Вы находитесь на странице: 1из 135

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ


ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

Пьер Левек

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИ
МИР

Москва
«НАУКА»
Главная редакция восточной литературы
1989
Б Б К 63.3(0)3
Л35
Pierre Leveque
LE MONDE HELLENISTIQU
Armand Colin, Paris, 1969

Редакционная коллегия Введение


К. 3. АШРАФЯН, Г. Μ. БАУЭР,
чл.-кор. АН СССР Г. М. БОНГАРД-ЛЕВИН (председатель), АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ
Р. В. ВЯТКИН, Э. А. ГРАНТОЕСКИЙ, И. М. ДЬЯКОНОВ,
С. С. ЦЕЛЬНИКЕР, И. С. КЛОЧКОВ
(ответственный секретарь)
Александру было двадцать лет, когда в 336 г. умер
Рецензенты его отец Филипп. Еще в тринадцать его отдали на вос­
питание Аристотелю. Мальчик, затаив дыхание, слушал
А. А. ВИГАСИН, А. Б. КОВЕЛЬМАН
учителя, который, казалось, знал все. Он давал читать
Ответственный редактор, своему ученику Пиндара, Геродота, Еврипида, приобщая
автор комментариев и послесловия его к эллинской культуре и прививая ему интерес к вы­
Г. А. КОШЕЛЕНКО соким духовным ценностям, который всю жизнь не поки­
дал Александра. Уже в шестнадцать лет отец оставил
Перевод с французского сына вместо себя управлять страной, и юноша поневоле
Е. П. ЧИКОВОЙ начал вникать в государственные дела. Когда же сражен­
Утверждено к печати редколлегией серии
ный кинжалом Павсания Филипп скончался, армия про­
«По следам исчезнувших культур Востока» возгласила царем его старшего сына. Так началось прав­
ление Александра Великого, длившееся двенадцать с
Левек П. половиной лет и изменившее облик не только Эллады, но
Л 35 Эллинистический мир. Пер. с франц. Е. П. Чико­ и всего восточного мира.
вой. Коммент. и послесл. Г. А. Кошеленко.- М.:
Наука. Главная редакция восточной литературы,
1989.-252 с: и л . - ( П о следам исчезнувших куль­ ГЕРОЙ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕМ СВЫШЕ
тур Востока).
ISBN 5-02-016590-5 В личности Александра удивительным образом соче­
тались такие качества, как осторожность и рискован­
Книга французского историка Пьера Левека посвящена ность, рассудительность и чувство интуиции. Обычно эту
истории, экономике и культуре эллинистической эпохи (ко­ исключительную натуру объясняют влиянием фактора
нец IV —I в. до н. э.), взаимосвязям эллинистического мира
двойной наследственности: реальной (от Филиппа) и по­
с государствами Востока и «варварской» периферией. Авто­
ром учтены достижения современной историографии, данные
лумистической (от Олимпиады, его матери). Мать обла­
многочисленных археологических раскопок, производившихся дала неистовым характером, безудержной чувственно­
в том числе и советскими археологами. стью, участвовала в вакхических ритуалах. Она принад­
Л 0503010000-124 25-89 ББК 63.3(0)3 лежала к молосскому царскому роду Эакидов 1, восхо­
013(02)89 дившему своей родословной к Пирру, сыну Ахилла,
ISBN 5-02-016590-5 © Перевод, примечания вспыльчивого и порывистого героя «с львиным сердцем»,
и послесловие: ставшего предком Эакидов благодаря стараниям некоего
Главная редакция ученого комментатора. У Александра наблюдали те же
восточной литературы неуправляемые взрывы гнева и порывы энтузиазма, что
издательства «Наука», 1989
и у других Эакидов - Пирра, Филиппа I I .

3
Все это имело огромное значение для юноши, который Ему все разрешено, ибо он за все в ответе. В оправда­
был убежден, что происходит по отцовской линии от Ге­ ние можно лишь сказать, что несомненные недостатки его
2
ракла , а по материнской — от Ахилла и Приама. По­ натуры, омрачавшие ему жизнь,— ничто по сравнению с
грузившись в мир мифологии, он вообразил, что в его достоинствами: горением и творческим порывом, которые
жилах кинит кровь героев — его предков. Но Александру Александр с чистой совестью мог считать божественны­
уже недостаточно быть отдаленным потомком Зевса, отца ми, даже если пренебречь недобросовестными увещева­
Геракла. В эпоху одержимости сверхъестественными си­ ниями жрецов Сивы, Дельф или Гордиона.
лами он легко преступает черту, отделяющую его от
бога. Посещение оракула Амона в оазисе Сива еще боль­
ше убеждает царя в своем божественном происхождении. ВИДЕНИЕ МИРОВОЙ ИМПЕРИИ
В святая святых Александр получает от бога именно те
ответы, которые желал получить: Амон объявил его сво­ С самого начала царствования Александр быстро и
им сыном и предрек ему мировое господство. И неважно, энергично расправляется со своими противниками. Он
что Александр слишком буквально понял выражение ликвидирует претендентов на престол и подавляет мятеж
«сын Амона», столь обычное в титулах фараона,— важ­ на Балканах. Греция волнуется, и Демосфен высмеивает
на была обретенная им уверенность в том, что он не «мальчишку», правящего в Пелле. Но молниеносный по­
только наследный царь, но и любимое дитя божества, ход Александра разрушает все надежды, которые пробу­
4
а значит, сам он - воплощение бога на земле. дила смерть Филиппа . Демонстрируя непреклонную
Поскольку Александр считал себя сверхчеловеком, то решимость, Александр разрушает сопротивляющиеся
и вел себя как сверхчеловек. Он теряет чувство меры, Фивы, оставив в неприкосновенности лишь храмы и дом
вселившийся в него дух неумеренности как бы перечер­ Пиндара, но, подобно отцу, ведет себя благородно по
кивает уроки Аристотеля, считавшего умеренность пра­ отношению к Афинам. Затем, мобилизовав македонскую
вителя единственной гарантией существования монархии. армию и контингенты Эллинской лиги, он менее чем че­
Г. Раде познакомил нас с образом мифологического рез два года после вступления на престол отправляется в
Александра, приходившего в восторг от мысли о повто­ Азию 5.
рении им благородных подвигов Ахилла. Ф. Шахермайр Походу в Азию (этому первому шагу правителя, от
показывает Александра более романтическим и в то же которого будет зависеть дальнейшее развитие событий)
время несколько демоническим: сверхчеловек, в котором историческая наука уделяет недостаточно внимания. По­
уживаются свет и тьма, добро и зло, благодетель челове­ том события развиваются с последовательной логично­
чества и кровавый тиран. Действительно, в глубине его стью: первые легкие успехи, падение Персидской держа­
души зрело чувство исключительности, которое выделяло вы — к тому времени, правда, достаточно подгнившей
6
его даже среди величайших из смертных. И можно по­ (о чем в течение полувека твердили авторы памфлетов ),
нять, впрочем не прощая безумия убийства, охватившего необходимость удержать завоеванное, искушения далеко­
Александра, когда на одной из пирушек его молочный го Востока... Все это, в свою очередь, было началом
3 сверхзавоевания, не знавшего границ.
брат Клит , желая подшутить над ним, прочитал не­
сколько строк из Еврипида: «Наклонная плоскость побед» — выражение, приме­
нявшееся для объяснения непрерывности походов друго­
...Гордо го великого завоевателя, вполне может быть применено и
И мирные цари сидят в советах:
Их головы вздымаются меж граждан, к Александру. Однако оно не дает ответа на вопрос, что
7
Хоть и ничтожны души. же заставило его стать соперником Диониса и ступить
Еврипид. Андромаха. Стк. 693 на азиатскую землю.
(Пер. И. Анненского) Историки неоднократно пытались объяснить причины
Он не просто человек, как все, потому нет мер, спо­ вторжения войска Александра в Азию. Одни полагают,
собных обуздать его,— ни мудрость, которую он считает что он был увлечен идеей освобождения Анатолийской
8
признаком посредственности, ни традиционная мораль. Греции от варваров и мести за беды, причиненные
5
4
Греции во время греко-персидских войн, другие считают, переговоры с Александром, предложив ему выкуп за сво­
что его заботило распространение на Восток эллинской их близких. На это победитель ответил, что Дарий дол­
15
цивилизации, третьи, мыслившие более реалистично, ви­ жен покориться ему окончательно .
дят в его делах продолжение дела отца, а именно под­ Затем Александр ставит себе задачу сокрушить могу­
держку десятитысячной армии Пармениона, которую Фи­ щество Персии на море. Финикийские города были разоб­
липп послал в Азию и которая находилась на грани щены, и только Тир осмеливался оказывать сопротивле­
уничтожения; к этому же добавляют необходимость ук­ ние. Однако после семимесячной осады Александр взял
репления непрочного союза Македонского царства и Ко­ его штурмом, поступив с ним чрезвычайно сурово: пол­
ринфской лиги. иостью разрушив город, он продал всех его жителей в
Ко всему этому хотелось бы добавить еще мысль о рабство. Далее Александр занял Газу и вступил в Египет,
9
коалиции Европы против Азии , навеянную «Илиадой». где его встретили как освободителя. Он возложил на
16
Здесь чувствуется влияние идей Ксеркса: Александр себя двойную корону в Мемфисе , испросил у оракула
также совершает в Трое жертвоприношения Афине и ге­ в Сиве доказательство своего божественного происхожде­
10 ния и основал Александрию.
роям , так же как и Ксеркс, бросает в море с корабля
золотой кубок в честь Посейдона. Сын Дария молил Ге­ Весной 331 г. до н. э. он покинул Египет для решаю­
лиоса устранить все препятствия на пути к границам щей схватки с Дарием, который ждал его в Гавгамелах
Европы — Александр ведет себя как Анти-Ксеркс, и его недалеко от Арбелы на удобном для действий его боевых
идейная программа задумана с таким же размахом 11. колесниц поле. Но, несмотря на столь подходящую мест­
Первое, что он сделал, вступив на землю Азии,— вонзил ность, а также на численное превосходство войск, Дарий
в нее копье, дабы стала она «землей, обретенной на ост­ был разбит. Столицы Персидской империи сдавались одна
рие копья». Таким образом Александр сделал первый шаг за другой — Вавилон, где Александр совершил жертво­
навстречу своей мечте — шаг к созданию мировой импе­ приношение Мардуку, чтобы быть признанным «царем
12
рии . И Восток пал пред ним ниц, ибо он нес в себе четырех стран света»; Сузы, откуда он послал в Афины
неодолимый «божественный порыв». захваченную Ксерксом скульптурную группу тирано­
17
убийц ; Персеполь, который Александр в ослеплении
отдал на разграбление и сжег; Экбатаны.
АЗИАТСКАЯ И АФРИКАНСКАЯ ЭПОПЕИ Став хозяином Ирана, он преследует Дария, пока тот
18
не погибает от руки бактрийского сатрапа Бесса . Пос­
13 ле этого Александр организует пышные похороны Дария,
Армия сатрапов при поддержке греческих наемни­ желая, видимо, показать этим актом, что он отныне —
ков во главе с Мемноном Родосским встречает Александ­ наследник Ахеменидов.
ра в долине Граника. Александр, возглавив яростную ата­ Триумфальным походом Александр движется все даль­
ку македонской конницы, разбивает эту армию наголову. ше на Восток, завоевывая земли, ранее подвластные Да­
За несколько месяцев он завоевывает почти всю Малую рию. С удивительной гибкостью он приспосабливался к
Азию: занимает Сарды, потом Эфес, поднявший при его новым условиям в этих таинственных странах, где побе­
приближении восстание, и штурмом берет Милет. В Гор­ ды в битвах не обеспечивали успех в войне и где народы
дионе Александр разрубает мечом узел «телеги Гордия» оказывали упорное сопротивление завоевателям. Одна за
и под знаком предзнаменования продолжает свой завоева­ другой сдались ему Гиркания, Парфия, Ария, Арахосия.
14
тельный поход . Вступив в Бактрию и Согдиану, он установил границу
Овладев Анатолией, он достигает Сирии и при Иссе в своей империи по Яксарту (Сырдарья) — Гиндукуш его
333 г. до Η. э. разбивает самого «великого царя» Да­ не остановил. После этой трудной кампании он проводит
рия I I I , который первый пустился бежать с поля боя, зиму в Бактрии, где за цареубийство казнит захваченно­
оставив на произвол судьбы мать, жену и обоз и дав го Бесса.
знак войску к беспорядочному бегству. Однако, немного Здесь Александр вынашивает дальнейшие планы: Ин­
придя в себя, персидский царь счел возможным начать дия не устояла против Диониса, стало быть, не устоит и
6 7
против него. Он заключает союз с раджей Таксилы, меч­ хилиарх (тысяцкий) Гефестион. Традиционная автори­
тавшим подчинить раджу Пора. Александр разбивает тарность македонской монархии усилилась при соприкос­
Пора на берегу реки Гидаспа (Иселум) и несколькими новении с Востоком — Александр пожелал видеть себя
бросками достигает реки Гифасис (Биас). Но тут воины, еще и преемником Ахеменидов.
истощенные этим изнурительным походом, отказываются Основной опорой империи была армия. За время по­
идти дальше. Александр решает повернуть обратно, но ходов в ней произошли глубокие изменения: все более
сначала возвести двенадцать алтарей в честь обитателей таяло изначальное македонское и греческое ядро, шла вы­
19
Олимпа вокруг бронзовой колонны . На ней он прика­ нужденная вербовка жителей Востока. Военные расходы,
зал выгравировать надпись: «Здесь остановился Алек­ траты на содержание чиновников, строительство, роскошь
сандр». двора — все это требовало очень больших денежных ре­
Он делит армию на три части: Кратер со своим отря­ сурсов.
дом возвращается через Арахосию; на себя Александр Почти не взимая налогов с Македонии и совсем не взи­
берет самую трудную задачу — переход через ужасную мая их с Греции, в Азии Александр сохраняет разнород­
пустыню Гедрозию; Неарх идет морем, следуя береговой ную фискальную структуру. Практически каждая сатра­
линии. Они соединяются в Кармании, и оттуда Александр пия имела специфическую систему налогообложения (на­
отводит армию в старые столицы: Экбатаны, Сузы, Ва­ лог с недвижимости или подушный), отработочную
вилон. повинность, таможни. И особенно широко Александр
К наследию, оставленному Александру отцом (Маке­ пользуется сокровищами, накопленными во дворцах Ахе­
донскому царству и гегемонии в Эллинской лиге), он менидов.
прибавил территории, равные или даже превосходившие Та же гибкость наблюдается и в местном управлении.
империю Ахеменидов в эпоху ее наивысшего расцвета Везде, кроме крайних восточных областей, где большие
при Дарии I. Ни один из завоевателей еще не покорял территории находились под военным управлением, адми­
столько стран, ни один не уводил свою армию так дале­ нистративной единицей остается сатрапия. Сначала сат­
ко от родной земли. Военное могущество молодой Маке­ рапами были, за исключением Малой Азии и Сирии, ме­
донии, отвага греческих воинов, разложение монархии стные властители, но Александр быстро заменяет их ма­
Ахеменидов, слабость и трусость Дария I I I — все это кедонцами и греками. Сатрапы представляют собой лишь
лишь частично объясняет успехи Александра. Поражает гражданскую Еласть, военная доверена стратегам, кото­
незначительность боевой силы, которой был завоеван рые зависят только от царя. На должностях среднего
мир: около 40 тысяч солдат при высадке в Азии, 120 ты­ звена он оставляет представителей коренного населения,
сяч — в Индии, 80 тысяч — в конце его жизни. так как только они разбираются в тонкостях местных
Но неутомимый Александр присутствует всюду. Он, языков и традиций. Таким образом, Александр мудро со­
как это представлено на мозаике, изображающей битву храняет за каждым регионом привычную систему управ­
при Арбеле, во главе кавалерии несется в атаку, вооду­ ления, не пытаясь сгладить разнообразие частей много­
шевляет армию своей храбростью и одновременно руково­ ликой империи.
дит ею с мастерством настоящего стратега. 'Искусный Практика сотрудничества определялась новой полити­
наездник, грозный повелитель, самый великий из всех кой. Александр не был поборником панэллинизма. Он
великих полководцев, он проявляет себя и как гениаль­ стремился не к подчинению и уничтожению завоеван­
ный организатор. ных народов, а, наоборот, к слиянию их с греками в
единое гармоничное целое, в которое каждый внес бы
свою лепту.
К ЕДИНЕНИЮ МИРА И лучший способ достичь этой цели царь видит в сме­
шанных браках. Он подает пример — женится на Рокса­
Империя держалась на одном человеке, правда чело­ не, дочери одного из владык Согдианы, а затем на трех
век этот был нечеловеческой работоспособности. Ему персидских принцессах. По возвращении из Индии боль­
помогали несколько приближенных: канцлер Эвмен и шинство его военачальников и десять тысяч солдат в один
8 9
день торжественно сочетаются браком с местными девуш­ УСТАНОВЛЕНИЕ КУЛЬТА ЦАРЯ
ками («свадьба в Сузах»), Александр приказывает
воспитывать тридцать тысяч иранских детей на греческий В Греции не было четкой границы между миром лю­
манер. дей и миром богов. Так, герои — основатели городов по­
Однако ему видна была и опасность, таившаяся в по­ лучали свою долю культа. Кроме того, в тех городах, где
добной политике. Увенчанный коронами «великих ца­ существовала царская власть, сохранялось почитание
рей», ученик Аристотеля остался верен эллинству. Наи­ предков царских династий. Восток же на протяжении
более надежный способ обеспечить эллинизацию Восто­ тысячелетий давал примеры теократических монархий,
ка,— это основание новых городов. Большинство из них в которых царь был либо богом (как в Египте),
он назвал своим именем. Александрии (а их было самое либо служителем бога (как в Месопотамии). Именно
меньшее 34) имели военные, административные и эконо­ в такой неоднородной среде Александр создает свой
мические функций. Формально снабженные некоторыми культ.
учреждениями, свойственными греческим полисам, они Попытки укрепления власти человека с помощью бо­
подчинялись власти правителя. Много столетий они ока­ гов были и до него. Клеарх, установивший греко-варвар­
20
зывали значительное влияние на соседние с ними обла­ скую тиранию в Гераклее Понтийской, объявил себя
сти, хотя не у всех у них была слава Александрии Еги­ сыном Зевса, окружил свою особу литургическим цере­
петской, призванной стать одним из самых прекрасных мониалом и потребовал от подданных проскинезы (коле­
городов мира. Градостроительство и эллинизация шли нопреклонение, земной поклон). Филипп II пошел даль­
рука об руку, но Александру были известны и другие ше: во время религиозных шествий его скульптурное
способы распространения великолепной греческой куль­ изображение несли за статуями двенадцати олимпийских
туры: внедрение греческого языка. богов; он заказал Леохару скульптурную группу из золо­
Для воспевания своих подвигов он приглашает таких та и слоновой кости, представлявшую его самого в ок­
известных художников, как Лисипп и Апеллес, организу­ ружении близких, рассчитывая поместить ее для почита­
ет музыкальные и спортивные состязания, как у себя на ния в толос 21.
родине. Однако по-настоящему широкий размах культ царя
Почитая олимпийских богов, Александр вместе с тем приобрел при Александре. Убежденный в своей божествен­
проявляет достаточную терпимость и лояльность к дру­ ной миссии благодаря оракулу в Сиве, он во всем видит
гим верованиям. Например, он привозит из Индии старого подтверждение этому: в блистательных успехах, в своей
брахмана Калана и разрешает ему ритуальное самосож­ безумной отваге па поле боя, в походе к берегам Инда,
жение на костре, тратит большие средства на восстанов­ столь напоминавшем завоевание Индии Дионисом. Как
ление храма Мардука в Вавилоне и храма Амона в Кар­ же было не увериться в своей божественности ему, раз­
наке. двинувшему границы возможного, достигшему стольких
Исследователи заслуженно отдают должное страстно­ побед? Но с вполне земной точки зрения он ясно видел
му интересу Александра к духовной жизни, но, надо до­ те преимущества, которые можно было извлечь из этого
бавить, что он еще и весьма трезво мыслил, понимая, что божественного положения: только культ владыки, живо­
лишь обмен (в широком смысле) может обеспечить дей­ го воплощения бога на земле мог надлежащим образом
ствительное объединение империи. Так, он способствовал объединить империю, пеструю по территориальному, на­
обмену животными и растениями между отдаленными об­ циональному и религиозному составу.
ластями, который был своего рода предвосхищением се­ Итак, Александр почти полностью перенимает при­
лекции во времена эллинизма. Для переселения людей дворный церемониал Ахеменидов, при котором особе царя
(еще более важного обмена) он строит и перестраивает воздаются почести, близкие к божественным. Однако на
дороги, каналы, порты, доки, корабли. Следуя гениальной определенном этапе дало о себе знать сопротивление гре­
интуиции, Александр вводит в империи единую монету — ков, не желавших допустить обожествления живого че­
македонские монеты, чеканенные по аттическому весовому ловека и возмущавшихся проскинезой, о настоящей при­
стандарту, заменившие в Азии более тяжелые дарики. роде которой при дворе «великого царя» они не имели
10 11
понятия. Для них это был акт скорее умилостивления, не­
жели поклонения.
Тогда Александр в гневе расправляется с эллинской
оппозицией: казнит Клита, бросает в темницу Каллисфе­
22
на, племянника Аристотеля . Постепенно оппозиция
ослабевает. Афины воздают ему почести, как новому
Дионису. В 324 г. до н. э. греческие полисы посылают в Глава 1
Вавилон феоров (послов, направляемых к богам) для воз­
ложения на Александра золотого венца. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА
Таким образом устанавливался культ царя, самая вер­
ная основа автократии, выраставшая из поисков грече­
Эпоха, условно называемая эллинистической (от не­
ской философской мысли и монархических традиций Во­ мецкого Hellenismus), началась со смертью Александра
стока. и закончилась римскими завоеваниями для разных стран
СМЕРТЬ ТИТАНА в разное время. Она характеризуется расширением тер­
риторий, занятых греками, и перемещением центра тя­
жести эллинства из собственно Греции, которая отныне
Александр умер внезапно перед самым отъездом из
играла меньшую по сравнению с обширными царствами
Вавилона. В связи с этой скоропостижной кончиной о не­
23 Востока роль. История этой эпохи исключительно слож­
которых из его приближенных говорили недоброе , од­
на: длинная череда разрушительных завоевательных
нако историки полагают, что умер он от малярии, которая
войн, которые то и дело изменяют границы государств.
быстро завладела его организмом, истощенным в постоян­
Тем не менее от этой эпохи до нас дошло гораздо боль­
ных кутежах, уставшим от бесконечных походов, ночных
ше документов, чем от предыдущих периодов. Особого
бдений, ослабленным ранами.
упоминания заслуживают папирусы, в огромном количе­
Двенадцать с половиной лет (336—323) царствования.
стве сохранившиеся в основном в Е г и п т е * .
Его деятельности легко можно дать отрицательную оцен­
ку: ненужные насилия; страсть к излишествам безмерно Они донесли до нас самые разнообразные документы:
возгордившегося царя; расправы над обеспокоенными письма царей (деловую и личную переписку), нотариаль­
введением проскинезы и слиянием народов греками (по­ ные архивы, школьные тетради и т. д.
следнему они предпочли бы грубое порабощение побеж­ Рассказ о политических судьбах греческого мира в
денных) ; чрезмерное расширение империи, которая не столь сложную эпоху будет вынужденно краток. В част­
пережила своего создателя. Но что значат все эти недо­ ности, здесь не ставится цель дать подробное описание
статки по сравнению с тем новым, что принес Алек­ нескончаемых войн, которые вели полководцы Александ­
сандр,— идеями самодержавной монархии, господства ра за обладание его империей. В 321 г. до н. э. после
1
Греции в Египте и Азии, строительства городов в уда­ убийства регента Пердикки' и гибели Кратера в Трипа­
ленных сатрапиях, взаимопроникновения эллинской и во­ радейсе (Сирия) происходит первое перераспределение
сточной цивилизаций. Александр завоевывает мир и чи­ должностей и сатрапий: Антипатр получает Македонию,
тает «Илиаду» с комментариями своего учителя Аристо­ Птолемей — Египет, Лисимах — Фракию, Антигон («Од-
теля. Но этот герой эпопей был также и гениальным
новатором, отрицавшим различие между греками и вар­ * Листы папируса изготовлялись из переплетенных особым об­
разом растительных волокон; чаще всего их находят в свитках.
варами, основу классического эллинизма, в пользу благо­ Египетские папирусы дают ценнейшие .сведения о различных ис­
родного идеала единства человечества. Нет более блиста­ торических эпохах - главным образом от персидского владычест­
тельного подтверждения мысли Плутарха о том, что иног­ ва и до византийского времени. Они написаны по-египетски (де­
мотическим письмом), по-гречески, более поздние - по-латински.
да история зависит от одного великого человека. Можно
Среди самых интересных с исторической точки зрения назовем
понять восхищение Пирра или Цезаря героем, который, архив Зенона и законы о государственных сборах (см.: B e n g s ­
не дожив до тридцати трех лет, успел создать новый мир. ton Η. Grosser historischer Weltatlas. 1,26).

13
ноглазый») — Малую Азию, Селевк — Вавилонию. Борь­ некоторые островные полисы извлекают пользу из пере­
ба, отмеченная такими кровавыми эпизодами, как пора­ мещения политического и экономического могущества на
жение и смерть Антигона I в битве при Ипсе (301 г. Росток.
до н. э.), Лисимаха в Куропедионе (281 г. до н. э.),
убийство Селевка Птолемеем Керавном (280 г. до н. э.),
продолжается еще более двадцати лет. «Буржуазные» Афины
Тем временем сходят со сцены прямые преемники
Александра — диадохи. Это произошло после сорокалет­ В эллинистическое время Афины утрачивают свое
него периода интриг и конфликтов во имя обладания ка­ прежнее значение не столько в результате действий пра­
кой-то частью огромной империи, ибо никто не мог взять вителей Македонии (в 228 г. до н. э. Афины даже изгна­
на себя смелость управлять ею целиком. Положение на ли македонский гарнизон из Пирея и таким образом
некоторое время стабилизировалось с созданием трех вновь обрели полную автономию, по крайней мере ее ви­
больших государств — Египетского (во главе с Птоле­ димость), сколько из-за исчезновения духа демократии.
меем II, сыном Птолемея I ) , Селевкидского, где правил Государственное устройство Афин почти не изменилось
Антиох I, сын Селевка, и Македонии, отошедшей к Ан­ по сравнению с классическим периодом, несмотря на
тигону II Гонату, внуку Антигона Одноглазого. Ни одна добавление двух фил к клисфеновским, но народ уже не
эпоха не видела такой острой вражды, таких отважных располагал властью. Почти полностью была ликвидиро­
«кондотьеров», таких ненадежных альянсов. Какая заме­ вана оплата за выполнение общественных обязанностей.
чательная галерея портретов, в которой мы видим неук­ Власть перешла в руки Ареопага и самого важного из
2
ротимого Антигона Одноглазого, его сына Деметрия По­ стратегов — стратега гоплитов . Народное ополченка
лиоркета («Завоевателя городов») ? одинаково горячего в исчезло, государство доверило свою защиту наемникам.
3
битве и в разгуле, беспощадного Селевка I, хитрого Пто­ Эфебия была полностью реорганизована. В конце I I I в.
лемея I, грубого Кассандра! В следующем поколении — до н. э. она стала необязательной и отныне предназнача­
поколении эпигонов — мы не увидим столь страстных по­ лась для сыновей зажиточных семей, получавших таким
рывов, ни один из наследников уже не стремился восста­ образом риторическое и философское, а также военное
новить единство империи, что было целью и надеждой образование. Начиная с 130 г. до н. э. множество ино­
диадохов, но старался сохранить и укрепить царства, странцев — в основном из Малой Азии и Сирии — стре­
созданные в результате стольких испытаний. мились стать эфебами, чтобы усовершенствовать образо­
В нашу задачу также не входит ни последовательное вание и, возможно, облегчить впоследствии получение
описание походов, позволивших римлянам покончить с права гражданства в Афинах.
4
независимостью греческого мира, ни анализ причин и С исчезновением клерухий значительно понизилась
предлогов римских завоеваний, ни проникновение в тай­ экономическая активность. Хотя через Пирей уже не
ны изменчивой политики сената и устремлений всадни­ проходили большие торговые пути, он остался крупным
ков. И то, и другое, и третье относится к римской исто­ рынком зерна, которое привозили из Причерноморья,
рии. Указанные события будут рассматриваться лишь с Египта, даже Нумидии. Торговля несколько оживилась
точки зрения греков. вскоре после, «освобождения» Греции Фламинином
(106 г. до Η. э.) и в основном после 166 г. до н. э., когда
римляне возвратили Афинам некоторые клерухий (Лем­
УПАДОК НЕЗАВИСИМОЙ ГРЕЦИИ нос, Имброс, Скирос) и отдали им Делос, чтобы досадить
родосцам. Этот подъем продолжался до разграбления го­
В самой Греции остается несколько полисов, которые рода Суллой в 86 г. до н. э.
сохраняют внешние атрибуты независимости и видимость Сохранились богатые семьи, которые и монополизиро­
их традиционных институтов. Это прежде всего Афины и вали власть. Их политика отличалась осторожностью, по­
в меньшей степени Коринф. Однако с обеднением и со­ скольку для них важным было сохранить свои привиле­
циальными неурядицами упадок их усиливается. Только гии и спокойно владеть имуществом. Они постарались
14 15
только уменьшить влияние Македонии и поддерживать ши, продажа которых обеспечивала скромное существова­
хорошие отношения с Атталидами и Птолемеями, кото­ ние ремесленникам Коринфа и Афин. К тому же наибо­
рые осыпали Афины своими милостями и возводили там лее предприимчивая часть населения покинула страну.
прекрасные строения. Именно замена демоса «буржуази­ Отныне денежные средства вкладывались только в землю,
5
ей» и означает конец величия Афин . поэтому не стало возможности развивать другие отрасли
Престиж полиса как центра интеллектуальной жизни, экономики.
однако, остался прежним. Праздники проходили с той же Социальные последствия этого были очень серьезны­
пышностью, особенно Элевсинские мистерии и Дионисии, ми. Общество все более разделялось на немногочисленный
7
во время которых ставили не только классические драмы, класс богатых и класс беднейшего пролетариата . Вла­
но и «современные комедии», изящно живописавшие со­ дельцев значительных состояний было очень мало. Поли­
временное общество. Представители царских родов Се­ бий сообщает об этолийце Александре, самом богатом из
левкидов, Птолемеев, наследники нумидийского престола греков, имевшем 200 талантов, т. е. больше, чем у афи­
не считали зазорным участвовать в Панафинейских иг­ нянина Каллия, родственника Кимона. Однако появилась
рах. Афинские философские школы не имели себе рав­ прослойка зажиточной, образованной «буржуазии». Она
ных во всем греческом мире. Их учения восхищали пре­ везде получала власть, а это развивало у нее вкус к по­
сыщенную, но не потерявшую интерес к духовности пуб­ честям, что, в свою очередь, требовало громадных рас­
лику. Скульптурные мастерские поставляли во все концы ходов.
света великолепные копии классических шедевров 6. Уже Тревожным признаком стала пауперизация населе­
8
намечалась роль, которую будут играть Афины в рим­ ния . На протяжении всего эллинистического периода
скую эпоху,— роль университетского города, хранилища его доходы падали, о чем говорят документы из Делоса.
ушедшего прошлого,«законсервированного» города време­ Свободным гражданам трудно было найти работу из-за
ни Перикла. конкуренции рабов. Единственным выходом для многих
являлась служба наемниками в иноземных армиях.
Неизвестно, росло ли в то время число рабов, хотя в
Социально-экономический кризис святилищах (особенно в Дельфах) и найдено множество
континентальной Греции надписей об их освобождении. Это может служить лишь
доказательством того, что в период эллинизма, очевидно
В эллинистическое время повсюду в Греции положе­ под влиянием гуманистической философии, рабов легко
ние было весьма критическим. Безусловно, сельское хо­ освобождали за денежный выкуп. Улучшением положе­
зяйство развивалось: росли урожаи благодаря примене­ ния рабов, вероятно, можно объяснить тот удивительный
нию удобрений, увеличивалось поголовье скота благодаря факт, что во время общественных потрясений рабы и
расширению пастбищ. Но поскольку уже с IV в. до н. э. пролетарии вместе никогда не выступали.
возросла роль крупного землевладения, все плоды этого Последствия этого социального кризиса были зловещи­
развития пошли на обогащение отдельных лиц. Ремеслен­ ми. Население Греции редело, малонаселенность, о кото­
ное производство и торговля после кратковременного рой с горечью писал Полибий, становилась настоящим
оживления в последующий за завоеваниями Александра бедствием страны. Многие либо вообще не заводили де­
период пришли в упадок, не выдержав соперничества с тей, либо подкидывали другим — и не только бедняки,
эллинистическими государствами Востока, которые очень доведенные до крайней степени обнищания, но и богачи,
быстро наладили свое ремесленное производство. Греция желая обеспечить себе еще более легкую жизнь. Фи­
ощущала потребность в импорте зерна — потребность до­ липп V тщетно пытался поправить положение активной
рогостоящую, поскольку цены на хлеб во II в. до н. э. 9
демографической и иммиграционной политикой .
значительно возросли после снижения их в начале I I I в. Нищета порождает недовольство. Вновь стали вы­
до н. э. Что же касается экспорта, то он был невелик — двигаться требования об отмене долгов и общем перерас­
в основном вино, оливковое масло, цены на которые, к со­ пределении земли. По крайней мере в одном из полисов
жалению, остались прежними, а также предметы роско- они были частично удовлетворены. Это произошло в
16 17
Спарте, где социальное неравенство проявлялось сильнее, больше и больше больных. Наиболее могущественным
чем где бы то ни было. Во главе движения стояли два островным государством был Родос. Образованный в
царя: Агис IV, потерпевший неудачу из-за слишком жест­ 408 г. до н. э. в результате синойкизма (слияния) трех
ких мер, и Клеомен I I I , проводивший в жизнь действи­ полисов, он проводил гибкую политику в IV в. до н. э.,
10
тельно революционную программу. Он аннулировал а затем успешно противостоял нападению Деметрия
долги всех граждан, принял новых граждан из числа Полиоркета. За этим последовал великий век процветания
наиболее бесправной части населения (илотов), наделив Родоса, когда он, несмотря на интриги царей, сумел со­
их землей, и таким образом усилил военную мощь Спар­ хранить независимость, показав замечательный пример
ты. Это принесло ему (при поддержке народных масс) жизнеспособности полиса в эллинистическую эпоху.
крупные успехи на Пелопоннесе, до битвы при Селласии Конституция Родоса была умеренной. Торговая рес­
(222 г. до н. э.), в которой он потерпел поражение, вы­ публика, ревниво отстаивавшая права полиса, гостепри­
ступив против коалиции Македонии и Ахейского союза 11. имно принимала и защищала всех иностранцев, способ­
Его преобразования, проводившиеся, по-видимому, под ных увеличивать ее богатства.
влиянием уравнительной философии (некоторые исследо­ Своим процветанием Родос был обязан главным обра­
ватели считают его стоиком), не были доведены до конца зом выгодному географическому положению — поблизости
вследствие заговора сторонников существующего порядка. от азиатских берегов и напротив Александрии Египет­
Тем не менее революционное движение продолжало уси­ ской. У него было три порта с доками и арсеналами —
ливаться. Царь Набис, которого его противники называ­ торговый, военный и перевалочный.
ли тираном, попытался провести в жизнь программу В обширных складах хранились вино и оливковое мас­
Клеомена I I I , но его попытка закончилась вмешательст­ ло как местного производства, так и привозные, зерно из
вом Рима. Причерноморья и Египта, вазы, экзотические товары,
Спарта с конца IV по II в. до н. э. постепенно изме­ которые затем продавались по всему Средиземноморью.
няла свой облик. Так, если прежде спартанцы при защи­ Амфоры с клеймом Родоса проникали и в причерномор­
те города полагались лишь на отвагу граждан, то после ские степи, и в Галлию, и в Испанию. Родосу перешла
317 г. до н. э., когда были возведены оборонительные роль Пирея классической эпохи. Его банки отличались
сооружения, они стали надеяться на крепость стен. Забыв большой активностью, а военно-морской флот (50 велико­
о своей прежней суровости, спартанцы, строят театр и лепно оснащенных кораблей), борясь с пиратством, под­
перестраивают храм Артемиды Орфии. держивал мир в Эгейском море. Его морское законода­
тельство («Родосский закон») было настолько упорядоче­
но, что Марк Аврелий позаимствовал из него некоторые
Процветание островной Греции принципы, унаследованные впоследствии Византией и
Венецией. Родос отличался богатством и со многими по­
Менее сложным было положение на островах Эгей­ лисами поддерживал взаимовыгодные контакты, так что
ского моря. Островные полисы извлекали все большую когда там (в 227 г. до н. э.) произошло землетря­
выгоду из мощных потоков товарообмена между Азией, сение, то благодаря помощи, пришедшей со всех концов
Египтом и Европой, несмотря на то что им сильно ме­ греческого мира, Родос очень быстро был восста­
шало пиратство, особенно в Иллирии, на Крите и в Ки­ новлен.
ликии. Однако все это великолепие разрушилось почти мгно­
Достаточно хорошо известно о богатстве Коса, кото­ венно. Будучи в течение долгого времени верным союз­
рое основывалось на производстве вина, керамики и мест­ ником Рима, Родос по Апамейскому миру получил обшир­
ного шелка (бомбисина) и торговле ими. Геронд в «Ми­ ные материковые владения в Ликии и Южной Карии,
миамбах», Феокрит в идиллиях описывают жизнь бога­ Но он продолжал вести сложную политическую игру,
тых торговцев и их среду. и его интриги надоели Риму. В 166 г. до н. э. Рим осно­
Храм Асклепия, окруженный новыми постройками, вал на Делосе свободный от пошлин порт, конкуренция
воспитал целую школу медицины и стал привлекать все которого подорвала торговлю Родоса. За два года тамо-

