Вы находитесь на странице: 1из 28

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
(ФГБОУ ВО «КубГУ»)

Факультет романо-германской филологии


Кафедра английской филологии

КУРСОВАЯ РАБОТА

РОЛЬ ТОНИРОВАНИЯ В СТИЛИСТИКЕ ТЕКСТА

Работу выполнила _________________________А.Е. Зайцева


(подпись)

Направление подготовки 44.03.05 Педагогическое образование (с двумя


профилями подготовки) 3 курс
Направленность (профиль) Английский язык, Немецкий язык
Научный руководитель
канд. филол. наук, доцент ______________________ Т.О. Багдасарян
(подпись)
Нормоконтролер
д-р филол. наук, проф. ______________________ В.И. Тхорик
(подпись)

Краснодар
2019
СОДЕРЖАНИЕ

Введение ............................................................................................................... 3
1 Стилистические исследования роли тонирования в тексте ...................... 5
1.1 Интертекстуальность и интерстилевое тонирование текста ............. 5
1.2 Модальность. Общие положения .......................................................... 7
1.3 Прагматика и стилистика разговорной речи. Условия успешного
общения .................................................................................................. 10
1.4 Понятие «речевой жанр» в современной лингвистике ..................... 14
2 Стилистические исследования роли тонирования в тексте .................... 21
2.1 Интерстилевое тонирование текстов на политическую тематику ... 21
Заключение......................................................................................................... 25
Список использованных источников ............................................................... 27

2
ВВЕДЕНИЕ

На сегодняшний день авторы политических текстов часто прибегают к


приему интерстилевого тонирования. Использование терминов и
заимствованных слов при создании политического текста имеет ряд
особенностей. Слово несет на себе отпечаток происхождения, историю
употребления, вхождения в политическую коммуникацию. Часто оно
становится знаком определенной системы ценностей, приобретает
атрибутивный характер. В политическом тексте термины зачастую
переосмысливаются и используются для создания ярких и запоминающихся
образов, приобретающих значительный потенциал воздействия.
Целью настоящей работы является определение основной роли
тонирования в текстах политической тематики.
Предметом исследования являются непосредственно интертекстуальное
тонирование и важность его использования для привлечения внимания к
самому способу выражения авторской мысли.
Объектом исследования курсовой работы является текст политической
тематики. Непосредственно предметом исследования является роль
тонирования в стилистике текста.
Актуальность представленного исследования заключается в
необходимости применения интерстилевого тонирования текста для
привлечения внимания к самому способу выражения авторской мысли.
Достижение цели предполагает решение следующих задач:
– определить понятие интертексуальности и прецедентного текста;
– проанализировать политический текст;
– рассмотреть стилистические особенности политического текста на
стилистическом уровне.
Для решения поставленных задач нами были применены следующие
методы исследования: аналитический метод, включающий в себя метод
3
стилистического анализа языковых средств художественного текста и метод
контекстуального анализа, а также метод сплошной выборки, метод
обобщения, описательный метод.
Данная работа обладает теоретической и практической значимостью.
Теоретическая значимость заключается в описании своеобразия метафоры в
ряде художественных произведений. Таким образом, работа вносит
определенный вклад в развитие стилистики художественного текста.
Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты и
материалы могут быть использованы в переводческой деятельности, а также
в теории и практике преподавания ряда дисциплин, таких как, например,
стилистика английского языка и интерпретация художественного текста.
Структура курсовой работы представлена введением, отражающим
актуальность работы, ее цель, предмет, объект, задачи и методы
исследования; двумя главами, в которых содержится решение основных задач
исследования; заключение, где изложены выводы по проделанной работе и
список использованных источников.

4
1 Стилистические исследования роли тонирования в тексте
1.1 Интертекстуальность и интерстилевое тонирование текста

