Вы находитесь на странице: 1из 693

Анастасия  Вечерина

Исповедь мотылька
 
 
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42819384
SelfPub; 2019
 

Аннотация
Почему девушек так неумолимо тянет к плохим парням?
Почему мотылек сам летит на огонь?На эти вопросы пытается
ответить Анастасия Вечерина в своей книге "Исповедь
мотылька", ставшей первым произведением в известной трилогии
о профессиональных соблазнителях.Хотите знать всё о приемах
и способах современных Казанов? Хотите уметь вычислять
их с первого взгляда? Читайте автобиографическую повесть
талантливой нижегородской журналистки!(обложка автора)
ПРОЛОГ
Лучи солнца прямыми яркими стрелами прорывались
сквозь неплотно задернутые занавески. В пятнах света кру-
жились пылинки, солнечные зайчики прыгали по стенам.
Один из них нахально светил мне в правый глаз, отражаясь
от пряжки пояса, валявшегося на полу. Пояс лежал поперек
туфельки на высоком каблуке. Туфелька покоилась на смя-
той белой блузке, а блузка – на моей черной короткой юбке.
Кружевной чулок того же цвета висел на подлокотнике крес-
ла, стоявшего рядом с кроватью. Второго чулка и второй ту-
фельки нигде не было видно…
Я улыбнулась. Никогда не замечала за собой привычки
раздеваться быстро и с размахом, но вчера ночью все пошло
кувырком! Вообще, с этим парнем все идет кувырком – мои
привычки, мои принципы, мой устоявшийся образ жизни:
все переворачивается с ног на голову!
Вставать не хотелось. В щёлку между шторами был виден
кусочек моего двора, знакомого с детства. Заснеженные кры-
ши соседних домов, заиндевевшие деревья, клубы пара, вы-
рывавшиеся изо рта случайных прохожих… и солнце! Оно
было везде – отражалось от снега на земле, искрилось сне-
жинками в воздухе, ярким светом заливало комнату. Кажет-
ся, уже давно перевалило за полдень. Надо же так спать!
Я закинула руки за голову, сладко потягиваясь. Ммм-м-
мммм! Как же здорово вот так просыпаться…
Что-то кололо мне спину в районе лопатки. Я поверну-
 
 
 
лась. Половина кровати рядом со мной была пуста. Того, ко-
го я ожидала там увидеть, рядом со мной не было. Вместо
него на соседней подушке лежала роза. Видимо, он успел
сходить за ней, пока я спала, и положил на подушку рядом
со мной, чтобы, когда я проснулась, то…
Я вновь улыбнулась. Чёрт, никак не привыкну к его сюр-
призам! Умеет же он застать меня врасплох, сделать что
неожиданно-приятное…
К стеблю розы была приколота записка. Я потянулась,
ойкнула, когда один из шипов царапнул мою обнажен-
ную грудь, натянула одеяло до подбородка, после чего на-
конец-таки добралась до сложенного вчетверо тетрадного
листка. Развернула и… долго протирала спросонья глаза,
пытаясь прочитать и уложить в сознании те несколько корот-
ких слов:
«Спасибо за все!
Ты очень милая.
Прощай…»

ГЛАВА 1
Жизнь (прошу прощения за небольшое философское от-
ступление, прежде чем будет понятно – что за историю я со-
бираюсь рассказать) порой напоминает мне побережье како-
го-нибудь заброшенного морского залива.
День за днем волны разной величины – то длиннее, то ко-
 
 
 
роче – накатываются на берег. Порой просто так, а порой вы-
брасывая что-то новое из морских глубин. Это может быть и
пустая раковина рядом с обломком затонувшего корабля, и
записка в бутылке рядом с дохлой рыбиной, и еще нечто та-
кое, что вы с трудом сможете описать. Назовите любой пред-
мет – сколько бы причудлив и загадочен он не был – и будь-
те уверены, что рано или поздно он будет выброшен на этот
берег. Или уже был выброшен когда-то. Водоросли и камни,
обломки и пена, странные случайности и человеческие судь-
бы, россыпи миров и миллиарды песчинок могут встретить-
ся тут и лежать рядом, спокойно соседствуя какое-то время.
До тех пор пока следующая волна не унесет одно из них, или
не выкинет какой-нибудь новый неожиданный сюрприз.
Подобно той же причудливой игре морской стихии, нас
выкидывает в странные места и побережья, среди водово-
ротов непонятных событий, предметов и людей. Иногда ко-
го-то, к кому мы уже привыкли (а иногда и нас самих), сли-
зывает очередная волна и на побережье становится пустын-
но. На какое-то время… А потом из морских глубин выки-
дывает новый предмет.
Бывает так, что по вине какой-то случайности или чье-
го-то странного чувства юмора два «знакомых» друг другу
предмета вновь оказываются рядом на том же пустынном по-
бережье. Или на каком-то другом. Вероятность такого явле-
ния, наверное, ничтожно мала, но кто возьмется утверждать,
что оно невозможно? Море любит преподносить сюрпризы!
 
 
 
Хотя… кто возьмется утверждать, что оно на самом деле лю-
бит?
Оно не бывает неподвижным, и в то же время никуда не
двигается. Вы никогда не увидите двух одинаковых морских
пейзажей, и в то же время все происходящее уже было ко-
гда-то. Его волны накатывались на этот берег тысячу лет до
нас. И будут продолжать делать это, даже когда нас не ста-
нет. Порой лениво и нехотя, порой – с силой и ожесточени-
ем. Невозможно угадать, какими они будут завтра. Наверно,
их движение подчинено каким-то законам и правилам, о ко-
торых нам известно очень мало. А может никаких правил и
нет? И каждая волна делает так только потому, что так де-
лали сотни волн до нее? И она старается поступать как все,
и, несмотря на отклонения в частности, в среднем результат
будет тот же. Хотя каждая волна в чем-то неповторима и не
похожа не предыдущие.
Наша жизнь так же подчинена странным законам, о ко-
торых мы порой имеем весьма смутное представление. Кто,
когда и зачем их создал? Половину вещей в своей жизни мы
совершаем, не задумываясь о том, зачем это нужно именно
нам. Просто так делают все. Просто так принято и так поло-
жено. Кто именно принял и положил – не знает, наверное,
даже это седое море.
Мы проводим жизнь в погоне за странными иллюзиями,
словно пытаемся достичь морского горизонта. Кому-то этих
иллюзий хватает на всю жизнь, а кто-то сумеет быстро до-
 
 
 
гнать свою и, поняв, насколько обманчивой и ненужной бы-
ла эта цель, находит себе новую. Чтобы вновь бежать за ней
вдаль, вслед ускользающей дымке морского горизонта…
Мы мечтаем, что вот когда-нибудь… Сначала, еще в дет-
стве, мы мечтаем стать чуть постарше, например, как те под-
ростки из нашего двора, чтобы жить, как нам захочется. Под-
ростками мы становимся, но вот мечты наши почему-то не
сбываются. И мы мечтаем стать взрослыми, уйти от роди-
телей, стать свободными и независимыми, как это море, на-
чать, наконец, жить так, как нам нравится и делать только
то, что хочется. Мы взрослеем и понимаем, что до свободы
нам все так же далеко, хотя с родителями мы уже давно не
живем. И начинается новая погоня за чем-то еще, что может
нам помочь наконец-то обрести желаемое. Мы не спим но-
чами, отказываемся от чего-то, выбиваемся из сил, строим
планы и интригуем, не понимая в то же время, что волны-то
катятся, не останавливаясь ни на секунду…
И вот когда мы, наконец, добились своего, когда достиг-
ли своей последней и окончательной цели, когда уже готовы
прервать эту нескончаемую погоню по морской глади и на-
чать жить по-настоящему, нам вдруг говорят: «Поздно! Ведь
это-то и была настоящая жизнь…»
***
Его я встретила промозглым декабрьским вечером на са-
мой обычной улице нашего города. Зима в том году никак не
хотела устанавливаться окончательно, вялые морозы сменя-
 
 
 
лись неожиданными оттепелями, мокрый снег – дождем, а
если и было что-то постоянное тогда, так это унылое настро-
ение, буквально-таки висевшее в воздухе.
Наверное, только он мог в такой обстановке жизнерадост-
но улыбаться всем прохожим. Люди с согнутыми спинами и
поникшими головами невольно отводили глаза при его при-
ближении, а потом оборачивались вслед, недоуменно пере-
глядываясь…
Он догнал меня и несколько мгновений шел рядом. А по-
том просто повернул голову и сказал: «Привет!». Я никогда
не знакомлюсь на улице, а тут… Даже захотелось ответить.
Весело так, с улыбкой. Но я лишь скосила глаза на секунду,
смерила его надменным взглядом и продолжила свой путь.
Его это ничуть не обескуражило. Он по-прежнему шел ря-
дом со мной, не глядя в мою сторону. А пройдя несколько
шагов, снова повернул голову и весело бросил: «Привет!».
И снова отвернулся, не дожидаясь моего ответа. И снова мы
шли рядом какое-то время. А потом опять вдруг: «Привет!»
Я остановилась. «Молодой человек, послушайте…» Сло-
ва гневной отповеди, доступно объясняющие этому субъек-
ту всю несвоевременность его приставаний, уже были готовы
сорваться с моих губ. Но он и не собирался слушать меня,
преспокойненько топал дальше, даже, вроде бы, не обращая
на меня внимания. Я почувствовала себя глупо. Стоять на
улице одной, непонятно к кому обращаясь и непонятно с кем
разговаривая, выглядело, мягко говоря, странно. Мне ниче-
 
 
 
го не оставалось, кроме как отправиться вслед за ним. А он
как будто нарочно сбавил темп, дождался, пока я догоню его,
и снова пошел рядом, не глядя на меня и ничего не говоря.
Когда в мою сторону полетела очередная улыбка, и рядом
со мной прозвучал очередной «Привет!», я сдалась. «Ну,
хорошо, привет…» Буркнула это сквозь зубы, сама на себя
злясь. Вы думаете, на меня хотя бы взглянули???
Вместо этого он по-прежнему бодро шагал рядом, как
будто мы старые знакомые, время от времени окидывал ме-
ня насмешливым взглядом и говорил: «Привет!», но чаще
всего даже не смотрел в мою сторону.
Я еще раз сказала ему: «Привет», уже менее раздражен-
но, даже попыталась чуть-чуть улыбнуться, потом разозле-
но бросила: «Ну, привет-привет, дальше-то что?», но, как и
следовало ожидать, не добилась никакого результата.
Нет, это уже становилось просто невыносимо! Идти ря-
дом с каким-то незнакомцем, слушать его приветы, выгля-
деть полной дурой… В конце концов, я не какая-нибудь 16-
летняя девочка, чтобы со мной такие шутки шутить. За кого
он меня принимает? Из детского возраста я вышла давно, а
всякие дурацкие заигрывания меня только раздражают. Кто
он вообще такой? Сумасшедший? Просто парень, который
решил подурачиться? Или самый главный раздражитель се-
годняшнего дня? Как будто мало их и без него было… Че-
го он добивается? Достать меня окончательно? Вывести из
себя? Или это просто чья-то глупая шутка? Нелепый розыг-
 
 
 
рыш? Может, меня снимает скрытая камера? Этого только
не хватало!
Самое дурацкое было то, что я почему-то с трудом сдер-
живала улыбку. Не знаю почему, но эта ситуация, несмотря
на весь свой абсурд и нелепость, меня странным образом за-
бавляла и смешила. Представляя со стороны, как я выгляжу,
я готова была убить этого парня, но в то же время не могла
не признать – какой же он все-таки обаятельный…
И снова: «Привет!»
Вот блин!!!
– Слушай, ты кто? Что вообще тебе от меня надо? У меня
был сегодня не лучший день, а тут еще… Ты вообще другие
слова знаешь, кроме этого своего «привета»?
– Конечно!
О чудо! Он ответил!!! И даже остановился посреди улицы,
повернувшись в мою сторону. Я невольно остановилась то-
же, глядя на него завороженными глазами, каждую секунду
ожидая какого-то подвоха. А он медленно-медленно улыб-
нулся и произнес:
– Конечно, знаю. Например, «добрый вечер!»
Тут уж я не могла сдержать улыбку. Да что там улыбку!
Закрыв лицо руками, покраснев до кончиков ушей, я хохо-
тала посреди улицы, не обращая внимания на прохожих…
Взрослая женщина, растерявшая на миг всю свою надмен-
ность и почувствовавшая себя ребенком на детской площад-
ке. Надо же довести меня до такого!
 
 
 
Но, как оказалось, это было только начало…
***
Хмурое, пасмурное утро. Снег. Третий день подряд не
видно солнца. Флегматичные дворники вяло скребут дорож-
ки лопатами, зная, что завтра придется делать это снова. Я
уткнулась лбом в холодное стекло окна, разглядывая случай-
ных прохожих сквозь ледяные узоры.
Сегодня воскресенье, выходной день. Но отдыхать поче-
му-то не хочется. Наверное, я бы уж лучше пошла на работу.
Там хоть какое-то занятие – бегаешь, суетишься, крутишься.
Вот как эти снежинки, что танцуют в воздухе свой замысло-
ватый и бестолковый танец, прежде чем закончить путь в ка-
ком-нибудь придорожном сугробе. Порой мне кажется, что
в моей работе столько же смысла. Но ведь так делают все, и
до поры-до времени этого аргумента оказывается достаточ-
но для многих из нас. Разве нет?
Я бесцельно крутила в руках кружку уже остывшего зе-
леного чая, которого налила себе в тщетной попытке взбод-
риться. Обоняния касался аромат жасмина, от кружки еще
шел пар, и мысли мои вместе с этим паром уносились куда-то
далеко и терялись в воздухе где-то там, на улице, среди снега.
Телефон молчал. Про моего нового знакомого (думаю, из-
лишне упоминать, что после того случая мы все же позна-
комились) я уже стала как-то забывать, тем более что он
не объявлялся несколько дней. Хотя номер телефона взял…
Да что там «взял»! Просто-таки выведал и заставил сказать!
 
 
 
Несмотря на все мои отговорки!

***
В тот вечер он проводил меня почти до дома. Мы прогу-
лялись, поболтали… Он рассказывал какие-то забавные ис-
тории, постоянно смешил меня. С ним было как-то легко и
беззаботно, так что я на какое-то время даже расслабилась и
забылась. У меня был тяжелый день, о котором не хотелось
вспоминать, хотелось отвлечься, а с ним это оказалось так
просто – всего лишь идти рядом, разговаривая о чем-то, и
мысли сами улетают куда-то, а слова связываются в веселый
и непринужденный разговор…
Мда, иногда случайные попутчики, которых выкинуло на
наш берег благодаря причудливой игре волн, оказываются на
удивление интересными и понятливыми собеседниками.
Но за несколько кварталов до моего дома привычка быть
осторожной в общении с мужчинами все же взяла верх, и
мне почему-то не захотелось, чтобы он знал, где я живу. По-
этому я, «вспомнив», что мне надо еще зайти в магазин и
в несколько других мест, предпочла попрощаться с ним на
улице, а не на пороге собственного подъезда.
Он ничуть не был обескуражен таким поворотом событий
(или сумел хорошо это скрыть!). Напротив, все с той же доб-
рожелательной улыбкой он сказал, что был рад поболтать со
мной и пожелал мне удачного вечера. И даже не предпринял
попытки взять мой номер телефона. Чем, признаться, была
 
 
 
немало обескуражена я!
Нет, давать свой телефон ему я не собиралась, но поче-
му-то была уверена, что он это сделает. А он просто улыб-
нулся на прощание и… ушел.
Хотя нет, он еще успел сказать что-то о том, что если в
целом городе с многотысячным населением я повстречала
сегодня именно его, а он – меня, то, наверное, это неспро-
ста. И что-то там еще добавил про судьбу, про предопреде-
ление и предназначение. Я сказала, что это просто совпаде-
ние, на что он тут же возразил: «Может и так, но… Вот ес-
ли мы встретимся еще когда-нибудь… совершенно случай-
но… на улице или где-то еще, то… ты дашь мне свой номер
телефона!» Я рассмеялась в ответ – таким забавным пока-
залось мне это предложение (…случайно встретиться еще
раз в многотысячном городе… судьба… неужели он верит
в такие романтические бредни? …вот мальчишка!) – и по-
обещала так и сделать.
И вот тогда он улыбнулся этой своей довольной улыбкой
Чеширского кота и ушел. А у меня, как у Алисы в стране
чудес еще продолжала висеть перед глазами эта его улыбка…
Эх, как мало надо женщине, чтобы растаять! Впрочем,
обаятельные и уверенные в себе мужчины всегда были моей
слабостью. А этот был какой-то… не знаю даже, как описать.
В общем-то, ничего особенного – высокого роста, темново-
лосый, не сказать что красивый, но симпатичный. Пожалуй,
его можно было бы назвать обычным, если бы не одна неуло-
 
 
 
вимая деталь… затрудняюсь ее точно охарактеризовать, но
именно про таких мужчин чаще всего говорят: «В нем что-
то есть!»
«Эй, подруга, хватит летать в облаках! – сама себя одер-
нула я. – Пора спустится на грешную землю, у тебя еще тут
дела!»
И действительно, надо было возвращаться. Вынырнув из
своих сладких грез, я вновь ощутила себя замерзшей и про-
дрогшей, стоящей на холодной улице возле магазина. И за-
чем только придумала эту глупую отмазку? Ладно, в магазин
и правда надо было забежать. Даже не в один. Да и еще в
пару мест.
Собрав волю в кулак, бодро шмыгнув носом и зябко по-
ежившись, за полчаса я обежала все нужные мне места. Вот
интересно, куда пропадают разом все обаятельные мужчи-
ны, стоит только девушке отправиться в магазин? Как глазки
строить, так они тут как тут, а как помочь что-нибудь доне-
сти или хотя бы просто не толкаться… Впрочем, чего вор-
чать, сама же виновата. Наверное. Но от этого не легче.
В последнем из них (это про магазины… а вы думали –
про мужчин?) я, уже находясь, можно сказать, на полпути к
дому, столкнулась между прилавками с внезапно вышедшем
из-за поворота парнем. Отшатнулась, подняла глаза… Он
тоже на миг отстранился… а потом улыбнулся своей непод-
ражаемой улыбкой, чуть наклонив голову на бок и глядя на
меня как-то насмешливо и тепло одновременно.
 
 
 
…и я поняла, что мне придется-таки сдержать данное
полчаса назад обещание!

***
Все это было несколько дней назад. А потом он куда-то
исчез. Первые два дня я все же ждала его звонка, хотя и не
хотела самой себе признаваться в этом. Напускала на себя
суровый вид, придумывала, как я буду вести себя в следу-
ющий раз, чтобы не выглядеть ошарашенной и смущенной
девчонкой. Потому что в первый раз я, наверное, выглядела
именно так. Нельзя же допустить, чтобы это продолжалось!
А потом снова принималась одергивать себя, совершенно от-
четливо понимая, что следующего раза может не быть. Ну,
встретились мы с ним совершенно случайно, ну, взял он у
меня телефон. Это ведь никого ни к чему не обязывает, так?
Потом я перестала вспоминать свое забавное дорожное
приключение, появились какие-то новые дела и заботы, а
заодно появилась легкая обида и разочарование («неужели
так ничего и не будет дальше? зачем тогда это все?» ), но
и они как-то быстро прошли. Я уже начала подзабывать эту
историю, когда однажды телефон все-таки позвонил, и, сняв
трубку, я услышала знакомый голос:
– Ты любишь сюрпризы?
– Я… что?
– Ты любишь сюрпризы?
– Воспитанные люди сначала здороваются.
 
 
 
– Я – невоспитанный. Мы это уже выяснили в прошлый
раз. Так ты любишь сюрпризы?
– От невоспитанных молодых людей? Как-то не очень…
– Жаль. А то твой гороскоп утверждает, что у тебя сего-
дня день сюрпризов. И что судьба преподнесет тебе много
приятных неожиданностей!
– МОЙ гороскоп? Слушай, ты ничего не путаешь? Откуда
ты знаешь, кто я по гороскопу? Я не говорила тебе, когда у
меня день рождения!
– Делов-то… Я еще и не такое знаю. Например, скоро тебе
позвонят в дверь. Можешь уже идти открывать.
– Мне? В дверь? Кто???
– Вот видишь – ты не знаешь. А я знаю. Но ничего, это
дело поправимое. Иди открывай – заодно и исправишь по-
ложение.
В это время и правда раздался звонок в дверь. Я пожала
плечами
Хм… Кто бы это мог быть? И откуда ОН мог знать об
этом? Совпадение? ОПЯТЬ???
Странно, очень странно…
Сбитая с толку и запутавшаяся окончательно, я пошла от-
крывать дверь. На пороге стоял большой букет цветов, из-
под которого торчали чьи-то ноги, а между стебельками цве-
тов я, чуть-чуть приглядевшись, разглядела все ту же обая-
тельно-нахальную улыбку.
Думаю, лишним будет упоминать, что мой новый знако-
 
 
 
мый моего адреса не знал, я ему его не говорила. И если уж
он мог хотя бы предполагать – где находится мой дом (хотя
бы в каком районе), то уж квартиру не знал точно!
На пару минут я, что называется «выпала в осадок». В го-
лове крутились какие-то обрывки мыслей, я бестолково хло-
пала ресницами и не могла ничего сказать…

Сейчас самой немного стыдно вспоминать, но в тот мо-


мент я была как глупая школьница, которой впервые в жиз-
ни подарили цветы вместо того, чтобы дернуть за косички.
«ПОЗДРАВЛЯЮ С ДНЕМ СЮРПРИЗОВ!» – весело про-
декламировал он и вручил мне букет. На меня пахнуло об-
лаком цветочного аромата, капельки на розовых лепестках
плясали у меня перед глазами, предательски выдавая мелкое
дрожание моих рук. Я выдавила из себя: «Спасибо!». Не да-
вая придти в себя, он обнял меня свободной рукой и чмок-
нул в щеку. У меня не было сил сопротивляться. Да и не хо-
телось…
Все это продолжалось буквально несколько секунд. По-
том я стряхнула с себя то странное оцепенение и постаралась
вернуться в реальность.
– Спасибо еще раз… А…слушай… как ты вообще узнал
мой адрес? И что я буду дома? И вообще…
– Смешная ты! – он лишь загадочно улыбнулся.
– Ну, ответь!
– Лучше ты скажи – понравился тебе мой сюрприз? Или
 
 
 
неожиданностями от невоспитанных молодых людей тебя
трудно обрадовать?
– Ну что ты… Понравился, даже очень! А…вот…скажи, –
в моей голове крутилось столько вопросов, что я даже как-
то растерялась, не зная – с чего начать.
– Знаешь, – не давая мне договорить, перебил он меня. –
сейчас я немного занят, но сегодня ближе к вечеру освобо-
жусь и позвоню тебе. Мы с тобой встретимся и куда-нибудь
сходим. Договорились?
– Хорошо, – прошелестела я, все еще не в силах придти в
себя окончательно. – Как скажешь…
– Вот и отлично. До вечера!
Он побежал вниз, весело прыгая через ступеньки. В моей
голове по-прежнему была каша, которую я с большим тру-
дом удерживала от того, чтобы она не полезла наружу. Отку-
да он узнал мой адрес? Почему не позвонил раньше? Кто он
вообще такой и откуда взялся???
– Да, кстати, – на последней ступеньке он вдруг остано-
вился. – А ты на коньках кататься умеешь?
– На коньках?…На каких конь…а-а-а! …вообще-то я на
них даже стоять не умею… с трудом… ну, то есть в детстве
когда-то…
– Ладно, это даже лучше. Веселее будет! – снова улыбнул-
ся он, не дослушав меня. – До вечера!
И исчез.
***
 
 
 
Что было потом – у меня до сих пор плохо вспоминается.
Почему-то в такие моменты нам кажется, что столько всего
случилось, столько произошло, но когда мы беремся об этом
рассказать, то оказывается, что кроме собственных разбро-
санных мыслей и путанных эмоций и вспомнить-то нечего.
Но я постараюсь.
Так… Надо бы привести мозги в порядок. И нечего тут
стоять под дверью, подруга, иди хотя бы цветы в воду по-
ставь! А красивый букетик все-таки… Кажется, у парня есть
вкус! И пахнет так классно…
Сам он, кстати, тоже обалденно пахнет! Такой тонкий,
чуть заметный аромат парфюма с легкой горчинкой, как я
люблю. Вообще от него волнами исходит какое-то странное
обаяние, нечто такое истинно мужское, что пробуждает во
мне нечто такое… истинно женское!
Эй, подруга, не расслабляться! Ты же не позволишь, что-
бы тебе так быстро вскружили голову, да? Ну-ка, соберись!
Что-то тут не так… Что-то странное происходит в твоей жиз-
ни, что-то такое затевается, а ты даже не знаешь! Ты ведь не
хочешь быть послушной игрушкой в руках мужчины, верно?
Верно. Хотя на самом деле…хочу…как не стыдно в этом
признаваться. Порой хочется быть маленькой и беззащит-
ной. Ну, хоть чуть-чуть! Можно? Слишком долго я остава-
лась одна. Надоело быть сильной, надоело со всем справ-
ляться одной. Можно я представлю себе, что я – маленькая
девочка, которой хочется, чтобы ее пожалели, погладили по
 
 
 
головке, а она бы свернулась клубочком и мурлыкала в силь-
ных мужских руках… Можно, да?
Эй!!! Ну, ты совсем растаяла! Так нельзя!!! Возьми себя
в руки и не поддавайся!
Ты ведь не сдашься так быстро, ага? Мы еще покажем ему
– кто тут в кошки-мышки играет! С кем он тут шутить взду-
мал? Не на ту напал!
Та-а-ак! В следующий раз обязательно надо будет рас-
спросить его хорошенько – кто он такой, откуда взялся, про-
сто-таки ворвавшись в мою жизнь, почему так себя ведет и
вообще… У меня накопилась к нему целая куча вопросов,
которые мне не давали покоя и которые я даже с трудом мог-
ла сформулировать. И лучше бы мне сейчас не рисовать ра-
дужные картины маслом по хлебу, а постараться разобрать-
ся во всем. На самом деле – кто же он такой? И почему се-
бя так ведет? Вроде, даже он казался мне смутно знакомым,
как будто я его где-то видела раньше. Может, и правда? Нет,
пожалуй, я бы запомнила. Тогда просто какой-нибудь влюб-
ленный мальчишка с романтическими замашками? Хм, да
вроде не похож… По повадкам скорей угадывается опытный
самец, который ищет очередную жертву.
Стоп! Откуда во мне столько подозрительности и негатива
по отношению к нему? С чего я вообще решила, что у него
есть какие-то там планы относительно меня?
Но ведь, наверное, он заинтересован во мне – не просто
же так устроил весь этот аттракцион?
 
 
 
Ладно, когда мы встретимся в следующий раз, то… Пого-
ди-ка! Это следующий раз будет уже совсем скоро, я же до-
говорилась с ним встретиться сегодня… кажется…или нет?
Блин, совсем мозги запудрены, ну как так жить? Надо
срочно приходить в себя и начинать соображать. Да, что-то
он говорил про то, что занят, но вечером освободится и зай-
дет за мной…или не зайдет? Вроде, он не говорил, что зай-
дет, но говорил, что мы куда-нибудь сходим. И еще что-то
там было про коньки… Черт, какие коньки, зачем я согла-
силась? Как я буду выглядеть на катке с разъезжающимися
ногами??? По-моему, не очень привлекательно. В последний
раз я стояла на коньках лет в восемь.
Хорошенькое занятие для взрослой женщины, которая
пытается сохранить остатки достоинства и не выглядеть
смешной малолетней девчонкой! Но в то же время не хочет
остаться с носом. Что лучше – быть гордой и неприступной,
или не быть одной? Извечный женский вопрос…
Так! Чего это ты себе уже напридумывала, подруга? Зака-
тай губёнки назад и лучше начинай собираться и прихора-
шиваться, а то так и останешься со своими мечтами у разби-
того корыта.
И вообще, почему, собственно говоря, мне так хочется
быть привлекательной для него? Тоже мне нашелся! …Но
вообще-то… не идти же одетой чёрт знает как!
Блин! Время-то уже! А я все сижу. Даже не заметила, как
быстро пронеслись эти несколько часов. Вроде только что
 
 
 
закрыла за ним дверь и букет поставила… Черт!!!! С эти-
ми дурацкими размышлениями теперь придется идти не со-
бранной?
Ну, уж нет! Надо предстать пред ним во всеоружии! А что
же надеть-то? С этими коньками даже не знаю… Надо же
было такое придумать! Конечно, ему хорошо надо мной из-
деваться, выдумывать там не знаю что, а у меня тут всемир-
ный армагеддон, вселенский потоп и конец света в отдельно
взятой косметичке… А время-то идет! Надо бы поторапли-
ваться!
Я жестом, знакомым любой женщине, распахиваю дверцы
шкафа и начинаю судорожно перебирать плечики – не то, не
то… Опять не то…Совсем не то… То, но не совсем…
Ну почему нужных вещей никогда ни оказывается под ру-
кой в тот самый момент, когда они нужны? Ничего не най-
дешь… бардак – мой верный спутник… а еще считаю себя
аккуратной девушкой. Не хватало еще, чтобы он увидел ме-
ня в таком виде – растрепанную, запыхавшуюся…
Когда на диване скопилась уже гора одежды, я наконец-то
остановилась на джинсах с вышивкой и обтягивающей коф-
точке. Еще раз посмотрелась в зеркало и осталась вполне до-
вольна собой. Немножко поправить прическу, добавить ка-
пельку духов – и…
А вообще – чего я так ношусь? Он ведь может и не по-
явиться даже. С него станется. Опять пропадет на неделю.
Или даже совсем пропадет… или…
 
 
 
Звонок в дверь!!!
Черт, еле-еле успела… так, отдышаться чуть-чуть… вот…
ну, теперь держитесь, все парни мира!
***
Когда я открыла дверь, то… никого не увидела. Лестнич-
ная клетка была пуста!
Хотя нет… перед дверью, прямо у моих ног лежала
небольшая плюшевая игрушка – смешной мохнатый медве-
жонок, который, когда я взяла его на руки, вдруг начал гром-
ко смеяться забавным мультяшным смехом. А в лапках у
медвежонка оказалась коротенькая записка, которая гласи-
ла, что если я уже успела собраться, то внизу меня ждет ОН
в таком же хорошем настроении, как и этот медвежонок. Ну,
как тут сдержать улыбку?
Некоторая нервозность, которая присутствовала во мне
все это время, как-то сразу улетучились. Я выдохнула (на
всякий случай!) и быстренько сбежала по ступенькам, не за-
быв, конечно, предварительно усадить плюшевого мишку на
тумбочку под цветами.
Внизу меня и правда ожидал мой новый знакомый. Он
улыбнулся своей вечной жизнерадостной улыбкой и пошел
мне навстречу, а я поймала себя на мысли, что тоже неволь-
но улыбаюсь ему в ответ.
– Привет! – когда он чмокнул меня в щеку, то я даже как-
то и не подумала сопротивляться. Все было настолько есте-
ственно и словно само собой разумеющимся…
 
 
 
– Привет…
– Чудно выглядишь! Долго собиралась?
– Да нет…не очень, – я почему-то засмущалась, заметив
насмешливые искорки в его глазах. Было такое ощущение,
что ему все известно. И как он только догадался про мои
лихорадочные сборы и сумасшедшую беготню по комнате?
Вот блин! Неужели это так заметно?
– Классный узорчик! – он кивнул на мои любимые джин-
сы. – У моей младшей сестренки на пижаме такой же.
Я зарделась еще больше, не зная – считать ли это компли-
ментом или наоборот. Похоже, он надо мной все-таки из-
девается! Захотелось его стукнуть куда-нибудь… куда дотя-
нусь… но не сильно и больно, а как-то ласково.
– Да ну тебя…
Я пихнула его в плечо, а он рассмеялся и, обняв меня од-
ной рукой за плечи, повел к машине.
Сейчас вспоминая те моменты, я отдаю себе отчет, что на-
ходилась словно в каком-то трансе, действовала как во сне.
Но это сейчас. Тогда я ни о чем подобном не думала.
– Слушай, а куда мы едем?
– Ну, зачем же портить сюрприз? – он снова улыбнулся
мне, и было в этой улыбке, да и во всем его поведении, нечто
такое успокаивающее и умиротворяющее. Дескать, не думай
ни о чем, девочка, расслабься, я уже обо всем позаботился.
Что ж, ладно. Поиграем по твоим правилам. Пока…
Доехали мы быстро, тем более что он, не давая мне ни о
 
 
 
чем задуматься, постоянно что-то говорил, спрашивал, раз-
влекал меня непринужденной беседой. Я, конечно, постара-
лась направить эту беседу в нужное русло, и выведать у него
все, что мне хотелось знать. Но как-то не очень получалось
– он либо отшучивался, либо все с той же легкой иронией
уходил от моих вопросов, элегантно уворачиваясь.
– Может, расскажешь мне немного о себе? А то я даже не
знаю – ты кто?
– Хм. Без рифмы и не скажешь!
– Ну, серьезно…
–  А что серьезного можно ответить на такой вопрос? Я
– это я, веселый молодой человек, с которым у тебя есть
небольшой шанс пообщаться. Но ты можешь меня называть
«О, несравненный!» Я не обижусь.
– О как! Несравненный, а ты ведь тоже обо мне ничего не
знаешь! Тебя не смущает? А вдруг я замужем?
– Отлично! Как будем шифроваться?
– Вот здрасте! А если у меня муж – жуткий ревнивец? Не
боишься?
– Ну, в командировки-то он ездит?
– Ладно, я пошутила. Я не замужем, но у меня есть моло-
дой человек.
– А у меня дома есть рыбки. Ну и что?
– Вообще-то мы собираемся пожениться через месяц.
– Значит, я – твой последний шанс одуматься.
– Я твердо решила и не передумаю!
 
 
 
–  Ты знаешь, я давно хотел на чьей-нибудь свадьбе на-
жраться…ой, прости – погулять на свадьбе.
– Ты думаешь, я тебя приглашу?
– Если ты думаешь иначе, то у тебя есть еще месяц, чтобы
передумать.
– Ладно, хватит прикалываться. Нет у меня никакого пар-
ня. Только скажи хотя бы – ты работаешь, учишься? Где?
Кем?
– Учиться я уже закончил, освоил курсы хитро-мохнатых
и получил должность старшего саблезубого хомячка. Сейчас
работаю в открытом акционерном обществе закрытого типа
«ЛУЧШИЕ ПАРНИ РФ». Мы производим аппараты по со-
зданию хорошего настроения. Как раз сейчас вышла новая
партия, могу опробовать их действие на тебе!
Ну что с ним поделаешь? Я рассмеялась и оставила бес-
полезные попытки вызнать хоть что-нибудь. Тем более, что
мы уже подъезжали… к какому-то дому. Выйдя из машины
и стоя у подъезда, я наконец-то чуть-чуть отрезвела и поста-
ралась сбросить с себя то весело-расслабленное настроение,
которым он запудрил мою бедную голову. Стоп-стоп-стоп!
Куда это меня привезли? Что это еще за шутки? Или он и
вправду думает, что… Кажется, парнишку пора поставить на
место!
– Тэк-с…Ну и куда это мы приехали?
– Сейчас увидишь.
– Ну, уж нет! Я хочу узнать это прямо сейчас.
 
 
 
– Вот и очень хорошо! Прямо сейчас и узнаешь. Пойдем!
– Никуда я не пойду, и уберите руки, молодой человек, не
надо меня обнимать. Пока ты не скажешь – куда и зачем мы
идем, я с места не сдвинусь.
– Ну, если ты предпочитаешь стоять тут – ради бога!
Он с невозмутимым видом направился к подъезду, а я
осталась стоять, как дура, посреди улицы. Да что же это та-
кое? Сегодня день глупых ситуаций? Может, не стоило так
резко?
– Погоди! Ну все-таки… Это – твой дом? Ты привез меня
к себе? Зачем?
Он взглянул на меня удивленными глазами, будто не по-
нимая, о чем я говорю. Потом, неожиданно «прозрев» и со-
образив, улыбнулся насмешливо и ехидно.
– Милая, не льсти себе. Это – не мой дом, я не буду та-
щить тебя к себе в квартиру, и, самое главное, спать с тобой
сегодня я не собираюсь.
Меня как будто с размаху окунули в холодную воду. Очень
отрезвляюще! И правда – чего это я о себе возомнила? С та-
ким обаянием ему наверняка есть с кем скоротать вечер и
без меня. А я тут еще выкаблучиваюсь… Хотя и он тоже хо-
рошо! Зачем постоянно надо мной издевается и провоциру-
ет неизвестно на что? А я потом стой тут как дура, не зная,
что ответить…
Он подошел ко мне, заглянул в глаза. И уже не было в
нем прежней насмешливости, голос звучал как-то просто и
 
 
 
искренне:
– Ладно, не дуйся, ты же не шарик. Все будет хорошо! Я
всего лишь приготовил тебе маленький сюрприз. Надеюсь,
он тебе понравится. А если нет – сможешь уйти в любой мо-
мент, когда захочешь.
Мне стало неловко за свои подозрения и захотелось тут же
попросить у него прощения. Но я не собиралась сдаваться
так легко:
– Я и не дуюсь! Просто не привыкла к тому, чтобы кто-
нибудь так вел себя со мной, – передернув плечами и гордо
вскинув голову, я старалась напустить на себя самоуверен-
ный и независимый вид.
Но он смотрел на меня сверху вниз, насмешливо и снис-
ходительно, как смотрит взрослый на проделки маленькой
девочки. Под его взглядом я как-то съежилась и, виновато
шмыгнув носом, спросила, просто для того чтобы сказать
что-нибудь:
– А что за сюрприз?
– Вот сейчас и увидишь. Ну, пошли?
Он подставил мне согнутую в локте руку, и я, уцепившись
за нее, бодро потопала навстречу таинственному сюрпризу
в незнакомый подъезд. Вот любитель напускать туману! Как
будто нельзя было сразу все сказать. Ну ладно, сейчас по-
смотрим!
Мы поднимаемся в лифте на самый верх. Я почему-то из-
бегаю смотреть на него, постоянно опускаю глаза, встретив-
 
 
 
шись с ним взглядом. А на его лице по-прежнему блуждает
эта загадочная полуулыбка… Что же меня ждет?
Мы выходим из лифта. Последний этаж. Он ведет меня
еще выше. Куда это мы? Я спотыкаюсь и мысленно произ-
ношу пару словечек, которые в печатном виде даже неловко
упоминать. Да-да, знаю, из школы хороших манер меня вы-
гнали, причем еще до вступительных экзаменов!
Он подхватывает меня и просто-таки вносит на самый
верх. Мы на крыше! А там….
У меня перехватило дыхание. Представьте себе – вокруг
нас полумрак (зимой темнеет рано), только светятся фонари
и окна соседних домов, да звезды мерцают сверху. Искрится
снег по краям крыши, а в центре ее залит аккуратный квад-
ратик – настоящий маленький ледяной каток! И небольшая
скамеечка сбоку с коньками, и раскладной столик с шампан-
ским, двумя фужерами и вазочкой с фруктами. И снежинки
танцуют в воздухе… Как в сказке!
Пару минут я просто смотрела на все это, не в силах вы-
молвить ни слова. Потом, кое-как разлепив губы, тихо про-
шептала:
–…ты все это сделал для меня?
– Нравится?
Чёрт, он еще спрашивает! Мне даже как-то неловко… так
стараться ради почти незнакомой девушки…
–  Ну, тогда пойдем одевать коньки. Сейчас посмотрим,
какая из тебя фигуристка!
 
 
 
– Я же на них даже стоять не умею!
– А так еще веселее!
Он помог мне правильно зашнуроваться, подставил руку,
в которую я судорожно вцепилась, и попытался поставить
меня на ноги. Ой, мамочки-и-и-и!
Наверное, если бы у этой сцены были какие-то случайные
свидетели, они бы просто попадали со смеху – таким забав-
ным было это зрелище. Помню, как-то в библиотеке я виде-
ла дорого и модно одетую девушку, которой в соответствии
с правилами читального зала на ноги одели синие бахилы, и
она так смешно вышагивала в них, поверх своих сапожек на
высоком каблуке… Наверное, я в тот момент выглядела так
же смешно и нелепо, стоя в полусогнутом положении с тря-
сущимися коленями и вытаращенными глазами, боясь поше-
велиться.
Но, слава богу, свидетелей не было. Да и кому придет в
голову заглядывать на крышу, чтобы поинтересоваться – не
захотелось ли двум сумасшедшим покататься там на конь-
ках?
– Только не отпускай меня, ладно? Только не отпускай! –
я стараюсь не подать виду, но голос предательски дрожит.
Кто только дернул меня согласиться на это!
– Спокойствие, только спокойствие! Дело-то житейское!
– Конечно, тебе хорошо говорить! Затащил куда-то хруп-
кую слабую девушку, а теперь…А-а-а!
– Так, без паники! Это не сложно. Сейчас я тебе все объ-
 
 
 
ясню.
– Только объясняй скорее, а то я сейчас упаду!
– Да куда же ты упадешь, если ты с такой силой схватилась
за меня? Скорее у меня рука оторвется! А еще притворялась
хрупкой и слабой девушкой.
Действительно, я ведь вцепилась в него, как ненормаль-
ная. А он и рад! Надо бы как-то… отлипнуть, что ли…
– Хорошо. Я постараюсь держать себя в руках!
– Ну, пока ты только меня держишь в руках.
А он еще и издевается!
Я все-таки слегка ослабила хватку. А ничего, стоять мож-
но. Ну-ка, может, я даже чего-то вспомню? Как там меня па-
па в детстве учил? Толкаемся – и…
Мир вдруг резко перевернулся с ног на голову, звездное
небо оказалось прямо перед моими глазами, а потом его за-
слонило улыбающееся лицо моего нового знакомого.
– Я смотрю, ты делаешь успехи!
Вот гад! Только и знает, что прикалываться надо мной!
Хотя… Я посмотрела на его довольную физиономию и сама
не смогла сдержаться от смеха. Наверное, действительно фе-
еричное падение у меня получилось!
Если бы у этой сцены были бы свидетели, то они непре-
менно бы прыснули в кулак от смеха или хотя бы сдержанно
улыбнулись, глядя на то, как мои ноги в коньках мелькнули
в воздухе, прежде чем я шлепнулась на лёд. Уф, слава богу,
что никаких свидетелей здесь не было!
 
 
 
Он помог мне подняться, поставил на ноги, даже отрях-
нул осторожными движениями, словно сдувая с меня пылин-
ки… Точнее, снежинки… Что-то у меня все путается в го-
лове…
Однако вскоре мое тело начало постепенно вспоминать
все то, чему его учили когда-то в детстве. У меня даже что-
то получалось, тем более что крепкие руки моего знакомо-
го всегда успевали меня поймать, если я вдруг собиралась
упасть, или же просто приобнять – так, ненароком, совер-
шенно случайно. Я, разумеется, замечала, что делает он это
гораздо чаще, чем требовалось, но, в общем-то, была совсем
не против. Было так весело и здорово, что я наконец-то оста-
вила свои попытки выглядеть гордо и независимо. И это яв-
но пошло мне на пользу! Я дурачилась и резвилась, как в
детстве на катке, словно ребенок крутила головой во все сто-
роны, разглядывая то одно, то другое… А посмотреть было
на что!
Наверное, если бы у этой сцены были свидетели, они
непременно бы задержали дыхание от восхищения – так кра-
сиво было вокруг! Огоньки в соседних домах забавно пере-
мигивались, пошел легкий снежок, в свете фонарей сверка-
ли и переливались хрупкие искорки снежинок. Они падали
нам на головы, ложились на пряди волос, выбивающиеся из-
под моей шапочки, таяли от тепла нашего дыхания…
Мы катались, взявшись за руки, болтали о чем-то… Мой
новый знакомый постоянно то разгонял меня, то неожидан-
 
 
 
но тормозил, показывал какие-то повороты и поддержки. Я
визжала, он улыбался, потом мы оба заливались смехом…
Почему-то он казался мне смутно знакомым (вот только я
никак не могла вспомнить – когда же и где мы познакоми-
лись?), как будто мы уже сто лет друг друга знаем и с ним
можно болтать на любые темы, поделиться чем угодно и во-
обще…
Я уже давно забыла все свои намерения ставить кого-то
там на место. И мне почему-то впервые в жизни хотелось
чувствовать себя беззащитной и маленькой рядом с парнем,
наконец-то понять это ощущение. Не уставшей от постоян-
ных проблем и загруженной работой; не обиженной и бро-
сающей вызов всему мужскому населению планеты; а про-
сто маленькой девочкой, которую держат за ручку и ведут
куда-то – к новым открытиям, к новым сюрпризам.
Я настолько расслабилась и забылась, что вспомнила лю-
бимую детскую забаву – стала ездить по льду вправо-влево
и ловить ртом снежинки. Меня просто распирал изнутри ка-
кой-то сумасшедший задор, я задрала голову кверху и…, не
удержав равновесия, с размаху плюхнулась на лед. Опя-а-а-
ать!
Сил встать уже не было, и я оставила тщетные попытки
подняться, просто раскинула руки и так лежала, смотря на
падающий сверху снег. Холодный лед приятно прикасался
к моей разгоряченной щеке, а сверху падали снежинки… И
было почему-то удивительно хорошо вот так лежать и… Вот
 
 
 
ненормальная!
Наверное, если бы у этой сцены были бы свидетели, они
непременно повертели бы пальцем у виска, глядя на мои вы-
ходки. Да я и сама так сделала бы, будь я на их месте. Но вот
если бы они были бы на моём!
Он подкатил ко мне, резко развернулся и затормозил, под-
няв тучу снежных брызг. Я взвизгнула и повернулась, пыта-
ясь встать, а он протянул руки, чтобы мне помочь. Но ко-
гда я вцепилась в одну из них и потянула на себя, он неожи-
данно поскользнулся и, не удержавшись, упал сверху прямо
на меня, попытавшись, правда, хоть как-то смягчить паде-
ние выставленными вперед руками. И в результате навис на-
до мной, а его лицо оказалось в опасной близости от моего.
Я не ожидала такого поворота событий, и лишь оторопело
смотрела в эти глаза, чувствуя, как мир вокруг меня начина-
ет вращаться… или это кружится моя голова?
Мне показалось, что его губы приближаются к моим… хо-
тя, может, мне это только показалось? Но что-то внутри ме-
ня заставило насторожиться, и я постаралась отодвинуться.
Сама не знаю – почему… ведь в тот момент я была готова…
Но все эти дурацкие подозрения внутри меня не давали по-
коя, и вообще…
Он сам отстранился от меня, посмотрел чуть искоса, и
улыбнулся этой своей предательски сводящей с ума улыб-
кой. Я улыбнулась в ответ, но как-то виновато. А он словно
ничего и не заметил, помог мне подняться и добраться до
 
 
 
лавочки, продолжая что-то болтать, как ни в чем не бывало.
И действительно, разве что-то произошло? Может, мне
просто почудилось… Я снова постаралась напустить на себя
серьезный вид и войти в роль гордой и неприступной жен-
щины, про которую совсем забыла в процессе моего превра-
щения в хулиганистую девчонку. И после того, как он усадил
меня на лавочку, снял коньки сам и помог переобуться мне,
я снова попыталась завязать все тот же разговор, за шампан-
ским и фруктами, надеясь, что теперь он окажется более сго-
ворчивым:
– Ну, серьезно, ты расскажешь мне хоть что-то про себя?
– Тебе это так важно?
–  Ну-у-у…не знаю… Как-то странно – мы ведь ничего
друг о друге не знаем. Ни я про тебя, ни ты про меня. Ты
меня ни о чем не хочешь спросить?
– Нет.
– Нет???
– А зачем? Все, что мне надо знать о тебе, я могу расска-
зать и сам.
– Серьезно?
– Не веришь? Ну, тогда слушай… Ты родилась в богатой
семье, где все тебя очень любили и баловали. Вот только па-
па частенько пропадал на работе, у него были какие-то свои
дела, и ему было не до тебя. Ты вообще редко его видела…
– Мои родители развелись, когда я еще ходила в школу.
– Вот-вот! Воспитывала тебя в основном мама, в резуль-
 
 
 
тате ты переняла от нее предубеждение и холодность по от-
ношению к мужчинам, которые оставил в ее сердце неудач-
ный брак.
– С чего это ты решил?
– Ты всегда была очень красивой девочкой, еще с детства.
Мальчики в тебя влюблялись, подруги завидовали и пыта-
лись подражать, не зная, что на самом деле в душе ты очень
одинока. Конечно, у тебя были какие-то знакомые и друзья,
некоторые даже близкие, ни никто из них тебя до конца не
понимал, ведь для этого надо было быть такой, как ты.
А ты была уставшей от постоянных развлечений, нескон-
чаемых походов по магазинам, ресторанам и дискотекам, те-
бе хотелось чего-то нового и необычного, чего-то НАСТОЯ-
ЩЕГО, что сделало бы твою жизнь стоящей, осмысленной, а
не пустой и бесполезной. Такой образ жизни казался тебе чу-
жим. В толпе людей, что кружились вокруг тебя, ты умирала
от одиночества, среди шумных вечеринок тебе было тошно
от скуки!
Ты ушла от родителей, отказалась от «теплого местечка»,
которое они тебе предлагали, и пошла работать простой жур-
налисткой в простую газету. Родители не стали тебе мешать.
Мама думала, что ты «перебесишься» и одумаешься, а отец
считал, что такой образ жизни пойдет тебе только на пользу.
В личной жизни у тебя царил такой же беспорядок. Ка-
кие-то поклонники, прихлебатели, влюбленные мальчики,
смешные в своей наивности, и просто знакомые парни у тебя
 
 
 
были постоянно, но ты ни разу в жизни не влюблялась по-
настоящему, все ждала своего принца на белом коне, про ко-
торого рассказывала тебе мама. Несколько случайных связей
без безумства и настоящей страсти, секс без огня – так, из
любопытства, вот и весь твоей «послужной список».
– Надо думать, у тебя список куда длиннее? – его беспар-
донная манера копаться в моем прошлом начинала меня раз-
дражать. Но он продолжал, не обращая внимания на мое за-
метное недовольство:
–  Ты давно мечтаешь о любви настоящей и искренней,
мечтаешь влюбиться без памяти, забыв обо всем на свете, но
твое сердце – это сердце снежной королевы, а к себе в душу
ты не пускаешь никого…
– Просто я иду по жизни очень быстро, и не каждый за
мной успевает. Но если бы нашелся человек, который догнал
бы меня, то мы бы пошли рядом…
Он снова улыбнулся, задумчиво склонив голову на бок, и
на этот раз меня почему-то только разозлила эта его улыбка.
– Да что ты вообще обо мне знаешь? Откуда ты все это
взял? Я тебя вижу второй раз в жизни, а ты…
Он улыбнулся еще шире, а я еще больше разозлилась.
– Или ты претендуешь на роль того самого принца, в ко-
торого я влюблюсь? Думаешь, что вскружил мне голову? Ду-
маешь, что всякими глупыми выходками в духе Дон Жуана
можно так просто запасть мне в душу? Даже не…
– Поехали домой. Поздно уже.
 
 
 
Он сказал это так неожиданно и тихо, что я даже не сразу
расслышала, а расслышав, сначала не поняла его слов. Мне
еще многое хотелось высказать, но он уже повернулся и по-
шел к двери. Глупо было оставаться тут, на крыше, одной с
этими коньками и фужерами с шампанским. Еще кто-нибудь
заглянет, спросит – а что я тут делаю? Да так, знаете ли, на
коньках решила покататься. С одним сумасшедшим мальчи-
ком. На крыше и с шампанским. Почему бы и нет? Я всегда
так провожу свободное время!
Мы спустились вниз молча, и, когда уселись в машину,
мой боевой дух уже как-то угас, затевать новую перебранку
не хотелось. В конце концов – кто он такой, чтобы что-то
ему доказывать? Да пусть катится со своими мыслями, куда
подальше! Мне-то что? Выдумал тут еще какую-то снежную
королеву…
Я отвернулась от него, уткнувшись носом в стекло, сдела-
ла вид, что поглощена созерцанием ночного пейзажа, проно-
сившегося за окном. Он тоже не предпринимал попыток за-
вязать разговор, так в молчании мы и доехали до моего дома.
Открыв мне дверь, он дождался, пока я выйду из машины.
И вновь я почувствовала этот его чуть уловимый и дразня-
щий аромат…
Ну уж нет, на этот раз я не поддамся!
Хотя…
– Ладно, давай не будем ссориться. Я сегодня чудно про-
вела вечер, за что тебе большое спасибо. Но вот твои нахаль-
 
 
 
ные выходки меня порой… Ну чего ты смеешься?
По-моему, он меня даже не слушал. Все время, пока я
произносила свою тираду, на его лица блуждала эта вечная
загадочная полуулыбка…
– Так чего ты смеешься? То есть, улыбаешься… то есть…
– Смешная ты…
– Что такого смешного ты во мне нашел?
– У тебя волосы растрепались… и ресничка на глазу… да
не на этом! …закрой глаза, я уберу…
Я послушно прикрыла ресницы и почувствовала сначала
прикосновение его руки… он осторожно провел по моей ще-
ке… а потом чьи-то жаркие губы коснулись моих, и я куда-то
поплыла, отчаянно пытаясь уцепиться за свое ускользающее
сознание, чувствуя, что мои щеки пылают, а я сама таю, как
те снежинки от горячего дыхания, там наверху, на крыше…
Наверное, если бы у этой сцены были свидетели, они бы
в тот момент просто отвернулись на минутку, чтобы нам не
мешать!
Но все кончилось так же неожиданно, как и началось. Я
открыла глаза, он убрал мои руки со своей шеи (как они там
отказались?!) и, развернувшись, направился к своей маши-
не. Взревел мотор, рванулись снежные брызги из-под колес,
а я так и осталась стоять одна возле своего подъезда, посреди
снегопада и путающихся мыслей…
***
В странные игры порой играет с нами судьба. Интересно,
 
 
 
есть ли во всем этом какой-то смысл? Ну, хоть какой-то???
Так хочется, чтобы он был… Пусть какой-то далекий и недо-
ступный нашему пониманию, пусть жестокий иногда, но
ведь быть-то он должен! Или судьба подчинена воле случая
и так же бесцельно блуждает в лабиринте жизненных хитро-
сплетений, как я сейчас – по заснеженным улицам нашего
города?
В этом городе я родилась и выросла. Интересно, я его люб-
лю или просто привыкла? Если уж не могу разобраться в сво-
ем отношении к людям, то хоть в отношении к городу надо
попробовать…
У меня нет каких-то восторженных чувств к нему. Я не
принадлежу к числу тех, кто гордо бьет себя пяткой в грудь
и кричит, что за родную деревню готов порвать пасть лю-
бому. Наш город не велик и ничем не примечателен. В нем
нет восторженных архитектурных ансамблей, как в Санкт-
Петербурге, той застывшей музыки в камне; нет шумной су-
матохи огромного муравейника, как в Москве; есть только
два десятка грязноватых улочек, редкие скверы и аллеи, и
множество тихих невзрачных дворов, в которых я люблю гу-
лять, когда мне грустно. В них можно влюбиться?
Ко всему к этому я как-то привыкла и не замечаю в по-
вседневной жизни. Но стоит мне уехать куда-то хотя бы на
месяц, как я начинаю скучать, и по вечерам меня одолевает
какое-то щемящее чувство. Как будто чего-то не хватает…
Это любовь? Или просто привычка?
 
 
 
Не знаю, откуда у меня эта прихоть, она взялась еще с дет-
ства – когда мне грустно и хочется побыть одной, отдохнуть
от своих мыслей и ни о чем не думать, я вставляю наушники
в уши, включаю звук погромче и бесцельно слоняюсь по ули-
цам нашего города. Сворачиваю в какие-то дворы и закоул-
ки, мысленно улыбаюсь попадающимся навстречу забавным
прохожим, пытаюсь догадаться – кто они такие, что за люди,
представляю, какая у них жизнь, работа, семья… А порой
просто закрываю глаза и слушаю музыку.
Не хочу встречать знакомых, не хочу ни о чем говорить,
мне никто не нужен в такое время. Только я и этот город.
Я действительно отношусь к нему, как к живому существу в
такие моменты; как к какому-то старому другу, которой на-
много меня мудрее и старшее, который все понимает и мо-
жет помолчать с тобой вместе. Он не скажет ничего, но ведь
не это главное, правда? Порой от такого молчаливого при-
сутствия становится намного легче, чем от тысячи слов…
А в этих улицах так легко затеряться, стать одной из ты-
сяч людей, что куда-то торопятся, слиться с ними, предста-
вить себя крошечной песчинкой, забыть обо всем… Ведь у
каждого из этих людей, наверное, есть какая-то цель, раз они
так спешат куда-то. А может, их шатание по городу так же
бессмысленно, как и мое? Что ж, в любом случае – я не оди-
нока. И пусть в голове будет полная пустота, в ушах – звуки
музыки, надо мной – небо, а вокруг – эти улицы и дворы,
пусть колючего и сырого, но такого родного города.
 
 
 
За годы такого блуждания я исходила, наверное, большую
их часть. И тихие улочки на окраинах, и аллейки с бульва-
рами, и шумные проспекты в центре. В каждой из них есть
своя особая прелесть…
Мои родители не понимали такого времяпровождения, в
их глазах стояло удивление всякий раз, когда я, еще в дет-
стве, пыталась им о чем-то подобном рассказать. А потом я
уже перестала рассказывать. Да и им стало как-то не до меня.
Они, конечно, пытались что-то скрывать, хотели как-то
«оградить и не ранить ребенка»… Смешные! Родители по-
чему-то всегда слишком поздно узнают, что мы уже не дети.
Пока им не скажет кто-то посторонний, до последнего они
не замечают, что мы повзрослели, не хотят видеть в нас ко-
го-то, кто все понимает, и с кем можно держаться на равных.
Интересно, когда у меня будут дети (а ведь пора бы уже!),
я тоже буду к ним так относиться? И мой ребенок тоже бу-
дет, притворяясь спящим, ловить раздраженные голоса двух
самых дорогих ему людей сквозь неплотно прикрытую дверь
в спальню? И глотать слезы, уткнувшись в подушку, а утром
делать вид, что не замечает плохо замазанных косметикой
мешков под глазами мамы и хмурого вида отца?
Я хорошо помню тот период, когда развелись мои родите-
ли. Помню, как меня раздражала фраза: «Девочка наша, ко-
гда вырастешь, то все поймешь. Сейчас тебе трудно с этим
смириться, но потом… Мы ведь думаем в первую очередь о
тебе. Ведь ТАК БУДЕТ ЛУЧШЕ». Ненавижу эти слова!
 
 
 
В своем подростковом эгоизме я не могла понять родите-
лей. А им в их взрослом эгоизме было просто не до меня.
Как-то очень быстро об этом узнали в школе. Я помню
фальшиво-сочувствующие взгляды одноклассников, за ко-
торыми сквозило плохо скрываемое любопытство: «Инте-
ресно, а что там твориться у них в семье? Как они живут,
что происходит по вечерам? И каково ей сейчас? Наверное,
хочется плакать? Ишь, гордячка, даже рта не раскроет!»
И я сжималась в комочек, стараясь закрыться от всего
внешнего мира, прятала боль в глубине души, на самом до-
нышке, и неслышно шептала про себя сквозь сжатые зубы:
«Не дождётесь!»
А потом вставляла наушники в уши, закрывала глаза и от-
правлялась в очередное путешествие – топать себе по вечер-
ним улицам города, улыбаться прохожим, пытаться угадать
– кто они, какая у них жизнь, чем занимаются, ругаются их
родители или нет… рисовать в своем воображении забавные
картинки…
Если вы назовете меня сумасшедшей, то я отвечу, что это
еще слабо сказано! Но кто из нас гарантированно стопро-
центно нормален?
Когда я бреду по этим улицам, мне становится немного
легче. Наушники в уши, музыку погромче… Такая уж и ме-
ня привычка.
Интересно, а тот доморощенный психолог, разложивший
мою жизнь по полочкам за пару минут, об этом знал? Хотя,
 
 
 
вообще – какая разница? Что он-то в этом понимает? Лег-
ко сказать «ее родители развелись», но попробуйте предста-
вить, прожить, прочувствовать это, прежде чем произносить
такие слова! Ручаюсь, что у него-то в семье было все нор-
мально. Так откуда ему знать…
Впрочем, ладно, забудем о нём. Мы не виделись уже неде-
лю, после той нашей истории с коньками он снова куда-то
пропал, и, видимо, не собирается появляться. Вот и замеча-
тельно, я тоже не хочу его видеть!
Или… хочу, но лишь для того, чтобы высказать ему все
это! А потом… Впрочем, он все равно не поймет. Так зачем
тратить слова?
…Я вновь бреду по этим улицам. Мне холодно. Ничего
удивительного, ведь на дворе зима. Но, по-моему, дело не в
этом.
Я поднимаю воротник, зябко поёживаясь, стараюсь по-
плотней закутаться. Но теплый мех моей шубки почему-то
греет плохо. Вот если бы кто-нибудь обнял!
Странные взгляды бросают на меня прохожие. Что в них
больше – зависти или жалости? Не пойму… Или мне просто
кажется, а прохожие всего лишь торопятся домой, не обра-
щая внимания на случайно встретившуюся им замерзшую
девушку, и не бросают на нее никаких странных взглядов?
Я сама странная. Дочка богатых родителей, которой по-
счастливилось родиться красивой и интересной девушкой. В
которую влюбляются мужчины и которой завидуют женщи-
 
 
 
ны. Наверное, у меня есть всё (или, по крайней мере, мно-
гое) из того, о чем другие могут только мечтать.
Но тогда почему, чёрт побери, мне так холодно сейчас?
…Я вновь бреду по этим улицам. Такая уж и меня при-
вычка. Наушники в уши, музыку погромче. И мне становит-
ся немного легче…

***
Возможность «высказать ему все» представилась очень
скоро. Уже на следующий вечер, после работы. Я возвраща-
лась домой, а он сидел на перилах возле моего подъезда и
задумчиво пинал сугроб. В руках его была лейка. Обычная
детская лейка, которой поливают цветы. Правда, в данной
ситуации она смотрелась как-то не очень обычно…
Если я и представляла себе нашу следующую встречу, ес-
ли чего-то и ждала, то точно не этого.
– Привет! Это снова ты?
– Похоже на то…
Похоже, он не заметил иронии в моих словах. Да и меня
саму как-то не очень. Во всяком случае, он даже не повер-
нулся в мою сторону, тень легкой грусти светилась в его гла-
зах, и мне почему-то расхотелось шутить.
– Ладно, смирю свое любопытство, не буду спрашивать,
что ты тут делаешь. Но скажи хотя бы – зачем тебе лейка?
– Чтобы поливать цветы.
– Зимой???
 
 
 
– Ну да.
Он посмотрел на меня с легким удивлением, как будто я
не понимала само собой разумеющихся вещей. Действитель-
но, зачем же еще нужна детская лейка взрослому человеку на
улице в декабре-месяце? Разумеется, чтобы поливать цветы!
Разве не ясно? Вот только какие цветы можно найти среди
сугробов, когда на дворе минус 5 градусов, и даже для под-
снежников еще как-то рановато?
Последний вопрос я задала вслух.
– Ты знаешь, – в его глазах опять появилось это странное
грустно-мечтательное выражение, – есть такие цветы, кото-
рые растут только в сугробах и только зимой. Они похожи на
настоящие, почти как живые, но целиком – от кончика стеб-
ля до последнего листочка – сделаны изо льда. Их нельзя со-
рвать и принести домой. От прикосновения теплых рук они
тают. Неосторожное движение может их разбить. Но на них
можно смотреть часами – они завораживают взгляд. А еще
их можно поливать. Возможно, они в этом совсем не нужда-
ются, новый слой льда их покроет и без твоей помощи. Но
– хоть какое проявление заботы. Или хотя бы видимость…
иллюзия…
Если бы он не говорил это таким тоном, я бы, наверное,
рассмеялась. Мы не в сказке, на дворе 21 век. Вокруг ез-
дят машины, люди возвращаются с работы, девочки-кокет-
ки убегают от мальчишек-подростков со снежками в руках,
вялые дворники лениво скребут снег под ногами бодрых до-
 
 
 
мохозяек, снующих туда-сюда с сумками, все живет своей
жизнью, а тут, посреди большого заснеженного города – ле-
дяные цветы и романтичный герой… с детской лейкой в ру-
ках! Картина, достойная поэтов… или юмористов.
Но когда это говорил он, в его слова почему-то странным
образом верилось, и не хотелось смеяться. Так сумасшедший
мечтатель порой увлекает вас за собой в свой мир красивых
безумств. А вы, устав от серости однообразных будней, го-
товы поверить ему и…
Нет, если я как-то и представляла себе нашу следующую
встречу, если чего-то и ждала, то точно не этого!
– И где же твои ледяные цветы?
– Пойдем – покажу. Тут не далеко.
Он спрыгнул с перил и протянул мне руку. Еще не успев
ничего понять, я протянула свою, и мы, взявшись за руки,
пошли… смотреть ледяные цветы! Посреди большого горо-
да, шумных машин, людей, возвращающихся с работы, дево-
чек-кокеток и мальчиков-ковбоев, вялых дворников и бод-
рых домохозяек. В 21 веке. Зимой. Слева направо – я, он и
лейка. Чудная троица!
Если вы назовете меня сумасшедшей, то я отвечу, что это
еще слабо сказано! Но кто из нас гарантированно стопро-
центно нормален?
Пройдя пару дворов, мы оказались в тихом заснеженном
скверике. Я все время поглядывала на него исподтишка,
ожидая какого-то подвоха, но он уверенно вел меня куда-то
 
 
 
вперед, всем своим видом показывая, что никакого розыг-
рыша нет, а цветы зимой – абсолютно нормальная вещь. Кто
может в этом сомневаться?
Наконец, остановившись возле большого сугроба, он
вдруг сказал:
– Смотри!
– Где? Я ничего не вижу…
– Там, за сугробом!
Осторожными шажками, каждый момент ожидая неиз-
вестно чего, я обошла сугроб и заглянула за него… а там…
Ледяная роза, чуть припорошенная снегом, сверкающая
застывшими капельками-искорками в свете вечерних фона-
рей, притаилась в стороне от людских взглядов за придо-
рожным сугробом. Самая настоящая! Вот так просто, стояла
и все! В 21 веке. Зимой. Посреди большого города. Среди
шумных машин, снующих туда-сюда, мальчишек-хулиганов,
девочек-кокеток и дворников с домохозяйками…
Я не знала, что сказать. Просто стояла и глупо улыбалась,
оторопело переводя восхищенный взгляд на него, потом сно-
ва на розу и обратно. Наверное, вид у меня был довольно-та-
ки растерянный. Но – какая разница? Он все равно не смот-
рел на меня, а с самым серьезным видом принялся поливать
свою розу из лейки. Я невольно улыбнулась, глядя на эту тро-
гательную картину, и тихо спросила:
– А ее точно нельзя отнести домой?
– Нет. Такие цветы растут только в сугробах и только зи-
 
 
 
мой. Дома, в тепле или даже просто от прикосновения горя-
чих рук они тают, – он как-то странно посмотрел на меня. –
Уж тебе ли не знать…
Я на мгновение растерялась. Смысл сказанного как-то од-
новременно крутился рядом, витая в воздухе, и в то же время
постоянно ускользал от моего понимания. Как мошка, кото-
рая мельтешит перед глазами, а схватить ее никак не полу-
чается. Казалось, еще чуть-чуть и я смогу уловить и понять
– что же было в этих словах такого, но…
А он, поставив лейку на снег и сняв перчатки, медленно
коснулся розового бутона, опуская руку ниже, провел паль-
цами по стеблю… осторожно, словно боясь растопить лёд,
погладил тыльной стороной заснеженные листочки…
– Не боишься, что растает?
– А ты?
А я? Что я? А я смотрела на его руки, на эти ладони с
тонкими пальцами… и почему-то представляла их на себе.
Не знаю, откуда взялась в моем мозгу эта шальная мысль,
но не к месту проснувшееся воображение вместе с женским
любопытством очень живо нарисовали мне картину прикос-
новения этих рук к моей груди… отчего у меня мурашки по-
ползли и по коже, и я передернула плечами.
– Замёрзла? – из забытья меня вывел его голос. Видимо,
он по-своему истолковал мое состояние. – Если хочешь, мо-
гу согреть тебя горячим глинтвейном.
– А он тоже растёт в ледяных бутылках где-то поблизости?
 
