Вы находитесь на странице: 1из 398

"Корпоративная ответственность в

гражданском праве: монография"


(Гутников О.В.)
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Документ предоставлен КонсультантПлюс

www.consultant.ru

Дата сохранения: 08.04.2020


 
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ


ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КОРПОРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

МОНОГРАФИЯ

О.В. ГУТНИКОВ

Одобрено секцией частного права Ученого совета Института


законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве Российской Федерации

Об авторе

Гутников Олег Валентинович - главный научный сотрудник отдела гражданского законодательства и


процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской
Федерации, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, кандидат
юридических наук.

Рецензенты

Козлова Н.В. - профессор кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В.
Ломоносова, доктор юридических наук.

Синицын С.А. - заведующий отделом Института законодательства и сравнительного правоведения при


Правительстве Российской Федерации, доктор юридических наук.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время в России продолжается масштабная реформа законодательства о юридических


лицах, проходящая в контексте общей реформы гражданского законодательства, в результате которой за
последние годы были приняты существенные поправки в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее
также - ГК РФ).

Причины, вызвавшие необходимость изменения законодательства о юридических лицах, связаны в


первую очередь с нарастающим массивом законодательных актов и стремлением законодателя навести
порядок в регулировании соответствующих отношений <1>. Анализ развития реформы законодательства о
юридических лицах позволяет сказать, что она не создает систему понятного, последовательного и
непротиворечивого правового регулирования правового положения различных видов юридических лиц. Как
отмечается в рекомендациях круглого стола Совета Федерации Федерального Собрания РФ
"Совершенствование корпоративного законодательства" <2>, законодатель и правоприменитель еще не
разработали полноценную систему последовательного и непротиворечивого правового регулирования
корпоративных отношений.

--------------------------------

<1> Общий анализ и обзор развития законодательства о юридических лицах и его периодизацию см. в
следующих работах автора: Гутников О.В. Глава 1 "Законодательство о юридических лицах и проблемы его
совершенствования" // Юридические лица в гражданском праве / Отв. ред. В.Н. Литовкин, О.В. Гутников. М.,
2011. С. 32 - 124; Его же. § 2 главы 1 "Развитие законодательства Российской Федерации о юридических
лицах в современный период" // Юридические лица в российском гражданском праве: Монография: В 3 т. /
Отв. ред. А.В. Габов, О.В. Гутников, С.А. Синицын. М., 2015. Т. 1. Общие положения о юридических лицах. С.
67 - 118.

<2> Состоялся 23.03.2017 в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, организован Комитетом
СФ по конституционному законодательству и государственному строительству совместно с Комитетом СФ

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 2 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

по экономической политике. URL: http://www.council.gov.ru/events/news/80498.

Сказанное в полной мере относится и к гражданско-правовой ответственности в отношениях,


связанных с управлением юридическими лицами, которая играет определяющую роль в развитии
законодательства о юридических лицах.

В силу принципа отделения <1> юридической личности и имущества юридического лица от личности и
имущества его участников (учредителя), предполагающего также их раздельную имущественную
ответственность по своим обязательствам, юридическое лицо как имущественная масса выступает в
гражданском обороте в качестве своеобразного "источника повышенной опасности", создавая риски потери
имущества и во внутренних отношениях (для инвесторов (участников)), и во внешних отношениях (для
кредиторов, работников, потребителей, выгодоприобретателей юридического лица), что также
предопределяет императивный метод регулирования отношений, связанных с управлением юридическими
лицами, и требует особой защиты как частных, так и публичных интересов. Поэтому проблематика
юридической ответственности в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, является
центральной в законодательстве о юридических лицах.

--------------------------------

<1> См.: Суханов Е.А. Ответственность участников корпорации по ее долгам в современном


корпоративном праве // Проблемы современной цивилистики: Сборник статей, посвященных памяти
профессора С.М. Корнеева / Отв. ред. Е.А. Суханов, М.В. Телюкина. М., 2013. С. 103.

Разработка общей категории гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с


управлением юридическими лицами, имеет важнейшее научное и практическое значение. Это наглядно
можно проследить на примере ответственности контролирующих лиц в деле о банкротстве: последними
поправками в законодательство <1> предусмотрены чрезмерно широкие возможности привлечения к
ответственности контролирующих лиц, что может привести к размыванию границ юридического лица и
девальвации принципа отделения в корпоративном праве.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 29.07.2017 N 266-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О
несостоятельности (банкротстве)" и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях"
// СЗ РФ. 2017. N 31 (ч. I). Ст. 4815 (далее - Федеральный закон от 29.07.2017 N 266-ФЗ).

Анализ проводимых законодательных реформ в сфере гражданско-правовой ответственности в


отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, позволяет сделать вывод, что основная их
тенденция заключается, с одной стороны, в унификации положений о такой ответственности для всех
юридических лиц и закреплении их непосредственно в ГК РФ (например, ст. 53.1 ГК РФ), а с другой - в
дифференциации различных видов ответственности за те или иные нарушения. Данная тенденция в целом
является, на наш взгляд, правильной.

Однако этот процесс пока представляется незавершенным, а дальнейшее совершенствование


законодательства в этой сфере нуждается в теоретическом обосновании и разработке общих
доктринальных представлений о гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с
управлением юридическими лицами.

Несмотря на огромную значимость гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с


управлением юридическими лицами, данная проблематика не получила должного внимания в научной
литературе. В отечественной доктрине гражданского права были глубоко разработаны общая теория
гражданско-правовой ответственности, а также учение о юридических лицах, включая теорию
корпоративных отношений и отдельные виды гражданско-правовой ответственности в таких отношениях.

Из дореволюционных особо следует отметить труды Ю.С. Гамбарова, Л.Л. Гервагена, А.Х. Гольмстена,
Н.Л. Дювернуа, А.И. Каминки, А.С. Кривцова, Д.И. Мейера, Л.И. Петражицкого, П.А. Писемского, И.А.
Покровского, Н.С. Суворова, И.Т. Тарасова, П.П. Цитовича, Г.Ф. Шершеневича.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 3 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

В советское время теория юридической ответственности и проблематика юридических лиц в разной


степени развивались такими учеными, как М.М. Агарков, С.С. Алексеев, С.И. Аскназий, М.И. Брагинский,
Ю.Г. Басин, С.Н. Братусь, А.В. Венедиктов, А.Э. Вормс, А.Г. Гойхбарг, В.П. Грибанов, М.Н. Израэлит, О.С.
Иоффе, С.Ф. Кечекьян, С.М. Корнеев, О.А. Красавчиков, М.И. Кулагин, О.Э. Лейст, Л.А. Лунц, Г.К. Матвеев,
Н.С. Малеин, В.П. Мозолин, И.Б. Новицкий, В.А. Ойгензихт, В.А. Рахмилович, В.М. Семенов, В.Л. Слесарев,
В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфина, Б.Б. Черепахин, В.Ф. Яковлев и др.

Из современных ученых разработкой соответствующей проблематики в разное время занимались Т.Е.


Абова, Г.Е. Авилов, А.В. Асосков, В.К. Андреев, А.Б. Бабаев, Ю.В. Байгушева, С.А. Бабкин, В.А. Белов, Ф.О.
Богатырев, Т.С. Бойко, В.Г. Бородкин, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, С.Л. Будылин, А.В. Габов, А.А.
Глушецкий, Б.М. Гонгало, Я.М. Гританс, В.В. Долинская, А.В. Егоров, М.А. Егорова, В.С. Ем, А.А. Зурабян,
Ю.Л. Иванец, И.Л. Иванов, М.Н. Илюшина, Б.Р. Карабельников, Ф.С. Карагусов, А.Г. Карапетов, Я.В.
Карнаков, Д.Н. Кархалев, Т.В. Кашанина, Н.В. Козлова, В.С. Кононов, С.М. Корнеев, Е.А. Крашенинников,
А.А. Кузнецов, Л.В. Кузнецова, А.В. Кулинская, В.А. Лаптев, В.В. Лаптев, Д.В. Ломакин, О.А. Макарова, А.А.
Маковская, А.Л. Маковский, С.Д. Могилевский, Ю.Э. Монастырский, О.М. Олейник, Н.Н. Пахомова, Е.В.
Пестерева, Ю.С. Поваров, В.Ф. Попондопуло, М.А. Рожкова, О.Н. Садиков, С.А. Синицын, Т.В. Сойфер, Д.И.
Степанов, П.В. Степанов, М.К. Сулейменов, Е.А. Суханов, О.Н. Сыродоева, М.В. Телюкина, К.А. Усачева, Р.Р.
Ушницкий, И.Ш. Файзутдинов, С.Ю. Филиппова, Ю.С. Харитонова, Г.В. Цепов, В.Е. Чиркин, Г.С. Шапкина,
И.С. Шиткина, В.В. Ярков и др.

В то же время вопросы юридической ответственности в учении о юридических лицах, как правило,


рассматриваются либо в контексте общей проблематики корпоративных отношений, либо применительно к
тем или иным видам (конкретным составам) ответственности в аспекте соответствующих проблем,
связанных с их применением на практике. При этом соответствующие виды ответственности исследуются с
позиций традиционного правового инструментария деликтной или договорной ответственности, в то время
как никакой общей теории гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением
юридическими лицами ("корпоративной ответственности"), до сих пор не разработано. Сам термин
"корпоративная ответственность" чаще всего используется в литературе не в юридическом, а в
экономическом значении: под ним понимается социальная ответственность бизнеса перед обществом,
своими работниками и населением за принимаемые решения <1>. По существу "корпоративная
ответственность" в таком понимании означает добровольное принятие на себя крупными корпорациями
дополнительных социальных обязательств при осуществлении предпринимательской деятельности.

--------------------------------

<1> См., например: Белоусов К.Ю. Корпоративная социальная ответственность как социально-
экономический институт // Проблемы современной экономики. 2015. N 4 (56). С. 87 - 90; Тульчинский Г.Л.
Корпоративная социальная ответственность: технологии и оценка эффективности. М., 2013.

Едва ли не единственной работой монографического плана, специально посвященной именно


юридической корпоративной ответственности применительно к акционерным обществам, является книга
А.Е. Молотникова <1>. Лишь в некоторых научных работах корпоративная ответственность характеризуется
как вид юридической ответственности, имеющий свои особенности <2>. Однако в соответствующих работах
эта ответственность рассматривается не как гражданско-правовая, а как "полиотраслевая" юридическая
ответственность, установленная нормами различных отраслей права (гражданского, административного,
трудового, уголовного). В основном же ответственность в корпоративных отношениях рассматривается
применительно к отдельным ее видам без какого-либо обоснования ее самостоятельного характера <3>.

--------------------------------

<1> См.: Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М., 2006.

<2> См., например: Шиткина И.С. Имущественная ответственность в корпоративных правоотношениях


(на примере хозяйственных обществ): Лекция в рамках учебного курса "Предпринимательское право" //
Предпринимательское право. Приложение "Право и бизнес". 2015. N 2. С. 2 - 26; Ее же. Ответственность в
корпоративных правоотношениях // Хозяйство и право. 2015. N 6. С. 14 - 40; Минина И.А. Корпоративная
ответственность - самостоятельный вид юридической ответственности // Законодательство и экономика.
2009. N 12. С. 33 - 35; Ее же. Частноправовое регулирование корпоративной ответственности // Адвокат.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 4 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

2009. N 11. С. 81 - 84; Карабельников Б.Р. Трудовые отношения в хозяйственных обществах. М., 2003;
Дзуцева Д.М., Кабалоева А.Т. Особенности корпоративной ответственности // Гуманитарные и юридические
исследования. 2017. N 1. С. 156 - 161.

<3> См., например: Маковская А.А. Основание и размер ответственности руководителей акционерного
общества за причиненные обществу убытки // Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред.
М.А. Рожкова. М., 2006. С. 329 - 371; Кулинская А.В. Гражданско-правовая ответственность единоличного
исполнительного органа акционерного общества // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник
статей. Вып. 11 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2007. С. 119 - 220; Богатырев Ф.О. Ответственность
директора за убытки, причиненные хозяйственному обществу // Убытки и практика их возмещения: Сборник
статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 372 - 403; Габов А.В. Об ответственности членов органов
управления юридических лиц // Вестник ВАС РФ. 2013. N 7. С. 36 - 79.

Диссертационные исследования, специально посвященные общей теории гражданско-правовой


ответственности в отношениях, связанных с управлением любыми юридическими лицами, в отечественной
правовой науке также отсутствуют. Так, в диссертациях К.А. Михалева <1> и Т.С. Бойко <2> вопросы
гражданско-правовой ответственности рассматриваются в контексте более общей проблематики защиты
прав участников отношений, связанных с управлением хозяйственными обществами.

--------------------------------

<1> См.: Михалев К.А. Защита прав кредиторов хозяйственного общества от использования
конструкции общества в противоречии с ее назначением: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург,
2015.

КонсультантПлюс: примечание.
Статья Т.С. Бойко "Защита прав и интересов миноритарных участников непубличного общества в праве
России, США и Великобритании" включена в информационный банк.

<2> См.: Бойко Т.С. Защита прав и интересов миноритарных участников непубличного общества в
праве России, США и Великобритании: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2017.

Диссертации, посвященные гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с


управлением юридическими лицами, ограничиваются лишь рассмотрением отдельных разновидностей
такой ответственности, при этом охватывают не любые юридические лица, а только коммерческие
организации (хозяйственные общества). Например, вопросам гражданско-правовой ответственности членов
органов управления и контролирующих лиц в хозяйственных обществах посвящены работы М.А. Карташова
<1>, Е.Н. Назаровой <2>, И.А. Турбиной <3>, Хаддад Мажд Рияд Махамада <4>, И.Г. Касаева <5>.

--------------------------------

<1> См.: Карташов М.А. Ответственность единоличного исполнительного органа общества с


ограниченной ответственностью по законодательству России и Германии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
СПб., 2014.

<2> См.: Назарова Е.Н. Гражданско-правовая ответственность членов органов управления


хозяйственных обществ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2015.

<3> См.: Турбина И.А. Гражданско-правовая ответственность исполнительных органов хозяйственных


обществ в РФ, ЕС и США: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2016.

<4> См.: Хаддад Мажд Рияд Махамад. Ответственность членов совета директоров акционерного
общества: сравнительный анализ законодательства Сирии и России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,
2015.

<5> См.: Касаев И.Г. Ответственность лиц, имеющих возможность определять действия юридического
лица: на примере хозяйственных обществ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 5 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Проблематика гражданско-правовой ответственности основного общества по обязательствам


дочернего общества перед кредиторами, связанная с исследованием доктрины "снятия корпоративных
покровов", раскрывается в работах Д.Д. Быканова <1>, А.Н. Захарова <2>, Э.А. Нанаевой <3>, В.В. Громова
<4>.

--------------------------------

<1> См.: Быканов Д.Д. "Проникающая ответственность" в зарубежном и российском корпоративном


праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2018.

<2> См.: Захаров А.Н. Привлечение основного общества к солидарной ответственности по


обязательствам дочернего общества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015.

<3> См.: Нанаева Э.А. Гражданско-правовая ответственность основного общества (товарищества) по


обязательствам дочернего общества в праве России и Германии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,
2008.

<4> См.: Громов В.В. Правовой статус основного хозяйственного общества как субъекта гражданско-
правовой ответственности по обязательствам дочернего общества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,
2005.

Ответственность за нарушение акционерного соглашения рассматривается в работе М.И. Иноземцева


<1>.

--------------------------------

<1> См.: Иноземцев М.И. Ответственность сторон за нарушение акционерного соглашения по праву
России и зарубежных государств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2017.

Однако специальных диссертационных или монографических исследований, которые бы наиболее


комплексно и обобщенно рассматривали все виды гражданско-правовой ответственности в отношениях,
связанных с управлением любыми юридическими лицами, до настоящего времени не имеется. В
отечественной науке гражданского права корпоративная ответственность как отдельный вид гражданско-
правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, пока не
выделяется среди иных видов юридической или гражданско-правовой ответственности.

В настоящей монографии на основе понимания автором корпоративных отношений как отношений,


связанных с управлением любыми юридическими лицами, обосновывается существование в гражданском
праве особого вида гражданско-правовой ответственности - корпоративной ответственности; выявляются
отличительные особенности корпоративной ответственности; исследуются отдельные ее виды и
определяются основные направления совершенствования законодательства в данной сфере.

Работа является комплексным теоретическим исследованием большинства основных видов


гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением любыми юридическими
лицами, в их единстве и дифференциации, в котором содержится попытка их объединения в новую
обобщенную категорию гражданско-правовой корпоративной ответственности. При этом исследование
проводится на новейшем эмпирическом материале: соответствующие теоретические положения
формулируются на основании новой редакции гл. 4 ГК РФ о юридических лицах, существенно обновленной
в ходе реформы гражданского законодательства.

Поскольку корпоративная ответственность возникает в корпоративных отношениях и тесно связана с


развитием законодательства о юридических лицах, исследованию собственно корпоративной
ответственности для полноты картины предшествуют главы, посвященные общим проблемам развития
законодательства о юридических лицах (гл. 1) и понятию отношений, связанных с управлением
юридическими лицами (гл. 2).

Исходя из этого при написании работы были поставлены следующие задачи:

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 6 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

- выявить основные проблемы законодательства о юридических лицах, предопределяющие


необходимость совершенствования норм о гражданско-правовой ответственности в корпоративных
отношениях, и определить направления его совершенствования;

- провести анализ правовой природы гражданско-правовых отношений, связанных с управлением


юридическими лицами, и установить их основные особенности, включая метод правового регулирования и
субъектный состав;

- определить общее понятие гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с


управлением юридическими лицами, и установить ее отличительные особенности, вытекающие из правовой
природы соответствующих отношений, в том числе провести отграничение данной ответственности от иных
видов гражданско-правовой ответственности (договорной или деликтной);

- исследовать основные виды гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с


управлением юридическими лицами, в их дифференциации и единстве и определить их особенности и
характерные черты;

- определить субъектный состав лиц, привлекаемых к гражданско-правовой ответственности в


отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, и исследовать основы правового статуса
соответствующих лиц в основных видах корпоративной ответственности;

- провести критический анализ состояния действующего правового регулирования гражданско-


правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, и определить
направления совершенствования гражданского законодательства о корпоративной ответственности.

В соответствии с поставленными задачами в монографии анализируются основные проблемы


развития законодательства о юридических лицах, исследуются правовая природа отношений, связанных с
управлением юридическими лицами, и их основные особенности.

В работе выявляются и исследуются различные разновидности и особенности корпоративной


ответственности, ее субъекты и основные отличия от традиционных видов гражданско-правовой
ответственности (договорной и деликтной), в том числе впервые вводится в научный оборот и раскрывается
принцип специалитета корпоративной ответственности и рассматривается его применение в
законодательстве о юридических лицах. В составе широкого понятия корпоративной ответственности
выделяются более узкие ее значения: корпоративной ответственности за корпоративные правонарушения и
обеспечительной "квазикорпоративной ответственности", выражающейся в возложении на участников
(учредителя) юридического лица и иных лиц обязанности отвечать по обязательствам юридического лица
перед третьими лицами при отсутствии противоправного поведения. Впервые раскрывается субъективное
основание "квазикорпоративной ответственности". Таким основанием является принимаемый на себя
ответственным лицом риск наступления для третьих лиц негативных имущественных последствий, которые
может вызвать деятельность в гражданском обороте юридического лица, в отношении которого
ответственное лицо обладает управленческими правомочиями.

В работе обосновываются неоднородность корпоративной ответственности за корпоративные


правонарушения и ее дифференциация в зависимости от характера нарушаемых корпоративных прав и
обязанностей. Среди видов корпоративной ответственности за корпоративные правонарушения выделяется
ответственность за корпоративный деликт - причинение вреда относительным имущественным правам
субъектов корпоративных отношений в связи с нарушением своих корпоративных обязанностей, связанных
с управлением юридическим лицом. При этом раскрываются особенности ответственности за
корпоративный деликт и обосновывается необходимость дальнейшего ее развития в законодательстве о
юридических лицах.

Также в исследовании представлен авторский подход к определению и дифференциации юридической


природы субсидиарной ответственности в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами, а
также намечаются в соответствии с этим направления дальнейшего реформирования законодательства в
части правового регулирования субсидиарной ответственности по обязательствам юридических лиц.

Раскрывается двойственная правовая природа исключения участника из корпоративной организации


как специальной меры корпоративной ответственности и особого способа защиты гражданских прав

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 7 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

юридического лица и его участников. Даются вытекающие из этой природы политико-правовые


предложения по направлениям совершенствования законодательства об исключении участников из любых
юридических лиц корпоративного типа.

В работе развивается взгляд на ответственность контролирующих лиц при банкротстве юридического


лица - должника как на разновидность корпоративной ответственности, рассматриваются основные виды
такой ответственности и даются предложения по совершенствованию законодательства.

Обосновывается необходимость унификации и единообразного применения норм о корпоративной


ответственности ко всем юридическим лицам независимо от их организационно-правовой формы и вида,
закрепления унифицированных правил о такой ответственности непосредственно в ГК РФ при сохранении
необходимой степени дифференциации различных ее видов.

Проведенное исследование корпоративной ответственности позволило автору сделать ряд выводов


догматического и политико-правового характера, которые могут составить основу общего учения о
корпоративной ответственности как новом виде гражданско-правовой ответственности.

Обосновываемые в монографии теоретические положения о корпоративной ответственности в целом


и об отдельных ее видах, в том числе принцип специалитета, могут быть использованы как в
законотворческой деятельности при совершенствовании нормативных положений о соответствующих видах
гражданско-правовой ответственности, так и в правоприменительной деятельности судов. Они позволят
более последовательно и четко отграничивать основания и условия применения гражданско-правовой
корпоративной ответственности различных ее видов от деликтной и договорной ответственности, а также от
публично-правовых видов юридической ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной,
материальной) за различные нарушения законодательства о юридических лицах субъектами корпоративных
отношений.

Автор выражает глубокую признательность всем сотрудникам отдела гражданского законодательства


и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской
Федерации, чья моральная поддержка способствовала скорейшему выходу в свет данной работы.

Монография посвящается светлой памяти учителей и коллег-цивилистов: М.И. Брагинского, В.А.


Егиазарова, В.С. Ема, Н.И. Клейн, С.М. Корнеева, Е.А. Крашенинникова, В.Н. Литовкина, Е.А. Павлодского,
В.А. Рахмиловича, общение с которыми оказало влияние на формирование профессионального и
жизненного мировоззрения автора.

Глава 1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦАХ:


ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ <1>

--------------------------------

<1> Данная глава написана с использованием следующих более ранних работ автора по данной теме,
переработанных и актуализированных с учетом последних изменений законодательства: Гутников О.В.
Глава 1 "Законодательство о юридических лицах и проблемы его совершенствования" // Юридические лица
в гражданском праве / Отв. ред. В.Н. Литовкин, О.В. Гутников. С. 32 - 124; Его же. Развитие
законодательства Российской Федерации о юридических лицах в современный период // Юридические лица
в российском гражданском праве: Монография. Т. 1. С. 67 - 118; Его же. Проблемы совершенствования
законодательства Российской Федерации о юридических лицах // Там же. С. 119 - 162; Его же. Виды
юридических лиц в российском гражданском праве // Указ. соч. Т. II. Виды юридических лиц в российском
законодательстве / Отв. ред. А.В. Габов. М., 2015. С. 20 - 107; Его же. Развитие корпоративного
законодательства // Научные концепции развития российского законодательства: Монография / С.Е.
Нарышкин, Т.Я. Хабриева, А.И. Абрамова и др.; отв. ред. Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров. 7-е изд., доп. и
перераб. М., 2015. С. 451 - 463; Его же. Модернизация законодательства о юридических лицах // Право и
экономическая деятельность: современные вызовы: Монография / Отв. ред. А.В. Габов. М., 2015. С. 52 - 63.

§ 1. Основные проблемы развития законодательства


о юридических лицах

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 8 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Рассмотрение вопросов корпоративной ответственности в отношениях, связанных с управлением


юридическими лицами, невозможно вне контекста общих проблем развития законодательства о
юридических лицах, которое в последние годы находится в состоянии постоянного реформирования.

Законодательство о юридических лицах может пониматься в широком и в узком смысле. В широком


смысле законодательство о юридических лицах - это система нормативных актов, регулирующих все
аспекты деятельности юридических лиц - от их государственной регистрации до административной
ответственности. В таком понимании законодательство о юридических лицах является комплексной
многоотраслевой системой, включающей нормативные акты гражданского, административного, трудового,
процессуального законодательства, а также нормативные акты специальных отраслей законодательства,
таких, как банковское, страховое, финансовое право и т.д.

Однако в аспекте темы настоящего исследования мы будем говорить о законодательстве о


юридических лицах (корпоративном законодательстве) в узком смысле - как подотрасли законодательства
гражданского, регулирующей гражданско-правовое положение юридических лиц как участников
гражданского оборота и корпоративные отношения. При этом само участие юридических лиц в
гражданском обороте регулируется другими частями гражданского права (обязательственным, вещным и
т.д.).

Как отмечалось выше, причины, вызвавшие необходимость реформ законодательства о юридических


лицах, связаны в первую очередь с нарастающим массивом законодательных актов и стремлением
законодателя навести порядок в регулировании соответствующих отношений. Наличие множества законов и
подзаконных актов, огромное количество организационно-правовых форм юридических лиц с каждым годом
все больше создавали ощущение хаоса в правовом регулировании, отрицательно сказывались на
стабильности гражданского оборота, привлекательности для инвесторов отечественной экономики.
Постепенно на государственном уровне пришло понимание необходимости кардинального
совершенствования законодательства о юридических лицах.

Первым шагом в этом направлении стала Концепция развития корпоративного законодательства на


период до 2008 г., разработанная Минэкономразвития России в 2005 г. <1>. Ее целями являлись создание
более благоприятного инвестиционного климата, минимизация корпоративных конфликтов, корпоративных
захватов, передела собственности.

--------------------------------

<1> Одобрена Правительством РФ (раздел II Протокола от 18.05.2006 N 16).

Однако полномасштабный процесс модернизации законодательства о юридических лицах был


запущен после принятия Указа Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 "О совершенствовании Гражданского
кодекса Российской Федерации" <1>, давшего начало продолжающейся по настоящее время крупной
реформе всего гражданского законодательства.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2008. N 29 (ч. I). Ст. 3482.

Данная реформа затронула несколько крупных тематических блоков норм, посвященных различным
институтам гражданского права, которые были отражены в нескольких проектах концепций по разным
разделам ГК РФ (в том числе по юридическим лицам, по вещным правам, по обязательствам, по ценным
бумагам, по международному частному праву и по интеллектуальным правам) <1>. Впоследствии данные
концепции были переработаны и сведены в один документ - Концепцию развития гражданского
законодательства Российской Федерации <2>, на основе которой в дальнейшем принимались законы о
внесении изменений в ГК РФ.

--------------------------------

<1> Концепция совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации


(проект рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения, протокол от 11.03.2009 N
2); Концепция развития законодательства о юридических лицах (проект рекомендован Советом к

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 9 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

опубликованию в целях обсуждения, протокол от 16.03.2009 N 68); Концепция развития законодательства о


вещном праве (проект рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения, протокол
от 18.03.2009 N 3); Концепция совершенствования общих положений обязательственного права России
(проект рекомендован Советом к опубликованию в целях обсуждения, протокол от 26.01.2009 N 66);
Концепция развития законодательства о ценных бумагах и финансовых сделках (проект рекомендован
Советом к опубликованию в целях обсуждения, протокол от 30.03.2009 N 69); Концепция
совершенствования Раздела VI Гражданского кодекса Российской Федерации "Международное частное
право" (проект рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения, протокол от
13.05.2009); Концепция совершенствования Раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации
"Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" (проект
рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения, протокол от 13.05.2009). Текст
указанных проектов концепций доступен на сайте Исследовательского центра частного права имени С.С.
Алексеева при Президенте РФ по адресу: http://privlaw.ru/sovet-po-kodifikacii/conceptions/.

<2> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступит. ст. А.Л.
Маковского. М., 2009.

В ходе реформы был подготовлен и проект Концепции развития законодательства о юридических


лицах <1>, основные положения которого легли в основу соответствующих разделов Концепции
совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации.

--------------------------------

<1> Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 9 - 73.

В развитие идей Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации был


разработан проект федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты
Российской Федерации" <1>. Данный проект был принят Государственной Думой в первом чтении, после
чего был разбит на части, которые стали впоследствии приниматься по отдельности.

--------------------------------

<1> Проект соответствующих поправок в ГК РФ был опубликован в материалах Международной


научно-практической конференции "Проблемы совершенствования гражданского законодательства",
проведенной 22.11.2010 в Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Тексты соответствующих
поправок по разделам ГК были опубликованы на электронном портале российского частного права (раздел
"Новости") по адресу: www.privlaw.ru.

Одной из основных причин принятия изменений в ГК по частям выступили дискуссии по гл. 4 ГК РФ о


юридических лицах, поправки в которую были выделены в отдельный блок в виде проекта федерального
закона N 47538-6/2 "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации, статью 1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и признании утратившими
силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" <1>. При этом разногласия
между разными группами разработчиков касались практически всего спектра проблем правового
регулирования юридических лиц: от системы законодательства до классификации юридических лиц на
различные виды и типы. В результате модернизация положений ГК РФ о юридических лицах так же, как и
вся реформа гражданского законодательства <2>, пошла по пути принятия соответствующих поправок
поэтапно.

--------------------------------

<1> Размещен в поисковой системе законопроектов на сайте Государственной Думы по адресу:


http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=47538-6&02.

<2> См.: Федеральные законы от 30.12.2012 N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части
первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627; от 11.02.2013 N 8-
ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 10 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

закон "О некоммерческих организациях" // СЗ РФ. 2013. N 7. Ст. 609; от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении
изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса
Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327; от 02.07.2013 N 142-ФЗ "О внесении изменений в
подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 27. Ст.
3434; от 30.09.2013 N 260-ФЗ "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской
Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 40 (ч. III). Ст. 5030; от 21.12.2013 N 367-ФЗ "О внесении изменений в часть
первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных
законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 51.
Ст. 6687; от 21.12.2013 N 379-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 51. Ст. 6699; от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую,
вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты
Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 11. Ст. 1100; от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу
4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных
положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304; от 08.03.2015 N
42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2015.
N 10. Ст. 1412; от 03.07.2016 N 315-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса
Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 27 (ч.
II). Ст. 4248; от 28.12.2016 N 497-ФЗ "О внесении изменения в статью 3 части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 1 (ч. I). Ст. 38; от 29.07.2017 N 259-ФЗ "О внесении изменений в
части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 31 (ч. I). Ст.
4808.

Принципиальное значение для всего законодательства о юридических лицах имеют несколько


федеральных законов о внесении изменений в ГК РФ. Первый из них - Федеральный закон от 30.12.2012 N
302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации" <1>, вступивший в силу с 01.03.2013. Данный Закон включил корпоративные отношения в
число отношений, регулируемых гражданским законодательством, и определил их как "отношения,
связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими". Тем самым на
законодательном уровне было признано, во-первых, что корпоративные отношения являются по своей
природе гражданско-правовыми, основанными на равенстве, автономии воли и имущественной
самостоятельности участников, и во-вторых, что корпоративное законодательство должно развиваться как
подотрасль законодательства гражданского <2>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

<2> См. об этом также: Яковлев В.Ф. Модернизация Гражданского кодекса Российской Федерации -
развитие основных положений гражданского права // Кодификация российского частного права 2015 / Под
ред. П.В. Крашенинникова. М., 2015. С. 14 - 16.

В настоящее время развитие корпоративного законодательства и значение соответствующих


отношений для оборота в целом достигли такого уровня, что они постепенно стали одними из основных
отношений, регулируемых гражданским правом, поэтому в современных условиях невозможно было и
далее продолжать игнорировать корпоративные отношения в качестве одного из основных видов
отношений, регулируемых гражданским правом.

Следующим является Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в


подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской
Федерации" <1>, вступивший в силу с 01.09.2013. Данный Закон ввел общие нормы о решениях собраний,
играющих важнейшую роль в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327.

Новые положения о государственной регистрации юридических лиц были внесены в ст. 51 ГК РФ


Федеральным законом от 28.06.2013 N 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 11 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2013. N 26. Ст. 3207. Как видно из его названия, данный Закон не имел прямого отношения
ни к реформе гражданского законодательства, ни к модернизации законодательства о юридических лицах, а
вводил прежде всего новые публично-правовые нормы ограничительного характера в целях
противодействия незаконным финансовым операциям.

Еще одна часть поправок, касающаяся объектов гражданских прав и ценных бумаг, принята
Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ "О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части
первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, вступившим в силу с 01.10.2013. Для
корпоративного права этот Закон имеет значение прежде всего в части норм о бездокументарных ценных
бумагах (акциях и облигациях, выпускаемых корпорациями).

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2013. N 27. Ст. 3434.

Поправки в часть третью ГК РФ в сфере международного частного права (разд. VI ГК РФ) внесены
Федеральным законом от 30.09.2013 N 260-ФЗ "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса
Российской Федерации" <1> и вступили в силу с 01.11.2013. Они содержат некоторые нормы, касающиеся
юридических лиц, например, в личный закон юридического лица включены вопросы ответственности
учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2013. N 40 (ч. III). Ст. 5030.

Наиболее крупные изменения в правовое регулирование юридических лиц были внесены


Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных
актов Российской Федерации" <1>, вступившим в силу с 01.09.2014. Данный Закон по существу ввел новую
редакцию гл. 4 ГК РФ о юридических лицах.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

Наконец, Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую
Гражданского кодекса Российской Федерации", вступивший в силу с 01.06.2015 и в целом посвященный
реформе общих положений об обязательствах, внес несколько небольших поправок в гл. 4 ГК РФ в части,
касающейся правового положения фондов <1>. Но самым важным для законодательства о юридических
лицах нововведением этого Закона явилось установление принципиальной возможности применения
общих положений об обязательствах к требованиям, возникшим из корпоративных отношений (п. 3
ст. 307.1 ГК РФ).

--------------------------------

<1> Необходимость внесения соответствующих поправок была обусловлена недостатками уже новой
редакции гл. 4 ГК РФ о юридических лицах, введенной Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ, и
является яркой иллюстрацией поспешности и недоработанности многих новелл о юридических лицах,
подготовленных в процессе модернизации законодательства о них.

Постоянные поправки продолжают вноситься и в специальные законы, регулирующие деятельность


отдельных видов юридических лиц. Эти поправки в основном направлены на развитие или дополнение
новых положений ГК РФ, расширение диспозитивности и дальнейшую либерализацию правового
регулирования деятельности юридических лиц, особенно коммерческих организаций <1>. Существенные
изменения вносятся и в связанное с акционерными обществами законодательство о рынке ценных бумаг

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 12 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<2>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральные законы от 29.06.2015 N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений
законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2015. N 27. Ст. 4001; от 29.06.2015 N 209-ФЗ "О
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части введения
возможности использования юридическими лицами типовых уставов" // СЗ РФ. 2015. N 27. Ст. 4000; от
03.07.2016 N 339-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" // СЗ РФ.
2016. N 27 (ч. II). Ст. 4272 (установление возможности внесения в имущество АО дополнительных
безвозмездных вкладов, не влияющих на размер уставного капитала и номинальную стоимость акций); от
03.07.2016 N 343-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и
Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" в части регулирования крупных
сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" // СЗ РФ. 2016. N 27 (ч. II). Ст. 4276
(установлено новое регулирование совершения хозяйственными обществами "экстраординарных" сделок,
которое было разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об
оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность"); от 29.07.2017
N 233-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и статью 50
Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" // СЗ РФ. 2017. N 31 (ч. I). Ст. 4782
(в части, касающейся реализации права участников хозяйственных обществ на получение информации).

<2> См., например: Федеральный закон от 27.12.2018 N 514-ФЗ "О внесении изменений в
Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в
части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг" // СЗ РФ. 2018.
N 53 (ч. I). Ст. 8440. Данный Закон (вступающий в силу с 01.01.2020) вводит солидарную ответственность
эмитента и регистратора за убытки, причиненные инвесторам и (или) акционерам в результате нарушений
требований законодательства Российской Федерации при регистрации выпуска акций указанным
регистратором. В настоящее время действует только солидарная ответственность эмитента и держателя
реестра за убытки, причиненные в результате нарушений порядка ведения реестра акционеров (п. 3.10 ст. 8
Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг").

Уточняющие поправки вносятся и в ГК РФ <1>. Федеральным законом от 29.07.2017 N 259-ФЗ "О


внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации" <2>,
вступившим в силу с 01.09.2018, в ГК РФ предусмотрена возможность создания нового вида юридических
лиц - наследственных фондов.

--------------------------------

<1> См.: Федеральные законы от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую
Гражданского кодекса Российской Федерации" (в части уточнения порядка управления фондами); от
23.05.2015 N 133-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и
в Федеральный закон "О политических партиях" // СЗ РФ. 2015. N 21. Ст. 2985 (отнесение политических
партий к разновидности общественных организаций; выделение общественных движений, ранее
являвшихся разновидностью общественных организаций, в самостоятельную организационно-правовую
форму некоммерческих корпоративных организаций); от 29.06.2015 N 210-ФЗ "О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных
положений законодательных актов Российской Федерации" (из текста п. 1 ст. 53 ГК РФ "Органы
юридического лица" исключена прямая ссылка на норму о представительстве (п. 1 ст. 182 ГК РФ); от
13.07.2015 N 268-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и
статью 24 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // СЗ
РФ. 2015. N 29 (ч. I). Ст. 4394 (адвокатские палаты и адвокатские образования (коллегии адвокатов,
адвокатские бюро, юридические консультации), первоначально относившиеся к ассоциациям (союзам),
выделены в самостоятельные организационно-правовые формы некоммерческих корпоративных
организаций; от 07.02.2017 N 12-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса
Российской Федерации в части установления отдельной организационно-правовой формы для Федеральной
нотариальной палаты и нотариальных палат субъектов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 7. Ст.
1031.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 13 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<2> СЗ РФ. 2017. N 31 (ч. I). Ст. 4808.

Однако самые масштабные поправки в законы о юридических лицах, учитывающие новую редакцию
гл. 4 ГК РФ, не приняты до сих пор.

Соответствующий законопроект (в части внесения поправок в законы о хозяйственных обществах)


готовится Минэкономразвития России еще с 2014 г. <1>. Законопроект направлен на приведение отдельных
федеральных законов, регулирующих деятельность хозяйственных обществ, в соответствие с новой
редакцией гл. 4 ГК РФ, в том числе предусматривается более подробное регулирование новых институтов,
введенных в российское законодательство о хозяйственных обществах, расширяется применение принципа
диспозитивности в регулировании корпоративных отношений, конкретизируются новеллы ГК РФ.

--------------------------------

<1> См.: Проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации (в части приведения в соответствие с главой 4 Гражданского кодекса Российской
Федерации)". URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/corpmanagment/devinstcorpmanag/201412103.

Однако данный законопроект до сих пор не может пройти согласование заинтересованных органов
исполнительной власти, так как вызывает целый ряд замечаний как технико-юридического, так и
принципиального характера (заключения Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию
гражданского законодательства, Института законодательства и сравнительного правоведения при
Правительстве РФ и др.). Причина - попытка "провести" в этом законопроекте нормы, противоречащие ГК
или не предусмотренные им, которые были отвергнуты еще на этапе подготовки поправок в гл. 4 ГК РФ
(например, запрет голосования так называемыми квазиказначейскими акциями, принадлежащими
подконтрольным компаниям).

Дальнейшее развитие реформы корпоративного права было предусмотрено и в "дорожной карте"


Правительства РФ "Совершенствование корпоративного управления" <1>. "Дорожной картой" была
предусмотрена разработка целого ряда федеральных законов, касающихся деятельности хозяйственных
обществ, часть которых уже принята <2>.

--------------------------------

<1> См.: План мероприятий ("дорожная карта") "Совершенствование корпоративного управления"


(утв. распоряжением Правительства РФ от 25.06.2016 N 1315-р // СЗ РФ. 2016. N 28. Ст. 4756), в настоящее
время утратил силу (см. распоряжение Правительства РФ от 17.01.2019 N 20-р).

<2> Например, Федеральный закон от 03.07.2016 N 343-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный
закон "Об акционерных обществах" и Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью"
в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".

В настоящее время распоряжением Правительства РФ от 17.01.2019 N 20-р утвержден новый план


мероприятий "Трансформация делового климата" <1>, в рамках которого предусмотрено направление X
"Совершенствование корпоративного управления", также предполагающее принятие федеральных законов
по отдельным вопросам корпоративного законодательства. Целями соответствующих мероприятий в сфере
корпоративного управления провозглашены повышение уровня защиты миноритарных инвесторов и
качества корпоративного управления в российских хозяйственных обществах, а также высокий уровень
защиты прав и законных интересов миноритарных акционеров (участников) хозяйственных обществ при
совершении сделок, в которых присутствует конфликт интересов, при реорганизации, увеличении уставного
капитала и при концентрации значимых пакетов акций в руках одних и тех же лиц и урегулирование
вопросов ответственности в случаях причинения хозяйственным обществам убытков.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2019. N 3. Ст. 266.

