Вы находитесь на странице: 1из 93

Т. Д.

Зинкевич-Евстигнеева

МУЖСКИЕ СКАЗКИ
ТАЙНЫЙ ШИФР
РЕЧЬ
Санкт-Петербург 2009

ББК 88.5 3-63


Зинкевич-Евстигнеева Т. Д.
3-63 Мужские сказки: тайный шифр. — СПб.: Речь, 2009. — 334 с.
ISBN 978-5-9268-0819-7
Это последняя, третья книга серии «Тайный шифр сказок». Её задача вовсе не в изложении субъективного
взгляда автора на «мужскую психологию», пусть и сказочную. Эта книга призвана более тонко и глубоко
исследовать особенности мужского принципа внутри человека — и мужчины, и женщины. Тайный шифр
мужских сказок содержит древние духовно-социальные эталоны, ориентиры для формирования стремлений.
Передавать мальчикам и девочкам мужские сказки нужно тонко и грамотно. Не просто читать их, но и
делиться впечатлениями: эмоциями, мыслями и знаниями, которые будут расшифрованы в этой книге.
Книга известного сказкотерапевта с огромным жизненным и профессиональным опытом будет
способствовать восстановлению здоровой маскулинности в нашем многострадальном русском этносе...
ББК 88.5
ISBN 978-5-9268-0819-7
© Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева, 2009 © Издательство «Речь», 2009 © П. В. Борозенец, обложка, 2009
Оглавление
От автора.............................................................................................5
Часть первая. Два ключа к шифру мужских сказок.......................9
И вновь несколько слов о сказкотерапии.......................................10
Основания для выделения мужских архетипов и архетипических
сюжетов...............................................................................................24
Первый ключ к шифру мужских сказок: инициирующие
события..............................................................................................28
Второй ключ к шифру мужских сказок: новые эволюционные состояния в мужских
архетипических сюжетах..................................................................61
Часть вторая. Герой с «Семью ликами»..........................................81
Архетип Воина...................................................................................89
Архетип Монарха..............................................................................127
Архетип Крестьянина.......................................................................153
Архетип Купца...............................................................................................179
Архетип Философа.........................................................................................200
Архетип Монаха.............................................................................................225
Архетип Слуги (Раба)....................................................................................237
Часть третья. Шифр мужских сюжетов.......................................................249
Сюжет первый — «Отчий дом»....................................................................255
Сюжет второй — «Дорога к мастерству»....................................................276
Сюжет третий — «Спаситель».....................................................................291
Сюжет четвертый — «Скрытые враги».......................................................299
Сюжет пятый — «Любовь»...........................................................................306
Сюжет шестой — «Вечное возвращение»...................................................323
Сюжет седьмой — «Мужское братство».....................................................327
Послесловие....................................................................................................332

От автора
Это последняя, третья книга серии «Тайный шифр сказок». Первые две книги,
посвященные женским архетипическим сюжетам и сюжетам отношений, вызвали доволь-
но большой интерес. Меня постоянно спрашивали, когда же выйдет книга о мужских
сказках. Я нередко ссылалась на свою занятость, из-за которой оказывается сложным
подготовить к печати этот материал.
На самом деле, писать о мужских сказках мне, как женщине, очень непросто и
ответственно. Это так, даже несмотря на то что концепция мужских архетипов и
архетипических сюжетов разработана давно, успешно применяется в консультировании и
разработке сказкотерапевтических программ. В то же время наличие некоего тендерного
трепета со стороны автора, наверное, совершенно естественно и даже полезно в
исследовании такого тонкого вопроса, как сказочная мужская психология...
Так или иначе, дорогие друзья, речь в этой книге пойдет о героях. В полном смысле этого
красивого слова. Быть может, некоторые читательницы сейчас начнут нетерпеливо
потирать руки. Дескать, наконец-то мы все узнаем о тонкой подоплеке мужской
психологии! Позвольте вас, милые читательницы, чуточку разочаровать. Герои мужских
сказок живут и во внутреннем пространстве каждой женщины. В ее, с позволения сказать,
Анимусе, мужской части внутренней природы. Именно благодаря этой мужской части у
женщины можно наблюдать яркий характер, реакции и проявления во внешнем мире.
Мне нередко говорили мои ученицы и клиентки, что в сюжете их жизни «слишком много
мужского». Да, так бывает. А как же иначе? Мужской принцип внутри женщины помогает
ей выживать и реализовывать себя в социальном мире, проявлять активность,
самостоятельность. Надо сказать, что множество героинь несут в себе яркий мужской
принцип. Возьмите, к примеру, Герду или героиню сказки «Финист ясен сокол». Другое
дело, что сказочные героини тонко совмещают в себе мужской и женский принципы.
Внутри современной женщины не всегда положение дел обстоит столь же гармонично...
Но это уже совсем другой вопрос.
Итак, задача этой книги вовсе не в изложении субъективного взгляда автора на мужскую
психологию, пусть и сказочную. Наша задача — более тонко и глубоко исследовать
особенности мужского принципа внутри человека — и мужчины, и женщины.
Мужской принцип несет в себе огромную энергию активности, как созидательной, так и
разрушительной. Благодаря его действию, происходят реальные преобразования чего
угодно. Управлять этой энергией не всегда просто, особенно когда не знаешь всех
тонкостей и нюансов. Даже когда знаешь, вовсе не легко... Потому-то пути-дороги героев
часто так запутаны!
Но мы же с вами — исследователи! Попробуем разобраться. Правда, при этом будем с
вами скромны, понимая, что нам откроется лишь некая малая часть информации,
зашифрованной в сказках...
С благопожеланиями автор

Часть первая.
Два ключа к шифру мужских сказок
И вновь несколько слов о сказкотерапии
«Сказкотерапия» — это слово, появившееся в русском языке сравнительно недавно. И, как
свойственно каждому еще не устоявшемуся термину, оно у разных людей — и специалистов, и
просто интересующихся — вызывает многообразные ассоциации. Для одних сказкотерапия — это
лечение сказками. Для других — прием коррекционной работы, для третьих — способ передачи
основных знаний о жизни.
В науке сказкотерапия — одно из самых молодых направлений практической психологии.
Действительно, для направления, для научной школы пятнадцать—двадцать лет — срок
небольшой. Но в то же время сказкотерапия — это самый древний способ поддержки человека с
помощью слова. Наверное, как только возникла речь, так сразу появились и первые
истории. Кто-то скажет, что истории появились, потому что человеку надо было чем-то
занимать свой досуг (телевизора-то еще не было!). Но так говорить не совсем корректно.
Главное, через истории передавали знания, а то, что это происходило в увлекательной
форме, — замечательный «побочный эффект» обучения жизни через сказки.
Не так просто дать однозначное определение сказкотерапии. С одной стороны,
сказкотерапия — это один из методов развития самосознания и эмоционального интел-
лекта человека. С другой стороны, это наиболее древняя воспитательная система,
позволяющая тонко, не дидактично формировать представления о базовых жизненных
ценностях. С третьей стороны, сказкотерапия — это язык образов и символов, органичный
бессознательному человека. С четвертой стороны, сказкотерапия — это способ
поговорить с человеком о душе (особенно если вспомнить, что психология — это наука о
душе).
Итак, что же все-таки такое сказкотерапия? Сегодня это слово стало брендом, и уже
многие психологи больше не стесняются признаться в том, что они занимаются
сказкотерапией. Способов работы со сказкой, мифом, легендой, притчей немало.
Следовательно, и подходов, школ в сказкотерапии может быть несколько. В молодой
отечественной психологии как-то сама собой появилась традиция негласно, неофициально
выделять московскую и питерскую школы. Почему бы не сделать это и в сказкотерапии?!
Передав низкий поклон творцу и хранителю московской школы сказкотерапии — Игорю
Вачкову, позвольте немного рассказать о питерском подходе и Комплексной
Сказкотерапии ©.
Комплексная Сказкотерапия © — это авторский метод, разработанный в
Санкт-Петербурге автором книги, которую вы держите в руках. Методологическая база
складывалась постепенно. И на ее основании можно дать сегодняшнее определение
Комплексной Сказкотерапии ©. Комплексная Сказкотерапия © — это система
представлений об архетипических сюжетах, мужских и женских сюжетах отношений,
которые, переплетаясь, образуют индивидуальный «узор судьбы» современного
человека. С этим «узором судьбы», собственно, и работает сказкотерапевт.
Но давайте разберемся во всем по порядку. Начнем с того, что такое архетип и
архетипический сюжет.
. Архетип — это базовая матрица, «первичный образец», фундаментальный механизм,
который проявляет себя неизменным на протяжении многих веков. Меняются культурные
декорации, поколения, цивилизации, а действие архетипов остается неизменными.
Понятие архетипа у многих психологов сразу ассоциируется с именем Карла Густава
Юнга. Действительно, благодаря этому выдающемуся человеку психологи, фактически,
получили «санкционированный доступ» к кладовым коллективного бессознательного.
К.-Г. Юнг называл архетипами «врожденные образы жизненных вероятий». Архетип, или
«изначальный образ», «божественный образец», у разных мыслителей наполнялся
различным содержанием. У Платона он выступает в качестве постигаемого умом образца,
у схоластов как запечатленный в уме природный образ, у Августина как базовый образ,
создающий основу для человеческого познания. К.-Г. Юнг, особо чувствительный к
содержанию и проявлению архетипов, считал их врожденными психическими
структурами, определяющими эстетическое отношение человека к миру.
Как сложноорганизованные феномены, архетипы сразу не поддаются логическому
анализу, они прячутся за метафоры, чтобы наше несовершенное сознание не исказило их
сути. Именно благодаря действию архетипов мы часто говорим: «В мире ничего
существенного не меняется, только декорации подвижны». Под декорациями в данном
случае понимаются эпохи, смена стилей в архитектуре и одежде, возникновение новых
профессий и упразднение старых, изменение стилистики речевых оборотов, появление
новых «благ цивилизации» и прочее. Однако механизмы возникновения конфликтов,
сценарии поведения людей, законы смены эпох, механизмы бытовых и внутриличностных
проблем остаются неизменными. Так действуют архетипы. Изучая историю, всемирную и
нашу личную, мы можем обнаружить действие неких сил, общие закономерности. И
таким образом выделить некоторые архетипы.
Надо сказать, что выделением архетипов занимаются многие исследователи. Единой
классификации архетипов не существует. Поэтому у нас, как у сказкотерапевтов, есть
довольно большой простор для творческого поиска. Чем мы, собственно, в полной мере и
пользуемся.
Творческое мужское начало в некоторых людях заставляет их вступать в борьбу с
действием архетипов. Им хочется разорвать цепи традиций, найти наиоригинальнейший
ракурс действительности. Так рождаются новые
тенденции, течения в искусстве и политике. Современники ликуют: «Это совершенно
новое, оригинальное!» Но проходит время, на смену экзальтированности приходит
здравый смысл под руку с критическим мышлением и оказывается, что были изобретены
лишь «новые декорации». Архетипы остались неизменными. Собственно, на то они и
архетипы, чтобы обеспечивать реализацию заветной мечты многих людей — мечты о
стабильности.
Творческое мужское начало в некоторых людях заставляет их вступать в борьбу с
действием архетипов.
Архетипы — это то, что обеспечивает в мире порядок вещей. Архетипы — это
инструменты для преодоления и упорядочивания хаоса.
Сказки, мифы, легенды, притчи, песни и другие метафорические форматы — это
хранители архетипов. Анализируя, толкуя сказочные истории, мы познаем их «ключи».
Итак, архетип представляет собой некий общий механизм, явление, действие которого
через модификации можно наблюдать в различные эпохи, а также в индивидуальной
картине мира, в сценариях взаимоотношений между людьми.
В архетипе заключена колоссальная энергия. Исследуя архетипы, мы подключаемся к
этой энергии. Но в своем творчестве нам лучше использовать ее в соответствии с
внутренним законом определенного архетипа.
В нашей жизни действие архетипов разворачивается во времени, поэтому можно сказать и
так: архетип проявляет себя через последовательность событий. Это означает, что
действие архетипа разворачивается в нашей жизни как некий сюжет. А точнее —
архетипический сюжет. Например, существует архетип Дороги, Пути. Он действует в
жизни каждого из нас. Согласно закону этого архетипа, создаются условия, при которых
жить «по-старому», мыслить «как*раньше» становится невозможным. Мы покидаем
привычное место обитания или отказываемся от привычного образа действий, мыслей,
способов реагирования. Вскоре нам предстоит довериться новому «состоянию дороги»,
стараясь не подвергать все критическому анализу. Нам придется пройти ряд испытаний и
найти ресурсы для их прохождения. Затем изначальная цель путешествия будет подвер-
гнута коррекции и конкретизации, также будет разработан алгоритм ее достижения и
появятся помощники. Когда мы достигнем своей цели, мы можем разочароваться в ней
или потерять бдительность, столкнуться с предательством ближних и получить время на
переосмысление собственного пути. Таковы закономерности действия архетипа Дороги.
Так проявляется архетипический сюжет, на основе которого рождаются всевозможные
сказки, мифы и легенды. Как много веков назад, так и сегодня.
Однако это не значит, что все предопределено действием архетипов и архетипических
сюжетов. Некоторые люди напрасно связывают действие архетипов с действием «сил
Судьбы». Архетипы не предопределяют, они лишь хранят для нашей жизни и творчества
запасы энергии и приключений — сюжетов для действий. Если знать законы действия
архетипа, его логику, то можно избежать лишних неприятных неожиданностей, на
которые в своей жизни человек тратит огромное количество жизненной энергии.
Именно поэтому знание об архетипах, действии общих законов и передавалось из
поколение в поколение через метафороносители (сказки, легенды, притчи, мифы,
анекдоты, песни и пр.). Знание архетипов позволяет человеку экономить свою жизненную
силу, не тратить ее на мелкие разбирательства с проблемами личного и социального
плана. В этом случае человек может расходовать ее на созидательные действия, на
творчество и исследования мира, наконец.
Итак, под архетипом в Комплексной Сказкотерапии © понимается некий общий
механизм, содержащий в себе энергию и законы ее использования. Однако не стоит
думать, что архетип — это сундук, который ждет, пока его будет использовать человек,
предварительно прочитав на крышке инструкцию по эксплуатации. Архетипы — это
активные системы, обеспечивающие поддержание Жизни. Они действуют независимо от
того, знает человек об их существовании или нет. Архетипические сюжеты настолько
сильны, что могут откорректировать те деструкции, которые вносит в Мир человек
разрушающий, имеющий иллюзию собственной власти над природой.
Архетипы составляют матрицу жизни. Причем удобную для творчества и конструктивной
самореализации. Если это понять, то можно не терять эмоциональную энергию на пе-
реживание фатальности бытия. Архетипические сюжеты, разворачиваясь в жизни
современного человека, помогают нам приобретать важнейший жизненный опыт.
В Комплексной Сказкотерапии © разработана собственная классификация архетипов и
архетипических
сюжетов. Она удобна как для исследовательской работы, так и для психологического
консультирования.
Итак, теперь, когда мы с вами разобрались с тем, что такое архетип и архетипический
сюжет, давайте познакомимся с термином «узор судьбы», принятым в Комплексной
Сказкотерапии ©.
«Узор судьбы» — это уникальный рисунок жизни человека, в котором можно найти
действие архетипов и архетипических сюжетов. В «узоре судьбы» записана
информация о том, как человек проходит Школу Жизни, каким образом он преодолевает
многообразные ловушки и испытания, какие ресурсы привлекает для прохождения
инициирующих ситуаций, как встречает те вызовы, которые ему бросает жизнь. Если
сказать проще, «узор судьбы» — это история жизни человека. Разве история жизни
каждого из нас не является сказкой?..
Чем старше человек, тем богаче у него «узор судьбы». В этом отношении, конечно же,
самая интересная сказкотерапия — это сказкотерапия взрослых. За каждым фрагментом
жизни скрывается некая комбинация из архетипических сюжетов. И сказкотерапевт
распутывает сложнейший клубок переплетенных древних сюжетов, помогая клиенту
выбраться из непростой жизненной ловушки.
В Комплексной Сказкотерапии © не используется словосочетание «жизненный
сценарий». Само слово «сценарий» предполагает изначальную заданность, некую фа-
тальность, предопределенность. Но человек — нелинейное существо. У нас внутри немало
различных сил, нередко — разнонаправленных, рождающих разные сюжеты.
Сказкотерапевт старается рассмотреть жизненную ситуацию с разных сторон, найти
проявления различных архетипов и сюжетов, разгадать их загадки и ловушки и дать
человеку возможность выбора — какой сюжет завершать. В какую сторону идти в первую
очередь.
Итак, сказкотерапевт — это тот, кто работает с уникальным «узором судьбы» человека,
воспринимая его жизнь как новую сказку. Надо сказать, что быть на месте
главного героя очень непросто. Читать и слушать про его приключения интересно, но
проживать их ЛИЧНО... Поэтому когда говорят «жизнь — как сказка», сказкотерапевт
сначала глубоко вздыхает, потому что он глубоко сочувствует человеку, как главному
герою собственной сказки. Но в глубине души сказкотерапевт радуется, предвкушая
интереснейшее совместное путешествие с клиентом по его «узору судьбы».
Навигационной системой для такого путешествия является система представлений об
архетипах и архетипических сюжетах. В Комплексной Сказкотерапии © мы выделяем:
· семь мужских архетипов;
· семь мужских архетипических сюжетов; О семь базовых сюжетов отношений;
· семь женских архетипических сюжетов;
· семь циклов творческого действия архетипа Матери.
Вы можете улыбнуться, увидев волшебное число «семь». Действительно, для сказок это
особое число. Но не стоит думать, что только этим числом исчерпывается весь объем
архетипов и древних сюжетов. Просто в жизни наших современников именно эти
архетипы и сюжеты наиболее активны (по нашим наблюдениям). Пройдет время, и мы
увидим, что начали действовать другие архетипические силы и нужно дополнить
концепцию Комплексной Сказкотерапии ©.
Закон «волшебной семерки» нарушается нами, когда речь идет об описании архетипа
Женственности. Здесь мы выделяем три архетипа, которые задают иррациональной
энергии женственности определенное русло. Это архетипы Матери, Возлюбленной и
Хранительницы. В архетипе Матери мы выделяем семь(!) циклов, в архетипе Возлюб-
ленной три цикла, а в архетипе Хранительницы два цикла. Так архетип Женственности, с
нашей точки зрения, имеет двенадцать циклов. Как здесь не вспомнить чудесную сказку о
«Двенадцати месяцах»?! Но, дорогие друзья, позвольте разговор об архетипе
Женственности отложить до следующей книги...
Второе нарушение закона «волшебной семерки» обнаруживается в Комплексной
Сказкотерапии ©, когда речь заходит об Универсальных архетипах. Мы работаем с
десятью Универсальными архетипами. Среди них пять созерцательных (архетипы Дороги,
Государства, Творца, Помощника, Сезонности), и пять драматических (архетипы, которые
мы именуем так: «Доброе сердце — Холодное сердце», «Тело боли», «Авгиевы ко-
нюшни», «Распутье», «Божественное вымя»). Собственно, комбинации Универсальных
архетипов задают стержень основных сказочных сюжетов. Но об этом совсем другая
история...
Задача же этой книги — предложить подход к работе с мужскими архетипами и
сюжетами. Зачем? Чтобы более тонко ориентироваться в собственном и чужом «узоре
судьбы», выделяя в нем нити мужских архетипических сюжетов. Ведь эти нити
ответственны за нашу социальную жизнь и активную самореализацию.

Основания для выделения мужских архетипов и


архетипических сюжетов
Позвольте начать с самого сложного — с ответа на вопрос: «А на каком, собственно,
основании вы изволите выделять пресловутые мужские (да и женские!) архетипы и
сюжеты и почему они именно таковы?» Право же, дать здесь вразумительный ответ очень
нелегко. Можно, конечно, уйти от вопроса, сказав: «А знаете, многие открытия случались
в результате откровения! Возьмите хотя бы таблицу Менделеева!» Но так говорить
сказкотерапевту не пристало.
Вообще, проблема классификации сказочных сюжетов стоит довольно остро. До сих пор
исследователи так и не придумали достойных оснований для классификации сказок.
Конечно, есть бесспорные авторитеты в этой области.
Например, финский ученый Антти Аарне. Он составил каталог типов сказок и издал его в
начале прошлого века. Для своего указателя Аарне предусмотрел около 2400 типов
сказочных сюжетов. Но на самом деле типов меньше, просто прозорливый ученый
оставил в своем перечне пустые места, чтобы другие исследователи могли внести свою
лепту в процесс классификации сказочных сюжетов. Сам Антти Аарне выделил около
1000 типов сюжетов.
Однако пользоваться такой классификацией сказкотерапевту не представляется
возможным. Во-первых, их слишком много — «примерить» все сюжеты к ситуации
клиента жизни не хватит. Во-вторых, категории классификации установлены весьма
субъективно. И эта субъективность Антти Аарне не согласуется с целями сказкотерапевта.
Итак, в науке пока нет четкой классификации сказочных сюжетов. И это дает нам право
создавать классификации, удобные для решения задач психологического кон-
сультирования и коррекции с помощью сказок.
В этом случае важно, чтобы «рабочих» архетипов и сюжетов не было много. В
Комплексной Сказкотерапии © принято за основу сказочное число «семь». Как уже гово-
рилось, мы выделяем:
· семь мужских архетипов;
· семь мужских архетипических сюжетов;
· семь женских архетипических сюжетов;
· семь архетипических сюжетов (уровней) отношений;
· семь циклов архетипа Матери.
Семь — это удобно, красиво и не претендует на окончательность. Да, это лишь верхушка
айсберга коллективного бессознательного. Но как она хороша!
Также мы выделяем десять универсальных архетипов (пять созерцательных и пять
драматических).
Другое важное основание для выделения архетипических сюжетов — их активность,
проявленность в жизни наших современников. Безусловно, архетипических сюжетов
очень много, но сегодня наиболее активны в «узоре судьбы» семь. Зато сколько
комбинаций! Пройдет время, станут активными другие архетипические сюжеты, которые
пока находятся в тени, в более пассивном состоянии. В этом случае мы гибко отреагируем
и дополним наши методологические основания консультирования.
Итак, каков же будет наш ответ на вопрос о том, откуда взялись основания для выделения
архетипов и сюжетов? Из нашей жизни, из историй наших современников, из «узоров их
судеб». Конечно, ответ не очень наукообразный. Но другого пока у нас нет.
Что ж, теперь, пожалуй, у нас не осталось препятствий, чтобы приоткрыть дверь в
сокровищницу мужских сказок. Возле входа уже толпится множество героев, желающих
оказаться узнанными и получить порцию нашего с вами внимания.
Первый ключ к шифру мужских сказок: инициирующие
события
На протяжении тысячелетий мужчины активно проявляли себя в социуме как воины,
вожди, цари, крестьяне, охотники, купцы, философы, учителя, мудрецы, жрецы, шаманы,
монахи, священнослужители, а также как рабы и слуги. Можете ли вы назвать хотя бы
один период человеческой истории, в котором не было бы воинов или вождей, мудрецов
или рабов, купцов или крестьян?
Собственно, эти простые размышления и легли в основу классификации мужских
архетипов. Если всегда были воины, значит, существует и архетипическая матрица Воина,
участвующая в формировании характера, картины мира человека, независимо от эпохи, в
которой он живет. Если всегда были вожди, начальники, цари, короли, президенты,
значит, существует и архетипическая матрица Монарха, активно формирующая внутри
нас лидерские качества. Если всегда были земледельцы, крестьяне, стремящиеся к оседлой
стабильной жизни, то и внутри нас должна работать архетипическая матрица
Крестьянина. И так далее.
Мы стали наблюдать за людьми, маленькими и большими, наблюдать за собой и увидели,
КАКИМ ОБРАЗОМ действуют эти древние структуры. Надо сказать, что они довольно
ярко проявляются в поведении человека, начиная с самого юного возраста. Даже в
характере младенца опытному глазу несложно увидеть действие архетипических
структур.
Так постепенно оформилась концепция мужских архетипов — система представлений
о семи формах проявления маскулинности. В Комплексной Сказкотерапии ©
выделяются семь активных мужских архетипов: Воина, Монарха, Крестьянина, Купца,
Философа, Монаха и Слуги (Раба).
Внутри каждого из нас имеются все семь архетипов, но представлены они могут быть
по-разному. Архетип (еще мы используем словосочетание «архетипическая матрица»)
может проявляться ярко или слабо, а также созидательно, гармонично или разрушительно.
Архетипической силой нужно научиться управлять, и тогда она станет мощным
инструментом самореализации. Но когда эти древние силы нами не распознаны и
действуют разрушительно помимо нашей воли, здесь без помощи психолога не обойтись.
Сложная ситуация с действием архетипических матриц может сложиться в любом
возрасте. Почему? Потому что древняя сила стремится к действию, развитию и формирует
вокруг человека соответствующий поток событий и ситуаций. Потому-то воспитание
мальчиков — такой хлопотный процесс. Покоя матерям, отцам, воспитателям не будет.
Развивающаяся маскулинность жаждет приключений.
Мужская архетипическая сила активно формирует провокационные ситуации, требующие
от человека максимального напряжения сил. Такие кризисные ситуации в Комплексной
Сказкотерапии принято именовать «инициирующими».
Инициация — это посвящение, благодаря которому у человека появляется шанс
перейти на следующий уровень развития. Как говорят мудрецы, если человек прошел
инициирующую ситуацию и выжил — он стал крепче. Выжить нелегко, но шансы
увеличиваются, если человек знает, какой урок проходит, что от него требуется. Поэтому
инициирующие ситуации необходимо вовремя распознавать и грамотно себя в них вести.
Особенно когда есть угроза попадания в ловушку. Собственно, в этом и заключается
прикладное значение концепции мужских архетипов и сюжетов.
Мужские инициирующие ситуации несут в себе два основных аспекта:
· сакральный;
· социальный.
Сакральное содержание инициирующей ситуации связано с внутренним глубинным
перерождением героя, человека. Результат такого перерождения — повышение уровня
ответственности за последствия использования собственной силы, а также уровня
ответственности за других людей.
Внешние события могут выглядеть как объективные трудности, препятствия. Реже
внешние события связаны с внезапно обрушившейся на героя Любовью. Одно из
предназначений Любви — творить сакральные перерождения. Это справедливо и для
женщин, и для мужчин. Однако для мужчин Любовь может быть серьезным потрясением.
Также бывает, что внешне незначительное событие, с точки зрения обывателя, может на
самом деле быть для героя сакральным посвящением. Все очень тонко, индивидуально.
Важно, какой внутренний смысл вкладывает герой в событие, как к нему относится, какие
чувства оно у него вызывает. По характеру этого отношения сказкотерапевт может
установить, является ли данная ситуация инициирующим событием. Инициирующее
событие, сакральное посвящение всегда наполнено очень яркими переживаниями.
Проходить его непросто.
Успешно пройденное сакральное посвящение меняет качество видения и ведения героя:
· он больше и яснее видит других людей, их скрытые
· мотивы, желания, стремления;
· он тоньше чувствует перемену во внешних обстоятельствах и способен гибко
перестраивать стратегию собственного поведения;
· он предвидит последствия своих и чужих поступков в отдаленном будущем и на
основании этого корректирует собственные решения в настоящем;
· он лучше понимает свою индивидуальность и потребности;
· он получает доступ к мощным сакральным силам, проявленным в окружающем
Мире.
Сколько таких сакральных посвящений нужно пройти герою и человеку за свою жизнь?
Нет ответа на этот вопрос. Очевидно лишь то, что большие и малые сакральные
посвящения начинаются в жизни мужчины с самого раннего возраста. Причем объем
инициирующих задач дается строго по силам. Например, силы маленького Геракла
позволяли ему сразиться с двумя страшными змеями, будучи еще в колыбели.
Современные Гераклы уже во младенчестве начинают сражаться с болезнями, активно
ведя борьбу за свою жизнь. А первой инициирующей ситуацией для мужчины является
Рождение. Кстати, первые слова, сказанные акушерами, запоминаются на всю жизнь...
«Ну вот, борец родился!» — говорит врач, устало вытирая пот после трудных родов. Так
маленький герой начал свою борьбу с первых мгновений жизни. Он прошел свой путь
побед и поражений, взлетов и падений, мужественно претерпевая лишения. Когда он
испытал усталость и разочарование — он обратился к сказкотерапевту. Через несколько
консультаций он понял смысл многих инициирующих ситуации его жизни, принял свой
путь и воспрял духом. Так само понимание сакрального назначения инициирующих
ситуаций дало этому мужчине существенную опору в жизни...
Итак, сакральное посвящение меняет внутреннее самоощущение героя. Но не всегда оно
сразу меняет его социальный статус.
Социальное содержание инициирующей ситуации изменяет поток внешних событий
вокруг героя. Он получает новую работу (например, у царя-батюшки); он становится
лидером среди группы людей; на него ожиданно или нежданно сваливаются власть,
деньги, новые социальные возможности. Согласитесь, как тут голове не закружиться?!
Чтобы вовремя остановить головокружение, герою важно понимать, что он оказался в
водовороте социальной инициации. Да, теперь у него больше социальных возможностей,
власти, подчиненных, денег. Но это прежде всего ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, обязательства,
долг и невероятное трудолюбие. Если в период социальной инициации герой расслабится,
начнет пользоваться открывшимся ресурсом преимущественно для собственных целей, —
беда не заставит себя долго ждать.
К социальной инициации героя долго готовили наставники. Наследников престола с
младенчества тренировали нести бремя власти. Чтобы стать рыцарем, нужно было пройти
специальную подготовку и испытание. И нелегко приходится тем, на кого новые
социальные возможности и большая ответственность сваливаются с неба! Искушения
пользоваться властью избежать непросто.
В социальной инициации чрезвычайно важен сам ритуал посвящения. Известно немало
подобных ритуалов: Инаугурация, Рукоположение в сан, Помазание на царство,
Посвящение в рыцари, Присяга. Почему здесь важен ритуал? В процессе самого
ритуального действия психика героя перестраивается на принятие большего объема
ответственности, укрепляется внутренний стержень, меняется мышление. Но самое
главное назначение ритуала социальной инициации — освящение Богом нового соци-
ального качества героя и его будущего пути. Например, в ритуале Венчания освящается и
благословляется новое качество героя — быть главою семьи; в ритуале Коронования
освящается и благословляется новый статус главы государства. В прежние времена люди,
герои стремились получать благословение на перемену социального статуса. И в этом
стремлении глубокое понимание необходимости Божественного Покровительства в
процессе социального роста. Именно это Высшее Покровительство являлось основной
защитой для героя.
К сожалению, в современных светских ритуалах социальной инициации это духовное
содержание уходит. Ему на смену приходит клятва верности некоему сообществу людей.
Однако люди не могут дать своему лидеру Божественного Покровительства. Поэтому
новые предводители оказываются более уязвимыми по сравнению со своими древними
предшественниками. Менее защищенными становятся и сами люди, перед которыми
произносятся клятвы...
Эти рассуждения приводят нас к простой мысли: любая социальная инициация должна
сопровождаться соответствующим ритуалом. Если такого нет, люди его придумают и
проведут сами. Например, повысили тебя по службе — изволь проставиться, отметить
повышение. Но банкет не является ритуалом социальной инициации. Он не может помочь
герою качественно перестроиться, чтобы нести новое бремя власти.
К примеру, в сказке «Конек-Горбунок» молено найти символически описанную
технологию социальной инициации героя:
· сначала герой выполняет все поручения царя — то есть проходит проверку на
умелость и преданность;
· в финале он должен окунуться в кипящее молоко, затем в холодную воду — своего
рода символическое закаливание перед тем, как принять новое социальное качество.
Конечно, в прежних ритуалах социальной инициации обязательно пировали. Но пир,
банкет — это лишь символическое отражение праздника завершения инициации.
Сегодня важно восстанавливать культуру ритуалов социальной инициации. Например, в
бизнесе они могут стать частью корпоративной культуры (ритуалы повышения). В
образовательных учреждениях полезно продумывать ритуалы перехода с одного уровня
школы на другой. Из начальной в среднюю, из средней в старшую, из старшей — во
взрослую жизнь. Для каждого случая требуется специальный ритуал.
Ритуал помогает развитию самодисциплины и ответственности. В содержании ритуала
есть два мотива: смерть и рождение. Герой символически умирает для старого своего
качества и символически рождается для нового. Что означает «умереть для старого своего
качества»? Отказаться от тех моделей поведения, которые уже перерос. От инфантилизма,
прежде всего. «Родиться для нового качества» — дать ответственное обещание проявлять
лучшие качества собственной натуры и делать все возможное для исполнения этого. В
какие слова и действия облечь эти древние принципы? Здесь требуется размышление и
творчество тех, кто будет работать над разработкой новых ритуалов.
Итак, мы с вами договорились, что инициирующие ситуации имеют сакральное и
социальное содержание. Благодаря инициирующей ситуации происходит внутреннее
перерождение героя и изменение его социального статуса. Всякий раз после инициации у
мужчины возрастает степень ответственности
· за последствия использования собственной силы;
· за тех, кто доверил ему свою жизнь и надежды на будущее.
При таком подходе любую мужскую сказку можно смело назвать рассказом об
особенностях мужской инициации. Сюжет сказки образуют инициирующие события.
Инициирующие события — это внешние обстоятельства, постепенно приводящие героя к
посвящению. Каждое инициирующее событие несет в себе сакральный и социальный
аспект, содержание которых мы обсуждали выше.
В Комплексной Сказкотерапии © выделяется три типа инициирующих событий.
Образно мы зовем их так:
· «Выживание»;
· «Управление силой»;
· «Женщина».
Каждое из этих инициирующих событий способно породить полноценный сюжет
мужской сказки. Комбинация же из инициирующих событий именуется Жизнью. Поэтому
каждый тип инициирующих событий достоин отдельного рассмотрения.
Первый тип инициирующих событий — «Выживание». Обстоятельства складываются не в
пользу героя. Он попадает в серьезную переделку. Происходящее выходит из-под его
контроля. События развиваются по сценарию схода снежной лавины. В результате этого
событийного вихря герой оказывается принужденным выживать в невыносимых условиях
(на необитаемом острове, в тюрьме, среди недругов — словом, в ситуации крайнего
стеснения). В таких обстоятельствах кто угодно может сломаться, погибнуть, но только не
герой. Он питается подножным кормом, находит в обстоятельствах источники смысла,
формирует новую цель. Сказочные герои пребывают в странствиях без средств и
выживают, они не ломаются, будучи в заточении, организуют новую жизнь на
необитаемых территориях.
В некоторых древних культурах учитель отправлял ученика в лес без припасов, только с
легким оружием. Это был урок выживания. В прежние времена к таким инициирующим
событиям готовили. А сегодня?..
Возникает естественный вопрос: что герою помогает выжить? Прежде всего,
ПОДГОТОВЛЕННОСТЬ. А именно: наличие полезных привычек, навыков, а также само-
дисциплина и труд. Понимание этого приводит нас к простой мысли: одна из важнейших
задач воспитания мальчиков — обучение выживанию.
Надо сказать, что мальчики и сами ощущают потребность обучиться выживанию.
Поэтому им так нравятся, например, всевозможные походы разной степени сложности. Но
в современном мире изобилия и комфорта, опеки со стороны родителей научиться
выживанию сложно. Бывает, жизнь дарит мальчику подарок — он приходит в класс, в
котором ему нужно реально выживать в коллективе жестких сверстников. Нередко
родители в таких случаях хватаются за голову и требуют незамедлительной помощи.
Конечно, поддержка юному герою необходима. Но в чем? В избегании ситуации
выживания или в ее грамотном прохождении?
Сказкотерапевт может оказать помощь в прохождении инициирующего события. Главное
здесь — понимать тонкое назначение ситуации. Стратегическая задача — выжить и занять
собственное место в группе. Тактика: сочетание терпения, наблюдения и активных
действий.
Главные условия грамотного прохождения инициирующего события по типу
«Выживание» — поддержание присутствия духа и настрой на долгосрочную работу. В
эпицентре инициирующих событий для героя недопустимы бессилие, ощущение
отсутствия смысла, леность и расслабленность. Ему приходится быть в тысячу раз более
внимательным — ведь малейшее изменение внешних обстоятельств может дать ему шанс
на победу или, наоборот, повысить угрозу.
Сказкотерапевт может тренировать юных героев выживанию на символическом уровне —
рассказывая истории о тех, кто пережил подобное инициирующее событие.
Рабочая фабула сказки довольно проста. Ее узловые точки таковы:
1. «Вихрь событий». В результате невероятных, драматических, даже трагических
событий герой оказывается в ситуации, когда ему приходится выживать.
2. «Первый шок». Сначала герой не верит произошедшему, надеется на помощь, на
быстрое изменение ситуации. Постепенно он понимает, что никто ему не поможет. Он
может попасть в ловушку малодушия и упасть духом, отказаться от борьбы. Но потом
берет себя в руки и принимает решение жить.
3. «Адаптация». Герой внимательно присматривается к тому, что его окружает. Изучает
окружение с точки зрения того, как это может пригодиться для выживания. Он находит
смысл своего нового существования. Формирует перед собой конкретную цель и начинает
планомерно трудиться ради ее осуществления. Ему пригождаются все его знания и
навыки. Постепенно у него появляются новые привычки, помогающие ему жить.
4. «Долгожданное избавление». Герой добивается осуществления своей цели, или
происходит чудесное событие, благодаря которому он получает заслуженную награду.
Истории с такой фабулой можно рассказывать в кабинете сказкотерапевта, разыгрывать в
песочнице и с помощью кукол. Но особую ценность такие сказки приобретают в походах.
Прекрасно, если подобные истории будут рассказывать родители, целенаправленно
развивая в сыновьях полезные привычки и навыки выживания.
Второй тип инициирующих событий — «Управление силой». Обстоятельства учат
героя проявлять силу определенного мужского архетипа и учиться управлять ею. Чтобы
тоньше понять второй тип инициирующих событий, нам нужно вернуться к разговору о
мужских архетипах.
Внутри героя (и конечно же, внутри нас) действуют маскулинные силы Воина, Монарха,
Крестьянина, Купца, Философа, Монаха и Слуги. Каждая из них формирует некое
стремление, мотивацию; моделирует ловушки-испытания, содержит информацию о
принципах прохождения инициирующего события, задает направление нашей эволюции.
Чтобы глубже понять действие мужского архетипа, мы воспользуемся следующими
понятиями: базовая мотивация архетипа, основная задача архетипа, инициирующий урок,
ключевые ценности, эволюционная задача, ловушка архетипа.
Базовая мотивация архетипа — это главный результат, основное стремление, то, что
нужно достичь ОБЯЗАТЕЛЬНО. Иначе какой смысл проявлять данную мужскую силу?
Базовая мотивация формирует вектор мужской силы.
Опыт исследования сказок, профессиональные и жизненные наблюдения показывают, что
изменить базовую мотивацию невозможно. И уж конечно не нужно. Зачем менять порядок
вещей? Зато понимать и принимать базовую мотивацию необходимо.
Основная задача архетипа — это смысл функционирования архетипической силы.
Собственно то, ради чего она была сотворена. Выполнение основной архетипической
задачи обязательно. Отменить ее выполнение невозможно.
Инициирующий урок — это основной смысл некой драматической ситуации,
потребовавшей от героя сказки (или человека) максимального напряжения сил. Через
сложнейшие ситуации, в которых легко сломаться, происходит укрепление внутреннего
стержня. Инициирующий урок отвечает на вопрос: «Ради чего это нужно было пройти?»
Ключевые ценности — это то, что является самым важным для носителя определенной
архетипической мужской силы. В ключевых ценностях сосредоточено большое коли-
чество ресурсной энергии, они питают духовные и физические силы героя.
Эволюционная задача — это то, чему герою предстоит научиться. Это самый сложный
урок, понимание которого складывается у героя постепенно, благодаря синтезу опыта,
извлеченного из многих ситуаций.
Ловушка — это ахиллесова пята данной архетипической матрицы. То уязвимое место,
которое необходимо держать под постоянным сознательным контролем. При ослаблении
бдительности герой легко попадает в ловушку архетипа и оказывается вовлеченным в
драматические и даже трагические события. Незнание ловушек не освобождает от их
действия. Если герой попадает в ловушку архетипа, его отбрасывает назад. Освобождение
из ловушки занимает много времени и сил, отвлекает героя (и человека) от его Пути.
Посмотрите, пожалуйста, на мужские архетипы с позиции этих понятий:

Архетип Основная задача Инициирую- Ключевые Эволюционная Ловушка


и его ба- щий урок ценности задача
зовая мо-
тивация
Воин. Отстоять собственную Пережить Справедливость. Научиться отли- Существует опасность
Быть позицию, защитить поражение, Защита чать справедли- быть использованным
первым! слабого, бороться за научиться Справед- вость людей от другими людьми в их
справедливость, управлять ливости. Божественной корыстных целях,
расширять собственную собственным Схватка Справедливости. «ради
территорию гневом, Научиться справедливости». Есть
агрессией управлять опасность аффектив-
собственной ных состояний, в кото-
силой рых совершаются тра-
гические поступки,
впоследствии приводя-
щие к раскаянию
Монарх. Взять на себя Пережить Ответственность Осознание общей Увлечение внешней
Быть ответственность за предательство, за других. связанности всех стороной власти, ее
главным! нечто важное, осознать, изоляцию, Власть как людей и ответст- благами, игнорируя от-
что от тебя, твоих ре- потерю служение людям венности за общее ветственность («Да-
шений зависят судьбы влияния, конт- благо. Забота о моклов меч»). Деспо-
других людей роля над ситуа- соблюдении среди тизм, навязывание
цией людей высших собственной воли лю-
ценностей. дям и обстоятельствам.
Постижение Разбалансированность
человеческой в принятии решений -
инди- переход из крайности в
видуальности и крайность
забота о людях на
основании
понимания их
различности.
Принятие мудрых
взвешенных
решений на
основании
принципа
«Золотой
середины»
Крестья- Обеспечить Пережить Семья, земля, Научиться Культивирование в
нин. материальную потерю – как родина, сосредотачиваться собственных мыслях и
Быть стабильность, лучшее чего-то материальный на том лучшем, чувствах социальных
богатым, Качество жизни, значимого достаток, земное что имеется в тревог из-за возмож-
жить создать достойный материального, счастье настоящий ных убытков, потерь,
стабильно жизненный уклад, так и близкого момент. недостач, лишений.
большой традиции человека Научиться не Суета. «Служение
семьей! привязываться к богатству», жадность,
имуществу и зависть к достатку
богатству. Имея и других. Оценка чело-
владея им, быть века исключительно по
свободным от его материальным
него достижениям
Купец Легче относиться к Научиться ста- Дорога, процесс, Постижение Скука из-за отсутствия
комбина- непростым жизненным новиться серь- постоянное дви- ценности и в жизни ярких
тор). Быть ситуациям, комбинируя езным, когда жение уникальности событий и
интерес- варианты выходов из этого действи- каждого приключений. Стрем-
ным, жить них, воспринимать тельно требует прожитого ление плести интриги,
в состоя- жизнь как приключение ситуация, осо- мгновения жизни. манипулировать людь-
нии При- знание того, что Развитие чувстви- ми, играть ими. Опас-
ключения! жизнь - это не тельности к мель- ность «игровой зависи-
игра. чайшим мости»
изменениям в
потоке жизни
Философ. Разобраться в Пережить разо- Тайна Бытия, Постижение Умножение бездухов-
Постичь происходящем, в чарование в Тайна природы и жизни, ных знаний, создание
истину, причинно-следственных собственной жизненных яв- всех ее явлений, концепций, игнориру-
создать связях явлений и концепции лений и как Боже- ющих или умаляющих
свою событий мира, жизни; ситуаций ственного Божественный замы-
теорию осознать Творения сел, вводящих людей в
жизни, несовершенство заблуждение и
передать собственной те- искушающих их.
ее людям! ории и Пустое «муд-
взглядов; рствование» - тще-
признать за- славная демонстрация
блуждения и собственных знаний,
ошибки рассуждения «ни о
чем».
Монах. Найти собственное Кризис веры, Сверх-Идея, Бог Совершенствова- Выбор идеи разруше-
Служить Предназначение, идею, экзистенциаль- ние «сердечного ния в качестве «путе-
Высокой которой можно ный кризис, дара», «развитие водной» (трагедия Ро-
Идее, достойно служить, кризис ценнос- сердца»: доброе, диона Раскольникова).
Богу! посвятить жизнь. Об- тей. Все, во что любящее сердце, Нарушение первой за-
рести веру в Бога верил прежде, излучающее лю- поведи
превращается в бовь
прах
Слуга Терпение, смирение, Потеря хозяина. Свобода. Воля Развитие самодис- Проявление инфанти-
(Раб). подчинение обстоя- Кризис Божья, воля циплины, пункту- лизма, несамостоя-
Служить тельствам, которые «служивого хозяина альности, способ- тельности, безответ-
достойно- невозможно изменить. человека»: кому ности ственности. Бездарное
му Принятие фигур, служить? куда планировать и «прожигание» жизни.
господи- вызывающих агрессию, податься? что грамотно распо- Отсутствие цели. Не-
ну! как учителей, тренеров, делать с ряжаться време- дисциплинированность
начальников. собственной нем. Развитие чут-
Служение. Отказ от Свободой? кости к изменяю-
своеволия щимся
обстоятельствам и
смирения

Теперь давайте постараемся понять, какие же инициирующие события нужно пережить


герою, чтобы научиться более тонко и грамотно управлять собственной мужской силой.
Для этого разложим инициирующие события по мужским архетипам:
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Воина, герою нужно пережить не
только победы, но и поражения;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Монарха, герою нужно пережить
не только прелести власти, но и предательство;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Крестьянина, герою нужно
пережить не только достаток, но и потери;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Купца, герою нужно пережить не
только радость от красивых комбинаций, но и ощущение тупика, неразрешимости
проблемы;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Философа, герою нужно не
только пережить счастье от осознания стройности собственной теории, но и ощутить ее
несовершенство и даже крах;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Монаха, герою нужно пережить
не только благодать, но и кризис веры;
· чтобы грамотно управлять архетипической силой Слуги, герою нужно пережить не
только чувство принадлежности кому-то, чему-то, но и чувство свободы.
К инициирующим событиям «Управление силой» также нужно готовиться. Жизнь сама
предлагает мальчикам маленькие и крупные инициирующие события этого типа. Но более
полная подготовка немыслима без достойных историй. Рабочие фабулы таких сказок мы с
вами разберем в следующей части книги, когда будем говорить о каждом мужском
архетипе подробно.
Третий тип инициирующих событий — «Женщина». Мужественность герою помогает
обрести не только победа над противником или обстоятельствами, но и женщина.
«Когда мне исполнилось одиннадцать лет, я взломал своего поросенка и отправился
навестить потаскушек. Поросенок — это свинья-копилка из глазурованного фарфора с
маленькой щелью, куда можно опускать монеты, но вынуть их уже не получится. <...>
Значит, в утробе поросенка было двести франков. Двести франков — столько стоила
девица с Райской улицы. То была цена обретения мужественности. <...> Мы поднялись
наверх. Мне с трудом верилось: ей двадцать два, просто старуха, и вот она принадлежит
мне. Она мне объяснила, как нужно вымыться, затем — как заниматься любовью. <...> Ну
вот, я стал мужчиной, получив крещение в лоне женщины; я едва держался на ногах, так
сильно они дрожали, а неприятности уже начались: я забыл о пресловутом подарочке. Я
опрометью помчался домой, кинулся к себе в комнату, оглядел ее в поисках самого
ценного, что можно подарить, и тут же понесся обратно на Райскую улицу. Девица все
еще стояла на крыльце. Я отдал ей своего плюшевого медвежонка»1.
1
Шмитт Э.-Э. Мсье Ибрагим и цветы Корана. СПб.: Азбука-классика, 2005.