 
 
– Почти. Пойдем, это и правда недалеко.
– А роза? Останется здесь?
– А что ей сделается? Она же ледяная! Её нельзя срывать,
нельзя нести в дом. Можно только поливать. Правда, она,
наверное, в этом не нуждается. Но хоть какое-то проявление
заботы… Я тебе отдам лейку, будешь пользоваться. Заодно
отнесешь ее домой, а то я как-то глупо смотрюсь с детской
игрушкой посреди улицы.
– А! Так ты заметил? Ну, надо же!
– Еще бы! За кого ты меня принимаешь?
– А я уж боялась тебе говорить…
Мы оба рассмеялись весело и беззаботно. Господи, по ви-
ду он старше меня года на два-три, но когда я смотрю на этих
весёлых бесенят в его глазах, то не могу сдержать улыбки –
какой же он, в сущности, еще мальчишка! Впрочем, я и сама
веду себя с ним как-то… не по-взрослому. Никогда не ожи-
дала от себя такого! То есть, если я чего-то и ждала от нашей
встречи, то – точно не этого.
…Падал снег. Где-то далеко-далеко от нас, в каком-то
другом мире ездили машины, куда-то спешили люди. Был 21
век…
А вокруг нас лишь медленно кружились снежинки в свете
придорожных фонарей, и за сугробом в скверике притаилась
настоящая ледяная роза…
Если вы назовете меня сумасшедшей, то я отвечу, что это
еще слабо сказано! Но кто из нас гарантированно стопро-
 
 
 
центно нормален?
Он взял меня за руку и повел куда-то. Я не сопротивля-
лась.
***
Говорят, по жилищу человека можно многое сказать о его
хозяине. Особенно если он живет тут давно, и все предме-
ты, обстановка, мебель и прочие вещи хранят в себе неуло-
вимую память о нем, даже когда его нет. Ведь присутствие
чьей-то живой души накладывает отпечаток даже на неоду-
шевленные предметы. И они могут многое рассказать. Если
только вы умеете слушать.
В этом смысле его квартира была загадкой. По ней мож-
но было сказать много всего разного и ничего определенно-
го. Её можно было считать кладом для психоаналитика, от-
ражением внутреннего мира хозяина, свалкой обычных бес-
полезных вещей или просто ничем. На выбор.
Потрясающей красоты лесной пейзаж, с каким-то див-
ным очарованием выполненный карандашом на половинке
оторванного листа бумаги, здесь служил закладкой в ста-
рой, потрепанной книге. Какой-то научный трактат по пси-
хологии, если я не ошибаюсь. Таких книг тут было много –
Фрейд, Вейнингер, Козлов, Протопопов, Новоселов… А ря-
дом с ними мирно уживались фэнтези Сапковского, Желяз-
ны, Толкиена пополам с философией Ницше и томиком сти-
хов неизвестного мне автора. Несколько бумажек-напомина-
лок с непонятными каракулями были приколоты к стене ста-
 
 
 
ринным кинжалом, напоминающим испанский стилет, при-
чем, отнюдь не сувенирного вида. Камин у стены, тяжелые
занавески на окнах и пушистый ковер на полу были такого
же оттенка, как и компьютерный стол и гитара в углу комна-
ты. Казалось, часть обстановки взята из средневековых ры-
царских романов, а другая часть то ли из квартиры роке-
ра-неформала, то ли программиста-хакера. Вдобавок еще на
всем лежала печать небрежной забывчивости, эдакого дека-
дентского полупрезрения. Казалось, хозяин с легкостью ма-
ленького демиурга создает необычные миры, а потом остав-
ляет их пылиться на подоконнике, убежав шлепать босыми
ногами по лужам. И так во всем…
Приведя меня к себе полчаса назад, он устроил неболь-
шую экскурсию по дому, «познакомил» со своим жилищем.
Но понятней от этого не стало. А потом попросил подождать
чуть-чуть на кухне. Не уточнил – чего именно.
И вот я жду, сидя на табуреточке, разглядывая странно-
ватую обстановку квартиры и гадая – чем же там занимается
ее таинственный хозяин. Может, вытирает пыль со шкафа?
А может – пятна крови с подсвечника, которым вчера ударил
по голове девушку, что была тут до меня? Не знаю. Вообще,
загадка – что происходит с ним, когда он закрывает за собой
дверь…
Я вновь взглянула на нее и машинально убрала со стола
ладошку. Только бы он не заметил, когда придёт!
Дело в том, что там, в коридоре, как раз перед дверью на
 
 
 
кухню, стоял телефон. И, проходя мимо него, я заметила но-
мер на аппарате. Решив, что было бы неплохо знать про мое-
го нового знакомого хотя бы что-то конкретное, я быстрень-
ко записала этот номер у себя на руке. Так, просто на всякий
случай. Вдруг пригодится? А то мало ли…
–  Сейчас мы будем готовить настоящий глинтвейн!  –
дверь кухни он распахнул ногой, потому что руки были заня-
ты кучей бутылок, кастрюлек, пакетиков со специями и еще
неизвестно чем. – Ты знаешь, что это такое?
– Ну-у-у…кажется, что-то слышала… какой-то средневе-
ковый напиток, времен рыцарской Англии… но никогда не
делала сама.
– Я тебя научу. Помогай!
Он мигом всучил мне в руки что-то из принесенного, я
еле успела вскочить с табуретки, еще не представляя – что,
собственно, нужно делать. Но он как-то быстро пододвинул
меня к столу, что-то сказал, куда-то направил, и я сама не
заметила, как весь этот веселый водоворот, именуемый про-
цессом приготовления, закружил меня и увлек за собой.
Тот рецепт я помню до сих пор. Как говорят, «он врезал-
ся мне в память». Так что, если кто-то хочет знать, как гото-
вится «настоящий глинтвейн» – могу поделиться.
У нас тогда было полбутылки красного сухого вина, креп-
кий ром (градусов 55, наверное), сахар-рафинад и немно-
го специй (корица, цедра, ваниль). Вино мы вылили в ка-
стрюльку и нагрели почти до кипения, добавили специй, пе-
 
 
 
ремешали, после чего сняли с огня и водрузили на нашу ка-
стрюльку сверху дуршлаг. Сложили горкой сахар, полили его
ромом, чтобы хорошенько пропитался, и подожгли. Ром го-
рел синеватым пламенем, сахар плавился и тягучими светя-
щимися каплями медленно падал вниз, в кастрюльку, отче-
го вино принимало приятный карамельный вкус. А в полу-
мраке вечерней комнаты (свет мы так и не зажигали) все это
создавало ощущение чего-то таинственного и нереального,
словно какой-то старинный колдовской обряд.
Во время приготовления этого необычного напитка мой
новый знакомый то оказывался рядом со мной, объясняя
что-то негромким шепотом мне на ухо, так что его губы по-
чти касались моего лица; то отходил в дальний угол комнаты,
изредка бросая на меня дразнящие взгляды и озаряя темноту
комнаты своей странной улыбкой, которую я никак не могла
понять. Уж слишком она была переменчивой и загадочной.
Иногда мне казалось, что он меня просто дразнит. А иногда
казалось, что это мне только казалось…
Порой его улыбка была доброй и мягкой, словно бы он го-
ворил ласково: «Ну что ты, глупышка? Не думай ни о чем, за-
будь свои опасения, и все будет хорошо!» И в это почему-то
странным образом верилось… Но уже в следующее мгнове-
ние что-то неуловимо менялось в нём – наклон головы, выра-
жение глаз или что-то еще, я не знаю – и улыбка вдруг стано-
вилась другой. В ней появлялось нечто насмешливое и ехид-
ное, словно бы он говорил: «Эту игру, крошка, я знаю луч-
 
 
 
ше! И как бы ты ни старалась, мне наперед известно, чем все
закончится!». И я готова была вспыхнуть, разозлиться, но не
успевала, потому что уголки его губ чуть-чуть приподнима-
лись, и выражение лица уже становилось другим. Не знаю –
каким именно…
Вообще, у его улыбки были сотни непередаваемых оттен-
ков, она могла выражать целую гамму чувств, быть дразня-
щим призывом неизвестно к чему, обычной данью вежли-
вости или просто ничем. Пытаясь в очередной раз понять,
что же прячется за ней, я так увлеклась, что прозевала тот
момент, когда наш сказочный напиток уже сготовился, и мы
разлили его по бокалам.
Горячий и сладкий, глинтвейн оказался штукой преда-
тельской. Он был достаточно крепким, но крепость эта как-
то совершенно не ощущалась, лишь приятно обжигала гор-
ло, струилась теплотой по венам, в результате чего очень
быстро в голове у меня зашумело, а тело налилось пьянящей
легкостью, после чего я уже с трудом сдерживала охватив-
шее меня желание сладко замурлыкать.
Конечно, я отдавала себе отчет в том, что слишком уж
расслабляюсь и теряю контроль, но останавливаться поче-
му-то совсем не хотелось. Напротив, в тот момент я мечта-
ла немножко похулиганить, «отпустить тормоза», отдаться
этому необыкновенному ощущению, а там – будь, что будет.
Наверное, это мое раздразненное любопытство подталкива-
ло меня вперед, желая, наконец, выяснить – а что же дальше?
 
 
 
И я призывно улыбалась, чувствуя на себе его взгляд, от
которого меня бросало в жар. Не знаю, что было в нем такое,
может, просто от выпитого глинтвейна его глаза блестели,
как и мои? Или что-то совсем иное заставляло мое сердце
трепетать и сжиматься, когда я даже спиной чувствовала –
КАК он на меня смотрит?
Нет, его взгляд не был наглым и раздевающим, как у
некоторых пошлых типов. И не был заискивающе-умоляю-
щим, как у изголодавшихся по женскому обществу мальчи-
ков-подростков, которые впервые оказались рядом с краси-
вой девушкой и потеряли голову. Скорее, в нем чувствова-
лось что-то истинно мужское, в нем были сила и воля уве-
ренного в себе человека, который не стыдится и не скрывает
своих желаний, а просто берет то, что ему хочется.
И когда он смотрел на меня, это обжигало почище глинт-
вейна. Случайный, мимолетно брошенный взгляд, казалось,
был способен проникнуть внутрь тебя, добираясь до самого
сокровенного, пробуждая тайные мысли, обнажая скрытые
желания, в которых я сама себе боялась признаться. И по ко-
же отчего-то ползли мурашки, и невольно хотелось отвести
глаза.
Похожее чувство женщина испытывает во время профес-
сиональной фотосъемки. Когда она знает, что на нее наведен
объектив, знает, что выглядит превосходно, и в то же время
все равно немного стесняется. Старается не смотреть в ка-
меру, но все равно кожей чувствует ее присутствие, и что-то
 
 
 
вроде легкой приятной щекотки пробегает по телу, застав-
ляя ее передернуть плечами и чуть поёжиться.
Наверное, в этом есть что-то от эксгибиционизма, когда
чей-то взгляд скользит по твоему обнаженному телу, и те-
бе одновременно немного неловко и невыразимо приятно. И
все эти смешанные, еще не до конца осознанные тобой чув-
ства жаркой волной прокатываются от кончиков пальцев до
самого сердца, замирая где-то внизу живота…
Блин, кажется, я начинаю краснеть! Слишком уж все
это будоражит воображение. Да и вообще… как-то… Стоп-
стоп-стоп! Надо придти в себя.
Собрав остатки самообладания, я постаралась стряхнуть
то странное оцепенение, охватившее меня под его взглядом
и неожиданно для себя самой вдруг спросила:
– Слушай, зачем это все?
– Что именно?
– Ты понял. Все эти твои сюрпризы, неожиданные при-
ятности, странные случайности. Каток на крыше, роза изо
льда, букет у порога, глинтвейн… Зачем все это? Будь на
твоем месте кто-то другой, я бы подумала, что просто ка-
кой-нибудь романтично настроенный мальчишка хочет про-
извести впечатление. Но ты не похож на такого. Чего же хо-
чешь ты?
– Я? – он задумчиво отвел глаза и помолчал пару секунд.
Потом вдруг неожиданно встал из-за стола и протянул мне
руку. – Пойдем!
 
 
 
Я не успела ничего возразить, не успела даже спросить
– куда он меня ведет, как мы уже очутились в соседней
комнате. Он распахнул тяжелые шторы, подвел меня к ок-
ну. Сквозь ледяные узоры на стекле я увидела заснеженный
двор, редкие машины, несколько прохожих, сугробы… Так
странно. Разве все это еще есть на свете? Кажется, я почти
забыла..
Стоя сзади меня так, что его губы почти касались моей
щеки, он тихо произнес:
– Я хочу рассказать тебе сказку…
Сказку??? Я промолчала. Наверное, это выглядело неле-
пым, но в тот момент…
– Давным-давно… а может и недавно… Может, сто лет
назад… а может в наши дни… жила-была на свете белом
снежная королева…
Так! Опять он за свое? Зачем снова начинает? Знает, ведь,
как я на это реагирую. Ну не нравятся мне эти его дурацкие
сравнения! Уж не знаю – почему. Может, потому, что слиш-
ком уж они похожи на правду.
– На самом деле, она не сразу стала снежной королевой.
Родилась она обычным ребенком, милой забавной девочкой,
не лучше и не хуже других. Ну, разве что была она очень кра-
сивой. Как водится, родители в ней души не чаяли, баловали
и угождали. А окрестные мальчишки в тайне друг от друга
приносили цветы к ее окошку, писали признания корявыми
каракулями и даже дрались из-за нее на заднем дворе. А по-
 
 
 
том с гордостью хвастались синяками и шишками. Девочка,
видя это, называла их глупыми и снисходительно вздыхала.
Хотя в душе (чего уж скрывать?) это льстило ее самолюбию.
А потом она выросла. Нет, это произошло не сразу и не
вдруг. Все было как-то постепенно, неуловимо и незамет-
но. Никто даже и не заметил, как она стала другой. Избало-
ванной и холодной, неприступной и гордой. И больше уже
ее душа не способно трепетать, а сердце – сжиматься. И го-
ре тому, кого угораздит влюбиться в нее. Потому что, од-
нажды проявив слабость, он окажется зависим от нее, и бу-
дет она крутить и вертеть им как угодно, пока не надоест,
а потом выкинет за ненадобностью. Приговаривая про себя:
«Измельчали мужчины, какие-то совсем не те пошли…»
Пожалуй, самое забавное в этой истории то, что сама
снежная королева страдает и мучается от такого положения
вещей. И никак не может понять – что же случилось с ми-
ром, с окружающими ее людьми? Куда же все ушло?
И никак не может понять, что причину надо искать в се-
бе, что всего-навсего ей нужно оттаять, отпустить на волю
прежние чувства, не пытаться играть, не пытаться контроли-
ровать себя, снова стать милым и непосредственным ребен-
ком, как раньше. Но сама она уже не может, потому что…

ВЖЖ-Ж-Ж-ЖЖЖЖЖЪ!!!

Какая-то машина вдруг резко затормозила у дверей на-


 
 
 
шего дома – так, что даже стекла задрожали. Я невольно
дернулась и отшатнулась от него. Все это время, слушая ту
необычную «сказку», я пребывала в каком-то странном оце-
пенении, как во сне. Стояла, словно завороженная, и вслу-
шивалась в этот тихий голос… Плавала в каком-то тумане…
Нежилась в его объятиях…
И только теперь вдруг пришла в себя, словно очнулась. И,
убрав руки, обнимавшие меня за плечи, резко развернулась
к нему, еще сама не понимая, что меня вдруг так разозлило.
– Ага! Сама, значит, она уже не может. И вот тут, конеч-
но, появляется принц из сказки. Тот самый, кто растопит
сердце снежной королевы. Только это немножко необычный
принц. Он не пожелал влюбляться в снежную королеву, как
это положено каждому добропорядочному принцу из сказ-
ки. Он, видите ли, решил, что тогда об него будут вытирать
ноги. И поэтому он просто захотел походя вскружить голову
снежной королеве, запудрить ей мозги и растопить ее серд-
це. Глинтвейном. В надежде, что когда она растает, то он по-
лучит все, что пожелает. А потом пойдет дальше – согревать
других снежных королев, да?
Не знаю, что тогда на меня нашло. Что именно так раз-
дражало в нем? Почему я так неожиданно разозлилась? На-
верное, все дело было в том, что с ним я теряла контроль
над собой, над ситуацией, теряла голову… А я этого очень не
люблю! Разве можно позволять какому-то проходимцу иг-
рать мной? Разве можно так часто забываться, попадать в ка-
 
 
 
кие-то глупые ситуации, выглядеть смешно, вести себя как
ребенок? Ну уж нет!
Он ничего не сказал в ответ на мою гневную тираду, лишь
смотрел как-то грустно, понимающе и… снисходительно,
что ли. И это разозлило меня еще сильнее.
– Ты прав, принцы из сказки в нашем мире давно повыве-
лись. А остались, похоже, только обычные бабники, думаю-
щие о том, как бы споить девушку и затащить в постель. Не
понимаю – зачем я вообще к тебе пришла?
Он вдруг улыбнулся, как будто я сказала что-то очень за-
бавное. А потом легко, как будто речь шла о каком-то мало-
значительном факте, сказал:
–  Если ты так думаешь, наверное, тебе и правда лучше
уйти.
– И уйду!
Оттолкнув его, я бросилась к двери с обиженным видом,
на ходу собирая свои вещи, натягивая куртку и разыскивая
перчатки. Внутри меня все бурлило. Правда, я старалась не
показывать виду, хотела выглядеть холодной и гордой. Но,
наверное, не очень получалось. Слишком уж я была зла. И
больше всего меня раздражало то, что он даже не сделал по-
пытки меня остановить, как-то успокоить, извиниться, нако-
нец, сказать какие-то теплые слова, что ли… Я бы, конечно,
все равно не осталась, слишком уж сильна была тогда моя
обида. Но ведь он даже не попытался! Только смотрел на-
смешливо на все мои лихорадочные сборы и криво улыбал-
 
 
 
ся.
В ту минуту я готова была его убить. Хотелось подойти и
врезать ему, залепить пощечину, стереть с его лица это на-
хальное выражение. Но я не была уверена, что если окажусь
с ним рядом, что если подойду и дотронусь до него, то…
НЕТ! Все, хватит! Не хочу больше тебя видеть! Не хочу
больше видеть никого! Оставьте меня в покое все вы, чер-
товы всеведущие психологи и любители копаться в чужих
судьбах! Ненавижу!!! Что вы понимаете???
– Ты забыла, – остановил он меня уже у двери и протя-
нул забытую сумку. Все с тем же холодно-надменным ви-
дом я потянулась за ней, демонстративно не глядя в его сто-
рону. И поначалу даже не поняла, что случилось, когда он
поймал меня за руку и резко притянул к себе. Кровь прили-
ла к лицу, меня почему-то обдало жаркой волной, когда на-
ша губы встретились, кажется, я пыталась сопротивляться,
но в его объятиях это было бесполезно. Я только дергалась,
как бабочка в паутине, голова кружилась от этого чертового
глинтвейна… или еще неизвестно от чего… я словно куда-то
уплывала…
И вдруг неожиданно все кончилось.
– Вот теперь можешь идти, – насмешливо сказал он, от-
пустил меня и ушел в комнату.
***

…Давным-давно, миллион лет назад, в далекой галакти-


 
 
 
ке… Нет, какое-то уж слишком пафосное вступление у меня
получается. Оставим его до той поры, когда я соберусь пи-
сать продолжение к звездным войнам. И вообще – чего это
меня сегодня тянет на какие-то дурацкие философские раз-
мышления?
Тогда просто – картинка из прошлого. Мое безоблачное
детство. Мама, папа и я дружно пьют чай на кухне и о чем-
то весело болтают. Вдруг я с обиженным видом заявляю:
– Пап, а почему это ты предложил маме еще чаю, а про
меня забыл?
– Ой, прости! Настенька, а ты будешь еще чай?
– Нет, я не хочу.
Занавес…

***
Скажите, вам доводилось когда-нибудь делать что-то из
чувства противоречия? Не потому, что на самом деле че-
го-то хотелось (порой даже и вопреки своим желаниям), а
лишь наперекор чему-то? Потому что не хотелось соглашать-
ся, «из принципа» или точнее «из вредности»? Приходи-
лось? Или я одна такая ненормальная?
Бывает, что меня просто клинит. Порой я ужасно, ката-
строфически, просто до печёнок НЕ ХОЧУ делать то, чего
от меня все ждут. Хотя, быть может, ждут правильно. Быть
может, это и правда лучшее, что я могла бы сделать. Но не
желаю я оправдывать чьи-то ожидания! И, как дети в стиш-
 
 
 
ках про вредные советы, буду делать все наоборот. Нарочно!
А порой мне очень не хочется соглашаться с каким-то че-
ловеком. Особенно, если он излишне самоуверен и считает,
что знает все наперёд. Он, может быть, даже и прав. Но я
все равно буду ему возражать. Просто из чувства противо-
речия. Причем, даже не важно, что именно он говорит. С
романтиками я буду циником. С прагматиками превращусь
в мечтательницу. А с мечтателями, наверное, стану скучной
и серьезной. И ни за что на свете не пожелаю признаваться
даже себе самой в том, что кто-то из них может быть прав!
…А ведь он был прав. Тот, от кого я сбежала полчаса на-
зад, приехав домой на такси, а теперь вот сижу в раздумьях и
воспоминаниях, попивая мартини и с ненавистью погляды-
вая на номер телефона на руке. Тот самый доморощенный
психолог, что разложил мою жизнь по полочкам еще тогда,
на катке, и обрисовал в нескольких незамысловатых выра-
жениях все мое теперешнее состояние. И про родителей, и
про одиночество, и про неудачи в личной жизни…
Он был прав. Только мне не хотелось в этом признавать-
ся. Да и кому понравится, когда все то, что вы переживали
годами, о чем думали, чем наслаждались и от чего страда-
ли, вдруг втиснет в пару расхожих поверхностных фраз ка-
кой-то нахальный мальчишка с улицы? Кто захочет с ним
соглашаться? Кто откажется заявить: «Я – натура тонкая и
глубокая, которую не так-то просто понять, со своим слож-
ным внутренним миром, который тебе просто недоступен!»
 
 
 
И кто не разозлится, увидев в ответ понимающе-снисходи-
тельный взгляд насмешливых глаз?
Но он был прав. Как же он был прав, этот странноватый и
до сих пор незнакомый мне парень с замашками профессио-
нального самца, и в то же время непонятно зачем строящий
из себя мальчика-романтика!
Наверное, я в нем ошибалась. Но… каждый раз, когда я
думаю, что ошибалась раньше, но теперь начинаю его пони-
мать, то снова оказывается, что я ошибаюсь.
Вообще в моей жизни было много мужчин. Хотя, конечно,
смотря с чем сравнивать. Ну, скажем так, достаточно. Одна-
ко этот был ни на кого не похож.
Если не принимать во внимание совсем уж детский и под-
ростковый периоды моей жизни, то сначала мне «выпала
честь» общаться большей частью с «золотой молодежью» –
мужчинами «моего» круга, как говаривал когда-то мой отец.
Уж не знаю, почему он решил считать «моим» мир надмен-
ных снобов и папенькиных сынков. Именно они-то и разо-
чаровали меня первыми. Все эти самодовольные пыжащиеся
ничтожества, закончившие с отличием престижные школы
и университеты, и все равно остающиеся болванами. При-
езжающие на очередную вечеринку на папиных машинах, в
дорогих туфлях и модных рубашках, воняющие смесью вис-
ки, пота и дорогого парфюма. Я уж даже не говорю про нор-
мальное, без понтов, общение с ними, которое просто невоз-
можно. Но ведь, вдобавок ко всему, они еще и уверены, что
 
 
 
заниматься любовью – это значит завалить тебя на спину,
лениво расстегивая свою чертову модную рубашку, немного
поелозить сверху (с трудом соображая, что он делает, пото-
му что пьяный в стельку), кончить в тебя, после чего отвер-
нуться и захрапеть.
Проблема таких ребят (в том числе и постельная) в том,
что они с детства привыкли все получать, ничегошеньки не
давая взамен. Дело тут даже не в эгоизме (все мужчины –
эгоисты в постели), а в том, что просто некому было им объ-
яснить, что все-таки существует разница между девушкой и
папиной машиной. И заключается она не только в том, что
когда помнёшь девушку, папа не ругается.
Всевозможные неформалы и рокеры, музыканты, поэты,
художники и другие великовозрастные подростки, громко
именующие себя «творческими личностями», заинтересова-
ли меня чуть больше, но разочаровали еще быстрее. Навер-
ное, потому что романтический образ парня рок-музыкан-
та, который мы привыкли видеть по телевизору в красивых
фильмах со счастливым концом, так же далек от правды, как
сами эти фильмы далеки от реальности. Чаще всего, в глуби-
не души эти «герои» оказывались нытиками и неудачниками
по жизни, обожающими воспевать собственную печаль и ме-
ланхолию красивыми словами. Вместо того, чтобы, наконец,
перестать ныть о враждебном и непонимающем их мире, и
попытаться что-то изменить в себе.
Из той же категории, наверное, и мальчики-романтики.
 
 
 
Во всяком случае, где-то рядом. Впрочем, о них подробнее
я расскажу чуть позже.
Все они казались мне вечными детьми, застрявшими где-
то на уровне подросткового периода полового созревания. И
боявшимися повзрослеть, потому что тогда придется самому
отвечать за все в своей жизни. При этом реальный возраст
этих «детей» мог составлять 25-30 лет. А то и более.
Когда я уходила от очередного такого «непризнанного ге-
ния», вдоволь накушавшись его сопливого киселя, мне вслед
обычно летели слёзы и проклятия, непременно сменявшиеся
вскоре очередным приступом творчества, то бишь сочине-
ния очередной байды разной степени гениальности, претен-
дующей (по мнению автора) на более высокое звание. Впро-
чем, вскоре находилась какая-нибудь другая муза (еще не
уставшая объяснять юному дарованию, что придуманному
им же самим образу он же сам не соответствует, потому что
не дорос еще), и меня благополучно забывали.
Те же девушки, кто все-таки успевал устать от подобных
нытиков, обычно с удовольствием кидались в объятия «кру-
тых» дядечек в возрасте, имеющих в своем арсенале связи
полукриминального характера или «серьезный» бизнес. На-
ивным маленьким девочкам (опять-таки – вне зависимости
от их физического возраста) почему-то казалось, что эти дя-
деньки дадут им чувство защищенности и уверенности в зав-
трашнем дне, что для любой женщины очень важно. То, что
ты для такого «серьезного мэна» не женщина, а что-то сред-
 
 
 
нее между его визитной карточкой и очередной дорогой иг-
рушкой, своеобразная кукла для показа и предмет расчетли-
вых инвестиций (которые он согласен в тебя вложить, лишь
если потом они будут отработаны) как правило, осознается
девушками лишь потом. Чаще всего – когда уже поздно.
Слава богу, мне хватило ума ограничиваться лишь по-
верхностными знакомствами с подобными типами. К числу
девиц, пускающих слюни при виде «криминальных автори-
тетов» и считающих, что это круто, когда их избранник три-
жды сидел в тюрьме, я как-то не отношусь. А с человеком,
способным хоть раз в жизни поднять руку на девушку (или
просто на беззащитного человека в моем присутствии), гряз-
но оскорбить ее (или любого другого человека) или просто
относиться к ней, как к своей собственности, за которую за-
плачено, я расстаюсь моментально и без сожалений. Стоит
простить такое один раз, и ты будешь прощать это всю свою
жизнь.
Ну, про уличную шпану – пацанов, которых интересует
«чиста пыво, семешки и деффки», которые матом уже не ру-
гаются, а общаются, даже говорить не буду. Надо же иметь
хоть каплю самоуважения? А ее достаточно, чтобы не только
не спать с такими, но и даже просто не общаться.
Про всяких там толкинистов, сатанистов, программистов,
пацифистов, анархистов и иже с ними так же не буду упоми-
нать. Мне в свое время довелось много с кем пообщаться, и
я люблю людей, увлеченных чем-то всерьез и по-настояще-
 
 
 
му. Но только когда это увлечение не перерастает в манию
и не становится болезнью, переходя все мыслимые и немыс-
лимые границы. Потому что в противном случае – зачем мне
мужчина, у которого проблем с головой больше, чем у меня?
Впрочем, когда ты, устав от вечных надоедливых приста-
ваний, надеваешь на лицо надменно-неприступное выраже-
ние, то такие сами стараются держаться подальше. Хотя, не
только они…
Интересно, сколько парней побоялись со мной познако-
миться из-за этой защитной маски? Скольким я отказала в
грубой форме лишь из-за усталости и страха? И не сосчи-
тать…
Ах, да! Я же обещала еще упомянуть про мальчиков-ро-
мантиков в моей жизни. Описывать этот тип подробно не
стоит – наверное, каждой девушке хотя бы раз в жизни при-
ходилось встречаться с ними. Забавные существа, сильно на-
поминающие инопланетян, которых случайно занесло на на-
шу грешную землю. И теперь они не перестают удивляться
каждой травинке, в то же время не понимая очевидных ве-
щей. Лет в 13-15 они кажутся нам воплощением тех самых
принцев на белых конях, про которых пишут в книжках про
любовь. Но стоит чуток подрасти, как мы понимаем, что они
вовсе не такие, жить рядом с ними – совсем не счастье, и
вообще в книжках все наврали. И чем дальше мы взрослеем,
тем больше нас мучает удивление – как вообще эти существа
способны выжить в современных условиях? Ведь они к этой
 
 
 
жизни абсолютно не приспособлены! И, наверное, должны
уже давно вымереть, как динозавры, тем более что размно-
жение этого вида естественным путем обычно не происхо-
дит. Но видимо его с успехом заменяют все те же вредные
книжки про любовь, которые рождают все новых и новых
неприспособленных к жизни маленьких инопланетян.
Нет, с ними порой бывает интересно. Особенно если их
романтики хватает больше чем на 2-3 первых свидания. И
если они не повторяют одни и те же слащавые штампы, под-
смотренные в романтичных мелодрамах или прочитанных
все в тех же книжках про любовь. Ведь бывают же и те, для
кого романтика – не способ произвести очередное впечатле-
ние на очередную девушку, а смысл и образ жизни. Мне как-
то попался один такой.
Представьте себе кудрявое брюнетистое существо с забав-
ной улыбкой и широко распахнутыми навстречу солнцу рес-
ницами. Окружающий мир не переставал его удивлять. Вос-
ход он считал чудом. Закатом мог любоваться бесконечно,
как маленький принц из сказки Сент-Экзюпери. В каждом
банальном моменте нашей жизни он мог найти нечто потря-
сающее, нечто такое, о чем мы давно знали, но забыли на-
сколько это здорово!
На фоне прожженного цинизма моих друзей и жуткого
прагматизма родителей, на фоне надоевших «прикольных»
вечеринок до утра и предсказуемых заранее светских тусо-
вок – это чудо выглядело чем-то необыкновенным, чем-то
 
 
 
неописуемо-загадочным и оттого более притягательным. Ро-
мантика жила в нем самом, причем Романтика настоящая, с
большой буквы, а не тот суррогат, который можно получить,
вырвавшись под утро из ночного клуба и примчавшись на
набережную – встречать рассвет под аккомпанемент откры-
ваемых на капоте твоей машины бутылок шампанского.
Наш первый поцелуй был робким, неумелым и… ка-
ким-то непередаваемо нежным, словно легчайшее прикос-
новение крыльев бабочки. Не могу сказать, что мне это силь-
но понравилось, но было в этом что-то безумно трогатель-
ное, как в первом в жизни наивного мальчика прикоснове-
нии губами к щеке девочки. И все это странным образом
подкупало и завораживало меня. Мне самой от всего этого
снесло крышу поначалу, а потом было уже поздно – я про-
зевала тот самый момент, когда еще можно было бы остано-
виться, и все завершилось бы, так и не начавшись.
Что связывало нас с ним? Да практически ничего! Мы
были слишком разные… ужасно, катастрофически разные,
но… Почему я вообще обратила внимание на него? Ну, то
есть, это-то понятно… Но почему допустила, чтобы у нас
что-то было? Ведь никогда ни на секунду я сама не верила в
то, что влюблена в него или смогу полюбить потом. Но что-то
тронуло меня в его словах, в его образе жизни, в нем самом.
И я решила – какая разница? Зачем я ищу какие-то само-
оправдания? Будь, что будет! Ведь встречаются же некото-
рые люди без любви… даже живут вместе. По расчету, из-за
 
 
 
денег, ради престижа, ради карьеры, ради какого-то взаим-
ного сотрудничества и удовлетворения совместных потреб-
ностей. Ради любопытства, в конце концов. Так почему бы
и мне не быть с ним? Если нам хорошо вместе? На то, что
будут болтать окружающие за моей спиной, мне давно было
плевать!
Так мы стали встречаться. При отсутствии ответного чув-
ства с моей стороны, «его огромной любви хватало нам дво-
им с головою», как поется в одной известной песне. Я же
просто была довольна тем, что получаю от него нечто такое,
чего никто другой из моего окружения мне просто не мог
дать. И что не у каждой женщины в жизни было.
Наверное, близость со мной была для моего мальчика-ро-
мантика чем-то запредельным, каким-то венцом мечтаний.
Но я не привыкла вечно жить в сказках и долго мечтать о
чем-то. Это и отличало нас двоих. Он мечтал, а я просто бра-
ла, что хотела – так, из любопытства.
Секс с ним был таким же, как и наш первый поцелуй. Да
вообще ВСЕ у нас было таким – неумелым, робким, но бес-
конечно чувственным и нежным. Не скажу, что была в вос-
торге, физически я не получила большого удовольствия, но
было в этом нечто такое трогательное и подкупающее… сло-
вами не передать!
И вот тогда я почувствовала себя последней дрянью. Он
ведь любил меня. Любил по-настоящему, искренне и пре-
данно, так сильно, как только был способен! Той самой лю-
 
 
 
бовью, которую воспевают поэты, и о которой пишут в тех
самых дурацких книжках, из которых вышел он сам. Вот то-
гда я поняла, что слишком заигралась. Что пора положить
этому конец. Пока еще не поздно.
Я хотела все сказать ему, попросить прощения, постарать-
ся объяснить, утешить и обнадежить, заверить, что когда-ни-
будь он обязательно найдет ту, что будет достойна его любви
и так далее. Но не смогла сказать ничего. Я просто ушла на
утро после той самой первой и единственной нашей ночи.
Струсила и сбежала. Потому что не могла продолжать это
дальше. Ведь я-то знала, что обманываю его, а он сам обма-
нывается еще больше. И мое «До свидания!», сказанное тем
утром, было последней ложью.
Что же ждет меня теперь?
Наверное, этот вопрос рано или поздно задает себе каж-
дая женщина. А что впереди? Если отбросить всех этих вы-
шеперечисленных мной, то – что останется? Неужели НИ-
ЧЕГО?
Нет, так не должно быть. Так неправильно. Так не будет.
Но тогда почему… Почему, блин, так постоянно получа-
ется? Что за злой рок меня преследует? Может, на меня на-
ложено какое-то проклятие? Еще немного и я серьезно в это
поверю! Может, какие-то высшие силы разгневались за то,
что я так некрасиво поступила с тем мальчиком-романти-
ком? Ведь, наверное, это был единственный человек в моей
жизни, который меня по-настоящему любил. А я… Нет, я
 
 
 
много кого бросала или просто обламывала в своей жизни.
Но смеяться над комплексами великовозрастных подрост-
ков, или весело наплевать на похотливые приставания наг-
ловатых самцов – это одно. А вот играть с искренними чув-
ствами того, кто готов дарить тебе самое дорогое, что у него
есть – это совсем другое. И если прав мой отец, утверждаю-
щий что за все в жизни приходится платить рано или позд-
но, то…
Но что я могла поделать, если в моем сердце не родилось
ответного чувства? В чем я виновата??? За что мне ваше
проклятие?
Вот, блин, до чего я дошла. Уже готова поверить… Со-
всем крыша едет.
Нет, конечно, это бред. Проклятий не бывает. И глупо ве-
рить, что все мои беды только из-за этого. Что я теперь до
конца жизни буду одна, что никогда не смогу найти свою лю-
бовь – настоящую и взаимную. Чепуха!
Вот только с тех пор у меня и правда не было ничего на-
стоящего. Так, какие-то серые лица для мимолетного время-
провождения, которые не оставляли следа ни в моей памяти,
ни в душе. Просто совпадение?
А то, что я уже устала быть одна; устала искать неизвестно
что; устала каждый раз разочаровываться в мужчинах; начи-
нать какие-то отношения, заранее зная, что они обречены;
устала наступать на одни и те же грабли… Это тоже совпа-
дение? И почему я теперь постоянно вижу в мужчинах ка-
 
 
 
кие-то недостатки, знакомлюсь с кем-то новым и понимаю,
что это все – не то, почему глядя в глаза каждого моего но-
вого знакомого, я не вижу там ничего, что смогло бы зажечь
ответный огонек в моих глазах? Совпадение?
Блин, ну почему это происходит именно со мной??? Мо-
жет, я какая-то неправильная?
Ведь ежедневно сотни людей влюбляются, что-то находят
друг в друге, потом даже женятся, растят детей, наконец. Чем
они лучше меня? Что в них есть такого? Разве я так не могу?
Хм… Наверное, могу. Наверное, когда-нибудь мне встретит-
ся обычный нормальный парень, который понравится мне, а
я ему. И я, наконец-то, выйду замуж. И даже, в конце концов,
смогу себя убедить, что люблю его, а не делаю это только от
отчаяния и безысходности, только чтобы убедить саму себя,
что я еще на что-то гожусь и кому-то нужна, и что у меня еще
может в жизни все быть хорошо… нормально… как у всех…
Он будет славным и милым, я буду считать, что мне с ним
повезло, и он будет думать то же самое про меня, мы будем
довольны друг другом, а наши родители не смогут на нас на-
глядеться, приговаривая: «Какая великолепная пара!». По-
началу мы будем пребывать в радужных мечтах, строить воз-
душные замки о будущем, о детях, о том, как замечательно у
нас все устроится и т.д. Потом все это как-то сойдет на нет,
забудется и войдет в привычно-будничную серую колею.
Наверное, поначалу мы будем часто заниматься любовью,
на втором году брака – уже реже, а потом, наверное, сама
 
 
 
мысль о сексе будет появляться у нас раза два в неделю, не
говоря уже о её воплощении раз в месяц. Ничто так не убива-
ет желание, как обязанность, вы замечали? И если человеку
предстоит заниматься сексом не тогда и только тогда, как он
этого захочет, а делать это по обязанности, исполнять супру-
жеский долг, то желание мигом пропадает. И этот человек
будет потом еще и упрекать себя и думать: «Как же так? Что
со мной? Куда подевалась моя прежняя безумная страсть?
Неужели я уже не люблю этого человека?» И будет преуве-
личенно-показушно стараться доказать, что чувства его еще
не остыли. Чем только отобьет желание у другого, который
непременно почувствует неискренность. Вскоре для каждо-
го из нас секс превратиться в неприятное обязательство, ко-
торое, тем не менее, нужно исполнить строго по расписанию
в соответствии с графиком, а то, не дай бог, еще подумают,
что тебе уже не хочется.
И мы оба будем стараться реже бывать дома, выдумывать
какие-то причины, отговорки, притворяться, что уже спим,
что болит голова, что устали… что там еще в списке отма-
зок? Только бы не начинать опять этот бесполезный разго-
вор, не испытывать опять это чувство стыда, вины, брезгли-
вости и неудовлетворения.
Мало того, мы перестанем даже разговаривать друг с дру-
гом. Так, ничего не значащая бытовая болтовня по 15-20 ми-
нут в день – и все. Хотя, конечно, на людях еще сможем под-
держивать видимость идеальной семьи, вести светскую бе-
 
 
 
седу, обсуждать какие-то дела, погоду, друзей… Будем де-
литься впечатлениями об общих знакомых и приятелях. Ра-
зумеется, у него они будут свои, а у меня – свои.
Но про прежние нескончаемые разговоры до рассвета «по
душам» можно будет забыть. В нашем общении уже не бу-
дет искренности, мы не будем друг с другом откровенничать,
как раньше. Мы не будем общаться, мы будем передавать ин-
формацию.
Мой муж будет мучаться и не понимать – почему же мы
так отдалились друг от друга? Что же он сделал не так? Мо-
жет быть, я разлюбила его? Он начнет за мной следить и рев-
новать, чем, разумеется, только разозлит меня еще больше.
В свою очередь я в растущей тревоге начну спрашивать
себя – может, это я всему виной, может, это со мной что-то не
так, не в порядке, может, я какая-то неправильная? Может, я
не смогла сохранить нашу любовь? Не смогла быть для него
единственным смыслом жизни? Может, я перестала следить
за собой и в результате больше не интересую его?
В конце концов, когда наш брак будет совсем уже висеть
на волоске, я забеременею. И у нас родиться ребенок – чуд-
ная кроха, в которой мы оба будем души не чаять. И на ка-
кое-то время станем ближе друг к другу, будем заботиться,
стараться понять… А потом все опять потихоньку войдет в
привычную колею.
Затем я начну катастрофически толстеть, как моя стар-
шая двоюродная сестра – у нее все было именно так. Снача-
 
 
 
ла это будет не очень заметно, я буду списывать это на ро-
ды, убеждать себя, что я временно не в форме, но вскоре все
вернется назад. Но потом я начну весить уже больше, чем
была во время родов, и, хотя мой муж и будет уверять ме-
ня, что готов любить меня любую, я сама буду чувствовать,
как меняется его отношение ко мне. В отчаянии я сяду на
диету или начну принимать какое-нибудь из модных сейчас
«чудодейственных» средств. И изо дня в день буду чувство-
вать себя подавленной и разбитой оттого, что все мои уси-
лия бесполезны, а чтобы избавиться еще и от этого чувства
начну пить еще и какие-нибудь антидепрессанты. Муж мой
будет меня утешать, как сможет, и в результате, после ночей
любви, столь редких к тому времени, я рожу еще одного ре-
бенка. И буду твердить налево и направо, что дети для меня
– смысл жизни, мое счастье – в них, и мне не важно, как я
выгляжу, ведь у меня есть они! Хотя, если подумать, то как
раз наоборот, ведь как раз моя жизнь – это смысл их жизни,
сама ее причина.
Я не разведусь с мужем, потому что не захочу, чтобы мои
дети были так же несчастны, как я когда-то. Как будто такое
мое поведение делает их счастливыми!
Все вокруг будут считать нас идеальной парой, не догады-
ваясь, что здесь, как и всюду, за видимостью счастья таится
все та же горечь и тоска, все тоже беспросветное одиноче-
ство.
А потом мне однажды доложат, что мужа есть любовни-
 
 
 
ца. Я, наверное, устрою безумный скандал, хотя в душе буду
чувствовать облегчение. Буду кричать о своей любви и о том,
как он мог так поступить, хотя на самом деле мною будет
владеть только чувство раздражение, потому что мой муж-
чина посмел отдавать свою теплоту и нежность кому-то еще.
Быть может, мне самой они уже давно не нужны, но КАК ОН
МОГ???
Накрутив себя таким образом, несчастная и заплаканная,
я напьюсь и сяду в автомобиль, чтобы врезаться в дерево и
покончить со всей своей неустроенной жизнью разом. Но к
тому времени я буду уже старая и трусливая, расплывшаяся
и обрюзгшая, с двумя детьми на руках, которым нужна моя
помощь, их ведь нужно воспитать, дать им образование, по-
мочь найти свое место под солнцем… Ведь у меня обязан-
ности, от которых никуда не деться, так что какое уж тут са-
моубийство? Самоубийство придется отложить. И надолго.
Да и не будет никакого самоубийства, будут бесконечные
скандалы, обвинения, угрозы уйти вместе с детьми. Муж,
как водится, пойдет на попятный. Начнет уверять, что любит
только меня одну, и что такое больше не повториться. Даже
не понимая, что на самом деле никуда я не уйду, мне про-
сто некуда деваться, разве что переехать назад к родителям,
на этот раз навсегда, до конца дней своих. И с утра до ночи
выслушивать мамины нотации и причитания, что я сама ви-
новата, сама разрушила семейное счастье (пусть какое-ника-
кое, но все-таки), что он, при всех его недостатках, был все-
 
 
 
таки хорошим мужем, не говоря уже о том, как это сказалось
на детях.
Еще через год у него появится новая любовница. Об это
я либо догадаюсь сама, либо увижу их вместе, либо опять-
таки кто-нибудь из доброжелательных знакомых поспешит
мне сообщить об этом. И я, конечно, закрою глаза, потому
что на борьбу с прежней уже ушло столько сил, что теперь
уж лучше принять все, как оно есть. Что с того, что жизнь
оказалось не такой, как я ее представляла?
Он будет со мной все так же добр и даже, испытывая чув-
ство вины, будет делать все, что я скажу, и награждать меня
подчеркнуто нежными ласками на людях. А я буду снисхо-
дительно принимать их, зная, что ни ему, ни мне они уже
давно не нужны.
Я брошу работу и реже буду бывать на людях. Буду сидеть
дома, болтать с подругами по телефону, пялиться в телеви-
зор, в котором все останется таким же скучным и нудным и
через 10, и через 20, и через 50 лет, буду есть свои бутербро-
ды и запивать их кофе или пивом. А иногда даже буду тихо
напиваться с подругами от безысходности, жаловаться им на
свою судьбу и вместе с ними обсуждать какие же все мужики
– сволочи, и почему они не понимают нас.
Только теперь бутерброды я буду есть с крепнувшим чув-
ством вины, все более безнадежно толстея. В клубы, ресто-
раны и на всякие вечеринки буду выбираться крайне редко –
да и зачем это мне теперь-то? Ведь у меня есть муж, у меня
 
 
 
есть свой дом, в доме дети, которые требуют моей заботы,
которых надо воспитывать, принося им в безоглядную жерт-
ву свою оставшуюся жизнь. И теперь весь ее смысл сведется
к ожиданию той поры, когда они вырастут, а потом… а что
потом?
Да, потом меня вновь посетят мысли о самоубийстве, и да-
же будут более настойчивыми и неотвязными. Но тогда мне о
нем останется только мечтать. Мать двоих детей, примерная
жена – как я могу даже думать о таком? И в один прекрасный
день я смирюсь с мыслью, что такова жизнь, и зачем я пы-
талась что-то изменить, кому нужны все эти мои бредовые
мечты и фантазии, надо просто тихо существовать и не вы-
пендриваться, и все будет хорошо. Ну и что с того, что в этом
глупом и бесполезном существовании нет никакого смысла,
что с того, что день за днем в этом затхлом болоте ничего не
меняется? Все так живут. И мне, наверное, надо тоже…
НЕТ, Я НЕ ХОЧУ ТАК!!!
Ну, почему, почему, ПОЧЕМУ, черт побери, все в моей
жизни обязательно должно быть так серо и буднично? Поче-
му ежедневно сотни других людей влюбляются до беспамят-
ства, теряют голову, сходят с ума от любви, что-то находят
друг в друге, мечтают и их мечты сбываются? ПОЧЕМУ???
Чем они лучше меня? Что в них есть такого? Разве я такая
уж замухрышка? Разве у меня такие уж высокие требова-
ния? Вроде бы, нет… Если, конечно, не считать «завышен-
ными требованиями» желание увидеть рядом с собой насто-
 
 
 
ящего мужчину. Не обычного среднестатистического пред-
ставителя мужской половины человечества, а сильного, ин-
тересного, необычного, оригинального, не обделенного ин-
теллектом и харизмой. Такого, с которым даже простое об-
щение кажется праздником посреди серых будней. Что, раз-
ве таких нет? Совсем вывелись? Повымерли, как динозавры?
Или где, черт их побери, они бродят, пока я сижу тут одна,
а молодость проходит? Неужели в моей жизни никогда не
будет ничего необыкновенного, красивого, какой-то сказки,
что ли? Неужели все будет серо и буднично?
Мой отец с детства приучил меня за все в своей жизни
отвечать самой. И, если что-то не получается так, как ты хо-
чешь, искать причину прежде всего в себе. Значит, следуя
твоей логике, папа, я сама во всем виновата? Я сама создала
себе этой замкнутый круг, из которого не могу вырваться?
Я сама не хочу общаться с теми, кто меня окружает, и сама
отталкиваю тех, кто не похож на мое окружение?
…А ведь, может, и верно. В каждом из нас кроется при-
чина и следствие собственных неудач и слабостей. Ведь от-
толкнула же я сама того парня… Хотя он тоже хорош! Но
все же теперь я понимаю, что зря сама полезла в бутылку.
Напридумывала тогда себе чёрт знает чего на пустом месте.
А, наверное, у нас могло бы получиться что-то интересное.
Необязательно какие-то долгие и прочные отношения, но хо-
тя бы нечто яркое и запоминающееся.
Или я сама боюсь этого? Боюсь впустить к себе в душу ко-
 
 
 
го-то, в ком не уверена? Боюсь снова обжечься? Иду на по-
воду собственных моральных принципов и ограничений, ко-
торые существуют на самом деле только внутри меня и огра-
ничивают мою же свободу? Так может…
Но ведь нельзя же спать с первым попавшимся проходим-
цем, только потому, что он оказался интересным человеком!
Или можно? Или… с чего я вообще взяла, что он – прохо-
димец? Или…
Блин! Совсем запуталась!!!
Ну почему, почему, почему о чем бы я ни начала думать,
все мои мысли непременно возвращаются к нему? Что в нём
такого? Чем он меня зацепил? Мда…Если б знать!
Наверное, просто он для меня олицетворяет некую свобо-
ду и независимость, о которой я сама давно мечтала, к ко-
торой стремилась, но не смогла достичь. Он делает то, что
хочет, а не то, что должен. Берёт то, что ему нравится, ни у
кого не спрашивая разрешения.
…Интересно, а я ему нравлюсь?
Чёрт, да не о том речь! ПОЧЕМУ Я ТАК НЕ МОГУ???
Что меня останавливает? Что мешает? Вроде бы, ничего. Но
как только я захочу, взяв пример с него, тоже сотворить что-
нибудь эдакое, как моментально появляются какие-то пре-
пятствия, какие-то моральные запреты, самоограничения и
вообще… Я, может, и понимаю, что это глупо, но все равно
никогда не решусь, потому что… Стоп! А почему? Почему
мне нельзя? Откуда берутся все эти запреты и предписания?
 
 
 
Даже не знаю… Может, дело в воспитании? Хотя… Раз они
сами собой появляются в МОЕЙ голове, то… Стоп! Так по-
лучается, я сама себя ограничиваю? И все эти запреты живут
только внутри меня самой? А на самом деле их нет! Кто их
видел?
Блин, да что же это такое??? Бедные мои мозги!!! Ну как
так можно жить? А-а-ааа!!!
С силой размахнувшись, я запустила бокал с остатками
недопитого мартини в стену передо мной. А потом дотяну-
лась до телефона на полке и набрала номер, записанный у
меня на руке.

***
Не знаю, что тогда заставило меня это сделать. Был ли тот
звонок жестом бессильного отчаяния, проснувшейся жаж-
дой свободы или чем-то еще – кто его разберет теперь? До
сих пор, когда я пытаюсь восстановить те события, у меня в
голове какой-то сумбур, а память выхватывает лишь отдель-
ные моменты того, что тогда происходило.
Помню, например, что когда разлетелись по комнате
осколки разбитого бокала, я на мгновение закрыла лицо ру-
ками и вновь увидела этот его номер телефона на своей ла-
дони. А потом, устав бороться сама с собой, взяла трубку и…
Кажется, тогда время уже приближалось к полуночи, но
меня в тот момент это мало волновало. В конце концов, раз
уж я терплю все его выходки, раз уж, забыв о гордости, сама
 
 
 
звоню ему среди ночи, то уж он, наверное, как-нибудь стер-
пит один поздний телефонный звонок!
Помню, что он не спал, трубку взял быстро. И даже как-
то не сильно удивился, услышав мой запинающийся голос.
Который после стандартного обмена любезностями («при-
вет-привет…не спишь… а ты… как дела… не разбуди-
ла…чем занимаешься…» и  т.д.) вдруг сбивчиво попросил
его приехать ко мне. Прямо сейчас.
Помню, что он только сдержанно-вежливо поинтересо-
вался – что-то случилось? А я уверяла его, что все нор-
мально, все в порядке, просто бывает иногда у человека та-
кое, на него что-то находит, что-то переполняет его изнут-
ри, и он, опьяненный собственной невесть откуда взявшейся
смелостью, способен горы свернуть и море вброд перейти.
Что именно в таком состоянии совершаются все красивые
безумства и сумасшедшие поступки, на которые нормаль-
ный человек никогда не решится. Что если немного пере-
ждать, остыть, то это чувство пройдет, и все вчерашние по-
рывы на утро покажутся тебе смешными и нелепыми. Но в
то же время в глубине души ты будешь винить себя в том,
что не сделал этого, что засомневался и упустил свой шанс.
Ведь больше на такое ты уже никогда не решишься!
Что-то там еще я несла, наверное, мой лепет был сумбур-
ным и невнятным, но он понял. Как мне показалось. Может,
потому, что сам чувствовал нечто похожее…
Если бы в тот момент он посмел хмыкнуть насмешливо
 
 
 
или хотя бы заикнуться о том, что заранее знал, что все так
и будет, я бы убила его на месте. А если бы начал расспра-
шивать – зачем и почему, о чем это я и т.д., то я бы просто
бросила трубку. Но он лишь тихо сказал:
– Хорошо. Скоро буду.
Помню, как потом еще минут 5 я сидела на полу и слу-
шала гудки в трубке возле уха, прежде чем смогла оторвать
вспотевшую руку с телефоном от раскрасневшейся щеки и
перевести дыхание. Потом словно со стороны смотрела на
себя и думала: «Ну и дура! Зачем я это сделала? Что ему
скажу, когда он приедет?»
Помню как, спохватившись, наконец, вскочила с пола и
начала носиться по квартире, принимаясь то оттирать пят-
но со стены и собирать осколки стекла, то приводить в по-
рядок растрепанные волосы, то искать свою любимую белую
блузку и короткую черную юбку. Которые в сочетании с кру-
жевными черными чулками являлись тайным оружием сек-
суально-обворожительной стервы по имени Настя (то есть,
меня, если вы еще не догадались).
Помню еще, что как глупая 16-летняя школьница я посто-
янно пялилась на часы. И одно время уже даже думала, что
он не придёт, и мне пора начинать придумывать себе оправ-
дание на утро, чтобы завтра не чувствовать себя дурой и не
сгореть от стыда и неловкости.
Действительно – на что я надеялась? Что он, наслушав-
шись полуночных бредней взбалмошной девчонки, проник-
 
 
 
нется ими и примчится ко мне посреди ночи? Это надо быть
еще большим сумасшедшим, чем я!
И в тот момент, когда я уже окончательно убедила себя,
что он не придёт, и что мы больше никогда не встретимся,
потому что я не знаю теперь, как смотреть ему в глаза, тем
более, если он еще, не дай бог, кому-нибудь расскажет… нет,
конечно, я даже виду не подам и внешне останусь спокойной,
но в душе…
Короче, в тот момент, когда я окончательно убедила себя,
что ждать уже бесполезно, раздался тихий стук в дверь…
***
Я не помню, что сказала ему тогда. Кажется, я так и не
смогла объяснить, зачем вытащила его посреди ночи, и что
со мной происходит. Кажется, я тогда вообще не смогла объ-
яснить ничего. Да было и незачем.
Мы все прочли в глазах друг друга, как бы банально это
не звучало. Знаю, что такая фраза отдает пошлым любов-
ным романом, но по-другому не скажешь. Потому что было
именно так.
МЫ ВСЕ ПРОЧЛИ В ГЛАЗАХ ДРУГ ДРУГА.
Просто он долго-долго смотрел в мои глаза, а я – в его, и
потом….
Я не помню, кто из нас сделал первый шаг. Просто ка-
кая-то непреодолимая сила будто бы толкнула нас навстречу
и мы оказались в объятиях друг друга. И все то, что до этой
поры лишь тихо тлело внутри нас; все то, что мы сдержива-
 
 
 
ли из последних сил и старались запрятать подальше на за-
дворки души, вдруг прорвалось наружу подобно извержению
вулкана.
Я не помню, что было дальше… Точнее, я просто не в
силах этого описать…

***
К утру я обнаружила, что в свои 24 года не знала о сек-
се ничего. Что за нелепыми отговорками, глупыми комплек-
сами, дурацкими самоограничениями и бесконечной пого-
ней неизвестно за чем, я пропустила целый мир, проглядела
небольшую вселенную, которая, оказывается, была так близ-
ко. И воздвигла такие барьеры изо льда вокруг своей чув-
ственности, отгородилась такими заборами от собственной
страсти, что непостижимым казалось – как за одну корот-
кую ночь этому парню удалось сотворить со мной такое? Как
он смог пробиться ко мне, достучаться, проникнуть внутрь,
разбудить во мне женщину и погрузить в этот мир настоль-
ко, что я сама себе казалась тающим в густой сладкой жид-
кости розовым леденцом, вся поверхность которого стонала
и плавилась от нежности и счастья?
В моей жизни было много секса. Хотя, конечно, смотря с
кем сравнивать. Ну, скажем так, достаточно. Но в тот момент
я поняла, что все это было ничем. Просто ничем.
Ведь ни один мужчина не разбудил во мне безумной стра-
сти, не вызвал непреодолимого желания, не довёл меня до
 
 
 
эмоционального оргазма еще до того, как прикоснулся ко
мне. До этой ночи я занималась сексом из любопытства или
уступая чьему-то настойчивому напору, я отдавалась холод-
но и без огня. Я искренне не понимала – что имеют в виду
люди, когда говорят, что порой им трудно себя контролиро-
вать, так сильно они хотят кого-то.
Не скажу, что я не получала удовольствия от близости с
мужчиной, но, как оказалось, я ни разу в жизни не хотела
секса по-настоящему! До этого момента…
Той ночью я была королевой и рабыней, меня возводи-
ли на трон и низвергали в пропасть, сводили с ума непере-
даваемой нежностью и брали грубо и жестоко. В ту ночь я
сама мечтала принадлежать мужчине вся, без остатка, что-
бы меня покоряли и обладали мной, делали с моим телом
все, что угодно, использовали для любых непристойностей,
насиловали и обожествляли, безжалостно срывали послед-
ние покровы приличия, доводили до безумства, до грани, до
последней черты, за которой уже нет ничего человеческого,
только жар, пот, страсть, напор и запах, источаемый этим те-
лом!!!
Наверное, в ту ночь я лишилась девственности. По-насто-
ящему!
И, наверное, так и только так это должно случаться у каж-
дой женщины, которая хочет разбудить свое тело, научиться
говорить с ним на одном языке и получать наслаждение, а
не просто первый раз в жизни отдаться мужчине в минуту
 
 
 
близости.
Хотя, конечно же, это невозможно. Так не бывает. И ни-
когда не будет.
Сколько времени должно пройти, сколько сил нужно по-
тратить, чтобы научиться слушать и понимать свое тело, от
скольких убеждений и самоограничений придется отказать-
ся, сколько принципов, которые понапихали нам в голову
еще с детства придется пересмотреть, чтобы, наконец, во
вчерашней девочке проснулась настоящая, взрослая, созрев-
шая женщина!
Говорят, это происходит годам к 35, не раньше. Что ж,
наверное, мне повезло.
Или наоборот…
***
Будь эта книга любовным романом, наверное, в этом ме-
сте стоило бы поставить точку. Потому что дальше в любов-
ных романах обычно идут перечисления всяких сладких глу-
постей и розовых соплей, которые у их участников вызыва-
ют умиление, а у людей посторонних – скуку и зевоту.
Наверное, отношения двоих потому и называют интим-
ным и личным, что они не предназначены для широкой
общественности, и, будучи опубликованными, моментально
теряют свою непередаваемую таинственность и прелесть.
Наверное, если бы это была история любви, то она просто
никогда не была бы написана. Я не стала бы делиться неиз-
вестно с кем своими чувствами и переживаниями только по-
 
 
 
тому, что не в силах держать их в себе. А сладкие глупости
оставила бы для нас двоих.
Но это – не история любви…

***
Что было на следующее утро, когда я проснулась, вы уже
знаете. Я писала об этом в самом начале. Но если хотите,
можете перечитать пролог заново, чтобы освежить в па-
мяти те события. А я с вашего позволения возьму неболь-
шой тайм-аут. Слишком уж мне не хочется рассказывать
дальше.
Но что же взамен? Может, рассказать вам немного о
себе?

***
Меня зовут Настя, я – начинающая журналистка. Работа
как и всякая другая, с чего-то надо жить, если совесть не
позволяет тебе в 24 года сидеть на шее у родителей. Они,
может, были бы и не против, но со временем тебе самой хо-
чется независимости и самостоятельности.
Наверное, уже давно стоило бы устроить паузу в моем по-
вествовании и поведать чуть-чуть о себе любимой, вот толь-
ко все как-то не было времени, да и вообще я не принадлежу
к числу тех авторов, кто стремиться заинтересовать читате-
ля собой. Но пару слов все-таки скажу, чтобы удовлетворить
ваше любопытство.
 
