обычной тактильной и температурной чувствительности кожи Я.Р.Фишелев и С.Н.Добронравов предложили гипотезу о не обычной светочувствительности кожи Кулешовой, способно; реагировать на обычные и цветовые лучи света. Для доказатель ства световой гипотезы свердловские ученые изобрели ориги нальный подход. Они начали эксперименты с воздействия кожу ярких лучей, обладающих к тому же и значительным теп ловым воздействием, а затем перешли к лучам гораздо меньше яркости и температурой, лежащей ниже порога тепловой чувст вительности кожи испытуемой.

88

В экспериментах для получения цветных лучей свет диапро- ектора пропускали через желтый, оранжевый, красный, синий и зеленый светофильтры. Цветные и белый лучи в темноте на- правлялись на кисть правой руки испытуемой. Обнаружился следующий важный факт. При первом наведении разноцветных лучей света на пальцы Кулешовой, она чувствовала их отличие друг от друга, но цвета лучей назвать не могла. Однако доста- точно было направить лучи света на кожу кости 3-4 раза, назы- вая их цвета, как испытуемая в дальнейшем безошибочно опре- деляла цвета лучей при помощи рецепторов кожи. Известно, что если окрашенную поверхность освещать цвет- ными лучами, то цвет этой поверхности изменится согласно за- кону смешения цветов. Ученые решили выяснить, какими «ви- дит» Роза с помощью кожи окрашенные тела, освещенные цвет- ными лучами. Для выяснения этого вопроса Розе предлагалось определить цветные тона таблиц Е.Б.Рабкина, освещаемых цветными лучами. Испытуемая называла цветные тона такими, какими их видит глаз. В ряде опытов она не могла при красном освещении прочесть надпись, сделанную краской красного цве- та. Эта надпись не могла быть прочитана и с помощью глаз, так как при красном свете надпись обесцвечивалась. После того, как вместо красного включался белый свет, Кулешова легко прочи- тывала пальцами надпись и говорила, что она красного цвета. В этих фактах проявилось сходство «кожного зрения» с глазным. Сходство между ними проявляется еще и в том, что как тому, так и другому зрению присуще явление светлотного контраста. проведенных опытах Кулешова прикасалась вначале к серому полю и светлому фону, а затем к такому же серому полю и чер- ному фону. При этом серое поле в первом случае казалось ей темнее, чем во втором. При переходе от яркого света к сумер-

89

кам, равно как и при переходе от слабого освещения к очень я кому, кожно-зрительные возможности испытуемой на 20-40 се кунд заметно ухудшались. Это явление аналогично световой темновой адаптации глаза. При исследовании остроты «кожного зрения» эксперимент торы выяснили способность Розы различать буквы разной вели чины. Она читала тексты, напечатанные шрифтами разных раз меров, при освещенности равной 150 лк. В одном из экспери ментов испытуемая название газеты «Правда» (высота бука мм) прочла за 4 секунды (скорость чтения - 90 букв в минуту Заголовки статей (высота букв 6 мм) она читала со скоростью 156 букв в минуту. Тексты, напечатанные основным для газеты шрифтом - кегль 9 (высота букв от 1,58 мм до 2,58 мм), -скоростью 170 букв в минуту. Для сравнения, с помощью глазного зрения грамотный человек читает тексты, напечатанные шрифтом кегль 9, примерно в 5 раз быстрее. Рассматривая пальцами самые мелкие буквы - петит (высота букв 1 мм), - Роза, трудом, но все же читала газетный текст. В процессе проведения экспериментов по чтению свердлов ские исследователи заметили, что испытуемая изредка читает не прикасаясь пальцами к буквам, а перемещая кончики пальцев по нижнему краю читаемой строки текста. Из этого очень важного наблюдения ученые сделали вывод о том, что Роза Кулешова читает и различает цвета предметов не затемненными участками кожи пальцев (которые приводятся в непосредственный контакт с обследуемыми объектами), освещенными участка кожи.

90

2.4. ОБСУЖДЕНИЕ ОСНОВНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИСПЫТАНИЙ

Изложим кратко результаты исследований, проведенных Я. Р.Фишелевым и С.Н.Добронравовым, поставивших под со- мнение гипотезу повышенной тактильной и температурной чув- ствительности, но доказывающих идею необычной светочувст- вительности кожи у испытуемой.

1. Роза Кулешова с помощью кожи пальцев руки могла читать тексты, определять содержание рисунков и цвета предметов лишь при достаточной их освещен- ности.

2. После предварительной тренировки испытуемой, у нее появилась способность при помощи кожи пальцев руки определять цвета предметов, содержание рисун- ков и текстов, размещенных под прозрачными мате- риалами; различать цвета действующих на кожу све- товых лучей; узнавать об изменении окраски предме- тов при изменении цвета лучей, освещающих эти предметы.

3. В серии специально поставленных экспериментов было

выяснено, что в основе изучаемого феномена «кожного зрения» лежит способность Розы Кулешо- вой воспринимать световые раздражители с помощью кожи. Таким образом, заключили экспериментаторы, «зрительный» анализатор, рецепторный аппарат которого находится в коже пальцев руки, возбуждался световыми раздражителями. Этот анализатор обладает световой чувствительностью как к ахрома- тическим, так и к хроматическим цветам. Свердловские ученые признали, что центральные механизмы изучаемого ими явления

91

«кожного зрения» пока недостаточно ясны. По их мнению, не сомненно лишь то, что исследуемый феномен является прежде всего результатом определенных сдвигов, происходящих в цен тральных отделах анализаторов. Наличие таких сдвигов по тверждается, например, наличием индукционных межцентрал ных отношений, которые постоянно проявлялись у испытуемой в следующем факте. Для повышения кожной светочувствитель ности она стремилась как можно полнее выключить зрение помощью светонепроницаемой повязки. То же самое подтвер ждается еще более важными фактами сравнительно быстрого совершенствования способности испытуемой. О них уже гово рилось выше.

3. КАК РАЗЛИЧАТЬ ПАЛЬЦАМИ ЦВЕТ

В 1964 г. Н.И.Судаков в Магнитогорском педагогическом ин ституте провел эксперименты со студентами и слепыми по изу чению вопросов обучаемости и выработке практических навы ков цветоразличения при помощи пальцев руки. При этом он поставил перед собой три задачи:

выяснить: у всех ли людей можно выработать навы

1)

ки цветоразличения при помощи кончиков пальцев; 2) уточнить: на основании каких признаков испытуемый различают цвета при «кожном зрении» пальцами; 3) изучить: возможность обучения слепых «зрению»

пальцами (различать цветовые тона, контуры геомет рических фигур, буквы).

Попутно исследователь хотел экспериментально проверить две основные гипотезы, выдвинутые учеными для объяснения

92

физиологических основ цветоразличения кончиками пальцев:

тепловую и фоторецепторную.

3.1. «КОЖНОЕ ЗРЕНИЕ» МОЖНО РАЗВИТЬ У КАЖДОГО

Для решения первой задачи были проведены эксперименты со 150 студентами первых и вторых курсов (возраст до 20 лет) педагогического факультета. В опытах использовался однород- ный материал только двух окрасок (красный и желтый цвета):

шелковые ленты, карандаши, цветные стекла, пробирки с крас- ками, пластмассовые палочки. Как правило, в групповом экспе- рименте одновременно принимало участие 30-40 студентов. Об- ратим внимание, что вначале экспериментатор объяснял им, что все они могут научиться различать цвет при помощи кончиков пальцев руки. Для этого надо «почувствовать» осязательную ха- рактеристику цвета; при потирании пальцами предметов крас- ного цвета всегда чувствуется значительное сопротивление, вяз- кость, в то время как при движении пальца по предмету, окра- шенному в желтый цвет, сопротивление минимально: палец по нему движется легко. Таким образом студентам даются пози- тивная установка на успех и подсказка для первой идентифика- ции цвета (вязкое ощущение - красный цвет; палец скользит - желтый). Вслед за объяснением испытуемым завязывались глаза, и они Делали первые попытки «уловить» разницу в окраске предметов. После получения успешных дифференцировок проводились до- полнительные закрепляющие упражнения. Способности диффе- ренцировки считались выработанными после того, как испы- туемые 7 и более раз из 10 безошибочно узнавали предложен- ные цвета путем их сравнения. Опыты проводились в течение

93

четырех дней и занимали в общей сложности каждый день по минут для каждой группы. Результаты опытов показали, что у всех студентов после оп ределенного количества упражнений вырабатывается спосо ность различать красный и желтый цвета бумаги и карандаше кончиками пальцев. Скорость выработки дифференцировок значительной степени оказалась зависимой от особенностей ма териала. Наибольшие трудности у студентов вызывало опред ление цвета стекла и пластмассовых палочек, для различения которых потребовалось выполнить в 2 раза больше упражнений чем для узнавания цвета бумаги. Из 150 студентов 41% втечение отведенного для всех испытуемых времени не сумели научиться определять цвета пластмассовых и стеклянных предметов. У этих студентов способность дифференцирования была выработана при проведении дополнительных упражнений. Способность обучаемости среди студентов разная. Если для одних при различении цвета бумаги потребовалось 42 упражне ния, то другим - 63. Более способные студенты определяли цвет стекол после 86 повторений, а некоторым потребовалось 12. Причина столь значительной разницы в скорости обучаемости пока не изучена. По результатам первой серии экспериментов Н.И.Судаков делает предположение о том, что в принципе способностью цве торазличения при помощи пальцев путем соответствующих упражнений может овладеть каждый нормальный человек.