18 19
женные доходы (которые составляли 2 процента стоимо­ за один день на Делос привозили и продавали до 10 ты­
сти товара) упали с 1 миллиона до 150 тысяч драхм. сяч рабов (X, 5, 4).
Вынужденный подписать договор с Римом, Родос таким Население острова становилось все более смешанным.
образом потерял свою независимость. Тем не менее он Делосцы были высланы в Ахайю, на их месте кроме афин­
остался городом искусства и науки, университетским ских поселенцев обосновались торговцы и банкиры со
центром, куда молодые римские аристократы приезжали всего мира. Наиболее многочисленными были выходцы из
совершенствовать свое образование. Знаменитые со вре­ Леванта. Они объединялись в крупные ассоциации, такие,
мени Эсхина школы риторов пытались возродить аттиче­ как «почитатели Геракла из Тира» и «почитатели По­
ское красноречие. Посидоний из Апамеи блестяще препо­ сейдона из Берита» (Бейрута). Все большую роль играли
давал в них стоицизм. Родосские скульпторы вели поиск «италийские» торговцы (италийцами называют всех
направлений, пока не отдали предпочтение «пергамской выходцев из Италии, каким бы ни был их юридический
патетике». статус,— римских граждан, вольноотпущенников, союз­
Делос начал играть новую роль, которая превратила ников и даже рабов), начавшие посещать Делос с 250 г.
12
колыбель Аполлона в один из крупнейших торговых до н. э. Они также были объединены в ассоциации, на­
центров. Этому способствовало островное положение, ходившиеся под покровительством различных божеств
а также сконцентрированные в его храмах огромные бо­ (Гермеса, Аполлона, Посейдона). Афиняне, италийцы и
гатства, о размерах которых дают представление высе­ выходцы с Востока жили бок о бок, оставаясь верными
ченные на мраморе «отчетные надписи». Служители своим обычаям и богам, строя склады и воздвигая святи­
культа становились банкирами, их примеру вскоре после­ лища. В надписях проявляется греко-латинский билинг­
довали частные лица. визм. Риторических и философских школ на острове не
Освободившись в 314 г. до н. з. от опеки Афин, Де­ было, а о богатстве и пристрастии к роскоши торговой
лос принял демократическую конституцию. Это событие «буржуазии» можно судить по статуям, фрескам и мо­
ознаменовало начало так называемого периода независи­ заикам, которыми украшены дома. Святилища свидетель­
мости (314—166 гг. до н. э.), когда он на самом деле на­ ствуют о настоящем космополитизме и проникновении
ходился под влиянием Птолемеев, сделавших Делос цент­ на остров восточных культов.
ром конфедерации островных государств. Процветание длилось до I в. до н. э. В 88 г. остров,
В 166 г. до н. э. Рим положил конец его независимо­ верный Риму во время Митридатовых войн, был разграб­
сти и вновь передал Делос Афинам, которые превратили лен флотоводцами понтийского царя, и 20 тысяч его жи­
его в свою клерухию. С целью противодействия Родосу телей подверглись зверскому истреблению. Это ознамено­
порт Делоса был объявлен свободным. После этого зна­ вало начало заката Делоса.
чительно оживилась торговля острова. Разрушение Кар­
фагена и Коринфа, а также образование римской про­ Федеративные государства
13
винции «Азия» еще более способствовали его процве­
танию. Это была эпоха беспримерного возвышения Мир полисов периода эллинизма представлял собой
Делоса. Строились причалы, порты, доки; «священный карикатуру на институты классической эпохи, республи­
остров» превратился в огромный склад, куда стекались канский дух сохранился лишь в федеративных государст­
товары со всего мира — зерно, оливковое масло, вино, лес, вах. Эти союзы развились в основном в отсталых райо­
керамика, экзотические товары из Александрии, сирий­ нах, где города либо были небольшими, либо отсутство­
ских и финикийских портов. Делос становился и неволь­ вали вовсе и где продолжали существовать племенные
ничьим рынком: все возраставшая роскошь Рима повлек­ организации, предшествовавшие полисной системе. Два
ла за собой и рост потребностей, а число «говорящих ору­ из них особенно разрослись в эллинистическую эпоху
дий» можно было легко увеличить за счет пленных потому, очевидно, что греки постепенно привыкли к фе­
пиратов, торговли рабами, организованной царями Кап­ дерациям (начиная с Коринфского союза), но прежде
падокии и Вифинии. Страбон в «Географии», возможно всего потому, что только союз мог обеспечить действенное
не без некоторого преувеличения, утверждает, что иногда сопротивление экспансии царей Македонии.

20 21
Этолийский союз издавна располагался вокруг обще магистратуру прославили выдающиеся политические дея­
го этолийского святилища в Ферме, где, как показали тели, такие, как Арат из Сикиона и Филопемен, который
раскопки, находился культовый центр еще в микенскую за свою отвагу в борьбе против римлян заслужил право
эпоху, никогда, правда, не игравший значительной роли. называться «последним греком».
Этолия известна как суровая страна, жители которой Упадок Ахейского союза был в прямой зависимости
были прекрасными солдатами, всегда носившими при от роста могущества Рима. Ему способствовали также
себе оружие. Продемонстрировав свою храбрость во вре­ интриги полисов, насильно включенные в состав союза
мя нападения на Дельфы галлов (279—278), они захва­ (например, Спарта). Будучи вначале союзниками Рима,
тили святилище, распространили свое влияние на амфик­ ахейцы возбудили недоверие к себе со стороны римлян,
14
тионию (религиозное объединение ряда греческих го­ которое начало проявляться после Третьей Македонской
сударств) и тем самым подняли свой престиж. В то же войны. Римляне тогда взяли заложниками тысячу ахей­
время они захватили несколько территорий: на западе — ских граждан, в их числе Полибия, сына стратега Ли­
в Акарнании, на востоке — в Фокиде, Западной Локриде, корта. Ахейцы подняли оружие — римляне в 146 г.
в Фессалии, образовав самое обширное из когда бы то до н. э. разрушили Коринф, и союз прекратил свое су­
ни было существовавших греческих государств. ществование.
Народное собрание объединяло без условий ценза Обычным в исторической литературе стало противо­
всех граждан из всех полисов, входивших в союз. Оно со­ поставление этих двух союзов. Этолийский союз был
биралось два раза в год, из них один раз в Ферме. Су­ демократичнее Ахейского. Однако и тем и другим управ­
ществовало два совета — один из тысячи членов (буле, ляли самые состоятельные граждане; платы за выполне­
или синедрион), другой — более узкий (совет апоклетов). ние обязанностей магистрата не существовало. Союзы
Собрание избирало магистратов и главного среди них — рассматриваются как последняя попытка греческого духа
стратега, который на практике в течение года был главой создать государства, достаточно сильные для отпора при­
исполнительной власти. Число делегатов в совет от каж­ тязаниям Антигонидов.
дого полиса, так же как и выставлявшийся им воинский
контингент и налоги, которые он платил, было пропор­
ционально величине полиса. СЕВЕРНЫЕ ЦАРСТВА
Постоянная враждебность Этолийского союза по от­
ношению к Македонии ставила его на сторону Рима, Македония
но это не помешало ему выступить против своего союз­
ника, за что Этолийский союз и поплатился в 189 г. Македония в эллинистический период была весьма
до н. э. независимостью. сильным государством, распространявшим свое влияние
Соперник Этолийского союза, Ахейский союз восста­ даже на формально независимые полисы собственно Гре­
навливал в 281—280 гг. объединение, распущенное в на­ ции. Ей противостояли лишь Этолийский и Ахейский
чале века. Союз быстро вышел за границы нищей Ахеи. союзы; Эпир, если не считать периода блистательного
Благодаря энергичным действиям Арата он присоединил правления Пирра, тускнел перед ней.
Сикион, завладел Коринфом и постепенно — доброволь­ В 276 г. до н. э. Антигон II Гонат (годы правления —
но либо принудительно — включил в свой состав весь 276—239) окончательно завоевал Македонию, принадле­
Пелопоннес. О государственном устройстве Ахейского жавшую ранее его отцу Деметрию Полиоркету. Он осно­
союза мы знаем меньше. Общее собрание, на котором, вал династию Антигонидов, правившую до самого римско­
очевидно, могли присутствовать все граждане входивших го завоевания. Его власть простиралась не только на
в союз полисов, созывалось четыре раза в год в святили­ Македонию, но и на те части Греции, которые не попа­
ще Зевса Гамария на территории Эгиона, но существо­ ли в руки этолийцев или ахейцев. Там она поддержива­
вали также и чрезвычайные собрания. Основную роль лась гарнизонами под командованием стратегов.
играл Совет — коллегия, состоявшая из десяти дамиоргов Этот великий царь, друг философов, окруженный
и одного стратега, избираемого ежегодно. Эту последнюю людьми искусства (среди них историк Иероним из Кар-
22 23
дии и поэт Арат из Сол), действовал энергично и вместе мом и Македонией. Вторая Македонская война, в которой
с тем хитроумно. Он был высокого мнения о царском этолийцы и даже ахейцы были союзниками Рима, озна­
предназначении. «Хорошо ли ты понял,— говорит он сво­ меновалась бегством македонской фаланги в битве при
ему сыну,— что царствование — это лишь благородное Киноскефалах (197 г. до н. э.). В следующем году по
рабство?» Несмотря на то что Афины являлись для него мирному договору Филипп V отказался от завоеваний в
своего рода «интеллектуальной столицей», он вновь обо­ Фессалии и Греции и выдал свой флот. Фламиний в
сновался в Пелле, хотя его отец столицей сделал Демет­ Коринфе провозгласил свободу грекам.
рию — город на Пагасетическом заливе. Он успешно за­ Персей возобновил борьбу, однако в отличие от отца
щищал Македонию от Пирра и его сына Александра — он действовал нерешительно и потерпел поражение.
царей Эпира. Антигон подчинил Афины, восставшие про­ Третья Македонская война закончилась разгромом Маке­
тив него во главе с Хремонидом. Но он не смог поме­ донии. Побежденный в битве при Пидне (168 г. до н. э.)
шать Арату воссоединить Сикион с Ахейским союзом и Персей был привезен в Рим. Македонию разделили на
отнять у него Коринф. В своем царстве Антигон устано­ четыре области, а впоследствии превратили в провинцию
вил абсолютную власть. Основав три Антигонии — в Хал­ (148 г. до н. э.).
кидике, на Аксиосе и на Аросе,—он тем самым способ­ Муммий взял штурмом и разрушил Коринф — ужас­
ствовал развитию градостроительства. ное злодеяние, уничтожившее один из самых красивых
Сын Антигона Гоната Деметрий II должен был бо­ городов Греции. Все греческие полисы, за исключением
роться с общей коалицией Центральной Греции и Пело­ Спарты, Афин и Дельф, получивших статус «союзных»,
поннеса. После смерти Деметрия II его двоюродный должны были платить дань. До 27 г. до н. э. Греция под­
брат Антигон Досон оказался в сложной ситуации. Ма­ чинялась проконсулу Македонии, а затем Август создал
стерским ходом он восстановил македонское влияние на отдельную провинцию - Ахайю. Погибая, Греция оста­
Пелопоннесе, куда его призвали ахейцы, старые против­ лась верна себе в ненависти ко всякому насилию и пред­
16
ники Македонии, обеспокоенные революционными рефор­ почла заключить союз с «римскими варварами» , чем
мами Клеомена Лакедемонянина. Антигон Досон отвое­ терпеть гнет Македонии. Не забудем, что при Киноске­
вал у царя Спарты Коринф, организовал мощную сим­ фалах яростные атаки этолийцев частично предопреде­
махию (военный союз), собрав в ней половину Греции лили победу римлян.
(в том числе и Ахейский союз), стал ее гегемоном, раз­ С одной стороны, Македония, вероятно, была не са­
бил Клеомена у Селласии (222 г. до н. э.) и вступил в мым блестящим из эллинистических царств. Правда, ее
Спарту, которая тогда была впервые повержена к ногам военное могущество долгое время оставалось значитель­
торжествовавшего противника. Но он, вероятно, согла­ ным благодаря храбрости фаланги, набираемой из мест­
сился на образование у себя под боком Македонского ных жителей, однако вскоре пришлось прибегнуть и к
союза, который должен был в какой-то степени ограни­ услугам наемников — галлов, потом иллирийцев, критян
чить его абсолютизм,— уступка, значение которой не и даже сирийцев. Но флот Македонии никогда не был
15
оценивают должным образом . столь же сильным, сколько сильны были его сухопутные
Правление двух последних царей, Филиппа V (сына войска, если не считать периода правления Антигона
Деметрия II) и его сына Персея, характеризуется борь­ Гоната, а финансовые возможности страны были ограни­
бой против Рима. Филипп V, энергичный и порой жесто­ ченными. Земля по-прежнему находилась в руках боль­
кий правитель, позволил ахейцам втянуть себя в так на­ ших семей. С другой стороны, из-за соседства с Грецией
зываемую «союзническую войну» против этолийцев, за­ Македония втянулась в серию интриг, поскольку греки
кончившуюся в 217 г. до н. э. Навпактским миром на были склонны не замечать разницы между своими крова­
основе uti possidetis (стороны остаются при своих владе­ выми играми и борьбой за свободу. Силы традиции были
ниях). Первая Македонская война, в которой Этолия и так велики, что они не позволили создать в Македонии
Пергам выступили на стороне Рима и во время которой ни культа монарха, ни административной иерархии, как
Филипп заключил союз с Ганнибалом, завершилась в при восточных дворах (нам известен единственный чи­
Фойнике (205 г. до н. э.) разделом Иллирии между Ри- новник—царский секретарь). Роль Македонии значи-

24 25
тельна: ее цари обеспечили защиту эллинизма от беспо­ ждали блестящие победы, затем он отправился в Сици­
койных северных соседей и набегов кельтов; они были лию защищать греков от Карфагена. Самый яркий дея­
единственными, кто бросил все свои силы на борьбу про­ тель эллинизма, Пирр создал на Западе обширное царст­
тив вожделений Рима. И если эта борьба была напрасной, во, но, покинутый своими союзниками, он вынужден был
то от этого она не перестала быть достойной великого вернуться в Эпир для пополнения ресурсов. Однако царь
прошлого Эллады. не бросил великих планов создания объединенного госу­
18
дарства «Обеих Сицилии» , и, оставив в Таренте одного
Эпир из своих сыновей со значительными военными силами,
Пирр устремился на Пелопоннес — новое завоевание ма­
Гористый Эпир был населен тремя народами: молос­ кедонского трона было для него своего рода игрой.
сами, феспротами и хаонийцами. В IV в. до н. э. молос­ И только смерть в Аргосе подтвердила его поражение на
сы объединились с другими народами в федеральное го­ Западе, в которое он не верил до последней минуты.
сударство, которое сначала называлось «Союз молоссов», Пирр, один из выдающихся гениев античности в воен­
а затем «Симмахия эпиротов». Надписи упоминают его ном деле, единственный, как писал Аппиан («О сирий­
собрание (экклесию) и главного магистрата (простата). ских делах», 10, 39), кто достоин сравнения с Александ­
Во главе стоял царь из молосской династии Эакидов, род ром, был также хорошим организатором, У нас будет
которого восходит к Пирру-Неоптолему, сыну Ахилла. случай проанализировать его политику на Западе. И в са­
Среди ее наиболее значительных представителей назовем мом Эпире деятельность его значительна — при нем цар­
Алкета I, могущественного правителя, союзника Диони­ ство вышло из состояния варварства. Амбракия — новая
сия Старшего и, вероятно, действительного основателя столица — стала красивым городом, обильно украшенным
Эпирского союза, и Александра I, родственника Филип­ произведениями искусства. Над ним возвысился царский
па II Македонского, авторитетного монарха, который на­ дворец, вокруг святилища Додоны выросли новые по­
чал чеканить монету со своим именем. стройки. Оживились экономические связи с Италией.
Единственным царем династии Эакидов, который После смерти Пирра его сын Александр заключил мир
сыграл действительно большую политическую роль, был с Антигоном Гонатом, но, воспользовавшись Хремонидо-
Пирр, горячие притязания которого на протяжении два­ вой войной, вновь попытался захватить Македонию. Од­
17
дцати лет будоражили Грецию и Запад . Он расширил нако сын Антигона Гоната молодой Деметрий нанес ему
границы своего царства, возвратив Эпиру области, подчи­ столь сокрушительное поражение, что Александр был
ненные при Филиппе II Македонией (Паранайю, Тимо­ вынужден бежать в Акарнанию. Только помощь союзни­
файю, Атинтанию, Афаманию, Амфилохию), а также ков позволила ему восстановить свою власть в Эпире,
присоединил часть Иллирии, Амбракию, Акарнанию. Его и до своей смерти он делит Акарнанию с этолийцами.
главной целью было завоевание Македонии. Он достиг После смерти Александра регентша Олимпиада попы­
этой цели благодаря как ловкости, с которой лавировал талась восстановить союз с Македонией, но оба ее
среди интриг царей, так и своей храбрости, а также пол­ сына — Пирр II и Птолемей — умерли один за другим,
ководческому таланту на поле битвы. Но, разбитый Ли­ и монархия развалилась.
симахом, Пирр понял, что ресурсов его царства, даже В Эпире установилась республика, которой управляла
сильно расширенного, явно недостаточно для свободы коллегия из трех стратегов, по всей вероятности избирав­
действий. шихся народным собранием эпиротов. Народное собрание
Поворотный час судьбы пробил для него в 281 г. до решало вопросы войны и мира, выбора союзников, из­
н. э., когда тарентийцы призвали его на помощь в борьбе брания послов, присвоения права гражданства. Как и при
с римлянами. Влекомый примером своего родственника монархии, во главе собрания эпиротов должен стоять
Александра Великого, показавшего, на что способно простат, который упоминается в «федеральных декретах».
пламенное сердце, устремленное к сверхчеловеческой Кроме того, видную роль в государственных делах играл
цели и вдохновленное голосом горячей крови Ахилла, секретарь совета (синедриона), но состав совета нам
Пирр поднял паруса и взял курс на Италию, где его неизвестен.