 
 
Я родилась и выросла в маленьком городке Нижегород-
ской области, который я то ли люблю, то ли просто привык-
ла. Во всяком случае, я всегда возвращаюсь к нему, где бы я
ни была. А возвратившись, снова начинаю ругать его, и так
до тех пор, пока вновь не уеду куда-нибудь и снова не начну
скучать. Забавно, да?
Судьбе было угодно, чтобы я появилась на свет в пер-
вый день осени, в ту самую пору, когда с деревьев начинают
опадать листья, становится холоднее, и дни укорачиваются.
Отсюда, наверное, и проистекают мои врожденные качества
– глубокая впечатлительность и быстрая разочарованность.
Так уж получилось, что я всегда не могу пройти мимо ка-
ких-то вещей, которые трогают за душу, а потом…
Быть может, поэтому у меня до сих пор нет каких-то по-
стоянных отношений с мужчинами. Хотя частенько находят-
ся парни, которые меня привлекают. Поначалу. А потом…
Пожалуй, права была какая-то умная женщина, которая
еще за много лет до меня сказала: «Есть много тех, с кем я
была бы не прочь заснуть в одной постели, но нет никого, с
кем мне бы хотелось проснуться».
Я слишком рассудительна и пресыщена жизнью, чтобы
влюбится по-настоящему. Я слишком впечатлительна и чув-
ствительна, чтобы оставаться равнодушной.
Наверное, по тем же причинам у меня нет близких подруг.
Хотя я – тусовщица и светский человек, постоянно на виду
и каждый день завожу новые знакомства. Ничего удивитель-
 
 
 
ного в этом нет, все понятно и предсказуемо. Я – одиноч-
ка, затерявшаяся в море смутно знакомых лиц. Я стараюсь
бывать там, где шумно, потому что можно не разговаривать.
Затеряться в толпе и уйти в себя. Вечеринки и сборища на
то и даны человеку, чтобы скрывать, что у него на уме.
В наши дни одиночество считается какой-то постыдной
болезнью. А мне оно нравится. У меня практически нет
близких подруг, и, знаете, как-то обхожусь. До сих пор не
жаловалась.
Вообще, почему все так его чураются? Не потому ли, что
оно заставляет думать? Никто не хочет оставаться в одино-
честве, потому что оно высвобождает слишком много вре-
мени для размышлений. А это навевает тоску. Чем больше
думаешь, тем становишься умнее, а значит и грустнее.
Кому захочется признаваться в этом? Куда интересней в
компании друзей травить байки о том, как ты весело провела
вчера время на какой-нибудь отвязной тусовке, отрывалась
по полной, зажигала с кучей знакомых или незнакомых лю-
дей. Но мало кто захочет признаться в том, что на самом де-
ле ты вчера весь вечер и всю ночь была дома одна; мало кто
захочет рассказать вам про вечера полные тоски и одиноче-
ства, когда хочется завыть волком. Наверное, потому, что это
неприглядней веселых рассказов о хулиганских выходках в
компании подруг. Правда вообще всегда неприглядна. По-
этому люди и лгут.
Лгут случайным знакомым, потому что не хотят пускать
 
 
 
их в душу. С беззаботной улыбкой отвечают, что у них все за-
мечательно, в ответ на стандартное: «Как дела?». Лгут близ-
ким, потому что хотят выглядеть лучше в их глазах. Ну, это
же близкие, их мнение для нас что-то значит. Лгут себе са-
мим, потому что в правду верить уже просто не хочется.
Так чаще всего и бывает. Если слишком долго лгать дру-
гим, то со временем начинаешь обманывать себя.
Но мне лгать некому. Я одна, если не считать за компанию
бутылку мартини, с которой тоже порой тянет поговорить.
Одна в квартире, одна в этом городе, одна в целом мире. Как
и следовало ожидать, моего тогдашнего знакомого я больше
не смогла найти. Его телефон не отвечал, сам он не звонил
и не появлялся. Впрочем, этого было предсказуемо с самого
начала, только я почему-то долго не хотела в это верить. Пер-
вые несколько дней отчаянно пыталась его разыскать, жда-
ла, что он все-таки объявится сам, так же неожиданно, как и
раньше, придумывала какие-то слова, которые я скажу ему
при встрече… Потом просто сидела, молчала и пялилась в
одну точку. Наверное, в тот момент я впервые пожалела о
своем одиночестве.
Хотя нет, одна подруга у меня все-таки есть. Веселая и
жизнерадостная девчонка 17-ти лет отроду, с которой мы по-
знакомились недавно на каком-то журналистском конкурсе.
Не знаю, что сблизило нас. Может, то, что она сильно напо-
минала мне меня саму в том самом беззаботном возрасте,
когда ты еще не успела пройти через большинство разоча-
 
 
 
рований в жизни, и у тебя сохраняется иллюзия, что перед
тобой все дороги открыты. Когда все вокруг вызывает у тебя
кучу эмоций, когда впечатления переполняют, и тебе непре-
менно нужно поделиться ими с кем-то. Когда ты готова го-
ворить без умолку, рассказывать взахлеб о чем-то, взволно-
вавшем тебя, и улыбка не сходит с твоего лица, наверное, да-
же во сне. Когда ты еще не разучилась мечтать, и не можешь
понять, почему кто-то считает тебя наивной.
Такой я сама была когда-то. До того, как превратилась в
уставшую циничную зануду.
И именно такой была Лёлька.
Неудивительно, что именно ей я позвонила в тот вечер,
когда поняла, что если не избавлюсь от этих навязчивых
мыслей, если не поделюсь ими с кем-то, то просто взорвусь.
***
Читая женские романы или дешевые приключенческие
истории (а кто, скажите, не читал их, хотя бы раз в жиз-
ни? Только честно скажите, без рисовки!), мы частенько ас-
социируем себя с главными героями. И представляем себя
на их месте и фантазируем на тему – как бы я поступила в
такой ситуации? А потом удивляемся, что, если в жизни и
правда происходит нечто похоже, то все выглядит совсем не
так, как в тех самых женских романах (которые мы, конечно
же, вовсе не читаем!), и мы оказываемся совершенно не го-
товы к такому повороту событий. И не знаем, что делать и
как поступить, а в голове вертятся лишь банально-пошлые
 
 
 
и неуместные сейчас фразы всё из тех же гордо нечитаемых
нами «бестселлеров». Типа – «это было для нее ударом, её
мир разлетелся на тысячу осколков» или «её темные с пово-
локой глаза были подернуты облаком грусти» и т.д.
Ну, не смешно ли?
Вот только в такие моменты почему-то совсем не тянет
смеяться…
То, что сказала мне Лёля, было для меня ударом. Нет, я
не была в шоке, мой мир не перевернулся с ног на голову и
не разлетелся на тысячу осколков, как обычно пишут в ро-
манах. И про глаза лучше даже не заикайтесь.
Я просто как-то даже не смогла в это поверить поначалу.
– Лёль…Так ты говоришь, он – пикапер?
– Ну да. Мне так кажется, – кивнула она. – Я просто как
раз недавно писала статью об этих профессиональных со-
блазнителях, собирала материал, ну и… По-моему, некото-
рые замашки в его поведении уж очень напоминают…
– А кто они вообще такие? Расскажи поподробней.
–  Мальчики-соблазнители, которые именуют себя пика-
перами. От английского глагола to pick up (подцепить). Это
целое движение, пришедшее к нам с Запада. У них есть свой
сайт, они встречаются, обмениваются мнения, тренируются.
Изучают женскую психологию, разрабатывают модели пове-
дения, ну и все такое прочее. Лишь бы запудрить женщине
мозги и затащить ее в постель, – Лёлька скривила губки и
как-то поежилась. – В их арсенале очень много приемов, с
 
 
 
помощью которых они могут очаровать тебя, «снести кры-
шу» и  делать с тобой всё, что угодно. Вот хотя бы – пом-
нишь, как он с тобой познакомился? Это называется «каскад
приветов». Я читала о таком способе на их сайте. А потом
он просто незаметно шёл за тобой, чтобы разыграть вторую
«случайную» встречу. Зная, что это сильно удивит тебя, и
ты, находясь в шоке, скорее всего, не сможешь отказать и
дашь ему свой телефон. Затем, по базе данных городских но-
меров он узнал твой адрес и устроил тебе еще один сюрприз,
чтобы снова ошарашить тебя и лишить возможности сопро-
тивляться. Это у них называется «крышеснос». И каток на
крыше – из той же серии.
– А ледяная роза? – в моей голове по-прежнему не укла-
дывалось сказанное Лёлей, и хотя я уже понимала, что она
права, мой потрясённый мозг еще отказывался верить и су-
дорожно искал хоть какой-то изъян в безупречном сценарии
моего соблазнения.
– Берётся обычная роза, выносится на мороз и поливает-
ся водой. Из разбрызгивателя. В несколько слоев. То есть,
сначала полить, дождаться, пока замёрзнет, и снова полить.
Так несколько раз. В результате получается идеальная роза
изо льда… Они еще и не такое придумывают! Вообще, они
мальчики креативные, с фантазией. Не все, конечно, такие
романтики, как тот, твой… Встречаются и невоспитанные
наглецы, и уверенные в себе красавцы, и откровенно цинич-
ные типы. Кстати, девушек они оценивают по 10-бальной си-
 
 
 
стеме (от 0 до 10). А вообще, каждый из них должен уметь
«работать» в разных моделях поведения. В зависимости от
конкретной ситуации и конкретной девушки. Видимо, в тво-
ём случае он просто решил, что лучше будет использовать
модель романтика, вот и играл по такому сценарию.
…Я забралась на диван с ногами, зажалась в тесный ко-
мочек, обхватив коленки руками. Надо же, как все просто…
– Одного я не понимаю, Лёль. Если это такое распростра-
ненное течение, если про них многие знают, если любой же-
лающий может залезть на этот их сайт в интернете и все там
прочитать, почему же женщины все равно попадаются на их
штучки?
– Не знаю, – вздохнула подруга. – Может, сами хотят…
Ты видела когда-нибудь мотылька?
– Бабочку? – переспросила я слегка удивленно.
– Ну да. Бабочку. Которая сама летит на огонь. У нас в
деревне их много. Я в детстве никак не могла понять – зачем
же они это делают? Даже пыталась их спасти, отпугивать от
огня, а они все равно… Всю жизнь проводят в темноте, а как
завидят что-то светящееся, то устремляются к нему. Летят,
торопятся…,  – Лёля смотрела поверх меня куда-то вдаль,
словно представляя себе это. – Потом крылья опалит пламя,
глаза слепит нестерпимый свет, и мотылек падает, обожжён-
ный, куда-то вниз, прервав свой полет… Видела? – Лёлькин
взгляд перестал быть задумчивым и отрешенным, теперь уже
она смотрела только на меня. – Так вот, мне почему-то ка-
 
 
 
жется, что он знает об этом. Или хотя бы догадывается. Ведь
столько мотыльков до него уже обжигались. Но все равно ле-
тит. Пламя слишком притягательно, языки огня заворажи-
вают, и так хочется… Понимаешь?
– Пожалуй… Какие же мы все-таки дуры! – я в отчаянии
стиснула гобеленовую подушку, лежащую до этого на краю
дивана. – Скажи, Лёль, ну почему женщины такие слабые?
Она лишь пожала плечами.
– Вот и я не знаю. Слушай, а покажи мне этот их сайт, а?
– Если хочешь – запросто. А зачем?
В ответ я сама лишь пожала плечами.
***
Действительно, зачем тогда я решила это сделать? Руко-
водило ли мной простое женское любопытство или это было
нечто другое? Возможно, мне хотелось узнать побольше об
этих парнях, пообщаться с ними, постараться понять – кто
же они такие и зачем так делают? А может мне, как всякой
уязвлённой женщине, не давало покое желание разыскать то-
го, кто бросил меня, взглянуть в его глаза, найти там ответ
на все незаданные вопросы, которые меня мучили?
Я не знаю. Не знала тогда и не знаю сейчас. Может, уже в
то время во мне зрел план – разузнать всё о них, выяснить
побольше этих самых пикаперских штучек и приемов, а по-
том написать книгу, раскрывающие все их секреты. Чтобы
любая женщина могла прочесть это и больше никогда в жиз-
ни не попадаться на их удочку.
 
 
 
В тот момент я еще не представляла себе – во что все это
выльется. Ручаюсь, что и вы не догадываетесь сейчас, когда
читаете эти строки, чем же закончится моё повествование.
Так или иначе, книгу свою я все-таки написала. Именно
она сейчас перед вами. Вот только получилась она совсем не
такой, как я задумывала вначале…
ГЛАВА 2
Они скрывают свои лица и настоящие имена от ши-
рокой общественности. Мало кто может догадаться –
кто же они такие и чем занимаются на самом деле.
Непосвященным очень редко удается увидеть их в реаль-
ной жизни, хотя как представители единого движения
они регулярно собираются, ищут новых адептов. Что?
Похоже на секту? Нет! Это вовсе не секта! Это свое-
образный клуб по интересам, главный интерес которо-
го – мы, то есть, прекрасная половина человечества. А
молодые люди из этого клуба должны уметь завоевать
расположение особы женского пола в кратчайшие сроки,
да так, чтобы девушка и не заметила, что с ней начал
встречаться профессионал быстрого соблазнения, а про-
ще говоря пикапер.
Английский глагол to pick up можно приблизительно пе-
ревести как «цеплять, подцепить». Нетрудно догадаться,
что он означает на сленге применительно к девушкам. От-
сюда и взялось название этого учения – «пикап», а его после-
дователи стали называть себя пикаперами.
 
 
 
Итак, по заданию редакции я встретилась с четырьмя
молодыми людьми, которые продвигают идеи эффективно-
го соблазнения у нас в городе. В кафе за столиком передо
мной сидели Наглец, Художник, Грязный Стёбщик и Рэндом.
Свои реальные имена они отказались назвать «по причине
строгой конфиденциальности». Хотя их прозвища говорят
сами за себя, и в определенных кругах эту четвёрку очень хо-
рошо знают. Ведь именно они «заварили» пикаперскую ту-
совку у нас в городе, которая собирается как виртуально
(на их сайте в интернете), так и реально.
На первый взгляд – обычные парни, которых можно
встретить на улицах нашего города. А я, честно говоря, ду-
мала, что увижу каких-нибудь самовлюбленных красавцев,
словно сошедших с первых обложек глянцевых журналов. Но
нет, они – такие же, как все, разве что чуть более улыб-
чивы, раскованны, общительны и уверены в себе. А еще оде-
ваются стильно, по сравнению с парнями, которые не уме-
ют следить за собой (а таких в нашем городе большинство,
к сожалению), это просто бросается в глаза. Я мысленно
представила этих ребят на улице – пожалуй, выделяться
они все-таки будут, особенно на фоне мальчиков-подрост-
ков с комплексами и психологическими проблемами…
Для тех, кто мечтает о донжуанских подвигах, но по-
ка стесняется подойти к понравившейся девушке на улице,
эти парни и предлагают свою науку. Я заинтересовалась
– как же происходит обучение? Оказалось, что на первом
 
 
 
этапе парни пытаются лишить начинающих соблазните-
лей их комплексов, которые мешают им наладить отноше-
ния с женским полом. Учат их правильно одеваться, пра-
вильно общаться, правильно вести себя…
Разумеется, раскрывают они и множественные секреты
уличных знакомств, различные психологические аспекты, о
которых обычные подростки даже не подозревают.
Настоящий соблазнитель должен научиться находить
ключик к сердцу любой девушки. Например, суметь рассме-
шить гражданку, даже если она предельно серьезна. Или
спустить с небес на землю, если мадам слишком высокого
о себе мнения.
После непродолжительной теории новичков заставляют
выходить на улицы города и тренироваться. Заданий для
учеников много: собрать как можно больше подарков с иду-
щих по улице девушек, наговорить дамам комплиментов,
спеть песенку вместе с понравившейся вам девушкой и так
далее.
После таких тренировок записная книжка учеников про-
сто переполняется телефонами девушек. Конечно, обзво-
нить всех, а тем более встретиться – задача практически
невыполнимая. Вот почему соблазнителю нужно научить-
ся вовремя останавливаться.
Кстати, как оказалось, искусство пикапа вовсе не под-
разумевает стремление переспать с максимально большим
количеством девушек. Главное тут – научится общаться,
 
 
 
очаровывать их, ведь каждая из представительниц прекрас-
ного пола мечтает, чтобы ее соблазнили красиво и со вку-
сом, а не абы как.
Кстати, парни признались, что есть категория пикапе-
ров, которые стремятся к долгим и серьёзным отношени-
ям, и у некоторых из них самих то же есть девушки, с кото-
рыми они встречаются достаточно давно. На мой вопрос,
знают ли постоянные подруги об их увлечении пикапом, один
из них ответил так: «Знают, конечно. Но ведь нет смысла
ревновать, думать, что мы в любой момент можем с кем-
то познакомиться. Если девушка в курсе нашего увлечения,
это всего лишь стимул для нее, чтобы всегда выглядеть хо-
рошо и всегда быть интересной».
Девушки-пикаперы тоже встречаются. По мнению моих
новых знакомых, особенности общения и у мужчин, и у жен-
щин одинаковы – вот почему пикап можно приравнять к од-
ному из искусств общения. Другое дело, что всем нам хочет-
ся оказаться на месте соблазнителя, а не соблазнённого…

«Это уж точно!» – прошептала я про себя и с отвращени-


ем отбросила подальше журнал с Лёлиной статьей, так и не
дочитав ее до конца. Блин, ну почему она не попалась мне
на глаза раньше? Может, тогда бы я…
Хотя нет. Что толку себя обманывать? Никаких «тогда
бы» не было. Все равно бы попалась.
«Но вот теперь, когда я изучу их сайт, когда опишу все
 
 
 
их уловки и приёмчики в своей книге, любая женщина уже
сможет вычислить в толпе пикапера, и ни за что не попадёт-
ся больше на их удочку!», – с этим мрачным манифестом и
злобной мордой, свидетельствующей об активной жажде де-
ятельности, я включила компьютер и залезла в интернет.
Оказалось, что сайт их достаточно известен. В принципе,
мне даже не нужно было спрашивать у Лёли адрес, могла бы
обойтись и сама. Достаточно было набрать в Яндексе фразу
«клуб соблазнителей» или «как соблазнить девушку», что-
бы получить сразу несколько ссылок на интересующий меня
сервер. Вот я и тут…
***
«Вот ты и тут. Что ж, парень, мне остается только
поздравить тебя, – такими словами встретила меня первая
страница открытого мной сервера. – Ты знаешь, я сам иногда
сожалею, что не узнал того, что знаю сейчас, где-нибудь
к моему восемнадцатилетию. Это мне помогло бы сильно
уменьшить количество столкновений моего многострадаль-
ного лба с теми самыми граблями, которые подстерегают
обычного молодого человека с первыми пятью-шестью де-
вушками».
Так вещал со страниц сайта неизвестный мне оратор, и я
невольно заинтересовалась его словами.
«Ведь как получается? До семи лет мы уверены, что де-
тей находят в капусте, до 12 знаем, что от папы с мамой,
после этого срока подозреваем, что люди занимаются сек-
 
 
 
сом, лет в тринадцать посмотрим первую в жизни порно-
графию, а годам эдак к восемнадцати (кому раньше, кому
позже) нам повезет познать вкус секса самим. И основная
проблема в таком большом отрезке времени (от первого про-
смотра порнографии до первого исполнения ее вживую) со-
стоит в отсутствии обучения. Например, если нас подроб-
но учат есть, пить, ходить, говорить, читать и писать, то
общению с женщинами не учат вообще.
Источники информации есть, но какие они? Кино, где в
лучшем случае покажут пару стёбных диалогов, в худшем
– герой страстно целует героиню и они падают на кровать,
а на следующем кадре у них уже пятеро детей. Друзья-од-
ногодки, которые знают не больше, чем ты сам. Или стар-
шие товарищи, которые, по большому счёту, знают только
один способ соблазнить женщину «влей в нее литру водки и
всё».
Ну, про то, что спрашивать взрослых никто не будет
лет до двадцати, а после двадцати ты уже сам взрослый и
спрашивать не с кого, я вообще молчу. Глянцевые журналы
часто пишут такой бред, что им нельзя даже вытереть
зад в сортире. Бумага слишком жёсткая.
И что делать в подобной ситуации? Я не первый человек,
который задумался над этой несправедливостью. Не счи-
тая мифического Казановы и легендарного Дон Жуана, на
эту тему писали десятки очень умных и продвинутых лю-
дей. Сенека, например. Но где искать того Сенеку современ-
 
 
 
ному человеку? Правильно! Сейчас модно общаться элек-
тронным образом, то есть с помощью компьютера и ин-
тернета. И советчиков много, и советуют они быстро и с
доставкой на дом. Именно так и была создана в середине
девяностых годов тусовка пикаперов в России. В этом кругу
лиц родились некоторые теории, способы, модели поведения
и т.д. Все это мы с большим удовольствием сейчас и пред-
ставляем в твое полное распоряжение.
Всё написанное здесь, конечно, очень неоднозначно. Тут
нет инструкции «сделай шаг туда-то, скажи то-то, по-
верни левую грудь против часовой стрелки до щелчка, по-
том…» Соблазнение нельзя описать языком последователь-
ности и причинно-следственной связи. Соблазнение можно
описать словом «творчество» и только так. Но тем инте-
реснее. Удачи тебе!»

«Спасибо!», – с мрачной ухмылкой прокомментировала


я прочитанное. Больше всего меня раздражало то, что опре-
деленный смысл во всем этом все же был, и, хочешь-не хо-
чешь, приходилось признавать, что писал-то всё-таки не глу-
пый человек. Да и сайт был оформлен достаточно красоч-
но, интересно и со вкусом. Вот только мне совсем не нрави-
лось признавать его художественные или интеллектуальные
достоинства, и я с гораздо большим удовольствием швырну-
ла бы монитор об стенку, только бы не видеть рожу этого са-
модовольно улыбающегося красавчика, чью фотографию со-
 
 
 
здатели сайта использовали как иллюстрацию к своему тво-
рению.
Слава богу, в этот момент меня отвлек телефонный зво-
нок. «Как же ты вовремя, подруга!», – подумала я, увидев
знакомый номер на экранчике.
– Привет, Лёль!
– Привет, Насть! Как ты? В целом?
–  В целом – неплохо. Держусь. Вот залезла в интернет,
любуюсь творением наших гениев соблазнения.
– А не рановато ты? Может, тебе лучше пока отдохнуть,
отойти от всего этого? В целях объективности восприятия.
– Не волнуйся, Лёльк! От моей необъективности, если уж
таковая проявится, не пострадает никто, кроме монитора.
А он и не такое стерпит, не раз ему доводилось показывать
мне всякую муру и созерцать потом убийственное выраже-
ние моего лица.
– А что с твоим лицом? Ну, кроме злобного выражения,
конечно.
– Как раз кроме злобного выражения и жажды мести, ка-
ковая написана на моем лице крупными буквами, с ним всё
прекрасно. Так что лучше не отговаривай, всё равно уже
поздно.
– Ну, смотри. Тебе виднее.
– Ага. Слушай, Лёль, а как ты сама-то попала на этот сайт?
В Яндексе наткнулась? Или случайно забрела?
– Нет, подружка «порекомендовала».
 
 
 
– Как это?
– Ну, есть у меня одна знакомая, одноклассница бывшая.
Вот ей как-то однажды довелось пообщаться кое с кем из та-
мошних обитателей. Она потом рассказала мне, а я заинте-
ресовалась, залезла туда, ну и… В результате потом написа-
ла статью. Ты, кстати, ее читала?
– Ага. Только не до конца. Пожалела монитор все-таки.
Потом дочитаю, сейчас что-то воротит от всех этих пикап-
щиков… пикаперов… или как их там? Слушай, а с подруж-
кой той вы еще общаетесь?
– Ну так, иногда. А что?
– Можешь меня с ней познакомить? Хотелось бы потол-
ковать с «коллегой по несчастью». Узнать, как у неё это было
и вообще…
– Ты знаешь, она вообще-то совсем не считает это несча-
стьем. Может, потому что у неё немножко по-другому все
было. Или просто она такой человек.
– Странно. А чем же она это считает? Хотя ладно, на ме-
сте разберёмся. Вы как-нибудь вечерком приходи ко мне в
гости вместе, ок? Пообщаемся, составлю я о ней собствен-
ное мнение. А там решим.
– Замётано! Заглянем как-нить. А ты держись давай, по-
друга, не раскисай!
– Будь спокойна! Мы этим братцам-кроликам еще пока-
жем – с кем они связались!
– Точно! Ну, счастливо!
 
 
 
– Пока, подруга!
Нет, все-таки Лёлька – это потрясающий анти-стресс, луч-
ший подниматель настроения, который только имеется в мо-
ем распоряжении. С её жизнерадостностью и вечным опти-
мизмом я в самые трудные моменты своей жизни получаю
некий заряд позитива, который сразу настраивает меня на
бодрый лад.
Так-с… Ну что, поехали дальше? Держитесь теперь, бра-
тья-кролики! Тигрицы вышли на охоту!

***
Облазив весь их сайт вдоль и поперёк, я пришла к неуте-
шительным выводам. Поначалу мне почему-то думалось, что
я встречу тут самовлюблённых мальчишек, носящихся со
своими «гениальными» идеями, как дурень с писаной тор-
бой. И мнящих себя крутыми только потому, что какая-то
глупая малолетняя девчонка поддалась на их уговоры в ми-
нуту слабости. Но как оказалось…
Все мы привыкли (чего уж греха таить?) подтрунивать над
мужиками в женской компании. И делаем это не столько со
зла, сколько удовольствия ради и просто из любви к искус-
ству. Ну как же не помянуть добрым словом заклято люби-
мого, когда он даже со списком покупок, составленным сред-
нестатистической женщиной, справиться не может? Ну, на-
писано же русским языком: «Огурцы (немного)». Просто и
понятно. Но его такая формулировка повергает в шок и тре-
 
 
 
пет. Сколько это – «немного»? Он еще может понять, что сто
огурцов – это много. Что один – это мало. Но вот семь огур-
цов – это много или немного?! И если согласиться с тем, что
семь – это немного, то как быть с девятью? Вроде бы тоже
немного, но по сравнению с семью получается два лишних!
И в результате он обязательно или принесёт меньше, чем ты
имела ввиду (и будет снова отправлен в магазин), или при-
несёт больше (и получит нагоняй за то, что теперь из-за него
огурцы сгниют). А мы будем вздыхать и охать на тему прими-
тивности наших мужиков и неспособности их мыслить твор-
чески. И, наверное, будем неприятно изумлены, когда мыс-
лить творчески они всё-таки начнут. И завопим – зачем же
вы, мы же просто пошутили? Мы ж не со зла, а вы вздумали
доказывать обратное, выдвигать какие-то научные идеи, за-
двиньте их обратно!
Так вот, они начали. Авторы этого сайта (уж не знаю –
сколько их было и кто они) демонстрировали достаточный
жизненный опыт и нехилые практические знания. Во всех
аспектах. Тут тебе и как одеваться, и как знакомиться, как
общаться на первом свидании, и как производить впечатле-
ние на девушку, как «дожимать» её и все такое прочее. Каж-
дый новый совет я сопровождала про себя новым ехидным
комментарием (ну как же иначе-то?), но в то же время не
могла не признать, что все-таки мои оппоненты говорили де-
ло, и, наверное, на девушек это оказывало нужное действие.
Да, собственно, почему «наверное»? Разве я сама не лучший
 
 
 
тому пример?
Особенно меня заинтересовала тогда статья о знакомстве
в интернете, точнее, разбор основных ошибок, которые до-
пускают обычные парни (то есть, не-пикаперы) во время та-
кого знакомства. Читая её, я не могла не согласиться с авто-
ром, тем более, что сама совсем недавно говорила себе прак-
тически то же самое, слово в слово, сталкиваясь с чем-то по-
добным. Просто чтобы вы имели представление – о чём идет
речь, я привожу эту статью здесь:

ОСНОВНЫЕ ОШИБКИ ЗНАКОМСТВА В ИНТЕР-


НЕТЕ
Когда-то я был в очень теплых отношениях с некоторыми
девушками, которые знакомились в сети, на одном большом
и классном сайте знакомств, где самые красивые, самые об-
щительные и раскрепощенные девушки собираются пачка-
ми. А за ними толпами бегают мальчики и пытаются их со-
блазнить. А девочки, избалованные вниманием (каждая их
них получает штук 30 писем в день), мальчиков очень раз-
борчиво выбирают и чаще всего посылают на фиг. Но у меня
с ними были очень теплые и близкие отношения. Почему –
догадайтесь сами, оставляю простор вашему воображению.
Но речь не об этом.
Когда я писал эту статью (некоторое время назад), я по-
просил у двух девушек разрешение просматривать их почту.
Они легко согласились, так как отношения у нас с ними бы-
 
 
 
ло достаточно доверительные, они даже легко рассказывали
мне обо всех своих проделках и выходках с глупыми маль-
чиками. Но опять же, речь не об этом. А вот о чем…
Не считая около 30 писем от спамеров, массажных са-
лонов, модельных и эскорт-агенств, я просмотрел доволь-
но большое количество писем с предложениями знакомства.
Потом я пол-часа медитировал над вопросом: «Какого хре-
на?» и думал на тему тупости наших мужиков. Если бы я был
девушкой, я бы таких нарочно оставил вечными девственни-
ками. Честное пионерское. Просто потому, что такой гено-
фонд должен умереть в зародыше.
В общем, мне понравилось только 1 (ОДНО) письмо. Все
остальное написано ниже.

АШИПКИ

Самая большая, самая главная и самая глупая ошибка


99,9% написавших письма «мужчин» (мальчиков и студен-
тов) состояла в самом банальном и обычном просчете. А
именно в том, что эти люди переносили обычая жизни в сеть.
А если говорить еще проще, то сквозь письма красным по се-
рому идет надпись ВЫБЕРИ МЕНЯ! 72-м жирным шриф-
том.
И все это на фоне того, что сказать таким мальчикам по
большому счету и нечего. Смысл всего их письма заключа-
 
 
 
ется в одной фразе: «Привет! Как дела? Давай познакомим-
ся…»

Просто ради примера:

Привет! Меня зовут (имя). Мне 21 год. Веселый, общи-


тельный, но почему-то одинокий. Не то чтобы совсем один,
у меня очень хорошие друзья, но хочется чего-то большего.
Вот решил познакомиться с тобой…

Мне 27, не женат. Не привлекался, не участвовал. По


большому счету я человек веселый, добрый, нежный и ужас-
но жизнерадостный. О деталях спрашивай.

Вот решил написать. Правда, чего писать и не знаю. Ес-


ли о себе – то мне 27 лет, учусь в институте, если о ло-
баче слышала, то именно в нем. Перепробовал кучу разных
вещей и занятий (единственное, наверно, что не пробовал –
курить, но не тянет, иногда даже стыдно – все смолят, по-
нимаешь, дымят, а ты один нет). Куча разных интересов,
некоторые из которых постоянно меняются.

 
 
 
Я: Лет 26. высокий (187), внешне интересный, точно ма-
териально обеспечен. Весь и почти всегда на работе, хотя
люблю отдохнуть как-нибудь весело. Это так, кратко, не
люблю монолога.

Привет! Прочитал твое объявление, и ты мне понрави-


лась. Захотел с тобой познакомиться. Меня зовут (имя).
Холост, детей нет. 26 лет, рост 193, не курю, живу в Дзер-
жинске, с предками и братом. Уже отучился, сейчас учу
англ. язык и изучаю бухгалтерию. Из музыки мне нравится
рок.

Ужас! Смею вас заверить, что таких писем ПОДАВЛЯЮ-


ЩЕЕ большинство. Эх, парни-парни… Как раньше говори-
лось в одном хорошем анекдоте, ГОЛОВОЙ надо выделять-
ся, ГОЛОВОЙ! Кстати, некоторые мужчины это понимают,
и предпочитают выделяться.

Смотрим дальше.

ПАЛЬЦЫ

Все мальчики знают, что очкарику-ботанику, программи-


 
 
 
сту в 9 поколении с весом 35 кило при своих 151 сантимет-
ров роста – девочки-супермодели не отвечают взаимностью.
Если, конечно, он не обладатель фирмы Microsoft или како-
го-то другого пальцастого социального статуса, ( примечание:
пальцы в этой статье подразумеваются растопыренные. Ну,
это так, к слову). Что же делают наши мужчины? О, наши
мужчины изобретательны!
Помещают фотографии по 1,5 мегабайта, в которых чело-
века нужно искать с лупой, но заодно видна крутая тачка,
мотоцикл, рыбина на 10 килограммов, собор какой-то там
парижской матери и прочее, прочее, прочее. Скрытая цель
этих фотографий – приподнять статус. Явная цель – показать
себя. Как будто девушки такие тупые и не понимают этого!
Кстати, таких фотографий тоже подавляющее большинство.
Интересно – кто-нибудь на них ведется? Спросите у своих
знакомых девушек – они когда-нибудь знакомилась с маль-
чиком только потому, что он снялся со своей машиной или
на фоне шикарного особняка? То-то и оно…

Более-менее стандартные варианты писем закончились,


теперь начался смех сквозь слезы. Чем еще балуют красивых
девушек изобретатели? О, блин, чего только спермотоксикоз
не подсказывает юношам бледным со взором горящим!

Поехали:
 
 
 
НАСКОКОМ!

Смысл письма сводится к метасообщению: «мне тут влом


писать, типа, звони, потрахаемся». В целом это выглядит
как письмо из 1—3 строк, с кратким перечислением возрас-
та-роста-веса, имени и телефона. Примеры:

Я: (имя). 27 лет. 184-75, не извращенец, приятной наруж-


ности, люблю общение с девушками. Телефон – (номер) Зво-
ни. Жду.

Привет! Меня (имя) зовут. Ростом невысокий, где-то 170


см. В целом симпотный, интересный человек. У меня много
свободного времени, мы могли бы провести его вдвоем. Ну,
если заинтересовалась, то ответь.

Приветики! Давай дружить :-) Не люблю анкетных ана-


насностей, апельсинностей и прочей банальной ерунды, так
что если ответишь, то узнаешь обо мне поподробнее!

 
 
 
Мне 24 года. Работаю в сахарном бизнесе. Материальных
проблем нет. Круг интересов обширен. Живу один. Пиши!

Меня зовут (имя). Будет желание – напиши пару


строк :)))

Да уж… Краткость – сестра таланта. Но когда эта крат-


кость стремится к единице, а не к нулю. Тот, кто изучал выс-
шую математику на уровне первого курса и прошел тему
«Логарифмы», меня поймет. Всем остальным могу сказать
проще – парни, такие письма удаляются! Сразу. Быстро. Не
задумываясь. Ответ на такие письма возможен при ОЧЕНЬ
пальцастой фоте (которой, кстати, часто просто нет), либо от
крайней степени скуки, вызванной отсутствием других кан-
дидатов у девушки. Как говорится, делайте выводы!

ЮМОРОМ!

Есть и такие послания. Писатели, предпочитающие, этот


стиль, стараются написать что-то смешное. Читая такие по-
слания, я получил отличную коллекцию плоского юмора для
учащихся ПТУ. Примеры? Ну нафиг такие примеры. Не бу-
дем тратить на них время. Самое приличное написано в
 
 
 
предыдущем параграфе, 3 письмо сверху (или снизу).

ЗАГАДОЧНОСТЬ

Ну, уже кое-что поинтересней. Некоторые писатели пы-


таются произвести впечатление своей интеллектуальностью,
загадочностью, длинными монологами и прочими стихами.
Да, такой метод имеет место быть и имеет право на суще-
ствование. Я его даже одобряю и считаю хорошим, с одной
оговоркой: надо бить точно в яблочко, в карту другого чело-
века, иначе вся твоя работа пойдет насмарку. Нечего откры-
вать свою душу (а творчество – это именно открытая душа)
навстречу первой попавшейся девчонке с сайта знакомств.
Это, кстати, и о самоуважении говорит. Я вот никогда не ста-
ну распинаться перед тем, кто этого не стоит, или пока хоть
немножко не узнаю человека. Свое творчество я уважаю и
ценю.

Да и бесполезно это. Чтобы человеку понравился выбран-


ный стих, этого человека надо достаточно хорошо знать, не
на уровне анкеты сайта знакомств. Так что уж лучше это де-
лать потом, когда более-менее познакомитесь. А когда при-
сылают тщательно отобранный стих, но не к месту и не ко
времени, толк равняется нулю.

 
 
 
УВЕРЕН… КАЖЕТСЯ

Самое страшное, что может быть в мужчине – неуверен-


ный мужчина. Когда он весь стесняется, смущается, не знает
– куда руки девать, заикается, не может 2 слов связать, ему
неловко, и девушке с ним тоже неловко…Это просто мрак!

Девушкам нравится быть рядом с теми, кто сможет о них


позаботиться. Кто уверен в себе, кто ничего не боится. Жен-
щины любят уверенных доминатов, любят знающих себе це-
ну мужчин. Даже если цена ему – 30 сребреников. Рядом с
таким чувствуешь себя защищенной, спокойной, сразу забы-
ваешь обо всех проблемах. Такому можно уткнутся носом
в плечо и ни о чем не думать, расслабиться в его сильных
руках, закрыть глаза и молча слушать, как бьется рядом лю-
бимое сердце.

А тут у нас что? Примеры:

Прочитал твою анкету и решил попробовать познако-


миться с тобой. Сразу хочу извиниться, просто не знаю,
уместно ли для тебя сейчас знакомиться… Но, тем не ме-
нее, попытаюсь это сделать, а потом уж тебе решать,
нужно это все тебе или нет. Хотелось бы найти человека,
 
 
 
который понимал бы меня и которого понимал бы я…

Не знаю, к чему приведет это знакомство, пока вирту-


альное, но мне кажется, есть надежда… Вот и решил на-
писать письмишко… В смысле, мне бы очень хотелось, что-
бы ты обратила на него внимание, и мое письмо не утонуло
бы среди других…

Ну, в общем-то, я не очень уверен, что из этой идеи зна-


комства через интернет что-нибудь получится… Но – кто
знает?
Увидел тебя на сайте знакомств и ты мне понравилась.
Наверное, у тебя уже есть мужчина, который носит тебя
на руках, но…

Резюмирую: «Хрен знает, зачем я это пишу; фиг знает,


чего я от тебя хочу; но, может быть, мне и обломится что-
нибудь, а? Ну, пожаааалууууйстаааа!»

МУСОР

Еще лично меня очень раздражают неграмотные письма,


 
 
 
с кучей мелких недочетов, ошибок, пропущенных запятых
и т.д. Может, вы думаете – я один такой привередливый, а
девушки не сильно обращают внимание на грамотность? Я
вот даже сижу потом – ошибки исправляю в таком письме –
по ходу дела, чисто машинально…
Кстати, очень «радуют» письма, в которых автор (зача-
стую еще и главный герой) расписывает на 2—3 экрана свою
историю жизни и увлечения, а заодно рассказывает, где, с
кем, как часто и почему живет. Заканчивается эта эпопея
рассказом о работе и несколькими банальностями в стиле
«ты красивая». Ну, ладно еще знакомому человеку такое пи-
сать, но первому встречному!!!! Так и хочется сказать: «Ре-
бята, будьте проще. Что вы хотите? Познакомиться? Встре-
титься? Спросить телефон? Завязать переписку? Вот и пи-
шите про это. Хотя бы…»

НАСКОКОМ, ШОКОМ!

Есть еще один тип людей, «работающих» по методу на-


скока. Суть их предложений сводится к тому, что они со-
всем нестандартны для нашей культуры и необычны. На мой
взгляд, такой вариант имеет ненулевые шансы на успех, но
только на более поздней стадии. Успех в начальной стадии
знакомства – это если тебе ответят. Дальнейшее требует го-
раздо более другого уровня завлекания, чем мог бы быть.
 
 
 
Так что в первой стадии отношений ходить с козыря – рас-
точительство. Уж лучше потом. После того, как переписка
завяжется, и ты уже заинтересуешь девочку, тогда можно и
удивлять ее.
А сразу лучше не надо, особенно всякими идиотскими
пошлыми предложениями – тебя просто пошлют, потому что
выглядеть это будет дико…

Пример:

Как ты относишься к массажу? Причем не просто к мас-


сажу, а к массажу ступней? А если я сделаю это языч-
ком? Я могу просто приехать к тебе, сделать это быстро
и уехать. Представь, приезжает парень, лижет и провали-
вает… Например, в обеденный перерыв :) Звони!

Несколько других писем, которые я читал, начинались с


невинного нежного поцелуя и заканчивались предложения-
ми о золотом дожде. Мне вот просто интересно – кому-ни-
будь из «таких» мальчиков повезло?

Я ХРЕНЕЮ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ…

 
 
 
«…Пишет вам семилетняя девочка Лена из Урюпинска.
Я присоединяюсь» – как вам такой перл?

Есть еще несколько приколов, от которых я хренел полча-


са минимум. Как вам нравится идея прислать фотографию
с другой девочкой? Про парней, которые посылают письма
под копирку – всем девушкам по экземпляру – говорить да-
же не буду. Один парень как-то даже прислал письмо ме-
тодом ФОРВАРД – пересылка письма для другой девочки.
Хоть бы имя поменял, копировальщик. Разумеется, что бы-
ли еще и прочие приколы, например, некий турок, который
прислал письмо, переведенное системой машинного перево-
да. Читать нам всем было весело.

По-моему, если уж парням некогда думать головой, то де-


вушка просто по определению будет спать с кем-то другим.
Делайте выводы.

Дочитав статью до конца, невольно захотелось заявить – а


сам-то ты знаешь, как надо? Или только других высмеивать
умеешь с умным видом?
Оказывается, он знал. И не только это. Чуть дальше даже
был приведён пример удачной (с точки зрения автора) анке-
ты для сайта знакомств. Что взбесило меня еще больше. У
них что – на каждый вопрос готов ответ? Заранее?
Кстати, об анкете. Вот она:
 
 
 
Итак, обо мне…
Характер твердый и властный. Хитёр, жесток, често-
любив, беспринципен, изворотлив, беспощаден… Мил и при-
ветлив… Хам. До безобразия. А также во время и после без-
образия, но в то же время добр и нежен, как пушистый саб-
лезубый хомячок. Вместе с тем спокоен, уверен, иногда без-
надёжно и невероятно нагл на фоне собственной же учти-
вости, деликатности и внимательности к девушкам. Лег-
ко втираюсь в доверие. Легко получаю от жизни то, что
хочу получить. Окружен со всех сторон интереснейшими
людьми, медленно сжимающими кольцо. Отвечаю всем тре-
бованиям Кришны, Рамы и других оконных принадлежно-
стей.
Одинаково хорошо чувствую себя на светском рауте и
на лесной поляне в компании добрых разбойников. Прекрас-
но стреляю (с двух рук по-македонски), пеку блины (пока ле-
тят пули), прыгаю с парашютом, люблю виндсерфинг, дай-
винг, поматросинг-и-бросинг (шутка), изумительно горланю
песни на иностранных языках, попутно играя на всем, что
мне в руки попадается.
Готов обсуждать проблемы застоя женских нравов или
провозгласить любое количество тезисов в поддержку спон-
танной апперцепции при общении с незнакомыми людьми.
Способен уловить разницу между хохломой и пахлавой и при
этом легко обучаем. Дрессировке не поддаюсь. Заткну лю-
 
 
 
бого за пояс, желательно, чтобы любой был небольшого
размера. Джеймс Бонд и его банда просто отдыхают, нерв-
но куря за дверью…
Если все написанное здесь, уместилось в твоей голове, то
ты – умница. А умниц я люблю. Будем общаться дальше?

Читая её я постоянно ловила себя на мысли, что если бы


такое попалось мне в сети, пожалуй, я бы заинтересовалась.
И даже ответила бы. И меня бы потянуло пообщаться, а даль-
ше…
Ну, а чем такие вещи заканчиваются – мы уже проходили
на собственном опыте. Плавали – знаем, как говорится. Лю-
бопытство, видимо, не только сгубило какую-то там кошку
(будь она не ладна!), но еще и с нашим женским сознанием
(воспаленным непрерывной борьбой нездорового интереса
со здоровым цинизмом) тоже странные штуки проделывает.
До сих пор краска заливает мне лицо, когда я вспоминаю,
как, собирая с пола честь, достоинство, а так же другие эле-
менты декора, пыталась придти в себя после того, как обаяв-
шее меня создание загадочным образом испарилось. Предо-
ставив мне чудную возможность с гаком и присвистом на-
правляться по противоположной стрелке компаса.
Блин, зачем опять вспомнила???
Говорят, в жизни черные полосы чередуются с белыми, и
после чего-нибудь плохого обязательно будет хорошее. Но,
видимо, это правило с завидным постоянством имеет меня
 
 
 
своим исключением. Причем так часто и качественно, что
уже не верится в возможность перемен. Наверное, скоро я
доживу до того, что каждую встречную особь мужского пола
буду заранее относить в определенную категорию обломов.
В зависимости от отсутствия или присутствия в недостаточ-
ных количествах чувства юмора, мозгов, привлекательности,
умения готовить блинчики, не быть занудой и прочих состав-
ляющих образа идеального мужчины глазами отдельно взя-
той уставшей тётки. То бишь меня. Кстати, мужики поче-
му-то не любят, когда их сравнивают с другими и даже оби-
жаются, когда на них пытаются навесить какой-то ярлык. Хо-
тя сами в своем кругу постоянно меряются… ну, всем тем
же, что мы, женщины, в них и сравниваем. Парадокс, блин!
Не понимаю я этого…
Собственно, я еще много чего не понимаю. Вот, к при-
меру… Предположим, есть на свете белом такие креатив-
ные и небанальные представители рода мужского, как эти са-
мые авторы и последователи того самого клуба соблазните-
лей, сайт которого сейчас отображается на моём компьюте-
ре (тресни его экран!). Они, в отличие от среднестатистиче-
ской особи мужеского полу, способны с ходу очаровать де-
вушку, вскружить ей голову и удивлять потом хоть каждый
день, принося новые и новые приятные эмоции. Тараканы
девушки чинно и благородно рассортировываются по мусор-
ным бачкам или отправляются в дальнее путешествие с би-
летом в один конец. Комплексы, самоограничения и всякие
 
 
 
ханжеские запреты душатся в зародыше скоро и безжалост-
но. Результат не заставляет себя долго ждать в виде слияния
не только в экстазе, но даже и на более высоком духовном
уровне. Казалось бы – и оргазм с вами, будьте счастливы,
аминь…
Так ведь нет же! Почему-то непременно наша ОЖП
(особь женского пола) должна быть оставлена особью пола
мужеского на самом интересном месте – у разбитого корыта.
И вместо того, чтобы пытаться завести долгоиграющую пла-
стинку, он предпочтет наслаждаться коротким музыкальным
произведением, после чего отправится на поиски нового ко-
рыта, которое требует срочного разбития. Видимо, это как
зачет: сдал – и иди дальше. Или они просто боятся строить
долгие отношения, потому что опасаются сами влюбиться?
Или…
Я не знаю. Просто не знаю…
***
Из состояния мрачной задумчивости меня вывело сооб-
щение о пришедшем новом электронном письме. Автором
его была, конечно же, Лёлька. Но не одна…

«Приветики, подружка! (Здравствуйте, Анастасия!)


Если ты еще не окончательно сбрендила от всяких там
мальчиков-пикаперов, то будь готова к тому, что сегодня ве-
чером мы это исправим! И доделаем то, что они не успели!
(Лёля хотела сказать, что сегодня мы заглянем к вам в го-
 
 
 
сти, если вы не против). Ещё бы она была против, сама же
звала!
Настька, если ты ещё не поняла, то в скобках – коммента-
рии той самой больной на голову подружки, которую ты про-
сила меня привести. (Это я-то больная на голову? Тогда по
тебе точно санитары и Наполеон из 6-й палаты плачут!)
Мы хотели написать тебе письмо, чтобы предупредить о
нашем приходе. Точнее, это я хотела, а Юльке просто скучно
(спасибо, что хоть представила меня), ну не может она по-
сидеть спокойно, вот и пристаёт с комментариями (приста-
ют к тебе мальчики на улицах, а я дополняю беседу ). Это
ко мне-то мальчики? Уж чья бы корова мычала! Это с тобой
по улице спокойно пройти невозможно, все парни таращат-
ся, я постоянно боюсь, что кто-нибудь из них не удержится и
ущипнёт тебя за попу. (Я счаз сама тебя ущипну!!!) Вообще,
не мешай мне писать письмо. Надо же проявить свой талант
эпистолярного жанра и насочинять что-то умное, мы всё-та-
ки будущей великой писательнице сообщение отправляем.
Насть, это я про тебя вообще-то. (Окстись, клюшка! У те-
бя отродясь не получалось написать ничего умного. И вооб-
ще умных женщин не бывает. Бывают очаровательно-глу-
пенькие и ужас какие дуры!!!) Это только твои приставучие
мальчики с улицы так считают. С которыми ты бесстыдно
заигрываешь. (Так! Я предупреждала!)
Ай!!! Насть, ты представляешь, она и правда ущипнула
меня за попу! (Хе! А можно ещё раз?) Перестань!! Настень-
 
 
 
ка, эта Булка (кто-кто???) здесь такое вытворяет, что я уже
думаю – может, не стоит вести её к тебе? Как бы не пришлось
потом за неё краснеть… (Счаз покраснеет кое-что другое!)
А-а-а!!! Ну, хватит! В конце концов, раз уж к твоей попе
все окрестные мальчики так неравнодушны, как ты расска-
зывала, это ещё не значит, что нужно в отместку отрывать-
ся на мне. (Я рассказывала? Когда??? Всё, теперь буду го-
ворить только через своего адвоката!) Вообще, ты знаешь,
Насть, у неё у самой такая попа, что у нас в школе все её на-
зывали Булкой (за Булку ответишь! И вообще, попа тут не
причём, на самом деле это повелось от моей фамилии – Бу-
лакова). Ага, оправдывайся-оправдывайся… (Буду бить ак-
куратно, но сильно!) На улице парни тебе тоже из-за фами-
лии проходу не дают? (Еще немного и к Насте сегодня я пой-
ду одна. А тебя найдут завтра утром, удушенной подуш-
кой!) А что по этому поводу скажет Настя? (Наверняка она
меня поймет!) Как же… С тобой одной она и разговаривать
не станет. Особенно когда узнает – кто виновен в моей смер-
ти. (Тогда пошли вдвоём, а кирпич на твою голову я сброшу
завтра утром!) Пошли, но если ты опять на улице будешь
с мальчиками заигрывать, то я тебя… (Настя, ждите нас,
мы скоро будем!)» А-а-а-ааа!!!!!

Я уже говорила, что моя Лёлька – чемпион мира по ан-


ти-стрессу? С ней даже домкрат не нужен, чтобы поднять
настроение!
 
 
 
***
– Первый раз? – переспросила Юля. – Да ещё в школе…
Если вам интересно, могу рассказать.
Я, конечно, понимала, что её рассказ, скорее всего, не
имеет отношения к тому, что я хотела узнать, но Лёля быст-
ро кивнула и как-то многозначительно посмотрела на меня,
словно бы говоря: «Ты просто послушай!»
Что ж… Хотя за полчаса знакомства у меня и сложилось
вполне определённое мнение о Юляшке (почему-то хотелось
называть ее именно так), но узнать побольше о ней было бы
совсем не лишним. И я тоже кивнула в знак того, что не
прочь выслушать ее историю.
–  Первый раз я переспала с парнем в 16 лет. Это был
мой ровесник из параллельного класса, он считался чуть ли
не первым красавцем в школе. Я, вроде, тоже не уродина, –
Юлька хмыкнула и тряхнула головой, отчего ее задорные ры-
жие кудряшки рассыпались по плечам. «Да, действительно,
такие мужчинам нравятся!» – невольно подумала я про се-
бя. Юляшка была классическим примером очаровательной
стервочки. Чуть вздернутый носик, пухленькие губки и уме-
ние ангельски-невинно хлопать ресничками наверняка уми-
ляли ее родителей и прочих взрослых. Но хулиганский блеск
в глазах, задорная улыбка и бесшабашный настрой явно вы-
давали в ней маленькую разбойницу, которые в детстве руко-
водят мальчишескими компаниями во дворе, а став постар-
ше, превращаются в «чудо-бэйби», способных свести с ума
 
 
 
все мужское население в округе независимо от возраста. Тем
более, что нежная бархатистая кожа ее щек, словно присы-
панных пудрой, и мягкие округлости довольно аппетитных
форм и правда наводили на мысль о чем-то сладком и сдоб-
ном. Все-таки Булочкой ее прозвали не зря!
– Я тоже далеко не уродина, – продолжала Юляшка, – по-
этому, когда у нас начался роман, за ним следила вся шко-
ла. Тот парень… Не могу сказать, что была сильно в него
влюблена, но то, что его внимание очень льстило моему са-
молюбию – это точно. Я знала, что у него и до меня бы-
ли девушки, с которыми он спал. С некоторыми была даже
знакома, кое-что от них слышала, так что…
Вообще, секс в школе был у нас в порядке вещей,  – при
этих словах Юльки Лёля передернула плечами, словно пока-
зывая, что она такого как-то не замечала. Но наша рассказ-
чица не обратила внимания на этот жест и продолжала даль-
ше. – Поэтому я отдавала себе отчет, что период ухажи-
ваний скоро закончится, и ему потребуется нечто большее.
И была морально готова к этому.

Улыбка Юляшки настолько удивительно сочетала в себе


очарование юной хулиганки и капельку развратности, что я
невольно улыбнулась в ответ. Какая же она все-таки обаяш-
ка!

– Всё произошло, наверное, как и у многих. Он выбрал мо-


 
 
 
мент, когда родителей не было дома, и пригласил меня в го-
сти. Я прекрасно понимала, для чего к нему иду, и что долж-
но произойти. Во время страстных поцелуев и бурных ласк я
позволила ему постепенно меня раздеть, потом сама обня-
ла его за шею, привлекла к себе и откинулась на кровать, –
Юлькин взгляд стал задумчивым и томным.  – Вообще-то,
честно говоря, первый секс никаких особых эмоций – ни поло-
жительных, ни отрицательных – не оставил. Имея опыт,
мой первый парень сделал все достаточно удачно, без лиш-
ней боли и без дальнейших для меня «последствий». Удоволь-
ствием это назвать было нельзя (хотя я даже пыталась
двигаться ему в такт, примерно так, как видела в филь-
мах), но все же… Да, по сравнению с тем, что было в моей
жизни потом, это можно оценить как скромную возню под
одеялом. Счастья и гордости от того, что «стала женщи-
ной», тоже как-то не испытала. Скорее, было чувство ра-
дости и удовлетворения от «хорошо выполненной задачи» –
теперь ему некуда деваться, и он точно будет мой! Но в
общем-то, оба остались довольны и «после этого» осыпа-
ли друг друга ласками и поцелуями. В целом, впечатление на
всю жизнь осталось хорошее. Я помню этот день, как буд-
то всё было вчера.

Юлька чуть-чуть помолчала задумчиво, а потом вновь


тряхнула рыжей гривой решительно и задорно.

 
 
 
– Но я изменила ему уже через несколько месяцев, в те
же 16 лет. Почему? Обычно в таких случаях говорят «не
сошлись характерами». Хоть мы с ним и претендовали на
титул «лучшей пары в школе», но наши отношения были да-
леки от идеальных. Точнее, они были чересчур ровными. Он
не так много времени уделял мне. Хотелось быть все время
вместе, а он после школы играл в футбол или шел к друзьям
выпить бутылку-другую пива. Они могли часами трепать-
ся о совершенно неинтересных мне вещах, играли в карты и
тому подобное.
На правах его девушки я тоже могла посещать эти по-
сиделки, но вскоре это стало казаться пустой тратой вре-
мени. Мне там было скучно! Секса тоже почти не было –
условия не позволяли, мы оба жили с родителями. Что осо-
бенно обижало – вместо того, чтобы вылезти из кожи вон
и придумать что-нибудь, он спокойно довольствовался об-
ществом друзей. Мне хотелось любви, его постоянного вни-
мания, хотелось жить только друг для друга. Вместо это-
го я имела спокойное к себе отношение, очень похожее на
равнодушие.
При этом он охотно отвечал на заигрывания других дев-
чонок. Когда я упрекала его, он говорил: «Ну, ты же пони-
маешь, это несерьёзно». Но серьезно или нет, а раздражало
это меня не на шутку. Так что после нескольких таких слу-
чаев я тоже решила ему досадить и демонстративно обра-
тила внимание на своего одноклассника, Илью.
 
 
 
Он недавно перешел к нам в школу, и поначалу мы отче-
го-то не ладили. А тут я пересела к нему за парту и начала
потихоньку «клеиться». Делала я это, конечно, не с целью
затеять «параллельные» отношения, а затем, чтобы кое-
какие слухи дошли, наконец, до кого надо. Но скоро я заме-
тила, что Илья стал мне по-настоящему интересен. С ним
можно было о многом поговорить и, вообще, он оказался
ЛИЧНОСТЬЮ, очень независимым и самостоятельным.
Отличник, победитель городских олимпиад (но среди ре-
бят никогда не считался «ботаником»). Водил знакомство с
«авторитетными» парнями постарше, которые его уважа-
ли. Тоже мог выпить пива и чего покрепче, сыграть в кар-
ты, поучаствовать в мужских посиделках, но никогда на
этом не зацикливался. Умница, он сразу догадался, что я
делаю и с какой целью. Поэтому, вначале держал меня на
расстоянии, не желая выступать в роли «игрушки». Но, с
каждым днем, нам становилось все интереснее вместе. И
теперь, хотя я считалась еще «чужой девушкой», проводи-
ла с ним больше времени, чем со своим парнем.
После школы мы отправлялись вместе домой и эти про-
гулки затягивались надолго… Первый мой парень, конечно,
злился, глядя на все это. Но гордость не позволяла ему «про-
гнуться» передо мной. Не мог он и грубо отвадить Илью –
тот был слишком уважаемой фигурой в школе. Однако, пы-
тался по-иезуитски «подколоть»  – приглашал его попить
пивка или поиграть в футбол после школы (давай, мол, зай-
 
 
 
мемся мужскими делами) – как раз тогда, когда тот соби-
рался меня проводить. Но Илюшка, к моему большому удо-
вольствию, всегда отказывался.
Ситуация все больше выглядела странной, подвешенной.
Я еще встречалась со своим первым, время от времени даже
спала, но радости уже не было никакой, поскольку душой
была не с ним. С Ильей же мы не говорили о любви и сексе
(поскольку я была «чужой»), но то, что между нами уже
далеко не дружба, было совершенно очевидно. Наши слова с
каждым днем становились все откровеннее, глаза сияли при
взглядах друг на друга. Нужен был только разговор, кото-
рый расставил бы все по своим местам, но никто не решал-
ся его начать…

Устав от долго рассказа, Юлька остановилась на миг, что-


бы перевести дыхание. Мы с Лёлей заинтриговано молчали,
ожидая продолжения истории.

Это случилось в конце зимы на школьной лыжной олим-


пиаде. Нужно было сдавать какой-то норматив, но мы с
Ильей уже давно «забили» на школу и её дела. Все классы
дружно рванулись вперед, а мы неспешно передвигались ря-
дом и наслаждались общением. Когда добрели до финиша,
там уже никого не было. Кто-то поехал обратно в школу,
кто-то развлекался катанием с близлежащей горки, на ко-
торой был даже устроен небольшой трамплин. А мы про-
 
 
 
сто болтали…
Разговор дошел до критической точки. Илья наконец-то
заговорил о наших с ним отношениях. Довольно простран-
ными и путаными фразами он пытался мне объяснить то,
что я уже хорошо понимала сама. Но я молчала – до чего же
хотелось впервые услышать от него эти невыразимо слад-
кие слова первых признаний!
И тут из-за каких-то кустов вырулил на лыжах «мой
парень». Пока еще «мой», – Юлька хмыкнула. – Видимо, он
чувствовал, что происходит нечто особенное, и хотел это
предотвратить. Вклинился в наш разговор и пристал к Илье
с очередным дурацким предложением – прыгнуть с трам-
плина. Он был особенно агрессивен на этот раз, требовал,
настаивал, брал «на слабо». Иначе, мол, тебя нельзя счи-
тать настоящим мужчиной, ты трус и т.п.
Боже, как я его ненавидела в тот момент! Не произнося
ни слова, я мысленно желала ему… не скажу, чего. Многие
говорят, что я человек опасный… то ли предвидение у меня,
то ли сглаз могу навести…

Юлька замялась, словно ожидая недоверчивых коммента-


риев с нашей стороны. Но Лёля только утвердительно кив-
нула, да и мне тоже почему-то совсем не приходило в голову
сомневаться в способностях нашей маленькой ведьмочки. С
гораздо большим интересом мы ждали продолжения расска-
за.
 
 
 
– Илья же, к счастью, был, как всегда, спокоен (из-за чего
мой первый парень только больше злился и брызгал слюной)
ироничен, невозмутим и уверен в себе. «Что ж поделать, –
с улыбкой сказал он. – Я трус? Да пожалуйста! Тебе легче
от этого? Вот и здорово, а теперь отстань. Не пойду я на
трамплин, прыгай сам!», – и посмотрел на меня с любовью.
Как же я была благодарна ему тогда за эти слова и этот
взгляд!
«Мой» покричал еще какие-то глупости и, произнеся что-
то вроде: «Ну, так смотрите же, как поступают мужчи-
ны!», рванул на горку. Илья открыл было рот, чтобы про-
должить объяснение, но в этот момент с горки донесся глу-
хой удар, треск дерева и сдавленный крик.
Я знала, что там произошло! Не спрашивайте – откуда.
Просто знала. И, испытывая от этого глубочайшее удовле-
творение, приподнялась на цыпочки, повисла на шее у Ильи
и закрыла ему рот страстным, продолжительным поцелу-
ем. Слов больше не требовалось. Хотя потом были и сло-
ва, и секс куда более приятный, чем с первым парнем, и все
остальное.
Но если «измена» происходит от слова «менять»  – то
вот это и был момент измены. Изменилась моя жизнь, из-
менились мои чувства. Поменялось отношение к предыду-
щему человеку – с любви на ненависть. Минутную, конечно.
А главное, – теперь я стала «девушкой Ильи». И для себя,
 
 
 
и для него, и для всех окружающих. А мой первый парень…
Он всего лишь сломал ногу… И, по секрету скажу вам, – еще
легко отделался!

***
Зимой темнеет рано. А когда приглушенные сумерки ко-
роткого зимнего вечера стремительно начинают уступать ме-
сто наползающей темноте, за окном зажигаются фонари, и
снежинки искрятся вокруг них в плавном танце, словно свет-
лячки, то невольно впадаешь в какое-то задумчиво-отре-
шенное состояние. Хочется сидеть у окна, прислонившись
лбом к стеклу, провожать равнодушным взглядом снующих
туда-сюда людей, которые для тебя сейчас – всего лишь де-
корация этого пушисто-заснеженного вечера, и ни о чем не
думать. И какая-то странная невысказанная грусть черной
кошкой осторожно крадется по карнизу, чтобы свернуться у
твоих ног, запустив пару коготков в душу, да так и остаться
там, тихо мурлыкая.
Эх, закрыть бы сейчас глаза и забыть обо всем! Налить
себе полную кружку горячего ароматного чая, завернуться
в теплый плед и прихлебывать медленно, представляя, что
ничего это нет на свете. Ну вот просто нет! Это был лишь
сон, и я проснулась. Это было кино, но кто-то порвал плен-
ку и включил свет посередине сеанса. Хотя нет, пожалуй,
свет включать не надо, оставьте так. Я побуду в темноте еще
немного, пока мои глаза не привыкнут к мраку и не утихнут
 
 
 
где-то вдали чьи-то шаги. Только не трогайте, оставьте меня,
пусть я затеряюсь тут и буду пылиться среди других забытых
или отживших свое предметов мебели. И не вздумайте зво-
нить, повесьте трубку, это не я, вы ошиблись номером, ко-
го вам надо, тут таких нет, и не та эта квартира и дом, не
та страна и другое столетие, повесьте, вам говорят, я автоот-
ветчик…
Зимний день короток. Зато вечера такие длинные, полные
лениво-безмятежной грусти и веры в чудеса. Вот сейчас там,
за тем поворотом начнется сказка, распахнется сугроб и что-
то такое произойдет… Пойти, что ли, проверить? Нет, лень
вылезать из-под пледа, где я так уютно свернулась в теплый
комочек. Может, потом… Может, завтра при свете…
Но пройдет ночь и заберет с собой очарование пушистой
зимней сказки. И будет серый день, пасмурное небо, ёжа-
щиеся от холода люди, никто из которых не верит в чудеса.
Днем все будет по-другому. Для того, чтобы наступило зав-
тра, надо чтобы прошла ночь. Всегда так бывает.
Но зимний день короток. И скоро опять наступит вечер.
Может и хорошо, что зимой темнеет так рано?
…Слушая рассказ Юльки, мы засиделись допоздна. Пора
было уже расходиться, но я ведь еще так и не услышала, как
состоялось ее знакомство с пикаперами из того самого «клу-
ба соблазнителей». А ведь ради этого, собственно, и звала ее.
И вот тут Юлька меня ошарашила:
– Да чего там рассказывать? Вы залезьте в Интернет, да
 
 
 
почитайте их отчеты.
– Какие еще отчеты?
– Ну, на их сайте есть форум. Там они обсуждают всякие
вопросы, связанные с соблазнением, советуются друг с дру-
гом, помогают, если что. А еще там есть специальный раздел,
в котором они пишут «полевые отчеты» о своих проделках.
Есть там и моя история.
Юлька весело усмехнулась, как будто вспоминала об оче-
редном забавном приключении. И пошла к компьютеру, что-
бы залезть в Интернет и показать мне тот самый отчет. А я
смотрела ей вслед с легким удивлением. Ну не фига себе!
Она так легко об этом говорит? Ее даже ничуть не смуща-
ет то, что история о ее соблазнении висит в интернете, вы-
ставленная на всеобщее обозрение? Она даже, кажется, этим
немножко гордится? Нда… Ну и новое поколение подраста-
ет! На смену таким, как я. Которые девственности-то лиша-
ются почти в 20 лет. Думая, что по любви. А тут…
Кажется, я чего-то не понимаю в современной жизни. Ста-
рею, наверное…
То, что показала мне тогда Юлька, я помещаю здесь. Сло-
во в слово (только кое-где заменила специфические пика-
перские термины на общедоступные и понятные слова и вы-
ражения). Без комментариев. Судите сами.

«Новогодняя сказка». Полевой отчет № 23

 
 
 
Дано: Юляшка-милашка, где-то 7 из 10 баллов, плюс еще
обаяние этакой милой улыбчивой малышки, с которой про-
сто приятно общаться.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ


Увидел ее на сайте знакомств. С ходу определяю эту де-
вушку как романтичную, но веселую и озорную особу. По-
этому письмо посылаю соответствующее:

Вглядываясь в глубину твоих глаз (на фото), неожиданно


для самого себя я вдруг понял, что мной овладело странное
желание – написать тебе длинное-предлинное письмо. (Во-
обще такие порывы у меня случаются не часто, но хорошо,
что они все-таки еще существуют в моей душе, просто по
умолчанию). Не найдя в себе достаточно сил для подавления
столь неожиданного и непонятно откуда взявшегося жела-
ния, я все-таки решил ему поддаться и сел за компьютер.
А в результате вот сейчас сижу, набиваю этот текст,
поминутно воюя с 2 очаровательными, но вредными кота-
ми (один рыжий, другой – черный), которые почему-то мои
такие порывы не оценили. Эх, не чуткие они личности, что
им до того, что творится в моей душе? (А о том, что тво-
рится в твоей, мы тоже поговорим, но чуть попозже, ок?
Что-то мне подсказывает, что мы с тобой станем близки-
ми друзьями… со временем)
Кстати, у тебя дома есть коты? Знаешь, такие уса-
 
 
 
то-полосатые штуки с хвостами… лохматые по умолча-
нию… Если есть, тогда ты меня поймешь. Кто вообще при-
думал, что коты любят Вискас? Да еще с «новым улучшен-
ным вкусом»… Интересно, кто его пробовал, этот новый
улучшенный вкус? Не любят они его! Вот сейчас один из них
уплетает йогурт «растишка» (видимо хочет подрасти), а
второй пытается перегрызть мне провод от модема, так-
тично намекая, что в такую хорошую погоду не стоит си-
деть дома за компьютером, а лучше пойти погулять с ни-
ми. Я бы, конечно, с удовольствием, но ведь надо же еще и
успеть познакомиться с тобой, узнать друг друга получше,
верно?
Правда для этого нам с тобой придется сделать над со-
бой титаническое усилие, оторвать свою горячо любимую
пятую точку от стула и изыскать такой ресурс как сво-
бодное время. У тебя он есть? Тогда пиши – когда именно.
Пока закругляюсь, а то коты уже по потолку бегают.

Общий смысл данной «поэмы» – показать девушке, что я


веселый и общительный субъект, с которым ей будет инте-
ресно общаться. Только и всего. Пока.
Ответ девушки:

Добрый вечер.
Читая такое… любопытное сообщение, у меня появи-
лось непреодолимое желание посмотреть, как коты могут
 
 
 
бегать по потолку.
Свободное время есть у каждого, а если тебе говорят,
что его нет – не верь! Тебе тонко намекают, что его нет
на тебя.
У меня свободное время есть, и я с удовольствием проведу
некоторое его количество с тобой и твоими котами…
А в жизни разнообразие просто необходимо…
и т.д.

Как видим, наша стрела попала в цель, письмо девушке


понравилось. Развиваем успех:

>Добрый вечер.

И вам – доброго времени суток!

>Читая такое… любопытное сообщение, у меня появи-


лось непреодолимое желание посмотреть, как коты могут
бегать по потолку.

Если представится такая возможность – покажу непре-


менно. Обещаю. Как только в следующий раз они начнут бе-
гать – сразу же позвоню тебе и скажу: «Приходи в гости,
котов смотреть. Быстрей пока они еще только по потолку
бегают, а не забрались куда-то повыше!» Вот только – ку-
да звонить? У тебя есть телефон?
 
 
 
>Свободное время есть у каждого, а если тебе говорят,
что его нет – не верь! Тебе тонко намекают, что его нет
на тебя.

Ну, зря ты так категорична, Юль. Бывают же занятые


люди. По себе знаю – иногда времени катастрофически не
хватает ни на что, и приходится жалеть, что в сутках
только 24 часа. И тогда даже самым интересным людям
приходится отказывать в общении – «как-нибудь в другой
раз». Некоторые на меня за это обижаются, хотя я и ста-
раюсь это делать тактично. Правда не всегда получается.
А все потому (и вот в этом ты права!), что иногда по-
падаются люди, которым так и хочется сказать откры-
тым текстом, что на ТАКИХ у меня времени нет. Особенно
сильно раздражают глупые малолетние девчонки, с мысля-
ми на уровне школьных дискотек и интеллектом табурет-
ки, которых интересуют только «пыво и чиста пацаны»,
весь разговор которых сводится к «У-у-у, дядь, какая у тебя
тачка классная! покатай нас?», а внешний вид напоминает
плохую пародию на выставку мод в послевоенное время. Вот
уж точно говорят: «мода – это то, с помощью чего одева-
ется толпа, не имеющая собственного вкуса». В Москве (где
я частенько бываю по работе) их бы на рынок не пустили,
не то что в какой-то приличный клуб. И как им объяснить,
что даже если бы я действительно скучал (а НАСТОЛЬКО
 
 
 
я никогда не скучаю!), то – в спутницы себе я предпочитаю
выбирать девушек интересных и красивых, причем (а зача-
стую и – в первую очередь!) не только внешне?
Но прости, я отвлекся. Просто, как говорится – набо-
лело, накатило в последнее время. Пардон муа, к тебе все
вышесказанное ни коим образом не относится, скорее на-
оборот – тебя я выбрал потому, что ты показалась мне
необыкновенной девушкой. Или скорее необычной. Разница
между этими двумя почти синонимами все-таки есть, вер-
но? Но мы с тобой ее обсудим при личной встрече, don't we?