3.2. ИЗУЧЕНИЕ ЦВЕТОРАЗЛИЧЕНИЯ ПО СИЛЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ

Для выяснения вопроса о том, на основании каких признак испытуемые различают цветовые тона, Н.И.Судаков усложнил

94

методику экспериментов. Дело в том, что в осязательной харак- теристике цветовых тонов надо было исключить привходящие признаки, обусловленные фактурой материала и структурой краски. С этой целью, по предложению доцента А.С.Новомейского, была смонтирована специальная экспери- ментальная установка. Она представляла из себя стол с рядом вырезанных в его крышке прямоугольных отверстий (10 см х 6 см), в которые были вставлены матовые стекла. Внизу на специ- альной рейке монтировались 7 эпидиаскопов, на объективы ко- торых помещались разные цветовые фильтры. На матовые стек- ла направлялись лучи от эпидиаскопов, эти лучи окрашивались при прохождении через цветофильтры. Между цветными фильтрами и матовыми стеклами ставились тепловые фильтры. Испытуемый, находясь по одну сторону стола против экспе- риментатора, ставил сверху на матовые стекла пальцы рук и, двигая ими, определял цвета. Впоследствии испытуемые опре- деляли цвета без перемещения пальцев по матовому стеклу. В этом случае пальцы помещались в поток цветного луча, а цвет определялся путем легкого потирания друг о друга большого и указательного пальцев. Глаза испытуемых закрывались специальными, светонепро- ницаемыми, очками. На матовые стекла проецировались крас- ный, желтый, синий, оранжевый, фиолетовый, зеленый, голу- бой, белый цвета, а при выключенном эпидиаскопе получался черный цвет. Сначала студенты научались отличать красный Цвет от желтого, затем постепенно для различения вводились и все другие цвета. Как показали опыты, установка дала возможность получать разные цвета на совершенно однородном материале (матовое

95

стекло), исключалось влияние посторонних признаков, обуслов ленных фактурой материала. В этих опытах участвовало 4 студента первого курса. Общ задача перед испытуемыми была следующая: научиться бол или менее точно определить 3 цвета (красный, синий и желтый Каждый из студентов провел около 200 определений трех цве тов. Затем в контрольном опыте из 20 предъявлений (причем 10 проб абсолютно и 10 путем сравнения) выяснялось количеств? правильных определений. В результате получили 60-90% пра вильных распознаваний при абсолютных пробах, 60-70% при сравнении цветов. Испытуемые отмечали, что им легче определять цвета путем сравнения. Абсолютное узнавание цветов без сравнения - дос таточно сложная задача. Опыты показали, что в основе способности испытуемых pас познавать цветовые тона при помощи кончиков пальцев лежи? чувство силы сопротивления, возникающего в результате дви жения пальцев по предметам, и некоторых других осязательных характеристик (сухость, густота и др.). По силе сопротивления осознаваемого испытуемым при движении пальцев по матовом; стеклу, цветовые тона располагаются (по предварительным дав ным Н.И.Судакова) в следующей последовательности: черный синий, темнофиолетовый, красный, оранжевый, зеленый, голу бой, желтый, белый. Черный оказывает максимальное сопротив ление, белое - минимальное. Результаты экспериментов Н.И.Судакова подтвердили выво ды А.С.Новомейского о том, что при распознавании цветовых тонов у испытуемых непосредственно не возникают зрительные представления о цвете. Ни один из испытуемых в своих отчетах не сообщил, что у него имели место зрительные представления

96

цвете. Однако у отдельных испытуемых распознавание цветов при помощи кончиков пальцев сопровождается возникновением субъективных образов в форме крестиков, ровных линий, точек и т.д. Экспериментатор обратил внимание на такой факт, что навыки распознавания цветов при помощи пальцев формируются у обучаемых по-разному. Это проявляется буквально во всем: в количестве упражнений, необходимых для выработки диффе- ренцировок, манере движения пальцев по матовому стеклу, в количестве допустимых ошибок и проч.

3.3.ОБУЧЕНИЕСЛЕПЫХ«ВИДЕТЬ»ПАЛЬЦАМИ

Наряду с опытами, направленными на выработку у студентов навыков различения цветовых тонов при помощи кончиков пальцев, Н.И.Судаков проводил и другие эксперименты. В част- ности, часть экспериментов была посвящена выяснению того, сумеют ли испытуемые при закрытых глазах определять границы белого и черного цветов, а также контуры геометрических фигур (треугольников, квадратов и др.). Как только были получены положительные результаты, эти эксперименты стали проводиться со слепыми. В экспериментах вначале приняло участие шесть человек: двое из них родились слепыми, двое испытуемых утратили зрение еще до опытов, и остальные двое были слабовидящие. Когда выяснилось, что все испытуемые справляются с первыми заданиями, то более интен- сивные и систематические эксперименты далее проводились главным образом с тремя испытуемыми. В качестве учебно-тренировочного материала использова- лись: достаточно крупные картины, напечатанные в книгах;

97

изображенные на листах бумаги геометрические фигуры (тре угольники, прямоугольники, квадраты) с величиной сторон 3-4 см, линии (вертикальные, горизонтальные, наклонные) различ ной толщины, буквы алфавита большой величины (4-6 см). Опыты проводились индивидуально в течение 2,5 месяцев и, как правило, не занимали более 45-50 минут в день. Испытуе мые с большим интересом участвовали в опытах и обычно с не терпением ожидали очередных занятий. Результаты эксперимента показали, что все испытуемые без исключения научились находить границу соприкосновения бе лого и черного цветов. У них сравнительно быстро сформировав лись навыки определения вертикальных, горизонтальных и на клонных линий. Все они правильно научились обводить геомет рические фигуры (квадрат, треугольник, круг), а также рамки портретов. Трое слепых научились обводить отдельные буквы (Н, И, П, Ш, Г, Л, А), и узнавать их через стекло. Слепые очень хорошо улавливали переходы в оттенках, без- ошибочно определяли более светлые и более темные пятна картинках и портретах. Отсюда следует обратить внимание уважаемых читателей на следующий важный вывод исследователя. Если принять во вни мание указанные успехи слепых и то, что опыты с ними прово дились лишь только в течение 2,5 месяцев, то нельзя не высказать достаточно оптимистическое предположение о возможности выработки у слепых навыков чтения пальцами крупного плоскопечатного текста. Разумеется, в разработку этих вопросов ' должен включиться достаточно большой круг исследователей с непременным участием специалистов по обучению слепых.

98

3.4. ПРОВЕРКА ТЕПЛОВОЙ И ФОТОРЕЦЕПТОРНОЙ ГИПОТЕЗ «КОЖНОГО ЗРЕНИЯ»

Когда обнаружилось, что способность Розы Кулешовой не является чем-то единственным в своем роде феноменом, а свой- ственно и другим людям, тогда выяснение физиологических ос- нов цветоразличения при помощи кончиков пальцев стало при- влекать внимание многих исследователей. К настоящему време- ни, как известно, выдвинуто несколько гипотез. Выше уже пи- сали, как С.Н.Добронравов и Я.Р.Фишелев проверяли две из них - тепловую и фоторецепторную. Для проверки тепловой гипотезы Н.И.Судаковым были про- ведены две серии опытов с 4-мя испытуемыми, у которых были хорошо отработаны навыки определения красного, желтого и синего цветовых тонов. Первая серия опытов проводилась следующим образом. Пре- жде всего выяснялось, какой цветовой тон воспринимается ис- пытуемым как наиболее «теплый». Таким цветом оказался крас- ный. Затем устанавливалась тепловая разница между желтым и синим цветами. Затем матовые стекла, на которые проецирова- лись желтый и красный лучи, охлаждались в разной степени, а стекло, на которое проецировался синий луч, подогревалось. Изменение температуры стекол не вызвало каких-либо измене- ний в определении испытуемыми цветовых тонов, процент ошибок оставался таким же, как в обычных условиях. Вторая серия опытов с этими же испытуемыми проводилась на улице при температуре минус 13 градусов. Результаты всех этих опытов дали основание полагать, что температурный фактор не имеет решающего значения в распознавании цветовых тонов.

99

Вторая гипотеза, фоторецепторная, применительно к Розе Кулешовой была сформулирована так: Роза Кулешова делает и только то, что мог бы делать человек, будь у него сетчатка глаза в пальцах. В печати сообщалось, что сотрудники лабора тории зрения Института биофизики нашли в пальцах Розы Кулешовой три типа приемников, таких же по спектральной чувствительности, как и в глазу. Высказывалась мысль, что такие световоспринимающие вещества в клетках кожи имеются у каждого человека. В целях проверки фоторецепторной гипотезы проводились опыты на распознавание испытуемыми цветовых тонов при pаз личных осязательных поведениях: а) свободном движении паль цами по матовому стеклу; б) прикосновении пальцев к стеклу движении их только в одном направлении; в) прижимании паль цев к определенному месту на стекле с возможностью измен< ния нажима; г) прикосновении пальцами со строгой фиксаций их положения (всякие движения исключались). Наибольшая точность распознавания была при первом условии, а при по следнем условии поставленную задачу испытуемые отказыва лись решать. На основании своих опытов Н.И.Судаков делает вывод, что сторонники фоторецепторной гипотезы допускают серьезную ошибку, не принимая во внимание роли кинестезических и так тильных ощущений в распознавании людьми цветов при помо щи кончиков пальцев. Опыты показали, что осязательные ощу щения имеют важное значение в распознавании цветов. Н.И.Судаков считает, что фоторецепторная гипотеза приме нима только для случаев распознавания: при непосредственном прикосновении к изучаемому предмету, через прозрачные сре ды. Однако, по его мнению, распознавание в темноте и через

100

непрозрачные среды не может быть объяснена фоторецепторой

гипотезой. Он проводил опыты по различению цветов в темноте и хотел выяснить три вопроса:

1. Возможно ли различение цветов при помощи пальцев в полной темноте?

2. Меняется ли осязательная характеристика цветов в темноте?

3. Меняется ли осязательная характеристика цветов при

резких переходах от освещенности к полной темноте? В опытах на различение цветов в темноте участвовали 4 сту- дентки. Трое из них различали цвета бумаги и ткани. Давались два цвета: красный и желтый. На листы цветной бумаги клали обыкновенное или матовое стекло. Испытуемые определяли цвета двумя способами: путем потирания кончиками пальцев по стеклу, либо путем потирания указательного и большого паль- цев в воздухе над стеклом. Четвертая испытуемая определяла в темноте через стенки сосудов (пробирки) цвета жидкостей. Опыты с испытуемыми обычно начинались после 5-7 минутного их пребывания в темноте. Выяснилось, что в течение первых двух дней испытуемым не удалось более или менее определенно различить цвета. Но в те- чение последующих дней дифференцировка цветов закрепилась и стала более устойчивой. Интересно отметить, что процент правильных определений цветов в темноте стал приближаться к обычной их норме правильных определений в освещенном по- мещении. Точность различения двух цветов в темноте составила около 80%. Итак, был сделан первый вывод о том, что испытуемые могут Различать в темноте цвета при помощи пальцев. Изучение ося- зательной характеристики цветов в темноте (переменное осве-

101

щение и затемнение комнаты) показало, что хорошо натрениро ванные испытуемые не замечают какого-либо изменения в ха рактеристике цветов. Были проведены опыты по сортировке красных и желтых стекол в темноте. Из 120 проб более чем в 70% распознавание было точным. В опытах на определение цвета лучей через светонепрони цаемые среды (пластины стальные, дюралевые, резиновые тол щиной 1-1,2 мм) приняло участие 4 испытуемых. Для них опре деление цвета лучей заметного труда не представляло. Был» проведены опыты по распознаванию красной и синей бумаги заключенной в металлические кассеты. Из 646 проб 476 случаев (более 70%) распознавание оказалось правильным. Окончательный вывод Н.И.Судакова следующий: распозна вание цветов осуществляется не за счет деятельности фоторе цепторных нервных клеток, чувствительных к свету и цвету, а за счет деятельности какого-то другого механизма. Данный вывод согласуется с результатами опытов А.С.Новомейского, считающего, что кожно-оптические ощуще ния вызываются не световыми волнами, а чем-то другим, зави сящим от светового облучения, но не являющимся светом.

4. КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО КАК НОВАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

В марте-июле 1963 г. Д.К.Гилев провел исследования по вы явлению тактильных признаков кожно-оптического чувства Экспериментом были охвачены студенты разных факультетов (физико-математического, историко-филологического, педаго гики и методики начального образования), слушатели восьми месячных курсов по подготовке учителей начальной школы,

102

также отдельные преподаватели и сотрудники Ишимского педа- гогического института: всего 22 человека. В опыте принимали участие все те, кто проявлял интерес к данной проблеме. При исследовании способностей применялись специально приготовленные цветные листы бумаги, а сам эксперимент про- водился методом индивидуального обучения. Десять листов чертежной бумаги размером 30x42 см раскрашивались цветны- ми карандашами ровным слоем и притом в одном направлении. Семь листов этой бумаги раскрашивались в основные цвета спектра, остальные три - в черный, белый и серый цвета. Индивидуальный обучающий эксперимент производился по следующей схеме. Испытуемому предъявлялся лист, раскра- шенный в тот или иной цвет. От испытуемого требовалось с по- мощью пальцев рук исследовать цветовую поверхность данного листа, отметить тактильные признаки его. После этого экспери- ментатор называл данный цвет, т.е. словесно подкреплял ощу- щения испытуемого. Затем испытуемому давался лист другого цвета, с которым он знакомился в описанном выше порядке. В дальнейшем производилось сопоставление данных цветов между собой. Если испытуемый сразу правильно называл цвета, то от него требовали дать обоснование своего ответа (перечис- лить тактильные признаки, с помощью которых он определял Данный цвет). В случае затруднения испытуемого перечислить эти признаки ответ рассматривался как неправильный, тогда ему Для сравнения давался другой цвет. Это делалось для того, что- бы облегчить выработку дифференцировки цветов. Эксперимен- татор давал оценку как правильных, так и неправильных ответов испытуемых. Во время опытов у каждого испытуемого глаза завязывались темной светонепроницаемой повязкой. Испытуемым давались

103

указания о том, что при «ощупывании» предъявляемых им лис тов они должны описать свои осязательные и температурные ощущения, а также эмоциональный тон ощущений, который мог возникнуть под влиянием данного цвета. Навык закреплялся по степенно и ежедневно. Раскрашенные листы клались на чисто стекло, приподнятое на брусочках. Это делалось для того, чтобы улучшить условия освещенности цветовой поверхности (свет падал не только сверху, но и снизу). Эксперименты проводились при естественном освещении. Сначала испытуемым предъявлялись основные цвета спектра Опыт начинался с выработки дифференцировки восприятия красного и голубого цветов. Испытуемые различали эти цвет сначала в сравнении. В дальнейшем добивались абсолютного узнавания каждого из этих двух цветов. После того как испы туемые хорошо закрепляли навык узнавания красного и голубым го цветов, добавлялся для распознавания желтый лист. Сначала испытуемые определяли желтый цвет в сравнении его с голубым и красным цветами, а затем без сравнения. Закрепив навык различения красного. Голубого и желтого цветов, добавлялся оранжевый цвет. Затем зеленый, синий, фиолетовый. После того как у испытуемых была выработана дифференцировка на хроматические цвета спектра, они упражнялись в различении черного, белого и серого цветов.

4.1. РЕЗУЛЬТАТЫ ОБУЧАЮЩЕГО ЭКСПЕРИМЕНТА

Эксперименты показали, что большинство испытуемых на- чинает отличать путем сравнения один цвет от другого со вто рого или третьего упражнения. 5 человек из 22 научились раз личать все десять цветов без сравнения, т.е. в виде абсолютного

104

узнавания. Многие испытуемые распознавали без сравнения от- дельные цвета, но другие определялись путем сравнения. В основе дифференцировки восприятия рукой различных цветов лежат кожные ощущения. С помощью кожных рецепто- ров испытуемые ощущали осязательные и температурные свой- ства различных цветов. В отдельных случаях тактильные ощу- щения дополнялись эмоциональным тоном, который возникал под влиянием того или иного цвета. Кожно-оптическая диффе- ренцировка различных цветов достигается в результате взаимо- действия осязательных и температурных ощущений при веду- щей роли осязательных. Поверхность одного цвета ощущается шероховатой, мягкой и теплой, другого цвета - гладкой, твердой и холодной и т.д. Эти ощущения связываются с соответствую- щими видами цветов. Упражнение на сравнение тактильных и температурных при- знаков различных цветов позволило установить цвета, которые легко дифференцируются (различаются) и смешиваются (гене- рализуются) в кожно-оптических ощущениях. Испытуемые легко дифференцировали такие цвета, как красный и фиолетовый, белый и черный. Легкость различения этих цветов связана с на- личием у них выделяющихся отличительных признаков. Трудно дифференцировались цвета: желтый и голубой, оранжевый и фиолетовый. Д.К.Гилев своими экспериментами подтвердил положение о том, что кожно-оптические ощущения цвета ухудшаются при слабой освещенности, низкой температуре и т.д. Так один из способных испытуемых за два дня дождливой (пасмурной) и хо- лодной погоды допустил много ошибок в распознавании цветов. Синий цвет называл фиолетовым, фиолетовый принимал за си- ний и оранжевый, а оранжевый называл зеленым, черный - жел-

105

тым. За серый цвет принимался голубой и зеленый и т.д. При солнечной погоде затруднения и ошибки в определении цветов исчезли. В эксперименте выявились индивидуальные различия в кожно-оптических ощущениях. Эти различия состоят в неодинаковой полноте отражения тактильных и температурных признаков различных цветов. Кожно-оптические ощущения одних испытуемых всегда отличались единством осязательных и температурных признаков. Другие же испытуемые при определении цветов рукой ограничивались фиксацией либо осязательных либо температурных признаков. При восприятии некоторых цветов имел место эмоциональ ный тон ощущений. Например, при восприятии голубого цвета испытуемая ощущала что-то нежное, светлое, пальцами чувст вовала какую-то бездну. Таким образом, кожно-оптическии ощущения, как и зрительные, вызывают определенные эмо- циональные состояния.

5. ИЗ ОПЫТА ФОРМИРОВАНИЯ КОЖНО- ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА У НЕЗРЯЧИХ ЛЮДЕЙ

Обнаружение кожно-оптического чувства не только у от дельных феноменальных личностей, но и многих лиц, поставив на повестку дня практический вопрос о возможности развития этого чувства у слепых и слабовидящих людей. Для изучения данной проблемы А.С.Новомейский весной 1963 г. проводил тренировки слепых в кружке, организованном при Нижне-Тагильском отделении Всесоюзного Общества сле пых. Как показали опыты, оптимальным условием для различе ния цвета слепыми было помещение цветной бумаги на органи ческое стекло, положенное на фарфоровые изоляторы. В эти

I

106

случаях цвет бумаги оказывал наибольшее действие на рецепторы кожи руки. Другим важным условием была тренировка на листках бумаги, одинаковых по фактуре и отличающихся друг от друга только по цвету. В подобных случаях различия в осязании фактуры доводились до минимума и, напротив, максимально усиливались различия в кожно-оптических ощущениях цвета. При этих условиях тренировки у слепых значительно быст- рее, чем у зрячих, стали развиваться кожно-оптические диффе- ренцировки цветов и способность их абсолютного узнавания. Так, незрячий мужчина Василий Б. (ослепший в результате производственной травмы) в течение апреля и мая 1963 г. нау- чился различать признаки семи цветов спектра, ряда оттенков и смешанных цветов, а также черный, белый и серый цвета. Раз- личение цветов достигалось им независимо от фактуры бумаги: от глянцевой бумаги до искусственной бумажной замши. Структура красящего вещества тоже не мешала распознавать цвет. У него выработалась следующая шкала контактных и дистантных признаков цвета:

1. голубой - гладкий и твердый, сплоченный, сжатый по структуре; на расстоянии, в воздухе холодит;

2. желтый - скользкий и гладкий; мягкий; чуть-чуть теплит в воздухе;

3. красный - вязкий, липкий, тормозящий; в воздухе го- рячий, жжет;

4. зеленый - твердый и немного тормозит; цепляется; в

воздухе чуть-чуть холодит, в отличие от желтого, ко- торый чуть-чуть теплит; но вообще, этот цвет по сво- им признакам «нейтральный»-неопределенный;

5. синий - тормозит сильнее голубого; в воздухе

холодный;

107

6.

оранжевый - шероховатый, но не липкий; теплый, но не такой, как красный;

7. фиолетовый - твердый цвет, тормозит очень сил по

вязкости приближается к черному; на расстоянии морозит, но холод не чувствуется так отчетливо, как у синего цвета. Белый цвет Василий Б. относил к группе «гладких», но счи тал его менее гладким, чем желтый. Черный цвет определял самый грубый и шероховатый, даже более «тормозной», чем фиолетовый. Шкала тактильных и температурных признак) цвета у Василия Б. оказалась такая же, как у зрячих людей. На подобные признаки ориентировался слабовидящий, инва лид первой группы Геннадий Г. Третий из испытуемых - слабо видящий подросток Леонид С. тоже овладел дифференцировкой цветовых тонов спектра. Во время опытов слепому на глаза надевались очки из черно го стекла. Слабовидящим на глаза накладывались плотные, светонепроницаемые повязки.

