Вы находитесь на странице: 1из 14

Содержание

Предисловие ............................................................7
ЧЕЛОВЕК И ИСТОРИЯ.......................................... 11
Зачем надо знать историю?.................................. 12
Об исторических мифах .......................................18
Иван Грозный и русский менталитет ................ 22
Когда в России было единство? ...........................25
Война — это грех? ................................................. 28
Надо ли каяться за прошлое? .............................. 31
ЧЕЛОВЕК И ГОСУДАРСТВО ................................35
Что такое настоящий патриотизм? .................... 36
Христианин — какой страны патриот? .............. 39
Патриот — тот, кто против других? .................... 43
Откуда в нас агрессивность? ............................... 49
Как стать патриотом? ...........................................52
ЧЕЛОВЕК И СВОБОДА ..........................................59
Что такое свобода и зачем она нужна? .............. 60
Надо ли стремиться к единству?......................... 66
О единстве Церкви и государства ........................ 71
Бывает ли политика нравственной? ...................74
А государство? ........................................................78
ЧЕЛОВЕК И СЕМЬЯ ...............................................81
Как семья влияет на государство? ...................... 82
Гражданский брак побеждает? ........................... 85
Что не так с нашими женщинами? .................... 89
Все знают, что аборт — это плохо,
так почему же?.. .................................................... 92
Разве не страшно сейчас рожать детей? ............ 96
Наше будущее — молодежь в интернете? ......... 98
ЧЕЛОВЕК И ЦЕРКОВЬ ........................................109
ЧТО ПРОИСХОДИТ В ХРАМЕ ................................. 110
Как люди приходят в храм? ............................... 110
Почему у православных столько запретов? ..... 112
Как правильно вести себя в храме? ................... 116
Как привести/вернуть в храм детей? ................ 121
Для чего в Церкви обряды?................................ 125
А если ничего не понятно? .................................130
Где все узнать о Боге? .........................................133
Чем церковные праздники отличаются от
обычных? ..............................................................139
Мы участвуем в символическом действе? ........ 145
Реликвии — тоже символ? ..................................149
Зачем христианину приход? .............................. 151
ПОСТ КАК ПОДАРОК БОГУ ..................................... 154
Для чего нужен пост? .......................................... 154
Что главнее? .........................................................158
Лучше недо- или пере-? ...................................... 161
А как же Новый год? ...........................................166
О ПОКАЯНИИ И ИСПОВЕДИ..................................168
Как готовиться к первой исповеди? ..................168
Зачем перед исповедью просить прощения? ... 172
Постоянно каяться в одном и том же? .............. 176
Исповедь и покаяние — в чем разница? ........... 179
За что можно получить епитимью? .................. 181
Надо ли стремиться на исповедь к старцу? ......186
НЕМНОГО О СЕБЕ ................................................ 191
ПРЕДИСЛОВИЕ

Современный священник находится в сфере нескон-


чаемых вопрошаний: он должен все знать и иметь
четко сформулированную позицию — таков сегодня
запрос общества по отношению к Церкви и священ-
ству. Очень часто этот запрос оказывается неудо-
влетворенным, слишком многого общество ждет от
Церкви и человек — от батюшки. Священнику, со
всех сторон окруженному вопросами о церковной
жизни, о политике, о нравственности, приходится
искать ответы, а у отца Дмитрия Климова, без всяко-
го сомнения, есть к этому талант, в том числе талант
историка — точно сформулировать, найти правиль-
ные слова.
Я помню его выступление на казачьем круге, вско-
лыхнувшее интернет: он обратился к людям, которые
носят оружие и исторически чувствуют себя военны-
ми, с настоящей не просто пацифистской, а христи-
анской, евангельской речью о преодолении злобы,
агрессии, о прощении и покаянии. Многих тогда уди-
вило, что голос священника из небольшого провин-
циального города, оказывается, может услышать вся
8