Интертекстуальность – это присутствие в тексте элементов других


текстов, что обеспечивает его восприятие как частицы общего политического
дискурса и – шире – как элемента национальной культуры (М.М. Бахтин, Р.
Барт, Д.Б. Гудков, В.В. Красных, Ю. Кристева, Н.А. Кузьмина, С.И.
Сметанина и др.). Вместе с тем конкретный текст – это автономный феномен,
для которого характерны внутреннее единство, цельность и законченность.
Современный политический текст часто строится и воспринимается как
своего рода диалог с другими текстами: автор развивает и детализирует
высказанные ранее идеи, полемизирует с ними, дает свою интерпретацию
фактов, подчеркивает собственную позицию. Такой текст оказывается
насыщенным множеством скрытых и откровенных цитат, реминисценций,
аллюзий, прецедентных метафор; его полное восприятие возможно только в
дискурсе, с использованием множества фоновых знаний из различных
областей культуры.
В соответствии с концепцией Д. Б. Гудкова, И. В. Захаренко, В.В.
Красных и Д.Б. Багаевой в качестве культурных знаков интертекстуальности
могут использоваться перечисленные ниже прецедентных феноменов.
Прецедентный текст – законченный и самодостаточный продукт
речемыслительной деятельности. К числу прецедентных текстов относятся
произведения художественной литературы, фольклора, политические
документы и др. В политическом дискурсе символом прецедентного текста
нередко выступает его название, которое помогает читателю вспомнить
содержание произведения.
«Роль парламента свелась к квартету, который как не рассаживай, все
равно плохо играет» [12, c. 68].
В этом высказывании Г. Зюганова название крыловской басни вместе с
5
трансформированной цитатой помогает читателю лучше понять мысль
автора.
Прецедентное высказывание – это цитата, афоризм, пословица. В
современной политической речи прецедентные высказывания часто
структурно и содержательно трансформируются, в них вкладывается
обновленный смысл. В качестве прецедентного высказывания могут
выступать не только развернутые фразы, но отдельные слова и выражения, по
которым опознается коммуникативная практика известного человека
(ельцинское «Понимашь», горбачевское «начать и углубить»).
Прецедентная ситуация – хорошо известная историческая ситуация,
событие, яркие признаки которого запечатлены в народном сознании с той
или иной эмоциональной оценкой. Такая ситуация может обозначаться не
только прямо, но путем указания на место событий, их время, яркие
признаки: татаро-монгольское иго, ледовое побоище, смутное время, 1812-й
год, Брестская крепость, Курская дуга и др. В современной политической
речи названия этих прецедентных ситуаций обычно используются
метафорически. Например, по словам депутата Н. Харитонова, «Ирак – это
наша Брестская крепость».
Символом прецедентной ситуации нередко оказываются предметы быта,
иные артефакты, природные объекты: для гражданской войны в России – это
шашка и буденовка, для позднесоветской эпохи – талон на колбасу, для конца
ХХ века – сникерсы и памперсы.
Прецедентное имя – это имя (фамилия, прозвище и др.) известного
политика, военачальника, ученого, писателя, героя литературного
произведения и т.п. Такое имя (Ломоносов, маршал Жуков, Наполеон,
Менделеев, Иуда, Летучий голландец) служит своего рода знаком
определенных качеств, оно может символизировать тот или иной
прецедентный текст или прецедентную ситуацию.
К числу прецедентных феноменов можно отнести также разнообразные
6
устойчивые сочетания, фразеологизмы, штампы, повторяющиеся метафоры и
иные знаки вторичности текста.
Используемые в тексте прецедентные феномены делают изложение
более интеллектуальным, формируют новые смыслы, вводят новое событие в
общеисторический и культурный контекст. Названные феномены позволяют
сделать сообщение более ярким, привлекающим внимание и одновременно
ввести в изложение некоторые элементы языковой игры, предложить
читателям для кого-то прозрачную, для кого-то достаточно сложную загадку.

1.2 Модальность. Общие положения

Модальность (от ср.лат. modalis – модальный, лат. modus – мера, способ)


– семантическая категория, выражающая отношение говорящего к
содержанию его высказывания, целевую установку речи, отношение
содержания высказывания к действительности. Модальность является
языковой универсалией, принадлежит к числу основных категорий
естественного языка.
Понятие модальность пришло из классической формальной логики,
откуда лингвистика заимствовала и другие понятия.
Существует определенная концепция модальности, которая заключается
в выделении двух элементов: основное содержание (диктум) и
индивидуальную оценку излагаемых фактов (модус). При разработке теории
высказывания Шарль Балли позаимствовал термины диктум (лат. dictum –
слово, выражение) и модус (лат. modus – способ) из схоластики и использовал
их для обозначения объективной и субъективной части суждения.
Необходимо различать понятия модуса и модальности. Для этого
требуется выделить актуализационные категории модуса, квалификативные
категории модуса и социальные категории модуса. Актуализационные
категории модуса выражают отношение сообщения (пропозитивного
7
содержания) к действительности. К ним относятся:
а) модальность – с точки зрения реальности / нереальности;
б) модальность действительности означает, что содержание
высказывания, с точки зрения говорящего лица, соответствует объективной
реальности: субъект излагает сообщаемое как реальный и достоверный факт;
в) модальность недействительности же, наоборот, означает, что
говорящий излагает сообщаемое как возможное, желаемое,
предположительное, сомнительное и т. д., то есть как не реальное.
Модальность недействительности подразделяется на следующие
семантические виды:
а) модальность отношения действия, признака к субъекту ситуации,
которым может быть говорящий (первое лицо), адресат (второе лицо) и не
участвующий в акте коммуникации (третье лицо);
б) временная локализация – фиксация события на временной оси или
отсутствие такой фиксации. Точка отсчета – момент речи. Временная
локализация проявляется в противопоставлении: сейчас – до – после;
в) пространственная локализация – фиксация события в пространстве
общения или за его пределами, которая выражается в оппозициях здесь–там,
сюда–туда, отсюда–оттуда, вверху-внизу, внутри-снаружи, далеко-близкo;
Квалификативные категории модуса выражают отношение говорящего к
событиям и информации о них. К квалификативным категориям относятся:
а) авторизация – это квалификация информации с точки зрения
источников ее сообщения. Она проявляется в оппозиции «свое/чужое»;
б) персуазивность – (от лат. persuasio – уговаривание, мнение) – это
квалификация информации с точки зрения степени ее достоверности,
проявляется в оппозиции «достоверно/недостоверно»;
в) оценочность – выражение положительного или отрицательного
отношения говорящего к пропозитивному содержанию; oбщая оценка
ситуации, лица, предмета по параметрам «хорошо/плохо» (качественная
8
оценка), «много/мало» (количественная оценка).
Социальные категории модуса – выражение отношения говорящего к
собеседнику: почтительное – фамильярное, официальное – дружеское. В
зависимости от отношения к собеседнику различаются ситуации равенства,
«сверху вниз», «снизу вверх». К проявлениям социальных категорий
относятся всевозможные оговорки, пометы, используемые для введения
необычных выражений.
Также существует несколько способов выражения модальности.
Модальность может выражаться различными грамматическими и
лексическими средствами:
а) специальными формами наклонений
– в русском языке – изъявительное, повелительное и сослагательное
(условное), а также независимый инфинитив (Отдохнуть бы!)
– в английском – Imperative и Subjunctive Mood и т. д.;
б) модальными словами:
– вводными и наречиями – кажется, пожалуй, возможно англ. perhaps,
likely, maybe, probably;
в) модальными глаголами:
– в английском – dare, can, may, must, should и ought,
– в русском – хочу, могу, должен, обязан (словами состояния: надо,
можно и т. п.).
г) интонационными средствами.
Иногда термин модальность выступает как синоним термина
наклонение, но чаще эти понятия разграничивают, считая модальность
семантической категорией (относящейся не только к глаголу и могущей не
иметь в языке обязательного выражения), а наклонение – грамматической
категорией глагола (которая может и потерять связь с модальностью, как,
например, конъюнктив в латинском и французском языках, диктуемый в ряде
случаев только синтаксическими правилами).
9
Дискуссии о модальности в смысле грамматической категории ведутся в
нескольких проблемных направлениях по вопросам о способах выражения
модальных значений, о составе модальных значений (включать или нет в
состав модальных значений утверждение/отрицание, повествовательность,
вопросительность, побудительность), о том, насколько «модально»
повелительное наклонение.
В отечественной синтаксической науке сложились две основные точки
зрения на модальность.
Модальность считается грамматической категорией, характеризующей
содержание предложения с позиции реальности/ирреальности;
Модальность означает грамматикализованное отношение говорящего к
действительности.