5.1. ТРИ СПОСОБА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЦВЕТА ПРИ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОМ ОЩУЩЕНИИ

В процессе тренировок выявилось три способа определен слепыми и слабовидящими цвета при помощи кожно оптического ощущения:

а) контактный; б) дистантный; в) смешанный (контактно-дистантный). Контактный способ заключается в анализе тактильно кинестезических признаков цвета. Испытуемые в этом случае научились определять цвета на основе потирания пальцев

108

цветную поверхность бумаги. Причем, работающими органами у Василия Б. были третий и четвертый пальцы правой руки, а у Геннадия - боковая поверхность большого пальца. Однако пользование только этим способом вызывало затруд- нения, когда применялась неровная бумага: ребристая, бархат- ная и гофрированная. Так, например, в одном из опытов Васи- лию Б. предъявили 18 листов бумаги, окрашенных в разные тона. Среди листков были два синих и один зеленый из рельефной, ребристой бумаги. Испытуемый, определив все цвета на гладкой бумаге, не смог точно определить цвет на ребристой бумаге: си- ние цвета назвал зелеными, а зеленые - синими. Когда же ему позволили приподнять руку в воздух, он сразу же осознал свою ошибку. Дистантный способ определения цвета заключался в распо- знавании характерных признаков цветовых тонов на расстоянии. Высота подъема кисти руки над поверхностью бумаги была обусловлена спецификой цвета. Так, Василий Б. в одном из опытов определил цветовые тона на высоте: красный - 35 см, оранжевый - 26 см, желтый -18 см, зеленый - 12 см, голубой -19 см, синий -32 см. Было замечено, что высота цветовых барьеров у незрячих людей, так же как и у зрячих, изменялась в соответствии с рас- положением цветов на цветовом круге. Высота цветовых барьеров понижалась от красного цвета к оранжевому, желтому и зе- леному, а затем повышалась от зеленого цвета к голубому, си- нему и фиолетовому. Дистантный способ при наличии листков достаточного размера оказывался не менее эффективным, чем контактный. Так, в одном из опытов Василию Б. предложили определить цветовые тона, не прикасаясь к бумаге, держа ла- донь в воздухе. Было предъявлено 25 цветных листков, окра-

109

шенных как в хроматические (семь цветов), так и ахроматиче ские (белый, черный и серый) тона. Испытуемый безошибочно определил на расстоянии цвет каждого листка. Ему удалось дифференцировать на расстоянии даже такие цвета, как белый и светлосерый, розовый и пурпурный, темно-синий и светло синий. Аналогичные результаты показали испытуемые Генна дий Г. и Леонид С. При распознавании оттенков дистантным способом испытуе мые ориентировались в основном на температурные признаки. Самым эффективным оказался смешанный (контактно дистантный) способ определения цвета. Достаточно было в о щей сложности 25-30 часов распределенной во времени трени ровки, чтобы все трое испытуемых научились хорошо опреде лять этим способом цвета спектра на бумажных листках среди го формата. В процессе формирования контактно-дистантного способа определения цвета, дистантные ощущения выполнял обычно контролирующую функцию. Сначала испытуемый по тирал поверхность листка подушечками пальцев, а затем под нимал ладонь и уточнял правильность определения дистантно. Во время завершающих тренировок предъявлялись на занятии различной последовательности от 60 до 75 листков разноокра шенной цветной бумаги. Бумажные листки в одних случаях б" ли одинаковыми по фактуре, в других случаях фактура была не. одинаковой (глянцевая бумага, ватманская, писчая, рельефная бархатная). Красители были тоже как одинаковые. Так и раз личные по своему виду и качеству (фабричная типографская краска, разноцветная тушь, анилиновые красители, лак, аква рельные краски, гуашь, цветные чернила и пр.). Цветная бума в ряде случаев различалась по светлоте (применялись, например

110

четыре различных по светлоте оранжевых листа, пять красных, три голубых, три фиолетовых). Основные хроматические цвета через два месяца после начала тренировок указанным способом определялись испытуемыми безошибочно. Однако при закреплении навыка определения си- него и фиолетового тонов пришлось преодолеть известные трудности. Синий цвет при определении иногда назывался тем- но-голубым или светло-фиолетовым. Это случалось тогда, когда дистантно, по температуре, испытуемые путали его со смежными холодными цветами. Фиолетовый же цвет иногда назывался черным, так как на основе контактных признаков, по вязкости, он очень сходен с последним. Ахроматические цвета - черный, белый и серый - испытуемые после двухмесячной тренировки научились определять безошибочно. В результате тренировок испытуемые научились точно рас- познавать цвет и по светлоте. Для проверки перед испытуемыми клали несколько совершенно одинаковых по фактуре листков одного и того же цвета, имеющих разную светлоту, и испытуе- мые правильно располагали эти листы в ряд по светлоте: от са- мого темного к самому светлому.

5.2. ЗАВИСИМОСТЬ КАЧЕСТВА РАСПОЗНАВАНИЯ ЦВЕТА ОТ ЕГО ПЛОЩАДИ

Как показали опыты, определение цвета существенно зависит от площади воспринимаемой цветной поверхности. В опытах с незрячими людьми выявилось, что резкое уменьшение площади цветной поверхности затрудняло определение цвета, однако в Дальнейшем испытуемые приспосабливались к новым условиям начинали правильно определять цветовые тона.

111

Если на занятиях испытуемые правильно различали цвета на листах размером 12x20 см, то при предъявлении полосок цвет ной бумаги размером 1,5x7 см определить их цвет не смогли. Пришлось сложить полоски каждого цвета друг на друга пачка ми по шесть полосок в каждой, то есть увеличить емкость цвета, чтобы осознание кожно-оптических ощущений стало возмож ным. Лишь такое заметное увеличение емкости цвета смогло компенсировать уменьшение его площади. В то же время, когда уменьшалась емкость цвета до одного листка, определение цве товых тонов опять встречало большие трудности, и снова стали необходимы многократные упражнения. Площадь цветной поверхности существенно влияет и на ско рость определения цветового тона. Так, уменьшение площади листа в 3 раза дало снижение скорости определения цвета от 1,2 до 2-х раз. Площадь цветной поверхности обусловливает применения контактного или дистантного способа определения цветовые тонов. При наличии бумаги большего по площади размера ис пытуемые с успехом пользовались дистантным способом опре деления цветовых тонов. Однако на листах небольшого размера они пользовались преимущественно контактным способом оп ределения цвета. Дистантный же способ выступал как средство контроля: сначала действовало осязание, и лишь затем испы туемые контролировали правильность контактного опознания дистантным способом, определяя специфику воздействия цвета на расстоянии. Когда же применялись узкие полоски, опознание совершалось только контактным путем, так как на расстоянии определить цвет в этих условиях было трудно.

112

5.3.ЯВЛЕНИЕПЕРЕНОСАЦВЕТОВОГОТОНА

Кожно-оптическое чувство у незрячих людей можно считать сформированным тогда, когда начинает действовать явление пе- реноса: цветовые тона безошибочно узнаются испытуемым на всякой иной бумаге (по фактуре и качеству красителей), отличной от первоначальной (учебно-тренировочной). В опытах А.С.Новомейского перенос стал проявляться в отчетливой форме уже через месяц после начала занятий. К этому времени был проведен первый контрольный опыт с Василием Б. Ему предъя- вили ряд листков неизвестной ранее по фактуре цветной бумаги (для пишущих машинок и пропитанной анилиновой краской). Испытуемый безошибочно определил предъявленные ему листки белого, голубого, желтого, синего, зеленого, красного, фио- летового, оранжевого и коричневого цветов. Через два с поло- виной месяца после начала занятий был проведен второй кон- трольный опыт на выявление способности переноса. На этот раз Василию Б. предъявили наклеенные на картон цветные бумажные диски. Ранее с этими дисками испытуемый не встречался. Все цвета были определены им правильно и довольно быстро. Явление переноса ярче проявилось у слабовидящего Геннадия Г. Дело в том, что о переносе можно судить и в том случае, когда человек, развив способность определять цвет бумаги, начинает узнавать эти же цвета без предварительной тренировки и на других материалах: тканях, дереве, пластмассе и пр. Особый интерес представляет способность определения цвета полированной деревянной поверхности цветных карандашей. В опытах, проведенных со зрячими людьми, многие испы- туемые отказывались определить цвета поверхности карандашей. Слепой Василий Б. тоже пришел к выводу, что это крайне

113

трудно. Однако в опытах со слабовидящим Геннадием Г. уда лось преодолеть и эту трудность.

Другая важная особенность развитого кожно-оптического чувства - это способность правильно определять цвет бумаге независимо от цвета поверхности, на которой покоится воспри нимаемый объект. Незрячие люди в отличие от зрячих очень быстро овладели способностью абстрагироваться от цвета по верхности под бумагой. Василию Б. и Геннадию Г. были предъявлены листы цветной бумаги, изолированной от поверхности стола: бумага покоилась на фарфоровых изоляторах, подложенных под углы листа. В этих условиях влияние поверхности стола практически полностью погашалось. Эксперимент дал положительные результаты:

испытуемые безошибочно определили предъявленные им цвет ные листки бумаги.

В другом опыте листки бумаги были положены окрашенном

лицевой стороной на стекло, а испытуемые осязали обратную неокрашенную сторону листов. Во всех случаях, независимо от цвета прижатой к стеклу окрашенной стороны, незрячие испы туемые правильно определяли цвет осязаемой ими обратной стороны: белый, желтоватый или серый, в то время как зрячие студенты в подобных случаях не могли игнорировать цветовое

влияние окрашенной стороны.

В третьем опыте цветные листки были положены на листы

латуни и железа. Металлическая поверхность обычно макси мально усиливает кожно-оптические ощущения. В особенности усиливаются эти ощущения, когда имеет место контактная раз ность потенциалов, то есть когда на медной пластинке лежит железная или на железной пластинке лежит алюминиевая, а сверху кладется цветная бумага. В этих случаях красный цвет

114

ощущается испытуемыми более вязким, горячим; оранжевый - более шероховатым и теплым и т.п. Однако испытуемые очень быстро приспособились к таким изменениям и правильно опре- деляли цветовые тона бумаги. В четвертом опыте цветную бумагу клали на латунную пла- стинку, заряженную положительно (напряжение 80 в). В резуль- тате оказалось, что признаки цвета сместились в ощущениях в сторону к одному из концов видимого спектра. Оранжевый оп- ределялся как красный, желтый как оранжевый, зеленый как го- лубой, голубой как синий, синий как фиолетовый. Фиолетовый погрубел и стал похож на черный, а красный усилил вязкость и стал «обжигать» ладонь. Однако незрячие испытуемые вскоре приспособились к влиянию заряженной поверхности. Василий Б., в частности, научился в уме делать «поправку на смещение» и снова стал определять цвета правильно. Надо думать, считает А.С.Новомейский, что тренировка не- зрячих людей распознавать цвета бумаги, покоящейся на раз- личной поверхности, может привести к полному игнорированию цветового влияния любой поверхности.

5.4. ПРОНИКАЮЩЕЕ СВОЙСТВО КОЖНО- ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

Развитие кожно-оптического чувства характеризуется также одной особенностью, которая была названа А.С.Новомейским проникающим свойством. Заключается оно в том. Что человек способен определить цветовые тона через тонкое постороннее покрытие (перекрытие, преграду): бумагу, металлические пла- стинки и пр. Проникающее свойство у незрячих людей оказа- лось более сильным, чем у зрячих испытуемых. В опытах, про- веденных со слепыми и слабовидящими людьми в 1963 г. в

115

кружке при Нижне-Тагильском отделении общества слепы выяснилось, что незрячие люди способны распознавать через металл (в опытах применялась латунная пластинка толщиной около 1 мм) много цветовых тонов. Особенно хорошие резуль таты в этих опытах показал слепой Василий Б. Опираясь в основном на температурные ощущения и paспо знавая признаки цвета через латунную пластинку на расстоянии в воздухе, он успешно дифференцировал признаки всех основе ных цветов спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый, го лубой, синий и фиолетовый. Так, например, на одном из занятий он безошибочно определил цвета листков, зажатых между двумя латунными пластинами: 1) голубой и красный; 2) красный и желтый; 3) красный, голубой и зеленый и т.д. В другой раз цветная бумага накладывалась на черное стекло, а сверху по крывалась латунной пластинкой. Слепой и в данном случае бея ошибочно узнал через металл цвета. Совершенно ясно, что объ- яснить все это случайным совпадением невозможно. Для изучения вопроса о влиянии металлического перекрытия при определении цвета на скорость восприятия слепыми, был поставлен опыт. На железную пластинку, положенную на изоля торы, помещали листки цветной бумаги, а сверху их закрывали латунной пластинкой (в одной серии опытов) или оставляли от крытыми (в другой серии опытов). Продолжительность распо знавания цвета замерялась секундомером. Оказалось, что металлическое покрытие замедлило узнавание цветового тона бумаги. Однако процесс определения и в эти условиях совершался довольно быстро. Узнавание заметно замедлилось, когда под латунной пластинкой находились слабо выраженные или смешанные тона. Так, ярко выраженный сини цвет был определен через латунь за две секунды, голубой за

116

шесть секунд, светло-голубоватый за 8, голубовато-зеленый за 10 секунд.

