Вы находитесь на странице: 1из 5

1921 – 1939 гг.

Восстановление хозяйства. – Нэп. – Украинизация. – Коллективизация. –


Голодомор. – Индустриализация. – «Расстрелянное Возрождение». – ОУН в
Галиции. – Карпатская Украина.

Строительство Днепрогэса. 1931 г.

В начале 1921 года Украина пребывала в состоянии катастрофической разрухи,


причиной которой была не столько война, сколько коммунистическое строительство,
охватившее в 1919-20 годах все сферы жизни. Для скорейшего восстановления
хозяйства большевикам пришлось пойти на внедрение нэпа – новой экономической
политики советской власти, рассчитанной на временное использование потенциала
кооперативного и частного секторов. Частично восстановленные рыночные
отношения, даже с множеством ограничений, уже к 1926 году существенно подняли
экономические показатели и уровень жизни в УССР.

C 1923 года УССР входила в состав СССР. Кремлевское руководство объявило по


всей стране политику «коренизации» – воспитания местных коммунистических кадров,
говорящих на одном языке с народом, а потому пользующихся большим доверием. На
территории УССР эта политика преимущественно приняла форму украинизации –
перехода на украинский язык в сферах управления, делопроизводства, образования,
прессы, науки и культуры. Украинизация имела целью формирование «идеологически
правильной ориентации масс», но давала и нежелательный для инициаторов
результат – рост национального самосознания, проявления которого с 1933 года
жестоко подавлялись. Политика коренизации среди этнических меньшинств Украины –
поляков, немцев, греков, болгар, евреев – была фактически свернута к 1938 году, как и
коренизация крымских татар в Крымской АССР[1], входившей в состав РСФСР[2].

С конца 1920-х годов, укрепив партийную вертикаль, сталинское руководство


принялось воплощать в жизнь идею «великого перелома» в экономике. Главным
направлением этой «революции сверху» стала повальная принудительная
коллективизация сельского хозяйства. Сотни тысяч «раскулаченных» были лишены
имущества и сосланы. Однако планы коммунистических вождей оказались заведомо
невыполнимыми – утопическая по своей сути попытка внедрить колхозы как
полностью внеэкономическую систему хозяйствования привела только к деградации
сельского хозяйства. Уже весной 1932 года от голода в Украине умерло более 100
тысяч человек. Но именно на крестьянство власти возложили вину за свои неудачи. С
января 1933 года под предлогом поиска «утаенных от государства» запасов зерна у
сельских жителей по всей Украине начали отбирать и любые другие продуктовые
запасы.[3] В результате разразился Голодомор – массовый искусственный голод,
охвативший всю территорию УССР (включая Молдавскую АССР) и продолжавшийся
до середины лета. Попытки крестьян покинуть районы катастрофы блокировались по
прямому указанию Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б)[4]. Число жертв Голодомора
составило, по наиболее взвешенным оценкам, от 3 до 4 миллионов человек.

Другой важной частью «революции сверху» стала форсированная индустриализация,


при осуществлении которой власти также не считались с людскими и экологическими
потерями. В 1930-е годы титаническими усилиями народа (при кадрово-
технологической поддержке капиталистического Запада) в республике были
построены тысячи промышленных предприятий, среди них такие гиганты как
Днепрогэс, Запорожсталь, Криворожсталь, Харьковский тракторный завод и другие.

Многочисленные преступления эпохи «великого перелома» власти оправдывали


борьбой с врагами советского строя. Преследования этих, в основном вымышленных,
врагов – в первую очередь «украинских буржуазных националистов» – привели к
разгрому науки и гибели целого поколения культурной элиты – «расстрелянного
Возрождения». Не избежали общей участи и священнослужители, были закрыты или
снесены тысячи культовых сооружений, в том числе бесценные памятники
архитектуры. В 1937-38 годах волна террора захлестнула и самих руководителей
репрессий в Украине, уничтожив практически всю партийную и армейскую верхушку
УССР, включая таких видных большевиков как Павел Постышев, Владимир Затонский,
Станислав Косиор и Иона Якир.