1.3 Прагматика и стилистика разговорной речи. Условия успешного


общения

Haчинaя c aнтичнocти исследователи разговорной речи различают такие


ее формы, как диалог, полилог и монолог, признавая диалог «естественной»
формой существования языка, a монолог – «искусственной». Пoлилoг – это
разговор нескольких участников общения. Moнoлoг – адресованная речь
одного участника общения, например письмо, записка (письменные формы
речи), рассказ, история. Проблемы пoлилoгa исследователи, как правило,
проецируют на диалог, определяя диалог как разговор более чем одного
участника общения, в основном, устное межличностное вербальное
взаимодействие.
Heoбxoдимым ycлoвиeм вoзникнoвeния диaлoгa и ycпeшнoгo eгo
зaвepшeния являeтcя пoтpeбнocть в oбщeнии, в явнoм видe нe выpaжeннaя
языкoвыми фopмaми, кoммyникaтивнaя зaинтepecoвaннocть [2, c. 430].
3aинтepecoвaннocть в oбщeнии нe мoжeт быть oxapaктepизoвaнa впoлнe в
10
тepминax лингвиcтики, тaк кaк oнa нaxoдитcя в cфepe дeйcтвия cил
coциaльнoй гapмoнии и пpaвил пoвeдeния (пpи cиммeтpичныx или
acиммeтpичныx coциaльныx oтнoшeнияx). Oднaкo нa ypoвнe oтнoшeний
мeждy yчacтникaми диaлoгa кoммyникaтивнaя зaинтepecoвaннocть
ycтaнaвливaeт пapитeтнocть внe зaвиcимocти oт coциaльнoгo cтaтyca и poлeй.
Taк, нa зaинтepecoвaннocть в oбщeнии и paвныe пpaвa в диaлoгe нe влияют:
a) глyбинa знaкoмcтвa (близкиe дpyзья, знaкoмыe, нeзнaкoмыe);
б) cтeпeнь coциaльнoй зaвиcимocти (нaпpимep, глaвeнcтвo oтцa,
пoдчинeннoe пoлoжeниe в кoллeктивe);
в) эмoциoнaльный фoн (блaгoжeлaтeльнocть, нeйтpaльнocть, нeпpиязнь).
B любoм cлyчae пpи зaинтepecoвaннocти имeeт мecтo coглacиe «внимaть»,
«coлидapнocть». И этo пepвaя cтyпeнь к ycпeшнoмy зaвepшeнию paзгoвopa.
Уcпeшнocть peчeвoгo oбщeния – этo ocyщecтвлeниe кoммyникaтивнoй
цeли инициaтopa (инициaтopoв) oбщeния и дocтижeниe coбeceдникaми
coглacия.
Cлeдyющee вaжнoe ycлoвиe ycпeшнoгo oбщeния, пpaвильнoгo
вocпpиятия и пoнимaния – нacтpoeннocть нa миp coбeceдникa, близocть
миpoвocпpиятия гoвopящeгo и cлyшaющeгo. Л. П. Якyбинcкий oпpeдeлил этo
кaк близocть aппepцeпциoннoй бaзы гoвopящиx [24, с. 91]. M. M. Бaxтин
нaзывaл этo явлeниe aппepцeптивным фoнoм вocпpиятия речи [2, c. 431].
Пpoшлый жизнeнный oпыт coбeceдникoв, cxoдныe интepecы и кyльтypныe
кaнoны poждaют быcтpoe взaимoпoнимaниe, кoтopoe выpaжaeтcя
cтpeмитeльнoй cмeнoй peплик, тaкими пapaлингвиcтичecкими cpeдcтвaми,
кaк мимикa, жecты, тoн, тeмбp гoлoca. B интимнoй речи пpи пoлнoм дoвepии
и иcкpeннocти пpeдвocxищeниe oтвeтнoй peaкции cлyшaющeгo oчeвиднo и
ecтecтвeннo; в дpyгиx жaнpax ycпeшнocть peчeвoгo oбщeния oпpeдeляeтcя
yмeниeм гoвopящeгo пpeдcтaвить миp cлyшaющeгo и в cooтвeтcтвии c этим
opгaнизoвaть cвoю peчь (нaчинaя c oбpaщeния, интoнaциoннoгo pиcyнкa
выcкaзывaния, пopядкa cлoв, выбopa ceмaнтикo-cинтaкcичecкoй cтpyктypы
11
пpeдлoжeния, экcпpeccивныx cpeдcтв paзныx ypoвнeй, этикeтныx фopмyл).
Этo cпocoбcтвyeт вoзникнoвeнию y coбeceдникa блaгoжeлaтeльнoгo
внимaния, a тaкжe aктивизиpyeт вce cocтaвляющиe кyльтypнoгo пoнимaния
речи, кoммyникaтивныe oжидaния и accoциaции; oткpытocть к любoй
пoзиции гoвopящeгo, гoтoвнocть пpинять вce дoвoды, пpeдвocxищeниe
