Вы находитесь на странице: 1из 5

Приволжский научный вестник

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

УДК 133.5:54
Ю.Ф. Родиченков,
канд. филос. наук, доцент,
кафедра гуманитарных и
социально-экономических дисциплин,
Филиал
ФБГОУ ВПО «Московский государственный
университет технологий и управления
им. К.Г. Разумовского» в г. Вязьме Смоленской области

ДЖОРДЖ РИПЛИ И ТРАДИЦИИ АНГЛИЙСКОГО АЛХИМИЧЕСКОГО ТРАКТАТА

Аннотация. В статье рассматривается наследие английского алхимика Джорджа Рипли (ок. 1415 – ок.
1490), его роль и место в истории английской алхимии. В центре анализа – самый известный трактат Дж. Рипли
«Compound of Alchymy; or, the Twelve Gates leading to the Discovery of the Philosopher’s Stone».
Ключевые слова: алхимия, алхимический трактат, XV в., Джордж Рипли.

Yu.F. Rodichenkov, Branch Moscow State Technology and Management University them K.G. Razu-
movsky in Vyazma Smolensk region
GEORGE RIPLEY AND TRADITIONS OF ENGLISH ALCHEMICAL TREATISE
Abstract. The article deals with the legacy of the English alchemist George Ripley (ca. 1415 – ca. 1490), his
role and place in the history of English alchemy. The most famous treatise by G. Ripley «Compound of Alchymy; or, the
Twelve Gates leading to the Discovery of the Philosopher's Stone» is in the centre of the analysis.
Keywords: alchemy, alchemical treatise, XV century, George Ripley.

XV век – очень интересное время в истории европейской алхимии. Растет количество


тех, кто увлечен великим искусством, множится число алхимических трактатов, меняются пред-
ставления людей о мире, на этот век приходится расцвет раннего Возрождения. Меняется мир,
меняются люди, меняется алхимия. XV век – своеобразный переходный период от средневеко-
вой алхимии христианских докторов к поздней алхимии Возрождения и Нового времени.
Вообще, следует отметить, что английская алхимия представляет собой весьма своеоб-
разный феномен. Во-первых, она очень многообразна, в ее рамках представлен самый широкий
спектр концепций и воззрений – от уникальных идей Роджера Бэкона, во многом предвосхитив-
шего науку Нового времени, до «трансмутации наоборот», анти-эликсира и деградации золота у
Роберта Бойля.
Во-вторых, алхимики Британии занимают весьма заметное место в истории европейской
алхимии в целом, их влияние на лабораторную практику и умозрительную алхимическую фило-
софию трудно переоценить. Примечательно, что первым в полном смысле этого слова алхими-
ческим трактатом средневекой Европы был переведенный в 1144 г. английским арабистом Ро-
бертом из Честера (лат. Robertus Castrensis) с арабского языка труд «Книга о составе алхимии»
(лат. «Liber de compositione alchemiae») [1].
В-третьих, особую, во многом присущую только Британии, специфику английским алхимиче-
ским трактатам придает их тесная связь с художественной литературой, в частности с поэзией. И
этот аспект очень важен, так как трактат, которому посвящена настоящая работа, представляет со-
бой поэтическое сочинение [Об алхимической поэзии, ее специфике и жанрах подробнее см. [3];
[4].]. Поэзия, так или иначе связанная с алхимией, создавалась, начиная с поздней античности, в
разных странах и на разных языках, но, наверное, только в англоязычной поэтической литературе
(разного уровня и значимости) интерес к алхимии был настолько высоким.
Упоминание об алхимии мы встречаем уже в поэтической книге «Видения Петра Паха-