2G 27
Иллирийские пираты захватили Фойнику, один из са­ зал себя достойным предшественником Сципиона. Это
мых крупных городов, и Эпир, территория которого ока­ предприятие закончилось поражением, но Агафоклу уда­
залась сведенной к территории трех изначальных племен. лось навязать карфагенянам мир на условиях status quo
Помощь Македонии не могла помешать этолийцам разгра­ и заставить их деньгами и пшеницей возместить потери.
бить Додону в 219 г. до н. э. Вторжение римлян во время Он присвоил себе титул царя, его изображение стало
македонских войн превратило Эпир в поле боевых дейст­ чеканиться на монетах (в подражание восточным монар­
вий враждовавших армий и разделило население страны хам). Однако этот царь, бывший гончар, презирал рос­
на две части — на сторонников римских завоеваний и кошь и старался привлечь на свою сторону народ. По от­
приверженцев Филиппа V Македонского и Персея. ношению к аристократам он был еще более жесток, чем
В 167 г. до н. э. на Эпир обрушилась месть Эмилия Фаларид. На Сицилии, и особенно в Сиракузах, он провел
Павла, который разрушил 70 городов и продал в рабство серию репрессий, в результате которых были уничтоже­
150 тысяч жителей, разорил всю страну, а вскоре после ны наиболее яростные его противники — аристократы.
этого, в 148 г. до н. э., она вошла в состав провинции Агафокл был так популярен, что тарентийцы, которым
Македония. надоели услуги пришедшего из Греции «освободителя»,
обратились к нему за помощью. В Италии он воевал с
бруттиями и захватил Кротон. Ему даже удалось взять
УПАДОК ГРЕЧЕСКОГО ЗАПАДА Коркиру, которую он уступил Пирру вместе со своей до­
черью.
Монархия Агафокла (319—289) Этот новый Дионисий понимал, что только мощное
греческое государство Обеих Сицилий может спасти За­
В эллинистическую эпоху мир греческих колоний на пад, но он столкнулся со слишком сильным сопротивле­
Западе был уже не столь сильным, как в былые времена. нием, в частности, опальных олигархов, скрывавшихся в
У нас будет случай проанализировать роль полисов При­ Агритенте. После смерти Агафокла в 289 г. до н. э.
черноморья и Массалии в распространении эллинизма. в соответствии с его волей сиракузяне вновь обрели сво­
Кирена же находилась в зависимости от Египта, а грече­ боду, но из-за внутренних распрей потеряли ее. Постоян­
ская Италия и Сицилия вскоре будут захвачены Римом. ной угрозой для них был Карфаген, а кампанские наем­
Время Агафокла, Пирра, Гиерона II — лишь продолжи­ ники Агафокла, мамертинцы, силой обосновавшиеся в
тельная отсрочка полного их упадка. Мессине, терроризировали Сицилию.
Положение на всем Западе было серьезным. Начиная
с конца IV в. до н. э. Рим подчинил себе Кампанию и
все больше и больше интересовался Великой Грецией. Подвиги Пирра на Западе (280—275)
Италики продвигались на юг Аппенинского полуострова,
оказывая возрастающее давление на греческие колонии. На какое-то время могло показаться, что спасителем
Тарент прибег к помощи сначала спартанского царя Ар­ Запада окажется Пирр; он был призван тарентийцами
хидама, затем Александра Молосса, основавшего непроч­ и, так же как Агафокл, попытался основать греческое
ное царство от Посейдония до Регия, и, наконец, Клеоме­ Царство по обоим берегам Мессинского пролива.
на Лакедемонянина. Впервые Тарент был недоволен не своими соседями
Сицилия жила под постоянной угрозой со стороны италиками, а римлянами. В 303 г. до н. э. Рим заключил
Карфагена. В Сиракузах, самом процветающем городе, с Тарентом договор, но которому римским кораблям за­
демократ Агафокл захватил власть, истребив олигархов. прещалось заходить за Лацинийский мыс. В 282 г. до н. э.
Он подчинил себе Восточную Сицилию и возобновил борь­ римляне нарушили его, и народ Тарента после бурного
бу против исконного врага — Карфагена. Видя, что спра­ обсуждения под воздействием демократов решил объявить
виться с карфагенянами в самой Сицилии невозможно, войну. Ему нужен был вождь, и тарентийцы призвали
он решил нанести удар по Карфагену в Ливии и с неслы­ Пирра, который уже проявил себя как великолепный
ханной дерзостью высадился на ее побережье, где пока- военачальник и в то время скучал без дела.
23
29
Пирр, встреченный сначала с энтузиазмом, привлек бронзовые монеты по сицилийскому стандарту, аналогич­
на свою сторону не только полисы Великой Греции, но ному весовой системе римлян. С этой точки зрения Пирр
19
и италийских варваров (луканов и бруттиев) . Однако выглядит уже не как завоеватель с переменчивым успе­
вскоре тарентийцы изменили отношение к Пирру, по­ хом, каким его представляли греческие историографы,
скольку он пытался навязать им суровую дисциплину. и не как царь-рыцарь в описаниях римских историков,
Так или иначе, его военные успехи были замечательны: а как решительный и предусмотрительный организатор,
дважды он выиграл сражения — при Гераклее и Аускуле который между кампаниями успевал строить планы и за­
(280 и 279 гг.); после дерзкого похода он разбил свой ла­ тем терпеливо претворять их в жизнь. Пирр — это Алек­
герь у Пренесте, откуда созерцал дымы над крышами сандр Запада, но Александр, которому не выпало счастья
Рима. Дважды Пирр заключал с римлянами перемирие, вовремя умереть в зените славы — в возрасте 32 лет.
может быть потому, что признал их воинскую доблесть Попытка Пирра — это последнее усилие эллинистиче­
и гордое упорство при поражениях, а скорее всего из-за ского мира отстоять свои позиции на Западе. И он потер­
того, что ослабление их могущества не входило в его пел поражение не потому, что был недостоин своей вели­
планы: он предпочел бы с ними договориться, чтобы без кой цели, а потому, что ни тарентийцы, ни сиракузяне,
помех посвятить себя созданию Великой греческой импе­ несмотря на кратковременные порывы, не были по-на­
рии на Западе, что до него лишь частично удалось сде­ стоящему готовы к яростной борьбе, требовавшей от них
лать его дяде Молоссу и тестю Агафоклу. отказа от удовольствий и удобств. Как перезревший плод,
греческий Запад падает в руки римлян.
Не без колебаний он покинул Италию, чтобы отклик­
нуться на призыв, исходивший на этот раз от Сицилии, Все города Великой Греции теряют независимость
которая находилась под угрозой нападения Карфагена. почти одновременно. Тарент капитулирует в 272 г. до
Но он вовсе не оставил свои планы — напротив, старался н. э., как только остается без поддержки эпирских отря­
найти новые средства для их осуществления. Здесь также дов. «После того как Тарен побежден, у кого хватит сме­
все начиналось весьма успешно. Провозглашенный геге­ лости для сопротивления?» (Флор, I, 13). Полисы сдают­
моном и царем, Пирр одержал блестящие победы над ся один за другим, а Локры унижаются до того, что про­
карфагенянами и завоевал все их владения в Сицилии, славляют на своих монетах Pistis («чистосердечие»)
кроме Лилибея, который не в состоянии был взять при­ Рима.
ступом. Пирр решил идти путем Агафокла и сокрушить
могущество Карфагена в самой Африке, но тут он столк­
нулся с сопротивлением своих сицилийских подданных, Сицилия во времена Гиерона II
обвинивших его в тирании.
Неблагодарность сицилийцев побудила его уйти в Сиракузы, напротив, располагали еще несколькими
Италию, и там он вновь лицом к лицу столкнулся с рим­ десятилетиями независимости, которую они использова­
лянами. После сражения у Беневента Пирр вернулся к ли себе во благо, вдохновленные Гиероном II.
себе в Эпир, чтобы собраться с силами. Только смерть Гиерон заставил признать себя благодаря неоспори­
заставила его отказаться от своих замыслов. мым личным достоинствам. Он и образованный человек,
автор агрономических трактатов, и храбрый воин, даже
Так провалился грандиозный план создания царства,
в девяностолетнем возрасте принимавший участие в сра­
которое должно было собрать под властью Пирра греков,
жениях, но прежде всего Гиерон — дипломат, ловко ла­
а также эллинизированных варваров Южной Италии и
вировавший среди держав, стремившихся захватить Си­
Сицилии и могло бы серьезно противостоять римским за­
цилию.
хватам на юге Италии. Проводимая им монетная полити­
Гиерон установил свою власть в Сиракузах, обратив
ка с очевидностью доказывает широту его планов. Он
в бегство мамертинцев, и получил титул царя. Его царст­
чеканил золотые и серебряные монеты со своим изобра­
во невелико, но правит он им как настоящий эллинисти­
жением по аттическому весовому стандарту, желая подчи­
ческий властитель. В Египте Птолемеев он заимствует
нить Запад, как Александр подчинил Восток. Но одновре­
основные положения знаменитого Гиеронова закона, ко-
менно, проявив гибкость и терпимость, он выпустил
31
80
торый упорядочил взимание поземельного налога с цар­
ских земель и ограничивал доходы арендаторов. Рим так­ Египет, которым владел Птолемей, сын македонского
же будет использовать этот закон, правда основательно аристократа и сподвижник Александра, был самым бога­
изменив его. Гиерон располагал мощным флотом и укреп­ тым и едва ли не самым обширным из эллинистических
20
лениями Эвриала , которые он усовершенствовал, оче­ царств. К счастью для государства, на протяжении цело­
видно, с помощью Архимеда, своего наиболее авторитет­ го столетия во главе его стояли энергичные правители,
ного военного советника. которым удалось значительно усилить его и создать на­
Художественное ремесло и торговля процветали. На­ стоящую империю. Но за периодом расцвета, когда стра­
стоящими шедеврами были монеты с изображением ца­ на обрела мощь и блеск, как при самых великих фарао­
рицы Филистис. Гиерон снискал себе достаточно высокий нах, последовал долгий период упадка.
престиж, чтобы вмешиваться даже в дела Восточного Птолемей I Сотер, осторожный и настойчивый влады­
Средиземноморья, помогая голодавшему Египту или Ро­ ка, во всех областях своей деятельности проявил себя
досу, разрушенному землетрясением. Он подарил своей как зачинатель. Он стал завоевывать земли вокруг Егип­
родине новый театр вместо старого, построенного в конце та, чтобы еще больше обеспечить безопасность своего
VI в. до н. э., и монументальный алтарь длиной в стадию царства в Средиземноморье. Он ввел монетную систему,
(177,6 м). Гиерон окружил себя людьми искусства — привлек в Египет греков, старался удержать в войне на­
Феокрит воспел его в «Харитах» (правда, потом он от­ емников, наделяя их земельными участками. Он начал
дал предпочтение Птолемею Филадельфу) — и науки — проводить политику сотрудничества между греками и ко­
достаточно упомянуть Архимеда, прославившего Сираку­ ренным населением, предложив им для почитания ново­
зы на века. го бога — Сараписа. Сам писатель и друг философа Де­
21
Когда Сицилия стала ареной борьбы между Карфаге­ метрия Фалерского , он много внимания уделял разви­
ном и Римом, Гиерон начал действовать осторожно. тию культуры, основав в Александрии Библиотеку и
В 263 г. до н. э. он заключил союз с Римом, своим не­ Мусей.
давним врагом, и взял на себя обязательство платить Его сын Птолемей II Филадельф (283—246), женатый
дань, но в 248 г. он освободился от этой обязанности. па своей сестре Арсиное, продолжил дело отца. Его
Оказанные им услуги Риму помогли римлянам одержать активная внешняя политика была основана как на дина­
победу. Сицилия была захвачена, но Гиерон сохранил стических браках, так и на войнах, в частности против
свое царство до самой смерти в 215 г., в разгар Второй Селевкидов (первая и вторая сирийские войны). В пери­
пунической войны. После этого Сиракузы сочли своим од наибольшего могущества он владел Киреной, Кипром,
правом расторгнуть союз с Римом и встать на сторону Памфилией, Ликией, Келесирией (долина между Лива­
Ганнибала. В 212 г. до н. э. Марцелл взял Сиракузы ном и Анти-Ливаном, вокруг Гелиополиса (Баальбека)
штурмом, несмотря на военные машины Архимеда, кото­ и Халкиды Ливанской) и оказывал влияние на кон­
рый был убит римскими солдатами, и, оплакав судьбу го­ федерацию полисов Кикладских островов. Птолемей
рода, отдал его на разграбление. Греческая Сицилия ото­ Филадельф был достаточно любознателен, чтобы от­
шла в прошлое. правлять посольства в Рим и в Индию. Египту он дал
административную систему, которая позволила эффектив­
но эксплуатировать страну благодаря монополиям и стро­
ЦАРСТВА ВОСТОКА гой налоговой политике. Он провел реформу монетной
системы, восстановил канал Нехо, возродил к жизни об­
Царство Птолемеев
ширный оазис Фаюм (Файюм). При его дворе собирались
Именно на Востоке монархическая форма правления, самые знаменитые поэты, ученые, врачи, а Мусей и Алек­
унаследованная от Александра, получает свое полное сандрийская библиотека достигли тогда наивысшего рас­
развитие в двух обширных регионах, сформированных цвета.
при разделе Империи,— в царствах Птолемеев и Селев­ Птолемей III Эвергет I (246—221), сын Птолемея I I ,
кидов. прежде чем почить на лаврах, как бы пресытившись до­
бычей, во второй половине своего царствования провел в
32
2 Заказ № 2500 33
Азии ряд военных кампаний, которые, казалось, воскре­
шали подвиги великих фараонов Нового царства. Двор И тогда величие власти возродилось в его дочери
его был не менее блестящим, чем двор отца. Он расши­ Клеопатре. Царица с глазами, похожими на золотые звез­
рил Библиотеку, организовал экспедицию в Персидский ды, вовсе не была, как считали, авантюристкой и кол­
22 дуньей. Просто она умела использовать свое очарование
залив, создал условия для работы Эратосфена .
Но уже тогда начались народные волнения и так на­ в осуществлении далеко идущих планов, обольстив снача­
23 ла Юлия Цезаря, а потом Марка Антония. Она мечтала
зываемая порча монеты . Все это еще более усилилось,
при первых двух его преемниках, правление которых рас­ о такой восточной Империи, которая вернула бы Египту
сматривается как поворотный пункт в истории Египта границы времен Филадельфа и уравняла бы его с Римом
Птолемеев. в могуществе.
Птолемей IV Филопатор, которому угрожали притяза­ Однако Клеопатра бежала из Акция, в то время как
ния Антиоха I I I , в битве при Рафии одержал блестящую исход морского сражения между Октавианом Августом и
победу над селевкидской армией. Но поскольку перед Антонием был еще не вполне ясен. Ей не удалось поко­
битвой ему пришлось набрать в свою армию и египтян, рить Октавиаиа, и последняя представительница дина­
которые позднее поднимали против него оружие, он по­ стии Птолемеев предпочла укус аспида колеснице триум­
шел на некоторые уступки местному населению. При фатора (30 г. до н. э.). Оставшиеся независимые грече­
Птолемее V Эпифане Египет потерял Келесирию — от ские земли были присоединены к Римской империи.
всех внеегипетских владений остались только Кипр и Кирена, завоеванная Александром Македонским, пос­
Кирена. ле его смерти отошла к Птолемею Сотеру. Но удален­
Несмотря на то что царь начал свое правление ность от Нильской долины сделала ее легкой добычей
амнистией и раздачей привилегий, о чем свидетельствует Фиброна и Офелла (трагически погибших), а затем Ма­
знаменитый «Розеттский камень», как в столице, так и в гаса, правившего долго и счастливо. Его дочь Береника
Фиваиде прокатились многочисленные восстания. Порча вышла замуж за Птолемея Эвергета I, убив первого
монеты, начавшаяся в 234 г. до н. э. в правление Эвер­ мужа в постели своей матери, надолго объединив таким
гета, стала настолько значительной, что с 210 г. до н. э. образом Кирену и Египет. Тем не менее Птолемей Фис­
золотые и серебряные монеты практически исчезли из кон предоставил ей независимость, отдав во владение
обращения. Это мешало Египту участвовать в междуна­ одному из своих незаконных сыновей Аниону, который за­
родной торговле. вещал ее римскому народу (96 г. до н. э.). Провинция
После смерти Птолемея Эпифана начался долгий пе­ Киренаика была создана в 74 г. до н. э. В течение
риод упадка, захвативший II и I вв. до н. э. Трон оспа­ эллинистической эпохи Киренаика долгое время процве­
ривали несколько претендентов. В эту борьбу активно тала (о торговле Киренаики с внутренними областями
включилось и население Александрии. Африки, проходившей по торговым путям Сахары, см.
Низость и пороки двора, непостоянство и жестокость ниже), постройки множились не только в Кирене, но и в
александрийской черни, угроза вмешательства Рима, для Птолемаиде, быстро растущем городе на побережье,
которого Египет был желанной добычей, бесстыдное ра­ и в Эвгеспериде, которая была переименована в Верени­
болепие его владык послужили причинами ослабления цу. Знаменитейший из сынов Кирены — Каллимах, утон­
империи. Упадок Египта объясняется потерей владений, ченный певец своей родины, жил в основном при алек­
ухудшением содержания ирригационной системы, бегст­ сандрийском дворе. «Венера Киренская» демонстрирует
вом крестьян, налоговыми льготами, предоставленными Расцвет скульптуры.
жрецам и клерухам. Высшие чиновники обрели независи­
мость от центральной власти, жрецы стали богаче царя
и подчинили себе земледельцев. Повсюду царили анар­ Царство Селевкидов
хия, запустение, разруха.
Со смертью Птолемея X I I Авлета распри возобнови­ Империя, которую Селевк I Никатор оставил своему
сыну Антиоху I, была чрезвычайно обширной. Она про­
лись с прежней силой.
биралась от Афганистана до Проливов, от Понта до Си-
34
2* 35
окраине Империи образовалось Греко-Бактрийское цар­
рии и отличалась большим этническим разнообразием. ство. Крепко ли удерживал там свои позиции эллинизм
В ней говорили на многих языках — греческом, персид­ при греческих царях — это уже другой вопрос. Область
ском, армянском, азианических диалектах. В ней соседст­ между Оксом и Каспийским морем была завоевана в
вовали все религии — греческий политеизм, зороастризм, 249 г. до н. э. варварами, пришедшими из туранских сте­
иудаизм, местные культы Анатолии. Она была местом ак­ пей *. Парфяне образовали новое независимое государст­
тивного культурного взаимодействия. во — Парфию **. Их предводителями стали Аршак и его
брат Тиридат, основатели династии Аршакидов, которая
будет претендовать на связь с Ахеменидами и просущест­
Усиление раздробленности вует до 227 г. и. э. Их притязания росли по мере ослаб­
ления государства Селевкидов. Митридат I (171—138)
Однако центробежные силы в империи Селевкидов подчинил Мидию, Перейду, Вавилон, отобрав у антиохий­
были настолько сильны, что ее история, по существу, яв­ ских владык очень богатые области, и окончательно от­
ляется историей распада. Настоящим центром державы резал сирийских греков от бактрийских. Своим наследни­
была Сирия, где Селевк I около 300 г. до н. э. основал кам он оставил царство, простиравшееся от Евфрата до
свою столицу Антиохию-на-Оронте. Поэтому прежде все­ Герата, от Каспия до Персидского залива. Парфянская
го Империя потеряла наиболее удаленные от Сирии об­ угроза по наследству перейдет от Селевкидов к римлянам.
ласти — Северную Анатолию и восточные сатрапии. Се­ Отныне от огромной, почти столь же протяженной, как
левкиды, очевидно, оказались жертвами решения основа­ и ахеменидская, Империи осталась территория немногим
теля династии. Великие цари, его предшественники, были больше одной Сирии.
более предусмотрительны, управляя Империей из столи­
цы, расположенной в ее геометрическом центре — в Ира­
не. Но, будучи греком, Селевк пожелал сделать из своих
Бесславные потомки
владений греческое, т. е. средиземноморское, государство.
Начиная с Антиоха I отделились северная и цент­ До столь бесславного конца Империю довела слабость
ральная части Малой Азии. Там образовались независи­ Селевкидов. Их могущество подрывалось дворцовыми
мые царства под властью местных династий: Вифиния интригами: убийства и узурпации, вдохновлявшиеся пре­
(которую не смог покорить даже Александр), Пафлаго­ тензиями незаконных цариц, следовали одно за другим.
ния, Каппадокия Понтийская (называемая также Пон­ Далеко не всегда они могли опираться даже на своих
тийским царством) и Каппадокия Средиземноморская высокопоставленных чиновников, как показывает пример
(или Каппадокия Великая). Галаты, терроризировавшие мидийского стратега Молона, восставшего против Антио­
своими вторжениями Анатолию, образовали государство ха I I I . К тому же соседи Египта, с которыми их соединяли
на высоком плато Фригии — с тех пор эта область назы­ Династические связи, навязали им нескончаемую тяжбу
вается Галатией. В то же время возникло царство Пер­ из-за обладания Келесирией.
гам. Весьма скромное вначале, впоследствии оно отвоева­ Но самым уязвимым местом в Империи была посред­
ло у Селевкидов почти всю Южную Анатолию. ственность большинства его правителей, хотя они и име­
Расположенная далее на восток, между Черным и ли перед собой великий пример в лице основателя ди-
Каспийским морями, Армения, которую Александр так­
же не смог покорить и на которую Селевк I наложил * В III в. до н. э. ираноязычные степные народы активно пе­
ремещались (см. ниже о сарматах). Причина этого — в давлении,
дань, осталась под властью местных владык. В северной которое оказывали на Запад хун-ну (гунны); III век до н. э. - пере­
части Мидии сатрап Атропат объявил себя независимым ломный в истории этих племен; во второй половине этого века их
от Селевка I и основал княжество, имевшее с Селевкида- племенные союзы оформились в сильное государство.
ми весьма слабые связи,— Мидию Атропатену. ** Селевкиды, кстати, испытывали немалые трудности в управ­
лении этими областями. Иногда они были вынуждены поддер­
Сразу после смерти Александра Пенджаб вновь обрел живать вассальных князей. Так, в Персиде ахеменидские царь­
независимость. Около 250 г. до н. э. сатрап Бактрии вы­ ки чеканили монеты с титулом фратадара (фратарака).
шел из-под сюзеренитета Селевкидов, и на восточной
31
30
настии, сурового воина, заслуженно получившего проз­ правителю Киоса на Черном море, который сумел до­
вище Никатор (Победоносный). С начала царствования биться независимости от Селевкидов. Но это была до та­
его внука Антиоха II Теоса темные дворцовые интриги, кой степени эллинизированная династия, что Митридат
в которых незавидную роль играла царица Лаодика, по­ VI Евпатор может считаться последним из великих эл­
влекли за собой разделение царства между двумя братья­ линистических монархов. Этот утонченный и жестокий,
ми — Селевком II Каллиником и Антиохом Гиераксом; энергичный и мыслящий варвар повергал в трепет Рим,
после их смерти Селевкиды лишились всех владений к заключив союзы со всеми его врагами: Серторием, пира­
северу от Тавра. тами, Арменией. Он устроил в Азии кошмарную резню,
Только царствование Антиоха I I I (223—187) несколь­ истребив 80 тысяч человек — всех, кто говорил по-латы­
ко затормозило этот процесс упадка. Он восстановил ни. Он поднял Грецию против Рима во имя демократиче­
власть, ослабленную интригами, вновь завоевал большую ских принципов, которые можно было считать давно за­
часть Малой Азии, триумфальным маршем, как Алек­ бытыми. Под своим скипетром он объединил берега Пон­
сандр, прошел до Индии, окончательно отобрал у Египта та Евксинского (Черного моря), вторгшись в Крым по
Келесирию. В апогее своего могущества он по праву за­ призыву Херсонеса и завоевав в 107 г. до н. э. Боспор­
служивает прозвища «Великий», но его стремления столк­ ское царство. Но последовавшие одна за другой кампа­
нулись с завистью Пергама и Родоса: они призвали Рим, нии Суллы, Лукулла и Помпея отняли у него все надеж­
который был обеспокоен тем, что царь принял Ганнибала ды на успех. Один царь, каким бы гениальным он ни был,
в качестве советника. Сципион разбил Антиоха III при не мог противостоять аппетитам римских полководцев и
Магнесии на реке Сипиле (189 г. до н. э.), и по Апамей­ публиканов.
скому договору царь должен был уступить всю Анатолию После этого Помпей смог установить новые порядки
за Тавром. Гордый и отважный владыка, казавшийся но­ в бывшей греческой Азии. Существовало уже три провин­
вым Александром, погиб в рядовой стычке со своими ции: Азия (с 129 г. до н. э.), Киликия (с 101 г.
восставшими подданными в Сузиане, показав моралистам до н. э.), Вифиния, завещанная Никомедом IV (с 74 г.
еще один пример власти фортуны над судьбами смертных. до н. э.). Он увеличил территорию Киликии, к которой
С тех пор начался необратимый процесс упадка из-за в 58 г. до н. э. был присоединен Кипр, и Вифинии — за
ошибок и бездарности его преемников. Среди них выде­ счет западной части Понтийского царства, отнятой у Мит­
лился один из его сыновей — Антиох IV Эпифан (175— ридата VI Евиатора. Помпей создал Провинцию Сирию.
168). Хотя его правление отмечено рядом недостатков, Что касается областей, более удаленных от центра (Во­
он сделал и немало полезного: много строил в Антиохии, сточного Понта, Пафлагонии, Галатии, Каппадокии, Ар­
покровительствовал искусствам, искренне стремился рас­ мении, Коммагены), то он оставил их под властью мест­
пространять эллинизм. Антиох IV осмелился отправиться ных вассальных царьков.
на завоевание Египта, но его остановил римский посол в
Египте Гай Попилий Лена, который очертил вокруг Ан­
тиоха круг на песке и запретил из него выходить, пока Царство Атталидов
тот не ответит на требование покинуть Египет. Сто лет
династия прозябала, погрязнув в интригах, и так продол­ Царство Атталидов родилось в результате предатель­
жалось до триумфов Помпея на Востоке, который в 64 г. ства. Лисимах доверил охрану цитадели Пергама со зна­
до н. э. завоевал Сирию. чительными сокровищами своему офицеру — полугреку,
Эта дата может рассматриваться как переломная — полупафлагонцу, евнуху Филетеру. Но тот в 287 г.
она означает конец независимости для всей греческой До н. э. перешел на сторону Селевка I, за что ему остави­
или эллинизированной Азии. Годом позже последний из ли Пергам, правда при условии признания вассальной за­
понтийских суверенов, Митридат VI Евпатор, окончательно висимости от Селевка. Его племянник Эвмен I порвал с
разбитый Римом, предпочел подставить шею под меч га­ Антиохом I и провозгласил себя независимым. Решающий
лата. Правда, его династия не была греческой по своему шаг был сделан Атталом I, который одержал победы над
происхождению, поскольку она восходила к Митридату, галатами и осмелился принять в 240 г. до н. э. титул
33 39
24
царя. Он заключил союз с Римом И В двух первых маке­ тая царских земледельцев хоры , в их активе остался
донских войнах показал себя верным союзником. Отныне отпор галатам, создание живого центра эллинизма в Пер­
этот союз будет определять всю историю Пергама: имен­ гаме, широкое строительство в Греции.
но он сделал из его суверенов нечто более значительное,
чем просто царьков маленького анатолийского государст­
ва, и позволил им играть значительную роль в истории Еврейская проблема
греческого мира II в. до н. э.
Его сын Эвмен II (197—159 гг.) — царь, в котором Начиная с ассирийского завоевания, евреи потеряли
удачно сочетались сила и дипломатическая тонкость, спо­ независимость, но сохранили очень сильные националь­
собствовал развязыванию войны между Римом и Антио­ ные традиции, черпая силы в союзе, который, по их ве­
хом I I I , храбро сражался в битве при Магнесии на сто­ рованиям, связывал их с Яхве. Они распадаются на две
роне римлян и широко пользовался их победой, так что части, развивавшиеся различными путями: одна — ев­
25
ему достались почти все земли, завоеванные у Селевки­ реи Иудеи, другая — евреи диаспоры .
дов в Анатолии (кроме Южной Карии и Ликии, отошед­
ших к Родосу). Его царство стало самым сильным в Ма­
лой Азии, но ему стоило больших трудов сохранить его Иудея
в атмосфере ненависти соседей и немилостей, которые
без видимых причин обрушились на него со стороны мо­ Иудея входила в состав Келесирии и как таковая дол­
гущественного Рима. гое время принадлежала Египту. После завоевания ее
Действительно, величие этого царства было кажущим­ Антиохом I I I она становится общиной, управлявшейся
ся. Наследник Эвмена II, его сын Аттал III умер бездет­ первосвященником и советом (синедрионом, или санхед­
ным (133 г. до н. э.), завещав царство римлянам и оста­ рином), в руках которых находились огромные со­
вив свободу только Пергаму и греческим городам. Много кровища. Духовно иудеи были глубоко разобщены:
было сказано об этом странном решении царя и о нем одни, «верные» (хасидеи), оставались приверженцами су­
самом, мизантропия которого граничила с кровавой тира­ рового ригоризма и решительно отвергали все чужерод­
нией и который в свободное время занимался выращива­ ное; другие, в основном представители знати, эллинизи­
нием ядовитых растений. Признание фактического поло­ ровались и охотно отказались бы от применения некото­
жения вещей? Страх перед народными волнениями, рых положений Моисеева закона. Греческий язык
в частности восстанием рабов, справиться с которыми мог распространился в Палестине, где элита по-гречески го­
лишь Рим? Приняв завещание, Рим в 129 г. до н. э. ворила так же хорошо, как и по-арамейски. Часто встре­
образовывает провинцию Азию из Ионии и Пергамского чались греческие имена. «Реформированный иудаизм»,
царства, оставив соседним царям, своим вассалам, окра­ легко забывший о Законе, нашел свое полное воплощение
инные районы. Это был важнейший период, когда Рим в первосвященнике, который на греческий лад называл
впервые ступил на землю Азии, у которой он возьмет, по себя Язоном. Он не колеблясь отправил в качестве по­
словам Юстина, «свои богатства и свои пороки» (36,3). жертвования 300 драхм серебром на игры Геракла Тир­
Пергамское царство, появившееся путем узурпации, ского (Мелькарта) в Тире. Язон отменил конституцию и
достигло могущества только после заключения союза с создал правительство, подобное полисному; он составил
Римом против греческих монархов. Его суверены, кото­ списки демоса (граждан), а также стремился создавать
рые не могли похвастаться ни македонским происхожде­ образовательные заведения по типу греческих и осмелил­
нием, ни основанием своего царства «правом завоевания», ся построить гимнасий у подножия "горы Сион (175 г.
представляли собой жалкое зрелище рядом с Птолемея­ До н. э.).
ми или Селевкидами. Но эти цари-филистеры, слабые а Антиох I I I предоставил евреям автономию, которой
уязвимые, создали свой собственный стиль, и, если они они пользовались при Птолемеях. Его менее терпимые
показали себя слишком ловкими в эксплуатации поддан­ преемники вызвали «националистическую реакцию», до­
ных, обложив непомерной данью города и храмы и угне- шедшую до открытого восстания. Селевк IV послал в
40 41
Иерусалим своего визиря Гелиодора, который, очевидно, сти, создателя учения, немало позаимствовавшего у пифа­
позволил евреям подкупить себя. Легенда говорит, что горейства *. После страстей и смерти Учителя (около
ангелы выпороли его, помешав выполнить свою миссию. 65 г. до Η. э.) секта Нового союза, на некоторое время
При Антиохе IV, решительном стороннике эллинизации, изгнанная в Дамаск, значительно расширилась. В Кум-
ситуация накалилась. По случаю постройки гимнасия в ране был найден главный монастырь ессеев, где монахи
Иудее начинались беспорядки, и царь осквернил храм в проводили жизнь в аскезе и размышлениях, и библиотека
Иерусалиме кровавой жертвой и установлением там ста­ монастыря (знаменитые «Мертвого моря рукописи»), ко­
туи Зевса. Кроме того, он запретил обрезание и праздно­ торая дала основные тексты, и прежде всего «Устав об­
вание субботы. После этого по призыву Иуды Маккавея щины». Несмотря на неоспоримые различия, Учитель
началась «священная война». В 165 г. до н. э. он взял праведности — это своего рода «еврейский Пифагор» (по
Иерусалим и очистил Храм. А. Дюпон-Соммеру), проповедовавший эзотерическое уче­
Борьба продолжалась с переменным успехом, но всег­ ние для посвященных, тогда как Иисус, будучи простым
да с одинаковым ожесточением. Евреи плели интриги, человеком, стремился затронуть сердца простых людей.
пользуясь династическими ссорами в Антиохии и под­ Оба мессии, появившиеся с разницей в один век, во мно­
держкой Рима. Первосвященник Симон заставил наконец гом схожи. Э. Ренан не ошибался, найдя в ессееанстве
признать себя этнархом (владыкой народа), согласив­ «привкус христианства» и утверждая, что «христианст­
шись быть вассалом царя. Его внук Аристобул, одно имя во—это удавшийся вариант ессееанства».
которого ярко свидетельствует о его эллинизации, вос­ Палестинская литература свидетельствует о жизнеспо­
становил Иудейское царство, провозгласив себя в 104 г. собности иудаизма. Она написана на древнееврейском и
до н. э. царем и основав династию Хасмонеев, которая на арамейском языках, что противопоставляет ее литера­
останется у власти до времен Ирода. Ни один из Селев­ туре Египта. Кроме того, она часто проникнута национа­
кидов не смог после этого покорить Иудею. Таким обра­ листическими тенденциями, т. е. направлена против ок­
зом, еврейский вопрос, который унаследуют римляне, купации страны греками и против их насилий. «Эккле­
в эллинистическую эпоху уже вполне сформировался. зиаст» ( I I I в. до н. э.) с поразительной силой выражает

Во II в. до н. э. появилось два религиозных течения, идеи пессимистического материализма . Описанные в
противоположных друг другу не только по своим ритуа­ нем тяготы земного существования не были смягчены
лам (в частности, у них разные даты праздника Пятиде­ перспективой счастливой загробной жизни: автор непо­
сятницы), но и по догматам. Саддукеи, набиравшие сто­ средственно зависит от Иеремии, Иезекииля и Иова, но
ронников в основном из среды жреческой аристократии, при надобности также использует Гераклита, Зенона или
исповедовали своего рода материализм, отрицая воскре­ Эпикура. «Экклезиастик» (начало II в. до н. э.) еще луч­
шение мертвых и бессмертие души. Ценившие блага зем­ ше показывает взаимное проникновение иудаизма и эл­
ной жизни, они охотно восприняли бы эллинизм. Фари­ линизма. Это воспитательный трактат, разделенный на
27
сеи же желали следовать всем строгостям Моисеева зако­ озаглавленные разделы, как диатрибы киников ; в нем
на, записанного на скрижалях, со всей тщательностью сочетаются идеи моралистической литературы греков и
соблюдать ритуалы, комментировать священные тексты «мудрости» старых иудейских книг. Воспитательная тема
со страстью, не лишенной изворотливости. Под влиянием в III в. до н. э. часто разрабатывалась и в эллинистиче­
иранских верований они верили в ангелов и демонов, ской литературе. Но здесь имеется существенная разни­
а также в конечное воскрешение избранных, что было ца: идеал греческого философа — автаркия (самодоста­
ново для иудаизма. Несомненно, они заслужили лучшую точность), еврея — помощь бога. «Первая книга Макка­
оценку, нежели «гробы повапленные», как назвал их Хри­ веев» излагает историю восстания и опирается на офици-
стос, и, во всяком случае начиная с I в. до н. э., они
оказали глубокое духовное влияние на народ. * Влияние греческой мысли на ессеев значительно. Один из
псалмов ессеев идентифицирует Давида и Орфея не без явного на­
Как реакция на официальный иудаизм саддукеев и мека на пифагорейство. Таким образом предвосхищается уподоб­
фарисеев в I в. до н. э. появилась реформаторская секта ление Христа Орфею, как мы это видим в живописи римских ка­
ессеев, которые верили в Мессию, в Учителя праведно- такомб.