cмыcлa кaждoй фpaзы и дaльнeйшeгo xoдa paзгoвopa. Пpи близocти
aппepцeпциoннoй бaзы aктивный xapaктep пpoцecca пoнимaния и co cтopoны
гoвopящeгo, и co cтopoны cлyшaющeгo нe пpoявляeтcя oтчeтливo, тaк как
интepпpeтaция интepпpeтaции нe тpeбyeт ycилий. M. K. Maмapдaшвили
сказал: «Дaжe из нaшeгo oпытa мы знaeм, чтб дpyгoй чeлoвeк пoнимaeт тeбя,
ecли yжe пoнимaeт. Пoнимaниe cлyчaeтcя тoгдa, кoгдa пoмимo pядa cлoвecнo-
знaкoвыx фopм пpиcyтcтвyeт дoпoлнитeльный эффeкт cocyщecтвoвaния
кaкoгo-тo «пoля». Ha знaнии «в чeм дeлo» дepжaтcя тaкиe явлeния peчи, кaк
нaмeк, дoгaдкa, paзличныe cпocoбы пpoявлeния кaтeгopии oпpeдeлeннocти /
нeoпpeдeлeннocти, peфepeнтнaя oтнeceннocть [10, c. 175].
Taким oбpaзoм, дaннoe ycлoвиe ycпeшнoгo peчeвoгo oбщeния тaкжe в
знaчитeльнoй cтeпeни нaxoдитcя внe кoмпeтeнции лингвиcтичecкoгo aнaлизa,
тaк кaк кopeнитcя в пpoшлoм oпытe жизни coбeceдникoв и в пpaктикe
«иcпoльзoвaния» языкa. Peчeвыe фopмы пpaвильнoй нacтpoeннocти нa миp
cлyшaющeгo caмыe paзличныe: вид oбpaщeния, интoнaция, тeмбp гoлoca,
тeмп peчи, пoвтopы, ocoбыe cpeдcтвa выpaжeния oтнoшeния гoвopящeгo к
пpeдмeтy peчи (эпитeты, oцeнoчныe нapeчия, ввoдныe cлoвa и пpeдлoжeния),
к coбeceдникy, нaмeки, aллюзии, эллипcиc; имплицитныe (или, нaoбopoт,
экcплицитныe) cпocoбы пepeдaчи инфopмaции, пayзы, мoлчaниe и т. п.
Глaвным ycлoвиeм ycпeшнoгo peчeвoгo oбщeния являeтcя yмeниe
cлyшaтeля пpoникнyть в кoммyникaтивный зaмыceл (нaмepeниe, интeнцию)
гoвopящeгo. Пocкoлькy кoммyникaтивнoe нaмepeниe фopмиpyeтcя нa
дoвepбaльнoм ypoвнe peчи-мыcли, a пocтижeниe cмыcлa cкaзaннoгo
пpoиcxoдит пapaллeльнo линeйнoмy paзвepтывaнию выcкaзывaния,
12
cлyшaтeль пpoдeлывaeт oгpoмнyю paбoтy пo интepпpeтaции peчeвoгo пoтoкa
и «peкoнcтpyкции» зaмыcлa гoвopящeгo, пo пepeocмыcлeнию paнee
cкaзaннoгo и пoнятoгo, пo cooтнeceнию cвoeй «мoдeли» пoнятoгo c
peaльными фaктaми и линиeй пoвeдeния coбeceдникa. Этa «paбoтa» тaк жe
мгнoвeннa, cимyльтaннa и биoлoгичнa пo cвoeй cyти, тaк и пpoцecc
гoвopeния, пoэтoмy здecь ecтecтвeнны индивидyaльныe paзличия. Ocнoвы
изyчeния peчeвoй дeятeльнocти были зaлoжeны в 30-e гг. в paбoтax Л. C.
Bыгoтcкoгo и eгo yчeникoв. B 20-30-e гг. Л. B. Щepбa в cвoиx дoклaдax,
лeкцияx и cтaтьяx пoдчepкивaл, чтo пpoцeccы гoвopeния и пoнимaния нe
тoлькo пcиxoфизиoлoгичecки oбycлoвлeны, нo имeют и coциaльнyю пpиpoдy,
являютcя «coциaльным пpoдyктoм». Пpи вcex тoнкocтяx индивидyaльнoгo
вocпpиятия peчи гoвopящий и cлyшaющий иcxoдят из cлeдyющиx
пpeдпoлaгaeмыx фaктoв (пoлoжeний тeopии peчeвoй дeятeльнocти):
a) лoгичecкиe cтpyктypы и языкoвыe кoнcтpyкции нe пoлнocтью
cooтнocитeльны, т. e. paвны дpyг дpyгy; cyщecтвyют зaкoны нeвыpaжeния
cтpyктyp мыcли;
б) cyщecтвyют явныe и нeявныe cпocoбы выpaжeния cмыcлa. B
paзгoвopнoй peчи нeвыpaжeниe cмыcлoвыx фpaгмeнтoв и выбopoчнoe
oтpaжeниe «пoлoжeния дeл» или «кapтины миpa» – типичнoe явлeниe:
имeннo в этoй фyнкциoнaльнoй paзнoвиднocти имeeт мecтo caмoe cлoжнoe
взaимoдeйcтвиe мeждy гoвopящим и cлyшaющим, caмoe жecткoe тpeбoвaниe
cитyaтивнoгo peчeвoгo пoвeдeния, нaибoлee aктивный и твopчecкий xapaктep
пoнимaния peчи.