>У меня свободное время есть, и я с удовольствием про-


веду некоторое его количество с тобой и твоими котами…

Вообще-то (признаюсь честно), в первую нашу встречу я


собирался ограничить круг твоего общения только мной, но
если тебе непременно хочется познакомиться и с котами,
то – я не против. Заглянем ко мне в гости, знакомиться
с котами и кормить рыбок? Правда, из рыбок у меня есть
только банка шпрот, которую вышеупомянутые коты по-
чему-то не доели… видимо, в результате какой-то нелепой
случайности или шутки природы. Но думаю, нам это не по-
мешает интересно и познавательно провести время, ага?

> А в жизни разнообразие просто необходимо.

 
 
 
Бьен сюр! Мне осталось только узнать от вас, мисс, но-
мер вашего телефона и информацию о том, когда вам удоб-
ней, чтобы белая карета с волшебным кучером за вами за-
ехала.

Как наверное, уже заметили самые наблюдательные, тут


(в письме) есть и создание впечатления с помощью вставки
фраз на различных иностранных языках, плавный перевод
отношений в реал, взятие телефона и легкий намек на то, что
ко мне домой мы пойдем не только рыбок кормить. Кстати,
эти шпроты появились в данной истории совершенно слу-
чайно – этакая незапланированная импровизация, но сыгра-
ли потом неплохую службу (вот как важно уметь обыгрывать
ситуацию на ходу!).
Впрочем, обо всем по порядку.

Ответ девушки:

У тебя очень привередливые коты. Интересно, куда это


выше потолка они еще могут забраться? С такими коти-
ками я действительно с удовольствием познакомлюсь! Ду-
маю, эмоций хватит надолго.
Телефон у меня, конечно, имеется, и городской и сотовый.
Сообщи, какой тебя больше интересует, и я оставлю номер.
А вот мое «необыкновение» меня очень заинтересовало, и
я надеюсь, ты мне его объяснишь. Я, наверное, как и любая
 
 
 
девушка, очень любопытна. Тем более меня всегда интере-
совало мнение окружающих о моей скромной (или не очень?)
персоне.
Вот вроде бы и все пока. Шпроты оставь, я попробую
скормить их твоим котам, если я им вдруг по не совсем по-
нятным для меня причинам не понравлюсь.

Тут все понятно, она уже созрела, можно брать. Мой от-
вет:

Пожалуй, будет лучше, если ты скажешь мне оба номера


– и городской, и домашний. Просто решать какие-то вопро-
сы, договариваться и болтать лучше по домашнему теле-
фону, а если нужно быстро найтись или что-то подобное
– лучше сотовый.
Твое любопытство я обещаю удовлетворить при личной
встрече. Ты в выходные свободна?
P.S. Шпроты тебя дожидаются…

Метасообщение: короче, хватит болтать, пошли встре-


чаться. Девушка называет оба номера телефона и говорит,
чтобы я сберёг шпроты для нее до самой нашей встречи.
Далее события развивались по моему сценарию. Выжидаю
2 дня, чтобы девушка занервничала и начала думать – а так
ли уж сильно она мне нужна? Затем вытягиваю на свидан-
ку. При встрече целую в щеку, усаживаю в машину, везу в
 
 
 
одно милое местечко. Хороший ужин, милый треп, бла-бла-
бла и все такое. Мимоходом упоминаю, что ее ждет кое-ка-
кой сюрприз… Заинтересовав девушку, опять отказываюсь
отвечать на дальнейшие расспросы: «Подожди немного, са-
ма все увидишь. Зачем портить сюрприз?» Девочка соглаша-
ется, но по ней видно, что она продолжает думать об этом в
течение всего ужина, наверняка пытается догадаться – чего
еще от меня можно ждать?
После ужина сажу ее в машину, везу ко мне домой. На во-
прос: «Куда мы едем?», отвечаю коротко: «За сюрпризом!»
Дальнейшие расспросы бессмысленны, она знает, что я на
них не отвечу, и уже смирилась с этим, приняла мои прави-
ла игры.
Подъезжаем к дому. Возле подъезда я достаю коробочку в
праздничной упаковке, завернутую в 33 фольги, перевязан-
ную кучей ленточек и т.д. Вручаю ей. С детским восторгом,
как малыш на Новый Год, она бросается разворачивать по-
дарок, снимает одну ленточку за другой, разворачивает упа-
ковки… Когда, наконец, вся мишура снята, перед ней пред-
стает… как вы думаете – что?
Правильно, банка шпрот! :-)
Девушка смеется, настроение – лучше не бывает! Я об-
нимаю одной рукой и мы идем ко мне домой «кормить ры-
бок». Там потихоньку сближаюсь и плавно наращиваю при-
ставательные телодвижения. И все было бы совсем хорошо,
но… в самый неподходящий момент, когда я уже залез ру-
 
 
 
ками везде, где можно (а особенно – где нельзя!) у нее зво-
нит телефон. Родители. Девушка спохватилась, опомнилась
и хочет домой.
Мда…неудачно как-то…
Результатом этого неожиданного облома стало то, что де-
вушка впредь категорически отказывалась приходить ко мне
домой. Ну, чего вы хотите – лет ей мало, тараканов много, а
тут еще я так прокололся…
Словом, сопротивлялась всячески, причем стандартные
пикаперские уловки не прокатывали – то ли она уже все их
знала (небось тоже на всякие сайты соблазнителей загляды-
вала!), то ли просто осторожничала – не в курсе. Но во вся-
ком случае даже на самое безобидное предложения зайти на
минутку ко мне домой, чтобы бросить вещи и идти дальше
гулять, она отвечала немедленным отказом. А если я пытал-
ся настаивать – следовало каменное: «НЕТ!» и моменталь-
ная негативная реакция.
Нужно было что-то оригинальное, какой-нибудь необыч-
ный крышеснос, чтобы девушка и не заметила сама, как очу-
тилась бы у меня дома… Что ж, раз надо – значит надо!

ВПЕРЕД, ЗА РОДИНУ!
Как-то однажды в разговоре девушка упоминает, что ей
нравится все необычное, загадочное, таинственное, мисти-
ческое… Вообще, девочка фанатела от готики и тому подоб-
ных вещей. Хорошо, я обещаю устроить ей загадочно-таин-
 
 
 
ственное, местами даже жутковатое, но интересное и при-
ятное свидание. Она заинтересована, пытается вызнать по-
больше, но я молчу – зачем же портить сюрприз?
За день до предполагаемого свидания отправляю ей пись-
мо по «мылу». Не обычное, в текстовом формате, а в фор-
мате html со всякими наворотами, – ну, думаю, все знают,
как это делается. Использовал бланк с «пещерой» – мрачно-
ватый фон, музыка старинная на заднем плане, анимирован-
ные рисунки – звездочки там мерцают на фоне ночного неба,
летучие мыши летают, факелы горят на стенах и т.д.
Смысл письма очень простой – старинным слогом там го-
ворилось о том, что в назначенное время ей надо придти ту-
да-то и туда-то, где ее ждет немножко жутковатая, но инте-
ресная сказка… ее встретит монах со свечой в руке, когда
свеча догорит – ее поразить внезапная слепота, но ей нужно
будет довериться ему, он возьмет ее за руку и проведет через
множество опасностей в старинный мрачный склеп, где с по-
мощью древнего обряда с нее снимут проклятие, она вновь
обретет зрения… и кое-что еще :-)
Ну и все такое в том же духе. Девочка долго ломала голову
– как такое может быть, неужели это правда, но проверить
это можно было только одним способом, как вы понимаете…
И решила проверить!
Итак…
Еще не поздно, вечер, но на улице уже по-зимнему темно.
В назначенное время девушка приходит в назначенное место
 
 
 
(на окраине города, рядом – лес). Там сижу я с бенгальским
огнем в руке. Девушка улыбается, настроение предновогод-
нее и т.д. На вопрос: «А где свеча?», показываю ей упаков-
ку от бенгальских огней, там написано – «бенгальские СВЕ-
ЧИ». Девушка смеется, а я поясняю ей, что все написанное в
письме – правда, но есть много иносказательностей и пере-
носного смысла. Она спрашивает: «А про монаха – это тоже
переносный смысл?» Нет, говорю, правда, завтра как раз ре-
шил уйти в монастырь. Но только в женский! :-)
Девушка смеется, настроение – замечательное. Ей уже са-
мой интересно – что же дальше? На этой ноте (пока она весе-
лая и ей все нравится) я завязываю ей глаза и говорю, что вот
и пришла слепота, и дальше она пойдет так. Девушка немно-
го поупиралась (все-таки страшновато – куда тебя заведет
малознакомый человек, да еще и с завязанными глазами?),
но я ей даю понять, что иначе ничего не будет, а она ведь
уже заинтересована и безумно хочет узнать – что же дальше?
Короче, соглашается…
И мы отправляемся в увлекательное путешествие! На са-
мом деле идем по обычным городским улицам, но девушка
этого не знает. Я держу ее за руку и завораживающим ше-
потом рассказываю, что сейчас мы выйдем из города и пой-
дем по неизвестной дороге в глухую чащу леса, где нас ждет
нечто ТАКОЕ!!! Девушке и смешно, и страшно одновремен-
но. Я продолжаю рассказывать разные жутковатые истории,
делаю несколько ложных поворотов, чтобы сбить ее с толку и
 
 
 
заставить окончательно потерять ориентацию. Скоро девуш-
ка уже просто не может представить – где же мы находимся
и куда идем, лишь настороженно вслушивается в звуки во-
круг, главный из которых – мой голос у нее над ухом.
Само собой, все это время девушка ничего не видит, и мне
приходится держать ее за руку и вести. В отдельных случа-
ях, например, когда попадается скользкий участок дороги,
я еще и обнимаю ее второй рукой. А когда говорю что-то
вроде: «Вот сейчас справа зашелестели ветки деревьев…кто
там?!!», она сама испуганно прижимается ко мне. Вообще,
невидящий человек чувствует себя уязвимым, и потому под-
сознательно ищет защиты у того, кто рядом.
А я продолжаю свое повествование, весьма красочно опи-
сывая все, что попадается нам по дороге:
«Сейчас навстречу нам едет странная повозка, запряжен-
ная парой гнедых лошадей… кучер одет в багровый плащ, у
него в руке факел…» (на самом деле нам навстречу просто
попались два парня, тащившие большие санки с елкой, но
девушка слышит лишь скрип полозьев на снегу, а остальное
дорисовывает ее воображение под влиянием моих слов). И
так далее все это продолжается..
Мы подходим к моему подъезду, стоим возле крылечка.
Я говорю: «Вот мы и дошли до фамильного склепа древне-
го рода Запупырисов, перед нами выщербленные каменные
ступеньки и скрипучая дверь. Если мы войдем внутрь, назад
дороги не будет. Подумай еще раз – хочешь ли ты этого?»
 
 
 
Конечно же, она хочет! Неужели она откажется ТЕПЕРЬ?!
Раньше еще могла бы, но не сейчас…
Поднимаемся по ступенькам крылечка к двери в подъезд.
Я задвигаю что-то насчет того, что один из старейших лордов
клана Латурфиндерингов недавно погиб в схватке с темны-
ми силами, готовится обряд погребения, скоро его тело пре-
дадут земле, а пока его гроб стоит тут, прямо перед нами –
можно потрогать рукой. Девушка вздрагивает и пытается на-
тянуто рассмеяться. Я говорю: «Ты что не веришь? Протяни
руку!» Она протягивает, ощупывает и тут же отдергивает…
Дело в том, что в нашем подъезде накануне преставилась
какая-то старушка и крышка от гроба действительно стояла
у дверей подъезда. Я заранее этого не знал, импровизировал
на ходу, но получилось как раз в тему. Впрочем, если бы не
эта крышка от гроба – обошлись бы и так, но с ней было
лучше.
Говорю: «Чтобы увидеть это, сейчас на секунду зрение
вернется к тебе!» На мгновение сдвигаю повязку с глаз де-
вушки…она видит гроб перед собой…вздрагивает и отша-
тывается…я снова надвигаю повязку ей на глаза и обнимаю
одной рукой: «Не бойся! Пока я рядом, никто не причинит
тебе вреда…» Девушка уже явно в трансе, ей и жутковато, и
интересно одновременно.
Мы открываем «ворчливо-скрипучую дверь в старинный
склеп» и продолжаем наше путешествие под мои коммента-
рии. Поднимаемся по «древним каменным ступенькам под
 
 
 
мрачными сводами» наверх, открываем «старинную обитую
железом дверь» в мою квартиру, входим…
В квартире полумрак, горят свечи, непонятно откуда слы-
шится мрачноватая органная музыка (я включил ее зара-
нее на компьютере, но сам компьютер стоит с выключенным
экраном и его не видно), словом обстановка подходящая.
Крыша у девушки съехала уже давно, я раздеваю ее сам (име-
ется ввиду верхняя одежда, а не то, что вы подумали), про-
вожу в комнату, медленно-медленно снимаю повязку… она
расширенными глазами смотрит по сторонам, на лице чита-
ется одновременно изумление и испуг, заинтересованность и
легкий страх. При каждом неожиданном шорохе, посторон-
нем звуке (например, раздались чьи-то шаги в подъезде или
кто-то что-то крикнул за окном) она испуганно вздрагивает
и прижимается ко мне в поисках защиты. Я ее успокаиваю,
шепчу что-то на ухо, мои губы почти касаются ее лица.

НОГУ В СТРЕМЯ, И В СЕДЛО-С…


Дальнейшее, в общем-то, было уже делом техники. Но я
все-таки расскажу до конца, потому что кое-какие моменты
там были достаточно поучительные, и могут кому-то приго-
дится.
Мы уютно расположились на диванчике, сидим, попива-
ем вино из старинных бокалов, заедаем виноградом. Решили
посмотреть фильм на компьютере. Фильм – «Звонок», очень
неплохой ужастик, способный напугать даже меня. Как он
 
 
 
действует на девушку, и что она делает в особо напряженные
моменты – догадайтесь сами, я повторяться не буду.
Во время фильма постоянно обнимаю девушку, калибрую
обратную реакцию. Понимаю, что ей это самой нравится, что
она давно уже «не против», в результате чего к концу фильма
идут уже достаточно откровенные ласки. Девочка нисколь-
ко не смущается, сама отвечает на мои приставания (чему,
кстати, я немножко удивлен, не ожидал такого быстрого про-
движения). В комнате по-прежнему полумрак, горят свечи,
мы разговариваем полушепотом, атмосфера таинственности
и все такое….
Кстати сказать, компьютер у меня расположен так, что
смотреть фильмы с него можно только на диване и только
лежа. Во всех остальных случаях – будет неудобно. Так что,
к тому времени, как фильм закончился, мы уже пребываем в
горизонтальном положении и практически в обнимку. Я на-
чинаю целовать девушку, она не отстраняется, напротив – с
удовольствием отвечает на мои поцелуи, ей это явно нравит-
ся, и я сам понимаю, что девушка делает это весьма профес-
сионально. Честно говоря, я уже сильно удивлен, не ожидал
от нее такого. Видно, учителя хорошие были, годы практики
и постоянных тренировок… :-)
Еще немножко поболтали. Девушка смотрит на меня вос-
хищенными глазами, рассказывает что-то о том, что у нее
никогда такого не было…чтобы вот так…мы еще совсем
друг друга не знаем, знакомы всего несколько часов, а уже
 
 
 
общаемся так…легко и непринужденно, как будто знаем
друг друга долгие годы… Так нельзя! Так не бывает!
Чтобы успокоить ее опасения, я рассказываю «метафору
о часах со сломанной стрелкой». Ту самую, в которой жи-
ли-были часы, ходили они день за днем, но однажды у них
отвалилась маленькая стрелка, и осталась только большая.
Минуты они по-прежнему отсчитывали, но никто не знал –
это 20 минут 6-го или 8-го, и вообще, какой сейчас день,
или ночь, сколько времени прошло, неделя, год или полчаса.
Сначала часы испугались, а потом оказалось, что и так тоже
можно жить. И даже есть в этом своя особая прелесть…
Рассказываю медленно и таинственно, завораживающим
голосом, смотрю ей в глаза, поглаживаю плечико…
Девочка явно «загрузилась», глаза широко распахнуты,
легкий транс.
Я делаю вывод:
– И получается, что уже не важно – встретил ты человека
полчаса назад или вы с ним 2 года знакомы. Время стерлось,
границы размыты и условны. Ведь и в жизни тоже так бывает
– с одним человеком можно общаться всю жизнь, но так и не
стать близкими людьми, а с другим за несколько часов мож-
но так сблизиться, что будет казаться, что вы давно знакомы.
Девушка согласна кивает, мы снова целуемся, долго и
страстно…

РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ!
 
 
 
Укладываю ее на кровать, расстегиваю блузку. Девушка
не сопротивляется, но когда мои руки оказываются у нее на
груди, пытается что-то сказать. Я не слушаю, затыкаю ее рот
поцелуем, снимаю лифчик. Она отстраняется:
– Подожди… Не надо.
– В чем дело?
– Ты мне очень нравишься, но… сегодня не подходящий
день.
– У тебя месячные?
– Да
– Сходи в душ, полотенце на двери.
– Как, разве можно…когда так…?
– Конечно можно, глупенькая. Большинство девушек в та-
кой период даже хотят секса больше обычного.
– Я не такая. Мне в такой период вообще не хочется секса.
Меня невозможно возбудить.
– Вот сейчас и посмотрим. Люблю делать то, что невоз-
можно.
– У тебя не получится. Многие пытались до тебя, ни у кого
не получалось.
– Я – не многие, запомни это.
– Ну, перестань… я не хочу…Ну все равно ты не сможешь
меня возбудить! Говорю тебе, это невозможно!
– Тогда тебе нечего боятся, если я просто попытаюсь…
Затыкаю ей рот нежным поцелуем, начинаю ласкать
грудь… руками… губами… языком… Тело девушки явно
 
 
 
откликается на мои прикосновения, но сама она все еще
шепчет: «нет!» Видимо, это такая изощренная проверка на
настойчивость, или девочка просто мазохистка.
Опускаю руку ниже… еще ниже… ласкаю ее сквозь тон-
кую ткань трусиков… девочка уже «течет» (отвлеченные
мысли: кто сказал, что девушки по мне сохнут? они по мне
мокнут!), выгибается дугой, ее тело мелко дрожит… но она
все равно не сдается!
Мои пальцы забираются глубже, в приятную теплоту, де-
вочка сладко стонет, запрокинув голову, но губы ее все рав-
но шепчут: «нет…не надо!» Вот упорная попалась!!! Навер-
ное, ее девушка воевал под Сталинградом в Великую Отече-
ственную и любил рассказывать ей (когда она была еще ма-
ленькая), что такое приказ Сталина: «Держаться до послед-
него!»

МЫ ПОБЕДИЛИ! И ВРАГ БЕЖИТ, БЕЖИТ, БЕ-


ЖИТ…
Наконец она обвивает меня руками за шею и шепчет на
ухо:
– У тебя есть презервативы?
– Конечно. Стал бы я иначе тебя так возбуждать…Только
зачем они тебе, раз ты все равно у нас «не хочешь»?
Сам отстраняюсь, убираю руки, смотрю на нее насмешли-
вым взглядом. Она кусается губы от досады, дышит часто и
глубоко, грудь вздымается как волны Балтийского моря во
 
 
 
время бури.
– Ты меня хочешь?
– нет…не знаю…не………..
Я улыбаюсь, дразнящими прикосновениями ласкаю ее
клитор.
– Так значит НЕТ? Или ДА?
– нет… ммм!!!… не… Ну что ты издеваешься? …а-а-а…
не…. да-а…ДА! Да, черт побери!!! Да-а-а!!!! Неужели ты
сам не видишь?
Прижимаю ее к кровати, вхожу сразу – резко, на всю дли-
ну (блин, я сам возбужден неимоверно!) От ее стона в эту
минуту проснулись, наверное, даже соседи близлежащих до-
мов. Вот дает девчонка! А я-то считал ее почти девственни-
цей…
Что было дальше, я, пожалуй, опущу, поскольку описание
сего действа не вошло даже в Камасутру по этическим сооб-
ражениям.
……………………
……………..
………
…Но это еще не все. Ближе к утру, когда я, уставший и
обессиленный, пытаюсь хоть немного поспать, чувствую, что
меня пытаются разбудить и раскрутить на секс. Я уже почти
сплю, приятная полудрёма, просыпаться не хочется. Начи-
наю шутливо отнекиваться, но т.к. в голову ничего сейчас не
лезет, в основном повторяю ее же «отмазки».
 
 
 
– Я хочу спать.
– Я тоже хочу. Спать с тобой.
– Не, я так быстро не могу. Мне надо получше узнать че-
ловека. Мы ведь с тобой знакомы всего несколько часов…
– Ты забыл, что у часов отвалилась маленькая стрелка?
Прошло уже много времени. И мы узнали друг друга доста-
точно. А сейчас узнаем еще лучше!
– У меня есть девушка…
– У меня тоже есть девушка и она хочет тебя прямо сей-
час!
– Блин! У меня месячные, в конце концов!
– Иди в душ, полотенце на двери. В такой период некото-
рые люди хотят секса даже больше обычного…
– Я не такой. Я тебя не хочу.
– Аппетит приходит во время еды.
– Я девственник!
– Это временно…
Короче, я проиграл. А девушка опять добилась своего, в
очередной раз удивив меня и доказав – насколько же я оши-
бался относительно ее.
До утра мы так и не заснули. А утром, вызвав ей такси,
я еще долго лежал, глядя в потолок, прежде чем заснуть, и
размышлял об обманчивости первого впечатления.
Парни, никогда не верьте наивным глазкам и детскому ли-
чику 17-летних! Порой это просто ловушка для простаков, а
за ними скрывается такая Hot Baby, что вам и не снилась; что
 
 
 
знает о сексе куда больше вас; чей опыт в данном вопросе
легко переплюнет все ваши жалкие попытки выглядеть кру-
то…
Такова се ля ви! И никуда от нее не денешься! Да и не
надо, наверное…

***
Дочитав до конца эту историю, мы с Лёлей обе долго мол-
чали. Каждая из нас думала о своем. Потом я тихо спросила:
– Лёль, а как у тебя все было в первый раз?
– Ну…так вот сразу даже и не решусь рассказать…– Лёль-
ка смущенно улыбнулась.
– Что, неудачный опыт? Твой первый мальчик не оправ-
дал твоих надежд? Да брось, чего там стесняться… У мно-
гих такое бывает. Просто каждая из нас мечтает о красивой
и незабываемой первой ночи; ждет, что это будет нечто та-
кое волшебное и сказочное; и ОН будет самым-самым наи-
лучшим-прелучшим из всех на свете; и ты покажешь себя
непревзойденным образцом женственности и нежной стра-
сти, устроишь ему сладкую пытку, переходящую в бурный
оргазм со стонами (даже если весьма смутно представляешь
себе – что вообще нужно делать), он будет от тебя без ума,
и все вокруг – атмосфера, обстановка, настрой – будут лишь
усиливать общее впечатление божественной Первой Ночи.
И мы так ждем ее, рисуем в своем воображении мучитель-
но-сладостные картины – что-то вроде полутемной комнаты
 
 
 
с камином или сотней свечей и ты с бокалом шампанского
у него на коленях или раскинувшаяся на шелковых просты-
нях… а еще можно где-нибудь на вечернем пляже во время
заката…
– Насть, ну хватит уже! – взмолилась красная от смуще-
ния и в то же время задыхающаяся от смеха Леля. Я чуть
умерила свой пыл:
– И мы все ждем, и отказываем каким-то (неплохим, в об-
щем-то) мальчикам только потому, что считает их «не иде-
альными» и потому неподходящими на роль Первого Муж-
чины… А потом вдруг спохватываемся и понимаем, что со-
всем не все в этой жизни происходит так, как нам хотелось
бы, и как мы рисовали в своих мечтах. И, устав ждать свое-
го принца, такая девочка нередко отдается первому встреч-
ному – лишь бы только избавиться уже наконец от надоев-
шей девственности. Хоть с кем-то. Хорошо, если этот «кто-
то» окажется хотя бы понимающим и более-менее опытным
и ответственным человеком. А вот если нет… Тут нередки
всякие разочарования, слезы и даже психологические трав-
мы порой. Особенно у впечатлительных девочек, которые
нередко «заморачиваются» по этому поводу…
– Блин, да ты сама все знаешь, чего от тебя скрывать-то?
Ладно, слушай…Ты помнишь Толика? Я о нем рассказыва-
ла.
– Что-то припоминаю. Но, если честно, не очень.
–  Не важно. Достаточно знать, что он был почти моего
 
 
 
возраста и такой же глупый. Но неоднократно повторял, что
«у него-то опыт большой», нужно только, чтобы я была го-
това.
–  Раз человек так хвастается своим опытом, то, скорей
всего, на самом деле его не очень-то и много.
– Вот именно. Но ведь «надо же только чтобы я была го-
това». Эх… Не могу сказать, чтобы я очень уж этого хотела
и была готова, но он уж больно настаивал, а так как я всегда
была человеком очень мягким, то все-таки согласилась. Да и
интересно же было, в конце концов! Все мои подруги уже…
того…а я все никак…
Лёлька зарделась. Я постаралась не улыбнуться, чтобы не
смущать ее еще больше.
– Чтобы не причинять мне боль, он старался подвести ме-
ня постепенно – то есть в первый день входил совсем чуть-
чуть, пока я не скажу, что мне больно, на следующий день
немного глубже и так далее. То есть, секса как такового с на-
стоящим лишением девственности у нас все никак не полу-
чалось.
Причем он не особо заботился об обстановке, еще о чем-
то… Как-то все происходило ни к селу, ни к городу… Ну,
а тот самый «первый раз» был у меня дома, что само по се-
бе неприятно, потому что дом у меня сумасшедший – в лю-
бой момент кто-то может прийти, заглянуть, и для всяческих
эротических игр там вообще не место. Но ему было напле-
вать, а я под его напором отступила.
 
 
 
Так вот – я ничего не почувствовала. Ни боли, ни крови
– ничего не было. Никакого удовольствия тоже. Даже како-
го-то волнующего чувства от осознания того, что я теперь
женщина. Ничего. Он вошел в меня, сделал несколько дви-
жений, удивленно спросил – тебе не больно? Я сказала, что
нет. Он предложил переменить позу. А в этот момент домой
пришла мама. Мы поспешно натянули штаны (так как бы-
ли почти одеты, да и вообще все происходило на маленьком
неудобном диванчике) и вышли из комнаты, стараясь сде-
лать вид, что просто болтали…
Вот, собственно и… Вообще, тот первый опыт оставил
неприятный осадок в моей душе. И тот молодой человек то-
же. Он создал во мне очень много психологических барье-
ров, каких-то комплексов, страхов. Я, конечно, понимаю,
что они существуют лишь на уровне подсознания и вызваны
ассоциациями из прошлого, но преодолеть их не могу. Пока.
Каждый раз что-то внутри просто выворачивается… Навер-
ное, поэтому я с тех пор больше ни с кем не встречалась.
– Мда. По сравнению с этими историями мальчиков-пи-
каперов… Так недолго и правда подумать, что уж лучше бы
с ними… А давно это было?
– Что именно? Расстались мы с ним где-то полгода назад.
Секс был чуть раньше.
– Лель…не хочу чтобы мои слова прозвучали банально.
Просто поверь мне, хорошо? Говорю это искренне. У ТЕБЯ
ЕЩЕ ВСЕ ВПЕРЕДИ! Все самое лучше, самое приятное, са-
 
 
 
мое светлое… Не переживай и не думай ни о чем, ладно?
ВСЕ ЕЩЕ БУДЕТ!
– Спасибо, Насть! Я и сама хочу в это верить.
Мы еще несколько минут посидели в тишине. Почему-то
в такие моменты хочется сказать так много, но не получает-
ся. Слова становятся какими-то шершавыми и неудобными.
Ими все равно не передать всего того, что на душе…
И снова я первая нарушила молчание:
– Лель, а ты ведь общалась с этими парнями, да? Ну, с
пикаперами? Когда статью писала?
– Да. Некоторых даже знаю в лицо. И на сайте о них мно-
гое читала…
– Я тоже хочу познакомиться с ними. Пообщаться, узнать
побольше, понять что они за люди. А то так и буду блуждать
в потемках.
– Насть, ты… хорошо подумала?
– Да.
– И как ты хочешь с ними познакомиться?
– Для начала – заочно. Собрать побольше информации и
т.д. Подготовь мне небольшое досье на каждого, с кем ты
общалась. Какой человек, что из себя представляет, какое у
тебя впечатление сложилось о нем. Хорошо?
– Ладно, мне не сложно. Надеюсь, ты знаешь, что дела-
ешь…
ГЛАВА 3

 
 
 
Скажите, что вы делаете утром, чтобы придти в себя? Дол-
го трёте глаза? Умываетесь холодной водой? Трясёте голо-
вой, пытаясь привести мысли в порядок?
Господи, да откуда же там взяться мыслям, если вчера
полночи ты тихо напивалась в одиночку, как последний ал-
коголик, а сегодня боишься даже подойти к зеркалу? Там с
утра такие ужасы показывают… А если еще и улыбнуться!
О, боже…
Нет, подруга, пора тебе заканчивать с мартини по вече-
рам. Хотя глотать собственные слезы тоже не намного луч-
ше. Но от них хоть потом голова не болит…
А порой лучше чтоб болела! Тогда в ней не остается ни
одной мысли. А тебе того и надо. Потому что жить с этими
мыслями просто невыносимо. Потому что ты в сто тридцать
восьмой раз называешь себя безвольной тряпкой, кричишь
себе: «Хватит об этом думать!», но это не помогает. Пото-
му что вновь и вновь накатывающие воспоминания отзыва-
ются в твоем сердце щемящей тоской, и ты уже ни чем не
в состоянии заняться, ничего не можешь делать, разве что
кидаться на стенку в бессильном исступлении. Даже просто
сидеть на месте уже невыносимо, хочется немедленно что-
то изменить, поправить, вернуть на свои места. И в то же
время с убийственно-трезвой отчетливостью ты понимаешь,
что изменить что-либо уже не в силах. Как бы ни старалась.
И остается только тихо всхлипывать, роняя слезы в бокал с
 
 
 
мартини. И, прихлебывая этот коктейль из собственных слез
вперемешку с алкоголем, повторять бесконечное: «Ну поче-
му я, почему это со мной, почему все так, почему, почему?
Почему-у-у-у….»
Неужели и правда во всем виноват тот мальчик-роман-
тик? Точнее, мое к нему отношение. Точнее, я сама во всем
виновата. Только вот признаваться в этом очень уж не хо-
чется.
Неужели и правда наша жизнь построена по принципу
бумеранга? И причинив кому-то боль (пусть даже нехотя,
невольно, не желая того), ты обрекаешь себя на ответные
удары в течение жизни? И если ты была жестока с чьими-то
искренними чувствами, то – будь готова, милая, к тому, что
кто-то так же поступит с тобой? Черт побери, ну почему-у-
у…
Я знаю, что не нужна ему. Что он мной только поигрался
и бросил. Что я была всего лишь очередной победой, о кото-
рой он теперь расскажет друзьям за бутылкой пива или будет
хвастаться на своем форуме. Наверное, я должна его нена-
видеть. Но в то же время отдаю себе отчет, что если бы он
сейчас был рядом, меня снова потянуло бы к нему. И в глу-
бине души я готова его простить, скажи он хоть слово в свое
оправдание, подари хоть один ласковый взгляд, как тогда…
Господи! Ну, почему я такая слабая? У меня что – совсем
не осталось гордости? Так же нельзя!

 
 
 
На людях я еще как-то держусь. Отвлекаюсь. Занимаюсь
какими-то делами. Например, воплощаю свой план мести
мальчикам-пикаперам. И это меня поддерживает, дает ка-
кой-то стержень, какое-то занятие, какое-то отвлечение мыс-
лей все-таки. А вот по вечерам, когда остаюсь одна, когда
делать нечего, когда наваливаются всякие воспоминания, то
с трудом сдерживаю себя, чтобы не разреветься. Иногда мне
это удается. Вчера, после ухода Лёльки, нет.
Да и что Лёлька? Каждый из нас одинок в своём горе. Я не
хочу, чтобы кто-то знал о моем. Не хочу, чтобы какие-то по-
сторонние люди (это я не про Лёлю) мне «вежливо посочув-
ствовали». Не хочу пачкаться их корректными соболезнова-
ниями, не хочу, чтобы от их безразличия было еще хуже.
А чего хочу? Хочу, пожалуй, уткнуться в чье-то плечо и
выреветься. Чтобы прошло все и сразу. Утекло, высохло, ис-
парилось…
Вот только горечь и боль ситуации именно в том, что я
такого плеча лишилась. И сейчас у меня его просто нет. А
если бы было – тогда бы и не хотелось плакать…
Я знаю, что не нужна ему. Боже мой, сколько жестокости и
боли в этих простых на первый взгляд словах!!! Как каждая
из нас беззащитна перед ними!
ТЫ.
НЕ НУЖНА.
ЕМУ.
И все. И точка. Больше добавить нечего. Финал. Аут.
 
 
 
Боль…
Ты тупо молчишь, уставившись в одну точку. Тебе нечего
сказать. Слова не нужны. Они все равно ничего не смогут вы-
разить. И лишь где-то внутри тебя, в самых темных уголках
души копится горький осадок, который вскоре станет твоим
вечным спутником. А задворки памяти пополнит еще одно
лицо – лицо темноволосого кареглазого парня с обаятельной
улыбкой, вспоминая которую, тебе почему-то хочется пла-
кать…
Так что вы делаете, чтобы придти в себя? Если первая ва-
ша мысль сегодня утром: «Лучше бы я умерла вчера»? Кто
знает какой-нибудь хороший рецепт – напишите мне, пожа-
луйста…
***
–  Вообще, они все очень разные, так что не удивляйся.
Тем более, что я старалась общаться не со среднестатисти-
ческими пикаперами, а с какими-то интересными, необыч-
ными личностями.
– Я понимаю, Лёль. Тебя вечно тянет на все необычное, –
сказала я, тихонько улыбаясь. Она смешно поджала губы. Я
улыбнулась еще сильнее. Все-таки она такая милая! Особен-
но, когда смущается. И все-таки хорошо, что она здесь.
…Поняв сегодня, что не смогу без Лёльки вынести еще
один вечер, я позвонила ей. Она, ни о чем не спрашивая,
мгновенно согласилась придти. И даже обещала захватить с
собой обещанное «досье» на некоторых мальчиков-пикапе-
 
 
 
ров. То, что успела насобирать.
– Ну что, с кого начнешь?
– Пожалуй, со Стаса. Один из самых веселых персонажей.
И самых неоднозначных. Хотя пикаперы все необычные. Но
он выделяется даже среди них. По принципу – в семье не без
урода!
– Что же в нем такого примечательного?
– Давай по порядку. Станислав Оленев, или просто Стас.
Он же Грязный Стебщик.
– Это прозвище?
– Ник на сайте. И очень меткий. Стас – откровенно пош-
лый и наглый тип. Готов приставать к каждой встречной кра-
сивой девушке, говорить ей непристойности, делать откро-
венные намеки, но все это с такой улыбочкой и весело, что
посылают его не сразу. А даже если и пошлют, его это ни-
чуть не смутит. И не остановит. От него вообще трудно от-
вязаться. Если девушка стеснительная – он вгонит ее в крас-
ку своим юмором, если раскрепощенная и общительная –
они могут даже весело пообщаться. Со всеми вытекающими
последствиями. У него ведь только одно на уме. Пожалуй,
именно про таких парней говорят, что они трахают все, что
движется, а что не движется, то раскачивают и трахают.
– Поручик Ржевский наших дней?
– Что-то вроде. Хотя мне лично он напоминал другой пер-
сонаж. Помнишь фильм «Американский пирог»? Мы еще
вместе смотрели когда-то? Так вот, там есть такой тип – Стив
 
 
 
Стифлер, он же Стифмайстер…
– А-а-а! Припоминаю…
– Так вот, Стас – точная его копия. По характеру и пове-
дению.
Я почесала переносицу, пытаясь представить такого в на-
ши дни на улицах родного города…

–  Забавный, должно быть, экземпляр. А не напряжно с


ним общаться?
Лёлька пожала плечами:
– Мне лично порой он был неприятен. Но ведь есть до-
статочно других девушек, у которых иные взгляды на жизнь
и которые на многие вещи смотрят проще. Поэтому Стасик
никогда не страдал от одиночества и определенным успехом
у девушек пользовался постоянно.
–  Ну, это понятно. Возможно, на руку ему играл еще и
тот факт, что с наглыми и настойчивыми субъектами в наш
век девушке куда проще завязать отношения, чем дождать-
ся своего принца,  – остатки вчерашней злости отзывались
во мне каким-то хмурым ехидством. – Наверняка каждой из
нас знакома ситуация, когда тот, о ком ты мечтаешь, сидит
где-то в сторонке и лишь изредка бросает на тебя заинтере-
сованные взгляды. Не переходя, тем не менее, ни к каким ак-
тивным действиям. А какой-нибудь не слишком симпатич-
ный, но настойчивый наглец «прет напролом»  – то бишь,
предпринимает вполне определенные шаги к сближению. И
 
 
 
ты, подождав какое-то время (не перестанет ли «тормозить»
твой «принц»?), все-таки уступаешь надоедливым притяза-
ниям того, кто ближе. Не сидеть же всю жизнь одной! Даже
в ожидании принца можно себе позволить порой небольшие
приключения, чтобы не было так скучно. А тут такая воз-
можность… Почему бы и нет? В конце концов, он достаточ-
но симпатичен, сегодня субботний вечер, и это всего лишь
секс…
Лелька посмотрела на меня с удивлением, но ничего не
сказала.
– А у него есть какие-нибудь истории на их форуме, про
который Юлька упоминала? О том, как он обходился с де-
вушками?
– Есть, конечно. У каждого из них имеется не один «от-
чет» на сайте. Некоторые ведут даже так называемые «днев-
ники соблазнителей».
– Покажи мне какой-нибудь его отчет. Думаю, это скажет
мне больше о нем, чем все характеристики.
– Пожалуй, да. Тем более, что его отчеты – это нечто! Их
ни с чем не спутаешь!
Лелька оказалась права. В его произведениях действи-
тельно присутствовало некое особое своеобразие. Мягко го-
воря…

ПОЛЕВОЙ ОТЧЕТ СТАСА.

 
 
 
МАМА И ДОЧКА – ВЕСЕЛАЯ СЕМЕЙКА!
Братия и… сестры (ежели тут таковые имеются, в чем я
лично сомневаюсь. Чаще всего их тут просто имеют!). По-
слушайте мою печальную историю о неслучившемся сексе,
и… постарайтесь не лопнуть со смеху, ладно?
Итак, есть девочка, баллов где-то 7 из 10, 18 лет, сексу-
альная брюнетка. Выглядит – ммм! Как сладкая конфетка!
Пальчики оближешь! Знаю я ее чуть больше года, учились в
одной школе, очень хорошие отношения, причем ее парень
сильно ревнует. Ну, есть на то причины, должно быть!

Тут она мне звонит на днях и говорит, мол, рассталась со


своим парнем (2 года встречались) и хочет со мной встре-
титься. Я, разумеется, только рад утешить в горе бедную де-
вушку, как только могу. Правда, в прошлый раз смог только
2 раза…Ну, не важно!
На следующий день ее вызваниваю, договариваемся о
встрече. Приезжаю на остановку и жду, через 10 мин она
приходит, мы беремся за руки и идем к ней, предварительно
купив шоколадку. Я уже предвкушаю сладкий шоколадный
вечер, как вдруг на вопрос: «кто дома?» она говорит: «мама,
заодно С НЕЙ ПОЗНАКОМИШЬСЯ».
МЛИН!!! я такого поворота событий не ожидал. По пу-
ти она заходит к своему бывшему и забирает какие-то вещи,
идем дальше… Заходим к ней домой (я у нее первый раз),
она показывает где что, наливает мой любимый чай («1001 и
 
 
 
одна ночь, кому интересно»), угощает персиками. На вопрос:
«а где же мама?» указывает на комнату и говорит: «СПИТ!»
У меня уже чешутся руки, настроение поднимается, и не
только настроение! Ну, думаю, спи, мама, спи!
Мы пьем чай с шоколадкой, я потихоньку распускаю руки
и ремень на брюках, как вдруг… открывается первая от сто-
ловой дверь, и оттуда выходит стройная голая баба! Вышла
боком ко мне и смотрится в зеркало, меня не видит. У меня
отвисла челюсть и потекли слюни. Мама у нее тоже очень
даже ничего!!! Тут она разворачивается, говорит «Доча, ты
уже дома?», и замечает меня. Глаза мои не в силах оторвать-
ся, смотрят тока на ее бритый орган, т.к. груди я еще изучил,
пока она у зеркала стояла. Ёпть, вы бы видели ее реакцию!
Я и сам охренел, честное слово, от такого нежданно свалив-
шегося подарка судьбы в виде бесплатного стриптиза в ка-
честве прибавления к чаю!
Короче, разворачивается мамочка и, тряся своим пыш-
ным задом, убегает в комнату. Я в ступоре минуты 3. Да уж…
Чего только со мной в жизни не случалось, но чтоб вот так…
Рядом сидит девчонка, которая все наблюдала со стороны,
вернее не сидит, а валяется под столом. И угарает… говорит,
что я краснее своей красной рубашки. Честное слово, брат-
ва, даже как-то засмущался от неожиданности. Хотя я маль-
чик не стеснительный, вы знаете.
Я посидел, почесал репу, и выдаю: «НУ ВОТ И ПОЗНА-
КОМИЛИСЬ!» Блин, до сих пор смешно… Потом выходит
 
 
 
мамочка, уже в халате, немного смущенная, но уже поряд-
ком пришедшая в себя. Мы с ней знакомимся, она говорит,
что многое слышала хорошего обо мне от своей дочки и до-
бавляет, что я милый и подмигивает. А мамка у нее краса-
вица и лет ей не так немного – 37. Я у них еще 2 часика по-
сидел, полапал девчонку в соседней комнате, но все-таки на-
строй уже не тот был. Не дай бог мама еще опять откуда-ни-
будь выскочит голая! Собрался восвояси. Когда уходил, ее
мать сказала, что я симпатичный. «Ага, вы тоже ничего» –
сказал я, она улыбнулась! «Заходи к нам почаще» – были ее
последние слова. Девочка отправилась меня провожать, т.к.
ей что-то надо было купить в магазине. По дороге сказала,
что я продвигаюсь быстрее, чем ее парень.
Так вот я сейчас сижу и думаю – нормально ли это все,
если учесть что вчера позвонила подруга и после продолжи-
тельной беседы, сказала: «Тут мамочка тобой заинтересова-
лась, расспрашивает все про тебя». Еще у меня такой вопрос,
если так и дальше все пойдет, смогу ли я стать «Членом Се-
мьи»? Ну т.е. по аналогии с человеческими органами – тесть,
как самый старший будет ГЛАВОЙ семьи. Дочка, как самая
красивая, будет ЛИЦОМ семьи. Не знаю, кто из родственни-
ков еще там каким органом будет, но я уж точно буду ЧЛЕ-
НОМ семьи!
И с удовольствием по понедельникам, средам и пятницам
буду трахать девчонку, а по вторникам, четвергам и суббо-
там – маму! Вот только у мамы, вроде, есть муж, так что…
 
 
 
Очень не хотелось бы, чтобы он меня трахал по воскресе-
ньям за такое!

Далее на форуме шли всякие комментарии и обсуждения


этой истории, народ высказывался, прикалывался и давал
советы, как развести маму с дочкой на групповуху. Это все
я пропускаю, перехожу дальше. Как оказалось, у истории
было продолжение!

Народ, слушайте последние новости с театра боевых, то


есть, эротических действий!!!
Да-а-а, сегодня произошло нечто интересное!
Пришел я, в общем, к ней домой, она была одна. Я особо
терять время не стал, чего долго церемониться, и через 10
мин мы уже лежали у нее в комнате на диванчике. После
поцелуев и все более откровенных ласк, она вдруг вскочила
и побежала в душ, сказав «я сейчас!».
Ну-у-у… «Все идет по плану!», – подумал я… Но не тут-
то было!!!
Пока девушка была еще в душе, я услышал звук открыва-
ющейся входной двери. «Ё-моё!», – думаю про себя, – «на-
верное, опять мама пришла!» Что ж, не будем ее разочаро-
вывать, пока девушки нет, пусть мама скрасит мое одиноче-
ство. Прилег я поудобней, расстегнул все пуговицы на ру-
башке, улыбаюсь во весь рот… Вдруг дверь открывается, и
моя улыбка медленно сползает вместе со штанами, на кото-
 
 
 
рых я от удивления перестал придерживать ремень!
Передо мной стоит мужик, взрослый, бородатый… Он,
наверное, тоже охренел, как и я, смотрит на меня изумленно
и спрашивает: «Ты кто???!» Я чуть не ляпнул, что сантех-
ник, потом вспомнил что я все-таки не любовник его жены
(по крайней мере, пока), и мне притворяться не надо, хотя
растерялся я все-таки прилично и поначалу даже не знал, что
сказать…..
Но потом, переборов страх, встал, пожал руку и предста-
вился, сказал, что жду, пока дочка вылезет из душа. «Понят-
но!», – сказал он и пошел на кухню…
В это время я услышал, как девушка закрыла краны с во-
дой и открыла дверь. Она ничего не слышала из-за шума во-
ды и по-прежнему думала, что мы дома одни. Тут открыва-
ется дверь, в комнату, где сижу я, заходит она… ГОЛАЯ!!!
Видимо, решила маму перещеголять. Фигурка у нее и
вправду офигительная. Я, как и в тот раз, уставился внача-
ле на грудь и долго не мог оторвать взгляд, потом переклю-
чился ниже… Наверное, челюсть моя уже валялась на полу,
потому что девушка, довольная произведенным эффектом,
откинула мокрые волосы назад, гордо вскинув голову и за-
чем-то спросила: «Ну как?», хотя по моей реакции, навер-
ное, все и так было понятно.
Все бы хорошо, но тут на заднем фоне появился папа!
Боже!!! Сейчас смешно, а тогда хотелось плакать! Он тоже
застыл в ступоре от такого зрелища и не знал, что сказать.
 
 
 
Я уже хотел крикнуть «Шухер!», или «Ложись!», или «Сза-
ди!», но, поняв, что это было бы нелепо, лишь кивнул дев-
чонке в тут сторону, где стоял ее отец. Она оглянулась, реак-
ция была примерно как и у мамы, попыталась руками при-
крыть хоть что-то и – ванну обратно!
Отец стоял как вкопанный и долго пытался что-то сказать.
Отдаленно напоминающее: «Чё это, млять, за херня??!»
Я быстро сориентировался: «Да вот, чай немножко рань-
ше выпил, она наверно думала, что я еще на кухне». А сам
делаю такое невинное выражение лица – типа, я тут вообще
не при делах…
Папаня оглядел меня с головы до ног: «Ладно пошли на
кухню, пусть переоденется… Да, и это… заправь свое досто-
инство…» (тут он подтянул свой ремень и указал на мой ор-
ган, который был в штанах, как вигвам). Я тихо выдохнул:
«Уф-ф…» и подумал про себя: «Да-а-а, вот уже и С БАТЕЙ
ПОЗНАКОМИЛСЯ!»
На кухне мы поболтали, я сидел опять на том же самом
мечте с красной рожей и вспотевший. Батя чего-то спраши-
вал, я отвечал…Не помню…
Тут пришла ОДЕТАЯ девчонка, поздоровалась с отцом и
быстренько увела меня в комнату, подальше от всяких рас-
спросов. Сама красная…
Короче, в следующий раз мы договорились встретиться у
меня! А то я вот думаю… Интересно, дедушка с бабушкой
есть в этой семье?
 
 
 
***
Дочитав до конца сей шедевр, мы с Лёлькой как-то мрач-
но переглянулись, а потом обе… расхохотались. Нет, все-та-
ки с пикаперами не соскучишься, это точно! Забавные они
существа…
Вот только смех наш был какой-то невеселый, с привку-
сом горечи. И было еще какое-то странное ощущение у нас
обеих, нечто такое, что витало в воздухе, но все как-то не
получалось облечь его в слова. Лёля первая попыталась:
– Знаешь, Насть… я когда читаю что-то подобное, каж-
дый раз задаюсь себе вопросом – зачем же люди так себя
ведут? К чему эти глупые понты, выпендрежности, жела-
ние показать, что ты ко всему относишься свысока и с ка-
кой-то насмешкой, что тебе все пофиг, что тебя не интере-
суют какие-то тонкие чувства? Сплошной цинизм, презре-
ние ко всему и глупая пафосность. А где же душа? Где же
искренность? Куда, в конце концов, подевались все роман-
тики? Пропали?
По простоте душевной Лёля не понимала, что сыпет соль
на мои свежие раны, снова напоминая о том, кто был вечным
укором для моей совести. Но мне не хотелось об этом гово-
рить, и я, стараясь придать своему лицу беззаботное выра-
жение, лишь тихо произнесла:

 
 
 
– Да нет, Лёль, они не пропали. И не подевались никуда.
Они просто затаились. Просто романтиком быть сейчас как-
то… не модно, что ли…
Лёлька скривила губы и передернула плечами. Это, конеч-
но, не укрылось от меня.
– Тебя тоже тошнит от этого слова? Значит, мы друг друга
понимаем. В наш век господства других ценностей мы при-
выкли прятать искренние чувства под насквозь фальшивы-
ми масками. Почему мы так поступаем? Чего боимся? Чего
боится тот же самый Стас, у которого (я уверена!) тоже где-
то внутри есть глубоко запрятанные ранимые струны души?
Чего боятся романтики? Наверное, боятся быть растоптан-
ными пафосной толпой в ответ на написанное на асфальте
под окном: «С добрым утром, любимая!»
– Но если в каждом из нас это есть – зачем же мы скры-
ваемся за не нужными масками? Для чего или кого это при-
творство? От кого мы прячемся? Кому и что пытаемся до-
казать? Родителям – свою независимость? Друзьям – свою
неимоверную крутизну? Сверстникам – свое положение? Да
зачем??? Покажите мне хоть одного человека, которого это
сделало счастливее!
– Не только в этом дело, Лёль, – я закусила губу, стара-
ясь не показать, как трудно мне даются эти слова. – Просто
понимаешь…подчас мы (я имею в виду девушек), мы сами
толкаем парней на подобное поведение. Быть искренним, от-
кровенным, открыть свою душу кому-то – это значит стать
 
 
 
беззащитным и уязвимым. Ты раскрываешься, а в ответ ле-
тят насмешки, непонимание, грязь и презрение к твоей сла-
бости. Это очень больно переживать. А романтики всегда
очень чувствительны. И один раз пережив такое… Это их
просто убивает! Понимаешь?
Меня душили слезы. В горле стоял комок.
– Я никогда не поступлю так! – с жаром выдохнула Лёль-
ка.  – Никогда не посмею унизить человека, который дове-
рится мне. Никогда не стану причинять боль тому, кто спо-
собен на искренние чувства. Никогда не плюну в душу тому,
кто ее передо мной раскроет!

– Не зарекайся, Лель, – тихо, одними губами прошептала


я. – Не зарекайся…

***
– Самое интересное, что они со Стасом – лучшие друзья.
Никогда бы не подумала, но это факт. Еще со времен учебы.
Никто не понимает, что их связывало тогда, а уж тем более
– что их связывает сейчас. Ведь они просто два полюса, две
противоположности.
– Наверное, дополняют друг друга. Противоположности
притягиваются, как известно.
– Вот разве что так…
Лёлька пожала плечами и вновь потянулась за своей круж-
кой. Прихлебывая ароматный чай, уютно развалившись в
 
 
 
мягких креслах, мы обе чуть-чуть отошли от того тягостного
разговора, что снова пробудил во мне не к месту взявшиеся
воспоминания. И уже взялись обсуждать следующего субъ-
екта из списка, составленного Лёлей.
– А почему у него такое странное имя?
– Найджел? Честно говоря, не знаю. Никогда не слышала
его настоящего имени. Просто все его так зовут. Или Най-
джел, или Художник. Это его ник на форуме.
– А он правда рисует?
– И не только. Он вообще личность творческая. Говорят,
очень здорово играет на гитаре. И на клавишных. И на флей-
те, и еще на чем-то. Сама я, правда, ни разу не слышала.
Производит впечатление такого очаровательного мерзавца
с мощным отрицательным обаянием. В нем есть чувствен-
ность и романтичность, но, по всей вероятности, это не бо-
лее чем маска, позволяющая ему втираться в доверие к де-
вушкам. На самом деле он циничен и расчетлив. Хотя вре-
менами кажется, что действительно просто сам влюбляется
в каждую свою новую жертву. И у него есть какие-то чув-
ства, и он страдает, и мучается… до тех пор, пока не добьет-
ся своего и не бросится на поиски новой, записав себе в ар-
хив очередную победу. Его отличает нестандартный творче-
ский подход, отсутствие шаблонности, он никогда не повто-
ряется. Способен придумать какой-нибудь коварный план,
чтобы запудрить мозги девушке, если вскружить ей голову
обычными средствами не получается. Вообще, он стратег и
 
 
 
тактик, но в то же время и импровизатор отменный.
– Какая-то у тебя противоречивая фигура получается.
– Да он вообще очень необычный. Даже среди пикаперов.
Вот к примеру, обычный пикапер никогда не будет завышать
для себя значимость какой-то одной отдельно взятой девуш-
ки. Они исповедуют принцип: «Женщин – много, я – один!».
И если что-то не получается с какой-то конкретной девуш-
кой, то и пусть. Бог с ней. Сама виновата, дура, останется без
сладкого. Других полно… Этот же никогда не останавлива-
ется на полпути. Всегда добивается своего. И даже если что-
то пошло не так, он всегда сумеет вывернуться, придумать
что-то новое, необычное, чтобы все-таки достичь своей це-
ли. Говорят, еще не было девушки, сопротивление которой
он бы не мог сломить.
– А кто так говорит? Он сам? – я недоверчиво хмыкну-
ла. – Не льстит ли себе мальчик? Кстати, а этого ты бы с кем
сравнила? Стас тебе напоминал Стива Стифлера, а на кого
из литературных персонажей или киногероев похож этот Ху-
дожник?
– Пожалуй…, – Лёлька на мгновение задумалась. – Пожа-
луй, на Себастьяна Вальмона из фильма «Жестокие игры».
Помнишь такого?
– Циничный мерзавец, способный, тем не менее, на высо-
кие чувства? Хм… Интересно. А у него есть какой-нибудь
отчет на сайте?
– У него их полно. И все разные. Кстати, один из них ты
 
 
 
уже читала. Про Юльку-то. И про новогоднюю сказку с завя-
занными глазами.
–  А-а-а, так это его работа? Что ж, и правда – мальчик
не обделен фантазией, судя по всему. И способен придумать
что-нибудь необычное. По крайней мере, с таким ты сама
испытываешь хоть что-то интересное, а не банальный трах с
веселыми постебушками, как у Стаса в этой его истории про
маму с дочкой.
Лёлька вдруг прыснула:
– Ой, ты знаешь, Насть… у него… сейчас, подожди – про-
смеюсь… у Художника на самом деле тоже есть история про
маму с дочкой. И довольно-таки смешная!
– Как и эта? Стасовская? Такая же???
– Нет, конечно, ну что ты… Там долгое красивое ухажи-
вание и вообще… Ладно, чего я пересказывать буду, давай
ты сама прочитаешь!
И включила компьютер.

Полевой отчет Художника.

О ДОЛГОМ КРАСИВОМ УХАЖИВАНИИ

с кучей неожиданностей, забавных ситуаций, несо-


стыковок и просто обломов;

 
 
 
и о том, что рано или поздно настойчивость свое
возьмет!

ДАНО:

Девушка – 23 года, 7/10 баллов, маленького роста, блон-


динка (короткие вьющиеся волосы), забавная и веселая –
смесь милого ангелочка с забавным и вредным чертенком;

Я – 25 лет, 7/10, художник, любящий рисовать красивые


сказки;

и ЕЕ МАМА! …но это – отдельный разговор.

Вообще, история не короткая, сразу предупреждаю. Но


ДКУ есть ДКУ, без долгих историй тут не обойдешься.

ЗАВЯЗКА
Нашел девушку в инете на сайте знакомств. В ее анкете
– что-то там банальное насчет того, что в мире не осталось
настоящих мужчин, о которых она мечтает. И стандартное
перечисление собственных качеств… милая, добрая, умная,
красивая, с чувством юмора и кучей обаяния… Короче, все
так пишут, ничего необычного или особенного.
Но на фотографии – симпатяшка с живыми веселыми гла-
 
 
 
зами, а не кукла какая-нибудь. В общем, что-то меня дерну-
ло написать именно ей.
Пишу:

Привет, глупышка!

Ну и дурацкую же анкетку ты себе состряпала. Одни


стандартные ответы. Интересно, ты себе близкого чело-
вечка ищешь или на работу устраиваешься? Так обычно
только резюме заполняют… стандартно… Именно поэто-
му их и не берут потом! :-)

Хотя, несмотря на то, что анкетки заполнять ты не


умеешь, что-то неуловимое в тебе все-таки есть… из-за че-
го я не прошел мимо, а решил все-таки послать тебе при-
вет. Может, это странное сочетание милого ангелочка с
забавным и вредным чертенком в одном лице? не знаю…

Ладно, не важно… Слушай, а давай меняться? Ты на-


учишься составлять веселые анкетки, а я тебе за это по-
дарю детскую панамку с дырочкой для косички. Ты ведь во-
лосы еще не собралась обстригать, да?

Правильно! Молодец! И не надо… я тебе за это подарю


цветочек… слямзиный у тебя же с подоконника! :-)
 
 
 
Кстати, а какие цветы стоят у тебя в комнате на под-
оконнике? Они в горшке или в вазе? А у твоих соседей? Я
это спрашиваю на тот случай, если вдруг приду к тебе од-
нажды петь серенады под окна.... а ты меня будешь цвета-
ми забрасывать… в горшках! :-) …темной ночью.... Или яр-
ким солнечным днем… когда ты будешь загорать, лежа на
подоконнике, потому что на пляж будет идти лень. Кста-
ти, а ты любишь загорать без купальника?

Ой, вопросов-то сколько, вопросов…

Ладно, я побежал дальше, тут еще анкеток много забав-


ных есть.

Счастливо!

Вообще, все мое общение с ней сводилось к смеси нег-


хитов (насмешек) и комплиментов.

Девушка ответила быстро, прислала длинное и немного


обиженное письмо, но главное – ее «зацепило», а уж мелкие
обидки утилизировать – проще простого. Потом, кстати, она
сама призналась, что ее заинтересовало мое письмо именно
потому, что все ей комплименты кидали, а я вдруг взялся
насмехаться.
 
 
 
Короче, после непродолжительной переписки девочка
«сдает» явки, пароли, телефоны (домашний и сотовый), ICQ
и т.д. Звонить я ей не спешу, пускай «созреет», хотя по аське
общались довольно мило какое-то время.
И вот как-то однажды вечером после веселой пьянки с хо-
рошими друзьями я в прекрасном настроении заваливаюсь
домой и выхожу в интернет. В аське – та самая девочка. Го-
ворит, что мама у нее уехала на дачу, а сама она сидит-ску-
чает, никто ее не развлекает, грустно ей и «даже ты, кото-
рый притворялся Настоящим Мужчиной, не хочешь мне се-
ренады под окнами петь! А ведь обещал!»

Отвечаю:

– Не вопрос, будут тебе серенады, а цветами меня забра-


сывать будешь?

– В горшках?

– ДА!

– Не буду… я цветы слишком люблю… они у меня краси-


вые… (далее следует описание всяких цветковых премудро-
стей)

– Ладно, тогда жди, сейчас буду!


 
 
 
– Ты что, серьезно???

– … (я уже отключился)

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА или ОБЛОМИВШИЙСЯ ФАСТ


Сам я уже мысленно прикинул: время около 23.00, девуш-
ка в квартире одна, настроение у меня – офигительное, мо-
ре ресурса… Короче, а почему бы и нет? По крайней мере,
будет весело!

Ну, дальше – стандартный ход: зная ее номер, по базе


данных городских телефонов я пробиваю адрес, засовываю
гитару в чехол, и отправляюсь на поиски приключений на
свой.... По дороге заворачивай в ночной магазин, выбираю
хороший букет цветов (не просто какие-то там 3 банальных
розы в дешевом полиэтилене, а действительно ХОРОШИЙ,
со вкусом оформленный букет), кладу на сиденье рядом, ру-
лю к ее дому. Подъезжаю, нахожу адрес, прикидываю – где
находятся окна ее квартиры (2 этаж), достаю гитару, цветы
пока прячу в чехол (вот для чего он был нужен!), посылаю
смс: «Ну, ты сама напросилась!!!»

ПОЮ!!! Громко, весело, люди оборачиваются, соседи вы-


глядывают, а мне по фигу, лишь бы кипятком не полили! А
так – все здорово, у самого крышу сносит, море позитива!
 
 
 
Девушка выглядывает, смотрит на меня ошарашенными
глазами… через пару минут спускается ко мне…

– Ну ты даешь… я такого не ожидала… КАК ТЫ ВО-


ОБЩЕ МЕНЯ НАШЕЛ??? …и такое устроил… у меня слов
нет!

– Так цветами забрасывать не будешь?

– Нет…

– А я буду!!!

Достаю из чехла букет, вручаю ее… Крыша у девочки не


просто съехала, а улетела со свистом! Обнимаю ее одной ру-
кой, целую в щеку – никакого сопротивления. Только восхи-
щенно-ошарашенные глаза, размером с тарелку…

Еще немножко попели (вместе), поболтали, поцелова-


лись… как-то все полушутливо-полусерьезно, на уровне ве-
селого флирта… «Девушка, а давайте я в вас влюблюсь? –
А давайте!» …провел подстройку под дыхание, вплел в раз-
говор чуть измененную метафору на сближение…

Она уже сама говорит: «Слушай, ты какой-то необыч-


 
 
 
ный… я тебе полчаса вижу, а такое ощущение, как будто
мы с тобой 100 лет друг друга знаем!» Рассказываю ей сказ-
ку о часах со сломанной стрелкой. Улыбается: «А ведь дей-
ствительно...»

Говорим о нашем знакомстве, она опять вспоминает про


свою анкетку «в поисках Настоящего Мужчины», говорит,
как мало в осталось мужчин, способных любить по-настоя-
щему, дарить девушкам цветы, петь серенады, носить на ру-
ках…

Закидываю гитару в машину, подхватываю ее на руки,


кружу… Она обхватывает меня руками за шею, сама прижи-
мается ко мне, смеется:

– Ой, у меня голова закружилась!

– Боишься? (кружу сильнее)

– Ай!…не надо больше… мне страшно… хотя нет, надо!


давай еще! Ай-й! Страшно!

– У меня на руках и – страшно???

– Немножко… с непривычки… а еще сильней можешь?


Так, чтобы у меня вообще голова кругом пошла?
 
 
 
– Чтоб голова кругом? МОГУ!!! (целую долгим поцелуем)

–…

– Ну как? Пошла голова кругом?

– Ага… ну все....отпусти…

– Не «отпусти», а «поставь меня на место»!

– Поставь мен… Нет, на место меня не надо, лучше до-


мой отнеси.

Она запрокидывает голову назад, зажмуривается, рас-


слабляется… такое ощущение, что у нее – сладкая истома…
мелкая дрожь прокатывается волной, мурашки по телу…
может, они замёрзла просто? …или уже?

Я шутливо кусаю ее за ушко (ставлю якорь!) и несу на вто-


рой этаж. Возле двери наконец-то опускаю ее на пол, она от-
крывает, заходим… Была мысля – сразу потащить ее в спаль-
ню, да кто ж знал, где эта спальня находится? А девушка ве-
дет меня на кухню, предлагает напоить чаем. Ладно, чай так
чай, куда нам спешить?

 
 
 
Пьем чай. Болтаем. Смотрим друг другу в глаза долгими
взглядами… опять начинаются всякие приставания… снова
шутливо кусаю ее за ухо (воспроизвожу якорь)… она зака-
тывает глаза, я ее целую… она «поплыла»…

И тут у нее звонит телефон!!!!!

«Кто там, блин, так невовремя???» (с) Масяня

Оказывается, это ЕЕ МАМА! Она не доехала до дачи,


автобус сломался, на попутках добиралась назад до города,
сейчас едет домой и просит дочку никуда не уходить, пото-
му что у нее ключей нет. Мда-а-а… хорошо еще, что хоть
позвонила заранее…

Девушка смотрит на меня неловким, извиняющимся


взглядом. Панятненько!

Быстренько прощаюсь, сруливаю домой…

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА или НОВЫЙ ОБЛОМ


Вечером следующего дня девушка звонит мне сама, инте-
ресуется – что я поделываю? Я отвечаю, что мне только что
принесли интересный фильм, и я собираюсь смотреть его на
 
 
 
компутере. Девушка выражает трепетное желание оценить
достоинства этого киношедевра вместе со мной и предлага-
ет, чтобы я приехал сейчас к ней вместе с фильмом.
Что ж, как говорится, если женщина просит… :-)
Мама у нее, скорей всего, уже уехала, автобус наверняка
уже починили или дали новый (не один же он у них там хо-
дит), а два раза подряд вряд ли он сломается, так почему бы
не оценить влияние кинематографа на процессы совокупле-
ния?

Итак, беру себя в охапку, фильм – под мышку, и отправ-


ляюсь доделывать незавершенную вчера благородную мис-
сию. Приезжаю, стою весь из себя такой обаятельный, звоню
в дверь. Дверь открывается, моя улыбка медленно сползает
с лица… поскольку открывает ЕЕ МАМАН!

Здрасте, нафиг! Картина Репина «Не ждали…» Маслом.