страна, и в том числе люди, которые далеки от Цер-


кви, но хотят услышать ее голос.
В этой книге отец Дмитрий выступает не толь-
ко как священник, но и как профессиональный ис-
торик. Прежде всего как историк он говорит о том,
как складываются исторические мифы и что за ними
стоит. Но ведь мифы складываются и в религиоз-
ной жизни, мифотворчество относится к области
религиозного сознания, и часто вместо настоящей,
истинной веры человек живет мифом: религиозно-
политическим, православно-патриотическим, этни-
ческим, магическим, каким угодно. Периферийное
вдруг оказывается в центре, а главное — Христос, Его
евангельское слово — становится менее значимым,
менее ценным. Такими мифами и сегодня полна
наша церковная жизнь. Отец Дмитрий в своей книге
развенчивает мифы и говорит о главном: о челове-
ке и о Боге, о Христе и Его Церкви, о поисках веры
и поисках правды. Он дает ответы на самые болевые
вопросы, которыми не может не задаться тот, кто
ступил на путь веры.
В последнее время издается все меньше книг
с объяснениями, как ставить свечки, писать записки
о здравии и упокоении и т. д. Еще недавно казалось,
что новопришедшего в храм надо снабдить ком-
плексом знаний о правильном поведении на службе
и о подготовке к Причастию. Но выяснилось, что эти
брошюры — ни о чем и не нужны, потому что не разъ-
ясняют главных вопросов: зачем мне Церковь, како-
вы мои отношения с Богом, чего я ищу в жизни?
9

Случись с человеком беда — что он сделает: пой-


дет заказывать молебен определенному святому,
чтобы получить желаемый результат, или начнет го-
ворить с Богом, попытается понять себя и по-настоя-
щему добраться до Бога, поверить Ему, поступить
по-евангельски, идти дальше, не терять веры, наде-
жды, упования? Ухватится за соломинку иллюзор-
ных опор или пойдет, как апостол Петр, по воде ко
Христу?.. Книга отца Дмитрия об этом. Она написана
очень просто и обращена к человеку, который пока
еще мало что знает о Церкви, но хочет узнать о ней
главное.

Протоиерей Алексей Уминский


Бывает ли
политика
нравственной?

К
арьера, работа, отношения между людьми
многим кажутся несовместимыми с христиан-
ской моралью. В храме я могу быть верующим,
а за его стенами погружаюсь в окружающую среду
и становлюсь «как все». Эта точка зрения стала обы-
денной, «нормальной» для многих людей. Тем более
насчет политики все согласны, что уж там моральные
нормы не действуют.
Зачем Бог дает заповеди Нагорной проповеди?
Чтобы успокоить, помочь пережить неприятности,
как порой считают критики христианства, в качестве
некоей анестезии? Или как некий аутотренинг, для
убеждения самого себя в том, что я должен быть доб-
рым, смиренным, кротким и, наконец, казаться себе
таковым? Нет, Христос дает эти заповеди как нор-
мальный закон жизни — другого просто нет и быть
не может. И если мы верим, что есть Бог, Который
помогает нам, и что мы своим послушанием, через
Бывает ли политика нравственной? 75

исполнение заповедей даем Ему возможность дей-


ствовать в нашей жизни, — это совсем другой под-
ход. Заповеди — ключ, им мы открываем Богу дверь
в свой мир: дверь открыта — тогда Он входит и делает
за нас то, чего мы сами сделать не можем.
И это особенно актуально для политики и приня-
тия важных исторических решений. Как бы ни был
гениален политик, в принятии решений, касающихся
целых стран и народов, он должен уповать на Бога,
полагаться на Его помощь. А если он действует по
своим законам, не совпадающим с христианскими,
то помощь Божья не приходит. И решения принима-
ются такие, что, несмотря на кажущийся краткосроч-
ный успех, в долгосрочной перспективе они заканчи-
ваются крахом. Поэтому мораль и политика должны
быть совместимы, только все зависит от тех, кто эту
политику делает, и тех, кто на этих политиков снизу
смотрит.
По словам Канта, «истинная политика не может
сделать шага, не присягнув заранее морали, так как
мораль разрубает узел, который политика не могла
развязать, пока они были в споре». То есть политика
сама этот узел завязала, а развязать уже не смогла.
А мораль помогает его разрубить, то есть решить не-
разрешимые проблемы. Кстати, в славянском языке
слово «разрешить» означает «развязать, освободить
от уз».
Что касается человека, попавшего во власть: лю-
бая добродетель подвергается искушению. Бывают
искушения простые, бывают сложные. Добродетель
76 ЧЕЛОВЕК И СВОБОДА