Наряду с мероприятиями указанного плана Правительство РФ также дает отдельные поручения по

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 14 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

совершенствованию корпоративного законодательства. Например, в настоящее время ведется работа по


внесению в законодательство изменений, направленных на упрощение требований к уставам российских
компаний <1>.

--------------------------------

<1> См. об этом: Протокол совещания Правительства РФ от 16.07.2018, размещенный по адресу:


http://government.ru/news/33258.

В отношении некоммерческих организаций законодатель также пошел по пути принятия "точечных"


поправок, постепенно приводящих действующие нормы с новой редакцией ГК РФ, а также вводящих
дополнительные новшества, в Кодексе не предусмотренные <1>. Кроме того, в противоречие с изначально
запланированными целями реформы перечень разновидностей (организационно-правовых форм)
некоммерческих организаций постоянно расширяется <2>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральные законы от 06.04.2015 N 80-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О
свободе совести и о религиозных объединениях" и отдельные законодательные акты Российской
Федерации" // СЗ РФ. 2015. N 14. Ст. 2020 (уточнены понятие религиозной организации, порядок управления
ею (определяется помимо законодательства уставом и внутренними установлениями религиозной
организации), установлен приоритет специального Закона "О свободе совести и о религиозных
объединениях" перед ГК РФ в части регулирования деятельности религиозных организаций); от 30.12.2015
N 436-ФЗ "О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О некоммерческих организациях" // СЗ
РФ. 2016. N 1 (ч. I). Ст. 56 (усовершенствована система управления НКО, в частности, уточнена
компетенция высшего органа управления НКО и введена возможность принятия решений высшим органом
управления НКО путем заочного голосования); от 31.01.2016 N 7-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 5. Ст. 559 (определен статус
территориальных подразделений общественных организаций и ассоциаций (союзов), которые могут отныне
являться самостоятельными юридическими лицами; установлены возможность и порядок выхода
учредителей (участников) некоммерческих организаций, а также приема новых учредителей (участников); от
03.07.2016 N 287-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях" в
части установления статуса некоммерческой организации - исполнителя общественно полезных услуг" // СЗ
РФ. 2016. N 27 (ч. I). Ст. 4220; от 19.12.2016 N 449-ФЗ "О внесении изменений в статью 31.1 Федерального
закона "О некоммерческих организациях" // СЗ РФ. 2016. N 52 (ч. V). Ст. 7498; от 29.07.2017 N 217-ФЗ "О
ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2017. N 31 (ч. I). Ст. 4766.

<2> См.: Федеральные законы от 13.07.2015 N 215-ФЗ "О Государственной корпорации по


космической деятельности "Роскосмос" // СЗ РФ. 2015. N 29 (ч. I). Ст. 4341; от 03.07.2016 N 236-ФЗ "О
публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 27 (ч. I). Ст. 4169 (в состав участников
гражданского оборота введен новый субъект права - публично-правовая компания, являющаяся унитарной
некоммерческой организацией; также уточнено, что госкорпорации (первоначально в ходе реформы
планировавшиеся к исключению из оборота) действуют на основании отдельного федерального закона о
соответствующей корпорации (абз. 3 п. 1 ст. 52 ГК РФ); от 02.06.2016 N 154-ФЗ "О Российском Фонде
Прямых Инвестиций" // СЗ РФ. 2016. N 23. Ст. 3278; от 30.12.2015 N 451-ФЗ "О внесении изменений в Закон
Российской Федерации "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч.
I). Ст. 71; от 30.03.2016 N 82-ФЗ "О признании утратившими силу отдельных положений законодательных
актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 14. Ст. 1912 (госкорпорации освобождены от контроля за их
деятельностью, который применяется в отношении остальных некоммерческих организаций).

Очевидно, что в этих условиях в отношении регулирования правового статуса некоммерческих


организаций требуется проведение второго этапа реформы законодательства о юридических лицах, которая
должна затронуть Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (далее -
Закон об НКО), а также специальные законы об отдельных видах некоммерческих организаций (об
общественных объединениях, о кооперативах и т.д.).

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 15 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

В настоящее время в Государственной Думе находится на рассмотрении законопроект N 207015-7,


внесенный 23.06.2017 Правительством РФ (разработан Минюстом России) "О внесении изменений в
Федеральный закон "О некоммерческих организациях" (в части приведения Закона об НКО в соответствие
положениям ГК РФ).

Законопроект <1> исходит из идеи, что предметом Закона о некоммерческих организациях должны
являться лишь особенности государственной регистрации и контроля за деятельностью некоммерческих
организаций, а также возможные формы поддержки НКО органами государственной власти и органами
местного самоуправления. При этом гражданско-правовое положение, порядок создания и ликвидации
некоммерческих организаций как юридических лиц регулируются гл. 4 ГК РФ. Соответственно,
законопроектом признаются утратившими силу все положения Закона об НКО, касающиеся статуса НКО как
юридических лиц (гл. 2 Закона об НКО утрачивает силу). В то же время законопроект непоследователен, в
нем остаются многие общие положения о некоммерческих организациях: о минимальном размере
имущества, гарантирующего интересы кредиторов (если НКО осуществляет приносящую доход
деятельность), положения об управлении НКО, о содержании устава, о компетенции высшего органа
управления и т.д. Также учтены положения о возможности выхода из состава учредителей, о заочном
голосовании и т.д., т.е. восполняются пробелы Закона, касающиеся гражданско-правового положения
юридических лиц. Тем самым проект поправок в Закон об НКО сохраняет во многих аспектах прежний его
недостаток: общие положения о некоммерческих организациях как юридических лицах вместо того, чтобы
быть перенесенными в ГК РФ, продолжают оставаться в этом Законе, создавая новые риски несоответствия
и разных интерпретаций правовых норм по сравнению с ГК РФ <2>. Также законопроект выводит из-под
сферы действия Закона об НКО общественные организации и общественные движения, являющиеся
юридическими лицами (их статус регулируется Федеральным законом от 19.05.1995 N 82-ФЗ "Об
общественных объединениях"), государственные бюджетные учреждения (предполагается принятие
отдельного закона о государственных и муниципальных бюджетных учреждениях), государственные
корпорации и государственные компании.

--------------------------------

<1> URL://sozd.parlament.gov.ru/bill/207015-7.

<2> Так, в пояснительной записке к законопроекту говорится: "вместе с тем, имея в виду, что вопросы
компетенции органов некоммерческих организаций и содержания их уставов не в полной мере
урегулированы ГК РФ, в Законе об НКО (в редакции проекта федерального закона) содержатся положения,
определяющие компетенцию высшего коллегиального органа некоммерческой организации и содержащие
требования к ее уставу".

Анализ принятых за последние несколько лет (начиная с 2012 г.) изменений в ГК РФ, касающихся
юридических лиц, позволяет выделить целый ряд важных новелл, споры о которых продолжаются до
настоящего времени. В частности, наиболее крупными из них являются следующие нововведения,
вызвавшие самые острые дискуссии:

- установление закрытого перечня организационно-правовых форм юридических лиц непосредственно


Гражданским кодексом РФ;

- введение деления юридических лиц на корпоративные и унитарные <1> и формулирование общих


норм о корпоративных организациях и управлении в них;

--------------------------------

<1> К некоммерческим корпорациям в соответствии с ч. 3 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 и ч. 2 ст. 123.1 ГК РФ
относятся:

потребительские кооперативы, в том числе жилищные, жилищно-строительные и гаражные


кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные потребительские кооперативы, общества взаимного
страхования, кредитные кооперативы, фонды проката, сельскохозяйственные потребительские
кооперативы;

общественные организации, в том числе политические партии, созданные в качестве юридических лиц

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 16 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

профсоюзы (профсоюзные организации), органы общественной самодеятельности, территориальные


общественные самоуправления;

общественные движения;

ассоциации (союзы), в том числе некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации,


объединения работодателей, объединения профсоюзов, кооперативов и общественных организаций,
торгово-промышленные палаты;

товарищества собственников недвижимости, в том числе товарищества собственников жилья,


садоводческие или огороднические некоммерческие товарищества (с 01.01.2019);

казачьи общества, внесенные в государственный реестр казачьих обществ в РФ;

общины коренных малочисленных народов;

нотариальные палаты;

адвокатские образования;

адвокатские палаты.

К некоммерческим унитарным организациям в соответствии с ч. 3 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 ГК РФ


относятся:

общественные, благотворительные и иные фонды, в том числе наследственные фонды;

учреждения, в том числе государственные учреждения (включая государственные академии наук),


муниципальные и частные (в том числе общественные) учреждения;

автономные некоммерческие организации;

религиозные организации;

государственные корпорации;

публично-правовые компании.

К коммерческим корпоративным организациям согласно ч. 1 ст. 65.1, ч. 2 ст. 50 ГК РФ относятся:


хозяйственные общества (включая акционерные общества и с общества с ограниченной ответственностью)
и товарищества (полные и коммандитные), производственные кооперативы, крестьянские (фермерские)
хозяйства, хозяйственные партнерства.

К коммерческим унитарным организациям согласно ч. 2 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 ГК РФ относятся


государственные и муниципальные унитарные предприятия.

- введение деления хозяйственных обществ на публичные <1> и непубличные и расширение свободы


корпоративных отношений для непубличных обществ посредством перехода от императивного к
преимущественно диспозитивному методу правового регулирования;

--------------------------------

<1> Публичным согласно ст. 66.3 ГК РФ является акционерное общество, акции которого и ценные
бумаги которого, конвертируемые в его акции, публично размещаются (путем открытой подписки) или
публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах. Остальные хозяйственные
общества, в том числе общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества, не
отвечающие указанным признакам, являются непубличными.

- введение общих положений о решениях собраний;

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 17 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

- введение нотариального удостоверения решений собраний и других корпоративных актов;

- необходимость формирования минимального обособленного имущества у некоммерческих


организаций, осуществляющих приносящую доходы деятельность (аналог уставного капитала);

- введение новых положений о государственной регистрации юридических лиц, направленных на


придание единому государственному реестру юридических лиц свойства публичной достоверности, а также
вводящих обязанность проверки регистрирующим органом достоверности данных, включаемых в реестр, и
уведомления о предстоящем внесении изменений в реестр;

- установление возможности представлять на регистрацию учредительные документы,


соответствующие унифицированным типовым уставам различных видов юридических лиц <1>;

--------------------------------

<1> См.: часть 2 ст. 52 ГК РФ, Федеральный закон от 29.06.2015 N 209-ФЗ "О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в части введения возможности использования
юридическими лицами типовых уставов". К настоящему времени Минэкономразвития России утвердило 36
типовых уставов обществ с ограниченной ответственностью. См.: Приказ Минэкономразвития России от
01.08.2018 N 411 "Об утверждении типовых уставов, на основании которых могут действовать общества с
ограниченной ответственностью", вступающий в силу с 24.06.2019 // Официальный интернет-портал
правовой информации. URL: http://pravo.gov.ru.

- введение в ГК РФ общего понятия аффилированности;

- введение норм о восстановлении утраченного корпоративного контроля;

- введение в ГК РФ общих норм об ответственности членов органов управления юридических лиц, а


также иных лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица;

- введение норм о корпоративных договорах;

- установление широких возможностей для "смешанных" реорганизаций различных видов


юридических лиц и различных форм реорганизации, введение норм о признании реорганизации
недействительной и несостоявшейся;

- введение норм о недействующих юридических лицах и др.

Изначально в ходе реформы предлагалось по-иному строить систему законодательства о


юридических лицах. Предполагалось объединить Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об
обществах с ограниченной ответственностью" в единый закон о хозяйственных обществах, однако в
результате система законодательства не претерпела изменений. В отношении коммерческих организаций
осталась двухуровневая система законодательства: ГК и специальные законы. В отношении
некоммерческих организаций сохранилась трехуровневая система: помимо ГК РФ и специальных законов
продолжает действовать еще один "промежуточный" уровень в виде Закона об НКО.

Количество организационно-правовых форм юридических лиц предполагалось существенно


сократить. Однако в результате их перечень в ГК оказался, наоборот, расширен по сравнению с тем, что
было раньше. Перечень коммерческих организаций, как и ранее, является закрытым и предусмотрен
непосредственно ГК. Организационно-правовые формы коммерческих организаций в целом остаются
прежними (хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы, унитарные
предприятия). К ним добавлены хозяйственные партнерства <1> и крестьянские (фермерские) хозяйства.
Перечень некоммерческих организаций также теперь является закрытым. Однако количество
организационно-правовых форм некоммерческих организаций в ГК РФ резко увеличилось по сравнению с
прежней редакцией Кодекса.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 03.12.2011 N 380-ФЗ "О хозяйственных партнерствах" // СЗ РФ. 2011. N 49

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 18 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

(ч. V). Ст. 7058.

Помимо традиционного деления юридических лиц на виды в зависимости от организационно-правовой


формы (акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью и т.д.), а также целей
деятельности (коммерческие и некоммерческие), предусмотрена новая классификация юридических лиц:
корпоративные (основанные на членстве или участии) и унитарные. В этой связи предпринята попытка
сформулировать общие положения о корпоративных организациях, в то время как об унитарных
организациях такие положения отсутствуют.

В ГК РФ введена новая гл. 9.1 "Решения собраний", в которой сформулированы общие правила
принятия и оспаривания решений различных собраний, включая общие собрания участников юридического
лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и т.п.

Из Кодекса исключен п. 2 ст. 48, предусматривавший деление юридических лиц в зависимости от вида
прав учредителей (участников) на три категории, в которых учредители имеют вещные права на имущество
юридического лица, обязательственные права в отношении юридического лица либо не имеют никаких
имущественных прав в отношении юридического лица или его имущества. В новой редакции п. 3 ст. 48 ГК
РФ вместо этого все юридические лица делятся на две категории:

1) когда учредители имеют вещные права на имущество юридического лица (государственные и


муниципальные предприятия, а также учреждения);

2) когда участники имеют корпоративные права в отношении юридических лиц.

Это связано с введением в ГК РФ понятия корпоративных отношений и признанием того, что в


корпоративных организациях участники обладают в отношении юридического лица не обязательственными,
а корпоративными правами. Кроме того, с введением корпоративных прав больше не может существовать
юридических лиц, в отношении которых их участники не имеют никаких прав.

ГК РФ сохранил деление организаций на коммерческие и некоммерческие. Однако некоммерческие


организации по новой редакции ГК в отличие от прежней редакции лишены права осуществлять
предпринимательскую деятельность. Вместо предпринимательской им предоставлено право осуществлять
"приносящую доход деятельность", если это предусмотрено их уставами, и лишь постольку, поскольку это
служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям (п. 4 ст. 50 ГК
РФ). Такая деятельность не является предпринимательской, а представляет собой особый вид
деятельности, понятие которого, однако, ГК РФ не раскрывает. Между тем совершенно неясно, чем
отличается "приносящая доход" деятельность от "предпринимательской". Например, остается загадкой, как
будут применяться положения ГК, требующие, чтобы автономная некоммерческая организация (АНО)
осуществляла предпринимательскую деятельность, необходимую для достижения целей, ради которых она
создана, и соответствующую этим целям только через создаваемые ею для этого хозяйственные общества
или участвуя в них (п. 5 ст. 123.24). Возникает вопрос, как будет разграничиваться "предпринимательская"
деятельность, которую АНО может осуществлять только через хозяйственные общества, от "приносящей
доход" деятельности, которую АНО может осуществлять самостоятельно.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ в своих разъяснениях по применению части первой ГК РФ
со сути отождествил приносящую доход деятельность некоммерческих организаций с предпринимательской
деятельностью, указав, что "на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход
деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим
предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6 ГК РФ)" <1>. Такой подход в
отсутствие четких законодательных норм вполне оправдан.

--------------------------------

<1> См. абз. 3 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении
судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" //
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

В ГК РФ существенно обновлены нормы об ответственности управляющих за причиненные их

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 19 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

действиями убытки. Ранее в законодательстве (например, в ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 N


208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) такая ответственность уже
была установлена, однако ст. 53.1 ГК РФ распространяет соответствующие положения на любые
юридические лица, а также вносит некоторые существенные уточнения. В частности, соответствующая
ответственность вводится не только в отношении лиц, занимающих какие-либо должности в органах
управления юридического лица, но и лиц, отношения которых с юридическими лицами никак не
формализованы, однако которые имеют фактическую возможность определять действия юридического
лица. Также установлен запрет на включение в соглашения между юридическим лицом и лицами, несущими
перед ним ответственность за убытки, условий об устранении или уменьшении обязанности возместить
убытки. Такие условия являются ничтожными.

Весьма спорной является новелла абз. 2 п. 5 ст. 58 ГК РФ, исключающая применение к реорганизации
в форме преобразования норм о гарантиях прав кредиторов, предусмотренных в ст. 60 ГК (уведомлять их о
реорганизации, досрочно исполнять обязательства и отвечать за убытки, причиненные при реорганизации).
Это объясняется тем, что при преобразовании никаких дополнительных рисков для кредиторов якобы не
возникает, поскольку субъект по существу остается тем же (юридическое лицо меняет только вид
организационно-правовой формы) с тем же объемом имущественных прав и обязанностей. Права и
обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц (кредиторов) не изменяются, за
исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано
реорганизацией (п. 5 ст. 58 ГК РФ). Вместе с тем такой подход в корне неверен, поскольку при
реорганизации в форме преобразования в целом ряде случаев может быть исключена дополнительная
ответственность перед кредиторами участников (учредителей) юридического лица (например, при
преобразовании производственного кооператива в общество с ограниченной ответственностью "отпадает"
субсидиарная ответственность участника по обязательствам юридического лица), что самым
непосредственным образом затрагивает интересы кредиторов. Для других форм реорганизации
необходимость соблюдения гарантий прав кредиторов остается, однако в более ограниченном виде.
Допускаются соглашения реорганизуемого общества с кредиторами об устранении соответствующих
гарантий (п. 2 ст. 60 ГК РФ). Кредиторы не могут воспользоваться гарантиями ст. 60 ГК РФ и в случае, если
им с их согласия предоставлено достаточное обеспечение в виде независимой безотзывной банковской
гарантии.

С другой стороны, в ГК РФ введена солидарная ответственность перед кредиторами юридических лиц,


образовавшихся в результате реорганизации <1>, а также иных лиц <2>, если они своими действиями
(бездействием) способствовали тому, что кредиторам не предоставлено досрочное исполнение
обязательства и (или) не возмещены убытки. Также установлена солидарная ответственность
реорганизованного юридического лица и вновь созданных юридических лиц по обязательству, если
передаточный акт не позволяет определить правопреемника по этому обязательству юридического лица, а
также если из передаточного акта и иных обстоятельств следует, что при реорганизации недобросовестно
распределены активы и обязательства реорганизуемых юридических лиц, что привело к существенному
нарушению интересов кредиторов (п. 5 ст. 60 ГК).

--------------------------------

<1> При реорганизации в форме выделения также реорганизованного юридического лица.

<2> Лиц, имеющих фактическую возможность определять действия реорганизованных юридических


лиц, членов их коллегиальных органов, лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица.

Кодекс дополнен ст. 50.1 "Решение об учреждении юридического лица", в которой уточняются порядок
принятия и содержание решения о создании любого юридического лица. В частности, в случае учреждения
юридического лица одним лицом решение о его учреждении принимается учредителем единолично. В
случае учреждения юридического лица двумя и более учредителями указанное решение принимается
всеми учредителями единогласно. При этом в решении об учреждении указываются сведения об
учреждении юридического лица и утверждении его устава, о порядке, размере, способах и сроках
образования имущества юридического лица, об избрании (назначении) органов, о результатах голосования
учредителей по вопросам учреждения юридического лица, о порядке совместной деятельности учредителей
по созданию юридического лица (для корпоративных организаций), иные сведения, предусмотренные
законом.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 20 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

В ст. ст. 51 и 54 ГК РФ вводятся новые положения о государственной регистрации юридических лиц,


направленные на придание единому государственному реестру юридических лиц свойства публичной
достоверности, а также вводящие возможность проверки регистрирующим органом достоверности данных,
включаемых в реестр.

Изначально в процессе реформы планировалось наделить регистрирующий орган обязанностью


проверять также законность содержания устава и иных документов, представляемых на регистрацию.
Однако в окончательную редакцию поправок в ГК РФ данные нормы не вошли, и регистрирующий орган
может проверять лишь достоверность данных, включаемых в реестр <1>.

--------------------------------

<1> В отношении некоммерческих организаций регистрирующий орган по существу наделен


полномочием осуществлять проверку законности содержания документов, представляемых на регистрацию,
поскольку Закон об НКО предоставляет ему право отказать в регистрации, если эти документы
противоречат Конституции и законодательству Российской Федерации.

Свойство публичной достоверности реестра обеспечивается следующими нормами. В частности,


контрагенты любого юридического лица вправе полагаться на достоверность данных единого
государственного реестра юридических лиц, а юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами,
добросовестно полагавшимися на данные реестра, ссылаться на данные, не внесенные в реестр, а также
на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев, когда эти данные включены в
реестр в результате действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица ( абз. 2 п. 2 ст.
51 ГК РФ). При этом юридическое лицо обязано возместить убытки, причиненные другим участникам
гражданского оборота вследствие непредставления, несвоевременного представления или представления
недостоверных данных о нем в реестр.

На юридическое лицо в ст. 54 ГК РФ возлагается риск последствий неполучения юридически значимых


сообщений, доставленных по адресу, указанному в реестре, а также риск отсутствия по указанному адресу
своего органа или представителя. Сообщения, доставленные по адресу, указанному в едином
государственном реестре юридических лиц, считаются полученными юридическим лицом, даже если оно не
находится по этому адресу. При этом юридически значимым сообщением считаются заявления,
уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или
сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

В целях повышения гарантий защиты от недобросовестных и фиктивных регистраций вводится


механизм, позволяющий заинтересованным лицам до внесения записи о регистрации направить в
регистрирующий орган свои возражения относительно предстоящей регистрации изменений реестра. При
этом регистрирующий орган обязан рассмотреть эти возражения и принять по ним решение.

Важными новеллами ГК РФ являются также нормы о признании недействительным решения о


реорганизации юридического лица (ст. 60.1), а также о признании реорганизации корпорации
несостоявшейся (ст. 60.2).

Последствием признания решения о реорганизации недействительным является солидарная


обязанность юридических лиц, созданных в результате реорганизации, а также лиц, недобросовестно
способствовавших принятию такого решения <1>, возместить убытки участнику реорганизованного
юридического лица, голосовавшему против решения или не принимавшему участия в голосовании, а также
кредиторам реорганизованного юридического лица. При этом образовавшиеся в результате реорганизации
юридические лица не ликвидируются, а совершенные ими сделки сохраняют силу.

--------------------------------

<1> Если решение о реорганизации принималось коллегиальным органом, солидарная


ответственность возлагается на членов этого органа, голосовавших за принятие соответствующего решения.

Более серьезные последствия установлены в отношении признания несостоявшейся реорганизации


корпорации <1>, которые по существу представляют собой отмену реорганизации и восстановление

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 21 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

состояния, существовавшего до реорганизации, за некоторыми исключениями.

--------------------------------

<1> По непонятным причинам возможность признания реорганизации несостоявшейся и последствия


такого признания установлены лишь в отношении корпораций и не применяются к унитарным организациям.

Также вводится легальная возможность признания судом недействительности государственной


регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона,
если эти нарушения носят неустранимый характер. Предусматривается возможность оспаривания в суде
включения в реестр данных, если они недостоверны или включены в реестр с нарушением закона.

Важным нововведением представляется возложение на казну Российской Федерации обязанности


возмещать убытки, причиненные незаконным отказом в государственной регистрации юридического лица,
уклонением от государственной регистрации, включением в Единый государственный реестр юридических
лиц недостоверных данных о юридическом лице либо нарушением порядка государственной регистрации.

Одним из весьма спорных нововведений ГК РФ являлось провозглашение органов юридического лица


его представителями (п. 1 ст. 53, п. 1 ст. 182 ГК РФ), что противоречило традиционным представлениям о
том, что орган, в отличие от представителя, не обладает собственной правосубъектностью и является лишь
частью юридического лица. Эта норма дала повод некоторым специалистам объявить ее "юридико-
технической ошибкой" <1>, что не лишено определенных оснований. Впоследствии данная ошибка была
исправлена законодателем, и ссылки на статьи о представительстве в настоящее время исключены из
редакции п. 1 ст. 53 ГК РФ об органах юридического лица <2>.

--------------------------------

<1> Гражданский кодекс Российской Федерации. Юридические лица: Постатейный комментарий к


главе 4 / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2014. С. 59 (автор соответствующего комментария - Б.М.
Гонгало).

<2> Соответствующие поправки были внесены в ГК РФ Федеральным законом от 29.06.2015 N 210-ФЗ.

Ряд нововведений касается правил о прекращении юридических лиц. В частности, добавляется новое
основание прекращения юридического лица - в связи с фактическим прекращением его деятельности (ст.
64.2 ГК РФ). Также новыми основаниями ликвидации являются признание недействительной
государственной регистрации юридического лица, а также осуществление деятельности при отсутствии
обязательного членства в саморегулируемой организации или необходимого в силу закона свидетельства о
допуске к определенному виду работ, выданного саморегулируемой организацией. Возможна также
ликвидация юридического лица по иску его участника в случае невозможности достижения целей, ради
которых юридическое лицо создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического
лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Также вводится обязанность учредителей (участников) юридического лица осуществлять ликвидацию


юридического лица и солидарно нести расходы, связанные с ликвидацией юридического лица, в случае
недостаточности для этих целей имущества самого юридического лица. Такая обязанность установлена
независимо от оснований, по которым принято решение о ликвидации, в том числе в случае фактического
прекращения деятельности юридического лица (п. 2 ст. 62 ГК РФ).

Кодекс вводит дополнительные гарантии прав кредиторов ликвидируемого юридического лица. В


частности, п. 2 ст. 64.1 ГК РФ возлагает на членов ликвидационной комиссии обязанность возместить
убытки, причиненные ими учредителям (участникам) ликвидированного юридического лица или его
кредиторам, в порядке и по основаниям, которые установлены применительно к ответственности органов
управления юридического лица. Также установлена возможность кредиторов предъявлять исковые
требования к юридическому лицу в суд в любое время до утверждения ликвидационного баланса в случае
отказа ликвидационной комиссии удовлетворить их требования либо уклонения от их рассмотрения.

Целый ряд новелл установлен в гл. 4 ГК РФ в связи с упоминавшимся выше введением деления
юридических лиц на корпоративные и унитарные.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 22 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Корпорация согласно ГК РФ - это юридическое лицо, участники (акционеры) которого обладают


правом участия (членства) в них и формируют высший орган в виде общего собрания участников (п. 1 ст.
65.1) <1>. В связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные
(членские) права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица (п. 2 ст. 65.1 ГК РФ). В то
же время в отношении унитарных организаций их учредители не приобретают в них прав членства, а вопрос
о том, имеют ли учредители унитарных организаций какие-либо права в отношении созданных ими
юридических лиц, в ГК РФ остается неурегулированным.

--------------------------------

<1> В литературе справедливо критикуется второй "признак" корпорации, так как участники
корпорации скорее не "формируют", а непосредственно составляют общее собрание участников. См.:
Гражданский кодекс Российской Федерации. Юридические лица: Постатейный комментарий к главе 4 / Под
ред. П.В. Крашенинникова. С. 164 (автор соответствующего комментария - Е.А. Суханов).

Участники любой корпорации имеют право участвовать в управлении делами корпорации (кроме
вкладчиков в коммандитном товариществе); получать информацию о деятельности корпорации и
знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией <1>; обжаловать решения органов управления
корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия, в случаях и в порядке, которые предусмотрены
законом; требовать, действуя от имени корпорации, возмещения причиненных корпорации убытков (ст. 53.1
ГК РФ); оспаривать совершенные корпорацией сделки по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ или
законами о корпорациях, и требовать применения последствий их недействительности, а также применения
последствий недействительности ничтожных сделок корпорации. Следует признать, что и до внесения
соответствующих изменений в ГК РФ в случаях, предусмотренных в законе, такие права уже были
предоставлены участникам юридических лиц и без упоминания об этих правах непосредственно в ГК РФ.

--------------------------------

<1> В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом и учредительным документом


корпорации.

В то же время в ГК РФ (п. 3 ст. 65.2) вводится принципиально новое право участника корпорации на
восстановление корпоративного контроля: требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к другим
лицам помимо его воли в результате неправомерных действий других участников или третьих лиц, с
выплатой этим лицам справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за
счет лиц, виновных в утрате доли. Суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к
несправедливому лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и иные
публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему помимо своей воли права участия в
корпорации, за счет лиц, виновных в утрате доли, выплачивается справедливая компенсация,
определяемая судом.

Также вводится для любых хозяйственных обществ и товариществ (за исключением публичного
акционерного общества) право участника требовать исключения из корпорации в судебном порядке другого
участника с выплатой ему действительной стоимости доли участия, если такой участник своими действиями
(бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно
затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо
нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или
общества. Такое право предоставляется и участникам непубличного акционерного общества, что раньше в
законодательстве не предусматривалось.

В ст. 65.2 ГК РФ прямо устанавливается принципиально важная новая обязанность участника любых
корпораций участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать
свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений.
Это по существу означает, что участники юридического лица (акционеры, участники ООО и т.д.) не только
вправе, но и обязаны принимать участие в общих собраниях, в повестку дня которых входят важнейшие
вопросы деятельности юридического лица. Также вводятся обязанности участников любой корпорации не
совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации; не совершать действия
(бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 23 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

создана корпорация; не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности корпорации.


Сохраняется также обязанность участвовать в образовании имущества корпорации, которая ранее уже
содержалась в законодательстве применительно к отдельным видам юридических лиц.

Кодекс предусматривает для любой корпорации существование высшего органа управления - общего
собрания участников (п. 1 ст. 65.3). В качестве высшего органа управления некоммерческой корпорации или
производственного кооператива, в которых число участников более ста, может быть также съезд,
конференция или иной представительный (коллегиальный) орган. Важно обратить внимание, что к
исключительной компетенции общего собрания корпорации отнесены вопросы определения приоритетных
направлений деятельности корпорации, принципов образования и использования ее имущества,
утверждение и изменение устава корпорации и другие вопросы, определенные в ГК РФ (п. 2 ст. 65.3),
которые не могут быть переданы для решения другим органам корпорации.

В корпорации может быть также создан коллегиальный орган управления, контролирующий


деятельность исполнительных органов корпорации (наблюдательный совет и т.п.). Члены этого
коллегиального органа наделяются некоторыми правами, которые имеют и участники корпорации, в
частности правом получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с бухгалтерской
документацией, требовать возмещения причиненных корпорации убытков, оспаривать совершенные ею
сделки.

Принципиально важным нововведением ГК РФ является обязательность подтверждения решений


общего собрания участников хозяйственных обществ нотариусом или иным лицом способом,
определяемым законом, учредительным документом или решением общего собрания по правилам,
предусмотренным в п. 3 ст. 67.1 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> См.: Пособие по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников


хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии,
утв. письмом Федеральной нотариальной палаты от 01.09.2014 N 2405/03-16-3 // СПС "Гарант".

Неоднозначно воспринимается новелла ГК РФ, касающаяся возможности предоставления полномочий


единоличного исполнительного органа корпорации сразу нескольким лицам, действующим совместно, или
образование нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга (п. 3
ст. 65.3).

Общие положения о хозяйственных товариществах и обществах ГК РФ дополнил рядом новых


положений. Большинство новелл направлены на усиление диспозитивных начал в регулировании правового
положения хозяйственных обществ, максимальное распространение на корпоративные отношения
принципа свободы договора.

Так, традиционный для коммерческих корпораций принцип пропорциональности объема


корпоративных прав (правомочий) участников размеру их долей в уставном капитале в новых нормах ГК РФ
не является обязательным для непубличных хозяйственных обществ. От него можно как угодно отступать в
уставе, а также в корпоративном договоре при условии внесения сведений о таком договоре в Единый
государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ).

Система внутренних документов, регулирующих деятельность юридического лица, существенно


усложняется. Помимо устава, являющегося учредительным документом, в юридическом лице могут быть
внутренний регламент и иные внутренние документы, а также корпоративный договор. При этом и в уставе,
и в корпоративном договоре многие вопросы, ранее императивно определяемые законом, могут теперь
регулироваться иным образом.

В новой редакции гл. 4 ГК РФ из Кодекса исключаются специальные положения об управлении


акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью (о составе и компетенции органов
управления), поскольку регулирование этих вопросов содержится либо в общих положениях ГК РФ об
управлении корпоративными организациями и хозяйственными обществами, либо в специальных законах о
хозяйственных обществах.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 24 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Внутренние "управленческие" отношения в коммерческих организациях призван также регулировать


Кодекс корпоративного управления, одобренный Банком России и Правительством РФ <1>. Данный акт
носит рекомендательный характер для применения акционерными обществами, ценные бумаги которых
допущены к организованным торгам. Но он может использоваться и иными коммерческими корпорациями, а
также унитарными организациями (государственными корпорациями и компаниями), до сведения которых
он также доведен Банком России.

--------------------------------

<1> См.: Письмо Банка России от 10.04.2014 N 06-52/2463 "О Кодексе корпоративного управления" //
Вестник Банка России. 2014. N 40.

Проведенный выше общий обзор проводимых законодательных реформ позволяет заключить, что
определился основной вектор в развитии гражданского законодательства о юридических лицах - выделение
общих для всех юридических лиц положений, ранее "разбросанных" по различным нормативным актам и
видам юридических лиц, и их закрепление непосредственно в ГК РФ. Сюда относятся установление правил
о корпоративных и унитарных организациях и попытки формулирования общих положений для тех и других,
правила об аффилированных лицах, минимальном имуществе, гарантирующем интересы кредиторов не
только в коммерческих, но и в некоммерческих организациях, о корпоративных договорах, об
ответственности членов органов управления, решениях собраний в любых юридических лицах и т.д. Тем
самым идет усиление пандектных начал в регулировании гражданско-правового положения любых
юридических лиц и закрепление соответствующих общих норм непосредственно в ГК РФ <1>. Данная
тенденция в целом является, на наш взгляд, правильной.

--------------------------------

<1> См. также: Гутников О.В. Концепция развития корпоративного законодательства // Концепции
развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, М.Ю. Тихомирова. М., 2010. С. 241 - 270;
Его же. Развитие корпоративного законодательства // Научные концепции развития российского
законодательства: Монография. 7-е изд., доп. и перераб. / С.Е. Нарышкин, Т.Я. Хабриева, А.И. Абрамова и
др.; отв. ред. Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров.

Однако данный процесс пока является далеко не завершенным, а обновленные нормы ГК РФ о


юридических лицах не в полной мере, как нам представляется, учитывают специфику отношений,
регулируемых законодательством о юридических лицах. Реформа корпоративного законодательства,
получившая воплощение в масштабных изменениях норм Гражданского кодекса РФ о юридических лицах,
должна найти свое продолжение в действующих федеральных законах об отдельных видах юридических
лиц (об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью, о некоммерческих
организациях и т.д.). Однако эта реформа, явившаяся результатом компромисса конкурирующих центров
принятия решений (рабочей группы Совета по кодификации гражданского законодательства, Министерства
экономического развития РФ, рабочей группы по созданию международного финансового центра,
Государственно-правового управления Администрации Президента РФ), не создает систему понятного,
последовательного и непротиворечивого правового регулирования корпоративных отношений и правового
положения различных видов юридических лиц.

Реформа продемонстрировала отсутствие у ее авторов единого понимания содержания и структуры


корпоративных отношений, предмета корпоративного законодательства, что самым непосредственным
образом сказалось на системе правового регулирования.

Науке гражданского права и законодателю еще только предстоит определить правовую природу,
содержание и структуру корпоративных отношений, а также какие общие нормы и правовые институты
должны их регулировать <1>.

--------------------------------

<1> См. также: Суханов Е.А. О достоинствах и недостатках новой редакции главы 4 Гражданского
кодекса РФ // Хозяйство и право. 2014. N 9. С. 3 - 23; Гутников О.В. Развитие корпоративного
законодательства // Научные концепции развития российского законодательства: Монография / Отв. ред.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 25 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров. 7-е изд. доп. и перераб.; Его же. Проблемы совершенствования
законодательства Российской Федерации о юридических лицах // Юридические лица в российском
гражданском праве: Монография. Т. 1. С. 119 - 162.

Проблема правовой природы так называемых корпоративных отношений является центральной для
всего развития законодательства о юридических лицах. Гражданский кодекс определяет корпоративные
отношения как "отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением
ими". Между тем прямое включение отношений, связанных с управлением корпорациями, в число
корпоративных отношений остро ставит проблему разграничения гражданско-правовых корпоративных
отношений от "управленческих" отношений в корпорации, регулируемых иными нормами.

В этой связи ни в науке, ни в практике нет четкого представления о том, что из себя представляет
корпоративное право как подотрасль гражданского права: что такое корпоративные отношения, каковы их
правовая природа, содержание и структура, какие общие нормы и правовые институты должны их
регулировать. Выявление и формулирование в законодательстве таких общих норм имеет важнейшее
научное и практическое значение, а отсутствие четких представлений об этом в процессе реформы
приводит и еще приведет к негативным последствиям.

К сожалению, качество многих норм о юридических лицах "пореформенного" ГК РФ таково, что уже
после 2014 г. возникла необходимость принятия уже в Кодекс новых поправок, исправляющих "огрехи"
реформы <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Федеральные законы от 08.03.2015 N 42-ФЗ (в части уточнения порядка
управления фондами); от 29.06.2015 N 210-ФЗ (которым из текста п. 1 ст. 53 "Органы юридического лица" ГК
РФ исключена прямая ссылка на норму о представительстве (п. 1 ст. 182 ГК РФ)).

Отсутствие четких правил о соотношении ГК РФ и специальных законов о юридических лицах,


несистемное внесение поправок в специальные законы, неравенство государства и иных субъектов
гражданского права в корпоративных отношениях подтверждаются хотя бы тем, что после 2014 г. ГК РФ
продолжает наполняться нормами, устанавливающими особые правила соотношения ГК РФ и специальных
законов (приоритет специальных законов перед ГК РФ) <1>. Попытка поставить заслон бессистемным
поправкам в Кодекс была предпринята законодателем в конце 2016 г., когда было введено правило,
согласно которому любые поправки в ГК РФ могут приниматься лишь отдельным федеральным законом и
не должны приниматься одновременно с поправками в иные законодательные акты <2>. Однако это
правило законодатель уже успел нарушить в марте 2017 г. <3>, и можно предположить, что и в отношении
содержащихся в ГК РФ норм о юридических лицах оно также будет нарушаться.

--------------------------------

<1> Например, Федеральным законом от 06.04.2015 N 80-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный
закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и отдельные законодательные акты Российской
Федерации" введено правило, согласно которому положения ГК РФ применяются к религиозным
организациям, если иное не установлено Федеральным законом от 26.09.1997 N 125-ФЗ "О свободе совести
и о религиозных объединениях" и другими законами. Федеральный закон от 03.07.2016 N 236-ФЗ "О
публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации" установил приоритет перед ГК РФ отдельных законов,
регулирующих статус юридических лиц, создаваемых Российской Федерацией на основании специальных
федеральных законов (п. 5 ст. 49 ГК РФ).

<2> См.: Федеральный закон от 28.12.2016 N 497-ФЗ "О внесении изменения в статью 3 части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации".

<3> Федеральным законом от 28.03.2017 N 39-ФЗ "О внесении изменений в отдельные


законодательные акты Российской Федерации" (СЗ РФ. 2017. N 14. Ст. 1998) внесены поправки как в ГК РФ,
так и в Федеральный закон от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим
детей".

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 26 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Пожалуй, главной проблемой законодательства о юридических лицах <1> является то, что в нем не до
конца последовательно учтена общая специфика отношений, присущая всем видам юридических лиц, и в
связи с этим не выдержан пандектный принцип в регулировании этих отношений.

--------------------------------

<1> См. также: Гутников О.В. Проблемы совершенствования законодательства Российской Федерации
о юридических лицах // Юридические лица в российском гражданском праве: Монография. Т. 1. С. 119 - 162.