На западноукраинских землях, не вошедших в состав УССР, украинское национальное


движение имело больше возможностей для развития. В Галиции, где польское
правительство с начала 1920-х годов проводило антиукраинскую политику,
действовали как легальные украинские партии (УНДО[5]), так и радикальные
группировки, в первую очередь УВО[6] Евгения Коновальца. Позже УВО влилось в
образованную в начале 1929 года ОУН[7]. Пика активности деятельность местной
нелегальной сети ОУН достигла в первой половине 1930-х под руководством Степана
Бандеры. На террористические акты оуновцев польские власти отвечали
«пацификацией» – жестким силовым умиротворением. Схожие методы применяла и
Румыния на буковинских и бессарабских землях.

В составе Чехословакии осенью 1938 года сформировалась украинская автономия –


Карпатская Украина (Подкарпатская Русь). Во время распада Чехословакии в марте
1939 года лидеры автономии успели объявить и о создании независимого
государства, но всего через три дня после этого Карпатская Украина была
оккупирована Венгрией и включена в ее состав.

1939 – 1945 гг.


Вторая Мировая война. – Раздел Польши. – Советизация Западной Украины. –
ОУН(б) и ОУН(м). – Нападение Германии на СССР. – Немецкая оккупация. –
Действия ОУН и УПА. – Волынская и Холмская трагедии. – Отступление немцев. –
Депортация народов Крыма. – Сопротивление УПА.

Харьков в руинах, 1942 г.

1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, практически сразу же


охватившая украинские этнические территории. Западная часть Польши вплоть до
Львова была оккупирована немецкими войсками. На территорию Западной Украины и
Западной Белоруссии под предлогом «защиты мирного населения» (и почти не
встречая сопротивления) 17 сентября вошла Красная армия. Советско-германский
раздел Польши формально оставлял западноукраинским землям право на
самостоятельный выбор политического курса. На самом же деле оккупанты навязали
им марионеточное Народное собрание, почти единогласно проголосовавшее за
присоединение к УССР.

Шесть новых областей УССР в кратчайшие сроки прошли тот же путь, что и остальная
Украина с 1921 года – показная украинизация, и в то же время массовые аресты,
депортация сотен тысяч жителей, внедрение колхозов, преследования греко-
католической церкви и «несоветских» национальных объединений. Те же процессы
начались на Северной Буковине и в Бессарабии, отобранных в 1940 году у Румынии
(большая часть Бессарабии оказалась в составе новосозданной Молдавской ССР).
Возможности хоть как-то противостоять советской репрессивной машине имела только
ОУН. Но вести активную борьбу оуновцам мешал раскол в собственных рядах между
сторонниками ОУН(б) Степана Бандеры и ОУН(м) Андрея Мельника.

22 июня 1941 года началась германо-советская война, известная в СССР и на


постоветском пространстве как Великая Отечественная. Первые же столкновения
выявили катастрофическую неготовность Красной армии к ведению оборонительных
действий. Спор о причинах этой неготовности давно перешел из исторической в
политико-идеологическую плоскость. Сама же она привела к стремительному
продвижению Вермахта вглубь советской территории, многочисленным окружениям и
миллионным потерям советских войск. Отдельные героические эпизоды, такие как
оборона Киева, Одессы и Севастополя или контрудар под Харьковом, ничего не могли
изменить.

К лету 1942 года Украина была полностью оккупирована. Галицию немцы передали в
состав так называемого Генерал-губернаторства с центром в Кракове. Румыния
вернула себе Северную Буковину и Бессарабию, а между Днестром и Южным Бугом
возникла румынская оккупационная зона Транснистрия. На остальной территории (за
исключением прифронтовых восточных районов) был создан «Рейхскомиссариат
Украина» во главе с Эрихом Кохом.

Жизнь в оккупации подавляющее большинство украинцев поначалу восприняло как


неизбежное, но вполне терпимое зло. Однако преступная политика нацистов –
истребление евреев и цыган, бесчеловечное обращение с военнопленными (в лагерях
на территории Украины их погибло более миллиона), вывоз в Германию двух
миллионов «остарбайтеров» и огромного количества сельскохозяйственных
продуктов, специально организованный голод в городах, а также демонстративное
подчеркивание второсортности украинского населения – быстро изменила настроение
масс, хотя до всенародного сопротивления оккупантам дело так и не дошло.
Многочисленные партизанские отряды формировались в основном не из местных
жителей, а из красноармейцев-окруженцев и заброшенных в немецкий тыл
диверсантов. Лишь немногие из них доставляли немцам серьезные хлопоты.
Городское подполье также действовало малоэффективно.