этим и проверяется, насколько она укоренена. И если


человек меняется под влиянием среды, значит, не
глубоко были в его душе укоренены добродетели.
Когда мы говорим об истории политики, то в ос-
новном вспоминаем войны, революции, победы, по-
ражения, то есть события рельефные, приводим даты
сражений, убийств, трагедий и помним политиче-
ских деятелей, которые в этих деяниях участвовали.
Мы почти никогда не говорим о мирных, стабильных
и спокойных периодах, это не интересно — но именно
в такие времена было много хорошего, много приме-
ров нравственных поступков политиков, правителей,
совершенных с упованием на волю Божью. Есть же
у нас в Русской Церкви лик благоверных князей —
в их житиях можно найти немало таких поступков.
Что такое подвиг? Это не когда ты кидаешь на-
род в жерло войны, в бойню, а когда жертвуешь со-
бой, своей политической карьерой, своим добрым
именем. Например, Патриарх Тихон понимал, что
некоторые его слова и поступки могут повредить
его доброму имени в истории, но он жертвовал им
ради пользы людей и Церкви. Или император Ни-
колай II — можно по-разному относиться к его дея-
тельности как царя и политика, но мы почитаем его
за мученическую кончину. Церковь причислила его
к лику святых страстотерпцев не за мудрое управле-
ние страной (это у историков спорный вопрос), а за
его личное благочестие и покорность воле Божьей.
У него были возможности спастись, призвать на по-
мощь, но он этого не сделал, понимая, вероятно, что
Бывает ли политика нравственной? 77

он отвечает за свои неправильные политические по-


ступки. Он поставил на первое место заповеди Бо-
жьи, а не себя и даже не жизнь своей семьи. Можно
предполагать, что его поступок предотвратил многие
жертвы.
А государство?

Г
осударство, основанное на христианских прин-
ципах, — это утопия. Если бы это было возмож-
но, Христос дал бы для этого средства, но Он го-
ворил, что царство Его не от мира сего. При попытке
создания теократии на основе христианских принци-
пов обычно меняются либо сами эти принципы, либо
их формулировки (что одно и то же).
Я недавно перечитывал Социальную концеп-
цию РПЦ, которая писалась к Юбилейному Собору
2000 года, — думаю, формулировки, касающиеся по-
литики и государства, сейчас были бы другими. Хотя
этот документ никто не отменял, но вспоминается он
сейчас все реже…
Нас всегда учили, что государство — это власть,
насилие, машина подавления тех, кто не хочет испол-
нять законы, им принимаемые. Государство является
Божественным попущением. Вспомним евангельское
повествование о трех искушениях Христа: в одном из
Почему
у православных
столько
запретов?

К
огда я прихожу к своей бабушке, она всегда
меня спрашивает: «Что тебе можно есть?» То
есть она помнит, что мне периодически че-
го-то нельзя. О нас, христианах, сложилось мнение,
что у нас очень много запретов.
Только однажды я услышал, что запретов бывает
и больше. На оглашении я спрашивал у людей, в какой
вере они планируют воспитывать своих детей. «В нашей,
христианской», — услышал в ответ. На что задал другой
вопрос: «На каком основании вы себя относите к хри-
стианам?» Сначала повисла пауза, а потом одна женщи-
на нашлась и, удивленно посмотрев на меня, заявила:
«Ну мы же всё едим». То есть мусульманам, например,
нельзя есть какую-то пищу, а христианам — можно. По-
этому тот, кто «ест всё», по мнению этой дамы, — хри-
стианин. Такое вот гастрономическое разделение.
С другой стороны, апостол Павел говорит: Всё
мне позволительно, но не всё полезно (1 Кор. 6: 12).
Почему у православных столько запретов? 113