Интересен факт, что когда между железом и латунью вообще не положили листок бумаги, слепой это определил за две секунды

и сказал: «пусто, ничего нет».

5.5. ЗАКОНЫ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО СМЕШЕНИЯ ПРИЗНАКОВ ЦВЕТА

В опытах со зрячими людьми было выяснено, что кожно- оптическое чувство характеризуется определенными законами, во многом напоминающими законы зрительных ощущений. Важнейшими из них, несомненно, являются законы смешения тактильно-кинестезических и температурных признаков цвета. Смешение признаков цвета было изучено со зрячими испытуе- мыми недостаточно полно, и материалы опытов не опубликованы в печати. В экспериментах же со слепыми и слабовидящими действие законов смешения признаков цвета обнаружилось

весьма отчетливо. Было проведено два вида опытов: оптическое

и пространственное смешение признаков цвета. Оптическое смешение признаков цвета достигалось сле- дующим образом. Применялась обычная электровертушка, ко- торая используется в опытах на смешение цветов при изучении зрительных ощущений. На вертушку надевались диски различ- ного цвета, которые при быстром вращении вызывают ощущение одного цвета. Незрячий испытуемый располагал ладонь сверху и несколько сбоку над быстро вращавшимися кругами, составленными из двух или трех секторов разного цвета. Опре- деляемые дистантно признаки цвета назывались испытуемым вслух.

117

Пространственное смешение признаков цвета достигалось по-другому. На изолированную подставку из стекла клали ря- дом друг с другом полоски двух цветов размером 1,5x20 см. По- лучалась полосатая поверхность, составленная из многих поло- сок; испытуемые приподнимали над поверхностью ладонь и со- вершали медленные горизонтальные движения рукой, а также плавно приподнимали и опускали ладонь над «зебристой» по верхностью. В результате ими ощущались признаки уже не двух, а одного цвета. Для зрения же в этом случае смешения цветов не происходило: глаз четко различал отдельные полоски. 1 В опытах на смешение признаков цвета от испытуемых тре- бовалось точно определить цвет. Это осуществлялось так. Если испытуемый в результате смешения, например, красного и желтого цветов определял цвет оранжевым, то ему давался затем листок оранжевого цвета, и он сравнивал первое впечатление с вторым. Опыты указали на проявление трех основных законов кожно оптического смешения признаков цвета:

1. Признаки дополнительных цветов (красный и голубо вато-зеленый, желтый и синий) в процессе смешения взаимно нейтрализуют друг друга. В результате ощу щаются признаки ахроматического серого цвета.

2. Смешение признаков двух недополнительных цветом приводит к ощущению признаков нового цвета, про межуточного между ними (красный и желтый дают оранжевый, синий и красный дают фиолетовый и т.д.)

3. Признаки смеси ощущаются точно так же, как ощу щаются признаки соответствующего монохроматиче ского цвета, например, смешение красного и желтого дает такое же ощущение, как и ощущение одного

118

оранжевого; результат синего и желтого ощущается точно так же, как один серый и пр. В опытах на пространственное смешение признаков цвета эти основные законы были подтверждены на более обширном материале. В опытах на пространственное смешение дополнительных цветов отчетливо проявился первый и второй законы смешения признаков цвета. Характерно, что результаты кожно-оптического смешения совпадают с результатами смешения, обычно наблюдаемыми в процессе зрительных ощущений глазами. Таким образом, кожно-оптическое чувство у слепых и слабовидящих людей опирается на законы смешения ощущений, аналогичные по своей форме законам смешения цветов в зрении глазими.

5.6.ДИСТАНТНОЕВОСПРИЯТИЕТЕКСТАЛАДОНЬЮ

В ходе опытов выявилось, что у незрячих людей можно сформировать способность кожно-оптического восприятия не только цветовых тонов, но и целостных изображений: букв, цифр, знаков, геометрических фигур и пр. Выработать эти спо- собности контактным путем оказалось сложно. Поэтому А.С.Новомейский предложил развивать дистантное восприятие. Карточки с изображением цифр, букв и различных фигур (высота изображений 6,5 см) размещались на латунную пластинку, которая в свою очередь покоилась на фарфоровых изоляторах. Иногда поверх пластинка из латуни клали алюминиевую пла- стинку. Интенсивность восприятия в этих случаях усиливалась. Способность кожно-оптического чтения начали формировать у слабовидящего Геннадия Г. Уже на первом занятии он научился определять дистантно, ладонью в воздухе, цифры. На этом же занятии испытуемый пе-

119

решел от распознавания отдельных цифр к чтению на расстоянии с

помощью ладони многозначных чисел

чисел не было. Затруднения у него вызывал не столько сам процесс кожно-оптического чтения, сколько осмысливание и сохранение в памяти получающихся больших чисел. На дальнейших занятиях приобретаемый навык заметно улучшился. В течение десяти занятий удалось сформировать у слабовидящего навык дистантного кожно-оптического восприятия крупных букв и цифр, а потом - чисел и слов. Тем самым была доказана возможность научиться читать на расстоянии с помощью ладони хотя бы крупный текст. Некоторые дополнительные опыты А.С.Новомейского позволили сделать вывод, что незрячих людей можно научить читать на расстоянии и с помощью кончиков пальцев. В этом случае размеры шрифта можно значительно уменьшить, и процесс чтения очень приблизится к обычному чтению с помощью зрения. С другой стороны, возможность восприятия букв и цифр, изображенных различными шрифтами, позволяет надеяться, что в процессе тренировок можно научить слепых и слабовидящих воспринимать дистантно рисунки, тексты и фигуры. При формировании навыка кожно-оптического чтения обращает на себя внимание положительная роль прошлого зрительного опыта испытуемого. Опираясь на сохранившиеся в памяти зрительные образы цифр и букв, испытуемый сумел без предварительной тренировки правильно опознать почти все предъявленные ему изображения. При этом отклонения в написании буквы или цифры (печатный или письменный шрифт) не играли существенной роли в процессе опознания. Для чтения цифр и букв испытуемому требовалось все время совершать движения ладонью в воздухе, как бы очерчивая кон

чтении этих

Ошибок при

120

туры изображения, или подставляя ладонь для очерчивания этих контуров на коже какими-то невидимыми лучами. При непод- вижном положении руки восприятие становилось невозможным. По словам испытуемого, вначале он чувствовал на ладони нечто жжения «точно ладонь клеймили». Впоследствии, в ходе упраж- нений, это жжение исчезало, и испытуемый «просто читал бук- ву». Ладонь как бы сразу воспринимала изображение, но жже- ния не было. Изображения воспринимались, по показаниям ис- пытуемого, в натуральную величину. Высота ладони над изо- бражением была устойчивой: примерно 3-4 см над бумагой. Ко- гда ладонь поднималась выше, изображение увеличивалось. Од- нако высота руки зависела и от величины изображения. Характерно, что если карточка с изображением буквы или цифры лежала на металлической поверхности, заряженной по- ложительно (до 80 в), то процесс чтения убыстрялся чуть ли не вдвое, а рука располагалась над бумагой несколько выше, чем обычно. Изображения определялись испытуемым также через непрозрачное для зрения поверхностное покрытие. Так, Генна- дий Г. чувствовал очертание цифр через латунную пластинку. Через алюминиевую фольгу он сравнительно быстро определял цифры. Через стекло толщиной в 0,4 см цифры определялись с трудом. Когда поверх цифр положили тонкий листок слюды, определение цифр стало очень затрудненным: «очень стало трудно различать, как-то тупо ощущается». Когда же экспери- ментатор незаметно от испытуемого снимал пластинку из слю- ды, то цифра тотчас узнавалась. Таким образом, через прозрачное стекло и слюду определить цифры было труднее, нежели через непрозрачную металлическую пластинку. Это свидетельствовало о том, утверждает А.С.Новомейский, что восприятие у слабовидящего не было основано на фоторецепции.

121

5.7. ВЛИЯНИЕ ПЕРЕРЫВА В ЗАНЯТИЯХ НА ФОРМИРОВАНИЕ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

При формировании кожно-оптического чувства у слепых и слабовидящих надо учитывать влияние перерыва в упражнениях. Влияние перерыва прежде всего сказывается в угасании ас социативной связи между закрепившимися в опыте кожно оптическими ощущениями и соответствующими им названиями цветовых тонов. У испытуемых условная связь тактильно- температурных и кинестезических ощущений со словесными обозначениями цвета чаще всего угасала после перерывов в первый период тренировок. В результате испытуемые обстояв тельно описывали возникающие в сознании кожные ощущения но цвет бумаги назвать не могли. Так, например, слепой Василий Б. однажды пришел на заня тия с перерывом в девять дней. В результате обнаружилось, чтя тактильно-температурные признаки той или иной цветной по- верхности он описывал хорошо, а назвать цвет уже не мог. Еще более показателен случай, который произошел со слабовидящим Геннадием Г. Испытуемый, занятый тренировкой по распозна ванию цифр, в течение двух недель не упражнялся в распознав вании цветов. И тогда обнаружилось, что кожно-оптическии признаки цвета он дифференцировал точно, а названия цветов забыл. Надо заметить, что отрицательное влияние перерывов в уп ражнениях сказывается не только в нарушении связи кожно оптического впечатления с названием цвета, но и в повышении продолжительности определения. Так, например, слепой Васи лий Б. после семидневного перерыва определял цвета в среднем в два раза дольше того времени, которое ранее ему требовалось.

