Вы находитесь на странице: 1из 3

К проблеме неравенства. Апология капитализма.

Оценивая проблему неравенства, необходимо обратить внимание на то, что капитализм


предполагает совершенно иной механизм обогащения большинства, чем имеют в виду его
апологеты, которые утверждают, что капитализм способен решить проблему неравенства. По
крайней в него не встроен фундаментальный экономический механизм, решающий ее. Более
того, Пикетти убедительно показал, что в капитализм встроен противоположный механизм,
предполагающий в общем случае неизбежный рост неравенства.

Надежда на существование идеальной экономико-политической системы не более чем дань


психологии человека постоянно тяготеющей к идеалу, особенно в общественном устройстве.

В реальности в капитализм встроен еще один, более значимый и конструктивный


фундаментальный механизм, определяющий его эффективность, но не имеющий прямого
отношения к устранению неравенства. Этот механизм позволяет с невиданной до этого в истории
эффективностью порождать и внедрять инновации. Тем не мене этот механизм имеет некоторое
косвенное отношение к проблеме неравенства. С социально-экономической точки зрения
инновации, это основной способ обогащения большинства.

В реальности таких способов два. Первый – это прямое увеличение дохода большинства в
денежном выражении, что имеет место, хотя и происходит темпами, существенно меньшими, чем
рост богатства и доходов богатого меньшинства. По другому, капитализм способен обеспечить
абсолютное обогащение большинства, которое (а не снижение неравенства), является его
защитным механизмом от угроз исходящих от социальной психологии человека.

Однако, куда большое значение, в том числе и с социальной точки зрения, имеет второй из
источников. Этот источник и есть инновации. Они не устраняют неравенства, но безусловно
делают человека богаче по сравнению с ним самим, а также с самыми богатыми людьми из
прошлого, за счет доступности инноваций, которых не было раньше.

Этот источник не связан с увеличением дохода в денежном выражение. Действительно,


миллион сейчас стоит значительно меньше, чем миллион сто лет назад. Однако, на этот миллион
можно купить автомобиль, обеспечивающий скорость и комфорт, недоступные в прошлом ни за
какие деньги. На этот миллион можно летать на дальности, со скоростями и комфортом, которые
только снились сто лет назад даже обладателям многих миллионов. За этот миллион и за
существенно меньшие средства можно купить смартфон, с помощью которого можно быть на
связи где угодно 24 часа в сутки, иметь доступ к Интернету, информации, общению и
развлечениям. Ничего подобного не имели богачи прошлого.

Т.е. так же как и первый, этот источник делает человека богаче в абсолютном измерении. При
этом такое обогащение с практической точки зрения и в любом измерении значительно
существеннее, чем то, что происходит благодаря среднему увеличению денежного дохода.
Однако, оно имеет тот существенный недостаток в глазах большинства, что не заметно, т.к. не
выделяет его потребителей на фоне остальных. На самом деле это демонстрация показательного
парадокса, т.к. речь идет о сторонниках равенства!

Именно это желание не выделяться на фоне других (самому лично и своей социальной группе), в
худшую сторону (хотя с точки зрения социологии представляет интерес готовы ли те же самые
люди выделяться «в лучшую сторону», т.е. проявлять экстраординарную экономическую

1
активность, принося благодаря своей инициативе процветание обществу и богатство себе, а так
же то, как они начнут себя вести став богаче других) и делает проблему относительного
неравенства такой значимой в глазах многих. Но здесь возникает этический вопрос – если
человеку не важно стал ли богаче он, а важно стали ли богаче другие по сравнению с ним, этично
ли и справедливо потакать ему в подобных настроениях. С политической точки зрения никаких
вопросов нет, и проблема неравенства существует, т.к. не безразлична многим. Не бывает этичных
и не этичных, справедливых и не справедливых революций. Однако, здесь важно не выплеснуть с
водой ребенка, которым в случае капитализма является все увеличивающийся поток инноваций.

Возвращаясь к инновациям, как основному источнику обогащения большинства необходимо


отметить еще одну принципиальную особенность капитализма. Он устроен так, что не только
создает и внедряет инновации. В нем есть механизм, делающий эти инновации в минимально
возможные сроки доступными «небогатому» большинству.

Максимизация прибыли требует того, чтобы продукцию покупали все, большинство. Этот принцип
и делает неизбежным стремительное распространение создаваемых инноваций по миру (стоит
вспомнить очень короткую историю сотовой связи), а через них столь же стремительное (не
ощущаемое, а значит незаметное! но абсолютно реальное!) обогащение большинства без всякого
увеличения денежного дохода.

Говоря коротко, капитализм обретает своеобразный образ. Эта система аккумулирует огромную
долю денежно измеряемых и все увеличивающихся активов у меньшинства, которое
предлагает за это большинству реальный поток инноваций, кардинально улучшающих тот или
иной аспект повседневной жизни. Очевидно, что само такое улучшение суть утилитарной
стороны любого богатства и его увеличения, предоставляемой однако не в денежной форме.
При этом т.к. инновации становятся доступными в итоге всем или большинству, то по крайней
мере в этом налицо равенство в самой явной форме.

Таким образом механизм социальной компенсации капитализма включает не только абсолютное


обогащение большинства в денежном измерение, а в первую очередь обогащение через
инновационное технологическое развитие, без которого ему было бы значительно сложнее
«оправдываться». Собственно благодаря такому развитию капитализм и оказывается востребован
обществом. В противном случае даже свободный рынок и частная собственность могли бы в итоге
не уберечь общество от чрезмерной и неизбежной концентрации богатства у немногих,
предлагающих остальным разорение, потерю собственности за долги и существование в качестве
наемных работников в унылом и статичном обществе без инноваций. Причем без инноваций все
уменьшающийся круг избранных был бы практически закрыт для остальных, не имеющих
возможности создавать стартапы.

Таким образом, имеет значение и оказывается востребован не капитализм сам по себе, а то, что
можно назвать «технологическим капитализмом», где частная собственность и свободный рынок
объединены с промышленностью, технологиями, компетенциями, наукой и знаниями. Очевидно,
что страны с подобной структурой экономики получают в современном мире наибольший
выигрыш и перспективы. Те же страны, которые обходятся только капитализмом, на самом деле
получают все же свой выигрыш, потому, что рядом существуют страны технологического
капитализма, т.е. из-за того, что являются частью глобального мира технологического
капитализма, получая инновации извне.

2
В доказательство необходимо обратить внимание на то, что страны «простого капитализма»
обычно существенно коррумпированы, беднее, менее производительны, отстают в социальном
развитии, имеют более архаичное общество и в целом капитализм в них «какой-то не такой»
(стоит задуматься, почему в таком капитализме, если он «правильный» не развиваются
технологические отрасли и вообще не увеличивается добавленная стоимость).

Распространение инноваций и обогащение через них большинства является достойной


компенсацией за рост относительного неравенства. Подтверждение этому, судьба социализма.
Советский социализм делал более чем существенные инвестиции в образование, науку,
копирование и развитие инноваций. Более того, он добился в этом значимых успехов. Тем не
менее, он проиграл капитализму экономически в первую очередь из-за неспособности
распространить эти инновации и сделать их доступными для всех с тем же уровнем качества и
теми же темпами, что и капитализм. Причин этому было множество, но в итоге все они были
платой за относительное равенство, по уровню которого СССР превосходил любую
индустриальную страну. Но это не уберегло его от гнева и безразличия собственных граждан.
Более чем убедительный урок для тех, кто переоценивает значение проблемы относительного
неравенства.