42 43
альные документы и селевкидские источники, являясь веев. Здесь проживало более миллиона, из них около ста
историческим свидетельством первостепенной важности. тысяч — в Александрии, где они населяли два района из
Но историки часто предпочитают, согласно Р. П. Абелю, пяти. Кстати, они везде имели тенденцию селиться райо­
«криптографические сочинения, которые скрывают факты нами. Занимались евреи различными видами деятельно­
за романизированной формой или проецируют их в буду­ сти. Среди них были воины, крестьяне, ремесленники,
щее в виде символов или живых картин». «Книга Дани­ чиновники, реже — купцы или ростовщики, что резко от­
ила» включает в себя историческую и апокалипсическую личало эллинистических евреев от средневековых. Анти­
части и в противовес растущей заманчивости греческого семитизма в местах их проживания не существовало, но
политеизма превозносит величие бога Израиля; «Книга они часто вызывали чувство недоверия у греков, конку­
Еноха» содержит исторические прозрения и видения. рировавших с ними. К тому же всех шокировала их
Таким образом, евреи сумели в палестинской среде обособленность. «Твои обычаи,— признает „Еврейская
28
сохранить свои традиции. Часто нетерпимо и национали­ Сивилла" (II в. ДО Н. э.),—возбудят ярость всех
стически настроенные, они возбуждали к себе ненависть: людей».
после осквернения Храма Селевкиды распустили слух, Живя не в своей среде, в контакте с иноверцами (кро­
что якобы обнаружили там приготовления к ритуальному ме Александрии, где их община управлялась советом
убийству и что в святая святых почитали осла,— обвине­ старейшин — герусией), египетские евреи эллинизирова­
ния, которые, прежде чем быть перенесенными на христи­ лись. Большинство из тех, кто упомянут в папирусах, но­
ан, долгое время будут выдвигаться против иудеев. сит греческие имена. С начала II в. до н. э. с арамейско­
го языка они перешли на греческий. При Птолемее
Филадельфе на греческий стали переводиться и священ­
Диаспора ные тексты — это знаменитая «Септуагинта» («Перевод
семидесяти толковников»), которая окажет значительное
Эмиграция евреев из Иудеи — древнее явление, восхо­ влияние на население нееврейского происхождения, зна­
дящее по меньшей мере к великой катастрофе 586 г. комившееся с Ветхим заветом. Древнееврейский язык, ко­
до н. э.— захвату Иерусалима Навуходоносором и после­ торый стал необязательным в синагоге, также вышел из
дующему за этим «исходу». Диаспора увеличивается во употребления.
времена завоеваний Александра Великого, который при­ Формировались школы экзегетов, которые для толко­
соединил Палестину к греческому миру, и еще больше во вания Библии применяли методы стоиков. На греческом
время потрясений, происшедших во II в. до н. э. языке евреи создали философские трактаты, трагедии,
Ареал диаспоры довольно велик. Еврейское населенно пророчества и т. п. Достойный восхищения Филон Алек­
в эту эпоху оценивается примерно в 8 миллионов человек. сандрийский (родившийся незадолго до нашей эры) явля­
В основном они были сосредоточены в четырех областях: ется одновременно и раввином, воспитанным на иудей­
Вавилонии, Сирии, Анатолии, Египте, и в каждой из них ской традиции, и философом-эклектиком. Во всяком
проживало более миллиона. Немало их было также в Ки­ случае, он был одним из самых выдающихся гениев ан­
ренаике, на островах Эгейского моря, в Греции и даже в тичности, у которого синтез иудаизма и греческой фило­
Африке, Италии, Испании. Везде отмечены обращения софии, двух столь различных систем, предвосхищает
иноверцев, особенно среди женщин, так как многие муж­ греко-христианский синкретизм. Если он и не принадле­
чины испытывали отвращение к обрезанию. Сложилась жал к эллинистической эпохе, то относился к плеяде ев­
также категория полуобращенных, «себоменой» (бояв­ реев с широким мышлением, которые 8а три века успели
шихся бога). Кроме Храма были еще многочисленные си­ глубоко овладеть греческой культурой.
нагоги (молитвенные дома). Существуют различия между евреями Иудеи, эллини­
Евреи диаспоры наиболее известны в Египте. Одни зация которых в лучшем случае поверхностна, и евреями
начиная с VI в. до н. э. образовали общины, другие при­ Диаспоры, гораздо глубже (в частности, в Анатолии,
езжали в большом количестве после присоединения к Сирии, Египте) воспринявшими греческую культуру и
Египту Келесирии, а затем в связи с восстанием Макка- охранившими лучшее, что было в их религии (моно-
44 45
теизм). Они не колеблясь отказались от наиболее неле­ Монархия передавалась по наследству — старший сын
пых ритуалов, осложнявших им жизнь в греческом мире. наследовал отцу. Исключения были редки, обусловлены
они интригами двора. Так, Птолемей I сделал преемни­
ком своего узаконенного побочного сына, ставшего Пто­
ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МОНАРХИЯ лемеем II, предпочтя его старшему сыну Птолемею Ке­
равну. Часто отец делал сына соправителем, в основном
Расчленение империи Александра, а затем и державы
у Селевкидов, когда молодой наследник мог управлять
Селевкидов только подтвердило значение большого поли­
восточными сатрапиями.
тического новшества — института монархии: повсюду стали
Большая роль отводилась царице. Несмотря на при­
возникать маленькие или большие царства.
мер Филиппа, Александра, возможно, Деметрия Полиор­
кета и Пирра, в Египте преобладали цари-единоженцы
(впрочем, у них были наложницы). За редким исключе­
Царь и двор
нием цари выбирали жен из царствующих фамилий.
Как и во времена Александра, в формировавшейся мо­ В Египте, начиная с Птолемея Филадельфа, был даже
нархической идеологии эллинистической эпохи соедини­ введен местный обычай кровосмесительных браков с
лись самые разные факторы. Философы, в частности пи­ целью сохранения чистоты рода. Этот обычай переняли и
фагорейцы и стоики, развили концепцию сильной лично­ некоторые Селевкиды.
сти, которая появилась уже в IV в. до н. э., особенно у Царь окружал себя двором, нравы которого напомина­
Исократа. Для них царь представлял собой живой и ют нравы македонской и персидской монархии одновре­
одушевленный закон (nomos empsychos), что объясня­ менно. Царь носил хламиду и шлем или каусию (фетро­
лось божественной сутью царя. Толпа особенно чувстви­ вую македонскую шляпу), а также и диадему великих
тельна к престижу, который создают победы, так как царей. По своему стилю его дворец не был похож на ги­
военные успехи кажутся ей самыми осязаемыми доказа­ гантские постройки восточных царей, он был удобен, но в
тельствами благоволения богов. Таким образом, оформля­ то же время роскошен. Понемногу вводился этикет,
лась абсолютная монархия, создававшая для царя мо­ имевший целью выделить царя и его близких из массы
ральные обязательства, которые сплошь и рядом упоми­ простых смертных. Появились придворные титулы, носи­
наются в текстах: монарх должен быть усердным, благо­ тели которых представляли своего рода дворянство, впро­
честивым, доброжелательным ко всем, и особенно к про­ чем не потомственное, а личное. Чаще всего выделяли
стым людям, филантропом. (это менялось от династии к династии) «друзей царя»
Но в этой идеологии не меньше проявлялись и восточ­ и «родственников царя» (например, «отец-кормилец» или
ные влияния. Наследники восточной теократии, эллини­ «молочный брат» — почетные титулы, позволявшие ко­
стические суверены обладали абсолютным могуществом, сить царский пурпур, но не отражавшие реальных родст­
так как они были детьми богов и сами боги. Так Птоле­ венных связей). Если к этому еще добавить культ царя,
меи стали фараонами. Сотер не короновался, полагая, который мы ниже рассмотрим подробнее, и присутствие
очевидно, что мог царствовать «по праву завоевателя», Царского образа на монетах (только Атталиды не изобра­
но его наследники позволили «действовать» жрецам, ко­ жали живущих владык), то увидим всю важность эпохи,
торые и наделили их магической силой живых богов на когда устанавливались обычаи, многие из которых будут
земле. Со времени Птолемея Филадельфа все Птолемеи восприняты императорами Рима, Византии и суверенами
носили титулатуру из пяти имен, характеризовавших мо­ нового времени.
гущество фараонов: «отважный юноша, великий славой,
29
возведенный на трон отцом, могучий „ к а " Ра, любимый
Царская администрация
Амоном Птолемей». Надпись храма в Эдфу указывает,
что бог Хор дал монарху землю Египта с правами собст­ Царь устанавливал законы, не нуждаясь в том, чтобы
венности, что было зафиксировано божественным пис­ его решения обсуждались каким-либо советом или соб­
цом Тотом. ранием. В этом заключалось главное отличие эпохи эл-
46 47
лиыизма от классического периода, когда закон был вы­ Египет остался разделенным на номы (их было около
ражением воли общины. В деталях тексты, в которых 30), управлявшиеся номархами совместно с царским
отражалась всемогущая воля царя, отличались друг от секретарем (басиликограмматеем). Каждый ном, в свою
друга. Были законы (nomoi), установления ( d i a g r a m m a ­ очередь, был разделен на две топархии во главе с топар­
ta), указы (prostagmata), которые часто имели форму хом и топограмматеем. Топархии состояли из деревень
письма. (komai) с комархами и комограмматеями. Но Птолемей
Естественно, царь, хотя и был всемогущим, не мог все Сотер ввел в каждый ном стратега, который, возможно,
знать и все решать сам. Он созывал на совет «друзей» уже при Птолемее III сконцентрировал в своих руках
для решения различных вопросов. Некоторым из них он всю гражданскую и военную власть и свел функции но­
доверял посты, которые в основных чертах соответствуют марха к управлению царскими владениями. В Верхнем
министерским, сохраняя за собой две сугубо царские Египте, где часто происходили народные восстания, был
функции: командование армией и верховную судебную еще военный правитель, стратег Фиваиды. Под его вла­
власть. Из наиболее важных лиц царской администрации стью находились стратеги различных номов; в некоторых
необходимо назвать визиря, носившего, кстати, скромный текстах он даже носит титул эпистратега.
титул «поверенный в делах», главного канцлера (осо­ Селевкиды сохраняли персидскую систему деления
бенно важен был этот пост в Египте, отличавшемся на сатрапии, несколько увеличив их число. По всей ви­
сверхразвитой бюрократией), министра правосудия димости, здесь также сосуществовали как военные прави­
(в Египте — архидикаст), главного контролера финансов тели — стратеги, так и гражданские — сатрапы, функции
(у Птолемеев — диойкет, у Селевкидов — «поверенный в которых были незначительны.
доходах»).
Местная администрация периода эллинизма была
скопирована с администрации царств, существовавших до Бюджет
завоевания Александра, и как таковая она основывалась
на традиционных территориальных единицах, управляв­ Благодаря папирусам можно составить довольно чет­
шихся доверенными лицами, прямо представлявшими су­ кое представление о царском бюджете в Египте эллинис­
верена. Но у Птолемея, как и у Селевкидов, наметилась тического времени. Сумма его значительна, хотя точно
тенденция к замене традиционного правителя области определить нелегко. Царь получал доходы от самых раз­
(номарха или сатрапа) военным правителем, забиравшим ных источников — от естественных богатств или от тру­
понемногу всю власть в свои руки. Так, начиная со довой деятельности человека *.
II в. до н. э. в Египте стратег руководил ведомством до­ Здесь можно перечислить некоторые из них: от зем­
ходов, т. е. исполнял экономические функции (глава фи­ ли; от шахт и карьеров (на них царь имел особые пра­
нансовой службы). Засвидетельствовано совмещение ва) ; от транспорта (царь владел флотилией на Ниле и,
функции стратега и номарха в Фиваиде. Тем не менее кроме того, взимал налог с судов, принадлежавших дру­
Птолемеям удалось воспрепятствовать всемогущему стра­ гим) ; от предоставления патентов мелким торговцам и
тегу превратиться в независимого владыку, в частности заморским купцам; таможенные доходы (оплата права
путем перемещения из одного нома в другой. Стратег — на ввоз составляла от 25 до 50 процентов, что охраняло
должностное лицо, и это название унаследовано им от доходы монополий от концессий); доходы царских бан­
классических Афин (в IV в. до н. э. стратегия превра­ ков; от права регистрации имущества, передачи собствен­
щается там в чиновничью должность, что может объяс­ ности, наследования; земельный налог, налагавшийся не
нить употребление этого слова, на первый взгляд пара­ на сами владения, а на пользование ими; подушный на-
доксальное, в эллинистическую эпоху). Институт страте­
гов был весьма основательным, и в большой мере именно
* Птолемей II Филадельф, очевидно, располагал 14 800 сереб­
благодаря ему эллинистические государства могли суще­ ряными талантами в год. Сумма кажется незначительной, если
ствовать, несмотря на огромную диспропорцию между правда то, что Птолемей Авлет имел 12 500 талантов в Египте, уже
греками и коренным населением. ослабленном и обескровленном войнами.

48 43
лог (основанный на переписях населения каждые 14 лет, у которого не было ни одного слона, соорудил их дере­
установлен, вероятно, в 220 г. до н. э.); от храмовых вянные подобия, приводившиеся в движение спрятанны­
имуществ ( I I I в. до н. э.); сборы с клерухов и жрецов; ми внутри людьми.
налоги с продажи рабов; штрафы; от доходов империи Личный состав армий насчитывал значительно больше
( I I I в. до н. э.) (дары, контрибуции); экстраординарные единиц по сравнению с армиями классических полисов.
доходы (военная добыча, дополнительные налоги, вводив­ Птолемей II Филадельф имел в своем распоряжении
шиеся в критических ситуациях). 240 тысяч солдат, Птолемей IV Филопатор — 75 тысяч.
Количество и разнообразие этих поборов поражает. В битве при Рафии армия Селевкидов насчитывала
Главной задачей Птолемеев являлось накопление богатств; 62 тысячи пехотинцев и 12 тысяч всадников. Можно по­
для этого заимствовались и египетские и греческие тра­ нять то чувство ужаса и паники, которое возникало у
диции. Система представляется эффективной, но непосле­ неприятеля перед лицом такой массы войск. Это хорошо
довательной, так как в ней можно выделить различные передано в Первой книге Маккавеев, в том месте, где
хронологические слои. По словам К. Прео, «это фискаль­ речь идет о битве при Бейт-Захарии: «Все были потрясе­
ная система Франции конца Старого Порядка». ны, услышав гул этого множества, шум их шагов и
Впрочем, расходы Птолемеев были не менее значи­ бряцание оружия,— гигантская и сильная армия, если
тельными, чем доходы,— на содержание армии и флота, это была армия» (I Макк. 6, 41).
а также бюрократического аппарата, культовые расходы В вооружении армий в эллинистическую эпоху боль­
(которые росли по мере старения династии — прямое ших изменений не произошло: длинная сарисса (около
последствие культа царя), на широкое строительство как 4 м) фалангиста, короткий меч, служивший исключи­
в Александрии, так и вне ее, на роскошный образ жиз­ тельно как колющее оружие (отсюда страх солдат Фи­
ни, на меценатство. липпа V перед иберийским мечом римлян), каска, кира­
са, сильно выпуклый македонский щит. В то же время
на Востоке среди наемников распространился овальный
Военное соперничество щит галлов, а кавалеристы перешли на плоский круглый
щит, принесенный, вероятно, ив Италии Пирром.
Могущество эллинистических царей было основано Владыки располагали постоянными крепостями. В Пел­
как на администрации и фискальной системе, так и на ле, например, македонский царь имел конный завод с
армии и флоте. 30 000 кобылиц и 300 жеребцами, в Апамее-на-Оронте
Армия в эллинистический период (о солдатской среде Селевкиды содержали 500 слонов. Вокруг походного ла­
см. ниже) сохранила основные черты армии Александра, геря чаще всего старались усилить естественные укреп­
т. е. македонской, претерпевшей некоторые изменения в ления, что было причиной нерегулярного расположения
результате контактов с Востоком. Основной силой слу­ войск (отдельные отряды не имели определенного места).
жила фаланга — компактная масса, закованная в латы и Пирр, насколько известно, завоевал себе репутацию
ощетинившаяся железом. «Против сплоченной и хорошо мастера по устройству лагерей.
вооруженной фаланги,— напоминает Страбон,— беспо­ Сражение в изучаемую эпоху в общих чертах разви­
мощны варварские племена и легковооруженные отряды» валось так же, как и в предыдущую. Осталось фронталь­
(7, 306). Кавалерия тогда играла гораздо большую роль, ное столкновение двух фаланг, сопровождавшееся сери­
чем в классическую эпоху. Легкая кавалерия (амфиппы, ей рейдов, в которых значительную роль играли легко­
конные аконтисты) хорошо проявляла себя в стычках; вооруженные воины. Применялись и более тонкие
по персидскому образцу появились и настоящие кираси­ маневры: Пирр разбил фалангу на батальоны, разделен­
ры (катафрактарии). Восточные традиции видны были и ные мобильным контингентом, и таким построением со­
в использовании Селевкидами колесниц с серпами (как в здал более гибкий фронт; Филопемен сражался при Ман­
Иране), а также слонов (всеми царями, которые могли тинее подобным же образом; Митридат Евпатор, про­
их достать). Слон стал основной ударной силой, на­ шедший школу греческих стратегов, также иногда
столько необходимой, что последний македонский царь, обходился без слишком массивного строя фаланги.
50 51
Решающую роль играла осада. Все города были следником эллинистического басилевса, и совершенно
укреплены — от Сент-Блеза в устье Роны до Таксилы. очевидно, что стратег послужил моделью для проконсула
и еще более для легата (правителя провинцией империи)
Даже Спарта строила себе укрепления. Поэтому возра­
стало значение осадных машин, употреблявшихся грека­ времени Августа. Римский ветеран не может не напоми­
ми, начиная с Дионисия Старшего. Артиллерийские нать клеруха. Но изучение экономики и идеологии об­
машины, которые назывались по-разному — баран, баш­ ществ, возникших после завоевания греческих царств
ня, черепаха, были сделаны по принципу катапульты и Востока, ставит не менее захватывающие проблемы;
служили для разрушения или подкопа стен. Полиоркети- в них мы видим ту же смелость, то же новаторство в
ка стала наукой. (Артиллерия применялась только для принятии решений, в которых ярко проявлялась жизне­
осады. Мы имеем лишь один пример использования ка­ способность отказывавшегося стареть эллинизма.
тапульты в сражении — в битве при Мантинее в 207 г.
до н. э.)
На море мы наблюдаем настоящую «гонку морских
вооружений» (К. Прео). Конструировались гигантские
корабли (у мегаломана Птолемея Филопатора было суд­
но с 40 рядами гребцов), строились внушительные фло­
тилии из кораблей обычного водоизмещения (триеры и
пентеры). Птолемей I имел эскадру, состоявшую из
150—200 судов, Деметрий Полиоркет — из 500, Пирр —
из 200, Антиох III — из 100 палубных кораблей и 200
легких. Морские битвы были столкновением огромных
масс судов, а не столкновением стратегий из-за трудно­
сти управления таким большим флотом. Выделяется
лишь Деметрий Полиоркет, который в битве при Сала­
мине на Кипре (306 г. до н. э.) нанес решительное по­
ражение Птолемею I Сотеру благодаря гибкости своей
стратегии.
Роль командующего во всех войнах являлась опреде­
ляющей, и к этому факту постоянно привлекает внима­
ние Полибий. Историк выделяет два типа: импульсив­
ный полководец (Филипп V или Персей), который сам
становится причиной своего поражения, отрицая логиче­
ский подход, и рассудительный стратег (Филопемен,
Фламиний, Эмилий Павел, Ганнибал) — настоящий ге­
рой, умеющий соединить ясновидение и отвагу. Об
искусстве войны были написаны трактаты, о нем, обра­
щаясь за помощью к специалистам, размышляли полко­
водцы. К специалистам обращались даже владыки вар­
варов: Ганнибал призывал лакедемонянина Сосила,
Митридат V и Митридат VI — Дорилая Тактика и его
племянника Дорилая Младшего.
В эллинистических институтах были сокрыты ростки
будущего — как в социально-экономическом, так и в
идеологическом плане. Траян, которого Плиний Млад­
ший рисует в своем «Панегирике», является прямым на­
Востока. В Анатолии под воздействием Атталидов были
эллинизированы и другие районы, в частности Памфилия
(равнина между горами Тавра и Средиземноморским по­
бережьем) , земля, богатая памятниками градостроитель­
ства, которые в подражание Пергаму представляют, по
словам Р. Мартэна, «монументальную ценность, укруп­
Глава 2 нение пропорций, уникальные архитектурные компози­
ции». Например, в Перге можно увидеть великолепные
ЗАВОЕВАННЫЙ МИР: УПРАВЛЕНИЕ ЦАРСТВАМИ
эллинистические укрепления.
Египет Птолемеев остался чисто сельской страной, но
Преемники Александра столкнулись с проблемой, Александрия, детище Александра, пережила период не­
стоявшей и перед ним: организацией экономической и бывалого расцвета; в то время она была наиболее зна­
общественной жизни в царствах, где она традиционно чительным городом эллинистического мира.
регламентировалась царской властью. И они постоянно
заботились о том, чтобы сильно не нарушить установлен­
ный до них порядок, в чем заключалась своеобразная Города, основанные Селевкидами
мудрость. Однако новые условия (развитие «капита­
1 Только Селевк I построил около 60 городов, из кото­
листической буржуазии» греческого происхождения и
введение в Египте монетной системы) постепенно вызы­ рых 16 названы Антиохиями по имени его отца и 9 —
вали глубокие изменения, которые были особенно замет­ Селевкиями. Города множились при Антиохе I, затем,
ны в городах. Благодаря фактору наложения завоевате­ до начала царствования Антиоха IV Эпифана, их строи­
лей на покоренную массу местного населения, которое в тельство значительно сократилось, с началом же его
большинстве своем издавна привыкло к иноземному правления наступил новый скачок в градостроительстве.
владычеству, эллинистический мир не только обрел свой Кстати, не следует злоупотреблять термином «основа­
особый облик, но и подчас становился как бы прообразом ние», так как речь не обязательно идет о постройке ех
Римской империи nihilo (из ничего), часто подразумевается объединение
нескольких деревень в город, или возведение поселения
местных жителей в ранг полиса, или даже просто изме­
СТРОИТЕЛЬСТВО ГОРОДОВ
нение названия.
Эти города были настоящими полисами в греческом
Греческая архаическая и классическая цивилизация понимании — со своей территорией, с городской автоно­
характеризуется рождением и расцветом полиса и разви­ мией, которая, в частности, распространялась на финан­
валась именно в крупных городских центрах, таких, как совые и судебные вопросы, с магистратами. Конечно, они
Милет, Коринф, Афины, Сиракузы. Александр Великий уже не являлись независимыми государствами, как это
проявил себя как достойный наследник этой традиции, было в классическую эпоху, а чаще всего находились под
усеяв только что завоеванную Империю многочисленны­ непосредственным надзором губернатора (эпистата),
ми Александриями, предназначенными для эллинизации иногда они обязаны были содержать гарнизон. Цари рас­
Востока и призванными осуществлять слияние народов, точали городам знаки благоволения и щедроты: вклады­
которое он считал столь необходимым. вали средства в строительство общественных зданий,
Его последователи в разной степени были верны его приходили на помощь во время бедствий, предоставляли
политике; она будет вдохновлять также и Рим. Селевки­ привилегии, увеличивали степень их независимости, да­
ды строили в своем государстве множество новых горо­ руя «право убежища и неприкосновенности имущест­
дов. Атталиды в издавна застроенной городами Малой ва» 2.
Азии основали тем не менее Пергам, чтобы иметь сто­ Цели урбанизации были самыми разнообразными. Го­
лицу, способную соперничать с великими столицами рода способствовали экономическому подъему, что, в свою
54 55
очередь, увеличивало царские доходы; они позволяли со­ Города Селевкидов построены по единому образцу в
держать войска, охранявшие торговые пути и стратеги­ соответствии со строгими правилами Гипподамовой си­
ческие позиции. Особенно ярко это видно на примере стемы градостроительства, сложившейся около 480 г.
Малой Азии, которая была предметом ожесточенной до н. э. Традиция связывает ее с именем Гипподама из
борьбы между Атталидами и Селевкидами. Там находи­ Милета — философа, который, по-видимому, обобщил
лось много клерухий, которые уменьшали сопротивление ранние поиски, произведенные, в частности, в колониаль­
местных жителей, поделив территорию прежних сатра­ ных полисах. Система основывалась на двух новых
пий между городами. Можно даже сделать вывод, что принципах: а) улицы пересекались под прямым углом,
цари рассматривали города как удобный способ удовле­ что давало шашечное расположение; выделение двух
творения традиционных вкусов своих греческих поддан­ главных улиц, как это будет в римских городах, не обя­
ных. При этом они избавляли себя от той сложной си­ зательно; б) городской план предусматривал различные
стемы управления, которую вынуждены были применять типы деятельности людей, оставляя кварталы, специаль­
Птолемеи в своем преимущественно сельском государстве. но предназначенные для порта, общественных зданий,
И наконец, Селевкиды окончательно не отказались жилых районов и т. п. Постройки, возведенные на ско­
от намерений Александра. Хотя речь уже и не шла о рую руку, не впечатляли.
смешении народов, они все же мечтали эллинизировать Первой зоной урбанизации были Месопотамия с Ан­
Восток, преследуя двойную цель: ассимилировать, вер­ тиохией-Эдессой, Антиохией-Нисибисом, Дура-Европос,
нее, подчинить местное население и распространить гре­ Селевкией-на-Тигре, Вавилоном. Наиболее известен из
ческую цивилизацию, которую они рассматривали как этих городов благодаря интенсивным раскопкам Дура-
высшую и единственно достойную человека. Европос, основанный Селевком I на правом берегу Ев­
Результаты этой политики были различными. Селев­ фрата. Город был крепостью, охранявшей проход по
киды сами себе создали трудности, поскольку города, по реке, крупным торговым центром. Выстроен он в шашеч­
великой греческой традиции, не отличались спокойстви­ ном порядке вокруг обширной агоры. Его институты —
ем (например, в Антиохии известно несколько восста­ греческие (с буле, стратегом, казначеями, ситонами,
ний). К тому же унаследованная от Персидской монар­ ответственными за снабжение зерном), но царь все
хии система сатрапий мало соответствовала сильной контролировал через эпистата. Граждане владели кле­
централизованной власти. Селевкиды ограничивали свои рами (наделами земли), которые для них обрабатывали
доходы, поместив на царских землях города, прямые и местные сельские жители. Но с храмами, посвященными
косвенные налоги от которых давали меньшие суммы, греческим богам (Зевсу Мегисту — Величайшему, Апол­
чем налоги, получаемые от царских земледельцев. По­ лону и Артемиде), соседствовали многочисленные святи­
мимо военных и экономических преимуществ урбаниза­ лища восточных божеств, а памятники искусства свиде­
ция имела благоприятные политические последствия, по­ тельствуют о том, что восточные элементы быстро возоб­
скольку она способствовала распространению эллинизма. ладали над западными. Так или иначе, город достиг
Замечательно, например, проникновение вплоть до Ирана высокого уровня благосостояния, будучи одним из круп­
Селевкидов греческого права. Манумиссии, составленные ных городских центров и после парфянского завоевания,
по греческим нормам, были найдены в районе Горгана уже в римскую эпоху.
(у юго-восточной оконечности Каспийского моря, в Гир­ Тем не менее самые красивые города Селевкидов на­
кании), и в Селевкии-на-Эвлае (Сузы). Они составлены ходились в Сирии, которая после многократного умень­
«в пользу царя и царицы», и раб после освобождения шения территории стала ядром царства. Наиболее значи­
посвящался какому-либо божеству, в первом случае Ca­ тельными являлись два порта — Селевкия в Пиерии и
рапису, во втором — местной богине Нанайе. Лаодикея (Латакия) — и два полиса на реке Оронт —
В то время как Птолемеи слишком часто вели себя Антиохия и Апамея.
как «капиталисты», заинтересованные только в увеличе­ Антиохия расположена на левом берегу Оронта,
нии своих доходов, Селевкиды проявляли себя как влас­ в 22 километрах от устья, в благодатной долине, ширина
тители, не пренебрегавшие высшими интересами царства. которой в этом месте достигает примерно 40 километров.
56 57
Плодородие почв и обилие осадков позволили превратить яописно расположен, но для застройки труден из-за
долину в цветущий сад. Оронт судоходен до самого моря, своей высоты. Одпако архитекторам удалось построить
по его берегу прошла караванная дорога, ведущая во один над другим три города, соединив их лестницами с
внутренние области. бельведерами и террасами, несущими двухэтажные пор­
Этот полис, основанный Селевком I в 300 г. до н. э. тики, удачно вписавшиеся в пейзаж и свидетельствовав­
для 10 тысяч колонистов, все расширялся. К концу эл­ шие о новом понимании прекрасного.
линистического периода в нем проживало (без окраин, В верхнем городе, самом важном, имевшем преиму­
населенных коренными жителями) от 300 до 400 тысяч щественно политическое и административное значение,
человек, которые были сосредоточены в четырех кварта­ находилась двойная агора с храмом Диониса. На верхней
лах. Два из них, расположенные около реки, были зало­ площадке стоял большой алтарь Зевса и Афины — здание
жены при основании города, третий — Неаполис, по­ замечательное как своими размерами, так и романтиче­
строенный Антиохом III Великим, находится на острове ской красотой скульптурного убранства, а такя^е святи­
Оронта, четвертый, спускавшийся по склону горы Сил­ лище Афины Полиады, ограниченное с двух сторон пор­
пиос, является творением Антиоха IV Эпифана, который тиками. Оно своим скромно украшенным дорическим
к тому же окружил город укреплениями. План города храмом господствовало над долиной Селинунта. На этой
соответствует обычным нормам эллинистического градо­ площадке, кроме того, располагалась библиотека, а на
строительства: вдоль реки пролегает широкая дорога, самом верху дворец и обширный арсенал. Немного ниже
на которую под прямым углом ориентированы улицы. под террасой, в конце которой был небольшой иониче­
Институты Антиохии — это институты полиса с буле и ский храм Диониса, размещался театр.
архонтами. В среднем городе находился великолепный гимнасий,
К македонским колонистам Селевка I присоединилось может быть самый красивый в эллинистическом мире, по­
множество греков, значительным в Антиохии было но строенный на разных уровнях, соединенных широкими
числу и местное население — быстро эллинизировавшие­ лестницами и подземными переходами, а также храмы
ся сирийцы и проживавшие в гетто евреи. Деметры и Геры Басилеи («Царицы»), отделенные друг
Антиохия, столица царства Селевкидов, представляв­ от друга пританеями. Нижний город с обширной агорой,
шая собой космополитическую метрополию, была одним окруженной двухэтажной колоннадой, был торговым
из наиболее процветающих и населенных городов элли­ центром. Вся архитектура города — соперника Афин,
нистического Востока — с оживленными улицами и вы­ города, в котором зародилось столько нового, была на
сокоразвитой текстильной промышленностью. Однако, редкость удачной. «Что общего между трофеями, кото­
несмотря на усилия некоторых Селевкидов (Антиох I I I и рыми отмечают свой путь по миру римляне, и страстью,
Антиох IX хотели основать музей и библиотеку, кроме с которой люди эллинистической эпохи превратили ши­
того, в городе обрабатывали драгоценные металлы), рокий ландшафт Пергама в архитектуру, простирающую­
Антиохия как центр литературы, искусства и ремесла не ся от горизонта до богов?» — писал Андре Мальро.
могла соперничать ни с Александрией, ни с Пергамом. Этот успех объясняется многообразной деятельно­
Судьбой ей было уготовано стать левантинским городом, стью, центром которой по воле Атталидов стал Пергам.
за которым в римскую эпоху утвердилась слава города Своим расцветом он обязан не столько торговле, ибо рас­
неслыханного богатства и роскоши. положен далеко от больших торговых путей, ведущих во
внутренние области Азии, сколько наличием богатейших
угодий, где выращивали хлеб, оливы, виноград, а так­
Пергам Атталидов же занимались животноводством, применяя селекцию.
В Пергаме получили развитие самые разнообразные виды
Другая судьба у Пергама. Столица Атталидов нахо­ ремесел: там производились благовонные масла, тонкое
дилась в 30 километрах от берега моря на возвышенно­ полотно, пергамент (само название которого происходит
сти между двумя притоками Каика — Селинунтом и Ке­ от названия города). Кроме того, Пергам был столицей
тием. Этот холм из трахита высотой 335 метров был жи- государства если и не самого большого из эллинистичс-

68 59
ских царств, то, во всяком случае, одного из наиболее
назвать гимнасий с великолепной колоннадой, дикастери­
богатых и наилучшим образом управляемых.
он (суд), Сему (постройка над могилой Александра),
Атталиды стремились превратить Пергам в Афины
отделенную от города высокой стеной. Один дворец зани­
эллинистического мира. Его библиотека соперничала с
мал четверть Александрии, но он ничем не напоминает
александрийской, царский дворец заключал в себе на­
монументальные ансамбли дворцов фараонов. Со своими
стоящий музей скульптуры, где, вероятно, зародилось
легкими постройками, садами, Мусеем, Библиотекой,
искусствоведение. По праву славились его школа риторов
театром он образовывал Неаполис, или Новый город.
и мастерские скульпторов, умевших соединить патетику
и внешний эффект, как и дионисийские актеры, которым Порт делился на две части молом, или Гептастадием,
также покровительствовали цари, создавшие в Пергаме соединявшим Фарос с материком. В восточной части
крупнейший центр театрального искусства. Возможно, находился большой порт, принимавший основную часть
самую большую дань почтения отдал Пергаму Плиний перевозок, а также царский порт, в западной части —
Старший (Hist. Nat. III, 149): «После смерти Аттала Эвностос («Благополучное возвращение»), военный порт и
(царя, завещавшего свои владения римлянам) римляне искусственный водоем, соединенный с озером Мареотида.
начинают любить иноземные достижения и восхищаться Посреди острова стоял Маяк, творение Сострата Книд­
ими». Пергам — учитель Рима соответствовал Афинам — ского — трехэтажное сооружение (110 метров).
учителю Греции. В населенном египтянами квартале — Ракотиде на од­
ной из улиц возвышался Сарапейон. Город быстро вышел
за свои пределы — на востоке простиралась окраина
Элевсин со стадионом, ипподромом, кладбищем; на западе
Александрия Египетская
раскинулся главный некрополь, а вдоль канала, соеди­
нявшего Александрию с Каноном,— прекрасные сады и
«Все, что может существовать или случиться на зем­
великолепные усадьбы, где, по свидетельству Страбона,
ле, есть в Египте: богатство, спорт, власть, голубое небо,
слава, зрелища, философы, золото, прекрасные юноши, бурлила веселая жизнь.
храмы богов адельфов, добрый царь, Мусей, вино, все Очень сильны были заботы о благоустройстве и чис­
хорошее, чего можно пожелать, и женщины, столько тоте города. Вода поступала по развитой водопроводной
женщин...» — так путано, но правдиво говорила старая системе, забиравшей нильскую воду.
сводня в «Мимиамбах» Геронда. И в самом деле город, Александрия была самым космополитическим городом
основанный Александром на месте рыбацкой деревушки на всем эллинистическом Востоке. По свидетельству
Ракотиды, воплощал все великолепие Востока. Страбона, в ней проживало более миллиона человек.
Александрия была основана в западной части Дельты, Самые разнообразные народности жили здесь бок о бок —
па перешейке между морем и озером Мареотида недале­ греки, египтяне, сирийцы и с определенного времени
ко от Канопского рукава Нила. Эта местность отлича­ италийцы. Одни только евреи составляли две пятых на­
лась здоровым климатом даже летом благодаря периоди­ селения, их столкновения с греками часто вызывали
чески дувшим северным ветрам. Порт, скрытый за остро­ серьезные волнения, это продолжалось до римской эпохи.
вом Фарос, был относительно хорошо защищен от бурь. В городе, по крайней мере внешне, было самоуправ­
Древний город известен плохо, так как из-за оседания ление. По надписям известны два собрания — буле, со­
почвы он оказался под водой. Тем не менее мы знаем о зданное Александром и довольно быстро упраздненное,
его удлиненных контурах («как хламида», скажет Стра­ и экклесия, организованная по афинской системе с фила­
бон) и о том, что его периметр превышал 15 километров. ми, фратриями, демами. Самым значительным магистра­
План города, который сделал Дейнократ Родосский,— том, по-видимому, являлся гимнасиарх, он выступал как
гипподамовый. Две главные очень широкие (30 метров) представитель граждан и защитник республиканских сво­
улицы пересекаются под прямым углом. Город разделен бод. В действительности же в городе, который был столи­
на пять кварталов, названных по первым пяти буквам цей централизованного царства и царской резиденцией,
греческого алфавита. Среди главных памятников можно автономия представляла собой не что иное, как фикцию.
Царские чиновники вмешивались в муниципальные дели
60
01
(изделия художественного ремесла). Наконец, там был и
В частности, это делал «начальник ночной стражи» (точ­
транзитный порт для снабжения всего Средиземноморья
но неизвестно, что означала эта должность, вероятно, она
дарами Центральной Африки (слоновой костью, золотом,
близка должности «префекта стражи» в Риме).
страусовыми перьями, черными рабами, дикими животны­
Жизнь била ключом. Толчея на улицах Александрии,
ми) или арабских стран и Индии (пряностями, аромати­
воспетая поэтами, станет наглядной картиной для сати­
ческими веществами, благовониями, шелком). Эти товары
риков, описывавших суету Рима, а затем и Парижа,
поступали в Александрию по каналу Нехо, караванным
В Александрии в ходу все удовольствия, даже наименее
путем, по Нилу или по морю от Газы.
невинные. «Афродита здесь как у себя дома»,— отмечает
Масштабность морских и речных перевозок с пере­
Геронд (1, 26). Поскольку в городе легко было спрятать­
грузкой в Александрии объясняет развитие кораблестрое­
ся, сюда стекались многочисленные крестьяне, бежавшие
ния. И наконец, в-третьих, Александрия была одним из
от тягот деревенской жизни. Народ был неугомонный, его
наиболее оживленных культурных центров мира эллиниз­
беспокойный характер часто проявлялся как в период ди­
ма. Ее блеск был таков, что долго еще, и не всегда спра­
настических смут II в. до н. э. *, так и во время вторже­
ведливо, все, что относилось к эллинистическому миру,
ния Юлия Цезаря.
называли александрийским. Благодаря покровительству
Александрия была практически единственным горо­
просвещенных монархов, их благотворительной деятель­
дом в Египте; два других города, имевших статус поли­
ности Александрия на протяжении веков была центром
са,— старый Навкратис и основанную Птолемеем Соте-
эллинистической культуры. Знамениты ее поэты, ученые,
ром Птолемаиду — можно не принимать во внимание.
эрудиты, скульпторы, резчики III в. до н. э. Затем после­
Три фактора объясняют этот единственный в своем роде
довал закат, также не лишенный очарования.
феномен в истории греческого мира. Во-первых, Алек­
Но этот великолепный город находился вне Египта.
сандрия представляла собой политический центр царства
Латинская фраза «Alexandria ad Aegyptum» («Александ­
Птолемеев, местопребывание громадного бюрократическо­
рия при Египте») иллюстрирует реальное положение
го аппарата, который управлял всем Египтом. Во-вторых,
вещей, характерное и для эпохи Птолемеев. Огромный
она была крупным экономическим центром. На ее ману­
город, похожий в своих лучших проявлениях на другие
фактурах производились вазы из глины и металла,
эллинистические города, был столицей царства, которое в
тончайшие ткани, папирус, благовония. Из ее мастер­
общих чертах с незапамятных времен вело неизменный
ских выходили предметы роскоши, известные во всем
мире. образ жизни. Это и есть, по сути, слабое место Александ­
рии и тех, кто заботился о ее расцвете. Завороженные
Будучи единственным портом Египта на Средиземном
специфически греческими формами государства, они со­
море, Александрия являлась связующим звеном с други­
здали полис, большой, красивый и процветавший, но со­
ми эллинистическими царствами, а позже и с Римом. Ее
вершенно оторванный от жизни царства, существовавший
торговые связи многообразны: в I I I в. до н. э. она торго­
в нем как инородное тело.
вала в основном с Грецией, островами Эгейского моря,
Малой Азией, Сирией, Финикией, Кипром, Сицилией,
странами Красного моря, Понтом. Несмотря на кри­ «КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ» МЕРКАНТИЛИЗМ
3