38 № 11 (63) – 2016
Приволжский научный вестник

ря» [2], автором которой традиционно считается Уильям Лэнгленд (ок. 1332 – ок. 1386). И если
Лэнгленд ограничился лишь кратким упоминанием, то в книгах других английских поэтов того же
или немного более позднего периода, таких как Джон Гауэр (1330–1408 (1410)), Джон Лидгейт
(ок 1370 – ок. 1451), Бенедикт (Бенет) Бург (ок. 1413 – 1483) – в авторских произведениях и пе-
реводах – алхимия становится уже серьезной темой повествования. Ярчайший пример тому –
«Рассказ слуги каноника» из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера (1343–1400). На-
ряду с изрядной долей сатиры в адрес неудачливых приверженцев поиска философского кам-
ня, Чосер демонстрирует великолепное знание предмета и алхимической терминологии. И в
качестве логического завершения, с легкой руки издателя и ценителя алхимической философии
Элиаса Эшмола (1617–1692), издавшего «Британский химический театр» [5], Дж. Гауэр, Дж.
Лидгейт и Дж. Чосер причисляются к сонму великих адептов, каковыми они, конечно же, не бы-
ли. Но, впрочем, это дело более позднего времени... Что же касается рассматриваемого перио-
да, то поистине алхимический сплав поэзии и алхимии способен вызвать иронию даже у дале-
ких от герметических идей авторов. Английский писатель XIX в. в своей книге «Шекспировская
Англия, или очерки социальной истории времен Елизаветы» с некоторым удивлением отмеча-
ет: «Кажется, все наши ранние поэты знали что-нибудь об алхимии» [6, с. 90].
Еще одна примета нового этапа в истории алхимии – это появление алхимических трак-
татов не на латинском языке, а на национальных языках народов Европы. Одним из наиболее
выдающихся алхимиков XV в. был англичанин сэр Джордж Рипли (ок. 1415 – ок. 1490), каноник
из Бридлингтона. Он родился в деревне Рипли (Йоркшир, Англия). Жил в Германии, Франции,
учился в Риме и других городах Италии. Посещал остров Родос, где, как говорят, пожертвовал
большую сумму ордену госпитальеров. Непонятно, чем была вызвана такая щедрость; предпо-
лагают, что благодаря рыцарям-госпитальерам ему удалось познакомиться с неким тайным
знанием, якобы хранимым госпитальерами. Но никаких подтверждений этому факту нет.
Одно из самых известных произведений Дж. Рипли – «Состав алхимии, или Двенадцать
врат, ведущих к открытию философского камня» (англ. «Compound of Alchymy; or, the Twelve
Gates leading to the Discovery of the Philosopher’s Stone») [7] – написано не на латыни, а на сред-
невековом английском языке. Примечательно, что преимущественно Дж. Рипли писал в поэти-
ческой форме, получив, таким образом, славу не только успешного алхимика и философа, но и
поэта. На латинский язык этот трактат был переведен лишь в XVII в. Двенадцать врат, по Дж.
Рипли, это двенадцать основных операций великого делания. Рассмотрим их по порядку.
Первые врата – кальцинация. Автор утверждает, что кальцинация несет очищение «и
естественное возвращает тепло».
Вторые врата Дж. Рипли – растворение. Рассказывая об этой операции, английский ал-
химик отмечает, что растворение «открывает то, что было скрыто, и делает жидким то, что бы-
ло густым». Делается это силою «нашего первого растворителя (menstruum)».
Следующая операция, обозначенная третьими вратами, – это сепарация. По словам Дж.
Рипли, «сепарация отделяет одну часть от другой, тонкое от грубого, густое от жидкого». Но
автор подчеркивает, что это не рукотворная сепарация (Separacyon manuall), она «для глупцов,
которые мало доброго добиваются». Речь идет о разделении элементов-сущностей, когда
«земля превращается в воду черную и голубую, а затем вода – в воздух, внизу очень белый».
Воздух, в свою очередь, превращается в огонь, и все эти разделения и превращения ведут к
тому, что элементы перестают быть самими собой и переходят, как пишет Дж. Рипли, в «пятое
состояние». Он поясняет: «Из этого делается наш камень, достойный великого восхищения».
Четвертые врата Рипли – соединение. В этой главе, следующей после описания про-
цесса, при котором «элементы нашего камня были разлучены», идет повествование о «тайном
соединении, которое противоречивые природы объединяет в совершенное единство».
Пятые врата, в изложении Дж. Рипли – разложение (слово putrefaction можно также пере-