Отсутствует понимание большинства отношений в юридических лицах как идентичных по своей


правовой природе для всех видов организаций (унитарных, корпоративных, коммерческих,
некоммерческих). В связи с этим единообразные по своей природе правовые категории и институты,
применимые в большинстве случаев к любым юридическим лицам, по-разному регулируются в
специальном законодательстве. Нормы об уставном капитале, конфликте интересов, крупных сделках и
сделках с заинтересованностью, ответственности управляющих, защите интересов кредиторов,
регистрации, реорганизации и ликвидации организаций и т.д., применимые в большинстве случаев к любым
организациям, разбросаны по многочисленным актам законодательства, регулирующим по-разному одни и
те же по сути отношения. И в законодательстве, и в научной доктрине не получили должного внимания
такие важнейшие для любых юридических лиц понятия, как акты органов управления юридических лиц
(принятые поправки в ГК РФ ограничиваются лишь рассмотрением решений собраний), аффилированные
лица, контролирующие и подконтрольные лица, управление юридическим лицом, независимые директора,
стандарты корпоративного управления, незаконные действия в корпоративных отношениях (корпоративные
захваты, недружественные поглощения, рейдерство, гринмейл, незаконная реорганизация), координация
деятельности юридических лиц (различные формы объединений юридических лиц (картели, консорциумы,
пулы, холдинги и т.п.)) и др.

Так и не удалось сформулировать изначально проектируемые в проекте поправок в ГК РФ нормы о


лицах, контролирующих юридическое лицо, и о подконтрольных лицах вместо положений о дочерних и
зависимых обществах (в том числе об ответственности лиц, контролирующих юридическое лицо, запрете
подконтрольному лицу голосовать при принятии решений контролирующим обществом).

До настоящего времени ГК РФ не содержит общие нормы (общую часть) корпоративного права, в


которых предусматриваются нормы-принципы корпоративного права, специальные правила об
осуществлении и прекращении корпоративных прав, особенности гражданско-правовой ответственности в
отношениях, связанных с управлением юридическими лицами (корпоративной ответственности), которая
отличается от деликтной или договорной ответственности (ответственности за нарушение обязательств).

Попытка исправить имеющиеся недостатки и пробелы в регулировании корпоративных отношений


была предпринята законодателем <1> путем распространения на корпоративные отношения (понимаемые
как отношения, связанные с участием исключительно в корпоративных организациях или с управлением
ими) общих положений об обязательствах <2>. Однако такое "решение" проблемы вряд ли может
полноценно заменить собой систему собственных правовых институтов корпоративного права и, по сути,
представляет собой признание недостаточной проработанности введения корпоративных отношений в
состав гражданского права как отдельного вида гражданско-правовых отношений.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую
Гражданского кодекса Российской Федерации".

<2> Согласно п. 3 ст. 307.1 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) общие
положения об обязательствах применяются к требованиям, возникшим из корпоративных отношений,
поскольку иное не установлено ГК РФ, иными законами или не вытекает из существа соответствующих
отношений.

Другим способом исправить сложившуюся ситуацию стало наделение Президента РФ правом в


особых случаях вводить "альтернативное" корпоративное право, которое может устанавливать

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 27 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

существенные особенности по сравнению с общим регулированием корпоративных отношений. В


частности, Президент РФ наделен полномочием "в исключительных случаях" устанавливать особенности
создания, реорганизации, ликвидации и правового положения хозяйственных обществ в отдельных сферах
деятельности, включая реализацию обязанности по хранению, раскрытию или предоставлению
информации об их деятельности, совершения сделок, включая их нотариальное удостоверение и учет,
особенности правового положения эмитентов и профессиональных участников рынка ценных бумаг, а также
особенности учета информации о ценных бумагах в отдельных сферах деятельности <1>.

--------------------------------

<1> См. ст. 12 Федерального закона от 04.06.2018 N 133-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации и признании утратившей силу части 15 статьи 5
Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании
гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и отдельные законодательные акты
Российской Федерации" в связи с принятием Федерального закона "Об уполномоченном по правам
потребителей финансовых услуг" // СЗ РФ. 2018. N 24. Ст. 3400.

Очевидно, что такая практика "ручного управления" является вынужденной мерой в условиях
неудовлетворительного состояния "общего" корпоративного права и может рассматриваться как временная
мера исключительного характера, которая должна применяться лишь до тех пор, пока корпоративное
законодательство не будет приведено в удовлетворительное состояние.

В законодательстве отсутствуют четкие нормы, определяющие содержание и структуру корпоративных


отношений, правильное соотношение понятий "участие" и "управление" юридическими лицами. Кроме того,
совершенно не раскрываются содержание и структура гражданско-правовых отношений по управлению
юридическим лицом, которые имеются не только в корпоративных, но и в унитарных организациях.

Яркий пример недооценки значения отношений по управлению юридическим лицом - действующая


конструкция органа юридического лица, который по-прежнему определяется через "внешние" функции
органа - выступать от имени юридического лица в гражданском обороте. В современных условиях ст. 53 ГК
РФ, содержащая такое ограничительное понятие органа юридического лица, - это анахронизм, который не
учитывает включение в предмет гражданского права корпоративных отношений, связанных с управлением
юридическим лицом. Орган - это не только "представитель" с представительскими полномочиями, но он
имеет "внутреннюю" компетенцию по управлению юридическим лицом.

В ГК РФ отсутствует решение и многих других системных для корпоративного права вопросов.


Например, в нем отсутствует четкое понятие организационно-правовой формы юридического лица, что
позволяет под видом конструирования новых организационно-правовых форм создавать самые
фантастические организации под влиянием конъюнктурных соображений. Новая редакция гл. 4 ГК РФ
исключила возможность иными федеральными законами создавать новые организационно-правовые
формы юридических лиц, однако проблемы это не решило. Теперь все наименования самых "экзотических"
организационно-правовых форм юридических лиц (казачьи общества, хозяйственные партнерства <1>,
публично-правовые компании <2>, специализированные финансовые общества, специализированные
общества проектного финансирования <3> и т.д.) успешно "перекочевали" в ГК РФ. Однако специальные
законы, не нарушая положений Кодекса, могут совершенно произвольно "развивать" положения ГК РФ об
этих видах юридических лиц.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон "О хозяйственных партнерствах".

<2> См.: Федеральный закон "О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

<3> См. п. 7 ст. 66 ГК РФ, гл. 3.1 разд. II Федерального закона "О рынке ценных бумаг" (в ред.
Федерального закона от 21.12.2013 N 379-ФЗ).

Наличие специальных законов позволяет устанавливать различные, порой самые немыслимые

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 28 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

"особенности" обозначенных в ГК РФ организационно-правовых форм в интересах довольно узких групп


лиц. Между ГК РФ и специальными законами, а также между разными специальными законами существует
множество противоречий, дублирующих друг друга положений. Налицо также множество пробелов
правового регулирования. Все это приводит к нарушению имущественных прав участников хозяйственного
оборота, подрывает инвестиционный климат, а также создает возможности для мошеннического захвата
предприятий с использованием пробелов и противоречий в корпоративном законодательстве. Общая
картина усугубляется недоработками процессуального законодательства, прежде всего - арбитражного,
позволяющего вести нечестную борьбу при захвате предприятий с использованием судебной системы.

Другой проблемой является проблема определения источников правового регулирования


корпоративных отношений, включая акты локального нормотворчества юридических лиц, а также договоры
(соглашения), включая корпоративные договоры. В ГК РФ четко не определены круг источников
корпоративного права, место и юридическая сила учредительных документов, внутреннего регламента,
иных внутренних документов, корпоративных и иных договоров (соглашений) в системе правового
регулирования корпоративных отношений.

Правовая природа локальных нормативных актов (актов органов управления юридических лиц, не
связанных с корпоративным управлением) (приказы директора, решения органов управления и т.п.),
вызывает споры. Ряд авторов относит их к правовым нормам, составляющим наряду с законодательством
корпоративное право <1>. Существует позиция, что эти акты являются неправовыми социальными нормами
(нормы корпоративных организаций, корпоративные нормы). Как писал М.К. Сулейменов, "почти все
теоретики права выделяют среди социальных норм "корпоративные нормы", которые регулируют отношения
внутри юридического лица и которые не являются правовыми нормами. Отличие их от правовых норм в том,
что они регулируют отношения внутри организации, создаются самой организацией и не являются нормами,
создаваемыми или санкционируемыми государством" <2>. По его мнению, "внутриорганизационные нормы
(внутрифирменные, внутренние) акты - это нормативные (за исключением индивидуальных актов) акты, но
не правовые. Они регулируют деятельность внутри организации, являются обязательными для всех
участников юридического лица, будь то корпорация или учреждение. Но в каждой организации они свои, и
их действие не выходит за пределы организации. Это социальные нормы, но не правовые нормы. Это
регулирование относится ко всем видам внутриорганизационных отношений: и к корпоративным, и к
трудовым, и к иным отношениям". Существует и позиция, согласно которой акты органов управления - это
совершенно особые юридические факты гражданско-правовой природы, которые могут порождать как
гражданско-правовые, так и иные правовые последствия нормативного или ненормативного характера <3>.

--------------------------------

<1> См., например: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции:
Монография. М., 2006. С. 167 - 170; Кашанина Т.В. Корпоративное право: Учебник. М.: Высш. шк., 2006. С.
214 - 218; Лаптев В.В. Акционерное право. М., 1999. С. 17. Макарова О.А. Корпоративное право: Учебник и
практикум для бакалавриата и магистратуры. М., 2017. С. 57 - 60.

<2> Сулейменов М.К. Гражданское право и корпоративные отношения: проблемы теории и практики //
Вестник гражданского права. 2016. N 1. С. 308.

<3> См., например: Ганижев А.Я. Акты органов управления юридических лиц по российскому
гражданскому праву: на примере хозяйственных обществ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.

Невозможно объяснить причину разного подхода законодателя к порядку регистрации некоммерческих


(Закон об НКО) и коммерческих (Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной
регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей") организаций.

Отсутствует понимание корпоративных отношений как идентичных по своей правовой природе для
всех видов юридических лиц (как унитарных, так и корпоративных).

В настоящее время отношения, связанные с управлением юридическими лицами унитарного типа, по


существу вообще выведены из системы гражданско-правового регулирования, поскольку корпоративные
отношения отождествляются исключительно с корпоративными организациями.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 29 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Абсурдным в свете изложенного выглядит наделение только учредителей корпоративных организаций


правом на участие в управлении их деятельностью. Учредителям унитарных организаций такого права не
предоставляется. В то же время предусмотренные ГК РФ и Федеральным законом от 14.11.2002 N 161-ФЗ
"О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <1> правовые возможности учредителя
унитарного предприятия свидетельствуют об обратном: собственник имущества унитарного предприятия
обладает правом участия в управлении деятельностью юридического лица даже в большем объеме, чем
участники корпоративных организаций, поскольку, в отличие от последних, он единолично осуществляет
многие "управленческие" полномочия в отношении юридического лица (утверждать устав, назначать
руководителей, получать часть прибыли и т.д.). То же можно сказать и об учредителях иных унитарных
организаций.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746.

Подобное регулирование может создать серьезные препятствия на пути развития законодательства о


юридических лицах и способно не только вызвать новые проблемы в регулировании, но и содействовать
консервации старых.

Например, новелла п. 5 ст. 52 ГК РФ формально предусматривает возможность принятия внутренних


документов в любых юридических лицах, однако здесь же говорится о том, что такие внутренние документы
могут регулировать только корпоративные отношения, т.е. связанные с участием в корпоративных
организациях или с управлением ими (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Следовательно, для унитарных организаций
возможность принятия внутренних документов в ГК РФ не предусмотрена, в связи с чем унитарные
организации не только лишаются возможности принимать внутренние документы, но и ставятся в неравное
положение по сравнению с корпоративными организациями.

Вводя деление юридических лиц на корпоративные и унитарные организации, ГК РФ вместе с тем не


определяет никаких общих положений об унитарных организациях, в отличие от корпоративных
организаций, которым посвящены специальные статьи ГК РФ (ст. 65.2 "Права и обязанности участников
корпорации", 65.3 "Управление в корпорации"). Представляется, что такое регулирование является
непоследовательным и неполным.

В новой редакции ГК РФ сохранен раздел "Общие положения о хозяйственных обществах и


товариществах", но по непонятным причинам совершенно отсутствуют общие положения о коммерческих
корпоративных организациях. В результате в отношении значительного числа коммерческих корпораций
(производственные кооперативы, хозяйственные партнерства и др.) по-прежнему сохраняется специальное
законодательное регулирование, хотя очевидно, что основные подходы к регулированию деятельности
любых коммерческих корпораций идентичны. Очень мало в обновленном ГК РФ и общих норм о
некоммерческих корпорациях, которые имеют в обществе не меньшее (а может быть, и большее) значение,
чем хозяйственные общества и товарищества.

В ГК РФ непоследовательно проведены признаки разграничения коммерческих и некоммерческих


организаций. Совершенно не ясно, чем отличается приносящая доход деятельность некоммерческой
организации от предпринимательской деятельности.

Не способствуют стабильности гражданского оборота и многие другие недостатки, являющиеся


следствием обозначенных выше фундаментальных причин кризиса корпоративного законодательства.

К ним можно отнести:

1) новые нормы, которые совершенно не планировались изначально в ходе реформы гражданского


законодательства и "неожиданно" появившиеся в ГК РФ (например, признание органов юридического лица
его представителями <1>, положения об аффилированных лицах и др.);

--------------------------------

<1> Данная ошибка, как отмечалось выше, в настоящее время законодателем исправлена.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 30 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

2) противоречия в регулировании отдельных вопросов между ГК РФ и специальными законами,


которые пока еще не приведены в соответствие с ГК РФ (например, требовать исключения участников из
ООО может по ст. 67 ГК РФ любой участник хозяйственного общества, а по Федеральному закону от
08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <1> (далее - Закон об обществах с
ограниченной ответственностью) - только обладающий не менее 10% уставного капитала общества; право
предъявлять требования по ст. 53.1 ГК РФ об ответственности управляющих может любой участник
юридического лица, а по Закону об акционерных обществах - лишь обладающий 1% голосующих акций);

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

3) неясность перспектив практического применения многих новых норм (например, возможность


одновременно нескольким лицам выступать в качестве единоличного исполнительного органа;
восстановление корпоративного контроля и др.);

4) максимальная вседозволенность и произвол в договорном регулировании корпоративных


отношений (уставы непубличных обществ, корпоративные договоры и т.д.), которая может привести к
существенному нарушению прав и законных интересов множества лиц (как участников юридических лиц,
так и третьих лиц, включая кредиторов);

5) пробелы и дисбаланс в логическом построении нормативного материала (упоминавшееся выше


отсутствие в ГК РФ общих положений об унитарных организациях, о коммерческих корпоративных
организациях, очень мало общих норм о некоммерческих корпорациях);

6) запаздывание принятия законов, приводящих в соответствие с новыми нормами ГК РФ


специального законодательства об отдельных видах юридических лиц;

7) некачественное правовое регулирование многих вопросов в самом ГК РФ, повлекшее за собой


принятие новых поправок уже в Кодекс, исправляющих недостатки реформы.

При таком состоянии корпоративного законодательства можно прогнозировать лишь дальнейший рост
числа корпоративных споров даже по сравнению с "дореформенным" состоянием. При отсутствии
стабильного и понятного корпоративного законодательства российская экономика не сможет стать
привлекательной как для российских участников, так и для иностранных инвесторов. Поэтому реформа
законодательства о юридических лицах должна продолжаться, она до сих пор остается необходимым
условием долгосрочного социально-экономического развития <1>.

--------------------------------

<1> См.: Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на


период до 2020 года, утв. распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р // СЗ РФ. 2008. N 47. Ст.
5489.

Наконец, исходя из того, что целью законодательства о юридических лицах является обеспечение
справедливого баланса интересов между всеми участниками отношений, особо важное значение имеет
правильное соотношение императивного и диспозитивного методов правового регулирования. При этом для
законодательства о юридических лицах наиболее характерным является императивный метод правового
регулирования, что представляется совершенно оправданным. Между тем в настоящее время отсутствует
понимание главенствующей роли императивного метода регулирования корпоративных отношений. В ходе
проводимой реформы корпоративного законодательства данные приоритеты меняются: вместо
преимущественно императивного метода правового регулирования основным становится принцип свободы
договора и диспозитивность, особенно в части, касающейся правового регулирования коммерческих
юридических лиц и непубличных компаний. Тем самым происходит постепенное "вытеснение"
корпоративного права договорным, что в конечном счете может привести к полному отмиранию
корпоративного права как такового.

Такой подход основан на имплементации в отечественный правопорядок, традиционно относящийся к


континентальной системе права, принципов, характерных для англосаксонской правовой семьи, в основном

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 31 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

заимствованных из американского права, где корпорация рассматривается как простая совокупность


контрактов. При этом иностранные правовые конструкции совершенно не учитывают сложившуюся систему
правового регулирования юридических лиц, характерную для континентального права, что приводит к
фрагментарности, противоречивости и непоследовательности правовых норм и в конечном итоге может
вызвать многочисленные нарушения прав и охраняемых законом интересов всех участников
соответствующих отношений <2>.

--------------------------------

<2> См. об этом: Суханов Е.А. Предпринимательские корпорации в новой редакции Гражданского
кодекса Российской Федерации // Журнал российского права. 2015. N 1. С. 12.

К сожалению, в ходе реформы не претерпела практически никаких изменений система правового


регулирования юридических лиц, основы которой были заложены в ГК РФ еще в 1994 г.

Основным недостатком этой системы является не оправдавшая себя на практике двухуровневая (а


иногда и трехуровневая <1>) система корпоративного законодательства, включающая:

--------------------------------

<1> Имеются в виду некоторые промежуточные между ГК РФ и специальными законами акты,


например Закон об НКО.

1) ГК РФ, содержащий общие положения о юридических лицах;

2) федеральные законы, развивающие эти положения применительно к отдельным организационно-


правовым формам юридических лиц.

При этом согласно ГК РФ специальные законы любого уровня регулирования должны соответствовать
Кодексу (п. 2 ст. 3).

Однако на практике требование о соответствии специальных законов ГК РФ в огромном количестве


случаев игнорируется. Причина этого заключается не только в небрежности законодателя, но и в том, что
никаких законных оснований для такого приоритета у ГК РФ в настоящее время не имеется. Все части
Кодекса (в том числе часть первая, содержащая общие положения о юридических лицах) были приняты в
форме обычного федерального закона, который имеет точно такую же юридическую силу, как и другие
федеральные законы, посвященные отдельным видам юридических лиц.

Данное обстоятельство было подтверждено Конституционным Судом РФ, который указал, что "ни
один федеральный закон в силу статьи 76 Конституции Российской Федерации не обладает по отношению к
другому федеральному закону большей юридической силой" <1>. Что касается возможных противоречий
между ГК РФ и специальными законами, то они "должны устраняться в процессе правоприменения, так как
Конституцией Российской Федерации не определяется и не может определяться иерархия актов внутри
одного их вида" <2>. При этом "применению подлежат нормы закона, принятого по времени позднее, при
условии, что в нем не установлено иное", а также "приоритетом над общими нормами обладают
специальные нормы" <3>.

--------------------------------

<1> Пункт 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 05.11.1999 N 182-О //


СПС "КонсультантПлюс".

<2> Пункт 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 03.02.2000 N 22-О //


СПС "КонсультантПлюс".

<3> Пункт 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 05.10.2000 N 199-О //


СПС "КонсультантПлюс".

В итоге развитие корпоративного законодательства по "двухуровневой" модели, предполагающей

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 32 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

развитие общих положений ГК РФ о юридических лицах в специальных законах, не привело к созданию


стабильной системы корпоративного законодательства, отвечающей потребностям рыночной экономики.

Развитие законодательства о юридических лицах сопровождается бессистемным внесением поправок


в специальные законы без учета общих положений ГК РФ, некритическим использованием, а порой
смешением в корпоративном законодательстве институтов англо-американской и континентальной
правовых систем, а также попытками принять новые специальные законы комплексного характера
"третьего" уровня регулирования по отдельным вопросам (например, по вопросу о реорганизации
юридических лиц), что привело и будет приводить к принятию противоречащих друг другу норм о сходных
институтах в разных организационно-правовых формах. В результате многие законы фактически не раз
полностью переписывались и продолжают редактироваться до сих пор, что приводит к негативным
последствиям для всего экономического оборота.

В результате наблюдается полное отсутствие или недостаточность синхронизации принимаемых в ГК


РФ поправок с иными законами, регулирующими отношения в юридических лицах. Кардинальные
изменения в гл. 4 ГК РФ о юридических лицах "прошли" без одновременного изменения специальных
Законов об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью и иных
законодательных актов о юридических лицах, а соответствующие поправки в специальные законы
принимаются до сих пор с существенным запозданием <1>. В результате мы имеем корпоративное
законодательство, не определенное по содержанию и с множеством "переходных" положений: в какой части
какие акты действуют, не могут разобраться даже суды и прокуратура, не говоря уже о простых гражданах и
предпринимателях, на поведение которых в первую очередь и призваны воздействовать вновь
принимаемые законы.

--------------------------------

<1> Так, Закон, устанавливающий порядок удостоверения нотариусами корпоративных актов


(решений собраний), вступил в силу лишь с 01.01.2015 (Федеральный закон от 29.12.2014 N 457-ФЗ "О
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2015. N 1 (ч. I).
Ст. 10): в Основы законодательства РФ о нотариате была введена гл. XX.3 "Удостоверение решения органа
управления юридического лица". Поправки в Закон об акционерных обществах, определяющие правила
приобретения и прекращения статуса публичного общества, приняты только в июне 2015 г. (Федеральный
закон от 29.06.2015 N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской
Федерации".

Разработанные в разное время концепции развития корпоративного законодательства <1>, а также


последние изменения в гл. 4 ГК РФ при всех их достоинствах не устраняют главной причины кризиса
корпоративного законодательства, а именно развития его в отдельных законах, дополняющих ГК РФ.
Несмотря на то что сложившаяся система законодательства критикуется в указанных документах, в них в
большей или меньшей степени предлагается снова устранять противоречия и восполнять пробелы как в ГК
РФ, так и в отдельных федеральных законах, посвященных соответствующим видам юридических лиц <2>.
Однако при этом подходе невозможно и в дальнейшем избежать различных противоречий юридико-
технического характера, а также влияния различных лоббистских группировок, которые, руководствуясь
мимолетными интересами, могут в значительно более упрощенном порядке менять или принимать новые
специальные законы, не трогая ГК РФ <3>. При этом отсутствует понимание единой природы гражданско-
правовых отношений в любых юридических лицах (корпорациях и организациях унитарного типа,
коммерческих и некоммерческих) и их сложной структуры, что неизбежно повлечет за собой дублирование и
противоречивое правовое регулирование одних и тех же по существу отношений различными
федеральными законами.

--------------------------------

<1> См.: Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 года,


разработанная Министерством экономического развития и торговли РФ в 2005 г. (одобрена Правительством
РФ - раздел II Протокола от 18.05.2006 N 16) // Закон. 2006. N 9. С. 9 - 36; проект концепции развития
законодательства о юридических лицах, разработанный Исследовательским центром частного права при
Президенте РФ // Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 9 - 73.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 33 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<2> В проекте концепции развития законодательства о юридических лицах, разработанной


Исследовательским центром частного права при Президенте РФ, идея полной кодификации всех норм о
юридических лицах присутствует, однако ее реализацию авторы проекта относят на более отдаленную
перспективу (см. подробнее: Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 39, 40).

<3> Ярким примером того, к чему приводят такие "половинчатые" предложения, является недавнее
принятие под предлогом "либерализации" отечественного корпоративного права не выдерживающих
никакой критики Законов о хозяйственных партнерствах и инвестиционных товариществах.

Таким образом, реформа законодательства о юридических лицах не учитывает общие особенности


гражданско-правовых отношений, связанных с юридическими лицами, не развит пандектный принцип в
регулировании этих отношений, система законодательства, построенная по двух- и трехуровневой модели,
не позволяет создать систему стабильного и непротиворечивого правового регулирования юридических лиц.

§ 2. Проблемы классификации юридических лиц

Деление юридических лиц на виды закреплено непосредственно в ГК РФ <1>. В зависимости от


оснований, по которым проводится такое деление, в ГК РФ определены следующие виды юридических лиц:

--------------------------------

<1> О делении юридических лиц на виды см. также: Гутников О.В. Глава 1. Виды юридических лиц в
российском гражданском праве // Юридические лица в российском гражданском праве: Монография. Т. 2. С.
20 - 107; Его же. Оптимизация видов юридических лиц в соответствии с потребностями гражданского
оборота // Институты гражданского права и модернизация экономики: Материалы V Ежегодных научных
чтений памяти профессора С.Н. Братуся. М., 2011. С. 81 - 91.

1) юридические лица, на имущество которых их учредители имеют вещные права, и юридические


лица, в отношении которых их участники имеют корпоративные права (п. 3 ст. 48);

2) коммерческие и некоммерческие организации (ст. 50);

3) корпоративные и унитарные юридические лица (ст. 65.1);

4) юридические лица различных организационно-правовых форм.

Первая из названных классификаций проводится в зависимости от того, какие права имеют


учредители (участники) в отношении юридических лиц или их имущества. Нетрудно заметить, что в данной
классификации нарушено единство основания деления: юридические лица подразделяются по двум
совершенно разным критериям: наличие вещных прав на имущество юридического лица, с одной стороны,
и наличие корпоративных прав в отношении юридического лица - с другой. При этом имущественная
или неимущественная природа корпоративных прав остается в законе неопределенной.

Ранее действовавшая редакция ГК РФ подразделяла юридические лица на три вида:

1) в отношении которых их участники имеют обязательственные права;

2) в отношении имущества которых учредители имеют вещные права;

3) в отношении которых учредители не имеют имущественных прав.

Поскольку вещные и обязательственные права традиционно рассматриваются как имущественные,


данная классификация проводилась в зависимости от наличия и вида имущественных прав, возникающих
у учредителей (участников) в связи с участием в образовании имущества юридического лица.

Эта классификация определяла права участников в отношении юридического лица в связи с


внесением туда своего имущественного вклада:

- либо участники вносят вклад и утрачивают право собственности на имущество с приобретением

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 34 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

обязательственных прав к юридическому лицу;

- либо участники утрачивают право собственности без приобретения каких-либо имущественных прав
в отношении юридического лица;

- либо участники не утрачивают право собственности и сохраняют его за собой.

Однако после введения в ГК РФ изменений, связанных с признанием корпоративных отношений (и


корпоративных прав) в качестве составной части предмета гражданского законодательства, указанная
классификация претерпела существенные изменения. Теперь она не связана с имущественными правами
или участием в образовании имущества юридического лица, а основана на любых правах, которые имеют
учредители (участники).

Вместо обязательственных прав считается, что учредители имеют в отношении юридических лиц
корпоративные права <1> и к таким юридическим лицам отнесены исключительно корпоративные
организации (ст. 65.1 ГК РФ).

--------------------------------

<1> В настоящее время ни в науке, ни в законодательстве нет общепризнанного подхода к тому,


являются ли корпоративные права имущественными или неимущественными.

Другая разновидность юридических лиц сохранилась в неизменном виде - в нее входят юридические
лица, в отношении имущества которых их учредители имеют вещные права (государственные и
муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения).

Наконец, из законодательства исчезла третья категория юридических лиц, в отношении которых


(имущества которых) их учредители не имеют имущественных прав.

В результате целый ряд юридических лиц из рассматриваемой классификации "выпал" и оказался ей


не охваченным. Речь идет об унитарных организациях, в отношении имущества которых их учредители не
имеют вещных прав и в отношении которых они также не имеют корпоративных прав (автономная
некоммерческая организация, фонд, религиозная организация, публично-правовая компания). Логично было
бы данную категорию юридических лиц обозначать в ГК РФ как "юридические лица, в отношении которых их
учредители не имеют никаких прав".

Однако такой подход не соответствовал бы действительности, поскольку учредители автономной


некоммерческой организации, публично-правовой компании все же имеют "управленческие" права в
отношении созданных ими юридических лиц, в связи с чем законодатель предпочел вообще отказаться от
выделения такой сомнительной в данных условиях категории, как юридические лица с не имеющими
никаких прав учредителями (участниками). Подобные "классификационные издержки" возникли как раз в
связи с тем, что в ГК РФ не уделяется никакого внимания отношениям и правам, связанным с управлением
любыми юридическими лицами.

В этой связи крайне сомнительной является введение на уровне закона какой бы то ни было
классификации юридических лиц в зависимости от вида прав, которые имеют их учредители (участники) в
отношении организации или ее имущества, поскольку любая такая классификация будет неточной и не
отражающей реальное деление организаций по видам и единой правовой природе прав, принадлежащих
учредителям (участникам) в отношении юридического лица.

Не отличается стройностью и логической последовательностью и вторая из названных классификаций


юридических лиц, подразделяющая их на корпоративные и унитарные.

Деление юридических лиц на корпорации и учреждения (или объединения лиц и унитарные


организации) известно давно <1>. Достаточно сказать, что еще в ГК РСФСР 1922 г. юридические лица
подразделялись на "объединения лиц" (корпорации) и "учреждения" (унитарные организации). Традиционно
это деление проводится по признаку наличия или отсутствия членства. Как писал В.А. Рахмилович,
"корпоративные организации имеют членов, унитарные членов не имеют" <2>. Однако при всей внешней
простоте данного деления оно до сих пор вызывает споры. Нет никакой ясности в соотношении понятий

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 35 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

"член", "учредитель", "участник" организации и в чем, собственно, заключается членство. В доктрине


гражданского права эти понятия получают самые разные трактовки - от "длящегося правоотношения,
возникающего между корпорацией и ее участниками (членами)" <3> до "юридического факта-состояния"
<4>. Встречаются и суждения, отрицающие какое-либо значение понятия членства для квалификации тех
или иных отношений в качестве корпоративных. Как указывает С.А. Синицын, "понятие членства не
обладает искомым гражданско-правовым смыслом и содержанием, не является единственным признаком
корпорации в гражданском праве, не может считаться предтечей возникновения корпоративных
правоотношений" <5>.

--------------------------------

<1> См., например: Козлова Н.В. Корпорации и учреждения // Понятие и сущность юридического лица.
Очерк истории и теории. М., 2003. С. 209 - 221.

<2> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 147
(автор соотв. главы - В.А. Рахмилович).

<3> Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2017. Т. 1. С. 795 (автор
главы - Д.В. Ломакин).

<4> Рускол А.А. Колхозные правоотношения в СССР. М., 1960. С. 138.

<5> См.: Синицын С.А. Абсолютные и относительные субъективные права. Общее учение и проблемы
теории гражданского права: сравнительно-правовое исследование: Монография. М., 2015. С. 364.

Сам термин "корпорация" в юридической доктрине до внесения в ГК РФ соответствующих изменений


не отличался единообразным пониманием, которое существенно различалось у разных авторов. В понятие
"корпорация" вкладывалось различное по широте содержание <1>. Так, можно назвать следующие
основные подходы к определению понятия "корпорация":

--------------------------------

<1> См. также: Гутников О.В. Концепция развития корпоративного законодательства // Концепции
развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, М.Ю. Тихомирова. М., 2010. С. 241 - 243.
Его же. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 34, 35; Синицын
С.А. Общие положения о корпорациях // Юридические лица в российском гражданском праве: Монография.
Т. 2. С. 209 - 211.

- к корпорациям относятся только коммерческие организации (хозяйственные общества и


товарищества), основанные на участии в них членов (участников). Иногда под корпорациями понимают
исключительно акционерные общества;

- к корпорациям относятся любые организации (юридические лица), основанные на членстве или


участии. Этот подход в настоящее время отражен в нормах гл. 4 ГК РФ. В таком понимании корпорации - это
не только хозяйственные общества или товарищества, но также и большинство других юридических лиц, как
коммерческих, так и некоммерческих, в том числе кооперативы (потребительские и производственные), а
также множество некоммерческих организаций различных организационно-правовых форм
(саморегулируемые организации, ассоциации и союзы, некоммерческие партнерства и даже профсоюзы,
религиозные организации и политические партии, являющиеся юридическими лицами);

- к корпорациям относятся любые организации, являющиеся юридическими лицами, независимо от


того, основаны они на членстве (участии) или нет. В соответствии с этим к "корпоративным образованиям"
следует отнести любые организации, являющиеся юридическими лицами, в том числе государственные
учреждения (автономные и бюджетные), частные учреждения, унитарные предприятия, фонды,
государственные корпорации и т.д.;

- в качестве особой корпорации можно рассматривать государство, которое имеет своих членов
(граждане), органы управления и т.д.;

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 36 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

- как любое объединение участников гражданских отношений, основанное на совместном участии в


чем-либо (в деятельности или в имуществе), независимо от того, является ли такое объединение
юридическим лицом. В этом случае к корпорациям можно относить любые не противоречащие закону
группы лиц, объединившихся для достижения какой-либо общей цели (предпринимательской,
общественной, политической, бытовой и т.д.), в том числе участников договоров о совместной деятельности
(простого товарищества), не являющихся юридическими лицами, союзы, консорциумы, участников
отношений общей собственности, иные гражданско-правовые сообщества (сообщество кредиторов при
банкротстве, сообщество собственников многоквартирного жилого дома и т.п.).

Безусловно, большинство цивилистов, особенно в свете последних изменений ГК РФ, к корпорациям


относят юридические лица, имеющие членов (участников). Впрочем, унитарные организации, в которых нет
членства, по целому ряду вопросов имеют сходное регулирование. Вся разница сводится в основном к тому,
что в корпорациях полномочия собственника в экономическом смысле принадлежат нескольким субъектам,
а в унитарных организациях - одному субъекту. Однако в "классических" корпорациях возможно участие
одного лица, и тогда все правомочия в отношении юридического лица будут принадлежать этому лицу. В то
же время в организациях, которые не имеют членов, возможны отношения, возникающие между
несколькими лицами ("квазиучастниками"). Например, фонд - это организация, не имеющая членства.
Однако учредителями фонда могут быть несколько лиц, которые по существу являются участниками
(членами) отношений, возникающих в связи с созданием фонда.

Условность деления юридических лиц на корпорации и унитарные организации в последнее время все
больше подтверждается существованием различных "смешанных" или "пограничных" форм юридических
лиц, в которых одновременно присутствуют признаки каждого из рассматриваемых видов организаций.
Достаточно сказать о компаниях (корпорациях) одного лица (хозяйственные общества с одним участником);
религиозных организациях, которые могут иметь членство, но являются при этом по ГК РФ унитарными
организациями; государственных академиях наук, которые, являясь унитарными организациями
(госучреждениями), имеют членство, и т.д. В зарубежном праве в последнее время также распространены
различные "переходные" формы юридических лиц между корпорациями и учреждениями. Так, Е.А. Суханов
указывает на существование в Австрии не имеющих членства частных фондов, которые "с начала 90-х
годов прошлого века широко учреждаются и используются несколькими лицами, главным образом
физическими, для различных совместных целей на основе специального законодательства и в силу этого
рассматриваются здесь в качестве особого вида корпоративных юридических лиц, "подобных учреждениям"
<1>.

--------------------------------

<1> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 27.

Небезынтересно отметить, что в историческом плане деление юридических лиц на корпорации и


унитарные организации (учреждения или институты) всегда вызывало споры в доктрине и не отличалось
особой четкостью.

Основоположник органической теории юридического лица Отто фон Ф. Гирке рассматривал и


корпорации, и унитарные организации (институты) как союзные лица, с той лишь разницей, что корпорация -
это союз с личностью, происходящей из самой корпорации, обладающей имманентной единой волей,
которая может со временем меняться, а институт - союз с личностью, насажденной в него извне
учредителями, волю которых органы института уже изменить не могут, и люди продолжают служить этой
учредительной трансцендентной воле <1>. В этих умопостроениях нельзя увидеть никаких существенных
различий между корпорацией и институтом, кроме количества лиц, учредивших юридическое лицо.
Очевидно, что в современных юридических лицах возможность или невозможность изменения
учредительной воли относительно предмета и целей деятельности юридического лица в равной степени
может иметь место как в корпоративных, так и в унитарных организациях, и зависит это в первую очередь от
организационно-правовой формы юридического лица, но никак не от того, является ли оно унитарным или
корпоративным.

--------------------------------

<1> См.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 107.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 37 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Единая природа всех юридических лиц (и корпораций, и институтов) отмечалась и Регельсбергером,


который считал, что основу любого юридического лица "образуют общественные организмы, и оживляющие
их элементы - суть люди, и поскольку эти люди как члены организма действуют на служение ему, в пользу
его целей, они порождают союзную жизнь, отличную от их индивидуальной жизни" <1>.

--------------------------------

<1> Регельсбергер. Пандекты. С. 289 (Цит. по: Суворов Н.С. Указ. соч. С. 135).

Об отсутствии каких-либо кардинальных различий между корпорациями и институтами писал и Н.С.


Суворов, отмечая, что неправильно проводить такие различия по признаку того, что волю корпорации
образуют ее члены, а волю института - раз и навсегда учредитель, поскольку субстратом института
являются не люди, а имущество. В обороте, как правильно отмечал Н.С. Суворов, действует не учредитель,
а администрация, точно так же как от администрации зависит прием бедных и больных в богадельни или в
больницы <1>. Управление делами в корпорациях, как отмечал Н.С. Суворов, ведется таким же порядком,
как и управление делами институтов. При этом "о некоторых обществах можно даже сказать, что они имеют
вполне институтный характер, так что получается ясно распознаваемый тип корпоративного института... И
вообще уставы, которыми нормируется жизнь даже и частных союзов, показывают, что отстаиваемое
многими цивилистами противоположение между корпоративной волей как имманентной союзу и
институтной волей как трансцендентной в действительности сильно ослабляется. Наконец, и история
засвидетельствовала близкое соприкосновение институтов с корпорациями, представляя нам примеры
перехода одного типа юридических лиц в другой" <2>.

--------------------------------

<1> Суворов Н.С. Указ. соч. С. 156 - 160.

<2> Там же. С. 160.

При этом сам Н.С. Суворов проводил различие между корпорациями и институтами по двум основным
признакам <1>. Во-первых, по наличию у корпорации кроме органов администрации членов, которые имеют
корпоративные права управления и контроля и одновременно являются дестинаторами
(выгодоприобретателями) корпорации <2>, в то время как у институтов есть только администрация,
контроль за которой осуществляют правительственные органы, а дестинаторами институтов являются
исключительно третьи лица, никак не связанные с администрацией. Во-вторых, по целям деятельности
корпораций и институтов (корпорация действует в интересах своих участников, а цели института носят
альтруистический характер, и члены администрации не преследуют эгоистических интересов) <3>. В то же
время следование этой логике приводит к тому, что у организаций унитарного типа вообще нет никаких лиц,
которые управляют действиями администрации (назначают органы управления, освобождают от должности
и т.д.), что на практике не соответствует действительности. Кроме того, очевидно, что и корпоративные
организации могут образовываться с альтруистическими целями, деятельность которых не направлена к
выгоде участников. Поэтому и Н.С. Суворов, проводя указанное различие, делал оговорку о том, что
существуют и переходные формы.

--------------------------------

<1> Характерно, что "количественному" различию между числом лиц, стоящих за корпорациями и
институтами, Н.С. Суворов не придавал решающего значения, поскольку отмечал существование
"коллегиальных институтов, проявляющих свою юридическую жизнь в корпоративных формах".

<2> При этом у некоторых корпораций кроме участников дестинаторами могут быть также и третьи
лица, не связанные с корпорацией отношениями членства (например, в публичных корпорациях).

<3> Суворов Н.С. Указ. соч. С. 169, 170, 187, 188.

Несмотря на известные сложности в строгой классификации юридических лиц на корпоративные и


унитарные, действующий ГК РФ тем не менее пошел по пути легального закрепления такого деления

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 38 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

непосредственно в Кодексе, при этом в качестве главного основания деления был выбран формальный
признак наличия или отсутствия права членства (участия) в юридическом лице.

Так, корпоративными являются юридические лица, учредители (участники) которых обладают


правом участия (членства) в них (абз. 1 п. 1 ст. 65.1 ГК РФ). Еще одним признаком корпорации в законе
названо формирование учредителями (участниками) высшего органа корпорации в виде общего
собрания участников (п. 1 ст. 65.3 ГК РФ).

Унитарными являются юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и


не приобретают в них права членства (абз. 2 п. 1 ст. 65.1 ГК РФ).

Важно отметить, что в основе этого деления согласно ГК РФ лежит не количество учредителей (один
или несколько), а обладание учредителями (участниками) корпоративными правами и обязанностями в
отношении юридического лица, которые согласно Кодексу отождествляются с правами членства (п. 2 ст.
65.1, ст. 65.2 ГК РФ).

В то же время подобный подход небесспорен, и данное деление в том виде, в каком оно закреплено в
ГК РФ, является весьма условным и носит больше доктринальный, чем практический характер.

Дело в том, что корпоративные права, если проанализировать их перечень <1>, могут принадлежать и
учредителям унитарных организаций, не имеющим членства. Фактически учредители унитарных
организаций обладают правом на управление (или участие в управлении, если их несколько) во многих
унитарных организациях. Очевидно, что учредителю (собственнику) унитарного предприятия или
учреждения принадлежат все корпоративные права, перечисленные в п. 1 ст. 65.2 ГК РФ: он назначает и
освобождает от должности органы управления <2>, утверждает устав <3>, оспаривает сделки, может
требовать возмещения убытков, причиненных управляющими <4>, и т.д. Учредителям автономной
некоммерческой организации также принадлежат все корпоративные права, так как они осуществляют
управление деятельностью юридического лица в порядке, установленном уставом, создают коллегиальный
орган управления, назначают единоличный исполнительный орган <5>. При этом ГК РФ допускает как выход
из состава учредителей автономной некоммерческой организации, так и прием в состав учредителей новых
лиц, что фактически является аналогом установления и прекращения отношений членства в корпоративных
организациях. Учредители религиозной организации утверждают ее устав, могут выполнять функции органа
управления <6>, могут требовать возмещения убытков, причиненных органами управления, и т.д. <7>.
Учредитель фонда не только утверждает устав фонда при его создании (ст. 50.1 ГК РФ), но может иметь
полномочия по изменению устава (п. 1 ст. 123.10 ГК РФ) <8>.