Такова трогательная исповедь маленького Момо, самостоятельно создавшего себе


инициирующее мужское событие под названием «Женщина».
Сила мужского стремления получить крещение в лоне женщины настолько велика, что
может стать двигателем многих полезных дел и подвигов. Поэтому данное инициирующее
событие во многих культурах использовали как приз. Сдерживание и накопление
сексуальной энергии усиливает в герое мотивацию достижения. Сексуальная разрядка с
женщиной на какое-то время притупляет в мужчине активное стремление достигать и
побеждать (кстати, отчасти по этой причине перед ответственными событиями:
решениями, боями — герою рекомендовалось сексуальное воздержание).
Первый сексуальный опыт юноши — яркое инициирующее событие. После его
прохождения у многих возникает иллюзия того, что теперь они «настоящие мужчины».
Так происходит в современном мире. И это ложное понимание инициирующего события,
именуемого «Женщиной».
Давайте попробуем восстановить сакральное значение этого инициирующего события.
Для того чтобы мужественность проснулась, оформилась и самореализовалась, мужчине
нужно научиться управлять собственной силой, выживать в любых условиях и
продолжать свой род. Последний тип инициирующих событий связан именно с тем, что
мужчине не под силу сделать самостоятельно. Для продолжения рода требуется женщина.
Кажется, что если ты овладел ею, то уже автоматически получил право на продолжение
рода. Это одна из ловушек данного инициирующего события.
Близость с женщиной дает разрядку напряжения, но не право на продолжение рода.
Однако даже поспешная близость может привести к зачатию — в этом случае род
формально будет продолжен. Но он будет продолжен физически. А как быть с духовным
наполнением?
В инициирующих событиях, связанных с женщиной, важны, как минимум, два аспекта:
физический и духовный. Если физический аспект данной мужской инициации
воспринимается большинством с пониманием и радостью, то духовный аспект
оказывается на задворках. И это приводит к весьма неприятным последствиям.
В древних культурах придавалось большое значение духовному аспекту близости с
женщиной. И юношу этому специально учили. Наставницей, учительницей молодого
мужчины была женщина опытная и прозорливая. Как правило, она жила в отдалении от
людей, была более образованна по сравнению с сородичами, иногда занималась
врачеванием. В русских сказках это Баба Яга. Инициация добрых молодцев — это еще
одна тайная символическая нагрузка этого удивительного женского образа.
«Накорми, напои, в бане помой, спать уложи», — помимо других символических
нагрузок, в этой традиционной просьбе героя к Бабе Яге содержится информация о
технологии мужской инициации данного типа. Накормленный, напоенный, помытый в
бане и многократно уложенный спать, герой некоторое время остается у Бабы Яги в
услужении, выполняет ее поручения. Когда же она убеждается в его готовности к новой
жизни, то отпускает его или он уходит сам. В любом случае расставание неизбежно.
Иначе — регресс.
К сожалению, в старинных сказках подробно не описывается технология мужской
инициации у Бабы Яги. Либо это связано с целомудрием историй, либо данная
информация была изъята стихийными и организованными цензорами при пересказах,
либо данное посвящение должно оставаться тайною. Однако любая архетипиче-ская
информация никуда не пропадает, она хранится в информационных кладовых Вселенной,
может быть добыта, расшифрована и передана через авторские сказки. Она есть как в
старинных историях (например, «Дафнис и Хлоя» или «Хозяйка Медной горы»), так и в
современных (например, «Пчеловод» Максанса Фермина2, фильм «Сладкий ноябрь» и
др.).
2
Фермин М. Пчеловод. М.: Монпресс, 2001.

Сказкотерапевт может создать собственную сказку, когда есть необходимость передать


информацию об этом типе инициирующих событий.
Рабочая фабула этих историй такова:
1. Знакомство с героем. У него есть возлюбленная, но он не знает, как к ней подступиться,
как обращаться с женщиной. Или он просто пребывает в поиске своего пути, в его
истории уже были связи с женщинами, которые его либо разочаровали, либо не
вдохновили.
2. Встреча с Наставницей. По стечению обстоятельств (подсказанных фантазией автора
сказки) герой знакомится с Наставницей. Либо он случайно набрел на ее избушку,
одиноко стоящую в лесу, либо он сознательно искал ее, либо его привел к ней друг или
учитель. Сначала Наставница не производит на героя впечатления. Более того, Она может
Его испытывать (прогонять, давать сложные задания, показывать теневые аспекты
собственного характера, провоцировать). Однако Он все претерпевает и остается в ее
доме.
3. Обучение. Наставница учит героя культуре поведения с женщиной. Показывает, как
понимать ее мир, как за ней ухаживать. Она сама ухаживает за героем, демонстрирует
женское мастерство заботы, игры и любви. Герой познает доселе скрытый от него мир
женщины и испытывает счастье.
4. Ловушка. Герою начинает казаться, что он влюблен, и он желает остаться со своей
Наставницей навсегда. Он говорит, что лучше женщины он не найдет в своей жизни.
Наставница терпеливо объясняет герою, что влюбленность — лишь средство для
обучения или его «побочный продукт». Его стремление остаться с Нею навсегда —
ловушка инициирующего события. Истинная задача героя — запомнить, сохранить все,
чему он научился, найти Свою Женщину и передать ей те знания, что теперь он несет в
себе. Герой не желает мириться с неизбежным расставанием, делает все возможное, чтобы
остаться с Наставницей. Ловушка в том, что он путает Наставницу со Своей Женщиной.
Его задача — Наставницу отпустить, а Свою Женщину найти. Задача сложная, ведь Своя
Женщина — нечто эфемерное, то, что еще требуется искать; а Наставница — реальная
женщина, находящаяся в пределах достижимого. Герой переживает серьезный кризис. 5.
Расставание и начало новой жизни. Эта часть сюжета сказки может иметь несколько
вариантов. Наставница может просто исчезнуть, оставив после себя знаки, по которым
герой понимает, что искать ее не нужно и найти невозможно. Или Наставница, будучи
волшебницей, может так изменить собственный облик (например, резко состарить его),
что герой сам понимает абсурдность собственных мечтаний о совместной жизни с нею.
Или же герой, грамотно пережив кризис и оставив Наставнице некий подарок, с
благодарностью уходит. Он возвращается к своей девушке или встречается на пути со
Своей Женщиной и начинает строить отношения, в которых ему помогают
приобретенные с Наставницей знания.
Красиво и грамотно пройденное инициирующее событие с женщиной одухотворяет все
последующие взаимоотношения героя.
В практике психологического консультирования мы нередко встречаемся с отношениями,
в основе которых лежит механизм этого типа мужской инициации. Женщина оказывается
намного старше мужчины (как по физическому возрасту, так и по эволюционному
уровню), она выступает по отношению к партнеру в качестве наставницы и донора. В
определенный момент, когда мужчина выходит на достаточный уровень социальных
возможностей, складывается активный конфликт. Женщина страдает, не понимая, в чем ее
вина, чем она вызывает раздражение мужчины. Он же обвиняет ее в том, что она сдер-
живает его развитие. Ей тяжело слышать подобные упреки — ведь она отдала множество
сил, чтобы вывести его на соответствующую орбиту. Конечно, можно объяснить эти
противоречия банальным эдиповым комплексом. Но сказкотерапевт обычно «ныряет» за
интерпретациями происходящего глубже — к истокам инициирующего события. В
данном случае проблема очевидна: он и она попали в ловушку инициирующего события.
Драматизм ситуации в том, что обоим придется принять необходимость расставания. В
этом случае главная задача сказкотерапевта — помочь красиво и достойно завершить
сюжет отношений. Любое завершение сюжета начинается с благодарности. Баба Яга
благодарит доброго молодца за службу, а он благодарит ее за науку.
Конечно, бывают уникальные случаи, когда Наставница действительно оказывается для
мужчины «Своей Женщиной» и между ними возникает подлинное чувство Любви. Это
большая редкость, исключение, подтверждающее общие правила инициирующих
событий.
Итак, первый ключ к тайному шифру мужских сказок — это информация о мужской
инициации, инициирующих событиях. Мы стараемся расшифровывать сказку под этим
углом, а потом сочиняем истории, в которых сознательно зашифровываем то, что узнали.
Так тонкая информация оказывается более доступной для понимания тех, кто обращается
к нам за помощью. Само по себе сочинение, рассказывание, разыгрывание историй,
несущих в себе информацию о мужских инициациях, готовит мальчика, юношу к
самостоятельному достойному прохождению инициирующих событий в реальной жизни.
Второй ключ к шифру мужских сказок: новые
эволюционные состояния
Герои мужских сказок не сидят на месте. Они обязательно отправляются в путь. Зачем?
Во-первых, дорога сама по себе интересна и непредсказуема. Это интригует. Во-вторых, у
героя есть некая формальная задача, которую нужно выполнить: спасти принцессу,
вернуть сокровище законному владельцу, наконец, мир посмотреть и себя показать. Но
главный, тайный ответ на вопрос «зачем» состоит не в этом. На самом деле герой от-
правляется в путь, чтобы изменить собственное ЭВОЛЮЦИОННОЕ СОСТОЯНИЕ.
Правда, он об этом даже не догадывается. Ему вообще не знаком этот странный термин
«эволюционное состояние». Как, собственно, пока и нам с вами.
Эволюция — это процесс развития, изменения чего-то от одного состояния к другому.
Причем изменения эти происходят постепенно, без резких скачков. Другими словами, в
процессе развития сказочного сюжета происходит эволюция главного героя. Плавно,
красиво, и — насыщено событиями.
По сюжету сказки, герой движется от одного состояния к другому. Его путь — это смена
промежуточных состояний. Результат пути — принципиально новое эволюционное
состояние, связанное с одной из основных «мужских задач».
Эволюционное состояние — это новое качество героя как носителя ярко
выраженного «мужского принципа». В двух словах это понятие можно выразить
поговоркой: «Был мальчиком — стал мужчиной». Собственно, герой мужской сказки
стартует с эволюционного состояния мальчика (даже если он уже давно по годам добрый
молодец) и должен прийти к новому эволюционному состоянию мужчины. Ради этого он
отправляется в путь, ради этого «сказка сказывается».
На основании анализа сказок в Комплексной Сказкотерапии © выделяется семь новых
эволюционных состояний героя:
· Глава Рода;
· Мастер;
· Победитель;
· Прозорливый;
· Поющее Сердце;
· Странник;
· Партнер.
Возможно, эволюционных состояний значительно больше. Но тот огромный
информационный массив сказок, былин, легенд и притч, который был переработан, позво-
ляет выделить эти семь.
Новое эволюционное состояние открывает перед героем новые возможности
управления внешними обстоятельствами.
· Глава Рода управляет Родом;
· Мастер управляет жизненными обстоятельствами и событиями;
· Победитель управляет врагами и препятствиями;
· Прозорливый управляет людьми и будущими событиями;
· Поющее Сердце управляет собой и отношениями с самыми близкими людьми,
возлюбленной, поддерживая духовно-эмоциональную связь с Богом;
· Странник управляет Своим Путем;
· Партнер управляет группами людей.
· Путь, который проходит герой, чтобы прийти к этим новым эволюционным
состояниям, зашифрован в семи мужских архетипических сюжетах. Позвольте предста-
вить их вам.
1. Отчий дом. В этом сюжете ярко проявляются отношения с родителями, нередко
дисгармоничные3. Герой неизбежно покинет родительский дом, чтобы пройти
собственный путь. В финале он обязательно вернется домой уже успешным и
самостоятельным. Он простит родителей, а они простят его. Его новое эволюционное
состояние — ГЛАВА РОДА.
3
Как в русских народных сказках «Притворная болезнь», «Птичий язык» или сказке Братьев Гримм «Мальчик с
пальчик».

2. Дорога к Мастерству. В этом сюжете герой часто оказывается в уязвимой позиции


ученика или слуги, он вынужден служить не очень мудрому хозяину, выносить
несправедливость. Он получает задания, истинной целью которых является его гибель.
Герой справляется с невыполнимыми заданиями, побеждает хозяина или учителя и
приобретает самостоятельность. Он выдерживает все испытания и становится крепче,
приобретает силу Мастера. Что это за сила — ярко видно в сказке «По щучьему велению».
Мы застаем героя Емелю уже в «состоянии Мастера». Он не тратит собственных сил
понапрасну, точно распознает тот момент, когда в проруби оказывается волшебная щука,
и умеет тонко использовать создавшуюся ситуацию. Из-за того, что читатели сказки не
знают предысторию пути Емели, у многих возникает ложное восприятие героя как
инфантильного лентяя. Важно помнить, что в сказках есть особая логика справедливости,
согласно которой счастье и новые возможности в руки ленивым не даются. В этом
отношении сказка «По щучьему велению» — уникальное продолжение сказок с сюжетом
«Дорога к Мастерству». Новое эволюционное состояние героя — МАСТЕР.
3. Спаситель. В этом сюжете герой ведет явный или скрытый бой с врагами, защищает
невинных и беззащитных, спасает жертв от неминуемой гибели. Он редко думает о
последствиях, спасая тех, кто в этом действительно нуждается. Он часто проявляет
скромность и даже скрывается в тот момент, когда следует получить вознаграждение4.
Когда герой спасает другого, умножается его сила. Путь Спасителя — последовательное
умножение собственной силы. Новое эволюционное состояние героя — ПОБЕДИТЕЛЬ.
4
Тут легко вспомнить многочисленные истории о Бэтмене и других супергероях из нового американского «фольклора».

4. Скрытые враги. В этом сюжете герой сталкивается с теневой природой окружающих


его людей, со скрытой агрессией, направленной против него. С ним поступают коварно,
его предают те, кому он полностью доверял, он становится жертвой чудовищной
несправедливости. В этом сюжете имеется существенная ловушка — возникновение
естественной страсти к отмщению. Однако герой сказок (в отличие от героя мифов) не
попадает в нее, прощает обидчиков и восстанавливает справедливость, не прибегая к
мести. Новое эволюционное состояние героя — ПРОЗОРЛИВЫЙ.
5. Любовь. Это, пожалуй, самый сложный и многовариантный мужской сюжет. Герой
ищет свою любовь, возлюбленную, сражается за нее. Обретя любовь, он нередко
оказывается перед выбором. Ему приходится выбирать между любовью и долгом или
между двумя возлюбленными. Влюбленный герой может быть весьма уязвимым, но без
любви он неполноценен. В этом сюжете герой нередко оказывается околдован чарами
возлюбленной, теряет бдительность и может даже погибнуть. Очень непросто герою на-
учиться слушать свое сердце, противостоять женскому манипулированию и открыться для
переживания истинного чувства, которое способно изменить его жизнь. Новое
эволюционное состояние героя — ПОЮЩЕЕ СЕРДЦЕ.
6. Вечное возвращение. В этом сюжете герой постоянно пребывает в дороге. Он
стремится поскорее вернуться домой, но перипетии сюжета уводят его дальше и дальше в
Большое Приключение. Он тоскует по дому, живет идеей возвращения. Это, с одной
стороны, питает его, но с другой — лишает ценности его актуальные жизненные
впечатления5. Этот сюжет сквозной нитью проходит через все истории. В нем содержится
рассказ об основных приключениях героя. Новое эволюционное состояние героя —
СТРАННИК.
5
Из современных киносказок можно вспомнить фильмы «За спичками» и «Белое солнце пустыни».

7. Мужское братство. В этом сюжете герой встречает неординарных друзей, каждый из


которых обладает неким специфическим талантом. Например, один может очень много
съесть за один раз, другой постоянно мерзнет, третий очень быстро передвигается. По
одиночке они не могут полноценно использовать свои таланты, но, собравшись все
вместе, «работают командой». Они грамотно распределяют функции внутри своей группы
и достигают результата. Этот сюжет отражает дух общины, сплоченности и командной
результативности. Главная ловушка этого сюжета — конкуренция между героями и
неверное распределение функций между ними6. Наиболее ярко принцип данного
архетипического сюжета проявлен в легендарной сказке про репку. Новое эволюционное
состояние героя — ПАРТНЕР. Есть мужские сказки, где ярко представлен лишь один
архетипический сюжет («Репка» — сюжет «Мужское братство»), но в большинстве
историй древние сюжеты пересекаются, накладываются друг на друга. Например, в сказке
«Колобок» можно увидеть следующие мужские архетипические сюжеты:
6
Как произошло в сказке «Пузырь, Соломинка и Лапоть».

1. «Отчий дом». У Колобка есть родители, которые «родили» его для себя. Испекли,
чтобы скушать. Чем не начало дисгармоничных отношений в семейной системе? Он
покидает родительский дом, чтобы идти собственным путем. Однако древний сюжет не
завершается — Колобок не возвращается в родной дом. Но это логично — ведь герой не
является человеком. У него нет задачи усиления своего рода новым опытом. Колобок
рожден хлебом и должен быть съеден. А где это произойдет — не так важно.
2. «Вечное возвращение». Колобок катится свой дорогой, встречает новых персонажей,
приобретает собственный жизненный опыт. Однако у него нет явной цели, он не
стремится вернуться домой, не испытывает тоски по дому. С другой стороны, а где его
настоящий дом? Ради конечного пребывания в каком «доме» он был испечен? Не является
ли чей-то желудок его «домом», если он — хлеб? Получается, что с этой точки зрения
сюжет «Вечное возвращение» в этой сказке полностью разворачивается и завершается.
Колобок неосознанно ищет утробу, которая бы его приняла, и с этой позиции оказывается
внутри Лисы.
3. «Скрытые враги». Близкие люди — Дед и Бабка — фактически собираются предать
Колобка. Они не намерены заботиться о его долгой и счастливой жизни хотя бы на том
основании, что он должен быть ими съеден. Колобок укатывается от своих врагов, избе-
гает смерти. Поскольку ему это успешно удается, у него возникает иллюзия величины
собственных возможностей. Это одна из ловушек древнего сюжета: убежать от врагов не
означает победить их. На пути нашего героя встречают только враги и ни одного друга, ни
одного учителя. Он вынужден убегать, ибо других способов борьбы или взаимодействия с
врагами у него нет. Этот сюжет завершен в сказке только отчасти. Его завершение — это
предупреждение для читателей: стратегия бегства (укатывания) от врагов рано или поздно
не срабатывает. Необходимо подготовить себя к принятию боя, овладеть средствами
ведения явной и скрытой борьбы. Кроме того, Колобок попал в ловушку сюжета
«Скрытые враги» — ловушку мести. Его поведение со всеми героями этой истории можно
рассматривать и как форму мщения Деду с Бабкой. Месть Колобка в том, чтобы не питать
желудок всех, встреченных им на пути. Он не желает становиться кормом, и от этого у
него появляется кураж. Ему кажется, что он провел своих врагов, отомстил Деду с Бабкой,
он уже считает себя неуязвимым, теряет бдительность, и... ловушка древнего сюжета
захлопывается. Сюжет завершается закономерным финалом. Мстительность, пусть и
завуалированная, неизбежно приводит к саморазрушению. Итак, в маленькой мужской
сказке о Колобке уже переплетены три архетипических сюжета. Один из них («Отчий
дом») не завершен, другой («Скрытые враги») демонстрирует последствия попадания
героя в ловушку древнего сюжета. Не в этом ли причина того, что многие дети так
активно стремятся переписать или дописать эту историю?.. Однако важно понимать, что
переписать или дописать сказку, не нарушая сказочной логики, можно, только если
представить себе на месте главного героя не кусочек теста, а маленького человечка со
смешным именем Колобок.
В длинных, насыщенных событиями мужских историях активно работают все семь
архетипических сюжетов.
Собственно, так же обстоит дело и с «узором судьбы» человека. Какие-то сюжеты
представлены гармонично и дают силы для развития, но есть сюжеты, в чьи ловушки
человек уже успел угодить. Их несложно распознать, зная формулу древнего сюжета.
В каждом мужском архетипическом сюжете зашифрованы Вызов, Урок и Ловушка.
Вызов — это провокация, сложное задание, приглашение героя к развитию. Само по себе
задание-вызов говорит о том, что герой с ним справится. Правда, поначалу он в это сам не
верит, но берет и делает. Настоящий герой всегда принимает Вызов.
Урок всегда связан с постижением, непосредственным переживанием тонких аспектов
общечеловеческих ценностей. Урок обычно сопровождают сложнейшие ситуации,
связанные с потерями, разочарованиями, предательством и другими событиями, внешне
выглядящими как неприятности. Но для обучения героя они являются благом. От героя
требуется грамотное поведение, основанное на понимании значения урока. Чем сложнее
урок, тем богаче новое эволюционное состояние.
Ловушка — это искушение на пути героя. Ловушка работает по принципу воронки,
всасывая в себя героя. Угодив в ловушку, он теряет ясность понимания текущего момента,
точность оценок и приходит к неверным решениям. Чтобы выбраться из ловушки,
требуются ее диагностика и идентификация, а также внешняя помощь.
Давайте посмотрим, какие основные Вызовы, Уроки и Ловушки зашифрованы в мужских
архетипических сюжетах.
Сюжет и его Вызов Урок Ловушка Примеры сказок и
эволюционная других историй
задача
«Отчий дом». Преодолеть инфан- Принять мать и отца Инфантилизм, ниги- «Незнайка»,
Покинуть семью тилизм, найти соб- такими, какие они лизм, конфликтное «Мнимая болезнь»,
чтобы пройти Свой ственный путь, со- есть. Психологически поведение. Или на- «Иван Бесталанный и
Путь, вернувшись храняя сакральную отделиться от родите- оборот, образование Елена Премудрая»,
укрепить свой род связь с домом, родом. лей, в особенности от симбиотической свя- «Три царства»,
новым опытом и Приумножить силу матери. Простить ро- зи, в особенности с «Сивка Бурка»,
возможностями рода, благодаря дителей, обрести зре- матерью «Птичий язык», миф
своим достижениям и лую Любовь к ним об Эдипе,
опыту «Возвращение
блудного сына»
«Дорога к Проявить все, на что Преодолеть все пре- Свернуть с пути, ис- «Сказка об Иване-ца-
Мастерству». Пройти способен, ис- пятствия и искуше- пугавшись препят- ревиче и Сером Вол-
все жизненные уроки, следовать соб- ния; научиться ствий и испытаний, ке», «По щучьему ве-
ловушки, испытания, ственные сильные и преобразовывать отказаться от Мастер- лению», «Сказание о
чтобы исполнить слабые стороны, собственный страх, ства. Непонимание кузнеце Велунде»,
собственное пред- ресурсы и возмож- находя его причину; того, что дорога к ма- Подвиги Геракла,
назначение и стать ности. Найти своего обрести власть над стерству состоит как Миф о Дедале и
Мастером Учителя. Стать Мас- собой и власть из успехов, так и не- Икаре, «Книга Иова»
тером принятия решений успехов, потерь и по- Р. Бах «Чайка по име-
для других. Стать ражений. Неудовлет- ни Джонатан
Избранным воренность имею- Ливингстон»
щимся, ощущение не-
справедливости Бо-
жественного замысла
и происходящего; же-
лание быстрых изме-
нений, получения
всего и сразу. Жажда
власти над миром, но
не над собой
Спаситель». Спасти невинного, Пережив разочарова- Избыточное наслаж- «Руслан и Людмила»,
Умножать соб- бороться за спра- ние, поражение в дение победой, пре- «Незнайка», «Марья
ственную силу по- ведливость, засту- борьбе за правое дело вращение в краса длинная коса и
средством защиты питься за слабого защиты слабого, воо- «маньяка-спасителя» Ванюша», «Персей и
невинных душевиться и идти Андромеда»
вперед, к цели
«Скрытые враги». Проявлять мудрость Пережить Желание мстить Три царства»,
Постичь теневую и прозорливость, предательство, «удар обидчикам, «Пойди туда, не знаю
сторону самых противостоять ма- в спину», одержимость этой куда», «Конек-Горбу-
близких людей, нипулированию, на- восстановиться «из страстью нок», «Марко
чтобы принять их учиться принимать в пепла». Научиться Богатый и Василий
более тонко и мудро расчет теневую восстанавливать Бессчастный»
природу близких справедливость без
людей мести, через
стратегию «проучить
предателя»
«Любовь», Испытать Открыть свое сердце Пережить потерю Выбор между не- «Финист ясен сокол»,
подлинное чувство для Любви, хранить возлюбленной, всего, сколькими женщина- «Царевна-лягушка»,
Любви, отделить это Любовь в сердце, не что было дорого, и ми в ущерб голосу «Марья Моревна»,
чувство от других давать сердцу при этом сохранить в сердца; замещение «Аполлон и Дафна»,
«высоких чувств»: «лениться» сердце Любовь, не другим: желанием «Амур и Психея»,
долга, ответствен- замещая ее обладать, чувством «Дафнис и Хлоя»,
ности и пр. отчаяньем, долга, ревностью. миф о Нарциссе и
ощущением неспра- Навязчивый поиск многие другие, Р. Бах
ведливости и гневом совершенства. «Единственная»,
«Ленивое» или «хо- «Мост через
лодное» сердце. Эго- Вечность»
изм, цинизм,
нарциссизм
«Вечное Непрерывно ощу- Урок Одиссея. На- Жить по принципу «Колобок»,
возвращение». щать жизнь как учиться применять «Скорей бы это история Одиссея, все
Постичь тайну «здесь приключение, как свои способности в кончилось», мечтая о истории о
и сейчас», и «где я процесс, прини- соответствии с акту- неком далеком путешественниках и
сейчас, там и мой мать все проявления альным моментом результате в ущерб странниках
дом» жизни, ценить актуальным
каждый день, каждое впечатлениям
жизненное явление
«Мужское братство». Работать в команде, Преодоление инди- Эгоизм, индивидуа- «Семь Симеонов»,
Научиться видеть, сотрудничать с видуализма, гордыни, лизм, инфантилизм, «Летучий корабль»,
принимать и уважать партнерами, гра- эгоизма, честолюбия недальновидность, «Бременские музы-
индивидуальность мотно распределять ради четкой работы в неграмотное канты», «Пузырь, Со-
другого, строить «зоны ответ- команде. Урок распределение «зон ломинка и Лапоть»,
долгосрочные ственности» в соот- бескорыстной ответственности» в «Теремок», «Три по-
отношения ветствии с возмож- дружбы, самопожер- команде; накопление росенка», «Репка»,
сотрудничества ностями и способ- твования взаимных обид и миф об аргонавтах и
ностями каждого недоговоренностей другие истории

Итак, у нас есть семь путей к новым эволюционным состояниям. На каждом найдутся
свои вызовы, уроки и ловушки. Наблюдать за этим интересно. Но вот проходить... В
сложных мужских сказках можно увидеть, как древние сюжеты накладываются друг на
друга. Это значит, что герой одновременно переживает вызовы, уроки и ловушки не-
скольких сюжетов. Представьте, сколько ему требуется сил! Но и результат того стоит —
герой приобретает не одно, а несколько новых эволюционных состояний. Каждое из них
не живет своей отдельной жизнью. Они интегрируются внутри героя, внутри мужчины,
украшают его и дают силу для управления обстоятельствами на принципиально новом
уровне.
То же происходит и в жизни человека. Только к мужским сюжетам добавляются еще и
женские, сюжеты отношений, действие универсальных архетипов и многое другое... Мы с
вами такие многоплановые существа! Представляете, сколько новых эволюционных
состояний формируется внутри нас одновременно! Каждое в своем темпе, по своему
особому, тайному маршруту, со своим сценарием и динамикой проживания...
Зачем же нужно понимать тайный шифр сказок? Чтобы научиться распутывать и
собственные жизненные сюжеты, грамотно выбираться из ловушек и постигать уроки,
приходить к новым эволюционным состояниям. Можно ли этого избежать? Ответ
отрицательный. Даже если мы закроем глаза или объявим все это несущественным, оно не
перестанет действовать в нашей жизни. Архетипы, архетипические сюжеты работают
независимо от нашего отношения к ним или знания о них.
Зато нашу жизнь тоже можно читать как увлекательную сказку...
Что ж, попробуйте теперь взять интересную вам «мужскую сказку» и посмотреть, на
каких архетипических сюжетах она выстроена, какие инициирующие события проходит
герой и к каким эволюционным состояниям он приходит. А в третьей части книги мы с
вами вернемся к этому вопросу еще более подготовленными.
Сказка, мужская или женская, гармонизирует действие древних сюжетов на
бессознательно-символическом уровне, предупреждает нас о возможных i ловушках и
тонко готовит к прохождению нами инициирующих ситуаций на нашем реальном
жизненном пути. Бессознательное маленького человека тонко подбирает истории для
такого обучения и гармонизации. Ребенок просит родителей читать ему одну и ту же
сказку. Какую же? Какие сюжеты там активны: мужские или женские? Какой древний
сюжет желает гармонизировать сейчас подсознание ребенка? К чему он себя готовит? Над
этими вопросами могут поразмышлять мудрые родители (кстати, активизируя тем самым
архетип Философа).
Знание архетипических сюжетов дает нам более тонкое понимание смысла событий,
происходящих в нашей жизни. Трудности, которые мы переживаем, вызываются
инициирующими ситуациями. Их также необходимо тонко распознавать, чтобы грамотно
себя вести. Ибо неграмотное поведение может усугубить трудную ситуацию, существенно
затянуть ее. Это, в свою очередь, вызовет прилив деструктивных мыслей и чувств,
совершенно неуместных в трудных ситуациях. Мудрецы говорят: «Испытание всегда
дается по силам. Если четко распознаешь смысл испытания, то у тебя есть шанс не
усугубить его». Другими словами, у всех трудных жизненных ситуаций есть
специфический код, зашифрованный в древних сюжетах и архетипах.
У радостных ситуаций тоже есть свой код, и он так же зашифрован в древних сюжетах и
архетипах. Одним героям (и людям) для радости нужно быть первыми, другим —
главными, третьим — иметь стабильный достаток и крепкую семью, четвертым —
ощущать жизнь как приключение, пятым — познавать неизведанное, шестым — работать
в команде, седьмым — ощущать себя полезным великому человеку... А может быть, все
это в разные моменты жизни нужно одному человеку?.. Пожалуй, это именно так, ибо
внутри нас представлены все семь мужских архетипов и древних сюжетов, а также и
женские архетипы и сюжеты, к тому же — древние сюжеты отношений... Мы с вами так
сложно и многомерно организованы! Что же, давайте познавать скрытый код наших
радостей и трудностей, эволюционных задач и ловушек, изучая архетипы и древние
сюжеты, проступающие сквозь фабулу сказочных историй...

Часть вторая.
Герой с «Семью ликами»
Извольте познакомиться, вот он — Главный Герой сказки. В начале истории он может
быть простым парнем (даром, что наследный принц!), но в финале — он всегда
Победитель. Каким его рисует ваше воображение? Красивым, мужественным,
претензионным, добрым, с блеском во взоре, с развевающимися на ветру кудрями?
Так или иначе, в его характере, стремлениях, способах решения трудных ситуаций
отражаются основные семь мужских архетипов: Воин, Монарх, Крестьянин, Купец,
Философ, Монах и Слуга (Раб).
Мы выделяем эти семь мужских архетипов на том основании, что на протяжении тысяч
лет во всех обществах были воины, вожди, земледельцы, охотники и торговцы, мудрецы,
жрецы и слуги. Архетипические матрицы действовали во все известные нам времена, в
различных культурах, направляя особым образом мужскую активность, формируя стили
жизни и базовые устремления.
Наш Герой с «семью ликами» — потому что в каждом герое, в каждом из нас,
присутствуют все семь мужских архетипов. Они могут быть по-разному выражены, одни
сильнее, другие слабее, одни конструктивно, другие деструктивно. Но все они в нас есть.
Ведь каждый мужской архетип — это своего рода социальный инструмент, определенный
вид энергии и потребность в самореализации.
Разнообразные сказочные и мифологические герои помогают нам «оживить» собственные
архетипические матрицы, демонстрируют, как они могут «работать» в различных
жизненных ситуациях. Изучение сказочных героев с точки зрения проявления мужских
архетипов позволяет нам более тонко научиться пользоваться архетипически-ми
принципами, чтобы быть гибкими в разнообразных жизненных ситуациях.
Так, например, в ситуациях борьбы нам потребуется сила архетипа Воина; в ситуации
руководства — сила архетипа Монарха; а в ситуациях, где мы не можем ничего изменить,
— архетипическая сила Слуги.
Мужской архетип подобен кристаллу с семью гранями. Наша задача — изучить каждую
из них и научиться ими пользоваться.
В характере разных сказочных героев по-разному представлены архетипы. Есть
персонажи-символы — в них наиболее ярко представлены два-три архетипа. Но ни среди
героев, ни среди людей нет таких, в которых работал бы лишь один архетип. Такой герой
был бы слишком плоским, слишком символичным, малоинтересным.
Возьмите, к примеру, Конана-варвара. Этот герой — яркий носитель архетипа Воина. Но
также в нем активны архетипы Монаха (он воин-одиночка), Монарха (он может быть
вождем), Философа (он постоянно учится). Другими словами, характер героя, как и
человека, создается некоторой индивидуальной КОМБИНАЦИЕЙ АРХЕТИПОВ.
Благодаря этому герой становится живым и близким нам. В течение сказки герой, попадая
в различные ситуации, учится управлять силами разных архетипов и добивается успеха.
Результативность, успешность — важный показатель для Героя (да и для любого
мужчины!). Чтобы достигнуть успеха, нужно владеть силами всех архетипических мат-
риц.
Сказкотерапевт, зная основные мужские архетипы, подбирает или сочиняет для своих
клиентов такие истории, герой которых проявляет все архетипические силы. Если в
характере клиента сила определенного архетипа представлена слабо или дисгармонично,
сказкотерапевт сочиняет или подбирает историю для усиления и гармонизации данной
архетипической силы.
Самое главное для Героя — привести собственную силу в равновесие. Найти свой
«серединный путь». В свое время такая задача стояла и перед царем Шраваном...
Царь Шраван жил в роскошном дворце. Он любил роскошь и красивые вещи. Он постоянно перестраивал
свою столицу и превратил ее в один из самых красивых городов.
Однако ему все наскучило, и, прослышав, что в город пришел Будда, он отправился к нему и был так
очарован, что немедленно попросил посвятить его в ученики.
Будда колебался и неохотно посвятил его. Все были поражены. Люди не могли поверить в это, никто не
мог себе даже этого вообразить, потому что Шраван был чрезвычайно мирским человеком, потакавшим
любым своим желаниям, даже самым крайним. Его обычным занятием были вино и женщины. Это было
так неожиданно! Будду спросили:
— Что случилось? Это чудо! Шраван не тот тип человека, и к тому же он жил так роскошно. До сих пор
мы не могли даже вообразить, что Шраван может быть твоим учеником. Так что же случилось? Ты
сделал что-нибудь?
Будда сказал:
— Я ничего не делал. Ум может легко перемещаться из одной крайности в другую. Это обычный путь ума.
Так что Шраван не делает ничего нового. Этого можно было ожидать. Вы так поражены, потому что не
знаете законов, управляющих действиями ума. Человек, который сходил с ума, желая богатства, теперь
сходит с ума, отказываясь от богатства, но сумасшествие остается — ив этом весь ум.
Шраван стал нищенствующим монахом, и вскоре другие ученики Будды стали наблюдать, что он
движется к другой крайности. Будда никогда не просил ходить учеников обнаженными, а Шраван пе-
рестал одеваться. Он был единственным учеником, который ходил голым и занимался самоистязанием.
Будда позволял один прием пищи в день, но Шраван ел один раз через день. В то время как ученики
медитировали под деревьями в тени, он оставался под палящим солнцем. Раньше он был красивым
человеком, у него было прекрасное тело, но уже через шесть месяцев его никто не мог узнать.
Однажды вечером Будда подошел к нему и сказал:
— Шраван, я слышал, что в прежние времена ты любил играть на гитаре и был хорошим музыкантом.
Поэтому я пришел задать тебе один вопрос. Что случится, если струны гитары ослабить?
Шраван ответил:
— Если струны ослабить, то никакой музыки не получится. Тогда Будда спросил:
— А если струны сильно натянуть, что произойдет? Шраван ответил:
— Тогда тоже невозможно извлечь музыку. Натяжение струны должно быть средним — не ослабленным
и не перетянутым, а в точности посередине. На гитаре играть легко, но только мастер может правильно
настроить струны, нужна золотая середина.
И Будда сказал:
— Именно это я и хотел сказать после наблюдения за тобой в течение шести месяцев. В человеке музыка
начинает звучать только тогда, когда струны жизни не ослаблены и не перетянуты, а как раз посередине.
Итак, Шраван, будь Мастером и знай, что чрезмерное напряжение силы переходит в излишек, а
чрезмерное расслабление — в слабость. Приведи же свою силу в равновесие и старайся привести в
равновесие свои духовные возможности, и да будет это твоей целью!
Привести в равновесие силы всех семи мужских архетипов непросто. Ведь часто они
действуют все вместе, одновременно. Поэтому важно изучить принципы действия каждой
архетипической силы, научиться распознавать ее в текущих ситуациях и в своем
характере. Знание специфики работы мужских архетипов помогает нам стать более
гибкими: использовать в актуальной ситуации нужную архетипическую силу.
Но обо всем по порядку. Давайте глубже познакомимся с основными семью мужскими
архетипами, семью мужскими, социальными силами, определяющими самореализацию
мужчины и женщины.
Архетип Воина
Великий боец терпит и сносит оскорбления; он знает тяжесть
своего кулака и силу своего
удара.
Оказавшись перед противником, не успевшим подготовиться к
бою, он смотрит ему в глаза — в самую их глубину — и
побеждает, не нуждаясь даже в том, чтобы использовать свою
физическую силу.
Чем больше воин учится у своего духовного наставника, тем ярче
разгорается в его глазах свет веры, и ему ничего никому не нужно
доказывать.
П. Коэлъо
Конечно, сила Воина — это самая яркая мужская архетипическая сила. Можно сказать,
что в ней больше разрушения, чем созидания. Но это лишь на поверхности.
Ведь в каждой архетипической матрице заложена эволюционная идея. То есть
предполагается, что архетипическая сила будет эволюционировать. Да, на самых началь-
ных эволюционных уровнях сила Воина — это сила разрушения. А как же иначе, ведь
враги не дремлют! Их надобно уничтожать!
Однако на более высоких эволюционных уровнях именно сбалансированная сила Воина
помогает достигать высоких результатов, доводить дела до победного финала. При этом
вовсе не обязательно кого-то лишать жизни.
Другими словами, архетипическая сила Воина может быть как разрушительной, так и
созидательной; как гармоничной, так и дисгармоничной, в зависимости от текущего
эволюционного уровня героя. На низких эволюционных уровнях воин дерется, и его силу
умножает злость на врага. Однако гнев также может и лишить героя силы, «гнев застилает
глаза». Поэтому эволюция силы Воина связана с управлением своим гневом. Воин
«высшего уровня» дерется со спокойным сердцем и побеждает.
Позвольте в связи с этим рассказать одну старинную историю про бой без гнева7...
7
Притча приводится в изложении Ошо.

Это случилось во времена Омара, великого исламского халифа. Он боролся со своим врагом в течение
тридцати лет. Враг был очень силен, и битва продолжалась всю жизнь. В конце концов, случилось
однажды так, что настал благоприятный случай: враг упал с коня, и Омар прыгнул на него с копьем. Всего
лишь за секунду копье могло пронзить сердце врага, и все было бы кончено. Но в этот момент враг сделал
одну вещь: он плюнул Омару в лицо, и копье остановилось. Омар коснулся своего лица, поднялся и сказал
врагу:
— Завтра мы все начнем сначала.
Враг был в замешательстве. Он спросил:
— В чем дело? Я ждал этого момента тридцать лет, я ждал, надеясь, что когда-нибудь я приставлю
копье к твоей груди, и всё будет кончено. Такое везение так и не пришло ко мне, но оно пришло к тебе. Ты
мог бы покончить со мной в один миг. Что случилось с тобой?
Омар сказал:
— Это была необычная война. Я дал обет, что буду сражаться без гнева. В течение тридцати лет я
сражался без гнева, но теперь гнев пришел. Когда ты плюнул, я лишь на миг почувствовал гнев, и наш бой
стал личным. Я хотел тебя убить, и в это вошло мое эго. До этого момента, в течение тридцати лет,
вообще не было никакой проблемы: мы сражались по некой причине. Ты был не мой враг, это никоим
образом не было личным. Я не был заинтересован в том, чтобы убить тебя, я просто хотел выиграть
дело. Но сейчас, на миг,
я забыл о причине: ты стал моим врагом, и я захотел тебя убить. Вот почему я не могу убить тебя сейчас
— на миг в моем сердце появился гнев. Итак, завтра мы начнем снова. — Но битва так и не возобновилась,
потому что враг стал другом. Он сказал:
— Теперь научи меня. Будь моим мастером и позволь мне быть твоим учеником. Я тоже хочу драться без
гнева.
Основная эмоциональная сила, заложенная в архетипической матрице Воина, — это
СИЛА ГНЕВА. Чтобы быть настоящим Воином, нужно научиться управлять своим
гневом.
Архетип Воина рождает сюжеты, в которых герой борется с врагами, переживает
поражения и победы, учится управлять своими страстями, гневом и физической силой.
Среди героев-воинов Геракл, Илья Муромец, Конан и Человек-Паук; а также
многочисленные богатыри, рыцари, солдаты, защитники. Словом, борцы и победители.
Главное, базовое стремление, «записанное» в архетипической матрице Воина, — это
стремление побеждать, оказываться первым, лучшим, успешным, достойнейшим. Во что
бы то ни стало. Все ради победы.
Ключевая ценностная идея этого архетипа — защита Справедливости, борьба за
Справедливость. Любая схватка — ради Справедливости. Причем понимание героем идеи
Справедливости также меняется в зависимости от его текущего эволюционного уровня.
Именно постижение идеи Справедливости помогает сознанию героя эволюционировать.
Именно идея Справедливости помогает герою учиться управлять гневом, направляя его
куда следует.
На самых ранних эволюционных уровнях сила Воина подобна вулкану, ей неведома идея
Справедливости. Поэтому герою хочется подраться, чтобы размяться, поиграть силой
молодецкой («Я дерусь, потому что я дерусь», — говаривал Портос). Для эволюции силы
Воина необходим учитель (включение архетипа Философа), который поставит перед
героем вопросы:
· Ради чего?
· Зачем?
· Какой ценой?
Фигура учителя для формирования героя-воина чрезвычайно важна. Самому герою очень
сложно научиться управлять собственной силой. Ведь когда ее слишком много, она
раздирает на части изнутри. Юноша не знает, куда себя деть, где применить свою силу.
Учитель у настоящего воина тоже должен быть непростой. Например, Геракла воспитывал
не кто-нибудь, а мудрый кентавр Хирон. Серый Волк обучает Ивана-царевича, короля
Артура наставляет волшебник Мерлин.
Избыток силы Воина чрезвычайно неудобен для воспитателей. Детей, имеющих
неконтролируемый избыток данной архетипической силы, сегодня называют «гипер-
активными». Это дети, с которыми очень сложно. Но и им самим непросто управлять
своей силой Воина. Вспомните Геракла. Юному герою было чрезвычайно сложно рассчи-
тывать свою силу. Не один раз он совершал неумышленные убийства, наносил серьезный
ущерб окружающим из-за того, что не справлялся с собой (точнее, с архетипической
силой Воина). Он раскаивался и дорого платил за свои проступки. С того, кто обладает
большой силой, спрос больше. Кстати, юных воинов было принято воспитывать отдельно
от остальных детей.
К сожалению, не у всех сегодняшних мальчиков (и девочек) с выраженным архетипом
Воина имеется достойный учитель. В рамках системы образования большей частью
самореализуются женщины. И самое большое, что они могут сделать для ребенка-воина,
— это подобрать сказки, отражающие путь эволюции воина. Но этого мало. Женщине
(матери, воспитателю, педагогу, психологу) чрезвычайно сложно заменить герою
подлинного учителя. Да и нет таких мужских сказок, где героя-воина обучала бы
женщина. Исключения составляют истории, где женщина-Наставница создает для
героя-воина инициирующее событие (инициация в лоне женщины).
Поэтому мы часто рекомендуем матерям сыновей (и дочерей) с ярко выраженным
архетипом Воина искать достойного наставника. Им может быть тренер в спортивной
секции, например.
Во многих сказках эволюция силы Воина в герое начинается с того, как он направляется
восстанавливать справедливость: врага побеждать, принцессу спасать, слабого защищать.
Этот факт чрезвычайно важен в контексте психологической коррекции детей, подростков,
да и взрослых.
В нашем русском этносе немало людей разного возраста, у которых сила Воина выражена
ярко, но несбалансированно. Они, как правило, доставляют окружающим немало хлопот.
Да и с самими собой им тоже бывает весьма непросто. Есть отцы, которые говорят своему
сыну так: «Главное, драться научись, что не по тебе, так ты сразу — бей в челюсть!» В
этом случае мы видим яркое проявление силы Воина на низком эволюционном уровне. И
наша задача — постепенно, через сказки передать такому юноше знания о
Справедливости.
Как? Сказкотерапевт подбирает (или сочиняет) сказку о воине-победителе, который
расходует свою силу грамотно, ради спасения слабых, Отечества, восстановления
Справедливости. Такие истории гармонизируют силу Воина на
бессознательно-символическом уровне, помогают ей эволюционировать.
Позвольте привести пример такой истории для тех, кто постарше. Это сказка о
Справедливом Воине8.
8
Эта сказка принадлежит перу автора данной книги.