зис II в., она простирала свои связи до Карфагена И ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКОЙ
(до 146 г. до н. э.), Кампании и Рима. Через порт, пред­
назначенный для импорта, шел лес, металл, мрамор,
а также продукты, в которых ощущался недостаток: Экономическая жизнь в эллинистический период пре­
оливковое масло и высококачественное вино. Через экс­ терпевала радикальные изменения. Греция перестала
портный порт вывозили хлеб, папирус, плотные и тонкие играть в ней центральную, руководящую роль, которую
льняные ткани, благовония, «александрийские товары» она играла века и которую начинала терять с IV в.
* Первые беспорядки произошли в 203 г. до н. э., когда насе­ до н. э. Только два острова — Родос, затем Делос —
ление расправилось с плохими советниками Птолемея Филопато­ и Коринф имели международное значение. Проявилась
ра.
03
62
развития торговли. Войны разоряли эллинистические цар­
тенденция к концентрации экономической активности ства; большое зло представляло собой пиратство (осо­
в Малой Азии, Сирии и Египте. бенно в I в. до н. э.), с которым трудно было бороться.
У греков существовали торговые соперники, и они вы­
нуждены были делить с ними прибыли. Торговля с Ин­
МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ
дией предполагала посредников: на морских путях —
арабов, на сухопутных — парфян (после основания неза­
Экономика колониального типа, преобладавшая столь висимого Парфянского государства). Даже в Средизем­
долгое время, исчезла везде, кроме крайнего Запада и номорье у греков были смелые и предприимчивые конку­
районов побережья Черного моря. Речь уже не шла о ренты: после периода упадка в классическую эпоху
сбыте греческих товаров в слаборазвитые районы, наобо­ у Карфагена начинался новый подъем, возраставший ин­
рот, появились два новых типа обмена. терес к Востоку проявлял Рим. И если в Италии нарож­
С одной стороны, большой размах приобрела торговля давшиеся потребности в предметах роскоши и рост алч­
эллинистических царств между собой и с Грецией. Она ности знати (nobilitas) и всаднического сословия побуж­
охватила прежде всего продовольственные товары. дали к обмену, то пользу от него извлекали в основном
В частности, Египет был крупным экспортером зерна, и, италийские купцы, становившиеся все более надменными
наоборот, восточные греки остались поклонниками хоро­ и уверенными в себе, по мере того как Рим утверждал
шего вина, вывозимого из Греции и Анатолии, а также свою власть над миром.
оливкового масла. Папирусы дают нам сведения и
Экономический расцвет, характерный для эллинисти­
о более специальных сделках, в частности о вывозе фун­
ческой эпохи, объясняется и целым рядом факторов:
дука из Понта, а также сырья — леса, смолы, металлов.
улучшалась техника навигации, оборудовались или рас­
Находят сбыт и такие изделия (отличавшиеся высоким
ширялись великолепные торговые порты, улучшались до­
качеством), как «мегарская» керамика, металлические
роги и каналы, являвшиеся постоянным предметом забот
вазы, художественные изделия из бронзы, вотивные
правителей. Везде можно было наблюдать усилия, про­
надписи и драгоценности, ткани и роскошные ковры
должавшие линию великих царей ахеменидского времени
(все товары повседневного спроса с развитием основных
и Александра и направленные на создание в Египте
видов ремесел производились повсюду). Наконец, значи­
и Азии развитой экономической инфраструктуры, необхо­
тельных размеров достигла работорговля.
димой для широкой торговли.
С другой стороны, завоевание Востока открыло това­
Спрос на товары был значительным. Греции требова­
рам дорогу в Средиземноморье из внутренних районов
лось обеспечить себя продовольствием, а Египту — древе­
Африки, Аравии, Индии. К таким товарам относятся сло­
синой и железом. К этим жизненно важным потреб­
новая кость, пряности, благовония, жемчуг и драгоцен­
ностям добавились и другие, порожденные издержками
ные камни, ценные сорта древесины... Большая роль си­
цивилизации: аристократия не желала ограничивать себя
рийских портов и Александрии объясняется в значитель­
в удовольствиях и предметах роскоши; цари без счета
ной степени тем, что к ним вели сухопутные или морские
тратили средства на содержанке двора и праздники, ко­
пути, по которым прибывали все эти товары. Импорт
торые были для них практически обязательными, по­
предметов роскоши повлек за собой дефицит торгового
скольку утверждали власть. Богатая и просвещенная
баланса, что вызывало катастрофический отток из Среди­
«буржуазия» обожала роскошь, ее не могла бы удовле­
земноморья золота и серебра, продолжавшийся до самого
творить суровая жизнь греков V в. до н. э. Теперь она
падения Римской империи. У нас будет возможность еще
не желала обходиться без роскошных, вызывавших за­
раз рассмотреть эти далекие связи, явившиеся одновре­
висть вещей. Средиземноморье стало слишком тесным
менно причиной и следствием близкого знакомства эл­
для нее — уже Черная Африка и Индия доляшы были
линистического мира с областями, с которыми в клас­
поставлять украшения для дворцов и драгоценности для
сическую эпоху Греция имела лишь эпизодические
их обитателей, с тем чтобы привнести экзотику в повсе­
связи.
дневную жизнь.
Конечно, не все условия были благоприятными для
3 Заказ № 2500 05
64
Условия экономической деятельности, расширение де­
нежного обращения и развитие банков облегчали контак­ водные векселя, чеки, возможно, и переводы стали обыч­
ты в эллинистическом мире. Употребление денег стало ной практикой.
повсеместным даже у варварских народов — арабов, пар­ Наряду с частными банками, нередко принадлежав­
фян, фракийцев, кельтов, иберийцев, римлян. Наиболее шими изгнанным афинянам (с конца V в. до н. э. Афины
интересен пример Египта, который до эллинистической в этом деле впереди всех городов), в некоторых городах,
эпохи жил, не прибегая к монетной экономике, несмотря например в Милете, были и городские банки. Институт
на то что там циркулировали греческие монеты (в основ­ банка развивался и при храмах в очень старых тради­
ном афинские), дарики и даже монеты, отчеканенные циях: именно жрецам крупных храмов первым пришло
последними местными царями для оплаты наемников. По в голову извлекать выгоду из священных богатств. Наи­
примеру Александра Птолемей I Сотер с 305 г. до н. э. более знамениты подобными операциями были анатолий­
начинает чеканить первые царские монеты Птолемеев со ские (в Эфесе и в Сардах) и делосские храмы, но, когда
своим изображением — золотые статеры, серебряные тет­ египетские жрецы получили автономию по отношению к
радрахмы и медные оболы. Его примеру последуют все царю, они, в свою очередь, устремились по пути, сулив­
его преемники. И, несмотря на то что натуральное хозяй­ шему большие выгоды. (В III в. до н. э., наоборот,
ство продолжало, как мы увидим, существовать в некото­ богатствами храмов управляло государство, и их деньги
рых областях экономики, тем не менее Египет вышел из передали банкирам, чтобы те извлекали из них
эпохи меновой торговли. Отметим, что монетные манипу­ доход.)
ляции в Египте имели тенденцию к обособлению страны Птолемеи также создали государственные банки, мо­
от мира Средиземноморья. В III и II вв. до н. э. золотые нополия на которые сдавалась в аренду. У них была
и серебряные монеты не были уже одинаковы но весу; двойная роль: с одной стороны, они выполняли для част­
они стали драгоценностью, а не просто условным денеж­ ных лиц те же операции, что и частные банки, а с дру­
ным знаком оплаты. Их заменили медные монеты, вес ко­ гой стороны, имели регулярные поступления от налога
торых также постепенно уменьшался. на общественные кассы с обязательством для арендатора
Количество отчеканенного драгоценного металла было умножать царские богатства и осуществляли обществен­
настолько велико, что к концу эллинистического периода ные платежи. Папирусы свидетельствуют о глубоком
начали исчерпываться запасы драгоценных металлов, проникновении банков в экономическую жизнь Егип­
в то время как из-за грабежа, контрибуций и торговых та Птолемеев; грек и египтянин, ремесленник и тор­
сделок большая часть монет греческих царств перекачи­ говец прибегали к их услугам, чтобы заключать свои
валась в Италию. Господствовал монометаллизм: серебро сделки.
осталось основой монетной системы. Однако преемники Самую глубокую причину роста широкой междуна­
Александра не сумели сохранить единства веса монеты, родной торговли необходимо искать в появлении крупной
которое он установил. Если Селевкиды, Антигони­ «капиталистической буржуазии», к которой принадлежа­
ды и Атталиды приняли аттические стандарты, то ли крупные банкиры и арендаторы монополий, арматоры
Родос и Птолемеи довольствовались более легким и коммерсанты. Часто торговцы объединялись, что осо­
стандартом, таким же, как финикийский стандарт бенно четко прослеживается на Делосе. Некоторые из
Карфагена. них были достаточно сильными и действовали в одиноч­
Разнообразные монеты имели свободное хождение вез­ ку, например Аполлоний, диойкет Птолемея Филадельфа,
де, кроме Египта, где Птолемей Филадельф запретил который вел в Азии широкую торговлю и управлял в
употребление иностранных монет. Одна из первых функ­ Фаюме образцовым хозяйством. Экспатриированные гре­
ций банков, получившая невиданное развитие,— это обмен ки, как наиболее динамичная часть-населения, накапли­
денег. Они также давали заем из расчета 10 процентов вали на Востоке огромные состояния. Скоро им начали
(на Родосе или Делосе, на которых были крупнейшие подражать сирийцы, даже египтяне, затем италийские
банки), тогда как в Египте учетная ставка достигала купцы, которые все больше и больше пользовались поли­
24 процентов. Они держали счета своих клиентов. Пере­ тическим преобладанием Рима, для того чтобы стать
хозяевами торговли.
66
3* 67
часть своих владений за деньги. К этому способу слиш­
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ком часто прибегали Селевкиды, значительно уменьшив­
СЕЛЬСКИМ ХОЗЯЙСТВОМ шие тем самым свои земельные владения. Царь мог
также отдавать земли в эмфитевтическую аренду, что
Итак, крупная торговля была сферой частной инициа­ практически соответствовало продаже, если речь шла
тивы, которая преуспевала тем успешнее, чем была сме­ о неплодородных, безводных или об освоенных, прежде
лее. Сельская же жизнь дала нам противоположный при­ всего под виноградники и сады участках, явно не под­
мер — пример медленно менявшегося мира, в котором падавших под ежегодный контракт царских земель,
государство в полной мере осуществляло свои управлен­ С этими ограничениями греческие повелители восточ­
ческие функции. Последние изыскания доказывают, что ных царств стали наследниками такого землепользования,
государственное администрирование в фискальной обла­ которое сделало их обладателями значительной части
сти, столь жесткое в III в., во II в. до н. э. смягчается. земли. Как они ее использовали, мы рассмотрим на при­
мере Египта, хорошо известном благодаря папирусам.
Царские и частные земли, концессии
Пример Египта
Помимо других важных проблем, о которых еще пой­
дет речь, суверены были вынуждены вплотную заняться Основную часть своего национального достояния Еги­
земельным вопросом, так как завоевание предоставило им пет получал от земли, ее обработки. В этой сфере дея­
важное право, которое имели до них фараоны и Ахеме­ тельности, как ни в какой другой, из-за постоянных раз­
ниды. Итак, большая часть земли принадлежала царю. ливов реки требовалась хорошая организация труда.
Это «царская земля», арендованная по контракту «цар­ К тому же земля должна была прокормить и пришель­
скими людьми», обрабатывавшими ее за арендную плату, цев, администраторов, солдат, торговцев, т. е. тех, кто не
которая вместе с налогами могла составлять половину обеспечивал себя продуктами. Поэтому необходимо было
урожая. Однако не вся земля в государстве принадлежа­ так направлять усилия земледельца, чтобы он произво­
ла царю. дил как можно больше.
С одной стороны, царь жаловал часть земли общинам В эллинистическое время проблема усложнилась. До
или частным лицам. К первой группе относятся города сих пор Египет жил автаркично — обеспечивал себя сам.
(это нехарактерно для Птолемеев, которые, по сути дела, Но теперь он стал покупать в других странах товары,
их не основывали) и храхмы (им подтверждали их право необходимые для живших здесь греков, и в первую оче­
на владение уже имевшимися землями и давали новые). редь для царя и его двора. Прежде Египет не зависел
В Малой Азии существовали целые жреческие области от денежных отношений. Теперь же царям нужны были
вокруг таких святилищ, как Пессинунт или Комана деньги, чтобы оплачивать услуги тех, кого они использо­
(анатолийское святилище Великих азиатских матерей, вали,— наемников, техников, администраторов. Следова­
Кибелы в Пессинунте, Этио-Ма в Комане), которые были тельно, требовалось, чтобы экспорт во много раз превы­
обладателями крупной земельной собственности. То же шал импорт. А экспортные товары (за исключением не­
самое наблюдается и в Египте, где последние Птолемеи которых изделий, привозившихся из внутренних областей
значительно увеличили богатства жречества, пытаясь Африки или с далекого Востока транзитом через Египет
обеспечить его поддержку. Ко второй группе относились представляли собой прежде всего продукты сельского хо­
солдаты, верностью которых царь старался заручиться зяйства, в основном хлеб, который в большом количестве
посредством клерухий, или крупные чиновники, получав­ вывозили из Египта и которого так не хватало в грече­
шие в знак благоволения дары (из них наиболее извест­ ском мире, или изделия, сырье для которых поставляла
но имение Аполлония в Фаюме). земля,— папирус, льняные ткани и т. п.
С другой стороны, существовала частная собствен­ Таким образом, организация сельскохозяйственного
ность, известная, как свидетельствуют тексты из Верхне­ производства была необходима властителям, и они быстро
го Египта, по крайней мере до появления греков. Она поняли, что его увеличение — это верный путь к богатст-
развивалась двумя путями. Прежде всего царь продавал
69
68
ву; не менее верной была и торговля, поэтому нужно
было регулировать ввоз и платить тем, кто ему служил. ляло для него прекрасное вложение капитала и позволя­
В деле увеличения производства Птолемеи могли ис­ ло вводить новые сорта, от которых ожидались более
пользовать тысячелетний опыт Египта фараонов. Система высокие урожаи. Затем до уборки урожая за полями
переписи населения и земель, статистические данные, надзирал царский чиновник. На урожай сразу наклады­
столь необходимые тому, кто хотел авторитарно планиро­ вался секвестр; для царя это гарантия получения оброка
вать хозяйство, были давно разработаны, долина Пила с и налогов, платившихся зерном (самый значительный на­
незапамятных времен привыкла к экономике, строго лог — земельный — пропорционален возделываемой земле),
управляемой фараонами. Птолемеям оставалось только Проценты на заем семян, аренда и подати часто составля­
использовать ранее установленную систему, сохраняя ад­ ли половину урожая.
министративную инфраструктуру страны. Доходы царя были огромны. Владея колоссальным ко­
Тем не менее эта система в некоторой, трудноопреде­ личеством зерна, накопленного в царских житницах, он
лимой степени была деформирована таким великим нов­ являлся владыкой деревни. К тому же царь располагал
шеством, как окончательное введение денег. Натуральное ценными продуктами экспорта.
хозяйство Египта было сильно изменено из-за двух неиз­ Пиво производилось из ячменя. Пивоварни отдавались
бежных последствий использования денежной системы — в аренду. Растительное масло получали в основном
развития банков и откупов. Система откупа (аренды), из масличных культур — клещевины, кунжута, кнекуса
выходившая далеко за рамки сельской жизни, была свое­ (вид шафрана) и немного, начиная с греческого завоева­
го рода обеспечением, которое Птолемеи сочли полезным ния, из маслин. Выращивание масличных культур (с по­
ввести ради получения доходов. Она была греческого сева до уборки) находилось под постоянным наблюде­
происхождения, так как не могла существовать в стране нием. Вся продукция собиралась царскими службами и
с натуральным хозяйством. после оценки отдавалась на откуп. Это делалось с целью
установления полной монополии на производство масла и
Стоит вникнуть в детали, чтобы показать, насколько
торговлю. Масло могло продаваться по очень завышен­
методы контроля над сельскохозяйственной деятель­
ным ценам, намного превосходившим себестоимость, что
ностью, применявшиеся царской властью, гибки и разно­
неизбежно влекло за собой значительное увеличение по­
образны. (Система известна в основном по знаменитому
шлины на весь импорт. К монополии добавлялся налог
папирусу, найденному в Фаюме. Это длинный свиток,
на необработанную продукцию, поставляемую земледель­
представлявший собой составленный в конторах диойкета
цами, и на сбор с масла — своего рода налог на потреб­
список пошлин с откупа нескольких доходов. Здесь описа­
ление.
ния сделаны по работам К. Прео.)
Для основной культуры — зерна — царь сам в спе­ Таким образом, производство и потребление масла да­
циальном документе определял необходимые посевные ет нам пример замкнутой экономики, полностью нахо­
площади. Эти документы стали причиной споров среди дившейся под контролем государства. Царь поступал
специалистов: согласно точке зрения одних, этот порядок дальновидно, использовав масло как объект монополии
применялся на всех обрабатываемых землях, т. е. был из-за места, занимаемого им в питании и в освещении
орудием экономики абсолютистского государства; по мне­ помещений. Располагая многочисленным чиновничьим
нию других, он затрагивал управление только царскими аппаратом, поддерживаемый крупными земельными арен­
землями. В ведомости перечислялись обязанности кре­ даторами, он не встречал никакого сопротивления, если
стьян и деревень относительно посевов. Она составлялась не считать пассивного неподчинения крестьян и хитро­
местной администрацией по состоянию на период после стей контрабандистов.
разлива Нила, затем обнародовалась диойкетом, который Царские распоряжения определяли каждый год посев­
впоследствии строго, но не всегда успешно следил за ее ные площади и для льна. Лен обрабатывали в мастер­
выполнением. ских под строгим контролем, с тем чтобы избежать под­
Царь давал взаймы крестьянам семена (заем семян польного производства. Таким образом, и здесь существо­
существовал также и на частных землях), что представ- вала монополия, но более гибкая, чем в производстве
масла. В действительности же ткачи могли производить
70
71
тканей больше, чем должны были отдавать царю. Были им лично и наиболее эффективную эксплуатацию которо­
и мастерские, которые вышли из-под влияния сувере­ го они должны были обеспечить в своих интересах.
на,— это мастерские при храмах, где ткали виссон, ри­ Созданная Птолемеями экономическая система кажется
туальную ткань для мумий и изображений божеств, кото­ однобокой и мало соответствующей данным условиям.
рая считалась предметом исключительной роскоши и Иногда она предстает перед нами как система, направляв­
пользовалась спросом за пределами Египта. Еще больше шаяся монополиями-притеснителями, а иногда, наоборот,
свободы было в обработке шерсти, которая облагалась на­ как система, при которой государство удовлетворялось
логами, составлявшими лишь двадцатую часть доходов от взиманием своей части от богатств, произведенных част­
шерстяных изделий. ными лицами на принадлежавших им землях. Единство
Виноградники и сады множились благодаря эмфитев­ системы обеспечивалось единством цели — поощрением
4 интенсивного производства продукции, большая часть ко­
сису . В этой области сфера вмешательства царя была
уже, и налог выполнял те же функции, что отдача на торой с помощью откупа, налога или того и другого
откуп и реквизиции по отношению к однолетним культу­ вместе должна была отойти к царю.
рам. То же происходило с папирусом, многолетним расте­ Новый в истории эллинистического мира интерес
нием болот Дельты и Фаюма, он также являлся объектом властей к сельскому хозяйству не обошелся без положи­
налогового, а не экономического контроля. тельных последствий. Агрономы создавали трактаты. Об­
Охота была отдана на откуп. Рыбная ловля времена­ рабатываемые площади увеличивались в результате осу­
ми регламентировалась государством, временами отдава­ шения болот и ирригации окраинных районов пустыни.
лась на откуп. (Таким образом, в Египте было создано много новых
В Египте, который прежде, видимо, располагал гораз­ центров, например в номе Арсиноя-Филадельфия, там,
до более обширными пастбищами, чем сейчас, было раз­ где находилось имение Аполлония, Каранис, Тебтюнис и
вито животноводство. Крупный рогатый скот в основном столица нома Крокодилополис, или Арсиноя.) Самое за­
употреблялся в полевых работах, а мелкий использовался мечательное создание Нового царства — огромный оазис
как капитал. В хозяйстве Аполлония, друга и диойкета Фаюм вновь расцвел и расширился после долгого забве­
Птолемея Филадельфа, в Фаюме зафиксированы огром­ НИЯ в предшествующие века. Была введена усовершен­
ные стада овец, одно из них насчитывало 6381 голову. ствованная ирригационная техника — механизм с зуб­
Скот мог принадлежать монарху, частным лицам, клеру­ чатым колесом и бесконечной веревкой, который упоми­
хам, храмам. Царь отдавал свой скот внаем, извлекая до­ нается в папирусах уже со II в. до н. э. (он также
ходы и получая налоги. Частные лица облагались спе­ применялся на Евфрате и Оронте), или винт Архимеда
циальным налогом (ennomion), касавшимся всех домаш­ (о нем см. ниже) все больше заменял примитивный ша­
них животных, даже верблюдов. Этот налог, отдаваемый дуф (журавль).
на откуп, предполагал периодическое пересчитывание До Александра цивилизация Египта оставалась на
всех домашних животных. С целью проверки численно­ уровне неолитической. К. Прео отмечает, что здесь при­
сти, заявленной владельцами, перепись скота производи­ менялась техника конца каменного века, едва-едва усо­
ли во время наивысшего подъема воды в Ниле, когда вершенствованная употреблением меди, бронзы и в
стада спасались на возвышенностях. Разведение голубей исключительных случаях железа. С приходом греков со­
и пчел обкладывалось специальными поборами. вершился резкий переворот. С ввозом в большом количе­
Эта удивительно гибкая система не основывалась на стве железа появились более прочные орудия труда.
заранее разработанных планах. Царский контроль за Плуги, заступы, мотыги, косы, топоры делались теперь
сельскохозяйственной продукцией менялся в зависимости из железа. Начали применять сеялку (ввезена из Вави­
от самого продукта, даже когда речь шла о двух сходных лона) и, может быть, винтовой пресс для винограда
типах культур, выращиваемых на одних и тех же землях, и оливок.
например зерновых и масличных. Птолемеями двигало Была проделана большая работа в области освоения
одно желание — наполнить свою казну, они рассматрива­ новых видов культурных растений. Виноград и оливы
ли Египет как обширное владение, которое принадлежало выращивали в Египте давно, но возделывались они нере-