--------------------------------

<1> В состав корпоративных прав входят: право участвовать в управлении делами корпорации,
получать информацию о деятельности корпорации, обжаловать решения органов корпорации, требовать
возмещения причиненных корпорации убытков, оспаривать совершенные корпорацией сделки (п. 1 ст. 65.2
ГК РФ).

<2> Согласно п. 4 ст. 123.21 ГК учредитель учреждения назначает или утверждает его руководителя,
принимает решение о создании коллегиальных органов управления. Также в силу ст. 50.1 ГК РФ учредитель
в решении о создании утверждает устав учреждения.

<3> См., например, полномочия собственника имущества унитарного предприятия на управление


деятельностью предприятия, перечисленные в ст. 20 Федерального закона "О государственных и
муниципальных унитарных предприятиях".

<4> См. п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

<5> См. ст. 123.25 ГК РФ.

<6> См. п. п. 2 и 3 ст. 123.27 ГК РФ.

<7> О единой природе корпоративных "управленческих" прав в корпорациях и в учреждениях см.,


например: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 121.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 39 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<8> Отметим, что фонды, как и некоторые другие унитарные организации (например, автономные
некоммерческие организации, религиозные организации), могут быть созданы несколькими лицами (п. 1 ст.
123.17, п. 1 ст. 123.24, п. 1 ст. 123.26 ГК РФ).

Однако Кодекс, определив корпоративные отношения только как связанные с управлением


корпоративными организациями (п. 1 ст. 2 ГК РФ), исключил возможность признания таких корпоративных
прав также за учредителями унитарных организаций, что, на наш взгляд, является системной ошибкой ГК
РФ. Между тем правильнее было бы говорить о корпоративных правах на управление любыми
юридическими лицами (и имеющими членство, и не имеющими такового) <1> и формулировать общие
положения о таких корпоративных правах для всех видов юридических лиц. Что касается деления
юридических лиц на корпоративные и унитарные, то его следовало бы проводить не по признаку наличия
или отсутствия корпоративных прав, а по признаку количества субъектов единого корпоративного права на
управление юридическим лицом (один субъект - унитарные юридические лица, множество субъектов -
корпоративные юридические лица). В таком случае можно было бы выделять корпоративные отношения
и права, связанные с управлением, общие для всех юридических лиц, и членские отношения и права,
связанные с управлением корпоративными организациями несколькими лицами. Специфика последних
заключалась бы во множественности лиц, обладающих корпоративными правами и обязанностями в
отношении организации, следствием чего является появление особой группы отношений между этой
множественностью лиц, связанных с осуществлением корпоративного права несколькими лицами и
основанных на особом порядке согласования воли несколькими субъектами корпоративного права
(голосование на общих собраниях, подчинение меньшинства большинству и т.д.).

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см. § 2 гл. 2 настоящей работы.

Однако и подобная классификация по количеству лиц, обладающих корпоративными правами, была


бы условной и не соответствовала в полной мере имеющемуся в делении юридических лиц на
корпоративные и унитарные. Такие унитарные по ГК РФ организации, как автономная некоммерческая
организация, фонд, религиозная организация, должны были бы относиться к корпоративным организациям,
поскольку право на управление ими по существу принадлежит (или может принадлежать) нескольким
учредителям. По этому поводу А.В. Габов справедливо отмечает, что, "строго говоря, такие учредители
будут (как минимум могут) иметь права, аналогичные некоторым членским правам (правам участия)
участников корпорации. Между тем никаких особенностей осуществления таких "протокорпоративных" прав
Кодекс не устанавливает, что с неизбежностью рано или поздно приведет к конфликтам" <1>. Вместе с тем в
классических корпорациях, таких как хозяйственные общества, все корпоративные права могут
принадлежать одному лицу (компании одного лица), и в них отсутствуют "членские отношения и права" в
собственном смысле слова, а взаимоотношения между единственным участником и корпорацией по своей
природе практически ничем не отличаются от взаимоотношений учредителя и унитарной организации. Это
косвенно признается и на законодательном уровне, поскольку законы о хозяйственных обществах
предусматривают, что их положения распространяются на общества с одним участником лишь постольку,
поскольку законом не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих
отношений <2>. Однако проблема как раз и заключается в том, что существо отношений, связанных с
управлением любыми юридическими лицами, ни в ГК РФ, ни в других законах не определено и фактически
игнорируется, а все эти отношения отождествляются исключительно с организациями, имеющими
корпоративное устройство. В таких условиях на практике определить, в какой части применяются
положения корпоративных законов к унитарным по своей сути хозяйственным обществам, представляется
крайне затруднительным.

--------------------------------

<1> Габов А.В. Корпоративное законодательство России в 2014 - 2015 годах: состояние, достижения,
проблемы, основные дискуссии и перспективы развития // Национальный доклад по корпоративному
управлению. Вып. VIII. М., 2015. Гл. I. С. 35.

<2> См. п. 2 ст. 2 Закона об акционерных обществах, абз. 4 п. 2 ст. 7 Закона об обществах с
ограниченной ответственностью.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 40 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Разграничение унитарных и корпоративных юридических лиц иногда пытаются проводить не только и


не столько по количеству лиц, образующих юридическое лицо или являющихся его членами, обладающими
членскими или корпоративными правами. В основе такого деления также указывают на признак единства и
неделимости имущества в унитарных организациях и отсутствие такового в организациях корпоративных
<1>. В унитарных организациях, в отличие от корпоративных, имущество (капитал) не делится на паи или
доли участников, а составляет единую и неделимую между учредителями имущественную массу <2>. При
таком подходе, независимо от количества субъектов корпоративного права, юридические лица,
обладающие неделимым на паи (доли) имуществом, должны относиться к унитарным организациям, а
юридические лица, в которых имущество делится на доли (паи) между участниками, относились бы к
корпоративным.

--------------------------------

<1> Различие между корпорациями и учреждениями (институтами) пытались проводить также по тому,
что субстратом первых являются лица (люди), а субстратом вторых - обособленное имущество. Однако
такое различие отвергалось разными авторами (Белау, Унгер, Демелиус, Соколовский и особенно Бринц) со
ссылкой на то, что в любых юридических лицах всегда олицетворяется и персонифицируется имущество,
которое и является подлинным субстратом юридического лица (см.: Суворов Н.С. Об юридических лицах по
римскому праву. С. 77 - 81).

<2> См., например: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий // Избранные
труды по гражданскому праву: В 2 т. М., 2004. Т. I. С. 351.

Такого подхода, по существу, придерживается Е.А. Суханов: "В отличие от корпораций унитарные
организации представляют собой объединения (общности) имущества, или имущественные союзы, точнее,
обособление имущества учредителем (учредителями) путем создания соответствующего юридического
лица - собственника. Но такие унитарные общности имущества, даже созданные несколькими лицами,
никогда не предоставляют своим учредителям каких-либо долей участия или иных прав на свое имущество,
поэтому им неизвестны отношения членства" <1>. Однако последнее утверждение небесспорно, поскольку
с рассматриваемых позиций имущество, например, общественной организации также не делится на паи
либо доли участников (является "унитарным"), однако отношения членства при этом в таких организациях
присутствуют. Отношения фиксированного членства в принципе могут быть и в унитарной организации.
Например, учредители автономной некоммерческой организации, имущество которой не делится на паи или
доли, могут быть членами органа управления этой организации. Более того, как указывалось выше, сами
они (учредители) являются фиксируемыми "членами" сообщества учредителей автономной некоммерческой
организации, состав которого может меняться <2>. Поэтому отношения членства (или участия) сами по себе
в принципе никак не связаны с делением имущества организации на паи (доли) или отсутствием такового.

--------------------------------

<1> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. С. 28.

<2> Пункт 6 ст. 123.24 ГК РФ.

Деление юридических лиц на корпорации и учреждения многими в теории давно проводится еще по
одному признаку - по наличию у участников (учредителей) права получать выгоду от деятельности
юридического лица. К корпорациям (независимо от количества участников, один или несколько) относились
бы тогда юридические лица, в отношении которых их участники (учредители) имеют какие-либо
имущественные права и являются "выгодоприобретателями" от деятельности корпорации. Именно на таком
подходе основаны представления о том, что корпорации по большей части являются коммерческими
организациями (распределяющими прибыль или выгоды между участниками). Если же юридическое лицо
осуществляет деятельность в пользу неопределенного круга третьих лиц, являющихся
выгодоприобретателями (пользователями, дестинаторами), то оно считается учреждением. При этом его
учредители (участники) имеют в отношении юридического лица корпоративные "управленческие" права
(управлять и контролировать деятельность юридического лица), но не имеют прав на получение какой-либо
выгоды от деятельности корпорации.

О таком делении юридических лиц на корпорации и учреждения Д.Д. Гримм писал: "...ходячее

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 41 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

разграничение между корпорациями и учреждениями, заключающееся в признании одних союзами лиц, а


других имущественными комплексами, пользующимися самостоятельной правоспособностью, не может
быть признано правильным. Следует признать, что как корпорации, так и учреждения суть союзные
образования. Различия же между ними сводятся к тому, что корпорация есть такое союзное образование,
которое существует и действует в интересах лиц, непосредственно связанных между собою и с
корпорацией в качестве членов ее. Напротив, учреждение есть такое союзное образование, которое
существует и действует в интересах третьих лиц, не связанных непосредственно между собою и с
учреждением в качестве полноправных членов его. Дело в том, что при корпорациях функции управления и
контроля не отделены принципиально от функции пользования - одни и те же лица в качестве
полноправных членов целого участвуют в управлении делами корпорации, если не непосредственно, то
через избираемых ими делегатов, контролируют деятельность этих делегатов и вместе с тем пользуются
выгодами, которые доставляет корпорация. Напротив, в учреждениях функция пользования совершенно
обособлена от остальных функций - лица, пользующиеся услугами учреждений, так называемые
дестинаторы, не участвуют в управлении ими, не имеют права контроля над распорядителями" <1>.

--------------------------------

<1> Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 85, 86.

В таком случае к корпоративным организациям следовало бы относить все коммерческие организации


независимо от делимости их уставного капитала на доли (паи), включая унитарные предприятия <1>, а
также большинство некоммерческих (корпоративных или унитарных по ГК РФ) организаций, учредители
которых имеют право пользоваться (удовлетворять свои потребности, материальные или духовные)
результатами деятельности этих организаций. К учреждениям (унитарным организациям) относились бы по
этому признаку лишь фонды <2>, учреждения и автономные некоммерческие организации.

--------------------------------

<1> Поскольку учредитель (собственник имущества) унитарного предприятия получает выгоду от


деятельности предприятия, которое отчисляет в его пользу часть полученной прибыли.

<2> Иногда считают, что в фондах, в отличие от учреждений, учредители вообще устраняются от
всякого участия в их деятельности и не имеют никаких прав по управлению фондом. Однако фактически это
очень редко соответствует действительности, поскольку учредители любого фонда, как правило, сохраняют
за собой элементы права на участие в управлении и (или) контроле за деятельностью фонда, входя в
высший коллегиальный орган управления фондом или в его попечительский совет, имеют полномочие
изменять устав фонда (п. 1 ст. 123.20 ГК), законом может быть предусмотрен возврат имущества
учредителям фонда в случае его ликвидации (п. 3 ст. 123.20 ГК).

Видимо, по причине известных сложностей при разграничении корпоративных и унитарных


организаций в ГК РФ появился еще один, дополнительный признак корпоративных организаций -
формирование участниками корпорации высшего органа управления корпорацией в виде общего
собрания участников. Тем самым фактически признано, что участие (или членство) в корпорации
заключается не просто в наличии у участников права на управление или членских (корпоративных) прав, а в
формировании конкретного высшего органа управления - общего собрания, непосредственными членами
которого являются участники (члены) корпорации. При этом правильнее было бы говорить не о
"формировании" <1> участниками общего собрания, а о "составлении" или о непосредственном участии
членов корпорации в высшем органе управления (общем собрании). При таком подходе одним из
существенных признаков корпорации является, по сути, непосредственное участие членов (участников) в
коллективном формировании волеизъявления высшего органа юридического лица, который они собственно
и составляют. Однако и при таком уточнении трудно сказать, чем корпорации по этому признаку будут
отличаться от унитарных организаций, поскольку в них единственный участник (учредитель) фактически
осуществляет функции высшего органа управления юридическим лицом и тем самым также формирует его
волю и его составляет (в учреждениях, унитарных организациях, хозяйственных обществах с единственным
участником).

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 42 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<1> Поскольку слово "формируют" предполагает "назначают", "избирают", в то время как участники
корпоративной организации не назначают и не избирают общее собрание, а непосредственно его образуют
(составляют).

Неудивительно, что и этот признак последовательно в ГК РФ не выдерживается. Например, такие


корпоративные организации, как полные и коммандитные товарищества, вообще не имеют никакого
высшего органа в виде общего собрания, а участники непосредственно ведут дела от имени товарищества,
формируя и изъявляя его волю. Кроме того, правом "формировать" высший орган управления могут
обладать также учредители унитарных организаций (автономной некоммерческой организации, религиозной
организации).

Как было показано выше, существование различных признаков деления юридических лиц на
корпорации и унитарные организации или учреждения, непоследовательность или некорректность
оснований деления, наличие "переходных" или "смешанных" форм создают известные сложности при
квалификации тех или иных организаций в качестве корпоративных или унитарных. Иногда такое деление
встречает крайне негативную оценку.

Так, Д.И. Степанов писал: "Еще одно деление юридических лиц, нашедшее отражение в новой версии
ГК РФ, а именно деление всех организаций на корпоративные и унитарные (ст. 65.1 ГК РФ), является сугубо
доктринальной, т.е. бессодержательной с практической точки зрения, классификацией, более уместной в
учебнике гражданского права, но мало чего дающей участникам оборота. Видимо, подобное деление нашло
отражение в ГК РФ лишь для того, чтобы удовлетворить персональные амбиции отдельных академических
ученых, долго ожидавших увидеть, наконец, в тексте закона фразу "в связи с участием в корпоративной
организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении
созданного ими юридического лица", однако что эта запись даст судам или практикам - совершенно неясно"
<1>.

--------------------------------

<1> Степанов Д.И. Новые положения Гражданского кодекса о юридических лицах // Закон. 2014. N 7.
С. 32.

Вместе с тем, несмотря на очевидные недостатки в делении юридических лиц на корпоративные и


унитарные, согласиться с такой оценкой нельзя. Закрепление в ГК РФ этого деления в целом следует
рассматривать как положительный шаг, поскольку следствием его явилась унификация и систематизация
общих положений о корпоративных правах участников хотя бы определенной части юридических лиц,
признаваемых ГК РФ корпоративными. Это не отменяет необходимости искать более совершенные
критерии разграничения юридических лиц и способы построения общих норм о них более корректно, в
соответствии с фактическим состоянием корпоративных отношений. Очевидно, что корпоративные
организации отличаются от унитарных прежде всего множественным составом участников (учредителей),
имеющих определенные права в отношении юридического лица. И в этом смысле появляется
дополнительная "ось" отношений, возникающих не только между юридическим лицом и его участниками, но
и между несколькими участниками, которая немыслима в унитарных организациях.

Такие координационные отношения, безусловно, имеют свои особенности и нуждаются в правовой


регламентации, в том числе путем установления для них общих положений, которые сегодня уже начали
появляться в Гражданском кодексе (в виде общих норм о решениях собраний). Как писал А.В. Габов,
"наличие соучастия всегда требует специального регулирования, главным образом потому, что возникает
проблема соотнесения интересов меньшинства и большинства, проблема, которая неактуальна для
унитарных организаций" <1>. В этой связи следует согласиться с И.С. Шиткиной в том, что "классификация
организаций на корпоративные и унитарные организации для адресного специального регулирования
является целесообразной" <2>.

--------------------------------

<1> Габов А.В. Указ. соч. С. 34, 35.

<2> Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 205.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 43 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Представляется, однако, что ошибка законодателя заключается не в том, что он ввел деление
юридических лиц на корпоративные и унитарные, а в том, что придал этому делению жесткий характер,
определив, какие конкретно организационно-правовые формы юридических лиц относятся к корпоративным,
а какие - к унитарным, не учитывая наличие переходных форм и трудности такого разграничения на
практике. Правильнее было бы не разграничивать все организационно-правовые формы
юридических лиц на "корпоративные" и "унитарные", а формулировать общие положения о
корпорациях, которые применялись бы к юридическим лицам любых организационно-правовых
форм, фактически имеющим корпоративное устройство.

С другой стороны, "корпоративные" права и обязанности между учредителями (участниками) и самими


юридическими лицами имеют совершенно особую правовую природу <1>, и общие положения о них
применительно к любым организациям также следовало бы урегулировать в ГК РФ. Представляется, что
система юридических лиц должна быть построена исходя из единой природы корпоративных
"управленческих" отношений в любых организациях. Общие положения о корпоративных правах (связанных
с управлением юридическим лицом) должны быть сформулированы применительно к любым юридическим
лицам. При этом можно вести речь о едином корпоративном праве управления юридическим лицом,
состоящим (по аналогии с собственностью) из нескольких корпоративных правомочий (на управление, на
получение информации, на обжалование решений органов юридического лица, на предъявление
требований о возмещении убытков, на оспаривание сделок юридического лица).

--------------------------------

<1> Подробнее см. § 2 гл. 2 настоящей работы.

Деление юридических лиц на корпоративные и унитарные должно производиться по количеству


субъектов этого единого корпоративного права.

Если корпоративным правом обладает одно лицо, то организация должна признаваться унитарной и к
ней следует применять общие нормы об унитарных юридических лицах, которые должны быть
сформулированы в ГК РФ. Это одно лицо по общему правилу должно наделяться функциями и
компетенцией высшего органа управления юридического лица со всеми вытекающими последствиями
(назначение других органов юридического лица, утверждение устава и т.д.). Соответствующие общие нормы
применялись бы к любым юридическим лицам, имеющим одного учредителя (участника), в том числе к
унитарным предприятиям, учреждениям, а также к любым традиционно "корпоративным" юридическим
лицам в тех ситуациях, когда фактически они имеют одного участника (хозяйственные общества с одним
участником и т.д.).

Если же корпоративным правом обладают несколько лиц (множественность лиц на стороне субъекта
корпоративного права), то организация должна признаваться корпоративной. В таких организациях функции
высшего органа управления одновременно выполняют эти несколько лиц, непосредственно составляя
высший орган управления. При этом для корпоративных организаций должны быть сформулированы общие
нормы о порядке согласования воли нескольких субъектов единого права корпоративного управления
(голосования на общих собраниях, созыв и проведение собраний и т.д.) и о порядке формирования единой
воли высшего органа управления, т.е. собственно о "членских" правоотношениях, или отношениях "участия".

Таким образом, признание юридических лиц корпоративными или унитарными в указанном выше
понимании не должно носить характера жесткого присвоения статуса "корпоративной" или "унитарной"
организации определенным организационно-правовым формам юридических лиц. Такое признание должно
иметь фактический характер и в зависимости от наличия или отсутствия множественности лиц на стороне
субъекта корпоративного права влечь за собой применение к тем или иным организациям общих норм о
корпоративных или унитарных юридических лицах.

Наше предложение устанавливать "унитарный" или "корпоративный" статус юридических лиц в


зависимости от фактического состояния дел было подвергнуто критике. Так, И.С. Шиткина отмечает, что
"при сложившихся в правовом регулировании подходах "фактическое" (по наличию членов) признание или
непризнание организации корпоративной не будет соответствовать легальному пониманию корпоративных и
унитарных организаций" <1>. Кроме того, такой подход "может создать правовую неопределенность и не

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 44 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

будет эффективным - всякий раз будет необходимо изыскивать правовые нормы, подлежащие применению
в том или ином случае, и зачастую применять их по аналогии к юридическим лицам с другим правовым
статусом" <2>. Однако легальное понимание корпоративных и унитарных организаций, как показано выше,
является неудовлетворительным и последовательно не выдерживается самим законодателем, а также
является причиной того, что уже сегодня правила о корпоративных организациях (например, о созыве и
проведении общих собраний участников (акционеров)) должны применяться к хозяйственным обществам,
состоящим из одного участника, лишь постольку, поскольку это не противоречит существу фактически
"унитарных" отношений в таких обществах. Поскольку никаких общих положений об управлении в
унитарных организациях, в отличие от корпоративных, ГК РФ не содержит, это приводит как раз к тому, что
уже сейчас существует правовая неопределенность как в отношении компаний одного лица, имеющих
"унитарное" устройство, так и в отношении изначально унитарных организаций. Введение общих положений
об унитарных и корпоративных организациях позволит применять их к разным юридическим лицам в
зависимости от ясного и простого фактического критерия - имеются ли в них один или несколько участников
(учредителей), не привязываясь к организационно-правовым формам, и как раз будет способствовать
преодолению правовой неопределенности, существующей в настоящее время. Количество же участников
(учредителей) в разных видах юридических лиц сегодня легко устанавливается по данным ЕГРЮЛ и вряд ли
вызовет сложности при соответствующей классификации.

--------------------------------

<1> Шиткина И.С. Понятие и классификация корпораций // Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. /
Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 205.

<2> Там же. С. 205, 206.

Кроме того, такой подход может быть обоснован как теоретическими, историческими, так и сугубо
утилитарными и политико-правовыми соображениями.

Во-первых, этот подход основан на стремлении отойти от жесткой "юриспруденции понятий" и


догматических конструкций, широко применяемых сегодня в гражданском праве, и переключиться на
приоритет содержания фактически складывающихся отношений, которое и должно определять их правовую
форму и влечь те или иные гражданско-правовые последствия. Как указывают сторонники более активного
использования юриспруденцией методологии других наук, включая экономику, философию и социологию,
"увлеченность многочисленными систематизациями полезна при составлении пропедевтических пособий и
в процессе обучения студентов, но на практике они порой уводят сознание правоприменителей в дебри
формалистики" <1>. Приоритет содержания над правовой формой позволяет последовательно применять
функциональный подход, основанный на пандектных началах, когда те или иные правовые конструкции в
качестве общих положений "накладываются" на конкретные правоотношения в зависимости от наличия у
них определенных фактических признаков, отвечающих целям правового регулирования соответствующих
общих правовых норм. Например, вне зависимости от того, как в разных видах юридических лиц называется
и как формируется имущество, передаваемое учредителями организации при ее создании (уставный фонд,
уставный капитал, паевой фонд и т.д.), оно призвано выполнять единую функцию - минимально
гарантировать интересы кредиторов, и поэтому его регулирование должно подчиняться общим правилам в
любых юридических лицах (при сохранении тех особенностей, которые могут быть в разных их
разновидностях). Исходя из этого, законодатель ввел в ГК РФ положения о минимальном размере
имущества, гарантирующего интересы кредиторов, также для некоммерческих организаций,
осуществляющих приносящую доход деятельность (п. 5 ст. 50 ГК РФ).

--------------------------------

<1> Гаджиев Г.А. Легитимация идей "права и экономики" (новые познавательные структуры для
гражданского права) // Вестник гражданского права. 2017. Т. 17. N 6. С. 126.

Похожий подход уже давно известен в налоговом праве, где применяется принцип приоритета
экономического содержания над гражданско-правовой формой. В сфере корпоративного права, например,
такой подход известен тем правопорядкам, которые признают так называемые юридические лица де-факто,
когда правосубъектность того или иного объединения устанавливается не в связи с регистрацией его в
качестве юридического лица определенной организационно-правовой формы, а в связи с наличием у него

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 45 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

определенных фактических признаков юридического лица (обособленное имущество, выступление от


своего имени в гражданском обороте и в суде, организационное единство и т.д.). В частности, юридические
лица де-факто признавались в США, в нашей стране также был период, когда свойства юридической
личности признавались за организациями, имеющими фактические признаки юридического лица.

Кроме этого, не исключено дополнительное деление юридических лиц и по другим признакам


(например, по "делимости" имущества на доли или паи либо по наличию права использовать результаты
деятельности юридических лиц для удовлетворения собственных материальных или духовных
потребностей), однако при условии, если от такого деления будет практическая польза в виде наличия
неких общих положений, которые имеет смысл включать в закон.

Еще одной классификацией, давно закрепленной в ГК, является деление юридических лиц на
коммерческие и некоммерческие. Это деление проводится по двум признакам:

1) в зависимости от наличия цели извлечения прибыли в качестве основной цели деятельности;

2) в зависимости от возможности распределять полученную прибыль между участниками.

Коммерческими признаются организации, преследующие извлечение прибыли в качестве


основной цели своей деятельности.

Некоммерческими являются организации, не преследующие извлечение прибыли в качестве


основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

Некоммерческие организации по ранее действовавшему законодательству наделялись также правом


осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению
целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям. В настоящее время такого права у
некоммерческих организаций нет, а вместо этого им предоставлено право осуществлять приносящую
доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит
достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям.

Еще одно отличие между коммерческими и некоммерческими организациями заключается в разном


объеме правоспособности. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных
видов организаций, предусмотренных законом, обладают общей правоспособностью, т.е. могут иметь
гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов
деятельности, не запрещенных законом.

Особенностью некоммерческих организаций является принцип специальной правоспособности, т.е.


они могут иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в их
учредительном документе, и нести связанные с этой деятельностью обязанности (п. 1 ст. 49 ГК РФ). Цели
деятельности некоммерческих организаций перечислены в п. 2 ст. 2 Закона об НКО: они могут создаваться
для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих
целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения
духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и
организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях,
направленных на достижение общественных благ. Несмотря на то что по смыслу приведенной нормы
перечень целей деятельности некоммерческой организации является открытым, тем не менее такие цели не
могут быть произвольными: они должны быть направлены на достижение общественных благ.

Отличия между коммерческими и некоммерческими организациями заключаются также в определении


судьбы имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами при ликвидации юридического лица.
Коммерческие организации, как правило, распределяют оставшееся имущество между участниками
(учредителями). В некоммерческих организациях общим является правило, согласно которому при
ликвидации некоммерческой организации все имущество, оставшееся после расчетов с
кредиторами, должно направляться в соответствии с уставом на цели создания организации и (или)
на благотворительные цели (п. 8 ст. 63 ГК РФ). Если это не представляется возможным, имущество
ликвидируемой некоммерческой организации направляется в доход государства (п. 1 ст. 20 Закона об
НКО).

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 46 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Между тем, несмотря на кажущуюся очевидность приведенных выше положений, нельзя сказать, что
действующее законодательство проводит четкую грань между коммерческими и некоммерческими
организациями. Последние изменения в ГК РФ, направленные на более четкое разграничение
коммерческих и некоммерческих организаций, включая замену "предпринимательской" на "приносящую
доход" деятельность, существенно не изменили ситуацию. Наоборот, добавилась проблема разграничения
"предпринимательской" и "приносящей доход" деятельности, которая в законодательстве не решена.

При этом могут быть два подхода:

1) приносящая доход деятельность - это деятельность, направленная на получение прибыли, но


отличающаяся от предпринимательской тем, что она не является систематической, а осуществляется
эпизодически в качестве дополнительной деятельности юридического лица;

2) приносящая доход деятельность - это вообще не направленная на получение прибыли


деятельность, ее целью является не получение прибыли, а получение минимального дохода, который
покрывает лишь расходы на оказание услуг (выполнение работ, поставку товаров).

Верховный Суд РФ в своих разъяснениях о применении части первой ГК РФ указал, что "на
некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются
положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность"
<1>. По существу, это означает, что приносящая доход деятельность некоммерческих организаций является
разновидностью предпринимательской деятельности, осуществляемой, однако, некоммерческими
организациями и при этом не в качестве основной цели своей деятельности.

--------------------------------

<1> Абзац 3 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении


судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Однако независимо от указанных подходов законодатель и после внесения последних изменений в гл.
4 ГК РФ о юридических лицах не выдерживает разграничения коммерческих и некоммерческих организаций
ни по целям их деятельности, ни по признаку возможности осуществлять предпринимательскую (или
приносящую доход) деятельность, ни по правовому режиму использования принадлежащего им имущества.

Прежде всего по-прежнему допускается, что целями деятельности некоммерческой организации могут
быть не только цели, направленные на достижение общественных благ, как это предусмотрено в п. 2 ст. 2
Закона об НКО, но, как это ни парадоксально, направленные на извлечение прибыли. В соответствии с п. 1
ст. 2 этого Закона некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в
качестве основной цели своей деятельности. Иными словами, по смыслу Закона следует, что извлечение
прибыли в принципе может быть одной из целей деятельности некоммерческой организации, но не
основной, а дополнительной. Тот же смысл заложен и в новой редакции ст. 50 ГК РФ, где сказано, что
некоммерческими являются организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве такой (т.е.
основной) цели деятельности.

Однако если это так, то вообще не имеют никакого правового значения ни запрет на осуществление
предпринимательской деятельности, ни ограничение возможности осуществлять приносящую доход
деятельность, установленное в п. 4 ст. 50 ГК РФ. Если одной из целей деятельности некоммерческой
организации может быть извлечение прибыли, следовательно, она может осуществлять
предпринимательскую деятельность, направленную на извлечение прибыли.

Но даже если понимать "приносящую доход деятельность" не как предпринимательскую, а как особую
деятельность, направленную на извлечение прибыли, осуществляемую не систематически и не в качестве
основной цели деятельности, то все равно ограничение на ведение такой деятельности, предусмотренное в
п. 4 ст. 50 ГК РФ, лишено какого-либо смысла. Согласно этой норме "некоммерческие организации могут
осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку,
поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким
целям". Нетрудно заметить, что в данной норме не делается никаких различий между основными и
дополнительными целями деятельности некоммерческой организации, и если среди дополнительных целей

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 47 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

создания некоммерческой организации значится извлечение прибыли, то прочтение цитируемой нормы


приводит к тому, что такая организация "вправе осуществлять приносящую доход деятельность лишь
постольку, поскольку это служит извлечению прибыли" (т.е. фактически без ограничений!).

Но даже если не придираться к формулировкам и считать, что в п. 4 ст. 50 ГК РФ имеется в виду все-
таки основная цель деятельности, ради которой собственно создана организация и которая не связана с
извлечением прибыли, практическое применение данной нормы остается труднореализуемым, на что уже
давно обращалось внимание в литературе.

Так, еще В.А. Рахмилович по этому поводу писал: "Когда извлечение прибыли является основной
целью организации, а когда - побочной, в реальной жизни определить бывает довольно трудно; одна цель
может специально прикрывать другую, поэтому данный признак остается малопригодным для отграничения
некоммерческих организаций от коммерческих. С другой стороны, неясно, что может означать разрешение
"осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению
целей, ради которых организация создана, и соответствующую этим целям". Речь здесь, по-видимому,
должна идти просто об ограничении свободы распоряжаться полученной прибылью и праве использовать
ее только в соответствии с уставными целями некоммерческой организации. Таким образом, признаком,
отличающим коммерческие организации от некоммерческих, по ГК РФ, практически остается право первых
распределять полученную прибыль между своими участниками и отсутствие такого права у вторых" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова)
включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье,
исправленное, дополненное и переработанное).

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный) / Под
ред. О.Н. Садикова. М., 2004. С. 137, 138.

Подобное положение вещей приводит к тому, что в гражданском обороте по целям деятельности
практически невозможно отличить коммерческие организации от некоммерческих. Множество
некоммерческих организаций сегодня в России фактически занимаются предпринимательской
деятельностью. Доходит до того, что при покупке продуктов в супермаркете на чеке можно обнаружить не
ООО или ЗАО, а какую-нибудь общественную организацию ветеранов войны или труда. Как отмечается в
литературе, "в настоящее время предпринимательская деятельность ставится во главу угла многими
некоммерческими организациями, и на практике порой весьма сложно определить, когда деятельность,
нацеленная на извлечение прибыли, является основной, а когда - второстепенной" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Вербицкая Ю.О. О делении организаций на коммерческие и некоммерческие // Корпорации и


учреждения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2007. С. 12.

Не привносит ясности в разграничение коммерческих и некоммерческих организаций также


"отставание" специальных законов от ГК РФ в регулировании соответствующих отношений. Так, по новой
редакции гл. 4 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять лишь приносящую доходы
деятельность, а предпринимательскую деятельность не могут. В то же время специальные законы, и в
частности Закон об НКО, до сих пор оперируют как понятием "приносящей доход", так и понятием
"предпринимательской" деятельности некоммерческих организаций.

Нормы о запрете на осуществление некоммерческими организациями предпринимательской


деятельности и ограничение ведения приносящей доход деятельности в итоге не "работают".

В законодательстве содержатся некоторые попытки исправить это положение, введя прямые нормы,
дополнительно ограничивающие возможность для некоммерческих организаций заниматься
предпринимательской или приносящей доход деятельностью. Однако эти попытки нельзя признать

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 48 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

удачными.

Например, согласно п. 5 ст. 123.24 ГК РФ автономной некоммерческой организации предоставлено


право "заниматься предпринимательской деятельностью, необходимой для достижения целей, ради
которых она создана, и соответствующей этим целям, создавая для осуществления предпринимательской
деятельности хозяйственные общества или участвуя в них". Возникает вопрос: чем отличается эта
предпринимательская деятельность от приносящей доход деятельности, которую некоммерческая
организация в силу п. 4 ст. 50 ГК РФ может осуществлять самостоятельно? Какую приносящую доход
деятельность автономная некоммерческая организация может осуществлять самостоятельно, а какую, уже
"предпринимательскую", деятельность - лишь через создаваемые ею коммерческие организации? Другой
вопрос: если создание коммерческих организаций или участие в них считается "занятием
предпринимательской деятельностью", то могут ли иные некоммерческие организации, которым законом
предоставлено право участвовать в создании коммерческих организаций, "заниматься" такой
предпринимательской деятельностью, не нарушая общий запрет на ее осуществление для некоммерческих
организаций?

В п. 2 ст. 24 Закона об НКО содержится попытка ввести перечень видов разрешенной


"предпринимательской и иной приносящей доход" деятельности некоммерческих организаций:
"Некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход
деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и
соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных
документах. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг,
отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация
ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и
участие в товариществах на вере в качестве вкладчика" (выделено мной. - О.Г.).

По буквальному смыслу данной нормы никакими иными видами предпринимательской или иной
приносящей доход деятельности некоммерческая организация заниматься не вправе. Например,
некоммерческим организациям нельзя заниматься предпринимательской деятельностью в виде выполнения
работ, хотя не совсем понятно, чем выполнение работ "хуже" производства товаров или оказания (по
терминологии закона - "производства") услуг. С практической точки зрения также непонятно, каким образом
(и кем) должно устанавливаться, отвечают ли производимые товары или услуги целям создания
некоммерческой организации или не отвечают (и каким целям - основным или дополнительным, среди
которых, как указывалось выше, может быть и извлечение прибыли).

Также нетрудно заметить, что товары и услуги, "производимые" некоммерческими организациями,


должны отвечать целям создания организации. Что же касается остальных видов предпринимательской
деятельности (приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав,
участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика), то подобного
требования закон не содержит.

Обращает также на себя внимание и тот факт, что проводимый в п. 2 ст. 24 Закона об НКО раздел
между различными видами предпринимательской и иной приносящей доход деятельности весьма близок к
разграничению видов предпринимательской деятельности на "активные" и "пассивные", известному
налоговому законодательству. Так, налогообложение в Российской Федерации доходов иностранных
юридических лиц всегда зависело от того, получены ли такие доходы от "активных" или "пассивных"
источников доходов. При этом к "активным" источникам доходов относились те виды предпринимательской
деятельности, для получения доходов от которых сам налогоплательщик должен прилагать определенные
усилия (производственная деятельность, деятельность по выполнению работ, оказанию услуг и т.п.).
Ведение в России соответствующих видов деятельности, как правило, приводит к образованию постоянного
представительства иностранного юридического лица. К "пассивным" же источникам доходов (видам
деятельности) относились те виды предпринимательской деятельности, для получения доходов от которых
не требовалось прилагать собственных систематических усилий, вести какую-либо активную деятельность:
доход образуется либо от усилий третьих лиц (при получении дохода в виде дивидендов от участия в других
организациях либо процентов по договорам займа), либо от сдачи в аренду собственного имущества, либо
от разовых сделок по продаже собственного имущества, находящегося на территории Российской
Федерации, либо от роялти (лицензионных платежей, отчисляемых правообладателю за пользование
исключительными авторскими правами) <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 49 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

--------------------------------

<1> Соответствующие "активные" и "пассивные" виды деятельности, например, были перечислены в


формах уведомлений об активных и о пассивных источниках доходов в Российской Федерации, сообщенных
письмом Госналогслужбы России от 31.12.1997 N ВГ-6-06/928 (утратило силу).

В настоящее время данный подход, хотя и без употребления соответствующей терминологии, по


существу сохранился в Налоговом кодексе РФ. Так, в соответствии с п. 2 ст. 306 Налогового кодекса РФ под
постоянным представительством иностранного юридического лица понимается место, через которое
иностранная организация осуществляет предпринимательскую деятельность, связанную с осуществлением
работ, оказанием услуг, пользованием недрами, продажей товаров и т.п. В то же время согласно п. 1 ст. 309
Налогового кодекса РФ к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации (т.е. к
"пассивным" доходам, не приводящим к образованию постоянного представительства) относятся
дивиденды, процентный доход от долговых обязательств, доходы от использования в Российской
Федерации прав на объекты интеллектуальной собственности, доходы от реализации акций, недвижимого
имущества, от сдачи в аренду имущества и иные аналогичные доходы.

Исходя из этой логики, производство товаров и оказание услуг, упомянутые в п. 2 ст. 24 Закона об
НКО, следует относить к "активным" видам предпринимательской деятельности, а приобретение и
реализацию ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и
участие в товариществах на вере в качестве вкладчика - к "пассивным".

С этих позиций возможен еще один подход к определению понятия "приносящей доход деятельности"
как "пассивной" предпринимательской деятельности, связанной с получением дохода от сдачи имущества в
аренду, получением дивидендов, процентов и т.п.

Однако ввиду неопределенности правового регулирования предпринимательской и иной приносящей


доход деятельности идея, которая, возможно, и закладывалась в п. 2 ст. 24 Закона об НКО, на практике не
реализуема, и сегодня мало кто помнит о соответствующей норме Закона.

Еще одна попытка законодательно ограничить возможность некоммерческих организаций


осуществлять предпринимательскую или приносящую доход деятельность содержится в Федеральном
законе от 30.12.2006 N 275-ФЗ "О порядке формирования и использования целевого капитала
некоммерческих организаций" <1>. В соответствии с ч. 2 ст. 6 этого Закона некоммерческая организация -
собственник целевого капитала <2>, за исключением специализированной организации, вправе
осуществлять только определенные Правительством РФ виды платной деятельности.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. I). Ст. 38.

<2> Закон распространяется лишь на некоторые организационно-правовые формы некоммерческих


организаций, а именно: фонды, автономные некоммерческие организации, общественные организации,
общественные фонды или религиозные организации.

Логика законодателя, по всей видимости, при принятии данного Закона была примерно следующей:
некоммерческая организация, создавшая целевой капитал, все дополнительные доходы должна получать
только от целевого капитала (для этого ей и дозволяется создавать целевой капитал). Никакими иными
видами предпринимательской или приносящей доход деятельности она заниматься не вправе, за
исключением прямо разрешенных Правительством РФ. Такая организация должна сосредоточиться на
основной, некоммерческой деятельности, ради которой она создана. Если же некоммерческая организация
не формирует целевой капитал, то она может получать пожертвования, а также осуществлять приносящую
доход деятельность на общих основаниях без ограничений, установленных данным Законом.

Поэтому смысл рассматриваемого Закона остается в целом неясным. Ведь если целевой капитал не
создан, то некоммерческая организация может заниматься любыми видами приносящей доход
деятельности, если они служат достижению целей, ради которых организация создана, и извлекать из этих
видов деятельности доход, в том числе создавать специализированные денежные фонды за счет

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 50 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

пожертвований и передавать эти средства в доверительное управление кредитным организациям <1>, а


полученный доход направлять на достижение основных целей деятельности. Если же целевой капитал
создан, то некоммерческая организация не может заниматься никакими видами приносящей доход
деятельности, кроме извлечения дохода от целевого капитала посредством деятельности
специализированной организации, управляющей целевым капиталом, а также кроме осуществления тех
видов платной деятельности, которые устанавливаются Правительством РФ. Совершенно очевидно, что при
таком "регулировании" случаи создания некоммерческими организациями целевых капиталов являются
единичными.