Жил на свете могучий воин. Владел он всеми боевыми искусствами, обладал невероятной силой и
выносливостью. Когда его спрашивали:
«Почему ты все время ищешь войны? Ради чего ты воюешь», он отвечал: « Ради справедливости!
Посмотрите, как много несправедливости вокруг! Богатый угнетает бедного, враги захватывают чужие
земли, предатели плетут интриги!»
И он один отправлялся в поход, чтобы защитить слабых и сразиться с сильными. Как-то раз в одном
городе на рыночной площади он увидел, как богато одетый мужчина замахнулся на женщину, желая
ударить ее. Быстро отреагировал воин, и вот через несколько минут обидчик уже лежал на земле
связанным, а к его горлу был приставлен клинок.
— Пощади меня, добрый человек! За что ты со мной так обошелся?! — взмолился поверженный.
— Как мог ты поднять руку на беззащитную женщину! — грозно рявкнул воин.
— Кто тут беззащитная женщина?! — проскулил поверженный. — Ты обознался, воин, эта женщина —
самая большая обманщица на земле. Посуди сам, справедливо ли с ее стороны так поступить со мною!
— Что такое? Ты, верно, хочешь разжалобить меня, спасая свою шкуру, — пробормотал воин и отвел от
шеи поверженного руку с клинком. — Садись и рассказывай мне, что произошло между вами, — приказал
он.
— Эта женщина — моя соседка. Некоторое время назад она пришла ко мне в слезах, умоляя о помощи. Ее
сын проиграл в карты крупную сумму. Чтобы выплатить долг, ей пришлось заложить свой дом. Но сын,
желая отыграться, проигрался вновь. И вот она пришла просить моего поручительства, чтобы взять
новый кредит. Мне стало жаль ее, и я согласился. Она слезно умоляла меня подписать бумагу, в которой
говорилось, что я ручаюсь за нее. Когда я подписывал документ, она закрывала часть его рукой, как будто
в бессилии опираясь на стол, где он лежал. Я тогда не придал этому значения. И вот сегодня ко мне пришли
приставы и приказали убираться из моего дома, который теперь принадлежит этой обманщице! Ока-
зывается, я подписал хитро составленную дарственную на ее имя! Так затуманила она разум мой своими
небылицами, так искусно разыграла страдание! И скажи, есть ли после этого справедливость на этом
свете?!
— Да уж не обманываешь ли ты меня, желая спасти свою шкуру? — озадаченно протянул воин.
— К чему мне тебя обманывать? Да и к чему мне, бездомному и оболганному, моя шкура? — печально
спросил человек. — Вот, посмотри — в кармане моя копия документа.
Через мгновенье воин держал в руках дарственное письмо, из которого следовала правдивость слов его
нового знакомца.
— Какая чудовищная низость! Какая несправедливость! Она достойна смерти! — вскричал
рассвирепевший воин и побежал разыскивать обманщицу.
Надо сказать, она и не пыталась скрыться, твердой походкой спокойно шла по улице.
— Остановись, несчастная! — крикнул воин, хватая ее за руку.
— Я вас не знаю, что вам угодно?! — строго спросила женщина, отнимая руку.
— Как смели вы обмануть того достойного человека, оставить его без крова?!
— Это он-то достойный человек?! — усмехнулась женщина. — Вот уж скажете тоже! Да разве же
достойные станут водить к себе в дом каждый день падших женщин и творить разврат прямо на
балконе, смущая моих детей?! Я просила его много раз прекратить бесчинства, но он лишь насмехался
надо мной, продолжая беззакония.
— Но разве справедливо лишать его из-за этого крова? — спросил озадаченный воин.
— А разве справедливо развращать моих детей своими бесчинствами? — нахмурилась женщина.
— Но вы обманом завладели его домом!
— Никакого обмана, я просто не все ему сказала. Он был пьян и думал, что подписывает собственное
прошение о том, чтобы меня высекли на городской площади как блудницу.
— Вы обманули его.
— Никакого обмана, просто я проучила того, кто был несправедлив ко мне и моим детям, — сказала
женщина и пошла своей дорогой.
Воин вернулся к своему новому знакомцу.
— Ты обманул меня, не рассказав о творимых тобою бесчинствах и унижениях, что ты принес той
женщине, — грозно сказал он.
— О каких бесчинствах ты говоришь?! Просто эту каргу съедает зависть к тому, что я, молодой
мужчина, живу полной жизнью. Разве несправедливо жить в полную силу?! Лучше освободи меня от
веревок.
Первый раз в жизни воин был озадачен. Раньше справедливость была такой ясной: были обидчик и жертва,
сильный и слабый. Ему следовало наказывать обидчиков и защищать слабых. А теперь...
Какова же справедливость в этой ситуации?.. В задумчивости он пошел прочь из этого города. Шел куда
глаза глядят, не разбирая дороги, не замечая несправедливостей вокруг. Ему казалось, что он потерял
смысл своей жизни, которая еще утром была цельной и важной.
И вот дорога вывела его к небольшой хижине, возле которой сидел седовласый старик и чинил сеть.
— Здравствуй, рыбак, — приветствовал старика воин.
— Здравствуй, воин, только я не рыбак, — откликнулся старик.
— А кто же ты таков, коли сети чинишь? — спросил воин.
— А я ловец справедливостей, — ответил старик.
— Кто-кто?!
— Ты что, глухой? Я — ловец справедливостей, ты — глупый воин. Что тут непонятного?!
— Так ты что ж, справедливости этой сетью ловишь? — пробормотал воин.
— Когда сетью, когда плетью, — пошутил старик.
— Ничего не понимаю, — замотал головой воин.
— Да и понимать тут нечего. Вот кваску попей, садись и слушай, — пригласил его старик. — Все просто,
герой. Каждый человек желает справедливости и требует, чтобы с ним обходились справедливо. Всякий
жалуется на всевозможные несправедливости, и выходит, что справедливость — это когда все
оборачивается в пользу конкретного человека, а несправедливость — это когда ситуация разворачивается
не в его пользу. Так и выходит, герой, что сколько людей, столько и справедливостей, у каждого своя. Так
за что ты теперь воевать станешь?
— Ой, совсем ты меня запутал, старик, ничего я не понимаю. Что ж получается, справедливости и
вправду нет на свете?!
— Как же так — нету?! Очень даже есть, да так много, что хоть сетью лови. Ты лучше вот что мне
скажи, герой: уж не думаешь ли ты, что люди на свет равными родятся?
— Как это?! Что значит «равными родятся»?
— То и значит. «Равными родятся» — значит, одной доли достойными, одной справедливости на всех, вот
со всеми и надо обходиться одинаково.
— Ты, старик меня не путай, я не со всеми одинаково обхожусь. Обидчиков наказываю, а слабых защищаю!
— Вот уж действительно «неодинаково». Да твоей «неодинаковости» лишь только два варианта
существует! А людей-то — вон сколько!
— Как же мне быть? Запутался я, — признался воин.
— Запоминай, герой: суть справедливости в неодинаковом обхождении с неодинаковыми людьми.
Запомнил?
— Запомнил, но не понял...
— Люди не равны от природы и не одинаковы ни телом, ни душой, ни духом. Они родятся существами
различного пола, у них разное здоровье и таланты, на свете нельзя найти двух одинаковых людей. Все
по-разному воспитаны и образованны, приспособлены
к разным условиям жизни, имеют разные привычки и предпочтения. Люди творят неодинаково и создают
неодинаковое и неравноценное. Справедливость требует, чтобы с ними обходились согласно их личным
особенностям. Справедливость требует неравенства для неравных.
— Что же мне теперь делать, чему посвятить свою жизнь, свое мастерство воина?
— Пришло время, герой, овладеть искусством неравенства. В основе его — внимание к неповторимости
человеческой и доброе любящее сердце. Не станет справедливый воин умножать на свете число
обиженных, страдающих и ожесточенных.
— Да я же, наоборот, защищал обиженных!
— Правильно, защищал одних, но ожесточал других. Разве не затаивалась злоба в сердце поверженного
обидчика, разве не находил он возможности выместить злобу на ком-то, до кого не дотянулось твое
внимание? Запомни, герой, справедливый воин рассматривает каждого человека индивидуально, стремясь
постичь скрытую глубину его души.
— Это очень сложно для меня, — застонал воин. — Я всего лишь тот, кто умеет драться.
— Тогда люди будут просто использовать тебя, обманом сманивая на свою сторону.
— Что же делать?
— Откажись от привычки сначала делать, а потом думать и начни развивать свое сердце, — посоветовал
старик.
— А как его развивать?
— Для начала забудь про упрощенное разделение людей лишь на две категории: обидчики и жертвы. Не
торопись оценивать людей и принимать решения, на чью сторону вставать. Учи свое сердце любить
людей, сколько бы несовершенств они тебе ни демонстрировали. В каждом из них — искра Божья. У одних
— ярко горит, у других — тускло, у третьих — едва заметно. Тренируй свой взгляд различать это.
— Старик, а драться-то когда?
— Так просто драться или за справедливость? — уточнил старик.
— Просто драться, чтобы размяться.
— Да это сколько угодно можно, главное, тем, с кем борешься, части тела целыми оставляй!
Остался воин у старика на некоторое время, сердце свое слушать и развивать старался. А потом
отправился своей дорогой. Много хорошего он принес тем, кто встречался на его пути. Оттого прозвали
его люди Справедливым Воином.
Важно понимать, что именно архетипическая энергия Воина низкого эволюционного
качества лежит в основе агрессивных проявлений личности. Мы говорим: «агрессивный
ребенок», «конфликтная личность», передавая через эти понятия переживание нами
собственного неудобства от общения с подобными людьми. Причем многие при этом
качают головой: что же с этой агрессией делать?
Агрессия, проистекающая из архетипа Воина, — это энергия, которая должна быть
направлена на повержение врага, преодоление препятствий, защиту справедливости. Если
поблизости нет достойного врага, архетипическая энергия сотворит его из ничего. Так
возникают конфликты на ровном месте. Просто энергии Воина низкого эволюционного
качества нужен выход.
Заметьте, сказочный герой с ярким архетипом Воина никогда долго не сидит спокойно
просто так, как говорится, «в медитации». Рядом с ним все время приключается ка-
кая-нибудь несправедливость, возникает прецедент для проявления его силы. Если вокруг
него длительное время все будет спокойно, ему просто станет скучно. Но скука — это еще
полбеды. Энергия Воина, желая быть выраженной, станет искать себе врага. И конечно
же, найдет — среди близких или тех, кто прежде нуждался в защите.
Герою с выраженным архетипом Воина необходимо что-то делать: стрелять, скакать,
драться, работать физически, рисковать жизнью, побеждать. Поэтому когда
сказкотерапевта спрашивают, что делать с агрессией, он отвечает: прежде всего,
предоставлять возможность большой физической нагрузки. Спортзал, айкидо, стрельба из
разных видов оружия, экстремальные виды спорта, компьютерные игры «стрелялки»,
игры в войну, верховая езда — все это важные виды деятельности для канализации
архетипической силы Воина. Кто-то, возможно, скажет, что сказкотерапевты
«подогревают» агрессию. Это не так. Мы, понимая особенности архетипической силы
Воина, находим безопасные (насколько это возможно) виды деятельности для ее
выражения9.
9
Подробные рекомендации о воспитании ребенка с выраженным архетипом Воина даны в книге: Зинкевич-Евстигнеева
Т., Фролов Д. Как женщине понять мужчину, или Мужественные всегда выигрывают (из серии «Ценность каждого
дня»). СПб.: Речь, 2007.

Человеку, обладающему выраженной силой Воина, необходимо:


1. Иметь постоянную физическую нагрузку. Для детей важны игры, в которых достаточно
безопасно можно помериться силой (борьба, игры «давай бодаться», «перетягивание
каната» и др.) или посоревноваться (особенно с родителями).
2. Иметь собственную территорию (комнату, часть комнаты).
3. Иметь наставника, тренера.
4. Переживать успех, победу, а также поражения.
5. Следовать режиму дня, расписанию.
А теперь давайте зададимся вопросом: а собственно, каково предназначение
архетипической матрицы Воина? Безусловно, предназначение настоящего Воина, защи-
щать. А также захватывать новую территорию, удерживать ее границы и при малейшей
возможности расширять их.
Другими словами, в архетипе Воина «записано» яркое «чувство территории». Ради чего
идет против врага былинный герой? За Русь, матушку, за родимую деревню, свой дом.
Архетип Воина дает мужчине острое ощущение границ своей территории. Он может
обозначать свою территорию, распространяя на ней свои вещи, помечая ее устойчивыми
запахами.
Но архетипическая матрица Воина предполагает не только удержание, защиту своей
территории, но и ее расширение. То есть присоединение новых земель, владений,
возможностей, ресурсов. Потому-то наш герой не сидит на месте, а отправляется в
дальние страны, чтобы где-нибудь приобрести еще «полцарства». Что касается детей, то
маленькие Воины склонны расширять свои владения, раскладывая игрушки в тех местах,
которые принадлежат родителям. А те, в свою очередь, «отвоевывают» собственную
территорию, требуя от ребенка прибрать свои игрушки и вещи в строго отведенное для
этого место. Так идет борьба за территорию в одной маленькой квартире. И только
родители расслабятся, маленький воин тут же начнет захват их территорий.
На более высоком эволюционном уровне архетип Воина дает герою силу защищать
многих людей и от внешней агрессии, и от ложной информации. Появляется стремление
беречь мир, страну, природу. Понимание «территории» усложняется и расширяется.
Теперь территория — это не только физическое пространство квартиры, улицы, микро-
района, города, страны. Появляется понимание «внутренней территории» — внутреннего
мира, «профессиональной территории» — ниши самореализации, «духовной территории»
— системы ценностей. Семья, род, друзья — это все «территории» Воина. И все эти
многоплановые территории нуждаются в защите и расширении на основе актуальных
представлений о справедливости. Так сама идея Справедливости распространяется на
многие территории.
На низком эволюционном уровне инстинкт захватчика, заложенный в архетипе Воина,
существует сам по себе. Идея Справедливости не может даже «дотянуться» своими
«лучами» до него, чтобы откорректировать. Явленный на низком эволюционном уровне,
архетип Воина формирует характер антигероя. «Справедливо то, что хочу я!» — как бы
заявляет антигерой. Его действия мотивированы эгоизмом, а не общечеловеческой
ценностью Справедливости. Злобный дракон похищает принцесс, Кощей — чужих невест,
король-супостат норовит отнять чужое просто потому, что им так хочется. Интересы
других их не волнуют. Так появляется враг, благодаря которому настоящий Герой сможет
проявить свою силу. Настоящий конфликт в сказке — это конфликт ценностей. Идея
Справедливости противостоит идее эгоизма. Справедливость побеждает в непростой
борьбе.
Архетипическая матрица Воина — основа завязок множества сказок. Чтобы сложилась
интрига, появился сюжет, необходим враг, конфликт. А это значит, что, создавая историю,
мы, по определению, актуализируем архетипическую силу Воина. И следовательно, даем
возможность этой силе эволюционировать (во всяком случае, на
бессознательно-символическом уровне). Так избыток агрессии лечится, с одной стороны,
физическими нагрузками, а с другой — историями (особенно теми, в которых есть борьба
с врагом и победа). Недаром настоящие воины так любят рассказывать друг другу и
слушать разные истории.
Если говорить о способах преодоления трудных ситуаций, которые использует герой с
ярким архетипом Воина, то это, конечно, открытое состязание, драка. Для этого у героя
есть все необходимые средства — меч, лук со стрелами, ружье, топор или острый язык,
резвый ум.
Для более полного понимания героя с ярким архетипом Воина важно разобраться в
динамике проявления данной архетипической силы. Она «функционирует» в двух ос-
новных режимах: возбуждение и торможение. Герой, чья жизнь во многом подчинена
действию данного архетипа, будет либо драться, либо расслабляться (пировать и спать).
Правда, так будет происходить на низком эволюционном уровне.
Сила Воина дает Герою возможность длительное время сохранять состояние возбуждения
— нести дозор, вести длительный бой, идти без устали, выживать, несмотря на раны.
Кстати, поэтому мужчины, имеющие в своей внутренней структуре яркий архетип Воина,
могут длительное время довольствоваться малым объемом сна, а потом отсыпаться
сутками.
Также сила Воина формирует высокие пороги чувствительности к боли — герой не
чувствует боли. Некоторые мальчишки постоянно ходят в синяках и ссадинах, стойко
переживая боль или не обращая на нее внимания. Они гордятся шрамами, нередко
рассказывают, где и когда они были получены.
Кстати, истории о «боевых шрамах» — отличное сказкотерапевтическое средство для
гармонизации архетипической силы Воина. Завязка таких историй очень проста:
собираются вместе у костра несколько воинов (рыцарей, которых свела вместе дорога),
они видят друг у друга яркие шрамы (у кого-то на лице, у кого-то на руке) и спрашивают
друг у друга, как появились эти печати сражений. Каждый рыцарь рассказывает
собственную историю своей боевой печати.
Боевой шрам — это одна из разновидностей наград, так необходимых воину. В сказках о
героях-воинах обязательно должна быть активной тема вознаграждения. Награда может
быть материальной или нематериальной: полцарства, рука принцессы, мешок золота,
волшебный перстень, крылатый конь, возможность поцеловать Прекрасную Даму и
прочее. Награда — это важная часть победы, неотъемлемая часть образа результата. В
любых состязаниях, соревнованиях, поединках обязательно должна присутствовать
награда. Лучше — материальная.
Итак, архетипическая сила Воина эволюционирует благодаря постижению идеи
Справедливости. Но есть еще один важный инструмент развития этой древней силы. Да,
Воину нужно пережить победу. Но не менее важно ему научиться принимать поражения,
неуспех. Поэтому в полных историях о героях-воинах обязательно должна быть тема
поражения. У Руслана похищают Людмилу, у Ивана-царевича братья отнимают
приобретенное; других героев предают близкие, а у иных оказываются враги посильнее их
самих.
Переживание поражения помогает герою более тонко и трезво оценить свои силы,
мобилизоваться на борьбу, сменить или разнообразить инструментарий преодоления
трудных ситуаций. Также поражение позволяет герою переосмыслить цели его пути,
произвести переоценку ценностей, иначе расставить приоритеты.
Поэтому когда мы подбираем или сочиняем сказки с целью гармонизации и развития
архетипической силы Воина, нам необходимо учитывать значимость идеи переживания не
только успеха, но и поражения. При этом очень важно максимально полно описать
многообразную гамму чувств, испытываемых героем.
Как он переживает поражение:
· каковы его чувства: гнев, бессилие, тревога, обида, стыд, вина, разочарование;
· какие действия он хочет совершить: отомстить немедленно, наказать себя или того,
кто первый подвернется под руку, спрятаться ото всех, спросить совета и пр.;
· как объясняет себе причины своего поражения: обвиняет других или стечение
обстоятельств, четко выделяет свои уязвимые места и недоработки, сетует на «злую
судьбу» и пр.
Конструктивно пройденная ситуация поражения выводит героя (да и человека) на
принципиально новый эволюционный уровень. Дело в том, что в кризисных ситуациях
начинают активно работать силы других архетипов, благодаря чему герой становится
богаче, многограннее.
Архетип Воина оказывает основополагающее влияние на сюжет мужской сказки,
формируя главный конфликт, а также второстепенные и мелкие провокации.
Композиция сюжета, построенного в основном на архетипе Воина, может выглядеть
следующим образом:
1. Рождение героя: проявление силы Воина дома. Рождается герой с неугомонным,
неудобным характером.
Он драчун и непоседа, все в округе от него стонут и не знают, что с ним делать. Рядом с
ним нет достойного учителя, который бы правильно понимал природу его силы и учил бы
его управлять ею.
2. Уход из дома. Причины могут быть разными: его могут выгнать из деревни, потому что
нет с ним никакого сладу; его могут забрать на войну; может случиться некая беда с
близким человеком, и он отправится на спасение; или произойдет что-то иное. На этом
этапе развития сюжета может появиться Учитель, который живет где-то далеко. Кстати,
герой может уйти из дома, чтобы найти Учителя, или отец его приводит к Учителю.
3. Символическая разминка — проявление силы Воина вне дома. Первые победы или
первые поражения. Если герой использует свою силу во имя справедливости, у него
случаются первые настоящие победы. Если герой просто дает разгуляться своей молодец-
кой силе, не думая о последствиях, у него должны случиться первые поражения — должен
прийти персонаж, который поставит зарвавшегося героя на место, покажет, что на всякую
силу есть еще большая сила. Так неразумный герой познает свои ограничения. Или, в
случае конструктивного проявления силы Воина, герой познает свои новые возможности.
Ситуации побед и поражений для героя может создавать Учитель.
4. Шанс проявить себя по-настоящему. Случается серьезное событие: беда, конфликт, мир
в опасности. От героя требуется мобилизация всех его сил, он должен показать, на что
способен, переродиться, осознать идею Справедливости.
5. «Над пропастью». Герой, решая серьезный конфликт, оказывается на грани поражения.
Силы его уже на исходе. Но благодаря некоему важному воспоминанию, связанному с
попранием врагом идеи Справедливости, у героя включается «второе дыхание». Он может
вдруг осознать важность некоего наставления Учителя, которое прежде не понимал или
игнорировал.
6. Подлинный поединок. Герой ощущает невиданный приток сил, входит в состояние
неистового Воина. Открывшийся ресурс силы помогает ему разделаться с врагом.
Ощущение новый силы и выигранного боя переполняет его.
7. Торжество силы. Все чествуют победителя. Герой наслаждается победой, наградой. При
этом он демонстрирует скромность и щедрость, чем заслуживает еще большую народную
любовь, а также благосклонность читателей. Также герой может прийти к Учителю (если
тот еще жив), чтобы поклониться и поблагодарить.
Такова формула сюжета мужской сказки, основанной на архетипе Воина. Подобные
истории помогают силе Воина эволюционировать, а также усиливают ее, если она слабо
выражена в структуре мужского характера.
Слабо представленный архетип Воина делает человека социально уязвимым, боязливым,
аутоагрессивным, мягкотелым, слишком покладистым, словом — таким, что не может за
себя постоять. В этом случае истории о героях-воинах помогут провести
подготовительную работу для психологической коррекции, а занятия спортом, айкидо
дадут инструменты для воспитания «духа воина».
Вот, к примеру, как готовил к бою герой Терри Пратчетта своего друга (Профессора
Спасли — персонажа с изначально слабовыраженным архетипом Воина): «Для начала
попробуй разозлиться как следует. Так, чтобы кровь вскипела. Представь, что враг — это
люди, которых ты ненавидишь больше всего на свете». И вот к чему это привело во время
боя: «Волосы Профессора Спасли развевались на ветру. Он топал по пыли, размахивая
мечом и вопя во всю глотку. За всю свою жизнь он никогда не чувствовал себя таким
счастливым, как сейчас. Так вот он, главный секрет: не отводя глаз, смотри Смерти в лицо
и наступай... И все становится так просто»10.
10
Пратчетт Т. Интересные времена. М.: ЭКСМО, 2004.

Так слабовыраженный архетип Воина развивается и гармонизируется благодаря


«спортивной злости». Каждому мужчине необходимо пережить это особенное состояние,
которое испытывает воин в преддверии и в момент схватки. Здесь ощущается особенный
вкус жизни. Как сказали бы древние: «Вкус жизни с привкусом крови». Это состояние
побеждает многоликий страх. На его место приходит великая сила Смелости, которая
укрепляет дух и тело настоящего воина, ведет его к победе.
Силу Воина очень тонко чувствует женщина. Она открывает свое сердце для победителя.
И, как правило, не прощает мужчине слабую выраженность этого архетипа...
Однако не всегда женщине легко жить с партнером, у которого архетип Воина выражен
ярко, но на невысоком эволюционном уровне. В российской практике консультирования
мы довольно часто сталкиваемся с жалобами женщин на «взрывной характер» своих
супругов. И вот один из таких случаев.
Представьте себе молодую женщину 35 лет. Из соображений конфиденциальности
назовем ее Алисой. Ее муж имеет «сильный, взрывной характер», конфликты в семье
возникают на ровном месте. После ссоры муж легко восстанавливает спокойное
расположение духа, а Алиса еще длительное время переживает случившееся, винит себя.
К сказкотерапевту ее привели мысли о разводе, ставшие устойчивыми в последнее время.
Сама Алиса — тонкая, чувствительная натура. Муж Алисы не понимает ее состояния и не
видит причин для разрыва отношений.
Легко предположить, что в супруге Алисы ярко представлен архетип Воина. Причем, к
сожалению, на весьма невысоком эволюционном уровне. Кроме того, супруги попали в
ловушку древнего сюжета отношений, именуемого в Комплексной Сказкотерапии ©
«Поединок в ритме танго»11. Этот архетипический сюжет построен на схватке между
героем и героиней. Они испытывают силу, терпение, выносливость друг друга. Каждый из
них должен познать теневую часть личности партнера и принять ее. Первая ловушка этого
сюжета такова: партнеры могут заиграться и превратить свою жизнь в нескончаемую
схватку. С этой стороны, желание Алисы развестись с мужем — это ее специфическое
оружие против супруга. Еще одна ловушка архетипического сюжета: один из партнеров
может захотеть «выйти из игры» раньше, чем урок отношений будет пройден. Это
недопустимо, так как чувства между партнерами сильны. Например, Алиса хоть и
говорила, что измучена ссорами, но когда представляла себе жизнь после развода, сердце
ее сжималось от боли. Это естественно, ведь она любит своего мужа, и сюжет их
отношений далек от завершения.
11
Подробнее о сюжетах, уровнях отношений можно прочитать в книге автора: Зинкевич-Евстигнеева Т. Он и Она:
тайный шифр сказки отношений. СПб.: Речь, 2007.

Получается, что Алиса и ее муж воюют друг с другом, каждый своими средствами, не
подозревая об этом. Так работают древние структуры: архетипы и архетипические
сюжеты. Задача сказкотерапевта — объяснить происходящее, рассказать о действии
архетипа Воина и сюжета «Поединок в ритме танго», что и было сделано. Это помогло
Алисе преодолеть свои заблуждения относительно мужа. Теперь нужно было сочинить
для Алисы такую историю, которая позволила бы снять ее психоэмоциональное
напряжение, символически отразила бы древний сюжет отношений и достойное
разрешение ситуации; подсказала бы Алисе другие, женские, способы «борьбы», а точнее
— более тонкие формы взаимодействия с мужем. В таких случаях сказкотерапевт часто
использует метафору «Принцесса и Дракон». А отразить эволюцию амбивалентного героя
помогает метафора преображения (трансформации героя из злого в доброго). Позвольте
привести сказку, рассказанную Алисе12.
12
Эта история принадлежит перу автора настоящей книги.

На берегу чудесной реки, которая несла в себе множество удивительных отражений, стоял дом. Жила в
нем девушка. Она была дружна с временами года, а потому в ее саду все происходило вовремя. И было
очень красиво. Часто девушка смотрела на воду. Она была уверена, что река — ее самый лучший учитель.
Вода никогда не оставалась неподвижной, даже когда зимою ее покрывала корка льда. Она текла, меня-
лась, обмениваясь при этом отражениями и светом со всем, что ее окружало.
И вот однажды захотелось девушке узнать, где же начало у реки, а где конец и есть ли они на свете. Она
собралась и пошла вдоль берега. Она шла и шла, завороженная потоком, тем, как играли в воде солнечные
лучи и отраженья звезд, лунные искры и цвета разнотравья. Она шла и шла, завороженная потоком и
дорогой, позабыв свой дом.
Река между тем открывала ей множество своих тайн и состояний, знакомила с обитателями других
стран и миров, и казалось, не было у нее конца, были только перемены в течении и русле.
Но вот русло реки стало совсем узким, да и не рекой стала река, а узеньким ручьем, ибо путь ее лежал
через пустыню.
Девушка огляделась вокруг, но ничего привычного для себя не увидела — даже песка не было, одна
выжженная солнцем потрескавшаяся земля. Она не привыкла к такому пейзажу, и захотелось ей его
изменить.
И стала она петь. Звуки и мелодия рождались как будто сами собой, а может, река подсказывала их, кто
знает... Да только от тех песен изменилось небо, появились тучи, и пролилась на землю целительная влага.
А девушка все продолжала петь, танцуя под дождем, поднимая брызги вокруг себя, охлаждая босые ноги в
теплых лужах.
И выглянуло ласковое солнце, и прилетел Ветер Перемен, и подарил он земле множество разных семян, и
появились первые всходы. Все цвело и тянулось к свету, и ароматы рождали новые песни, а русло реки
расширилось. И не уходила девушка из этого места, зная, что здесь ей назначена встреча.
И прилетел Дракон, хозяин этой страны, и не узнал он своих владений. Разгневался он, закрыл доброе
солнце мощными крыльями. Яростный огонь заклокотал у него внутри, и пламя изверглось на землю. День и
ночь огнем и дымом наводил он порядок в своих владениях. И вскорости земля стала приобретать так
любимую им сухость, и пошли по ней трещины, так напоминающие кожу самого Дракона. Довольный, он
улегся на свое ложе, отгородившись пыльным туманом.
Девушка не проронила ни слова, ни звука, ни мелодии, она наблюдала за хозяином страны. Она чувствовала,
что нарушила заведенный не ею порядок. И, как ни жаль ей было цветущих лугов, интерес к хозяину этих
мест оказался сильнее.
Какой же он интересный, этот Дракон, раз любит жить именно так, в безводной пустыне. Как же он
любит свое место, что тратит столько драгоценного пламени, чтобы восстановить привычное!
Пока хозяин спал, пыльное облако осело, и девушка смогла рассмотреть Дракона. Огромный, сильный, он
легко мог бы вызвать страх даже в самом бесстрашном сердце. Но ее сердце не знало страха и было полно
любви.
И захотелось ей петь. Просто так. Не для того чтобы восстановить цветущие луга или разбудить
Дракона. Просто она не могла не петь, как и река не могла не течь.
Она запела, и над ней пролился маленький теплый дождик. Она запела, и возле ее ноги появился росток. Она
запела, и на ее плечо опустилась бабочка. Она запела, и... конечно же, разбудила Дракона. А он так этого
не любил!
И начался спектакль — он извергал пламя, она пела. Сердце Дракона было наполнено справедливым гневом и
интересом. Сердце девушки не знало страха и было полно любви.
Долго продолжался этот поединок, и наблюдали за представлением и Солнце, и Ветер Перемен, и Река.
Никто не знал усталости. Сама Сила Жизни являла себя в них.
Наконец оба остановились. Дракон, придерживая пламя, опустился на землю и посадил девушку на лапу.
Она погладила его морщинистую кожу, а потом, как будто вспорхнув, пританцовывая, добежала до его
головы и поцеловала.
Это происшествие было так неожиданно для Дракона, что он чихнул. Девушка еле удержалась у него за
ухом.
Волшебный чих Дракона, осев на земле, пророс терновым кустом.
Девушка вновь поцеловала Дракона, и он снова чихнул. На этот раз его чих пророс дубовой рощей.
А она, наверное, войдя во вкус, все целовала и целовала его, а он все чихал и чихал. И через некоторое время
вокруг них образовался красивый лес с мощными и сильными деревьями. Такими мощными и сильными, как
чихи Дракона.
И вдохнул Дракон глубоко-глубоко, а потом выдохнул, но не пламя. Дыхание Дракона подняло камни, комья
земли и глины, деревья. Девушка зажмурила глаза и спряталась под крылом Дракона. Когда же пыль осела,
она увидела прекрасный замок, рожденный его волшебным дыханием.
Радостная, побежала она внутрь, не замечая, как содрогается тело Дракона. Кожа его разглаживалась,
конечности изменялись. Что-то происходило с крыльями, лапами, когтями... И это «что-то» не под силу
было остановить даже ему.
Когда все кончилось, он ощутил себя в теле человека. Нельзя сказать, что это ему очень понравилось. Но, с
другой стороны, новое тело давало ему возможности и новых опытов.
Ах, не печальтесь, дорогие друзья! Наш Дракон вовсе не потерял самого себя. Просто Река, так любящая
всевозможные изменения, подарила и ему возможность меняться. Теперь Дракон мог быть и человеком. Он
мог держать в руках кисти и любимую женщину, рассказывать истории и вырезать причудливые фигурки;
но также он мог летать и извергать пламя.
Они поселились в чудесном замке, рожденном дыханием Дракона. Она создала прекрасный сад, вспомнив о
дружбе с временами года. А он рисовал на стене драконов. Иногда улетал полетать.
Этот замок существовал во множестве миров. В некоторых мирах к нему стекались люди, чтобы
отдохнуть, или прикоснуться к первобытной мощи драконов, или открыть себе самого себя, кто знает... А
были миры, в которых замок этот оставался заповедным местом, где жили Любовь и Талант... А были
миры, в которых этого замка и вовсе не было, но было что-то другое... Но об этом уже совсем другая
история...
В этой истории, помимо прочего, зашифрована специфика проявления силы архетипа
Воина женщиной и мужчиной. Его оружие — пламя, но ее оружие — не меч, а песня,
любящее сердце, понимающее и принимающее особенности партнера. Только такой
подход может содействовать эволюции партнера и их взаимоотношений.
Сказка понравилась Алисе и, по ее словам, помогла ей принять своего мужа, поверить в
возможность гармонизации их отношений. Далее мы говорили с Алисой о том, как
проявляется в характере ее мужа архетип Воина и как вести себя женщине в такой
ситуации. Главное, что супруги остались вместе, и количество боли от преждевременно
разорванных отношений в мире не умножилось.
Но вернемся к образу антигероя. Его сила Воина представлена дисгармонично, на низком
эволюционном уровне. Как его победить? Неужели нет иного способа, кроме прямой
схватки? А если силы неравны, если он сильнее физически?
Если антигерой сильнее физически, придется использовать другое качество собственной
силы. Например, силу ума. Антигероя можно перехитрить, взяв на «слабо». Провокация
на «слабо» — мощнейший инструмент для коррекции «дремучей» силы Воина. Давайте
вспомним Кота в Сапогах и то, как он победил огромного Людоеда. «Да, ты силен, но я
никогда не поверю, что ты сможешь превратиться в маленькую мышку!» — сказал Кот в
Сапогах. «Это я-то не смогу! — взревел Людоед. — Еще как смогу! Смотри!» Людоед
превратился в мышь и через мгновенье оказался в животе у Кота в Сапогах.
«Я не поверю в то, что ты сможешь убрать свои игрушки, — говорит мама своему
маленькому «воину».—Разбросать — да, но убрать... Нет, вряд ли тебе это под силу».
Кто-то может сказать, что брать на «слабо» — это пример родительской манипуляции.
Однако не будем торопиться с осуждением. Тонко использованная провокация направляет
силу Воина в конструктивное русло. Этот инструмент будет эффективен при условии его
дозированного и уместного использования.
Мы много говорили о герое-воине и мало уделили внимания героине-воительнице. Ярко
выраженный архетип Воина в женщине формирует характер амазонки. И на нее распро-
страняется все, о чем мы говорили выше. Она дерется наравне с мужчиной, для нее важны
победы (и над мужчинами в том числе), и, конечно же, особенно ей нравится то, что труд-
но дается. Как говорится, «дается с боем». Эти победы для нее наиболее ценные. Если
изъять из ее жизни дух борьбы, поместить в тихое и спокойное место (о котором она,
возможно, мечтает), каково будет ей?! Конечно, она сможет найти врагов и в тихом месте
— это и бытовая пыль, и неровные стены. Вот с кем придется бороться с помощью уборки
и ремонта!
Благодаря силе Воина женщина не только выживает в непростых условиях, она находит
ресурсы для активной самореализации, карьерного роста. Да, где-то она может быть
резкой или жесткой, но, с другой стороны, как ей иначе удержать свои позиции и
расширить собственную территорию? Архетип Воина также дает женщине силу постоять
за себя и своих близких... Конечно, непросто хрупкой женщине нести в своем характере
ярко выраженную силу Воина. Но если бы она этой силой не обладала, что бы с ней
было?.. Бороться, соревноваться в силе, быть лучшим, побеждать (или терпеть поражение)
и снова бороться, — вот цикл героя-воина. В настоящей сказке герой-воин должен
эволюционировать. Он начинает с того, что только и делает, что рубит сплеча направо и
налево. Далее, в борьбе для него появляется некий смысл, окрашенный идеей
Справедливости. Теперь его сила начинает течь в определенном направлении, в русле,
заданном целью. Он борется за правое дело. В этом его Предназначение. Чувство восста-
новленной Справедливости оправдывает разрушения и беды, которые несет за собой
война. Он переживает поражения и победы, восстанавливается от ран и совершает
подвиги. Прекрасные девушки восхищаются им, и, не задумываясь, отдают ему свое
сердце. Разве это не удивительные истории?!
Архетип Монарха
Если для героя-воина нужно быть непременно первым и лучшим, то для героя-монарха
важно быть ГЛАВНЫМ. И царское слово его — закон для всех.
Может показаться, что базовое стремление, «записанное» в архетипе Монарха, — это
стремление к власти. Желание командовать другими, чтобы выполняли его волю,
контролировать других, загружать их работой, как мачеха падчерицу, — да, все это
проявления архетипа Монарха. Но... на невысоком эволюционном уровне.
В этой удивительной архетипической матрице заложена красивейшая идея
Ответственности за других людей и страну в целом. Как постижение идеи
Справедливости помогает развиваться силе Воина, так и тонкое осознание собственной
Ответственности развивает силу Монарха.
На высоком эволюционном уровне герой-монарх полностью свободен от эгоизма, его
помыслы направлены на благо других и страны. Он умеет управлять другими людьми и
обстоятельствами. Выглядит красиво, но встречается ли такое в людях? Это
действительно редкость. Имена таких героев запечатлены в истории и известны людям.
Но достаточно ли ясно, о какой Ответственности здесь идет речь? Ведь нередко само
слово «ответственность» заставляет некоторых людей тяжело вздыхать или криво
усмехаться. Между тем сказочная Ответственность вовсе не бремя. Это мощная сила,
основанная на тонком ощущении человеком своей уникальной роли в мире. С другой
стороны, Ответственность проявляется как забота о созидательной самореализации
других. Мудрецы говорят, что все люди связаны между собой незримыми духовными
нитями. По ним, как по проводам, течет информация о наших идеях, мыслях, чувствах,
суждениях, желаниях, поступках. Каждый вносит свой вклад в общий духовный воздух.
Важно, чтобы вклад этот был достойным, качественным и здоровым. Именно
Ответственность регулирует поступление добра от каждого человека в общий духовный
воздух. Благодаря Ответственности человек вовремя очищает собственные идеи, мысли и
чувства, чтобы скопившиеся в них яды не отравляли общее пространство. Сила
Ответственности помогает человеку ясно видеть свой талант и находить возможности его
реализации для улучшения мирового воздуха. Эта Сила не дает человеку унывать и
разочаровываться, ибо развивает в нем знание о собственной уникальной роли в этом
мире.
Иван Ильин, удивительный русский философ, рассказывал маленькому герою такую
сказку об Ответственности.
Смотри: мир вокруг нас есть одно огромное единство, где все взаимно связано. Тучи приносят нам дождь,
дождь наполняет реки, реки влекут свои воды к морю, а море омывает весь земной шар. Далекое солнце
освещает каждый уголок и посылает нам тепло, свет и радостные дни. То же происходит и с нами,
людьми: мы все вплетены в великую и прекрасную ткань мира, чтобы сделать этот мир, и прежде всего
нас самих, еще прекраснее и совершеннее. Прекрасны дела земные, где все связано живою связью и где
каждое деяние, а также каждое недеяние незаметно сказывается на всем остальном. Сегодня ты не
помог человеку в беде; завтра он обессилел в отчаянии и сделал что-то дурное, попал в тюрьму, и его дети
голодают, крадут и следуют дурным людям. Да, это так; мы все едины — мы поддерживаем друг друга,
мы вместе стоим и вместе падаем. Своеобразное единство народа: здесь нет отдельных или обособленных
людей; где страдает и несчастен один, там одновременно страдают все; каждый обездоленный — это
беда и проблема общая. Вытяни одну нитку из кофты и посмотри — ты повредил всю ткань. Если у тебя
болит зуб, ты уже несчастен; если выскочила одна клавиша из фортепиано, то фортепиано испорчено.
Каждый из нас, конечно, может закрыть глаза, следовать собственной корысти и изображать
независимого счастливца; но беда от этого не станет меньше, скорее еще больше: ибо покинутый
ожесточится, подавит чувство возмущения и предастся зависти и мщению...
Также каждого из нас можно сравнить с крупицей радия, которая непрестанно посылает излучения во
внешний мир. Этим мы можем отравить и погубить воздух общечеловеческой жизни или же оздоровить и
очистить его, в зависимости от того, какие излучения мы посылаем: злые или добрые. Здесь каждому из
нас приходится выбирать: продумать, взвесить все и решить. Кем ты хочешь стать: отравителем и
вредителем, или праведным и надежным человеком? Будешь ты разрушать или строить? Разбойничать
или служить? Ненавидеть или любить? Соответственно ты должен подготовить свою душу, свое сердце,
свою волю, свои мысли. Тогда можешь быть уверен: что ты выбираешь и что делаешь в душе, то будет
претворяться и вовне. Твое сердце проявится в твоих поступках; и даже когда этого «никто не видит», об
этом все же узнают. Итак, ты должен стоять за каждым из своих решений, за каждым поступком,
быть в нем сердцем и волею, обосновать его и суметь защитить. О каждом своем деянии ты должен
иметь право сказать: «Я это сделал, я творческая причина тому, я принимаю на себя все добрые и худые
последствия». А это как раз и есть ответственность: ты держишь ответ перед Господом на небесах и
перед людьми на земле и не уклоняешься от него. Только трус увиливает; только шельма пытается
выкрутиться. Праведный отвечает за свой поступок, считая его наилучшим из возможного и утверждая
его как искренне-желанный. Он знает, что хотел поступить хорошо, что сам решился на этот поступок,
старался предусмотреть его возможные последствия, и поэтому ему не страшно»13.

13
Ильин И. Книга раздумий и тихих созерцаний. М.: Альфа-Принт, 2008.