1.4 Понятие «речевой жанр» в современной лингвистике

Понятие «речевой жанр» пока не имеет однозначного толкования ни в


лингвистике, ни в педагогической риторике.
Родоначальник теории речевых жанров М.М. Бахтин понимал под ним
13
широкий спектр разнородных письменных и устных тематически и
ситуативно обусловленных «типов высказываний», которые охватывают все
сферы «человеческой деятельности» и частично пересекаются с
литературными жанрами, широко рассматриваемыми в теории литературы:
«Все эти три момента – тематическое содержание, стиль и композиционное
построение – неразрывно связаны в целом высказывания и одинаково
определяются спецификой данной сферы общения. Каждое отдельное
высказывание, конечно, индивидуально, но каждая сфера использования
языка вырабатывает свои относительно устойчивые типы таких
высказываний, которые мы и называем речевыми жанрами» [2, с. 428].
Эти типы высказываний отличаются друг от друга формально-
синтагматически и функционально. Оба аспекта взаимосвязаны. К речевым
жанрам М. М. Бахтин причислял «однословные бытовые реплики и
многотомный художественный роман» [2, с. 429]. Таким образом, не уточняя
различий между литературным жанром, типом текста и речевым
высказыванием, он объединял крайне разнородные явления, дискуссионные и
неоднозначно определенные не только в лингвистике, но и в
литературоведении. Понимая это, исследователь классифицировал речевые
жанры как «первичные / простые» и «вторичные / сложные», причем
последние называл «идеологическими». Первичные жанры связаны с
«непосредственным речевым общением» и относятся к «бытовой жизни»,
являются жанрами непосредственного диалогичного речевого общения,
основой вторичных жанров речи (приветствия, приглашения, пожелания,
вопросы и т. п.). Вторичные речевые жанры (романы, научные монографии и
пр.) возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и
организованного культурного общения и вбирают в себя первичные. В
архивных записях М. М. Бахтин различал «диалогические» и
«монологические», или «специализированные» и «конструктивные» речевые
жанры [2, c. 133].
14
Одни лингвисты относят речевой жанр к явлениям речи, другие – к
переходному явлению между языком и речью. По мнению В. В. Дементьева,
жанр – это единица такого высокого уровня, когда стираются границы между
языковым и речевым. Именно речевые жанры составляют буферное
пространство между «отчужденной» от человека системой языка и ее
реальным использованием. С одной стороны, жанры – это не коммуникация,
а только ее формы, с другой стороны – это форма речевая, хотя здесь уже
очень много стандартного. Жанры привносят в речь и коммуникацию
системность, стандарт и семиотическое начало, способствуя развитию и
кристаллизации языка в «борьбе» с недостатками непрямой коммуникации,
препятствующими эффективному обмену возможно более точными
смыслами [3, c. 127]. В особой мере это касается риторических жанров речи,
делающих, по мнению О. Б. Сиротининой, коммуникативные действия более
воздейственными, придающих речи большую организованность, системность
[20, c. 58].
Жанр речи нередко соотносится со смежными ему понятиями сорта/типа
текста (текстемы), речевого акта и речевого жанра. Многие исследователи
функциональной стилистики пишут о жанре речи как о типе текста. Для
стилистики речевых жанров есть совокупность текстов, обладающих сходной
коммуникативной целеустановкой, некоторыми общими чертами,
обусловленными общностью ситуаций их порождения и восприятия
(тождественным тематическим содержанием, композиционной структурой,
отбором лексико-фразеологических, грамматических, стилистических
средств и интенционально-прагматическими особенностями); кроме того,
текстема – это правила порождения аналогичных текстов и языковые
средства, позволяющие продемонстрировать жанровую принадлежность
текста. Нередко под речевым жанром имеются в виду тексты в узком смысле,
т.е. Совокупность семантически и грамматически объединенных
высказываний, характеризуемых единством темы и особыми
15
синтаксическими связями составляющих. Это могут быть обособленные
фрагменты другого текста: например, предисловие, послесловие,
комментарии, справочный аппарат книги и т. д.
Классификация речевых жанров строится в лингвистических
исследованиях по-разному.
В функциональной стилистике ее основу составляют следующие
признаки:
1) внутритекстовые признаки: закономерности построения текстовых
структур, отмеченных с точки зрения того или иного типа;
2) смешанный критерий: совокупность экстра- и интратекстуальных
дифференциальных признаков текста: устный/письменный, подготовленный /
спонтанный, монологический/диалогический и пр. [7, с. 42-44];
3) экстратекстуальные признаки: факторы реальной коммуникации,
когда текстовый тип мыслится как динамическая единица, включенная в
типизированный речевой контекст.
Последний параметр объединяет в себе две взаимосвязанные
перспективы текстотипологических разысканий: построение системы
типологии с опорой на совокупность компонентов коммуникативного акта и
выявление взаимного соотнесения компонентов типизированного
коммуникативного акта с типологическими конструкциями текста,
функционирующего в рамках данного акта. Таким образом, учитываются обе
стороны речевой деятельности: процессуальная и структурная.
Данный подход активно применяется и в педагогической риторике. В. Н.
Мещеряков моделирует такие оценочные письменные жанры речи педагога,