По хлебу…
Появляется девушка, представляет меня маме со словами
«это тот самый молодой человек, о котором я тебе рассказы-
вала…» Ах, вот как! Да я на смотрины, видимо, попал. На-
верное, девушка рассказала маме про «такого замечательно-
го молодого человека», а та нарочно осталась, чтобы со мной
познакомиться.
Вот влип-то!!! Может, смотаться под каким-нибудь бла-
говидным предлогом? Да вроде неудобно как-то…
 
 
 
Маскирую кислую мину на лице обаятельной улыбкой,
стараюсь ничем не выдать своего разочарования. Отправля-
емся на кухню пить чай, мило беседуем с мамой, рассказы-
ваем какие-то истории из жизни, я стараюсь обаятельно улы-
баться ее мамочке, типа, произвожу благоприятное впечат-
ление… будь оно не ладно!
Прощупываю почву на предмет увести девушку ку-
да-нить… следует мягкий отказ: «Ну, мы же собирались
фильм смотреть!» Что ж… фильм так фильм… Уходим
в комнату девушки. Закрываем дверь. Я было вздохнул по-
свободнее. Но не тут-то было! Раздаются шаркающие шаги,
это снова чапает маман и выражает желание смотреть фильм
вместе с нами.
Этого только еще не хватало!
Фильм, конечно, хороший, но в нем имеются 2-3 от-
кровенные сцены… из-за которых, собственно я и выбрал
ИМЕННО ЭТОТ фильм для просмотра с девушкой сегодня.
Пытаюсь как-то отшутиться, элегантно отмазаться, но маман
явно не собирается выкинуть эту глупую мысль из своей го-
ловы. Ненавязчиво намекаю девушке, что лучше бы не сто-
ит… Но нарываюсь на мини-отповедь в духе: «Да пусть ма-
ма посмотрит! Тебе что – жалко? Или ты хочешь обидеть
мою маму???»
Вон оно что! Да она оказывается мамина дочка…
Чего ж я сразу не сообразил, кто правит бал в этой семье?
…Ладно, пусть смотрит, мне и правда не жалко. Небось во
 
 
 
времена совка такого не показывали. Просвещайтесь, мама!

Усаживаюсь на расстоянии 3 метра от девушки, за все


время просмотра – никаких приставаний, никаких намеков,
взглядов… Я – сама воспитанность и целомудрие!
И кто вообще сказал, что я пришел сюда только для того,
чтобы трахнуть эту девушку еще вчера, а сегодня собирался
доделать то, что не получилось накануне? Вы меня с кем-то
путаете, мама! У меня самые чистые помыслы…
Сидим, смотрим фильм. Во время откровенных сцен де-
вушка слегка ерзает в кресле, ей, видимо, неловко, я сижу с
непробиваемым видом, а маман пожирает экран глазами!

Во увлеклась, млин! Может, ее оставить смотреть фильм,


а самому пойти трахать девушку в соседнюю комнату? Она,
небось, и не заметит…
Жаль, что эта идея пришла мне в голову лишь под конец!
Досмотрев фильм и, понимая, что тут ловить нечего, я от-
кланиваюсь. Маман провожает меня чуть ли не до порога,
лишь когда я уже в подъезде, она отстает. Но в этот момент
из их квартиры в щель закрывающейся двери выскакивает
котенок (я не сказал, что у них котенок есть?) и девушка
бросается его ловить. Я подхватываю это пушистое пища-
щее существо одной рукой, а когда девушка подходит, молча
обнимаю ее другой рукой и целую в губы. Легкое сопротив-
ление моментально подавляется… удивленно-восхищенный
 
 
 
взгляд с ее стороны… протягиваю котенка, молча развора-
чиваюсь, ухожу.
МЕТАСООБЩЕНИЕ: мне просто хотелось это сделать! А
остальное неважно…
Она, по-моему, так и осталась стоять, глядя мне вслед, по-
ка я не ушел.

БУДНИ И ТЯГОТЫ
Девочка отправляется в игнор. Не звоню, не пишу, в ин-
тернете не общаюсь. Так продолжается чуть больше недели.
Затем как-то однажды… «дело было вечером, трахать бы-
ло нечего», просто от скуки набираю номер той самой де-
вушки с намерением вытащить ее из дому для посещения
одного чудного заведения нашего города. «Мой дом» назы-
вается. Правда, девушка об этом не знает. Но все равно от-
казывается: «Ой, нет… Ты знаешь, у меня мама заболела,
простудилась сильно, лежит-не встает…»
Мда… такими темпами вскоре перестанет вставать не
только она…
«Я ее расстраивать не хочу, она сильно волноваться бу-
дет, даже если я ненадолго уйду куда-нибудь. А в ее-то со-
стоянии… Кстати, у тебя случайно нет малинового варе-
нья? Маме бы очень помогло!»
Ну, мамина дочка – чего от нее ждать…
В очередной раз помянув про себя добрым словом МАТЬ
 
 
 
ЕЁ, вешаю трубку. Так получилось, что и позвонить-то боль-
ше некому! Одна вне пределов досягаемости, вторая не мо-
жет, третью уже трахают…
Поиграл немного на компутере. Не прёт… Скучно… Лад-
но, делать все равно нефиг! Скрипя зубами и тихо матерясь
на собственную доброту, встаю, выключаю комп… Нет, я по-
нимаю, что «истинный пикапер» на моем месте просто от-
правил бы девочку в свободный полет до третьего прише-
ствия, выкинул бы из головы и стер из памяти. Со спокой-
ной совестью. И даже левая пятка у него бы не зачесалась
после этого. Но я не «истинный», и может даже вообще не
«пикапер». Я такой, какой есть. Что ж будем использовать
то, что имеем.
Звоню своей бабушке (у нее огород имеется со всяки-
ми фруктами-ягодами), договариваюсь реквизировать у нее
банку малинового варенья в помощь голодающим детям
Эфиопии. Бабуля не против, у нее этого добра – завались. А
уж ради любимого внука, оставшегося без секса этим вече-
ром, ей ничего не жалко, она бы и сама запихнула эту банку
любой матери в .....!
Прыгаю в машину, еду проводить экспроприацию. Затем
еще купил девочке букет классных цветов по дороге, завали-
ваюсь к ним домой.
Меня встречают как героя-спасителя, целуют в щеку, ва-
ренье отправляют маме – кушайте, не обляпайтесь (она ле-
жит в дальней комнате, не встает), и мы идем на кухню пить
 
 
 
чай.
В который раз! Можно подумать, что я – фанат кипятка и
заварки, и сюда хожу исключительно чай пить, и разговари-
вать о погоде и о видах на урожай!
Затем девушка просит кое-что показать ей в Photoshope и
CorelDraw. Она недавно взялась их осваивать, поступила на
курсы какие-то там, а я с дизайнерскими программами дав-
но и хорошо знаком (художник, все-таки). Идем в ее комна-
ту, она садится за компутер, я – сзади, полуобнимая, беру
ее руку с мышкой в свою, начинаю рассказывать и показы-
вать. Мои губы возле ее лица, начинается кинестетика, она
не отстраняется, наоборот – игривым голосом переспраши-
вает постоянно: «Ой, а это сюда? А это вот так? Ух ты, а
если во-о-от так сделать???»
Ее волосы щекочут мне лицо. Между делом тихонько це-
лую ее в шею. Мягко отстраняется со словами: «У меня му-
рашки по телу от тебя!» А сама поглядывает на меня иг-
риво и улыбается. Я отступаю, но затем продолжаю в том же
духе. Она уже приближается сама, кладет голову мне на пле-
чо. Целую еще и еще в шею мягкими нежными поцелуйчи-
ками. Она закатывает глаза, откидывается назад, запрокинув
голову. Снова воспроизвожу якорь, глажу ее по волосам од-
ной рукой, другой начинаю ласкать грудь. Девочка «задыша-
ла»…
За дверью раздаются шаги мамы! Оказывается это полуу-
мирающее существо вдруг ожило, встало, напялило на себя
 
 
 
халат и пошло посмотреть – как у нас дела! Заходит, что-то
спрашивает, садится в кресло. Поперек морды у нее написа-
но 72-м жирным шрифтом, что уходить она не собирается.
БЛИН! Опять роман «Облом» в новом переиздании!
Я быстренько заканчиваю свой урок дизайнерства, про-
щаюсь, сваливаю…

Дальше расписывать не буду, и так букв много. Наверное,


уже всем понятно, что происходило в ближайший месяц –
вытащить девушку из дому так и не удавалось на сколько-ни-
будь продолжительное время, изредка я заходил к ним в го-
сти, общался больше с мамой, чем с дочкой. Потому что как
только доходило дело до тела, тут же возникало ОНО на го-
ризонте. Понимая, что мама имеет на девочку серьезное вли-
яние, я усиленно старался ей понравиться, вел задушевные
разговоры, играл роль «хорошего мальчика». К цели так и
не продвинулся. Надо было бы плюнуть и забыть, но… сна-
чала не плюнул, а потом уже как-то жалко было бросать –
неужели столько времени впустую потрачено? Да и «вызов
доставляет удовольствие» опять же! Азарт проснулся – смо-
гу или не смогу?
Тут ведь так просто дело не пройдет… и не всунется…
Придется какую-то хитрую интригу плести!

ИНТРИГА
 
 
 
Как-то однажды девушка просит меня помочь ей с зада-
нием по Photoshop'y – у них там что-то типа выпускного эк-
замена на курсах, им задали на дом нехилую вещь сваять и
накреативить. Сидели мы с девочкой долго, мучались-стара-
лись, но все-таки «наши победили». Я собираюсь уходить,
но перед этим, воспользовавшись минутным отсутствием де-
вушки, скидываю готовый файл себе на флэшку, а у нее на
компутере стираю почти всю нашу работу. Дескать – «не со-
хранилась!». Девушка – чайник, в компах мало что понима-
ет, и такой демарш вполне прокатит. Выключаю компутер,
прощаюсь, ухожу.
На следующий день раздается звонок, девушка убитым го-
лосом повествует о своем несчастье, просит срочно придти –
помочь, поскольку завтра ей это дело сдавать. «Нет, – гово-
рю. – Я вообще не в городе. На даче. И уехать отсюда никак
не могу, дела тут всякие и т.д. Хочешь – приезжай ко мне.
Ноутбук у меня тут с собой, разберемся.»

Девочка помялась, но… куда ты денешься? Объясняю,


как до дачи доехать, и сам отправляюсь туда (на самом де-
ле я еще в городе был) на автобусе. Оставив машину дома.
Чтобы не на чем было отсюда уехать, когда девочка приедет.
Итак, девочка приезжает и…

ВСЕ! МЫШЕЛОВКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ!


 
 
 
Автобусы отсюда уже не ходят, такси не вызовешь, да и
телефоны тут не ловят. Куды ты денесся? До трассы только
20 км, откуда можно попутку поймать…
Но девушка еще всего этого не знает. Начинает старатель-
но восстанавливать то, что было вчера, с серьезным видом
вспоминает – как же оно должно было быть, трудится в поте
лица… А мне смешно, меня так и подмывает сказать ей, что
готовый вариант лежит у меня на флэшке. Но нельзя, надо
дотянуть до вечера, а то еще обидится, сорвется куда-нибудь
раньше времени…
Короче, у меня лыба до ушей, довольная физиономия че-
ширского кота, объевшегося сметаны, а девушка никак в
толк не может взять – чего мне так весело? Говорю, что ра-
дуюсь тому, что она тут. А она все беспокоится, что мы не
успеем сделать до завтра…
Отсылаю ее на кухню готовить ужин, говорю, что все сде-
лаю сам. Чуть повозившись для вида, достаю готовый вари-
ант, показываю девушке. Она писает кипятком от восторга,
кидается мне на шею, целует. Дальше, в принципе, и расска-
зывать нечего, дело было уже в шляпе. Но ладно…
Узнав, что сегодня она уже никуда не уедет, девочка ни-
чуть не расстроилась, для виду только поиграла в «Как же
так?» Вот притворщица-то! А сама потом (уже ночью) со-
зналась, что заранее предупредила маму о том, что может не
вернуться сегодня – «может, мы там всю ночь будем это
делать...»
 
 
 
ЭТО мы действительно делали всю ночь! Секс, ужин, сно-
ва секс… Ночью поперлись купаться. Эк нас вставило! Спать
не хотелось, просто валяться было лень, а нормальной ван-
ны с душем там нет, не баню же топить посреди ночи. Коро-
че, пошли на озеро. Тут она и призналась, что предупредила
маму. Хотела меня удивить, типа – смотри, я какая!
Я ее удивил еще больше, сознавшись в том, что все это
подстроил я. Поначалу даже не поверила. Потом чуток по-
играла в обидки. Но было уже глупо притворяться, что она
сама этого не хотела.
Потом мы брызгались водой, как дети. Бегали друг за дру-
гом по пляжу. Целовались под водой. Занимались сексом под
открытым небом…

…Утром все-таки поехали в город (вместе), сдали ее ра-


боту. После чего она поехала к маме и заявила той, что уез-
жает на несколько дней ко мне на дачу, поскольку она уже
взрослая девочка, может принимать решения самостоятель-
но, а мамина опека ее достала!

Взрослеет девчонка…

***
Что меня всегда удивляло в людях – это жажда свободы
в сочетании с категоричным НЕжеланием эту свободу иметь
и ее добиваться. С одной стороны, все мы – кого не спроси
 
 
 
– хотим быть свободными и независимыми, не перед кем не
отчитываться, делать только то, что сами хотим и т.д. Но дай
человеку эту свободу в руки, как моментально на его лице
аршинными буквами написана крайняя степень растерянно-
сти – он не знает, что с этой свободой делать, куда ее девать,
и начинает отчаянно отпихиваться этими же самыми рука-
ми. Стоит ли говорить о тех случаях, когда свобода сама в
руки не дается, когда ее нужно ДОБИВАТЬСЯ!
Жизнь каждого из нас подчинена целой куче странных за-
конов, придуманных неизвестно кем, вдолбленных нам в го-
лову с детства неизвестно зачем, и которым мы теперь сами
следуем неизвестно почему. Многие об этом даже не заду-
мываются, а делают «как все», просто потому что «так при-
нято». У других (умственно сохранившихся еще пока лично-
стей) хватает порой рассудительности, чтобы задумываться –
а кем принято? Для чего? Что лично мне дают все эти непи-
санные правила, самоограничения, условности, комплексы?
С ними жить легче? Или наоборот? И зачем тогда я их со-
блюдаю?
Например, я почти никогда не знакомлюсь с парнями пер-
вой. Сама. Почему? Не знаю… Так уж повелось. Иногда, мо-
жет быть, и хочется, но проявлять инициативу самой как-
то… не принято, что ли…
Что за дурацкое слово? Кто и когда что-то там принял,
и почему мы теперь следуем его прихотям? Я так понимаю,
что значение этого слова происходит от глагола «принять» –
 
 
 
то есть, согласиться, сделать своим, впустить к себе в душу.
Да? Но тогда получается – что примешь ТЫ САМА, с чем
согласишься и как захочешь – по тем законам ТЕБЕ САМОЙ
и жить! Почему же мы, как правило, молчаливо и бездумно
соглашаемся с тем, что КТО-ТО ПРИНЯЛ за нас? И живем
по тем правилам и законам, которые кто-то установил еще за
много лет до нашего рождения?
И ведь люди в большинстве своем, поразмыслив, соглаша-
ются – да, глупая ситуация. Но не измениться, не изменить
что-то просто не могут. Воспитание, блин! Вдолбленное го-
дами, заложенное с детства… Да еще и все остальные так
делают. Ну как тут начать жить по-другому?
Впрочем, чего я распинаюсь понапрасну и сотрясаю воз-
дух? Сама ведь ничуть не лучше! Точно так же все понимаю,
но изменить ничего не могу. Не хватает решительности, сме-
лости, какой-то независимости от общественного мнения,
что ли…

Да-да, все мы существуем в обществе, и никуда от этого


не деться. А в результате – живу, как все. Могу сидеть дома
одна, маяться от скуки, выть на луну от тоски, но ОЧЕНЬ
РЕДКО отважусь позвонить какому-нибудь парню сама. Жду
инициативы от них. Вот только проявляют ее, чаще всего,
совсем не те, кого хочется. И ты в результате либо устало со-
глашаешься (чтобы потом еще больше разочароваться), ли-
бо сидишь дома одна, расстроенная и грустная, оправдывая
 
 
 
себя тем, что просто нет достойных кандидатов и вообще –
мужчины какие-то пошли в наше время… измельчали, что
ли?

Да, бывает, что к тебе приходит безумная страсть, от ко-


торой ты забываешь обо всем, плюешь на все нормы прили-
чия и морали, и сама, как в омут с головой, кидаешься в ка-
кие-нибудь головокружительные отношения. Но, боже мой,
как редко это бывает! До какой степени разочарования надо
дойти, или насколько потерять голову, чтобы забыть о том,
что ты – девушка, а следовательно, не должна так поступать.
По каким-то там неписанным законам.
Тот случай, с разбитым бокалом и полуночным звонком
– пожалуй, единственный в моей жизни. Всего лишь исклю-
чение, которое подтверждает правило.
А еще многие почему-то думают, что женщинам не хочет-
ся секса. Нет, не какой-то там обалденно-красивой ночи с
любимым мужчиной или принцем из сказки, а обычного –
просто хорошего ежедневного (или еженощного) секса ради
удовлетворения своих желаний. Вот не хочется его нам! Вот
такие холодные мы и безвольные существа, которые сексом
занимаются только по обязанности, в браке, или уступая на-
стойчивым притязаниям мужчин. Смешно? А ведь некото-
рые и правда в это верят!
Может, виной тому наше собственное избалованно-ка-
призное поведение? Когда мы, устав от ежедневных глупых
 
 
 
приставаний, напускаем на себя надменный вид и с презри-
тельной гримаской выдаем: «Фу! Уж эти мужчины… всем
им только одного надо!» И многие потом в это верят… как
будто нам самим надо не того же самого.
Я вот раньше частенько думала – а может, это я одна такая
неправильная? Может, у других женщин все по-другому? И
таких желаний не возникает? Может, меня не поймут, если я
честно скажу, что порой, сидя одна в пустой квартире ночью,
устав от одиночества и тоски, мне хочется какого-то тепла…
внимания… страсти… мне ПРОСТО ХОЧЕТСЯ СЕКСА!
Здесь и сейчас! С первым встречным симпатичным мужчи-
ной. Без взаимных обязательств и претензий потом. Чтобы
не надо было стараться дальше строить какие-то долговре-
менные отношения, мучиться из-за несовпадений характе-
ров, преодолевать наши психологические несхожести, под-
страиваться друг под друга… Ну, не нужны мне чужие про-
блемы, у меня своих выше крыши, я не хочу какого-то про-
должения, ведь завтра это чувство (которое толкнуло меня
на такой порыв) уже пройдет, завтра при свете дня все будет
по-другому, завтра я сама уже буду другая! Но сегодня…
А сегодня я буду сидеть дома, скучать и грустить, готовая
завыть на луну от тоски. Потому что хоть я сама все это и по-
нимаю, но изменить что-либо все равно не в силах. Не пой-
ду ж я на улицу искать приключений и приставать к прохо-
жим с неприличными предложениями! Клубы с их вечным
цинизмом и фальшью мне давно надоели. Прибегать к услу-
 
 
 
гам «профессионалов» я как-то не привыкла… Да и вооб-
ще – если кто-то предложит мне нечто подобное, я презри-
тельно откажусь. Я ж девушка из приличной семьи, в конце
концов! Хорошее воспитание, знаете ли, сказывается. Да и
кучу самоограничений, заученных с детства, так просто из
головы не выкинуть. И общественное мнение опять же… И
вообще, мне самой уже стыдно за все написанное выше, что
я так вот запросто во всем этом признаюсь… Где мое хоро-
шее воспитание???
Вот только – какой с него прок? Чего мы так добьемся?
Сидения дома в одиночестве? Хорошо еще, если попадется
такой вот креативный и небанальный образец рода мужско-
го, как этот парень из только что прочитанного мной отче-
та. Который сумел-таки преодолеть сопротивление девушки,
догадаться, что ее «нет» на самом деле значит «да», сумел
вытащить ее из той паутины комплексов и условностей, в ко-
торую она сама себя загнала. Ведь с самого начала повество-
вания между строк читалось, что девушка сама этого хотела,
но вот признаться в этом, самой придумать что-то, пойти на
какие-то встречные шаги – нет уж, мы так не умеем. Так НЕ
ПРИНЯТО!
В результате парню приходилось девушку обманывать ра-
ди нее же самой. Причем, надо отдать ему должное, сделал
он это мастерски – тонко и со вкусом. На такого даже злить-
ся потом как-то не получается. Хотя, конечно, он гад. Ци-
ничный и расчетливый мерзавец, который заранее все спла-
 
 
 
нировал, умело сыграл на слабостях девушки, чтобы только
добиться своего. Но слово «мерзавец» в данном случае про-
износится с легкой улыбкой и плохо скрываемым оттенком
одобрения в голосе.
Вот только… Интересно, а он тоже бросил ее после 1-2
ночей, как и меня мой «соблазнитель» когда-то? И она потом
плакала по ночам, потому что отдала частичку себя, которую
он оторвал и унес с собой? Потому что за какой-то короткий
срок он успел запасть ей в душу, куда раньше она не пускала
никого?
Или она сама тоже запала ему в душу, и он не захотел с
ней расставаться?
Вот чего понаписала? Сама себе противоречу! Нда… бы-
вает со мной такое. Я – натура сложная! Хи… Противоречи-
вая. И сама-себя-непонимающая!
А все-таки, как же там все было у них дальше?
Я спросила у Лёли. Но она, конечно же, не знала. Пика-
перы обычно не пишут о таком на своем форуме. Для них
история заканчивается после соблазнения. Что было дальше
– им неинтересно и, по большому счету, не важно. Я вздох-
нула.
– Наверное, все-таки нет. Не стал он с ней встречаться.
Пикаперы же так не поступают.
–  Ты знаешь,  – пожала плечами Лёля.  – Он не совсем
обычный пикапер.
– Да я уж заметила. Сам же он про себя пишет, что «непра-
 
 
 
вильный пикапер или даже совсем не пикапер». Кстати, а
много их таких? Неправильных-то?
–  Мало. Хотя встречаются. Но в основном, конечно же,
они другие. Настоящий пикапер нацелен на результат, его не
интересуют «мелочи» – вроде сантиментов, розовых соплей
и т.д. Он не станет долго возиться с одной какой-то девуш-
кой, не будет пытаться «перевоспитать» ее. Зачем тратить
время? Просто плюнет и пойдет найдет себе с десяток новых.
Приговаривая про себя: «Сама виновата, дура!»
– Да уж…, – я вздохнула. – Чего им париться по поводу
чувств девушки? У них другие приоритеты. Кстати, с кем-
нибудь из таких «правильных» ты меня познакомишь?
– Конечно! Слушай…
***
– Его зовут Андрей, хотя по имени его давно уже никто
не называет. В основном по прозвищу – Наглец.
– Это тоже ник на сайте?
– Да. И тоже говорящий сам за себя. Пожалуй, это и есть
классический тип пикапера. Во всяком случае, я именно так
представляла себе профессионального соблазнителя – высо-
кий, красивый, мускулистый, можно даже сказать, накачан-
ный. Ну и, само собой, самоуверенный, самодостаточный,
гордый, избалованный женским вниманием, временами да-
же нахальный.
– Есть от чего, надо полагать, – произнесла я, мысленно
представляя себе такого современного Дон Жуана.
 
 
 
– В общем, да. Но знаешь, что меня поражает больше все-
го? Он вообще не учитывает желания девушки! Вот просто
– вообще! Никак! Нет, я еще понимаю пикаперское нежела-
ние «прогибаться» под какую-то девушку, но хоть какой-то
компромисс должен же быть…
– А у него его нет?
– Абсолютно. Помнишь, я тебе рассказывала про разные
модели поведения, которые используют пикаперы? Ну там
– «романтик», «приз», «звезда» и т.д. Так вот, его модель
поведения – это «носорог».
– По принципу «носорог в джунглях очень плохо видит,
но при его массе тела – это не его проблемы»?
– Точно-точно! Это парень – такой. Выбрав себе какую-то
цель, он двигается к ней напролом, как танк, не обращая вни-
мания на какие-либо препятствия. Они его просто не волну-
ют. Ему просто наплевать! «Какая разница – чего там хочет
или не хочет девушка, я решил, что у нас сегодня будет секс,
и – точка! Твое мнение меня не интересует».
– Интересно, а этого ты с каким персонажем сравнила бы?
Шварценеггер в фильме «Терминатор»?
– Не, это уже перебор. Все-таки он не похож на бездуш-
ную машину, часто улыбается, и определенное обаяние в нем
все-таки присутствует. Пожалуй, больше напоминает Вин
Дизеля из фильма «ХХХ» или «Спецназовский нянька».
Опять же, взять хотя бы его классическую фразу: «Я говорю
– вы делаете. Без вариантов!» Ну, просто один в один…
 
 
 
– Нда… Пожалуй, ему следовало бы родиться в какой-ни-
будь мусульманской стране, где по законам девушкам имеет
права голоса лишь во время оргазма.
– Но ведь самое поразительное – что с ним действительно
мало кто спорит. Я не знаю, то ли девушки не в силах устоять
перед таким напором, то ли просто пугаются, но чаще всего
ОНИ СОГЛАШАЮТСЯ!
– Тут как раз нет ничего удивительного. Любой девушке
хочется быть рядом с сильным и уверенным мужчиной. С
ним как за каменной стеной. А потом – мы ведь частенько
боимся сами принимать решения, брать на себя ответствен-
ность. Нам проще, когда все решают за нас.
–  Ну знаешь, Настька… Я, быть может, и не настолько
сильная и уверенная девушка, чтобы самой быть лидером в
отношениях, но все же хочу, чтобы с моим мнением счита-
лись и к нему прислушивались. Хоть немного. И пусть я не
настолько умудренная жизнью и опытом, чтобы командовать
кем-то, но и командовать собой не позволю.
– Да и я тоже. Но все же есть в таких мужчинах нечто при-
тягательное… И я уверена, что его модель поведения дает
свои плоды.
– Ну-у-у…откровенно говоря, да. И даже очень неплохие.
Пожалуй, это самый удачливый из всех пикаперов, у которо-
го практически не случается проколов. И именно ему при-
надлежит рекорд по самому скоростному соблазнению.
– Уже даже боюсь спросить – сколько же времени занял
 
 
 
у него весь этот процесс? Раньше я считала, что у «нормаль-
ных» девушек (шлюх мы не рассматриваем) срок от знаком-
ства до постели должен занимать хотя бы несколько недель.
Теперь, познакомившись с «творчеством» этих братцев-кро-
ликов, понимаю, что им достаточно нескольких дней. Под-
час даже – одного-двух. Но если речь идет о рекорде… Пару
часов, что ли?
– Меньше.
– Куда уж меньше… Час? Полчаса?
– Еще меньше.
– Еще??? Лёль, ты это серьезно?
– Несколько минут.
– Что за бред? Так не бывает!
– Я тоже так думала, – Лёлька улыбнулась, но как-то груст-
но. И, философски вздохнув, добавила. – Но, кажется, у пи-
каперов бывает и не такое.

***
–  Эту историю я прочитала все на том же форуме. Как
пример, наверное, самого скоростного соблазнения, – Лёль-
ка скривилась.  – Быстрее, по-моему, уже просто некуда –
разве что тупо взять девчонку за попу и сразу потащить в
постель.

А дело было так – как-то однажды компания наших брат-


цев-кроликов, собравшись вместе, пошла в какой-то ночной
 
 
 
клуб. У них это часто бывает: устраивают совместные выле-
ты, учат новичков клубному съему, заодно и сами развлека-
ются, отрабатывают какие-то новые приемы, техники, знако-
мятся с девушками… Если, конечно, это можно назвать зна-
комством.
В тот раз был какой-то праздник, собралось много народу,
все веселые, в приподнятом настроении. На радостях мно-
го пили, тем более, что новички в благодарностях за то, что
их учат, постоянно угощали «профессионалов» коньяком и
всякими алкоголесодержащими коктейлями.
– Короче, они просто основательно нажрались.
– Насть, ты как всегда категорична!
– Давай называть вещи своими именами. Так что дальше?
– Дальше они приметили на танцполе девушку, которая
очень уже откровенно танцевала. Видимо, девушка тоже бы-
ла, мягко говоря, не совсем трезвой и отрывалась по пол-
ной. «Грязные танцы» отдыхают! Ну, посмотрели, пообли-
зывались, и тут этот самый Наглец говорит: «Смотрите, как
я ее разведу за несколько минут!»
Как потом он сам признавался, девчонку он сразу узнал,
она была его старой и хорошей знакомой, он просто хотел
выпедриться – дескать, вот счаз я подкачу, весь такой из се-
бя, и уведу ее, а они все пускай смотрят и завидуют – как это
я так лихо сделал!
– Так он ее знал заранее? Какое же это тогда знакомство!
–  Погоди, дослушай до конца. Подходит он к девчонке,
 
 
 
обнимает ее сзади, говорит: «Привет, родная! Давненько мы
не виделись, ты тоже сюда выбралась? Классно танцуешь,
я тебя сразу заметил и уже слюнки начал пускать!» В об-
щем, что-то такое ей там втирает… А девчонка уже еле на
ногах держится – пьяная, да еще и натанцевавшаяся до упа-
ду… Повисла на нем, тоже что-то шепчет ему на ухо. А там
еще видно плохо – огни сверкают постоянно, все прыгает пе-
ред глазами, темно…
Ну, он ей говорит – мол, пошли отсюда. А она только ра-
да: «Увези меня куда-нибудь, я сама тут замучилась, уже
ничего не соображаю, подружки меня бросили – все по пар-
ням разъехались… «
Он ей, конечно, отвечает – не вопрос, поехали! И тащит
ее в машину, везет к себе домой, благо живет совсем рядом,
а там и…
–  Нда…Бывают же такие девушки… Ну, а прикол-то в
чем?
– В том-то и дело. Все было бы банально, если бы не одно
«но» – в темноте он девушку просто не разглядел, и она его
тоже… Как выяснилось, это была совсем другая, незнакомая
девчонка, просто похожая, они друг друга не знали, только
утром познакомились!
А там в клубе – сложно было увидеть, да еще пьяные они
оба. Он подумал, что это его старая знакомая, а она подума-
ла, что раз он с ней так общается, то наверняка они знакомы
были раньше, просто она спьяну не помнит. Да и не важно
 
 
 
уже было ей, самой уже хотелось уйти куда-нибудь из клуба
побыстрей, а тут как раз он подвернулся. Ну вот и…
– Да уж… приятно познакомиться! Представляю я утром
такую картину – просыпаешься, значит, и чувствуешь – что-
то не то. Протираешь глаза в незнакомой квартире, судорож-
но припоминая, что тебе жутко стыдно, а вот за что и перед
кем – ты не помнишь. Оглядываешься вокруг и понимаешь,
что действительно – что-то не то! Но самое ужасное начина-
ется, когда-то «что-то» тоже проснется!!!
Нет, я, наверное, не от мира сего. Во всяком случае, ко-
гда все вокруг весело смеются, рассказывая нечто подобное,
мне становится как-то не по себе. Ну, не понимаю я таких
вещей…
– А некоторые таким моментам только завидуют и жале-
ют, что у них в жизни не было ничего подобного. Я вот тоже
никогда, наверное, не решусь на какие-либо похожие хули-
ганские выходки в таком духе, но…
– Но только не говори, что тебе хочется! Лёль, я побыва-
ла в своей жизни на стольких отвязных вечеринках, среди
стольких безумных тусовок, и могу тебе сказать – эмоций,
конечно, море, но… Не стоит оно того. Ненастоящее это все.
Мишура. Пыль. Пена. Которая плавает по поверхности глу-
боких волн. И порой кажется притягивающей и красивой, но
все равно остается пеной. Она рано или поздно смывается,
не оставляя ничего, кроме горьких воспоминаний. Не гонись
за ней. Иначе никогда не увидишь за этими пустыми пузырь-
 
 
 
ками глубокого и удивительного моря. Которое называется
НАСТОЯЩЕЙ жизнью.
Мы помолчали. Допили чай. Говорить почему-то больше
ничего не хотелось. Но молчание становилось неловким и
тягостным, и я первая спросила:
– А у него, я так понимаю, тоже есть какие-то истории на
форуме? Ну, помимо этой, 5-минутной?
Лелька улыбнулась:
– Есть, конечно. Причем частенько он рассказывает не о
соблазнении, а наоборот – как девушка была им обломле-
на с позором. Ему, по-моему, доставляет куда большее удо-
вольствие выйти победителем из схватки с женщиной, дать
ей почувствовать, что он сильнее ее, что ли… Зачастую это
приносит ему куда большее моральное удовлетворение чем
секс. Тем более, что секса в его жизни, как я понимаю, и без
того достаточно.
– А вот это уже интересней! Ну, так ты дашь мне почитать
нечто подобное?
– Конечно!

СЛУЧАЙ В БЛИН-БАРЕ

Полевой отчет Наглеца.

 
 
 
Давно это дело было… позапрошлым летом, кажется… Я
уж сам подзабывать стал. Но раз просите – расскажу.

Один мой друг тогда работал в Нижнем на радиорынке


начальником смены и попутно отвозил выручку со всех то-
чек на базу. А жарко было – ужас! Духота, пыль…(ну, если
кто-то был летом на рынке, то поймете).

А тут еще упала у них там стойка с товаром, телефоны все


рассыпались (а я как раз приехал за этим другом заехал, у
него обеденный перерыв должен был быть). Ну, они и меня
запрягли помогать – поднимать это все дело. Короче, мы оба
– как панки на выезде, грязные, потные, в пыльных и разо-
рванных джинсовках. Ужас! А другу надо было отвезти вы-
ручку на другую точку, и шеф ему дает свою тачку – на ТА-
КОЙ тебя никто не тронет, ЕГО ТАЧКУ все в городе знают,
а то – мало ли… денег-то много… Еще нам дают на почин-
ку штук 10 мобильников, которые мы должны отвезти в ре-
монт, мы их вешаем гирляндами на пояс и отправляемся. С
кучей мобильников и нехилой суммой денег для зарплаты
на крутейшей тачке, правда, выглядевшие последними бом-
жами, мы едем по городу и останавливаемся возле Макдо-
нальдса, чтобы использовать законный перерыв на обед.

Но в таком виде нас не пускают даже в Макдональдс. Лад-


но, катим в блин-бар неподалеку. Мы люди не гордые. Туда
 
 
 
пустили. Хотя и покосились как-то…

Выходим из оного, посидев там полчасика и сытно поев.


Идем к машине. Навстречу – две девчонки. Если не высший,
то явно первый сорт! Пальчики оближешь…

Ну, повеселиться-то хочется, да и таких девушек упускать


нет желания, поэтому я не долго думая, перехожу в атаку.
Терять мне нечего – и так дурак дураком в таком прикиде,
поэтому я ляпаю первое, что приходит в голову:

– Девчонки, что вы делаете сегодня ночью?

На меня посмотрели, как Билли Гейтс на Сан. Одна, с лен-


цой, презрительно так, растягивая слова, цедит сквозь зубы
явно заученную фразу:

– Мы не ра-а-азговаарива-а-ем с парнями без со-ото-ового


телеефона-а-а….

Я жестом Эйса Вентуры задираю куртку и демонстрирую


что-то типа выездной сессии коммивояжеров сотовой свя-
зи. Друг подходит, делает то же самое. У девчонок, видимо
от жары, упали крыши, придавив челюсти. Вторая, немно-
го оправившись от морального потрясения, продолжает буб-
нить роль:
 
 
 
– Мы не разгова-арива-аем с парнями без ты-ы-ысячи ба-
аксов в ка-арма-ане…

Друг уже смекнул – что к чему, принял правила игры и до-


стает барсетку. Перед девушкой раскидываются пальцы вее-
ром и распахивается пачка рублей, эквивалентная где-то 22
тысячам оных. У девок в глазах читается явный «перезагруз
системы». Немного поскрипев последними двумя извилина-
ми первая девочка вспоминает еще одну фразу:

– Мы не разгова-арива-аем с парнями без машины…

Выход моего друга! Он царским жестом достает из кар-


мана сигналку и небрежно нажимает на кнопочку… Сигнал-
ка пищит, машина мигает фарами и открывает дверцы. Дев-
чонки переглянулись с видом выпавших в осадок чукчей на
Красной площади:

– Ну, поехали – покатаемся…

Спесь с них как-то странно спадает. Тут я понимаю, что


настало время моего выхода и произнесения квинтэссенции
мысли, понятной этим представителям самок человеческой
породы. С ленцой, копируя их манеру разговора:

 
 
 
– А мы не ката-а-аемся с проститутками…кот-о-орые ве-
дутся только на деньги!

Развернулись и укатили, обдав их столбом пыли. Они


остаются стоять, провожая нас взглядами побитых собачек.

Занавес…

***
Честное слово, после такого «занавеса» должны, про-
сто-таки обязаны были последовать аплодисменты! И я с
трудом их сдерживала. Несмотря на всю мою нелюбовь к на-
хальным парням вообще, и к пикаперам в частности, невоз-
можно было сдержать восхищение, читая, как они умеют по-
ставить на место чересчур зазнавшихся и избалованных де-
виц с чрезмерно завышенным самомнением. Сама не терп-
лю таких.
Хотя… кто-то, возможно, и меня отнесет в ту же катего-
рию. И, может, даже будет прав. Немного. Ведь, в конце кон-
цов…
Так, погодите. А этот мой загадочный соблазнитель слу-
чайно не думал ли так же?

Вот и приехали! Нет, конечно, так и хочется заявить: «Да


вы что??? Я же не такая!!!» Но ведь и те девчонки, описан-
 
 
 
ные в отчете, тоже, я уверенна, завопили бы нечто подобное,
если бы…
Так что же получается? Он был обо мне такого же мне-
ния? Он просто хотел меня проучить? Он думал, что…
Но ведь это же не так! Я же не… Мы просто друг друга не
поняли! Может, если бы удалось тогда поговорить по душам,
все прояснить, расставить все точки над i, то…
Господи, ну сколько я еще буду жить прошлым? Сколько
еще буду копаться в том, что уже давно ушло, и не вернуть,
и не надо вообще об этом думать, и, честно говоря… Поче-
му мне постоянно хочется что-то переделать, что-то испра-
вить, чего-то добиться, что-то понять самой или объяснить
кому-то? Зачем вновь и вновь все это вспоминать? Зачем раз
за разом играть в игру: «А что было бы, если… А вот если
бы…»?
Прошлое осталось в прошлом. Бесполезно пытаться его
изменить. Нужно научиться жить настоящим. Выкинуть все
из головы и начать с чистого листа.
Нда… Легко сказать. Вот только все это – лишь слова. Ба-
нальные и избитые. Которым я сама не верю. Ну, не действу-
ют они на меня почему-то.
И снова я ищу спасения в слезах…снова бессонные ночи
наедине с бутылкой мартини… и в дыме от сигарет снова
твое лицо… УЙДИ, СЛЫШИШЬ?
Так что же мне делать? Удариться в загул? Пуститься во
все тяжкие? Завести себе кучу новых любовников? Найти
 
 
 
кого-то, кто поможет мне забыть о нем?
А если не находится? Если общение с кем-то другим не
приносит ничего подобного тому, что было раньше? Если
ни на кого другого сердце так не откликается? Я ведь хоро-
шо помню свое тогдашнее состояние. Когда еще все толь-
ко-только начиналось… Это смятение и восторг; это безум-
ное любопытство и попытки не поддаваться ему, быть се-
рьезной и взрослой; это непонимание того, что тебя посто-
янно тянет куда-то и эти мысли, мысли, мысли… Настойчи-
вые, неотвязные, поселившиеся без спроса в твоей голове и
занимающие все свободное время.
С кем-то еще возможно такое? Кто-то еще способен раз-
будить во мне нечто подобное? Но тогда где же ходит этот
«кто-то», способный помочь мне забыть о НЕМ?
Ну, почему, ПОЧЕМУ опять «о нем»? Почему везде и
всегда ОН??? Почему, о чем бы я ни подумала, мои мысли
вновь и вновь возвращаются к прошлому, к тем моментам,
когда мы были вместе, к тем невозможно-приятным мину-
там, когда кружилась голова, и я таяла в его объятиях? Зачем
вновь и вновь перебираю в памяти те счастливые моменты,
как любящий коллекционер свои драгоценные марки? Поче-
му вновь и вновь вспоминается его предательски-манящая
улыбка, его сильные и нежные руки, его мечтательно-задум-
чивый взгляд с хитринкой и сводящие с ума безумно-слад-
кие губы?
Черт!
 
 
 
Мне надо перестать думать о нем…
Мне надо перестать думать о нем!
МНЕ НАДО ПЕРЕСТАТЬ ДУМАТЬ!!!
Ну сколько раз еще нужно повторить это, чтобы самой по-
верить???

***
– Ой, Настька, а сегодня такой офигенный снег на улице…
В свете фонарей он какой-то особенный! – заснеженное чу-
до ворвалось в мой дом неожиданно, на ходу отряхиваясь и
тараторя что-то, так что я даже не сразу поняла, что это сне-
говик на самом деле всего лишь Лёлька. – Я вот сейчас шла
и ловила ртом снежинки… как ты тогда! Мне так понрави-
лось!!! Пусть по-детски, ну и что? Зато теперь я понимаю де-
тей – это такой безумный восторг, когда огромная холодная
пушинка касается твоего высунутого языка! Прям хочется
подпрыгнуть!!!
А потом я ехала в автобусе и всем улыбалась. И мне все
улыбались! Честно-честно! Вот представляешь – обычная
маршрутка, куча уставших за день, замученных какими-то
своими проблемами людей. А среди них я – еду и смотрю на
своих соседей. Передо мной сидела бабушка уже преклон-
ных лет, задумчивая такая, наверное, вспоминала что-то. И
вдруг, видимо, всплыло в памяти что-то хорошее, она улыб-
нулась чуть-чуть… а потом еще, шире, а потом так и ехала
всю дорогу, улыбаясь!
 
 
 
А за ней сидела девушка грустная и отрешенно смотрела
в окно, а потом полезла в карман и тоже заулыбалась – теле-
фон, надо думать, прислал очень милую смс-ку.
Напротив нее сидели папа с сыном, малыш, конечно же,
был у окна (малыши вообще любят у окна ездить) и что-то
там старательно вырисовывал на стекле. Потом обернулся к
отцу, потянул за рукав и указал на свое произведение. Они
оба заулыбались, папа похвалил за старания, малыш остался
горд собой. И мне тоже стало жутко интересно – что же он
там нарисовал? Я пригляделась и увидела на стекле… Уга-
дай – что? Смайлик!!! Так мы и ехали – полный автобус улы-
бок! Представляешь?
Насть, а ты чего такая грустная? Ты что, плачешь? На-а-
асть…

Нет, Лёль, я не плачу. Я уже выплакала все, до донышка.


И пусть никто больше не увидит моих слез. Хватит…

– Ну, давай же улыбнись, и все будет хорошо! Ведь правда


же? Будет? Ну, скажи…
– Конечно!

Лёлька-Лёлька…Как же я тебя люблю! Какая же ты ми-


лая… Какая наивная… Не дай бог и тебе попадется в жизни
такой вот «охотник за девушками».

 
 
 
– Ну, слушай тогда. Я тебе поведаю об очередном охотни-
ке за девушками. Зовут его…
***
– Зовут Саша. Ник на форуме – Рэндом. Из литератур-
ных персонажей похож, как несложно догадаться, на Рэндо-
ма из повести Р. Желязны «9 принцев Янтаря». Невысокий,
рыжий, глаза хитрые, движения быстрые. И вообще весь ка-
кой-то… пронырливый. Про таких обычно говорят «ловкий
пройдоха». Везде пролезет, все успеет, разузнает, выведает.
–  Ну и портретик ты нарисовала! Прямо скажем, мало-
симпатичный…
–  Нет-нет, он довольно милый и общительный. Обычно
легко находит со всеми общий язык, легко втирается в до-
верие. С ним всегда весело, он работает организатором ка-
ких-то праздников, знает много всевозможных шуток и при-
колов, поэтому может легко рассмешить или хотя бы заста-
вить улыбнуться любую девушку. В целом – довольно оба-
ятельный… как и любой из пикаперов, в общем-то. Но ка-
кой-то… уж очень хитрый!
– Не стоит ему доверять? Тоже мне удивила! А кому из
пикаперов стоит?
–  Ну знаешь, Насть, все-таки пикаперы тоже все очень
разные. Среди них, как и среди обычных людей, попадаются
и нормальные парни, и всякие…
– Ой, да ладно! Где среди них нормальные-то? Покажи!
Все они одинаковы.
 
 
 
Лёлька смолчала и отвела глаза. Мне вдруг стало стыдно.
Чего уж я на нее-то… Нервы? Срываться стала? Блин, да что
такое твориться со мной в последнее время? Такое ощуще-
ние, что меня все раздражает, накидываюсь на людей по пу-
стякам, обижаю кого-то ни за что, ни про что… Даже с Лёль-
кой резкая и колючая, как злой еж. А ведь, вроде, ПМС уже
закончился. Так чего же тогда?
Мда…интересный вопрос… Почему вообще мы злимся
и раздражаемся без причины? Нет, конечно, нам-то кажет-
ся, что причин для этого – море. Ведь все вокруг не так,
день не задался с самого утра; будильник оказывается нужен
не для того, чтобы дарить нам радостное утро, а для того,
чтобы мешать людям спать; любимая чашка выскользнула из
рук и разбилась во время завтрака; на новых колготках по-
шла стрелка; нужные вещи куда-то запропастились, в сумоч-
ке ничего нельзя найти. А уж стоит выйти на улицу так и
вообще – люди как будто все сговорились позлить тебя се-
годня!
Только ведь если быть честной хотя бы с самой собой
(блин, как же это сложно в таком состоянии!), то приходит-
ся признавать, что все это – результат нашей злости, а не по-
вод. Как говориться – была бы злость, а уж причины для нее
найдутся!
Кстати, знаете… Пожалуй, самая распространенная при-
чина злости – это когда наши силы и чувства не востребо-
ваны. Ты просыпаешься утром оттого, что тебя переполня-
 
 
 
ет что-то хорошее внутри и тянет этим чем-то поделиться.
И ты так много могла бы рассказать миру, так много отдать
ему, так много подарить и порадоваться за него, но… вдруг
понимаешь, что кроме тебя это вряд ли много значит для
кого-то. И люди вовсе не нуждаются в твоем, с позволения
сказать, даре.
И тогда ты начинаешь злиться, тебе вдруг становиться по-
детски обидно от этого безразличия и холодности… но толь-
ко это тоже никого не интересует. Люди идут дальше по сво-
им делам, земля вертится и никто не замечает, что у кого-то
из нас сейчас что-то застряло в сердце острым осколком.
Да и зачем знать? Кого это волнует? Только тебя саму. И
тебе самой, наверное, нет дела до чьей-то чужой злости или
печали. Все мы эгоистичны. Эгоистичны в своей боли, эго-
истичны в своей радости, эгоистичны в своем притворстве.
Улыбаемся, держа в зажмуренных глазах яркие слезы, чтобы
потом пожалеть себя и кому-то шепнуть, что не так уж все и
хорошо. И злиться из-за собственного притворства.
– Лёль, скажи, а ты когда-нибудь на кого-нибудь злишься?
– Что за странный вопрос? Ну, бывает, конечно…
– Просто мне вдруг показалось, что к тебе никогда не при-
ходят злость, обида, горечь, печаль, разочарования, боль…
А если и приходят, то только в гости. Посидят чуть-чуть, но
надолго не остаются. Просто ты всегда какая-то…такая….не
знаю даже, как сказать…
– Ну что ты, Насть, – Лёлька даже смутилась, как мне по-
 
 
 
казалось. – Я тоже частенько и злюсь на кого-то, и обижаюсь,
и грущу не редко. Бывает. Но ненадолго! Просто когда-то од-
нажды я поняла простую, но мудрую вещь – зачем грустить,
если печаль на твоем лице ничем не поможет? Грусть отпу-
гивает окружающих, а если кто и подойдет посочувствовать
– то лишь потому что так принято… И быстренько уйдет,
чтобы не заразиться печалью. А мне нравится заражать лю-
дей чем-то более светлым и радостным!
– Ох, Лёлька! Ты опять права… Я, наверное, просто эго-
истичная зануда, которая носится со своей печалью, как ду-
рень с писаной торбой и обижается, когда видит, что кому-то
нет дела до нее.
– Ну что ты такое говоришь? На-а-асть! Кто сказал, что
никому нет дела? Мне вот, например… И никакая ты не ци-
ничная зануда. Ты… ты…как бы сказать… Ты – как те пи-
рожные у нас на столе: в обертке кажутся такими серьезны-
ми и основательными, и пока не развернешь, не узнаешь, что
лишь по краям у них твердая вафельная оболочка, а под ней
– хрупкая и мягкая шоколадка, которая тает от прикоснове-
ния горячих рук…
– Лёлька, перестань! – тут, кажется, уже засмущалась я. –
Лучше давай дорасскажи про своего очередного пикапщика.
– Да ну его! Мне уже как-то лень рассказывать. Давай луч-
ше просто почитаем его отчеты на сайте. Все равно ведь из
них ты почерпнешь больше, чем из моих слов…

 
 
 
Простенько, но хитренько
Полевой отчет Рэндома.

Дано:

Девушка: 7 баллов, оччччень неплохо сложена, блондин-


ка, 22 года. С утончёнными манерами, любит рассуждать о
бытии.

Я: Ловкий хитрец. Или хитрый ловкач (без разницы :-)


Модель поведения: романтик.
Да-да, не удивляйтесь. Вы не ослышались.

Знакомство

Познакомились в магазине оптовых и розничных продаж


«СамСунь», в который после работы заехали с другом, при-
смотреть ему телевизор. Увидел ЕЕ, «открыл» незамыслова-
той, в общем-то, фразой:
– Девушка, а вас (имя) зовут, так?
– Да… (недоумённо хлопая ресницами).
– Да не смотрите на меня такими удивленными глазами! У
Вас бэйджик на груди. :-) На левой… Кстати, он неправиль-
ный. Телефон не подписан под именем.
– Ну, я могу дать Вам телефон магазина – звоните! (сооб-
разила :-))
 
 
 
– А зачем мне звонить всему магазину? Вы такая милая,
хочу позвонить именно Вам.
– Ну, не знаю… (испытующе)
– А что у вас за смартфон такой? Не «Нокиа»? По-моему,
у меня был именно такой…Можно взглянуть?

Даёт без задней мысли. Видимо, убедил своим тоном, что


он у меня действительно «был».

Первые три секунды делаю вид, что рассматриваю его, по-


том быстро набираю свой номер, перезваниваю.

– Ой, какой ты хитрый! (Переходим на «ты» = хорошо).


Первый раз вижу, что так берут телефоны у девушек.
(Да их уже полстраны таких девушек, добро пожало-
вать, подруга :-))
– Знаешь, (имя)… Иногда, чтобы познакомиться побли-
же с понравившейся девушкой, нужно прибегать к таким пи-
ратским методам!
Поняла, что я далеко не прост. Претендую на большее,
чем просто общение. Умолкла, но в глазах блеснул интерес.
На этой ноте мы разбежались.
Потом она мне призналась, что иначе бы телефон не дала
– нет у неё такой привычки, давать его незнакомым парням.

Далее
 
 
 
Выдержал паузу – двое суток. Звоню, во второй полови-
не дня. Общаемся около 10 мин. Ей интересно. Когда по-
чувствовал, что она во мне достаточно заинтересована – рез-
ко рву коммуникацию («дела, знаете ли»), обещаю завтра
встретиться с ней и что-нибудь придумать (с двусмысленной
интонацией). Когда – не уточняю, ибо нельзя быть предска-
зуемым. :-) В конце разговора прозвучала хорошая фраза: «В
6 часов я буду ждать твоего звонка».
Однако выяснил одновременно одну неприятную вещь:
послезавтра она улетает в другой город на три месяца. День
отъезда не в счет, значит, у меня остаются только одни сутки
на то, чтобы проверить – так ли уж она хороша в постели,
как кажется.

Завтра

По базе данных пробиваю ее номер, узнаю адрес. Подъез-


жаю, перезваниваю.

– Что ты такая запыхавшаяся? Губы красишь?


– Нет, просто собираюсь… А что?
– Значит, опоздал уже. Просто хотел предупредить тебя,
что губы красить было не нужно.
Смущённый смех, потом начала мне объяснять, где мы
встретимся. Я над ней стебусь, делаю вид, что не знаю такого
 
 
 
места, включил бредогенератор, прикалываюсь над каждым
ее словом. Она сквозь смех говорит:
– Если будешь так продолжать, то я так и не объясню тебе
– где мы встретимся.
– И не надо. Я уже у твоего подъезда. Выходи давай.
Лёгкий шок.
– Как это?
– Выйдешь – расскажу.
Выходит минут через 10, немного запыхавшаяся, видимо,
собиралась второпях. Легкий поцелуй в губы (она хотела в
щеку, но я настоял, пообещав, что тогда ничего не расскажу).
Слегка стесняется, не отвечает на поцелуй, но глаза при этом
закрывает. Укоризненно говорю:
– Всё-таки ты накрасила губы…
В ответ смущённые объяснения, что девушке нужно на
первую встречу обязательно выглядеть на все 100, красить
губы и т.д. Садимся в машину, объясняю ей, как узнал ее
адрес.

– Ты коварный! (смеется)


– Ну что, поехали?
– Поехали!
Включаю диск с голландской музыкой. Временами ей пе-
ревожу, что там поют (не поленился в своё время залезть в
Интернет, а она, похож, и правда решила, что я такой об-
разованный). Выясняю по дороге, что она родилась в семье
 
 
 
строгих правил, учится на юрфаке.

– То есть, когда ты выучишься, будешь сажать таких бан-


дитов, как я? Которые пристают к девушкам на первой встре-
че?
– Ну, ты же еще не приставал, вроде бы… (смущенно)
– Все еще впереди. Кстати, ты знаешь, для чего существу-
ют светофоры? (как раз остановились на перекрестке)
– Ну, наверное…
– Нет, не для этого. А для того, чтобы можно было оста-
новиться и поцеловать девушку, не боясь врезаться!
Смеется. Целую ее. Отвечает на поцелуй уже не так пас-
сивно. Потом говорит весело:
– Это ты уже так приставать начал?
– Что-то где-то типа того… Надумаешь меня арестовать
– в бардачке есть наручники.
Наручники там и правда были, ношу иногда с собой, мо-
гут пригодиться для некоторых случаев. Для каких именно
– будет понятно дальше.
Она с легким удивлением лезет в бардачок, достает наруч-
ники, играется с ними, следует пара приколов на эту тему и
т.д. Подъезжаем в ресторану, куда я, типа ее поведу сегодня,
выходим. Стоим, дурачимся. Наручники захватили с собой,
и я в шутку приковываю ее руку к своей. Она смеется, пыта-
ется уронить меня в сугроб, и тут я «случайно» роняю ключ
от наручников прямо в водопроводный сток…
 
 
 
Все, приехали!
Что же делать? Наручники – штука такая: хоть реви, хоть
ругайся, хоть зубами грызи, но никуда не денешься. Надо
ехать домой за вторым ключом. Он по счастливой случайно-
сти остался у меня дома… :-)
Как мы с ней забирались в машину, скованные этими на-
ручниками, через одну дверь – это был кадр! И ехали тоже
весело – ее рука прикована к моей, а я ей рулю и хватаюсь за
передачу. Вздумалось ей почесать нос – ан нет! Только дру-
гой рукой…
А вылезали еще веселее… У подъезда народ сидел, мне
захотелось поприкалываться, я давай орать: «Спасите, люди
добрые! Тут девочка садо-мазохистка ко мне пристает, вот
наручниками приковала, хочет утащить меня на садо-мазо
вечеринку!»
Она пытается закрыть мне рот ладошкой.
– Что ты делаешь? Сумасшедший!
Ладно, идем домой. Снимаем наручники. Решаем чуть по-
сидеть у меня, потому что ехать уже никуда не хочется. По-
мог раздеться (не догола :-)), провел в комнату. Ставлю чай-
ник, девушка пока отправляется в ванну – поправить съехав-
ший от всей этой веселой беготни макияж. Как она сама вы-
разилась: «Пойду попудрю носик…» Я в ответ все с той же
интонацией: «Только губы не крась!»
:-)

 
 
 
К телу!
В общем, все весело, сидим попиваем чай и сок, мило бол-
таем. Я ей показываю фотки на компутере, при этом во вре-
мя просмотра она уже сидит на моей коленке (иначе неудоб-
но – кресло узкое). Легкие прикосновения, поцелуи, доступ
к телу больше и больше; все, вроде, идет нормально, но в
какой-то момент она вдруг заявляет, что все, мол, хватит на
сегодня и начинает морозиться по поводу того, что ей домой
пора, родители там, поздно и вообще.
Я прекрасно понимаю, что если сейчас отпущу ее, то уже
все. Алес, Гитлер капут. Завтра она уезжает, увозя с собой
свою роскошную фигурку, так и не побывавшую в моей по-
стельке и не познавшую сладостный вкус моих ласк. Такой
несправедливости нельзя допустить, так что… не будем рас-
страивать девушку!
Ладно, пора переходить к активным злонамеренным дей-
ствиям. Яволь, майн фюрер, к утру водокачка будет взята!
Звиняйте, граждане, я хотел как лучше, но… Не хотите по-
хорошему, будет как всегда.
Девочка встает с моих коленок с явным намерением уй-
ти, но неловко поворачивается, в результате чего стакан с
соком из моих рук «случайно» проливается прямо на ту ее
набедренную повязку, которую я так жаждал с нее стянуть…
то бишь, на джинсики. Ай-яй-яй, какая досада! Стакан был
почти полон, нехилый такой водопад получился, нате вам,
здрасте, кушайте – не обляпайтесь. Я, конечно, рассыпаюсь
 
 
 
в извинениях – ой, как же так, неловко получилось, но что
поделать – в таком виде, понятно, никуда не уйдешь. Прояв-
ляю трогательную заботу, обещаю в срочном порядке выве-
сить мокрую деталь ее гардероба на батарею для ускоренной
просушки, а ей предлагаю чуть-чуть повременить пока и все
же насладится моим обществом. Деваться некуда, и девуш-
ка остается у меня еще на неопределенное время с вполне
определенными целями.
Усаживаю ее на диван, как истинный рыцарь и галантный
джентльмен приношу плед, чтобы укрыть ей ноги, а не про-
сто тупо пялиться на ее трусики (действительно, чего на них
пялиться, если все равно снимать скоро). Главное – стара-
юсь быстренько сгладить неловкость ситуации, развлекать ее
непринужденной беседой, в результате чего она скоро уже
полулежит на диване, завернувшись в плед, от горячего чая
ее разморило, общая обстановка тепла и умиротворенности
настраивает на доверительный лад.
Пару раз девушка еще вспоминает – как там ее джинси-
ки, не подсохли ли? Я каждый раз с трогательной заботой
встаю, топаю до ванны, аккуратненько поливаю их водой из
разбрызгивателя, после чего возвращаюсь с честной мордой
и виновато развожу руками – нет, сырые еще, что поделать…
В общем, девушка остается у меня достаточное количе-
ство времени для того, чтобы я успел с ней сблизиться на-
столько, что уже забрался под тот же плед (для начала) и мы
сидели, укрывшись им вместе и обнимаясь под ним, потом
 
 
 
плавненько перевел ее в горизонтальное положение, посте-
пенно наращивая приставательные телодвижения, и все бо-
лее откровенные поцелуи и ласки, а дальше… дальше он уже
сама никуда не хотела уходить!
P.S. А наручники нам этой ночью еще пригодились! Как
оказалось, девушка любит жесткий секс!

***
Вы знаете, как заставить взрослого, разумного человека в
здравом уме и почти трезвой (чуть-чуть мартини не счита-
ется!) памяти заставить поверить в несбыточные мечты? Как
подарить ему веру в чудеса? Превратить в ребенка, ожидаю-
щего сказку?
Есть два способа. Одинаково сильно действующих даже
на закоренелых материалистов и уставших циников вроде
меня.
И на самом деле все их знают.
Первый называется ЖЕЛАНИЕ. Если вам чего-то безум-
но хочется, если душа ваша никак не хочет успокаиваться,
несмотря на все ваши старания, если малейшее упоминание
о вожделенном вызывает в ней трепет, если вы засыпаете и
просыпаетесь с одной и той же мыслью, то – чего уж удив-
ляться, когда здоровый скептицизм по поводу возможности
желаемого быстро отступает в сторону, уступив место надеж-
дам, которые, как нам кажется, вполне могли бы и сбыться.
И правда – ну почему бы не случится чему-то, раз я этого
 
 
 
так жду? Ну и что, что все вокруг (да и я сама в своем нор-
мальном, а не теперешнем состоянии) считают такие мечты
смешными, а возможность их осуществления, мягко говоря,
маловероятной? А я вот буду верить всем назло! И… кто
знает…
А еще есть УДАЧНЫЙ МОМЕНТ. Второй подходящий
способ сойти с ума. Ведь ни для кого не секрет, что в ка-
кие-то определенные моменты что-то внутри нас перевора-
чивается, и как будто даже все вокруг способствует времен-
ному помешательству, заставляя верить, что все происходя-
щее – неслучайно, что сегодня действительно какой-то осо-
бый день, что чудеса еще могут происходить, да и вообще –
почему бы нет??? И мы с одной стороны сами уговариваем
себя не обольщаться, чтобы не разочаровываться потом, а с
другой – в тайне надеемся где-то в глубине души и уже мыс-
ленно сказали сами себе: «Ну и что, если даже ничего не по-
лучится? Ну и что, если я потом обманусь? Все равно стоит
попробовать! Ведь хуже-то не будет!!!»
Все-таки надежда – жестокая штука. Она дарит нам веру
в несбыточное.
Классическим примером такого «удачного» (будь он три-
жды не ладен!) момента, пожалуй, можно назвать предново-
годнюю пору. Всех нас с детства учили верить в чудеса имен-
но в это время года. А если прибавить сюда еще и предпразд-
ничное настроение, прямо-таки висящий в воздухе аромат
хвойных иголок и мандаринов (еще одно детское воспоми-
 
 
 
нание), носящихся по улицам мальчишек с петардами и фей-
ерверками (которые то и дело заставляют тебя вздрогнуть, а
потом улыбнуться и недовольно поворчать для виду – мол,
надоели уже, уши болят) и всеобщее ожидание чего-то тако-
го… необыкновенного, волшебного, неизвестного (и оттого
еще более притягательного), что ждет нас за ближайшим по-
воротом, завтра, а, может, даже уже сегодня вечером… то
стоит ли удивляться маленькому повальному сумасшествию
именно сейчас? Для всех и каждого?
Почему бы и не сойти с ума за компанию, раз у всех во-
круг голова кружится ничуть не меньше твоей от ожидания
скорого чуда?
А ведь мы и правда верим, что оно должно произойти.
Непременно! И именно с нами. И именно в это время. Если
и не сегодня, то уж завтра – обязательно! В конце концов,
если уж случаться чудесам, то когда же еще, как не под Но-
вый Год?! И пусть мы не признаемся даже самим себе, но в
глубине души ВЕРИМ. У каждого из нас есть свое маленькое
чудо, которого ждем. Пусть не такое уж волшебное и несбы-
точное. Пусть старое и почти забытое, о котором мы уже по-
чти перестали думать, почти смирились с его невозможно-
стью, почти… Всегда есть какое-то «ПОЧТИ», которое ожи-
вает в это время.
Под новый год несложно сойти с ума. Сложнее потом вый-
ти из этого состояния. Это как похмелье…
Да, пожалуй, есть два способа заставить взрослого, разум-
 
 
 
ного человека поверить в несбыточные мечты. В здравом
уме и почти трезвой памяти. Чуть-чуть мартини не считает-
ся.
И оба они сошлись во мне в то время. Что ж удивляться
тому, что я в какой-то момент сошла с ума и продолжала
надеяться?
Предновогодняя пора. Ожидание праздника, которое под-
час более радостное и волнующее, чем сам праздник. Когда,
несмотря на весь твой цинизм, прагматизм и неверие уже ни
во что, сердце в груди все равно радостно ёкает и замирает
от чего-то непонятного, что обычно называют «томление». И
хочется (тут, в принципе, уже можно ставить точку) чего-то
необыкновенного!
И хруст искрящегося снега под ногами, заиндевевшие де-
ревья (как в сказке!), и слышащиеся повсюду поздравления,
и запах хвои и апельсинов… Воспоминания из детства…
Надо придти домой, зажечь гирлянду на ёлке, открыть
шампанское, дождавшись 12 часов ночи, и изо всех сил по-
желать чего-то такого, что должно сбыться в новом году,
что принесет тебе Дед Мороз (в которого ты не веришь),
или какие-то иные высшие силы, или просто наступающий
год, или… да какая разница, кто или что именно принесет –
ЛИШЬ БЫ ТОЛЬКО СБЫЛОСЬ!!!
А потом написать это на бумажке, сжечь, высыпать пепел
в шампанское и выпить.
Самое смешное, что мы и правда готовы в это поверить.
 
 
 
Я, во всяком случае, так и сделала тогда. Хотя и понимала,
что зря… Но я же упрямая! И вообще…
Что уж тут удивляться?
И стоит ли говорить о том, чего я изо всех сил желала в
новогоднюю ночь, под бой курантов, сжимая в руке бокал с
недопитым шампанским? Что именно должен был принести
для меня Дед Мороз (в которого я не верю) в своем мешке в
наступающем году? На что я надеялась, сама себя уговари-
вая, что надеяться глупо, но все же надеялась, сжимая бокал
в руке под бой курантов?
Не знаю, шампанское ли мое оказалось просроченным
или у Деда Мороза в ту ночь и без меня было слишком мно-
го дел…

ГЛАВА 4
Если третий день подряд вам не хочется вставать и от-
правляться на работу, это значит… это значит, что сегодня
среда.
Почти каждое мое утро теперь начинается с того, что я
уговариваю себя проснуться (получается не всегда), затем,
мысленно произнеся «утро добрым не бывает», пытаюсь от-
крыть глаза. Позавтракав, поразмышляв о жизни и повзды-
хав, иногда встаю с кровати. Для того, чтобы совершить
непременное путешествие к месту ежедневной доброволь-
ной каторги. Вот уж точно, утро – это такая часть суток, ко-
гда начинаешь завидовать безработным.
 