Если понимать Ответственность в таком, то есть близком к изначальному, смысле, то она


предстает мощной эволюционной силой архетипа Монарха. Тот, кто стремится к власти,
должен помнить о дамокловом мече... Именно качество ответственности определяет
эволюционный уровень монарха.
В сказках, мифах и других историях немало примеров героев-монархов низкого, среднего
и высокого эволюционного уровня.
На низком эволюционном уровне это деспотичные, властолюбивые или глупые монархи,
далекие от идеи Ответственности. Это цари горохи, потребители и паразиты. Они
беззастенчиво используют таланты других
для реализации исключительно корыстных целей. Так, царь посылает своего слугу то за
волшебными предметами для себя, то за невестой. При этом его поручения редко
оказываются вызванными актуальной государственной необходимостью. И уж
совершенно далеки от заботы о подданных.
Условно средний эволюционный уровень представлен монархами слабыми,
недальновидными, которые поддаются чужому влиянию и манипулированию или испыты-
вают трудности с управлением своими подданными. В сказках они, как правило,
оказываются в затруднительном положении и просят помощи у главного героя. Они вроде
и стремятся сделать жизнь в стране лучше, защитить подданных, но внутренний
монарший стержень у них слабый. Они трусоваты, нерешительны, часто беспомощны
перед сильным противником.
Например, нападает на их страну Змей Горыныч, деревни выжигает, безобразничает и
шантажирует царя: дескать, не буду страну рушить, если каждый год станешь отдавать
мне по девице. И что же наш царь? Он принимает условия супостата. Жертвует
невинными девушками, чтобы откупиться от насильника. И так много лет, пока не
появится Герой и не наведет порядок.
Вроде бы царь принимает решение, исходя из государственной необходимости. Понятно,
что у него маловато собственных ресурсов, чтобы поставить Змея Горыныча на место или,
что, несомненно, лучше, снести ему все его головы. Но осознает ли наш царь, что он берет
на себя Ответственность за кровь невинных девиц, принесенных в жертву? Вряд ли он
задумывается об этом. Кроме того, он не пытается активно изменить положение дел. Ему
кажется, что решение проблемы найдено — девушек в стране на его век хватит, а после
него... это уж не его забота. Другими словами, ощущение Ответственности на среднем
эволюционном уровне архетипа Монарха какое-то неказистое, угловатое. Вроде и есть
она, Ответственность, но какая-то недальновидная и без стержня...
На высоком эволюционном уровне мы встречаем благородных вождей и мудрых, сильных
правителей. В непростой ситуации они берут Ответственность и руководство на себя,
быстро принимают грамотные решения, умело расставляют всех участников событий по
своим местам. Настоящие монархи дают подданным такие задания, выполнение которых
приносит пользу общему делу, государству и умножает личную силу самого исполнителя.
Архетип Монарха разворачивает во внутреннем пространстве героя тонкую драму
отношений между стремлением к власти и Ответственностью. Интересно, что поло-
жительные сказочные герои редко стремятся к власти, но постоянно берут на себя
Ответственность за что-либо: за выполнение трудного поручения, за спасение страны или
принцессы, за близкого человека. Для положительного героя взять на себя
Ответственность — обычное дело. Так работает архетип Монарха, формируя на
бессознательно-символическом уровне внутри нас тонкое ощущение собственной роли в
этом мире.
Стремление же к власти характерно для отрицательного героя сказки, мифа, легенды.
Антигерои не думают об Ответственности, относятся к ней цинично. Они всеми силами и
средствами стремятся занять лидирующее положение, чтобы безнаказанно распространять
свою волю, свое влияние на большинство. Однако в сказках антигерой уязвим, и в итоге
получает по заслугам (так работает идея Справедливости, записанная в архетипе Воина).
Также печален в сказках и конец всех монархов, находящихся на низком эволюционном
уровне. Шифр мужской сказки прост и тонок одновременно: нет личностного развития —
нет перспективы...
Какие вызовы делает герою архетип Монарха? Как правило, от героя требуется проявить
лидерские качества: принять ответственное решение, взять на себя руководство,
управление страной. Герой сказки, который в финале получает руку принцессы и трон,
фактически проходит Путь Монарха. Все его приключения, испытания были
символическими уроками «монаршего дела». Когда он достигает необходимого уровня
зрелости и ответственности, ему передается трон.
Архетип Монарха для укрепления героя предлагает ему пройти серьезный Урок. Герою
предстоит пережить предательство ближайшего окружения, тех, кому он доверял.
Наиболее ярко эти сюжеты представлены в мифах, легендах, исторических хрониках как
убийства великих монархов (Цезарь, Андрей Боголюбский, Павел I, Николай II).
Если в мифах, легендах, исторических хрониках все заканчивается трагически (что
является предупреждением и уроком для читателей), то в сказках у героя есть перс-
пектива. Он погибает, но потом возрождается. Другими словами, в концепции Урока
архетипа Монарха зашифровано ПЕРЕРОЖДЕНИЕ героя. Оно происходит благодаря его
прохождению через предательство и даже убийство.
Вероломные братья отбирают у героя все его трофеи, а самого разрубают на куски и
оставляют в чистом поле на съедение хищным птицам. Но у сказочного героя есть вол-
шебные помощники, а предатели не знают об этом! Героя поливают сначала мертвою
водою, чтобы части тела срослись как положено; потом его тело окропляют живой водой,
и он оживает14. Герой проходит то, что можно обозначить как «инициация через воду».
Ритуал обливания мертвой и живой водой меняет сознание героя, он переходит на другой
эволюционный уровень. Это самая настоящая сакральная инициация. В этом ритуале есть
смерть и воскрешение. Благодаря ритуалу герой очищается. В его душе, сердце и голове
нет разрушительных мыслей о мести предателям. Его нынешний уровень зрелости
позволяет ему по возвращении домой найти путь восстановления справедливости и все
расставить по своим местам.
14
Некоторые спрашивают, почему героя сначала нужно полить мертвой водой, — ведь можно же сразу полить его
живой водой. В этом случае важно помнить, что благодаря действию живой воды все оживает. Представьте, что будет,
если оживут разрозненные части тела героя...

«Инициация через воду» — чрезвычайно важный для нас шифр мужской сказки: чтобы
принять трон, стать настоящим Правителем, нужно ОЧИСТИТЬСЯ. От чего же? Мало ли
грязи на герое, на человеке?! Грязи не только физической (тут понятно — он длительное
время пребывал в дороге). Грязи эмоциональной — состоящей из разнообразных путаных,
тяжелых или пустых чувств, переживаний. Грязи ментальной — то есть всевозможных
иллюзий, заблуждений, ложной информации. Грязи духовной, накопленной из-за
неточного понимания, искажения важнейших ценностей. Разве за всей этой грязью
уследишь? Она накапливается как навоз в конюшнях царя Авгия. И освободиться от нее
можно только «по методу Геракла» — смыть потоком воды.
Предатели разрубают тело героя на части, лишают его целостности. Но, с другой стороны,
они обрубают и те невидимые нити, что связывали их с героем. Иными словами, они
своим предательством освобождают его от самих себя. То есть от балласта.
Предатели — это балласт, отработанный материал. С такой командой герой не может
принять трон. От балласта нужно освободиться. Но как? Просто сказать: «Вы мне больше
не нужны»?! Нет, герой так сделать не может — на нем Ответственность и за этих людей
тоже. Он их любит, они его соратники, братья родные. Тогда остается лишь одно — дать
возможность проявиться их теневой стороне. Иисус Христос на Тайной вечере
предупредил учеников: «Один из вас предаст Меня». Он не сказал кто. Но Его
предупреждение обострило, катализировало ситуацию, отчасти искусило потенциального
предателя.
Так и герой сказки искушает своих братьев добытыми им трофеями. Он дает возможность
проявиться их теневой стороне. Он фактически проверяет их — стоит ли в будущем иметь
с ними большое государственное дело. В глубине душе он знает, что его высокое
Предназначение не даст ему быть ОКОНЧАТЕЛЬНО убитым предателями. «И,
поверженный в бою, я воскресну и спою...» — пел Игорь Тальков. Что бы ни произошло,
герой обязательно возродится. Причем в другом качестве. Эта иррациональная, ничем,
кроме внутреннего ощущения, не подкрепленная, убежденность фактически спасает
героя.
Братья же не видят урока и поддаются искушению. Героя убивают, на части разрубают
(чтобы уж наверняка), его добро присваивают себе. У них возникает иллюзия собственной
безопасности: герой не может воскреснуть и наказать их. Кажется, зло победило. Но так
кажется только предателям. Они не знают, что у настоящего героя есть невидимая охрана.
Тайны будущего монарха скрыты даже от тех, кто считает себя его приближенными...
Добрые помощники проводят с героем ритуал «инициации через воду» и помогают ему
встать на путь восстановления справедливости.
Тайный шифр архетипа Монарха очень тонок: перед тем как принять трон, проверь свое
ближайшее окружение. С кем ты? Верные ли это люди, надежные ли? Проверь людей,
клянущихся тебе в верности: нет ли среди них предателя? Дай проявиться его естеству,
даже если для этого придется пожертвовать собою. Трон стоит того, чтобы рядом с ним не
было предателей. Хотя, конечно, полностью уберечься от таковых очень сложно.
Настоящий монарх должен иметь особенную чуткость к предателям, тонко видеть людей,
особенно то, что они скрывают. Это трудно. Но необходимо. Ведь предатели могут не
только убить монарха, но и развалить всю страну, принести беду миллионам невинных
жителей. Цена слепоты монарха очень велика.
В архетипе Монарха зашифрована особая технология выявления предателей, а исполнение
ее зависит от эволюционного уровня правителя.
На низком эволюционном уровне правитель бережет свою августейшую жизнь. Он
подозрителен изначально, не верит никому. Для него все — потенциальные предатели.
Кто из приближенных обладает чуть большей внутренней силой или независимостью,
сразу попадает под подозрение, потом — «в расход». Такой подход формирует при дворе
атмосферу страха и зависти. А страх и зависть являются питательной средой для
предателей. Можно подсчитать, сколько потенциальных предателей производит за время
своего правления один низкоорганизованный монарх...
На среднем эволюционном уровне правитель «заигрывает» с приближенными. Для
профилактики предательства использует технологию «кнута и пряника». Он и «стращает»,
и «покупает». Он окружает себя фаворитами (уме эти прикормленные люди точно не
предадут!) и отдаляет неудобных. В такой атмосфере формируются паразиты, предатели,
но и верные люди тоже. Их мало, но они есть.
На высоком эволюционном уровне правитель всегда готов к предательству. Но это не
делает его подозрительным. Это делает его предупредительным и прозорливым. Он видит
скрытые мотивы приближенных на несколько шагов вперед. Как он этого достиг? Дело в
том, что он прошел «инициацию через воду». В его опыте уже есть пройденное жестокое
предательство, есть смерть и возрождение, есть перерождение. Не прошедший такого не
станет прозорливцем... Таковы уроки архетипа Монарха.
Конечно, интересно читать или слушать рассказы, или смотреть фильмы, спектакли о
пути Монарха. Но проживать подобные ситуации в собственной жизни чрезвычайно
сложно. Правда, знание их смысла и назначения придает человеку уверенности и
мудрости, помогает вести себя грамотно и предусмотрительно. Ведь в сказках есть важное
предупреждение — «Не спи!». Героя предают, когда он засыпает или теряет бдительность
иным образом (выдает слишком много информации, отдает сам свои трофеи). Что ж, нам
остается только внять предупреждению или игнорировать его...
Встает вопрос: а зачем нужно пережить предательство? Неужели нет других способов
инициации? Обязателен ли кризис?
Может быть, где-то и можно обойтись без кризиса, но что касается эволюции
человеческого сознания (особенно сознания Монарха), — это самый «доходчивый»
способ. От монарха требуется ответственность за подданных, основанная на мудрости.
Ее-то как раз и требуется заработать, пройдя и через предательства в том числе.
Мудрый правитель всегда прозорлив. Он видит текущий эволюционный уровень
приближенных, все их достоинства и недостатки. Он умеет воспитывать подданных,
имеет рычаги для формирования ограничений их теневой природы. Также он создает
условия для развития достоинств подданных. Это идеальная ситуация, ориентир для
стремления. Собственно, сказки и пишут, чтобы создавать внутри нас ориентиры,
предупреждать, направлять.
Мудрецы свидетельствуют, что легендарному Гаруну аль-Рашиду удавалось править
именно ТАК. Вот одна из чудесных историй о нем и бедном бедуине.
Известно, что Гарун аль-Рашид был великим правителем. Он хорошо знал нравы и особенности своих
подданных, ибо часто присутствовал среди них, оставаясь неузнанным... Так вот, однажды состоялась его
встреча с одним бедным бедуином, кочевником. Дело было так...
Бедуин кочевал со своей семьей по пустыне и наткнулся на источник с водой. Когда он ее попробовал, она
показалась ему восхитительной и волшебной. И он решил, что должен отнести бурдюк с такой водой ко
двору Гаруна аль-Рашида, чтобы порадовать его. Гордость распирала его. Так он отправился в столицу.
Стража пропустила его, ибо этого требовал приказ правителя. Гарун аль-Рашид попробовал «волшебную
воду» и едва сдержал гримасу — вода была отвратительной, тухлой. Но правитель и виду не подал. Он
приказал накормить бедуина, дать ему золотых монет и отвести ему место для отдыха. Когда тот
удалился, Гарун аль-Рашид вызвал начальника дворцовой стражи и приказал ему следующее:
— Когда стемнеет, выведи этого бедуина из города и сопроводи к месту его обитания, к источнику.
Скажи ему, что я назначил его Хранителем источника «волшебной воды». Отныне он должен будет
снабжать ею всех странствующих по пустыне.
— Но, повелитель, — изумился начальник стражи, — та вода вовсе не волшебная, а тухлая! Я сам пробовал
ее, и она отвратительна!
— Когда странствуешь по пустыне, вода — настоящий подарок. Потому и вода этого бедуина принесет
людям пользу, а сам он будет чувствовать, что выполняет важное государственное дело, и это поможет
его природе стать лучше. Собственно, он и будет выполнять доброе дело для странников пустыни.
Смотри только, чтобы наш бедуин не увидел до поры могучей и чистой реки Тигр и не испробовал из нее
воды, — ведь тогда он обесценит свою «волшебную воду», узнав о ней истину.
— Что же, повелитель, бедный бедуин так никогда и не узнает, что есть вода чистая и лучшая?! Зачем
ты обрекаешь его на незнание!
— Всему свое время. Служба Хранителем «волшебной воды» изменит его в лучшую сторону, и у него будет
больше силы, чтобы принять истину о подлинно чистой воде. А пока нельзя его разочаровывать, это
обозлит его, и мы получим еще одного врага в пустыне. Нужно ли нам это?
— Воистину, мудрость твоя не знает границ! — воскликнул начальник дворцовой стражи и отправился
выполнять приказание Га-руна аль-Рашида.
Как Гарун аль-Рашид достиг такого состояния мудрой любви к подданным? Сколько
инициирующих ситуаций он прошел, чтобы тонко познать человеческую природу? Нам
это неведомо. Из сказок только известно, что герой никогда не обременяет свою душу и
сердце злобой на предателей. Перерожденный после инициации герой действует зрело,
мудро, четко, ответственно.
Герои сказок всей своей жизнью показывают нам, как должно быть, к чему стремиться.
Но возьмем ситуацию далеко не сказочную. Некий человек, назовем его Руководителем,
принимает вызов архетипа Монарха и берет на себя бремя власти (в нашем случае
руководящей должности). В нем начинает активно пульсировать архетипическая сила
Монарха. Он обживается на новой должности, привыкает к ней, начинает пользоваться ее
благами. При этом эволюционный уровень архетипа Монарха у него еще невысок. Это
означает, что через некоторое время жизнь предложит ему следующую инициирующую
ситуацию. Теперь это уже будет Урок. Все просто: принял Вызов — молодец, дальше —
повышение уровня сложности: будет Урок. Другими словами, наш Руководитель должен
пережить предательство приближенных.
Руководитель интуитивно ощущает приближение испытания. Его инстинкт
самосохранения начинает активно «работать» на избегание испытания. Как это
происходит? Он внимательно наблюдает за приближенными, стараясь определить, кто из
них по-прежнему предан ему, а кто готов к измене. Заметьте, свойственная архетипу
Монарха способность наблюдать за людьми, постигать их психологию, особенности
проявляется активно. Но с каким знаком, «плюсом» или «минусом»? Когда архетип
Монарха представлен на невысоком эволюционном уровне, и особенно в предчувствии
испытания, обусловленные им способности часто проявляются в отрицательном качестве.
Другими словами, наш Руководитель изучает приближенных, чтобы устроить «чистку
рядов». Тот, кто доказал, что он свой, останется. Тот, относительно которого допускается
хотя бы малейший шанс «предательства», будет уволен или уничтожен. Русский этнос
еще совсем недавно сотрясался от подобных «чисток»...
Какой же страстью одержим Руководитель из нашего примера? Это очевидно: он одержим
страхом потери власти, благ, имеющихся возможностей. «Сказочный закон» прост: если
архетипическая сила внутри героя не будет эволюционировать, она начнет его разрушать.
Как только идеи Ответственности, мудрой заботы о подданных подменяются страхом
потери власти, личность героя начинает разрушаться.
Страх потерять власть не только над приближенными, но и над собственными детьми
заставляет некоторых сказочных королей спрашивать их: как сильно вы меня любите? У
таких монархов есть иллюзия: если человек красиво говорит о своей любви к нему, он не
способен на предательство. Логика сказочной справедливости требует, чтобы герой
обязательно прошел Урок. Особенно если он старается избежать этого.
Вспомним короля, вопрошающего у дочерей: «Дочери мои милые, как вы меня любите?»
Этот сюжет архетипа Монарха встречается во многих сказках и других литературных
произведениях. Одна дочь короля говорит, что любит отца, как сахар, другая — как мед,
— и король доволен. Они подтвердили его иллюзию безопасности. Старшие дочери—
«свои», они не предадут. Лишь младшая дочь отвечает, что любит отца, как соль в еде.
Вот она — опасность измены! Разгневанный король выгоняет дочь из дома с мешком соли
вместо наследства. Наверное, в этот момент он рад тому, что «обнаружил предателя»...
Проходит время, приходит испытание, и жизнь показывает такому королю, кто есть
истинный предатель, а кто — преданный человек (любящая дочь, верный сын, друг).
Вспомнить хотя бы «Тартюфа» Ж.-Б. Мольера...
Настоящий Монарх должен пройти через страх потери власти и любви подданных,
преодолеть этот страх, чтобы прийти к идее Ответственности. Если внутри него есть хоть
малейшая тень страха потери власти, сюжет жизни обязательно предложит Урок. Поэтому
сказки, мифы, истории в других жанрах, где герой переживает предательство
приближенных, делают символическую «прививку» нашей силе Монарха.
Предупреждают нас о возможности и пользе испытания предательством. Главное только
— вовремя распознать Урок и грамотно его пройти. И здесь от сказок приходит много
помощи, если читать их вдумчиво и размышлять об этом.
Что же помогает развитию и гармонизации силы архетипа Монарха? Сказки, в которых
герой оказывается в непростой ситуации принятия ответственного решения. Например,
герой встречает двух или даже трех ссорящихся между собой людей (или других
персонажей). Они делят наследство, волшебные предметы — словом, нечто весьма
полезное для всех. От героя требуется рассудить их и правильно разделить предметы. Ему
это удается, и у него появляются новые друзья.
Другой пример. Для общего дела требуется грамотно распределить обязанности между
его участниками. Герой, зная особенности каждого, четко расставляет всех по местам,
оказывает поддержку каждому. В результате общее дело оказывается успешно
выполненным и даже ранее срока. Кстати, так работает архетип Монарха в мужском
архетипическом сюжете «Мужское братство», о котором речь пойдет в следующем
разделе.
Еще пример. К герою приходит делегация жителей некоторой страны с просьбой стать их
правителем. Он сначала отказывается, но потом, глубже изучив ситуацию, понимает, что
должен взять на себя ответственность за управление страной.
Сказкотерапевт сочиняет истории, в которых «шифрует» ситуации такого рода. Или
подбирает сказки, мифы, в сюжете которых есть аналогичные ситуации. Так создаются
условия для развития и гармонизации силы архетипа Монарха на
бессознательно-символическом уровне. Более тонкое обсуждение, разыгрывание таких
историй помогает сделать силу Монарха осознанной и гармонично «включенной» в
жизненный ритм человека.
Рабочая фабула историй для работы с архетипом Монарха такова:
1. Знакомство с героем. Кем бы он ни был по происхождению (крестьянином, купцом или
принцем, солдатом или ремесленником), он отличается крепким внутренним стержнем,
лидерскими качествами, рассудительностью и живостью нрава (легче всего в качестве
героя представить наследного принца или молодого короля).
2. Первые самостоятельные решения. Создаются провокационные ситуации, когда герой
должен принять решение. Причем взвесив все их многочисленные последствия. Но эти
ситуации воспринимаются героем недостаточно серьезно и ответственно. Участники со-
бытий, относительно которых нужно принять решение, не имеют большой социальной
силы. Словом, герою легко угодить в ловушку «легкомысленного отношения к делу». Он
принимает решения, судит, не особенно заботясь размышлениями об их долгосрочных
последствиях. «Подумаешь, и так хорошо!», «А с этим — ничего страшного, потерпит!»,
«Сделаем так, авось обойдется!». Либо в принятии решений герой «рубит сплеча», не
учитывая особенности личности того, о ком принимается решение. Словом, наш герой
ведет себя как недальновидный монарх.
3. Ошибка монарха: первый Урок. Одно из непродуманных решений героя аукается не
только ему, но и близким людям или даже стране в целом. Приходит беда. Герой ищет
подлинную ее причину, и ему открывается, что она связана с его поспешным решением.
Он видит, как легкомысленное, непродуманное решение оборачивается в долгосрочной
перспективе бедой. Прозревает, понимает собственную ответственность за происходящее.
4. Поступок-искупление. Герой совершает некий поступок, который ему делать очень
непросто. Он жертвует чем-то важным для себя, чтобы остановить беду, изменить
положение. Ситуация меняется к лучшему.
5. Предательство. Благодаря пройденному Уроку герой становится сильнее и мудрее, у
него умножается то, чему могут начать завидовать его приближенные. Устанавливается
спокойная жизнь, и на ее фоне некоторые из тех, кому герой верит, организуют заговор.
Они желают устранить героя и завладеть тем, что принадлежит ему по праву. Герой
чувствует, что в его окружении происходит нечто непонятное и неприятное, но не может
понять, что именно. Он по-прежнему верит приближенным. Заговорщики умело ис-
пользуют создавшийся момент (какой именно — подскажет фантазия автора будущей
сказки) и лишают героя власти, былых возможностей и даже жизни. 6. Помощь и
Перерождение. Где бы ни был герой, живым или мертвым, к нему приходит помощь.
Причем от тех, на кого он даже не мыслил рассчитывать. Когда-то он помог нынешним
помощникам и давно забыл об этом, считая ту свою помощь незначительной услугой.
Помощники либо совершают ритуал с мертвой и живой водой, либо оказывают иную
своевременную и адекватную ситуации помощь. Герой восстанавливает свои силы,
переосмысляет собственные отношения с заговорщиками, постигает причины
предательства, прощает предателей и разрабатывает план возвращения утраченного.
7. Восстановление прав. В результате продуманной операции герой возвращает себе то,
что принадлежит ему по праву, и побеждает предателей. Наказание заговорщиков носит
воспитательный характер. С учетом нового опыта и анализа ошибок герой укрепляет себя,
то, чем владеет (включая государство). Он издает новый очень мудрый закон. Какой —
будет видно из контекста истории. Конечно, украшением любой мужской сказки будет
финальная женитьба героя. Ибо он уже готов к этому. Может взять на себя
ответственность и за женщину, и за будущее потомство.
Сегодня истории о героях с выраженным Архетипом Монарха особенно актуальны для
воспитания мальчиков. Дело в том, что в течение последних девяти десятилетий
российской истории в мужском сознании, в мужской структуре личности
целенаправленно разрушалась именно эта архетипическая матрица. Пришла пора
«сказочной реставрации»... Что ж, будем подбирать истории о великих людях (в них
всегда ярко представлен архетип Монарха), а также сочинять собственные сказки.
Информация о том, что следует в них зашифровать, у нас уже есть.
Архетип Крестьянина
Сила архетипа Воина мотивирует быть первым; сила архетипа Монарха — быть главным.
А сила архетипа Крестьянина формирует здоровое стремление к оседлой, стабильной,
предсказуемой жизни. Для кого-то это, быть может, звучит скучновато. Но лишь на
поверхностный взгляд. На самом деле, именно архетип Крестьянина обеспечивает в
социальном мире порядок и закон; является источником установления добрых традиций и
устоев общества.
Ключевые ценности, заложенные в этом архетипе, таковы:
· семья;
· материальный достаток;
· процветание;
· благополучие;
· жизнь в гармонии с природой.
Разве это не прекрасно? На высоком эволюционном уровне это очень красиво. Здоровый
прагматизм и прозорливость; тонкий расчет, основанный на знании природных и
общественных закономерностей; забота о своей семье и роде; спокойный, ровный нрав;
необходимый уровень достатка; трудолюбие и терпение; выносливость и
уравновешенность, — перечислять красивые проявления архетипа Крестьянина приятно.
К примеру, ветхозаветные старцы Авраам и Иов обладали этими достоинствами.
Сила данного архетипа формирует нашу способность тонко понимать назначение
богатства и грамотно распоряжаться им.
Позвольте рассказать одну историю, главный герой которой является ярким носителем
архетипических сил Монарха и Крестьянина (а также Философа и Купца, но об этом
позже), причем на достаточно высоком эволюционном уровне15.
15
История принадлежит перу автора этой книги.
Говорят, мир живет необходимым и освобождается от лишнего. Таков закон. Не в силах удерживать
собственную целостность, отторгнутое «лишнее» распадается на миллиарды частиц, превращаясь в
пыль. Пыль эта весьма коварна. Она старается селиться у дорог нашей жизни. Притаившись, ожидает
она у порога, когда мы откроем дверь и, сами не ведая этого, впустим ее в горницу своей души. Оказавшись
в нашем доме, пыль быстро размножается и забивается в самые потаенные щели. Есть хозяева, которые
не дают пыли размножаться. Но есть такие люди, что копят ее годами, пока не наступит момент
обрете-нья пылью собственного сознания и воли. И тогда — берегись человек! — ибо воля разумной пыли
направлена на то, чтобы выгнать хозяина из собственного дома...
...Так вот, жил некогда один богатый и холостой купец. Здравствовал он среди людей, придающих
чрезмерное значение всякому имуществу и богатству. Многие были уверены, что большое состояние
равносильно большому счастью. Поэтому люди часто спрашивали купца, каким образом он достиг своего
богатства. В ответ он обычно смеялся и отвечал: «Просто я научил себя сосредотачиваться на том, что
мне дано». Люди пожимали плечами и уходили прочь, ругая про себя богача за причуды и нежелание
поделиться секретом своего успеха.
Но были и такие, что старались размышлять над его ответом и приходили к следующему. Богачу дано
богатство, и раз купец сосредотачивается на том, что ему дано, значит, он сосредотачивается на
богатстве. Следовательно, чтобы быть богатым, надо сосредотачивать свое внимание на богатстве. Но,
с другой стороны, чтобы сосредотачиваться на богатстве, его надо иметь. Разве можно
сосредоточиться на том, чего не имеешь, то есть на том, что не дано?! Словом, и эти бедные люди,
оказавшись в тупике своих логических построений, тоже начинали ругать купца. Только уже за то, что
ему дано то, на чем можно сосредоточиться.
Были среди живущих рядом с купцом и такие, которые считали себя весьма дальновидными и хитрыми.
Они наряжали своих дочерей в лучшие платья и приглашали купца на смотрины в надежде прикоснуться к
его богатству через образование родственных связей.
Купец никому не отказывал, приходил на смотрины, ласково беседовал с каждой девушкой. А потом
задавал вопрос: «Поет ли сердце твое?» Невесты смущались, не зная, что сказать, как ответить. Купец
же говорил их родителям: «У каждого из нас свое главное из глаз глядит. У того, кто обожает
богатство, глядит жадность, а сердце про песню забывает!» В скором времени купец больше не получал
приглашения на смотрины.
Однажды пришел к нему один человек. Плачевно было его состояние: дела расстроились, кредиторы не
давали никакой жизни. Человек этот хотел взять у купца крупный заем, чтобы поправить свое положение.
Купец выслушал его внимательно, а потом сказал: «Освободи свой ум от дум про недостающее. Иначе
мысли о понесенных или возможных убытках сведут тебя с ума прежде, чем ты отдашь мне кредит».
Несчастный проситель ничего не понял и ушел с уверенностью, что богач посмеялся над ним.
Надо ли говорить, что купца не любили соседи? Они пробовали не покупать его товаров. Но тот торговал
самым необходимым и всегда отменного качества, а потому покупатели неизменно возвращались. Кому
же охота пользоваться худшим? Соседи пробовали возводить на купца клевету и писали доносы на него
местному правителю. Ох, и немало же времени и сил отбирали подобные разбирательства, да только ни к
чему ожидаемому доносчиками это ни приводило. И бедные соседи страдали от собственной злобы, не
находя ей удовлетворения.
Наконец, все якобы обиженные купцом собрались вместе. Сначала было много криков о том, что такому
прохвосту не место среди порядочных людей. Потом последовали многочисленные рассказы
несостоявшихся тестей о грубости купца, а также истории неудачливых мыслителей, пытавшихся
постичь смысл роняемых им фраз. Далее говорили о жадности купца те, кто просил у него деньги взаймы.
Словом, чаша терпения многих была переполнена. Но законных оснований выместить свою злобу у людей не
было. И пошли они на хитрость. Придумали подослать к купцу маленького мальчика разузнать, как же
все-таки тому удается богатство свое приумножать и из человеческих козней выпутываться.
Купец встретил мальчика приветливо, но сказал: «Прежде чем войдешь в дом мой, сотри пыль с лица, рук и
ног своих». Мальчик покорно умылся из фонтана, стоявшего во дворе, снял сандалии и направился было в
дом. Но купец остановил его: «Прежде чем войдешь в дом мой, сотри пыль с лица, рук и ног своих». «Но я
же умылся и разулся, чего же тебе еще?!» — воскликнул ребенок. «Прежде чем войдешь в дом мой, сотри
пыль с лица, рук и ног своих», — спокойно повторил купец.
Люди, наблюдавшие за этой сценой из укрытия, зашушукались: «Вы только посмотрите, он даже ребенка
в дом не пускает! Какой бессердечный! А может, у него в доме что-то такое, что поможет нам его из
города выгнать?»
Мальчик между тем стоял в растерянности, а купец спокойно смотрел на него. «Что же мне делать? Я
хочу войти в твой дом и спросить тебя кое о чем!» — попросил ребенок. «Прежде чем войдешь в дом мой,
сотри пыль с лица, рук и ног своих», — вновь повторил купец. «Как мне выполнить то, что ты просишь?! Я
не понимаю!» — взмолился мальчик. «Хоть ты и юн, но сердце твое уже покрыто пылью страха, зависти,
лени и жадности. Сотри эту пыль и проходи смело», — ответил купец.
«Вы посмотрите, какой он бессердечный, издевается над ребенком! — возмущенно перешептывались
соседи. — Вот и повод появился обратиться к правосудию — он жестоко обращается с детьми!»
«Я не знаю, как стереть пыль с сердца, — сквозь слезы сказал мальчик, — я знаю, как мыть лицо и руки, я
даже мою шею и все свое тело! Но сердце же внутри, как его можно мыть?!» «Слезами, друг мой, —
улыбнулся купец и пригласил, — проходи в дом».
«Довел ребенка до слез, изверг! — вновь зашушукались соседи. — Все видели? Бегите же скорее к
правителю с доносом! Хотя нет, подождем, когда мальчишка выйдет, что он нам расскажет! Возможно,
у нас будет больше фактов для обвинения!»
Как же было красиво и чисто в доме у купца! Мальчик переходил из комнаты в комнату и любовался. Все
было подобрано с отменным вкусом. К тому же каждая вещь не пребывала тут сама по себе.
Чувствовалось, что дом и все в нем является единым ансамблем. Все здесь имело свое значение и
назначение.
«Так с каким же вопросом тебя ко мне послали?» — ласково спросил купец мальчика после угощения.
Ребенок смутился, ведь ему строго-настрого было приказано не выдавать тайны соседского заговора. Он
хотел было сказать, что его никто не посылал, он сам пришел со своим вопросом, но не смог обмануть
купца даже в малом. Видно, сердце, умытое от пыли, желало говорить лишь правду.
«Твои соседи не любят тебя, но хотят знать твой секрет: как удается тебе и богатство свое
приумножать, и из человеческих козней выпутываться?» — наконец спросил ребенок. «Я расскажу тебе,
малыш, свой секрет, и не попрошу тебя держать его в тайне. Знай только, что люди не поймут моих слов,
пока их сердца покрыты пылью», — ответил купец. «Все равно, расскажи это для меня! Я не знаю, зачем
мне твой секрет, просто мне интересно тебя слушать», — улыбнулся мальчик.
«Слушай же, малыш. Мне открылось особое искусство владеть вещами, и в нем секрет земного счастья.
Самое главное, не зависеть от своего имущества, не служить, не присягать ему. Имущество должно
служить нам и повиноваться. Оно не смеет забирать верх и господствовать над нами. Тут так — либо
ты им владеешь, либо оно на тебе едет. Оно очень-очень хитрое. Как только заметит, что ты ему
служишь, сразу начнет подминать тебя и высасывать. И тогда ты пропадешь: проглотит тебя
имущество, и душу и тело. И тогда конец человеку: имущество станет его господином, а человек его
слугою. Имущество станет главным в жизни, а человек его довеском. Свободный человек свободен в
богатстве. Я распоряжаюсь, мое имущество мне покоряется. Тут нельзя бояться и трепетать. Кто
боится за свое богатство, трепещет перед ним — как бы оно не ушло от него, не предало его бедности,
тот отдает ему полную власть над собой. И тогда богатство, как кровосос, высосет из человека жизнь
без остатка, унизит его и покроет его сердце пылью. Кто трясется за свое богатство, тот унижается,
теряет свое достоинство, а низкому человеку с низкими мыслями лучше вообще не иметь богатства. Бо-
гатому человеку нужно иметь чистое сердце, тогда он удержит и приумножит свое богатство. А много
денег и сердце, покрытое пылью, — значит, тяжелая судьба и дурной конец».
«Да, не смогу я этого сказать людям, — задумчиво протянул мальчик. — Но когда они спросят, что ж мне
ответить?» «Освободите от пыли сердца и дома ваши», — улыбнулся купец. «Ой, это еще непонятнее!» —
растерялся малыш.
Купец ненадолго вышел, а потом вернулся и передал мальчику зеркало, ведро с водой и отрез ткани.
«Передай все это людям и скажи, что в предметах этих зашифрован секрет богатства и земного
счастья», — сказал купец.
С тех самых пор люди все свободное время проводили в обсуждении многочисленных вариантов разгадки и
значительно меньше приносили вреда, а больше добра друг другу. Что же касается купца, он жил долго и
счастливо.
...В архетипической матрице Крестьянина заложена тонкая взаимосвязь с природой,
заботливое отношение к окружающему миру — животным, растениям, ресурсам земли.
Сила этого архетипа зовет человека «построить дом, посадить дерево, родить сына».
Словом, жить в гармонии с самим собой и окружающим миром. Ведь есть простые
ценности: ночь сменяет день, утро приходит на смену ночи; меняются времена года —
изменяется деятельность человека, его ритмы. Человека радуют детский смех, бурлящий
ритм юности, мудрость зрелости и трогательность старости. Все просто и красиво, но...
таково восприятие жизни на высоком эволюционном уровне архетипа Крестьянина.
Сказочный герой тонко связан с местом, откуда он родом, любит своих родителей, свою
родину, радуется красоте родных мест; он не ленив и с радостью выполняет работу на
земле; он желает жениться и продолжить род, — так проявляется в нем высокий ритм
архетипа Крестьянина.
Теперь мы спустимся ниже по эволюционной лестнице этого архетипа. Здесь уже заметны
его теневые проявления: социальные тревоги (что со мною дальше будет? как прокормить
семью? сколько мне заплатят?), зависть (сосед живет лучше, чем я!), жадность,
негибкость, упрямство. Земные, материальные заботы, накопление богатства, социальных
знаков отличия становятся ключевыми ценностями. Вместо трудолюбия появляется лень,
да и связь с землей, с природой становится значительно слабее. Так «обстоят дела» с этим
архетипом на низких эволюционных уровнях.
Многочисленные провокации в сказках, завязки сюжетных линий происходят именно из
теневых сторон архетипа Крестьянина. Кто-то кому-то позавидовал, захотел забрать себе
чужое; кто-то ленится работать и строит комбинации, как отобрать заработанное у более
успешного; а кто-то своей скупостью и упрямством провоцирует близких людей на
убийство. Казалось бы, такой безобидный архетип, но сколько трагедий способен
породить он, когда выражен в личности человека на низком эволюционном уровне! Для
активного проявления себя во внешнем мире теневые стороны этого архетипа используют
силы других архетипов. И возникает путаница, в которой сложно распознать, какой же
архетип сейчас «работает»? Порожденные теневыми аспектами архетипа Крестьянина
зависть и жадность, используя инструменты архетипов Воина и Монарха, приводят к
войне, заговору, перевороту. Скупость, привязанность к богатству сводит с ума самого
героя и разрушает жизнь его близких (Скупой рыцарь, Плюшкин, Кощей, который «над
златом чахнет», и др.).
Поэтому так важно развитие, повышение эволюционного уровня именно этой
архетипической силы. Сказкотерапевт может делать это с помощью историй.
В сказках, помогающих прорабатывать архетип Крестьянина, важны характер и образ
действий главного героя (или героини). Герой должен: тонко взаимодействовать с
природой, быть большим тружеником, неизменно повышать качество жизни, уметь
работать в команде и выживать в труднейших условиях.
Вот пять основных типов сказочных сюжетов, помогающих гармонизировать
силу архетипа Крестьянина:
1. Герой — спаситель планеты16. Сюжет сказки строится на решении некой
«экологической проблемы». Например, злобный персонаж разрушает окружающую
природу: уничтожает посевы, отравляет воду и пр. Герой тонко чувствует окружающую
его природу, дружит с животными, растениями, даже знает язык животных и растений. Он
делает все возможное, чтобы найти источник зла, победить его, а также найти средство
для исцеления зараженной природы, поврежденной экологии. В финале сказки проблема
успешно решается и все радуются. По ходу истории у героя завязываются прочные
дружеские связи с людьми, которые ему помогали. Примеры современных сказок этого
типа можно найти в произведениях писателей-фантастов (детских и взрослых), герои
которых спасают от экологических катастроф различные миры. И конечно же, истории с
таким сюжетом совсем несложно сочинять.
16
Фабула таких историй формируется на основе мужского архетипического сюжета «Спаситель» при активном участии
архетипа Воина.

2. Герой-труженик17. Герой (или героиня) постоянно пребывает в труде. Он стремится


стать мастером своего дела (например, Данила-мастер из сказки «Каменный цветок»). Она
выполняет многочисленные поручения старшей женщины без ропота и лени. У героев
обязательно появляются помощники; некоторые из них могут делать часть требуемой
работы. В финале истории обязательно бывает вознаграждение. Сочиняя такие сказки,
сказкотерапевт может подробно и красочно описывать цикл крестьянской деятельности:
отбор семян для посева, подготовку земли, посев, уход, радость урожая, его уборка. В
этом отношении можно взять за основу фабулу сказки про репку и ярко описать все
подготовительные действия Деда (как семя для репки выбирал, как почву готовил, с
какими мыслями семя в землю сажал, как ухаживал за проросшей репкой, кто помогал
ему).
17
Фабула этих историй формируется в большей степени на основе женского архетипического сюжета «Мачеха и
падчерица» и мужского архетипического сюжета «Дорога к мастерству».

3. Герой — охотник за богатством18. Герой отправляется за сокровищем, богатством,


кладом. Отнимает его у владельца или у духов места, где он спрятан. Он очень радуется
приобретенному богатству, рисует в своем воображении картины счастливой безбедной
жизни. Но... либо клад оказывается проклятым (как в легенде о Сигурде), либо завистники
ловко отбирают у героя приобретенное (как происходит во многих сказках), либо сам
герой разочаровывается в богатстве материальном, так как прозревает и постигает
сущность вечных ценностей (например, любви). В счастливом финале истории герой
должен научиться грамотно распоряжаться богатством материальным и стать носителем
общечеловеческих ценностей.
18
Фабула этих историй строится на основе мужских архетипических сюжетах «Вечное возвращение» и
«Скрытые враги» при активном участии архетипа Купца.

4. Герой— руководитель команды, член команды19. Главный герой является


руководителем рабочей группы, решающей определенную проблему (неважно какую,
главное, что решить ее можно только коллективными усилиями). Он распределяет
обязанности между членами команды. Благодаря различным сложным ситуациям,
возникающим в процессе решения проблемы, главному герою открываются особенности
психологии членов его команды. Сам он меняется, все тоньше понимает ценность вклада
каждого в общее дело. Герой невероятно трудолюбив и ответственен. Перед финалом
возникают непредвиденные препятствия, практически неразрешимые трудности, но
благодаря общим действиям они преодолеваются. Причем нередко в самый последний
момент, когда кажется, что все пропало. Финал истории — всеобщее ликование от общей
победы.
19
Фабула таких историй основана на мужском архетипическом сюжете «Мужское братство» при активном
участии архетипа Монарха.

5. Герой выживает на необитаемом острове20. Архетип Крестьянина дает колоссальную


силу выживания в любых условиях, позволяет приспособиться к непривычным условиям
жизни, найти контакт с окружающей природой. Существует множество историй о жизни
на необитаемом острове. В финале сказки герой возвращается к людям с новым опытом,
уникальными знаниями и богатством.
20
Фабула таких историй формируется на основе мужского архетипи-ческого сюжета «Вечное возвращение» при
активном участии всех мужских архетипов.

Конечно, не только сказки помогают гармонизировать и развивать силу архетипа


Крестьянина. Труд домашний, учет имеющихся материальных ресурсов, строительство,
садоводство, работа по починке чего-либо (от домашней утвари до автомобиля) — все это
виды «крестьянской» деятельности. Они невероятно полезны для развития обсуждаемой
нами сейчас архетипической силы.
Домашние праздники, когда собирается вся семья; маленькие семейные концерты и
представления, традиция прогулок всей семьей; работа на даче, а также другие виды
деятельности, в которых участвуют все члены семьи, — важная часть нашей
«крестьянской» жизни.
Важно понимать, что именно древняя матрица архетипа Крестьянина помогает нам
преодолевать внутри себя силы инерции и лень, развивает трудолюбие, чем бы мы ни
занимались.
Какие же инициирующие ситуации «предусмотрены» в матрице архетипа Крестьянина?
Мы выделяем четыре типа вызовов, которые бросает герою этот архетип.
1. Первый вызов герою — это приглашение его к кропотливому труду. Чтобы получить
желаемое, следует поработать. Причем с радостью, любовью, без ропота. Положительные
герои сказок — большие труженики, чем бы они ни занимались. Лентяи в сказках всегда
наказываются.
Кто-то, быть может, думает, что этот закон действует лишь в сказках, а в реальной жизни
все иначе. Однако сказочный закон трудолюбия действует и в социальной, и во
внутренней жизни человека. Праздность и лень медленно разрушают душу, да и
социальные дела оказываются «запущенными». Попробуйте в течение двух лет понаблю-
дать за человеком, который ходит на работу, но не выкладывается там в полную силу или
хотя бы наполовину. Для того чтобы получать зарплату, ему достаточно «просто
присутствовать» на рабочем месте. За два года, если он не станет нагружать себя
дополнительной работой, наш «подопечный» существенно деградирует.
2. Второй вызов герою — приглашение к женитьбе, построению качественных отношений
с женщиной, с ее родом и собственным родом. Ему предстоит преодолеть все раздоры и
наполнить отношения уважением, любовью и пониманием.
3. Третий вызов герою от архетипа Крестьянина связан с необходимостью бережливого и
дальновидного ведения домашнего хозяйства. Ему предстоит научиться учитывать
доходы и расходы, количество продуктов; а также строить прогноз относительно
насущных потребностей и предстоящих расходов. Жизненная ситуация станет учить героя
довольствоваться малым и самым необходимым. Жить без расточительства, вне роскоши.
К слову сказать, одним из вариантов третьего типа вызова является долгосрочный
крупный кредит. Он уже многих людей обучил рачительному ведению хозяйства...
4. Четвертый тип вызова — приглашение героя к законотворчеству. Известно, что
грамотные, продуманные, зрелые законы обеспечивают в обществе порядок и стабиль-
ность. Законотворчество проявляется не только на государственном уровне. Там, где
два-три человека живут вместе (например, семья или комната в студенческом
общежитии), уже необходимы общие договоренности, другими словами, внутренние
законы, или правила. Кто и когда моет посуду, каким образом обеспечивается уважение к
границам личности и территории друг друга; каковы порядок и очередность пользования
ванной комнатой, и прочее.
Если не заниматься этой работой, даже у любящих членов одной семьи неизбежно будут
накапливаться раздражение и обиды друг на друга. Правила помогают обеспечить
стабильность жизненного уклада. К правилам также относится формирование традиций
(семейные чтения по четвергам, воскресные походы на природу, празднование дней
рождений и других праздников и пр.). В процессе создания правил внутренней жизни,
других законов происходит развитие силы не только архетипа Крестьянина, но и архетипа
Монарха.
К вызовам архетипа Крестьянина нужно готовиться с детства, постепенно. И здесь есть
три основных инструмента:
1) личный пример родителей: развитие в условиях крепкой дружной семьи;
2) посильный труд в семье (начиная от «домашних обязанностей», самообслуживания и
заканчивая более серьезными нагрузками);
3) достойные истории (они готовят исподволь, на бессознательно-символическом уровне).
Если первые два инструмента сказкотерапевту труднодоступны, то уж третьим мы можем
воспользоваться смело и умело. Здесь важны четыре основные темы21:
21
В одной сказке может быть описана одна ситуация «инициации-вызова». Совершенно не обязательно
«зашифровывать» в одной истории все четыре ситуации, хотя это тоже полезно.