Для так называемых «украинских коллаборационистов»[1], служивших в полиции,


охране и местной администрации, сотрудничество с оккупантами было прежде всего
средством выживания. Идейных сторонников нацизма среди них было не больше, чем
в любой другой оккупированной стране Европы (почти половина оставшихся «под
немцами» членов компартии также вынужденно сотрудничала с оккупационными
властями).

В то же время оба крыла ОУН открыто демонстрировали лояльность к властям Рейха,


надеясь на их ответную поддержку в образовании суверенного украинского
государства. Эти надежды не оправдались – провозглашение такого государства во
Львове в самом начале войны закончилось арестом Бандеры и сотен активистов
ОУН(б), многие из которых были расстреляны. Аналогичная участь постигла попытку
самоопределения, предпринятую ОУН(м) в Киеве.

Несмотря на это, ОУН(м) и близкий к ней УЦК[2] выбрали легальную деятельность, в


частности, УЦК принял участие в формировании дивизии Ваффен СС «Галичина»,
которую впоследствии демонизировала советская (а еще более российская)
пропаганда[3]. ОУН(б), избегая открытой конфронтации с немцами, постепенно
наращивала свой авторитет среди украинских групп сопротивления, базировавшихся в
волынских лесах, и к концу 1942 года объединила их, создав свою главную силу –
УПА[4]. С 1943 года УПА под командой Романа Шухевича начала вооруженную
борьбу против немецкой администрации (а позже – отступающего Вермахта),
одновременно противодействуя советским партизанам и польским вооруженным
формированиям. Самой мрачной страницей в истории УПА стало вмешательство в
украинско-польскую этническую вражду[5]. Делом рук УПА признаны массовые
убийства поляков на Волыни в 1943 году. Обратной стороной этой трагедии явились
столь же массовые убийства украинцев Холмщины и других земель польской Армией
Крайовой. Тень этих событий, несмотря на обоюдные шаги к взаимному прощению, до
сих пор лежит на польско-украинских отношениях.

Изгнание нацистов с Украины началось в феврале 1943 года со взятия


Ворошиловграда (ныне Луганска). Летом, после переломной Курской битвы, советские
войска окончательно заняли Харьков и Донбасс, а осенью отвоевали Черниговщину и
Полтавщину, форсировали Днепр и вошли в Киев. К сожалению, эти победы были
добыты не считаясь с потерями, ценой колоссальных человеческих жертв, которых
можно было избежать. В 1944 году, после еще целого ряда победных боевых
операций Красной армии, Украина снова стала советской. Возвращение коммунистов
ознаменовалось не только некоторым облегчением участи народа, но и
немедленными массовыми репрессиями против этнических групп, причисленных к
«немецким пособникам». По этому обвинению из Крыма в мае 1944 года были
выселены десятки тысяч крымских татар, армян, болгар и греков.

8 мая 1945 года Германия капитулировала. Война в Европе закончилась, но на западе


СССР и в восточноевропейских государствах, оказавшихся под советским контролем,
еще несколько лет продолжалось вооруженное противодействие коммунистической
деспотии. Частью этой борьбы стало сопротивление УПА. На Западной Украине
против УПА было брошено несколько дивизий внутренних войск СССР.
Коммунистические власти Польши, чтобы ослабить поддержку УПА, провели
массовую депортацию украинского населения из приграничных с УССР территорий
(операция «Висла» 1947 года). Тем не менее украинские повстанцы продолжали
борьбу вплоть до гибели Романа Шухевича в 1950 году, а отдельные отряды УПА
действовали до середины 1950-х годов.

Примечания

[1] Коллаборационизм – сотрудничество с врагами своего государства (в данном


случае – с врагами СССР). К подавляющему большинству оуновцев этот термин
неприменим: одни из них вообще не имели гражданства СССР, а другим оно было
навязано без их согласия.

[2] Украинский центральный комитет.

[3] Эта пропаганда основана на устойчивом восприятии подразделений СС как


исключительно карательных. Однако в структуру СС входили также обычные
армейские части, к которым и относилась дивизия «Галичина», воевавшая (и
разгромленная) на Восточном фронте.

[4] Украинская повстанческая армия.

[5] Конфликт, тлевший столетиями, активизировался в межвоенной Польше (как


следствие антиукраинской политики властей) и достиг апогея в 1943 году, когда,
предчувствуя поражение Германии и перекройку границ, украинцы и поляки повели
яростную борьбу за доминирование в регионе.