122

5.8. ПОДГЛЯДЫВАНИЕ И МЫСЛЕННОЕ ВНУШЕНИЕ ИСКЛЮЧАЮТСЯ

В процессе обучения слепого и слабовидящего время от вре- мени А.С.Новомейским ставились контрольные опыты, целью которых было выяснить, не влияют ли на распознавание цветов и цифр какие-либо посторонние сигнализирующие факторы. В опытах со слепыми фактор подглядывания, естественно, был совершенно исключен. Слабовидящим же завязывали глаза светонепроницаемой повязкой в виде ватных очков. Чтобы уст- ранить влияние внушения со стороны экспериментатора, была проведена серия контрольных опытов. Прежде всего ряд экспе- риментов провели посторонние лица. Так одна сотрудница предъявила Геннадию Г. 22 цветных квадрата, окрашенных в одиннадцать различных цветов. Испы- туемый правильно назвал все цвета, не сделав ни одной ошибки. Слепой Василий Б. тоже верно назвал цвета и даже определил, что у нового экспериментатора косынка зеленого цвета, а пальто светло-розовое. При проведении таких опытов все же не было полной уве- ренности в устранении мысленного внушения. Могло оказаться, что испытуемые поддаются мысленному внушению со стороны любого экспериментатора. Чтобы окончательно устранить ука- занное обстоятельство, были проведены следующие опыты. Слепому Василию Б. предъявили пачку из семи перетасован- ных цветных листков и предложили расположить их в ряд слева направо в порядке спектра от красного до фиолетового. Затем экспериментатор отошел в сторону и повернулся спиной к ис- пытуемому. Последний самостоятельно выполнил задание.

123

Позже был проведен следующий опыт. Василию Б. была вру. чена пачка из 60 перетасованных цветных листков. В пачке бы ли листы 16 различных цветов. Испытуемому было предложено как можно быстрее определить цвет каждого листка и называть эти цвета вслух, складывая листки в новую пачку. Сам экспери ментатор сел спиной к испытуемому и записывал названные цвета. В результате оказалось, что даже при наличии установки на скорость определения цвета испытуемый почти все цветовые тона назвал правильно. Опыты на восприятие цифр и знаков также дали хороший результат. Испытуемый вынимал из пачки карточки, определял цифры и знаки, а затем называл их вслух Экспериментатор, сидя спиной к испытуемому, записывал его показания. Проверка установила, что испытуемый безошибочно назвал все цифры и знаки. Таким образом, предположение о мысленном внушении опы тами А.С.Новомейского были полностью опровергнуты.

5.9. КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО РАЗВИВАЕТ ПОИСКОВО-ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ

При исследовании кожно-оптического чувства у незрячих людей обычно возникает законное недоумение, чем объяснить, что в течение столетий слепые и слабовидящие сами не научи лись распознавать цвета, буквы и цифры кожно-оптическим путем. По мнению А.С.Новомейского, это объясняется, главным образом, двумя факторами. Во-первых, кожно- оптические ощущения в процессе познания слиты с тактильными и температур ными ощущениями. Слепые не знали, что во время осязания они получают сигналы и о признаках цвета. Если бы это им было известно, то они уже давно бы овладели кожно-оптическим каналом познания.

124

Во-вторых, эти ощущения осуществлялись у незрячих людей на подсознательном уровне. Признаки цвета оставались неос- мысленными и не могли быть воспроизведены в дальнейшем. Еще при изучении зрительной памяти А.С.Новомейским было установлено, что у человека при восприятии цветового тона объектов очень часто отражаются на уровне неосознанных и не сохраняющихся в памяти ощущений [5]. Для их осознания не- обходимо наличие специальной задачи на опознание, необходи- ма целенаправленная поисковая деятельность. В свое время А.Н.Леонтьев подчеркнул важность поисковой ситуации при выработке реакций руки на световые раздражители [4]. Думает- ся, что секрет овладения кожно-оптическим чувством основыва- ется прежде всего на создании такой поисковой ситуации во время упражнений. Другой важный вопрос - нельзя ли развить кожно-оптическое чувство у слепых от рождения людей? Естественно, что в дан- ном случае опора на прошлый зрительный опыт исключается. Но уже сейчас имеются данные, свидетельствующие о возмож- ности развития кожно-оптического чувства у слепых от рожде- ния людей. В частности, на это указывают пробные опыты, про- веденные А.С.Новомейским с двумя слепыми от рождения и не- сколькими ослепшими в раннем детстве людьми. Эти люди нау- чились определять по крайней мере два цвета: красный и голу- бой.

5.10. ВЫВОДЫ

1. Кожно-оптическое чувство может быть развито у сле- пых и слабовидящих людей. Тем самым для них от- крывается возможность чувственного познания таких свойств объектов, как цвета и графические формы, ко-

125

торые ранее были доступны лишь зрячему человеку. Слепые и слабовидящие научаются быстро и точно распознавать признаки очень многих цветовых тонов. Доступен им и процесс чтения, по крайней мере крупного плоскопечатного текста.

2. Кожно-оптические ощущения у слепых и слабовидя щих, так же как и у зрячих людей, субъективно вы ступают в сознании как тактильно-кинестезические и температурные ощущения. Объективно же они отра- жают не механические и термические воздействия, а сигналы электромагнитного порядка. Кожно- оптическое чувство и у незрячих людей основано на] механизме отражения неадекватных для кожной ре- цепции раздражителей.

3. Кожно-оптические ощущения у слепых и слабовидя- щих характеризуются теми же качествами. Что и у зрячего человека (шкала кожно-оптических признаков цвета), и подчиняются тем же самым общим законо мерностям (законы смешения признаков цвета, зави- симость от места цветового тона в спектре, степень освещенности и площадь цветовой поверхности, ем кость цвета и пр.). Однако у слепых и слабовидящих] эти типичные для кожно-оптического чувства особен ности выражены более ярко.

4. Существует три способа определения незрячими людьми цветов спектра: контактный, дистантный и контактно-дистантный. Последний способ является наиболее эффективным. Таким способом слепые слабовидящие сравнительно быстро (в пределах се кунд) узнают признаки того или иного цвета. При

126

этом важно, чтобы незрячие люди научились игнори- ровать фактурные особенности цветной поверхности и опосредованно осознавать признаки цветового тона, светлоты и насыщенности. Что касается восприятия букв, цифр и знаков, то доказана продуктивность дистантного восприятия графических форм ладонью.

5. Для формирования кожно-оптического чувства у сле пых важно соблюдать оптимальные условия упражне- нии: систематическая тренировка, распределенная во времени, использование изолирующей стеклянной подставки, применение на первом этапе цветной бу маги, одинаковой по фактуре. а. Навыки и умения в области распознавания цветов формируются у незрячих людей быстрее, если их предварительно знакомят со шкалой тактильных и температурных признаков цветов спектра. При этом важно учитывать и индивидуальные особенности в ощущениях признаков цвета. Наконец, в процессе тренировок надо приучать узнавать цвета не только путем сравнения, но и обособленно, на основе абсолютного узнавания.

6. При распознавании цвета и в процессе чтения боль шую роль играет опора на прошлый зрительный опыт испытуемых. Однако, если этого опыта нет (у слепых от рождения), можно опереться и на одни лишь зна ния о тактильно-кинестезических и температурных признаках цвета. Предварительное же знание о кон фигурации букв и цифр можно приобрести на основа-

127

нии осязания их контуров, вырезанных из картона или дерева.

7. Важным свойством сформированного кожно оптического чувства является способность переноса, заключающаяся в том, что незрячие испытуемые на- чинают узнавать одни и те же цвета на различном ма териале: бумаге, тканях, дереве, пластмассе, стекле и I др. Эту способность необходимо формировать каш можно раньше путем перехода к распознаванию цвета бумаги различного качества.

8. Важным свойством сформированного кожно оптического чувства является способность переноса заключающаяся в том, что незрячие испытуемые на чинают узнавать одни и те же цвета на различном ма териале: бумаге, тканях, дереве, пластмассе, стекле и др. Эту способность необходимо формировать как можно раньше путем перехода к распознаванию цвета бумаги различного качества.

9. Кожно-оптические ощущения слабеют с уменьшени ем площади воспринимаемой цветной бумаги. Между тем, надо научиться определять цвет бумаги любого размера. Следует приучать испытуемых распознавать цвета на узких одинарных полосках бумаги. Только после этого они смогут определять цвет на рисунках Л открытках.

10. У слепых и слабовидящих в процессе тренировок складывается способность игнорировать влияние цве та поверхности, на которой размещается восприняв маемый материал. Эта способность позволяет при- учить незрячих людей распознавать цветовые тона не

128

только с помощью изолирующей подставки, но и в любых условиях.

11. Характерной особенностью кожно-оптического чувства у слепых и слабовидящих является ярко выраженное проникающее свойство: возможность определять цвет и форму через металлическое покрытие. Думается, что упражнения в определении цвета через металлические пластинки могут явиться одним из способов, помогающих отвлечься от влияния фактуры бумаги и структуры красящего вещества, и тем самым позволяет почувствовать специфические признаки самого цвета.

12. При формировании навыка восприятия букв и цифр стоит задача научить читать мелкий текст и с достаточно большой скоростью. Для реализации этой задачи необходимо попробовать приучить слепых воспринимать буквы на расстоянии кончиками пальцев. Это позволит уменьшить размеры букв и цифр. Скорость же чтения можно увеличить, применяя различные комбинации металлических основ с наложением на них определенного электрического потенциала.

13. Кожно-оптическое чувство развивается постепенно. Значительные интервалы между упражнениями сводят достигнутые успехи на нет. Однако, когда первона- чальный этап формирования кожно-оптических ощущений и восприятий завершен, перерывы уже не оказывают отрицательного влияния. При этом надо иметь в виду, что очень важно закрепить связь между кож-но-оптическими ощущениями признаков цвета и условными названиями самих цветов.