Так что христианство — это совсем не про прямые за-


преты. Вспомним начало Нагорной проповеди: там
речь идет не о том, чтобы ты чего-то не делал, а о том,
каким нужно быть, что делать, чтобы достичь бла-
женства — высшей формы счастья.
Дальше в Нагорной проповеди много запретов, но
они касаются в большей степени как раз нравствен-
ной жизни человека, а не ритуальной, не обрядовой,
не гастрономической. То, что в нашей повседневной
церковности этот баланс часто не соблюдается и мы
больше делаем упор на обрядовые запреты, нежели
на нравственные, — это просто беда. Если бы в повсе-
дневной жизни работали запреты: нельзя осуждать,
гневаться, гордиться, это было бы гораздо полезней,
чем культивируемые у некоторых запреты, какой ру-
кой свечки ставить, с какой стороны в храме стоять
мужчинам, с какой — женщинам…
Большая ошибка, что мы, когда говорим о хри-
стианстве, начинаем с запретов: «Когда ты будешь
христианином, тебе нельзя будет то-то и то-то». А че-
ловек со стороны смотрит и думает: «Для чего мне
брать на себя лишнее?»
Апостольская проповедь никогда не начиналась
с запретов. Она, наоборот, сначала давала понятие
о Боге, о свете, о счастье — о том смысле жизни, ко-
торый принес в мир Христос. А потом, когда чело-
век это счастье осознал, почувствовал этот свет, стал
к нему причастен, тогда уже можно объяснить, как
его сохранить, не растранжирить. Вся православная
аскетика на этом и строится: что сделать для того,
114 ЧЕЛОВЕК И ЦЕРКОВЬ. Что происходит в храме

чтобы счастье общения с Богом сохранилось в твоей


жизни.
А если не дать самого главного — понятия пол-
ноты Божественного счастья — и оградить человека
забором каких-то запретов, он так и будет сидеть за
этим забором в тенечке. Возможно, ему будет ком-
фортно, он будет считать себя лучше других просто
на том основании, что он запреты эти выполняет,
а они нет. В духовном плане это ему никакой пользы
не принесет.
Сейчас, при всеобщем релятивизме элементар-
ных основополагающих ценностей, создается ощу-
щение, что Церковь осталась единственным храни-
телем этого знания: не убей, не прелюбодействуй,
не воруй. Да, Церковь должна об этом говорить, но
обратите внимание, апостол Павел никогда не учил
нравственности язычников. Он говорил о том, что
они живут безнравственно, но ему и в голову не при-
ходило их как-то менять. А нравственности он учил
тех, кто уже стали христианами. Для того, чтобы они
ими и остались.
Некоторые священники взяли на себя роль учи-
телей нравственности для внешнего мира, забывая
о том, что мы все-таки должны проповедовать Хри-
ста, а не общечеловеческие нормы. Бывает весьма
странно, когда священник, проповедник привыкает
видеть свою задачу в том, чтобы людей чему-то учить,
что-то запрещать, а самое главное — о Христе, о спа-
сении, о Воскресении, о вечной жизни, о душе — гово-
рить забывает, эти разговоры кажутся ему какими-то
Почему у православных столько запретов? 115

второстепенными и ненужными. А первое — семей-


ные ценности, нравственные ценности… Интересно,
что о ценностях всегда говорят во множественном
числе. Когда мы открываем Евангелие, мы там чи-
таем не о ценностях. Мы читаем о Ценности! Напри-
мер, в притче о жемчужине, которую человек нашел,
а потом идет и продает все свое имущество, чтобы
купить эту драгоценную жемчужину (см. Мф. 13:
45–46). Жемчужина — единственное число. Самая
главная ценность в христианстве — Христос. Если мы
продолжим распыляться и считать, что ценности —
это нравственность, семья, духовность, а о самом
главном умолчим, то это уже будет не христианство,
а морализаторство.

Оценить