--------------------------------

<1> Согласно п. 3 ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской
деятельности" кредитная организация вправе осуществлять доверительное управление денежными
средствами по договору с физическими и юридическими лицами.

По сути, Федеральный закон от 30.12.2006 N 275-ФЗ "О порядке формирования и использования


целевого капитала некоммерческих организаций" существенно ограничивает правоспособность
некоммерческих организаций, создающих целевой капитал. Причем правоспособность ограничивается даже
не законом, а подзаконным актом Правительства РФ, носящим по своей природе ненормативный характер,
так как Перечень соответствующих видов разрешенной платной деятельности для некоммерческих
организаций - собственников целевого капитала был утвержден распоряжением Правительства РФ от
13.09.2007 N 1227-р <1>. Некоммерческая организация может осуществлять очень узкий круг видов платной
деятельности. Так, некоммерческая организация - собственник целевого капитала может осуществлять
различного рода издательскую деятельность (за исключением рекламной), производство медикаментов,
покупку и продажу собственных нежилых помещений или земельных участков, сдачу внаем собственного
нежилого недвижимого имущества, научно-исследовательские и испытательные работы, образовательную
деятельность, медицинскую и театрально-концертную деятельность, предоставление социальных услуг,
услуг библиотек, деятельность спортивных объектов (за исключением сферы профессионального спорта) и
услуги в сфере любительского спорта. Торгово-посреднической деятельностью, производственной
деятельностью (за исключением производства медикаментов) некоммерческая организация - собственник
целевого капитала по смыслу данного перечня заниматься не вправе <2>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2007. N 39. Ст. 4688.

<2> Хотя и здесь сохраняются возможности для легального "обхода" устанавливаемых ограничений.
Так, с целью исключения возможности заниматься торгово-посреднической деятельностью в сфере купли-
продажи недвижимости в Перечне установлено, что организация может покупать и продавать земельные
участки только "в части собственных земельных участков", может покупать и продавать "собственные
нежилые здания и помещения". Однако что мешает при этом некоммерческой организации осуществлять
систематическую скупку земельных участков или нежилых помещений себе в собственность с целью
последующей перепродажи и извлечения из этого прибыли? Такая деятельность не будет формально
нарушать требования Перечня, но, очевидно, будет нарушать его идеологию.

В законодательстве также имеются случаи, когда законом устанавливается прямой запрет на ведение
предпринимательской деятельности отдельным видам некоммерческих организаций или запрет
некоммерческим организациям заниматься отдельными видами предпринимательской деятельности.

Например, по смыслу ст. 184 ГК РФ коммерческим представителем может быть только коммерческая
организация. Некоммерческая организация не может быть финансовым агентом по договору о
финансировании под уступку денежного требования (ст. 825 ГК РФ), участником договора простого
товарищества, заключаемого в целях ведения предпринимательской деятельности (ч. 2 ст. 1041 ГК РФ), и
др.

Однако все эти запреты носят эпизодический характер и, учитывая по существу общее дозволение
некоммерческим организациям осуществлять предпринимательскую или приносящую доход деятельность,
выглядят абсолютно нелогичными. Как, например, можно объяснить, что некоммерческой организации, с

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 51 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

одной стороны, нельзя быть участником договора простого товарищества, направленного на извлечение
прибыли <1> (в котором некоммерческая организация в принципе может ограничиться лишь внесением
имущественного вклада в общее дело, а все дела товарищества и собственно "активную"
предпринимательскую деятельность может вести другой участник совместной деятельности -
профессиональный предприниматель), а с другой стороны - можно заниматься производством товаров или
услуг (п. 2 ст. 24 Закона об НКО), платной деятельностью по производству медикаментов, деятельностью
санаторно-курортных учреждений, организацией концертов или деятельностью цирков (Перечень видов
платной деятельности, которую могут осуществлять собственники целевого капитала)?

--------------------------------

<1> Согласно п. 2 ст. 1041 ГК РФ сторонами договора простого товарищества, заключаемого для
осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели
и (или) коммерческие организации.

Как видим, по действующему законодательству невозможно четко провести грань между


коммерческими и некоммерческими организациями ни по целям деятельности, ни по правовому режиму
осуществления предпринимательской или иной приносящей доход деятельности. Соответственно,
имущественный статус некоммерческих организаций в гражданском обороте и особенности реализации
правомочий собственника в отношении принадлежащего им имущества также слабо выражены в
отечественном правопорядке. По существу, порядок использования имущества некоммерческих
организаций во внешнем обороте мало чем отличается от порядка использования имущества
коммерческими организациями.

Как ни странно, российское законодательство не содержит общей нормы об обязанности


некоммерческой организации использовать имущество лишь в целях, ради которых она создана. Такое
правило установлено лишь в отношении некоторых видов некоммерческих организаций.

Так, ГК РФ в ст. 213, посвященной праву собственности граждан и юридических лиц, устанавливает
лишь одно отличие в режиме права собственности некоммерческих организаций, применяемое только в
отношении отдельных их разновидностей - общественных и религиозных организаций (объединений), а
также благотворительных и иных фондов. Согласно п. 4 ст. 213 ГК РФ "общественные и религиозные
организации (объединения), благотворительные и иные фонды являются собственниками приобретенного
ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их
учредительными документами" (выделено мной. - О.Г.).

Имеются и другие примеры применения рассматриваемого правила в отношении отдельных видов


некоммерческих организаций. В частности, в соответствии с ч. 2 ст. 7.1 Закона об НКО государственная
корпорация может использовать имущество лишь для целей, определенных законом, предусматривающим
создание государственной корпорации <1>.

--------------------------------

<1> Данная формулировка с точки зрения правовой определенности более предпочтительна по


сравнению с формулировкой ч. 4 ст. 213 ГК, поскольку в законе о создании госкорпорации можно четко
установить цели использования имущества этой корпорации, а в учредительных документах, о которых
говорится в ч. 4 ст. 213 ГК, можно установить все, что угодно.

Не усматривается никакой разницы между коммерческими и некоммерческими организациями также в


видах имущества, которыми они могут обладать на праве собственности, а также в источниках его
формирования. Так, в ст. 25 Закона об НКО говорится о видах имущества, которое могут иметь в
собственности некоммерческие организации, при этом каких-либо видимых отличий от видов имущества,
которое могут иметь в собственности коммерческие организации, в этой статье не содержится. Статья 26
Закона об НКО среди источников формирования имущества некоммерческих организаций называет в том
числе "выручку от реализации товаров, работ, услуг", дивиденды, доходы от собственности, любые другие
не запрещенные законом поступления.

Если обратиться к такому признаку некоммерческих организаций, как запрет распределять

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 52 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

полученную прибыль между участниками, то и здесь при ближайшем рассмотрении законодательные


отличия коммерческих от некоммерческих организаций проведены непоследовательно. Казалось бы, в
некоммерческих организациях учредители (участники, члены) должны лишь отдавать свое имущество
некоммерческой организации и не получать от этого никакой материальной выгоды. При этом неважно, идет
ли речь о корпорациях или об учреждениях (организациях "унитарного" типа).

С одной стороны, некоммерческие организации не вправе распределять между участниками


(учредителями) прибыль и имущество, остающееся после расчетов с кредиторами при ликвидации
организации (п. 1 ст. 50 ГК РФ, ч. 1 ст. 20 Закона об НКО). Запрет на распределение прибыли
некоммерческими организациями многие рассматривают как практически единственный надежный критерий
разграничения организаций на коммерческие и некоммерческие <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. О.Н. Садикова)
включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье,
исправленное, дополненное и переработанное).

<1> Так считали, например, Ю.Г. Басин (см.: Басин Ю.Г. Юридические лица по гражданскому праву.
Понятие и общая характеристика // Избранные труды по гражданскому праву. СПб., 2003. С. 106) и В.А.
Рахмилович (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой
(постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 138).

С другой стороны, эти ограничения в действующем законодательстве также последовательно не


выдерживаются. Например, потребительские кооперативы, будучи некоммерческими организациями, могут
распределять доходы от предпринимательской деятельности между своими членами <1>.

--------------------------------

<1> Согласно ч. 2 ст. 16 Закона РФ от 19.06.1992 N 3085-1 "О потребительской кооперации


(потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" в Российской Федерации порядок
распределения между пайщиками доходов от предпринимательской деятельности потребительского
общества отнесен к исключительной компетенции общего собрания пайщиков. Эти доходы распределяются
в виде так называемых кооперативных выплат (ст. 24 названного Закона).

Вообще, учитывая практически ничем не ограниченное право некоммерческих организаций


заниматься "предпринимательской" или "приносящей доход" деятельностью, фактически заработанная при
этом прибыль так или иначе "оседает" в карманах создателей (учредителей) или администрации даже тех
некоммерческих организаций, которые легально не могут ее распределять, на что обращается внимание в
литературе.

Например, Ю.О. Вербицкая отмечает, что "указание на запрет распределения прибыли между
участниками некоммерческой организации является в некоторой степени лукавством" <1>. По ее мнению,
выплата заработной платы руководству некоммерческой организации за счет прибыли, по сути, является
скрытой формой распределения прибыли некоммерческой организации между ее учредителями.

--------------------------------

<1> Вербицкая Ю.О. Указ. соч. С. 13.

Видимо, из этих же соображений исходили разработчики Федерального закона "О порядке


формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций", в котором содержится
попытка ограничить распределение доходов от целевого капитала на нужды управления
специализированной некоммерческой организации, в том числе на оплату труда ее работников. В
соответствии с ч. 3 ст. 3 данного Закона специализированная организация вправе использовать на
административно-управленческие расходы, связанные с формированием и пополнением целевого

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 53 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

капитала, с осуществлением деятельности, финансируемой за счет дохода от целевого капитала, не более


15% суммы дохода от доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, или не
более 10% суммы дохода от целевого капитала, поступившего за отчетный год. Такими расходами
являются, в частности, оплата аренды помещений, зданий и сооружений, расходы на приобретение
основных средств и расходных материалов, расходы на проведение аудита, выплату заработной платы
работникам некоммерческой организации, расходы на управление некоммерческой организацией или ее
отдельными структурными подразделениями, расходы на приобретение услуг по управлению
некоммерческой организацией или ее отдельными структурными подразделениями.

Основная же часть доходов от целевого капитала должна использоваться на общественно полезные


цели. Так, согласно ст. 3 Федерального закона "О порядке формирования и использования целевого
капитала некоммерческих организаций" формирование целевого капитала и использование дохода от
целевого капитала могут осуществляться в целях использования в сфере образования, науки,
здравоохранения, культуры, физической культуры и спорта (за исключением профессионального спорта),
искусства, архивного дела, социальной помощи (поддержки), охраны окружающей среды, оказания
гражданам бесплатной юридической помощи и осуществления их правового просвещения, а также в целях
функционирования общественного телевидения. Формирование целевого капитала и использование,
распределение дохода от целевого капитала на иные цели не допускаются.

Иными словами, доход от целевого капитала некоммерческой организации не может распределяться


ни на какие цели, кроме указанных в Законе. Административно-управленческие расходы, в том числе на
выплату заработной платы, должны осуществляться в установленных Законом пределах.

Следует согласиться с тем, что подобное регулирование достаточно последовательно проводит идею
о запрете некоммерческим организациям распределять доходы между участниками и ставит преграду
возможным злоупотреблениям в этой сфере. Однако Федеральный закон "О порядке формирования и
использования целевого капитала некоммерческих организаций", в котором содержатся соответствующие
нормы, имеет достаточно узкую сферу применения и не может претендовать на всеобщее регулирование в
отношении всех некоммерческих организаций.

Между тем законодательное установление для всех некоммерческих организаций ограничений


возможности направлять полученные доходы на административно-управленческие расходы обеспечило бы
реальное применение правила о запрете распределять прибыль между участниками некоммерческих
организаций и тем самым наполнило бы критерий выделения некоммерческих организаций по данному
признаку подлинным юридическим смыслом. Как представляется, давно пора прекращать скрытую практику
фактического распределения прибыли (доходов) некоммерческих организаций в пользу их руководства, а по
существу - в сугубо коммерческих целях. Полученные некоммерческими организациями доходы от
разрешенной приносящей доход деятельности должны направляться преимущественно не на зарплату
своим участникам (работникам) и не на услуги фирм-однодневок, занимающихся обналичиванием
фиктивных расходов некоммерческих организаций, а на общественно полезные цели, в которых и создана
некоммерческая организация.

Однако пока действующее законодательство в его нынешнем состоянии демонстрирует полную


несостоятельность деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие. Несмотря на это, по
мнению Ю.О. Вербицкой, "отсутствие необходимых критериев, впрочем, не дает оснований однозначно и
окончательно отвергать рассматриваемую классификацию как ненужную. Важность данной классификации
состоит в том, что ее использование определяет структуру, контроль и организационно-правовую форму
юридических лиц" <1>.

--------------------------------

<1> Вербицкая Ю.О. Указ. соч. С. 15.

Возникает, однако, вопрос: зачем строить структуру и организационно-правовые формы юридических


лиц в зависимости от критериев, которые отсутствуют? Ведь если структура и организационно-правовые
формы ничем объективно не обусловлены, отсутствует и смысл в соответствующих искусственных
юридических конструкциях. Уж если говорить об отсутствии необходимых критериев, то более
последовательным представляется взгляд, согласно которому деление юридических лиц на коммерческие и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 54 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

некоммерческие в гражданском праве лишено практического смысла и было бы полезно разве что в
налоговых отношениях. Как указывал В.А. Рахмилович, "последовательно провести разделение
юридических лиц как субъектов гражданского права на коммерческие и некоммерческие не удается.
Подобное разграничение, надо полагать, является скорее предметом налогового законодательства" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 148.

Сохранение сложившегося положения вещей обычно пытаются оправдать тем, что в "тяжелых"
условиях рыночной экономики некоммерческая организация не выживет, если не будет заниматься
коммерческой деятельностью.

Так, например, К.П. Беляев, признавая, с одной стороны, что "осуществление предпринимательской
деятельности в принципе расходится с природой некоммерческой организации", вместе с тем считает, что
занятие такой деятельностью является вынужденной необходимостью, "поскольку в современных условиях,
пожалуй, ни одно юридическое лицо, имеющее самые благие цели, не сможет долгое время существовать
только на взносы учредителей и пожертвования" <1>.

--------------------------------

<1> Беляев К.П. О делении юридических лиц на коммерческие и некоммерческие в гражданском


законодательстве // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 46.

По мнению Ю.О. Вербицкой, "нет ничего плохого в том, что некоммерческая организация вправе
заниматься предпринимательской деятельностью, поскольку нередко осуществление именно этой
деятельности помогает реализации общественно полезной цели, заложенной при создании данной
организации" <1>. Той же позиции придерживается Н.В. Козлова <2>.

--------------------------------

<1> Вербицкая Ю.О. Указ. соч. С. 16.

<2> "Представляется, - писала она, - что в условиях рыночной экономики некоммерческие


организации нельзя лишать возможности совершать необходимые хозяйственные операции, а в
установленных законом пределах самим зарабатывать средства и распоряжаться ими, поскольку в
противном случае они не смогут полноценно осуществлять свою основную деятельность" (см.: Козлова Н.В.
Правосубъектность юридического лица. С. 47).

Однако подобные суждения безобидны лишь на первый взгляд. "Плохое" видится как раз в том, что
некоммерческая организация, не являясь профессиональным предпринимателем, берется за
осуществление предпринимательской деятельности, тем самым входит в коммерческий оборот, не имея
зачастую ни соответствующих деловых навыков, ни квалифицированного персонала, ни имущества в
объеме, достаточном для ведения этой деятельности и гарантирующего возможные претензии кредиторов.
Ущерб от такого предпринимательства может быть нанесен как самой некоммерческой организации, так и
ее кредиторам. К чему приводят подобные попытки, можно видеть на примере государственных учреждений
социальной сферы, образования, науки и культуры, которые пытаются использовать рыночные механизмы и
зарабатывать деньги за счет оказания платных услуг, сдачи в аренду имущества и т.д. При этом
администрация таких учреждений, как правило, не способна эффективно вести ни предпринимательскую,
ни основную деятельность учреждения, тщетно распыляя свои усилия между первой и второй.

Не случайно законодательство зарубежных стран в основном исходит из того, что некоммерческие


организации по общему правилу вообще не должны осуществлять предпринимательскую деятельность.
Например, в США распространены так называемые бесприбыльные корпорации, которые используются в
благотворительных, культурных, образовательных, спортивных и т.д. целях. Как отмечается в литературе,
основной их отличительной чертой является полный запрет на получение участниками личной
материальной выгоды. При этом некоторые бесприбыльные корпорации вообще не имеют права
заниматься хозяйственной деятельностью (например, частные фонды), другие (например - религиозные

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 55 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

фонды) - могут вести различные виды деятельности, но доход должен направляться строго на
определенные цели <1>. В Германском гражданском уложении (§ 21) предусматривается деление всех
объединений на коммерческие и некоммерческие. При этом под некоммерческим понимается объединение,
не преследующее цели осуществлять предпринимательскую деятельность. Иными словами,
некоммерческое объединение не может среди своих целей ставить осуществление никакой
предпринимательской деятельности (ни как основной, ни как вспомогательной цели деятельности) <2>.
Также следует учитывать, что гражданско-правовые отношения с участием предпринимателей регулируются
системой специальных норм, учитывающих особый характер предпринимательской деятельности <3>.
Применение этих норм к некоммерческим организациям, занимающимся приносящей доход деятельностью,
вызывает большие сложности, а иногда просто невозможно.

--------------------------------

<1> См.: Кочетков Г.Б., Супян В.Б. Корпорация: американская модель. СПб., 2005. С. 123 и след.;
Некоммерческие организации в США // Информационно-аналитические материалы Государственной Думы
[Электронный ресурс]. URL: http://iam.duma.gov.rU/node/8/4677/16698.

<2> См.: Гражданское уложение Германии. М., 2004. С. 2.

<3> Напомним, что в соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является


самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое
получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг
лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Во-первых, особому регулированию подлежат отношения, по своей природе являющиеся


предпринимательскими. Для таких отношений предусматривается возможность одностороннего отказа от
исполнения обязательств в случаях, установленных договором (ст. 310 ГК РФ), ограничивается возможность
досрочного исполнения обязательств (ст. 315 ГК РФ), обязательства нескольких должников предполагаются
солидарными (п. 2 ст. 322 ГК РФ), ответственность предпринимателей не зависит от их вины (п. 3 ст. 401 ГК
РФ) и т.д. Каждый раз, когда возникает вопрос о применении этих и иных аналогичных правил к
обязательствам некоммерческих организаций, возникающим в связи с осуществлением ими
предпринимательской или приносящей доход деятельности, возникает правовая неопределенность. Более
того, если "приносящую доход деятельность" отграничивать от предпринимательской <1>, то
некоммерческие организации, осуществляющие приносящую доход деятельность (по сути являющуюся
предпринимательской), могут игнорировать эти правила, ссылаясь на то, что они занимаются не
предпринимательской, а "иной приносящей доход" деятельностью. Однако провести какую-либо четкую
юридическую границу между этими понятиями в гражданско-правовом смысле невозможно <2>. В
результате очень часто предпринимательские по своей природе отношения некоммерческих организаций
необоснованно "выпадают" из сферы правового регулирования соответствующих специальных норм, отчего
страдают контрагенты таких "непредпринимателей" и гражданский оборот в целом.

--------------------------------

<1> К чему все основания дает последняя редакция гл. 4 ГК РФ (в ред. Федерального закона от
05.05.2014 N 99-ФЗ).

<2> Разница между терминами "доход" и "прибыль" может иметь значение разве что в налоговых
отношениях, где под доходом понимаются все имущественные поступления налогоплательщика, а под
прибылью - эти же поступления, уменьшенные на величину производимых для их получения расходов.
Однако в гражданско-правовом смысле самостоятельная осуществляемая на свой риск деятельность,
направленная на систематическое извлечение дохода, является в чистом виде предпринимательством.

Во-вторых, законодательством в целях защиты интересов кредиторов установлены особые


дополнительные требования к коммерческим организациям. Одна из основных особенностей коммерческих
организаций заключается в том, что в составе их имущества всегда условно выделяется некая
минимальная часть (уставный или складочный капитал), которая предназначена гарантировать
удовлетворение возможных претензий кредиторов <1>. Это делается для защиты интересов кредиторов
коммерческих организаций, деятельность которых связана с предпринимательским риском.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 56 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Законодательство в связи с этим устанавливает к коммерческим организациям массу требований,


направленных на наполнение уставного капитала реальным имуществом и на поддержание его в размере,
гарантирующем интересы кредиторов <2>.

--------------------------------

<1> Другой особенностью является характер имущественных взаимоотношений между участниками и


коммерческими организациями (по поводу внесения имущественных взносов, распределения полученной
прибыли, выдела имущества при выходе из организации, распределения имущества при ликвидации после
расчетов с кредиторами и т.п.).

<2> В свое время Концепция развития корпоративного законодательства на период 2008 года,
одобренная Правительством РФ (раздел II протокола от 18.05.2006 N 16), предлагала вообще отказаться от
уставного капитала, а вместо этого ввести требования к размеру чистых активов. По этому поводу можно
спорить, но с точки зрения рассматриваемых вопросов это ничего не меняет: поддержание размеров чистых
активов в установленных пределах также направлено на защиту интересов кредиторов юридических лиц,
занимающихся предпринимательской деятельностью.

Уставный (складочный) капитал необходимо отличать от понятия "имущество" организации. Уставный


(складочный) капитал представляет собой условную величину, складывающуюся из стоимости (т.е.
денежной оценки) вкладов участников. Имущество включает все вещи, находящиеся в собственности
юридического лица, а также имущество, принадлежащее юридическому лицу на ином праве (например,
имущественные права требования, денежные средства на счетах в банках, права аренды, исключительные
права на использование объектов интеллектуальной собственности и т.д.). Имущество организации
формируется за счет вкладов участников (учредителей), а также за счет иных законных поступлений, в том
числе от осуществления предпринимательской деятельности.

При учреждении общества или товарищества все их имущество состоит из уставного (складочного)
капитала, который образуется за счет вкладов учредителей. В этом смысле как раз и говорят о том, что
уставный (складочный) капитал является "стартовым". Однако в дальнейшем происходит как бы "отрыв"
уставного капитала от имущественного содержания, и все его существование проявляется лишь в записях
по балансу юридического лица, в пассиве которого и отражена номинальная сумма уставного (складочного)
капитала. В момент учреждения организации имущество, вносимое в уставный капитал, отражается
методом двойной записи как в активе, так и в пассиве баланса, что наглядно показывает разницу между
уставным капиталом (условной величиной) и имуществом как таковым. В момент учреждения стоимость
уставного капитала и стоимость "чистых" активов одинаковы. В дальнейшем происходит постоянное
изменение стоимости реального имущества (активов) по сравнению с номинальной стоимостью уставного
(складочного) капитала, отраженной в пассиве баланса.

Как указывает Н.В. Козлова, "российское законодательство придает формированию уставного


капитала юридического лица столь серьезное значение, что в ряде случаев прямо ограничивает
правоспособность юридического лица, уставный капитал которого не полностью оплачен учредителями"
<1>. Закон устанавливает минимальные размеры уставных (складочных) капиталов коммерческих
организаций при их учреждении, а также требует поддержания чистых активов <2> в размерах не ниже
стоимости уставного капитала в течение всего периода деятельности организации. Если по окончании
второго или каждого последующего финансового года стоимость чистых активов хозяйственного общества
окажется меньше уставного капитала, общество обязано объявить об уменьшении своего уставного
капитала и зарегистрировать его уменьшение в установленном порядке до величины, не превышающей
стоимости его чистых активов. Более того, если стоимость указанных активов становится при этом меньше
определенного законом минимального размера уставного капитала, общество подлежит ликвидации <3>.

--------------------------------

<1> Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. С. 281.

<2> Иными словами, активов, свободных от долгов. Стоимость чистых активов определяется путем
вычитания из суммы активов суммы его пассивов (обязательств). См., например, Порядок определения
стоимости чистых активов (утв. Приказом Минфина России от 28.08.2014 N 84н // Российская газета. 2014.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 57 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

24 окт.). Данный Порядок применяют акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью,


государственные и муниципальные унитарные предприятия, производственные кооперативы, жилищные
накопительные кооперативы, а также хозяйственные партнерства.

<3> См. п. 4 ст. 90, п. 4 ст. 99 ГК РФ.

Для обществ с ограниченной ответственностью и непубличных акционерных обществ минимальный


размер уставного капитала составляет, напомним, не менее 10 000 руб., для публичных акционерных
обществ - не менее 100 000 руб.

Как видим, законодательство устанавливает массу требований по поддержанию имущества в размере,


гарантирующем интересы кредиторов. Предусмотрены различного рода санкции за их несоблюдение <1>.
Однако все эти требования относятся только к коммерческим организациям. Некоммерческие организации
до недавнего времени вообще не обязаны были эти требования соблюдать. Видимо, признавая абсурдность
такого положения, в законодательстве стали появляться положения, обязывающие и некоммерческие
организации формировать уставный капитал или имущество, гарантирующее интересы кредиторов.

--------------------------------

<1> Подробнее см.: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. С. 281 - 285.

Например, в отношении такой разновидности некоммерческих организаций, как государственная


корпорация, была предпринята попытка установить требование по формированию уставного капитала,
гарантирующего интересы кредиторов. Как указывается в абз. 4 п. 1 ст. 7.1 Закона об НКО, в случаях и
порядке, которые установлены федеральным законом, предусматривающим создание государственной
корпорации, за счет части ее имущества может быть сформирован уставный капитал. При этом уставный
капитал определяет минимальный размер имущества государственной корпорации, гарантирующего
интересы ее кредиторов <1>. Однако в Федеральном законе от 17.05.2007 N 82-ФЗ "О государственной
корпорации развития "ВЭБ.РФ" <2>, в связи с принятием которого принята указанная поправка, нормы об
уставном капитале данной государственной корпорации вообще никому и ничего не гарантируют, поскольку
ограничиваются лишь требованием формировать уставный капитал в размере, устанавливаемом
Правительством РФ (но не менее 70 млрд руб.), и говорят об имуществе, которое может быть источником
пополнения уставного капитала (ст. 18 Закона). Что же будет дальше после формирования уставного
капитала при создании данной корпорации, законодателя, похоже, вообще не волнует, поскольку никаких
положений, обеспечивающих поддержание чистых активов госкорпорации в размере, соответствующем
уставному капиталу, в Законе не содержится <3>.

--------------------------------

<1> См. ст. 3 Федерального закона от 17.05.2007 N 83-ФЗ "О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О банке развития"
// СЗ РФ. 2007. N 22. Ст. 2563.

<2> СЗ РФ. 2007. N 22. Ст. 2562.

<3> Применять же в отношении уставного капитала государственных корпораций по аналогии нормы


Закона об акционерных обществах и Закона об обществах с ограниченной ответственностью не только
сомнительно, но и практически невозможно хотя бы потому, что на сегодняшний день отсутствуют какие-
либо правила определения чистых активов для некоммерческих организаций.

В ходе реформы гражданского законодательства требование о необходимости формирования


минимального имущества, гарантирующего интересы кредиторов, установлено в отношении любых
некоммерческих организаций, осуществляющих приносящую доход деятельность. В соответствии с п.
5 ст. 50 ГК РФ некоммерческая организация, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей
доход деятельности, за исключением казенного и частного учреждений <1>, должна иметь достаточное для
осуществления указанной деятельности имущество рыночной стоимостью не менее минимального размера
уставного капитала, предусмотренного для обществ с ограниченной ответственностью <2>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 58 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

--------------------------------

<1> Освобождение казенных и частных учреждений от необходимости формировать имущество,


гарантирующее интересы кредиторов, объясняется тем, что такой гарантией в этих организациях выступает
субсидиарная ответственность собственника имущества по обязательствам учреждения в случае, если
денежных средств учреждения недостаточно для удовлетворения требований кредиторов.

<2> Идея о необходимости обязать некоммерческие организации, ведущие предпринимательскую


деятельность, иметь минимальный уставный капитал была высказана ранее в Концепции развития
гражданского законодательства Российской Федерации (см.: Концепция развития гражданского
законодательства Российской Федерации. М., 2009. С. 48).

Данная норма представляет собой не совсем удачную попытку хоть как-то сгладить острые углы
непоследовательного деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации. По
существу, эта норма является декларативной.

Во-первых, уставный капитал в размере 10 000 руб. (как это установлено для обществ с ограниченной
ответственностью) вряд ли обеспечит интересы кредиторов, поскольку масштабы приносящей доход
деятельности некоммерческих организаций, как правило, намного превышают эту ничтожно малую
величину.

Во-вторых, у разных некоммерческих организаций могут быть совершенно различные масштабы


деятельности, и как-то совсем нелогично устанавливать требования к имуществу в 10 000 руб. и к детскому
саду, оказывающему дополнительные платные услуги, и к государственной корпорации, имеющей
миллиардные доходы.

В-третьих, нет никакого механизма, обеспечивающего, чтобы это имущество было "свободным" от
долгов. Размер имущества некоммерческих организаций не "привязывается" к понятию чистых активов,
равно как нет в законодательстве ни понятия, ни порядка определения чистых активов некоммерческих
организаций. Поэтому некоммерческая организация может иметь имущество, рыночная стоимость которого
соответствует уставному капиталу, однако при этом иметь еще больше долгов, например, по зарплате перед
собственными работниками, и в случае предъявления кредиторами требований все имеющееся имущество
пойдет на удовлетворение "зарплатных" кредиторов приоритетной очереди.

Наконец, в-четвертых, нет никаких последствий нарушения требования о соответствии размера


имущества некоммерческой организации минимальному размеру уставного капитала, как это установлено в
отношении коммерческих организаций (обязанность уменьшить уставный капитал, а если уставный капитал
приходится уменьшать до размеров ниже минимального - ликвидироваться). Все это позволяет
предположить, что вряд ли установление в ГК РФ нового требования к некоммерческим организациям
возымеет ожидаемый эффект.

Схожие оценки нововведениям ГК РФ о некоммерческих организациях уже высказывались в


юридической литературе. Так, по мнению Д.И. Степанова, "первоначальные планы официальных
разработчиков ГК по проведению фундаментальной ревизии норм о некоммерческих организациях и их
истинной кодификации закончились в итоге отражением на уровне специальных положений ГК РФ
множества схожих видов некоммерческих организаций, более того, появлением анекдотичного института -
аналога минимального уставного капитала для некоммерческих организаций, осуществляющих
деятельность, приносящую им доход (п. 5 ст. 50). Очевидно, подобная косметическая чистка - это не то, что
реально ожидали увидеть участники оборота, работающие в сфере некоммерческих корпораций и фондов"
<1>.

--------------------------------

<1> Степанов Д.И. Указ. соч. С. 55.

В результате весьма зыбкая грань между коммерческими и некоммерческими организациями приводит


к тому, что субъекты предпринимательской деятельности, созданные в форме коммерческих организаций,
должны претерпевать все повышенные требования, предъявляемые в связи с осуществлением этой

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 59 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

деятельности (в том числе нести ответственность за нарушение обязательств независимо от их вины,


соблюдать нормы о поддержании имущества в размере не ниже уставного капитала и заботиться о
гарантиях интересов кредиторов и др.). В то же время такие же по существу субъекты, осуществляющие
"приносящую доход" деятельность, созданные в форме некоммерческих организаций, от всех этих
повышенных требований по большей части освобождены только потому, что они созданы в организационно-
правовых формах некоммерческих организаций, а в их уставах говорится, что они являются
некоммерческими организациями. При этом попытка Верховного Суда РФ распространить на
некоммерческие организации законодательные положения о коммерческих организациях "в части
осуществления приносящей доход деятельности" <1> вряд ли решит рассматриваемую проблему,
поскольку, во-первых, данное разъяснение не является законом, а во-вторых, сама его формулировка
неизбежно вызовет трудности при квалификации тех или иных отношений с участием некоммерческих
организаций как относящихся или не относящихся к осуществлению ими приносящей доход деятельности.

--------------------------------

<1> См. п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами
некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

С формально-юридической точки зрения фактически различный правовой режим осуществления


приносящей прибыль деятельности для коммерческих и некоммерческих организаций представляет собой
грубое нарушение принципа равенства участников гражданских отношений, закрепленного в п. 1 ст. 1 ГК РФ.
Можно сказать, что вообще ставится под сомнение системная основа действующего Гражданского кодекса,
который построен на дифференциации правового положения лиц, осуществляющих предпринимательскую
деятельность, и всех остальных, не являющихся предпринимателями. Не говоря уже о том, что фактически
в коммерческий оборот вступают субъекты, не имеющие ни профессиональных ресурсов и опыта для
ведения предпринимательской деятельности, ни имущества, гарантирующего интересы кредиторов, что
крайне опасно и ведет к непоправимым имущественным и социальным последствиям.

На этом фоне те причины, которые называют в качестве оправдания занятия некоммерческими


организациями предпринимательской или "приносящей доход" деятельностью (нехватка средств,
невозможность осуществлять цели своей деятельности), на наш взгляд, выглядят малоубедительно.

В концептуальном плане из создавшегося положения вещей может быть два выхода, основанных на
двух диаметрально противоположных подходах:

1) "функциональный", заключающийся в придании делению юридических лиц на коммерческие и


некоммерческие второстепенного значения. Все повышенные требования и ограничения, связанные с
осуществлением предпринимательской деятельности, должны быть установлены законом по
функциональному принципу к любым организациям, фактически осуществляющим предпринимательскую
деятельность. В действующем законодательстве пример такого подхода можно наблюдать применительно к
предпринимательской деятельности граждан. Так, согласно п. 4 ст. 23 ГК РФ гражданин, осуществляющий
предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не
вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является
предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила ГК РФ об обязательствах, связанных с
осуществлением предпринимательской деятельности.

Применительно к некоммерческим организациям подобный "функциональный" подход, как


указывалось выше, начал проявляться в требовании о необходимости наличия минимального имущества,
гарантирующего интересы кредиторов, у некоммерческих организаций, осуществляющих приносящую доход
деятельность, а также в упоминавшемся выше разъяснении Верховного Суда РФ. Однако этого совершенно
недостаточно. Для последовательного применения "функционального" подхода необходимо довести до
логического конца как норму о минимальном имуществе, гарантирующем интересы кредиторов (установив
правила о чистых активах таких некоммерческих организаций, о последствиях несоблюдения требования к
их размеру и т.д.), так и всю систему норм ГК РФ о предпринимательской деятельности, установив
возможность (и даже необходимость) их применения к сделкам, заключаемым некоммерческими
организациями при осуществлении приносящей доход деятельности (как это сделано в отношении граждан,
осуществляющих предпринимательскую деятельность без необходимой регистрации);

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 60 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

2) "формальный", основанный на последовательном делении юридических лиц на коммерческие и


некоммерческие, полностью исключающий для некоммерческих организаций возможность ведения
основных видов "активной" предпринимательской деятельности. При этом отпадает необходимость
формирования уставного капитала некоммерческой организации, а ответственность по ее
"непредпринимательским" обязательствам в какой-то мере вполне может быть возложена на ее
учредителей. Если некоммерческой организации недостает средств, она может взять их у учредителей
(членов), которые и должны финансировать эту организацию для осуществления целей деятельности. При
таком подходе не нужно ограничивать ответственность некоммерческой организации по ее обязательствам
только имуществом самой организации: учредители вполне могут и должны отвечать по долгам
некоммерческой организации, не связанной с предпринимательской деятельностью (например, отвечая за
деликты, причиненные некоммерческой организацией участникам гражданского оборота) <1>. Также
некоммерческая организация должна иметь право учреждать коммерческие организации, отдавать часть
своего имущества в доверительное управление с целью получения дохода, получать доходы от "пассивной"
предпринимательской деятельности (дивиденды по акциям, доходы от сдачи имущества в аренду и т.п.).
Однако это не ее дело - восполнять недостатки имущественной базы посредством собственной активной
предпринимательской деятельности.

--------------------------------

<1> Похожей точки зрения придерживается, например, Р. Бевзенко, считающий, что можно вернуться к
обсуждению юридической конструкции некоммерческой организации и ответственности учредителей по ее
долгам, по крайней мере учредители могут и должны отвечать за умышленные деликты некоммерческой
организации. См. об этом: Бевзенко Р. Почему учредители некоммерческой организации не несут полной
ответственности по ее долгам [Электронный ресурс]. http://zakon.ru/Blogs/One/16135?
entryName=pochemu_uchrediteli_nekommercheskoj_organizacii_ne_nesut_polnoj_otvetstvennosti_po_eyo_dolga
m.

Поэтому если придерживаться "формального" подхода, то необходимо совершенствовать критерии


разграничения юридических лиц на коммерческие и некоммерческие, в том числе путем внесения
соответствующих законодательных поправок. Данные поправки должны быть направлены на
последовательное проведение в законодательстве всех перечисленных критериев разграничения:

- по целям деятельности;

- видам разрешенной предпринимательской или приносящей доход деятельности;

- праву распределять между участниками (учредителями) при ликвидации юридического лица


полученную прибыль и имущество, остающееся после удовлетворения интересов кредиторов;

- целям разрешенного использования имущества.

Только при таком подходе правовое положение коммерческих и некоммерческих организаций будет
иметь юридические отличия, а само деление юридических лиц на эти две категории наполнится правовым
смыслом.

При разграничении коммерческих и некоммерческих организаций по целям деятельности не должно


допускаться, чтобы некоммерческие организации могли иметь в качестве дополнительной цели
деятельности извлечение прибыли, как это установлено сегодня. Некоммерческая организация в принципе
не должна иметь целью своей деятельности извлечение прибыли - ни в качестве основной, ни в качестве
дополнительной.

Сложнее решить вопрос о праве некоммерческих организаций вести предпринимательскую или


приносящую доход деятельность. В связи с этим заслуживают внимания попытки законодателя
разграничить предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций на "активную" и
"пассивную", как это, по сути, сделано в ст. 24 Закона об НКО.

В таком случае можно было бы установить требование к тому, чтобы "активная" предпринимательская
деятельность некоммерческих организаций в виде производства товаров, выполнения работ, оказания услуг
могла вестись лишь в случаях, когда результаты этой деятельности (товары, работы, услуги) отвечают

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 61 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

основным целям деятельности некоммерческой организации. Например, религиозная организация могла бы


производить на коммерческой основе товары (выполнять работы, оказывать услуги) культового и
религиозного назначения. Если же результаты "активной" предпринимательской деятельности не связаны с
целями деятельности организации (например, та же религиозная организация осуществляет коммерческую
деятельность по производству продуктов питания), то в таких случаях заниматься такой деятельностью
можно было бы лишь путем создания для этих целей хозяйственных обществ.

Что касается "пассивной" приносящей доход деятельности, то ее можно было бы осуществлять


некоммерческим организациям непосредственно. При этом неважно, связаны ли объекты или результаты
этой деятельности с целями деятельности некоммерческой организации. Главное, чтобы получаемый доход
использовался на цели деятельности некоммерческой организации. Например, та же религиозная
организация могла бы получать доход от владения акциями, долями в уставных капиталах хозяйственных
обществ, сдачи имуществ в аренду независимо от того, чем занимаются соответствующие хозяйственные
общества или для каких целей сдается имущество в аренду.

В то же время, на наш взгляд, конструкция "соответствия" разрешенной предпринимательской или


приносящей доход деятельности целям создания организации (ст. 50 ГК РФ) или соответствия продуктов
этой деятельности таким целям (ст. 24 Закона об НКО) юридически ущербна. Так как никаких четко
установленных критериев такого соответствия нет и быть не может, на практике это соответствие всегда
будет устанавливаться произвольно, поэтому данную конструкцию следует исключить из законодательства.
А вот идея о закрытом перечне разрешенной предпринимательской (или приносящей доход) деятельности,
которая выражена в ст. 24 Закона об НКО и в Законе "О порядке формирования и использования целевого
капитала некоммерческих организаций", при принятии за основу "формального" подхода заслуживает
самого пристального внимания. При формировании такого перечня можно продуктивно использовать идею о
делении предпринимательской деятельности на "активную" и "пассивную".

По общему правилу некоммерческим организациям должно быть строго запрещено заниматься


любым "активным" предпринимательством. К активной предпринимательской деятельности всех
некоммерческих организаций должно применяться правило, которое сегодня действует в отношении
предпринимательской деятельности автономных некоммерческих организаций: такую деятельность
(производство товаров, выполнение работ, оказание услуг) она должна вести не самостоятельно, а только
через создаваемые ею хозяйственные общества, причем не должно иметь значения, соответствует ли такая
деятельность целям деятельности некоммерческой организации: ведь соответствующие хозяйственные
общества имеют общую правоспособность и нет никаких причин ограничивать эту правоспособность
целями деятельности учредителя - некоммерческой организации. Непосредственно рисковую
предпринимательскую деятельность в таком случае будет вести коммерческая организация.
Некоммерческая же организация будет получать лишь "пассивный" доход в виде дивидендов в качестве
участника коммерческой организации, при этом должно быть установлено требование о направлении такого
дохода (дивидендов) на цели деятельности некоммерческой организации.