как характеристика, отзыв, рецензия и педагогическое эссе. Отзыв, например,
включает в себя следующие компоненты: мотивы и цели автора отзыва;
введение в отзыв (указание на предмет обсуждения путем перехода от общего
к частному); общая оценка произведения; указание на тематическое
содержание произведения; краткая характеристика героев произведения;
16
краткий пересказ сюжета; выделение особо запоминающихся фрагментов;
рекомендации [17, c. 96]. Особое внимание автор уделяет контексту, в
котором функционируют эти жанры. В него включается целый комплекс
знаний, умений и навыков учащихся. Применительно к рецензии это знание
типов сочинений и типичных компонентов их содержания;
литературоведческих аксиом (реализм, сюжет, пафос, народность и др.);
значений, содержания и объема понятий, входящих в название темы
сочинения.
Л. Г. Антонова характеризует педагогическое эссе, инициативное
письмо, дневник и педагогическую рецензию как высказывания с
повышенным статусом субъективности. Интеллектуальной волей адресанта и
направлена на эмоциональную и интеллектуальную сферу адресата
(побуждать его к действиям, прояснять для него интеллектуальные истины,
оправдывать то или иное понятие, приглашать к соразмышлению и т. д.).
Например, для ведущего дневниковую запись характерны две целеустановки:
самообеспечение и самовыражение; для организующего инициативный
эпистолярный диалог безусловны основные целеустановки: поддержать,
объяснить, выразить свое отношение к чужой проблеме.
Модель этих жанров включает следующие факторы:
– целевое назначение (функция, интенция).
– предметно-смысловой (объективный) план речи, или «диктум». Так,
для педагогического эссе объективной реальностью будут события
социальной или учебно-научной практики, требующие критической оценки;
– адресат, его статус, конкретные черты;
– автор, субъект текста;
– субъектно-адресатные отношения [1, с. 61-65].
Еще одним основанием классификации жанров речи в лингвистике и
педагогической риторике служит оригинальность–производность жанровой
формы, на основании чего жанры делятся на первичные и вторичные, т. е.
17
Онтологически производные от первичных и отличающиеся от них сферой
функционирования или стилистической обработкой. Так, Л.И. Дергун
выделяет в учебно-научной речи первичные жанры учебника, учебного
пособия и вторичные жанры пересказа, монологических ответов по
изученному материалу, тематических бесед, рефератов и докладов [6, с. 23].
Лингвисты отмечают несомненное сходство между так называемыми
первичными речевыми жанрами М. М. Бахтина и речевыми актами. В теории
речевых жанров и теории речевых актов речевые высказывания
рассматриваются во взаимодействии между говорящим и слушающим:
«произведение, как и реплика диалога, установлено на ответ другого
(других), на его активное ответное понимание, которое может принимать
разные формы…» [2, с. 445]. Правда, в теории речевых актов
«перлокутивный эффект» исследован слабо, а адресат речевого акта
представлен абстрактно. В обеих теориях учитываются такие факторы, как
ситуативный контекст и функциональная ориентация речевого высказывания,
которые понимаются М. М. Бахтиным через стилистическую перспективу [2,
c. 467]. Цель / функция выступают в обеих теориях как главный критерий
классификации высказываний. Лингвисты отмечают модельность / схемность
речевого жанра и типа речевого акта. В обеих теориях много общего, однако
есть и существенные различия, на которые обращают внимание многие
генологи.
По мнению Т. В. Шмелевой, главное различие состоит в том, что «теория
речевых актов обращена к сфере действий, тогда как учение о речевом жанре
– к сфере текстов, высказываний как результатов действий» [24, с. 59]. В
результате речевые акты и первичные речевые жанры отождествляются, в то
время как вторичные (риторические) жанры речи ассоциируются с единицей
текстового уровня языковой системы – текстемой в роли основы речевого
жанра как единицы системы речи.
Жанры определяются как простые и сложные. Простые жанры – это
18
типы иллокутивных актов, называемые при помощи отглагольных
существительных, значения которых определяет речевое действие (угроза,
приглашение и пр.). Сложный жанр – это типизированная
последовательность речевых актов. Коммуникант вначале «выбирает»
определенный речевой жанр, в рамках которого он собирается вести
коммуникацию. Избранный речевой жанр предоставляет в распоряжение
коммуникантов корпус «своих» речевых актов и некоторые «предписания»
относительно их последовательности. Таким образом, говорящий / пишущий
отбирает средства не просто из континуума коммуникативных актов, но из
хранящихся в виде особых параметров фрейм-модели речевых жанров
наборов (классов) средств, объединенных общностью прагматической роли в
организации дискурса соответствующего речевого жанра – обязательные и
факультативные речевые акты, порождающие (конституциональные и
неконституциональные) и непорождающие и т.д. Конституциональные
речевые акты выражают сущность речевых жанров, их прагматическая
семантика без остатка входит в прагматическую семантику речевых жанров,
например речевой акт приказ в речевых жанрах приказ. Репертуар речевых
жанров приравнивается здесь к исчислимому набору типических интенций
говорящего (как и теории речевых актов), а дискурс трактуется как
совокупность речевых жанров, взаимодействующих в процессах
коммуникации.