72 73
Кроме того, Птолемеи никогда не желали понимать,
гулярно, теперь же площади под ними были значительно что, повышая плату и меньше угнетая сельское населе­
увеличены, с тем чтобы удовлетворить нужды греческих ние, они могли бы увеличить покупательную способность
иммигрантов. Кроме того, появились инжир, гранаты и развить внутреннюю торговлю. Поток товаров шел
яблоки, грецкие орехи, чеснок. Насаждение деревьев там, в одном направлении. По Нилу спускались суда, гружен­
где это было возможно, поощрялось, чтобы ликвиди­ ные хлебом, полотном, папирусом, но поднимались они
ровать нехватку строительных материалов. Проводилась по реке пустыми. Хора ничего не получала от богатства,
настоящая селекция, что позволяло улучшить сорта зер­ доходов и гуманизма эллинистического мира.
новых (до этого в Египте были распространены хлеба
высоким содержанием крахмала).
Очень интересен пример хозяйства Аполлония. Его КОЛОНИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
имение было расположено на окраине Фаюмской впади­
ны, там, куда, естественно, не доходили паводковые воды.
Общество, рожденное завоеванием,— это колониаль­
Квадратная территория была разделена на четыре части
ное (в современном смысле слова) общество, которое
двумя широкими, пересекавшимися под прямым углом
было гораздо многочисленнее завоевателей. В Египте
каналами. В каждой четверти четыре рва, пересекавшие­
оно, возможно, насчитывало 8 миллионов против 1 мил­
ся также каналами, образовывали десять удлиненных
лиона пришельцев. Подобная диспропорция влекла за со­
участков; канал же соединял имение с судоходными
бой обычные в таком случае последствия: защитную
путями и с Нилом. Всего эти каналы занимали 5 про­
реакцию греко-македонцев, желавших сохранить свою
центов площади орошаемых земель, Работы было много:
цивилизацию, и постепенную ориентализацию, которая
подготовить землю, сжечь древесную растительность, рас­
была особенно заметна в области религии; националисти­
корчевать участок. Потом начиналась интенсивная экс­
ческую реакцию местного населения, направленную на
плуатация земли. Аполлоний разбил обширный виноград­
сохранение своих обычаев и верований, и, несмотря на
ник (мы имеем расписку на 65 тысяч подпорок и трак­
это, появление элиты, эллинизировавшейся ради корысти.
тат о виноградарстве, переписанный управляющим Зено­
ном), посадил фруктовые деревья, а также хвойные,
«поскольку они полезны царю». Он развел огромные ста­
да домашнего скота, основал мастерские (ткацкие; ковро­ Этническая и экономическая разобщенность
вые, производившие милетские двусторонние или окайм­
ленные пурпуром ковры; кожевенные; гончарные). Для Как во всех колониальных обществах, деление насе­
ления в эллинистический период происходило сначала
перевозок у него были караваны ослов и целая флоти­
по этническим параметрам: власть и богатство принад­
лия. Часть хозяйства была разделена на фермы, которые
лежали завоевателям — македонянам и грекам. Но коли­
отдавались в аренду грекам или египтянам, часть обра­
чественная диспропорция между этническими группами,
батывалась сельскохозяйственными рабочими 5, за кото­
врожденные качества некоторых представителей местно­
рыми наблюдали подрядчики, и часть сдавалась в аренду
го населения, носителей традиций тысячелетней цивили­
клерухам. Хозяйство Аполлония — это замечательный
зации, личные успехи других, способных и динамич­
пример обработки земли в большом земельном владении
ных,— все это довольно быстро привело к тому, что уже
согласно теориям школы Аристотеля.
со II в. до н. э. началось расслоение по имуществу,
Итак, экономический результат экономической поли а не по происхояедению. Не говоря уж о жречестве, кото­
тики того периода кажется удачным, ибо земледелие и рое восстановило или сохранило власть, многие предста­
скотоводство производили все больше продукции. Но с вители местного населения богатели на административ­
социальной точки зрения ничего не было сделано для ных постах, в сельском хозяйстве или торговле. В со­
улучшения положения крестьян, которых эксплуатирова­ циальной иерархии они занимали более высокое место,
ли еще сильнее, чем при фараонах, и у которых во вре­ чем «простые греки». В частности, в Египте со II в.
мя кризисов был только один выход — бегство в пусты­ до Η. э. в административных центрах номов начала появ-
ню, бегство от угнетения и беззакония.
75
74
ляться «буржуазия», для которой характерно было сов­
ных хозяйствах. Но тем не менее эта система была
мещение городской деятельности с функциями землевла­
доходной для откупщиков, ибо люди самых разных на­
дельца и приобщение к эллинистической культуре. Эта
циональностей — египтяне, евреи, но в основном гре­
группа населения сыграет очень важную роль во времен­
ки — оспаривали откуп с торгов.
на Римской империи. Сюда надо добавить смешанные,
В эллинистический период в еще больших размерах,
браки, так как среди греческих иммигрантов мужчин
чем в IV в. до н. э. в Афинах, развитие «капиталисти­
было гораздо больше, чем женщин. Между обоими этни­
ческой» экономики позволяло некоторым, наиболее ак­
ческими элементами существовала взаимная неприязнь,
тивным или пользовавшимся счастливым случаем лицам
но сегрегации не было ни в законодательстве, ни в быту.
скапливать огромные состояния. Можно указать на при­
В имении Аполлония соседствовали греческие и египет­
мер Аполлония, многочисленные официальные обязан­
ские арендаторы (кстати, вместе с сирийскими, арабски­
ности которого не мешали ему вести необычайно слож­
ми и еврейскими), то же наблюдалось и в администра­
ные дела — торговлю с Малой Азией, Палестиной, Си­
ции на всех уровнях, и в царских поместьях. Неплохо
рией, Аравией, эксплуатацию земель площадью 10 тысяч
было бы изучить различные социальные типы, без учета
аруров (2700 га), подаренных ему монархом в Фила­
национальности, констатируя лишь тот факт, что пред­
дельфии. Его энергия творила чудеса в этом образцовом
ставители коренного населения тем многочисленнее, чем
хозяйстве. Аполлоний делал все возможное, чтобы про­
ниже стоят они на социальной лестнице.
изводить не только то, что могло понравиться царю,
экономическую политику которого У. Вилькен сравнил
с политикой Кольбера или Фридриха Великого, но и то,
Новая «буржуазия» что было необходимо для собственного обогащения: про­
давал излишки вин, масла, полотна, папируса.
Появление многочисленной и зажиточной «буржуа­
зии» — самый значительный факт эпохи эллинизма. Она Великолепные записки Зенона знакомят нас с рос­
извлекала доходы прежде всего из торговли и ремесла, кошной жизнью Аполлония. Его стол ломился под тя­
но иногда не пренебрегала и скупкой земель. В то вре­ жестью серебряных приборов, ваз с редкими цветами и
мя ее материальный и интеллектуальный уровень был самых утонченных яств — рыбных блюд, икры, тонких
выше, чем в предыдущую эпоху,— этим объясняются и вин. Зенон описывает его организаторский талант, кон­
глубокие изменения в быту. Эта «буржуазия» любила торы, разделенные на два отделения (секретариат и бух­
радости жизни, вкусную пищу, куртизанок, удобные галтерию), где для составления контрактов с египетски­
дома, но ей требовались и более утонченные удовольст­ ми крестьянами работали даже египетские писцы. Перед
вия, доставляемые поэзией, искусством, философией. нами предстает человек с быстрым и решительным умом,
ясной, повелительной речью, уверенный в себе благодаря
Все большее распространение получил тип финансис­
своим замечательным успехам. К. Прео писала, что за
та. В крупных городах банкиры накапливали огромные
его внешним спокойствием прятались «превосходные сте­
состояния. Не менее могущественными стали генераль­
пени сравнения, как в английском языке американцев».
ные откупщики; в частности, в Египте они пользовались
Может быть, впервые в истории перед нами с такой
желанием царя уменьшить экономический риск. Боль­
шая часть царских доходов отдавалась на откуп. Это ясностью предстала фигура крупного «капиталиста».
предоставляло дополнительную гарантию царской казне Аполлония не удовлетворяли только деньги, хотя они и
той страны, где монетная экономика находилась в дей­ были основной движущей силой его деятельности, он за­
ствии сравнительно недавно. Естественно, цари предпри­ ботился и о престиже, и о славе. Окруженный настоя­
нимали множество мер предосторожности в отношении щим двором клиентов, он жил как вельможа-филантроп,
откупщиков: они должны были вносить залог, а за не­ разносторонний и щедрый по отношению к любым бо­
достачу отвечали имуществом, ежемесячно их счета про­ гам, греческим и египетским, а также к людям, прибе­
верялись специальным чиновником. Папирусы знакомят гавшим к его могуществу.
нас с огромным количеством спорных вопросов в различ- Те же записки рисуют нам личность Зенона, грека
из Карии, бывшего доверенным лицом диойкета. Снача-
76
77
ла он был коммерческим агентом па Востоке, затем стал зрительнее и надменнее, чем полнее они от них зависе­
секретарем Аполлония и, наконец, управляющим в Фи­ ли (даже юридически, поскольку чиновники подлежали
ладельфии. Этот образованный человек мог на чернови­ специальному административному суду).
ке набросать музыкальную фразу или несколько стихов Однако царь счел, что отыскал дополнительную га­
Еврипида. Писал он на великолепном, импульсивном гре­ рантию в финансовой ответственности чиновников. Каж­
ческом языке, но разум его кажется не таким ясным, дый старался, как по цепной реакции, взыскать с под­
а воля не столь твердой, как у его хозяина. Тем не ме­ чиненного суммы, за которые сам нес личную ответствен­
нее он свободно управлял необъятной землей Аполлония, ность. Самые мелкие чиновники любой ценой выжимали
на которой так много нужно было создавать заново, деньги из населения, и здесь все средства были хороши:
и гордился своей ролью основателя города, своей зада­ арест имущества, реквизиции, даже телесные наказания.
чей — сеять жизнь и благоденствие в пустыне. Жил он В ответ на насилие возникало насилие: числу папиру­
не по-царски, как Аполлоний, но на широкую ногу: сов, содержавших жалобы деревенских жителей на высо­
по праздничным дням вкушал изысканные блюда, имел комерие и злоупотребления чиновников, соответствует
свору хороших охотничьих собак. Он тоже умел быть число папирусов с сетованиями сборщиков налогов,
филантропом. Дружеские письма, которые Зенон полу­ встреченных градом камней.
чал от оставшихся в Карии знакомых, свидетельствуют Наконец, чиновники часто были малознающи и не­
о том, что это был человек, достойный своего высокого добросовестны. В свои отчеты и даже кадастры они без
положения. колебаний заносили выдуманные цифры, чему есть
многочисленные примеры. Они захлебывались в потоке
переписей, учетов, предписаний, распоряжений. «Папи­
русный потоп» повлек за собой несокрушимый беспоря­
Чиновники
док или, что еще хуже, фиктивный порядок.
Тем не менее надо избегать заблуждений, в которые
Чиновники представляли собой совершенно новый
нас могут ввести многочисленные свидетельства о про­
для эллинистического мира тип. Если царство Селевки­
махах администрации, так как папирусы, что явствует
дов страдало от явного недостатка организации управ­
из их назначения, возможно, могли донести до нас лишь
ленческого аппарата, то Атталиды и особенно Птолемеи
следы, и довольно очевидные, несовершенства самой сис­
располагали развитой иерархией государственных слу­
темы. Вырисовывается также и идеал чиновника — ста­
жащих.
рательного, преисполненного почтения к вышестоящим,
Чиновник был человеком, связанным с царем клят­ благородного по отношению к нижестоящим. В этом типе
вой. В его обязанности входило передавать и претворять слились распространенный в Египте идеал почтенного и
волю царя, особенно в этих «капиталистических монар­ неподкупного писца и греческий образец человеколюби­
хиях», обеспечивать максимальную эксплуатацию и соби­ вого магистрата. Добрые монархи без устали напомина­
рать доходы. Система эта представляется крайне пороч­ ли управляющим их обязанности, один из них пишет:
ной. Чиновник, теоретически назначаемый царем, на са­ «Во время ваших инспекционных поездок старайтесь
мом деле получал место от своего непосредственного ободрить людей, поднять их настроение, и не только на
начальника, и зависимость чиновников от начальников словах. Если крестьяне жалуются на комограмматеев и
со временем все более и более возрастала. Папирусы комархов по поводу обработки земли, вы должны разоб­
перечисляют подарки, которыми они должны были осы­ раться и положить конец злоупотреблениям». Римляне,
пать начальников, чтобы удержаться на своем посту. а затем и византийцы при создании своих институтов и
Таким образом, по мере ослабления монархии проявля­ прочной основы эффективного управления возьмут при­
лась тенденция к появлению некоего подобия феодаль­ мер именно с чиновнической системы Птолемеев.
ной зависимости. Наиболее высокопоставленные в чинов­ Административная карьера позволяла грекам и егип­
ничьей иерархии лица превращались в настоящих деспо­ тянам жить бок о бок, так как Птолемеи стремились
тов, весьма слабо связанных с центральной властью и сохранять существовавшую до них структуру управле-
обращавшихся с подчиненными тем высокомернее, пре-
70
78
имя. Высшие посты были безусловно закреплены за гре­ нуемого упадка, который со времен Антонинов хорошо
ками по крайней мере до Птолемея Эвергета II, кото­ заметен по характеру надписей на храме в Эсне.
рый доверил стратегию египтянам. Но чиновники сред­ Некоторая двусмысленность положения заключалась
них и низших уровней набирались из местного населения, в том, что Птолемеи провозгласили себя законными пре­
и вначале мы видим египтян даже на посту номархов. емниками фараонов, а жрецы признали это положение.
В другом традиционном слое — жречестве — продолжала Итак, фараон являлся единственно истинным жрецом,
безраздельно господствовать старая египетская элита. именно из его рук все жрецы получали должности. Царь
сам назначал на наиболее высокие посты и непременно
получал определенный сбор с каждого назначения,
Египетское жречество
с каждого повышения в иерархии, так как жрецы долж­
Повсюду последователи Александра продолжали про­ ны были покупать свои места, равно как и доходы
водить политику терпимости по отношению к местным с храмового имущества, которые связаны с этим местом.
божествам. Из чисто политических соображений, прекрас­ Ежегодно в день рождения царя его торжественно
но сознавая их влияние на народные массы, они стара­ поздравлял совет из пяти выборных членов, управляв­
лись примирить с собой местное жречество, ремонтируя ший каждым храмом. Так между сувереном и жречест­
старые святилища, сооружая новые, осыпая богов и их вом устанавливались тесные связи. Они стали необходи­
служителей подарками и привилегиями. В обмен на эти мы друг другу: монарху жрецы — чтобы утвердить
щедроты они рассчитывали получить возможность управ­ свою законность в глазах подданных и установить культ
лять массами. Нам довольно хорошо известны некоторые царя в традиционной форме, жрецам царь — чтобы, как
большие храмы в Азии: храм Артемиды в Эфесе — нас­ и прежде, пользоваться своими привилегиями.
тоящее жреческое государство с огромными богатствами, Пока Птолемеи были сильны, они держали жречест­
с множеством оскопленных жрецов и ритуальных курти­ во в строгом повиновении. Неконфискованная священная
занок, руководимое Мегабизом; Эсагила (храм Мардука) земля, на которой располагались огромные поместья
в Вавилоне и храм Набу в Борсиппе (и тот и другой с мастерскими (в основном ткацкими), управлялась не­
были отреставрированы Селевкидами). Но именно Еги­ посредственно царем, а он, будучи богом, естественно,
пет оставил нам больше всего документов, дающих наи­ получал с нее доходы. Это не было грабежом — то же
более ясную картину роли жрецов в эллинистическом самое происходило и в независимом Египте,, когда власть
государстве. фараонов была сильной. Со своей стороны, царь обеспе­
Если чиновник был человеком царя, то жрец — чело­ чивал жрецам безбедную жизнь и возможность служить
веком бога. Он обладал опасным могуществом, посколь­ своим богам.
ку только он мог установить связи с потусторонним Но поддержка жречества становилась еще более не­
миром и придать земному миру устойчивость путем про­ обходимой, когда Птолемеи ослабли и когда начались
ведения обычных и торжественных служб, которые пре­ восстания. Порой лишая себя значительных доходов,
доставляли божеству все необходимое для жизни в хра­ цари предоставляли храмам немалые налоговые льготы
ме — пищу, питье, одеяния, развлечения — и таким (декрет 118 г. до н. э.) и осыпали их служителей подар­
образом обеспечивали смертным благосклонность. Яв­ ками. Все более многочисленные беглые «царские люди»
ляясь наследником древних знаний (о необычайной сум­ находили убежище в святилищах: жрецы становились
ме сведений, записанных на стенах храма в Эдфу, см. их покровителями (в том смысле, в котором это слово
ниже), хранителем традиций и священной письменности, употреблялось в Новом царстве) и увеличивали этим
жрец сохранял высочайший престиж, который всегда свое влияние. Богатство их было столь велико, что они
имел в долине Нила, хотя в эпоху Птолемеев жречество уже выступали в роли кредиторов царей. Таким обра­
проявляло тенденцию замыкаться в себе, а также тяго­ зом, они вновь на время обрели то огромное могущество,
тело к кастовости (Страбон отмечает, например, исчез­ которым обладали при VI и XIX династиях, но без ду­
новение всех храмовых школ, существовавших во време­ ховной власти и достоинства, оправдывавших когда-то,
на Геродота и Платона). Это послужило началом неми- по крайней мере частично, их власть в государстве.

80 81
Возникает необходимость точнее определить катего­
году ее мобилизовали на царскую барщину. От барщины
р и и , на которые делилась масса жрецов. «Чистым»,
освобождались лишь те, кто в деревне не занимался
имевшим доступ в святая святых (великий жрец, проро­
физическим трудом. Существуют любопытные списки
ки, столисты — «одевающие бога», пастофоры — «кормя­
щие бога») и писцам священных книг противостояло этих привилегированных, в число которых входили цар­
низшее духовенство, задача которого состояла в подго­ ские надзиратели, греческие солдаты, бальзамировщики
товке церемоний или в управлении храмовым имущест­ кошек. Сельское хозяйство, как и прежде, было основ­
вом. Из фиванских папирусных свитков нам известен ным занятием, в хоре жизнь практически не изменилась,
мирок коакитов (подавателей священных возлияний), несмотря на некоторые технические усовершенствования.
погребальных жрецов, ответственных за культ мерт­ В Египте, в частности, крестьяне жили в традиционных
вых,— глупых, алчных, всегда готовых подраться, если бедных деревнях, которые из-за угрозы наводнения рас­
дело касалось доходов. Повсюду мы видим консервативно полагались на искусственно возведенных холмах. Рекви­
настроенную среду, которая за века слишком привыкла зиция помещений для царских уполномоченных или сол­
к иностранному владычеству. дат приводила к тяжелым для населения последствиям,
поэтому суверен в ответ на многочисленные, как показы­
вают папирусы, жалобы часто должен был напоминать,
Мир труда что реквизировать больше половины дома запрещено.
Жизнь человека наемного труда — с откупами, налога­
Ц а р ь , « б у р ж у а з и я » , чиновники, жрецы жили за счет ми, барщиной, разного рода реквизициями, как законны­
тяжелого труда народа. Разделение общества на богатых ми, так и все чаще незаконными (по вине чиновни­
и бедных, эксплуатация одних другими в завоеванных ков),—была более суровой, чем до завоевания, так как
странах в эпоху эллинизма лишь усилились. теперь от него требовали больше продукции.
Рабский труд распространился по всему Средиземно­ Тем не менее тексты позволяют заметить некоторую
морью. Оценки численности рабов расходятся. Возможно, эволюцию. В III в. до н. э. положение египетского
она была значительной из-за частых войн и широкой крестьянина не было слишком плохим. Он отдавал свои
работорговли. К домашним рабам, многочисленным в ре­ руки царю (поскольку ему принадлежала большая часть
зультате увеличения числа жадной до удобств «буржуа­ земель), а также храмам и частным лицам. Контракт,
зии», добавились рабы, использовавшиеся как производи­ который связывал его с хозяином, был доброволен и
подлежал обсуждению. Но со II в. до н. э. положение
тельная рабочая сила в мастерских Пергама, Антиохии
ухудшилось, гражданские войны разорили деревню; по­
и особенно Александрии, где, судя по всему, впервые
терявший заморские владения царь стремился заставить
концентрировались большие массы рабов. Во внутреннем
производить больше на земле, которой становилось все
Египте греки, наоборот, ничего не изменили в организа­
меньше. Земли, отвоеванные с помощью ирригации у пус­
ции труда: на царских землях, в маслодавильнях, пря­
тыни, понемногу иссушались из-за того, что НЕКТО
дильных мастерских, шахтах, карьерах рабов не было.
не поддерживал в должном порядке гидротехнические
Предполагается, что царь использовал в качестве рабо­
сооружения. Чиновники, все более самостоятельные и
чей силы не рабов, а мобилизованных.
все менее контролируемые, часто вели себя как настоя­
Редкие до этой поры, восстания рабов участились, на­
щие деспоты. Все труднее и труднее было найти крестьян
пример, в Пергаме, на Делосе, в Лаврионе, на Сицилии.
для обработки земли. Папирусы рассказывают нам, что,
И не исключено, что в развитии сопротивления рабов
для того чтобы заставить крестьян подписать контракт,
определенную роль сыграли уравнительные концепции
приходилось прибегать ко всем возможным аргумен­
некоторых стоиков, проповедовавших единение челове­ там — от призывов к преданности до пыток.
чества. В этом они расходились со взглядами Аристоте­
Средства, которые изыскивала администрация для
ля, учившего, что бывают люди-рабы по природе.
выхода из этого кризиса, зачастую были паллиативными,
Основная масса тружеников — ремесленников и
они даже ухудшали положение. Безусловно, проводились
крестьян — была свободна, хотя на несколько дней в
необходимые мероприятия, направленные на упорядоче-
82
83
ния звучат резко в противоположность заискивающему
ние системы откупов и говорящие о том, что хотя и
тону, который в таких случаях наблюдается у греков.
существовала забота о справедливости, но от нее легко Подобное уныние, с одной стороны, и активность —
переходили к мерам принуждения. Более зажиточным с другой, объясняют, почему восстания получили столь
крестьянам навязывалась дополнительная аренда (epibo­ широкое распространение в египетской хоре.
le), появившаяся в 164 г. до н. э., вредное действие Таким образом, все больше и больше увеличивалась
которой давало о себе знать даже в римскую эпоху. пропасть между городским, эксплуатирующим миром и
С конца II в. до н. э. в деревне была установлена кол­ миром деревенским — эксплуатируемым. Именно в этой
лективная ответственность, т. е. за общую сумму аренд­ пропасти М. Ростовцев справедливо видел один из самых
ной платы отвечала община царских земледельцев одной крупных изъянов античных обществ начиная с IV в.
деревни. От крестьянина требовали клятвы «оставаться до н. э., который впоследствии стал одной из основных
на виду у царских чиновников» (клятва Тебтюниса — причин их крушения.
107 г. до н. э.): «До выплаты аренды каждый день
я остаюсь на виду на сельскохозяйственных работах,
не укрываюсь у священного алтаря храма, не призываю Неизбежное «единение»
ничьего покровительства и не измышляю способов для
бегства»). Всем было ясно, что простого подписания В этом колониальном обществе, игнорировавшем в
контракта недостаточно. Аренду продлевали — иначе своих законах национальные различия между победите­
говоря, во время серьезных кризисов ее просто навязы­ лями и побежденными (которые будут столь характерны
вали силой. Тем не менее крепостничество так и не полу­ для Римской империи), начиналось понемногу то самое
6
чило распространения. Феодальной зависимости не су­ «единение народов», о котором мечтал Александр.
ществовало: стратеги концентрировали в своих руках «Македонцы стали египтянами»,— заявили Полибий и
всю власть, но у них не было крупных земельных вла­ Тит Ливий. Несмотря на явное преувеличение, надо
дений. отметить, что чары Востока действовали на всех греков
Раздавленные системой угнетения, несправедливыми и в Египте, и в Азии, особенно в религиозной сфере.
арендами, крестьяне убегали. Анахоресис (бегство в В Египте греки мумифицировали умерших и хоронили
пустыню) был одним из наиболее ярких феноменов их с книгами мертвых. Системы мер и весов * и кален­
поздней эллинистической эпохи, затем превратился в дарь эпохи фараонов применялись и администрацией
одну из ран римского Египта, а с появлением первых Птолемеев. Если это влияние осталось слабым в городах,
христианских анахоретов приобрел религиозную окрас­ где греки сохранили свое традиционное окружение и где
ку. Однако, что бы там ни говорили, пустыня может они были относительно многочисленны, в сельской мест­
служить убежищем лишь незначительному меньшинству, ности, где колоны и клерухи, жившие гораздо более изо­
ибо без навыков кочевой жизни там практически невоз­ лированно, могли объединяться лишь в политевмы (не­
можно выжить. А вот Александрия с массами неконтро­ официально признанные сообщества), которые, по сути,
лируемого населения представляла собой приманку тем были лишь карикатурой на полисы, это влияние было
более сильную, что там можно было найти работу и гораздо сильнее. Они понемногу восприняли обычаи
храмы, всегда готовые предоставить убежище беглым местных жителей. Небезынтересно, каких богов почита­
крестьянам. Другие беглецы собирались в банды, опусто­ ли в имении Аполлония в Фаюме. Мы находим там Зев­
шавшие страну. В папирусах мы читаем горькие жало­ са, Деметру, Гермеса, но также и Пореманреса (царь,
бы оставшихся крестьян, которые из-за круговой поруки обожествленный в образе крокодила), Исиду, Птаха и,
должны были платить за бежавших; множились возму­ наконец, новых богов. Греки также почитают египетских
щенные доносы в адрес царских чиновников. богов: один из них обещает «принести жертву божеству
Папирусы (в частности, «папирусы Зенона») ярко
показывают глубокое недовольство, царившее в деревне.
* Меры длины: локоть (0,52 м), верг (100 локтей). Меры пло­
Крестьяне Египта предстают перед нами как достаточно щади: арура (1 кв. верг=2735 кв. м), тысяча (10 арур).
энергичные и нетерпимые к принуждению, их требова-
85
84
этой местности, как принято везде» (P. Zond, 2666), дру­
гой возводит для Аполлония стелу в честь Анубисэ. местного населения является определенным успехом.
Отмечено, что начиная с 250 г. до н. э. увеличилось ко­ Тем не менее необходимо отметить, что, кроме Бероса,
личество смешанных браков. Фиванский папирус 113 г. Манефона и основателя стоицизма Зенона, никто из тех,
до н. э. сохранил упоминание о займе, сделанном хоахи­ кто блистал в литературе, искусстве, науке или филосо­
ту греком по имени Псен-Монт, сыном Па-Тота: в этом фии, не принадлежал к этому классу. Эллинизированные
случае от грека оставался лишь его юридический статус. египтяне, сирийцы, вавилоняне могли говорить или чи­
Тот же феномен наблюдается и в Сирии, и в Вавилонии, тать по-гречески, в греческих домах вести греческий об­
и в Дура-Европос, где ономастика демонстрирует слия­ раз жизни, но они никогда не входили в интеллектуаль­
ние греческих и местных элементов. ную элиту. Парадоксально, что только во времена Рим­
Обратный процесс (т. е. влияние греков на египтян) ской империи из среды эллинизированных негреков
выражен еще более отчетливо, так как для местных жи­ выйдут Филон, Плотин, Афанасий.
телей завоеватели, которым они подражали, олицетворя­
ли превосходство и динамизм. Безусловно, деревни были
мало затронуты этим влиянием, и местные языки (ара­ МИР воинов
мейский, персидский и египетский) успешно сопротивля­ Один из важнейших факторов эллинизации — присут­
лись греческому. Довольно замкнутыми оставались жре­ ствие солдат в полисах или в административных цент­
ческие круги; клинопись, шумерский язык в качество рах номов. Армия заслуживает специального изучения,
литургического и еще более иероглифы очень долго оста­ так как она играла значительную роль в эллинистиче­
вались в употреблении. ском мире, который к тому же возник в результате
Но в полисах Атталидов или Селевкидов, в админи­ завоевания и раздирался непрекращавшимися конфлик­
стративных центрах египетских номов в основном в сре­
тами.
де торговцев и чиновников шла широкая эллинизация,
приводившая к образованию местной элиты, которая
говорила по-гречески, одевалась на греческий манер и
Набор наемников
усвоила греческие быт и нравы. Даже в Фивах, в кон­
сервативных жреческих кругах, все чаще и чаще прибе­
В те периоды, когда потребность в солдатах станови­
гали к помощи агораномов — нотариусов, использовав­
лась особенно острой, связанный с полисной системой
ших греческий язык. Они широко распространяли грече­
гражданский набор уже не мог удовлетворить нужды
ское право и дискредитировали египетских нотариусов,
писавших демотическим письмом. В древней религиоз­ государства. Поэтому эллинистические монархи были
ной столице находят многочисленные граффити, проца­ вынуждены прибегать к услугам наемников, следуя прак­
рапанные по-гречески; многие из их авторов, которые тике, восходящей к IV в. до н. э.
называют себя жрецами, магами или бальзамировщика­ Набор в армию производился самыми разными спосо­
ми, могли быть только египтянами. Школьные тексты, бами: рассылались вербовщики, нанимались кондотьеры,
столь часто встречавшиеся на папирусах, показывают, которые приводили свои войска, использовались даже
что в школах читали преимущественно Гомера, трагиков, дипломатические соглашения между полисами, предус­
Демосфена или Менандра. Гимнасий там, где он был матривавшие помощь военной силой в случае необходи­
доступен для коренных жителей (т. е. в основном в мости. Однажды нанятого наемника старались сохранить
Азии), представляет собой идеальное место для восприя­ как можно дольше. Его стремились превратить в воен­
тия греческого образа жизни. Те, кто его посещал, очень ного поселенца (клеруха), предоставив ему землю,
гордились этим и объединялись в общества аро ton g y m n a ­ которой он мог бы пользоваться, взяв на себя некоторые
sion (окончивших гимнасий). обязательства (финансовые, а также готовность к немед­
С социальной точки зрения формирование этого сред­ ленной мобилизации).
него эллинизированного класса из числа представителей Где же набирали наемников? До конца III в. до н. э.
в основном в греческом мире. Многие греки, происходив-
87
шие из самых бедных районов Эллады (некоторых мест­ честей кому-либо и избирали должностных лиц. Однако
ностей Пелопоннеса, Центральной и Северной Греции, эта деятельность не была связана с политической
островов Эгейского моря), шли на службу новых монар­ жизнью и, очевидно, вызывалась ностальгией по преж­
хий. Процент греков среди наемников значительно ним институтам, которую испытывали многие из наем­
уменьшился во II в. до н. э., с одной стороны, вследст­ ников.
вие ухудшения положения наемников, а с другой — из-за Их социальное положение с трудом поддается опреде­
того, что многие из них плохо приспосабливались к кли­ лению, тем более что со временем оно значительно изме­
мату, в частности в Египте, где отмечено угасание семей нилось. В I I I в. до н. э. наемник получал хорошее воз­
клерухов. В отличие от греков македонцы и были и оста­ награждение и деньгами и натурой, а кроме того, имел
вались многочисленными. Они продолжали распростра­ многочисленные дополнительные преимущества. В ре­
няться, и их приспособляемость, очевидно, была выше зультате военная служба была весьма доходной и нахо­
греческой, так как македонцы были сравнительно моло­ дила многочисленных добровольцев. Мы видим воина
дым народом. сытого, одетого и вполне довольного жизнью. Во II в.,
Также охотно нанимались в армию и варвары. Среди напротив, в результате разразившегося в эллинистиче­
них выделялись галаты — наводнившие Грецию и раз­ ских монархиях экономического кризиса профессия наем­
грабившие Анатолию кельты, которые дошли до Египта. ника потеряла многие свои привлекательные стороны.
Остатки их отрядов взяли к себе на службу эллинисти­ Плохо оплачиваемый, нуждавшийся солдат теперь уже
ческие монархи, в частности Антигониды и Атталиды, почти не отличался от крестьянина и должен был раз­
которые оценили их отвагу и преданность. Очень цени­ делять его труд по обработке полей.
лись семиты, даже в Египте, где они понемногу замеща­ Этими изменениями объясняются новые отношения
ли в армии греков. между солдатами и населением города или деревни, где
Все шире и шире монархи должны были прибегать они были расквартированы. В III в. до н.э. многочис­
к набору местных наемников, для того чтобы воспол­ ленны жалобы на наемников. При Птолемее Эвергете
нить недостаток греческих солдат. После битвы при крестьяне срывали крыши со своих домов, загромождали
Рафии (217 г. до н. э.) Птолемеи решились набрать двери алтарями, но не подчинялись реквизициям. Позже,
египтян. В войсках Селевкидов местные элементы состав­ во II в., по всей видимости, начал устанавливаться не­
ляли более половины личного состава. который modus vivendi, по мере того как, с одной сторо­
Приток иностранных наемников, так же как и уве­ ны, армия делалась менее иностранной по составу,
личение воинов из числа местных жителей, привел к вар­ а с другой — солдаты переставали пользоваться теми
варизации армии. В этом, по мнению М. Лонея, и крылась привилегиями, какими пользовались раньше. Они стано­
трагедия эллинистического мира: слишком малочислен­ вились ближе к крестьянину и более не возбуждали той
ные, чтобы самостоятельно защищать свои царства, за­ ненависти, которая отразилась в папирусах I I I в.
воеватели мало-помалу сдавали принципиальные пози­ до н. э.
ции. Оторванные от корней, греческие и македонские наем­
ники тем не менее в глубине души ощущали привязан­
ность к эллинистической вере, несмотря на то что испы­
Жизнь наемника. Клерухии тывали сильное влияние местных культов.
Возможно, на их счет следует отнести и создание
Наемник, иногда всю жизнь проводивший вдали многих гимнасиев, возникавших в эллинистических цар­
от родины, становился чем-то вроде апатрида, лишенно­ ствах. Однако не следует забывать о в а ж н о м различии:
го всех политических прав. Жизнь военная и граждан­ если в анатолийско-сирийском регионе гимнасии откры­
ская, столь тесно связанные в классической Греции, вались для местных жителей, желавших приобщиться
в эллинистическую эпоху отдаляются друг от друга. Ко­ к греческой культуре, то в Египте, напротив, это были
нечно, порой мы видим, как гарнизоны, части и другие своего рода клубы, предназначавшиеся исключительно
войсковые соединения голосовали за предоставление по- для завоевателей. В период, когда армию наводнили се-
88 89
зяйственные работы, особенно в специфических условиях
миты, гимиасии приобрели облик некоего подобия эл­ Египта. Но начиная со II в. до н. э. клерухи уже
линских масонских лож, которые очень тщательно обере­ не были иностранцами, а являлись сыновьями клерухов
гали себя от «варварской заразы». Кстати сказать, это или местных жителей. Они получали необработанные
различие, отмеченное, в частности, М. Лонеем, в настоя­ земли, которые им требовалось возделывать. Теперь кле­
щее время может показаться излишне категоричным. рухи выступали не как должники царя, а скорее как
В жизни гимнасиев Египта принимали участие еврейские люди, оказывавшие ему услугу, обрабатывая целинные
подростки, а египтяне были даже командирами моло­ земли, с которых платили оброк.
дежных отрядов. В этих условиях, естественно, требования царя к кле­
Одним из наиболее оригинальных институтов эллини­ рухам уменьшились. Держание постепенно становилось
стической эпохи является клерухия, предназначенная наследственным. К. Прео описала этапы последователь­
для закрепления наемников путем раздачи им участков ного отказа царей от своих прав: в конце I I I в. до н. э.
земли (площадь которой варьирует в значительных пре­ только сыновья клерухов могли наследовать держание,
делах — от 1 до 250 гектаров) из царских, храмовых или а в I в. до н. э. клер получали даже женщины. Подоб­
частных земель. Хотя само слово «клерухия» греческое ные изменения, хотя и менее выраженные, наблюдались
и напоминает нам клерухов классических Афин, способ и в практике отчуждения клеров. Суверен из опасения,
вознаграждения за военные услуги, естественный в стра­ что не будет заплачен оброк за клер, позволял передачу
не с натуральным укладом экономики, был традицион­ другому лицу прав и обязанностей клеруха. Хотя тексты
ным для Египта эпохи фараонов. Птолемеи * сочли не говорят о продаже в собственном смысле этого слова,
выгодным сохранить его. Они хотели бы создать наслед­ очевидно, что эта передача производилась за деньги.
ственную армию и таким образом решить сложную проб­ Передача по наследству и фактическая отчуждаемость
лему набора .новых наемников. Они надеялись также, клера, понемногу приравненного к обыкновенному лич­
что расселение греков повсюду, вплоть до центральных ному достоянию, представляла собой значительную побе­
районов страны, даст возможность лучше контролиро­ ду человеческой личности над царскими прерогативами.
вать местное население и одновременно поощрять элли­ Этот пример типичен в развитии отношений между
низацию. Но вся система была основательно нарушена, царем и его подданными в позднеэллинистическую эпо­
когда в царскую армию стали принимать представителей ху. Изначально предоставление клеров являлось благом
местного населения и им были предоставлены земли кле­ и было связано с серьезными обязательствами. Но все
рухов. усугублявшееся разорение Египта привело суверенов
Сначала, после смерти клеруха, земельный участок к тому, что они рассматривали возделывание земли как
опять отходил к царю, за исключением случаев, когда жизненную необходимость, поскольку основную массу
у поселенца был сын, способный носить оружие. Но от­ своих доходов получали от земли. И тогда монархи от­
ношения между клерухом и монархом менялись. В I I I в. казывались от некоторых прав, с тем чтобы расширить
до н. э. царская служба сделала первые шаги по ме­ обработку земли. Однако это был порочный круг: превра­
лиорации земель, распашке целины, однако клерухи щение клеров из держания в частную собственность
не могли воспользоваться плодами этой работы, так как сильно уменьшало царские владения. А ведь земельные
из-за военных действий они часто находились вдалеке богатства монарха были уже значительно уменьшены
от своих участков и к тому же плохо знали сельскохо- из-за концессий и даров, сделанных жрецам.
* Военная система Селевкидов сильно отличалась от систе­ Эллинистические царства производят двоякое впечат­
мы Птолемеев. К а к отмечает Э. Б и к е р м а н , у Птолемеев «поселен­ ление. С одной стороны, мы видим большие города с ши­
цы были лично п р и в я з а н ы к военной службе, поскольку владели рокими улицами и впечатляющими памятниками, бес­
наделами земли. Военная служба была здесь обязательством, свя­
занным с этим даром. Египетские клерухи представляли собой
спорное процветание, динамичную, быстро развивавшую­
своего рода оседлую армию. В царстве Селевкидов существовал ся «буржуазию» и средний класс, состоявший из
рекрутский набор. Рекрутов брали в армию, поскольку они были эллинизированных местных жителей; с другой стороны,
ж и т е л я м и Лариссы, а не потому, что пользовалась каким-либо да­ наблюдается застой в деревне, которая подвергалась
ром».
91
90
жестокой эксплуатации и не извлекла никаких благ
из нового порядка. Царь и крупные собственники, зани­
мавшие главенствующее положение в экономической
жизни, интересовались лишь, своими доходами и, созна­
тельно или нет, увеличивали пропасть между городским
миром и миром деревни. Этот разрыв лишь на первый
взгляд укладывается в рамки эллинизма: ведь классиче­
Глава 3
ская греческая цивилизация определялась полисом,
который объединял в себе и город и деревню. Он пред­
ПОСЛЕДНИЕ ПЕРЕМЕНЫ
восхищает, причем задолго до завоевания Римом элли­
В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
нистических государств, Римскую империю, величие
и слабости которой вытекают из тех же антагонистиче­
ских противоречий.
Необходимо отметить также, что обстановка (в част­ Нас поражает, насколько беспорядочно богатство тво­
ности, в Египте) ухудшалась: жрецы, солдаты и чинов­ рений эллинистической эпохи. В них видно кипение
ники в ущерб царю завоевывали все больше и больше жизни, которую невозможно свести к одному процессу.
привилегий, а в опустошенной анахоресисом сельской Здесь мы наблюдаем индивидуализм, начавший разви­
местности становилось все меньше и меньше обрабаты­ ваться в конце V в. до н. э., распространение лирики,
ваемых земель. С полным основанием К. Прео говорит тягу к созданию индивидуалистической философии, мис­
о «пренебрежении массами», покинутыми на произвол тические потребности души, желавшей обеспечить свое
судьбы: никто ничего не предпринимал, чтобы поднять «спасение».
их уровень жизни (хотя с капиталистической точки зре­ Но, как это ни парадоксально, человек, по-видимому,
н и я это могло быть одним из способов оживления эко­ может развить свою индивидуальность только в коллек­
номики), народу не смогли дать идеал, который при­ тиве. Поэты собирались в общества, традиции художест­
дал бы его труду хоть какой-нибудь смысл. венных школ играли первостепенную роль в развитии
Надо ли во избежание одностороннего подхода добав­ изобразите явных искусств, философия и наука процвета­
лять, что эллинистические правители делали все, что ли в школах с четкой организационной структурой.
было в их силах, принимая во внимание тот факт, что Даже мистики искали своего бога только в братствах.
число греческих и македонских иммигрантов было не­ В связи с необходимостью в объединениях с помощью
значительным и что они неспособны были поколебать просвещенных правителей основывались библиотеки и
более многочисленную массу коренного населения. Пов­ учебные заведения, где накапливались знания. Два пер­
торяя знаменитое изречение Э. Альбертини по поводу вых Птолемея под влиянием Деметрия Фалерского (уче­
века Антонинов со всеми присущими ему оговорками, ника Феофраста) и поэта Филета дарят своей столице
можно сказать, что эллинистический мир все же был Мусей и Библиотеку. Мусей (букв, «святилище муз»),
наименее плохим из возможных миров. В том же духе основанный Птолемеем Сотером, уже при Птолемее Фи­
выразился один диойкет: «Никто не имеет права делать ладельфе стал исследовательским центром. Ученые пол­
то, что хочет, но все как-то устраивается». ностью обеспечивались щедростью монарха, и они имели
К тому же изучение развивавшейся в этих условиях там все необходимое для работы — инструменты, коллек­
цивилизации продемонстрирует нам ее успехи — часто ции, зоологический и ботанический сады. Библиотека,
ослепительные. дополнение Мусея, все время росла. Ее фонды насчиты­
вали 200 тысяч свитков после смерти Птолемея Сотера,
400 тысяч — после смерти Птолемея Филадельфа, купив­
шего много книг (в том числе библиотеку Аристотеля),
а также 700 тысяч свитков времен Цезаря. Кроме того,
Птолемей Филадельф открыл в Сарапейоне вторую биб­
лиотеку, насчитывавшую 50 тысяч свитков. С Птолемея-