Что касается "пассивного" предпринимательства, то именно такая деятельность должна быть


разрешена некоммерческим организациям и признаваться разрешенной деятельностью, приносящей доход.
Перечень соответствующих видов деятельности (получение процентов по долговым обязательствам,
дивидендов, доходов от сдачи имущества в аренду и т.д.) должен быть установлен законодательно.
Источники получения доходов (ценные бумаги, доли, сдаваемое в аренду имущество и т.д.) не обязательно
должны быть связаны с целями деятельности некоммерческой организации, однако все получаемые доходы
должны направляться на цели деятельности некоммерческой организации.

Некоторые исключения из изложенных выше правил при принятии "формального" подхода могли бы
оставаться в федеральных законах, посвященных отдельным видам некоммерческих организаций <1>.
Однако эти исключения должны исчерпывающим образом определять предмет разрешенной активной
предпринимательской деятельности, а также сопровождаться установлением дополнительных требований к
таким некоммерческим организациям, в частности, формировать минимальное имущество, гарантирующее
интересы кредиторов, и поддерживать его в необходимом размере, нести безвиновную ответственность по
обязательствам, вытекающим из соответствующей предпринимательской (приносящей доход)
деятельности, и т.п. В то же время если быть до конца последовательным, то для таких организаций в части
разрешенной им активной предпринимательской деятельности должны быть сняты ограничения на
вступление в отношения, участниками которых могут быть только предприниматели (например, должно

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 62 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

быть разрешено вступать в договор простого товарищества с целью извлечения прибыли в качестве
участника, ведущего общие дела товарищества, и т.п.). Для обеспечения этого правила мог бы
использоваться "функциональный" подход путем введения в ГК РФ нормы о том, что к сделкам
некоммерческих организаций, совершаемым при осуществлении "активной" предпринимательской
деятельности, применяются правила для сделок, совершаемых сторонами в процессе осуществления
предпринимательской деятельности.

--------------------------------

<1> Например, законодательство об образовании предоставляло бы некоммерческим


образовательным организациям право оказывать платные образовательные услуги, законодательство об
охране здоровья предоставляло бы некоммерческим организациям здравоохранения оказывать платные
медицинские услуги и т.д.

Что касается "пассивных" видов предпринимательства, то при "формальном" подходе имеет смысл в
отношении всех некоммерческих организаций разработать исчерпывающий перечень видов "пассивной"
предпринимательской деятельности, которыми им разрешено заниматься, и закрепить этот перечень в
законе. Представляется, что всем некоммерческим организациям должно быть разрешено сдавать
имущество в аренду, отдавать имущество в доверительное управление, покупать и продавать акции,
выпускать облигации, участвовать в хозяйственных обществах и получать дивиденды от их деятельности,
получать процентные доходы от собственного имущества (например, от денежных средств, размещенных
на банковских депозитах), создавать результаты интеллектуальной деятельности и получать
вознаграждение за их использование третьими лицами и т.п.

Некоммерческим организациям должно быть разрешено заниматься инвестиционной деятельностью,


если ее понимать как деятельность, направленную на вложение в предпринимательскую деятельность
других лиц собственных средств с целью получения дохода. Особенностью инвестиционной деятельности в
таком понимании является то, что инвестор никакой активной деятельности не ведет, а все усилия по
получению дохода осуществляются профессиональными субъектами предпринимательской деятельности
или "организаторами инвестирования" <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования. М., 2006. С. 11 -
13.

Запрет распределять прибыль между участниками (учредителями) некоммерческих организаций при


"формальном" подходе также должен быть более последовательно закреплен в законодательстве. В целях
недопущения злоупотреблений для всех некоммерческих организаций было бы полезно установить норму,
аналогичную п. 3 ст. 3 Федерального закона "О порядке формирования и использования целевого капитала
некоммерческих организаций", которая ограничивает размер административно-управленческих расходов
некоммерческой организации (в том числе на выплату заработной платы, оплату расходных материалов и
т.п.). Основной доход некоммерческой организации должен направляться на цели, ради которых
организация создана. Очевидно также, что разрешение распределять доход между участниками некоторых
некоммерческих организаций (например, для потребительских кооперативов) должно быть отменено.

Наконец, необходимо в отношении всех некоммерческих организаций установить принцип целевого


использования имущества, который в настоящее время закреплен в п. 4 ст. 213 ГК РФ лишь для
общественных и религиозных организаций, благотворительных и иных фондов. При этом закон должен
разрешать использовать имущество не для целей, установленных учредительными документами (поскольку
это ведет к произвольному установлению соответствующих целей), а для целей создания организации
(некоммерческих целей деятельности), а также для ведения разрешенной законом приносящей доход или
активной "предпринимательской" деятельности, перечень которой должен устанавливаться законом.

Таким образом, оптимальным для разграничения коммерческих и некоммерческих организаций


было бы сочетание "формального" и "функционального" подходов. Основное значение должен иметь
последовательно проводимый "формальный" подход, однако для случаев "отступления" от этого подхода
(юридических или фактических) должен автоматически включаться "функциональный" подход,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 63 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

последовательно обеспечивающий принцип равенства в правовом регулировании для любых организаций


(коммерческих и некоммерческих), осуществляющих предпринимательскую или приносящую доход
деятельность.

Только при последовательном реформировании законодательства о некоммерческих организациях в


указанном направлении можно будет говорить о юридически значимых особенностях деления организаций
на коммерческие и некоммерческие.

Наконец, еще одно деление юридических лиц проводится по организационно-правовым формам.

Традиционно для отечественного, как и вообще для континентального, права юридические лица могут
создаваться в строго определенных законом организационно-правовых формах, перечень которых является
закрытым (numerous clausus). В действующем законодательстве понятие организационно-правовой формы
юридического лица не определено.

Согласно Общероссийскому классификатору организационно-правовых форм ОКО28-2012 <1> под


организационно-правовой формой понимаются способ закрепления (формирования) и использования
организацией имущества и вытекающие из этого ее правовое положение и цели
предпринимательской деятельности.

--------------------------------

<1> Утвержден Приказом Росстандарта от 16.10.2012 N 505-ст, введен в действие с 01.01.2013 и


актуализирован с правом применения к правоотношениям, возникшим после 01.09.2014 в связи с
вступлением в силу новой редакции гл. 4 ГК РФ (см.: Приказ Росстандарта от 12.12.2014 N 2011-ст).

В.А. Белов применительно к хозяйственным обществам указывает, что "организационно-правовая


форма юридического лица определяет особый правовой режим (а) организации деятельности
юридического лица, т.е. соотношения прав юридического лица и его участников на имущество,
обособленное за юридическим лицом, и порядка управления этим имуществом, (б) извлечения и
распределения прибыли и (в) распределения убытков между участниками данной деятельности,
осуществляемой за счет всего или части принадлежащего им имущества" <1>.

--------------------------------

<1> В.А. Белов, Е.В. Пестерева. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 3, 4.

Чрезмерное многообразие организационно-правовых форм юридических лиц в российском


законодательстве, особенно некоммерческих организаций, послужило одной из причин его модернизации.
До внесения в ГК РФ изменений <1> некоммерческие организации могли создаваться не только в формах,
предусмотренных ГК РФ, но также и в других формах, предусмотренных законом. На практике это привело к
тому, что в иных законах появилось множество разнообразных организационно-правовых форм
некоммерческих организаций, которые имеют настолько разные принципы организации их деятельности,
что объединение их в одной категории иногда основывается лишь на чисто номинальной принадлежности к
кругу некоммерческих организаций и не основано на каких-либо содержательных признаках.

--------------------------------

<1> Внесенных Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ и вступивших в силу с 01.09.2014.

В результате модернизации гражданского законодательства в Гражданском кодексе закреплен


исчерпывающий перечень (numerus clausus) организационно-правовых форм юридических лиц, и это
считается крупным достижением реформы. Все юридические лица в настоящее время могут создаваться и
действовать только в организационно-правовых формах, предусмотренных непосредственно ГК РФ.

В то же время особенности правового положения юридических лиц отдельных организационно-


правовых форм могут устанавливаться специальными законами об обществах с ограниченной
ответственностью, об акционерных обществах, о производственных кооперативах, о государственных
предприятиях и т.д. Это не относится к полным и коммандитным товариществам, правовое положение

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 64 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

которых по-прежнему исчерпывающим образом урегулировано непосредственно в ГК РФ, а принятие


специальных законов о них не предполагается.

В настоящее время, как было показано выше, деление юридических лиц на виды не имеет четко
установленных границ и во многом необоснованно. Это деление должно быть пересмотрено в направлении
усиления в нем "функционального", а не "формального" подхода.

Так, правовое положение любых юридических лиц, осуществляющих приносящую доход (или
предпринимательскую) деятельность, должно быть одинаковым, в связи с чем к таким юридическим лицам
должен применяться функциональный подход: положения о коммерческих (или некоммерческих)
организациях должны применяться к юридическим лицам в зависимости от того, ведет ли юридическое лицо
фактически коммерческую деятельность или нет.

Аналогичный функциональный подход должен применяться к юридическим лицам, имеющим одного


или нескольких участников (учредителей). Если участников (учредителей) несколько, то следует применять
к таким юридическим лицам положения о корпоративных организациях. Если же у юридического лица всего
один участник (учредитель), то к нему должны применяться нормы об унитарных организациях.

Соответственно, понятие организационно-правовой формы юридического лица никак не должно


связываться с ведением этим лицом коммерческой деятельности или с "унитарным" или
"корпоративным" внутренним устройством.

В то же время основным критерием деления юридических лиц на виды должна являться


организационно-правовая форма (вне привязки ее к статусу коммерческой или некоммерческой,
унитарной или корпоративной организации). При этом под организационно-правовой формой
должны пониматься действительно характерные для организации определенного вида
юридические признаки, связанные с отношениями по управлению юридическим лицом данного
вида. Под организационно-правовой формой следует понимать типовую модификацию всего комплекса
корпоративных отношений, возникающих в процессе создания, деятельности, реорганизации и ликвидации
(в том числе банкротстве) юридического лица, связанных с управлением юридическим лицом, включая
вопросы состава и компетенции органов управления, вида и объема корпоративных прав (правомочий)
учредителей (участников), формированием его имущества, обеспечением интересов кредиторов,
ответственностью участников (учредителей) и самого юридического лица по обязательствам перед
кредиторами, участием (членством) в юридическом лице, распределением имущества (доходов). Учитывая,
что юридическое лицо является гражданско-правовой категорией, предназначенной для выступления в
гражданском обороте обособленного имущества, по большому счету под организационно-правовой формой
юридического лица можно считать ту или иную модификацию корпоративных отношений по
организации управления юридическим лицом и его имуществом.

§ 3. Необходимость дальнейшей унификации законодательства


о юридических лицах

Отмеченные выше <1> недостатки правового регулирования наглядно показывают необходимость как
дальнейшей догматической разработки соответствующих правовых категорий и институтов, так и
совершенствования законодательства о юридических лицах. Полагаем, что реформа системы
законодательства о юридических лицах должна быть основана на концептуальном осмыслении
корпоративного права как подотрасли гражданского права, определении в законе основных принципов и
институтов корпоративного права, содержания и правовой природы регулируемых им отношений.

--------------------------------

<1> См. § 1 и 2 настоящей главы.

Выявление особенностей корпоративных отношений как отношений, связанных с управлением


юридическими лицами, построенных на методе частноправовой субординации <1>, требует проведения
детального анализа и проработки всех правовых институтов, возникающих в связи с управлением
юридическими лицами, с тем, чтобы выделить непосредственно в ГК РФ многоступенчатую группу общих
норм различной сферы действия (применяемых ко всем юридическим лицам или к отдельным их

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 65 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

разновидностям, например к коммерческим и некоммерческим организациям, к корпорациям и юридическим


лицам унитарного типа) и особенную часть, касающуюся отдельных организационно-правовых форм
юридических лиц. Одновременно следует признать утратившими силу нормы или законы, регулирующие
гражданско-правовой статус отдельных видов юридических лиц.

--------------------------------

<1> См. гл. 2 настоящей работы.

Представляется, что существующие в корпоративном праве проблемы могут быть решены только
путем полной кодификации законодательства о юридических лицах, а именно:

1) унификации норм о юридических лицах;

2) включения унифицированного массива таких норм непосредственно в ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> См. также: Гутников О.В. Корпоративное право в Российской Федерации // Новое в гражданском
законодательстве: баланс публичных и частных интересов: Материалы для VII Ежегодных научных чтений
памяти профессора С.Н. Братуся / Отв. ред. Н.Г. Доронина. М., 2012. С. 77 - 92.

Необходимо исчерпывающим образом урегулировать в ГК РФ все вопросы корпоративного права,


предусмотрев в нем большой раздел, а возможно, специальную часть о юридических лицах. Только в этом
случае можно будет выделить и сформулировать не противоречащие друг другу общие положения о
юридических лицах, об отдельных институтах корпоративного права (об органах юридических лиц, их
компетенции и ответственности, правовой природе корпоративных актов, правах учредителей и участников
юридических лиц, конфликте интересов, реорганизации, ликвидации, крупных сделках, сделках с
заинтересованностью, корпоративном управлении, корпоративной ответственности и т.д.), а также
специальные положения об отдельных видах юридических лиц.

Особо следует подчеркнуть, что требуется именно кодификация корпоративного законодательства,


выделение в нем общих и специальных положений, а не механическая инкорпорация норм действующих
законов в ГК РФ.

Опасения противников подобной кодификации, связанные с укрупнением ГК РФ, должны быть


отвергнуты, поскольку отсутствие общих концептуальных положений корпоративного законодательства
является значительно большей издержкой для участников гражданского оборота, нежели крупный по
объему ГК РФ. В связи с этим стоит также учесть позитивный вектор, заданный частью четвертой ГК РФ об
интеллектуальных правах, значительно укрупнившей корпус гражданского законодательства.

Следует также принимать во внимание положительный зарубежный опыт кодификации


законодательства о юридических лицах. Например, в Нидерландах, во Франции и в Швейцарии нормы о
хозяйственных обществах кодифицированы. В пользу кодификации положений о юридических лицах в
российском законодательстве высказывается также ряд зарубежных специалистов <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Michel de Guillenchmidt. Экономические споры в современной Российской


Федерации и механизмы их разрешения // Закон. 2009. N 5. С. 177.

Исходя из этого, система корпоративного законодательства должна последовательно строиться по


пандектному принципу, основанному на понимании единой управленческой природы, структуры и
содержания корпоративных отношений в любых юридических лицах, который в настоящее время в
недостаточной степени реализован в ГК РФ и специальных законах о юридических лицах.

В целях усиления пандектных начал в регулировании корпоративных отношений необходимо не


только обозначить эти отношения как отношения, связанные с управлением любыми юридическими лицами
(корпоративными и унитарными) и обеспечивающие их выступление в гражданском обороте, как составную

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 66 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

часть предмета гражданско-правового регулирования, занимающую свое место рядом с вещными,


обязательственными отношениями и отношениями в сфере "интеллектуальной собственности", но также
определить их структуру, содержание и юридические признаки.

При этом можно сделать следующие предложения по основным направлениям развития


корпоративного законодательства:

1) отказ от "двухуровневой" системы корпоративного законодательства и постепенный переход к его


полной кодификации непосредственно в Гражданском кодексе Российской Федерации;

2) нормы корпоративного законодательства должны развиваться исходя из единой природы


корпоративных отношений для любых юридических лиц (корпоративных и унитарных);

3) усиление пандектных начал в составе раздела (или части) Гражданского кодекса РФ о юридических
лицах, учитывающих единую природу корпоративных отношений для любых юридических лиц. При этом
помимо других общих для всех юридических лиц институтов ("экстраординарных" сделок, корпоративных
актов, конфликта интересов, контролирующих и аффилированных лиц и т.д.) особое внимание должно быть
уделено совершенствованию правового регулирования содержания корпоративных фидуциарных
обязанностей всех субъектов корпоративных отношений, а также установлению общих норм о
корпоративной ответственности и о способах защиты корпоративных прав;

4) законодательство о юридических лицах должно регулировать только корпоративные гражданско-


правовые отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности
участников. Данные отношения должны быть отделены от "внутриорганизационных" управленческих
отношений в юридических лицах, не являющихся гражданско-правовыми;

5) в законодательстве должны быть более четко определены основы правового положения, права,
обязанности и ответственность всех субъектов корпоративных отношений, в том числе:

- участников (членов), учредителей или собственника имущества юридического лица;

- самих юридических лиц;

- лиц, входящих в состав органов юридического лица;

- лиц, представляющих юридическое лицо в гражданском обороте в силу закона, иного правового акта
или учредительного документа;

- кредиторов юридического лица;

- иных лиц, в том числе лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического
лица; лиц, имеющих намерение стать участником юридического лица или его контрагентом; бывших
участников юридического лица; конкурсных управляющих и др.;

6) в законодательстве должны быть закреплены все виды корпоративных отношений <1>, в том числе:

--------------------------------

<1> См. подробнее § 4 гл. 2 настоящей работы.

- отношения, связанные с управлением юридическими лицами, включая отношения, связанные с


участием в юридических лицах корпоративного типа (отношения участия или членства) в юридическом
лице;

- отношения, обеспечивающие выступление юридического лица в гражданском обороте как особого


персонифицированного имущества (формирование имущества юридического лица, представительство
юридических лиц в гражданском обороте, ответственность юридических лиц и их участников перед
кредиторами);

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 67 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

- отношения по координации и взаимному участию юридических лиц в капиталах друг друга, их


объединению в различного рода образования (холдинги, ассоциации и т.д.);

7) в корпоративном законодательстве должна быть отражена структура корпоративных отношений, в


том числе:

- субординационные отношения между учредителями (участниками) и самим юридическим лицом


двусторонней направленности: отношения по управлению юридическим лицом со стороны участников
(учредителя) и отношения власти юридического лица над его участниками (учредителем);

- координационные отношения учредителей (участников) юридического лица между собой;

- субординационные отношения между юридическим лицом и управляющими (менеджерами,


директорами);

- отношения между учредителями (участниками) и управляющими (менеджерами);

- отношения между управляющими (менеджерами);

8) в корпоративном законодательстве должна быть определена система и иерархия источников


правового регулирования корпоративных отношений, включая четкие правила о соотношении ГК и
специальных законов, систему корпоративных актов, корпоративных договоров и т.д.;

9) в законодательстве о юридических лицах должно выдерживаться оптимальное соотношение


императивного и диспозитивного методов правового регулирования корпоративных отношений:
преимущество должно отдаваться императивному методу регулирования, а диспозитивный метод должен
иметь субсидиарное значение;

10) реформирование корпоративного законодательства должно основываться на сохранении


европейского континентального типа правового регулирования корпоративных отношений.

Реализация указанных выше предложений позволяет прогнозировать развитие корпоративного


законодательства на ближайшее время и более отдаленную перспективу.

На первом этапе должна быть проведена масштабная ревизия всех норм корпоративного
законодательства (ГК РФ и специальных законов о юридических лицах) на предмет выявления в них общих
положений, которые должны войти непосредственно в Гражданский кодекс, и определения нормативных
актов, подлежащих отмене или объединению с другими актами. Результатом этого этапа будет принятие
обновленной гл. 4 ГК РФ о юридических лицах, отмена "промежуточных" законов (таких, как, например,
Закон об НКО), объединение нескольких законодательных актов в единый закон (например, возможно
принятие общего закона о хозяйственных обществах с одновременной отменой законов об АО и об ООО
либо, если идти еще дальше, принятие общего закона о коммерческих корпорациях с отменой специальных
законов об отдельных видах коммерческих корпораций).

На втором этапе возможно принятие новой части ГК РФ о юридических лицах с отменой специальных
законов об их отдельных видах.

В случае реализации указанного прогноза количество нормативных актов, регулирующих правовое


положение юридических лиц, будет постепенно сокращаться, а с содержательной точки зрения правовое
регулирование станет более унифицированным и понятным для участников гражданского оборота. В
конечном итоге это должно привести к росту стабильности и повышению инвестиционной
привлекательности отечественной экономики.

Если же корпоративное законодательство будет продолжать развиваться по текущему сценарию


"точечных поправок", призванных заполнить очевидные отдельные пробелы правового регулирования, то
можно прогнозировать постепенное увеличение количества поправок в специальные законы о юридических
лицах, принятие новых законов об отдельных аспектах деятельности юридических лиц, что, в свою очередь,
приведет к усложнению и нарушению системности правового регулирования, дальнейшему росту числа
пробелов и противоречий между специальными законами и ГК РФ и в целом - к дальнейшему ухудшению

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 68 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

инвестиционного климата в России.

Наличие научно обоснованных концептуальных подходов к совершенствованию корпоративного


законодательства должно способствовать не только упорядочиванию работы по разработке законопроектов
и формированию оптимальной системы корпоративного законодательства, но и преодолению одной из
особенностей современного процесса законотворчества в корпоративной сфере - бессистемного внесения
изменений при полном игнорировании научных разработок и рекомендаций по вопросам
совершенствования законодательства.

Полагаем, что дальнейшая реформа корпоративного законодательства как системы законодательства


о юридических лицах должна одновременно осуществляться по двум основным направлениям:

1) концептуальный пересмотр законодательства о юридических лицах (системообразующие


изменения);

2) внесение в законодательство положений, устраняющих отдельные пробелы и дефекты


(совершенствование отдельных институтов корпоративного законодательства).

Внесение в законодательство положений, устраняющих отдельные пробелы и дефекты


(совершенствование отдельных институтов корпоративного законодательства). Последовательное
проведение в ГК пандектной системы регулирования корпоративных отношений сделает невозможной
ситуацию, когда одни и те же институты (уставный капитал, крупные сделки, конфликт интересов,
ответственность органов управления и т.д.) в схожих организационно-правовых формах юридических лиц
будут регулироваться по-разному.

Поэтому в целях повышения эффективности существующей системы корпоративного


законодательства России необходимо усовершенствовать и единообразно урегулировать основные
институты корпоративного законодательства.

Пересмотр деления юридических лиц на виды в соответствии с функциональным подходом. В


настоящее время, как было показано выше <1>, деление юридических лиц на виды не имеет четко
установленных границ и во многом необоснованно.

--------------------------------

<1> См. § 2 настоящей главы.

Например, правовое положение в гражданском обороте юридических лиц во многом зависит от того,
являются они коммерческими или нет, хотя многие некоммерческие организации при осуществлении
деятельности, приносящей доход, по существу занимаются предпринимательской деятельностью. Такое
регулирование не отвечает потребностям гражданского оборота, нарушает принцип равенства всех
участников гражданских правоотношений и ведет в конечном итоге к нарушению прав кредиторов
некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Поэтому правовое
положение любых юридических лиц, осуществляющих приносящую доход (или предпринимательскую)
деятельность, должно быть одинаковым, в связи с чем к таким юридическим лицам должен применяться
функциональный подход: положения о коммерческих (или некоммерческих) организациях должны
применяться к юридическим лицам в зависимости от того, ведет юридическое лицо фактически
коммерческую деятельность или нет.

Аналогичный функциональный подход должен применяться к юридическим лицам, имеющим одного


или нескольких участников (учредителей). Если участников (учредителей) несколько, то следует применять
к таким юридическим лицам положения о корпоративных организациях. Если же у юридического лица всего
один участник (учредитель), то к нему должны применяться нормы об унитарных организациях.

Соответственно, понятие организационно-правовой формы юридического лица никак не должно


связываться с ведением этим лицом коммерческой деятельности или с "унитарным" или "корпоративным"
внутренним устройством.

В то же время основным критерием деления юридических лиц на виды должна являться

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 69 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

организационно-правовая форма (вне привязки ее к статусу коммерческой или некоммерческой, унитарной


или корпоративной организации). При этом под организационно-правовой формой должны пониматься
действительно характерные для организации определенного вида юридические признаки, связанные с
отношениями по управлению юридическим лицом данного вида. Под организационно-правовой формой
следует понимать типовую модификацию всего комплекса корпоративных отношений, возникающих в
процессе создания, деятельности, реорганизации и ликвидации (в том числе банкротство) юридического
лица, связанных с управлением юридическим лицом, включая вопросы состава и компетенции органов
управления, вида и объема корпоративных прав (правомочий) учредителей (участников), формированием
его имущества, обеспечением интересов кредиторов, ответственностью участников (учредителей) и самого
юридического лица по обязательствам перед кредиторами, участием (членством) в юридическом лице,
распределением имущества (доходов). Учитывая, что юридическое лицо является гражданско-правовой
категорией, предназначенной для выступления в гражданском обороте обособленного имущества, по
большому счету под организационно-правовой формой юридического лица можно подразумевать ту или
иную модификацию корпоративных отношений по организации управления юридическим лицом и
его имуществом.

Уставный капитал. Для хозяйственных обществ в корпоративном законодательстве сформулирована


конструкция уставного капитала, который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего
интересы кредиторов. В настоящее время минимальный уставный капитал для обществ с ограниченной
ответственностью и непубличных акционерных обществ составляет 10 000 рублей. Очевидно, что данные
суммы в современных экономических условиях никому и ничего не гарантируют. В связи с этим размер
уставного капитала должен быть повышен.

Вместе с тем следует учесть, что существенное повышение размера уставного капитала для
хозяйственных обществ может отразиться на субъектах малого и среднего предпринимательства, которые
при ведении бизнеса в настоящее время преимущественно используют организационно-правовую форму
ООО.

Должны быть созданы условия для того, чтобы новый, повышенный размер уставного капитала не
превратился для субъектов малого и среднего предпринимательства в непосильное бремя.

В качестве таковых могут быть предложены как стимулирование малого и среднего бизнеса к
осуществлению деятельности в форме индивидуального предпринимательства и организационно-правовой
форме товарищества, так и возможность таким субъектам вносить всю сумму не сразу, а постепенно - по
мере развития бизнеса, но с обязательным условием доведения размера уставного капитала до требуемых
размеров. Возможно также в качестве альтернативы повышенному размеру уставного капитала введение
страхования гражданской ответственности юридических лиц в пределах определенной денежной суммы.

Также необходимо совершенствование системы контроля со стороны государственных органов за


соответствием размера активов юридических лиц объявленному размеру уставного капитала с
одновременным ужесточением юридических санкций за несоблюдение этого требования. В настоящее
время иски о ликвидации хозяйственных обществ, чистые активы которых меньше размера уставного
капитала, практически не используются, что делает бессмысленными требования к размеру уставного
капитала.

Соответствующие нормы об уставном капитале должны распространяться также на любые


некоммерческие организации, которые осуществляют приносящую доход деятельность, с установлением
минимального размера такого капитала, сопоставимого с масштабом приносящей доход деятельности, а
также с применением механизма обеспечения соответствия размера реальных активов некоммерческой
организации размеру минимального имущества, гарантирующего интересы кредиторов.

Акты органов управления юридических лиц. Еще одной проблемой является отсутствие в
законодательстве общих положений о различных актах органов управления юридических лиц, а не только о
решениях собраний.

Правовой результат, на достижение которого направлен соответствующий акт, в отличие от сделок, не


всегда является гражданско-правовым (или только гражданско-правовым). Например, решение о
назначении директора является основанием для заключения с директором трудового договора.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 70 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Также следует отметить, что решения различных органов управления юридического лица или его
учредителей (собственника имущества или участников) часто имеют нормативный характер, рассчитаны на
неоднократное применение и являются по сути локальными нормативными актами юридического лица,
обязательными к исполнению его участниками, иными органами управления, работниками (например,
решения об утверждении внутреннего регламента и иных внутренних документов юридического лица).

Особым образом в законодательстве решаются вопросы признания недействительными различных


решений. Это связано со спецификой образования воли при принятии решений: следует различать
отдельные волеизъявления лиц, участвовавших в принятии решения (акты голосования), и само решение
как совокупный результат этих волеизъявлений, основанный на подчинении воли меньшинства
большинству. Признание недействительными отдельных актов голосования и признание
недействительными решений в целом должно осуществляться по разным правилам.

Немаловажным является и соблюдение именно тех способов или вариантов голосования при
принятии решения, которые предусмотрены законом или иным нормативным актом. Действующее
законодательство, однако, в большинстве случаев не устанавливает четких последствий нарушения
способов или вариантов голосования при принятии решений.

Необходимо также усовершенствовать механизмы регулирования локального нормотворчества


(уставы и внутренние документы хозяйственных обществ).

Следует поддержать практику принятия типовых уставов хозяйственных обществ и распространить ее


на любые юридические лица, поскольку наличие типового устава, с одной стороны, делает более понятным
и предсказуемым для кредиторов регулирование корпоративных отношений, а с другой стороны, снижает
издержки самих компаний на юридические услуги и подготовку соответствующих уставов, что особенно
актуально для малого бизнеса. Кроме того, положения как типовых, так и обычных уставов по ключевым
моментам должны иметь возможность перевода в формат открытых данных и помещения их в ЕГРЮЛ, что
позволит еще больше снизить транзакционные издержки, связанные с подготовкой учредительных
документов, предоставлением их копий контрагентам и т.д.

Кроме того, следует различать значение уставов и внутренних документов для публичных и
непубличных хозяйственных обществ. Представляется, что большинство вопросов управления публичным
акционерным обществом должно быть урегулировано не уставом, а совокупностью императивных и
диспозитивных норм законодательства, оставляя минимальный простор для локального нормотворчества
компаний, что будет способствовать максимальной защищенности прав и интересов акционеров публичных
акционерных обществ, инвесторов и кредиторов. При таком подходе устав ПАО будет содержать
минимальную обязательную часть, индивидуализирующую общество и состоящую из указания
наименования, места нахождения и т.п., а все остальные вопросы будут регулироваться прямыми нормами
закона или опционной частью устава, которую в случаях, допускаемых законом, смогут заполнять
учредители (например, о видах выпускаемых привилегированных акций, особенностях распределения
компетенции между единоличным и коллегиальным исполнительным органом или между несколькими
лицами, осуществляющими функции единоличного исполнительного органа, и т.п.).

В условиях существования Единого государственного реестра юридических лиц, обладающего


свойством публичной достоверности, а также возможности его перевода в цифровую форму, любые
возможные нормативные модели корпоративного управления, которые предусмотрены диспозитивными
нормами, целесообразно типизировать в соответствующих цифровых формах раздела реестра, которые
составят различные варианты условий уставов акционерных обществ. При этом для участников
(акционеров) должна быть оставлена возможность в пределах, допускаемых законом, выбирать иные
модели корпоративного управления, которые, в свою очередь, могут быть как типизированными и
предусмотренными в качестве вариантов в соответствующих разделах реестра, так и нетипизированными,
для чего в реестре должны быть формы, допускающие возможность их свободного заполнения по
усмотрению участников (акционеров) с учетом индивидуальных особенностей и интересов того или иного
хозяйственного общества.

При таком подходе устав в современном понимании будет преобразован из бумажного


многостраничного документа, требующего привлечения к его составлению квалифицированных юристов, в
формализованные модули ЕГРЮЛ, которые будут выбирать и заполнять участники (акционеры) при

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 71 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

регистрации юридического лица или внесении в него изменений. В тех случаях, когда нормативная модель
имеет обязательный характер и не допускает отступления от нее, соответствующие модули не должны
носить вариативный характер и включались бы наряду с опциональными модулями автоматически.
Участникам (акционерам) при таком подходе оставалось бы при регистрации устава или внесении в него
изменений лишь выбирать ту или иную модель по каждому модулю вопросов либо заполнять особые
условия в тех случаях, когда это допускается законом и есть необходимость в таких особых условиях. Как
таковой устав в результате вообще бы не составлялся, а формировался бы в автоматическом режиме в
результате выбора и заполнения соответствующих модулей участниками (акционерами).

Соответствующее решение требует предварительного анализа всех норм о корпоративном


управлении хозяйственными обществами и формирования предложений по содержанию соответствующих
типовых модулей: императивных, диспозитивных, опциональных (устанавливающих индивидуальные
особенности для конкретного общества).

Кроме того, в связи с регулярно возникающими на практике вопросами необходимо в законодательном


порядке решить следующие вопросы:

- определить сферу действия положений уставов и внутренних документов юридических лиц, четко
обозначив круг лиц, в отношении которых обязательны требования указанных актов;

- четко разъяснить последствия противоречия положений локальных актов и корпоративного


законодательства;

- установить порядок утраты силы локальных актов юридического лица;

- установить возможные пределы ответственности за несоблюдение требований локальных актов


юридического лица.

Конфликт интересов. В любом юридическом лице, где функция собственности отделена от функции
оперативного управления делами компании, включая корпорации и организации некорпоративного типа (в
том числе унитарные предприятия и учреждения), возможен конфликт интересов между управляющими и
собственниками (акционерами) юридического лица. В организациях корпоративного типа конфликт
интересов может возникать также между несколькими участниками организации. Так, модель акционерного
общества предполагает постоянный конфликт интересов мажоритарных и миноритарных акционеров. В
связи с этим одной из задач корпоративного законодательства видится регулирование взаимно
сталкивающихся, нередко прямо противоположных интересов участников корпоративных отношений.

Для решения этих противоречий в ГК РФ должны быть сформулированы общие положения о


конфликте интересов в любых юридических лицах.

Гражданско-правовая ответственность в отношениях, связанных с управлением юридическими


лицами. В законодательстве нужно унифицировать правила, касающиеся оснований и порядка
привлечения к ответственности участников отношений, связанных с управлением юридическими лицами.
Отсутствие общих положений о корпоративной ответственности создает множество проблем и отрицательно
влияет на защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об ответственности в корпоративных отношениях см.: Гутников О.В. Юридическая


ответственность в корпоративных отношениях // Вестник гражданского права. 2014. N 6. С. 51 - 117, а также
гл. 3 - 5 настоящей работы.

Правовое регулирование холдингов. Создание холдингов продиктовано практикой делового


оборота. По мере укрупнения и усложнения бизнеса возникает необходимость в создании определенной
иерархии в отношениях между "корпоративным центром" (в качестве которого обычно, но не обязательно
выступает материнская компания) и дочерними организациями. Однако подход отечественного
законодательства к регулированию холдинговых структур отличает фрагментарность и отсутствие
целостной стратегии.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 72 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Наличие отношений экономической субординации между хозяйствующими субъектами влечет за


собой необходимость закрепления механизма координации и контроля за выполнением решений, принятых
по воле основного общества. Действующее законодательство не предоставляет достаточного
инструментария для решения данной проблемы, что вызывает многочисленные сложности,
препятствующие эффективному управлению группой юридических лиц, созданных на принципах
субординации.

В правовом регулировании холдингов нуждается в первую очередь крупный бизнес. Этим обусловлена
необходимость введения на законодательном уровне понятия "холдинг", "группа лиц", но не для целей
антимонопольной защиты или налогового контроля, а для регулирования особой системы отношений между
компаниями внутри группы и с третьими лицами. Как известно, большинство крупных компаний создают
интегрированные структуры с единым центром управления, ответственным за финансовый результат.

Специфика регулирования деятельности таких формирований в основном должна затронуть порядок


принятия решений (на различных уровнях в рамках группы), систему соответствующей ответственности и
должна сопровождаться введением специального режима налогообложения операций внутри группы.
Очевидно, что имеющиеся в настоящий момент отдельные нормы (о дочерних обществах, об
аффилированности в рамках антимонопольного законодательства, о лицах, заинтересованных в
совершении сделки) комплексно не решают этот вопрос ввиду их фрагментарности и противоречивости.

Таким образом, требуется обеспечить максимально благоприятные условия для развития групп
компаний.

Вопросы реорганизации юридических лиц. Реорганизация - один из самых распространенных


способов оптимизации структуры производства и собственности. Однако российское законодательство
(нормы ГК РФ и специальных законов об отдельных организационных правовых формах) не позволяют в
полной мере использовать преимущества этой процедуры.

Действующие нормы о реорганизации юридических лиц не унифицированы, не в полной мере


регламентируют все этапы различных видов реорганизации, оставляя поле для различных
злоупотреблений. В недостаточной степени проработаны вопросы правопреемства при реорганизации, а
также защиты прав кредиторов реорганизуемых юридических лиц и их участников <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее о проблемах правового регулирования реорганизации см.: Габов А.В. Теория и
практика реорганизации (правовой аспект). М., 2014.

Представляется, что назрела необходимость более четко и последовательно регламентировать


процедуры различных видов реорганизации путем развития общих положений в ГК РФ, устраняя
имеющиеся в настоящее время существенные пробелы, которые на сегодняшний момент хозяйствующие
субъекты вынуждены решать самостоятельно в каждом конкретном случае.

Во избежание противоречий и нестыковок в законодательстве все нормы о реорганизации любых


юридических лиц (общие и специальные) следует поместить непосредственно в ГК РФ.

Регистрация юридических лиц. Сохраняются существенные пробелы и недостатки в правовом


регулировании вопросов регистрации юридических лиц. Не приняты поправки в Федеральный закон "О
государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", позволяющие
проводить юридическую экспертизу представленных на регистрацию документов. Вместе с тем при
проверке достоверности представляемых на государственную регистрацию сведений нередко со стороны
регистрирующих органов и их должностных лиц допускаются злоупотребления, нередки случаи явного
превышения предоставленных полномочий.

Необходимо обеспечить единообразие принципов и процедур государственной регистрации для всех


видов юридических лиц (как коммерческих, так и некоммерческих).

Должно быть установлено общее для всех юридических лиц требование обязательной проверки
законности представляемых для регистрации документов (решений и т.д.).

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 73 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Необходимо осуществлять юридическую экспертизу содержания учредительных документов


юридических лиц, а также вносимых в них изменений. При этом заслуживает поддержки предложение
проекта Концепции развития законодательства о юридических лицах <1> о проведении юридической
экспертизы уставов юридических лиц (или изменений в них) лишь в той части, которая является
оригинальной и отличается от типовых уставов.

--------------------------------

<1> Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 26.

В то же время введение проверки достоверности сведений и юридической экспертизы документов не


должно создавать дополнительных сложностей при регистрации для участников оборота - значительного
увеличения сроков ее осуществления, увеличения размеров государственной пошлины, привести к
возрастанию коррупции в регистрирующих органах и в целом к возврату к разрешительному порядку
регистрации. Поэтому введение этих процедур должно быть тщательно продумано и регламентировано как
на уровне ГК РФ, так и на уровне Закона о государственной регистрации юридических лиц и развивающих
его положения подзаконных актов.

Функции по регистрации всех видов юридических лиц, а также функции по ведению реестра
целесообразно передать органам юстиции.

Сделки с особым порядком заключения. Практика применения норм о крупных сделках и сделках с
заинтересованностью выявила ряд недостатков правового регулирования и связанных с этим частых
нарушений установленного законодательством порядка совершения таких сделок. Среди имеющихся
недостатков - изъяны в законодательной технике, неясность терминов и понятий, неточность в
регулировании самой процедуры одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, а также
внутренние противоречия и несогласованность. Назрела необходимость формулирования общих для всех
юридических лиц положений о крупных сделках и сделках с заинтересованностью непосредственно в ГК РФ.

При этом требуется уточнение ключевых понятий, вызывающих на практике многочисленные вопросы,
таких как "взаимосвязанные сделки", "сделки, связанные с возможностью отчуждения имущества", "предмет
крупной сделки". Требуется также уточнение правил об определении стоимости имущества, являющейся
квалифицирующим признаком крупной сделки, применительно к взаимосвязанным сделкам различных
видов.

Кроме того, в настоящее время не решена проблема применения правил о крупных сделках к
акционерным обществам и обществам с ограниченной ответственностью, пользующимся упрощенным
режимом налогообложения (гл. 26.2 Налогового кодекса РФ). У таких обществ отсутствуют бухгалтерские
балансы и, соответственно, понятие "балансовая стоимость активов", в связи с чем совершаемые ими
крупные сделки и сделки с заинтересованностью требуют установления специального правового режима и
квалификации.

Требуется унифицировать понятие сделок с заинтересованностью, содержащееся в федеральных


законах о юридических лицах иных организационно-правовых форм (например, в Законе об НКО (ст. 27), в
Федеральном законе от "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" и др.). Данное
понятие должно быть универсальным и единообразно применяться в отношении любых юридических лиц,
поскольку одинаково затрагивает их имущественные интересы.

Предоставление информации. Прошедшая реформа существенно ограничила права миноритарных


участников хозяйственных обществ на получение информации. Представляется, что информационные
права являются общими для всех видов юридических лиц и в целом должны одинаково регулироваться ГК
РФ.

В заключение настоящей главы с сожалением приходится констатировать, что план мероприятий


"Трансформация делового климата" по направлению "Совершенствование корпоративного управления" <1>
лишь отчасти затрагивает обозначенные выше вопросы (например, предполагает совершенствование
правового регулирования смешанных реорганизаций). В основном же этот план направлен на решение
отдельных точечных вопросов совершенствования законодательства о хозяйственных обществах и не

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 74 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

решает фундаментальных проблем корпоративного законодательства в целом, в том числе не касается


регулирования иных организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц и вовсе не
затрагивает правовое положение некоммерческих организаций.

--------------------------------

<1> Утв. распоряжением Правительства РФ от 17.01.2019 N 20-р // СЗ РФ. 2019. N 3. Ст. 266.