 
 
Нет, я люблю свою работу, вы не подумайте… Очень люб-
лю. Только не по средам. Особенно, по ТАКИМ средам!
Большинство людей недолюбливают понедельники, для ме-
ня же чаще всего самый трудный день – среда, когда пони-
маешь, что до конца недели еще далековато, а запас позити-
ва, накопленный за выходные, уже весь кончился.
И все-таки я люблю свою работу. Где еще найдешь та-
кое? Обыватели, непременно проклинающие нашу журна-
листскую братию, но с жадность бросающиеся потом читать
все, вплоть до бульварных газетенок и желтой прессы. Ме-
няющийся, как калейдоскоп, круговорот событий, в которых
нужно поучаствовать и прочувствовать, чтобы потом опи-
сать. Вечно недовольный шеф, угрожающий дедлайном, как
полицейский дубинкой. Корректоры и редакторы, готовые
зарезать на корню любую твою гениальную идею, например,
решившие, что твой гениальный опус, соизмеримый по глу-
бине и размаху мысли с философскими трактатами Ницше,
нужно всунуть в 20 строчек и никак не больше. Дружеские
склоки в курилке со своими же собратьями. И твоя подпись,
гордо красующаяся под передовицей во всех печатных изда-
ниях, подмигивающих тебе из газетных киосков по пути на
работу… Ну как можно не любить все это?
А завтра новый день, и все начинается заново, и никого
не волнует, что в отрезке с утра и до вечера ты прожила се-
годня пару неплохих лет. Новое утро, снова на работу, сно-
ва в путь… Снова вылетаешь из дома сонная и ненакрашен-
 
 
 
ная, слыша в трубке знакомые раскаты голоса выпускающе-
го редактора: «Настасья, если через 4 минуты материал не
будет у меня на столе, я лично тебя изнасилую в извращен-
ной форме!». Вот блин… «Да я ж только об этом и мечтаю,
милый!» – бросаешь на ходу дежурную отмазку, не успевая
вдумываться в смысл слов, потому что пришла пора утрен-
ней пробежки за маршруткой.
А уж про этот вид транспорта в наше время сложено не
меньше строк, чем в золотой век поэзии – про бездорожье,
заснеженные версты и станционных смотрителей. Да-да, ни-
что не ново под луной.
Нет, я люблю ездить в маршрутках. Как не порадовать-
ся ежедневному развлечению? То мужчина замуж предло-
жит выйти, то очаровательная девушка оттолкнет локтем от
открытой двери (приемы самообороны ведь тоже никогда
не помешают!), то твердый лоб проверит выносливость не
менее твердого корпуса пассажирского автобуса… Плюс ко
всему – последние новости о дешевых продуктах, сплетни
с вечеринок и парочка «ароматов» от недавно проснувших-
ся мужчин. Вот уж точно – ничто так не сближает людей,
как общественный транспорт. Где еще можно испытать та-
кое счастье за совсем символическую плату?
А еще можно с азартом поучаствовать в игре «Нет, я те-
бя обгоню!» между водителями двух маршруток и, конечно,
поболеть за своего, выписывая ногами вензеля в воздухе на
крутых виражах. Вцепись руками в соседа, и если он тоже во
 
 
 
что-нибудь успел вцепиться, то ты в безопасности.
Водители же данного транспорта вообще – душевные лю-
ди и очень любят развлекать своих пассажиров. Например,
записками, заботливо развешанными внутри салона. «Голо-
вой стучаться сюда!» – согласитесь, мило? Или «Кто хлопнет
дверью – тот станет льготником!». А как вам надпись «Лю-
ди! Ходите пешком!» внутри маршрутки?
Еще наши маршрутки мечтают стать самым чистым из
всех видов транспорта. Правда, пока мечта остается несбы-
точной. Но зато уже сейчас в них гордо красуется надпись:
«Просьба семечки, орешки и бананы есть вместе с кожурой».
Разве после такого можно оставить салон грязным? И тихо у
нас в маршрутках – «Хлопнешь дверью – умрёшь от монти-
ровки!» или «Закрой её как дверь своего ХОЛОДИЛЬНИ-
КА» (на двери внутри) – ну разве можно остаться равнодуш-
ной к таким просьбам? И места много у нас – «По салону не
бегать!» (кто не видел такой надписи?), и ощущений масса –
«10 минут страха и вы дома. Стоимость аттракциона 10 руб-
лей» или «Внимание! Машина на автопилоте!».
Нет, все-таки водители в маршрутках – народ не случай-
ный. О требованиях к ним при приеме на работу можно до-
гадаться все по тем же надписям в салонах автобусов. Вот
некоторые: «Водитель – не осьминог, всем сразу сдачу дать
не может», «Говорите громче – глухой водитель!», «Закурил
сам – угости водителя», «Не хлопайте дверью – водитель пу-
гается!», «Остановки говорите заранее, водителю нужно вре-
 
 
 
мя, чтобы поставить ПРОТЕЗ на тормоз». Если до этого я
еще с трудом могла разомкнуть заспанные глаза, то тут уже
поневоле проснешься, встрепенешься, отряхнешься…
Нет, все-таки как же скучна была бы наша жизнь без все-
го этого! Без приключений по пути на работу и обратно,
без ежедневной суеты и беготни неизвестно куда и зачем,
без всех тех мелочей, которые и составляют нашу повседнев-
ность. К которой привыкаешь и уже не замечаешь каждый
день, но по которой вдруг начинаешь скучать, вырвавшись
куда-то из будней, и потеряв ту привычную колею, тот раз-
меренно-рваный ритм событий…
Интересно, это только мне одной кажется, что нечто важ-
ное мы упускаем из виду и теряем в этой суете, толкаясь в
маршрутках, спеша куда-то вприпрыжку и бегом, жуя на хо-
ду бублик, пока настоящая жизнь идет где-то рядом?

***
В ту ночь мне опять снилось море. Не знаю – почему. В
последнее время оно мне снится так часто, что в пору лезть в
сонник и смотреть – что предвещают такие сны. Хотя в тол-
кование снов я не верила никогда. Но всегда тянет посмот-
реть на то, во что ты не веришь…
Действительно, к чему снится море? В моем сне оно было
бурным и сердитым. Накатывалось на берег мрачными тяже-
лыми волнами, опрокидывая оставленные шезлонги и смы-
вая вчерашние песочные замки вместе с забытыми детски-
 
 
 
ми лопатками и ведерками. Кстати, когда я была маленькой,
меня очень интересовало – куда же деваются потом замки из
песка, построенные мною и моими друзьями на берегу, ес-
ли их оставить и уйти? Ведь, возвращаясь потом, никогда не
найдешь своего. Их уже просто нет! Так – куда? Их забира-
ет себе море? Зачем? Чтобы потом вынести волной на дале-
кий берег, может, за сотни километров отсюда, наши деше-
вые пластиковые совочки и отпечатки маленьких ладошек на
влажном песке? И кто-то другой, точно так же, как я сейчас,
будет удивляться, увидев их на берегу среди прочих стран-
ных и неожиданных предметов? Ракушки и детские панам-
ки, водоросли и бутылки, кораллы и старинные часы… Ле-
жащие рядом друг с другом, они будут казаться глупыми и
неуместными – слишком уж нелепое соседство. Наверное,
обломки кораблекрушения… Да уж, порой после шторма на
берегу можно найти нечто такое, чего никогда не увидишь
рядом в нормальной обстановке.
А эти парни, знакомые мне по рассказам Лёли… Они ведь
тоже – обломки кораблекрушения в своем роде. Выброшен-
ные на один берег случайной прихотью судьбы… Забавные
у меня ассоциации, да?
Но ведь и правда! Вчерашний романтик с ранимой душой,
ставший сегодня циником; самоуверенный красавец, счита-
ющий наглость лучшим оружием против девушек (кстати, с
нами разве надо бороться или воевать?); пошловатый и оза-
боченный нахал с вечными шуточками и приколами; ловкий
 
 
 
и пронырливый хитрец – что общего между ними? Какое ко-
раблекрушение свело их вместе, выбросило на один берег и
заставило жить по похожему сценарию?
Мда, странные мысли в последнее время роятся в моей
голове. Может, я слишком много думаю?
Наверное, Лёлька мне именно так и скажет, если я сейчас
спрошу…
– Лёль, а как они стали такими? Как вообще становятся
пикаперами? Ведь смотри – они такие разные, каждый из
них прошел какой-то свой путь, но, тем не менее, все четверо
встретились в одном месте, на одном берегу, придя к одному
и тому же…
При упоминании «берега», Лёля, не привыкшая к моим
морским ассоциациям, опасливо покосилась на меня, как на
человека, который начинает уже заговариваться. Но, ничего
не сказав по этому поводу, лишь пожала плечами.
– Но ведь не рождаются же они такими. Значит, с чего-то
же все начинается?
– Если хочешь, Насть, я спрошу. У них на форуме. Со-
здам новую тему, попрошу всех рассказать – с чего же у
них все начиналось. Какую-нибудь самую-самую первую ис-
торию каждого… Мне не сложно! Ко мне там все равно уже
все привыкли. И временами мне даже нравится с ними об-
щаться…
– Да, я заметила, что ты теперь частенько залезаешь на их
форум и много времени там проводишь.
 
 
 
– А что тут такого? Просто все парни там – очень инте-
ресные личности, необыкновенные, креативные… С ними
не бывает скучно! Да и вообще мне нравится участвовать в
обсуждениях, высказывать свою, женскую точку зрения по
какому-нибудь вопросу. Правда, надо мной там чаще всего
смеются и называют наивной…
– Ничего! Вот еще немного походишь туда – сама всё вы-
учишь и станешь специалистом по развратному образу жиз-
ни, куда круче их всех! Еще советы новичкам давать будешь!
– Ну, куда уж мне до них в этом плане… Или до тебе!
В глазах Лельки вспыхнули задорные искорки, но она тут
же отвела взгляд, смущенно улыбаясь – как будто сама за-
стеснявшись собственной наглости.
Ах, Лелька, маленькая проказница! И ты туда же? Ехид-
ничаешь? Подкалываешь? Еще и насмешничать она мне бу-
дет… Хотя справедливости ради скажем, что доля правды в
твоих словах есть. Если вспомнить, как я провела последние
несколько дней… Развратный образ жизни, тоже мне…
Ох уж этот постдепрессионный период! Нет, не ждите, что
я своим поведением скажу какое-то новое слово в процессе
забывания парня (который никак не хочет забываться!) де-
вушкой после расставания. Пожалуй, у меня все было до ба-
нальности стандартно, как и у всех нас. Сначала длительный
и безутешный процесс изображения королевы в изгнании с
непременным оплакиванием себя, его, вашей неслучившей-
ся любви (которая, конечно же, могла бы быть такой сказоч-
 
 
 
но-замечательно-незабываемо-удивительно-волшебной, что
прям ах!), несостоявшейся поездки на Канары и троих неза-
чатых детишек. Процесс сей может длиться бесконечно, но,
как правило, занимает недели две-три. Ему сопутствует от-
каз от пищи (рыдать и уминать сервелат не очень-то спод-
ручно, так что мы ограничиваемся ложечкой мороженого,
подсоленного собственными же слезами), ритуальное сжи-
гание совместных фото и прослушиванием на повторе «на-
шей» песни. Если таковые имелись, конечно. Меня, тьфу-
тьфу, бог миловал.
Дальнейшая программа произвольная, но, как правило,
непременно одно – вокруг несчастной сомкнется плотное
кольцо сочувствующих (у брошенной девушки подруг всегда
почему-то больше, чем у лично счастливых), которые будут
поддерживать морально и, на самом деле, мучить еще боль-
ше.
Затем, отсидев на диете из малосольного мороженого
положенное количество дней-недель-часов-минут-месяцев,
мы готовы преобразиться, постройнеть и поумнеть (хотя –
ой ли? …это еще вопрос!), наконец-то осознав, что нечего
такой умнице-красавице прозябать в девках. Да и девкам,
признаться, уже слегка поднадоел этот затянувшийся хард-
кор-сериал «Бедная Настя». Из всего ассортимента подруг
рядом остаются уже только самые стойкие к алкоголю и са-
мые неустойчивые в плане моральных принципов. Собрав
их вместе, скандируя: «Жизнь продолжается!», «Все мужики
 
 
 
козлы!», «А бармены там симпатичные?», ты и вся осталь-
ная веселая банда обряжается в боевой наряд амазонок (алые
стринги из племени охотниц на мужчин) и уходит в ночь с
карательной миссией. Форма мести всему мужскому роду,
как все догадываются, будет выбрана не самая безопасная
в смысле венерических заболеваний. Впрочем, что значит
серия визитов в вендиспансер по сравнению со стремитель-
но растущей самооценкой? Тем более, что, как тебе кажет-
ся, жизнь и правда стремительно налаживается, и о прежнем
уже не так часто вспоминается и временами даже как-то со-
всем не думается. А потом…
А потом наступает утро после бала. Излечиваясь от ханд-
ры по методу клиньев, оказывается, что ты слегка подрасте-
ряла человеческий облик. В теле – приятная легкость (ска-
зывается отсутствие лишних килограммов и такой громозд-
кой конструкции, как девичья честь), в мобильном – деся-
ток неопознанных номеров, а квартиру проще сжечь, чем от-
драить от конфетти и брызг… хорошо, если шампанского. О
подробностях вчерашнего я, пожалуй, лучше умолчу, сделав
вид, что сама не в состоянии ничего вспомнить, ладно?
Зато как назло возвращаются воспоминания о том, с че-
го, собственно, все и началось. И что толкнуло тебя на столь
опрометчивый шаг в виде мести в алых стрингах. И вновь
появляются все те же заботливые кошки с коготками, соску-
чившиеся по твоей душе. И ты вновь зовешь ту единствен-
ную подругу, которой можно безбоязненно доверить свои
 
 
 
слезы (да-да, Лель, это я про тебя!), и вновь…
Что ж, я не открыла Америку, не изобрела велосипед, и
не придумала новый патентованный и так необходимый всем
девушкам способ изгнания из памяти того, кто крепко по-
селился там. Без твоего разрешения. И вовсе не собирается
уходить.
Если кому-то это удастся лучше меня – дайте знать, лад-
но?
***
Я не умею готовить. В смысле, еду. В смысле – совсем. Ну,
абсолютно. Стыдно признаваться, но за 24 года своей жизни
так и не удосужилась научиться. А когда пытаюсь, то у ме-
ня непременно что-нибудь подгорает, убегает, разбивается,
пересаливается и проч. В общем, на кухне я – девочка-ката-
строфа. Эх, бедный мой будущий муж! Как же тебе не пове-
зет со мной! Хотя ты об этом пока еще не знаешь. И у тебя
еще есть шанс избежать этого опрометчивого шага. А зна-
чит, я пока еще даже не знаю – будешь ли ты у меня. Кому
нужна такая неумейка? Хотя, говорят, целуюсь я куда луч-
ше, чем готовлю! Осталось найти мужа – профессионально-
го шеф-повара из ресторана. Чтобы он сам за меня готовил
каждый день. И тоже умел целоваться! Или на худой конец
– олигарха, чтобы водил меня в тот самый ресторан каждый
день. Или…
Ах, мечты, мечты… А суровая реальность встречает нас
пакетиком чипсов, которые я грызу, пока Лелька там возится
 
 
 
на кухне. Хорошо еще, что она пришла и дает мне возмож-
ность спокойно посидеть в интернете, а не устраивать опять
катастрофу на кухне. Меня туда лучше вообще не подпус-
кать.
Эх, Лелька, милая… Что бы я без тебя делала? Нет, я и
правда многого не умею. Например, готовить. Или утешать
кого-то. Или так классно отмазываться от претензий началь-
ника на работе, как это делал Стас, он же Грязный Стебщик,
историю которого я сейчас читаю на форуме.

Данная объяснительная записка была написана по пово-


ду отсутствия одного сотрудника (проще говоря – меня) на
одном корпоративном предновогоднем мероприятии компа-
нии, в которой он (сотрудник, то есть я) работает. Меро-
приятие проводилось в выходной день, но присутствие всех
сотрудников, естесссственно, было обязательным. Итак…

Президенту компании N
г-ну Х
от старшего консультанта
Станислава Оленева.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Уважаемый г-н Президент, поскольку суббота и воскресе-


нье являются днями отдыха, я не совсем понимаю – почему
 
 
 
я должен отчитываться перед руководством компании о том,
как я провожу выходные. Однако, не скрою, мне льстит столь
повышенное внимание к моей скромной персоне со стороны
высшего руководства, поэтому с удовольствием готов удо-
влетворить ваше любопытство.
Итак, в субботу я никоим образом не мог присутствовать
на мероприятии, и сейчас расскажу – почему. Дело в том,
что в пятницу вечером мне позвонила моя давнишняя зна-
комая и предложила встретиться. Мы чудно провели время
в одном заведении, а потом решили поехать ко мне домой
(очень жаль, что Вас интересует только 22-е число, потому
что самое интересное происходило 21-го вечером… ну, да
ладно).
Проснувшись 22-го утром, крепко привязанный к крова-
ти кожаными ремнями, я вспомнил, что опаздываю на кор-
поративное мероприятие, столь необходимое нашей компа-
нии на современном этапе консолидации сил всех сотрудни-
ков для выполнения выбранной стратегии. Ратуя за корпора-
тивные интересы компании, в которой работаю, я стал убеж-
дать свою знакомую, что мне нужно присутствовать на меро-
приятии, и просил развязать мне руки. Но она наотрез отка-
залась это сделать, аргументируя свой поступок тем, что ей
известен более интересный способ времяпровождения, чем
мероприятие. Когда же я попытался настаивать, то в ответ
получил легкий удар кожаной плеткой по левой ягодице (мо-
гу предъявить оную в качестве вещественного доказатель-
 
 
 
ства) и кляп в рот.
Таким образом, как вы видите, я физически не мог при-
сутствовать на мероприятии, несмотря на все мои старания,
как добросовестного служащего, туда попасть. Ну, а посколь-
ку я не мог выйти из дома, то сдался, и всю первую половину
дня мы провели в постели, занимаясь сексом. В какой-то мо-
мент (к стыду своему должен признаться) мне даже показа-
лось, что это интересней, чем посвящать выходной день раз-
говорам о том, как важна нашей компании консолидация сил
всех сотрудников для выполнения выбранной стратегии. Но
я был крепок духом, отогнал эти недостойные мысли и ду-
мал только о своих коллегах, которые в это время укрепля-
ли корпоративное единение. Ближе к обеду, в конец изнемо-
женный (хм, только теперь понял весь глубинный смысл это-
го фразеологизма), я вспомнил о последнем заявлении ви-
це-президента Компании, г-на У, которое было произнесе-
но им под занавес прошлого корпоративного банкета (то са-
мое, которое резюмировалось словами «Танцуют все!»). К
счастью, идея потанцевать не вызвала агрессивных действий
и применения пыток со стороны моей партнерши и даже на-
шла живой отклик, после чего мы с особым рвением при-
нялся выполнять распоряжение вице-президента.
Мы танцевали без перерыва всю вторую половину дня.
Поскольку распоряжение прямо не указывало, какие именно
танцы нужно было исполнять в субботу, то репертуар я со-
ставлял самостоятельно. Мы танцевали самбо, румбу, саль-
 
 
 
су, польку-бабочку, летку-еньку, вальс, рэп, хип-хоп, танец
маленьких лебедей, танец больших лебедей, стрип-арт и да-
же нижний брейк-данс в постели. Так что распоряжение Ви-
це-президента было выполнено мной в полном объеме, о чем
с гордостью и сообщаю.
Надеюсь, данного объяснения будет достаточно, чтобы
убедить вас в полной моей невиновности и глубокой предан-
ности корпоративным интересам. В случае необходимости я
готов предоставить более детальное описание с картинками
и видеозаписями, т.к. мы снимали на камеру.
P.S. Жаль, что вас интересует только 22-е число, ведь 23-
го приехали еще ее подружки, и была групповуха, но раз уж
так…

С наилучшими пожеланиями,
старший консультант фирмы N,
Станислав Оленев.

Нет, все-таки есть на свете люди, которым у меня не по-


лучается не завидовать, как бы я не старалась…
– Насть, идем кушать! Чудесный омлет, мясо по-француз-
ски и шарлотка тебя ждут!
Да-да, и ей тоже!
***

– Насть, а ты веришь в гороскопы?


 
 
 
– Нет. А что там мне обещают?
Мы с Лелькой рассмеялись вместе. Да, вот такие уж мы –
девушки: не можем пройти мимо того, вот что сами страстно
не верим. Ну, любопытно же!
– Звезды предвещают тебе удачу…
Леля раскрыла случайно подвернувшийся ей журнал с за-
гадочным видом оракула. Я недоверчиво хмыкнула. Ох уж
эти гороскопы… Вечно одно и то же. Хоть бы пластинку сме-
нили.
– Повернитесь к ней лицом, а то она пройдет мимо, – чи-
тала дальше Лёля. Я слушала в пол-уха, продолжая свое гряз-
ное дело. Ну, в смысле, я мыла посуду. А вы что подумали?
Вкусный ужин, приготовленный Лелькой, уже оставил о себе
лишь воспоминания – на тарелках, которые теперь предсто-
яло вымыть. Мне. Должно же быть хоть какое-то распреде-
ление труда.
–  Оглянитесь вокруг, ищите поэзию в окружающем вас
мире, – продолжала вещать моя личная предсказательница
– Ага, счаз хорошенько поищу! Может, она под диван за-
валилась? Не найду, так хоть пыль вытру…
–  Настька, оставь швабру в покое! Я тут тебе будущее
предсказываю, а ты…
– Это прошлое, Лёль. Журнал-то старый. Уж не знаю, где
ты его нашла, и зачем он у меня тут валялся…
–  Что – серьезно? Вот, блин… А я тут распинаюсь! Но
ведь если… тогда, получается, и правда сбылось?
 
 
 
В комнате повисло глухое молчание. Мы обе как-то сразу
погрустнели. И просто чтобы сгладить неловкую паузу я тихо
сказала:
– Ладно, чего уж там… У тебя-то как дела? Тебе каких
чудес гороскоп навещал?
–  Ой, Насть, знаешь, а у меня и правда чудеса в жизни
творятся. Причем все чудесатее и чудесатее!
– Это как? – я улыбнулась. Лёлька вдохновенно продол-
жала:
–  Ну, знаешь, сегодня совершенно сумасшедший день.
Мне почему-то везет на каждом шагу!
– Не к добру это, точно тебе говорю, – подзадорила я по-
другу.
– Ну что ты! Началось все с того, что я попала на лоте-
рею в магазине косметики. И получила все, что хотела, по-
чти бесплатно. Потом получила скидку по студенческому в
магазине сумок – акция у них там сегодня. Дальше – хуже!
Давно мечтала сходить на концерт «Мультфильмов»  – так
мало, что они в наш город приезжают, но меня еще и туда
пригласили! Тоже абсолютно бесплатно теперь схожу!
– Мда…бывает же…
– А под конец дня увидела случайно в магазине диск, ко-
торый давно искала. И что ты думаешь? Они решили ме-
ня добить! Парень-продавец меня засыпал комплиментами и
сказал, что красивым девушкам он все продает со скидкой. Я
в шоке… Такими темпами, когда я постарею, и придет время
 
 
 
умирать, вдруг окажется, что в этот день по скидке раздают
бессмертие!
Мы обе залились смехом.
– Ох, Лёльк… А с пикаперами-то у тебя как дела? Отве-
тили тебе что-нибудь на форуме на твою темку? Про то, как
они такими стали?
– Ну, ответили вообще-то… Только, знаешь, они там, по-
хоже, меня вообще всерьез не воспринимают. Считают наив-
ным ребенком или кем-то в этом роде. Прикалываются толь-
ко. Чего стоит одна фраза: «Ой, Лёлечка, я тут счаз тебе ум-
ную вещь скажу, ты только не обижайся, ладно?» Как будто
я – маленькая девочка, с которой так забавно поумничать…
– Кто это тебя так? Стас?
– Художник. Нет, Насть, я все понимаю, он, конечно, на-
много меня старше и умнее, но все-таки… Почему вот тот
же Рэндом, хотя бы, ко мне нормально относится?
– Ладно, не злись ты. Так что они тебе ответили?
– Пойдем тогда уж в комнату. Сама почитаешь…
Включая компьютер, я тогда еще даже не думала, что мы
уже практически на пороге той истории, которая, несмотря
на все мои опасения, снова ждала нас за поворотом…
Ну почему мотылек всегда сам летит на огонь?

Форум пикаперов.
Ответы в Лёлину тему.

 
 
 
Грязный Стебщик:
– Да что тут рассказывать? …Когда-то давным-давно,
сколько-то там тысяч лет назад, когда по земле еще броди-
ли мамонты, а я был добрым и хорошим пятнадцатилет-
ним мальчиком, случилось вдруг так, что меня вдруг силь-
но заинтересовали девочки… Собственно, с этого-то все и
началось!

Лёля:
– Спасибо, Стас. Очень познавательно! А чуть поподроб-
нее можно?

Рэндом:
– Для тебя – все можно, Лёль! :) Ну, или почти все…
Рассказать? Да пожалуйста! Я вот, например, отлично
помню, ЧТО именно так повлияло на меня и так здорово из-
менило мое мировоззрение вообще и отношение к девушкам
в частности. Случилось это в незапамятном 199-каком-то
году, когда я тоже был милым, добрым и наивным мальчи-
ком. Ну, почти таким же хорошим, как Стасик. Только с
мозгами. Ну, чуть-чуть. Ну, то есть… Ох, да ладно, чего
там! Короче, я был молод и глуп, и был девственником. И,
как водится, был влюблен. Как и положено глупому влюб-
ленному девственнику, я думал, что за девушками надо уха-
живать, дарить цветы и подарки, поздравлять со всякими
праздниками и разговаривать на всякие умные темы.
 
 
 
Объектом моих мечтаний была девочка из соседнего дво-
ра – чудное создание, как мне тогда казалось. Я приносил
ей охапки цветов, вел долгие умные беседы о смысле жизни,
любезничал с ее мамой, строил воздушные замки и считал,
что у нас замечательные отношения. Мы ведь так классно
общались, нам было так хорошо вместе, мне даже позволя-
ли ее целовать по праздникам и… мечтать о чем-то боль-
шем.
Я был уверен, что только так и надо вести себя с девуш-
ками, тем более, что девочка поощряла мое такое поведе-
ние, была очень рада, когда я потакал ее капризам, говори-
ла, как ей хорошо со мной, и какой я замечательный, а од-
нажды… а однажды послала меня. Обломав жестоко и ра-
зом все мои мечты и надежды.
Потом я узнал, что был далеко не первым в списке тех,
с кем она обошлась подобным образом. Видимо, это вообще
было ее хобби. Или стиль жизни такой, я не знаю.
По этому поводу, разумеется, я долго переживал, мучил-
ся и никак не мог понять – что же такое случилось, и как
так вообще можно? Собственно, как писал Стас «с это-
го-то все и началось». Дальше были долгие и не всегда успеш-
ные попытки разобраться в женской психологии, в мотивах
и причинах их поведения и отношения к мужчинам. Но это
уже другая история.
А та закончилась именно тогда. Когда мечты оказа-
лись разбитыми, воздушные замки рухнули, осталось толь-
 
 
 
ко жесткое и прагматичное понимание правил игры.

Лёля:
– А никогда не хотелось перестать играть?

Рэндом:
– Лёль, у меня, конечно, с прежних пор осталось много
недостатков. Но, к сожалению для девушек, глупость боль-
ше не входит в их число.

Наглец:
– Да, ничто не ново под луной… У меня было практически
так же.

Леля:
– То есть, эта история характерна для пикаперов? Или,
может, расскажешь свою?

Художник:
– В начале пути каждого соблазнителя, как правило,
стоит какая-нибудь милая девушка, запавшая в душу на-
долго, и обошедшаяся с ним очень жестоко. Только прости,
Лёль, рассказать об этом в подробностях тебе вряд ли кто-
то захочет. И дело даже не в том, что все мы в то вре-
мя были слишком наивны, вели себя по-пионерски, совершали
разные красивые (и не очень) глупости. Просто такие вос-
 
 
 
поминания предпочитают хранить в себе. Какими бы они не
были – глупыми, наивными, смешными, детскими – они для
каждого только свои. И не проси ими поделиться.

Грязный Стебщик:
– Поддерживаю.

Рэндом:
– Согласен.

Наглец:
– Присоединяюсь.

– Надо же, какое единодушие! – буркнула я, докончив чи-


тать. – Их послушать, так и вообще, это мы (ну, то есть де-
вушки) виноваты в их таком поведении.
– А разве нет? – вдруг тихо произнесла Лёля.
–  Что? Да брось-ка ты еще! Скажешь тоже… Всем нам
доводилось разочаровываться в любви, но это еще не повод,
чтобы потом… Вот скажи, кстати, почему если больно сде-
лают женщине – она простит, а если мужчине – его потом
непременно тянет отомстить всему миру? Почему женщины
не мстят? Хотя хотелось бы порой! Почему…
– Насть… а чем мы сейчас занимаемся? Ради чего пришли
 
 
 
на их сайт?
Помнится, я тогда так и не нашлась – что ответить. И, на-
верное, впервые задумалась серьезно – для чего все это?

Форум пикаперов.
Продолжение Лёлиной темы.

Леля:
– Хорошо, скрытные и ранимые мальчики. Я не прошу вас
делиться чем-то личным и сокровенным. Но тогда, может,
расскажете что-то менее секретное и трепетное? Напри-
мер, какую-нибудь одну из первых ваших историй, когда вы
только-только начинали свой путь пикапера? Или это то-
же информация лишь для своих?

Грязный Стебщик:
– Нет, тут как раз ничего секретного нету, можем и по-
ведать. Вот, например, моя история «из раннего» – про сту-
денческие годы. Копирую сюда прямо со своего дневника:

Как говорится: «Мы все учились понемногу – чему-ни-


будь и… как-нибудь!» И я когда-то тоже тратил время на
приобретение ненужных знаний и изучение вопросов, кото-
рые мне никогда в жизни не пригодятся, мучаясь всевозмож-
ными сессия, коллоквиумами, зачетными неделями и про-
чим бредом человеческого разума в педагогическом инсти-
 
 
 
туте (Ха-ха! Что, не похож я на педагога? Да уж, Худож-
ник мне то же самое говорил. Мы с ним вместе учились).
Было это давным-давно, в те стародавние времена, когда по
земле еще бродили динозавры, Билл Гейтс искренне считал,
что для любой компьютерной игрушки достаточно 64 Кб па-
мяти, а я не только не был пикапером, но и слова-то тако-
го не знал. Однако с девушками мне это спать не мешало, а
зачастую случались со мной и очень забавные моменты. О
некоторых из них я с удовольствием поведаю свету…
Первый курс, само собой, мы только-только приступили
к мукам грызения гранита науки и присматривались друг к
другу. Пединститут – это вам не школа милиции, парней там
не много. На группу из почти 30 человек обычно приходит-
ся 1-2 парня. Но я, конечно, был только рад тому обстоя-
тельству, что теперь общество моих знакомых увеличилось
на 28 девушек (при почти полном отсутствии конкуренции),
которым выпало несчастье учиться со мной в одной группе.
Впрочем, о том, чем им это грозит, они в то время еще не
догадывались. А я этим нагло пользовался!
На тот момент (когда произошла вся эта история) я весе-
ло проводил время с девушкой по имени Наталья, что, впро-
чем, не мешало мне строить глазки некоторым другим. На-
ташка была веселой неунывающей девчонкой, которая нахо-
дила время и на то чтоб хорошо учиться, и на замечательное
времяпровождение в неучебное время. Она была отлични-
цей, и наша классная руководительница быстро записала ее
 
 
 
в свои любимицы, но при этом Наташка абсолютна не была
похоже на тех занудных зубрилок, которые целыми днями
корпят над учебниками. Напротив, она была беззаботной и
жизнерадостной, обожала шумно и весело проводить время,
в чем я ей, конечно, помогал изо всех сил.
В ту пору мы были приглашены к одной из ее подруг на
небольшое семейное торжество, куда собирались пойти вме-
сте. Подруга ее была вполне взрослой девушкой, была заму-
жем и ждала ребенка. На торжественное мероприятие, по-
священное прибавлению семейства, мы и должны были за-
явиться. Пока же вместе ходили по магазинам, выбирали по-
дарок и вообще «готовились»…
Но учитывая мою склонность к раздолбайству и нежела-
ние быть серьезным, а так же тот факт, что от Наташки я
ждал немного другого, неудивительно, что время шло, день
праздника неумолимо приближался, а мы еще так ничего и
не выбрали. И однажды вечером после очередного неудач-
ного похода по магазинам моя спутница опубликовывает со-
общение приблизительно следующего содержания: «Сколь-
ко это может продолжаться? Неужели глупый Стас не пони-
мает, насколько это серьезно для ее подруги – рождение ре-
бенка? А если так пойдет дальше, то мы вообще ничего не
успеем! Короче, или я становлюсь серьезным, или…»
Продолжать, думаю, не стоит, общий смысл и так всем по-
нятен. Я, разумеется, со всей горячностью заверил ее в своей
серьезности, и мы договорились завтра же все найти, купить
 
 
 
и приготовить. Но на завтра, по закону всемирной подлости,
мне выпало убираться в нашем классном кабинете после лек-
ций. Я бы с удовольствием послал подальше и уборку, и сам
кабинет со всеми, кто в нем есть, так как нужны они мне
были не больше, чем лысине – кирпичная стена. Но лишний
раз объясняться с нашей классной руководительницей не хо-
телось (почему – поймете чуть позже), поэтому договорив-
шись встретиться с Наташкой после уроков, я рванул наверх,
надеясь, быстро развезти грязь по углам и смотаться.
Когда я уже заканчивал «драить палубу», на горизонте
неожиданно возникло 62-ухлетнее существо с всклокочен-
ными волосами, то бишь наша классная руководительница.
(Вы, наверное, думаете, что я этой встрече жутко обра-
довался? Да лучше бы мне в утреннюю кашу насрали!) Эта
Горгона в образе человеческом мало того, что преподавала
у нас Теоретические Основы Начального Курса Математики
(для тех, кто не знает, что это такое, объясню в двух сло-
вах – хрень полная!), так еще и зорко следила за моральным
обликом вверенной ей группы (то есть за нами). И, несмот-
ря на мои отчаянные попытки выглядеть милым, наивным и
воспитанным мальчиком, уже тогда начинала подозревать во
мне волка в овечьей шкуре. Так что беседа с ней мне отнюдь
не улыбалась, тем более, что внизу ждала Наташка.
Но наша классная в тот день появилась на моем горизон-
те явно не для того, чтобы обсудить красивый вид из окна
и погоду на завтра. Она с плохо скрываемой подозрительно-
 
 
 
стью завела со мной пространную беседу о морали и нрав-
ственности, намекая время от времени, что очень уж стран-
ные слухи про меня ходят в округе. Я, разумеется, заявил,
что не стоит верить слухам, что вообще я «белый и пуши-
стый, и совсем не квакаю», и как вообще она могла про меня
такое подумать? Я же образец добропорядочности! Не пью,
не курю, и морально не разлагаюсь… ну, разве что – самую
малость!
Смущенная моим блефом, она виновата произнесла: «Ну,
а мне показалось, что…» На что я тут же логично ответил:
«Это Вам показалось!» Словом, я так вдохновенно и вос-
торженно врал, что сам готов был поверить в собственную
невинность. Казалось, мои заверения поколебали нашу клас-
суху, но она не собиралась так быстро сдаваться и насторо-
женно спросила: «А вот вчера я Вас видела вместе с Ната-
шей… Куда это Вы ходили?» Наташка, как я уже говорил,
была ее любимицей, и ее частое общение с таким разлагаю-
щим элементом, как я, конечно, кое-кому не нравилось. Я
же просто и честно ответил: «В магазин!» Почти успокоив-
шаяся классная словно бы между делом поинтересовалась:
«В какой?» А я не задумываясь ляпнул, что называется, сду-
ру: «Ну, в этот, где товары для новорожденных младенцев
продаются…»
У нашей классной зырики медленно выползли из орбит
на лоб да так и остались там. На мое счастье в это время в
ее комнатке (была у нас маленькая каморка позади кабине-
 
 
 
та, вроде лаборантской), закипел и забрызгал чайник, и она
бросилась его выключать. Я же тем временем, вспомнив 4-
ое правило Грязного Стебщика (Не стой, где попало, а то
еще попадет!), уже собирался последовать этому мудрому
совету, для чего начал медленно двигаться в сторону выхо-
да… как вдруг в дверь влетела разозленная Наталья! Конеч-
но, пока я тут вел пространные беседы с нашей классной,
она дожидалась меня внизу, и теперь, устав ждать и решив,
что я опять вздумал увильнуть, она ворвалась, как фурия,
и завопила, как будто ей в штаны гремучую змею посадили:
«Стас, ну что это такое??? Где тебя опять носит??? Ты же
обещал быть серьезным!!! Сам ведь говорил, что рождение
ребенка – очень ответственно и серьезно, а теперь снова – в
кусты? Ведь у нас совсем мало времени, ребенок уже скоро
родиться, а ты!!!»
Сила ее голоса достигала такого уровня, что впору было
вывешивать штормовое предупреждение. И хотя я пытался
как-то ее остановить и делал ей знаки, чтобы она замолчала,
мол, не время сейчас, но, чтобы успокоить разъяренную На-
ташку, нужны рота солдат и канистра валерьянки, а ее как
раз под рукой не оказалось. Так что заткнулась она только
тогда, когда за моей спиной раздался скрип медленно откры-
вающейся двери…
На пороге стояла наша классная все с теми же выехавши-
ми на лоб глазами и беззвучно открывала рот, пытаясь, что-
то произнести. Наташка вдруг покраснела и сбивчиво начала
 
 
 
объяснять, что она совсем не то имела ввиду, но смущалась,
путала слова, несла полную ахинею и, наконец, отвернулась,
не зная, что сказать. А меня вдруг неожиданно пробило на
«Ха-ха», и, задыхаясь от смеха, из последних сил стараясь
сдержаться, я обнял Наташку за плечи и вытолкал из каби-
нета, после чего мы пошли вниз, предоставив потрясенной
классухе самой разбираться, что к чему…
P.S. Конечно, на этом наша история не закончилась, но о
ее продолжении я расскажу как-нибудь в следующий раз.

***
– Лель, а что за «свой дневник» Стас упоминает в этой
истории? Ты о нем что-нибудь слышала?
– У них на сайте есть такой специальный раздел с блога-
ми. Там каждый уважающий себя пикапер ведет «дневник
соблазнителя» или что-то в этом роде. Записывают всякие
интересные случаи, истории или просто мысли и размышле-
ния…
– Господи! Так они про каждую соблазненную ими девуш-
ку еще и отчеты потом пишут? И выставляют на всеобщее
обозрение? Ужас! Может, и моя история там где-нибудь ви-
сит…
– Насть, ну что за истерики? Во-первых, там не только и
совсем не обязательно про соблазнения. Некоторые пишут
вообще о другом. О личностном росте, о работе над собой,
просто о каких-то мыслях и т.д. Это же просто дневник, по-
 
 
 
нимаешь? Человек пишет о том, что ему интересно, что его
волнует в данный момент.
– Но ведь это же дневники соблазнителей! Или я что-то
не понимаю?
– Ну, не только же соблазнением они занимаются все 24
часа в сутки. Они же не кролики. Есть у них и другие инте-
ресы. Я, кстати, тоже себе там аккаунт завела недавно.
– Ты??? Тебе-то это зачем? Тоже соблазнять кого-то со-
бираешься?
– Нет, просто записываю иногда забавные случаи, произо-
шедшие со мной, мысли всякие… Стихи свои иногда туда
помещаю…
– Погоди, так истории соблазнения они там вывешивают
или нет?
– Ну конечно, истории соблазнения там тоже есть, но за-
частую читать их очень интересно – потому что красиво на-
писано. И нередко соблазненные девушки сами с удоволь-
ствием читают и даже гордятся. Вспомни Юльку!
– Мда… я бы, наверное, так не смогла.
– А зачем ты про них начала спрашивать?
– Да вот хотела узнать – чем же закончилась эта история
у Стаса. В твоей теме ничего больше нет, а он пишет, что
это еще не конец. Вот я и подумала, что где-то должно быть
продолжение.
– Да, у него в дневнике есть. Я читала уже. Сейчас пока-
жу…
 
 
 

Итак, мы остановились на том, как в результате глупой
случайности наша классная руководительница возомнила
меня самым развратным соблазнителем всех времен и наро-
дов. Надо сказать, небеспричинно, поэтому я даже не проте-
стовал. Да и глупо было бы пытаться что-то отрицать, она все
равно бы не поверила. В такой обстановке прошло несколь-
ко месяцев, в течение которых я развлекался, как мог (ну,
чтобы не разочаровать классуху – надо же было оправдать
ее мнение), и вроде неплохо жил, но… Однажды случилось
страшное – нашей горячо любимой классной руководитель-
нице пришло в умную голову, что пора бы вновь заняться
моей нравственностью (о том, насколько я был этому рад, в
моей прошлой истории уже упоминалось, так что позволь-
те не повторяться, наверное, про утреннюю кашу вы еще
помните). Так вот, однажды я удостоился высокой чести –
меня пригласили в ее каморку (ту самую, из которой она вы-
катывалась, выпучив гляделки), на рюмку чая. Ну, то есть,
в смысле – пить чай с печеньем и беседовать на низменные
темы. Почему – «на низменные»? Ну, а что может быть ниже
моей нравственности?
Выбора особо-то не было, поэтому я согласился. Нет, по-
началу, все было еще терпимо – я скромно пил чай, закусы-
вая печеньем и пропуская мимо ушей все пространные раз-
глагольствования нашей классной. Но потом она как-то со-
 
 
 
бралась, как будто перед чем-то важным, и пристально по-
смотрев на меня, решительно заявила: «Стас, как долго еще
это может продолжаться? Ты ведь уже переспал с полови-
ной колледжа, чего тебе еще надо?» Я подавился печеньем и
хотел было честно сказать: «Вторую половину!», но, увидев с
каким напряженным вниманием классная ожидает моего от-
вета, понял, что подобного она не переживет. Вид 62-летней
женщины, умершей от инфаркта, мало способствует пище-
варению, а один раз в тот вечер я уже подавился и больше не
хотел, поэтому в душе моей шевельнулись остатки сострада-
ния и любви к ближнему (7-ое правило Грязного Стебщика
гласит: «Люби ближнего! Но не попадайся…»), и я, приняв
виноватый вид, осторожно произнес: «Ну, вы понимаете, я
все еще ищу лучшую, ищу ту, которая меня обязательно
поймет, и с которой останусь навсегда…» Ну и так далее
в том же духе. Трогательным и сентиментальным голосом я
расписывал, как тяжело на свете одному, а наша классная
понемногу смягчалась и наконец сказала: «Хорошо, Стас,
но ты все-таки не затягивай свой выбор, хорошо? Пора бы
тебе уже остановиться...» Я клятвенно обещал сделать это,
на чем в общем-то наш разговор и закончился, и я в пону-
ром настроении отправился домой. Ближайшее развитие со-
бытий не сулило мне ничего хорошего, если уж «оно» реши-
ло взяться за меня всерьез, то либо мне придется вести холо-
стяцкую жизнь, либо сталкиваться с постоянными пробле-
мами в виде ежедневных «разборов полетов» на разных там
 
 
 
педсоветах и т.д. Ни тот, ни другой вариант меня не устраи-
вал, а придумать что-либо новое у меня не получалось.
Поэтому хмурый и мрачный я спускался по лестнице, ко-
гда на меня вдруг наткнулась неожиданно вывернувшая из-
за поворота незнакомая девушка. В другое время я не про-
пустил бы такой шанс, но теперь лишь буркнул что-то типа:
«Аккуратнее надо быть!» и пошел дальше. Она прошелесте-
ла: «Извините», и тоже хотела было продолжить свой путь,
но вдруг обернулась и крикнула мне вдогонку: «Простите, а
вы не знаете, как пройти во второй корпус?» Я знал, а т.к.
как раз туда я шел, то мы пошли вместе. Во втором корпусе
в актовом зале в тот день был какой-то концерт, а мне хоте-
лось немного развеяться.
Моя новая знакомая, которую, как оказалось, звали Ви-
кой тоже именно туда и направлялась. По пути мы разго-
ворились. Я вопреки обыкновению был сдержан и молча-
лив (тяжкие раздумья подействовали) , но она с таким жи-
вейшим интересом забрасывала меня вопросами, так зара-
зительно смеялась и мило шутила, что оставаться равнодуш-
ным не было никакой возможности. Памятуя о недавнем
нравоучительном разговоре, я старался вести себя воспи-
танно и обходительно, чем просто очаровал свою неожидан-
ную попутчицу (даже мои близкие друзья всегда признавали:
«Стас, ты мог бы быть очень милым, если бы не вел себя
как редкостный развратник и сволочь»). Концерт был очень
веселый и интересный, так что сидевшая рядом со мной Ви-
 
 
 
ка много и от души смеялась, а после него мы отправились
погулять по городу. Ну, а дальше…
…Поздно вечером, сидя у меня дома, Вика вдруг решила
позвонить домой, чтобы родители не волновались. Я принес
ей телефон и вышел ненадолго, а когда вернулся, то был по-
вергнут в ужас! Забравшись на диван, поджав ноги под се-
бя, Вика весело болтала что-то вроде: «Да нет, мам, все нор-
мально! Я тут еще задержусь не надолго… Кстати, бы-
ла сегодня на концерте в вашем колледже, и хотя тебя не
нашла, зато познакомилась со многими хорошими людьми.
Знаешь, я даже не думала, что у вас такие воспитанные и
галантные мальчики! Ладно, не волнуйся за меня, меня про-
водят. Ну, пока!» А на телефонном табло в это время го-
рел номер нашей классной руководительницы! Никогда бы
не подумал, что у такой мегеры такая дочка…
Вика уже собиралась положить трубку, когда я сказал:
«Подожди-ка…» и, завладев телефоном, вышел в другую
комнату, где скромным голосом произнес: «Татьяна Вален-
тиновна, здравствуйте, это Стас. Я хотел вам сказать, что на-
шел то, что искал, и теперь Вы можете быть спокойны…»
Шок, последовавший на другом конце провода, трудно
описать. Минут пять из трубки неслись нечленораздельные
звуки, потом раздался звериный рев, потом умоляющий го-
лос быстро и сбивчиво запричитала: «Стас, я тебя прошу!
Забудь все, о чем мы говорили. Ты можешь развлекаться
со всеми девушками колледжа, можешь спать со всеми от
 
 
 
первокурсниц до выпускниц 96-го года! Можешь делать все,
что хочешь, только…»
Я не стал слушать дальше и, повесив трубку, пошел к Ви-
ке, которая уже ждала меня в соседней комнате, и со всей
искренностью сказал: «Ты даже не представляешь себе, как
я рад, что встретил тебя!»

***

Лёля:
– Эх, Стас! Не умеешь быть романтичным? Говорить де-
вушкам комплименты и просто красивые ласковые слова?
Кстати, а ты вообще в курсе, что большинство женщин
любят ушами?

Грязный Стебщик:
– Вот потому и побеждает меньшинство, которое лю-
бит ртом!

«Ну, Стасик как всегда – в своем репертуаре» – подумала


я, дочитывая комментарии Лёли к истории Грязного Стеб-
щика. Сама Лёлька лишь посмеивалась рядом.
– Эх… Женщины и правда любят ушами, – вздохнула я. –
Но лишь до тех пор, пока они не забьются лапшой, навешан-
ной мужчинами. Тогда женщины спохватываются, называ-
ют себя последними дурами, стряхивают лапшу и открыва-
 
 
 
ют глаза.
– А потом?
– Потом? …потом, Лёльк, история повторяется.
Мы обе рассмеялись.
– А вот у меня с ушами все в порядке, зато со зрением
проблемы в последнее время. Помнишь, я рассказывала, что
купила себе новую сумку – красную, ручки лаковые, блестят
красиво? Вчера пробежалась, как рысь, по магазинам в на-
дежде найти что-нибудь красненькое под эту сумочку. Захо-
жу и вижу вдалеке что-то, явно похожее по цвету. Издалека
не вижу, что именно, но цвет красный – то, что мне надо.
Подхожу ближе… блин… висит огнетушитель!
Мы вновь залились смехом.
– Уж не влюбилась ли ты, Лелька, что глаза тебя так под-
водят?
– Эх, было бы в кого, Насть! Разве что в мальчиков-пи-
каперов… Скоро уж на них начну кидаться. Больше что-то
ничего интересного в жизни не попадается. Все остальные
какие-то банальные, среднестатистические и неинтересные.
– Зазналась? Начиталась пикаперских историй и…
– Ага. Познав лучшее, не просто с банальным.
– То-то я смотрю, ты на их форуме уже – «свой» человек.
Все тебя знают, все тебе радуются, когда появляешься.
–  Ну, я просто стараюсь со всеми доброжелательно об-
щаться, стараюсь побольше про них узнать, чтобы быть го-
товой, если что. Уже весь сайт их облазила, чуть ли не на-
 
 
 
изусть выучила.
–  Скоро сама станешь специалисткой в пикапе. Советы
мальчикам-пионерам будешь давать.
–  Я вообще-то уже даю… Ну, то есть, когда на форуме
рассказывают о какой-то проблеме, просят помощи, я неред-
ко подсказываю что-то, пытаюсь помочь… ну, просто выска-
зываю свою, женскую точку зрения по этому поводу, взгляд с
другой стороны, как бы. Наивно, наверное, получается. Надо
мной там все смеются чаще всего. Но недавно в одной теме
Рэндом сказал, что из всех пионеров я дала самый лучший
совет. Вот! Мое самолюбие довольно помахивает хвостом!
Трам-пам-пам!
– На всякие совместные пикаперские вылазки тебя не зо-
вут еще?
– Нет. Пока только на свидания приглашают!
– О-о-о!
– Ага. В основном, мальчики-пионеры, конечно. Настоя-
щих пикаперов я, видимо, мало интересую. Они надо мной
только посмеиваются. А вот всякие новички только и дела-
ют, что пытаются познакомиться. Причем используют для
этого одни и те же фишки, шаблоны и «прогрузы», описан-
ные на сайте. Мне уже даже смешно. А потом сами же оби-
жаются, что я постоянно их обламываю. Скоро запишут ме-
ня в динамщицы!
– А с кем-нибудь из них ты встречалась в реале?
– Было пару раз. Но там даже рассказывать нечего. Обыч-
 
 
 
но я сразу вижу, что мальчик только пытается строить из
себя пикапера, с умным видом задвигает подсмотренные на
сайте фразы, а сам ничего из себя не представляет. Но ес-
ли кому-то удается меня заинтересовать хоть чуть-чуть, то
я могу и встретиться. Правда, пока из таких встреч ничего
особенного не вышло. Скажем так, меня не поразили. Был
один симпатичный, но не слишком уверенный в себе маль-
чик, так он какой-то тихий и спокойный по натуре, лишь из-
редка пытается придумать что-то такое, чтобы удивить де-
вушку. Но при этом использует все те же шаблоны с сайта,
которые мне давно уже известны. В общем, не то. Мне хо-
телось, чтобы искры из глаз и шило… сама знаешь – где! А
этот только делал вид, что он супер-пупер-мега психолог и
офигенно разбирается в девушках. И еще постоянно кидал-
ся фразами с как минимум двойным дном. С ним тяжело и
неинтересно. Очень расплывчато говорил о себе, намекал на
то, что его никто не знает полностью. А это так интригует!
Собственно говоря, точно так же, как и злит. Но за всем этим
ничего не стоит. Пришлось объяснить ему, что и как. Хех,
злая я…
–  Так им и надо. А из «настоящих» пикаперов никто к
тебе не подкатывал?
– Говорю же, они надо мной только прикалываются веч-
но. И относятся как к какой-то забавной маленькой девочке.
Разве что Рэндом… Мы с ним просто учимся в одном уни-
вере, как оказалось. Только он на 3 курса старше, конечно.
 
 
 
Иногда встречаемся случайно, видимся мельком, перекиды-
ваемся парой фраз. До дома он меня подвозил как-то… Ми-
лый мальчик. С ним приятно поболтать. А еще так забавно
наблюдать со стороны, как он с девушками в универе обща-
ется! Смешит их постоянно, прикалывает… Может совер-
шенно незнакомую девушку за пять минут развеселить так,
что у нее уже щеки болят улыбаться и колики в животе. По-
том берет телефон и исчезает. А девушки еще долго остают-
ся под впечатлением и даже не догадываются ни о чем. На-
верное, думают, что это просто такой веселый и общитель-
ный мальчик, приколист. Но я-то знаю, что он – хитрец. А уж
эта его история на форуме…Ну, в моей теме… Ты читала?
– Нет, кстати. Покажешь?
– Сейчас…
ХОРОШО РАЗЫГРАННАЯ ПАРТИЯ
(история Рэндома в Лёлиной теме)

Расскажу, пожалуй, и я одну из своих первых историй, ко-


гда я еще только-только начинал становиться пикапером.

Дано:

Девушка – 22 года, 7 из 10 баллов, романтичная, сама


ищущая приключений.
Я – ловкий хитрец. Или хитрый ловкач, кому как нравит-
ся.
 
 
 
Секс – на первом свидании (оно же последнее).
Общее время общения – около 1,5 недели (по инету).

Впервые увидел эту девушку на фотографии у знакомой.


Она (знакомая) рассказала, что девушку зовут так-то, что ей
22 года, что она недавно рассталась со своим парнем и нахо-
дится в активном творческом поиске, а самое главное – дала
номер ее аськи. Я сразу же загорелся, но, трезво оценивая
свои силы (а может просто от неуверенности и пионерства),
решил, что с такой красавицей мне ничего не светит, если
я пойду обычным путем. И обратился за помощью к Худож-
нику и Хакеру (это администратор нашего сайта, если кто не
знает). Они мне и подсказали – один придумал план, разра-
ботал всю полностью стратегию и тактику, другой помогал с
чисто техническими интернетовскими заморочками.
Так все и началось. Я разыграл случайное знакомство по
ICQ и приступил к активным действиям по заранее намечен-
ному плану. У нее на работе аська включена постоянно, так
что мы можем болтать целыми днями.
Я представляюсь ей гостем из столицы (дело происходит
в маленьком городке Нижегородской области), приехавшим
на пару недель к другу. И начинаю играть роль эдакого само-
достаточного, уверенного в себе мужчины, слегка подустав-
шего от всяких женских штучек, глупого кокетства, лома-
ний, капризов и т.д. Это чтобы она не вздумала строить из
себя неизвестно что и ломаться. Любые ее попытки «вос-
 
 
 
питывать» меня или гнуть свою линию жестко пресекаются.
При общении я использую смесь наездов и комплиментов,
немного романтизма, немного цинизма, держу ее в постоян-
ном напряжении, но в целом мне приятно с ней общаться, и
ей со мной, похоже, тоже.

По ходу общения наши разговоры становятся все более


доверительными, а само общение – более близким. Обсуж-
даем моду и стиль, тусовки и вечеринки, поведение парней и
девушек… время от времени сворачиваем на разные откро-
венные темы, рассказываем друг другу случаи из прошлого и
т.д. Я не делаю попыток «клеиться» к ней, просто постепен-
но наше общение становится настолько интересным, мы ста-
новимся настолько близкими и ведем настолько откровен-
ные разговоры, что она сама уже хочет «познакомиться по-
ближе», предлагает обменяться телефонами, встретиться в
реале и т.д. До поры до времени я отказываюсь под различ-
ными благовидными предлогами.
Дождавшись, что девушка уже достаточно «разогрета»,
что она уже привыкла к нашему общению, и ей будет его не
хватать, зная, что она уже утром спешит на работу, чтобы
встретиться со мной, а вечером не хочет уходить, я вдруг
пропадаю на 2 дня (не выхожу в аську, не пишу писем на
«мыло», вообще не появляюсь в инете), а когда она уже начи-
нает беспокоиться, посылаю ей письмо. Что-то вроде: «про-
сти, солнышко, мне уезжать скоро, понятно, что за это
 
 
 
время ничего серьезного у нас не получится, я знакомился с
девушками по инету только для какого-нибудь мимолетно-
го приключения, а к тебе отношусь теперь совсем не как к
девушке на одну ночь, ты для меня стала чем-то большим,
чем-то дорогим и близким, поэтому нам надо расстаться,
ведь все равно никакого будущего нет, я уезжаю через 3 дня,
писать больше тебе не буду…» и т.д., и т.п.
Ну, собссснно, кому не лень читать – вот письмо:


Перечитал еще раз нашу историю сообщений в аське – и
самому тошно стало. Чего я тебе там сегодня понаписал?
Как будто и не я даже.
С одной стороны – не хочу тебя обижать, с другой – не
хочу ничего объяснять, и вообще… не специалист я по ис-
кренним и откровенным разговорам, не нравится мне «от-
крывать душу» человеку, которого я вообще не видел даже,
я человек циничный и наглый, жесткий и самоуверенный, а
тут, млин, тянет на какую-то дурацкую слезливую роман-
тику…
Ладно, давай по порядку. Постараюсь все же рассказать
все откровенно, посмотрим – что из этого получится. Все
равно никогда не увидимся, я даже телефона твоего не знаю,
так чего уж…
Знаешь, меня откровенно раздражают твои шутки ти-
па: «ты из Москвы только за развлечениями приехал… каж-
 
 
 
дую ночь развлекался… и вот теперь надоело и от девушек
устал?» С чего ты вообще это взяла? И с какой стати вдруг
так ко мне относишься? Разве я вел себя с тобой подобным
образом?
Но (отдаю должное твоей проницательности) опреде-
ленная доля истины в твоих словах есть. Может, потому и
раздражают, что похожи на правду. Я, как всякий насто-
ящий мужчина, люблю женщин (и они, как правило, с ра-
достью отвечают мне взаимностью), люблю знакомиться
с ними, соблазнять их (порой даже соблазняюсь сам, ино-
гда это оказывается даже более интересным – быть со-
блазненным кем-то), люблю поддерживать какие-то отно-
шения или легко расставаться – все это в моей жизни бы-
ло и есть. И конечно же, оказавшись здесь, я тоже был не
против того, чтобы потом, по возвращению в Москву, было
что вспомнить. Какое-нибудь яркое, запоминающееся при-
ключения, или что-то в этом роде. И знакомился я с девуш-
ками первоначально только для этого…
Но потом… что-то во мне поменялось. Какое-то колеси-
ко внутри зацепилось не за ту шестеренку и все пошло не
туда. То ли я просто устал от однообразия скучно-баналь-
ных историй, и мне захотелось чего-то нового, необычного,
чего у меня еще не было… То ли в последнее время мне сплош-
няком попадались одни глупые малолетки, пустые внут-
ри, вызывающие совсем неприятные впечатления… Знаешь,
есть такой тип девушек – с мыслями на уровне школьных
 
 
 
дискотек и интеллектом табуретки, которых интересуют
только «пыво и чиста пацаны», весь разговор которых сво-
дится к «У-у-у, дядь, какая у тебя тачка классная! пока-
тай нас?», а внешний вид напоминает стильно одетое ого-
родное пугало или плохую пародию на выставку мод в Со-
ветском Союзе в послевоенное время. И как им объяснить,
что даже если бы я действительно скучал (а НАСТОЛЬКО
я никогда не скучаю!), то – в спутницы себе я предпочитаю
выбирать девушек интересных и красивых, причем (а зача-
стую и – в первую очередь!) не только внешне?
Нет, конечно, секс тоже может быть событием, и под-
час – ярким и запоминающимся, но – только не с ними. Мне
вообще трудно пробудить в себе мужские инстинкты, гля-
дя на такое творение природы. Да и не прельщала меня ни-
когда доступность, легкая победа не льстит моему само-
любию. А я – человек гордый и честолюбивый!
Короче, достало меня все это до самых печенок и в ка-
кой-то момент я задался вопросом – а есть ли вообще тут
девушки, которые могут хотя бы разговор поддержать на
интересную и серьезную тему, а не вешаются на шею перво-
му встречному симпатичному парню, следуя извечной запо-
веди: «Хочешь сесть на шею – раздвигай ноги»?
Нет, есть еще, конечно, такая категория девушек, как
динамщицы, но их не уважает никто, а я – меньше всех. Вы-
числяю быстро, нейтрализую ранней контратакой, позво-
ляющей расставить все точки над Ё и заранее назвать все
 
 
 
вещи своими именами. Тоже все банально, скучно и неинте-
ресно. Проходили уже.
А вот куда же подевались девушки серьезные, вдумчивые,
начитанные, женственные, НЕОБЫКНОВЕННЫЕ? Ведь хо-
телось же, чтобы в памяти потом осталось нечто яркое,
запоминающееся…
Вот приблизительно такое настроение было у меня, ко-
гда я нашел тебя. Почему выбрал именно этот номер аськи
– не знаю, действительно ткнул в первый попавшийся, но…
Может, так сложились звезды, может, и правда – судьба,
а может по чистой случайности нашел именно то, что хо-
тел. Во всяком случае тогда так мне показалось. Да и до
сих пор я тебя считаю необычной девушкой, не такой, как
все тут. Поначалу был очень рад, что познакомился. Вот
только долго поднимался и наконец-то встал интересный
вопрос – что же делать с «не такой» девушкой в такой ко-
роткий срок? Просто поболтать о жизни, а через 2 дня рас-
статься? Поначалу я как-то не задумывался об этом, мне
нравилась с тобой просто мило и непринужденно общать-
ся, можно было в любой момент расстаться и никогда не
встретиться, и от этого было как-то просто и интерес-
но, легко и свободно. А вот когда я понял, что расставать-
ся будет уже не так легко… вся легкость куда-то улету-
чилась…И слова куда-то потерялись, и язык заплетать-
ся начал, и буковок в алфавите не хватает, как оказалось.
Уж лучше бы я вообще не искал ничего особенного, все бы
 
 
 
шло как обычно…А то получается, что нашел необыкно-
венную девушку, а что делать с ней – не знаю. Все. Тупик.
Аут. Транс. Вот уж точно, как говорят философы – « на
жизненном пути вы получите то, что хотели, но захотите
ли вы потом то, что получили?»
Вот тогда я и решил, что хватит, наверное, пора ста-
вить… многоточие. Привязываться к человеку нужно то-
гда, когда умеешь отвязываться.
Так что пусть наша сказка останется незаконченной,
чем превратится в банальную до грусти реальную историю.
Есть мечты, которые должны оставаться несбывшимися,
и пусть будут сказки, в которых на последней странице бу-
дут стоять слова: «А ведь могло бы…

После этого еще два дня не появляюсь в инете, даю де-


вушке время осознать все это, расстроиться, погрустить, по-
думать… Она постоянно кидает мне сообщения в аську, пи-
шет письма, пытается ко мне пробиться, но я делаю вид, что
меня в инете нет. Выжидаю паузу, даю ей помучиться, «со-
зреть».
Вот пример ее тогдашнего письма, кстати:


Доброе утро.
 
 
 
Прочитала твое письмо только сегодня утром, вчера
некогда было, поэтому я даже не заходила в почту и тупо
поехала спать. Да, было здорово. Читала как книгу. Раньше
я не особенно любила переписываться, так как письма пред-
ставляли собой по большей части хронику событий, произо-
шедших за короткий срок. Знаешь, иногда не так интересно
читать, кто куда с кем пошел, чем они там занимались и
что из этого вышло. Последнее время единственным чело-
веком, от которого я ждала письма, как Нового года, была
моя сестренка. Она не занимается констатацией фактов,
она умеет рассуждать. Ее письма я всегда перечитываю по
несколько раз и не потому, что почти все они на английском,
просто у нее огромный к этому талант, видимо. Ей семна-
дцать, но иногда я думаю, что она намного мудрее меня,
где-то даже умнее. Возможно, это все школа, где ребенку
не столько вдалбливают, что дважды два четыре, сколько
объясняют, как жить. Неважно, главное, что это так. К
чему это я?
Кстати, хочу сказать тебе большое Спасибо. Благодаря
твоему письму, а в большей степени тебе, у меня сейчас хо-
рошее настроение. Я читала, и мне становилось так теп-
ло-тепло, и так спокойно. Все это несмотря на то, что на
самом то деле твое письмо было похоже скорее на отповедь,
чем на простой рассказ о себе. Но все равно, можно было
просто сказать: «короче, ничего мне от тебя не надо, живи
дальше!», а ты сказал это так красиво.
 
 
 
Я прошу прощения, что в моем письме совершенно нет
никакой логики и последовательности, просто сейчас я на-
хожусь на работе и моя голова занята не только эмоциями
от твоего письма, но и тем, что мне еще надо успеть сде-
лать..
И еще хочу сказать, не надо быть таким категоричным.
«Мы никогда не увидимся, поэтому стоит поставить мно-
готочие..»(это была цитата). Ну и что, что не увидимся,
тебе обязательно надо видеть того, с кем ты просто пере-
писываешься?
В общем, я была бы не против поддерживать отношения
посредством таких вот писем. Но если тебе это не нужно,
нет смысла мне писать, тогда скажи сразу. А что касает-
ся моего номера телефона, так это без проблем!! Только
вот нужен ли он тебе?
Я так и не поняла, что ты за человек, у меня сложилось
какое-то противоречивое впечатление, будто бы в тебе два
человека.
Ответь, пожалуйста на мои вопросы. Не люблю недоска-
занности и незавершенности, не знаю как ты…
Было очень приятно с тобой пообщаться.
Хотелось бы многое тебе рассказать… и многое узнать
Последнее слово за Вами.
Всего Доброго!
P.S. Последний абзац (твоего письма) – … у меня не хва-
тает слов..........
 
 
 
Если бы ты мог чувствовать мои эмоции...

Наступает последний день. Она знает, что завтра я «уез-


жаю», и больше мы никогда не увидимся. (На самом деле ни-
куда я не уезжаю, конечно, но она так думает. И очень хоро-
шо!) За полчаса до ее ухода с работы я посылаю ей письмо.
Общий смысл его такой: «Я тут подумал… не хочу, чтобы
все закончилось ВОТ ТАК, не хочу, чтобы мы с тобой так
ни разу и не увиделись, а потом укоряли себя всю жизнь за
то, что даже не попытались… завтра утром я уезжаю, но
у нас есть еще сегодняшний вечер и ночь, так пусть же хоть
что-то останется в памяти от нашей встречи… Давай я
подожду тебя после работы и мы поедем ко мне?»

Короче, чуть ли не открытым текстом я ей говорю – при-


ходи ко мне, трахаться будем. Если кому интересно, приво-
жу тут текст письма дословно:

Subject: конструктивные предложения (письмо деловое,


но нескромное)
From: Рэндом
To: Алёнка

 
 
 
Уважаемая г-жа Алёна!
Довожу до вашего сведения, что вчера вечером и сегодня
утром меня катастрофически не хотели покидать:
а) всякие дурацие мысли;
б) отвратительное настроение;
в) желание что-то изменить.
В целях забыться и отвлечься я даже стал нервно ку-
рить и читать какой-то журнал. Но это оказалась некая
женская галиматья в духе «Упс!» или «Космо», от которой
меня начало тошнить. Ненавижу женские журналы! … с
их советами на тему – что делать…
Еще полчаса я изучал потолок и медитировал над вопро-
сом: «Какого хрена?». После чего решил, что все! ХВАТИТ!
НАДОЕЛО!
Сколько еще можно играть с гормонами, дразнить друг
друга и по-детски заигрывать в асе? В конце концов, такое
поведение вредно для здоровья! Не пора ли мне становиться
самим собой, в конце концов????
Так что теперь я предлагаю вашему вниманию биз-
нес-план развития наших с тобой дальнейших отношений.
Обойдемся без грустных писем по e-mailу, без забавных смс-
сок и получасовых разговоров по телефону – у нас на это
времени просто нет. Не станем, как все нормальные лю-
ди, на начальном этапе знакомства больше прикалывать-
ся и шутить, чем говорить серьезно, чтобы замаскировать
волну непонятной теплой нежности, которая просыпается
 
 
 
в душе при виде знакомого ника в аське, и которую нужно
срочно спрятать, чтобы никто не догадался. Не будем рас-
суждать на отвлеченные темы, натянуто шутить и тра-
вить байки о случаях из прошлого. Не будем заканчивать
разговор с ощущением какой-то недосказанности и незавер-
шенности, чтобы потом в 12 часов ночи идти пить горь-
кий кофе и курить на лестнице. Плюнем на всякие предва-
рительные флирты и…
Ведь все равно оба мечтаем о встрече, пусть короткой
и непродолжительной, все равно хотим провести хотя бы
один вечер вместе, посидеть рядышком, поболтать о жиз-
ни, пооткровенничать, посмотреть друг другу в глаза… а
там – будь, что будет. Можем и легко разбежаться, что-
бы никогда не увидеться, а можем и проснуться на следую-
щее утро в объятиях друг друга и еще долго не вставать,
нежиться, обнявшись, в лучах утреннего солнца, слушать,
как стучит рядышком любимое сердце… Потом расстать-
ся без слез и сожалений, с одним только радостным чув-
ством, и жить потом в сладких воспоминаниях и легкой
светлой грусти…
Знаешь, я может быть дурак, может быть – наглец, мо-
жет быть хам и аморальный тип, раз предлагаю тебе та-
кое, называй, как хочешь, но Я ПРОСТО НЕ МОГУ взять
и уехать сейчас, и ДАЖЕ НЕ ПОПЫТАТЬСЯ с тобой уви-
деться!
А если ты думаешь, что тебе удастся отшутиться от
 
 
 
меня шуточками и приколами в аське и сбежать с невинным
видом милого ангела или просто дождаться, пока я уеду,
…то довожу до вашего сведения, очаровательное создание,
и зарубите это на свое ангельском носике: мой любимый
фильм называется «Убить Билла»! :-))
Я жду тебя после работы, черный БМВ, слева от входа,
не задерживайся!            
Гость из Москвы, похититель женщин.