93
комедии, а не литературы вообще. Александрия стреми­
ми соперничали Атталиды, основавшие в Пергаме биб­ лась их заменить, не претендуя на звание столицы фило­
лиотеку с 400 тысячами свитков с самыми разнообраз­ софии и наук. Нельзя пренебрегать и другими центра­
ными научными сведениями. ми — Сиракузами, Тарентом, Косом, Пергамом.
Новые веяния проявились и в отношениях между
создателями литературных произведений и сильными
ЭМОЦИИ И ДУХОВНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ
мира сего, а также публикой. Сложился совершенно но­
вый тип человека — литератор. Поскольку понятие
Литература оказалась чрезвычайно жизнеспособной. авторского права было абсолютно чуждо античности,
Конечно, традиционные жанры классической эпохи ис­ литератор, если у него не было собственных средств
чезли почти полностью. Трагедия и ораторское искусств к существованию, мог жить только на пожертвования
во, предназначенные для просвещения и убеждения де­ властителей, поэтому меценатство стало естественно л
моса, потеряли столь необходимое им социальное окру­ основой литературной жизни. Широко прибегали к меце­
жение, но возродилась лирическая поэзия, выросли натству первое Птолемеи, которым литература была
литературные познания; от старых времен остались лишь так же дорога, как искусство и науки. Появилась опас­
комедии и историография. ность, которой не смогли избежать даже лучшие писа­
тели и поэты,— развитие придворной поэзии с ее неиз­
бежной лестью. Так, Феокрит, после того как напрасно
Литератор и его публика пытался привлечь внимание Гиерона II Сиракузского и
провел некоторое время на Косе, куда, вероятно, его
Новые условия эллинистического мира объясняют влекли семейные привязанности, приехал в Александ­
одновременно, и расцвет литературы, и ее коренное изме­ рию, где завоевал благосклонность Птолемея II Фила­
нение. В частности, появились новые средства выраже­ дельфа и его жены. Это подтолкнуло Феокрита к напи­
ния, литературные центры, которые позволили отразить санию одной из самых посредственных своих идиллий —
соединение «единства» и «различия», характерное для «Похвала Птолемею», настоящее школьное подражание,
эллинизма. заимствованное из панегириков софистов и риторов, со­
В классическую эпоху благодаря духовному взлету гласно которому необходимо восхвалять последовательно
Афин неоспоримое первенство приобрел аттический диа­ родителей, рождение и заслуги Птолемея Филадельфа.
лект. И именно он лег в основу койне, общего языка, Но пример «Сиракузянок», одной из великолепнейших
который с эпохи Александра вначале с прагматически­ поэм, в которой Феокрит удачно живописал роскошь
ми целями распространился в государственном делопро­ дворцовых праздников, показав апофеоз монархов, дока­
изводстве, в торговой сфере и в повседневном обиходе. зывает, что не всегда придворная поэзия делала творче­
Однако койне обогатило аттический диалект различными ство бесплодным.
заимствованиями, в частности из ионийского. Оно упрос­ Не менее ловко льстил Каллимах, В «Гимне Делосу»
тило его морфологически и синтаксически, лишило Аполлон еще во чреве матери произнес свое первое
нюансов и тонкостей, но позволило при этом стать язы­ пророчество. Он посоветовал матери произвести его на
ком широко распространившейся культуры. Тем не ме­ свет не на Косе, а на Делосе, на котором должен был
нее в литературе эллинистического периода, как и преды­ родиться Птолемей Филадельф. Каллимах не колеблясь
дущего, боролись за право на существование различные посвятил целую поэму (которую Катулл переведет на
диалекты: в прозе использовалось койне, тогда как в латинский язык) похищению из святилища пряди волос
поэзии применялись диалекты, традиционно связанные царицы Береники (супруги Птолемея I I I ) и превраще­
с тем или иным жанром: гомеровский язык (который нию ее в созвездие.
сам являлся сплавом) — для эпических песен, эолий­ Другое важное новшество заключалось в том, что
ский — для любовной лирики, дорийский — для буколик. местные авторы начали писать по-гречески. В начале
Афины, распространившие свой диалект на значи­ эллинистической эпохи два жреца рассказали о тради-
тельные территории, остались в Элладе очагом только
95
94
ц и я х своих стран: Берос в «Хронике Халдеи» и Мане­ ранее, искал понимания, и, поскольку события как бы
ф о н в «Хронике Египта». Эти трактаты, почти пол­ спрессовывались и ускорялись в эту хаотическую эпоху,
ностью утраченные.— важные вехи в контактах между история быстро развивалась, а неустанную любознатель­
цивилизациями. Начиная также с Птолемея Филадель­ ность использовала даже не столько наука, сколько уче­
фа, евреи способствовали расцвету эллинистической сло­ ность. Комментаторы старались проникнуть в секреты
весности не только переводами, но и оригинальными про­ великих классиков, в то время как поэты скрытыми на­
изведениями. меками, неясностями создавали загадки для будущих
Изменилась по сравнению с предыдущей эпохой и толкователей.
публика. Литература более не затрагивала демос, а об­
ращалась исключительно к «буржуазии», которая имела
Новая комедия
тенденцию к численному росту и становилась все более
и более просвещенной благодаря несомненному распро­
Трагедия умерла. Комедия некоторое время продол­
странению культуры, более широкому и рациональному
жала блистать в Афинах, распространилась в Македо­
образованию. Женщины в подражание царицам, часто
весьма образованным, более не чурались духовного. Хотя нии (Филипп дал несколько спектаклей после взятия
экклесию, суд, театр в это время заполнял уже не де­ Олинфа, а Александр — после взятия Фив) и по эллини­
мос, тем не менее публика осталась достаточно много­ стическому Востоку (пример тому — Махон, комик
численной. Удивительно лишь то, что ей по вкусу приш­ из Сикиона, который выступал в Александрии около
лась утонченная поэзия, предназначенная, как казалось, 250 г. до н. э. От него осталось около 500 плоских,
для «счастливого меньшинства». Несомненно одно: бли­ игривых стихов о куртизанках, музыкантах, параситах).
зость к музам рассматривалась как добродетель и была Хор и парабаса исчезали. Интермедии все более и более
почти приравнена к героизации. Ясно, например, что делили ранее единое действие на акты. Пролог, позаим­
успех праздника, который устроил Птолемей Филопатор ствованный у трагедии, позволял автору завязывать
в честь апофеоза Гомера, ранее был бы невозможен. интригу и вводить свое личное мнение, как это было в
Литератор, естественно, должен был принимать в парабасе.
расчет вкусы и занятия этой публики, разделявшиеся Новая комедия, появившаяся после IV в. до н. э. t
подчас им самим. Так развивались некоторые тенденции, еще более, чем «средняя» (IV в. до н. э.), имела тен­
которые могут показаться общими для всех жанров денцию изображать современную жизнь как можно более
литературы. Самая примечательная из них — лихорадоч­ точно. Любовь, преодолевавшая препятствия и заканчи­
ные поиски нового. Классические жанры, за исключе­ вавшаяся признанием и счастливой развязкой, стала
нием комедии и историографии, исчезли не столько из-за основной темой. Интрига усложнилась, хотя и следовала
того, что не отвечали потребностям нового общества, схеме, оставшейся более или менее неизменной. Харак­
сколько потому, что искусство не могло подражать не­ теры разрабатывались подробно. Поллукс перечисляет
посредственным предшественникам. Художники предпо­ 44 типа масок: 9— стариков и зрелых мужей, 17 —жен­
читали обращаться к далекому прошлому Греции, к ге­ щин, 11 —молодых людей, 7 — рабов. Таким образом,
роической и в крайнем случае архаической эпохе. Имен­ драматурга больше не удовлетворяло изображение обще­
но там они находили давно исчезнувшие литературные человеческого типа.
формы — эпос, лирику, дидактическую поэзию — формы, Эта комедия, часто не исключавшая патетики, была
удобные для выражения принципиально новых мыслей тем не менее веселой. Она сохранила приемы средней
или чувств. Но архаизирующая тенденция в искусстве комедии в виде комических сценок — пародий, болтовни
не должна порождать иллюзий: Аполлоний Родосский кухарок, похвальбы солдат-фанфаронов, рассказов пара­
не мог, да и не хотел быть Гомером, а Феокрит — Ал­ ситов, интриг рабов, надувавших старикашек, — предков
кеем. Ска пена.
Другая, не менее заметная тенденция — вкус к вы­ Эллинистические комедии известны нам по латинским
сокоинтеллектуальной литературе. Грек, как никогда контаминациям и по фрагментам. Можно выделить двух
4 Заказ Η 2500 97
96
авторов: Филемона (возможно, выходец из Сиракуз),
преуспевшего в нагромождении комических эпизодов, своими глубоко человеческими проблемами. Менандр же
являл собой последнюю вспышку аттического гения, до­
и афинянина Менандра, названного византийскими учи­
статочно яркую, чтобы, говоря о нем, вспомнить Еври­
телями «звездой новой комедии». Проводя жизнь в удо­
пида и Платона.
вольствиях на собственной вилле в Пирее в обществе
куртизанки Гликеры, он сочинил более ста комедий.
Благодаря находке папируса с комедией Менандра «Дис­ Лирика ухода от действительности
кол» («Брюзга») мы имеем более полное представление
Поэзия эллинизма в основном вполне отвечала свое­
о его таланте, который, по словам М. Круазе, уступает
му традиционному названию «александрийская поэзия»,
только гению Мольера. В ней автор охотно философст­
так как большинство знаменитых поэтов жило именно в
вует, вернее, морализирует, правда не очень оригиналь­
Александрии при дворе Птолемеев.
но. Его «Брюзгу» можно назвать «филантропической
Уже отмечались некоторые ее характерные черты,
пьесой». Настоящей заслугой комедиографа была столь
в частности лесть, часто безудержное восхваление мо­
правдивая обрисовка персоналией, что Аристофан из Ви­
нарха. Прежде это место занимала любовь к родине.
зантия спрашивал, кто кому подражал — Менандр жиз­
Восхваление было прямым, опиравшимся на явную ложь,
ни или наоборот. В комедии «Сам себя наказывающий»,
и косвенным, подкрепленным ловкими мифологическими
почти полностью переведенной Теренцием на латинский
параллелями. В придворной поэзии одинаково высоко
язык, Менандр противопоставляет два типа стариков —
ценился стиль — как вдохновенный и восторженный, так
напыщенного фразера Хремеса и Менедема, «человека,
и педантично точный, холодный, с многочисленными
который сам себя карает», цельную натуру, проникну­
изысканными перифразами и ненужными обращениями.
тую помыслами о возвышенном; он обращает внимание
на конфликт поколений, показывая их отношения с сы­ Кроме того, независимо от темы поэзия все больше
новьями. В «Третейском суде» автор выводит на сцену приобретала познавательный характер, хотя опиралась
двух любящих молодоженов, разлученных в результате она (за исключением «Феноменов» Арата) отнюдь не на
недоразумения. Молодой человек, натура страстная — настоящую науку, а на традиционную ученость в области
настоящий герой Скопаса, бросается в разгул, перед тем археологии, истории, географии, мифологии. Некоторые
как вернуться к жене, которая, несмотря на видимость отрывки из Каллимаха и тем более из Ликофрона читать
измены, остается достойной его любви. было невозможно, не прибегая к изданию с примечания­
Таким образом, главными темами комедий Менандра ми, в которых были бы использованы работы античных
были любовь, страсть, семейная привязанность, что или византийских комментаторов. Но и они часто при­
воспринималось вполне естественно в эпоху, когда чело­ ходили в растерянность перед туманностью намеков.
век был лишен общественной жизни. Но Менандр, тесно Однако истинное величие «александрийской поэзии» не в
связанный со своим временем, не мог не затронуть, ее учености и не в умении льстить царям, а в передаче
к радости историков, и другие проблемы — отношений мира чувств — мира поверхностного или глубокого,
между богатыми и бедными, рабства, суеверия и рели­ но всегда разнообразного. В стихотворных строках охот­
гии. Следуя великой классической традиции, Менандр но раскрывались чувства между членами семьи и даже
питает отвращение к чужеземным культам. В «Привиде­ привязанность к домашним животным (особенно часто
нии» он стремится показать истинное назначение обря­ это отмечается в эпитафиях). Но предпочтение в новой
дов колдуний. В «Одержимой» перед публикой предстает лирике отдавали прежде всего любви, она царила повсю­
девушка, служительница культа богини Кибелы, кото­ ду, и суровые гомеровские герои становились галантны­
рая, влюбившись в молодого человека, тут же теряет ми рыцарями. Сам ужасный Киклоп Гомера в одной
пророческий дар: богиня требует исключительного пра­ из очаровательных идиллий Феокрита превращается в
ва на любовь. трогательно влюбленного, которым пренебрегла возлюб­
ленная. Подробные описания страсти, как в «Аргонав­
Короче говоря, это был театр, привлекавший внима­
тике» Аполлония Родосского, встречаются редко. Чаще
ние тонкостью психологическою анализа и волновавший
всего это короткие произведения, в которых взволнован-
98
4* 99
бовь сицилийского пастуха Дафниса. Не думаю, что
но описаны любовные сцены. В наше время обычно при­ было бы уместно настаивать на религиозном происхож­
нято подчеркивать некоторую неестественность этой дении буколического жанра, как это делает Р. Резен­
поэзии. Действительно, амуры и всякого рода метафоры штейн, считавший, что во время религиозных праздников
огня, стрелы и цепи в ней встречаются в изобилии, в честь Диониса и Артемиды братства пастухов пели
но необходимо помнить, что эти образы, ставшие столь гимны своим богам, а амебейные песни стали как бы их
банальными в более поздние времена, в эпоху эллиниз­ литературным переложением.
ма были новы и свежи. В лучших идиллиях Феокрита Существовали и другие способы бегства от действи­
или самых талантливых его последователей слышны и тельности. Например, александрийцы не обходили вни­
более сильные голоса — порой это был настоящий взрыв манием поэзию путешествий, имея особую склонность
чувственности, а порой чувственность смешивалась к необыкновенным путешествиям в экзотических стра­
с угрызениями совести, сожалением, отчаянием перед ли­ нах. Так, Аполлоний мечты о приключениях древних
цом предательства. Александрийцы не только изобрели приспосабливал к уровню знаний и вкусам своих сооте­
галантную поэзию, но и явились авторами откровенной чественников. Один из самых известных отрывков «Арго­
и волнующей любовной лирики. навтики» Валерия Флакка уводит героя в туманные
Проснулся интерес к деревенской жизни, как и в западные страны к кельтам, к большой реке с много­
XVIII в. н. э. Города разрослись до такой степени, что численными рукавами, которая похожа то на реку По,
стали огромными и враждебными человеку агломера­ то на Рейн, а иногда и на Рону. Географические пред­
циями. Природа в буколической поэзии была не что иное, ставления, порой ошибочные, а порой достаточно точные
как обрамление человеческих страстей. Созданные ею (упомянуты швейцарские озера и Геркинейские горы —
пейзажи милы, изящны, приятны для глаза уставшего Шварцвальд), возможно, заимствованы у Тимея. Алек­
человека. Это как раз те самые пейзажи, которые мы в сандрийцев интересовали метаморфозы, примеры кото­
память об Александрии называем «идиллическими». Не­ рых в изобилии давала мифология. Тем не менее (и это
пременными штрихами такого пейзажа были кристально не парадокс) они могли заставить звучать и конкрет­
чистый источник, ручеек, замшелые камни, ковер шелко­ ную, реалистическую деталь. Они прибегали к простран­
вистой травы, тенистые деревья, холмы, поросшие мир­ ным описаниям — экфазам (со множеством точных эпи­
том и оливами, пчелы, собирающие мед, птицы и цика­ тетов) натюрмортов, произведений искусства. Эти экфазы
ды. Живут там крестьяне и многочисленные пастухи, занимали большое место в эпиграммах из «Антологии».
но это не аркадские пастухи — они свободно живут Новому источнику вдохновения соответствовали и но­
среди холмов, их окружают милые их сердцу животные, вые способы выражения. Александрийцы не избегали
за которыми они трогательно ухаживают и которых на­ поэмы в качестве поэтической формы, о чем свидетель­
зывают по именам. Авторы возносят этих пастухов над ствуют «Александра», «Аргонавтика», «Феномены», но ей
жизнью в своем горячем стремлении к красоте, к пре­ они все же предпочитали малую форму, в которой поиск
красным стихам и музыке. Их пастухи поют песни, сос­ выразительности мог быть доведен до предела,— идиллию
тязаясь между собой в пении (так называемое «амебей­ (называемую еще эклогой) и эпиграмму. Они исповедова­
ное пение», когда два певца обмениваются двустишиями ли настоящий культ формы, выбирая редкие, архаические
на одинаковые или противоположные темы). Наиболее или специальные термины, ставили рядом звучные име­
точно эта форма выражена у Феокрита и, судя по все­ на. В то же самое время поэзия освобождалась от музы­
му, была широко распространена в пастушеской среде кального сопровождения, что было настоящей революци­
на Сицилии. Возможно, основным источником буколиче­ ей. Поэты особое внимание начали обращать на метрику,
ского жанра является народная поэзия. Она существует так как отныне только метрика давала музыку стихам.
и поныне в тех местах, где еще остались пастушеские
Именно в Александрии в I I I в. до н. э. появились наи­
традиции,— на той же Сицилии, на Сардинии, в Баско­
более известные ныне имена. В некоторых поэмах Фео­
нии. Темы для импровизации Феокриту давали поговор­
крита мы находим явное упоминание о кружке поэтов,
ки, концентрировавшие сельскую мудрость. Примером
собравшихся на Косе вокруг Филета, который, кстати
сюжета амебейной песни может служить несчастная лю-

100
говоря, был призван ко двору Птолемеев в качестве вос­
плагиат был бы непереносим, если бы не было велико­
питателя детей царя. Кружки играли большую роль в
лепного изображения страсти Медеи. Арат, любимец Анти­
литературной жизни того периода. На двух скифосах из
гона Гоната, пошел еще дальше: в «Феноменах» он сти­
клада Бертувиля-Берне Ш. Пикар видит изображение
хами изложил астрономическую систему Евдокса Книд­
литературного кружка с Аратом, Ликофраном, Менеде­
ского и показал, что самая высокая философия может
мом (наставником Гонатов), Феокритом и их музами.
быть совместима с поэзией. Ликофрон, прозванный Тем­
Феокрит возносит пасторальную поэзию на вершину.
ным, библиотекарь Птолемея Филадельфа, в длинной мо­
Уроженец Сиракуз, он нигде, даже в Александрии, не за­
нодии Александра передал пророческий плач несчастной
бывал прелести сицилийского пейзажа, а также эротиче­
Кассандры, предсказавшей даже будущее величие Рима.
ские или музыкальные игры пастухов. Его изысканная,
Он владел искусством смелого определения (например,
несколько женственная сентиментальность, воспевание
Клитемнестру назвал «почтительной распутницей»), но
кратких радостей и долгих горестей любви творили чуде­
слишком часто терялся в непонятных тонкостях геомет­
са. Он посочувствовал влюбленному Гераклу самым от­ 1
рической поэзии . Геронд проявил себя в миме —воль­
чаянным за всю античность возгласом: «Несчастны
ном, плутовском жанре, которым не пренебрегали даже
влюбленные!» (13, 66). Он воскресил в памяти приворот­
наиболее выдающиеся поэты эпохи. В своей одноактной
ные зелья и причитания обманутой и покинутой девушки
пьесе «Школьный учитель» он выводит на сцену типич­
(«Колдуньи»). Но его «Сиракузянки» — это мим, гру­
ных персонажей: глупую и жадную женщину среднего
бый и одновременно тонко напоминающий авлические
класса, мечтавшую дать образование сыну; ленивого, хит­
литургии. Его буколической поэзии будут подражать
рого, озорничающего мальчишку; учителя, который ис­
Мосх, Бион, многочисленные неизвестные поэты, произ­
пользует самые разные телесные наказания. Его Сводник,
ведения которых весьма посредственны, за редким исклю­
пытаясь через суд вернуть похищенную воспитанницу,
чением, таким, как, например, великолепный «Oarystis»,
говорит елейным, полным двусмысленности языком, свой­
который остается самой чувственной любовной беседой в
ственным людям профессии сводника.
античной поэзии. Неоспоримый создатель быстро устарев­
Многочисленные эпиграммы «Антологии» (искусст­
шего жанра, этот эмоционально утонченный поэт не за­
венного сборника позднего периода, который содержит
служивает опалы, наложенной на него менее изысканны­
также немало произведений римского и византийского
ми соперниками, к которым можно с оговорками при­
времени) свидетельствуют в минорном тоне об изыскан­
числить самого великого Вергилия.
ных и манерных вкусах, свойственных эпохе эллинизма.
Каллимах, ученый, автор «Причин», «Элегий» и
«Гимнов», был библиотекарем в Александрии при Птоле­ Эта поэзия не заслуживает того пренебрежения, с кото­
мее Филадельфе и Птолемее Эвергете. Воодушевляемый рым к ней часто относятся. Она гораздо большее, нежели
обостренным сознанием великого достоинства поэзии, он «упражнения ученой собачки», к чему ее нередко пы­
ненавидит критиков, «бичей поэтов, погружающих во таются свести. Современным языком, удивляющим при
мрак разум детей, клопов, пожирающих прекрасные первом знакомстве с ней, она выражает новые чувства и
стихи». Жаль, что он так любил раритеты, намеки, упи­ эмоции. Она воодушевляется поиском формального со­
вался тяжелым слогом. вершенства, которое и превратит ее в естественный об­
разец для тех, кто на протяжении веков будет стремиться
Его непримиримый враг * Аполлоний Родосский сво­
к искусству ради искусства.
ей «Аргонавтикой» как бы провел параллель «Одиссее»:
* Ссора Каллимаха с его учеником Аполлонием демонстриру­
ет накал борьбы внутри кружков. Каллимах признавал лишь ма­
Знание филологии
лую поэтическую форму. Аполлоний хотел создавать эпические
поэмы. Отношения наливались ядом. Аполлоний заявил, что его Несмотря на презрение Каллимахом труда граммати­
учитель - «отброс, фривольная игрушка, деревянная голова». Кал­ ков эллинистической эпохи, труд их был весьма полез­
лимах ответил «Ибисом» (до нас дошел лишь в передаче Овидия). ным. Они создавали новую отрасль знания — критику
Аполлоний был вынужден удалиться на Родос, где и написал свое текстов, которая по мере формирования больших библио­
произведение.
тек становилась все более и более необходимой.
,102
103
Имена грамматиков заслуживают того, чтобы их пом­ «Истории диадохов» и «Истории эпигонов». Его труды
нили, так как благодаря им мы располагаем правильными («самое значительное из того, что было написано о пяти­
текстами великих греческих писателей. Зенодот из Эфеса, десяти годах, последовавших за смертью Александра»,—
до того как стать библиотекарем в Александрии, был Ф. Якоби) привлекают внимание ясностью и содержа­
наставником Птолемея Филадельфа. Он издал гомеров­ тельностью. Отнюдь не живописательны, а абстрактны,
ские поэмы и открыл путь диортотам (исправителям). они незаменимы для установления фактов и их понима­
Аристофан из Византия (библиотекарь при Птолемее ния.
Эвергете) выпустил в свет Гомера, Гесиода и лириков, Эти работы были широко использованы Диодором и
дав великолепные комментарии к ним. Имя Аристарха, Плутархом, но они плохо написаны, и, по словам Дио­
его самого замечательного ученика и последователя в нисия Галикарнасского, их невозможно читать «из-за от­
Библиотеке, известного прежде всего своим комментари­ сутствия гармонии стиля».
ем к Гомеру, стало нарицательным для определения Дурис Самосский (в «Истории Греции» и «Истории
строгого судьи. Вместе со своим учителем он начал соз­ Македонии») описывает события с 370 до 280 г. до н. э.
давать канон (т. е. список) классиков, который быстро Он же автор «Истории Агафокла». Также не обладая
становится общепризнанным. Наконец, соперник Ари­ большим литературным дарованием, он отличается
старха — Кратет из Малла (библиотекарь в Пергаме), здравым смыслом, умеренностью и интересом к пикант­
комментатор Гомера и Гесиода, написал значительный ным историям.
труд по стоической философии. Филарх продолжает Дуриса и доводит повествование
до 220 г. до н. э. У него явная склонность к патетиче­
ским сценам, к пафосу, за что его порицает Полибий.
Труды Филарха привлекают образностью, динамичностью
Историография I I I в. до н. э. изложения, забавными историями; понятно, почему Плу­
тарх так много позаимствовал у него для своих био­
Историография в эллинистический период сильно ви­ графий.
доизменилась. После Эфора из Кум (ученик Исократа, Самый крупный историк III в. до н. э.— Тимей из
автор «Всеобщей истории», которая охватывает период Тавромения, автор «Истории Сицилии», дополненной
от возвращения Гераклидов до 340 г. до н. э.) она вклю­ «Историей Пирра». Изгнанный Агафоклом со своей роди­
чила в круг своих интересов помимо Греции Восток, ко­ ны, он скрывался в Афинах и на протяжении пятидесяти
торый после походов Александра сделался грекам гораз­ лет до возвращения на Сицилию при Гиероне II писал
до ближе, и Запад, к которому понемногу привлекали свои труды.
внимание римляне. Но число событий так возросло, круг Этот замечательный знаток проделал обширнейшую
необходимых исследований столь расширился, что исто­ работу, прочтя все, что было написано по интересующему
рики сделались кабинетными учеными, за исключением его вопросу; использовал он и подлинные документы. Вы­
Полибия. сказывая о предшественниках живые суждения, он де­
Полибий, несомненно, поднялся над своими пред­ монстрирует невиданную силу критического ума. Проя­
шественниками и соперниками именно благодаря тому, вив интерес к хронологии, Тимей успешно пытается све­
что был непосредственным очевидцем описываемых сти в единую систему даты календарных систем Афин,
событий. К тому же история все более и более станови­ Спарты, Аргоса, Олимпии... Его иногда судят по колким
лась научным исследованием и отвергала порой какое бы критическим замечаниям, высказанным в его адрес По­
то ни было литературное влияние. либием, который упрекал Тимея в слишком книжных
Труды великих историков III в. до н. э. дошли до нас знаниях и особенно в склонности к риторике. На самом
только во фрагментах, и авторы сильно различаются по деле жажда знаний заставляет Тимея обратиться к обла­
методу, а также по таланту. стям, прежде обойденным вниманием, например к варвар­
Иероним из Кардии служил у македонских царей и скому Западу, и в частности Риму, к которому он первый
вплотную сталкивался с событиями, которые изложил в привлек внимание.