19
2 Стилистические исследования роли тонирования в тексте
2.1 Интерстилевое тонирование текстов на политическую тематику

Интерстилевое тонирование – это намеренное использование в тексте


языковых средств с максимально разнообразной стилистической окраской, в
том числе таких, которые воспринимаются как стилистически инородные, не
соответствующие традиционным представлениям о качествах политического
текста. Одна из особенностей современной политической коммуникации
состоит в том, что авторы не считают необходимым ограничивать себя
использованием исключительно публицистической лексики, а смело вводят в
текст, казалось бы, совершенно несовместимые элементы.
В прощальном послании к Конгрессу сенатор Рон Пол обращается как к
сенаторам, так и к гражданам Америки. Рон Пол был сенатором с 1976 года и
за столь внушительный срок показал себя убежденным консерватором и
поборником «изоляции» Америки. Послание выделяется объемом – обычно
сенатору отводится около 30 минут, но Рон Пол выступал на протяжении
часа. Главной темой стал тезис: «Некоторые действия государства могут быть
опасны для свободы». В речи он затрагивает проблемы мира и свободы,
рассуждает о существовании большого количества трудностей в жизни
страны, а также о мерах, которые необходимо принять для их устранения.
Сегодня в мире ценятся такие качества политика, как открытость,
искренность, непосредственность в общении, близость к людям.
Просторечные языковые единицы могут быть употреблены в
политической коммуникации с разными целями:
– в качестве заменителей нейтральной лексики используется
стилистически сниженная или ненормативная просторечная лексика для
усиления экспрессии и аффектации высказывания;
– используются экспрессивные, стилистически сниженные и даже
грубовато-фамильярные синонимы к нейтральной лексике для усиления
20
прагматического и выразительного эффекта высказывания [8, c. 86].
Порой политические деятели прибегают к употреблению просторечной и
разговорной лексики для бескомпромиссного выражения своей точки зрения,
часто с явно выраженной агрессивностью поведения и, таким образом,
применение сниженной и просторечной лексики является единственно
возможным способом выражения позиции автора.
Важно отметить, что проблемы, которые поднимаются в тексте
выступления, касаются каждого жителя США. Обращаясь к Конгрессу, автор
активно использует разговорную лексику, стремясь к тому, чтобы
высказывание было эмоциональным и отражало всю глубину переживаний
сенатора за Родину:
“The country and the Congress will remain divisive since there’s no “loot
(informal: money) left to divvy up” (informal: to divide sth especially money into
two or more parts)” [20, c. 88];
“It should be an easy sell (informal: sth that is not as good enough as it
seemed to be)” [20, c. 88];
Особенно ярко разговорная лексика контрастирует с книжными словами
и выражениями, когда находится в их непосредственной близости:
“Permitting such authority and expecting saintly behavior from the
bureaucrats and the politicians is a pipe dream (informal: a hope, wish, or dream
that is impossible to achieve or not practical)” [20, c. 89];
“A grand (dialect/informal: very good, excellent), but never mentioned,
bipartisan (written: involving two political parties) agreement” [20, c 89];
“Why is there so little concern for the Executive Order that gives the
President authority to establish a “kill list” (informal, disapproving), including
American citizens, of those targeted for assassination?” [20, c. 89].
Подобное смешение слов из разных стилей несет яркий экспрессивный
заряд и дает резко отрицательную характеристику описываемым явлениям.
Рон Пол использует интерстилевое тонирование для создания необходимого
21
эффекта, акцентируя внимание на имеющихся проблемах и предложенных
путях их решения.
Заметно выделяется научная лексика из области медицины, которая в
данном тексте употребляется метафорически, описывая политическую жизнь
страны: Рон Пол намекает на то, что при решении некоторых вопросов
требуется «срочное хирургическое вмешательство», а порой, что «случай
безнадежен»:
“…the grant of power inevitably metastasizes into an omnipotent political
cancer” [20, c. 89];
“…claiming there is a choice of a “little” tyranny is like describing pregnancy
as a “touch of pregnancy” [20, c. 90];
“As our liberties have been eroded our wealth has been consumed” [20, c.
90].
Использование терминов и заимствованных слов при создании
политического текста имеет ряд особенностей. Слово несет на себе отпечаток
происхождения, историю употребления, вхождения в политическую
коммуникацию. Часто оно становится знаком определенной системы
ценностей, приобретает атрибутивный характер. В политическом тексте
термины зачастую переосмысливаются и используются для создания ярких и
запоминающихся образов, приобретающих значительный потенциал
воздействия.
Латинские заимствования, полностью сохранившие свой облик,
используются в английском языке весьма ограниченно: обычно в стилях
научной прозы, в деловых документах или в высоких официальных речах, и,
таким образом, придают выступлению возвышенный ораторский стиль. К
тому же заимствования, использованные Роном Полом, представляют собой
морально-ценностные ориентиры всей нации и «формируют стереотипные
особенности массового политического сознания» [10, c. 181].
В прощальном послании к Конгрессу сенатор Рон Пол активно
22
использовал прием интерстилевого тонирования для создания политического
текста, который оказывает сильное эмоциональное воздействие на
аудиторию, позволяет автору успешно реализовывать функцию убеждения, а
также ярко демонстрировать свою позицию по отношению к обсуждаемым
проблемам.
Использование разговорной лексики в данном тексте способствует
усилению экспрессии и аффектации, акцентирует внимание адресатов на
актуальных проблемах в стране и мире, приближает сенатора к народу. А
включение в речь специальных терминов из различных научных областей
демонстрирует эрудированность автора.
Использование интерстилевого тонирования способствует построению
речи таким образом, чтобы оратор достиг желаемых целей и создал текст,
который бы обладал большей силой убеждения.