129

6. О ФИЗИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОГО ЧУВСТВА

Способность человеческого организма различать цвета и контуры фигур без участия глазного зрения известно давно. В литературе описан целый ряд случаев, когда отдельные люди могли различать цвета окрашенных поверхностей, прикасаясь к ним пальцами, а также определять очертания геометрических фигур и даже читать обычный плоскопечатный текст кончиками пальцев. Однако, сколько-нибудь серьезных попыток исследовать физическую природу этого явления не предпринимались вплети до 1960-х годов, когда необычно обостренная способность Розы Кулешовой к такого рода ощущениям вызвала повышенный интерес ряда исследователей к этому вопросу. Судя по опубликованным в печати данным, различными специалистами (психологами, биологами, физиками) были проведены несколько серий экспериментов в этом направлении с участием Р.Кулешовой. В результате этих экспериментов были выдвинуты гипотезы, в ка кой-то мере объясняющие природу этого явления. Сотрудниками Нижне-Тагильского педагогического института Н.Н.Колесниковым, Ю.М.Филимоновым В.Н.Белоусовым для объяснения физической природы кожно-оптического чувства была выдвинута в 60-х годах следующая гипотеза [12]. Поскольку способность ощущения света кожей присуща не только человеку, но и многим животным (ряду червей, змей и т.д.), естественно предположить, что зарождение и развитие этой способности происходило одновременно с возникновением и развитием сложных форм на Земле. Развитие живого тесно связано с основным источником энергии - солнечным излучением. Прозрачность атмосферы, окружающей Землю, для видимого света

130

и некоторых полос инфракрасного спектра является важнейшим фактором, обусловившим существование жизни на Земле. Излучение солнца, имеющего кажущуюся температуру 6500 градусов (по Кельвину), сконцентрировано в области длин волн около 0,5 мкм, и этот участок спектра, известный как «видимый спектр», получил свое название вследствие того, что глаз разви- вался таким образом, что его максимальная чувствительность приходится как раз на эту длину волны. Как показали исследования Аделя, Слайфера, Баркера, Эл- лиота, Мак-Нейса и других, существуют отдельные полосы (окна), почти 100% пропускания в инфракрасной части спектра [7, с.437]. Естественно предположить, что именно те участки спектра, для которых земная атмосфера обладает наибольшей прозрачно- стью, играли решающую роль в процессе возникновения и раз- вития жизни на Земле. В этом смысле обращает на себя внимание участок в инфракрасной области от 3,4 до 4,2 мкм, который наименее удален от видимой части спектра и интенсивность ко- торого поэтому еще сравнительно высока. Одним из возможных способов ориентации первичных жи- вых существ в окружающей среде может быть изменение поля- ризации их поверхностного покрова под действием различных факторов, в частности, под действием электромагнитных коле- баний. Исходя из предположения, что это свойство первичных носителей жизни при эволюции не только сохранилось, но и Развилось, механизм кожно-оптического чувства можно пред- ставить следующим образом. По мнению исследователей, под действием излучающего объекта (рисунка, цвета окрашенной поверхности) на кожу, со- ответствующий ее участок изменяет свою поляризацию. Так как

131

кожный покров представляет собой сложную клеточную структуру, причем в состав клеток входят различные белковые молекулы, реагирующие на различные излучения спектра, то, по видимому, поляризация участка кожи также образует мозаичную картину, которая изменяется под действием излучениям Возможно, что эта мозаичная картина в какой-то мере напоминает доменную структуру сегнетоэлектриков [8], хотя природа ее образования может быть и иной. При этом вид и степень изменения поляризации в результате соответствующей тренировки могут преломляться в сознании как восприятие цвета и фор мы предмета. Это изменение поляризации может быть связано с явлением внутреннего фотоэффекта (фотопроводимостью). В порядке подтверждения выдвинутой учеными гипотезы представляло бы интерес проверить действие различных факторов, способных изменять поляризацию, а также влияние спек трального состава излучения, исходящего от объекта, на остроту кожно-оптического восприятия. Ниже приводятся результаты опытов, в которых, в частности, исследовалось влияние нало женного на руку испытуемого электростатического поля, как наиболее сильного фактора, изменяющего поляризацию, и про- верялась возможность восприятия испытуемым инфракрасного участка спектра.

6.1. УСЛОВИЯ ОПЫТА И ИЗМЕРЕНИЯ

Для распознавания использовался комплект из 10 карточек с изображением следующих букв и знаков: Н, О, Р, S, +, Ш, С, И, квадрат, треугольник. Элементы комплекта имели размер 5x8 см и были написаны черной тушью на белой ватманской бумаге. Перед каждым испытанием комплект тщательно перетасовывался,

132

так что порядок следования элементов был случайным, до- пускались повторения. Исходя из предположения о том. Что наибольшая чувствительность кожного покрова приходится на те участки спектра, для которых земная атмосфера наиболее прозрачна, был поставлен эксперимент, позволяющий в какой- то мере оценить влияние одного из таких участков спектра в инфракрасной области от 3,4 до 4,2 мкм. Оценка успехов испытуемого в распознавании букв и геомет- рических фигур в различных условиях проводилась следующим образом: измерялся с помощью секундомера промежуток вре- мени между началом распознавания фигуры и ответом испы- туемого. При этом, естественно, считалось, что условия воспри- ятия тем лучше, чем меньше среднее время распознавания эле- ментов упомянутого комплекта. Под средним временем распо- знавания элемента в данном опыте понимается среднее ариф- метическое времени распознавания в десяти испытаниях. Кроме среднего времени для сравнения результатов различных опытов была введена относительная скорость распознавания. Под отно- сительной скоростью распознавания в данном опыте понимается отношение среднего времени распознавания при освещенности воспринимаемого объекта 100 лк и отключенных электродах на работающей руке к среднему времени распознавания в Данном опыте. На руку испытуемому прикреплялись тонкие гибкие провода с электродами, с помощью которых можно было подавать по- тенциал любой полярности в различных комбинациях. Электроды прикреплялись на тыльной части ладони и были расположены в вершинах равнобедренного треугольника, обращенного ос- нованием в сторону пальцев и вершиной в сторону запястья.

133

Надо отметить, что прикрепление различного рода датчиков к руке испытуемого требует известной осторожности. Введением электродов и способов их прикрепления к руке создавались посторонние напряжения. Распознавание фигур резко затрудня лось. Испытуемый говорил, что прикрепленные к руке электро ды ему мешали. Изменением электродов и способов их прикре пления к руке было достигнуто то, что испытуемый показывал одинаковые в среднем результаты при распознавании свободном и нагруженной электродами рукой. Было замечено, что среднее время распознавания фигур ком плекта при повторных испытаниях в одинаковых условиям уменьшалось, приближаясь к некоторому относительно ста бильному значению, отклонения от которого настолько малья что не могли менять качественных результатов последующим испытаний. В связи с этим каждому опыту предшествовала предварительная тренировка испытуемого в условиях каждого конкретного опыта. Указанные меры предпринимались с целые исключения влияния фактора «обучаемости» на среднее время распознавания элементов комплекта в различных условиях. Испытуемый с тщательно наложенной на глаза повязкой оп ределял элементы комплекта при различном освещении и рам личных потенциалах, подававшихся на работающую руку. Им мерение освещенности осуществлялось люксметром ЛН-3 в не- посредственной близости от воспринимаемого объекта. Кроме того, в некоторых опытах применялся дополнительный источ ник направленного инфракрасного излучения, представляющий собой одну из моделей абсолютного черного тела, нагретого до температуры 500 градусов. В этом случае предусматривалась экранировка работающей руки испытуемого так, что поток ин фракрасного излучения падал только на распознаваемый объект под углом скольжения 25-30 градусов. Различный потенциал

134

снимался с выпрямителя ВСА-5. Испытуемый становился на изолирующую скамью.

6.2. РЕЗУЛЬТАТЫ ОПЫТОВ, ПРОВЕДЕННЫХ С УЧАСТИЕМ А.АВДЕЕВА

Совокупность всех результатов свидетельствует о том, что наложение электростатического поля различных конфигураций на воспринимающую руку испытуемого:

1. Изменяло среднее время распознавания в пределах 10- 97 сек и относительную скорость распознавания в до- вольно широких пределах (0,28- 2,7).

2. Уменьшение освещенности при прочих равных усло- виях уменьшает относительную скорость распознава- ния.

3. Дополнительный инфракрасный подсвет, максимум интенсивности которого лежит в интервале 3,4- 4,2 мкм, резко увеличивает относительную скорость рас- познавания.

4. Обращает на себя внимание следующее обстоятельст- во: при освещенности как 100 лк, так и 10 лк (при от- сутствии инфракрасного подсвета) присоединение всех электродов к положительной клемме выпрямите- ля увеличивало относительную скорость распознава- ния, а присоединение всех электродов к отрицатель- ной клемме выпрямителя - уменьшало ее. При осве- щенности 10 лк (с дополнительным инфракрасным подсветом) влияние соответствующих потенциалов на относительную скорость распознавания было проти- воположным, т.е. положительная клемма уменьшала, а отрицательная - увеличивала.

135

5. Наименьшее время распознавания получилось при ос- вещенности 10 лк с применением инфракрасного под- света, максимум интенсивности которого лежит в об- ласти от 3.4 до 4.2 мкм и при соединении всех элек- тродов к отрицательной клемме выпрямителя. Таким образом, инфракрасный подсвет может компенсиро- вать недостаточность освещенности. 6.3. ОПЫТЫ, ПРОВЕДЕННЫЕ С УЧАСТИЕМ РОЗЫ КУЛЕШОВОЙ

Опыт 1. На латунной пластинке толщиной 1 мм, сверху, бы- ли наклеены полоски бумаги, содержащие каждая по одной) строке обычного плоскопечатного типографского текста. По лоски имели размеры 160x4 мм и отстояли друг от друга на рас-; стоянии 3 мм. Эти полоски объединялись в восемь групп, пред ставляющих собой небольшие отрывки из нескольких детский рассказов, никак не связанных между собой. На пластинку пода- вались различные потенциалы, снимаемые с батареи последова тельно соединенных аккумуляторов, средняя точка которой бы- ла заземлена. Предусматривалось заземление пластины и ее полное отключение. Испытуемая и пластина были тщательно изолированы от земли. По просьбе экспериментаторов Роза Кулешова читала разре- женные тексты так, что ее глаза были завязаны плотной повяз- кой, а пальцы все время находились в контакте с металлом, при этом измерялся с помощью секундомера промежуток времени чтения отрывка. По известному числу знаков в данной группе определялась скорость чтения. Сравнение результатов при чте нии разреженного и сплошного текстов на отключенной пласти- не показало, что разряжение строк почти не влияло на скорость

136

чтения. Каждое испытание при различных электростатических состояниях пластины было повторено дважды. Выводы:

1. Результаты испытаний показывают, что изменение электростатического состояния пластины влияло на относительную скорость чтения (от 0,76 до 1,2).

2. Положительный потенциал ухудшал восприятие, от-

рицательный - улучшал. Получили противоположный результат по сравнению с результатами опыта А.Авдеева. Это различие обусловлено тем, что в опы- тах с Авдеевым потенциал подавался с тыльной сто- роны ладони, а в опытах с Кулешовой - с внутренней стороны. Усилению же или ослаблению восприятия, несмотря на различие в знаке подаваемого потенциа- ла, соответствовали в этих опытах электростатические поля одинаковой ориентации, что было в согласии с предположением о роли поляризации кожного покрова в явлении кожно-оптического чувства. Тот факт, что на изменение условий восприятия решающее влияние оказывает направление электростатического поля вбли- зи ощущающего участка кожи, а не знак подаваемого потенциа- ла, свидетельствует о том, что если знак потенциала и влияет на процесс передачи раздражения. То это влияние в данном случае не является определяющим.