1) приглашение к труду;
2) обретение мира в роду;
3) бережливое, рачительное ведение хозяйства;
4) законотворчество, создание правил уклада жизни.
Тема сказки,
подготавливаю-
щей к достойному Краткое содержание сказки
прохождению
вызова архетипа
Крестьянина

Приглашение к Завязка истории в том, что герою дается некое задание (либо он его берет сам), требующее от
труду него кропотливого труда. Например, как в сказке «Иван Бесталанный и Елена Премудрая»: герой
должен заделать дырку в волшебном платье. Это невозможно сделать иглой и нитью - ткань
слишком тонкая. Ему приходится перевязывать каждую разорванную ниточку вручную! Итак,
получив задание, герой наивно предполагает, что его можно выполнить быстро и без особых
усилий. Он пробует - у него не выходит. Герой понимает, что ситуация требует кропотливости.
Это ему не нравится. Постепенно он смиряется и выполняет задание с честью. В финале истории
он понимает, что, преодолев лень и стремление все сделать «побыстрее», он многое приобрел.
Возможно, даже стал мастером своего дела или просто получил заслуженную награду
Обретение мира в Завязка истории такова: герой принадлежит к многочисленному и сильному племени, в котором
роду все связаны друг с другом родственными связями. Достигнув необходимого возраста, он желает
взять себе в жены девушку из удаленного племени. Относительно этого решения в его
роду-племени начинаются разногласия. Кто-то активно выступает против союза с племенем
невесты, мотивируя это самыми разнообразными доводами. Кто-то поддерживает героя. Кто-то
из рода не участвует в распрях, но активно предлагает герою породниться с совершенно иным
племенем. Известно, что в племени потенциальной невесты также нет единства. Словом, брак ви-
сит на волоске. Сначала герой пребывает в растерянности, даже склоняется к решению
повременить с женитьбой. Но потом, поразмыслив, проверив свои чувства к возлюбленной,
поговорив с мудрыми людьми (неважно, из его племени или иного), он находит слова и подход к
каждой из конфликтующих сторон. Методом спокойных, мудрых и здравых переговоров герой
налаживает мир и в своем племени, и в племени невесты. Ему удается стать наследником
существенных материальных ресурсов как своего племени, так и племени молодой жены

Бережное, Герой такой истории изначально обладает большим материальным ресурсом (деньгами,
рачительное амбарами с зерном, кладовыми с товаром и пр.). Но случается беда: он лишается немалой части
ведение хозяйства своего состояния. Он уже не может обеспечивать своей семье тот уровень качества жизни, к
которому они привыкли. Не может платить работникам такую плату, которой они считают себя
достойными. Герой в панике: как вести дела дальше? Как хозяйство, бизнес поднимать? Как в
семье недовольство погасить? Как работников удержать? Он даже малодушно подумывает все
бросить и сбежать, но вовремя останавливается. Наконец, после размышлений он пересчитывает
то, чем располагает на данный момент. Продумывает способ максимально эффективного
использования имеющихся в его распоряжении материальных ресурсов. Заключает новые
договорные отношения с работниками, воодушевляя их на работу. С семьей проводит
вразумляющую беседу, мотивируя домочадцев довольствоваться малым и посильно помогать ему
в делах. Благодаря экономии, продуманной политике, терпению и труду сложная ситуация
преодолевается. Герой приходит к еще большему материальному достатку, чем был у него до
кризиса. Кроме того, меняются его домочадцы - из потребителей они становятся членами одной
команды. Также среди работников ярко выделяются, верные преданные люди, которые прошли с
героем испытание до конца

Законотворчество, Завязка истории в том, что волею судьбы в одном закрытом пространстве оказываются несколько
создание правил совершенно разных по складу, потребностям и характеру людей (это могут быть заключенные,
уклада жизни случайно набранная команда корабля; люди, выброшенные на необитаемый остров, и др.). Хотят
они этого или нет, но им ПРИДЕТСЯ длительное время жить вместе. В этой сказке важно особое
внимание уделить характеру каждого героя. Акцентировать трудности общения с другими,
эгоистические проявления каждого. Из истории должно быть ясно, что ужиться этим людям
вместе практически невозможно. Когда ситуация доходит то критической точки (еще чуть-чуть и
герои друг друга могут лишить жизни), герой предлагает установить правила совместной жизни,
распределить обязанности. Сказка должна содержать конкретные правила и рекомендации,
которые были выработаны и приняты героями. Финал истории - необходимость в совместном
проживании отпадает, но даже после освобождения герои истории стремятся поддерживать
контакт друг с другом

Такие истории сказкотерапевт может сочинять в соавторстве с детьми и взрослыми.


Что касается Урока архетипа Крестьянина, все также весьма драматично. Урок в том,
чтобы пережить потерю чего-то или кого-то значимого. Герой может потерять свои
трофеи, все, что он заработал. Предатели отнимают у него коня, мешок с сокровищем и
невесту, а самого лишают жизни. В другом случае герой лишается привычного уклада
жизни, к которому привязан. Например, он после катастрофы оказывается на необитаемом
острове, и ему нужно выживать, формировать новый жизненный уклад. Третий случай —
герой теряет близкого, любимого человека: возлюбленную, друга, родственника.
Очень жесткий Урок архетипа Крестьянина проходит многострадальный Иов. В «Книге
Иова» сказано: «Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен,
справедлив и богобоязнен, и удалялся от зла...» Другими словами, Иов был примером для
многих. Он владел большим богатством, имел многочисленных детей, что в те времена
считалось знаком особого Божьего расположения. Но, самое главное, он был человеком
праведной, святой жизни. Казалось бы, Иов — это тот человек, который должен избежать
в своей жизни любых потерь и связанных с ними страданий. Однако зло не дремлет и
затевает такую беседу с Богом: «Разве даром богобоязнен Иов? <...> Иов богобоязнен и
верен недаром, он — корыстолюбец. Правда, может быть, не такой, как другие люди,
которые хотят от Бога только материальных благ; он, может быть, и в более тонком
смысле корыстолюбец: он богобоязнен потому, что Ты, Господи, даешь ему земные блага
и выделяешь его из среды других людей. Вот он и боится потерять эти блага и прибегает к
Тебе». Если все забрать у Иова, будет ли он верен Богу? «И сказал Господь сатане: вот,
все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей». С этого момента
Иов по очереди стал терять все, что было для него дорого. Исчезает его потомство,
сгорает богатство, и самого его поражает страшная болезнь — проказа. Немало претерпел
Иов искушений и в этом состоянии, он принял хулу и от жены, и от друзей. Страдалец не
понимает, в чем он согрешил перед Богом, желает найти ответ и общается к Господу:
«Дыхание мое ослабело; дни мои угасают; гробы передо мною. <...> Заступись, поручись
Сам за меня перед Собою! Иначе, кто поручится за меня?» Иов не просит у Бога вернуть
ему богатство, потомство, былое уважение, он не молит о возвращении земных благ, он не
ропщет. Когда чаша страданий Иова переполняется, Господь дает ему Откровение о
пределе человеческой воли, смирении, существовании в мире злой воли падших духов; о
том, что «человеческая праведность перед Богом, как запачканная одежда». Но главное —
Иов получает Откровение об обновлении жизни через потерю старого.
Среди многих духовных уроков, которые получил Иов, для нас важен символизм потери
старого как смысл основного Урока архетипа Крестьянина. Мало кто из героев сказок,
притч, легенд хочет потерять что-либо ценное. Вряд ли среди людей найдутся желающие
добровольно расстаться с кем-то или чем-либо значимым. Но как же найти в жизни место
для Нового, если все занято старым? С другой стороны, как преодолеть разрушающий
человека изнутри страх потери, тревогу? Ведь носить страх и тревогу в сердце длительное
время невозможно. Во всяком случае, это чрезвычайно вредно. Поэтому на помощь душе
приходят силы обновления. Они вымывают старые страхи, тревоги и представления, как
воды двух рек вымывали нечистоты из конюшен царя Авгия.
Обновление нередко связано с потерями — таков смысл Урока архетипа Крестьянина.
Что касается Иова, ему было возвращено его прежнее благосостояние и здоровье в
двойном размере. Герой имел других детей, и не было их прекрасней на земле...
Итак, архетип Крестьянина — особенная составляющая «мужской силы». Этот архетип
помогает ощущать связь с родиной, семьей, страной, поддерживать порядок, формировать
достойный уклад жизни; он дает силу для переживания потерь и разум для понимания их
назначения.
Архетип Купца
Быть первым (архетип Воина), быть главным (архетип Монарха), быть стабильным
(архетип Крестьянина), — наверное, основные составляющие мужской силы описаны. Но
какая же архетипическая матрица провоцирует появление того, что называют
Приключением? Приключение в жизни героя (и человека) создает архетип Купца. Эта
древняя матрица формирует стремление к игре, риску, приключениям, овладению тайным
и даже запретным.
Когда еще не было купцов, жили охотники. Чтобы получить добычу, им нужно было
изучить повадки своих жертв, научиться их заманивать, терпеливо ждать в засаде
удобного часа. Кроме того, охотникам нужно было сбывать некоторую часть своей
добычи. А для этого необходимо было входить в контакт с другими людьми. Иначе
говоря, в архетипе Купца «записаны» и страсть к охоте, и тонкое знание человеческой
психологии, и комбинаторные способности, и смекалка, и хитрость, и высокий творческий
потенциал, и стремление «поиграть» с людьми и даже собственной и чужой жизнью.
Архетип Купца создает определенный тип героя. Он умен, даже хитроумен, изворотлив,
обладает чувством юмора, находит подход к любому человеку или животному, благодаря
хитрости выходит из тяжелейших ситуаций.
В сказках это мужик, которого хочет обмануть глуповатый и самодовольный барин, или
другой персонаж; солдат, хитрец. Герои, в характере которых ярко представлен архетип
Купца, — это «великие комбинаторы». В трудных ситуациях в их головах мгновенно
рождается несколько хитроумных комбинаций. Они никогда не теряют присутствия духа
и чувство юмора, с большим интересом относятся ко всему происходящему вокруг них.
Здесь уместно вспомнить и любимых многими литературных героев (для сказкотерапевта
все они являются героями авторских сказок): Остапа Бендера, Тома Сойера, Эмиля,
Незнайку, Буратино, Чиполлино, Пеппи Длинныйчулок, Карлсона, Кота Матроскина (у
последнего ярко выражены архетипы Купца и Крестьянина), Ходжу Насреддина (у него
ярко представлены архетипы Купца и Философа).
Самые главные враги таких героев — это скука, однообразное течение жизни и
ограничение свободы. Для них важен процесс создания Приключения, процесс участия в
Приключении. Внутри у этих героев работает невидимый «генератор идей для
приключений», который не дает покоя ни им самим, ни их друзьям.
На высоком эволюционном уровне этот архетип дает герою силу хитроумия для решения
важнейших, общественно значимых проблем (хитроумный Одиссей). Например,
классическая китайская военная стратегия базируется на принципах данного архетипа (и
архетипа Философа). На высоком эволюционном уровне сила архетипа Купца всегда
созидательна и служит достижению достойных целей. Также она дает герою возможность
предугадать манипуляцию со стороны другого и тонко избежать ее.
Вспомним хотя бы последний подвиг Геракла, когда он должен был добыть чудесные
яблоки Гесперид. Титан Атлас, что держал на своих плечах весь небесный свод,
согласился отдать Гераклу три яблока, если он подержит за него небо. Геракл согласился
и встал на место титана.
Небесный свод был так тяжел, что даже Геракл едва выдержал нагрузку. Когда Атлас
вернулся с тремя яблоками, он предложил Гераклу: «Давай я сам отнесу яблоки в
Микены, а ты подержишь небо до моего возвращения!» Геракл разгадал хитрость титана,
он понял, что Атлас использовал эту уловку, чтобы вообще освободиться от своего
тяжелого труда. Но обижать титана, а тем более ссориться с ним, герой не мог —
ответственность за небесный свод слишком велика. Поэтому Геракл, в свою очередь,
пошел на хитрость. Он ответил Атласу: «Хорошо, я подержу небесный свод еще, только
позволь мне сначала сделать себе подушку, чтобы небо так сильно не давило на плечи!»
Когда титан вновь взвалил на свои плечи небесный свод, Геракл попрощался с ним и
сказал, что вечно нести не свою ношу не хочет.
На высоком эволюционном уровне архетип Купца как бы скрывается в тени архетипов
Воина, Монарха, Крестьянина или Философа. Его ресурсы привлекаются для
нестандартного решения трудных ситуаций. Ведь когда на герое (или человеке) лежит
большая ответственность, идти на поводу у любви к приключениям может быть опасно.
Поэтому ярко этот архетип проявляется на среднем и низком эволюционных уровнях.
Когда архетип Купца представлен на среднем эволюционном уровне, мы получаем
неугомонного главного героя. Авантюриста и комбинатора, невероятно обаятельного, с
хорошим чувством юмора, быстро соображающего и неизменно выходящего сухим из
воды (вспомним хотя бы легендарного Индиану Джонса, или Буратино, или Тома Сойера).
Иногда может показаться, что вся система ценностей у него подменена страстью к
приключениям, но это не так. Все-таки это средний эволюционный уровень — здесь
действует созидательная система ценностей. Поэтому когда герой оказывается перед
выбором: друг или сокровище, польза ближнего или приключение, — он принимает
решение на основе общечеловеческих ценностей. Кстати, необходимость такого выбора
придает приключению особое очарование и дает герою возможность построить очень
тонкую игру. Он сначала выставляет себя негодяем (чтобы враг понял, что они с ним
«одной крови», а друг разочаровался в нем); а потом все складывается так, что друг не
может не рукоплескать хитроумной комбинации героя. Истории с таким типом
героя-«купца» всегда интересны и увлекательны.
На низком эволюционном уровне перед нами предстает яркий антигерой — коварный
манипулятор, который использует тонкое знание человеческой психологии (точнее,
слабых мест человека) для достижения корыстных целей. Такой герой умело усыпляет
бдительность жертв лживыми ласковыми речами, стремится завоевать всеобщее
расположение, чтобы потом нанести удар. Он плетет сеть интриг, сталкивает героев друг с
другом, дезинформирует, околдовывает. Среди персонажей — колдуны и колдуньи, Лиса
Алиса, Тартюф и многие другие. Они не вступают с главным героем в открытый
поединок. Они — мастера мелких и крупных пакостей, провокаторы искушений, носители
ложной информации. Рано или поздно их зло открывается и наказывается. Во всяком
случае, в сказках...
Другие формы проявления архетипа Купца на низком эволюционном уровне — это
герой-игрок и одержимый охотник. Таких героев нет в старых сказках, зато они при-
сутствуют в авторских историях.
Герой-игрок одержим страстью к азартным играм, он желает быстро разбогатеть за счет
умелой комбинации, приводящей к крупному выигрышу. При этом творческий потенциал
архетипа перестает работать как надо, и герой, как одержимый, начинает охотиться за
«заветной комбинацией» («Три карты, три карты!»).
Одержимый охотник охотится за другими картами — географическими, на которых
указано местоположение сокровищ, а также предметов, которые могут дать особые
способности или власть над миром.
Фигуры героя-игрока и одержимого охотника символичны. Их назначение —
предупредить читателей о трагических последствиях проявления силы архетипа Купца на
низком эволюционном уровне. Если герой не откажется от своей страсти, даст ей
победить себя, он закроет себе путь развития и в финале истории закономерно погибнет.
Для развития силы архетипа Купца сказкотерапевт подбирает истории, герои которых
проявляют силу этого архетипа на высоком и среднем эволюционных уровнях. Кроме
того, сказкотерапевт сочиняет сказки-загадки, где главный герой затрудняется решить
сложную проблему, и читатель должен придумать несколько способов ее решения.
Такие сказки-загадки можно создавать на основе известных сказок. Например, сказка про
репку рассказывается до того момента, когда пришло время звать Мышку. Кошка звала
Мышку — не дозвалась. Собака звала Мышку — не дозвалась. Внучка звала Мышку — не
дозвалась. Бабка звала Мышку — не дозвалась. Дед звал Мышку — не дозвался. Все
вместе звали они Мышку — нет ответа.
Где же она? Нет Мышки! Такая чистота была у них в доме, что Мышка нашла себе дом
погрязнее. Что же делать? Разве можно вытащить репку без Мышки? Нужно придумать
пять способов либо вернуть Мышку (при этом способ сделать дом снова грязным не
подходит!), либо вытянуть Репку как-то иначе.
Другой пример — сказка про теремок. Расскажем ее близко к традиционному тексту до
момента, когда Медведь изъявляет желание жить в теремочке вместе со всеми.
Заволновались звери: как тут быть? Медведь такой большой — в маленьком теремке не
поместится, и себя поранит, и другим неудобства причинит, да и домик сломает. Что же
делать? Не хотят жители теремка Медведя обижать, но и в теремок его поместить никак
невозможно! Попробуйте придумать пять способов, как уладить дело миром.
А вот простейшая загадка на основе сказки про Красную Шапочку. Расскажем эту
историю до момента первого расставания Красной Шапочки с Серым Волком. Она, по
замыслу Волка, должна идти длинной дорожкой, а он — короткой (чтобы успеть закусить
бабушкой). Однако наша героиня не так проста. Вспомнила Красная Шапочка, что
матушка рассказывала ей про Серого Волка, как наказывала ей не доверять ему на слово.
«А что, если Серый Волк неправильную дорожку мне указал? — подумала девочка. —
Это значит, что сам он верную дорогу знает и для себя ее приберег. А если так, то хочет
он оказаться у бабушки раньше меня. А зачем? Неизвестно!» И решила Красная Шапочка
пойти по той дорожке, по которой Волк побежал. «Хоть и не опережу его, но увижу, что
он делать станет», — решила наша сообразительная девочка. Пришла она к домику, где
бабушка жила, и видит в окошко, как беседует с ней Волк, а сам зубы точит да слюною
исходит. Догадалась Красная Шапочка, что голоден Серый Волк, да так голоден, что даже
целую бабушку готов проглотить, вместе с чепцом, клубком ниток и вязальными спицами.
Что же делать Красной Шапочке? Место удаленное, помощи ждать неоткуда, телефона
мобильного в те времена еще не было. Знает она, что Волка накормить нужно, но как ей
страх свой преодолеть? Попробуйте помочь Красной Шапочке. Придумайте пять
способов, как ей страх свой преодолеть, бабушку защитить и Волка накормить. Ведь
известно, что тот, кто в лесу живет, со всеми животными в дружбе жить должен.
Поговорим о Вызовах архетипа Купца. Сказочный сюжет поворачивается так, что герой
оказывается в сложном положении, вплоть до угрозы жизни (собственной или близкого
человека). Ему нельзя испугаться или поддаться волнению, у него нет времени, чтобы
долго обдумывать создавшееся положение. Действовать надо быстро, проявляя
нестандартное мышление, чувство юмора, изобретательность.
Например, преграждают путь герою разбойники, требуют отдать им все имущество,
смертью грозят. Вместо того чтобы испугаться, наш герой с улыбкой предлагает атаману
помериться силою. Главный разбойник соглашается и демонстрирует свою силу,
измельчая камень в кулаке. Герой наш, хоть и восхищен силой атамана, но виду не подает
и страху не поддается. «Эка невидаль, — говорит он, — камень в пыль растереть! Так
камень из пыли и состоит! А ты попробуй сок из камня выжать!» Разбойники
заинтригованы, атаман пробует из камня сок выжимать, но ничего у него не получается.
Герой же незаметно подменяет камень мешочком с творогом и легко выжимает из него
сыворотку. Разбойники в изумлении и страхе отпускают героя.
Другой пример. Враги поймали героя-хитреца, посадили его в клетку, из которой
выбраться невозможно. «Посмотрим, — смеются они, - как ты выпутаешься на этот раз!»
Они уходят, полностью уверенные в том, что герой не справится с задачей и погибнет.
Действительно, нашему герою впору впасть в уныние... Но краем глаза он замечает нечто,
совершенно не связанное с избавлением. Забытый врагами предмет, некое незначительное
обстоятельство. И на первый, и на второй, и даже на третий взгляд то, что примечает
герой, никак не относится к его избавлению. Но его творческая мысль начинает работу и
вскоре рождает гениальную комбинацию решения проблемы. Он побеждает умом и
изобретательностью.
Урок архетипа Купца может происходить по двум основным сценариям:
1) преодоление скуки, однообразия и бессмысленности жизни или пресыщенности
жизнью;
2) постижение оборотной стороны игры.
Самый большой страх, записанный в матрице архетипа Купца, — это страх скуки,
стабильности и однообразия жизни. Если ничего не происходит или все происходящее
предсказуемо, его душу начинают разъедать тоска и скука. Дело осложняется еще и
принятыми на себя обязательствами перед другими (здесь работают архетипы Монарха и
Крестьянина). В этом случае урок заключается в постижении идеи вечной изменчивости
мира. Мир постоянно меняется, и если научиться замечать даже мельчайшие его
изменения, ощущение вечного приключения будет пребывать в душе всегда.
На тему первого сценария Урока архетипа Купца позвольте рассказать такую сказку22...
22
Сказка принадлежит перу автора этой книги.

Говорят, ни один легкий счастливый миг не пропадает даром, ни в человеческой жизни, ни в Гистории
народов. Радостные мгновения смывают душевные огорчения и несут нам легкое дыхание жизни. Многие
люди ждут этих мгновений и уверены, будто те должны явиться к ним как гости, но обязательно с
предварительным докладом о себе. Большую часть времени этих людей поглощает скука ожидания. Она
покрывает паутиной окна и двери, да и их самих. Забивается к ним в уши, из-за чего пропадает чуткость
слуха. Поэтому когда радостные мгновения стучатся в дверь, люди не могут этого расслышать и
открыть им. Приходится радостным мгновениям жизни скитаться по свету в надежде на то, что
повстречается на пути человек, сам спешащий им навстречу...
...Так вот, друзья, жил на свете один король. Конечно, он был и мудрым, и справедливым, и даже добрым и
дальновидным. Безусловно, его любили подданные и уважали соседи. И семья у него была чудесная. Словом,
все хорошо. Казалось бы, если все так прекрасно, зачем вообще что-либо рассказывать о таком благопо-
лучном короле и государстве? Ведь гораздо интереснее слушать истории о тех, у кого сначала было все
плохо, а потом все стало хорошо.
Не торопитесь, друзья. Была у короля одна печаль. О ней долгое время не знал никто, даже королева. Дело в
том, что король был на редкость улыбчивым человеком. Никто никогда не видел его в мрачном
расположении духа. С улыбкой и легкостью он решал сложнейшие государственные вопросы, у него всегда
было множество идей по обустройству жизни в государстве. Все были уверены, что нет на свете такой
задачи, которую бы не решил их король.
Вы спрашиваете, так в чем же состояла печаль короля? Надо же, как вам не терпится узнать о его
трудностях! Думаете, король тайно был влюблен в пастушку и мечтал на ней жениться? Ошибаетесь,
друзья. Печаль короля была намного серьезней. Что только он не пытался с ней сделать! Но никак не мог
ее прогнать.
В глубине души король был невероятно несчастен оттого, что скучал. Скука, серая и липкая, уже давно
владела всем его существом. Вы мне не верите? Спрашиваете, по кому он скучал? Он не по кому и не по
чему не скучал. Он просто скучал. Все, что его окружало, казалось ему невероятно скучным,
предсказуемым, понятным, серым.
По выражению лиц близких, придворных и послов он легко предугадывал, что они ему скажут, о чем
попросят. И он находил решение даже еще до того, как некто произносил первую фразу приветствия.
Словом, не было для короля ни одной государственной или личной проблемы, разрешая которую он бы
порадовался трудности задачи. Так бедный король страдал от скуки.
Вы спрашиваете, как же у него получалось при этом удерживать на своем лице неизменную улыбку? Ах,
друзья, это требует отдельной истории.
Дело в том, что, когда король был еще не королем, а совсем юным принцем, а точнее, на его пятый день
рождения, прибыл известный волшебник. Король-отец решил воспользоваться удачей и попросить для сына
волшебный подарок.
Волшебник долго смотрел на короля, а потом сказал:
— Ваше Величество, сколько я живу на свете, но еще ни разу не видел, чтобы с помощью волшебства люди
надолго становились счастливыми! Только счастье, добытое собственным трудом, остается с человеком
на всю жизнь.
— Ну что вы такое говорите, мудрейший, — рассмеялся король, — вы сегодня как-то мрачно настроены! А
у нас ведь праздник! Улыбнитесь! Улыбка ведь и мудрецам, и монархам к лицу!
— Вы говорите — улыбка и монархам к лицу? — переспросил волшебник. — Так вот вам мой волшебный
подарок! Я дарю вашему августейшему сыну улыбку, которая никогда не сойдет с его лица!
— Как вы добры, мудрейший! Какой прелестный подарок! — захлопала в ладоши королева-мать. — Ваше
Высочество, подойдите скорее к вашей матушке! Я хочу получше рассмотреть подаренную вам волшебную
улыбку!
Маленький принц подбежал к матери. Его волшебная улыбка была такой лучезарной, что королева даже
прослезилась и, забыв про этикет, немедленно расцеловала сына.
Так-то, друзья. С тех пор улыбка не сходила с его лица. Вот вы уже и сочувствуете ему, говорите, что у
него, должно быть, болели мышцы лица. Нет, друзья, у короля ничего не болело, ведь улыбка эта была
волшебной. Но если бы вы знали, как проклинал он ее. Ведь она не соответствовала его внутреннему
состоянию, не отражала движений его чувств и мыслей. Для всех окружающих волшебная улыбка была
приятной и желанной. Кроме того, она не давала королю произносить грубых слов и делать резкие
движения. Словом, для всех он был чудо-королем. А вот для себя...
Король мечтал, что когда-нибудь волшебник вновь посетит его замок. И тогда он вернет тому постылый
подарок. Но... волшебник не появлялся, и никто не знал, где его искать.
Наконец скука стала такой невыносимой, что королю пришлось передать страну своему старшему сыну,
распрощаться со всеми и отправиться в путь. «Может, дорога рассеет скуку, а может, она приведет
меня к волшебнику?» — думал король.
Дорога немного помогла королю, хотя и не баловала его большим разнообразием. Действительно, что
нового он мог увидеть? Солнце все так же вставало и садилось, люди все так же имели по одной голове,
паре рук и ног. Летом трава неизменно зеленела, а зимой выпадал снег. Люди решали одни и те же
проблемы, посвящая этому все свое свободное время. Скука...
И все же, друзья, не будем недооценивать магию дороги! Она обязательно подарит нечто удивительное!
— Эй, скучный человек с улыбкой на лице! — услышал как-то король, огляделся, но никого не увидел.
— А вот я сейчас тебя дубиной огрею! Ты тоже улыбаться будешь?
— Да кто тут? — рассердился король, естественно, не переставая улыбаться.
— Ты вырос, твое величество, ну, здравствуй. — Из чащи леса выходил к королю волшебник, опираясь на
посох. — Не признал? Вот как, дарителя забыл, а подарочком пользуешься!
— Так это ты подарил мне волшебную улыбку? — Король хотел бы добавить «будь она неладна», но не
смог. — За что ж ты меня так наказал? Я вроде тебе ничего дурного не сделал!
— Почему же — «наказал»?! Разве улыбкой, да еще волшебной, наказывают?
— Может, других и нет, но для меня улыбка — наказание, — сокрушался король. — Все дела легко решаю, с
людьми лажу, никто даже обидеть по-настоящему меня не может — улыбка мешает, всего вдоволь в
государстве, и пожалеть нечего.
— Бедный, бедный король! — покачал головой волшебник. — Вот ты мне сейчас о счастье рассказываешь, а
несчастьем его называешь.
— Забери ты свой подарок, будь добр! — взмолился король.
— Да как же я могу подарок свой обратно забрать?! Ведь подарки — не отдарки! — развел руками
волшебник.
— Что же мне делать теперь?!
— Батюшку своего поблагодари, это он для тебя волшебного счастья попросил. Хотел, чтобы все у тебя в
жизни хорошо было.
— Да в жизни у меня все действительно хорошо, только внутри пусто — скука там поселилась.
— Как же пусто, когда там скука живет? — рассмеялся волшебник. — Не пусто, а занято. Пора бы уже
тебе выгнать эту квартирантку с постоя.
— Я бы рад, но как — не знаю, — грустно улыбаясь, сказал король.
— В наслаждении красотой найдешь ты исцеление, — тихо произнес волшебник. — Прогони скуку и посели
внутри себя радость, тогда волшебная улыбка будет отражать истину.
— Скажи только, как это сделать! Научи меня!
— Я не смогу тебя этому научить. Я ведь вообще не учитель, — сказал волшебник.
— Что же мне делать?
— Учись у облаков, — посоветовал волшебник и растаял.
И что, скажите, делать бедному королю? Вы слышали когда-нибудь, чтобы кто-то учился у облаков?
Король посмотрел на небо. Был ясный солнечный день, и лишь парочка маленьких облачков неторопливо
дрейфовала по небу. «Ну и что? Что в них особенного? Чему я могу у них научиться?» — думал король.
Между тем на небе решительно ничего интересного не происходило. От одного облачка отделился
небольшой хвост, а другое чуточку поменяло форму. «Может, облаков маловато? — догадался король. —
Поеду-ка я туда, где большая облачность». И направил он своего коня на север. Теперь король ехал,
постоянно поднимая голову к небу. Ему не хотелось пропустить скопление облаков.
Постепенно он научился наблюдать за облаками. Он отметил, что они находятся в постоянном движении,
вечно меняются их образ, очертания и настроение. Каждое мгновение обновляет их, и всего лишь за
несколько минут они становятся неузнаваемыми.
Наконец король понял, что ему не нужно куда-то специально ехать, чтобы найти особенные облака. Он
часто спешивался и подолгу лежал на спине, наблюдая за игрой облаков. Над ним проплавали воздушные
корабли, секунда — и он уже видел горную гряду, а через мгновение становился свидетелем битвы
драконов. «Нет на земле прекрасней театра, чем театр облаков!» — думал король, завороженно созерцая
очередное представление.
Восходы, закаты, сумерки, грозовые тучи и великолепные радуги создавали великолепные декорации; игра
света и тени, формы и величины разогревала воображение. Король отмечал, что не может предугадать
ни единого поворота сюжета в спектакле небесного театра. Каждый блик, всякий переход формы был
непредсказуем и ни разу не повторялся.
И вот король ощутил, что скука ушла. Просто так, без боя, без боли, без сотрясания воздуха. Там, где
есть созерцание красоты, места скуке не остается. Сердце короля наполнилось искренней тихой
радостью. Он вдруг ощутил, как динамично все вокруг. То, что прежде казалось неизменным, вдруг
запульсировало особенным ритмом, наполнилось тайным движением. «Весь мир как облака, он постоянно
меняется, только я этого прежде не замечал, видел лишь внешнюю статику, но не внутреннее движение»,
— догадался король. И волна радости захлестнула его, и он, впервые в жизни залился веселым,
беззаботным, детским смехом.
Он смеялся, а облака проплывали над ним, ежесекундно изменяясь. Он смеялся, а листья тихонько
танцевали с ветром. Он смеялся, а ручей торопился на встречу с рекой. Он смеялся, и мир улыбался ему в
ответ, не прекращая своего движения.
Круговорот многообразных траекторий движения, существующих в мире, открылся ему. И с улыбкой он
выбрал свой Путь, повернув коня к дому...
Мир, как внешний, так и внутренний, находится в постоянном движении. Если не хватает
событий внешних, можно изучать события внутренние. Все есть приключение.
Безусловно, если человек переживает «кризис архетипа Купца»23, ему сложно так сразу, с
одной сказки, переориентировать свой взгляд на жизнь. Но... собственно, сказочники
никуда и не торопятся. Всему свое время. Если научиться видеть жизнь не поверхностно,
а глубоко, постигая спектр многочисленных взаимосвязей явлений, места для скуки не
останется. А для обучения глубокому и тонкому восприятию жизни требуется время...
23
Чаще всего, по нашим наблюдениям, такой «кризис архетипа Купца» случается у подростков и представителей
среднего возраста.

Поговорим о втором сценарии Урока архетипа Купца. Как происходит постижение


«оборотной стороны» игры? Герой, в характере которого ярко представлены черты этого
архетипа, старается не связывать себя обязательствами, глубокими отношениями, чтобы
быть легким на подъем. Его зовет дорога, приключение, ему некогда размышлять о
тонкостях человеческих чувств. Поэтому он может, сам не желая этого, обидеть близкого,
подав ложную надежду. Или проигнорировать движение чувств того, кто имеет иной
внутренний ритм и характер. Так Буратино смеется над чувствами Пьеро, Остап Бендер не
вникает в тонкости внутренних переживаний Паниковского или Козлевича. Карлсон
исчезает, когда Малыш поверил в возможность его знакомства с родителями. Толстяк не
думает о том, какую боль он причиняет своему маленькому другу, для него это «пустяки,
дело житейское».
Сюжет Урока может развернуться драматично. Из-за невнимательности, легкомыслия,
безответственности героя страдает его друг или возлюбленная. И тут герой понимает, что
жизнь — это не просто игра. Он осознает собственную невнимательность и небрежность в
отношениях, изменяется и употребляет весь свой комбинаторный потенциал, чтобы
исправить положение.
А что происходит с характером героя (и человека), если архетип Купца представлен в нем
слабо? Этот герой будет «слишком серьезным», «загруженным», угрюмым, ригидным,
унылым. Ведь данный мужской архетип формирует внутри нас особенный ритм
искрящейся легкости, креативности. Когда человеку не хватает силы архетипа Купца,
сказкотерапевт рекомендует ему читать побольше веселых историй, а также сказки
Льюиса Кэрролла, Эдуарда Успенского и Евгения Клюева.
Архетип Философа
В этом архетипе заключена удивительная по своей красоте Сила Познания. Она ведет
героя по дороге познания истины; помогает ему обобщить, систематизировать
собственный опыт приобретения знаний; дает возможности для передачи информации
другим людям.
Сила этого архетипа питает мышление, мотивацию к обучению и познанию нового, а
также формирует стремление обучать других.
На высоком эволюционном уровне архетип Философа формирует определенный тип
героев — это мудрецы, старцы, волшебники, Учителя. Словом те, кто оказывают герою
помощь, обучают его, страхуют.
Средний эволюционный уровень этого архетипа открывает перед нами героев, задающих
вопросы и стремящихся найти ответы. Откуда? Почему? Зачем? Почему именно так, а не
иначе? Чтобы найти ответы, герой отправляется в путь. Он любознателен, открыт к
притоку новых знаний; готов добывать новые знания, особенно если это потребует от него
подвига. Главное, он активно учится. Он Ученик.
Низкий эволюционный уровень архетипа Философа можно охарактеризовать простой
формулой: «Я и так все знаю!» Герою лень учиться, он полагает, что уже приобрел
необходимый ему минимум знаний о мире, все уже объяснил, все понял и познал. Он
склонен больше развлекать себя, чем познавать. Эдакое состояние сознания «из-
балованного ребенка». Когда ему говорят, что нужно учиться, он легко отвечает: «А, да
все это ерунда! Зачем вообще нужно это учение?!» Назовем этот тип героя Болваном.
Когда мы видим, что ребенок не желает учиться, ничем не интересуется, мышление его
вяло и лениво, — самое время начать рассказывать ему истории, развивающие силу
архетипа Философа. Застревать в состоянии Болвана никак нельзя! Чтобы вывести
Болвана из его достаточно крепкой позиции, должна сложиться ситуация, благодаря
которой он на собственном опыте убедится в том, что имеющихся знаний ему
недостаточно. Вспомните хотя бы старый мультфильм «В стране невыученных уроков».
Рабочая фабула сказок, предназначенных для эволюции Болвана, проста:
1. Описание индивидуальных особенностей Болвана. Здесь важны красочность и
достаточная узнаваемость, допустим и гротеск.
2. Трудности. Герой попадает в ситуацию, где от него требуются знания, от которых он
отказывался прежде, не желая учиться. Допустим, он не хотел изучать математику,
утверждая, что «для нормальной жизни» и так «считать умеет». Теперь он оказывается в
ситуации, когда именно знания по математике могут спасти ему жизнь. Например,
единственным оружием против неуязвимого дракона может быть лишь уравнение с
квадратным корнем. Решишь его — вырвешь у дракона его силу. Тут герой попадает
впросак — как решать такие уравнения, он не знает. Главное, эту часть сюжета сказки
описать как можно более эмоционально и драматично. Здесь происходит существенное
«нагнетание напряжения»: ограничивается время выполнения задачи, создаются
многочисленные помехи.
3. Активное обучение. У героя, наконец, появляется яркая мотивация к тому, чтобы
учиться, закрыть «пробелы» в собственных знаниях. Ведь из-за них сейчас его жизни
угрожает реальная опасность. Он ищет, у кого можно научиться, прилежно выполняет все
задания, торопится все узнать. Наконец, справляется с заданием, преодолевает трудности.
4. Преображение героя. Испытание не прошло даром для героя. Он изменился: приобрел
привычку учиться и тягу к знаниям. Он приходит к простым выводам о том, что знает
очень мало, а в мире много интересного, непонятного, важного.
Основная задача таких историй — перевести героя из позиции Болвана в позицию
Ученика. Это сказки для маленьких.
Следующий уровень работы с архетипом Философа: развитие позиции Ученика. Здесь нам
помогут притчи, независимо от того, какой культуре они принадлежат. Любая притча —
приглашение к изучению определенного жизненного явления, обмену мнениями, тонкими
знаниями и опытом. Такую работу важно начинать с подросткового возраста.
Основную конструкцию сюжета «рабочих притч» задают отношения в системе
«Учитель—Ученик». Учитель — мудрый, тонкий, провоцирующий представитель высоко-
го эволюционного уровня архетипа Философа. Ученик — ищущий, сомневающийся,
создающий собственные интеллектуальные интерпретации происходящего вокруг.
Причем чаще всего выводы Ученика ошибочны. Учитель изящно показывает это Ученику,
используя простые и доступные его пониманию примеры.
Одну из таких историй позвольте рассказать прямо сейчас24.
24
«Сказка о Божьей Коровке» принадлежит перу автора этой книги.