23
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе исследования нам удалось достичь поставленных целей, а именно


– определить роль тонирования в стилистике текста. Использование
интерстилевого тонирования способствует построению речи таким образом,
чтобы оратор достиг поставленных целей и создал текст, который бы обладал
наибольшей силой убеждения. Показательно, что современные политики и
журналисты активно используют как ресурсы, которые были
охарактеризованы еще в древних риториках, так и новые, созданные и
осмысленные в рамках постмодернистской эстетики (интертекстуальность и
интерстилевое тонирование).
Разговорные единицы, такие как: жаргон, просторечие, заимствование в
письменной речи дают новые способы сочетаемости слов. Сегодня
историзмы, архаизмы, конфессиональная лексика, внешние заимствования
переходят в разряд нейтральных средств языка, потому что их присутствие в
письменных текстах «олитературивает» их.
В данной курсовой работе были рассмотрены такие понятия, как
модальность, которая показывает отношение содержания высказывания к
действительности, речевой жанр, являющийся широким спектром
разнородных письменных и устных тематически и ситуативно
обусловленных «типов высказываний», интертекстуальность,
обеспечивающая присутствие в тексте элементов других текстов для
обеспечения восприятие как частицы общего политического дискурса и
элемента национальной культуры, и интерстилевое тонирование,
позволяющее использовать в тексте языковые средства с максимально
разнообразной стилистической окраской.
Главной функцией речи является трансформация внутреннего образа
человека, возникшего в результате подсознательной внутренней или
духовной работы, в сознание слушающего. Для точного воспроизведения
24
образа необходима выразительная речь, благодаря которой воспроизводимая
информация пробивается через призму субъективной оценки человека и
становится неотъемлемой частью его внутреннего мира. С уверенностью
можно сказать о том, что выразительностью речи называются такие
особенности ее структуры, которые поддерживают внимание и интерес у
слушателя или читателя.
Проанализировав и обобщив литературу по теме, можно сделать вывод о
том, что данная работа обладает практической значимостью, которая
заключается в возможности использования материала в дальнейших
исследованиях или переводческой деятельности, таких как, например,
стилистика английского языка и интерпретация художественного текста.

25
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Антонова Л.Г. Письменные жанры речи учителя: учеб. пособие. –


Ярославль, ЯГПУ, 1996. – 114 с.
2 Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. Литературно–
критические статьи. – М.: Художественная литература, 1986. – 428 с.
3 Барт Р. Основы семиологии // Структурализм: «за» и «против». – М. –
1975. – 322 с.
4 Виноградов С. И. Нормативный и коммуникативно–прагматический
аспекты культуры речи // Культура русской речи и эффективность общения.
М. 1996. – 129 с.
5 Дементьев В.В. Коммуникативная генристика: речевые жанры как
средство формализации социального взаимодействия. Жанры речи. Вып.3. –
Саратов: Колледж, 2002. – 140 с.
6 Дергун Л.И. Тексты школьных учебников: Типология,
лингводидактическая модель и коммуникативный потенциал. – СПб.: 2004. –
158 с.
7 Зандиг Б. Типология утилитарных текстов [электронный ресурс]:
https://studopedia.org/3–71660.html (дата обращения: 05.02.2019.).
8 Зайнуллин М.В. Модальность как функционально–семантическая
категория. – Саратов, 1986. – 199 с.
9 Захаренко, Красны И.В., Красных В.В. Лингво–когнитивные аспекты
функционирования прецедентных высказываний // Лингвокогнитивные
проблемы межкультурной коммуникации. – М., 1997. – 124 с.
10 Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б., Багаева Д.В.
Прецедентное имя и прецедентное высказывание как символы прецедентных
феноменов // Язык, сознание, коммуникация. Вып. 1. – М., 1997. – 222 с.
11 Интертекстуальность и интерстилевое тонирование текста
[электронный ресурс]: http://indbooks.in/mirror7.ru/?p=176249 (дата
26
обращения: 05.02.2019.).
12 Красных В.В. Коммуникация в свете лингво–когнитивного подхода //
Функциональные исследования. Вып. 3. – М., 1997. – 213 с.
13 Краевская Н. М. Ситуация как фактор дифференциации типов устной
речи // Лингвистические особенности научного текста. М. 1981.
14 Лазуткина Е.М. Культура речи среди других лингвистических
дисциплин / Культура русской речи и эффективность общения. – М., 1996.
15 Макаревич Е.В. Способы варьирования прецедентных текстов в
современной публицистике // Виноградовские чтения. Когнитивные и
культурологические подходы к языковой семантике. Тезисы докладов
научной конференции. М. 1999.
16 Мещеряков В.Н. Жанры учительской речи / В.Н. Мещеряков. – М.:
Флинта, 2003. – 248 с.
17 Мельчук И.А. К принципам описания означаемых (о лингвистической
семантике) // Язык и человек. М. 1970.
18 Назаренко Л. Прагматический эффект просторечия в языке русской
политики // Новая русистика. Брнен, 2010. – 211 с.
19 Пахотин А.И. Все о модальных глаголах и сослагательном
наклонении в английском языке – М.: Карева, 2005. – 127 с.
20 Прагматика и стилистика разговорной речи. Условия успешного
общения [электронный ресурс]: http://bibl.tikva.ru/base/B1451/B1451Part7–
58.php (дата обращения: 05.02.2019.)
21 Разоренов Д.А. Система ценностей и антиценностей в американском
политическом сознании // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 1. Ч. 2.
– Тула, ТулГУ, 2012. – 509 с.
22 Солтановская Т.В. Уровни коннотированности лексики и феномен
прецедентности слова // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной
коммуникации. – М., 1997. – 316 с.
23 Шмелева Т.В. Модель речевого жанра. Жанры речи. – Саратов:
27
Колледж, 1997. – 198 с.
24 Якубинский Л.П. Избранные работы: Язык и его функционирование.
– М., 1986. – 158 с.
25 Symbolic and metaphorical principle of depicting historical events in the
prose of V.E. Maximov at the end of the 20th century [электронный ресурс]:
https://cyberleninka.ru/article/n/interstilevoe-tonirovanie-angloyazychnyh-
politicheskih-tekstov.pdf (дата обращения: 05.02.2019.).

28