Опыт 2. Роза Кулешова демонстрировала свою способность (с завязанными глазами) определять цвета окрашенных поверх- ностей через латунную пластину толщиной 1 мм, прикасаясь к ней пальцами. Более чем в двадцати испытаниях она ни разу не ошиблась в определении различных цветов в этих условиях. По Условиям опыта пластина плотно прилегала к окрашенной по-

137

верхности. Если эти условия изменяли так, что между латунной пластинкой и окрашенной поверхностью оставался воздушный зазор (даже при нажимании пальцами на пластинку), то она не могла определить цвета. Это ей не удавалось сделать и после некоторой тренировки. Опыт 3. Розе Кулешовой завязывали глаза и предлагали для чтения нескольких текстов, написанных раствором сахара (соли, молока) на плотной белой бумаге. Тексты были написаны таким; образом, что обычный глаз не воспринимал их в рассеянном свете. Испытуемая читала отрывки, не касаясь их, на расстоянии 1,5-2 см. Отрывок текста, написанного молоком. Она воспринимала плохо: могла прочесть только отдельные буквы. Тексты, напи санные растворами сахара, соли были прочтены точно. Опыт 4. Роза Кулешова с плотно завязанными глазами рас- познавала буквы алфавита, написанные черной тушью на плот ной белой бумаге. Размер букв 5x8 см. Бумага с буквами разме щалась на латунную пластину изображением вниз. Распознавай ние букв в таких условиях при любом освещении глазом было невозможно. Испытуемая же, прикасаясь пальцами к листу бу маги, безошибочно определяла буквы. В рамках проведенных опытов Н.Н.Колесников, Ю.М.Филимонов, В.Н.Белоусов выска- зали мнение, что ощущение могут вызвать все физические фак- торы, ведущие к изменению поляризации: электромагнитное из- лучение, в частности, люминесцентное, электрическое поле, возникшее в результате внешнего фотоэффекта или контактно» разности потенциала на поверхности воспринимаемого объекта, и др. Возможно, что эти факторы, ведущие к изменению поля ризации, взаимно дополняют друг друга, но один из них может заметно превалировать над другими. Так, например, явлением

138

люминесцентного излучения можно объяснить чтение текстов, написанных растворами соли и сахара. Предложенная этими исследователями гипотеза о механизме кожно-оптического чувства получит непосредственное под- тверждение, если будет обнаружено электрическое поле, изме- няющееся под действием электромагнитного излучения и других факторов в непосредственной близости от ощущающего участка кожи. Само собой разумеется, что при постановке такого эксперимента необходимо учесть возможность возникновения полей под влиянием побочных факторов, например, внешнего фотоэффекта.

7. КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РАБОТ ПО КОЖНО- ОПТИЧЕСКОМУ ЧУВСТВУ ДО 1965 г.

Обнаруженное в 1892 г. психологическое явление, связанное со способностью Софьи М-вой читать закрытые письма, назы- вали по-разному: отгадыванием, ясновидением, гиперэстезией (сверхощущение, сверхчувство), новым чувством и т.д. Через 70 лет, в 1962 г. был открыт феномен Розы Кулешовой, которая демонстрировала умение видеть пальцами руки. Эту способность назвали «кожным зрением», а затем обозначили термином «кожно-оптическая чувствительность». В 1965 г. вышел в свет сборник научных статей «Проблемы кожно-оптической чувствительности», осветивший эксперимен- тальные исследования кожно-оптической чувствительности, проводившихся уральскими исследователями. В сборнике дается краткий обзор и анализ публикаций, приведем их. Исследования в области кожно-оптической чувствительности начаты недавно. Пока еще нет единой точки зрения о природе этого явления. Одни авторы (С.Н.Добронравов, Я.Р.Фишелев)

139

считают, что «кожное зрение» имеет фоторецепторную природу и представляет собой отражение кожей лучей видимого света. Другие авторы (Н.И.Судаков, А.С.Новомейский) связывают кожно-оптическое чувство с действием на кожу невидимых лу- чей, проникающих даже через непрозрачные среды. Имеется попытка (Н.И.Колесников, Ю.М.Филимонов, В. Н. Белоусов) объяснить процесс возникновения кожно оптических ощущений поляризацией кожного покрова под влиянием различных физических факторов. Один из авторов (Д.К.Гилев) рассматривает процесс контактного распознавания цвета как результат механического и теплового воздействия неоднородной окраски на рецепторы кожи руки. Наконец, высказано предположение (М.М.Кожевников), что кожно-оптические ощущения есть результат отражения не цветовых тонов объектов, а каких-то других электромагнитных свойств поверхности, тесно связанных с ее цветовыми признаками, но не являющихся цветом. Нет среди авторов единой точки зрения и по вопросу о фи- зиологических механизмах кожно-оптической чувствительно- сти. Большинство исследователей (И.М.Гольдберг, А.С.Новомейский, Н.И.Судаков, Д.К.Гилев) считают, что в про цессе кожно-оптического восприятия функционируют рецепто ры тактильной и температурной чувствительности. Участие зри тельных центров, по их мнению, при таком восприятии не явля ется обязательным. Другие исследователи (С.Н.Добронравов Я.Р.Фишелев) рассматривают «кожное зрение» в качестве аналога обычного глазного зрения. Отдельные авторы (Н.И.Колесников, Ю.М.Филимонов, В.Н.Белоусов) предполага ют, что чувственная информация в этих случаях есть результат поляризации кожи на молекулярном уровне.

140

Существенны различия и в материалах опытов. Д.К.Гилев, С.Н.Добронравов и Я.Р.Фишелев анализируют процесс распо знавания цвета и формы пальцами руки в условиях видимого света и без применения каких-либо непрозрачных сред, покры вающих раздражитель. Напротив, другие исследователи (М.М.Кожевников, А.С.Новомейский, Н.И.Судаков, И.М.Гольдберг, Н.И.Колесников, Ю.М.Филимонов, В.Н.Белоусов) значительное внимание уделяют вопросу распо- знавания признаков цвета через непрозрачные среды и в условиях темноты. Результаты этих поисковых исследований могут быть полез- ными как для постановки дальнейших опытов, так и для разра- ботки более или менее полной теории «кожного зрения». Собранный материал может представлять значительный ин- терес для широкого круга ученых, занимающихся проблемами чувственного познания. В частности, он дает исходные позиции для более планомерного, целенаправленного и всестороннего исследования самой проблемы кожно-оптической чувствитель- ности. В практическом плане он представляет интерес для лиц раз- личной специальности, в особенности для психологов и педаго- гов, работающих со слепыми.

71. СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Доцент Нижне-Тагильского педагогического института М.М.Кожевников в своей аналитической статье «Проблема кожно-оптической чувствительности» [12] описывает состояние этого вопроса так.

141

Обнаружение у Розы Кулешовой ярко выраженной способно- сти «кожного зрения» сразу же привлекло пристальное внима- ние широкого круга исследователей как в нашей стране, так и за рубежом. Психологическая наука стала перед рядом новых и в определенном смысле исключительных явлений, которые тре- бовали объективного исследования и научного объяснения. За короткое время в науке появилась большая и сложная про- блема кожно-оптической чувствительности. Проблема эта в том широком научном плане, как она сейчас ставится, нова и оригинальна. Все, что было известно в этой об- ласти до последнего времени, сводилось к обнаружению и более или менее подробному описанию изредка появлявшихся от- дельных феноменов. Ни один из этих феноменов не послужил тогда отправным пунктом для постановки и научного исследования проблемы кожно-оптической чувствительности. Только в 1930-х годах И.Н.Никитский, Х.Ю.Колодная, Т.С.Шахназарьян и Н.Б.Познанская, а также А.Н.Леонтьев [4] сделали попытку научного экспериментального исследования кожно-оптической чувствительности и то в узком, специальном плане изучения возможности выработки условного рефлекса на световые раздражители, действующие не на глаз, а на кожу ру- ки.

Возникновение этой проблемы в широком научном плане в наше время не является случайным. Оно подготовлено благода ря развитию теоретической научной мысли, потребностями по знавательной и практической деятельности человека, возросши ми возможностями научного эксперимента. Феномен Розы Кулешовой привлек пристальное внимание исследователей и послужил толчком для постановки и интен

142

сивной разработки проблемы кожно-оптической чувствительно- сти, в частности, в силу того, что он с очевидностью обнаружи- вал пограничный характер этой чувствительности, перекидывал мостик между зрением и осязанием. Новизна и сложность проблемы кожно-оптической чувстви- тельности, малый срок ее научного исследования, исключают какие бы то ни было претензии на исчерпывающее ее изложе- ние. Многие стороны и аспекты этой проблемы не только не ис- следованы, но еще и не поставлены. Они будут раскрываться в процессе дальнейших исследований. Но и тот исследовательский материал, которым мы распола- гаем, позволяет говорить о том, что перед нами капитальная на- учная проблема, имеющая большое теоретическое и практиче- ское значение.

7.2. ОБЩИЕ СВОЙСТВА КОЖНО-ОПТИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Проблема кожно-оптической чувствительности как специ- альная научная проблема поставлена и подвергнута широкому экспериментальному исследованию в основном уральскими ис- следователями. Зачинателями этих исследований явились нижне-тагильские ученые: врач-невролог И.М.Гольдберг и психолог С Доцент А.С.Новомейский. Несколько позднее в исследования включились свердловские физиологи С.Н.Добронравов и Я.'Р.Фишелев, затем ученые Москвы. Проблема стала интенсивно разрабатываться психологами Нижнего Тагила, Магнитогорска, Свердловска, Ишима. Исследование кожно-оптической чувствительности уже к 1965 г. осуществляется в различных направлениях: изучается

143

распространенность кожно-оптической чувствительности у лю дей, выясняются общий характер и специфические особенности этой чувствительности, определяются оптимальные условия ее проявления, раскрываются психо-физические закономерности В этих исследованиях накоплен значительный фактический ма териал, позволяющий сделать соответствующие обобщения. Слабее представлены исследования физической природы кожно-оптической чувствительности, источников и механизмов ее детерминации. В исследованиях вовсе не представлен мате риал, который бы раскрывал центральные механизмы кожно оптической чувствительности, индивидуальные и возрастные особенности ее проявления у людей. Мало уделено внимания изысканию наиболее рациональных методов и приемов трени ровки и развития этой чувствительности у людей. В результате проведенных экспериментальных исследований, охвативших широкий круг испытуемых, получен целый ряд на- учно достоверных данных, характеризующих кожно оптическую чувствительность. Прежде всего установлено, что кожно-оптическая чувстви- тельность проявляется не только у отдельных уникальных лич ностей, но присуща в той или иной мере многим людям. У неко торых она проявляется в сравнительно развитой форме, у других - в зачаточной. Не составляют в этом отношении исключения слепые, слепорожденные и слабовидящие. По данным А.С.Новомейского, потерявшие зрение и слабовидящие прояв ляют несколько повышенную чувствительность кожи к свету и цвету. По многим своим качествам кожно-оптическая чувствитель ность напоминает обычное зрение глазами: отражает все опти ческие качества предметов - свет, цвет, подчиняется законам

144

смешения цветов, испытывает явление Пуркинье, проявляет устойчивую константность, оптическую перспективу и оптиче- ские иллюзии. По ряду же других существенных качеств кожно-оптическая чувствительность принципиально отличается от зрения. С по- мощью кожно-оптической чувствительности все достаточно на- тренированные испытуемые воспринимают цвета, плоскопе