Рассказывают, будто жил в одном уединенном месте мудрый старец. Никто, даже местные старожилы,
не помнили, откуда люди знают о нем и где он живет. Говорили, что путь к нему открыт не во все дни
года. Да чего там скрывать, на самом деле, дорога к старцу была попросту неизвестна. Однако ходили
истории о смельчаках, которые якобы находили путь к старцу, но имена этих путников были неизвестны,
да и сами они никому не встречались. Словом, слухами земля полнится. Так бы она и полнилась только
слухами да вымыслами, если бы однажды не произошла одна правдивая история...
Жил неподалеку от этих мест один крестьянин. И вроде неплохо жил, да не было мира в его душе. Не давал
ему покоя один вопрос: есть ли на свете Бог. Действительно, если Он существует, то почему допускает
падеж скота, наводнения, пожары, нашествия саранчи? Почему дозволяет свершаться человеческому
беззаконию? Отчего не наказывает сразу злобливых, завистливых и корыстолюбцев? Почему допускает к
власти разбойников и предает поруганию смиренных сердцем?
И надо сказать, так вопрос этот жег нашего героя изнутри, так распирало его от чувства
несправедливости, что, несмотря на природную осторожность и недоверчивость, стал он
прислушиваться к глупым байкам односельчан о мудром старце, якобы живущем где-то в уединенном
месте. Не то чтобы он доверял этим историям. И Боже упаси, поверил в действительное существование
старца. Но закралась к нему в голову мысль, прямо скажем, в крестьянском хозяйстве вредная.
А пришло ему на ум вот что: оставить хозяйство свое, на время, разумеется, да пойти отыскать путь к
старцу этому. Пусть мудрец прямо ему скажет, всю правду в лицо выскажет, чтобы не жгли нутро
вопросы вредные.
Долго собирался он, готовился, распоряжения по хозяйству оставлял. Да только семья, провожая его,
такой вой подняла, что не выдержал наш герой торжественности момента и побежал куда глаза глядят.
Ох и злился же он! И на несправедливость вокруг процветающую, и на домашних глупых, и на кочки
неудобные. Пробовал прямую дорогу прокладывать, а она, вредная, все равно по-своему петлять
умудрялась! Как тут не злиться?!
Может, это и странно, да только полезен был ему этот внутренний жар. Злость, да и азарт (чего тут
скрывать?) питали его силы, и потому он шел, не зная усталости. Но старца не находил. И казалось ему,
что сама несправедливость мира строит ему козни, запутывает дорогу, испытывает его терпение.
Чувствовал наш герой, что обязан сразиться со всеми несовершенствами мира разом, будто именно они
бросили ему вызов, пригласили на поединок. Герой наш уверился в том, что победит, коли выживет, не
будет сломлен тяготами и разочарованиями пути. Он победит, если найдет дорогу к старцу, и другим ее
покажет.
— Врешь, живым не возьмешь! — кричал он, грозя кулаками кому-то невидимому и многоликому.
Время шло, злость и азарт его источились. А быть может, и силы иссякли. В отчаянии опустился он на
землю, долго смотрел перед собой невидящими глазами. Очнулся он от щекотки — по его руке ползла
божья коровка. Она старательно и торопливо перебирала своими крохотными ножками, стремясь вверх, к
плечу нашего героя. Он хотел было стряхнуть непрошеную гостью, но передумал. Легкое щекотание
божьей коровки вызвало у него улыбку. Он терпеливо ожидал момента, когда насекомое доберется до
своей цели, расправит крылышки и взлетит. Этот момент ему почему-то непременно хотелось не
пропустить.
Однако на половине пути божья коровка отчего-то передумала взлетать с его плеча и поползла совсем в
другую сторону, пожелав исследовать его спину.
— Эй, ты куда?! Так мы не договаривались! — рассмеялся наш герой, стараясь вывернуть голову так,
чтобы увидеть непоследовательное насекомое.
— Это с кем ты уже успел договориться? И о чем? — услышал вдруг наш герой чей-то тихий голос.
— Кто здесь?!
— Кто здесь? — переспросил тот же голос. — Вот ты мне и ответь: кто здесь?
— Ты кто? — поправился наш герой.
— Нет, сначала ответь, кто здесь? — настаивал голос.
— Я и со мной еще Божья Коровка, — растерянно ответил наш герой.
— Ну, здравствуй, Я, и здравствуй, Божья Коровка! — приветствовал их голос. — А теперь отвечайте
каждый сам за себя: зачем вы здесь?
— Как это — зачем?! — еще больше растерялся наш герой. — Я хожу везде и мудрого старца ищу, что
ответы на все вопросы знает.
— Я не спрашивал тебя, что ты делаешь, я спросил: зачем ты здесь? — строго поправил героя голос.
— А пусть тогда сначала Божья Коровка ответит! — нашелся наш герой.
— Так она уже ответила, — сказал голос.
— Ну и зачем она здесь? — перешел в наступление наш герой.
— Ты что же, еще и глухой?! — удивился голос. — Что слепой, это я давно заметил: ходишь, дорогу не
видишь, злобу кругом раскидываешь. Я уже несколько дней за тобой хожу да прибираюсь. Ох уж и работы
ты мне прибавил! И слезы у твоей семьи утирай, злобу, зависть и гордыню, повсюду раскиданные, убирай!
Ну, отвечай живо: зачем ты здесь?
— Затем, чтобы тебе помогать, — ответил смущенный Герой.
— Вот, опять все перепутал! Не мне помогать надо, а себе! — посетовал голос.
— Ну, ежели мне помогать надо, тогда расскажи, как мне старца мудрого найти? — осмелел наш герой.
— Вот когда все камни злобы, зависти и гордыни соберешь, в одну кучу уложишь, и в песок перемелешь,
тогда и путь тебе откроется! — сказал голос.
— Да о каких таких камнях речь-то идет?! Нет же ничего вокруг! — отчаялся наш герой.
— Как это нет?! Ты глаза-то открой — вон, на камнях этих ты сидишь, а Коровка Божья путь из этого
каменного царства ищет!
Смотрел-смотрел Герой. Вроде лес кругом: деревья, трава, мох на земле, нет нигде тех камней, о которых
голос говорит. Тут Божья Коровка, раз — и на нос к нему перелетела, крылышки свои расправила. И увидел
он сквозь крылышки эти, что вместо леса вокруг него горы уродливых камней высятся. Да от каждого
камня темные струйки дыма вверх поднимаются, к людям тянутся, вокруг них вьюном увиваются. Люди
от этого злобными становятся, и злоба их темный дым умножает, на камни опадает, еще больше и
уродливее их делает.
Жутко стало Герою, зажмурил он глаза, головою затряс. А когда вновь глаза открыл — все пропало. Нет
ни камней, ни дыма, ни людей. Только лес кругом, да перед ним старец стоит и смеется.
— Что за наваждение? — удивился наш герой. — Неужто ты тот, кого я давно разыскивал?
— Уж не знаю, кого ты разыскивал, а я все время с тобою рядом был, — ответил старец знакомым тихим
голосом.
— Выходит, я зря дорогу к тебе искал?
— Выходит, зря, — вздохнул старичок.
— Так ведь вопрос у меня к тебе, да такой, что жизни мне не давал, — вспомнил Герой.
— Ну так давай, задавай его! — рассмеялся старец.
— Забыл! — растерялся наш герой.
— Стало быть, не вопрос тебе жить-то не давал...
— А что же?
— Да сам ты себе жизни и не давал. Вон, погляди, что Бог тебе дал: и семью здоровую, и землю
плодородную. Только живи, трудись и радуйся!
— Так злопыхатели, завистники не дают! — возмутился наш герой.
— Какие злопыхатели, какие завистники?! — удивился старец. — Посмотри-ка на них еще разок!
Тут увидел наш герой, как лес вокруг него растаял и снова он посреди мрачной каменной пустыни оказался.
Да не один. Тут все его знакомые: и соседи-злопыхатели, и наместник с мытарем, да и семья его. Все —
окутанные кольцами едкого дыма, от камней исходящего. Каждый пытается от дыма заслониться,
прикрыться одеждой другого, да только облако еще больше разрастается, и пыльные воронки образуются.
Слов не разобрать, лишь какое-то чавканье и хрюканье слышится.
Откашлялся Герой от едкого дыма, глаза протер и на старца смотрит.
— Что смотришь? Увидел, что делается? — строго старец спрашивает.
— Увидел! Да как же такое Господь допускает?!
— А при чем же тут Господь? — удивился старец. — Это все — человеческое. Сами люди каменные
пустыни создают, потом их едким дымом питаются, да друг друга травят.
— Так что же Господь не исправит все то, что люди наделали?!
— Исправит, говоришь? — усмехнулся старец. — Что ж, смотри на исправления эти.
И вновь лес растаял, и в каменной пустыне герой наш очутился. Видит он, будто два изображения
накладываются друг на друга. На одном — каменная пустыня, мощным водным потоком и огнем раз-
рушаемая. На другом изображении — люди от наводнения, пожара и нашествия саранчи плачут. Стонут,
слезы друг другу утирают, последним делятся. И видит наш герой, что нет на людях того едкого
каменного дыма, все водным потоком да огнем очищено...
Глаза он протер, прийти в себя не может.
— Что это такое? — старца спрашивает.
— Так ты же про «исправления» спрашивал. Вот он, ответ твой. Господь все восстанавливает, что люди
натворили, да только людям это не шибко нравится...
— А по-другому нельзя?
— Отчего ж нельзя?! Можно! Если каждый свои камни злобы найдет да в песок измельчит, не будет ни
пустыни этой каменной, ни дыма едкого.
— Да не будет такого никогда! — махнул рукой герой наш. — Люди и камней-то этих не видят!
— Но ты же увидел, хоть и не сразу, — тихо сказал старец.
— Так что же я один могу сделать?! Как мне в этом едком дыму собственные камни дробить, когда люди
норовят мне еще и свои подкинуть? — вздохнул наш герой.
— Вот это и есть тот вопрос, ради которого ты меня разыскивал, — улыбнулся старец.
— Так ты дашь мне ответ? — тихо спросил Герой.
— А где ж твоя гостья, Божья Коровка? — вместо ответа поинтересовался старец и, увидев ее,
пригласил: — Ну-ка, лети ко мне, садись на ладонь.
Наблюдал Герой за полетом Божьей Коровки — оторваться не мог. Как красиво, как легко летит, как с
потоками воздуха дружит!
— А теперь глаза протри и смотри внимательно, — сказал старец.
И вновь разглядел Герой пустыню каменную и едкий дым от камней ощутил. И видит он, как летит через
пустыню Божья Коровка, а за ней светлый след остается. И след этот светлый преградой для дыма
становится, не может он через нее ввысь прорваться. Приходится дыму назад к камням возвращаться, по
пустыне стелиться, уплотняться.
Летала Божья Коровка над каменной пустыней вперед и назад без устали. И видится Герою, будто бы над
камнями светлые провода натянуты. Дым же, к камням придавленный, уплотняется все больше и сам в
острейшие ножи превращается. И стали ножи эти резать камни на множество мелких кусочков. Так
каменная пустыня и едкий дым, от нее исходящий, сами себя уничтожали.
А сверху, с проводов светлых Божьей Коровкой натянутых, миллионы светящихся искорок опускаться
начали. Раздробили они остатки черных камней и в блестящий песок превратили. И кажется Герою, что
длилось это целую вечность, хотя всего несколько мгновений пробежало. Смотрит он — и вместо
каменной пустыни уже золотой пляж раскинулся, шум прибоя неподалеку слышен, и по песку Божья
Коровка к нему ползет. Опустился Герой на колени, палец свой Божьей Коровке протянул. Та забралась на
него, оперлась на задние лапки, а передние друг о друга потирает. И чудится Герою, будто подмигивает
ему гостья его.
— Ну что, видел? Все разглядел? — старец Героя спрашивает.
— Вроде все разглядел, и малого не пропустил, но ничего не понял, — признался Герой. — Так в чем же
ответ твой состоит?
— Да ни в чем, — улыбнулся старец.
— Как же так?!
— А вот так! — пожал плечами старец. — Божья Коровка существо подвижное. Не может она долго без
дела сидеть. Если не будет она ползать, летать, передвигаться, то и жить не сможет. Даже если
недобрый человек ее в банку посадит или камнем придавит, если тельце ее невредимым останется, она все
равно выберется и полетит. Инстинкт жизни в ней силен. Не мыслит она ни о предназначении своем, ни о
том, что другие делают и как живут. Она просто летит и след светлый за собой оставляет. Ну а что
следы эти делают, ты сам только что видел. Не важно ей, где летать — над пустыней каменной или над
лугом цветущим. Где бы она след ни оставила, он всегда до пустыни каменной доберется и чудо невидимое
свершится. Ну а коли она над полями, садами да озерами летать станет, так мир еще краше будет.
Потому и зовется она не простой коровкой, а Божьей.
— Да, красиво это, конечно, — медленно проговорил Герой, — да только хорошо Божьей Коровке, мыслить
ей не надо. А мне-то что с думами делать?
— Ну, коли думы свои постоянно камнями из пустыни мрачной загружать, да кроме собственных, еще и у
чужих взаймы брать, тогда, конечно, жизни не будет, — рассмеялся старец. — Пора бы тебе и свое, и
заемное в прах превратить.
— Хорошо тебе советы давать, ведь ты среди людей не живешь!
— А где ж я, по-твоему, живу?!
— Да в месте каком-то святом, уединенном, которое я бы никогда не нашел, если бы ты сам ко мне не
вышел!
— Вот ведь люди горазды глупые сказки складывать! — усмехнулся старец. — Только ты меня, милый, не
выдавай. Не говори людям, что я среди них живу. Только дом мой увидеть не всем дано. Лишь те, кто
научились жить просто, своих камней не умножая да чужих взаймы не беря, часто ко мне на чаек
захаживают. Ладно, прощай, дома увидимся, — сказал старец и исчез.
Огляделся Герой по сторонам — надивиться не может. Как же так: все кругом ему незнакомо и знакомо
одновременно. Разве бывает такое? Вроде он в лесу этом впервые, а знает, куда тропинки выведут. Вот
одна, к примеру, точно к озеру бежит. И точно — на берег озера Герой вышел, глянул в свое отражение —
узнал и не узнал себя. Ожидал он увидеть себя в старой рваной крестьянской одежде, а на нем камзол
бархатный и шляпа с перьями оказались! Да в руках ружье дорогое в придачу. Как такое возможно?
Заметил тут он Божью Коровку на своем рукаве, снял перчатку и посадил ее себе на палец. Так и пошли
они вместе — Божья Коровка никуда улетать не собиралась.
Ценность таких историй в том, что сказкотерапевт может вложить в уста Учителя все, что
необходимо сказать клиенту. Герой сказки, а не психолог объясняет человеку смысл
волнующих его явлений и процессов. В таком формате передача информации
ненавязчива. Если клиенту потребуется, сказкотерапевт может прокомментировать слова
Учителя. Но лучше, если клиент потрудится поразмыслить над ними самостоятельно, а
потом поделится этим со сказкотерапевтом. Все же мы работаем с архетипом Философа
— здесь самостоятельные размышления активно приветствуются!
Начинающим сказкотерапевтам, которые затрудняются сочинять подобные «рабочие
сказки» самостоятельно, мы рекомендуем пользоваться известными притчами. Сегодня
они доступны и недостатка в них нет.
Фактически сейчас мы с вами разобрали Вызов, зашифрованный в архетипе Философа. Он
приглашает героя к познанию. Если ты пребываешь в состоянии Болвана, потрудись
встать на путь Ученика, и тогда найдется Учитель для тебя. И быть может, наступит
момент, когда и ты станешь Учителем... Как знать?.. Во всяком случае, путь — открыт.
Перейдем к Уроку, заложенному в архетипе Философа? Он зашифрован в старой
поговорке: «На всякого мудреца довольно простоты».
Если говорить о реальных людях, в структуре маскулинности которых ярко представлен
архетип Философа, то они переживают «кризис собственной теории». Жизнь
«подбрасывает» им факты, которые не только не укладываются в их теоретические
представления, но и опровергают их. Так случается, когда философ, теоретик, ученый
закрывается от притока новой информации, начинает мыслить косно. Все свои силы
направляет на защиту теории, но не на ее дополнение и обновление. Вспомните Охотника
из «Обыкновенного чуда» Е. Шварца. Он уже давно перестал охотиться и сосредоточился
на получении дипломов, подтверждающих, что он достойный охотник.
Кстати, Урок архетипа Философа проходят многие родители в процессе воспитания
собственных детей. Тупик. Непонятно, что делать, куда двигаться. Все средства воз-
действия на ребенка закончились, знания исчерпались. Но это заблуждение. Просто
ситуация изменилась, появилась новая информация о ребенке, которая была проигно-
рирована, неучтена или неверно истолкована. Ведь жизнь постоянно предлагает
родителям «задачки»: у взрослеющего ребенка возникают увлечения, которых у
родителей не было; или мотивация, родительскому пониманию непонятная.
В работе с Уроком архетипа Философа помогают истории, в основе которых также лежат
отношения «Учитель—Ученик». Только теперь испытанию подвергается не Ученик, как в
прошлом типе историй, а сам Учитель.
Другими словами, когда мы работаем с Вызовом архетипа Философа, испытанию
подвергается Ученик. Когда же нам предстоит работа с Уроком данного архетипа, ис-
пытанию подвергается Учитель.
Рабочая фабула сказок с шифром Урока архетипа Философа такова.
1. Учитель—Ученик. Живут на свете Учитель и его Ученик. Не важно, чему обучается
Ученик, главное, что он любит дело, которое изучает, и стремится в нем преуспеть.
Между Учителем и Учеником бывают разные ситуации. Иногда Учитель наказывает
Ученика, иногда награждает за заслуги, создает провокационные ситуации. Словом, идет
обычная жизнь. Ученик набирается опыта и мастерства.
2. Сложный заказ. К Учителю поступает очень сложный и важный заказ от чрезвычайно
высокопоставленного заказчика, которому невозможно отказать. Причем выполнить его
необходимо в нереально кратчайшие сроки. Учитель начинает суетиться. Он отстраняет
Ученика от заказа — так как дело, на его взгляд, слишком ответственное.
3. Ошибка Учителя. Учитель допускает ошибку в расчетах или в чем-либо ином. Из-за
этого результат получается не тем, на который он рассчитывал. Учитель в панике, он
теряет все добрые приметы высокого эволюционного уровня архетипа Философа.
4. Открытие Ученика. Отстраненный от работы Ученик «из любви к искусству»
параллельно с Учителем также пробовал выполнить заказ. Он не волновался и не
торопился. Ему открылась некая новая информация о том, как можно сделать этот заказ
более эффективно и качественно. Он пытался поделиться этой информацией с Учителем,
но тот был слишком увлечен своим делом, чтобы адекватно отреагировать и учесть ее.
5. Прозрение Учителя и совместная работа. Ученик вновь доносит до Учителя свое
открытие. В состоянии безвыходности Учитель оказывается более восприимчивым к
новой информации. Но вначале все же относится к ней с известной долей скепсиса. Уче-
ник доказывает и показывает, как можно сделать важный заказ, не сорвав сроки и
качество. Учитель прозревает, понимает свою ошибку, принимает идеи Ученика. Вместе
они завершают дело. Учитель признает, что можно учиться и у собственного Ученика.
Произошедшее укрепляет и Учителя, и Ученика.
Урок этого архетипа можно сформулировать и так: «Все мы — вечные Ученики». И
родители, и учителя, и философы, и теоретики, и практики, и... Почему бы родителям не
поучиться у собственных детей? Чему? Чтобы ответить на этот вопрос, тоже требуется
труд — труд Ученика...
Непросто говорить тайном шифре архетипа Философа обычными словами. Поэтому
позвольте закончить этот разговор еще одной притчей. Она лучше всего иллюстрирует
общение в системе «Учитель—Ученик». В этой истории есть начало, но конец условен.
Ибо в архетипе Философа зашифрован особый стиль жизни — ЖИЗНИ КАК ОБУЧЕНИЯ,
ЖИЗНИ КАК ДОРОГИ...
Все началось с того, как один человек спросил у Бога:
— Что для Тебя сто тысяч лет?
— Одна минутка.
— А что для Тебя сто тысяч золотых?
— Медный грош.
— Так дай же мне этот грош!
— Подожди минутку...
Так вот... Рассказывают, шли как-то по дороге двое: Учитель и Ученик. Путь их пролегал через тенистые
сады и располагал к беседе.
— Мастер, скажи, можно ли назвать жадным человека, который путает понятия «много» и «мало»? —
вдруг спросил Ученик.
— Что ты имеешь в виду?
— У меня есть брат, который выращивает отменные сливы. Много лет подряд у него покупает плоды
один торговец и платит всегда один золотой за ящик. Это очень небольшая цена, но торговец всякий раз
плачет, что мой брат берет с него очень дорого.
— Ну что ж, его можно понять, все люди желают сохранить свои деньги, — ответил Учитель, — но при
чем тут путаница в понятиях?
— А дело вот в чем. Мне известно, что торговец этот продает сливы повару местного шейха и берет с
того десять золотых за ящик. При этом он всякий раз плачет, что продешевил. Ну скажи, Учитель, разве
последователен он? Ведь капитал его умножился в десять раз! О чем тут плакать?!
— Просто он привык сокрушаться...
— Разве возможно приобрести такую привычку?!
— Это как раз очень легко, если он хотя бы раз прикоснулся к чаше своих желаний. Тот, кто сделал это,
обречен плакать о том, что чаша его желаний никак не наполнится, — печально сказал Учитель.
— А что это за чаша желаний? Ты мне прежде ничего о ней не рассказывал.
— Потому что и говорить о ней незачем, сколько ни говори, все равно не наполнишь. Скажу лишь, что
жажда ее наполнения отупляет и отнимает у человека все, что он имеет. Он может положить туда
миллион мешков золота, и даже всю свою жизнь, но полнее она от этого не станет.
— И как же избежать этой чаши? Ничего не желать?! Но возможно ли это? — сомневался Ученик.
— Вместо ответа позволь рассказать тебе одну историю, — сказал Мастер, пригласил своего Ученика
присесть у ручья и начал свой рассказ...
«Жил да был один крестьянин, звали его Йосаку. Не было у него своего поля, своего дома. Он ходил от
деревни к деревне и помогал крестьянам выращивать урожай за кусок хлеба и мизерную плату. Юноша
терпеливо сносил все невзгоды и благодарил Будду за то, что он дает ему возможность зарабатывать
свой хлеб.
Однажды ночью Будда явился юноше в золотом сиянии. И сказал Будда: «Ты удивительный человек,
Йосаку, ты живешь в бедности и довольствуешься малым. Ты много работаешь и не просишь лишнего.
Встань завтра с первыми лучами солнца. Первое, что ты возьмешь в руки, принесет тебе счастье». Сказав
это, Будда исчез, будто его и не было.
Наутро Йосаку, как обычно, отправился на работу. Споткнувшись о камень, Йосаку упал и сильно ушибся.
Когда он встал, то заметил, что сжимает в руке соломенный стебель. «Сомневаюсь, что это то самое,
что Будда посоветовал мне взять в руки. И как же это соломенный стебель принесет мне счастье?» —
подумал юноша.
Откуда ни возьмись, появился огромный слепень. Он стал жужжать и кружиться вокруг лица юноши.
Йосаку поймал слепня и привязал его к концу соломенного стебля и слепень продолжал жужжать и
кружиться вокруг стебля, как заводная игрушка. Мальчик, встретившийся на его пути, захотел поиграть с
этой забавной игрушкой, и Йосаку с легким сердцем подарил ребенку соломенный стебель. За эту игрушку
слуга мальчика дал ему три апельсина. «Чудесно! Целых три апельсина за соломенный стебелек!» —
подумал Йосаку и пошел дальше.
Вскоре он нагнал женщину, присевшую на обочине дороги.
— Ох как жарко, — сказала женщина, — я умираю от жажды...
— Если эти три апельсина спасут вас, пожалуйста, возьмите их! — сказал добрый юноша.
Женщина съела их, и силы вернулись к ней. Она поблагодарила Йосаку за спасенье и подарила ему рулон
шелка.
«Этот дорогой рулон шелка уж точно — подарок Будды!» — сказал себе Йосаку и продолжил путь. Вскоре
на его пути встретились два самурая, стоящие над лошадью, которая упала от жары и усталости. «Ну
что нам делать с этой дохлятиной?» — спросил самурай. Йосаку пожалел лошадь и обратился к самураям:
«Господа самураи, не обменяете ли вы эту несчастную лошадь на превосходный рулон шелка?»
Самураи с радостью согласились и, взяв дорогую ткань, пошли прочь.
— Несладко тебе пришлось, — сказал Йосаку лошади.
Он напоил ее, дал ей отдохнуть, и лошадь вскоре снова встала на ноги.
Йосаку оседлал лошадь и вскоре достиг окраины города. Он оказался возле большого дома, хозяин которого
собирался в дальнюю дорогу. Йосаку рассказал хозяину дома о своем чудесном путешествии и спросил, не
купит ли хозяин у него лошадь для своей поездки.
Хозяин подумал и сказал: «Я был бы рад купить у тебя лошадь, но сейчас у меня нет денег. Я бы мог
отдать тебе часть урожая по возвращении, а ты пока поживешь в моем доме и присмотришь за
хозяйством...» Так Йосаку достались и дом, и часть урожая. Юноша был счастлив. Он наконец-то
почувствовал себя настоящим хозяином и трудился не покладая рук.
Йосаку вырастил прекрасный урожай риса. Когда пришло время, и хозяин вернулся из поездки, он увидел,
что его старый дом вычищен и сверкает, как новая монета. Обрадованный хозяин сказал: «Йосаку, я вижу,
ты очень хороший человек. Почему бы тебе не жениться на моей дочери и не остаться в нашем доме
навсегда?»
Йосаку с радостью согласился. Он женился на дочери хозяина, и они жили долго и счастливо. У них было
много детей. Он продолжал много работать, как и раньше, и стал очень богатым человеком. Йосаку
всегда помогал беднякам. За его доброту все в городе называли его «Господин Соломинка».
— Да, занятная история, — протянул Ученик. — Но я не понял, Мастер, как связана она с чашей желаний и
путаницей в понятиях «много» и «мало»?
— Дорога, друг мой, приносит множество даров и открывает всякий раз новые возможности. Большие
состояния складываются постепенно. Нередко, все начинается с «соломенного стебля». Дорого ли за него
заплатил Йосаку? Думаешь, он ничего не платил? Ошибаешься — он внес свою плату, ведь он упал и сильно
ударился. Ты говоришь, он не платил денег. Но у всех ценностей своя цена. Но те, кто всюду таскают за
собой чашу своих желаний, не желают знать этого, боятся отдать много или, наоборот, продешевить.
Так и живут в вечном страхе, упуская возможности. Приходит срок, и остается им лишь только
сетовать на судьбу и плакать об опущенных возможностях, — ответил Учитель.
— Так что, Учитель, получается, нет жадных, есть лишь одержимые страхом? Тот торговец, что
казался мне жадным, просто боится быть обманутым?
— Тот, кто часто обманывал сам, всегда боится быть обманутым, — сказал Учитель. — Ну что, друг
мой, дорога зовет нас, ответим на ее призыв и двинемся дальше. Выброси ты из головы этого торговца,
что наполняет чашу своих желаний лишь страхом. Его жажда долго не будет утолена. А что до нас с
тобой — ручей с чистой водой как раз рядом. Не желаешь ли напиться перед дорогой?
Архетип Монаха
Это особенный мужской архетип. В нем заключена подлинная мужская тайна. Право, не
знаю, достойно ли с моей стороны раскрывать ее перед многими... Но, раз сказано первое
слово, требуется произнести и последующие... Позвольте через сказку.
Жил однажды чудак — он потерял «главное». Он был очень богат и имел все из вещей, что человек может
себе только пожелать; и тем не менее у него не было чего-то, чего он даже и назвать не мог. Он так
много мог, он почти все смел; но он не знал такого, к чему можно стремиться, и жизнь казалась ему
бессмысленной и мертвой. Ничто не радовало его, и постепенно его богатство становилось для него
непосильным бременем. Тогда он пошел к старой бабуле, которая пестовала свою древнюю мудрость в
пещере дремлющей огненной горы, и рассказал ей о своей беде. «Отправляйся в большой мир, — сказала ему
старуха, — ищи пропавшее; твое несчастье велико — тебе не хватает главного; и пока ты его не найдешь,
жизнь для тебя будет бедой и пыткой». И несчастный отправился на поиски25...

25
Сказка приведена Иваном Ильиным в эссе «Главное» из цикла «Дорога к свету».

Подлинная мужская тайна заключается в обретении Смысла Жизни, великой Святыни для
мира внутреннего, духовного.
Пять архетипов, что мы уже рассмотрели, дают герою инструменты и силу для
преобразования мира внешнего, внешней территории. Архетип Воина помогает расши-
рять свою внешнюю территорию; архетип Монарха — управлять ею. Архетип
Крестьянина позволяет укреплять свою территорию, творчески заботиться о ней. Архетип
Купца — обновлять собственный взгляд на имеющееся, открывать новое, строить
отношения между территориями, принадлежащими разным владельцам. Архетип
Философа — познавать свою территорию и расширять ее за счет познания.
В архетипе Монаха заключены принципиально иные инструменты и силы — они
предназначены и направлены на территорию внутреннюю. Ах как это странно, не-
привычно и даже опасно заглядывать внутрь себя! Тем более если «глаз настроен» на
постижение, управление и преобразование внешнего...
А если внутри — ничего нет? А если там все же есть нечто, но оно неприятно? Врага
внешнего победить можно, а если он внутри тебя? Вот и получается, что внешнее уже
приведено в «нормальное состояние», а «главного» нет. Оттого и смысла во внешнем нет
тоже...
Один из великих наших соотечественников, Иван Ильин, говорил об этом так:
«Душевно-духовные органы, которые призваны найти святыню и восславить ее, как бы
поражены параличом. Он смотрит в мир, и не видит в нем ничего Божественного и
Святого; так и в истории, в своих ближних и в себе самом. То, что он видит, — это как бы
мир без солнца. Так он и носит в себе мировоззрение без солнечного света: холодную
тьму, ужасную бездну, где мертвая машина продолжает стучаться в вечность. Со-
временный «просвещенный» человек ведет, таким образом, скверную жизнь. В нем
погасло пламя сердца. Ему недостает энергии убеждения, порыва духовной страсти, без
которых в мировой истории не свершалось ничего великого. Он слишком умен, чтобы
быть цельным. Он слишком образован, чтобы неизменно во что-то верить. Он слишком
скептичен, чтобы стать сильным. Он слишком слаб, чтобы следовать Богу. Тогда как
действительно непобедимая и неиссякаемая сила вливается в человека из
Святыни»26.
26
Ильин И. Книга раздумий и тихих созерцаний. М.: Альфа-принт, 2008. ,

Архетип Монаха ведет героя к обретению внутри себя этой Святыни, этого великого и
непостижимого «главного». И если случится герою прикоснуться к этому Источнику, то
жизнь его навеки будет наполнена Смыслом Подлинным, непреходящим, внутренним.
Непросто герою искать Святыню внутри себя. Оттого-то и отправляется он на подвиг
внешний. Например, на поиски Грааля. Почему бы и нет? Смысл можно обрести и в
движении к ускользающему результату. И мечта стоит того, чтобы на нее положить
жизнь... Правда, все внешние движения, преобразования, поиски суть действия других
мужских архетипов, но не архетипа Монаха.
Великая мужская тайна, зашифрованная в архетипе Монаха, заключается в
обретении и постижении Бога. И у каждого героя, у каждого мужчины это происходит
по-своему.
В патриархальном обществе на мужчине лежит ответственная и сакральная миссия:
пропускать через себя и претворять в жизни Волю Божью. Этим занимались шаманы и
жрецы, вожди и философы, цари и пророки, главы родов, великие поэты, музыканты,
художники, ученые. В одиночестве они принимали Откровение и передавали Его
согражданам, возлюбленным, детям, ученикам. Тем не всегда нравилось содержание
Откровения — ведь нередко Оно требовало от людей самоограничений, перестройки
уклада жизни, а также дисциплины и труда. Но великие пророки были усердны и
последовательны в претворении Воли Божией в жизнь людей. И она менялась.
Здесь, друзья, важно понять разницу между тем, как работают архетипы Философа и
Монаха. Архетип Философа дает герою инструменты для самостоятельного познания
мира, других людей и самого себя. В архетипе Монаха заключена принципиально иная
сила, основанная на способности и стремлении открываться Откровению Божьему.
Откровение есть Откровение. Его можно только принять и выполнить, что положено. Его
не нужно анализировать, задавать вопросы, а тем более сомневаться.
Благодаря действию архетипа Монаха, внутри героя пробуждается и активно развивается
удивительный духовный рецептор, настроенный на принятие ИНФОРМАЦИИ СВЫШЕ.
Не нужно думать, что такой духовный рецептор есть только у посвященных, высоко
духовных людей. Он имеется у всех. Архетип есть архетип — его действие проявляется
повсеместно. Но КАЧЕСТВО принимаемой информации зависит от эволюционного
состояния героя, человека. Пророкам дается одно Откровение, а простым людям — иное.
Иногда от обычного человека, без образования, или даже ребенка можно услышать нечто
такое, что заставляет невольно воскликнуть: «Откуда ты это знаешь?!» А нам в ответ
звучит уверенно-иррациональное: «Просто знаю, и все!»
«Просто знаю — и все!» — на этом иррационально-духовном доверии Откровению
основана формула архетипа Монаха. Она выглядит так:
«Я Это Знаю; я в Это Верю; я Этому Служу; я не могу иначе».
Эта формула и есть «главное» в жизни героя, в жизни мужчины. Если эти слова вызвали у
вас, дорогой читатель, скептическую улыбку, я оговорюсь: речь идет о том, как ДОЛЖНО
БЫТЬ.
Все положительные герои сказок, легенд, мифов, более поздних литературных
произведений, все истинно великие люди, жившие на Земле, — все они шли по жизни и
вершили славные дела, одухотворяемые этой формулой. Кто-то отдавал себе в этом отчет,
кто-то действовал интуитивно. Но все они ощущали над собой Божественное
Водительство и — «не могли иначе».
Приносила ли эта сокровенная формула им богатство, власть, почести и прочие «радости
жизни»? Редко. Да и не зашифрована потребность в мирских благах в архетипе Монаха.
Более того, этот архетип формирует в герое щедрость, непривязанность к земному
благополучию. К примеру, известна история о святом Серафиме Вырицком. Этот великий
старец в миру был успешным предпринимателем. Как-то, возвращаясь домой, он
столкнулся лицом к лицу с человеком, только что обворовавшим его жилище. Стал ли он
обличать преступника? Нет, старец помог вору погрузить вещи и отправил его с миром.
Кроме непривязанности к мирскому, в архетипе Монаха заложена потребность в
одиночестве. Подумайте, возможно ли Откровение в компании, пусть даже и близких по
духу людей? Общение с Богом на уровне Откровения всегда есть Тайна.
В большинстве сказок, легенд, мифов герой — один. Это одиночество Ведомого Богом.
От этого одиночества никогда не страдают, им, наоборот, вдохновляются. В кельи
одинокого множество дверей в Любовь.
Другая сила, заложенная в архетипе Монаха и переданная герою, — это сила
самоограничения и самодисциплины. Герой учится говорить «нет» своим слабостям. Ведь
невозможно предаваться всем желаниям, побуждениям и страстям, — это путь
перерождения человека в похотливое животное. «Жить означает выбирать; тот, кому при-
ходится выбирать, должен уметь отказываться. Никакое созидательное начало
невозможно без внутренней цензуры, то есть без избирательного НЕТ», — писал И.
Ильин. Герой сказки, мифа дорого платит за потакание своим слабостям. Захотелось
вздремнуть, расслабиться? Позволил себе это? Получи предательство. Потянуло предаться
соблазну? Тогда не удивляйся, что это стало причиной беды.
Не стоит думать, что сила само-, ограничения и самодисциплины лишает героя простых
человеческих радостей. Это заблуждение, чрезвычайно далекое от истины. Сила архетипа
Монаха отвергает все злое, мелочное, фальшивое, уродливое, неверное, низкое, но
сохраняет и утверждает святое, существенное, подлинно любимое и важное. Это сила
пробуждается и начинает работать постепенно, по мере формирования системы
ценностей.
Эта сила необходима, чтобы герой НЕ ЗАГРЯЗНЯЛ свой канал Откровения. Даже
чистейшая вода, если ее пустить по грязным, старым, ржавым трубам, будет выливаться
из крана в стакан противной мутной жидкостью. Чтобы принимать Откровение,
внутренние «трубы» героя должны быть чистыми. Главный чистильщик «труб» — сила
самоограничения и самодисциплины.
Мы не станем обсуждать эволюционные уровни этого архетипа. Смысла нет. Механизм
прост: растет эволюционный уровень — усложняется и утончается Качество Откровения.
Вызов архетипа Монаха — «ищи главное в своей жизни!». Как найдешь, так служи ему
верой и правдой.
Так, даже «условно неверующие» мужчины, вдохновленные некой идеей, служат ей всей
душой. Для них это — главное, в этом — смысл.
Здесь я позволю себе маленькое отступление в сторону женщин. По опыту клиентской
практики я знаю, что некоторые женщины мечтают, чтобы их возлюбленные уделяли им
больше внимания, а еще лучше — видели в них смысл своей жизни(!). Но как можно
назвать мужчину, который видит СМЫСЛ СВОЕЙ ЖИЗНИ в другом человеке, пусть даже
в любимой женщине? От Смысла зависит ВСЯ жизнь человека. Если мужчина видит
смысл своей жизни в женщине, он от нее зависит ПОЛНОСТЬЮ. А когда одно живое
существо полностью зависит от другого — это называется паразитизмом. Получается, что
мужчину, который видит смысл своей жизни в женщине (пусть и любимой), можно
назвать паразитом. Вы шокированы? Тогда пройдитесь по этой логической цепочке вновь.
Простите, что пришлось вас разочаровать.
Подлинный смысл мужской жизни всегда лежит выше плоскости других людей, пусть и
горячо им любимых. Этот смысл всегда связан с Откровением, Надличностным. Качество
Откровения зависит от эволюционного уровня самого человека.
Урок архетипа Монаха в том, чтобы пережить «кризис веры». Еще это можно назвать
«трезвением» — крушением иллюзий и заблуждений относительно самых важных
аспектов внутренней жизни. Так бывает, когда источник Откровения был не
Божественного происхождения, а земного. Откровение приходило от другого человека,
системы представлений, принятых в социуме, и пр. Например, человек входил в секту и
воспринимал за откровения слова ее адептов. Потом прозрел, «отрезвился», пережил
«кризис веры». Или трагический пример из нашей истории: несколько поколений
советских людей имели в качестве «откровения» мечту о коммунизме. Нужно ли ком-
ментировать ситуацию трезвения?!
Урок нужен для того, чтобы от настоящего Источника Откровения отпало все ложное,
наносное. Ибо истинное Откровение возможно лишь из одного источника — Бога. Среди
подлинных героев и подлинно великих людей нет атеистов.
Как происходит практическая работа с архетипом Монаха в Комплексной
Сказкотерапии©? Само по себе понимание назначения и ценности этого сакрального
мужского арх етипа помогает нам более тонко создавать образ героя, привносить в его
историю испытания на силу воли, способность к самоограничению. Кроме того, в
хорошей сказке всегда ощущается незримое присутствие Высшей Силы, которой ведом
герой.
Все тонкие силы архетипа Монаха развиваются в процессе духовно-религиозного
воспитания ребенка. В этом случае важным инструментом являются рассказы о жизни
святых людей. Кстати, многие жизнеописания похожи на сказки.
Итак, архетип Монаха действует внутри героя скрыто, побуждая, прежде всего, действия
внутренние. Внешнее действие, формируемое этим архетипом, — это молитва. Архетип
Монаха оттачивает характер, придает внутреннему содержанию личности героя
достойную форму.
Архетип Слуги (Раба)
Вот мы и подошли с вами к архетипу, наименование которого многим не очень нравится.
Действительно, негоже настоящему герою быть слугою, а тем более рабом. Но позвольте,
а как же быть с многочисленными героями сказок, легенд и мифов, которые отличались на
царской службе? И можно ли вычеркнуть из списка великих Эзопа, который, волею
судьбы, был рабом?
Архетип Слуги хранит в себе мужскую силу, необходимую для социальной адаптации.
Социум организован по принципу пирамиды: низший подчиняется вышестоящему с
должным смирением и принятием. Причем здесь речь идет о смирении и принятии воли
людей, обладающих большей властью и возможностями, нежели ты.
Для мужчины важно чувство принадлежности к определенной (желательно сильной)
общественной группе. Неслучайно так популярно объединяться в партии, союзы,
ассоциации, сбиваться в кланы, стаи, группировки, банды. Всегда во главе такого
«объединения настоящих мужчин» стоит сильный Хозяин. Вот кому надо служить и
хочется служить, смиряя свою волю и выполняя чужую.
Архетип Слуги формирует в герое активное стремление служить Хозяину. «А не
отправиться ли мне на царскую службу, авось там пригожусь», — думает Иван. Он сам
еще слабо представляет, чего хочет. Ему нужен покровитель, служба которому поможет
познать, кто он есть на самом деле. Да, Хозяин дает порою странные, сложные задания, но
Иван справляется, и его мужская сила увеличивается. Вот она, парадоксальная формула
этого архетипа: исполнение чужой воли помогает познать и укрепить собственную
силу.
Понятно, что все хорошо в меру. Если мужчина всю жизнь будет следовать ритму лишь
этого архетипа, вряд ли он познает собственное мужское естество полностью. Но, с
другой стороны, ритм архетипа Слуги удобен для социальной жизни: «Не надо думать —
с нами тот, кто думает за нас!»
«Скажи мне, что и как надо делать, — я сделаю!» — говорят некоторые. Вроде на первый
взгляд можно диагностировать у такого человека яркую выраженность архетипа Слуги.
Но это не совсем так. Рассуждая об этом архетипе, не стоит путать архетипическую силу
Слуги и примитивный инфантилизм.
Царь дает поручение Ивану кратко: «Добудь мне моло-дильные яблоки!» или: «Пойди
туда, не знаю куда, принеси то, не знаю, что!». Заметьте, он не говорит Ивану, ГДЕ и КАК
достать яблоки и прочее. Никаких технологий исполнения задания. Путь выполнения
задания, технологию герой формирует САМ. И в этой его самостоятельности — ресурс
развития мужской силы.
Если мужчине неизменно говорить, ЧТО делать и КАК следует это делать, ГДЕ и КОГДА,
— он так и останется в роли «механического исполнителя». В этой роли мало ресурса для
развития, но большой ресурс для усиления общего отупения и инфантилизма.
Царь вызывает Ивана, дает ему задание. Иван идет восвояси и думу думает, что ж ему,
бедному, теперь делать, видно извести его собрался царь, коли такие задания дает! И
спасибо огромное царю за эти задачки неразрешимые. Благодаря их сложности Иван
выкладывается полностью, на что он в настоящий момент способен. Вот почему, сочиняя
мужские сказки, сказкотерапевт «вредничает» — не дает герою поблажек, придумывает
сложнейшие задания. Пусть герой показывает максимум, на что способен. В архетипе
Слуги много силы. Кроме того, у героя сил и от других архетипов сил предостаточно,
плюс помощники волшебные. Словом, ресурсов довольно.
Кстати, волшебные помощники чрезвычайно редко что-либо делают ЗА героя (в отличие
от помощи героиням-женщинам). Они приходят на выручку лишь в тех случаях, когда
герой САМ сделал все, что мог.
Ключевая ценность, зашифрованная в архетипе Слуги, — ВЕРНОСТЬ, ПРЕДАННОСТЬ.
Ах, как печалятся сегодня многие работодатели о том, что маловато в их сотрудниках
«корпоративной лояльности»! Прошу прощения, но «корпоративная лояльность» — не
русская ценность. В нашей культуре принята другая категория — преданность. Основной
ресурс Хозяина — преданные люди. «Мой человек», «верный человек», «это преданный
мне, проверенный человек», — так говорят о достойных слугах. Унизительны ли такие
определения?! Ни в коем случае! Наоборот, почетны.
Верных награждают, предателей ликвидируют. Простой закон мужского мира.
Вот мы и подошли к сакральному шифру архетипа Слуги: чтобы быть кому-то верным,
нужно его уметь любить. Конечно, требовать любви от кого-то нельзя, а вот требовать
корпоративной лояльности можно.
Чтобы быть верным, нужно иметь чистое сердце и обладать глубиной характера. Пустым
и завистливым людям верность просто «не удастся». Да и «корпоративная лояльность»
под силу им лишь на непродолжительное время.
Потому так ценны верные люди, верные слуги. Потому настоящий Хозяин бережет их и
грамотно награждает. Не «заваливает» благодеяниями и почестями — это лишь
развращает. А награждает по достоинству и в соответствии с индивидуальными
ожиданиями. Да, это очень сложно. Но мы сейчас рассуждаем об эталонах, зашифро-
ванных в сказках. Говорим о том, как должно быть.
Когда царь не ценит своего слугу, вместо награды за службу выдает ему тяжкое
испытание — герой освобождается от клятвы верности своему хозяину. Вы помните, что
далее происходит с царем? Он либо погибает, либо лишается престола в пользу героя.
Почему? Потому что царь нарушил негласное «соглашение о верности»: если слуга верен
хозяину, то и хозяин также хранит верность слуге.
Так работает архетип Слуги — всех «заставляет» служить друг другу. Слуга служит
господину, господин служит мотиватором слуге, их союз основан на взаимной верности и
механизме «взаимной награды». «Взаимная награда» работает так: слуга награждает
господина результатом своей работы, господин награждает слугу почестями. Все красиво.
Духовный механизм архетипа Слуги чрезвычайно тонок: достойные люди служат
друг другу, пребывая в разных ролях (хозяин-слуга), а вместе они служат Богу.
Так задумано. Но задуманное часто нарушается как одной стороной, так и другой. В
сказках и мифах много предупреждений о том, к чему это приводит. Но многим людям
этого, конечно, мало...
Архетип Слуги лежит в основе укрепления внутреннего стержня героя. Проходя через
различные ситуации, испытания и приключения, герой учится верности в ее
многочисленных проявлениях. Верности слову, верности возлюбленной, верности
учителю, верности хозяину, верности делу, родине и так далее. Дело в том, что верность
основана на силе воли. Слабовольному не под силу соблюдение верности. Укрепляется
воля героя, мужчины, укрепляется и его верность.
Параллельно с верностью складываются представления о чести. Можно ли представить
себе героя без «кодекса чести»?! И все эти высокие ценности зашифрованы в архетипе
Слуги!
Это мы с вами обсуждали высокий эволюционный уровень данного архетипа. Теперь
спустимся чуть ниже. На среднем эволюционном уровне перед нам герой
«колеблющийся». Он и служить готов, и верность хранить. Но «подлые» вопросы так и
грызут его изнутри: а достаточно ли меня уважают, чтобы я был таким усердным? А что я
получу за эту работу? А не обделяет ли меня хозяин? А не слишком я много выкладыва-
юсь за эти сомнительные награды? А пожалуй, другие меньше делают, получают больше!
Урок героя среднего эволюционного уровня в том, чтобы понять: все, что он делает,
нужно прежде всего ЕМУ САМОМУ, а уже потом — его хозяину. Предвижу ваши
возражения: а к чему самому Ивану молодильные яблоки, за которыми его отправляет
царь?! Конечно, молодильные яблоки Ивану ни к чему, он и так юн и пригож. Но задание,
работа САМА ПО СЕБЕ — для него благо. Герой без дела мается.
Поэтому наш герой должен «подлые» вопросы от себя гнать, а задания царские
выполнять. Через это он не только приобретает опыт, знания, но и ПРЕОДОЛЕВАЕТ
собственные слабость и малодушие.
На низком эволюционном уровне герой служить вовсе не желает. Он мотивирует это чем
угодно: «правами человека», «нарушением свободы личности». На самом деле, имеют
место банальные лень и инфантилизм, отсутствие силы воли, паразитизм и
потребительство. Такому герою сложнее всего, потому что ему придется себя
ЗАСТАВИТЬ служить, ЗАСТАВИТЬ работать. Если он этого не сделает сознательно сам,
за него это сделают внешние обстоятельства. Он лишится самого необходимого (крова,
дохода, еды и питья) и отправится в услужение на кабальных условиях. Вот какой сюжет
развернется в сказке. Причем ради того, чтобы герой научился смиряться, работать «на
Хозяина», развил в себе силу воли, верность, честь. А без этих качеств, — какой он
мужчина?!
Итак, Вызов архетипа Слуги таков: развивай в себе силу воли, верность, стремление
служить другому, ближнему своему.
Урок же архетипа Слуги тонок: учись грамотно распоряжаться своей свободой. Каково
же это, после стольких лет службы выйти на пенсию и не знать, чем заняться? Каково
спортсмену, привыкшему к тому, что вся его жизнь подчинена жесткому внешнему
расписанию, оказаться «на воле», без графика тренировок? И теперь это — навсегда!
Каково это — потерять любимого Хозяина? Урок данного архетипа многообразен по
внешним проявлениям.
Чтобы пройти Урок, герою нужно научиться САМОМУ строить свою жизнь. Самому
думать, планировать, формировать для себя задания. Другими словами, теперь Хозяин из
внешнего мира должен переместиться в мир внутренний. Кто этот ВНУТРЕННИЙ
ХОЗЯИН? Та сакральная сущность героя, подлинная его личность, что ведет его по
жизни. Так «кризис свободы» лечится познанием самого себя.
В сюжете сказки он проявляется так. Герой неожиданно (потому что Уроки приходят
всегда неожиданно, даже если читатель их давно уже узрел и спрогнозировал) теряет
Хозяина, которому служил много лет верой и правдой. Он в кризисе, не знает, что ему
теперь делать, куда путь держать. Наконец, либо он сам приходит к такой мысли, либо
ему подсказывают, что неплохо бы понять, а что ты можешь сам по себе. Кто ты таков:
что любишь, куда путь держишь, к чему стремишься. После размышлений герой
понимает, что ему очень близки ценности его Хозяина, и он готов продолжать его дело,
стать его Наследником.
Другой вариант развития сюжета: после размышлений герой вспоминает детскую мечту и
принимает решение осуществить ее. Детская мечта, разумеется, связана с некой
созидательной деятельностью, весьма удаленной от той, чем он занимался по воле
Хозяина. Например, герой был оруженосцем воина, а детская его мечта — сажать цветы.
В финале истории он занимается любимым делом, к которому всегда стремилась его
душа. И такая возможность — его награда за верную службу.
Архетип Слуги в сказке может действовать открыто и скрыто. Открытое действие
формирует завязку сюжета истории — герой по своей или чужой воле попадает в услу-
жение к некому Хозяину. Скрытое действие архетипа Слуги укрепляет внутренний
стержень героя: через развитие силы воли, верности; представлений о чести, достоинстве.
Получается, что архетипы Монаха и Слуги тонко, исподволь формируют духовный базис
характера героя, мужчины, укрепляют его систему ценностей, и— внутренних
ограничений. Из этого складывается «кодекс чести» настоящего Героя.
Мы рассмотрели с вами семь граней мужественности, семь мужских архетипов. Внутри
нас, и мужчин, и женщин, все они присутствуют. Причем каждый на своем эволюционном
уровне. Вызовы и Уроки разных архетипов пересекаются в событийных вихрях, поэтому
нелегко сразу выделить и четко назвать происходящее. Здесь нет путаницы — есть
действие разнонаправленных сил, стимулирующих наше развитие.
Каждый мужской архетип способен породить немало сюжетов сказок. И мы с вами уже
имеем в своем методическом портфеле несколько «рабочих фабул». Пришла пора
двигаться дальше и рассмотреть архетипические мужские сюжеты— семь древних
«предначертаний», следуя которым герой может изменить собственное эволюционное
состояние. Приобрести силу определенной мужской ДУХОВНО-СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ.