P.S. И, может быть, наша сказка будет иметь совсем


другой конец…

Ну а дальше… Оцените красоту момента! У нее меньше


получаса на раздумье. Она знает, что если откажется, то мы
больше никогда не увидимся. А ведь она уже почти влюби-
лась заочно, да и любопытство женское – штука мощная! На-
до же ей хотя бы посмотреть на того человека, с которым
она до этого общалась только виртуально и видела лишь на
фотографиях. Тем более, несколько дней она страдала, му-
чалась, уговаривала меня появиться, проклинала за то, что я
не захотел с ней встретиться хотя бы один раз, а тут сама…
Короче, решение ее предопределено заранее.

Жду ее после работы. Встречаю, беру за уши, тащу к себе


домой. Что тут еще рассказывать?
 
 
 
Красивый вечер, красивый секс… откровенные разгово-
ры по душам и снова секс… и так до утра. Утром мы проща-
емся. Честное слово я пожалел, что мне непременно нужно
«уезжать»! Но в такой ситуации лучше расстаться и никогда
не встречаться больше – чтобы не портить девушке краси-
вую сказку, в которую она верит. Итак, я «уехал». Навсегда.

***
– Мда…Даже страшно становится – неужели они любую
девушку так развести могут? Манипуляторы чертовы! И так
просто… Ведь одни и те же приемы используются. Даже сло-
ва и шаблоны у Художника взял, я их читала уже.
– Ну, так всегда бывает с новичками, – Лёлька, видимо,
и вправду не зря сидела на сайте и была уже «в теме». Во
всяком случае, вещала достаточно уверенно. – Начитавшись
всяких отчетов и красивых примеров, они тоже хотят, чтобы
у них так было. И кидаются с места в карьер – использовать
всякие крышесносы, различные «фишки» и шаблоны с сай-
та, не понимая, что само по себе это не сделает их професси-
ональными соблазнителями. Не изменив себя, вряд ли сто-
ит рассчитывать на изменение отношения девушек к себе.
Тем более, что чужие фишки, используемые уже другим че-
ловек и с другой девушкой, зачастую не к месту и не ко вре-
мени, могут не работать, да и выглядят просто смешно. Но
новички нередко этого не понимают и учатся не тому, чему
 
 
 
надо. Их хотят научить стать другими и тогда, как следствие
– раз у них не будет проблем с самим собой, с самооценкой,
с уверенностью в себе, с гордостью, с отношением к жизни,
к окружающему миру и себе самому – то не будет и проблем
с девушками. А они хотят остаться теми же мальчиками-пи-
онерами, но чтобы все их воспринимали по-другому. В ре-
зультате строят из себя кого-то, кем на самом деле не явля-
ются. И выглядит это просто смешно.
– Что ж тут удивляться… Что хочешь, то, собственно, и
получаешь. Что берешь, то и в руке. Видела я как-то летом
еще на Бродвее горе-пикаперов…
– Где-где?
– На Бродвее. Только не говори, что не знаешь – где это.
В каждом городе есть свой «бродвей» – какая-нибудь самая
широкая и красивая улица, где любит гулять народ, где по
вечерам собирается молодежь, где девушки гуляют пароч-
ками или стайками и делают вид, что любуются красотами
природы.
– И, разумеется, любуются они только природой, и вообще
они «не такие», они на 10 копеек дороже?
– Ага, примерно так. В Москве это – Арбат, в Питере –
Невский проспект, в Нижнем – Покровка… Так вот как-то
однажды, еще летом, мне подруга показывала там компашку
мальчиков, которые пытались познакомиться с девушками.
Жалкое зрелище, скажу я тебе! Бледные, неуверенные в се-
бе, краснеющие и заикающиеся, на ватных ногах и с трясу-
 
 
 
щимися руками они дружно бубнили с каждой новой девуш-
кой одну и ту же (видимо, прочитанную в какой-то книжке)
охрененно умную фразу. Разумеется, все их посылали по-
дальше. А подружка тогда сказала мне, что это – пикаперы,
дескать, профессиональные соблазнители, которые охмуря-
ют девушек. Я тогда долго смеялась. Ну кого они могут со-
блазнить??? Сейчас-то понимаю, что те «горе-соблазните-
ли» с настоящими пикаперами не имеют ничего общего. И
что зря я недооценивала последних, ведь когда будешь об-
щаться с ними – никогда не догадаешься…
– Да… он почти так и сказал…слово в слово…
– Кто???
Мне показалось, что Лелька замялась. Видимо, последние
слова вылетели у нее как-то машинально, не задумываясь,
а теперь… Во всяком случае, она заметно смутилась, когда
отвечала:
– Нууу.. Художник! Я тут ему письмо написала недавно.
На форуме в личных сообщениях. Такое… недовольное, с
наездами. Просто как-то раздражать меня стала эта его само-
уверенная манера и постоянные рассказы об огромном коли-
честве девушек. В этой истории тоже…ну, которую он рас-
сказал в моей теме на форуме… В общем, написала я ему
что-то вроде – тебе самому-то не стыдно, каждый раз так по-
ступать с девушками, и почему они только ведутся на твои
приёмчики, ведь с самого начала понятно же, что тебе от них
только одного надо. И все в таком духе…
 
 
 
– А он тебе что-то ответил?
– Ответил…– Лелька опять смущенно отвела глаза. – По-
смеялся, как всегда, надо мной. Говорю ж, меня там никто
из них всерьез не воспринимает, прикалываются все только.
Зато порассказывал мне о том, кто такие, по его мнению, пи-
каперы. Можешь почитать у меня в аське в истории сообще-
ний…

***
Лёля:

– Хм… а вот не подскажешь, что выбрать… что лучше,


на твой взгляд – черное кружево или белый шелк?:)
NIK:

– Ну, шелк приятнее, кружева сексуальнее.


NIK:

– Нельзя черные шелковые с кружевами?

Лёля:

– Можно леопардовые шелковые с черными кружевными


вставками :)

NIK:
 
 
 
– Это то, что надо!

Лёля:

– Да? Ну хорошо… спасибочки, что шторки помог вы-


брать в мою комнатку

NIK:

– А-а-а, так ты про это… (разочарованно)

Лёля:

– Ага. Всего-то. Ну, мне пора уже…

NIK:

– Блин! …а нет, погоди!

Лёля:

– Что?

NIK:

 
 
 
– Лёля, позволь спросить, а что ты делаешь сегодня ве-
чером?

Лёля:

– Скворечник!

NIK:

– Какой еще скворечник???

Лёля:

– Ну, деревянный… А что?

NIK:

– Да я просто хотел тебя кое-куда пригласить…

Лёля:

– Ну, приглашай!

NIK:

– Ой, Лёль, а пойдем в одно замечательное место…не ска-


 
 
 
жу пока – в какое…но тебе там понравится, потому что…

Лёля:

– Не могу.
NIK:
– Почему???
Лёля:
– У меня скворечник дома недоделанный…

– Лёльк, это что такое?


– Ах, это… Не обращай внимания. Это я над одним маль-
чиком-пионером издевалась. Переписка с Художником ни-
же…

***
– Вообще, конечно, не ты первая, не ты последняя. Мне
нередко задают подобные вопросы разные маленькие наив-
ные девочки, которые не могут ответить на них сами. И
вопрос о совести и стыде в них фигурирует чаще всего.
Я долго думал над этим вопрос. В разное время отвечал
по-разному. Уточнял, переспрашивал, конкретизировал. Во-
просов в итоге стало много. Что ж, постараюсь ответить
 
 
 
на все.
Испытываю ли я угрызения совести за то, что мне нра-
вятся женщины? Нет.
Мучает ли меня то, что меня иногда хотят в сексуаль-
ном плане? Скорее, радует.
Огорчен ли я тем, что умею общаться с женщинами и
чаще всего легко добиваюсь того, что хочу? Нет.
Делал ли я то, что «нельзя» было делать? Да. Много раз.
Но не больше того, что девушки обычно делают с парнями.
Напрягает ли меня то, что женщинам со мной нравится
общаться? Что нередко ради этого они делают всякие глу-
пости? Ничуть. Это их проблемы.
Вообще, меня редко мучает совесть теперь. Можно ска-
зать, что я ей велел заткнуться и она не вякает без особой
нужды.
Так что, все хорошо? Не совсем. Есть пара случаев, за-
быть которые я не могу до сих пор. Но о них речь еще впе-
реди.
Ну, а кроме этого есть еще одна вещь, которая может
казаться «плохой», а может – хорошей. Смотря как и отку-
да смотреть. Это просто наблюдения по многочисленным
случаям общения с девушками. Замечено, что после обще-
ния с продвинутыми ребятами из нашей компании женщи-
ны часто «поднимают планку» относительно мужчин. То
есть им скучно (грустно, плохо, неуютно – нужное подчерк-
нуть) с «обычными» ребятами. Обычные ребята не умеют
 
 
 
быть такими, как мы. Это не хорошо и не плохо, это про-
сто есть. Но все равно может причинить множество ду-
шевных страданий.
Познав лучшее, непросто с банальным.


– Вот нахал! Пожалуй, ты была права… А насчет горе-пи-
каперов он тебе что-то отвечал?
– Да, пролистай ниже…

– Нет, Лёлик, ты, конечно, во многом права относитель-


но этих неуверенных в себе мальчиков, и я даже не буду спо-
рить, но… Одного никак не пойму – причем тут пикапе-
ры???

– Как – причем?

– Да вот так. Потому что описываемые тобой – это


кто угодно (пионеры, новички, типичные фрустрированные
неудачники), но только не пикаперы! Конечно, может, ко-
гда-нибудь они ими станут, но пока до этого еще очень да-
леко. И судить по ним…

– Можно подумать, ты родился на свет сразу же таким


креативным и самоуверенным. Все ведь с чего-то начинают.
 
 
 
Наверное, и ты раньше был другим.

– Все мы были другими когда-то. Я вот помню, полгода


назад, когда мы только-только начинали переписываться,
когда ты пришла к нам на сайт брать интервью для своей
статьи – тебя вообще было не узнать. Была такой малень-
кой противной девчонкой с кудряшками. А сейчас…

– А что сейчас? *кокетливый смайлик*

– Ну-у-у…сейчас ты выросла, у тебя больше нет кудря-


шек, и ты стала… еще противнее! :-)

– Блин, Найджел!!!! Что ты надо мной издеваешься по-


стоянно??? Как будто я маленький глупый ребенок…

– Ну почему же сразу – глупый? Ребенок ты смешной и


забавный, и вообще – умница. Хотя и скрываешь.

– Ага! То есть, на вид – дура дурой, а присмотришься – ан


нет, соображает еще, да? Хотя что это я… Мне компли-
мент сделали, а меня что-то на глупый стеб потянуло…
Ну, с кем не бывает! Простите великодушно :)

– Прощение даровано. Если обещаешь впредь не спешить с


выводами. А то знаешь, у тебя получается как будто… Вот
 
 
 
смотри, приведу аналогию: пришла как-то однажды милая
девчушка в спортивный зал, потому что что-то где-то кра-
ем уха услышала о спорте. И решила проверить. А там она
видит пару мужиков с пивным пузом и дряблыми мышца-
ми, которые десять лет сидели на попе, а потом вдруг спо-
хватились и решили зайти – немного порастрясти жир. Ра-
зумеется, у них пока мало что получается, до спортсме-
нов им далеко, а большинство упражнений, которые они де-
лают, выглядят, мягко говоря, смешно. И девушка решает,
что эти парни – придурки, спорт – вообще дурацкое заня-
тие, и те, кто говорят, что он полезен и нужен – просто
врут! Улавливаешь аналогию?

– Мда… Ладно, я поняла твой намек. Но вот скажи то-


гда – почему, если девушку спросить о том, кто такие пи-
каперы, то в первую очередь она вспоминает именно таких
пионеров?

– А сама как думаешь? Ведь если с девушкой общается


настоящий пикапер, то она просто никогда не догадается
о том, кто он. А вот если такой пионер, называющий себя
пикапером, то…

– Блин, рассмешил! Как представила себе такое…

– Вот тебе еще одна аналогия, если уж мы о них заговори-


 
 
 
ли: знаешь, был (да и есть) на свете белом такой непревзой-
денный гитарный герой – Ингви Мальмстин. Запомнился
миру неподражаемой техникой игры на гитаре, бунтарским
характером и умением преодолевать любые трудности. Иг-
рал он так, что про него говорили, будто он продал душу
дьяволу. С невообразимой скоростью бегал пальцами по ги-
тарному грифу от первого лада до 24-го. Играть на гитаре
научился разве что не раньше, чем ходить, а в 13 лет создал
свою первую группу. Когда у него умерла от рака мать, ко-
гда ураган разрушил его дом, когда он дважды ломал правую
руку, а один раз вообще врезался на машине в дерево и 18
месяцев не мог играть – он только стискивал сильнее зубы
и принимался работать упорнее, не желая сдаваться. Так-
то вот… Худощавый длинноволосый подросток с глазами
голодного волчонка едва не перевернул мир, устроив револю-
цию в рок-музыке, создав свой собственный стиль, которо-
му бросились подражать миллионы по все стране. Но мало
кто мог сравниться с ним, слишком уж высоко он задрал
планку. Поэтому армия подражателей рангом поменьше не
стремилась, как правило, создать что-то свое, они не при-
думывали новых глубоких и одухотворенных произведений…
Они просто брали из его музыки какой-нибудь замечатель-
ный отрывок, какой-нибудь интересный гитарный ход или
сложный пассаж, тупо зазубривали его, а потом повторя-
ли по 100 раз где-нибудь в компании, желая выпендриться.
Все это привело к тому, что настоящих ценителей музыки
 
 
 
стало просто тошнить от подобного стиля. Появились да-
же специальные термины или прозвища вроде «фишечник»,
«шлифовальщик грифа», которыми характеризовали тех,
кто стремился к бездумному повторению высокоскорост-
ных и сложных, но пустых по духовности гитарных ходов.
И много убийственной критики в свое время вылили и на са-
мого Ингви, которого считался создателем такого стиля.
Хотя уж он-то меньше всего был в этом виноват.

– Ага… кажется, я понимаю, что ты хочешь сказать…

– Вот-вот. То же самое и в пикапе. Когда туда прихо-


дит какой-нибудь новичок, мальчик-пионер, он видит столь-
ко всего такого, что ему самому крышу сносит, и хочется
поскорее всему этому научиться, все попробовать, все при-
менить. И, не впитав в себя саму суть, не проникнувшись
глубинным настроением, он стремится к чисто внешним
эффектам. Его тянет выпендриться, применить какой-ни-
будь убойный шаблон или красивый крышеснос, он пока еще
не понимает, что это – не главное. И что менять нужно
сначала себя, а уж потом ждать, что изменится отноше-
ние девушек к тебе. Ведь пикап, по сути, это не тренинг со-
блазнения. Это тренинг личностного роста.

– Как это??? Не тренинг по соблазнению?

 
 
 
– Понимаешь, основная мысль пикапа в том, что когда у
тебя не будет проблем с собой (с собственным внутренним
миром, с отношением к себе и к жизни, с самооценкой и уве-
ренностью в себе, с внешностью и положением в социальной
пирамиде), то тогда и с девушками проблем не будет тоже.
Но для этого надо заниматься в первую очередь собой, а не
зубрить шаблоны.

– Но ведь все ваши новички, мальчики-пионеры… они при-


ходят туда только за сексом! Ведь начинается все с того,
что им, уж простите, трахаться хочется, а никто не да-
ет!

– Приходят – да, за этим. А остаются ради чего? На-


чинается все с этого, а продолжается чем? Или ты дума-
ешь, что люди которые не один год занимаются пикапом,
не бросают это свое увлечение лишь потому, что не натра-
хаются никак? Ох, веселые у тебя представления о мужчи-
нах, Лелька!

– Ну, не смейся… Объясни лучше по-человечески! Так все


начинается с секса? Как с приманки, как с движущей силы?
А потом?

– А потом… знаешь, вот тебе еще одна аналогия. Тоже


музыкальная (мне эта тема как-то ближе). Одному из ве-
 
 
 
личайших гитаристов, каких я только знаю, как-то задали
вопрос – с чего, собственно, все началось? Что заставило
его стать музыкантом? А он рассмеялся и ответил: «Если
кто-то скажет вам, что он начал учиться играть на гита-
ре не для того, чтобы укладывать девушек в постель, то
знайте – перед вами откровенный лжец!»

– Да уж… :)))) Как все банально и просто в этом ми-


ре! Ладно, последний вопрос. Ты вот постоянно говоришь
«это не настоящие пикаперы». А кто же тогда – настоя-
щие? Как отличить настоящего пикапера от того, кто им
только притворяется? И вообще – кого считать пикапером,
а кого нет?

– Хм… Интересный вопрос. Сложно подобрать критерии


оценки, но… Вообще, само слово это за последние годы ста-
ло сильно испорчено. Видимо, из-за большого наплыва ин-
тересующихся им. А как следствия – там, где массовость,
там и придурков тоже хватает. Пикаперами называют се-
бя многие, кто на самом деле никогда им не был и не будет.
Так называют себя те, кто грязно пристаёт к женщинам
на городских улицах, оскорбляя их и достоинство окружаю-
щих. Те, кто по книжкам или форумам пытается выучить
2-3 расхожих шаблона и думает, что после этого все дев-
чонки начнут давать. Те, кто, не веря в собственные спо-
собности и данные, использует всякие грязные техники и
 
 
 
методики внушения всего лишь с той целью, чтобы девуш-
ка оказалась с ними в одной постели. А потом пытается
хвастаться. Особенно это забавно выглядит, когда моло-
дой человек сам по себе смазлив, и девушка просто сама да-
ёт ему применять его секретные методики, думая, что это
просто милая болтовня или мелкие чудачества, спокойно
разрешая увести себя в постель.

Если это – пикаперы, то я не хочу принадлежать к их


числу. Хотя, на мой взгляд, это просто придурки, неудач-
ники или бабники. На выбор.

А кто же тогда пикаперы? Лично я назвал бы пикапером


того, на кого приятно смотреть, когда он общается с жен-
щинами. В чьём общении с противоположным полом при-
сутствует какая-то безумная энергетика. Что-то необы-
чайно теплое и позитивное. При этом он необязательно вы-
полняет роль клоуна-развлекателя, пытаясь блеснуть ост-
роумием и заполняя собой эфир. Есть те, кто больше мол-
чат. Но все равно в них чувствуется нечто живое и насто-
ящее, какая-то огромная внутренняя сила и уверенность в
себе. Находиться рядом с такими девушке комфортно, при-
ятно и весело. Может, не всегда весело, конечно, но удоволь-
ствие от этого она получает. А даже если и не получает,
то ее потом все равно тянет назад – продолжить это об-
щение.
 
 
 
Такой вот странный парадокс.

Я бы не стал называть пикаперами мальчиков-пионеров,


которые выходят по вечерам на улицы и пристают к девуш-
кам с одним-единственным вызубренным шаблоном. И тех,
кто старательно пытается бубнить себе под нос заучен-
ные слова и фразы, совершенно не понимая, что это – не его
роль. А так же тех, кто верит, что не изменив себя, можно
изменить отношение девушек к себе. Всем им еще предсто-
ит много учиться.

А как знакомится настоящий пикапер? Ты знаешь, он,


собственно, вообще не знакомится. Чаще всего, ему это про-
сто не нужно. И не будет он приставать на улице к девуш-
ке с глупыми фразами, пытаясь все-таки выпросить у нее
заветный телефончик. Так делают только мальчики-пио-
неры.

Пикапер же просто видит милую симпатяшку, которая


ему нравится. И дает ей понять это. Невербально. И, скорее
всего, в ней очень скоро появится нечто похожее на ответ-
ное чувство. А потом они просто начинают общаться. Лег-
ко, не напрягаясь, непринужденно. Не выискивая темы для
разговоров, не стараясь нарочно сказать что-нибудь умное
и глубокое. Это и не нужно. Достаточно быть собой.
 
 
 
Пикапер просто открывает двери в свой мир и предлага-
ет девушке войти в него. Только если она хочет и если ей
там нравится. Бывает, что ей это не нужно, и тогда пи-
капер уйдет легко, оставив ее одну общаться с собственны-
ми тараканами. Но почему-то девушки чаще всего не отка-
зываются. Входят и… остаются. На какое-то время. Пока
вокруг них звучит негромкая музыка, неслышная окружаю-
щим, пока где-то рядом распускаются цветы и загораются
на небе звезды. Когда всего этого не будет – пикапер уйдет.
Но бывает так, что музыка продолжает играть и после его
ухода. И играет еще долго…

Ну и конечно же, когда настоящий пикапер соблазняет


женщину, то… он ее не соблазняет. Точнее, это не он ее со-
блазняет. Это обоюдный процесс. Он не придумывает тех-
ники, не калибрует реакции, не делает кинестетику и не иг-
рает в ближе-дальше. Он просто живёт и дышит. И есть
ощущение какой-то благодати, какой-то высшей силы, ко-
торая через него в этот момент действует, а он просто го-
тов для неё открыться и стать её орудием в мире. Добро-
вольно и осознанно, а не слепым и бездушным. В этот мо-
мент пикапер является олицетворением какого-то большо-
го вселенского начала и простой незамысловатой истины,
которая известна всем с детства, но дается в руки немно-
гим. Какого-то большого мирового смысла, который в этот
 
 
 
момент выражаются в любви с этой конкретной женщи-
ной.

Тогда это – пикапер, это мастер, это творец и создатель


миров…


Многое мне хотелось сказать тогда, много чему возразить
и к чему придраться. Слишком уж напыщенными и скрыва-
ющими за красивой формочкой свою подлую суть казались
мне эти слова. Но то ли я слишком устала тогда, то ли про-
сто не хотелось ввязываться в очередной спор и разводить
дискуссии. Поэтому я лишь попросила Лелю показать мне ту
самую историю, написанную в ее теме.
История Художника

Раз уж пошла такая пьянка, надо и мне вспомнить одну из


своих самых запоминающихся историй того периода.
Стасик уже упоминал, что мы с ним учились вместе в од-
ном учебном заведении. А закончив его, получилось так, что
я почти весь и всегда находился на работе, так что даже на
поиск девочек и знакомство с ними оставалось крайне мало
времени. И тогда, спортивного интереса ради и успешного
пикапа для разместил я на нескольких интернет-сайтах, по-
свящённых важному и нужному делу знакомства мужчин с
женщинами (и наоборот), свою анкету и принялся ждать ре-
 
 
 
зультатов. Детали оформления и содержания анкеты не буду
тут уточнять (тем более, что где-то на сайте они уже выло-
жены), а вот результаты… Так вот, результаты не замедлили
проявиться, и моя жизнь с течением времени наполнилась
симпатичными и интересными девочками, количество кото-
рых возрастало день ото дня. Конечно, далеко не со всеми и
не всегда дело заканчивалось именно сексом, но мне к тому
времени уже куда как интереснее было наносить «точечные
удары» и пристально следить за обратной связью.
Девочек было много, я был один… и мало-помалу я по-
нял, что времени, сил и средств на всех у меня явно не хва-
тит, в результате чего обленился, расслабился, стал очень
разборчив, а потом и вовсе «понизил значимость» своих но-
вых перспективных подруг до минимума, практически от-
крытым текстом предлагая им за меня, клёвого, поконку-
рировать между собой. Не сочтите это пустым выпендрива-
нием, а сочтите примитивным описанием моего внутренне-
го состояния в момент, когда в ICQ появляется очередная
прекрасная незнакомка. Итак, сидючи однажды вечерком за
компутером, случилась у меня такая вот беседа, инициато-
ром которой стала главная героиня моего рассказа.

[Комментарий: ниже приводится довольно обширный и


подробный лог беседы по ICQ, вы можете его запросто про-
пустить, ибо в своих недрах лог не несёт никакой сенсацион-
ной информации, привожу его лишь для тех, кому интерес-
 
 
 
ны нюансы происходящего. Малозначительные детали по-
скипаны, кое-где расставлены недостающие знаки препина-
ния, всякие там тире и точки.]

Девочка: Прочитала Ваше объявление и решила не упус-


кать шанс…
Я: Молодец. :) Ко мне можно на ты, я не беременный :)
Девочка: А разве у мужчин такое бывает?
Я: У них ещё и не такое бывает.
Девочка: В Швейцарском банке лежит 1.000.000.000 $,
тому мужчине кто родит…
Я: Вот сначала пусть родит :).
Девочка: А сейчас дома или на работе?
Я: Дома.
Девочка: А почему так рано дома?
Я: Я вообще в офисе появляюсь, когда хочу.
Девочка: И часто хочешь?
Я: Не очень.
Девочка: И много девушек не захотели упускать свой
шанс?
Я: На сегодняшний день около 200.
Девочка: Какой популярный… это много.
Я: Я знаю :).
Девочка: Очень самоуверенно.
Я: А что делать? Жизнь такая, по-другому нельзя :).
Девочка: А что по жизни «в живую» претенденток мало?
 
 
 
Я: Много. Интернет – та же жизнь, только попроще. В ре-
але мне больше нравится знакомиться.

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


пауза.]

Я: Всё, интерес иссяк?


Девочка: С Вами всё ясно, что претенденток хоть отбав-
ляй, и мне делать среди них нечего…
Я: Что за упадничество такое :)) Ты так просто сдаёшься?
Девочка: Да, я не привыкла соперничать…
Я: Так может и не придётся.
Девочка: Может.
Я: И на чём ты остановишься?
Девочка: Я ухожу в подполье…:)
Я: Странный выбор. Может, перед уходом фотографию
свою пришлёшь?
Девочка: Пришлю… по аське … правда я на ней не одна,
а с тетей и братом…
Я: А почтой можешь?
Девочка: А почему не аськой?
Я: У меня файерволл не пускает файлы через аську.
Девочка: Отправляю…
Я: Ок.

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


 
 
 
пауза]

Девочка: Всё, интерес иссяк?


Я: Ты отправила?
Девочка: Да.
Девочка: Уже давно.
Я: Сейчас заберу…
Я: А ещё есть? :)
Девочка: А что, мало?
Я: Нет, не мало, но хочется ещё. Есть?
Девочка: Есть, но с крестницей. Высылать?
Я: Ага.
Девочка: Жди…
Я: Всё получил.
Девочка: Всё, интерес иссяк?
Я: Нет, даже наоборот :).
Девочка: А у тебя есть еще какие-нибудь фотографии?
Я: Навалом.
Девочка: Может быть, вышлешь?
Я: А ты какие уже видела?
Девочка: Какие были в объявлении…
Я: Ну напомни, что там было.
Девочка: Я не помню, шли любые…
Девочка: Жду…
Я: Отправил.
Я: Наслаждаешься?
 
 
 
Девочка: У меня зависла почта… до наслаждения дале-
ко…
Я: Жаль :) Могу помочь?
Девочка: Чем?
Я: Ну не знаю, может быть добрым советом?
Я: Есть прогресс?

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


пауза. ]

Девочка: Меня выкинуло…


Девочка: Алло…
Я: Получила фотографии?
Девочка: Да, и уже насладилась просмотром…
Я: Отлично :).
Я: Тебя помимо интернета где-нибудь ещё найти можно?
Девочка: В мультиках :) а где ты меня хочешь найти?
Я: Ладно. Упрощаю вопрос :) Телефон у тебя имеется?
Чтобы я по нему позвонил и тебя пригласил в какое-нибудь
достойное местечко.
Я: Вспоминаешь?

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


пауза, часов так 10-12. На следующий день… ]

Девочка: Привет!
 
 
 
Я: Привет.
Девочка: Меня вчера выкинуло и надолго…
Я: Я был вне себя :)
Девочка: От чего?
Я: От твоего отсутствия :)
Девочка: Я тоже была вне себя, хотела с тобой о многом
поговорить, но не смогла…
Я: Даже о многом?
Девочка: Даже… :)
Я: Ты где живёшь территориально?
Девочка: на XXXXXXX А ты?
Я: возле XXXXXXX
Девочка: Да, далеко.

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


пауза. ]

Девочка: А еще что у тебя интересного в жизни, чем увле-


каешься?
Я: Да много чего интересного. Увлекаюсь, как ты знаешь,
женщинами :) Хочу вот тобой увлечься.
Девочка: И как ты будешь мной увлекаться?
Я: Сначала несильно, чтобы совсем не увлечься. Потом
несколько сильнее. Это процесс творческий, сама знаешь, не
маленькая :)
Девочка: Я еще очень маленькая :)
 
 
 
Девочка: А сколько это времени займет?
Я: Иногда хватает секунд. Хотя за одной мадам я ухажи-
вал несколько долгих лет, пока она не ответила мне взаим-
ностью :)
Девочка: Это интересно…
Девочка: Где будешь справлять Новый Год?
Я: Вот сейчас эта тема бурно обсуждается. Возможно – в
Питере. А ты?
Девочка: Возможно дома.
Я: А где ещё возможно?
Девочка: Пока нет подходящих мест… пока еще не при-
думала…
Я: У тебя есть такой ресурс как свободное время?
Девочка: Есть, а у тебя нет?
Я: А ты почему спрашиваешь?
Девочка: Просто так…
Я: И у меня есть. Объединим усилия?
Я: Чем ты занимаешься?
Девочка: Сейчас дома сижу.
Я: А вообще? Куда-нибудь с какими-нибудь целями вы-
бираешься?
Девочка: Конечно.
Я: Информативно :). Куда и с какими? В глаза смотреть!
Девочка: В центр, погулять по магазинам, зайти куда-ни-
будь покушать или еще что-нибудь.
Я: Конкретизируешь свои предпочтения?
 
 
 
Девочка: Ты же сказал смотреть в глаза, вот и …
Я: Что вот?
Девочка: А ты куда выбираешься?
Девочка: Конкретизирую.
Я: В последний раз был в клубе совсем недавно.
Девочка: В каком?
Я: В «МАТРИЦЕ». Завтра собирался в «РОККО»…
Девочка: Да весело живешь. Ладно тогда, было очень при-
ятно общаться, сейчас ухожу на время…
Я: Когда вернёшься, подумай и скажи мне, что ты дела-
ешь в выходные, начиная с вечера пятницы. Я с тобой хочу
встретиться.

[Комментарий: в разговоре появляется значительная


пауза, часов так 10-12. На следующий день… ]

Девочка: Мультики заказывали?


Я: С твоим участием? :)
Девочка: И с твоим тоже… :)
Я: Я в прошлом году готов был отвалить ощутимую сумму
за два мультика, так пока и не нашёл ни одного.
Девочка: Ты оказывается богатенький Буратинка? :о
Я: Совсем не для всех. Больше предпочитаю имидж голо-
дранца, так выгоднее :).
Девочка: А как ты их разделяешь?
Я: Кого, их?
 
 
 
Девочка: Перед кем ты будешь разыгрывать имидж…
Я: Я ничего не разыгрываю, это себе дороже. Но жестко
пресекаю любые попытки «развода на деньги», не более того.
Иногда в воспитательных целях могу и сам развести.
Девочка: Ты опасен…
Я: Я знаю. И знаю, что не всегда могу контролировать се-
бя, вот тогда начинаются приключения :) Они прикольные, и
все их участники обычно вспоминают о них со смешанным
чувством, в котором преобладает благодарность :).
Девочка: Например, расскажи что-нибудь.
Я: Например я оказался за границей без денег и докумен-
тов. Например я заблудился в глухом лесу под Новгородом.
Например, спас жизнь человеку, который меня и себя чуть
на тот свет не отправил. И ещё куча всего подобного :)
Девочка: Как же ты оказался за границей да ещё без денег
и документов?
Я: История долгая, будешь уговаривать – расскажу за чаш-
кой чего-нибудь :)
Девочка: За чей счет банкет? :) Чашка чего-нибудь?
Я: Я разрешу тебе меня угостить. А потом ты мне разре-
шишь.
Девочка: Я согласна, но ты первый…
Девочка: Я приду не одна…
Я: И я не один. Ты с кем?
Девочка: А ты с кем?
Девочка: Не можешь придумать с кем пойдешь?
 
 
 
Я: Чего тут придумывать? С кем захочу, со мной многие
сочтут за честь приехать на встречу с тобой :).
Девочка: А у тебя много хороших друзей?
Я: Да, много. Иногда я думаю, что слишком много :).
Девочка: А много не женатых?
Я: Много.
Девочка: :)
Я: Тебе сколько надо?
Я: И каких?
Девочка: Очень хороших в любом кол-ве (может быть, ко-
му-нибудь глянусь)… Много ещё девушек не захотели упус-
кать свой шанс?
Я: Много. А ты с кем собираешься приехать? :)
Девочка: Одна сама с собой… :)
Я: Ты же хотела не одна…
Девочка: А ты хочешь, что бы не одна?
Я: Гм… Ну, тут передо мной открывается широкая и вол-
нующая тема :) Скажем так, сильно сопротивляться я не бу-
ду :).
Девочка: Не поняла…
Я: Зато я всё понял.
Девочка: А что понял?
Я: Не скажу. Что с вечером пятницы?
Девочка: Давай в какой-нибудь другой день…
Я: Предложи.
Девочка: Например, суббота…
 
 
 
Девочка: Вечер.
Я: Гм… Я подумаю… А что ты любишь делать в субботу
вечером?
Девочка: Отдыхать…
Я: Конкретизируй.
Девочка: Смотрю телевизор, или куда-нибудь хожу с по-
другой, или катаюсь на машине, и проч.
Я: Так, этой информации мне не достаточно для того, что-
бы аккуратно совместить твои интересы со своими и устро-
ить для нас милый вечер.
Девочка: А какие у тебя интересы в субботу вечером?
Я: Разнокалиберные :) Я вообще очень разносторонний,
мне проще.
Я: Ты тщательно подбираешь достойный ответ?
Девочка: Ну что решим?
Я: Решим, что в субботу днём я тебе позвоню и скажу, где
и когда мы встречаемся.
Девочка: А ты завтра в аське будешь?
Я: Скорее всего, нет.
Девочка: Тогда оставь свой телефон, и я тебе перезвоню…
Я: Я оставлю свой телефон, но позвонить тебе предпочту
сам.
Девочка: ХХХ-ХХ-ХХ
Я: Это домашний? У тебя мобильный есть?
Девочка: 8-9ХХ-ХХХ-ХХ-ХХ
Я: Во сколько в субботу ты будешь готова к приключени-
 
 
 
ям?
Девочка: А какого характера приключения?
Я: Я же тебя спрашивал, что ты любишь?
Девочка: ......?

……разрыв связи. дисконнект……

Первая встреча.
Наступила суббота. Причём как-то одновременно наступ-
ление субботы было настолько же долгожданным, насколько
и неожиданным. Телефонный звонок, простая и быстрая до-
говорённость о встрече в центре Нижнего.

– Привет, это я. Я хочу тебя увидеть. Прямо сегодня.


– Да, хорошо. Где мы встретимся?
– Знаешь где находится [название места встречи]?
– Нет.
– А что знаешь?
– Знаю памятник одному очень хорошему человеку.
– Отлично, я тоже его знаю, жду тебя там в 8. До встречи.

Встречаю Девочку (которая приезжает без опоздания) и


понимаю, что оригинал и фотография друг до друга не дотя-
гивают на порядки, настолько она ЛУЧШЕ любой своей фо-
тографии!!! Да какой там фотографии! Удивление зашкали-
вает. Девочка выглядит великолепно. Потрясающе. Караул,
 
 
 
какая же красавица! Причем не просто смазливая кукла, а
по настоящему живой и обворожительный человек! Ну на-
до же! Всего я ожидал, но такого…. Ну и штучки выделыва-
ет дружественная вселенная! Ладно, подруга, ты в надёжных
руках, ты попала! Йоу!
Мимолётное чувство эйфории, за доли секунд удавлен-
ный в зародыше внутренний диалог, сейчас лишний и неле-
пый вдвойне (основной мотив: она пришла ко мне, значит,
я ей интересен, и нечего размышлять – что к чему, лучше
действовать и смотреть на результаты), ощущение свободы
и спокойствия внутри. Мне уже и раньше приходилось об-
щаться довольно близко с девочками такого уровня, так что
я не сомневался в своих талантах, даже наоборот. Короче,
хорошо стало, и опять же – такая фемина рядом :).
Идём по дикому морозу к Её машине минут 5-7, по пу-
ти почти не общаемся, холодно. Садимся в салон, слегка со-
гревшись, плавно выдвигаемся в одно местечко, где раньше
я любил бывать с ограниченным кругом близких мне людей.
Пока то да сё, созвонились по телефону с одним хорошим че-
ловеком, прекрасно разбирающимся в хитросплетениях пи-
капа и пожелавшим присоединиться к нам вместе со своей
подругой. По пути бесконечно рассказываю Ей какие-то ис-
тории, не забывая вплетать в сам текст быстрые касания, ко-
торые в данный момент не столько важны для меня, сколько
приятны. Мне очень приятно её трогать!
Приезжаем в заведение, садимся за не самый удобный сто-
 
 
 
лик (другие заняты и сидеть рядом не лучший в данном слу-
чае вариант) друг напротив друга и начинаем выбирать, кто
что будет. По умолчанию я готов потратить некоторую сум-
му, которая не оставит меня без штанов, и одновременно
просчитываю в голове, что же сейчас закажет ТАКАЯ Де-
вочка, и как мне реагировать на всё происходящее. Каково
же было моё удивление, когда я еле-еле уговорил Её заказать
стаканчик сока. Так я поразился во второй раз.
Посидели, попили, приятно побеседовали. Девочка обща-
ется с удовольствием, но есть какой-то барьер, который не
позволяет ей продвинуться чуть ближе, что-то её сдержива-
ет и немного затормаживает комфортное вербальное обще-
ние, хотя я всеми силами сглаживаю любые паузы и острые
моменты. Приехал знакомый с подругой, и мы на двух авто-
мобилях выдвинулись в следующее место, где было решено
праздник знакомства продолжить и поиграть в бильярд…

…Заходим, садимся, отдыхаем, болтаем, смёемся, попут-


но очень вежливо и крайне настойчиво «строим» с  това-
рищем на пару персонал заведения. Нам быстро выделяют
недостающие стулья, убирают стол, приносят меню, пепель-
ницы и прочие причиндалы. Официантки пристально следят
за странными молодыми людьми, ведущими себя так, слов-
но они здесь главные, и обслужить их надо с особым циниз-
мом, хотя бы за то, что банальный заказ пиццы превращает-
ся в маленький анекдот с их участием. Выпили-поели (при-
 
 
 
чём Девочка опять ничего толком не заказывает себе, не об-
ращая почти никакого внимания на мои настойчивые пред-
ложения), решили поиграть в бильярд, на что местный мар-
кёр грустно ответил: «Уважаемые, очередь на бильярд часа
на 3 как минимум растянется, вам не светит. Простите ве-
ликодушно, у нас аншлаг…» Девушки слегка приуныли, но
ведь иного и не ожидали – выходные, кругом толпа…
Но мы же ведь не в какой-нибудь там загнивающей Бур-
жуинии, а у себя дома, где дача взятки рассматривается как
маленький личный праздник. Короткая беседа с маркёром
привела к тому, что за смешную сумму в 100 рублей он через
3-5 минут вежливо пригласил нас к самому удобному сто-
лу и пожелал приятно провести время, улыбаясь, как буд-
то ему только что сообщили о скоропостижной кончине де-
душки-миллиардера в Новой Зеландии. Отлично поиграв и
получив обалденное удовольствие от роскошной беседы (от-
дельное глобальное спасибо за вербальную поддержку мое-
му товарищу и его подруге), решаем разъезжаться по домам,
ибо поздно, и все участники мероприятия подустали. Девоч-
ка спрашивает, хочу ли я, чтобы она отвезла меня домой…
Вот тут я удивился снова. Не опаздывает, не разводит на
деньги, а ещё и это… Странно, где же подвох? Ну что ж, сна-
чала ввяжемся в бой, а потом посмотрим. Ладно, говорю, я
согласен, поехали… Прокатились через добрых полгорода,
приехали к моему дому, стоим на пустой дороге. Лёгкий сне-
жок, радужные разводы фонаря на лобовом стекле, приём-
 
 
 
ник что-то такое невероятное обещает, голос у певицы неж-
ный и какой-то шершавый; лёгкий, почти неслышный аро-
мат её духов, вызывающий целую бурю чувств у меня внут-
ри.

– Ну вот, приехали. Ты здесь живёшь?


– Да, вот мой дом.
– Спасибо тебе, приятно провела вечер.
– Мне тоже было очень здорово, не хочу прощаться. Луч-
ше я тебя поцелую. Долго и сильно. Потому что мне хочется.

Улыбается, смотрит огромными красивыми глазами на


меня и подставляет щёку. Приближаюсь губами к её щеке,
но не целую.

– Я не могу позволить себе поцеловать тебя в щёку, лучше


вот сюда.

Почти целую её в губы, она улыбаясь откидывает голову


назад, не давая добраться до неё. Потом снова подставляет
щёку.

– Я не хочу целовать тебя в щёку, мне не нравится.


– Не хочешь? Давай быстро целуй!
– Что ты себе позволяешь? Ты настаиваешь, чтобы незна-
комый тебе мальчик целовал тебя же в щёку? Нет, я так не
 
 
 
могу, я не такой. Как же можно, без любви? Нет, никаких
щёк. Не буду и всё.

А потом началась «игра», описать которую очень сложно,


но прожить её – необыкновенно приятно. Это просто, это
очень просто, если ты, конечно, умеешь и любишь играть в
такую «игру»: когда поцелуй почти заканчивается поцелуем,
но это ещё не он, когда он вот уже почти был и его еще не
было. Когда твои пальцы у неё в волосах предельно сексу-
ально опасны для вашей психики. Когда взгляд натыкается
на взгляд, высекая невидимые искры из пространства, вос-
пламеняя всё вокруг; когда глаза напротив неотвратимо си-
яют подобно остриям стилетов, направленных прямо в твоё
абсолютно беззащитное сердце, и пробивают его насквозь,
пробивают много раз, оставляя зияющие рваные раны, кро-
воточащие мучительными сладкими каплями… Ты умира-
ешь и сразу рождаешься вновь, хорошо помня, как ты только
что побывал ТАМ и снова вернулся, чтобы без промедления
исчезнуть под напором ОТТУДА, ты стремишься повторить
это много раз подряд, ты отпускаешь тормоза и доверяешь
себя, забыв обо всём на свете… А как она обалденно пах-
нет…
Очередной поцелуй, обжигающий теплом и холодом од-
новременно, а ведь и поцелуем его еще нельзя назвать. Твои
губы встречаются с чужими, почти их не касаясь и немедлен-
но становясь частью тебя и той бездны, которая тебя окружа-
 
 
 
ет. Ты един с собой, ты един с этим миром, ты просто един.
В твоей голове лопнула с оглушительным треском огром-
ная связка петард счастья, разбросав твой мозг по самым
дальним закоулкам вселенной и оставив тебе только эмоции.
Меня затрясло от чувства необыкновенного пульсирующе-
го удовлетворения, когда она продолжала делать это, может
быть специально подыгрывая мне, а может быть и абсолютно
искренне, не обращая внимания на бардак в моей голове…
Не знаю, смог бы я завершить эту встречу «как положено
прилежным последователям клуба соблазнителей», не знаю.
Может быть и мог бы, но не стал. Или не смог, как вам боль-
ше понравится. Взамен я получил что-то куда более ценное,
я одержал невидимую никому кроме меня победу, не при-
лагая никаких усилий, я сумел отдать часть огромного, неж-
ного, тёплого, жившего внутри меня, отдать Ей просто так,
потому что Она достойна того. И взамен мне не надо бы-
ло совсем ничего, я упивался своим состоянием и рассыпал
его искры вокруг себя, даря Ей всё своё самое сберегаемое.
Не жалко… Так вот как это происходит, а я то думал… Как
же это просто, доступно и приятно… Примерно в таких вот
чувствах я отправился к себе домой, предварительно дого-
ворившись о следующей встрече. На дворе было раннее вос-
кресное утро.

Встреча вторая.
Мы встретились вечером, снова отправились в необычное
 
 
 
место, где любят бывать некоторые ценимые мною гражда-
не, и снова всё повторилось. Девочка выглядит по-прежнему
потрясающе, звонит сама, не опаздывает, не разводит, ниче-
го не требует и в конце концов отвозит меня поздно ночью
домой. При этом у нее нет ничего, даже отдалённо похожего
на «защитное поведение суки» (bitch shield).
Нелепо как-то. Что-то не вяжется. У меня начинается
странная и глупая псевдопаранойя, которая постоянно под-
питывается моими же смелыми и очень скоропалительными
выводами. Однако весь этот придуманный «негатив» с  из-
бытком компенсируется процедурой нашего прощания у Неё
в машине. И вот мы снова дарим друг другу невероятные по
силе и одновременно мизерные по кинестетике ласки, поз-
воляющие мне полностью отделиться от себя, от своего тела
и проживать что-то особенное, чему пока объяснения нет,
но очень важное, приятное и самодостаточное. Если и быва-
ет идеальный «виртуальный оргазм» – то это был наверное
он. Да, да, сейчас кто-то из вас хихикает, дескать, чувак-то
того, слюнки пустил… Вот если бы он ей сразу впердолил…

Я расскажу вам – почему у меня не возникло ничего, даже


отдалённо похожего на эту мысль – может быть, кто-то из вас
сможет уловить суть. У меня было достаточно много жен-
щин, особенно в последнее время, и я мог для себя решить
это уравнение. Я старался всегда отдавать немножко больше,
чем получаю, но давно уже не было у меня чувства, когда
 
 
 
хотелось отдать всё, довериться и отдать. Скорее всего, этот
путь в чём-то опасен и не приведёт к быстрому соблазнению,
но ведь на этот раз мне и не надо, не в сотой звезде на фю-
зеляже счастье, а в том пиковом чувстве, которое вызывает
у тебя другой человек. А когда ты осознаёшь, что можешь
отдать ему ещё и часть того самого чувства… Короче – это
втыкает, плющит, колбасит, ломает и сносит крышу почище
самого изощрённого секса, по крайней мере – именно мне.
Ладно, вернёмся к нашим… героям. Очередная встреча
назначена на вечер. Приезжаю в условленное место, жду Её
машину, вовремя никого нет. Так-с, думаю, начинается…
Звонит, сообщает, что застряла, извиняется, спрашивает –
что делать, готов ли я подождать, и всё ли у меня в порядке.
Да, говорю, я жду тебя, но имей в виду, что на улице далеко
не май, и ты несёшь ответственность за моё почти полное
замерзание. Обещает поторопиться. Жду. Долго никого нет.
Дай, думаю, сам перезвоню. Лучше бы я этого не делал…

Сюрприз! Сюрприз!
Взволнованный мужской голос из недр телефона сообща-
ет, что Девочка сегодня не приедет и что Она вообще нико-
гда не приедет. Потому что ехать Ей никуда нельзя, вместо
этого Она выходит замуж в самой ближайшей перспективе.
Тирада мощная, но я слышал вирши куда как почище при-
думанные и поярче продекламированные.
Отлично, говорю, поздравьте Её от меня, но свои дела,
 
 
 
встречи и вообще любые отношения с женщинами я привык
обсуждать только с ними самими. С удовольствием отмечаю,
что внутри меня всё прохладно и как-то пустовато, я впол-
не контролирую себя и разговариваю спокойно. На том кон-
це возникает неловкая недоуменная пауза, абонент отруба-
ется, после чего, почему-то улыбаясь про себя, ловлю маши-
ну и отправляюсь к своему приятелю, в гости к которому мы
только что не попали с Ней вместе. Набрал смс «Свяжись
со мной, есть пара вопросов и не забудь пригласить на сва-
дьбу», отправил и уехал прочь.
Да, думаю, подвох зрел-зрел и вот назрел. Ну и ладно. Она
очень хорошая, Она просто суперская, Она мне нужна, но
у Неё есть право сделать выбор, Она тоже человек, хоть и
очень красивый. На этой торжественной ноте я наконец-то
составляю из слогов слова таксиста, предлагающего мне со-
вершенно не платить за поездку денег. Понравилось ему со
мной трындеть, видите ли. Сговорились они все сегодня, что
ли…

…..Поздно ночью из сладких снов меня вырывает неожи-


данный Её звонок. Всхлипывает, просит приехать, встре-
титься с Ней, поговорить. Ну и дела… Да, говорю, там-то и
там-то, через 20 минут. Приезжаю, Её нет, телефон не отве-
чает. Абсурд какой-то. Зато не успел приехать домой – зво-
нит Её мама, представляется (откуда у неё вообще мой но-
мер телефона взялся?) и спрашивает, не со мной ли Девоч-
 
 
 
ка? Ну, блин… Звоню Ей в очередной раз, сейчас, говорит,
через 3 минуты буду.
Да, приезжает. Сажусь в машину. Она напряжена, масса
мелких резких движений, вертит головой во все стороны,
как пилот Люфтваффе, и быстро тарахтит о том, что только
что пережила глобальную разборку со своим бойфрендом, с
которым решила расстаться. Бойфренд оказался парень не
промах, по Её словам чуть ли Её не отлупил, оторвал ка-
кую-то там штучку от мобильного телефона, разорвал юбку
и поставил на ноге синяк. Мало того, мы прямо сейчас «ухо-
дим огородами» от погони, нас может преследовать красный
«форд» с этим товарищем на борту. Всё, меня уже просто
клинит!
Выясняю, что же именно может произойти, если он нас
догонит. Ведь не перестрелка же в самом деле и не похище-
ние с последующей продажей в рабство? Тем более, что в
мои планы такой вот поворот событий совершенно не впи-
сывается, и лично я буду как минимум против с нанесени-
ем тяжких телесных повреждений. Соглашается, стараюсь
Её успокоить, несёмся по ночному Нижнему и наконец по-
падаем в один неприметный ресторанчик, где мне иной раз
очень приятно бывать совсем одному.
Пьём чай, вспоминаем примечательные истории из своего
детства, болтаем ни о чём, всё чаще и чаще возвращаясь к
сегодняшней ситуации. Я стараюсь объяснить, что готов и
могу взять всю эту ситуацию под свой контроль, и мне нужно
 
 
 
лишь услышать Её решение, ведь жизнь-то Её. Да, говорю,
я просто заберу Тебя и присвою, скажи, что Ты хочешь? А
Она мне в ответ – хочу с тобой дружить…
Эх! Кто слышал хоть раз эти простые и в то же время
великие слова, поймёт, что удар по твоим собственным яй-
цам, нанесённый мощно и качественно, может показаться
по сравнению с ними малозначительным событием из жизни
малолетнего соседа снизу. Блямц!
А я говорю, что согласен. Просто согласен. Я – за! Я – го-
тов! Будем дружить. Но дружить мы будем по моим прави-
лам. Так и сказал.

Как остаться друзьями.


Садимся в машину, Она везёт меня уже знакомым марш-
рутом домой. Мне очень хорошо сидеть рядом с Ней, я прусь
от Неё, целиком и частями.
Друзьями… Как же!
Не доезжая до моего дома, прошу повернуть и зарулить в
очень романтический и безлюдный парк, где в такое время
никого нет. Останавливаемся, сидим рядом, молчим…

– Иди ко мне.
– Я и так тут, рядом с тобой. Не смотри на меня так, я не
могу, когда ты на меня так смотришь.
– Поцелуй меня. Я очень хочу.
– Давай я тебя поцелую и поедем, хорошо? Уже поздно,
 
 
 
мне надо домой. Я тебя отвезу и поеду.
– Нет, мне так не нравится. Мы никуда не поедем. Иди
ко мне.
– Ну… ведь мы же друзья. Не смотри на меня так, я не
могу, когда ты так смотришь.
– Да, мы друзья, а как ты будешь со мной дружить?
– Ну… я не знаю… Не смотри на меня так!
– Конечно, мы друзья, и я очень, ну очень хочу с тобой
дружить. И я даже знаю, как именно мы будем дружить.
Быстро иди ко мне!

Она перелезает на моё кресло, обнимает меня, снова иг-


рает в нашу любимую «игру», не оставив от моего сознания
вообще ничего, даже камня на камне. Как я Ей сейчас за это
благодарен…
…а потом мы просто поднимаемся ко мне, взявшись за
руки. Ни о чем не спрашиваем друг друга. Мы знаем, что
сейчас произойдет и нам хорошо от этого. Какая разница,
что будет завтра, что случиться с нами, и что нас ждет, если
сегодня мы здесь, рядом и через минуту будем принадлежать
друг другу без остатка?
Завтра… Да, завтра все будет по-другому, и мы, и все во-
круг нас… а сейчас… Друзья? Черт с ними! Пусть будем
друзьями, если кому-то так угодно, но сегодня….
… в моей голове, смачно зачадив и мощно громыхнув,
взорвался большой сгусток чего-то оранжевого… Одновре-
 
 
 
менно со вспышкой плавно и медленно пришла мысль о том,
что для тебя это конец очередной истории пикапа, в досто-
верность которой ты так и не поверил, а для меня – начало
другой истории, которую на этот раз я творю своими руками
и полностью отвечаю за результат перед самим собой…

И вот, как-то однажды ночью сижу, значит, набиваю этот


самый текст, замечаю случайно, что в аське появляется
Она…

Я: Ты не спишь?
Девочка: Да почему-то не спится…
Я: Хочешь почитать, что я про нас насочинял?
Девочка: Да.
Я: Там не всё чистая правда, присутствует маленькая доля
художественного вымысла, писал исключительно для людей,
которым такие как ты пока только снятся, но надежды они
не теряют. Да ты ведь и сама всё знаешь :)
Девочка: Ты сейчас вышлешь?
Я: Да, прямо в аську. Частями. Будешь читать?
Девочка: Да.

[Девочке по ICQ отправлен данный рассказ]

Девочка: :) Да уж… интересно, а продолжение есть?


Я: Хватит, дальше это интересно только мне. И, наверное,
 
 
 
тебе. Нигде откровенно не наврал? Прокомментируешь?
Девочка: Читается на одном дыхании…
Девочка: Мне очень понравилось…
Я: Дополнения будут?
Девочка: Нет, все и так хорошо.
Девочка: Ты еще не спишь?
Я: Неа. И не хочу совсем. Зря я тебя отпустил. Всё равно
вместе не спим :).
Девочка: Ты знаешь, я почему-то по тебе скучаю… Не
знаю почему… Ты мне нужен…
Я: Что ты будешь со мной делать?
Девочка: Любить.
Я: Сильно?
Девочка: Ценить.
Я: Дорого?
Девочка: Уважать.
Я: И гордиться?
Девочка: Да…
***
– Насть, ты что-то хотела сказать?
– Не знаю уж, с чего и начать теперь. Да и вообще как-то…
– Расхотелось? А мне вот знаешь, что непонятно – почему
парни всегда так обижаются, когда девушка предлагает им
быть друзьями? Почему воспринимают это как нечто унизи-
тельное? Мы ведь не хотим их оскорбить вовсе. Просто не
совпало у тебя что-то с этим человеком, просто не сложи-
 
 
 
лось… Ну не влюбилась ты, ну так что ж такого, если в твоем
сердце не родилось ответного чувства? Зачем же ссориться?
Почему нельзя просто поддерживать хорошие приятельские
отношения?
– Лёль, ты притворяешься? Или правда этого не понима-
ешь?
– Ну… не знаю… а что? – Лёлька опять улыбнулась своей
смущенной обезоруживающей улыбкой. И тут я поняла:
– Ты просто сама еще ни разу не была в положении такого
вот друга. Тебе просто не предлагали «остаться».
– Пожалуй. А что тут такого?
– Когда предложат – поймешь. Кстати, где-то на форуме
я видела рассуждения пикаперов на эту тему… погоди, сей-
час найду… они это называют ДОД (давай останемся дру-
зьями)… где же… А, вот! Почитай… Хотя нет, давай лучше
вместе прочтем, а то я в прошлый раз только пробежалась
глазами быстренько…


Что такое ДОД? Наверное, каждый хотя бы раз в жиз-
ни слышал эту великую фразу. Но не каждый понимает ис-
тинное ее значение, особенно, если это с вами впервые. Что
ж, я поясню…
давай останемся друзьями – это значит, что ты будешь
все так же должен все то, что был должен до этого, но с
тобой больше не будут спать;
 
 
 
давай останемся друзьями – и ты не можешь требовать
секса, но иногда тебя будут трахать, даже когда ты этого
не хочешь;
давай останемся друзьями – после этого тебе будут рас-
сказывать обо всех бывших, текущих и подлежащих. А ты
не моги – это же дурной тон;
давай останемся друзьями – и ты всегда отвезешь, забе-
решь, поможешь, прикроешь, выручишь, приедешь по перво-
му зову. Вот только – зачем?
давай останемся друзьями – и как только ты начнешь за-
бывать, тебя обязательно проведают, чтобы проверить –
как же ты там, несчастный брошенный друг? Вот видишь,
я тебя не забываю, правда же, ты меня любишь – подуй на
мое чувство вины;
давай останемся друзьями – и за полночь будут разда-
ваться звонки в алкогольном бреду;
давай останемся друзьями – и одним махом ты стано-
вишься лузером;
давай останемся друзьями – и, может быть, тебя облас-
кают, когда будет невыносимо скучно. И позовут, когда ни-
кого больше под рукой не окажется. И ты придешь! Ты же
друг и между вами ведь все было, ты же все понимаешь;
давай останемся друзьями – и ты в одном ряду с ее лю-
бимым фикусом, котом или плюшевым медведем;
давай останемся друзьями – и однажды тонко просчи-
танным ударом, каким-нибудь с виду невинным «а ты пом-
 
 
 
нишь?» тебе сделают трепанацию черепа тупой алюминие-
вой ложкой, и намотают на кулак все твои еще уцелевшие
нервы;
давай останемся друзьями – это мнимая гарантия поря-
дочности отношений, страховка от того, что в ответ ты
не нагадишь в тапки и не подпалишь почтовый ящик;
давай останемся друзьями – и тебе повезет, если ты ни-
когда не увидишь – на кого тебя променяли. Но ты увидишь.
Ведь вы же друзья.
давай останемся друзьями – и ты «никто» в ответ на
вопрос «кто это был?»

Чтобы остаться друзьями – надо быть друзьями.

Конечно, куда лучше – остаться любовниками. Но, ах!


Это же аморально…
О да!!! оставаться «друзьями» куда выше и честнее!
Нет, раз предлагают остаться – значит, через тебя уже
перешагнули и пошли дальше. И нечего тут ловить.
Давай… а вот и нет, продолжения не надо. Лучше на том
и закончим:
– давай…
– да, давай. Бывай!
…и давай – без «давай»…

Я молчала. Почему-то после прочтения этого топика мне


 
 
 
совсем расхотелось спорить, препираться, кого-то в чем-то
обвинять или что-то доказывать. Наверное, в первый раз я
была полностью согласна с пикаперами.
***
Пушистый зимний вечер. Холодно. Мороз такой, что ка-
жется, будто даже воздух хрустит, как снег под ногами. Да-
же солнце, почти севшее за горизонт, какого-то неестествен-
ного сине-красного цвета, как будто обморозилось. Изо рта
вырываются клубы пара и теряются в воздухе среди милли-
ардов маленьких пушистых снежинок, продолжающих нето-
ропливо укрывать улицы, дворы и скверы заботливым белым
покрывалом…
Лёлька всё норовит посадить меня в сугроб, исподтишка
подталкивая и сверкая озорной улыбкой. Я вяло отбиваюсь.
Она смеется, а крошечные белые звездочки плавно опуска-
ются и замирают на ее волосах и ресницах.
Когда-то я тоже так смеялась. Беззаботно, задорно, весе-
ло… И на моих волосах тоже замирали снежинки, а он за-
ботливо стряхивал их ладошкой, сняв перчатки. И кружи-
лась голова, и все вокруг было похоже на волшебную снеж-
ную сказку. И сам снегопад был лишь красивым дополнени-
ем к тому, что было (или чего не было) между нами двоими.
А сейчас снегопад – это лишь холодные колкие звездоч-
ки морозным вечером или слякоть на размокшем тротуаре
утром.
Я снимаю перчатки и ловлю снежинку ладонью. Как то-
 
 
 
гда. Она тает. Солнце садится, и искрящиеся сугробы в миг
становятся какими-то серыми и безжизненными.
Невозможно удержать снежинку на ладони. Невозможно
положить в карман солнечного зайчика. Невозможно быть
счастливой в этом мире…
Господи, ну когда же я успокоюсь? Неужели до сих пор…
Ведь, вроде бы, уже забылось и не болит, и начинаю жить
нормальной жизнью, но вот вдруг как вспомнится…
Неужели я его до сих пор…?
Нет.
Не люблю.
Просто что-то во мне как будто бы потерялось.
И мне надо это найти.
Но не получается.
Мои глаза оставались сухими. Самое ужасное в такие мо-
менты, это когда даже не хочется плакать. Когда не остается
слез. Когда даже не хочется, чтобы тебя жалели. Когда даже
на слезы не осталось сил.
Остается только стиснуть зубы и сказать самой себе – тер-
пи. Не раскисай. Как угодно, но – терпи. И пусть с тобой бу-
дут эти белые улицы и заснеженные дворы, это замерзшее
солнца и пар изо рта, этот морозный вечер и хруст снега под
ногами, эти зябко кутающиеся в свои шубы и теплые курт-
ки люди… И Лёлька, все-таки посадившая меня в сугроб к
своей неописуемой радости, и довольно прыгающая теперь
в сторонке.
 
 
 
Держитесь, люди! Скоро весна…

Форум пикаперов. Новый ответ в Лёлину тему.

История одной НВ (Hot Baby)

НАГЛЕЦ:
Пора, пожалуй, и мне рассказать одну из самых запоми-
нающихся своих историй в тот период времени, когда я еще
только-только начинал становиться пикапером.

Как же все было? С чего началось? Дайте вспомнить…

Девушка была настоящая HB (hot baby), 9 баллов из 10,


но одна проблема – ей то ли 16, то ли 17 лет. Но взлетела уже
высоко. В кафе вижу её, но визуальный ранг ещё не опре-
делил, так что спокойно пялюсь, как на всех остальных. Де-
лаю подстройку, тонкая игра взглядов, она ждет, когда же я
подойду знакомиться. Меня не прет, так что я просто сижу,
играюсь. Сделал розочку из салфетки и подарил ей, чем со-
рвал ей башню, сам сел на место. Ещё попереглядывались и
она ушла, причем захватив мою розочку с собой. Факт этот
меня, конечно, порадовал, да так, что девочка засела у меня
в голове на какое-то время.
Прошло несколько месяцев, и я встретил её вновь, в том
же самом кафе. Ещё раз встретившись взглядом, я подошел:
 
 
 
– Помнишь меня?
– Нет…, или… а, да!
– Вот и хорошо. Ты мне понравилась, скажи мне свой те-
лефон, и мы встретимся на днях.
– А зачем? У меня есть парень!
–  Я не собираюсь с тобой встречаться, я хочу побол-
тать-пообщаться.
– А, ну, хорошо.

Беру со стола её сотовый и звоню себе, когда в кармане


завибрировало – отрубил. Прощаюсь и ухожу. Обещаю по-
звонить.
Через недельку вызваниваю её и назначаю встречу. Пыта-
ется договориться, чтобы я ей позвонил в день встречи – от-
казываюсь. Тогда начинает говорить, что может опоздать на
20 минут – предлагаю назначить встречу на 20 минут позже.
Что-то бубнит, но соглашается.
Время встречи. Я на месте. Её нет. Я почему-то предви-
дел такое дело. Через 5 минут ухожу и пишу ей смс: «Спа-
сибо, ты продемонстрировала свою воспитанность и пункту-
альность». Решил забить.
Что ж, жизнь кипит и дальше, про неё не вспоминаю. Про-
ходит ещё месяц или два. Я сижу с друзьями в летнем кафе.
К дому, что в двух метрах от кафе, подъезжает такси. На зад-
нем сидении я вижу её. Удивление сменяется улыбкой. Она
 
 
 
делает вид, что не замечает.
Пишу смс: «Улыбнись». Через пару минут выходят подру-
ги, садятся в машину и все вместе уезжают. Она меня точно
видела. Но не отреагировала или сделала вид… Ладно, ска-
зал, забил – значит забил!
Следующий день. Покупаю туфли в одном из магазинов.
Смотрю в окно и опять удивление с улыбкой. Она входит в
этот же магазин. Я в ступоре. У неё опять «защита суки» на
полную стоит. Меня заметила, но прошла мимо. Туфли не
в пору, быстро выхожу из магазина, но уже реально задаюсь
вопросом, что все эти встречи неспроста. Ладно, сказал, за-
бил – значит ЗАБИЛ!
Опять благополучно не вспоминаю о ней, но изредка мыс-
ли всякие лезут. Подумываю, а не попробовать ли вновь. Но
тут лето в разгаре, и мы с друзьями едем заграницу отто-
пыриться. А там очень не продуманно, нас поселили глубо-
ко в горах, пару км от моря. Фигня, главное, что уехали от
страны на несколько тысяч км. Поехали самостоятельно на
экскурсию в соседний город (большой город по тамошним
меркам), а там заблудились. И вот лазим мы там по подво-
ротням, местных расспрашиваем о дешевых магазинах, и чё-
то я смотрю по сторонам, вдруг вижу: девушки какие-то две
мне навстречу идут… и тихо так на пол съезжаю. Моя НВ!
С кучей кульков, улыба до ушей… Я не буду тут много эмо-
ций сейчас вываливать, но тогда меня УБИЛО. Я в ТАКОМ
ТРАНСЕ был!!! Встретиться за 3000 км от дома… Она ме-
 
 
 
ня заметила, улыба как-то так с лица сразу и пропала. Глаза
выпучила и идет на меня. Мысли в ту же секунду: я на экс-
курсию одел рваные кроссовки, не причесан… вообще мыс-
лей миллион был. Она доходит до меня, мы с ней говорим
друг другу «Привет», и она начинает проходить мимо меня.
Соображаю, что у обоих транс, пытаюсь очухаться.

