Вы находитесь на странице: 1из 2

Славяноведение, № 5

Г. ДАСКАЛОВ. Гърция и  македонският въпрос (1950–2000):


българо-македонисткият синдром на гръцкия национализъм. София,
2014. 514 с.
Г. ДАСКАЛОВ. Греция и  македонский вопрос (1950–2000):
болгаро-македонистский синдром греческого национализма

Георги Даскалов (1942–2014) – ​извест- ритории османской Македонии. Однако


ный болгарский историк, автор книг и мно- проблема проживавшего там славянского
жества статей по проблемам международ- населения перевела македонский вопрос
ных отношений на Балканах и  о  судьбе в новое качество, в котором он продолжал
болгар в Эгейской Македонии в ХХ в. (см., присутствовать в  общественно-политиче-
например Даскалов Г. Българите в Егейска ской жизни Греции и ее взаимоотношениях
Македония – ​мит или реальност. София, с Югославией (затем Македонией) и Бол-
1996; Даскалов Г. Участта на българите гарией всю вторую половину ХХ в. В этой
в  Егейска Македония 1936–1946. София, ситуации греческие политики предприня-
1999; Даскалов Г. България и  Гърция. От ли попытку вовсе отрицать существование
разрив към помирение 1944–1964. София, в  их стране этнических меньшинств. На-
2004; Даскалов Г. Между реваншизма на чиная с конца 1920-х годов и по сей день
Атина, македонизма на Белград и  нихи- официальная политическая линия Греции
лизма на София. София, 2007). «Греция строится на том, что в стране нет этниче-
и македонский вопрос (1950–2000)» – ​по- ских меньшинств, а  имеются только кон-
следняя книга Г. Даскалова, обобщающая фессиональные и языковые. В рамках этой
его исследования о положении болгарско- политической линии македонские славяне
го населения в Греции в послевоенный пе- были названы болгароязычными, а  затем
риод. славяноязычными греками. Так греческие
Восточный вопрос, вопрос о  судьбе правительства пытались предотвратить
европейских провинций распадавшей- потенциальную «угрозу с севера».
ся Османской империи, для балканских Усилия Афин по размыванию нацио-
народов в  итоге оказался составленным нального самосознания славянского насе-
из ряда частных вопросов: албанского, ления Эгейской Македонии, хотя были во
фракийского, македонского и  др. Суть их многом успешными, не привели к его пол-
сводилась к  урегулированию взаимных ной эллинизации. Их побочным продук-
территориальных претензий в  районах том стала представляющая для Греции не
со смешанным населением. Борьба за ре- меньшую угрозу доктрина македонизма.
шение этих вопросов велась не только за Как и большинство болгарских историков,
столом переговоров, но и  другими путя- Г. Даскалов считал появление македонской
ми: экономической блокады, партизанской нации, языка, а затем и государственности
войны, открытых военных конфликтов. результатом не естественных процессов,
В  результате в  первой четверти ХХ  в. на а  сознательного этнополитического кон-
Балканах были установлены в целом ста- струирования. Превращение части жив-
бильные границы, однако смешанный ха- ших на территории Греции, Югославии,
рактер населения многих областей полуо- а  к  концу столетия и  Болгарии болгар
строва привел к образованию этнических в македонцев было поначалу выгодно Гре-
меньшинств. Они стали заложниками как ции, поскольку снижало риск «болгарской
внутренней политики того государства, угрозы». Однако тогда «угроза с  севера»
в  котором оказались, так и  международ- стала ассоциироваться у греков не только
ных отношений в регионе. с  Болгарией, но и  с  Югославией, причем
Именно в  таком положении оказалось Югославия активно пользовалась сложив-
к  середине ХХ  в. болгарское население шейся ситуацией.
в  Эгейской Македонии. Как справедливо Анализируя положение славянского
отмечает Г. Даскалов, Греция хотела бы меньшинства, которое из болгарского по-
считать македонский вопрос решенным, степенно превращалось в  македонское,
ведь ей досталась наибольшая часть тер- Г. Даскалов вполне обоснованно рассма-
107
тривал его как проекцию взаимоотношений ем пропаганды македонской идеи среди
в треугольнике Афины – ​Белград – ​София. славян Греции. В этих условиях Болгария
Выводы, к  которым пришел болгарский не проявила достаточной активности по
исследователь, неутешительны не только сохранению их болгарской идентичности.
для греческой, но и для болгарской поли- По мнению Г. Даскалова, это произош-
тической элиты. В 1950-е – ​начале 1960-х ло потому, что в  конце ХХ  в. болгарская
годов Греции удалось отразить попытки политическая элита не имела не только
Югославии поставить вопрос о  наличии определенной программы противостояния
македонского меньшинства в  Греции, од- дальнейшему распространению македо-
нако уже с начала 1980-х годов иницииру- низма, но и национальной идеи вообще.
емая из Белграда пропаганда македонизма Особую ценность книге придает то,
велась в Греции все более активно. В это что она написана на большом количестве
время Болгария согласилась не поднимать источников, среди которых доминируют
вопрос о  болгарском меньшинстве в  Гре- архивные материалы из болгарских хра-
ции ради сохранения добрососедских нилищ: Центрального государственного
отношений с  последней. В  новую фазу архива Болгарии, Архива Министерства
развития македонский вопрос перешел иностранных дел, Научного архива Бол-
с распадом Югославии и образованием не- гарской академии наук. Они удачно допол-
зависимой Республики Македония: 1990-е нены материалами прессы, официальны-
годы характеризуются противостоянием ми документами, мемуарами.
стремительно возросших македонского
и  греческого национализмов, расширени- © 2016 г. О.Е. Петрунина

Славяноведение, № 5

C. WЕBER. Krieg der Täter. Der Massenerschiessungen von Katyń.


Hamburg, 2015. 471 s.
К. ВЕБЕР. Война преступников. Массовые расстрелы под
Катынью

Катынская трагедия продолжает при- таких слов? Этот вопрос неизбежно встает
влекать к  себе внимание отечественных перед любым читателем этой книги.
и  зарубежных исследователей, которые Исследование стало результатом мно-
пытаются найти и рассмотреть новые, ма- голетней работы германского историка
лоизученные аспекты истории массовых в  архивах России (АФВП, ГАРФ, РГАС-
расстрелов польских военнопленных под ПИ), Германии, США, Украины, Польши.
Смоленском. В  этом плане рецензируе- Ею использованы основные источники
мая книга германской исследовательницы и  научная литература по теме, что под-
Клаудии Вебер представляет значитель- тверждает солидный список библиогра-
ный научный и общественный интерес. фии (s. 446–463). Справедливости ради,
следует отметить, что Вебер достаточно
Уже в самом начале повествования ав- избирательно подходит к  выбору основ-
тор четко определяет общественно-поли- ных источников, делая акцент в  сторону
тический фон своего исследования: «С мемуаров и воспоминаний современников
нападением Советского Союза и Третьего событий в  Катыни. Их источниковедче-
рейха на Польшу в сентябре 1939 г. нача- ская критика при этом носит достаточно
лась Вторая мировая война» (s. 13). Пока- вольный характер, что не могло не отра-
зательно, что СССР поставлен Вебер на зиться на самом содержании рецензируе-
первое место так, как будто именно наша мого издания.
страна и  является инициатором войны. Во Введении автор подчеркивает, что
Насколько объективным может быть автор новое обращение к  истории Катыни яв-
108