№ 11 (63) – 2016 39
Приволжский научный вестник

вести как «гниение»), которое должно быть «непрерывным действием». Автор подчеркивает, что
«пока пшеничное зерно не умрет в земле, ничего не взрастет, о чем свидетельствует Христос».
В главе, где речь идет о шестых вратах, рассказывается о конгеляции. Это слово можно
перевести как «затвердевание», «застывание». Имеется в виду трансформация чего-то жидко-
го, текучего в нечто густое и плотное. Дж. Рипли определяет эту операцию так: «Это затверде-
ние мягких вещей белого цвета и совместная фиксация духов летучих». Он уверен, что об ус-
пехе при проведении конгеляции особенно заботиться ни к чему и «элементы свяжутся быстро,
если разложение было проведено добротно».
Седьмые врата – операция питания, или цибации (лат. cibatio – «пища, питание»). В са-
мом общем понимании, это пополнение содержимого сосуда какой-либо новой добавкой, на-
пример, добавление чего-либо к веществу, находящемуся в тигле. Чаще всего речь идет о под-
ливании чего-то жидкого. По утверждению Дж. Рипли, «цибация зовется кормлением нашей су-
хой материи молоком и мясом, которое следует производить умеренно».
Антропоморфизм, придание неодушевленным предметам человеческих качеств, –
очень распространенное явление для алхимической философии. Например, часто то, что ал-
химик так жаждет обрести в ходе своих упорных трудов, сравнивается или напрямую именуется
ребенком, младенцем, который появляется на свет соединением мужского и женского начал.
Он нуждается в питании, ему можно навредить неразумными действиями. Джордж Рипли пре-
достерегает, что неправильное, избыточное кормление может принести не пользу, а вред. О
материи, являющейся предметом операции, он говорит: «Если же она будет пить слишком мно-
го, то ее стошнит или она долго будет страдать от водянки». При соблюдении требуемой меры
все будет в порядке, но только в том случае, пишет автор, обращаясь к читателю, «если ты пи-
таешь ее умеренно (как того требует природа) до той поры, пока она не повзрослеет».
Восьмые врата Дж. Рипли соотносит с сублимацией. Стоит отметить, что автор говорит
не о единовременной операции, а о непрерывной сублимации – действии, которое повторяется
несколько раз, в результате чего то, что вознеслось в духовное состояние, должно вернуться к
исходному состоянию: «Затем небо вернется на землю неоднократно, пока душа с телом не
соединятся, так что землею станет то, что было небом». И Дж. Рипли уточняет, что «сделано
это будет в семи сублимациях».
В главе с описанием девятых врат речь идет о ферментации или брожении (сбражива-
нии). В практическо-лабораторном плане (особенно в поздней алхимии) так называли процесс,
близкий к гниению, при котором под действием какого-то активного вещества (фермента) про-
исходит разложение, сопровождаемое часто выделением газов в виде пузырьков. В таких слу-
чаях часто идет речь о работе с органическим веществом. В философии алхимического злато-
делия в ходе ферментации предмет работы приобретает свойства золота. При этом можно до-
бавить простое золото, металл, который поможет сделать эту операцию более эффективной.
Дж. Рипли сравнивает алхимическую ферментацию с обычным брожением, которое не-
обходимо при производстве хлеба: «Подобно тому, как пшеничной муке, замешанной в тесто,
требуется фермент, что мы называем хлебными дрожжами, чтобы получить добрый вкус и
стать главной пищей мужчины и женщины, так и твой медикамент должен подвергнуться фер-
ментации и получить вкус чистого фермента так, чтобы он смог вынести все испытания».
Десятые врата в книге Джорджа Рипли описывают экзальтацию, или возвышение. Это
операция, при которой вещество становится более чистым, «возвышенным», более совершен-
ным. «Если мы возвысим наш медикамент, – пишет автор, – он станет таким образом облаго-
роженным». Двуединое, состоящее из мужского и женского начал, должно быть распято, «а за-
тем похоронено – и мужчина, и женщина – чтобы потом воскреснуть силою жизненного духа». И
затем они «должны возвыситься в небеса, чтобы возвеличиться душою и телом».
Одиннадцатые врата открывают путь к мультипликации, или умножению. Так называ-