Часть третья.
Шифр мужских сюжетов
Мужские архетипы помогли нам постичь и описать основные содержания мужских,
социальных сил. Герою же необходимо интегрировать внутри себя действие этих сил и
проявить их вовне, то есть ПРИМЕНИТЬ. В этом круговороте интеграции и движения к
результату рождаются мужские сюжеты.
Мужской архетипический сюжет — это закономерная последовательность
событий, проходя которую герой интегрирует внутри себя архетипические мужские
силы в соответствии со своей личной задачей и переходит в новое
духовно-социальное состояние. Наша задача — расшифровать скрытый смысл пос-
ледовательности событий, заданной сказкой.
Возникает вопрос: можно ли изменить древний сюжет? Неужели так и следовать мужчине
этой предопределенности?!
Однако не стоит думать, что предопределенность ограничивает свободу выбора героя.
Наоборот, древний сюжет передает ТЕХНОЛОГИЮ движения к результату, предо-
ставляет «список испытаний» ЗАРАНЕЕ. Что может быть полезнее для мужчины?!
Предупрежден — значит, отчасти подготовлен.
Мы рассмотрим семь мужских архетипических сюжетов. Нередко в судьбе мужчины (и
женщины) они действуют одновременно в разных плоскостях жизни. Когда возникает
трудная ситуация (а это всегда либо Вызов, либо Урок, либо Ловушка, как мы с вами уже
знаем), важно понять, «откуда она родом». То есть какой сюжет активно проявился в ней.
Почему все семь мужских сюжетов могут действовать одновременно? Потому что ВСЕ
СЕМЬ духовно-социальных состояний, к которым они приводят, важны для мужчины.
Настоящему герою необходимо стать и Главой Рода, и Мастером, и Победителем, и
Прозорливым, Поющим Сердцем, Странником и Партнером. При этом одно или два
духовно-социальных состояния станут системообразующими, стержневыми в его «узоре
судьбы». Но это не означает, что остальные состояния потеряют свою актуальность.
Напротив, они укрепят доминирующее, стержневое состояние.
Например, ключевая задача, то есть Предназначение героя, — стать Главой Рода. Это
духовно-социальное состояние должно стать у него стержневым. Ключевыми ценностями
будут ценности архетипов Крестьянина и Монарха: семья, потомство, порядок,
процветание, ответственность за Род, землю, страну. Но чтобы стать истинным Главой
Рода, герой должен быть и Мастером своего дела, и уметь побеждать врагов, обладать
прозорливостью и Поющим Сердцем, тонко ощущать собственный Путь и грамотно
расставлять людей по своим местам в родовой системе. Вот и получается, что все мужские
эволюционные состояния важны СРАЗУ. Согласитесь, непросто родиться героем!
Допустим, Предназначение героя — стать Победителем, разить врагов, не зная
поражений. Что ж, это сложнейшее служение. Но разве герой не должен оставить свое
качественное семя для продолжения рода (Глава Рода)? Разве он может не быть Мастером
боевого искусства (Мастер)? Чтобы предугадывать замыслы врага или выявлять
предателей, разве не должен он стать Прозорливым? И как может герой защищать
невинных, если у него не будет Поющего Сердца? Сможет ли он выдерживать
колоссальные нагрузки, если внутри у него не будет состояния Странника? Что касается
состояния Партнера, конечно, Победитель может обойтись и без него... Но, с другой сто-
роны, не всегда же он будет воевать в одиночку?!
Человек целостен, развитие одной архетипической силы, «подтягивает» за собою и
другие. Открывшийся путь к одному духовно-социальному состоянию, откроет пути и к
другим. Главное — движение.
Путь героя, путь мужчины редко бывает гладким. За каждым поворотом дороги
скрывается новое, опасное для жизни испытание, ловушка, урок. Герой пребывает в по-
стоянном напряжении. Но именно этот неизменный тонус помогает ему задействовать
свой актуальный жизненный максимум и — умножить его.
Умножается личная сила — увеличивается личное влияние. Увеличивается личное
влияние — возрастают социальные возможности. Возрастают социальные возможности —
меняется жизнь. Ради этой цепочки герой отправляется в путь.
Ну а если ему ничего не надо, у него и так все есть? Зачем куда-то ходить, терпеть
лишения ради сомнительного результата?
Такая постановка вопроса — не для настоящего героя. Да, он может не проявлять
активных стремлений до определенного момента (как Илья Муромец, например). Но здесь
есть особая мудрость Предназначения, которая гласит: «Всему свое время!» Пришло
время, появились и его вестники — калеки перехожие — и призвали Илью Муромца на
подвиг.
Если герой — инфантильный лентяй, в сказке ему обязательно будут предоставлены
возможности для изменения. Коли он отвергнет испытания и станет продолжать
«инфантильно лентяйничать», жизнь отнимет у него то, за что он держится. Конечно, не
сразу. Но — закономерно.
Так человек, привыкший жить в «полсилы», потреблять и паразитировать на других,
неизбежно начнет разрушаться. К сожалению, увлекая за собою и тех, кто с ним близко
связан... Вот почему так важны мужские истории в процессе воспитания мальчиков.
Формулы движения героя к цели, символические шифры Вызовов, Уроков и Ловушек
должны быть познаны в раннем детстве и отрочестве. Благодаря этому формируется
особая ГОТОВНОСТЬ К МУЖСКОЙ ЖИЗНИ. Собственно, ради этого мы и затеяли с
вами наш «мужской разговор».
Сюжет первый — «Отчий дом»
Композиция этого сюжета проста. Всего четыре узловые точки:
1. Рождение героя.
2. Расставание с родным домом по разным причинам.
3. Приключения. Приобретение опыта. Накопление силы в испытаниях.
4. Возвращение домой. Принятие героя Родом как нового Главы.
Примеров историй с этим сюжетом множество. Перечислим лишь некоторые из них:
история Эдипа, «Птичий язык», «Незнайка», «Сивка-Бурка», притча о Блудном Сыне,
«Три царства: медное, серебряное и золотое».
Несмотря на видимую простоту ключевых событий, это мужской сюжет полон
драматизма. В каждой узловой точке скрываются и Вызовы, и Ловушки, и Уроки.
Начнем с рождения героя. Само по себе появление на свет может быть связано с
трудностями и препятствиями, трагическими пророчествами или родительскими обетами.
Нередко герои рождаются, будучи изначально нежеланными одним из родителей. Словом,
в сказках далеко не безоблачно. Собственно, как и в обычной жизни.
Но герой рождается вопреки всем препятствующим ему волеизъявлениям! Почему?
Потому что у него есть СВОЯ особенная миссия на свете. Его ЛИЧНАЯ ЗАДАЧА жизни
обладает такой силой, что ломает на пути все преграды.
Сила личной жизненной задачи проявляется с рождения и ведет героя дорогами всех
семи архетипических сюжетов. Собственно, для героя главное — родиться.
Сила личной жизненной задачи помогает герою выживать в самых невероятных условиях.
Эта сила дана ему для движения по Своему Пути. Если он не станет делать этого (выбор
есть всегда!), эта мощнейшая созидательная сила постепенно разрушит его.
Возьмите, к примеру, Геракла. Не стал бы он подвиги совершать, а пожелал бы вместо
этого лежать под оливковым деревом, нежиться на солнышке, предаваться исключительно
праздности и разврату. Его сила позволила бы ему вести такой образ жизни. Хотя,
конечно, даже странно допускать такое... Но все же, к чему бы это привело? К безумию.
Тем более что к припадкам безумия этот герой был склонен.
Путь Геракла — это путь к эволюционному состоянию Победителя. Побеждать он начал с
колыбели — первые враги, обе ядовитые змеи, были им задушены.
Итак, сила личной жизненной задачи будет вести героя, охранять и направлять его. В
данном сюжете сила личной жизненной задачи направлена на достижение духовно-соци-
ального состояния ГЛАВЫ РОДА. А что это значит? Какие испытания готовит?
В первую очередь — реальную угрозу жизни со стороны отца. Вам это кажется странным?
Парадоксально, но так.
Как эта угроза шифруется в сказке? Например, так. Царь пребывает в пути и не знает того,
что жена его на сносях(!). По дороге царь нарушает порядок на территории некоего
могущественного существа. Не по злому умыслу, просто так складываются
обстоятельства. Захотелось, к примеру, царю водицы из озерца испить без разрешения
водяного — хозяин его за бороду поймал и потребовал отдать ему то, чего он у себя дома
не знает. Царь, конечно, с легкостью обещает — чего же он может у себя дома не знать?!
Наивному монарху невдомек, что у него может появиться наследник. Фактически отец
продает, предает собственного сына за свой проступок. Сын должен будет оплатить
оплошность отца. А говорят, дети не отвечают за грехи своих родителей! Еще как
отвечают — в сказке об этом между строк написано.
В результате сын рождается уже с обременением — ему предстоит расплатиться не за
свой грех, а за отцовский. А чем? Трудом или, может быть, жизнью? Вот она, реальная
угроза жизни, пришедшая к герою со стороны отца. Конечно, не хотел отец этого. Он же
не знал, что так получится. Но — незнание не освобождает от ответственности.
Посмотрим с вами еще глубже. Потенциальная угроза жизни так и остается угрозой. Но
она не существует сама по себе. Она — часть ОТЦОВСКОГО НАСЛЕДСТВА.
Это очень важное понятие в данном архетипическом сюжете. Глава Рода — это в первую
очередь НАСЛЕДНИК своего отца. Или матери — если в сказке нет отца, мать одна
воспитывает сына. Мы с вами живем в патриархальном обществе, поэтому наследство со
стороны отца — важнейший фактор формирования личности героя, личности мужчины.
Что входит в понятие отцовского наследства? Конечно, не только деньги, движимое и
недвижимое имущество, люди, связи, но и опыт, сила достойных поступков и пятна
недостойных. И конечно же, долги перед другими. В этом архетипическом сюжете сын
непременно отвечает по обязательствам отца.
Можно подумать, что это несправедливо. Если отец «накуролесил», оставил после себя
множество открытых обязательств, при чем тут его сын?! Давайте расшифруем то, что
написано в сказке: «Хочешь продолжить свой род, отдать свое семя женщине, чтобы
она выносила и родила тебе ребенка? Веди достойную, зрелую жизнь, будь осторожен
в обязательствах, ибо если ты по ним не расплатишься, то это бремя ляжет на
твоего наследника».
Сурово? Вполне. Дело в том, что само по себе ЖЕЛАНИЕ ИМЕТЬ НАСЛЕДНИКА
является мощным фактором, дисциплинирующим мужчину. Во всяком случае, так
задумано и зашифровано в сказках. Другое дело, что немногие сегодняшние молодые
мужчины, отдавая женщине семя, заботятся о том, какое наследство они передают
будущему ребенку. И эта отцовская безответственность несет прямую угрозу жизни
потомства.
Но не стоит думать, что эта проблема лишь нынешней жизни. Раз такая ситуация
зашифрована в сказках, значит, она была всегда. И пока не решена. Может, оттого, что
информация так долго оставалась зашифрованной?..
Вернемся к нашему примеру с царем, пообещавшему водяному то, чего он в своем доме
не знает. Оказавшись дома, он узнает о рождении долгожданного наследника. Радость
перемешивается с ужасом и раскаяньем. Чувства очень правильные. Особенно раскаянье.
Но к чему они приводят? К активизации архетипа Купца (на невысоком эволюционном
уровне) — царь с царицею начинают придумывать, как бы своего ребенка уберечь. И
додумываются принести в жертву ЧУЖОГО РЕБЕНКА, вместо свое-го(!). К счастью,
некая служанка (рыбачка, кухарка и пр.) родила мальчика одновременно с царицей.
Решение очевидно — поменять детей.
Посмотрите, сколько сложностей у новорожденного героя! И отцовский грех, несущий
прямую угрозу жизни, и опасность прожить не Свой Путь, а чужой. Не слишком ли много
для младенца обременении?!
Сказка не допускает кощунства — герой не может идти чужой дорогой, не может
принести в жертву невинного ради собственного выживания (пусть эта жертва будет
принесена и не его руками). Поэтому сначала детей меняют, а потом по ошибке меняют
снова. В результате все остается на своих местах: каждый младенец у своей матери.
Теперь у новорожденного героя создается другая проблема — родители начинают
относиться к нему КАК К ЧУЖОМУ РЕБЕНКУ! Они-то думают, что детей поменяли. И
родительский инстинкт в результате злодеяния у них отключается. Мать не чувствует
сердцем СВОЕГО младенца.
Но является ли для героя проблемой то, что родители относятся к нему, как к чужому?
«Своего»-то они балуют, растят из него не героя, но потребителя-паразита. А между тем
именно лишения стимулируют развитие героя. Вот такой парадоксальный сказочный
шифр. Чем больше трудностей будет в ранний период развития, тем лучше закаливается
характер. Чем больше заботы, ласки, внимания ни за что получает мальчик, тем легче
развратить его характер. Это не означает, что в воспитании мальчика не нужны любовь и
забота! Просто для становления «мужского характера» необходимы определенные
лишения и ограничения; а безусловное осыпание благами, немедленное удовлетворение
всех желаний не просто портит характер, но и развращает его.
Чтобы твоя потребность была удовлетворена, ты должен затратить
СОБСТВЕННЫЕ усилия, а не требовать себе удовлетворения потребности от
родителей по праву рождения, — таков еще один шифр сказки. Потому-то в сказке герой
воспитывается родителями как «чужой ребенок».
Просто родители его не очень зрелыми оказались. Не понимают они, как правильно
воспитывать настоящих героев...
С другой стороны, если бы наш герой появился у зрелых мудрых родителей, истинно
любящих друг друга, завершивших все свои обязательства, ЗАЧЕМ ему становиться
Главою Рода?! Если эта эволюционная задача УЖЕ РЕШЕНА его отцом, ЗАЧЕМ
наследнику решать ее ДЛЯ РОДА?! Он придет в мир уже с другой задачей.
Решенные отцом эволюционные задачи сын получает в наследство. Это его опора.
Нерешенные отцом задачи сын также получает в наследство — это его стимул к развитию.
Итак, в отцовском наследстве есть две основные составляющие:
· символическая опора — решенные отцом задачи,
· символический стимул — не решенные отцом задачи.
Как видите, роль отца, в ее символическом содержании, невероятно велика для сына.
Именно поэтому в составе женских архетипических сюжетов есть сюжет «Разборчивая
невеста». Девушке предстоит грамотно выбрать отца будущего ребенка. Какое наследство
ее избранник предоставит своему потомству? Все ли девушки об этом задумываются?
Мы рассмотрели аспект связи с отцом. Перейдем к матери.
Матери у героев разные. Есть любящие, заботливые, тонко понимающие подлинные
задачи воспитания мужчины. Есть опекающие и тревожные. Есть вероломные, желающие
смерти собственному ребенку, как в русской сказке «Мнимая болезнь». Но есть общая
черта у всех сказочных матерей — они «не привязывают» к себе сыновей. Благословляют
на подвиг, стремятся женить, иногда даже сознательно изводят, но специально подле себя
не держат. Чем платит им герой? Ничем особенным. Ждет ли сказочная мать благ от
сына? Ясно, что эти ожидания у нее далеко не на первом месте. Априори предполагается,
что, если герой пройдет то, что ему предназначено, и станет Главою Рода, мать он не оби-
дит.
Есть немногочисленные сказки, в которых явно зашифрован эдипов комплекс. Владимир
Пропп, ссылаясь на собирателей фольклора Смирнова и Добровольского, приводит слова
еще не рожденного героя, из русской и белорусской сказок. Из утробы матери раздаются
такие слова: «Я на матке женюсь, а батьку с ружья убью», или «Батьку убью, матку за
себе замуж возьму».27 В таком жестком тексте зашифрована глубинная потребность героя
сместить отца с «поста» Главы Рода и стать таковым самому.
27
Пропп В. В свете фольклора. М.: Лабиринт, 2007.

Для нас главное — понять, что обстоятельства рождения, какими бы сложными и


обременительными они ни были, — необходимые условия проявления силы личной
жизненной задачи героя. Принцип «все зачем-то нужно» — ключевой для понимания
скрытого смысла драматических сказочных событий.
Второе узловое событие — расставание с отчим домом. Обстоятельств удаления героя из
дома множества. Самое простое — герой уходит из дома, чтобы мир посмотреть да себя
показать. Самое драматическое — удаление ребенка на смерть.
Мы выделим и рассмотрим три основных сценария ухода героя из отчего дома. Это
поможет нам в создании собственных терапевтических истории для мальчиков и мужчин.
1. «Большое приключение». Герой чувствует, что дома ему тесно, он его перерос. Ему
хочется «в большой мир»; он стремится к собственным приключениям и не испытывает
особой ответственности перед Родом. Говоря сказочным языком: «Когда пришло время,
захотелось ему мир посмотреть да себя показать».
При внешнем благополучии это очень непростой сценарий ухода из дома. С одной
стороны, если герой все-таки найдет собственный путь, многого добьется и с трофеями
вернется домой, Род от этого только выиграет. С другой стороны, этот сценарий —
настоящая лотерея. А вдруг герой ничего не добьется? Жизнь поиграет с ним, он поиграет
с ней; он растеряет тот ресурс, что захватил из отчего дома, и закончит падением?
Кажется, в этом сценарии нет четкой цели, а значит, и конкретного результата, к которому
должен прийти герой. Каково же мужчине без четкого понимания результата?! Сколько
сил теряется впустую, сколько ошибок делается, прежде чем складывается собственная
система представлений о мире. Это если повезет и поможет архетип Философа. А если в
структуре личности мужчины доминирует не архетип Философа, а архетип Воина? А
четкой цели нет? Одно слово — лотерея.
На самом же деле в этом сценарии ухода из дома зашифрована четкая задача, только
уровень постановки ее довольно высок. Прочитайте внимательно: «Мир посмотреть да
себя показать». Давайте расшифруем эти задачи.
Во-первых — посмотреть мир, то есть исследовать его, постичь, сформировать
собственную систему представлений о мире, о людях. Глобальная философская задача.
Во-вторых — себя показать, то есть проявить максимум собственных дарований,
самореализоваться, войти в резонанс с миром и сделать в нем то, что ДОЛЖЕН. А что
должен? Понимание придет по пути. Главное — начинай движение.
В этом сценарии ухода из дома много свободы выбора. Поэтому он — лотерея для
незрелого человека. К такому сценарию надо быть хорошо подготовленным.
Это касается и вопросов воспитания мальчика. Например, родители идут
«гуманистическим путем», то есть считают, что сын должен сам выбирать свою дорогу,
они не станут ставить ему условия, не будут обременять его долженствованиями. «Твоя
жизнь— ты ее и живи», — тем или иным образом говорят сыну родители. Такой подход
хорош только в том случае, если в сына многое вкладывается: образование, любовь,
вразумляющие беседы, духовное и физическое развитие. Недаром этот сценарий ухода из
дома преимущественно встречается в сказках, где герой — царский сын. То есть по
условиям рождения и воспитания в него УЖЕ много вложено. А коли это простой
человек, то ему легко потеряться на перепутанных дорогах жизни, попасть в ловушки лжи
и искушений, стать жертвой. Это произойдет не по злому умыслу судьбы, а вследствие
малой готовности героя к свободному выбору пути.
Представьте себе мужчину 38 лет. Он рос в хорошей семье, родители его любили и в 14
лет отпустили в «свободное плавание». Ему захотелось, они не препятствовали. Тем более
жили весьма небогато. Он начал подрабатывать, чтобы содержать себя, у него появились
не очень хорошие друзья, которые подбивали его на всевозможные приключения, от
наркотиков до экстрима. Но попробовал, почувствовал отвращение, устоял. Потом пошел
в армию, ему предлагали там остаться и сделать карьеру, но он понял, что это не для него,
и отказался. После положенной службы уехал в другую страну на заработки. Там были
иные друзья, ошибки и приобретения. Он выжил один после серьезной автокатастрофы, в
которой погибли все его друзья, и решил вернуться на родину. Работал, где придется.
Благодаря этому освоил много профессий. Менял женщин, исследуя их тайную природу.
С одной стороны, прожигал жизнь, с другой стороны, мир смотрел и себя показывал,
опыта набирался. К 33 годам он решил остепениться и жениться. Однако жена ему
досталась более падкая на деньги, чем на любовь. Пока он давал ей деньги, то есть
«покупал любовь», она ее продавала. Когда деньги кончались, а такое нередко бывало при
его нестабильной работе, она его отвергала. Родился сын. Казалось бы, наследник. У
нашего героя появилось много надежд. Но жена использовала сына, чтобы отсудить при
разводе крупную сумму денег, фактически все его сбережения, и переехала с сыном в
другой город. Нашему герою пришлось все начинать сначала. С нуля, в 38 лет, когда
здоровье уже не то (сказывается пережитая авария), и денег нет, и любви нет, и стимула
нет. С 14 лет он смотрел мир и показывал себя. Он отправился в это «большое
приключение», не будучи к нему готовым. «Ввяжемся в драку, а там посмотрим». Он так
и не получил образования, но все его знания о жизни «честно заработаны» и отмечены
душевными и телесными шрамами. Такой вот путь по первому сценарию ухода их дома...
Поэтому, друзья, этот сценарий ухода из дома все же оставим хорошо подготовленным
юношам, знающим, КАК исследовать мир, строить с ним отношения, обладающим всеми
необходимыми навыками выживания, самозащиты и саморазвития.
Но если человек уже идет по этому сценарию, как герой из нашего примера? Пусть идет.
На этом пути многое приобретается. Человек, о котором я рассказывала в примере,
несмотря на отсутствие образования, создал собственную довольно стройную теорию
отношений, которая поддерживает его и дает ему СМЫСЛ существования.
2. «Необходимость». Герой получает конкретное задание, основанное на пользе для
другого человека (или страны). Требуется спасти мать, принцессу, страну, отца от болезни
и пр. В этом сценарии есть цель, а значит, и определенность. Выполнишь задание —
докажешь, что достоин стать Главой Рода. Не справишься — не судьба. Пока
выполняешь, многому научишься.
Фактически, выполняя задание, герой учится служить Роду. Развивает качество,
необходимое для роли его Главы.
В контексте воспитания не сказочных героев, а юношей этот сценарий ухода из дома
работает в довольно стабильных Родах (семьях), стремящихся к усилению своего влияния.
Также он наблюдается и полезен семьям, которые чувствуют свое ослабление на фоне
других родов и связывают со своим сыном существенные надежды на будущее укреп-
ление. В таких семьях наследника воспитывают в достаточной строгости, ему всегда
напоминают о том, что семья связывает с ним свое будущее процветания, и он ДОЛЖЕН
Роду. С «младых ногтей» он питается мыслью, о том, что за ним — надежды его Рода и он
должен стремиться их оправдать. В юношу вкладываются деньги, потому что семья знает,
что эти инвестиции окупятся.
Можно подумать, что такой подход к воспитанию ограничивает свободу самореализации
юноши. Да, это так. Но только отчасти. Долг перед семьей — это не самый плохой долг.
Напротив, он стимулирует развитие. Главное, чтобы молодой мужчина понимал его
ПОДЛИННУЮ необходимость. Глубоко чувствовал, что, если он этого не сделает, никто
этого не сделает. Не принесет он молодильных яблок, умрет отец. Долг перед Родом
дисциплинирует, закаляет характер и придает жизненному пути глубинный смысл.
В этом сценарии кризис начинается тогда, когда мужчина осознает, что не выполняет
«наказ Рода». Родители собрали деньги, отправили «покорять столицу», а у него «не
сложилось». Столица перемолола его, как молох, заставила служить себе, а не Роду. И вот,
к 40 годам у него ни собственной квартиры, ни стабильной работы. То, что он отсылает
родителям, лишь крохи, они рассчитывали на большее. «Не оправдал надежд», «Оказался
слабаком» — вот основное содержание кризиса этого сценария. И его нужно пройти,
чтобы приобрести более реалистическое представление о себе самом и родовых
ожиданиях.
«Выживание». В этом сценарии зашифрованы инициирующие ситуации. Сказочные
родители фактически производят ритуал жертвоприношения. Ребенка кладут в лодку и
пускают по воде или отводят в лес и там бросают. В некоторых историях ребенку даже
вспарывают живот или наносят удары кинжалом, прежде чем опустить в реку.
Нам сейчас нет смысла подвергать анализу причины такие жестоких ритуалов. В них —
следы древних культур. Для нас важно одно: речь идет об инициирующем событии,
которое создают родители своему ребенку.
«Прохождение через воду есть не только начало царского пути, оно есть условие
воцарения. Знак распоротого живота, знак отрубленной головы или проколотой груди
показывает, в чем здесь дело. Царствовать мог только тот, кто прошел сквозь этот обряд и
мог показать знаки смерти. Татуировку, печать, которые позже превратились в
опознавательные знаки», — пишет Владимир Пропп28.
28
Пропп В. Эдип в свете фольклора. В сб.: В свете фольклора. М.: Лабиринт, 2007.

За всеми этими ритуалами стоит один общий смысл: родители понимали Избранность
своего сына и производили над ним соответствующие действия. Они ЖЕРТВОВАЛИ
своим родительским счастьем ради исполнения сыном более высокой миссии.
Авраам приносит в жертву собственного сына, следуя Воле Божией. Исаак ВЫЖИВАЕТ и
впоследствии становится достойнейшим из мужей.
Какой непростой, и даже жестокий, с точки зрения обывателя, шифр мужской сказки: если
ты избран для высокой миссии, пройди крещение смертью; если ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО
достоин, Бог оставит тебя в живых.
Совершив ритуал, родители фактически передоверяют процесс воспитания сына другим
силам (людям, животным, сказочным существам). Тут также сказочный шифр тонок:
необычному герою нужно дать и необычное воспитание. Неслучайно в русской сказке
«Птичий язык» отец, увидев необычные способности сына, решает: «Что-то умен он не по
годам». Далее сына укладывают в корзину и пускают по воде. Отец понимает, что не
сможет дать сыну достойного воспитания, и доверяет его Воле Божией.
Получается, что за видимой жестокостью сказочных родителей скрывается подлинный
подвиг самоотречения, отпускания дитя, доверие ребенка Его Судьбе. Масштаб этого
подвига теряется за обыденностью мотиваций родителей: кормить нечем — завели в лес и
бросили; слишком умный — положили в лодку и бросили в воду.
Важно понимать, что в сказках от детей НЕ ИЗБАВЛЯЮТСЯ, детей ОТПУСКАЮТ.
Подобные ритуалы — языческие формы более позднего ритуала РОДИТЕЛЬСКОГО
БЛАГОСЛОВЕНИЯ, принятого в современных религиях.
Если повернуть от сказки к жизни, есть немало примеров, когда мальчикам приходится
реально выживать. Например, в результате трагедии он оказывается сиротой. Ему
потребуется пережить боль утраты, не сломаться, обрести собственный путь. Доподлинно
известно, что в таких жизненных сюжетах всегда присутствует Божественная Помощь.
Вот три основных сценария ухода из родительского дома. Точка ухода из дома — самая
важная в этом сюжете. Дальше — путь самостоятельных приключений. Их состав для
этого сюжета не так важен. Фактически в третьей узловой точке этого архетипического
сюжета может разворачиваться любой иной древний сюжет. Главное — приобрести
СВОЙ опыт, чтобы вернуться не с пустыми руками, а полными. В третьей точке сюжета
герой искупает и грех отца, если таковой имелся. Этот момент важен для создания
терапевтических историй. Если сказкотерапевт знает, что у клиента есть незавершенный
сюжет, наследованный от отца, он может зашифровать рассказ о том, как он был закрыт, в
третьей части сказки.
Герой активно действует, работает, ищет. Сколько раз падает, столько раз встает.
Извлекает Уроки из случившегося. Он нарабатывает новые полезные связи, приобретает
помощников. Все это — его личный ресурс, наследство, которое он передаст детям. Его
ведет по пути сила личной жизненной задачи — стать Главою Рода.
Для появления наследников нужна женщина. И наш герой находит ее, узнает ее, если
необходимо — спасает ее. Чутье Главы Рода помогает ему взять в жены именно «царскую
дочь», то есть женщину, отмеченную высокими достоинствами, не только физического
плана. Так зашифровано в сказке, а значит, и мужчине изначально даны инструменты для
осуществления этой задачи. Да, на пути обретения Своей Жены немало искушений и
ловушек. Все они нужны для того, чтобы более точно настроить в мужчине критерии
выбора не просто сексуальной партнерши, а именно ЖЕНЫ и матери будущих детей.
Финал сюжета — женитьба и воцарение. Герой возвращается домой и становится царем.
Или он женится на чужбине и расширяет свои владения за счет присоединения к ним
приданого жены. Если и были у него с родителями трения, они прощают друг друга.
Родовая позиция героя существенно укрепляется.
Герой прошел большой путь и получил право на женитьбу (его семя достойно) и трон (он
способен управлять родовой системой), он восстановил мир с родителями, если это было
необходимо (он способен поддерживать связь с предками). В его ценностной структуре
явно проступает связь с Божественным. Иначе он бы не прошел то, что прошел.
Возможно, этой связи не было у его отца, не было и у деда, а у него — появилась. Если же
связь с Божественным уже была заработана его предками и он получил ее в наследство, то
он справился с тем, чтобы сберечь и укрепить ее. Согласитесь, это тоже весьма непростая
задача.
Так он заработал новое духовно-социальное состояние Главы Рода.
Сюжет второй — «Дорога к мастерству»
Это второй важнейший мужской архетипический сюжет. По большому счету, стать
Главой Рода и Мастером — самое важное для мужчины. Остальные эволюционные
состояния будут только укреплять его как Мастера и Главу Рода. В этом сюжете сложно
выделить доминирующий мужской архетип. В зависимости от характера героя и его
личной задачи активизируются и архетипы. Можно смело утверждать, что Дорога к
Мастерству использует ценностную базу всех мужских архетипов и повышает эво-
люционный уровень каждого из них.
Вся жизнь мужчины — это Дорога к Мастерству. Все трудности и победы, все знания и
умения, все встречи и расставания, — все укладывается в копилку Мастера.
Мы выделяем два аспекта эволюционного состояния Мастера:
· Мастер Жизни;
· Мастер Ремесла.
Сказочный герой обычно движется либо по дороге к Мастеру Ремесла, либо по пути
Мастера Жизни. Реальный мужчина в своей жизни объединяет оба аспекта Мастера.
Кто такой Мастер Жизни? В русской сказке он лучше всего отражен в образе Емели. Вы
удивлены, как может «удачливый лентяй» быть Мастером Жизни? Дело в том, что Емеля
вовсе не так прост, как мы думаем. Он умело маскирует свою мудрость. На Востоке так
поступают суфии. Образ русского Емели отчасти можно ассоциировать с легендарным
Ходжой Насреддином, по внутреннему наполнению разумеется.
Мы застаем Емелю уже в том состоянии, когда он прошел свою дорогу к эволюционному
состоянию Мастера Жизни. Он постиг тонкие связи между явлениями. Обладает
«чувством момента»: знает, когда нужно пойти к проруби. Ни раньше, ни позже того
самого часа, когда там окажется волшебная Щука. Он умеет экономить свои жизненные
силы: сани у него едут сами, топор сам рубит, гармонь сама играет. Такой мудрой
экономии собственной энергии мужчины обычно достигают в весьма зрелом возрасте.
Какое же «тайное знание» есть у Емели, благодаря которому все становится ему
подвластно? «По щучьему велению, по Божьему произволению» — вот она, заветная
формула Мастера Жизни. Что же зашифровано в ней?
«По щучьему велению», то есть по воле щуки. Щука, прежде всего, рыба. Давайте
разберемся с вами, кто такая рыба, обратившись к «Словарю символов» Джека
Тресиддера:
Рыба — позитивный символ, связанный с плодородием, сексуальной гармонией; фаллический знак. Однако
известен, прежде всего, как раннехристианский символ Иисуса Христа. Буквы греческого слова «рыба»
(«ichthus») образуют акроним слов «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель» (lesous Christos Theou Huios
Soter). Эта эмблема в качестве секретного знака Иисуса Христа присутствует на печатях и лампадах в
римских катакомбных церквах. Евангельские тексты подчеркивают этот символизм: упоминается о
чудесной ловле рыбы, в которой принимал участие Иисус; сам Иисус проводит аналогию между ловлей
рыбы и обращением людей в новую веру (отсюда и «кольцо рыбака», которое носит Папа Римский);
рассказывается о кормлении пяти тысяч людей пятью хлебами и двумя рыбами; новообращенных крестят
водой. Крещение на латинском языке называлось «piscina» («садок для рыбы»), а новообращенные —
«pisciculi» («рыбки»). Рыбу изображали в сценах Тайной вечери в связи со священным католическим
обычаем есть по пятницам рыбу, а не мясо. Изображение трех сплетенных рыб (или трех рыб с одной
головой) — символ Троицы. Такому символизму предшествовала многовековая иудейская традиция (рыба —
эмблема правоверных иудеев, а также обычная пища во время шаббата и в иудейском раю). Священное
значение приписывали рыбе и жрецы культа Эйи, месо-потамского бога воды и мудрости. В индуистской
мифологии рыбы считаются созданиями, обладающими абсолютной свободой, которым не грозит Потоп,
а также предстают как спасатели — инкарнации богов Вишну и Варуны. Изображаемые на подошвах
Будды, они символизировали освобождение от бремени мирских желаний. Будду и Орфея называли
«ловцами людей». Сексуальный символизм рыбы присутствует во многих культурах, что связано с их
обильной икрой, с водой — эмблемой плодородия, а также сравнением рыбы с пенисом. Они ассоциируются
с богинями луны, материнства и деторождением. В Китае рыба — эмблема изобилия и удачи.
Щука Емели, Золотая рыбка Старика, Двое из Ларца — русские персонажи, исполняющие
человеческие желания. В восточных сказках такими персонажами являются джинны, рабы
ламп, перстней и других чудесных предметов. Эти персонажи одновременно и дарители, и
провокаторы. Они дарят героям их исполненные желания. Но и подвигают героев к
осознанию того, что стоит за их желаниями. Действительно ли реализация желаний
чужими руками делает героев сказок счастливыми?!
Чего обычно желают люди или сказочные герои, стоящие пока еще в начале своего пути к
Мастерству? Денег, власти, социальных возможностей, красивых девушек. Они получают
это вместе с обременениями: завистью людей и новыми заботами.
Емеля не просит у Щуки денег, власти, красивых девушек. Он — Мастер. Он знает, что
Щука — проводник возможностей Божьих, и появилась она в проруби далеко не
случайно. И в руки она далась именно Емеле, а не его братьям или кому-либо другому.
Просьба Щуки отпустить ее — это с одной стороны, ИГРА; но, с другой стороны,
НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ предстоящей совместной работы Емели и Щуки.
Давайте разберем тайный шифр встречи Емели и Щуки подробнее. Емеля лежит на печи и
якобы ничего не делает. В переводе со сказочного языка в данном случае это означает
следующее. Герой занят глубокой внутренней работой, вычислениями того, когда
откроется его Окно Новых Возможностей, он готовит себя к встрече. Лежа на печи, он
бережет себя от житейской суеты, тренирует себя противостоять ей. Поддаться ритму
жизни братьев означает для него потерять настройки Мастера, заработанные им с
большим трудом (об этом в сказке, правда, не говорится, но мы можем читать это между
строк). Наконец, Емеля понимает, что время пришло. Если хотите, он слышит «зов Щуки»
из проруби: «Пора!» Герой берет ведро и отправляется за водой (в переводе со сказочного
— за новой жизненной силой).
Щука сразу попадается в его ведро. В данном случае ведро символизирует готовность
героя принять новые возможности. Он готов — у него есть ведро, есть чем черпать, он «не
с пустыми руками». «Отпусти меня», — просит Щука. В переводе со сказочного — это
проверка: «Так ли тебе нужны эти новые возможности, сможешь ли ты распорядиться ими
по достоинству?» «Не пущу», — отвечает Емеля. И в этих словах его нет жестокосердия.
На тайном языке он отвечает Щуке: «Да, я готов, и от новых возможностей отказываться
не намерен!» После такой игры-проверки Щука соглашается служить Емеле. Она сказала
ему «пароль», от вернул ей правильный «отзыв». Связь установилась.
Но есть НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ совместной работы, они также зашифрованы в
просьбе Щуки отпустить ее. Сделаем перевод со сказочного: «Хоть я и буду служить
тебе, но помни, что это не навсегда, а лишь на некоторое время; я свободна в выборе
служить тебе; я делаю это не от необходимости, а от милосердия к тебе; просто ты готов
взять новые возможности, пришло время для этого. Отпусти меня, не формируй
зависимости от меня, и тогда сам всегда будешь свободен. Ибо Мастер — это свободный
человек». Вот какое оно «Щучье веление»: совместная работа двух свободных существ.
Вторая часть формулы: «По Божьему произволению» понятна: все будет происходить по
Воле Божией. Правда, здесь есть одна загвоздка, которая принесла нашему народу много
бед. В изданиях этой сказки советского периода (а именно на таких изданиях
воспитывалось большинство современников) формула заклинания искажена. Советские
редакторы переписали ее так: «По щучьему велению, по моему*хотению». Это страшно.
Ибо «хотение человеческое» часто несовершенно и порочно и уже принесло миру много
разрушений. А формула этого злого «хотения» была надолго зафиксирована в сказке...
Подлинные чудеса случаются не по «моему хотению», а по «Божьему произволению».
Емеля знает этот закон, знает, от Кого ему послана Щука, и принимает правила.
Посмотрите, как пользуется Емеля новыми возможностями. Он не набирает социальных
благ, а просто облегчает себе жизнь. Кстати, это один из признаков того, что Емеля —
Мастер. Все необходимое начинает делаться САМО. Формула «Мы делаем не делая, и все
оказывается сделанным» проявляет себя ярко и понятно. Постепенно меняется качество
его социальной жизни. Ему не нужно выслуживаться перед царем, у него нет страха перед
властью. Он просто знает, ЧТО ему нужно и ЗАЧЕМ ему это нужно, и ЭТО приходит. Так
работает эволюционное состояние Мастера Жизни.
Кстати, в случае Емели женитьба на царской дочери вовсе не его «счастливый билет», как
думают некоторые. Это способ его ОТДАВАНИЯ сил государству, людям. Он принимает
бремя ответственности, бремя служения. Хотя для него, самодостаточного Мастера
Жизни, было бы гораздо удобнее лежать на печи, нежели участвовать в мирской суете. Но
Емеля знает, что возможности, принятые им через Щуку, должны использоваться не
только для него самого, но и для многих людей, в этом нуждающихся. Поэтому в финале
сказки он встает на путь Служения.
Русская сказка «По щучьему велению» уникальна. Редко в какой истории можно
наблюдать эволюцию героя, который УЖЕ В НАЧАЛЕ СКАЗКИ пребывает в эволюци-
онном состоянии Мастера. Это сказка о том, как Мастер Жизни встает на путь Служения
стране. Но этот сакральный смысл глубоко спрятан за незатейливым сюжетом. Да и сам
образ Емели многими людьми воспринимается ложно. И это отчасти правильно — тайный
смысл не должен быть общедоступным.
Итак, благодаря Емелиной истории мы с вами смогли почувствовать, что же скрывается за
понятием эволюционного состояния Мастера Жизни. Теперь давайте разберемся с тем,
какое состояние обозначено у нас как Мастер Ремесла.
Наиболее яркий герой, несущий в себе эволюционное состояние Мастера Ремесла, —
Данила из сказки Бажова «Каменный цветок». Будущий Мастер Ремесла находится в
постоянном поиске новых приемов, технологий, совершенствующих его ремесло. Он
развивает в себе особое чувство красоты, «правильности», совершенства, чистоты. Ради
Дела Своей Жизни он готов пожертвовать многим. Его даже можно назвать по-хорошему
одержимым своим ремеслом.
Так поет внутри героя ни с чем не сравнимый ритм Мастера Ремесла. Под влиянием этого
ритма поэты, художники, писатели, музыканты, скульпторы, архитекторы, сапожники,
портные, кондитеры, ученые и другие создают свои лучшие творения и делают открытия.
Раз познанный, единожды услышанный внутри себя «зов Мастера Ремесла», не даст
мужчине делать свою работу вполсилы или халтурить.
Мастер Ремесла владеет свои делом полностью, знает все операции, входящие в состав
технологического цикла; он изучает смежные специальности и дисциплины; постоянно
совершенствуется. То, что выходит от него, — шедевр, который, может быть, кто-то и
сможет повторить по форме, но по энергетическому наполнению и внутреннему
содержанию — никогда. Мастер Ремесла знает, в какую точку каменной глыбы нужно
ударить, чтобы отсечь все лишнее. Ему достаточно одного точного касания там, где
другим требуются месяцы тяжелого труда.
Помните старый анекдот:
— Чем отличается профессионал от дилетанта?
— То, что дилетант делает за год, профессионал делает за час.
Для мужчины очень важно быть Мастером Ремесла. Делать что-то нужное людям лучше
всех. Тогда он всегда будет востребован, он нигде не останется голодным. Чем большим
количеством ремесел владеет мужчина, тем более он адаптирован и самореализован.
Так выглядит духовно-социальное состояние Мастера, включающее два слагаемых:
Мастера Жизни и Мастера Ремесла. В этом состоянии есть приоритет внутреннего дей-
ствия перед внешним. «Сначала подумай, прочувствуй, — потом сделай», — скажет
Мастер своему воспитаннику.
Теперь давайте рассмотрим композицию архетипического сюжета, который приводит
героя к подлинному Мастерству. В ней, как правило, пять узловых точек:
1. Рождение героя. Проявление некоторых явных способностей.
2. Расставание с домом. Встреча с Мастером-учителем.
3. Трудности обучения. Задания Мастера-учителя. Жизнь подмастерья. Обретение
достаточного уровня зрелости и мастерства.
4. Состязание с Мастером-Учителем и победа.
5. Утверждение себя как Мастера.
Рождение героя и сценарии расставания с отчим домом мы с вами обсуждали в первом
сюжете. Сейчас давайте сосредоточимся на том, что нового приносит второй сюжет в
понимание особенностей мужского пути.
Прежде всего, в данном архетипическом сюжете появляется фигура Мастера-учителя. Это
ключевая фигура сказок данного типа. Главное содержание сюжета — взаимоотношения
героя с Учителем.
Если в первом архетипическом сюжете герой получает наследство от отца, то в этом
сюжете он получает наследство от Учителя. Причем это не «кровное наследство», в
котором есть элементы, нуждающиеся в отработке, «открытые счета». Это
«профессиональное наследство», которым можно пользоваться и приумножать, чтобы
передать его еще в большем объеме будущим ученикам.
Мы выделяем три типа Мастеров-учителей.
1. Наставник — это тот, кто передает секреты своего мастерства ученику. С этим типом
учителя герой оказывается в положении подмастерья, проходит все ступени посвящения в
ремесло.
В финале он сдает экзамен, в ходе которого даже соревнуется в мастерстве со своим
Наставником и побеждает. Мотив ЭКЗАМЕНА, как символической битвы с Наставником,
здесь очень важен. В некоторых историях у героя возникает с Наставником ценностный
конфликт (если, к примеру, он учится у чародея или оружейника), и если добро на стороне
героя, он обязательно побеждает. Наставник необходим герою, который движется по
дороге к эволюционному состоянию Мастера Ремесла.
2. Начальник — это тот, кто заставляет героя работать на себя, служить себе, выполнять
поручения.
В таких историях герой либо уже является мастером своего дела, либо подвизается на
царевой службе. В любом случае герой вынужден исполнять волю Начальника. Благодаря
принуждению он совершенствуется в мастерстве и придумывает способ, как проучить
Начальника и получить свободу.
Он часто просит Начальника отпустить его. Наконец Начальник дает герою «последнее
задание», после исполнения которого обещает дать свободу.
Герой справляется с профессиональным заданием, создает нечто, не имеющее аналогов,
или достает то, что никто прежде достать не мог. Но Начальник, не желая расставаться с
героем, не держит своего слова. Теперь задача героя — проучить, поставить на место
Начальника.
Дело в том, что Начальник нужен герою, чтобы стать и Мастером Ремесла, и Мастером
Жизни. Поэтому и символическая битва с Мастером-учителем происходит в два этапа.
Первый этап — экзамен на «звание» Мастера Ремесла (выполнение последнего заказа
Начальника). Второй этап — «вразумление Начальника» (хитрость, постановка его в
пикантное положение). Это экзамен на «звание» Мастера Жизни. Тех, кто «зарывается»,
не знает меры, не держит собственных обещаний, Мастера Жизни ставят на подобающее
им место.
3. Помощник — это тот, кто помогает герою в выполнении конкретной задачи, обучает
его правильному образу действий.
Как правило, в сказках этот тип Мастера-учителя представлен неким волшебным
животным (Серый Волк, Конь, Птица, Рыба и др.). Помощник всегда подробно ин-
структирует героя, как совершать то или иное действие, иногда выполняет что-то за него
(как Серый Волк за Ивана-царевича). Обучение у Помощника всегда органично вписано в
некое дело, исполняемое героем. Рекомендации Помощника всегда четкие, оперативные.
Период обучения у Помощника обычно завершается «мягкой битвой». Точнее,
отпусканием Помощника. В некоторых сказках Помощник просит героя отрубить ему
голову (вот он — элемент символической битвы), чтобы освободить его. В других
историях герой и Помощник трогательно прощаются друг с другом и расходятся в разные
стороны.
«Помощник сделал свое дело, Помощник может уходить», — но он необходим герою,
который должен стать в финале сказки Мастером Жизни. У Помощников Мастера Жизни
повышают свою квалификацию. Как Емеля — у Щуки.
Есть еще один тип Мастера-учителя. Но мы не будем включать его в общую схему, ибо
этот образ учителя не персонифицирован. Речь идет о Дороге как таковой. Герой с ярко
выраженным архетипом Философа может учиться у Дороги. В качестве Дороги могут
выступать и другие образы, связанные с Вечностью: Река, Море, Горы, Ветер, Солнце,
Луна.
— Кто был твоим учителем, Мастер?
— О, я учился и учусь у великого учителя.
— Назови же его имя! Быть может, и меня он примет когда-нибудь в ученики.
— Что ты найдешь в имени моего учителя? Лишь несколько букв...
— И все же открой его мне!
— Изволь, раз ты настаиваешь. Это — Река.
— Река?!
— Да, я всю жизнь учился у Реки. Она всегда разная, и всегда в движении.
— Даже когда покрывается льдом?!
— Особенно тогда. Ведь движение видимое узреть легко, а ты попробуй разгляди движение, невидимое
глазу. Вот подлинная вершина Мастерства...
Сюжет третий — «Спаситель»
Это самый героический мужской сюжет. Последовательность событий, заложенная в нем,
позволяет герою добиться духовно-социального состояния Победителя. Доминирующий
мужской архетип в этом сюжете — Воин.
Композиция сюжета «Спаситель» очень проста:
1. Знакомство с героем, его характером.
2. Приглашение к Приключению. Ситуация, когда кого-то нужно спасать.
3. Победа над несправедливостью и злом. Распоряжение трофеями.
Умножение собственной силы. Новые приключения. Извлечение Уроков Силы.
В этом сюжете важны два типа отношений:
· герой и спасаемая им жертва;
· герой и враг.
И на жертв, и на врагов у героя-спасителя особый нюх. Он их ищет и находит. Зачем?
Дело в том, что с каждым спасенным невинным, с каждым поверженным врагом
умножается Сила Победителя.
Давайте посмотрим, как строятся взаимоотношения героя со спасаемыми им жертвами.
Тонкий сказочный шифр в том, что стержень этих отношений задает принцип ОБМЕНА.
Герой, спасая невинного, дарит тому СВОБОДУ и ЖИЗНЬ. Спасенный отдает герою
НАГРАДУ.
Если герой спасает прекрасную девушку, то совершенно естественно, если она отдает ему
в награду свое сердце, верность и готовность родить наследника. Если герой спасает
мужчину, тот может послужить ему, одарить его или остаться его должником до
необходимого случая. В любом случае — «долг платежом красен».
Можно подумать, что герой — корыстолюбец: никого не спасает «бесплатно». Но дело не
в корыстолюбии, а именно в действии принципа обмена. Если герой не возьмет награды
от спасенного, тот окажется в положении «вечно слабого». Возможность наградить,
отблагодарить усиливает, прежде всего, позицию самого спасенного.
Герою-спасителю необходимо находиться в постоянном движении, перемещаться,
действовать. Ни в коем случае надолго не задерживаться под кровом тех, кого он спас.
Судите сами, если он надолго останется в семье, стране одного из спасенных, соблазн для
них будет очень велик. Еще бы, иметь под боком такого защитника! Естественно, им
захочется удерживать героя как можно дольше. Ради этого они и частичное управление
страной предложить могут, и красавицу дочь в жены!
К чему это приведет? К тому, что некогда спасенные героем люди, то есть его должники,
вместо того чтобы отдать долг и отпустить спасителя, начинают на нем паразитировать.
Теперь, чуть какой враг появится у границ, герой — раз, и победит его. В стране,
благодаря пребыванию в ней героя, наступают времена спокойствия и достатка.
А что же наш герой? Он начинает чахнуть. Обязательства, долженствования, чужие
ожидания и преданная мольба в глазах: «Не бросай нас!» — постепенно разрушают его.
Он, способный победить любого врага внешнего, бессилен перед паразитизмом тех, кого
он некогда спас. Такая ловушка в этом сюжете. Как герой попал в нее? Вовремя не ушел с
наградой своей дорогой.
Да, наш герой — Победитель, но сам он из-за этого оказывается и объектом охоты. Те, кто
нуждаются в его защите, хотят заполучить его в свое безраздельное пользование.
Поэтому лучшие друзья героя-спасителя — это одиночество и постоянное перемещение.
Ведь его Предназначение — спасать других, оказывать оперативную помощь
нуждающимся в ней. Он свободен в обязательствах перед людьми, но не свободен в
своем Служении им.
В этом сюжете есть мотив, на поверхности выглядящий как «бескорыстная помощь»
жертве. Герой освобождает невинного и, не взяв награды, исчезает. Но, если внимательно
приглядеться, награду герой все равно возьмет, только позже, и, быть может, не ту, что
ожидает отдать спасенный. Мотив «бескорыстной помощи» появляется тогда, когда герой
желает сохранить свое инкогнито.
Есть сказки, в которых герой нанимается служить той семье, которая терпит бедствие, под
видом «малохольного дурачка». Никто не видит в нем героя-спасителя. А когда одну из
дочерей хозяина ведут на заклание дракону, наш герой незаметно для всех преображается,
побеждает зло, освобождает девушку, а сам исчезает. Точнее, возвращается к образу
«дурачка». Правда, перед этим он успевает взять у спасенной девицы нечто, что будет
ЗНАКОМ для опознания его как спасителя (перстень, платок и пр.). Как это мило,
девушка грезит выйти замуж за своего освободителя, а он, неузнанный, пребывает рядом с
нею.
Зачем ему это нужно, какую игру он ведет? Здесь герой не просто спаситель жизни, но и
спаситель души. Он выбирает игровой способ воспитания своей возлюбленной. Он
желает, чтобы она поняла и полюбила не только героическую ипостась мужчины, но и
простую. Кроме того, благодаря тому, что он живет неузнанный рядом, у него есть
возможность наблюдать истинные чувства своей возлюбленной. Награда для него не
просто «полцарства» и брак, но и глубокие искренние чувства любимой женщины. А что
может быть полезнее для души женщины, чем глубокие и искренние чувства к
возлюбленному?
Другой вариант мотива «бескорыстной помощи» встречается в сказках, где нашли
отражения чудеса святых. Например, чудо святого Георгия — избавление от змея. У неких
царя с царицею, которые являются язычниками, случается беда. Змей разрушает их
страну. Они избавятся от него, если отдадут ему в жены свою дочь — Елизавету. Она —
уже христианка. Девушку, как и полагается, отводят на высокий утес и оставляют. В
таком печальном положении застает ее святой Георгий. Он не убивает змея (как сделал бы
обычный герой-спаситель), а укрощает его.
Затем герой приводит змея к родителям Елизаветы и предлагает им принять христианство.
В противном случае змей продолжит свою работу разрушителя. Царь с царицею
соглашаются, становятся христианами и ставят церкви. Спаситель и змей исчезают.
Вроде бы помощь героя бескорыстна — он же не берет себе в жены Елизавету и
отказывается от царства. Но его НАГРАДА в ином: в том, чтобы спасенные изменили
свою жизнь в сторону повышения ее духовного уровня. Здесь действует такая формула:
«Я тебе помогу, я тебя спасу, а ты иди и не греши более».
Таким образом, во взаимоотношениях героя и спасаемых тема награды обязательна.
Только в зависимости от потребностей и ценностей героя она может быть разной. Одному
герою достаточно денег, а другому требуется, чтобы спасенные им кардинально изменили
свою жизнь.
Как строятся взаимоотношения героя с врагом? Враг должен быть повержен, никаких
поблажек ему не предоставляется. Но «инструменты» битвы, способы достижения победы
могут быть разными.
Герой-спаситель побеждает врага и спасает невинных инструментами мужских архетипов.
Давайте рассмотрим, как это выглядит:

Мужской Инструмент победы над врагом и спасения жертвы


архетип
Воин Драка, схватка, физическое повержение или убийство врага
Монарх Использование организационных ресурсов - изоляция врага; покровительство невинному

Крестьянин Нет прямого воздействия на врага, но есть особый способ спасения невинных - предоставление им
собственного крова, принятие их в свою семью даже с риском для собственной жизни

Купец Враг побеждается хитростью, умелой комбинацией


Философ Победа силой убеждения, яркими и точными аргументами
Монах Враг побеждается силой духа и молитвой. «Яко с нами Бог!»
Слуга Прямого воздействия на врага нет. Помогает невинным адаптироваться в новых условиях: находит
новый кров, достает все необходимое, обустраивает новое жилище, проявляет общую заботу, берет на
себя решение насущных проблем

В сказкотерапии мальчиков важно создавать истории, в которых герой побеждает врага не


только по сценарию архетипа Воина, но и используя инструменты других архетипов. Дело
в том, что в фольклоре больше всего сказок о героях-спасителях, которые применяют
инструменты именно архетипа Воина, реже — архетипа Купца (например, Кот в сапогах).
В наших авторских сказках важно показать разные типы героя-спасителя и
продемонстрировать мальчику, как работают в битве с врагом инструменты различных
архетипов.
Духовно-социальное состояние Победителя основано на глубоком переживании
собственной силы и возможностей. Но самоощущение Победителя далеко от самодо-
вольства и гордыни. Да, каждая победа умножает и интегрирует мужскую силу. И здесь
особую важность приобретают внутренние, морально-этические ограничения. Если меня
не может победить или ограничить ни одна сила внешняя, то это означает, что я должен
ограничивать себя сам. Легко ли это?! Как часто Геракл не справлялся со своей силой и
как дорого он потом за это платил...
Герой, похваляющийся собственной непобедимостью, герой, не умеющий ограничивать
свою разрушительную активность, дорого за это платит. Прежде всего, собственной
уязвимостью, потерей бдительности, переоценкой себя. Вспомните хотя бы библейского
Голиафа.
Победитель знает свою силу и умеет правильно ею пользоваться. Он редко ее выставляет
напоказ, приберегая для ситуаций, когда требуется спасти невинного.
Сюжет четвертый — «Скрытые враги»
Этот сюжет нередко дополняет сказки, где развиваются другие сюжеты. Но он важен сам
по себе и имеет завершенную форму, поэтому мы и выделяем его отдельно. Собственно, о
нем уже говорилось, когда мы вели разговор об Уроке архетипа Монарха. Пройдя все
испытания этого сюжета, герой приобретает духовно-социальное состояние
Прозорливого. А именно: трезвое, ясное видение человеческой природы и принятие ее.
Доминирующие мужские архетипы данного сюжета — Монарх, Монах, Купец и Воин.
Вот узловые точки этого архетипического сюжета:
1. Знакомство с героем и его близкими (друзьями или братьями).
2. Общее дело. Герой с друзьями берется за некое дело вместе, но так складывается, что
справляется с этим делом только герой. Он успешен, а друзья нет. Друзья (или братья)
затаивают зависть.
3. Предательство. Улучив момент, друзья убивают героя (или предают его иным образом,
например доносом) и забирают все его трофеи.
4. Возрождение героя. Добрые помощники поливают героя «мертвой» и «живой» водой.
Он преодолевает желание мстить и вдохновляется стремлением восстановить
справедливость. Прощает обидчиков, недругов, чтобы не терять собственную силу. Он
готовит собственное возвращение.
5. Восстановление справедливости через умелую и продуманную комбинацию.
Возвращение героя. Наказание и покаяние предателей.
В предыдущем сюжете герой сражался со злом внешним, то есть явным, понятным. В
этом сюжете герой вступает в схватку со злом тайным, скрытым. Это зло живет не за
тридевять земель, а в тех, кого он любит, кому он доверяет.
Чтобы стать Прозорливым, нужно пожить во лжи, иллюзиях и заблуждениях, потом
столкнуться с правдой, дорого заплатить за прозрение, умереть в старом качестве и
воскреснуть в новом.
Герой платит за возможность открыть для себя правду большую цену — свою жизнь.
Предатели убивают его и бросают тело непогребенным. Это фактически спасает герою
жизнь. Помощники поливают его «мертвой» и «живой» водой, проводят обряд
воскрешения.
В центре этого сюжета взаимоотношения героя с теми, кому он доверяет. Чтобы
«настроить» у клиента состояние Прозорливого, сказкотерапевту важно грамотно рас-
ставить акценты. В терапевтических историях, в основу которых кладется этот мужской
сюжет, необходимо подробно описать подлинную сущность тех, кого герой считает
своими соратниками: их зависть, злобу, жадность, склонность к предательству. Но все это
скрывается под маской преданности, благорасположения, готовности делать общее дело.
Герой, не будучи прозорливым, видит маски, но не подлинные лица людей.
Герой наивен. Если и находится некий честный человек, который пробует открыть ему
глаза на маски тех, кто рядом с ним, герой игнорирует его предупреждения. Почему? Для
обретения состояния Прозорливого требуется пройти Крещение Правдой. Что стоят
предупреждения добрых людей, когда герою нужно САМОМУ заплатить за правдивую
информацию. Сила Прозорливого имеет высокую цену. Ведь эта Сила позволяет видеть
людей без масок и при этом принимать их, прощать и даже любить.
Может показаться, что я сгущаю краски, рисуя этот сюжет таким образом, будто бы героя
окружают одни предатели. Конечно нет! В окружении героя много преданных людей и
помощников, иначе кто бы помог ему воскреснуть?! Но этот драматический сюжет ведет к
состоянию Прозорливого, и дорога лежит через «сумеречную зону» предательства.
Поэтому мы и посвящаем этому явлению так много внимания.
...Говорят, что если подобрать на улице голодную бродячую собаку, накормить ее и
оставить у себя, она никогда не тронет благодетеля. Человек поступит иначе. Будучи
единожды или многократно облагодетельствованным, он легко не только укусит, но и
предаст благодетеля...
Самая опасная ловушка этого сюжета, в которую легко угодить герою, — это жажда
мщения предателям. В мужских легендах и мифах есть мотив мести. «Око за око, зуб за
зуб» — такова древняя философия. Но в этих же историях фактически содержится
указание на исход сценария мести. Предатели наказаны, но и сам герой нередко погибает
или не испытывает от реализованной мести тех чувств, которые должен испытать
победитель. Мстительность разрушает. Мститель, реализовавший свою мечту,
Победителем не является.
Месть — это медленно действующий яд. Когда с героем поступают несправедливо, он
взрывается от гнева, — и это правильно. Но когда ситуация позади и он предается мечтам
о мщении, это верный симптом отравления чужим злодейством и ядом мстительности.
Если вовремя не принять противоядие, эта зараза отравит и сердце и голову.
Что будет противоядием? Мысли о борьбе, о победе, о наказании, но никогда — о
мщении. Необходимо устранить последствия злодеяний предателей. Нужно сосре-
доточиться на этом, но не на физическом устранении негодяев. Стремление к возмездию,
помышление о страданиях, которым должны быть подвергнуты предатели, разрушит
героя. Вершить суд — дело Господне. Дело рыцаря — установить истину и
справедливость.
Сказочный герой никогда не мстит предателям. Но как же с ними поступить, ведь они —
враги?! Можно ли простить их?! Мужчине сложно прощать врагов. Кажется, что простить
означает проявить слабость и попустительство ко злу. В данном случае самое
необходимое — это освободиться от захлестывающего гнева. Аффективное состояние
блокирует способность здраво мыслить. «Мертвая» сказочная вода убивает в герое
бессильную злобу, непродуктивный гнев. В авторских историях, построенных на этом
сюжете, помощник в первую очередь проводит длительную работу по отреагированию
гнева и освобождению от него.
В мужских мифах и сказках четко разделяются два мотива:
· мотив мести;
· мотив восстановления справедливости.
Мотив мести предполагает уничтожение врага. Мотив восстановления справедливости
несет идею наказания предателя через его вразумление. Обидчика нужно проучить,
показать ему его подлинное место. По возможности, предоставить шанс для покаяния и
исправления. Но здесь уже как повезет. В народных сказках предатели раскаиваются в
своем грехе и получают прощение. В авторских историях предатели к моменту
восстановления героем справедливости успевают сделать так много новых злодеяний, что
душа их черствеет для раскаяния. Поэтому нечасто такие истории заканчиваются
прощением. Герой восстанавливает справедливость и предоставляет предателей их
судьбе.
Возможно, мотив мести и был заложен в прежнем состоянии героя. Но это старое
состояние умерло вместе со всеми иллюзиями и наивными заблуждениями. Герой ны-
нешний — обновленный, воскресший, прозорливый. В его новой структуре нет мотива
мести, но есть мотив восстановления справедливости. Он — внимательный к челове-
ческой природе, осторожный и здравомыслящий.
Поэтому, возвращаясь домой и видя, что предатели празднуют победу, он не стремится
сразу раскрыть правду и обличить преступников. Он старается сохранить инкогнито.
Никто не должен знать до нужного времени, что он жив. Герой использует все
преимущества, которые дает ему мнимая смерть. В первую очередь это обстоятельство
лишает бдительности его врагов. Разве можно бояться мертвых?! А расслабленного врага
при умелом подходе можно взять голыми руками. Главное, не торопиться, подготовиться,
и тогда справедливость будет восстановлена, а предатели получат по заслугам. Одним из
ярких примеров развернутых авторских сказок, полностью построенных на этом сюжете,
является роман Александра Дюма «Граф Монте-Кристо».
Герой, восстанавливающий справедливость, не имеет внутри себя одержимости злобою и
местью. Поэтому ему удается выстроить грамотную и продуманную комбинацию.
Сюжет пятый — «Любовь»
Пожалуй, это самый сложный мужской сюжет. У него великое множество модификаций,
для описания которых потребовалась бы отдельная монография. Да и
духовно-эволюционное состояние, достижение которого предполагается в финале сюжета,
весьма неопределенное — Поющее Сердце. Давайте попробуем постичь, каким образом
переживается это особое эволюционное состояние. Наиболее точное описал его Иван
Ильин. Позвольте привезти его слова.
Есть только одно истинное счастье на земле — пение человеческого сердца. Если оно поет, то у человека
есть почти все; почти, потому что ему остается еще позаботиться о том, чтобы сердце его не
разочаровалось в любимом предмете и не замолкло.
Сердце поет, когда оно любит; оно поет от любви, которая струится живым потоком из некой
таинственной глубины и не иссякает; не иссякает и тогда, когда приходят страдания и муки, когда чело-
века постигает несчастье, или когда близится смерть, или когда злое начало в мире празднует победу за
победой и кажется, что сила добра иссякла и что добру суждена гибель. И если сердце все-таки поет,
тогда человек владеет истинным счастьем, которое, строго говоря, заслуживает иного, лучшего
наименования. Тогда все остальное в жизни является не столь существенным: тогда солнце не заходит,
тогда Божий луч не покидает душу, тогда Царствие Божие вступает в земную жизнь, а земная жизнь
оказывается освященною и преображенною. А это означает, что началась новая жизнь и что человек
приобщился к новому бытию.
Мы все испытали слабый отблеск этого счастья, когда были цельно и нежно влюблены. Но то был в самом
деле не более как отсвет его, или слабое предчувствие; а у многих и того менее: лишь отдаленный намек на
предчувствие великой возможности... Конечно, цельно и нежно влюбленное сердце, как это было у Данте, у
Петрарки или у Пушкина — чувствует себя захваченным, преисполненным и как бы текущим через край;
оно начинает петь, и когда ему это удается, то песнь его несет людям свет и счастье. Но это удается
только одаренному меньшинству, способному искренне петь от чистого сердца. Обычная земная
влюбленность делает сердце страдающим и даже больным, тяжелым и мутным, часто лишает его
чистоты, легкости и вдохновения. Душа, страстно взволнованная и опьяненная, не поет, а беспомощно
вздыхает и стонет; она становится алчною и исключительною, требовательною и слепою, завистливою и
ревнивою. А поющее сердце, напротив, бывает — благостно и щедро, радостно и прочищающее, легко, про-
зрачно и вдохновенно. Земная влюбленность связывает и прикрепляет, она загоняет сердце в ущелье личных
переживаний и настраивает его эгоистически; а настоящая любовь, напротив, освобождает сердце и
уводит его в великие объемы Божьего мира. Земная влюбленность угасает и прекращается в чувственном
удовлетворении, здесь она разряжается и разочаровывается, опьянен-ность проходит, душа
отрезвляется, иллюзии рассеиваются, и сердце смолкает, не пропев ни единого гимна. Часто, слишком
часто, влюбленное сердце вздыхает бесплодно, вздыхает и бьется, жаждет и стонет, льет слезы и
издает вопли — и не разумеет своей судьбы, не понимает, что его счастье обманно, преходяще и скудно,
что оно не более чем отблеск настоящего блаженства. И сердце теряет и этот блеск, не научившись ни
пению, ни созерцанию, не испытав ни радости, ни любви, не начав своего просветления и не благословив
Божьего мира.
Сердце поет не от влюбленности, а от любви; пение его льется подобно бесконечной мелодии, с вечно
живым ритмом, в вечно новых гармониях и модуляциях. Сердце приобретает эту способность только
тогда, когда оно открывает себе доступ к божественным содержаниям жизни и приводит свою глубину в
живую связь с этими не разочаровывающими драгоценностями неба и земли. Тогда начинается настоящее
пение; оно не исчерпывается и не иссякает, потому что течет из вечно обновляющейся радости29.
29
Ильин И. Поющее сердце. М.: Мартин, 2006.

У героя есть два основных пути, чтобы обрети состояние Поющего Сердца. Первый путь —
любовь к Богу. Второй путь — любовь к Богу, постигаемая через любовь к женщине. Сложно
говорить об этом эволюционном состоянии в мире, где ключевыми ценностями являются
успех и деньги... Но и молчать об этом тоже нельзя. Тем более что сказки о любви так
многочисленны в фольклоре.
В этом архетипическом сюжете задействована ценностная база всех архетипов. А как же
может быть иначе, когда речь пойдет об отношениях с женщиной?! Однако
доминирующий мужской архетип все же можно выделить — это Монах. Это очевидно из
содержания эволюционного состояния Поющего Сердца.
Общая композиционная формула этого сюжета может выглядеть следующим образом:
1. Знакомство с героем.
2. Поиски Возлюбленной.
3. Обретение Возлюбленной.
4. Трудности Любви.
5. Приключения и происходящие в их процессе изменения героя.
6. Новая встреча влюбленных, освобождение от иллюзий и заблуждений. Обретение
подлинной Любви.
7. Уроки Любви, которые герой передал своим потомкам. Этот сюжет является
украшением любой мужской
сказки, потому-то у него так много модификаций. И все они в основном сосредоточены во
второй и четвертой узловых точках сюжета. То есть в мотиве «Поиски Возлюбленной» и
мотиве, именуемом нами «Трудности Любви».
«Поиск Возлюбленной» — чрезвычайно ответственная точка сюжета. Неслучайно во
многих сказках герой специально отправляется в путь, чтобы найти себе невесту. Он
смотрит на многих девушек, многие ему нравятся, но ту, к которой ляжет его сердце, он
найти не может. Она должна быть НАСТОЯЩЕЙ принцессой. А как ее отличить от
многочисленных клонов, особенно если сердечное видение спит?! Биологический
инстинкт тут плохой советчик, он будет тянуть своего обладателя к наиболее ярким
девушкам. А яркие девы чаще всего не принцессы, а охотницы или пустышки.
Сколько ошибок делается в этой точке сюжета! Практикующий психолог хорошо знает,
как часто ошибается в выборе мужской инстинкт при спящем сердце... Только цена этой
ошибки в реальной жизни очень высока: когда сердечная правда открывается, а
биологическая «остывает», в семье уже растет потомство...
Есть мужские истории, где сюжет как бы зависает только в этой точке. Такое наблюдается
и в сказках (например, «Принцесса на горошине»), и в литературных произведениях (к
примеру, истории о Дон Жуане или Казанове). Сказка всегда завершается выбором
невесты по сердечному предпочтению. Авторские истории, посвященные «живым
мужчинам» (а не символическим, как в сказке), так и оставляют сюжет в «зависшем»
состоянии. То есть мужчина так и не находит СВОЮ ЖЕНЩИНУ. Сердцу его так и не
удается запеть. Почему же? Причины довольно просты.
Иногда герою кажется, что он ищет СВОЮ Женщину, но на самом деле он ищет
Совершенство. А это разные вещи. Своя Женщина познается открытым сердцем, а
Совершенство — утонченным разумом и чувствами. Мужчина, ищущий не Свою
Женщину, а Идеальную, руководствуется рационально-эстетическим подходом к делу. Он
осознанно или неосознанно оценивает женщину по определенным критериям. Это
ошибочный путь поиска возлюбленной (и одна из причин трагедии Дон Жуана).
Есть и второй ошибочный путь — когда мужчина доверяет выбор возлюбленной опять же
не сердцу, а биологическому инстинкту. На этой дороге он получит многочисленных
сексуальных партнерш, но не СВОЮ ЖЕНЩИНУ (другая причина трагедии Дон Жуана).
Сказочный шифр в этом случае весьма идеалистичен: только сердечное видение поможет
обрести настоящую Возлюбленную. А оно, как правило, по разным причинам находится в
заточении. Выбором не сказочных, а «настоящих мужчин» заправляют разум и/или
инстинкт. Так сюжет «зависает», а герой мучается без подлинной Любви и дорогой
женщины. Эти истории — предупреждения тем, кто отправляется на поиски СВОЕЙ
ЖЕНЩИНЫ.
Ложный выбор женщины, то есть осуществленный не сердцем, а разумом или
биологической потребностью, обязательно впоследствии выставит мужчине «счета».
Окажется, что его дама больше любит деньги и власть, чем его, и ее любовь нужно
покупать постоянно. Или женщина впутает его в такую историю, которая, закрутив
инфернальный вихрь, уведет героя с истинного пути. Или же женщина окажется
настолько скучной и далекой, что жизнь превратится в болото и захочется новых приклю-
чений, которые, в свою очередь, выставят свои «спецсчета»... Последствиям ложного
выбора женщины посвящено немало авторских историй.
Вот и встает вопрос: а КАК выбирать сердцем? Особенно когда в возрасте «выбора
невесты» наиболее активна биологическая потребность или, в более редких случаях,
разум (расчет). В сказках есть два основных пути для героя, у которого сердце еще не
проснулось:
· либо довериться Дороге — она выведет, куда надо;
· либо довериться отцу или наставнику, который мудрее и точно знает, КАКАЯ
женщина герою нужна.
Дорога научит героя слушать себя, слушать свое сердце, и он сам сделает точный выбор.
Отец даст подсказку. Например, куда стрела улетит, там и ищи жену. Как видите, совет
отца повторяет первый путь — доверять стреле, доверять Дороге.
Что тут скажешь? «Никому неведомо, как возникает любовь между мужчиной и
женщиной, откуда она приходит и что приносит с собой... Но однажды она приходит.<...>
Если приходит настоящая любовь, человек теряет чувство свободной бесшабашности,
вольной игры. Он вдруг чувствует себя связанным, как будто его пронзила необходимость
или он попал под действие какого-то закона: теперь он не может по-иному, он как бы во
власти чар. По этому узнают настоящую любовь: кто «может по-иному» и «может с
другими», тот еще ничего не знает о любви. Любовь — это избранность, в которой часто
ничего не ощущается от избрания. Видишь себя определившимся, а возлюбленное
существо — единственным и незаменимым. С этим избранным существом любящий хочет
быть вместе, наслаждаться его присутствием без помех со стороны других, уже не играть.
Отринуть сдержанность, стать с ним совершенно искренним и придать этой искренности
цельную форму. Приближается решающий момент: любимый должен узнать, что его
любят, —ужасный момент... Вдруг он не ответить на любовь?!. Тогда всему конец, мир и
жизнь становятся грудой развалин... По этому и узнают настоящую любовь — она не
только сосредоточена и исключительна, но и «тоталитарна», она требует от человека
всего, она всепоглощающа, предписана судьбою. Истинная любовь хочет в человеке
всего: не только внешне-человеческого, но и душу, и внутреннее содержание ее —
сущность человека, святую тайну его личной духовности, древний источник
Божественного дыхания в нем, чтобы сделаться единым в жизни, желаниях молитвах», —
писал Иван Ильин.
Нет в сказках четких инструкций о том, КАК выбирать сердцем. Только символические:
открой сердце, слушай себя, доверяй Дороге. Для многих современных молодых мужчин
это пустые слова. Потому что время, когда эти слова могли бы восприниматься не как
пустые, а как сокровенные, упущено.
Если заботливая мама, а также мудрый папа будут читать своему маленькому сыну (уже с
пяти-шести лет) сказки, в которых есть любовный сюжет, и при этом рассказывать о том,
как сердце помогло герою выбрать жену, тогда эти слова наполнятся тонким смыслом.
Ведь если прислушаться к детским вопросам, то многие мальчики в пять-семь лет
спрашивают о том, КАК выбирать Свою Женщину.
— Папа, а как нужно выбирать жену?
— Как? Сердцем, конечно!
— Как это, сердцем?
— Его нужно слушать, и оно подскажет.
— А как это — слушать? Оно бьется и бьется.
— Когда приходит любовь, оно бьется иначе.
— Иначе?
— Да. А еще оно поет.
— Поет?
— Поет.
— Разве такое может быть?!
— Еще как может! Будь чуток к своему сердцу — и обязательно услышишь...
Часто ли такие простые разговоры ведут отцы со своими сыновьями? Или матери? А ведь
сказка с сюжетом «Любовь» — лишь приглашение к такой незатейливой беседе... Словом,
сказкотерапевтам есть чем заняться с мальчиками старшей и подготовительной групп
детского сада, — чтением и обсуждением сказок «про любовь». Можно начинать и
раньше, чтобы уж точно не опоздать.
Итак, герой обретает Возлюбленную. Не важно, каким образом это происходит, главное
— по сердцу. Тут и некоторым сказкам — конец. Но нам важно выстроить динамику
сюжета полностью. Чтобы нас не обвиняли в том, что все сказки заканчиваются свадьбой,
а в жизни после свадьбы все только начинается.
После свадьбы начинаются «Трудности Любви». Почему не радости, а трудности?!
Неужели Он и Она встречаются ради них?! Давайте поставим вопрос иначе. Он и Она
встречаются ради радости взаимного развития. А радость эта невозможна без того,
что на языке «обывателя» именуется «трудностями».
«Трудности» — это уроки, которые нужно пройти влюбленным. Проверить себя, свое
сердце, научиться бережному отношению друг к другу, преодолеть искушения. Они
встретились, полюбили друг друга. Их любовь подобна новорожденному младенцу, она
уязвима и нуждается в уходе. Трудно ухаживать за маленьким ребенком? Так же непросто
беречь народившуюся любовь.
Отношения мужчины и женщины — это большой труд души. Представьте, каково
трудиться, если подлинной Любви нет?! А если она есть, трудности лишь укрепляют
отношения, очищают их от налета эгоизма.
О сюжетах отношений шла речь в другой книге. Сейчас мы с вами сосредоточимся на том,
какие Трудности Любви имеют место со стороны мужчины.
Очень сложно проанализировать и классифицировать ВСЕ Трудности Любви. Но
некоторые «ключевые» камни преткновения выделить можно.
· Путаница в чувствах: что НА САМОМ ДЕЛЕ доминирует во влечении к
женщине — биологическая природа, социальные преимущества или духовное
притяжение?
Этот вопрос остро стоит в истории об Иване-царевиче и его отношениях с
Царевной-лягушкой. Как вы помните, на первых этапах их отношений у него побеждали
«социальные преимущества» (отец велел найти жену). Когда он увидел ее без лягушачьей
кожи — в нем возобладала биологическая природа (стремление обладать красивой
женщиной). Что касается духовного притяжения, то оно пробудилось только после потери
возлюбленной и повело его дорогами личностного роста.
· Выбор между двумя женщинами: кого же он НА САМОМ ДЕЛЕ любит?!
Герой оказывается между «настоящей возлюбленной» и «похитительницей сердца». При
этом он искренне уверен, что «похитительница сердца» является его «настоящей
возлюбленной». Он совсем запутался. А точнее, по-сказочному, заснул душой, околдован.
Возьмем, к примеру, шифр «любовного треугольника» Кая, Герды и Снежной Королевы.
Вроде «настоящая возлюбленная» — Герда. Но Снежная Королева манит, завлекает и...
похищает сердце. Это мы с вами знаем, что она сердце не похищает, а замораживает, и,
кроме того, Кай в сердце носит осколок кривого зеркала. Кай-то думает, что влюблен, и
это на всю жизнь. Недаром он из льдинок должен сложить слово «Вечность».
К сожалению, в такое положение часто попадают мужчины. По статистике обращений
мужчин к психологу, эта проблема занимает одно из первых мест. Он имеет жену,
которую вроде бы любит, но у него есть и более юная возлюбленная. С кем ему быть?
Проблема серьезная, и мужчину, и его семью начинает лихорадить. Как правильно
сделать выбор? Да и можно ли его сделать в такой ситуации?! В сказках такая ситуация
уже предусмотрена. Например, в истории о Финисте Ясном Соколе он также забывает
свою «настоящую возлюбленную» и женится на другой. Сколько слез приходится пролить
героине, чтобы пробудить Финиста ото сна! Сам он проснуться не может. Либо
«настоящей возлюбленной» хватит упорства и слез, чтобы вернуть его в прежнее
состояние, либо он так и останется у «похитительницы сердца». В этой Трудности Любви
роль женщины очень велика, а роль героя пассивна.
В реальных жизненных ситуациях более активной оказывается «похитительница сердца».
И чувства к ней у мужчины свежее и острее. Словом, преимущество на ее стороне. А в
сказках преимущество на стороне «настоящей возлюбленной»... Просто в сказках все
точно изначально: герой свой первый выбор Возлюбленной делает правильно. А в
реальной жизни часто все перепутано. Сложно разобраться, кто есть кто. Кто из женщин
«настоящая возлюбленная»? В каждом случае нужно разбираться тонко. Нелегко мужчине
в такой ситуации, что в сказке, что в жизни...
Привязанность к придуманному образу возлюбленной: с кем он НА САМОМ ДЕЛЕ
живет? Герой создает внутри себя некий образ возлюбленной и живет с ним. Живет-то он
с реальной женщиной, но ее РЕАЛЬНУЮ не видит. Например, Федор Тугарин думает, что
жена его, Марья Моревна, не имеет от него секретов. Ан нет — в секретной комнате у нее
Кощей закован... Или Иван Бесталанный живет со своей женой Еленой Премудрой и не
догадывается о том, что у нее в душе творится и чего она на самом деле хочет. Поэтому ее
желание обернуться белой уточкой и улететь от него подальше оказывается для него
громом среди ясного неба. Приходится нашим героям отправляться за тридевять земель,
чтобы по дороге подумать, с кем они НА САМОМ ДЕЛЕ жили, проверить свое сердце,
действительно ли в нем есть Любовь; и после всех испытаний увидеть ПОДЛИННУЮ
сущность возлюбленной.
Какими бы трудности ни были, они есть — и сказки об этом честно предупреждают. Все
эти трудности нужны для того, чтобы герой мог ПОЗНАТЬ СВОЕ СЕРДЦЕ, помочь ему
запеть, подлинно полюбить.
Это не так страшно, как думают некоторые. Это вовсе не делает мужчину уязвимым или
мягкотелым. Напротив, духовно укрепляет его.
Какие же Уроки Любви может передать герой своим детям? Или — какие вопросы можно
обсуждать после того, как мужская сказка о Любви рассказана? Каждый, кто слушал
сказку, назовет свой урок. Но общие два урока у нас уже есть.
Урок первый: у мужчины есть Своя Женщина, но чтобы найти ее, нужно слушать свое
сердце и доверять Дороге Жизни, не торопиться.
Урок второй: Любовь к женщине — большое счастье, но и большой труд. Этот труд
нужен для того, чтобы сердце научилось петь. Труд сердца зашифрован в испытаниях,
которые проходит герой, потеряв возлюбленную. Содержание испытаний у каждого героя
свое, главное — результат: сердце научается прощать, принимать любовь и отдавать
любовь. Оно научается ПЕТЬ.
Сюжет шестой — «Венное возвращение»
Если и есть мужская сказка без конца, то она скрывается в этом сюжете.
Духовно-социальное состояние Странника интегрирует ценностную и инструментальную
базу всех мужских архетипов. Но доминирующими архетипами являются Философ и
Монах. В этом сюжете есть шанс активной эволюции архетипа Крестьянина, так как здесь
подавляются потребности невысокого эволюционного уровня именно этого архетипа.
1. Знакомство с героем, его особенностями и способностями.
2. Расставание с домом по разным причинам.
3. Стремление вернуться домой. Препятствия. Обстоятельства все время препятствуют
возвращению. Тоска по дому. Разочарования героя.
4. Понимание Урока. «Где я сейчас — там и мой дом». Приобретение радостей от
мелочей, от каждого момента жизни. Превращение в Странника.
5. Возвращение домой и новый «зов Дороги». Наиболее ярко этот сюжет представлен у
Одиссея.
В русских сказках солдат возвращается домой и попадает по дороге в разные истории. Он
всей душой стремится в родную деревню, но... дорога распоряжается с ним иначе. Если
взять для примера кинематографические сказки — это товарищ Сухов из фильма «Белое
солнце пустыни».
В центре сюжета взаимоотношения героя и его Родного Дома. И отношения эти очень
непростые. С одной стороны, память о Родном Доме питает героя, дает ему силу
стремления, силу притяжения, которая делает его практически неуязвимым. С другой
стороны, Родной Дом как далекая звезда — недостижим. Кажется, вот она, возможность
попасть домой, — совсем близко, ан нет. В одночасье эта возможность по нелепой
случайности превращается в прах.
Важна задача героя: брать из ощущения дома питание для своей души. Питают
воспоминания, мысленные разговоры с близкими, воображаемые письма (как у товарища
Сухова). Но есть здесь и ловушка «тоски по дому».
Как легко ей поддаться! Ностальгировать, тревожится, не находить себе места в
настоящем, постоянно душою жить прошлым.
Духовно-эволюционное состояние Странника в основе своей содержит идею
взаимоотношений мужчины со временем: Прошлым, Настоящим и Будущим. Ловушка
сюжета в том, чтобы жить Прошлым и стремиться перенести его в Будущее (в нее угодил
Одиссей). Выйти из ловушки — познать Настоящее.
Сказочный герой как раз и передает нам это состояние. Он живет сегодняшним днем —
чем Бог послал, и делает то, что от него требует текущий момент. И дом его там, где он
находится СЕЙ ЧАС.
Даже когда он наконец окажется дома, Дорога вновь позовет его. Некоторые мужчины
даже профессию себе выбирают, осознанно и неосознанно руководствуясь этим древним
сюжетом.
Так что же это за духовно-социальное состояние Странника? О нем красиво и романтично
сказано у Андрея Гнездилова: «Один был Странник. Странными были его поступки, и вся
жизнь его была странной. Он жил, сам не зная зачем, бродил по свету, не выбирая дороги,
прислушиваясь лишь к собственному сердцу. Но, пожалуй, самым необычным была его
способность увлекать за собой в скитания все то, что ему нравилось. Стоило ему при-
коснуться к какой-либо вещи, как она обретала способность к движению и начинала
странствовать. И вот часто в самых глухих дебрях Странник неожиданно мог встретить
дом под черепичной крышей, в котором он когда-то останавливался на ночлег далеко от
этих мест. Или в пустыне он вдруг наталкивался на дерево с густой кроной, виденное им
где-то в северных краях. Правда, люди не верили в эти чудеса и говорили, что все это
являлось Страннику во сне. Но согласитесь, видеть такие сны — не чудо ли?»
Странник владеет тайной Настоящего. В настоящем мгновении сосредоточена вся полнота
Бытия. Благодаря Дороге Странник умеет ее чувствовать. Это делает его неуязвимым.
Странник владеет тайной Вечного Движения. Он не стоит на месте долго, он постоянно
меняется. Это делает его сильным.
Сюжет седьмой — «Мужское братство»
Это самый социализированный мужской сюжет. Приобретаемое в финале
духовно-эмоциональное состояние Партнера позволяет герою интегрировать силы всех
мужских архетипов. Развитие сюжета строится на основе ценностной базы архетипов
Монарха и Слуги. Наибольшей проработке подвергаются низкоэволюционные аспекты
архетипа Воина. Герой проявляет способности к управлению очень разными людьми.
Причем управление осуществляется не на основе принципа Пирамиды, а на основе
принципа Колеса. Герой в команде не главный, а первый среди равных.
Рыцари Круглого Стола, Бременские музыканты, Семь Симеонов, команда создателей
Летучего корабля, — примеров мужских братств в сказках немало.
Партнер — это тот, кто знает и любит людей, умеет каждому найти достойное дело в
общем процессе. Говоря современным языком, это эмоциональный лидер с высоким
уровнем эмоционального интеллекта.
Восстановленная динамика становления состояния Партнера выглядит следующим
образом.
1. Знакомство с героем. Он обладает способностями лидера, менеджера. У него
независимый характер, чувство юмора, легкость, здравомыслие, хитроумие, уверенность в
своих силах и победе.
2. Приобретение друзей-партнеров. Каждый из новых друзей обладает специфическим
талантом, из-за которого ему непросто жить среди обычных людей. Один все время
мерзнет, другой очень быстро ходит, третий может съесть за один присест огромное ко-
личество пищи, четвертый очень чутко слышит, пятый... Словом, у каждого свои
особенности. Необычность каждого нового друга герой принимает с легкостью, без
оценки и приглашает в свою компанию — бродить вместе по свету.
3. Общее дело. Команда получает задание (или берется за дело), с которым прежде никто
не смог справиться. В этом деле каждый проявляет все, на что он способен. Каждому
находится СВОЕ ДЕЛО. Главный герой осуществляет общее руководство.
4. Победа. Герои достигают результата именно благодаря тому, что все они обладают
разными способностями (в этой точке обычная сказка заканчивается; но лучше
рассказывать истории более полные — для этого нами введены 5-я, 6-я и 7-я узловые
точки сюжета).
5. Раздел трофеев. С победой героям достается и награда. Чтобы грамотно и достойно
разделить трофеи, нужно справедливо оценить вклад каждого в общее дело. Равным ли он
был? Друзья при разделе трофеев начинают спорить, кто больше вложил в дело, ссорятся
и хотят разойтись. Главный герой предлагает взять каждому из общего трофейного фонда
самую малость, но поровну, общий трофейный фонд на время схоронить. Он предлагает
членам команды встретиться на этом месте через определенное время, чтобы закончить
спор и принять решение: что важнее — делить трофеи или работать вместе.
6. Жизнь порознь. Каждый из героев идет своей дорогой. Дальнейшие события убеждают
каждого из них в том, что по одиночке они не могут эффективно самореализоваться, да и
таких чувств, которые они испытали в совместной работе, им больше испытать не
посчастливилось. У каждого из них появляется острое желание вновь встретиться и быть в
одной команде. Их тянет к тому месту, что было назначено для общей встречи.
7. Новое дело. Герои вновь собираются вместе. Пережитое не прошло даром. Они
проявляют друг к другу взаимное уважение и признают вклад каждого в общее дело.
Происходит справедливый раздел трофеев. Друзья клянутся друг другу в преданности и
взаимной поддержке и уже больше не расстаются. Остро ощущается перспектива нового
совместного дела.
Сказки с этим сюжетом важны и для маленьких, и для больших. В них — прозрачный
шифр эффективной мужской коммуникации. В современном бизнесе так часто звучат
слова о партнерстве, работе в команде. Прочные основы для этого закладываются
древними историями. В этом сюжете две основные ловушки:
· изначально неверное распределение обязанностей — как в сказке «Пузырь,
Соломинка и Лапоть»;
· спор о том, кто больше вложил в общее дело.
Договор о распределении общих благ — самое тонкое, уязвимое место в командной
работе. В каждом конкретном случае эта ситуация будет разрешаться по-своему. И в этом
решении — мудрость Партнера.
Мудрость Партнера в противостоянии зависти и эгоизму. Они — враги команды. Партнер
обладает искусством не завидовать. Оно не так сложно: дари каждому то, что у него и так
есть; дари каждому возможность самореализации; останавливай каждого, кто надумал
копаться в собственной неполноценности или искать пороки другого. «Для того чтобы
ладить, людям надо прощать друг другу свою непохожесть, свои преимущества, свое
первенство», — писал Иван Ильин.
Духовно-социальное состояние Партнера является квинтэссенцией всех мужских
состояний. В Партнере есть и самоощущение Главы Рода, и Мастера, и Победителя, и
Прозорливца, и Поющего Сердца, и Странника. Он понимает себя, понимает других,
слышит Мир, пребывает в движении и поет в сердце своем. Такой герой действительно
может улучшать мир...
Послесловие
Тайный шифр мужских сказок содержит древние духовно-социальные эталоны,
ориентиры для формирования стремлений. От многого из того, о чем говорилось в этой
книге, современные люди уже отошли, ко многому еще не пришли. Безусловно,
существует некий ценностный разрыв между современным миром и сакральным со-
держанием древних сюжетов. Но это не повод отвергать саму потребность в знакомстве с
этими знаниями.
Я верю, что найдутся среди читателей люди, которые вдохновятся идеей передавать
мальчикам и девочкам мужские сказки тонко и грамотно. Не просто читать их, но и
делиться впечатлениями: эмоциями, мыслями и знаниями, которые здесь были
расшифрованы.
От этого будет большая польза восстановлению здоровой маскулинности в нашем
многострадальном русском этносе...

Зинкевич-Евстигнеева Татьяна Дмитриевна Мужские сказки: тайный шифр


Главный редактор И. Авидон
Зав. редакцией О. Гончукова
Художественный редактор П. Борозенец
Технический редактор Л. Васильева
Корректор А. Борисенкова Генеральный директор Л. Янковский
Подписано в печать 10.04.2009 Усл.-печ. л. 21. Тираж 4000 экз. Заказ № 26.36
ООО Издательство «Речь»
199178, Санкт-Петербург, а/я 96, издательство «Речь»
тел. (812) 323-76-70, 323-90-63, sales@rech.spb.ru,
www.rech.spb.ru
Представительство в Москве: тел.: (495) 502-67-07, rech@online.ru
За пределами России вы можете заказать наши книги в интернет-магазине www.intematura.ru
Отпечатано с готовых диапозитивов
в ООО «Северо-Западный печатный двор»
г. Гатчина, ул. Железнодорожная, 45-6
КНИГА — ПОЧТОЙ
Вы можете заказать книги нашего издательства любым удобным для вас способом:
• По телефонам: (812) 323-76-70, (812) 329-08-80
• По электронной почте: rech-spb@mail.ru
• На сайте издательства: www.rech.spb.ru
• По почте: 199178, Санкт-Петербург, а/я 96, Издательство «Речь»
Вы делаете заказ, указав:
1) фамилию, имя, отчество, телефон, e-mail;
2) почтовый индекс, регион, район, населенный пункт улицу, дом, корпус, квартиру;
3) название книги, автора, количество экземпляров.
Мы высылаем Вам книги в течение 3-х дней после принятия заказа!