– И что, так мимо и пройдешь?


– А, нет…(останавливается) …Я в шоке.
– Ну да, я тоже малость. Ты где живешь?
Ла-ла-ла, бла-бла-бла… Оказывается, что живет в том же
районе, что и я, но говорит, что в другой гостинице. Восполь-
зовался трансом и позвал её встретиться вечером, погулять.
Все Ок. Уходит. Я остаюсь выводить из транса себя и друзей
(они знали её по моим рассказам и видели в кафе).
Вечер, встреча. Девочка приходит раньше меня, хотя я
пришел раньше, чем договаривались. Первые пару фраз о
том, что такие штуки просто так не случаются, на что я скеп-
тически качаю головой, утверждая, что все зависит от того,
чем все закончится. Гуляли мы с ней где-то с 10 до 3. Девоч-
ка потеряла башню в течение 15 минут, и больше она к ней
не возвращалась. Никакой «защиты суки» уже не было, она
разрешала все, что угодно. Добрались до пляжа где-то в час
ночи. Кувыркались там минут 30, ласки, поцелуи – без сек-
са. Потом завалились на лежак и разговорились по душам.
Сообщил, что я могу понять уход от меня девушки, только
 
 
 
в том случае, если она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО в кого-то влюби-
лась. И тут узнаю, что у неё есть парень. Она меняется в лице,
у неё выступают слёзы, она сохнет по этому парню. Неделю
на отдыхе не спит, потому что он остался на родине. Эмоции
грустные, я сворачиваю мероприятие, идем в ночное кафе
пить горячий чай и греться. Там я решаю для себя, что не
хочу встречаться с ней ещё раз. Если у неё есть парень, то
пусть будет, я в данный момент не потяну HB в primary.
В кафе она вспоминает о салфетной розочке, говорит, что
до сих пор хранит её дома. Просит ещё сделать. Улыбаюсь.
До меня доходит, что встретиться сегодня со мной она со-
гласилась только из-за того, что ей конкретно рвет башку без
этого парня. Она надеялась, что сможет отвлечься со мной.
Что я ее развлекаю и отвлекаю, и она не думает о нем. Де-
лаю ей розочку, допиваем чай, и я сажаю её в такси. Сопли
мелкие, сама меня целует. Я прошу её, чтобы ЭТУ розочку
она «случайно» забыла в номере, когда будет уезжать, дабы
не терзаться воспоминаниями потом. Я абсолютно уверен,
что больше никуда её приглашать не буду. Называю водиле
её гостиницу, расплачиваюсь, она уезжает, а сам на дискоте-
ку за друзьями.
На следующий день гуляю с другой девчонкой по городу,
все супер, настроение кайфовое, хотя мысли о ней и про-
скальзывают. Пару раз встречаю её с подругами. Подходит:

– Ну что, опять судьба?


 
 
 
– Нет, закономерность.

Расходимся. Потом ещё пару раз встретились, город-то


маленький. Опять подходит, я в обнимку с девчонкой:

– Что-то ты грустный…
– Устал… (сам, конечно же, из-за неё парюсь)

Бла-бла-бла, расходимся.
Пытаюсь не думать о ней, развлекаюсь с двумя другими
подружками, но все равно постоянно думаю. Неужто всё так
просто и закончится?
Следующий день. Лежу на пляже, думаю о ней. В очеред-
ной раз решил забить! После этой мысли сразу же встаю, бе-
ру полотенце и – в гостиницу. Сворачиваю на тропинку, ве-
дущую в горы, а навстречу мне – она. Идет с каким-то пар-
нем – видно, зеленый, клеится к ней. НО ВЕДЬ ОНА ЖИ-
ВЕТ СОВСЕМ В ДРУГОМ МЕСТЕ?! Что ей делать на моей
тропинке? Просто преследует меня!
Поздоровались, разошлись. Потом долго оборачивались
друг на друга. Я в ступоре! Сел на ступеньки. Сидел час, не
меньше. Меня просто клинило от этих встреч. Я даже в судь-
бу в одночасье поверил. Вопрос в голове был один: «Судьба,
ну к чему ты устраиваешь все эти встречи, к чему???» Такое
ощущение, что на небесах решили позабавиться. Понял, что
не выдержу, если не встречусь с ней ещё раз. Решил, что ес-
 
 
 
ли ещё встретимся случайно, то обязательно договорюсь о
свиданке. Иду в номер.
В номере бесимся с парнями, отрываемся. И тут друг мне
сообщает, что познакомился с подругой моей HB, и что жи-
вут они, не там, где она мне сказала, а в соседней от нас го-
стинице – тоже в горах. Моя челюсть – на пол. Не верю. Но
все сходится. Вот млин!!! Начинаю перебирать то, что она
мне говорила на встрече. Догоняю, что больше половины –
чистая фантазия малолетки. Вранье то ли защитное, то ли
просто от скуки. Как плевок в лицо. Срываюсь к гиду, знако-
мый парень, заведует всеми туристами с моего города. Узнаю
у него всю инфу – где живет, когда уедет, номер комнаты.
Друг все верно сказал, она меня провела. Неприятно до оду-
ри, но одна вещь меня радует – представил, как таксист под-
вез её не к той гостинице… Надо было с ней ехать, посмот-
реть, как она бы в неё вошла :)) Меня плющило весь день.
Ночью сам не свой, лег спать в 10 часов вечера, чего раньше
никогда со мной не случалось.
На следующий день, бодрый и выспавшийся, решил кое-
чего провернуть. Знаю, что у неё не больше двух дней оста-
лось, скоро домой уедет, а я останусь. Поперся к ней в гости-
ницу. Перед обедом, чтобы точно в номере была, я стою воз-
ле её двери. Стучу. Шум-гам, визги какие-то. Открывается
дверь. Стоит она. Меняется в лице. Дверь закрывается. Слы-
шу, как на пол кто-то упал и смеётся. Они с подругой там
лежали. Через некоторое время открывает дверь, вся крас-
 
 
 
ная, то ли от смеха, то ли от стыда. Я:

– Давай сегодня в 11 вечера ТАМ (называю место).


– Хорошо, я приду.
– Точно?
– Да.
– Уверена?
– Да, я приду!

Ухожу, ситуация смешная вышла.


Вечер. Я на месте. Её нет. Я так и подозревал. Жду 5 ми-
нут и сваливаю. Я понимаю, что если с ней не поговорю, то
всю оставшуюся неделю отдыха буду от мыслей умирать. Ре-
шил её отыскать. Пробежался по дискотекам близлежащим,
а потом помчался в её гостиницу, почему-то был уверен, что
она там. Добежал до гостиницы за 10 минут (больше кило-
метра в гору). Влетаю в гостиницу. Смотрю – сидит за бар-
ной стойкой. Меня не видит. Фух, нашел! Аккуратно прохо-
жу возле неё и сажусь на кресло прям за ней. Достал сигару,
принялся неспешно курить. Любуюсь ей – хороша чертов-
ка!!! Она меня не видит, сидели так минут 10. Картина мас-
лом по хлебу: она поворачивается. Я сижу и улыбаюсь. Весь
такой красивый, нога за ногу, в зубах сигара, пялюсь прям на
неё. А на часах то всего 11:35. То есть, я как джентльмен до
сих пор должен стоять ТАМ, и ждать её, а это далеко от го-
стиницы… Теперь она в ступоре, но быстро приходит в себя.
 
 
 
Встает, подходит:

– Пошли поговорим.
– Пошли.

Спускаемся на трассу. И тут ОНА мне:

– Я знала, что ты придешь!


– Хм. А я знал, что ты знаешь, что я приду.
– Зачем ты пришел? (она на меня начинает наезжать,
хотя это я пришел права качать)
– Я хотел с тобой поговорить. Ты ведь была удивлена, что
я пришел к тебе в номер?
– И что?
–  Понимаешь, я с самого начала знал, что ты живешь
тут, я с гидом поговорил в первый же день как тебя встре-
тил, мне интересно почему ты меня тогда обманывала? (при-
шлось придумать эту басню)
– Это неважно! Что тебе от меня надо? Объясни мне, для
чего ты пришел? ЧТО-ТЕ-БЕ-ОТ-МЕ-НЯ-НА-ДО?? (срыва-
ется на эмоции)
– Когда ты так эмоциональна – ты мне ещё больше нра-
вишься. А ну, скажи ещё что-нибудь! (улыбается)
– Говори же! Что ты хочешь? Встречаться со мной? Гу-
лять? Что?
–  Хорошо. Я хочу провести с тобой этот вечер. Пошли
 
 
 
погуляем!
– Зачем? Что тебе от меня надо? Я тебе нравлюсь, ведь
так? Ты такой же как все.
– Ну-ну. (Выхожу из себя. Сажусь на бордюр.)
– Мне тяжело с тобой, ясно? Ты меня напрягаешь.
– А, по-моему, все как раз наоборот. Мне с тобой очень
легко. И тебе со мной тоже. Так, как ни с кем еще не было.
Это тебя и напрягает. (Попал, заулыбалась.)
– Понимаешь, ты ведь такой же как все! (внимание) Зна-
ешь, в тот вечер нам было очень хорошо вместе, но ты сам
все испортил. Если бы ты не пришел сегодня, я бы думала:
«Почему он больше никуда меня не зовет, ведь нам было так
хорошо вместе, он особенный!», а теперь, когда ты пришел,
я поняла, что ты такой же как все. (Метасообщение – тебе
надо только трахнуть меня.)
– Ты мне очень нравишься. Это все что я могу сказать.
Нравишься больше, чем многие другие.
– (Опять что-то несёт неприятное.)
– Знаешь, после таких твоих слов, мне от тебя вообще ни-
чего не надо. Мне противно. Даже если попросишь, мне от
тебя больше НИЧЕГО не надо. (Собираюсь уходить)
– Вот и чудно! Мне от тебя тоже, ля-ля-ля, бла-бла-бла.
Ты мне просто голову морочишь!!!

Мы расходимся. Идем по номерам. Я прихожу, раздева-


юсь. Ложусь спать. Меня торкает, плющит и таращит. Я хо-
 
 
 
чу её! Меня посещают бредовые идеи, что я бы в данный
момент даже женился на ней, завел детей и больше никогда
бы не прикоснулся к другой женщине – вот насколько меня
торкнуло! Даже слеза проскользнула. Посидев в таком состо-
янии минут 15, одеваюсь, иду к ней :)
Пришел. Знаю, что в номере она одна, подруги на дис-
котеке, вернутся утром. Стучу. Открывает. Только из душа.
Стоит, завернутая в полотенце. Захожу. Полотенце малость
короткое… !!!!
У меня ком в горле. Села на кровать, я на пол. В комнате
бардак похуже, чем у нас. Все мысли относительно разговора
– улетучились, как дым. А она сидит, то так ножку поднимет,
то этак… и спрашивает:

– Ну, зачем пришел?

Я начинаю ржать. Меня распирает. Тоже мне, пикапер,


блин… Я сижу и реально не знаю, что сказать! Как пацан
зеленый… Ну просто смех! Проскакивает мысль – надо с
ней просто переспать. Без разговоров. Поговорим потом…
Мысль внушает ещё больше вопросов и страхов. Говорю:

– Я не хочу спать. Я хотел на тебя ещё посмотреть.

Начинает эмоционально и громко что-то говорить. Пыта-


ется меня выпроводить. Сижу. Что-то бормочу о том, что ко-
 
 
 
гда она злится, то выглядит гораздо сексуальнее. Она валя-
ется на кровати в своем несчастном полотенчике, задирает
ножки, а я обтекаю, как осел. Мысль о том, чтоб её силой
ломануть, приходит снова и снова. Но я понимаю, что вход-
ная дверь открыта, а живет она возле коридора, по которо-
му ходят сторожа и проверяют, чтоб подростки не бесились.
На её крик – обязательно придут. Уже ничего не собираюсь
делать, просто сижу любуюсь и пытаюсь найти ответ на то,
что делать в такой ситуации. Она все спрашивает, что мне
от неё надо.

– Для начала понизь голос и успокойся.


– (успокаивается) Хорошо.
– Теперь ляг на кровать и перестань дрыгаться.
– (ложится) А что теперь? Полотенце снять?

Чёрт, мысль о трахе становится навязчивой, но… Я БО-


ЮСЬ!!! Реальный страх. Она переворачивается на живот,
лежит. Я встаю, потом сажусь к ней на кровать. Целую в шею,
ухо, пытаюсь приказать рукам, чтобы они трогали её. Руки
– ВАТНЫЕ! Как во сне, хочу ими шевелить, но ничего не
получается. Она пытается высвободиться, но смеется. Я по-
нимаю, что торможу, но ничего в голову не лезет, самому
смешно. Она начинает кричать. Я чувствую, что НЕ ХОЧУ
БОРОТЬСЯ. Что нет сил. Плюнул, сел рядом. Увидел фотку
её парня. Под подушкой её хранит. Немного помогло, поду-
 
 
 
мал, что хоть в чем-то я прав. Сижу, обтекаю дальше. Мысли
в стиле: «И что, вот прям так на неё навалиться и начать воз-
буждать?», представил это со стороны, как я залезаю на ма-
ленькую орущую девочку… Аж страшно стало! Но помогло,
посмеялся – расслабился. Пищит, что ей сейчас звонить бу-
дут и ей надо остаться одной. Спросил, парень ли, ответила:
«Да». Что-то ещё происходит. Потом звонит телефон. Бро-
саю на неё противный взгляд, со словами «короче, надоело»
ухожу. Уже на пороге услышал, что по телефону она разго-
варивает не со своим парнем, а с парнем подруги. Вешает
ему на уши ТАКОЙ БРЕД! Ушел. Пошёл в свою гостиницу,
благо через дорогу. Пришел, разделся, снова лег спать.

Через 10 минут понимаю, что спать НЕ МОГУ! Мысли о


женитьбе прошли. В душе чувство мерзкое. Понижение зна-
чимости прошло удачно, даже как-то само собой. Чувствую
на этой почве ресурс. Вспоминаю, что кое-чего ей не сказал.
Продумываю ответы на её дебильные вопросы, встаю, одева-
юсь. Иду к ней…

Да не смейтесь вы, я и сам понимал, что глупости творю!!!

Пришел. Постучал. Открывает. Все ещё в полотенце.


Смотрит злобно. Впустила. Легла на кровать. Оба несем ка-
кую-то чушь. Перебранка. Все внушает мне, что я такой же,
как все. Мне уже без разницы, несу ересь. Зашел разговор о
 
 
 
её внешности. Пытается выбить от меня, что я хочу её. Съез-
жаю с темы. Она разгорается. Пытается заставить меня ска-
зать это. Проводит руками по своему полотенцу, изгибается,
как пантера, и говорит, мерзким таким голосом:

– Ну, скажи мне, чего ты хочешь? Скажи это! Скажи! Ска-


жи и УХОДИ! Скажи и проваливай!
– Сука ты.

Смеётся. Думаю, НУ Я ОБЯЗАН ЕЁ ВЫДРАТЬ! А в душе


уже противно так. Ужас. Я абсолютно не возбужден. Даже
когда на кровать сел, стал её целовать – втыкаю, что мой член
меня подводит – нет никакого желания на неё. Мозги кричат
– делай это! А главной мотивации-то и нет. Короче, я с ней
ссорюсь вдрабадан, сообщаю, что более тупых и стервозных
девушек ещё не встречал, и сваливаю. Дохожу до своего но-
мера. Чувствую, что готов даже по морде ей дать. Раздева-
юсь. Сажусь на свою кровать, мгновенно встаю, опять одева-
юсь, причем в другую одежду, удобную, и с мыслями: «Ну, я
тебе сейчас покажу кузькину мать!» иду к ней. Настроение
от всех этих мероприятий – убойное. Меня на «ха-ха» не по-
детски прет. Иду с четкой мыслью, что сейчас трахну её, да-
же если будет орать. Я реально зол. Ресурс проснулся. Ну,
держись!
Подхожу. Стучу. Молчание. Жду. Через пару минут из-за
двери
 
 
 
– Кто?

Молчу. Открывает. Видит меня и закрывает дверь сно-


ва. Не успел схватиться. Стучу настойчивее, мило улыбаясь
шляющимся мимо охранникам (вообще в гостиницу чужим
нельзя было, но я так часто ходил, что они подумали, что
я тут живу). Стучу минут 5. Дверь отпирают, но не откры-
вают. Открываю сам, захожу. Хлопаю дверь, поворачиваю
ключ в замке с мрачной ухмылкой. Ну, попалась! Она сидит
на кровати. Захожу в комнату. ОНА СИДИТ НА КРОВА-
ТИ И НАМАТЫВАЕТ СОПЛИ НА КУЛАК!!! Вся в слезах!
Смотрит на меня заплаканными глазюками. Я чуть было в
лицо ей откровенно не расхохотался – настолько была смеш-
ная ситуация: тоже мне, насильник, пришел трахать плачу-
щее создание. Черт, как же все неудачно! Блин, какие кося-
ки… Мне смешно, она плачет. У меня истерика. У неё тоже.
Сажусь, давай её успокаивать. Допер, что парень ей звонил
только что. Сижу, говорю, что все нормально будет. Думаю о
том, как бы свалить получше. Потом вытирает сопли, смот-
рит волчьими глазами.

– Надеюсь, ты понимаешь, что я не из-за тебя плачу!!?


– Конечно, понимаю. (Успокаиваю.) Это все ерунда, по-
верь.

 
 
 
Пытается рассказать мне историю про своего парня. Не
слушаю, прерываю. Говорю:

– Ладно. Нам явно не по пути. Я смотрю, твоя любовь тебя


доводит. Это неверно. Любовь должна только положитель-
ные эмоции приносить. Как у меня, например. Твоя любовь
одна большая ошибка. Ты меня потом поймешь (посылаю
воздушный поцелуй). Good bye!

Ухожу. Она смотрит на меня уже по-другому. Но поздно.


Ушел. Спокойно завалился дома спать. Почему-то отпу-
стило. Спокойный стал, как удав. Дрых, как сурок, до утра.
Все тип-топ!
Следующий день. У неё последний. Абсолютно не замо-
рачиваюсь. Занимаюсь отдыхом, веселю друзей вчерашними
событиями, наведался к другим девчонкам. Целый день бе-
симся. Вечером я с другом и двумя подругами полночи на
пляже, потом поперлись к ним в номер, а живут они в той же
гостинице, что моя НВ. Мне плевать. Идем в номер, там за-
валиваемся на кровать слушать музыку. Где-то 2 часа ночи.
Девчонки разом уснули, мы с друганом лежим болтаем. Тут
звонок на сотик другу. Ещё один товарищ просит нас придти
в бар внизу этой гостиницы, он там с каким-то девчонками
сидит. Парень про НВ не знает. Друг меня подрывает с теп-
лого места, мы берем наши рюкзачки, все сонные, грязные
после пляжа, вываливаемся в бар. Черт, ну я должен был это
 
 
 
предвидеть! Дружок сидит в компании НВ и её подруги. НВ
смотрит на меня, улыбается такой же улыбкой, что и я. Мы
в один голос с ней:

Я: Это те самые девчонки, с которыми ты познакомился?


Она: Этот тот парень, которого мы ждем?

Народ не догоняет. Мы с ней ржем. Я сажусь напротив


неё. В течение 15 минут молча смотрим друг другу в глаза.
На остальных – пофиг.
Все решили идти купаться. Народ уходит за плавками, мы
остаемся одни.
Я:
– Не смотри на меня.
– Почему?
– Мне неприятно. Странное чувство внутри.

Пытается что-то плохое сказать. Приходят люди, она тоже


идет надевать купальник. Сидим, общаемся. Пацаны прино-
сят мои плавки. Возвращается НВ. Я спокойненько так, прям
при всех снимаю штаны и переодеваю плавки. Идем купать-
ся. Моя девочка щеголяет в купальнике. У друзей слюни по
колено. Побесились, поигрались. Я немного повыпендривал-
ся, попрыгал сальто. С ней не разговариваем. Все, расходим-
ся. Она, громко, для всех:
– Всем пока!
 
 
 
Я:
– Ну, бывай!
Смотрит злобно. Я иду в номер греться и спать. Она сва-
ливает утром домой. Я продолжаю оттопыриваться с друзья-
ми. Про неё мало думал. Только в самолете на обратном пути
друг признался, что выпросил у неё телефон в ту ночь, бу-
дет приглашать её на свидание. Друг – откровенно зеленый.
Стараюсь не смеяться. Пожелал удачи в его нелегком начи-
нании. Напоследок он сказал, что она в ту ночь передала для
меня:

– Скажи ему, что больше я никогда не буду плакать, он


поймет.

Понял. Не дурак. Только вот история вся эта… Чересчур


большая. Огромная! И насыщенная. Ужас, короче…
Прошло больше 2 месяцев. Однажды вдруг подумал, а не
попробовать ли мне ещё раз? Уж больно хороша!!! Коро-
че, припёрся я на наш форум, описал все, как было. Так и
так, мол. Ребята, научите, что делать. Я уже наелся её при-
ходов. Что вы думаете о всей этой ситуации? – таким было
моё подытоживание этой истории, и я с чистой совестью за-
постил её на форуме.
На сайте начинается активное вкручивание моих мозгов,
много воды, много ерунды, но блин, в топик неожиданно
приходят некоторые уважаемые личности, за что им огром-
 
 
 
ное спасибо. Обсуждение начинает протекать в конструктив-
ном русле. Ребята рассматривают мои вопросы, подсказыва-
ют ответы… А тем временем я активно вижусь с этой девоч-
кой у нас в городе.
Первая встреча еще до Нового Года, когда она с подруж-
кой выруливала из бара. Я подошел, поздоровался, а она на
меня bitch shield врубила. Ну думаю, щаз получишь – и на-
чинаю клеить её подругу… Она тогда разозлилась сильно, а
я с лыбой дальше пошёл. Но это не интересно.
Приколы вновь начинаются, когда мой дружбан-пионер
просит совета по поводу одного знакомства, так как тёлки
ему телефон не дали и ввели парня в нересурс. Мы с ним ре-
шаем вечером отправится в бар, где я смогу дать ему совет.
Только когда мы пришли в бар, советы давал уже он мне :).
Тычет мне на двух девиц пальцем и говорит:

– О! Вот, смотри, это их я вчера пикапил!!!

Меня на «ха-ха»… Тычет в мою НВ пальцем… Она нас


вместе увидела и тоже пятнами пошла. Ржёт. И поехало. Ви-
жу её в этом баре почти каждый день. Сидит то с подругами,
то с парнями какими-то. Я собственно, точно так же. Посто-
янно пялимся друг на друга. То есть контакт глаз практиче-
ски не прерывается. Как дети шпионов!
На форуме все это дело я активно освещаю, ребята наста-
ивают на том, чтобы я прекратил придуриваться, пошел и
 
 
 
трахнул её… И тут – на тебе, на сайте объявляется конкурс
на самую-самую историю соблазнения. Я лезу в топик, рас-
сказываю пацанам, что сейчас пойду, найду её и трахну, а
потом на конкурс историю запостю…
И всё! С того дня она в том заведении не появлялась :)
Официантки меня уже по имени знают, я с тех пор просто
дежурил там… Каждый вечер, в 7 часов, сижу – пью пиво…
Её нет. Знакомые парни со мной по очереди на дежурство
выходят, а я им все рассказываю, как весело буду её трахать.
К концу второй недели у меня заболела печень от вечерних
пивных попоек, а пацаны от одного её имени впадали в сту-
пор. Блин, ресурс у всех! Так что телок посторонних цепля-
ем, смакуя каждую фразу, такие перлы отмачивали…
Февраль подходит к концу… О моей НВ – ни слуху, ни
духу. Я уже реально понимаю, что с историей пролетел, на-
чинаю халявить и на дежурство ходить через день :) Всей
компанией переселились в другой бар, где плотность милых
дам повыше, да и качество их получше. Блин, но в башке все
равно она…
И тут новость. Встречаю друга, который ездил со мной то-
гда на море. Ля-ля-ля, бла-бла-бла. Короче говорит, что ви-
дел мою девочку два дня назад в ресторане. Она там с подру-
гой была – кофе пили. Чёрт! А я её в баре искал. Благодарю
друга, звоню Художнику и мы с ним в 7 вечера премся в этот
ресторан. Пришли, сели – её нет. Смотрим меню и прокли-
наем эту чертову НВ. Кружка пива – 200р! В баре – 50. Ну
 
 
 
и все остальное – соответственно. На календаре – 26 февра-
ля, через два дня февраль заканчивается, её нет, но настрое-
ние кайфовое – придумали с другом прикол, провернули над
двумя девчонками, что сидели недалеко.
Сидим ещё немного, звонит ещё один парень и приглаша-
ет нас в бар. Мы расплачиваемся, смотрим, как уходят те две
девки, и идем в бар. Я уже абсолютно не надеюсь её найти,
так как если бы она была в том баре, то друг уже сказал бы
об этом по телефону. Заходим, поднимаемся по лестнице…
и нас валит от смеха на пол!
Сука, сидит с подругами на диванчике и пьет шампан-
ское! А товарищ наш сидит от неё за колонной и ни хрена
не видит. Потому и не предупредил. На моё появление у неё
следует улыбка, у меня ресурс умножается на 2. Меня кол-
басит, здороваюсь с ней и сажусь к другу. Блин, а у них там
девишник. Человек 5-6. Чёрт, сижу и слежу за ней в зерка-
ло, придумываю что-нить оригинальное. Смотрю, она встает
и уверенно так идет в мою сторону, поворачиваюсь к ней –
вижу, как она проходит мимо и идёт ставить песню в музы-
кальный аппарат. Чёрт, думаю, надо идти! Встаю, подхожу
к ней. Она листает диски и выбирает песню. Прижимаюсь
к ней со спины, начинаю тереться щекой об её ухо и что-то
мурлыкать. Блин, её начинает магнитить ко мне, откидывает
назад голову и прижимается задницей. У меня чувственный
оргазм.

 
 
 
– Какую песню ты хочешь поставить? – спрашиваю.
– Я одну уже поставила, думаю над второй.
– Хочешь, я выберу для тебя песню и она тебе понравит-
ся?
– Какую?
– Я еще не знаю. Хорошую. А за это ты со мной встре-
тишься. Я хочу тебя увидеть! Например, в воскресение!
– Ну…
– В 7 часов там-то и там-то! Идет?
–  Я не знаю, что я завтра делаю, а ты хочешь, чтобы я
договорилась на воскресение.
– Ну вот, теперь ты знаешь, что ты делаешь послезавтра.
Встречаешься со мной!
– Нет, давай лучше созвонимся. Мне так удобней.
– Какой у тебя номер?
– (диктует)
– и это действительно твой номер?
– Ну да!
– (звоню ей)
– Алло!!!
– Это ты?????????
– НЕТ, блин!!!
– ВОТ ЧЕРТ!!!! Я ТАК И ДУМАЛ!

Оба ржем. Разошлись по своим столикам. Меня распира-


ет, настроение убойное. Практичный ум начинает высчиты-
 
 
 
вать сколько дней осталось до завершения конкурса, и что я
должен успеть сделать :) Настроение бьет через край, и мы
решаем с другом провернуть ту же крышесносную фишку,
что придумали несколько часов назад в ресторане… Подзы-
ваем официантку и просим её принести нам 5 бутербродов с
МАСЛОМ!! Официантка выделывается, говорит, что такого
в меню нет. Я говорю, что заплачу за них как за бутерброды
с сыром, но нам нужны именно с маслом. Она уходит дого-
вариваться на кухню. Приносит. Тарелочка такая симпатич-
ная, а на ней 5 конченых бутербродов с маслом. Официантка
начинает ставить их нам, я её останавливаю и говорю:

–  Девушка, а теперь вы должны нам кое в чем помочь!


Понимаете, это дело жизни и смерти!

Официантка бледнеет, потом зеленеет, но мы точно такую


же картину уже видели час назад, так что конгруэнтно наста-
иваем на своем. Короче официантка соглашается. Она идет
с это тарелкой к моей НВ и её подругам, ставит им её на стол
и говорит:

– Девушки, это вам от троих потрясающих молодых лю-


дей! Приятного вечера! – и показывает на нас.

Мужики, в первый раз это было смешно, но стремно… Но


второй раз… Я чуть не сдох от смеха! НВ смотрит на эти
 
 
 
бутеры, меняется в лице, смотри туда, куда показывает офи-
циантка, видит меня. Я делаю лицо как у Джеймс Бонда, ко-
торый только что трахнул Анжелину Джоли и так небрежно
машу ей рукой.
Всё. Финиш. Она падет на диван в конвульсиях… От та-
кого смеха можно, наверно, умереть. Проходит немного вре-
мени и она сваливает, видимо в туалет. Я тем временем пла-
чу за буттеры и ухожу. Фух, денек выдался кайфовым!
Следующий день. Гуляю со своей девушкой. Оставляю её
с другом, а сам отхожу за угол. Звоню НВ. Ля-ля-ля… Я ей:
«Давай завтра встретимся! Я хочу угостить тебя ПОТРЯСА-
ЮЩИМ… бутербродом с маслом!»
Она заливается смехом. Как и планировал, договариваюсь
на воскресенье на 7. Она говорит, что если вдруг-чего, то
обязательно позвонит мне заранее… Ну хрен с тобой, ути-
лизировал как мог по телефону.
Следующий день. Воскресение. Прошу на форуме, чтобы
конкурс продлили на сутки, так как я не успеваю её трах-
нуть :) Меня плющит. Надо ж было так случится, чтобы во-
прос моего участия в конкурсе решался в последний день :)
Весь день у меня напряги и головная боль. Квартиры на
вечер нет, только с мамой в засаде. Денег тоже, весь день
бегал по друзьям – занимал. Ночь с субботы на воскресе-
ние вообще не спал, так что выгляжу как овощ. Ладно, по-
фигу мороз. Ближе к вечеру ко мне приезжает Стас с целью
выйти пораньше на улицу и поднять мой ресурс перед встре-
 
 
 
чей приставанием к другим девушкам с убойными прикола-
ми. Два часа ЖОПЫ и прочих страданий на улице. Я в пол-
ной боевой готовности. В 7 часов прощаюсь с ним на ме-
сте встречи и начинаю её ждать. Стасик, сволочь, базируется
в соседнем магазине и сквозь витрины палит, когда же она
придет :) Я звоню ему и отсылаю восвояси. Мимо идут ещё
друзья. Строчу сигаретку. Всем интересно, кого я тут дожи-
даюсь. Её нет уже 5 минут. Остаюсь один, начинаю мерзнуть.
Хочу написать ей смс с вопросом – где она? Мне поперемен-
но звонят друзья – любопытные, сволочи :). Черт! Не дают
написать смс. Её нет уже 10 минут. Я начинаю понимать, что
она не придет. Настроение резко падает. Мега ресурс пере-
растает в мега груззз. Звонит телефон. Оба! Она звонит:

– Алло!
– Андрей, извини меня пожалуйста, у меня проблемы…
– Хорошо. Сегодня я решу все твои проблемы, если ты
приедешь.
– Нет, всё серьезно… Я тебе обещаю, мы встретимся на
днях. Я тебе сама позвоню. У меня правда не получится се-
годня. Я тебе позвоню!! Извини ещё раз.
–  Хмм… Мне придется есть бутерброд с маслом само-
стоятельно! Знаешь, это даже хорошо, так как я очень голо-
ден!!!
– Я ненавижу масло!
– Я тоже!!! Ладно, пока.
 
 
 
– Пока.

Настроение замирает между ресурсом и депрессией. Ка-


либрую её на искренность, затем забиваю и начинаю калиб-
ровать сам себя на настроение. Когда убедился, что все в
норме, набрал друга, и мы пошли в кафе, где я заказывал
столик. Блин, один друг, сука, звонит и довольно мне сооб-
щает, что он выиграл спор, на тему того, что она не придет…
Ну не суки, а?

Вечер проходит в спокойной размеренной обстановке, я


стараюсь чувствовать себя хорошо, чувствую какую-то ста-
рую, забытую, детскую разочарованность… Удивительное
чувство. Ночью встречаю весну и ложусь спать, высыпаться
за двое суток…
Следующий день. Просыпаюсь во втором часу. Первое
Марта! Институт нафиг. Прощай, моя девочка! Прощай кон-
курс! Прощай вечерние попойки с друзьями и пивом! Мне
становится не смешно, а это очень плохо! Пошёл по друзьям
раздавать вчерашние долги пока не потратил :) Узнаю от ма-
мы, что она уезжает на сутки… Тс-с-с! Никому не слова, а
то набегут вечером, а так хочется отдохнуть.

6 вечера, пипикает телефон. Достаю, смотрю отправителя


– ОНА. Читаю:

 
 
 
– Давай завтра встретимся.

Звоню ей. Настроение – все пофиг. Расслабленно-утом-


ленное. Я:

– Все очень хорошо, но завтра я не смогу. Если хочешь,


сегодня предвидится великолепный вечер первого дня вес-
ны, приезжай.
– Я не знаю. Может лучше в другой день?
– Нет. Сегодня звёзды говорят, что все отлично!
– (смеется)
– Ты где сейчас территориально?
– У подруги. Я могу приехать в город через 30 минут.
– Хорошо. Жду тебя там-то и там-то.
– Ок!

Начинаю волноваться. Сука! Ну, надо ей было вчера вы-


кобениваться??? Денег в кармане совсем нет, так как долги
уже раздал. В квартире – бардак. Сам в дурацком состоянии.
А она… Блин, сама виновата! Продолжаю гулять по городу.
Мысли в стиле: «А может прокидать её? Взять и не прийти
сейчас… Да не, на фиг. Я мужик или нет?!»
Время тянется, нервы растут. Звонят друганы, приглаша-
ют на пиво! Отказываюсь, говорю, что настроение фиговое,
и я иду домой спать. Про неё молчу, а то, суки, опять поспо-
рят…
 
 
 
Подхожу минута в минуту. Она стоит. Всё, внутренний
диалог долой, пытаюсь включить креатив, но получается, что
мне её только обстебать в кайф. Внутри состояние не очень
хорошее. Она начинает задвигать, что удивлена, что все же
приехала, что сама от себя такого не ожидала. Идем по ули-
це, я почти все время молчу, но чувствую, что когда смотрю
на неё, у меня дыхание сводит, так бы её и лизнул! Она идет,
об меня бедром трется, сама за руку схватила. Но между на-
ми как стена. Я пока по городу гулял – замерз прилично. Ре-
шаю, куда бы пойти посидеть, погреться. Чувствую, что сей-
час могу быть очень конгруэнтно наглым. Выхожу на дорогу.
Ловлю машину. Посадил её назад, сел рядом, едем. Пытаюсь
заговаривать её разговорами о мимо пролетающих витринах,
снующих людях, которых первого числа повываливало до-
хрена, все пьяные, меня это бесит. Делюсь негативом. Она
грузанулась. Сидит спокойно. Приехали, вышли из машины.
Идем в подъезд. Она:

– Ты тут живешь?

Ну думаю, щаз начнется! Но мне безразлично, настроение


очень пофигистическое:

– Да, – говорю.

Она смотрит на меня своими волчьими глазами, на ли-


 
 
 
це ни единой эмоции, и идет за мной. Дома бардак, постель
разобрана, шмотки валяются, а мне пофиг. Вчера всю квар-
тиру вылизал, себя искупал два раза, а сегодня уже пофиг…
Ну думаю, бывает же такое! За грузом всей этой истории чув-
ствую себя, как в кино. Вроде как, сюжет всем известен, но
его все равно никто не помнит… Мысли крутятся вокруг по-
целуя. Реально понимаю, что зря я в таком конченом настро-
ении, так как весело приставать к ней – желания никакого.
Но я понимаю, что очень хочу её поцеловать. Она сидит на
кухне, я прибрал шмотки в комнате, покидал посуду в рако-
вину, кровать оставил :) Чайник вскипает. Она сидит на сту-
ле, я шляюсь по всей хате с вопросом – как же это лучше
сделать. Черт, нужен какой-нибудь up-time срочно. Подхожу
к ней. Сажусь на корточки. Лицо у меня, как у беженца с
Чечни, наверное, было – усталое-преусталое…

Сижу перед ней на коленях, она в штанишках розовых,


блин, как от неё классно пахнет!

– Вот так, – говорю. – А ты говорила, что в городе мы с


тобой никогда не увидимся. А теперь, смотри, сидишь у меня
на кухне… Бред?
– Бред…

Очень коряво, трясущимися руками, тянусь к её лицу, на-


чинаю от этого улыбаться. Она механически тоже. Дотянул-
 
 
 
ся. Тяну её к себе, а сам вытягиваю шею к ней. Неудобно!
Целую. Она отстраняется, смотрит на меня, как жираф, и
улыбается. Я вскакиваю, беру стул, ставлю рядом, сажусь.

– Так удобней!

Лезу целоваться. Она хихикает. Целует меня. Мне внача-


ле даже к ее груди прикоснуться страшно было. Все по спи-
не, да по ногам. Потом чувствую – заводится сильно. У ме-
ня крышу уносит, пустил руки активно в ход. А уж после и
на кровать затащил. Дальше – не помню. То есть, помню в
мельчайших подробностях, конечно, но вам, так уж и быть,
этого не скажу :) Скажу лишь, что в 12 вызвал ей такси, на
что и потратил последние деньги :)

Сегодня утром поперся в институт, затем целый день бе-


гал – устраивался на работу. Я даже не знаю, как теперь се-
бя с ней вести, чтобы продолжить с ней общение, но это со-
всем другая тема. Судьба ли она моя? Или к чему все это?
Кто его знает… Но как-то странно. Неужели на этом все и
закончится???

Смешанные чувства терзали мои душу и еще более сме-


шанные мысли роились в моей голове после прочтения этой
истории…

 
 
 
ГЛАВА 5

Любопытства и смеха ради купил я книгу «Библия сек-
са», самую плохо переведенную книгу последних лет. Вы не
представляете, как много я узнал об анатомии, философии
и прочих глупостях! Автор так часто прибегает к срав-
нениям, как будто пытается объяснить бушмену преиму-
щество новосибирских валенок над магаданскими, используя
при этом португало-эскимосский словарь. Видимо, эта кни-
га писалась для девственников и девственниц. Но ее ни в ко-
ем случае нельзя читать девственникам!!! Это может вы-
звать у них культурный шок и навсегда отвратить от сек-
са!!!

Само по себе такое вступление способно приковать вни-


мание к себе и заставить дочитать до конца эту тему на фо-
руме. Даже если бы мне не сказала о ней Лелька, даже если
бы она не задыхалась от смеха рядом, держась за живот и
смахивая счастливые слезинки со своих очаровательных го-
лубых глазёнок.
Несколько дней назад, после прочтения истории Наглеца,
у нас с Лёлей возник спор о том, что же было дальше у него
с этой девушкой? Бросил ли он ее на следующее утро или у
них было какое-то продолжение? Я утверждала, что пикапе-
 
 
 
ры не способны на длительные отношения, что для них все
заканчивается после «зачёта», и дальше девушка уже не ин-
тересна им. Лёля во многом соглашалась, но все же, в силу
своей природной наивности, видимо, продолжала верить в
то, что бывают исключения. И что если какая-то девушка за-
денет не только любопытство и желание пикапера, но и его
душу, то он будет в ответ способен на какие-то искренние
чувства. Словом, ей, как и всякому ребёнку, хотелось верить
в сказки. Пока мы не повзрослеем, пока не научимся прини-
мать вещи такими, какие они есть, со всей их жестокостью и
прагматизмом, мы не допускаем мысли о том, что этот мир
может быть до конца плохим, мы не позволяем ему быть та-
ким, мы всегда ищем лазейку, чтобы оправдать его.
В результате мы даже поспорили, заключили нечто вроде
небольшого пари. Лёлька обещала создать на форуме тему
про настоящую любовь у пикаперов, попросить их расска-
зать хоть одну историю об искренних чувствах, проснувших-
ся у них, уже когда они были пикаперами. И если среди этих
историй была бы хоть одна настоящая – та, которая задела
бы меня, то я обещала признать, что она (Лёлька) права.
Тему Лёля создала и теперь периодически заглядывала на
форум, ожидая ответов в ней. Но ответов почти не было,
поэтому чаще ей приходилось читать другие вещи, благо на
форуме пикаперов всегда было что-то любопытное и инте-
ресное. Например, сегодня, читая пост Грязного Стебщика о
найденной им недавно книге (меня удивило, что он вообще
 
 
 
книги читает), Лёля не смогла сдержать смеха. И притащила
меня за компьютер, чтобы я тоже на это взглянула.
Взглянуть было на что, несмотря на то, что Стас, как все-
гда, был в своем репертуаре, и не мог обойтись без крайней
степени пошлости. Грязный Стебщик есть Грязный Стеб-
щик.


Глава первая – «учимся массировать женские генита-
лии». Цитирую:
«Часы. Думайте о часах. Закройте глаза и думайте о ча-
сах, старинных часах с большим маятником, с маленьким
маятником или о часах с кукушкой, если можете… Самый
эффективный способ обследования женских наружных по-
ловых органов и влагалища заключается в том, чтобы пред-
ставить их в виде циферблата часов». (Господи, автор, да
ты шизанешься, когда оттуда кукушка вылезет…)

«Чтобы понять, как ощущается твердый пенис, найдите


парня (ну да, логично), который увлекается посещениями
тренажерного зала, и попросите его (ну, ну???!) согнуть
руку в локте (упс… всего-то? …это жест такой?). Твер-
дый бицепс на ощупь похож на твердый пенис, хотя такого
размера (секунду, а как же с формой??) он бывает только
в мечтах некоторых мужчин»

 
 
 
«Яички обычно сидят на заднем сиденье пениса». (Си-
дят? На сидении? Господи! Даже не пытаюсь себе этого
представить!)

«Если перед началом оральной стимуляции мужского пе-


ниса (кстати, зачем в данном случае определение ‘муж-
ского’, я вообще не понял. А чьего еще??) вы положите в
рот немного зубной пасты, то это поможет вам справить-
ся с нежелательным привкусом» (Я, может, чего-то не по-
нимаю, но она же щиплет???)

«Пушок с подветренной стороны» – один из подзаголов-


ков подробного описания женских половых органов. (Люди,
люди, где там подветренная сторона??? И откуда там
вообще ветер? Девушки, расскажите, а?)

«Упражнение по вращению клитора (!) зависит от его


размера и расположения, а также чувствительности»
(Мартышка, Удав, Попугай и Слоненок с их зарядкой для
хвоста просто отдыхают, нервно куря в коридоре)

«В нашей культуре женские гениталии обычно заверну-


ты во все, что угодно, от шёлка до трико или от кожи до
кружев». (Женские? Завернуты? Я опять чего-то не по-
нимаю…)

 
 
 
«Одни клиторы пассивны, в то время как другие букваль-
но срываются с места вам навстречу, чтобы пожать вам
руку»… (Чур меня, чур!)

«Клитор часто располагается таким образом, чтобы


тереться носом о входящий во влагалище пенис». (Тереть-
ся ЧЕМ? Хотя – он же только что пожимал кому-то
руку…)

«Если вам повезло, и вы пробовали заниматься сексом с


разными женщинами и делали это в здравом уме и свет-
лой памяти, то вы могли заметить, что не все влагалища
устроены одинаково». (Мда, не все йогурты одинаково по-
лезны…)

«Если женщина не знает, где у нее яичники, то во время


следующего осмотра она может попросить своего гинеколо-
га показать ей их». (Дорогая, видите эту банку? Так вот,
в ней….)

«Одни люди испытывают оргазм, когда любимый человек


просто целует им шею или спину, а другим для этого требу-
ется пара динамитных шашек между ног». (Вот она, при-
чина синдрома шахида!)

«Когда вы имеете дело с пенисом, вы можете задушить


 
 
 
его практически до смерти, а он от этого будет только
тверже». (Задушить?? Его???)

«Мужчины совершают большую ошибку, когда лишают


свои пальцы чувства юмора». (Как???? Ну как они это де-
лают??!?!?!)

«Некоторые пары предпочитают, чтобы женщина сиде-


ла на груди мужчины с расставленными ногами и лицом к
его ногам (допустим). При такой позиции голова женщины
обращена лицом прямо на юг, в то время как голова муж-
чины ориентирована на север». (Ммммм, вы когда-нибудь
пробовали громоздиться на человека, держа в руках ком-
пас и четко ориентируя себя по местности???)

«Воспользуйтесь вашей счастливой рукой для того, что-


бы натянуть кожу у основания пениса мужчины» (Мне
уже надоело читать о пенисе мужчины, но это, видимо,
дань политкорректности. Бог уж с ним! Но – «счаст-
ливая» рука? Это что, та, пальцы которой не лишены
чувства юмора?)

«Стержень клитора носит тонкий непромокаемый за-


щитный костюм, (да???????) который называется клито-
ральным капюшоном. Этот капюшон защищает клитор от
невзгод жизни в промежности». (Да вы поэт, батенька!)
 
 
 
«Эта область очень невелика по размеру и располагается
по соседству с клитором, а это может просто означать,
что стучать надо в парадную дверь» (*стучу головой о
стену* Где?? Где там дверь, тем более, парадная?????)

«мы, мужчины, учимся мастурбировать, пока пьем


чай» (Знаешь, сыночка, бывает и просто файф о'клок)

«согните пальцы рук так, как будто вы молите бога о


том, чтобы только что подписанный вами чек не оказался
неоплаченным из-за отсутствия денег на вашем банковском
счету, с той только разницей, что держать вы будете не
чек, а мужской пенис» (Я бы сказал, нехилая такая раз-
ница… Но я надеюсь, что девушка никогда, как бы она не
была развращена, не позволит себе сделать с чеком ТА-
КОЕ…)

«…затем подтягивайте руку по направлению к груди


мужчины так, словно вы пытаетесь вытянуть из него на-
ружу все самые лучшие ощущения и перетащить их на ко-
жу живота» (Если честно, никак не могу это откоммен-
тировать, потому что физически не могу представить
себе сей садизм!)

«Женщины часто предполагают, что пенис мужчины


 
 
 
приклеен или прикреплен степлером к передней части его
лобковой кости». (Он ЧТО??? Он ЧЕМ????????)

«сосание пениса не повлияет на качество оральной сти-


муляции, если только мужчина не держал его в морозильной
камере» (Угу, угу… А потом достал из морозильной ка-
меры – и степлером его, степлером!!!!)

«Заставьте ваши слюнные железы петь во время заня-


тий оральным сексом» (Ага! Какую-нибудь веселенькую
детскую песенку в духе ‘хорошо бродить по свету с кара-
мелькой за щекою’!)

«…вам не надо будет беспокоиться о том, что лобко-


вые волосы вашей партнерши будут наматываться на ваши
гланды…» (Я в шоке! Какой кадр для фильма ужасов…)

«Кукурузные хлопья были изобретены для детей с целью


поддерживать их растущий организм, а также для того,
чтобы они не занимались такой ужасной вещью, как ма-
стурбация» (Мда-а-а, цитата для книги «Все, чего вы не
хотели знать о продуктах питания»)

«…когда он лежит лицом вниз на матраце с твердым пе-


нисом…» (Матрац с чем? Это наименование хорошо бы
смотрелось в каталоге IKEA)
 
 
 
«Среднестатистический пенис имеет некоторые ча-
сти, которые обладают особой чувствительностью, а все
остальные его части существуют просто для того, чтобы
было чем похвастать». (Без комментариев!)

Короче, девушки! Никогда не читайте подобные книж-


ки! Запомните раз и навсегда – практика и опыт! Вот
что сделает вас бесподобными любовницами! При усло-
вии, конечно, что вы не лежите, как бревно, а все-та-
ки хоть что-то там делаете и стараетесь сделать это
лучше… Тьфу ты, черт, я уже сам заразился этой дре-
беденью!

***
– Да-а-а… блин, с ними не соскучишься! Один Грязный
Стебщик чего стоит… Но в целом он прав – в последнее вре-
мя развелось столько всяких глупых книжек об этом…
– О сексе? Или о пикаперах?
– О том, и о другом. Причем пишут их люди, которые ча-
ще всего, мало знакомы с предметом. А наивные девушки
потом читают и верят.
– На меня намекаешь?
– Нет, что ты, Лёль…
– Вот нарочно буду знакомиться с пикаперами только лич-
 
 
 
но и составлять свое собственное мнение!
– Не вздумай! Попадешься еще в лапы какому-нибудь…
– Да ладно, мы тоже не лыком шиты! Зря, что ли, я уже
весь их сайт облазила и форум чуть ли не наизусть выучила?
– И много с кем подружилась…
–  Ну да, не без этого. Налаживаю связи во враждебном
лагере! Врага надо знать в лицо!
– Ага, вон в последней теме, которую я читала, тебя вооб-
ще все за «свою» уже приняли…

Форум пикаперов.
Тема: «Лучший шаблон для знакомства»

Пионер:
Народ, чем вы «цепляете» девушек, как знакомитесь, за-
вязываете разговор? Какие удачные шаблоны у вас есть?
Давайте делиться!

Художник:
Не первый раз говорено: лучший шаблон для знакомства –
это отсутствие какого-либо заранее заготовленного шаб-
лона!!! Перестань рыться в инете и других источниках в
поисках того набора универсальных фраз, которые в корне
изменят твою половую жизнь. Если уж ты действительно
встал на путь истинный и твёрдо решил стать тем пер-
цом, от которого прутся симпатичные девушки, то будь
 
 
 
добр впредь не предавать основную идею успешного пика-
па и соблазнения! Пикап – это стиль жизни и, прежде все-
го, творческий процесс. Неужели у тебя нет своего образа
мышления, своей индивидуальности? Я в это никогда не по-
верю.
Итак, начинай творить! И главная твоя палочка-выру-
чалочка – это…стоп, нет… это не то о чём ты только что
подумал :) Это ситуативный подход. Вот что разнообра-
зит твои знакомства и добавит им необходимого шарма и
уверенности.
Развивай свою наблюдательность. Твоя задача научить-
ся видеть всегда и везде любую мало-мальски важную де-
таль, которая может послужить зацепкой для твоего под-
хода. Это может быть всё, что угодно: цвет одежды,
книжка в её руках, прикольный аксессуар и т.д. Обрати вни-
мание, чем она в данный момент занимается: разговарива-
ет по телефону, слушает музыку, ждёт кого-то, читает
объявление, моргает, чешется, прётся… Далее схема пре-
дельно проста: заметил девушку – нашёл зацепку – подошёл
и высказал ей всё в лицо!
Вот ты и привлёк её внимание, причём не заученным на-
изусть дедовским шаблоном (кстати, вряд ли ты его вспом-
нишь в нужный момент), а своим собственным, теперь при-
думай ему название и иди хвастаться перед друзьями. Я на-
деюсь, дальше ты знаешь, что делать.

 
 
 
Замечания:
1) Постарайся, чтобы твой шаблон был максимально
ярким, запоминающимся и смешным. Это добавит тебе оч-
ков в дальнейшем общении с дамой.
2) Начни просто с констатации факта, например: «Что
это за цветок у тебя в волосах?» или «Клёвые чулки». А
потом добей юморным комментарием: «Сама выращива-
ла?» или «Всегда мечтал о таких, жаль неправильно пой-
мут». Даже если получилось не совсем смешно, зато ОРИ-
ГИНАЛЬНО.
3) И помни, всё приходит с опытом! Ты и не заметишь,
как через месяц другой будешь такие фишки отчебучивать,
что самому будет страшно.
Поздравляю! С этого дня можешь записывать СВОИ
СОБСТВЕННЫЕ шаблоны в толстую тетрадку – будет,
что завещать потомкам…

Оле-Лукойе:
Но для пионеров все же лучше иметь при себе пару трой-
ку шаблонов на всякий пожарный… если уж совсем ничего
в голову не придет…
Пару заготовленных и любимых шаблонов не помешают,
но всегда могут помочь. Шаблон, это своеобразный «спаса-
тельный круг», которым можно всегда воспользоваться в
различных ситуациях. Не все умеют плавать без «круга»,
так же и не все умеют знакомиться без шаблона.
 
 
 
Да, импровизация, экспрессия очень хорошо, но не забы-
вайте и про хорошие шаблоны.

Грязный Стебщик:
На днях отвесил фразу в стиле нег-хита, сгенерил находу:

– А чего это вы тут гуляете? Уроки сделали?


– Подрастёшь – симпатичная будешь!
– Клёвые трусики (поддергивая их сзади – вот это убой-
ная вещь!)

Было ещё что-то… Опять же всё экспромтом, от того


и прёт, собственно.

Хакер:
Девушка, вы не могли бы мне на мобильный позвонить? У
меня такое чувство, что бабки на счете закончились. Вот
уже взял телефон :)

Девушка вы спешите?… Можно я поспешу с вами?

Девушка, а вы маньяков боитесь…?

Загляни ей прямо в глаза. Когда она не выдержит твоего


взгляда и моргнет, воскликни: «Девушка, да Вы мне подмиг-
нули! Какая Вы кокетливая!»
 
 
 
Подойдя близко к выбранному Вами объекту, можно по-
стоять минуту-другую с видом человека, думающего о чем-
то своем, а затем ошарашить несчастную невинным вопро-
сом: «Это ничего, что я молчу?» Эта фраза заключает в
себе все: глубину, загадочность и просьбу о прощении.

А что Вы будете делать сегодня вечером, после того как


мы с Вами сходим в кино?

Вы знаете, что такое любовь с первого взгляда, или мне


еще раз пройти?

Мне кажется, что мы с Вами родственники. Позвольте


взглянуть на фамильную родинку на груди.

Девушка, а давайте с вами не будем знакомиться?

Рэндом:
В универе. Девушка с 1 курса.

– Привет. На что сдала сэкс?


– ??? (улыбка)
– Значит не сдала, хочешь – помогу.
– Ну давай…
– Ок! Где будем заниматься?
 
 
 
– ???
....(увлекательная беседа о сексе пропущена)

Когда меня она уже назвала пошляком и собралась ухо-


дить, я открыл страшную тайну: Секс – это Социаль-
но-ЭКономическая Статистика.

Пионер:
Интересно было бы еще мнение девушек узнать на сей
счет… Что им нравится? Как к ним обычно парни подходят
знакомиться? Что они отвечают и почему?

Кариша:
Все от молодого человека зависит, оригинальность по-
жалуй на первом месте, с этим я соглашусь, в меру нахаль-
ный молодой человек уверенный в себе – это здорово ( за-
метьте НЕ самоуверенный, а уверенный в себе), а еще есть
такая вещь как первое впечатление, так вот постарайтесь
с первого же слова понравиться собеседнице (даю подсказку:
искренняя улыбка не помешает). Ну а в целом, не пользуй-
тесь шаблонными фразами, проверенными вашими друзья-
ми и заученными наизусть. Ничто не выглядит хуже, чем
наигранность. Будьте проще, нам это нравится :) удачи :)

Рэндом:
Идем как-то с парнями мимо универмага в центре (вот
 
 
 
уж точно – пикаперское место! :-), там несколько девчо-
нок-промоутеров раздают всякие бумажки. Одна подходит
к нам, протягивает, что-то говорит… Парни отмахнулись,
дескать – «надоело уже!» и пошли дальше, а я остался. Де-
вочка протягивает мне эту бумажку, начинает рассказы-
вать заученный текст: «Вот, вы знаете, в таком-то мага-
зине сегодня проводится такая-то акция… приходите обя-
зательно… с этим фиговым листочком вам будет скид-
ка…» и т.д.
А я стою просто и улыбаюсь. Поначалу чуть заметно,
потом все шире и шире, под конец – тяну лыбу во весь рот!
Не знаю – чего это меня так пропёрло, настроение просто
веселое было в тот день, да и девчонка забавная какая-то…
Короче, стою – улыбаюсь, смотрю ей прямо в глаза. Она
что-то говорит, но все медленней и медленней, тоже начи-
нает улыбаться, сбивается, умолкает…
Я ей: «Стоп! Что-то ничего не понял… Давай все еще раз
– заново!» Она снова начинает бубнить свою роль, а я снова
улыбаюсь и смотрю ей в глаза, она опять улыбается в от-
вет и умолкает…
«Слушай, – говорю. – А как тебе зовут?»
Отвечает. Спрашиваю – не устала ли она весь день тут
стоять и ахинею пороть. Вздыхает. Устала, дескать, а
что делать. Вот видишь, типа, уже сбиваюсь… Хорошо
еще, что хоть люди порой понимающие попадаются… та-
кие, как я!
 
 
 
Я снова улыбаюсь, она тоже. Предлагаю позвонить ей по-
сле того, как она освободится. Чуть-чуть поупиравшись,
она соглашается, дает телефон.
Только и всего! Вот что значит – магическая сила улыб-
ки!

Лёля:
Блин, а я не помню ни одного раза, чтобы кто-то со мной
познакомился на улице так, чтобы я это запомнила. Види-
мо, я привлекаю или бухих, или старперов за 40 или жутких
уродов, от одного вида которых сразу всплывают в голове
разные сцены из фильмов ужасов :)
И банальное «Можно с вами познакомиться»…
АААА!!!!! Уже убивает! Сколько можно?
Мальчики, сколько раз вам говорить, что главное – ори-
гинальность? Что может понравиться девушке? А то, че-
го ей обычно не хватает. Здоровое чувство юмора, прият-
ная улыбка, оригинальность, какое-то элементарное прояв-
ление заботы (что-то вроде при выходе из маршрутки по-
дать руку незнакомой девушке, прибавив к этому какую-ни-
будь милую фразочку) – и она ваша! Да что угодно. В об-
щем, дерзайте!

Рэндом:
Ох, Лёлька, что же все так мрачно-то? Почему только
уроды или банальные мальчики к тебе лезут? Бедная… Мо-
 
 
 
жет, тебе с местными мальчиками (в смысле – с этого фо-
рума) пообщаться? Мы тут – парни у-ух! И очаровать су-
меем, и развлечь, и накормить-напоить, и спать уложить…

Лёля:
Если честно, мне приходила такая шальная мысль в го-
лову. Хотелось чего-нибудь такого… необычного! Но я во-
все не горю желанием стать вашей очередной победой и про-
читать о себе в дневнике какого-то соблазнителя, среди де-
сятков прочих.

Наглец:
Каждый может выработать себе самостоятельную
стратегию поведения в зависимости от личных особенно-
стей. Я вот знаю парня, который очень похож на бандита –
2 метра ростом, размером со шкаф, морда кирпичом и кав-
казской внешности (хотя на самом деле русский). Его дев-
чонки просто боялись!
А потом он придумал – подходить к ним, улыбаться, и
тихонько, шепотом говорить: «Я на самом деле добрый и
хороший!»

Хакер:
А если я сам похож на маньяка – так что же, заход «А
вы боитесь маньяков?» сработает? :)

 
 
 
Грязный Стебщик:
Еще как! Либо убегут сразу же, либо покорно лягут на
землю и обреченно начнут раздеваться, потом расслабятся
и постараются получить удовольствие… :)

Рэндом:
Девушка, вы знаете, я сексуальный маньяк… Правда, сек-
суальный?

Пионер:
Что-то наша Лёля застеснялась после ваших маньячных
историй.

Лёля:
Я вообще привыкла быть своей собственной. Но, может,
я упустила момент, когда стала вашей? :)

Наглец:
Ты давно наша. С рождения. Девушки в этом мире при-
надлежат мужчинам. Бог создал их для того, чтобы мы
их трахали. Другого предназначения им не существует. Так
чего ты удивляешься?

Лёля:
Ах, ну да… Как же я могла забыть? И сказано в Еванге-
лие: «…создал Бог из ребра, взятого у человека, жену. Адам
 
 
 
назвал ее Евой, то есть матерью людей. Бог благословил
первых людей в раю и сказал им: «плодитесь и размножай-
тесь, наполняйте землю и владейте ею».
Только, мальчики, я – атеистка и считаю, что каждый
из нас – личность. И принадлежать кому-то не желает.
Точно так же и я – не считаю себя принадлежащей ко-
му-то. Я многим в этой жизни чем-то обязана. В первую
очередь, родителям обязана своей жизнью. Но, тем не ме-
нее, времена рабовладения давно минули, и говорить, что че-
ловек именно принадлежит кому-то – неправильно.

Эх, Остапа понесло… :)

Рэндом:
Куда-то тебя и правда – не в ту степь. Городишь че-
го-то…

Лёля:
Саш, мне замолчать?

Рэндом:
Пой! :)

Лёля:
Это мы можем! Не зря у меня дома гитарка валяется…
Щас спою!
 
 
 

– И правда, похоже, уже за свою там тебя уже давно при-
няли. Пикапить-то не пытаются?
– Ох, Насть… Я ж говорила – всякие новички и пионеры
на свидания зовут, но мне с ними скучно. А из настоящих со-
блазнителей никто меня всерьез не воспринимает. Так толь-
ко, поприкалываться… Рэндом, правда, более-менее по-че-
ловечески относится, но и он…
– А в твоей теме – ну, про настоящие чувства, есть что-
нибудь новенькое?
– Почти нет. Не хотят они, видимо, про любовь расска-
зывать. Обмениваются какими-то глубокими намеками, по-
нятными только друг другу, а я, как дурочка, хлопаю ресни-
цами, читая все это и пытаясь проникнуть в смысл.
– Ну, как обычно, опять наобещали гору вкусных конфе-
ток, а обёртки снимать не торопятся. А ты всерьез рассчи-
тывала, что они тебе вот так запросто и расскажут про себя
такое?
– Всерьез я рассчитываю только на логарифмической ли-
нейке, а здесь я надеялась на их сознательность! :)
– Что у тебя за математический уклон вдруг прорезался?
– Да мы с подружкой сейчас как раз должны будем к од-
ногруппнику пойти – математикой заниматься. Кстати, мне
пора в душ бежать и собираться, а то она уже скоро придет.
 
 
 
– Ну, тогда давай быстрей – одна нога здесь, другая там.
– Тогда у меня одна нога останется не помытой! :)
– Пока ты будешь умничать – сейчас и правда уже твоя
подружка придет, а ты…Что за подружка, кстати?
– Та самая Юлька. Помнишь?
– Ну еще бы! Даже была бы рада опять с ней поболтать.
– Ну, вот и встретишь её, если что, ладно? А я в душик
и – собираться!
***

– Лёль, а почему ты так редко ходишь с распущенными


волосами? Тебе так гораздо больше идет!
– Да ну… Они же постоянно путаются! По-моему, это вы-
глядит ужасно!
– Ты субъективна.
– Я растрепана!!!
Мы рассмеялись. Лёлька только что вернулась из душа и
теперь щеголяла по дому в легком халатике и с распущен-
ными мокрыми волосами. Её щечки, распаренные после го-
рячей воды, светились румянцем, длинные локоны рассыпа-
лись по плечам, а тонкая ткань халатика, обтягивая упругие
участки тела, явственно показывала, что Лёлина фигурка за
зиму округлилась в вполне определенных местах. Не знаю,
не замечала ли я этого раньше, потому что не обращала вни-
мания, или просто толстые свитера, которые она носила хо-
лодной зимой, не давали мне оценить всю прелесть юной,
 
 
 
только-только созревшей фигурки, но теперь я, кажется, по-
нимала – почему к ней так настойчиво липли мальчики-пи-
онеры.
– Нет, я всего лишь хотела сказать, что ты со своей коло-
кольни на мир смотришь. И порой несправедлива к себе.
– Каждый смотрит на мир со своей колокольни.
– Да, но твоя-то вообще в стороне стоит! И не видит себя
со стороны – глазами окружающих.
– Моя колокольня, где хочу, там и ставлю, – Лёлька скор-
чила умильную рожицу.
– И маковку специально набок накренила…
– Это такой дизайнерский ход!
Показав мне язык, она сбежала одеваться. А я пошла от-
крывать дверь, потому что уже пришла Юля. Мы тепло по-
здоровались с ней и прошли в комнату, где еще горел вклю-
ченный компьютер, с окошком открытым на страничке пи-
каперского форума. Юлька понимающе улыбнулась, увидев
это, но не успела ничего сказать, потому что тут в комнату
впорхнула Лёля…
И второй раз за сегодняшний день я уставилась на нее
все тем же удивлённо-восхищённым взглядом, стараясь при
этом не глазеть и не пялиться слишком уж откровенно, что-
бы не смущать подругу, но в то же время не в силах се-
бя сдержать. На Лельке были обтягивающие джинсы и об-
легающая кофточка с вырезом, под которой, судя по торча-
щим соскам, ничего не было. Зато облегать было что! А я-
 
 
 
то привыкла считать ее смешным несформировавшимся ре-
бенком… Блин, где были мои глаза раньше?
Юлька была менее тактична, чем я. И более категорична:
– Ты что, собираешься ТАК идти к Мишке?
– Ну да… а что?
– Ничего. Завязывай строить из себя святую невинность и
иди – надень быстро лифчик, а то Мишка не сможет думать
о математике!
– Ну, Юль…
– Я кому сказала?
– Ну вот! Даже покрасоваться не дадут в новой кофточ-
ке…
– Не в такой же!
– А что тебе не нравится?
– Мне? Что? Вот что! Конкретно вот это вот место!
– В одежде девушки должно быть специально отведенное
место для бросания нескромных мужских взглядов!
– Мы по делу идем или нет?
– Бе….Не любишь ты меня. И вообще… Ты вообще ни-
кого не любишь!
– Не, есть такие люди, которых я люблю… периодически!
– Как это так?
– Ну, вообще я много кого люблю, но редко…
– Мужского пола?
– А то! Я ж не лесбиянка! Я – совсем даже наоборот! Люб-
лю мужчин много и часто, и они, как правило, отвечают мне
 
 
 
взаимностью. Вот, например, вы всё мальчиков-пикаперов
недолюбливаете, как я посмотрю…
–  Не беспокойся, они недолюбленными не останутся,  –
мрачно буркнула я, подключаясь к беседе.
– А за что? Веселые и креативные ребята! Разве лучше с
какими-нибудь неуверенными слюнтяями общаться?
– Ты думаешь, лучше с теми, которым нужен только секс
на один раз?
– Насть, как будто ты сама никогда не соблазняла мальчи-
ка на одну ночь. Чем мы-то, девушки, лучше?
–  Ну-у-у… было, конечно… но… это другое… Погоди,
Юль, а у тебя было такое, чтобы ты просто снимала мальчика
на ночь и ничего, кроме секса на один раз, тебе от него не хо-
телось? А утром просто забывала и выбрасывала из головы?
– У каждой такое было. За исключением девственниц и
лохушек.
– Юль, а ты не лукавишь?
– Нет. Я всегда говорю правду. Из принципа. За исключе-
нием тех случаев, когда безбожно вру для собственного удо-
вольствия! – рассмеялась Юлька. Но я продолжала оставать-
ся серьезной, так меня эта тема заинтересовала.
– А можешь рассказать?
–  Хм… вообще, да. Если только кое-кто сплавится ку-
да-нибудь… на кухню, напр