40 № 11 (63) – 2016
Приволжский научный вестник

лась операция, увеличивающая количество и силу камня. Также подобное действие именова-
лось аугментацией (от лат. augeo –«умножать, усиливать, усугублять»). Хотя стоит отметить,
что мультипликация и аугментация не совсем одно и то же. Если первый термин касается, в
первую очередь, количества, то второй в большей степени – силы, могущества. Правда, многие
алхимические авторы не видят в этих словах большой разницы в значениях. Дж. Рипли пишет
так: «А сейчас я поведаю о мультипликации, которая многими философами определяется как
аугментация нашего эликсира, в добродетели и количестве – как для белого, так и для красно-
го. Мультипликация, как они пишут, это то, что аугментирует медикаменты во всех качествах – в
цвете, в запахе, в силе, а также в количестве».
В последней главе, которая рассказывает о двенадцатых вратах, рассматривается фи-
нальная операция – проекция (от лат. projectio – «бросание, выбрасывание»), т.е. та стадия ве-
ликого делания, на которой производится прямое соприкосновение неблагородного металла,
который подвергается трансмутации, и философского камня, именующегося также «порошком
проекции». Дж. Рипли начинает главу утверждением о том, что «проекция будет испытанием,
была ли наша практика успешной, о чем мне следует раскрыть здесь секреты».
Даже проделав все необходимые операции, можно испортить все дело на самом по-
следнем этапе. Об этом также предупреждает Дж. Рипли. Он отмечает, что трансмутируемый
металл должен быть надлежащим образом подготовлен. Алхимики считали, что проекцию сле-
дует производить на расплавленный и очищенный металл. Кроме того, если просто бросить
порошок проекции на расплав, то столь драгоценный порошок просто сгорит и никакой трансму-
тации не произойдет. Поэтому бросание нужно осуществлять особым образом. Обычно счита-
лось, что порошок необходимо заключать в оболочку из воска и только после этого бросать эти
восковые «пилюли» на неблагородный металл.
После трактата Дж. Рипли в издании Э. Эшмола (1617–1692) – знаменитом «Британском
химическом театре» (1652) – напечатан небольшой поэтический текст на латинском и англий-
ском языках: «Так на этом завершается трактат об алхимии, / Который был написан каноником
Джорджем Рипли. / Трактат был создан, записан и подписан им самим / В году дважды семь
семьдесят первом. / Читатель! Помоги ему, пожелай, / Чтобы после жизни огонь ему достался
послабее» [7, с. 193].
Лучшего пожелания для алхимика не придумаешь – грубовато, иронично и по-
алхимически профессионально, во всяком случае, в плане поддержания огня. Если же оставить
в стороне лирику и обратиться к точной информации, то мы можем датировать написание трак-
тата. Дважды семь – четырнадцать, таким образом, год написания – 1471.
Джордж Рипли был автором и других трактатов, среди наиболее известных из них:
«Свиток Рипли» (англ. «Ripley Scrowle»), известный во множестве рукописных вариантов. Су-
ществует немало и других трактатов, подписанных именем прославленного английского алхи-
мика; только известных манускриптов, представляющих собой списки различных произведений,
насчитывается более 200.
Традиция написания алхимических трактатов на английском языке продолжилась и по-
сле знаменитой книги Рипли. Прекрасный пример – «Алхимический служебник» Томаса Норто-
на, которого считают учеником и последователем Джорджа Рипли. Трактат по-своему интерес-
ный и оригинальный, он достоин отдельного исследования. Основу же англоязычной алхимии
заложил все-таки каноник из Бридлингтона. Карл Эккартсгаузен (1752–1803) в своей «Хроноло-
гической таблице мужей, славившихся знанием тайных наук», относя этого автора к 1477 г.,
пишет о нем так: «Джордж Риплей, англичанин, сочинения его посвящены английскому королю,
в путешествиях своих научился он химии, и был весьма искусен в практике» [8, с. 244].

№ 11 (63) – 2016 41
Приволжский научный вестник

Список литературы:
1. Principe L. The Secrets of Alchemy. Chicago: University of Chicago Press, 2012.
2. Schmidt (ed.) William Langland: The Vision of Piers Plowman. London: J. M. Dent & Sons
Ltd; New York: E. P. Dutton & Co. Inc., 1978.
3. Родиченков Ю.Ф. Алхимическая поэзия или поэтическая алхимия? // Пути гнозиса:
мистико-эзотерические традиции и гностическое мировоззрение от древности до наших дней:
сб. материалов международного научного симпозиума (10–13 апреля 2013 г., г. Москва) / отв.
ред. С.В. Пахомов. СПб.: РХГА, 2014.
4. Родиченков Ю.Ф. Transmutatio Euterpes. Заметки об алхимической поэзии // Aliter.
2014. № 4. С. 11–32.
5. Theatrum Chemicum Britannicum. Containing Severall Poetical Pieces of our Famous Eng-
lish Philosophers, who have written the Hermetique Mysteries in their owne Ancient Language. Faith-
fully Collected into one Volume, with Annotations thereon, by Elias Ashmole, Esq. Qui est Mercuriophi-
lus Anglicus. London, 1652.
6. Thornbury G. Shakespere's England, or Sketches of our social history of the reign of Eliza-
beth. In 2 vols. Vol. 2. London: Longman, Brown, Green and Longmans, 1856.
7. Ripley G. The Compound of Alchymie // Theatrum Chemicum Britannicum. Containing Sev-
erall Poetical Pieces of our Famous English Philosophers, who have written the Hermetique Mysteries
in their owne Ancient Language. Faithfully Collected into one Volume, with Annotations thereon, by
Elias Ashmole, Esq. Qui est Mercuriophilus Anglicus. London, 1652. P. 107–193.
8. Эккартсгаузен К. Ключ к таинствам натуры. Ташкент: Шарк, 1993.

42 № 11 (63) – 2016