Это вызывает острую необходимость на государственном уровне кардинального переосмысления


тенденций развития законодательства о юридических лицах и разработки целостной концепции его
совершенствования.

Глава 2. ОТНОШЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С УПРАВЛЕНИЕМ


ЮРИДИЧЕСКИМИ ЛИЦАМИ <1>

--------------------------------

<1> Данная глава написана с использованием следующих более ранних работ автора по данной теме,
переработанных и актуализированных с учетом последних изменений законодательства: Гутников О.В.
Отношения, связанные с управлением юридическими лицами, как составная часть предмета гражданского
права // Гражданское право: современные проблемы науки, законодательства, практики: Сборник статей к
юбилею доктора юридических наук, профессора Евгения Алексеевича Суханова. М., 2018. С. 168 - 192; Он
же. К вопросу о правовой природе субъективного корпоративного права // Журнал российского права. 2017.
N 3. С. 54 - 64; Он же. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 26
- 39. Он же. Государственные организации как субъекты корпоративных отношений: о допустимости участия
в корпоративных отношениях унитарных юридических лиц // Журнал российского права. 2016. N 7. С. 44 -
52; Он же. Государственные организации как субъекты корпоративных отношений: замена ограниченных
вещных прав корпоративными правами государства и совершенствование ответственности государства и
государственных юридических лиц // Адвокат. 2016. N 12. С. 5 - 12.

§ 1. Отношения, связанные с управлением юридическими лицами,


как составная часть предмета гражданского права

Исследование гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением


юридическими лицами, невозможно без уяснения существа таких отношений. С 01.03.2013 ГК РФ включил в
число отношений, регулируемых гражданским законодательством, корпоративные отношения,
охарактеризовав их как отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с
управлением ими <1>. Впоследствии на законодательном уровне было введено деление юридических лиц
на корпоративные и унитарные <2>. В связи с этим в научной литературе с новой силой <3> развернулась
дискуссия о правовой природе корпоративных отношений, в том числе об обоснованности введения в
предмет гражданского права управленческих отношений, которые, как принято считать, являются
исключительной прерогативой публичных отраслей законодательства. Очевидно, что управленческие
отношения основаны на властном подчинении одной стороны другой, и рассмотрение их в качестве
гражданско-правовых отношений не согласуется с общим правилом, закрепленным в п. 3 ст. 2 ГК РФ,
согласно которому к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном
подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется. Так, по мнению В.К.
Андреева, включение в предмет гражданского права корпоративных отношений с элементами управления
корпоративными организациями "изменяет всю сущность гражданского права" <4>. Д.В. Ломакин считает,
что "выделение управленческих корпоративных правоотношений лишено научной обоснованности и
призвано решить частные прикладные проблемы юридического оформления отношений между
корпорацией и лицами, входящими в состав ее органов управления, а также отношений с участием третьих
лиц" <5>.

--------------------------------

<1> См.: Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части
первой Гражданского кодекса Российской Федерации // СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 75 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<2> См.: Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений
законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

<3> До внесения в ГК РФ соответствующих новелл наиболее обстоятельные исследования


содержания и правовой природы корпоративных отношений в современный период были представлены
следующими работами: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее
применения в хозяйственных обществах. М., 2008; Степанов П.В. Корпоративные отношения в
коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М.,
1999; Степанов Д.И. От субъекта ответственности к природе корпоративных отношений // Вестник ВАС РФ.
2009. N 1. С. 20 - 75; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005; Шиткина И.С. Холдинги:
правовое регулирование и корпоративное управление. М., 2006; Корпоративное право: актуальные
проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009; Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория
корпоративных отношений. Екатеринбург, 2005; Гританс Я.М. Корпоративные отношения: правовое
регулирование организационных форм. М., 2005; Долинская В.В. Акционерное право: основные положения
и тенденции. М., 2006; Кашанина Т.В. Корпоративное право: Учебник. М., 2006; Филиппова С.Ю. Внутренние
правоотношения в хозяйственном обществе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2001.

КонсультантПлюс: примечание.
Монография В.К. Андреева, В.А. Лаптева "Корпоративное право современной России" включена в
информационный банк согласно публикации - Проспект, 2017.

<4> Андреев В.К., Лаптев В.А. Корпоративное право современной России: Монография. М., 2018. С. 7.

<5> Ломакин Д.В. Глава VIII "Корпоративные правоотношения: понятие, правовая природа и виды" //
Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 802.

В связи с этим возникает вопрос: является включение в предмет гражданского права управленческих
корпоративных отношений ошибкой, или в гражданском праве действительно существуют отношения по
управлению корпорациями, основанные на частноправовой субординации? И каковы в таком случае
правовая природа, содержание и сфера применения этих отношений: ограничивается последняя лишь
корпоративными организациями или имеет смысл говорить об отношениях по управлению любыми
юридическими лицами, включая унитарные организации, которые пока остались не охваченными
гражданско-правовой регламентацией?

Ответить на эти вопросы возможно путем анализа правовой природы корпоративных отношений.

Тематика корпоративных отношений тесно связана с вопросами теоретического и практического


осмысления новой подотрасли гражданского права - корпоративного права. После того как корпоративные
отношения с 2013 г. в силу закона стали прямо признаваться составной частью отношений, регулируемых
гражданским правом, не соответствующими закону и юридически некорректными являются попытки
некоторых авторов представить данный вопрос как дискуссионный и противоречащий "основополагающим
нормам Гражданского кодекса Российской Федерации и законодательству о хозяйственных обществах" <1>.
Выделение корпоративных отношений в ст. 2 ГК РФ закладывает концептуальную основу для дальнейшего
развития корпоративного права как подотрасли гражданского права <2>. Однако до настоящего времени
наука и практика не выработали единого понимания правовой природы этих отношений, а корпоративное
законодательство находится в состоянии постоянных реформ. Идут споры о том, являются корпоративные
отношения имущественными или неимущественными (организационными), каковы их содержание,
структура и субъектный состав <3>.

--------------------------------

<1> Андреев В.К. О подотрасли гражданского законодательства, регулирующего корпоративные


отношения // Журнал российского права. 2017. N 7. С. 63.

<2> См. об этом также: Яковлев В.Ф. Модернизация Гражданского кодекса Российской Федерации -
развитие основных положений гражданского права // Кодификация российского частного права 2015 / Под

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 76 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

ред. П.В. Крашенинникова. М., 2015. С. 14 - 16.

<3> См., например: Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 51 -
79, 779 - 866 (авторы соответствующих глав - И.С. Шиткина и Д.В. Ломакин); Суханов Е.А. Сравнительное
корпоративное право. М., 2014; Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее
применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008; Корпоративное право. Актуальные проблемы
теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009; Сулейменов М.К. Гражданское право и
корпоративные отношения: проблемы теории и практики // Вестник гражданского права. 2016. N 3. С. 286 -
317; Пахомова Н.Н. Указ. соч.; Синицын С.А. Корпоративные правоотношения: содержание и особенности
регулирования // Журнал российского права. 2015. N 6. С. 52 - 67; Гутников О.В. Содержание корпоративных
отношений. С. 26 - 39; Ушницкий Р.Р. О гражданско-правовой форме корпоративного отношения // Вестник
гражданского права. 2011. N 5. С. 64 - 91.

Отсутствие единого подхода к пониманию корпоративных отношений, неопределенность их природы и


содержания вызывают множество проблем. Не установлена отраслевая принадлежность данных
отношений, в результате чего они могут трактоваться как гражданско-правовые, административные,
трудовые или даже комплексные правоотношения, регулируемые различными отраслями права.

Для объяснения природы и содержания корпоративных отношений в науке выработано несколько


основных подходов. Один из них основан на том, что корпоративными являются отношения, связанные с
созданием, деятельностью и прекращением корпораций как субъектов права. Именно такой взгляд на
корпоративные отношения (и на предмет так называемого корпоративного права) в настоящее время
наиболее распространен в юридической литературе <1>. При таком подходе корпоративное право является
комплексной отраслью права, включающей гражданско-правовые и публичные нормы, регулирующие все
аспекты правового статуса и деятельности корпораций. Как писал Ф.С. Карагусов, корпоративные
отношения изначально сформировались (институционализировались) в действительности в рамках
гражданского права как отдельный вид гражданско-правовых отношений, но современное развитие
социальных и рыночных отношений обусловило то, что в составе корпоративного права возникли и
углубляются в своем применении публично-правовые (преимущественно - административные) нормы <2>.
И.С. Шиткина считает, что корпоративные отношения - это разноотраслевые отношения, выделившиеся в
особую группу, которые не вписываются в систему какой-либо из отраслей права и регулируются нормами
как частного, так и публичного права <3>. Такого же, по существу, мнения придерживается В.В. Долинская
<4>. Этот подход близок к рассмотрению корпоративного права как составной части комплексной отрасли
предпринимательского права <5>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно
публикации - Статут, 2019.

<1> Например, Ф.С. Карагусов писал, что предметом корпоративного права "являются правовые
отношения, связанные с учреждением и деятельностью корпораций" (Карагусов Ф.С. Основы
корпоративного права и корпоративное законодательство Республики Казахстан. Алматы. 2011. С. 11). По
мнению И.С. Шиткиной, "корпоративное право регулирует создание, деятельность и прекращение
корпораций" (Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С. 25, 26).

<2> См.: Карагусов Ф.С. Указ. соч. С. 63.

<3> Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 72.

<4> Долинская В.В. Акционерное право. Основные положения и тенденции. М., 2006. С. 102.

<5> Лаптев В.В. Акционерное право. М., 1999. С. 3.

Другой подход, выраженный в Концепции развития гражданского законодательства и в действующем


ГК РФ, базируется на том, что корпоративные отношения также связаны с корпорацией как субъектом

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 77 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

права, однако это исключительно гражданско-правовые отношения, основанные на равенстве, автономии


воли и имущественной самостоятельности участников, связанные с участием в корпорации и с управлением
ею <1>.

--------------------------------

<1> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 3 - 4; Ломакин Д.В.
Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. С.
130.

Наконец, еще один подход основывается на том, что корпоративные отношения, регулируемые
корпоративным правом, хотя и являются гражданско-правовыми, но не обязательно связаны с
корпорациями как субъектами права. Существо этих отношений заключается в сотрудничестве объединения
частных лиц при достижении ими любой общей цели. Как отмечается в литературе, "корпоративными (а
также отношениями сотрудничества, участия или членства) могут быть названы общественные
отношения частных лиц, которые имеют в своей основе объединение лиц, направленное на
достижение общей цели" <1>. С этих позиций в предмет регулирования корпоративного права попадают
не только корпорации как субъекты права, но и любые объединения лиц, направленные на достижение
общих целей (в том числе простое товарищество, участники общей собственности и т.д.). Право корпораций
при этом является по существу лишь частью корпоративного права.

--------------------------------

<1> Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. С. 21.

Однако такое широкое понимание корпоративных отношений стирает грань между корпоративным
правом и той частью договорного права, которая регулирует объединения лиц, направленные на
достижение общей цели (договоры о совместной деятельности, соглашения субъектов права общей
долевой собственности о порядке пользования общим имуществом и т.п.). Возникает вопрос: а чем же тогда
корпоративные отношения отличаются от соответствующих договорных отношений? И не являются ли
корпоративные отношения в таком понимании синонимом договорных (обязательственных) и некоторых
других гражданско-правовых отношений (например, отношений общей долевой собственности),
направленных на достижение общей для сторон цели? И если это так, то какой смысл именовать такие
отношения корпоративными, если для них в гражданском праве уже существуют вполне определенные
названия? Только лишь для того, чтобы выделить среди них "корпорационные" отношения, связанные с
корпорациями как субъектами права?

Не случайно такое широкое понимание корпоративных отношений вызвало критику в юридической


литературе. Как отмечает Е.А. Суханов, фактически оно "представляет собой отождествление
корпоративных отношений с экономическими кооперационными связями, которые лежат в основе многих
гражданско-правовых договоров, а также с различными неправосубъектными объединениями лиц,
обладающих одним и тем же правом (сособственники, сонаследники, сокредиторы и т.д.). При этом наличие,
соотношение и отличия таких "юридических общностей" (Rechtsgemeinschaften) и традиционно
понимаемых корпораций давно отмечены и изучены в западноевропейской доктрине" <1>. Более того,
данные признаки присущи и неправовым образованиям (например, клубам по интересам, компании друзей,
решивших совместно встретить Новый год, и т.д.).

--------------------------------

<1> Суханов Е.А. Очерк сравнительного корпоративного права // Проблемы развития частного права:
Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема. М., 2011. С. 160. См. также: Суханов Е.А.
Сравнительное корпоративное право. С. 50.

Очевидным, однако, для большинства специалистов в сфере корпоративного права является то, что
включение корпоративных отношений в состав предмета гражданского права предопределяет их
гражданско-правовую природу. Поэтому корпоративные отношения - это гражданско-правовые отношения,
основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, возникающие
в связи с созданием и деятельностью юридического лица как отдельного субъекта права, отличающегося от

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 78 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

своих учредителей, участников, членов органов управления, выгодоприобретателей (бенефициаров) или


кредиторов.

Необходимость специального правового регулирования соответствующих отношений появляется


именно потому, что создается признаваемое правом новое правосубъектное образование, наделенное
своими участниками обособленным имуществом и способное от своего имени выступать в гражданском
обороте и нести самостоятельную имущественную ответственность по обязательствам перед третьими
лицами.

Поскольку юридическое лицо - это частноправовое понятие <1>, связанное в первую очередь с
персонифицированным имуществом, предназначенным для самостоятельного участия в гражданском
обороте, то и отношения, связанные с юридическими лицами, являются прежде всего гражданско-
правовыми. Нормы административного права, регулирующие процедуру регистрации юридических лиц <2>,
не являются частью корпоративного права, а имеют вспомогательное значение, точно так же как
административные по своей природе нормы о регистрации прав на недвижимое имущество <3> не
становятся частью вещного права. Поэтому в корпоративные отношения нельзя включать любые
отношения, возникающие при создании, деятельности и прекращении корпораций. Как отмечает Е.А.
Суханов, в таком понимании "заметно влияние американских подходов, в соответствии с которыми
корпоративное право регулирует не столько статус организаций, сколько организацию предпринимательской
деятельности в форме корпораций" <4>.

--------------------------------

<1> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 62, 63.

<2> См.: Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных
предпринимателей".

<3> См.: Федеральный закон от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации


недвижимости" // СЗ РФ. 2015. N 29 (ч. I). Ст. 4344.

<4> Суханов Е.А. Очерк сравнительного корпоративного права // Проблемы развития частного права:
Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема. М., 2011. С. 160.

Корпоративные отношения традиционно отождествляются с правоотношениями членства или участия


<1>. Действующий ГК РФ связывает понятие корпоративного права с отношениями участия (членства) в
корпоративной организации. Так, п. 2 ст. 65.1 ГК РФ говорит о том, что "в связи с участием в корпоративной
организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении
созданного ими юридического лица".

--------------------------------

<1> См., например: Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах: Курс лекций. 2-е
изд. М., 1994. С. 175.

Д.В. Ломакин считает, что корпоративные правоотношения - это внутриорганизационные отношения,


которые "возникают, изменяются и прекращаются в связи с участием в деятельности корпорации
(выделено мной. - О.Г.) лиц, принадлежащих к ее внутренней структуре и именуемых участниками
(членами)" <1>. В целом правоотношение участия указанный автор характеризует как "урегулированное
нормами гражданского права единое, сложное внутриорганизационное общественное отношение
имущественного характера (выделено мной. - О.Г.), возникающее между юридическими лицами,
основанными на началах участия (членства), - корпорациями и их участниками (членами) в момент
приобретения последними прав участия (членства), опосредующих процесс их участия в деятельности
корпорации (выделено мной. - О.Г.)" <2>. Участие в корпорации может быть как имущественным, так и
неимущественным и "опосредуется имущественными (неимущественными) правами и обязанностями,
образующими содержание корпоративного правоотношения" <3>. Однако "организационно-управленческие
отношения имеют вспомогательный характер, выполняют обслуживающую функцию по отношению к
имущественным отношениям" <4>, т.е. к "отношениям участия".

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 79 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

--------------------------------

<1> Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в


хозяйственных обществах. С. 81.

<2> Там же. С. 124.

<3> Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: понятие, правовая природа и виды //


Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 791.

<4> Там же. С. 799.

Однако при таком подходе существо корпоративных отношений остается совершенно неясным.
Возникает вопрос: в чем, собственно, участвуют члены корпоративной организации? Очевидно, что
участники корпорации никакого участия в деятельности юридического лица не принимают: непосредственно
в деятельности корпорации принимают участие работники корпорации, в том числе единоличный
исполнительный орган (директор). Поэтому именно действия работников или его органов считаются
действиями юридического лица, но никак не его участников. В силу основополагающего принципа
корпоративного права - принципа отделения имущество, действия и ответственность участников отделены
от имущества, действий и ответственности юридического лица как особого субъекта права, самостоятельно
выступающего в гражданском обороте. Поэтому никакого участия в деятельности корпорации (ни
имущественного, ни неимущественного) у участников нет и быть не может. Участники корпорации лишь
осуществляют свои правомочия в отношении корпорации, и детальный анализ этих правомочий позволяет
утверждать, что все они представляют собой как раз правомочия по управлению юридическим лицом,
т.е. по принятию тех или иных управленческих решений.

Поэтому ближайшее рассмотрение так называемых членских правоотношений позволяет сделать


вывод о том, что с содержательной точки зрения они представляют собой не что иное, как обычную для
гражданского права множественность лиц в отношениях по управлению юридическим лицом. Некоторые
исследователи вполне обоснованно не относят фактор членства к неотъемлемым признакам
корпоративных отношений. Как справедливо отмечает С.А. Синицын, "понятие членства не обладает
искомым гражданско-правовым смыслом и содержанием, не является единственным признаком корпорации
в гражданском праве, не может считаться предтечей возникновения корпоративных правоотношений" <1>.

--------------------------------

<1> Синицын С.А. Абсолютные и относительные субъективные права. Общее учение и проблемы
теории гражданского права: сравнительно-правовое исследование: Монография. С. 364.

Сторонники отождествления корпоративных отношений с отношениями членства или участия, по


существу, фактору простой множественности лиц в отношении по управлению юридическим лицом придают
качественно новую природу особого корпоративного правоотношения. Однако множественность лиц в
каком-либо правоотношении в принципе не может характеризовать правовую природу какого-либо
субъективного права. Соучастие, или сопринадлежность гражданских прав нескольким лицам, встречается в
самых разных правоотношениях: можно сказать, что "права участия" возникают в общих обязательствах
(обязательствах с множественностью лиц на стороне кредитора, при этом могут возникать права долевого
или солидарного участия (долевые и солидарные обязательства); права участия в общей собственности
(долевой или совместной), соавторство (и совместное обладание исключительными правами) на результаты
интеллектуальной деятельности и т.д. Однако в правоотношениях при совместном обладании несколькими
лицами одним и тем же правом не возникает качественно нового "права участия" в обязательстве, в праве
собственности или в интеллектуальном праве. Право кредитора в обязательственных отношениях не
превращается в какое-то другое по содержанию право; так же и при совместном обладании несколькими
правообладателями исключительными правами последние не превращаются в какие-то новые
"корпоративные" права на результат интеллектуальной деятельности. То же самое можно сказать и о
вещных правоотношениях общей собственности, в которых наличие нескольких субъектов права
собственности на одну и ту же вещь не превращает их право собственности в какое-то новое
"корпоративное право участия" в общей собственности. Содержание и правовая природа соответствующих
правоотношений остаются неизменными: все правомочия, присущие соответствующему виду субъективного

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 80 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

права (вещного, обязательственного или исключительного), по-прежнему сохраняются у правообладателей,


с той лишь разницей, что при множественности лиц на стороне управомоченного этих правообладателей
несколько <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Гутников О.В. К вопросу о правовой природе субъективного
корпоративного права. С. 54 - 64.

По существу, речь идет о том, что любые гражданско-правовые отношения складываются между
управомоченным (субъектом права) и обязанным лицом с набором определенных правомочий. Эти
правомочия могут принадлежать либо одному лицу, либо одновременно нескольким лицам. При этом от
того, сколько лиц выступает на стороне управомоченного, существо дела не меняется: содержание и
природа соответствующих гражданско-правовых отношений остаются теми же. Корпоративные отношения
не являются здесь исключением и полностью должны подчиняться этой логике. Между субъектом
корпоративного права и обязанным юридическим лицом складываются некие корпоративные отношения,
при этом субъективное корпоративное право состоит из соответствующих корпоративных правомочий. Эти
правомочия могут принадлежать либо одному лицу (собственнику имущества государственной организации,
единственному участнику хозяйственного общества и т.д.), либо одновременно нескольким лицам
(акционерам в акционерном обществе, участникам хозяйственного общества и т.д.).

Поэтому правовая природа корпоративных отношений должна раскрываться не через количество


участников, а через те правомочия, которые им принадлежат, и эти правомочия носят управленческий
характер. В литературе справедливо обращалось внимание на то, что любые корпоративные права, в том
числе право на прибыль, лишены собственного содержания и являются лишь разновидностями или
проявлениями права на участие в управлении обществом, которое и является "неким особым правовым
явлением, которое подлежит глубокому и всестороннему анализу" <1>.

--------------------------------

<1> Бабаев А.Б. Методологические предпосылки исследования корпоративных правоотношений //


Вестник гражданского права. 2007. N 4. С. 8, 9. Он же. Очерк 20. Проблема корпоративных
правоотношений // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под ред. В.А. Белова. М.,
2007. С. 827.

Совершенно очевидно, что никакого "права участия" как самостоятельного субъективного права
попросту не существует, а есть лишь право на управление юридическим лицом, включающее в себя
несколько управленческих (на управление делами, на распределение прибыли и т.д.) и связанных с ними
иных правомочий (информационных, на обжалование решений органов юридического лица, признание
недействительными сделок и т.д.). Объем и содержание соответствующих правомочий различаются в
зависимости от организационно-правовой формы юридического лица, доли участия в уставном капитале,
положений учредительных документов, и в этом смысле можно вести речь о нескольких разновидностях
управленческих прав.

По существу, право на управление юридическим лицом (а не участия в управлении) является


основным корпоративным правом, а не одним из "вспомогательных" корпоративных прав и не одним из
правомочий субъективного корпоративного ("членского") права.

Представляется поэтому, что так называемые корпоративные отношения - это не любые отношения
сотрудничества, участия или членства, а лишь те из них, которые связаны с управлением юридическими
лицами и возникают в связи с созданием и деятельностью юридического лица как отдельного субъекта
права, отличающегося от своих членов (участников) или учредителя. Необходимость специального
правового регулирования соответствующих отношений появляется именно потому, что создается
признаваемое правом новое правосубъектное образование, наделенное своими участниками (учредителем)
обособленным имуществом и способное от своего имени выступать в гражданском обороте и нести
самостоятельную имущественную ответственность по обязательствам перед третьими лицами. Именно
возникновение нового правосубъектного образования предопределяет основные отличительные
особенности отношений по управлению юридическими лицами, выделяющие их среди иных отношений,

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 81 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

опосредующих кооперационные или субординационные связи между участниками гражданского оборота.

В связи с этим по своему содержанию корпоративные отношения - это не "членские" отношения


участия в деятельности юридического лица, а разновидность отношений по управлению любыми
юридическими лицами с множественностью лиц на стороне управомоченной стороны. Ошибка ГК РФ
заключается вовсе не в том, что он включил в число корпоративных отношений отношения по управлению, а
в том, что к корпоративным отношениям отнесли только отношения по управлению корпоративными
организациями, оставив в стороне унитарные юридические лица. Отношения по управлению унитарными
юридическими лицами ГК РФ вообще остались неохваченными, хотя с содержательной точки зрения они
ничем не отличаются от отношений по управлению корпорациями с той лишь разницей, что право
управления унитарной организацией осуществляет одно лицо, а корпоративной - несколько. В остальном в
унитарных организациях присутствуют все те же отношения (между учредителем, юридическим лицом,
членами органов управления) <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений. С. 33, 34.

Именно такой подход был отражен в проекте концепции совершенствования общих положений ГК РФ
<1>, где корпоративные отношения определялись как "отношения, связанные с участием в юридических
лицах и с управлением ими" (выделено мной. - О.Г.). Обращает на себя внимание и то, что отношения
участия и управления не были разделены союзом "или", предполагающим их противопоставление. И это
совершенно правильно, поскольку отношения участия по сути являются модификацией отношения по
управлению юридическими лицами с множественностью лиц на стороне субъекта управления. Все
остальные корпоративные права либо представляют собой правомочия права на управление (например,
право на участие в общем собрании, на участие в распределении прибыли) и входят в само содержание
этого права, либо являются связанными с правом на управление и обслуживают его (право на обжалование
решений органов управления, информационные права, преимущественные права и т.д.).

--------------------------------

<1> Рекомендован Президиумом Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию


гражданского законодательства (протокол N 2 от 11.03.2009) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 4.

Действительно, если говорить об унитарных организациях, то в структуре отношений по управлению


юридическим лицом на место нескольких участников корпорации заступает один учредитель корпорации, и
из структуры корпоративных отношений выпадает лишь одно звено - отношения между членами корпорации
(так как у учредителя не может быть отношений с самим собой). Однако все остальные отношения,
связанные с управлением, в унитарных организациях имеют место (отношения между учредителем и
юридическим лицом, отношения между юридическим лицом и управляющими (менеджерами), отношения
между учредителем и управляющими (менеджерами). Собственник имущества унитарных организаций (как
и единственный участник хозяйственного общества) имеет в отношении соответствующих юридических лиц
тождественные по содержанию права, которые с полным основанием можно назвать корпоративными <1>.
В отношении унитарных организаций отсутствует лишь право участников хозяйственных обществ и
товариществ требовать исключения других участников из юридического лица, если такой участник причинил
вред товариществу или обществу.

--------------------------------

<1> Подробнее о необходимости распространения корпоративных отношений в том числе на


унитарные юридические лица см.: Гутников О.В. Государственные организации как субъекты корпоративных
отношений: о допустимости участия в корпоративных отношениях унитарных юридических лиц. С. 44 - 52.

Поэтому отношения участия в юридических лицах по своему существу являются лишь модификацией
отношений по управлению юридическими лицами с той лишь разницей, что они опосредуют управление
юридическими лицами со стороны нескольких лиц, в отличие от управления унитарными организациями, где
полномочия по управлению принадлежат одному лицу - учредителю. Содержание соответствующих
отношений при этом остается одним - реализация полномочий одного или нескольких (в корпорациях)

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 82 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

учредителей по управлению юридическим лицом.

Участникам корпорации принадлежат корпоративные права, основным из которых является участие в


управлении делами корпорации. Все остальные корпоративные права (право на информацию, право
обжаловать решения органов корпорации, оспаривать совершенные корпорацией сделки и т.д.) являются
вспомогательными и могут быть охарактеризованы как права, связанные с правом на участие в управлении
юридическим лицом. В коммерческих корпорациях к указанным правам добавляются право на получение
прибыли и право на ликвидационный остаток (право на получение имущества, оставшегося после
удовлетворения требований кредиторов при ликвидации юридического лица).

Если говорить об унитарных организациях, то их учредителю (собственнику имущества) фактически


также принадлежит право на участие в управлении деятельностью юридическим лицом (наряду с лицами,
входящими в состав органов управления унитарной организации), только это участие является более
полным, чем право отдельного участника корпорации, поскольку субъектом данного права является одно
лицо, а не несколько участников, и он единолично реализует полномочия по управлению юридическим
лицом. Так, в государственных унитарных предприятиях руководитель назначается собственником или
уполномоченным собственником органом и им подотчетен (ч. 4 ст. 113 ГК РФ). Учредитель в унитарном
предприятии утверждает устав предприятия, имеет право на получение части прибыли унитарного
предприятия <1> и т.д.

--------------------------------

<1> См.: ч. 1 ст. 17 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных


предприятиях".

В этом смысле, как совершенно справедливо отметил Д.В. Ломакин, применительно к корпорации
действительно невозможно разграничить выделенные законодателем корпоративные правоотношения,
поскольку правоотношения по управлению, по существу, одновременно являются правоотношениями
участия и "подпадают под критерии как первой, так и второй группы корпоративных правоотношений, что
делает бессмысленным их разделение" <1>.

--------------------------------

<1> Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: понятие, правовая природа и виды //


Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 801. При этом, отрицая
обоснованность деления корпоративных отношений на отношения участия и отношения управления в
действующем ГК РФ, указанный автор, как отмечалось выше, все корпоративные отношения предлагает
свести к отношениям участия (членства), по существу, вообще отказывая отношениям управления в праве
на существование в рамках корпоративных отношений, с чем мы согласиться не можем (см. также: Ломакин
Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах.
М., 2008. С. 84 - 87).

Таким образом, принципиальной разницы между отношениями по управлению корпоративными и


унитарными организациями не усматривается, за исключением той, что в унитарных организациях
полномочия по управлению принадлежат одному лицу (учредителю или собственнику имущества), а в
корпоративных - одновременно нескольким лицам, которые совместно "участвуют" в управлении
юридическим лицом. Это подтверждается и существованием корпоративных организаций всего лишь с
одним участником (так называемых компаний одного лица), а также тем, что собственник имущества
унитарного предприятия по существу имеет в отношении созданного им предприятия те же "корпоративные"
права, что и участники хозяйственного общества (право на управление, на получение части прибыли и т.д.)
<1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см.: Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений. С. 33, 34.

Если же говорить об остальных корпоративных отношениях (как "внутренних", так и "внешних"), то в


них также не усматривается какой-либо принципиальной разницы между корпоративными и унитарными

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 83 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

организациями. И в тех и в других есть определенная (иногда очень похожая) организационная структура,
система органов управления, и те и другие выступают в гражданском обороте от своего имени и в связи с
этим участвуют в комплексе отношений, опосредующих такое участие (формирование имущества
юридического лица, гарантии интересов кредиторов, представительство юридического лица в гражданском
обороте, распределение имущества юридического лица при его ликвидации и т.д.).

Таким образом, отношения, связанные с управлением юридическими лицами, по существу и


составляют содержание так называемых корпоративных отношений в любых организациях, а
подотрасль гражданского права, регулирующую эти отношения, можно называть "корпоративным
правом".

Игнорирование управленческой природы корпоративных правоотношений приводит к тому, что на


этом фоне совершенно непонятными и не охваченными правовым регулированием остаются отношения
между единственными участниками (учредителями) и созданными ими юридическими лицами и с членами
органов управления этих юридических лиц. Хотя совершенно очевидно, что в унитарных организациях
существуют такие же управленческие отношения, как и в корпоративных.

Ряд исследователей в последнее время совершенно справедливо обращают внимание на


управленческий элемент в корпоративных отношениях, отмечая, что "благодаря корпоративным правам
участники корпорации могут участвовать в различных формах в управлении корпорацией и ее
имуществом (выделено мной. - О.Г.)" <1>. Е.А. Суханов к числу гражданско-правовых отношений относит
"отношения, связанные с управлением имуществом организаций (большинство из которых являются
корпоративными, основанными на членстве их участников)" <2>. При этом в целом корпоративные
отношения указанные авторы относят к числу имущественных. Некоторые исследователи, признавая
наличие отдельных управленческих элементов в корпоративных отношениях, тем не менее даже
неимущественные управленческие правомочия пытаются трактовать как имущественные. Например, Д.В.
Ломакин отмечает: "...голосуя на общих собраниях участников предпринимательских корпораций по
вопросам распределения прибыли, что служит проявлением неимущественного участия в деятельности
корпорации, ее участники (члены) тем самым реализуют и свое имущественное участие" <3>.

--------------------------------

<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2011. Т. I: Общая
часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права.
С. 125 (автор - В.С. Ем).

<2> Там же. С. 66.

<3> Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в


хозяйственных обществах. М., 2008. С. 104.

Однако в свете управленческой природы корпоративных отношений говорить о том, что участники
юридического лица (корпорации) управляют его имуществом, вряд ли уместно. Наоборот, в силу принципа
отделения с формально-юридической точки зрения имуществом юридического лица управляет сама
организация посредством своих органов, но никак не участники, которые утрачивают всякую правовую связь
с этим имуществом после внесения его в уставный капитал корпорации. При этом отчетливо проявляется
неимущественный характер управленческих отношений между участниками (учредителем) и юридическим
лицом. Безусловно, конечная цель участия, например, в коммерческих организациях - это получение
прибыли. Однако субъекты приобретают корпоративные права в первую очередь для того, чтобы управлять
юридическим лицом, получать право корпоративного контроля и освободить себя от ответственности по
обязательствам юридического лица в обороте. Как справедливо отмечает А.А. Зурабян, "членам корпорации
интересно не получение самого имущества корпорации, которое они могут получить только в рамках
обязательственных отношений по выплате дивидендов/распределению прибыли/выплате ликвидационной
квоты... а организация управления соответствующим юридическим лицом (его имущественным субстратом)
в целях достижения тех задач, которые ставили перед собой субъекты права при вступлении в
корпоративные отношения (получение прибыли для коммерческих организаций, достижение социально-
политических и иных общественно значимых целей для некоммерческих корпораций)" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 84 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

--------------------------------

<1> Зурабян А.А. Корпоративные правоотношения как вид гражданских правоотношений: Дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2007. С. 8, 9.

Показательно, что последовательное рассмотрение права членства как субъективного гражданского


права неизбежно приводит исследователей к выводу о том, что оно является неимущественным правом
управленческой природы. Так, Е.А. Крашенинников и Ю.В. Байгушева, опираясь преимущественно на
немецкую правовую доктрину, характеризуют право членства как "право на участие в образовании воли
объединения" <1>. При этом указанные авторы различают участие и право членства, говоря, что можно
быть участником объединения, но при этом не обладать правом членства. Например, вкладчики в
товариществе на вере, являясь участниками товарищества, не обладают правом членства, так как "не могут
участвовать в управлении делами и тем самым в образовании воли (выделено мной. - О.Г.)
товарищества" <2>. Это, по существу, подтверждает, что так называемое "право членства" в юридических
лицах имеет особый субординационный (управленческий) неимущественный характер.

--------------------------------

<1> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Право членства // Вестник ВАС РФ. 2013. N 12. С. 72.

<2> Там же.

Право управления по составу входящих в него правомочий является неимущественным, но оно имеет
имущественную ценность, и чем больший объем управленческих правомочий в него входит, тем больше оно
стоит на рынке, если речь идет о коммерческих юридических лицах. Основанием возникновения права на
управление в любых организациях, безусловно, является внесение имущества в юридическое лицо. Однако
взамен внесенного имущества учредитель (участник) получает право управления, которое в целом носит
неимущественный характер и складывается из различных неимущественных правомочий, к которым
относятся в том числе право на дивиденд, право на ликвидационный остаток и т.д. Какие-либо права
участников хозяйственных обществ в отношении имущества юридического лица с точки зрения
субъективного права вообще отсутствуют. У них нет ни вещного права на имущество (право собственности
на внесенное в уставный капитал имущество ими утрачено и принадлежит самому юридическому лицу), ни
обязательственного права требования на получение дивидендов, ликвидационного остатка или иных выдач
(правомочие требовать выплаты дивиденда возникает лишь после принятия управленческого решения о
выплате дивидендов).

Поэтому по своему характеру "корпоративные" права на участие в распределении прибыли, на


ликвидационный остаток будут представлять собой некие правомочия на участие в принятии
соответствующих управленческих решений путем осуществления права голоса по соответствующим
вопросам и сопутствующие им правомочия требовать от общества самого рассмотрения вопроса
(включения в повестку дня) о выплате или невыплате дивидендов, о ликвидации общества и последующего
определения причитающейся участникам ликвидационной квоты. С нашей точки зрения, было бы
неправильным полагать, что само по себе действие юридического лица, заключающееся в рассмотрении
вопроса о принятии того или иного решения, обладает какой-либо имущественной ценностью. Юридически
защищенный интерес участников при такой конструкции будет удовлетворяться за счет совершения
действий юридического лица неимущественного характера - рассмотрения обществом вопроса о выплате
или невыплате соответствующих сумм.

Иногда в юридических лицах могут возникать права пользования участников имуществом


организации, право на получение услуг и т.д. Однако данные права представляют собой имущественные
правомочия, порождаемые реализацией права на управление юридическим лицом, поскольку появление
таких прав основывается на принятии соответствующих управленческих решений. Такие имущественные
правомочия, безусловно, имеют корпоративную природу, поскольку предоставляются именно в связи с
наличием у участника права на управление и утрачиваются, если участник лишается членства (права
управления). Эти правомочия неотделимы от права членства (управления) и не могут передаваться третьим
лицам.

Поэтому так называемые имущественные корпоративные права по сути представляют собой

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 85 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

управленческие правомочия все того же права на управление юридическим лицом. Иначе совершенно
непонятно, как может существовать субъективное право на дивиденд (корпоративное право) без
корреспондирующей с этим правом обязанностью общества принять решение о выплате дивиденда. Как
известно, хозяйственное общество может и не принять решения о выплате дивидендов, более того, оно
может вообще никогда не принять решения о выплате дивидендов, если деятельность общества окажется
убыточной. Даже при наличии прибыли она может быть направлена на расширение производства и на иные
цели, не связанные с выплатой дивидендов. Поэтому существование некоего субъективного корпоративного
имущественного права на дивиденд и на ликвидационную квоту представляется необоснованным <1>.
Безусловно, управленческие отношения в юридических лицах всегда имеют определенный имущественный
контекст, проявляющийся в абстрактной возможности получать определенные выгоды от использования
юридическим лицом имущества, переданного учредителями. Однако в юридическом смысле
непосредственно имущественного содержания такие отношения не имеют, поскольку все правомочия в
отношении имущества принадлежат не участникам (учредителям), а самому юридическому лицу.

--------------------------------

<1> В последнее время попытки принудительной реализации корпоративного права на дивиденд все
чаще предпринимаются на практике. Однако суды последовательно отказывают в удовлетворении
соответствующих исков, и правильность такой позиции подтверждалась в том числе Конституционным
Судом РФ (см.: Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.2017 N 1-О "Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы акционерного общества "Управляющая компания "Арсагера" на нарушение
конституционных прав и свобод статьями 32 и 42 Федерального закона "Об акционерных обществах"). В
связи с этим в литературе активно обсуждается вопрос о необходимости совершенствования способов
защиты корпоративного права на дивиденд путем закрепления в законе юридической обязанности по
выплате дивидендов по привилегированным акциям (См.: Гаджиев Г.А. Легитимация идей "права и
экономики" (новые познавательные структуры для гражданского права) // Вестник гражданского права. 2017.
N 6. С. 152), а также допустимости исков о понуждении выплаты дивидендов по обыкновенным акциям в
случаях, когда хозяйственное общество не принимает решения о выплате дивидендов ввиду
злоупотребления правом.

В связи с тем, что управленческие отношения имеют неимущественную природу, нет никаких
нормативных оснований говорить о том, что включение управленческих отношений в состав предмета
гражданского права противоречит природе гражданского законодательства, которое согласно п. 3 ст. 2 ГК
РФ не применяется лишь к имущественным отношениям, основанным на властном подчинении одной
стороны другой. Следовательно, нет никаких препятствий для включения неимущественных
субординационных отношений в предмет гражданского права. В то же время в п. 1 ст. 2 ГК РФ говорится о
том, что гражданское право регулирует "имущественные и личные неимущественные отношения".
Возникает вопрос: являются ли управленческие отношения личными неимущественными? Личные
неимущественные отношения традиционно в доктрине гражданского права рассматриваются как
неотчуждаемые, тесно связанные с личностью (право авторства, право на имя и т.д.). Очевидно, что
управленческие корпоративные права не относятся к личным неимущественным правам в традиционном
понимании.

Возможно, в некоторых юридических лицах, где личность участника (учредителя) имеет существенное
значение, они и являются личными (например, в некоторых некоммерческих организациях, в полных
товариществах и т.д.). Однако в большинстве случаев корпоративные отношения не носят личного
характера хотя бы потому, что корпоративные права могут с той или иной степенью свободы отчуждаться и
иным образом переходить от одного лица к другому (в виде продажи акций, долей участия в уставном
капитале, паев и др.).

Могут ли в предмет гражданского права включаться неимущественные отношения, не носящие


личный характер? Еще О.А. Красавчиков по этому поводу справедливо отмечал, что деление гражданско-
правовых отношений на "имущественные" и "личные неимущественные" построено на совершенно
различных критериях. Если бы за основу бралось единое основание, то соответствующие отношения
следовало бы делить на "имущественные" и "неимущественные", с одной стороны, и на "личные" и
"неличные" - с другой <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 86 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

<1> См.: Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Категории науки


гражданского права: Избранные труды: В 2 т. М., 2005. Т. 1. С. 45, 46.

Очевидно, что неимущественные отношения, регулируемые гражданским правом, не обязательно


должны носить личный характер. Так, в известной и старой дискуссии о возможности существования
неимущественных обязательств большинство высказывается за такую возможность. О неимущественном
интересе в обязательстве писал Е.В. Пассек, который пришел к выводу, что "требование необходимости
имущественной ценности действия как существенного условия действительности обязательства не может
быть основываемо ни на природе гражданского права, ни на природе обязательства" <1>. Как указывает
И.А. Покровский, начиная с Иеринга воззрение о возможности существования неимущественных
обязательств одерживает верх <2>. При этом такие обязательства совершенно не должны быть связаны с
личными неимущественными интересами, которые привязаны к человеческой личности вообще или к какой-
то конкретной личности, а, как указывала цитируемая И.А. Покровским Комиссия по составлению проекта
Германского гражданского уложения, "достоин охраны всякий интерес, который не нарушит границ закона
или индивидуальной свободы. Нет надобности в иных границах, кроме той, которая требует, чтобы
обязательство не противоречило закону или добрым нравам" <3>.

--------------------------------

<1> Пассек Е.В. Неимущественный интерес в обязательстве // Неимущественный интерес и


непреодолимая сила в гражданском праве. М., 2003. С. 178.

<2> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 135 - 138.

<3> Там же. С. 138.

Таким образом, гражданское право в принципе может регулировать неличные неимущественные


отношения, в том числе отношения, основанные на методе частноправовой субординации. Категория
управленческих гражданско-правовых отношений является, пожалуй, наименее разработанной в
отечественной цивилистике, однако ряд ученых предпринимают попытки их обоснования <1>. В литературе
постепенно все сильнее звучит идея об управленческих отношениях в корпоративном праве как об
основном или одном из основных видов корпоративных отношений <2>. Например, возможность
существования в частном праве управленческих субординационных отношений признает С.А. Синицын,
отмечая, что они не до конца исследованы, однако связывает их исключительно с корпоративными
организациями <3>. При этом указанный автор почему-то субъективное право корпоративного управления
рассматривает не с точки зрения правомочий участников в отношении корпорации, а с точки зрения
правомочий самой корпорации в отношении самой себя, что выглядит по меньшей мере странно: "Право на
управление собственной деятельностью является субъективным правом юридического лица как
самостоятельного субъекта гражданского права. Данное право возникает с момента создания юридического
лица и содержательно имеет наиболее полный характер" <4>.

--------------------------------

<1> См., например: Харитонова Ю.С. Управление в гражданском праве: проблемы теории и практики.
М., 2011.

<2> См.: Морозов С.Ю. Метод юридического равенства сторон и принцип подчинения в корпоративном
праве России // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2017. N 2. С. 181 - 191.

<3> См.: Синицын С.А. Абсолютные и относительные субъективные права. Общее учение и проблемы
теории гражданского права: сравнительно-правовое исследование: Монография. С. 375 - 377.

<4> Там же. С. 377.

Однако очевидно, что никакого права на управление собственной деятельностью (а по сути - права в
отношении самого себя) с точки зрения модели субъективного гражданского права нет и быть не может.
Если использовать обязательственно-правовую терминологию (общие положения которой применимы к
требованиям из корпоративных отношений), в данном случае имеет место совпадение кредитора и

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 87 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

должника в одном лице, что влечет сразу же прекращение этого правоотношения с момента создания
юридического лица. Любое управление в общественных отношениях предполагает наличие субъекта
управления и субъекта, которым управляют (объекта управленческого воздействия). Представить субъекта
и объект управления в одном лице немыслимо, а юридическое лицо, обладающее субъективным правом на
управление собственной деятельностью, сильно напоминает унтер-офицерскую вдову, которая сама себя
высекла. Поэтому говорить о субъективном праве на управление можно лишь в понимании конструирования
нового субъективного корпоративного права управления юридическим лицом со стороны другого субъекта
(или нескольких субъектов) гражданского права, противостоящего субъекту, которым управляют.

Если же рассматривать управленческие правомочия юридического лица в отношении самого себя, то


в лучшем случае можно говорить об автономии воли этого лица и его правоспособности, а в худшем - об
управленческих "внутрикорпоративных" отношениях, которые, однако, либо гражданско-правовыми не
являются, либо вообще относятся не к правовым, а к фактическим отношениям.

И.С. Шиткина отмечает, что "разграничение корпоративных отношений от иных гражданско-правовых


отношений основано на присутствии в них управленческого элемента" <1>. М.А. Егорова развивает
концепцию "управленческого правоотношения" в корпоративном праве, в основе которого лежит "феномен
частноправовой власти корпоративного содержания" <2>. А.Е. Молотников отмечает, что корпоративные
отношения - это организационно-управленческие отношения <3>.

--------------------------------

<1> Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 63.

<2> Координация экономической деятельности в российском правовом пространстве: Монография /


Отв. ред. М.А. Егорова. М., 2015. С. 290.

<3> См.: Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М., 2006. С. 5.

Отношения субординации (власти-подчинения) существуют во многих гражданско-правовых


отношениях. Можно вспомнить об обязательных указаниях, которые может давать одна сторона другой в
отношениях между основным и дочерним хозяйственными обществами, в договорных отношениях.
Например, в силу п. 3 ст. 748 ГК РФ подрядчик обязан исполнять полученные в ходе строительства указания
заказчика, если они не противоречат договору и не представляют собой вмешательства в оперативно-
хозяйственную деятельность подрядчика. Это не означает, однако, что данные отношения носят публичный
характер.

Сам принцип свободы договора и метод дозволительности правового регулирования предполагают,


что стороны любого гражданско-правового договора могут предусмотреть в договоре право одной стороны
давать другой стороне обязательные для исполнения указания, построенные на началах гражданско-
правовой субординации. Диспозитивность и свобода договора в частном праве позволяют строить
гражданско-правовые отношения по модели частноправовой субординации, когда их участники
добровольно соглашаются с тем, что одна сторона будет давать другой обязательные для исполнения
указания и та будет им подчиняться. В отличие от обязательственных прав требования, содержание
которых изначально определяется соглашением сторон, содержание обязательных указаний заранее
неизвестно и определяется в момент их выдачи, полностью завися от дискреционного усмотрения
управомоченной стороны. Это позволяет рассматривать их как локальные властные веления, которые
должна исполнять обязанная сторона.

С содержательной точки зрения властное начало, присущее одной из сторон гражданско-правового


отношения, практически ничем не отличается от власти, присущей управленческим административным
отношениям. Однако, в отличие от административных управленческих отношений, где возможность выдачи
таких властных указаний определяется нормативно в рамках очерченной компетенции соответствующего
органа власти и не зависит от воли подвластного лица, в гражданских управленческих отношениях стороны
добровольно связывают себя на будущее возможностью выдачи таких указаний, поэтому в основе
частноправовых управленческих отношений остается все тот же принцип равенства и свободы договора.

Поэтому в отличие от публичных властных указаний, обязательность которых не зависит от воли

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 88 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

подвластного лица, в частноправовых отношениях субъекты частного права изначально по своему


свободному усмотрению задают для себя определенные правила поведения субординационного типа и
соблюдают эти правила. Стороны добровольно связывают себя возможностью выдачи обязательных
указаний, поэтому в основе гражданско-правовых управленческих отношений лежит метод юридического
равенства, автономии воли и свободы договора. Эти равенство и свобода исчезают после того, как стороны
связали себя соответствующими "управленческими" правами и обязанностями, что, впрочем, имеет место и
в обычных обязательственных отношениях. Пределы такой "частноправовой компетенции" субъекта,
управомоченного оказывать управляющее воздействие на своего контрагента, определяются договором.

В то же время управленческие элементы в договорных отношениях, как правило, носят эпизодический


и вспомогательный характер и гражданско-правовая субординация устанавливается в строго определенных
рамках, очерченных соглашением сторон. Однако и в обязательственном праве имеются примеры, когда их
участники практически полностью подчиняют волю одного субъекта воле другого, как это происходит в
договоре между двумя хозяйственными обществами, в силу которого одно общество (основное) получает
контроль над деятельностью другого путем возможности выдачи обязательных указаний. Можно также
упомянуть договор на осуществление функций единоличного исполнительного органа, когда одна
коммерческая организация (управляющий) управляет деятельностью другой <1>.

--------------------------------

<1> Следует, впрочем, согласиться с И.С. Шиткиной в том, что договор на осуществление функций
единоличного исполнительного органа не устанавливает корпоративный контроль и не может служить
основанием "дочерности", поскольку управляющая организация оказывает влияние лишь на текущую
хозяйственную деятельность управляемого общества, не приобретая над ним корпоративный контроль (См.:
Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 473, 474).

В отличие от договорных субординационных отношений содержание управленческих отношений в


юридических лицах определяется в первую очередь не договором, а законом и учредительными
документами юридического лица <1>.

--------------------------------

<1> Хотя и в отношениях по управлению юридическим лицом в настоящее время предусмотрена


возможность заключения корпоративного договора, представляющего по существу элементы двух
договоров: договора об управлении юридическим лицом (об осуществлении управленческих прав
участников) и обязательственного договора, устанавливающего взаимные права и обязанности участников,
не относящиеся к управлению юридическим лицом (например, об обязанности продать акции при
наступлении определенных условий или воздержаться от продажи акций и т.п.).

Однако для корпоративного управления характерно то, что круг вопросов, по которым субъект права
корпоративного управления имеет право давать обязательные указания своему контрагенту - юридическому
лицу, чрезвычайно широк и по существу охватывает все основные вопросы деятельности подконтрольного
лица. Это означает, что одно лицо управляет деятельностью другого. В иных гражданско-правовых
отношениях круг этих вопросов крайне узок и ограничивается лишь тем конкретным предметом, по которому
стороны оговорили право давать обязательные указания.

Поэтому главной особенностью отношений по управлению юридическим лицом в гражданском


праве является то, что круг вопросов, по которым управомоченное лицо может давать указания
управляемому лицу, предельно широк и по существу охватывает все вопросы деятельности
юридического лица. И это легко объясняется как раз правовой природой юридического лица, состоящего,
по сути, из составляющих его участников или учредителей, которые полностью подчиняют себе и
формируют волю юридического лица как объекта управления. Поэтому применительно к управлению
юридическими лицами такие отношения носят не вспомогательный, а основной характер.

На наличие в корпоративных отношениях властного начала давно обращалось внимание. Еще в


дореволюционной литературе В.М. Хвостов, например, выделял помимо вещных, обязательственных и
прочих прав также корпоративные права, называя их особым видом прав на чужую личность, т.е. "права
юридического лица (корпорации) по отношению к ее членам и членов по отношению к корпорации" <1>. На

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 89 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

властный характер корпоративных прав обращал внимание О.Ф. фон Гирке, которого можно считать одним
из основоположников теории корпоративных прав. Заслугой немецкого цивилиста можно считать не только
то, что он обосновал наличие особых внутренних отношений участия в корпорации <2>, но и то, что эти
внутренние правоотношения он характеризовал как особый класс частных прав власти, признавая, по сути,
субординационный характер корпоративных отношений.

--------------------------------

<1> Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 66.

<2> Корпоративное право: Учебный курс: В 2 т. / Отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. С. 786.

Внутреннекорпоративные (gemeinheitliche) права и обязанности в корпорациях как публичного, так и


частного права Гирке характеризовал как корпоративную власть над членами - "власть, коренящаяся в
юридически признанном господстве социального целого над его членами и органами", при этом если речь
шла о корпорации частного права, то "все такие внутреннекорпоративные права имеют ранг частного права
и образуют особый класс частных прав власти (выделено мной. - О.Г.)" <1>. Так как основным принципом
этих отношений Гирке видел неравенство союзной личности и отдельных составляющих ее лиц, то
представления о них сложились у Гирке как об особом союзном праве (Socialrecht), которое хотя и
относится к частному праву, но по своей структуре родственно публичному праву <2>.

--------------------------------

<1> См.: Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 105.

<2> Подробнее о теории Гирке см.: Каминка А.И. Акционерные компании: Юридическое исследование.
СПб., 1902. Т. 1. С. 470 - 483; Суворов Н.С. Указ. соч. С. 97 - 109.

Что касается второй и, на наш взгляд, главной стороны отношений корпоративного управления, а
именно субординационных отношений управления корпорацией со стороны ее участников, то она у Гирке
оставалась в тени <1>: он прежде всего выделял отношения членства ("членные права и обязанности"). В
то же время по своему содержанию эти членские права и обязанности с их "внутренней стороны" также
оставались "управленческими": с одной стороны, обязанность участников повиноваться союзу, с другой
стороны, имеющееся у участников право голоса <2>. Отношения сочленства рассматривались как
отношения не только между членами, но и между каждым членом и целым на началах взаимности, т.е. как
отношения, выражающиеся во взаимных правах и обязанностях, юридическая защита которых была
возможна в том числе путем исков на признание сочленства, на предоставление права голоса <3>.
Отношения сочленства с внутренней стороны "входят в область господства корпоративной власти и,
следовательно, подлежат распоряжению союзного лица" <4>.

--------------------------------

<1> Это объясняется, по всей видимости, тем, что Гирке как представитель исторической школы права
основные усилия прилагал к обоснованию самобытности немецкой корпорации, союзной личности, которая
олицетворяла возрождение германской нации и дух единства немецкого народа. Отсюда и особое внимание
именно к членским правам как разновидности корпоративных прав.

<2> См.: Суворов Н.С. Указ. соч. С. 105, 106.

<3> Там же. С. 106, 107.

<4> Там же. С. 106.

В признании существования особых корпоративных прав с Гирке был согласен А.И. Каминка,
писавший, что "здесь нет той свободы, того равенства отношений, которая характеризует собой всю область
обязательственных отношений" <1>. Признавая преобладающее значение имущественных прав в
корпоративных отношениях, А.И. Каминка тем не менее отмечал их особый властный характер, считая, что
"права эти представляют своеобразные особенности сравнительно со структурой индивидуальных -
обязательственных прав, они носят специфическую корпоративную окраску, сущность которой заключается

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 90 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

в элементе господства компании как таковой над отдельными ее участниками" <2>. На отношения по
модели власти-подчинения в акционерном праве указывал и Л.И. Петражицкий <3>.

--------------------------------

<1> Каминка А.И. Указ. соч. Т. 1. С. 484.

<2> Там же. С. 487. См. также: Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 395, 396.

<3> См., например: Петражицкий Л.И. Акции. Биржевая игра и теория экономических кризисов. СПб.,
1911. Т. 1. С. 26.

Таким образом, есть все основания говорить об отношениях по управлению юридическим лицом как о
частноправовых неимущественных отношениях власти и подчинения, объектом которых является сам
управляемый субъект. В этих отношениях имеет место господство над другим субъектом, в отличие от
обязательственных прав, в которых объектом господства являются действия обязанного лица, и в отличие
от вещных прав, в которых объектом господства является вещь. В отличие от вещных и обязательственных
правоотношений правоотношения по управлению юридическим лицом составляют сферу господства над
личностью. Юридическое лицо подчиняется господству его высшего волеобразующего органа управления,
состоящего из его членов. Участники тем самым полностью подчиняют волю управляемого субъекта, они ее
формируют и образуют. Поэтому управление в юридических лицах - доведенное до абсолюта господство
над личностью юридического лица со стороны его участников (учредителей).

Исходя из этого представляется, что в известной классификации субъективных прав на абсолютные и


относительные право управления юридическим лицом является по своей природе смешанным и занимает
среднее положение между абсолютными и относительными правами, поскольку имеет признаки как
абсолютных, так и относительных прав.

В литературе ранее уже обращалось внимание на наличие в корпоративных управленческих правах


двух видов правомочий: 1) правомочие на чужое поведение и 2) правомочие на свое поведение <1>. При
этом "первое правомочие направлено на действия объединения, обеспечивающие реализацию
второго правомочия; второе правомочие слагается из двух субправомочий: возможности
предъявить объединению требование о создании условий для участия в образовании его воли и
возможности участвовать в образовании этой воли" <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее
применения в хозяйственных обществах. С. 111.

<2> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Указ. соч.

С одной стороны, право управления юридическим лицом имеет черты абсолютности: правовая связь
субъекта права с объектом носит непосредственный характер (между субъектом и объектом управления не
существует никаких иных субъектов, от поведения которых зависит удовлетворение интереса
управомоченного лица). Эта связь устанавливается путем императивного законодательного определения
объема и содержания правомочий субъекта, меры его юридического господства (власти) над управляемым
объектом. Осуществление права управления предопределено исключительно волей и действиями
управомоченного лица и не зависит в отношении объекта управления от поведения других лиц <1>, интерес
лица удовлетворяется за счет собственных действий по управлению путем выдачи указаний подвластному
объекту, который им подчиняется автоматически, поскольку его воля представляет собой по существу волю
субъекта управления. Такие указания выдаются в форме принятия единоличного решения в унитарных
организациях или путем принятия решения по итогам голосования на общем собрании в корпоративных
организациях. Право на дивиденд, как указывалось выше, также является одним из правомочий права на
управление: даже формулировка закона говорит не о праве на получение части прибыли, а о праве
"принимать участие в распределении прибыли" (абз. 2 п. 1 ст. 67 ГК РФ), что можно трактовать как право
участвовать в принятии управленческого решения корпорации о распределении прибыли. Это правомочие
также реализуется путем голосования на общем собрании, т.е. посредством реализации управленческого

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 91 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

правомочия. Собственно, правомочие на получение дивидендов, которое реализуется путем действия


обязанного лица по выплате конкретной суммы, появляется именно в результате принятия управленческого
решения.

--------------------------------

<1> О признаках абсолютных и относительных прав см.: Синицын С.А. Общее учение об абсолютных
и относительных субъективных гражданских правах: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2017. С. 19.

С другой стороны, право управления имеет и черты относительности: для осуществления права на
формирование воли управляемого (подчиненного) субъекта должны быть созданы необходимые условия,
выражающиеся в действиях членов органов управления юридического лица по составлению списков лиц,
имеющих право на участие в собрании, по созыву и проведению общего собрания и т.д. Относительность
права управления вытекает из особой природы объекта управления, одновременно являющегося
юридическим лицом, которое правопорядок наделяет свойством правосубъектности и которое обладает
свойством организационного единства, проявляющегося в системе особо организованных органов
управления. Поскольку объект управления имеет статус субъекта права, то интерес управомоченного лица
удовлетворяется также за счет действий иных лиц - членов органов управления обязанного подвластного
субъекта и его работников. Кроме того, интерес управомоченного лица направлен как на сохранение своего
правового положения (сохранение корпоративного контроля), так и на развитие этого положения в динамике
существования права на управление (например, на возникновение правомочия на получение дивиденда
или увеличение корпоративного контроля).

Главным управленческим правомочием в юридических лицах, имеющих множество участников,


является право голоса. Как правильно указывают Е.А. Крашенинников и Ю.В. Байгушева, "право голоса
включает в себя правомочие на действия объединения, обеспечивающие возможность
управомоченного дать свой голос при вынесении соответствующего решения (например, на действия
общества с ограниченной ответственностью по созыву очередного общего собрания участников - абз. 1 ст.
34 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и правомочие на собственное поведение
управомоченного, которое состоит из двух субправомочий: возможности предъявить требование о
создании условий для голосования (например, возможности акционера предъявить акционерному
обществу требование о созыве годового общего собрания акционеров - абз. 2 п. 1 ст. 47 Закона об
акционерных обществах) и возможности изъявить волю по поставленному на голосование вопросу
(например, вопросу о реорганизации акционерного общества - подп. 2 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных
обществах) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Указ. соч. С. 73.

Такой подход известен и традициям континентального права. Так, A. Tuhr квалифицировал право
голоса как "правомочие власти", которое не зависит от воли субъекта, правовая сфера которого
подвергается изменению, "в силу чего на него возлагается обязанность, которая бы корреспондировала с
"правомочием власти" и могла быть нарушена. Однако право голоса осуществляется не только
собственными действиями управомоченного, но и действиями объединения, которые сам управомоченный
совершить не в состоянии. Именно потому, что управомоченный не может совершить эти необходимые для
него действия, в содержание права голоса входит правомочие требования, через которое это право в целом
сопрягается с корреспондирующей с ним обязанностью объединения к совершению определенных действий
в удовлетворение интереса управомоченного. Не подлежит никакому сомнению, что корреспондирующая с
правом голоса обязанность объединения (например, обязанность ООО по созыву очередного собрания
участников) может быть им нарушена (например, путем недопуска к голосованию, неучета голоса и т.д.)"
<1>.

--------------------------------

<1> Там же (со ссылкой на: Tuhr A. Derallgemeine Teildes deutschen burgerlichen Reghts. Leipzig, 1910.
Bd. 1. S. 551).

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 92 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

Поэтому право управления носит смешанный (относительно-абсолютный) характер <1>, однако в


целом его можно назвать относительным, поскольку и право на свои, и право на чужие действия
осуществляется в отношении определенных поименно лиц (конкретного юридического лица и входящих в
него членов органов управления).

--------------------------------

<1> Показательно, что в немецкой цивилистике не выработано единого мнения об абсолютности или
относительности права членства (см.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Указ. соч. С. 72).

Рассмотрение правовой связи между учредителями (участниками) и юридическим лицом в качестве


отношений власти и подчинения, построенных по методу частноправовой субординации, наглядно
показывает, что отношения по управлению юридическим лицом являются основными, а не
вспомогательными. Отдельные имущественные правомочия, возникающие в динамическом развитии права
управления (которым, например, выступает право на получение распределенных решением собрания
дивидендов), являются сопутствующими и необязательными элементами отношений управления. Эти
имущественные отношения составляют факультативную, вспомогательную и лишь возможную, но никак не
обязательную стадию корпоративных отношений и не могут составлять их основное содержание.

Поскольку отношения по управлению юридическим лицом являются основными, то их нельзя, строго


говоря, рассматривать в качестве организационных частноправовых отношений в том понимании, о котором
писал О.А. Красавчиков. Как известно, он выделял в частном праве несколько разновидностей
организационных отношений (организационно-предпосылочные, организационно-делегирующие,
организационно-контрольные, организационно-информационные), которые сопровождают имущественные
отношения. Ученый был солидарен с С.Н. Братусем в том, что организационные отношения "по вертикали",
т.е. управленческие отношения, составляют предмет административного и иных отраслей публичного права
<1>. Категория управленческих частноправовых отношений им не разрабатывалась. Частным правом, по
мнению О.А. Красавчикова, регулируется та часть организационных отношений, которая построена "по
горизонтали", т.е. организационные отношения координационного типа. Организационные отношения
рассматривались О.А. Красавчиковым как вспомогательные, так как они организуют (упорядочивают) любые
другие "организуемые" гражданско-правовые отношения и сопутствуют им. Организационные отношения в
целом он характеризовал как "такие построенные на началах координации или субординации социальные
связи, которые направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их
участников либо на формирование социальных образований" <2>. Данная концепция была подвергнута во
многом справедливой критике со стороны других ученых, которые говорили, что организационные
отношения в таком понимании присутствуют в том или ином виде в любых гражданских правоотношениях и
представляют собой всего лишь вспомогательную стадию формирования имущественных отношений <3>. С
этих позиций любым правоотношениям присущ организационный момент, поскольку функция права вообще
- организовывать и упорядочивать общественные отношения.

--------------------------------

<1> Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Категории науки


гражданского права: Избранные труды: В 2 т. Т. 1. С. 47.

<2> Там же. С. 53.

<3> См.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть I) // Избранные труды по
гражданскому праву. М., 2000. С. 258 - 261.

Однако отношения по управлению юридическими лицами вспомогательными по отношению к


имущественным быть никак не могут. Существо этих отношений состоит не в организации каких-то других
отношений, а в абсолютном подчинении юридического лица управляющему воздействию его участников.
Эти отношения являются основными, поскольку главная и единственная юридическая цель участника или
учредителя юридического лица - руководить, управлять делами юридического лица, при этом управлять так,
чтобы получить удовлетворение своих разнообразных интересов, которые могут преследовать совершенно
разные цели: удовлетворение нематериальных, духовных потребностей (в некоммерческих организациях),
получение максимальной прибыли, получение корпоративного контроля, повышение капитализации

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 93 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

компании и ее последующая продажа и т.д.

Получение дивидендов, как правило, составляет не самую главную цель участника любой
коммерческой корпорации, а публичной корпорации особенно, так как основная прибыль в публичных
корпорациях обычно получается не от выплаты дивидендов, а от роста капитализации компании и
перепродажи акций на рынке.

В непубличных корпорациях получение дивиденда может быть более важным, однако любой
дивиденд зависит от управленческих усилий тех, кто управляет или ведет дела компании. Поэтому говорить
о том, что в корпорации основными якобы являются имущественные отношения, в корне неверно.

Не случайно Конституционный Суд РФ указал, что акционеры не являются предпринимателями <1>.


Предпринимательскую деятельность ведут не участники, а сами юридические лица. И именно юридическое
лицо функционирует в имущественных отношениях гражданского оборота, которые являются для него
"внешними". Что касается "внутренних" отношений между участником и юридическим лицом, то вся их
"имущественность" прекращается сразу же после того, как учредитель или участник внес свой вклад в
имущество юридического лица и приобрел взамен право корпоративного управления. После внесения
вклада всякая правовая связь с имуществом юридического лица его учредителей или участников уже
утрачена. Безусловно, обладая корпоративным контролем (правом управления), можно в том числе
удовлетворять свои имущественные интересы, предусмотреть в уставе имущественные права участников
на пользование имуществом, получение услуг и т.д. Однако это характеризует лишь экономическую сторону
корпоративных отношений, но никак не юридическую: в юридическом смысле отношения по управлению
юридическим лицом лишены имущественного содержания. Поэтому управленческие отношения - это
основная разновидность отношений, складывающихся между учредителями (участниками) и юридическими
лицами, и они носят не координационный, а властно-распорядительный организационно-управленческий
неимущественный характер. Такие отношения основаны на методе частноправовой субординации.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24.02.2004 N 3-П "По делу о проверке
конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных
обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа
дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского
районного суда города Пензы" // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

Отношения, связанные с управлением юридическими лицами, представляют собой относительную


правовую связь между участниками (учредителем) и юридическим лицом. Иными словами, частноправовая
субординация существует только по линии отношений между юридическим лицом в лице его органов и
участниками (учредителем). Управленческих отношений между самими участниками нет и быть не может.
Участник подчиняется не другому участнику и не совокупности других участников, а решению органа
юридического лица, т.е. самому юридическому лицу. Отношения участия сами по себе сопутствуют
управленческим отношениям (так же как они сопутствуют любым другим отношениям с множественностью
лиц (общая собственность, сокредиторы, соавторы и др.) и самостоятельного содержательного наполнения
не имеют. Они представляют собой лишь средство достижения согласия по поводу порядка осуществления
единого корпоративного права управления между несколькими его обладателями. Поэтому между
участниками существуют относительные координационные отношения, опосредованные правовой связью
между каждым участником и юридическим лицом.

Таким образом, отношения, связанные с управлением юридическими лицами, делятся на


субординационные (основные) и координационные (вспомогательные, или отношения участия,
возникающие только в организациях корпоративного типа). Однако координационные отношения не
являются отношениями управления и присущи многим гражданско-правовым отношениям с
множественностью лиц на стороне управомоченного лица.

Что же касается основных, субординационных, отношений, связанных с управлением юридическим


лицом, то по своей структуре субординационная связь имеет встречную двустороннюю направленность.
С одной стороны, участники (учредитель) оказывают властное воздействие на юридическое лицо, давая
обязательные указания в форме управленческих решений, с другой стороны, они сами подчиняются уже

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 94 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

принятым решениям юридического лица в лице его органов, следуя воле большинства. Не случайно,
характеризуя корпоративные права, Гирке писал: "Объектом права являются для юридического лица
его отдельные члены, личность которых в известных отношениях подчинена господству союзной
личности, а для ее членов - все целое, стоящее над ними, в личной сфере которого они в известном
объеме принимают участие. Эти права, следовательно, наравне с семейными правами, суть в корне своем
права на чужую личность (выделено мной. - О.Г.); из их развития вытекают права на действия и на вещи.
От всех остальных частных прав они отличаются тем, что здесь лица мыслятся не рядом друг с другом, но
одно в другом. Их структура потому опирается на представления, которые находят свое полное развитие
только в публичном праве" <1>. В приведенной очень точной характеристике корпоративных отношений
обращает на себя внимание не только их властный характер, но и двусторонняя направленность этой
власти: с одной стороны, юридическое лицо имеет власть над участниками, а с другой стороны, участники
имеют власть над целым (юридическим лицом).

--------------------------------

<1> Цит. по: Хвостов В.М. Указ. соч. С. 66.

В связи с этим следует отметить, что в современной юридической литературе совершенно правильно
выделяются два уровня относительности корпоративных отношений. Как писал С.А. Синицын, "между
участниками корпорации субъективные корпоративные права равнонаправлены (осуществляются в
собственных интересах участников корпорации, которые являются тождественными), а в отношениях между
участниками корпорации и самой корпорацией осуществление и защита корпоративных прав
разнонаправлены, поскольку в этом случае с интересами участников корреспондируют интересы
корпорации, которые при осуществлении корпоративных прав должны быть согласованы и не порождать
корпоративных конфликтов" <1>. Поэтому первый уровень относительности (отношения между
участниками) имеет субординационный разнонаправленный (встречный) характер, а второй уровень -
координационный и однонаправленный.

--------------------------------

<1> Синицын С.А. Общее учение об абсолютных и относительных субъективных гражданских правах:
Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. С. 22, 23.

На этот второй, координационный, уровень и обращается обычно первоочередное внимание в


современной литературе по корпоративному праву. Корпоративные отношения отождествляются только с
отношениями координации между субъектами, направленными на достижение единой цели. Однако при
таком подходе эти отношения остаются либо вовсе бессодержательными, включая в себя загадочные
"членские правоотношения", лишенные собственного объекта, либо наполняются самым разнообразным
содержанием, включая любые координационные связи в гражданском праве, необязательно связанные с
корпорациями как субъектами права. В круг таких корпоративных отношений попадают любые объединения
лиц с целью достижения общей цели (сособственники, сокредиторы, участники договора товарищества и
т.д.) <1>. Однако при таком понимании стирается грань между корпоративным и договорным правом, а
юридическое лицо (корпорация) становится чем-то случайным и несущественным для отношений данного
рода <2>.

--------------------------------

<1> См.: Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова.
С. 21.

<2> Справедливости ради следует отметить, что авторы данной концепции выделяют в таком
широком корпоративном праве право "корпорационное", которое регулирует соответствующие
координационные связи между участниками юридических лиц (корпораций).

Близким по существу является рассмотрение предмета корпоративного права как совокупности


"специфичных договорных построений" между множественностью участников, при котором фигура
юридического лица как таковая и специфика особых внутриорганизационных управленческих отношений в
нем отодвигаются на второй план <1>. Сторонники этого подхода рассматривают корпоративные отношения

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 95 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

как разновидность договорных отношений, по существу сводя все корпоративное право к праву
обязательственному, возникающему из сделки по созданию юридического лица. В этих теориях при всех их
различиях главной ошибкой, на наш взгляд, является то, что вся специфика корпоративных отношений
основывается на отношениях координации между множественностью участников, а основные
субординационные связи между участниками и юридическим лицом отодвигаются на второй план либо
вовсе игнорируются.

--------------------------------

<1> См.: Степанов Д.И. Свобода договора и корпоративное право // Гражданское право и
современность: Сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского. М., 2013. С. 315; Он же.
Экономический анализ корпоративного права // Вестник экономического правосудия. 2016. N 9. С. 106 - 113.

Между тем именно добавление юридического лица предопределяет особую правовую природу и
сложную структуру корпоративных отношений, порождающую в том числе особую множественность их
участников, возможную лишь в условиях существования юридического лица. Именно корпорация
(юридическое лицо), предназначенная для выступления обособленного имущества в гражданском обороте,
обусловливает существование особых отношений по управлению этим лицом, а необходимость достижения
справедливого баланса интересов между всеми участниками соответствующих отношений влечет за собой
преимущественно императивный метод правового регулирования, в отличие от договорного права,
построенного на началах диспозитивности и принципе свободы договора.

Само появление корпорации как особого субъекта права вызывает к жизни особую сложную структуру
гражданско-правовых субординационных отношений между участниками (учредителем), юридическим
лицом, членами органов управления. Эти отношения управления двусторонне направлены. Главным и
основным является отношение по управлению юридическим лицом со стороны участников (учредителя).
Субординационная связь обратного свойства, когда юридическое лицо через свои органы управления
подчиняет себе волю участников (внутренние локальные нормативные акты юридического лица),
производна. В этом смысле юридическое лицо приобретает над своими участниками корпоративную власть.
Как писал Гирке, правоспособность союзной личности в определенном отношении шире, чем
правоспособность отдельного индивида, поскольку "привступают такие права, которые могут принадлежать
лишь общественному целому над его членами (напр., корпоративная власть)" <1>.

--------------------------------

<1> Гирке О.Ф. фон. Deutsches Privatrecht. Bd. 1 - 3, 1895 - 1917. S. 265 и сл., 469 и сл. (цит. по.:
Суворов Н.С. Указ. соч. С. 98).

Эта вторая, производная сторона корпоративных управленческих отношений проявляется в


деятельности волеобразующих и исполнительных (волеизъявляющих) органов юридического лица, которые
находятся между собой также в отношениях субординации. И здесь уместно говорить не об управлении
юридическим лицом со стороны участников (внешняя сторона управленческих отношений), а об управлении
внутри юридического лица со стороны его органов (внутренняя сторона управленческих отношений).

Правомочия субъективного корпоративного права ("внешней" стороны права на управление) следует


отличать от полномочий органов управления в пределах компетенции, которой их наделили участники
(внутренней, или обратной (производной), стороны права на управление). Можно сказать, что правомочия
субъектов права корпоративного управления, пройдя через "горнило" юридического лица, преобразуются в
полномочия органов управления: в компетенцию общего собрания (как непосредственное отражение
правомочий участников), а также в компетенцию "вторичных" органов управления, делегированную
участниками соответствующим органам.

При этом, как отмечал В.С. Ем, "сформированное членами корпорации волеизъявление высшего
органа порождает модус поведения, обязательный для исполнительного органа корпоративного
юридического лица и для самих участников корпорации. Такая ситуация нетипична для гражданско-
правового регулирования, так как по общему правилу в гражданском обороте субъекты самостоятельны и
независимы друг от друга и поэтому не могут непосредственно участвовать в формировании воли
контрагента" <1>.

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 96 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

--------------------------------

<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2011. Т. I: Общая
часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права.
С. 125 (автор соотв. главы - В.С. Ем).

Таким образом, управленческие отношения в юридическом лице (внешние и внутренние)


многообразны, они в самом широком смысле сводятся к субординационным отношениям между
учредителями (участниками), юридическим лицом, членами органов управления, основанным на равенстве,
автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Следует отметить, что гражданско-
правовые отношения, связанные с управлением юридическими лицами, вряд ли можно назвать
основанными на равенстве и автономии воли, поскольку они основаны на методе частноправовой
субординации. Единственным признаком остается имущественная самостоятельность участников, и это не
позволяет относить к участникам таких отношений органы корпорации, не являющиеся субъектами
гражданского права. Однако изначально эти отношения появляются по свободной собственной воле
равных участников гражданского оборота, которые создают юридическое лицо или вступают в него
(приобретая акции, доли участия, вступая в число учредителей и т.д.), добровольно подчиняя себя
действующим в нем правилам. Поэтому отношения по управлению юридическим лицом также относятся к
гражданско-правовым и изначально основаны на принципе равенства и автономии воли.

В то же время организационно-управленческие отношения могут быть гражданско-правовыми, а могут


регулироваться иными отраслями права и даже вовсе носить неправовой характер. Таковыми являются
отношения по управлению работниками юридического лица со стороны администрации, регулируемые
трудовым правом, а также отношения по управлению производственными процессами со стороны
работников корпорации. Поэтому само по себе существование отношений по управлению юридическим
лицом порождает проблему разграничения гражданско-правовых управленческих отношений и
внутриорганизационных управленческих отношений иного свойства (трудовых, технических и т.д.),
субъектами которых являются органы, структурные подразделения и работники юридического лица.

Гражданско-правовыми являются отношения, основанные на равенстве, автономии воли и


имущественной самостоятельности участников.

Указанные свойства присущи далеко не всем "управленческим" отношениям в юридических лицах.


Равенство и автономия воли в управленческих отношениях, построенных на методе частноправовой
субординации, существенно деформированы. Что касается имущественной самостоятельности, то
существуют органы управления юридическим лицом, которые, участвуя в отношениях по управлению, не
являются тем не менее субъектами гражданского права и не обладают имущественной
самостоятельностью. Иное дело - лица, входящие в состав органов управления (генеральный директор,
члены совета директоров и т.д.). Будучи физическими лицами и субъектами гражданского права, они
участвуют в отношениях по управлению юридическим лицом в качестве членов органов управления, и
между ними, участниками (учредителем) и самим юридическим лицом складываются определенные
отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Например, члены органов управления несут обязанность действовать в интересах юридического лица
добросовестно и разумно, а при нарушении этой обязанности должны возмещать причиненные убытки.

В связи с этим следует различать отношения по управлению юридическим лицом (отношения,


складывающиеся между учредителями (участниками), членами органов управления и юридическим лицом)
и отношения по управлению внутри юридического лица (внутриорганизационные управленческие
отношения). Если отношения по управлению юридическим лицом, основными из которых являются
отношения между участниками (учредителями) юридического лица и самим юридическим лицом,
гражданско-правовые (и включают в себя корпоративное управление юридическим лицом, отношения
между членами органов управления, участниками юридического лица и самим юридическим лицом), то
отношения по управлению внутри юридического лица таковыми не являются, поскольку их субъекты -
органы управления корпорацией, работники корпорации и данные отношения не основаны на равенстве и
имущественной самостоятельности участников.

Существенная часть отношений по управлению внутри юридического лица (так называемое


некорпоративное управление) - трудовые, в том числе отношения по управлению обособленными

КонсультантПлюс www.consultant.ru Страница 97 из 398


надежная правовая поддержка
"Корпоративная ответственность в гражданском праве: монография"
Документ предоставлен КонсультантПлюс
(Гутников О.В.)
Дата сохранения: 08.04.2020
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2019)

(филиалы, представительства) или необособленными (отделы, управления, производственные цеха,


участки и т.д.) структурными подразделениями юридического лица, так называемые
внутрипроизводственные отношения, регулируемые системой локального нормотворчества. Поэтому
принципиальной является научная проблема разграничения гражданско-правовых управленческих
отношений и внутриорганизационных управленческих отношений, не являющихся гражданско-правовыми
или вообще правовыми, как считают многие. Например, М.К. Сулейменов обоснованно делит все
внутренние отношения в юридическом лице на три группы: корпоративные отношения, регулируемые
гражданским правом; трудовые отношения, регулируемые трудовым правом; отношения, связанные с
некорпоративным управлением, или внутриуправленческие отношения, регулируемые неправовыми
социальными нормами или нормативной неправовой системой локального нормотворчества <1>. Не
признавали правовой характер внутрипроизводственных отношений, например, С.Н. Братусь, О.С. Иоффе,
О.А. Красавчиков и др. <2>.

--------------------------------

<1> См.: Сулейменов М.К. Гражданское право и корпоративные отношения: проблемы теории и
практики // Вестник гражданского права. 2016. N 3. С. 307 - 309.

<2> См.: Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.: Юриздат, 1947. С. 291;
Иоффе О.С. Правовые проблемы народного хозяйства СССР // Государство и право развитого социализма
в СССР. Л., 1977. С. 166 - 171; Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и
право. 1976. N 1. С. 53.

Еще одной особенностью отношений по управлению юридическими лицами является то, что они
имеют длящийся характер и не прекращаются, пока существует юридическое лицо. В динамике развития
управленческих прав могут появляться дополнительные правомочия имущественного и неимущественного
характера, которые по своей природе могут иметь сходство с обязательственными правами требования.
Однако, в отличие от обязательственных прав, после осуществления этих правомочий и исполнения
обязанностей со стороны управляемого субъекта право управления не прекращается, а продолжает
существовать и способно порождать другие дополнительные правомочия. Отношения по управлению
юридическими лицами рассчитаны, таким образом, на неоднократное осуществление прав и исполнение
обязанностей.

В связи с этим неправильно, на наш взгляд, считать, что корпоративное право расщеплено на
собственно корпоративное и какое-то иное (корпоративное право на дивиденд и право на дивиденд
обязательственного характера, появляющееся после принятия решения о выплате дивидендов). Такой
подход привел к появлению совершенно разных теоретических построений о делении корпоративных прав и
правоотношений на две самостоятельные части: "элементы корпоративной правоспособности" и собственно
субъективные корпоративные права (В.А. Белов, С.Ю. Филиппова <1>); "корпоративные" права участия и
производные от него одноименные обязательственные права, которые возникают на основании
дополнительных юридических фактов (Д.В. Ломакин) <2>; "генеральные" и "индивидуальные"
корпоративные правоотношения (В.П. Мозолин) <3>; "общерегулятивные" и "конкретные" корпоративные
правоотношения (В.С. Кононов) <4> и др.

--------------------------------

<1> См.: Филиппова С.Ю. Внутренние правоотношения в хозяйственном обществе: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. М., 2001. С. 8, 9; Корп