104 105
пытством, любовью к разуму, пристрастием к тщательно­
Рационалистическая история: Полибий сти и точности, чувством синтеза, верой в науку».
Несмотря на старание объяснить все с позиции разум­
Тимей был затмен славой Полибия (около 210—
ного и рационального, Полибий часто упоминает Тюхе
125), который совершил настоящую революцию в исто­
(Фортуну). Но «случай», судя по всему, он допускает в
риографии и был, безусловно, одним из самых плодотвор­
историю не чаще, чем Провидение. Таким образом,
ных и глубоких умов эллинистической эпохи. Родом из
Тюхе представляет собой нечто вроде остаточного явле­
большой мегалопольской семьи, этот молодой человек яв­
ния, ибо событиям человеческой жизни автор старается
лялся одним из заложников, которых Ахейский союз вы­
найти естественные причины. Так, по его мнению, рим­
нужден был выдать после битвы при Пидне. Он прожил
ские завоевания — это результат продуманного плана α
сорок лет в Риме, где завязал знакомства с самыми бла­
продукт исключительных качеств римского народа.
городными мужами города, в частности с сыновьями
Исходя из таких принципов, Полибий создает непре­
Сципиона Эмилиана. Для него, как и для Фукидида, исто­
взойденный по точности труд. Сведения, которыми он
рия была как бы искуплением за ссылку. Как и великий
пользовался, заслуживают доверия: автор сам участвовал
афинянин, он вносит в нее реальные знания войны и по­
во многих событиях, а о многих ему представлялась воз­
литики. В своем основном труде — «Истории» Полибий
можность узнать в кружке Сципионов в Риме. Таким об­
рассказал, как Рим завоевал мир. Повествование охваты­
разом, основным источником информации, которому он
вает период с 221 по 146 г., но в виде вступления дан
больше всего доверял, был его личный опыт. Кроме
обзор событий от 264 г. до н. э. Весь период, изложенный
того, Полибий много путешествовал на Западе (Этрурия,
в хронологическом порядке, разделен на сорок книг, из
Цизальпинская Галлия, Альпы, Испания; атлантическое
которых только первые пять сохранились полностью.
побережье Африки, вдоль которого он прошел на кораб­
В самом начале своей работы Полибий приписывает
лях, доверенных ему Сципионом) и в Египте, он своими
истории двойную дидактическую цель — политическую и
глазами видел места, где происходили описанные им со­
моральную: извлекать уроки для государственных деяте­
бытия. К тому же Полибий много читал — предшествен­
лей и учиться переносить удары судьбы. Заявляя о себе
ников и современников, латинских анналистов и грече­
как о прагматике, он отвергает все, что не соответствует
ских историков, географов, философов. И наконец, он
этим целям, в частности риторику.
имел доступ к архивам, в частности к записям великого
Для достижения этих целей Полибий должен искать понтифика и к архивам Персея, привезенным в Рим после
причины событий, и здесь он выступает как верный уче­ Пидны.
ник Фукидида. Как и последний, Полибий требует разли­
Полибий постоянно обращает внимание на объектив­
чать поводы и истинные причины войн. Как первостепен­
ность, забывая о ней лишь тогда, когда говорит об это­
ные среди причин он выделяет деятельность сильных
лийцах или Персее, которых ненавидит. «Истина для
личностей (таких, как Ганнибал или Сципион), характер
истории,— пишет он,— то же, что глаза для животных:
государственных учреждений и нравов (он считает, что
если их вырвать, животное становится бесполезным». Он
соперничество между Римом и Карфагеном было неиз­
так далеко заходит в своей заботе об истине, что почти
бежным в силу некоего детерминизма), экономические
не использует реконструируемые речи исторических дея­
факторы (он великолепно показывает роль, которую сыг­
телей, что было обычным явлением для греческой исто­
рали в римской политике капитал, биржа, купцы), со­
риографии.
циальные факторы, настаивая на важной роли малонасе­
ленности в упадке Греции. Таким образом, для него И все-таки Полибий всегда присутствует в тексте, ча­
история — не изложение фактов, а продукт осмысления сто прерываемом отступлениями, полемикой, в которых
действительности, ориентированный на пользу. он теряет свою беспристрастность. Постоянно судящий и
критикующий, движимый иногда странной суровостью, он
По мнению П. Педеша, чтобы воздать историку долж­
далек от презрительной бесстрастности великого Фукиди­
ное, его надо сравнить с прославившими эпоху учены­
да. Чрезвычайно важным является вопрос о его отноше­
ми — Эратосфеном, Кратетом, Агатархидом. Полибий был
нии к римлянам. Его даже упрекали в сотрудничестве.
движим теми же чувствами, что и эти ученые,— «любо-
107
106
Очевидно, на Полибия произвело сильное впечатление то,
можно назвать высшим образованием, Афины оставались
что открылось перед его взором в Риме, и он не скрыва­
самым крупным центром философской мысли, где нахо­
ет своего восхищения этим мудрым, терпеливым, серьез­
дились наиболее знаменитые школы и формировались но­
ным и энергичным народом. Но затем его пыл несколько
вые теории.
поостыл. Он заметил то, как грубо римляне разрешали
конфликты, заметил и угрожавший Риму кризис, пред­
видя его упадок.
Традиционные школы
Форма — слабая сторона творчества Полибия. У него
отсутствовали воображение и эмоции. Он не умел живо­
писать и продемонстрировал склонность к трудным для Большинство школ, существовавших в IV в. до н. э.,
понимания, абстрактным терминам. Современный кри­ остались и в более поздний период. Наиболее своеобраз­
тик сказал о нем без особого преувеличения, что его ными из них являются киники, дйя которых характерны
можно читать на любом языке, кроме его родного. В этом полный материализм, отказ от уважения общепринятых
он был одинок среди талантов, озабоченных тем, чтобы норм поведения, общение с самыми сомнительными эле­
нравиться. Полибий прежде всего стремился понять, ментами общества — портовыми грузчиками или про­
объяснить, убедить, что он и делал с такой глубиной, что
ститутками.
остается для нас одним из самых основательных истори­
На первых порах быстро развивался Ликей во главе с
ков античности.
Феофрастом, который был прямым последователем Учи­
теля, отвергавшего метафизику ради более точного на­
блюдения фактов, в частности в области ботаники и ме­
БЕССТРАСТИЕ МУДРЕЦА И АППЕТИТ УЧЕНОГО
теорологии. Его работы дошли до нас в отрывках, в ос­
Философские кружки новном «Характеры», которые, судя по всему, являются
фрагментами «Поэтики» — модели, предложенной для об­
учения поэтов.
Во времена Платона и Аристотеля философия была Школа Платона испытывала новый подъем с Аркеси­
настолько блистательна, что после них казалась обречен­ лаем Питанейским, сколархом платоновской Академии
ной на застой. Тем не менее на протяжении всей элли­ (с 268 по 241 г.). Он был блестящим оратором, посвя­
нистической эпохи она оставалась одной из самых живых тившим себя исключительно устному преподаванию, и ос­
ветвей греческой мысли. Не только сохранились и по­ нователем так называемой Средней академии. Он пропо­
лучили дальнейшее развитие традиционные теории, но ведовал вероятность, теорию, которая в противополож­
и появились оригинальные, глубоко трогавшие элиту ность стоицизму имела целью лишь поиск наиболее прав­
мысли. доподобного, наиболее возможного. Во II в. до н. э. Кар­
Обязательной для философа стала дисциплина. Ника­ неад систематизировал учение. Он известен в основном
ких отшельников, напротив, хорошо организованные шко­ ко посольской миссии, которую осуществил в Риме от
лы со своими традициями, помещениями, руководителями имени афинян (155 г. до н. э.) с двумя другими филосо­
(сколархами) и, естественно, еретиками. Как ни парадок­ фами — стоиком Диогеном и перипатетиком Критола­
сально, но даже киники подчинялись этим правилам. Учи­ ем,— и успехом, смешанным со скандалом, на его лек­
2
тель на своих семинарах продолжал учить последователей циях .
не столько чтением теоретических лекций, сколько е ж е ­ Хотя Карнеад ничего не написал, он был одним
дневными беседами. Философ становится определенным из самых глубоких мыслителей эпохи. По его мнению,
типом профессионала, ученым, все более отдалявшимся нет никакой возможности отличить истину от ошибки;
от обыденности жизни. надо прокладывать дорогу между абсолютным сомнением
Хотя в каждом значительном городе были свои фило­ скептиков и великими гипотезами стоиков. Таким обра­
софы, которые совместно с риторами обеспечивали то, что зом, он исповедовал позитивизм, очищенный от метафи­
зики и вдохновленный умеренным платонизмом.
108
109
Эпикуреизм Эпикура
В I в. до н. э. Академия была представлена двумя
интересными философами, выступавшими против учения о
вероятности*: Филоном из Лариссы (сколарх с 110 по
Уже традиционные школы уделяли много внимания
85 г. до н. э.) и Антиохом из сирийского города
проблемам морали. Внимание к ним усилилось в двух
Аскалона (85—69), который воспринял отдельные поло­
учениях, появившихся в конце IV в. до н. э.,— эпикуре­
жения стоицизма, в частности то, что касается теории
изме и стоицизме. В эллинистическое время философия
познания. Цицерон был одним из слушателей обоих фи­
стала как бы убежищем для человека, потерпевшего кру­
лософов.
шение надежд, потерявшего смысл жизни в своем поло­
Скептики (букв. «рассматривающие») заявили о себе
жении гражданина. Ее целью было прежде всего решить
уже Пирроном (конец IV в. до н. э.), крупным мысли­
проблему счастья. И в обоих случаях — в эпикуреизме и
телем, который известен нам только по свидетельствам
в стоицизме,— несмотря на очевидную разницу между
учеников. Вот эпитафия, в которой один из них говорит о
ними, ответ один: счастье — во владении своей душой,
том, что он получил от учителя: «Это я — Менекл Пирро­
ускользающей от мира, освобождающейся от случайного,
нец, видящий во всем сказанном одинаковую ценность и
3 достигающей состояния безразличия (атараксии — для
открывший для смертных путь атараксии» . Самым зна­
одних, апатии — для других), в котором ее уже ничего не
менитым из учеников Пиррона (в III в. до н. э.) был
сможет задеть. Глубокий аскетизм, лежавший в основе
Тимон из Флиунта, сначала танцовщик, потом софист.
этих учений, в конце IV в. до н. э. был, конечно, не нов,
Он учил, что для человека все безразлично — и истинное
но он впервые опирался на науку, в частности на физи­
и ложное, что чувства и разум нас одинаково обманыва­
ку. От этого и проистекал научный догматизм стоиков и
ют и что нужно избегать суждений, жить без мнений и
эпикурейцев, который в действительности отдалял их от
склонностей, не верить ни во что, чтобы в душе устано­
гуманистической философии великой классической тра­
вилась атараксия. Тимон резко критиковал любой догма­
диции.
тизм, охарактеризовав Зенона, отца стоицизма, как ста­
Эпикур, уроженец Афин, молодые годы провел на
рую, нарумяненную и накрашенную до крайности фини­
Самосе, а затем обосновался в Афинах. Там, удалившись
киянку, «глупую, как барабан». Скептицизм несколько
в свой знаменитый сад, он живет в окружении учеников,
напоминает индийскую мудрость, имеются сведения, что
ищущих вместе с ним мира в душе с помощью «метода
Пиррон встречался с гимнософистом Каланом, пришед­
психологического лечения, направленного против грусти,
шим из Индии с Александром. (Гимнософистами —
тревоги, скуки, напрасной суеты» (А. Риво). Доброжела­
«нагими мудрецами» — греки называли индийских муд­
тельность, с которой он относился к своим ученикам,
рецов и факиров.)
дружеские чувства к ним, мягкость его характера тем бо­
Все эти представители школы скептиков обеспечивали лее достойны похвалы, что он находился во власти тяже­
ей успех на протяжении всей эллинистической эпохи. лой болезни, которая после долгих лет страданий и унес­
Очевидно, сложные проблемы эллинизма обратили умы ла его (270 г. до н. э.). Все это делало Эпикура муд­
именно к этой, не оставлявшей никаких надежд теории, рецом.
которая больше всего восставала против догматизма стои­
Его учение известно мало, так как до нас дошло все­
ков. На такой же позиции находился Аристон Хиосский,
го три программных письма, адресованных друзьям, и ряд
стоик-раскольник, критические выступления которого ча­
записанных мыслей. Его основной труд — «Трактат о
сто совпадали с позицией скептиков. Школа скептиков
природе» в 37 книгах — утрачен. Он воспринял атоми­
будет процветать даже после римских завоеваний, так как
стическое учение Левкиппа и Демокрита. Эти два фило­
два самых знаменитых философа жили в эпоху Римской
софа V в. до н. э. допускали, что материя состоит из не­
империи — это Энесидем из Кносса и Секст Эмпирик. делимых, непроницаемых, сплошных, бесконечных ча­
стиц, которым они дали название «идей» и между кото­
* Между Карнеадом и Филоном Академией руководил Клито­ рыми не проводят никаких различий, кроме величины,
мах, по происхождению семит из Карфагена, его настоящее имя - формы и расположения. В полной пустоте, где движутся
Гасдрубал.

110 111
эти атомы (как их назвали впоследствии), вихревое дви­ Мудрец, следуя данному определению, естественно, не
жение создает агрегаты по двойному сочетанию: плотно­ принимал участия в политической жизни. Он избежал ее,
сти, которая выталкивает наружу самые легкие, и формы, удалившись в свою башню из слоновой кости.
которая позволяет соединение дополняющих друг друга Эпикуреизм быстро приобрел много адептов. Наиболее
частиц. Даже душа подчиняется действию этого механиз­ известным был, очевидно, Филонид из Лаодикеи (200—
ма: она состоит из легких сферических атомов, похожих 130), биография которого стала известна благодаря на­
на пылинки, которые пляшут в солнечном луче и которые ходке одного папируса из Геркуланума. Ученик матема­
постоянно обновляются при дыхании. Современность этой тика Аполлония из Перги, он открывает школу в Антио­
теории потрясает не только потому, что ее создатели яв­ хии и обращает в эпикуреизм сирийского царя Деметрия
ляются далекими предшественниками современного ато­ Сотера. Он совершает ряд путешествий в Афины для
мизма, но и потому, что она для объяснения вселенной переговоров на родине эпикуреизма со сколархом Баси­
впервые не прибегает к внешней движущей силе. Меха­ ли дом.
низм системы, едва смягченный теорией клинамена (этим Отмечают также, не без некоторого удивления, что
латинским словом обозначают явление, когда некоторые эпикуреизм имел значительный успех в республиканском
атомы отклоняются от вертикали на ничтожно малый Риме. Конечно, поначалу он вызвал недоверие из-за дву­
угол), согласно которой сохраняется свобода действий смысленной природы поиска удовольствий, полоненного в
живых существ, помогал в преодолении суеверий, тер­ основу морали. Вспоминаются насмешки Фабриция, на­
роризировавших простых людей, страха перед богами, правленные против эпикурейца Кинея — легата царя
страха смерти. Пирра. Но он быстро завоевал популярность благодаря
Боги существуют, но они абсолютно безразличны к че­ пропаганде его греками. В конце II в. до н. э. Амафиний
ловеку; обитают они, очевидно, в пространствах, которые пишет на латыни эпикурейский трактат. Во время войн
разделяют миры (метакосмия). Что касается смерти, то с Митридатом сколарх Федр бежит из Афин в Рим и
это фантом, так как душа, состоящая из материальных, приобщает к эпикуреизму Цицерона, который затем отхо­
чрезвычайно летучих атомов, разлагается в момент смер­ дит от учения, но остается другом Федра. Луций Каль­
ти и, таким образом, не может быть подвергнута адским пурний Пизон Цезонин, консул 58 г. до н. э., тесть Це­
наказаниям, которые так страшили нефилософов. заря, владелец богатейшей виллы в Геркулануме, где
Эпикурейская мораль практически неизвестна, так были найдены многочисленные эпикурейские папирусы,
как хулители Эпикура вскоре после его смерти придали поддерживает кружок греческих мыслителей эпикурейцев.
слову «эпикурейский» смысл, который мог вогнать в Эпикуреизм, отличавшийся своими проповеднически­
краску самого автора этого учения. Действительно, все ми тенденциями и направленностью на всеобщность, при­
существа ищут удовольствий и избегают страданий, но обрел настолько широкий размах, что достиг самых раз­
мудрость состоит не в безудержной погоне за удовлетво­ личных слоев народа, даже женщин и рабов. Цицерон от­
рением низменных желаний, которые еще больше пора­ метил (De finibus, 2, 49), что он коснулся и варваров.
бощают душу,— мудрость в отсутствии волнения (таков Самым выдающимся из римских последователей Эпи­
смысл слова «атараксия»), которое достигается путем кура считается поэт Лукреций. В его поэме «О природе
подавления желаний. вещей» наиболее полно изложено учение Эпикура. Ни­
Удовольствие, стремление к которому, согласно Эпи­ кто, кроме него, так ясно не описал освобождение, кото­
куру, главное в жизни,— это прежде всего отсутствие рое находит душа в атомистическом учении. Никто, кро­
страданий; это может быть также более позитивное со­ ме него, не воспел с таким энтузиазмом сладострастие
стояние, например хорошее настроение (евфросюне). Оно знания, доверие к философии, очарование перед мудро­
коренится во владении инстинктами, а не в их удовлет­ стью Эпикура, представленного как пророк спасения.
ворении. Если человек может таким образом освободить­ Поэма Лукреция — это замечательный отклик на пропо­
ся от нечистых и беспокойных частей самого себя, значит, ведь мудреца, для которого высокомерная доктрина ин­
он обладает свободной волей: атомы души могут свобод­ теллектуала не заслонила самых братских чувств и чело­
но отклоняться от предопределенного движения. веческих достоинств.

Д12 113
Древняя Стоя
В практическом смысле главное в учении стоиков за­
ключается в различии «того, что зависит от нас», и «то­
го, что от нас не зависит». Ко второй группе относится
Стоицизм, философская школа, названная так по
все, что связано со страстями, от чего необходимо на­
«пестрому» портику (Stoa Poikile) в Афинах, где она
учиться отказываться путем долгой аскезы, цель кото­
была основана Зеноном и где собирались его ученики,
рой—владение собой, апатия (отсутствие страсти). От
родился из той же потребности в мире и определенности
нас зависит именно воля, что делает мудреца равным
в один из самых смутных периодов греческой истории.
богу. Жесткая, но вдохновляющая мораль, которая дела­
Зенон, семит из Китиона на Кипре, был торговцем,
ет человека независимым от обстоятельств и, в частности,
посвятившим себя философии. Успех в Афинах у него
от своего социального положения, и проповедует что-то
был огромен, и Антигон напрасно старался приблизить 4
вроде «уравнительного социализма» .
его к македонскому двору, а демос после его смерти
П. Пети назвал стоицизм «философией метеков».
почтил Зенона золотой короной. Школа, которую он со­
И действительно, как и ее основатель, многие мыслите­
здал и главой которой был с 322 по 264 г., после него
ли школы происходили с Востока, были уроженцами Ма­
(до 232 г. до н. э.) находилась в руках Клеанфа из Асса
лой Азии или даже древних семитских стран (Диоген из
(город в Троаде), а затем (до 204 г. до н. э.) Хрисиппа
Селевкии-иа-Тигре, прозванный Диогеном Вавилонским,
из Сол. Зенон, Клеанф, Хрисипп и их ученики система­
Аполлодор из Селевкии). Влияние умозрительных по­
тизировали учение, и период их деятельности (III­
строений Азии просматривается, в частности, в концеп­
II вв. до н. э.) принято называть Древней Стоей.
ции единого вездесущего бога, управляющего миром
Стоицизм этого времени основывался на широком своей мудростью и направляющего человека провидением.
видении мира ; в котором ведущее место занимала логика, «Бог стоиков,— писал Е. Брейе,— не олимпиец и не Дио­
опиравшаяся на физику (натурфилософию). Великолеп­ нис. Этот бог живет вместе с людьми и с разумными
ный порядок мира доказывает, что он управляем разу­ существами. Его могущество проникает всюду, и ни одна
мом. Этот разум, бог, имманентен миру, он растворен в деталь, как бы мала она ни была, не ускользает от его
материи. Он есть огонь — огонь одухотворяющий и тво­ провидения... Именно в этом семитская идея всемогуще­
рящий, проникающий в материю и придающий ей все го бога, управляющего судьбами людей и вещей, сильно
чувственные качества; в чистом виде он существует в отличается от эллинистической концепции». Но стоицизм
сфере, ограничивающей космос. По истечении «большого не имел бы такого успеха в Греции, если бы у него не
года», длящегося 10 тысяч лет, он полностью поглощает было глубоких корней в греческой мысли IV в. до н. э.,
мир и обновляет его в мировом пожаре (экпиросис). а именно киников и Платона, первого учителя морально­
Мир приводится в движение иерархией божеств, на­ го аскетизма.
чиная с Зевса, отождествляемого с огнем, и кончая демо­
нами и гениями, через астральных богов, которые Греция
позаимствовала у Востока.
Средняя Стоя
В мире, полностью определенном физическими зако­
нами, человеку остается следовать только одному прави­ Во II в. до н. э. стоицизм преображается, особенно в
лу: жить в соответствии с природой, подчиняться миро­ результате серьезной критики Карнеада. Среди его са­
вому порядку, хотеть того, что хочет божество, и таким мых знаменитых представителей — Диоген, уроженец Се­
образом сливаться с ним. Это согласие должно быть левкии-на-Тигре, один из афинских послов в Риме в
радостным и отличаться снисходительностью к миру. 155 г. до н. э., бывший у истоков успеха, который имел
Оно возможно благодаря разумной части души (Нус), стоицизм в Риме; его ученик Кратет из Малла, обосно­
которая сама является огнем. Душа позволяет тому, кто вавшийся в Пергаме; Блоссий Кумский, учитель Тиберия
добивается согласия с миром, сохранить свою индивиду­ Гракха.
альность до мирового пожара, тогда как души всех ос­ Во второй половине II —начале I в. до н. э. два но­
тальных исчезают после смерти. вых мыслителя становятся во главе Средней Стой: Па-
114
115
якобы позаимствовал у неопифагорейцев. Синтез стои­
нетий с Родоса (180—110) и Посидоний из Апамеи-на- цизма и пифагореизма, который он якобы выработал,
Оронте (135—51). Очень непохожие один на другого, пытались найти и в «Сне Сципиона» Цицерона, и в эсха­
они тем не менее сходны в своем интересе к платонизму тологических мифах шестой книги «Энеиды», и в трак­
и во взгляде на связи между созерцанием и действием, татах Плутарха «О лице, которое мы видим на Луне».
что сделало их основателями философии действия. Эта теория не подтверждается сохранившимися фрагмен­
Начиная с 146 г. до н. э. Панетий более пятнадцати тами. Правильнее искать глубину его мыслей в мировой
лет жил в Риме, где сблизился с кружком Сципионов. Он симпатии, столь дорогой ранним стоикам. Мировая сим­
сопровождал Эмилиана в его путешествиях и оставил патия позволяла ему допускать влияние звезд на земной
множество учеников, среди которых можно назвать пле­ феномен приливов и признавать за пророчеством исклю­
мянника Сципиона Квинта Элия Туберона, Луция Му­ чительное влияние. По этим двум пунктам он пол­
цин Сцеволу, Луция Элия Стилона. Отозванный в Афи­ ностью разошелся с Панетием и предвосхитил тех, кто в
ны, он там до самой смерти был сколархом (129—110). последующие века будет проповедовать единство Кос­
Панетий— новатор, отвергавший ряд наиболее ярких моса.
идей Древней Стои: ориентализированную теологию, по­ Эволюция, пройденная Средней Стоей, — лучший при­
жар, мировую симпатию. Согласно ему, человек двойст­ знак жизнеспособности учения, этика которого представ­
вен благодаря своим звериным инстинктам и главным ляла собой, очевидно, одно из прекраснейших созданий
стремлениям; «жить в соответствии с природой» — значит человеческого разума в античную эпоху. И не надо
ставить эти стремления над инстинктами. Как моралист, удивляться тому, что ею вдохновлялись такие великие
он много размышлял над добродетелями, отказываясь от личности, как спартанский царь Клеомен и Тиберий
большинства пародоксов стоиков. Вполне понятно то Гракх. Влияние стоической этики в Риме было значи­
глубокое влияние, которое оказал этот гуманист на мно­ тельным уже в республиканский период, так как она по­
гие умы, влияние, длившееся довольно долго, поскольку буждала к действию и оправдывала политику традицион­
под него подпал и Цицерон.
ной аристократии. Последние столпы республики Марк
Посидоний, учившийся у Панетия в Афинах, основал Брут и Катон Утический были среди самых знаменитых
на Родосе школу стоиков, получил там гражданство и 5
ее сторонников. Новая Стоя в эпоху Империи дала элите
выполнял магистратуры. Он был отправлен послом в Рим духовную опору. Она помогала умирать жертвам тиранов,
с целью получения помощи для борьбы с Митридатом. таким, как Сенека. Во II в. н. э., исповедуемая и рабом
Там Посидоний сблизился с Помпеем, впоследствии не­ Эпиктетом, и императором Марком Аврелием, она стано­
однократно посещавшим его на Родосе, и учителем Ци­ вится чем-то вроде государственной философии. Стоиче­
церона. Будучи неутомимым путешественником, философ ская этика вдохновляла филантропические порывы наи­
объездил Испанию и Галлию, о которых оставил ценные более мудрых правителей и показывала идеал душам из­
записи. бранных, испытывавших отвращение к царившей вокруг
Как и Аристотель, Посидоний был чрезвычайно раз­ коррупции и не желавших поддаваться фальшивым
носторонним ученым, накопившим массу сведений по удобствам различных восточных мистических культов.
различным областям науки. Он первый объяснил причи­
ну приливов и сконструировал планетарий, которым вос­
хищался Цицерон. Как историк, он продолжил повество­ Новый тип человека — мудрец
вание Полибия от 145 г. до н. э., доведя его до 86 г.
до н. э. Очень способный математик, Посидоний пытал­ Для этого смутного периода характерно то, что самые
ся доказать, что геометрия — это часть физики. Всеобъ­ крупные философы пытаются создать теорию счастья. Но
емлющий ум ученого пытался синтезировать все науки счастье возможно лишь при безразличии души, которая
под углом зрения стоицизма. через аскезу отрывается от суеты мира. Ситуация здесь
Труды Посидония настолько плохо сохранились, что такая же, как во времена кризиса I I I и V вв. н. э.,
его интерпретировали в самых различных направлениях. когда мистический порыв неоплатонизма сулил посвящен-
Ему приписывали мистическую эсхатологию, которую он
117
116
пому приобщение к блаженству ухода от действитель­
Математические исследования
ности.
Таким образом, вырисовывался новый идеал. Героя Математика сохранила свое первенство среди наук,
древнейших времен, гражданина классической эпохи ее прогресс несомненен. При этом она все более и бо­
сменил мудрец. В этой концепции есть элемент смирения, лее служила познанию мира.
бегство от действительности, которую необходимо поко­ Евклид, приглашенный в Александрию Птолемеем I
рять, ибо переносить ее невозможно; однако сколько ве­ Сотером, составил там около 300 г. до н. э. 15 книг сво­
личия, сколько благородства в этом взлете, дававшем так их «Начал». Он систематизировал все сделанные до него
много власти душе! Спасение, которого искали религии, исследования, к которым добавил и свои собственные
достигается в борьбе. Эллинизм окончательно склоняется 6
(в частности, дал определение пятого постулата , со­
к индивидуализму, так как только сознание противостоит хранившего его имя). Евклид пользуется систематиче­
судьбе, хотя и не оставляет надежды на преобразование ским подходом, переходя от простого к сложному через
общественных отношений, в частности с помощью стои­ долгую череду доказательств, базирующихся на осново­
ков, великих советников правителей. В этом филантропи­ полагающих принципах. Историческое значение труда
ческом, в буквальном смысле слова, порыве мыслители Евклида не следует недооценивать, ибо он представлял
эллинистической эпохи не забывали, что все люди собой основу всех человеческих знаний в этой области до
братья. недавнего открытия новой математики.
Конечное сходство атараксии и апатии, достигнутое в Аполлоний из Перг (262—200) около 200 г. до н. э.
корне противоположными путями, не может не пора­ преподавал в Александрии и Пергаме и заслужил про­
жать историка. Мы уже отмечали похожесть этих состоя­ звище «великого геометра». Его работы касаются в ос­
ний безмятежного спокойствия с нирваной индийской новном определения значения числа «пи» и конических
философии. Это, очевидно, больше, чем случайное совпа­ сечений, которым он первый дал рациональное опреде­
дение: не без причины один и тот же тип мудрости рас­ ление.
цветает и в Восточном Средиземноморье, и на Индо-Ганг­ Архимед Сиракузский (287—212) также интересуется
ской равнине, в районах, между которыми продолжали математикой, и в частности числом «пи» (величину кото­
устанавливаться плодотворные контакты. рого он определил как 3,1416), сферой, доказав, что ее
объем равен трети объема описанного цилиндра, цилинд­
АПОГЕЙ РАЗВИТИЯ ГРЕЧЕСКОЙ НАУКИ
ром и коническими сечениями; он является основателем
рациональной механики и гидростатики. Но наряду с
этой великолепной теоретической работой Архимед про­
Наука в эллинистическое время становится полностью являет свой гений в области практической механики,
независимой от философии. Возобладала тенденция к об­ изобретая рычаг, механические игрушки, осадные маши­
разованию отдельных научных дисциплин, и больше уже ны; его имя звучит в названии винта, приспособленного
ни один ученый не мог, как Аристотель, охватить почти в Египте для нужд искусственного орошения. Всем этим
весь объем знаний человечества. он демонстрирует новую склонность к изобретательству,
Среди благоприятных условий, объяснявших значи­ проявившуюся в Александрии у целой плеяды замеча­
тельное развитие науки, нужно назвать меценатство, со­ тельных инженеров, один из которых, Сострат Книдский,
здававшее настоящие исследовательские институты, та­ был архитектором Александрийского маяка.
кие, например, как Мусей в Александрии с его анатоми­
Прогресс в области математики используется и в
ческими театрами, обсерваториями, зоопарками и ботани­ астрономии. Расширение пределов известного мира про­
ческими садами. Расширение границ знакомого мира будило интерес к земле, ее форме, месту во вселенной,
также играло свою роль — и не только в познании ой­ движению. Эратосфен из Кирены (библиотекарь в Алек­
кумены, но и в математической географии: данные о сандрии при Птолемее Эвергете) создал научную геогра­
протяженности Египта позволяли измерить земной мери­ фию. Он вычислил длину земного меридиана довольно
диан. простым способом. Сиена и Александрия находятся при-
118
119
мерно на одном меридиане, в день летнего солнцестоя­ Посидоний Апамейский, великий философ-стоик, так
ния в Сиене, расположенной на тропике, солнечные же имел склонность к научным исследованиям. Он инте­
лучи падают отвесно, тогда как в Александрии они обра­ ресовался измерениями (длиной меридиана, толщи
зуют с вертикалью угол в 7°. Зная расстояние между ной атмосферного слоя, расстоянием до звезд) и вы­
обоими городами, он вычислил длину меридиана — сказал идею, что приливы вызываются лунным притя­
252 000 стадий (39 690 километров), результат, точ­ жением.
ность которого восхищает. Он также составил карты
земной поверхности с долготами и широтами; приняв
Родос за центр своих координат, он вычислил долготы Биология и медицина
по разнице во времени, а широты — по отклонению
солнца от вертикали в день солнцестояния. Науки о живых организмах в эпоху эллинизма рас­
Эратосфен также создал научную хронологию, устано­ цвели не менее пышно, обязанные этим страсти к точ­
вив даты со времени взятия Трои до смерти Александра. ным наблюдениям, унаследованной от Аристотеля, а так­
Аристарх Самосский (начало I I I в. до н. э.) опреде­ же достижениям медицины. Александрия является место­
лил размеры Солнца и Луны и расстояние к ним от пребыванием самой знаменитой школы естественных зна­
Земли. Но по-настоящему прославился он тем, что от­ ний. Именно здесь начали препарировать трупы: прак­
стаивал теорию неподвижности Солнца и вращения Зем­ тика мумифицирования, как это ни парадоксально,
ли вокруг него. Хотя он и предусматривал для Земли, сделала почитание человеческих останков менее всеобъ­
Луны и других планет круговые орбиты (греческая фи­ емлющим, чем в Греции. Но Кос, родина Гиппократа,
лософия рассматривает окружность как единственную со­ издавна известный своим Асклепиейоном, сохраняет бы­
7
вершенную кривую), его можно считать первым пред­ лую славу, так же как и Книд . В основном во всех
шественником Коперника (гелиоцентрическая теория святилищах Асклепия (в частности, в Эпидавре и Пер­
была развита Селевком из Вавилона). гаме) на смену чудесам наступало выздоровление па­
Эта гипотеза произвела настоящий скандал, и самый циентов вследствие лечения.
великий из ее приверженцев Гиппарх Никейский умуд­ Наиболее прославлены имена двух современников,
рился «сохранить видимость» и улучшить геоцентриче­ родившихся в конце IV в. до н. э. Герофил из Халкедо­
скую систему, усовершенствовав теорию эксцентриков и на был одним из пионеров в анатомии. Он открыл нерв­
эпициклов. ную систему и объяснил общие принципы ее функциони­
Сущность последней, очень сложной теории состоит рования, раскрыл роль спинного и головного мозга, из­
в том, что звезды вращаются не собственно вокруг учил глаз и зрительный нерв, разработал диагностику по
Земли, а вокруг некоей точки, которая, в свою оче­ пульсу. Эрасистрат из Кеоса был подлинным основателем
редь, вращается вокруг Земли, — это позволяло объяс­ физиологии. Он специализировался в изучении кровооб­
нить видимую нерегулярность в движении планет, их ращения, интуитивно открыл роль капиллярных сосудов.
остановки, обратное движение. Одаренный наблюдатель, Несмотря на то что Эрасистрат считал, что в артериях
он в своей обсерватории на Родосе составляет карту не­ содержится воздух и только по венам проходит кровь,
бесного свода, на которой отмечает более 800 неподвиж­ ею открытия останутся непревзойденными вплоть до
ных звезд, и, сравнив свои результаты с результатами Гарвея.
халдеев, открывает прецессию равноденствий. Он вычис­ Врач остался одним из самых благородных социаль­
ляет с большой точностью наклонение эклиптики, рас­ ных типов греческого мира. Почти не испытывая влия­
стояние до Луны (с ошибкой менее 5 % ) , продолжитель­ ния Востока, он практиковал светскую, научную меди­
ность солнечного года (365 дней 5 часов 55 минут — цину, истоком которой были великие философские систе­
правильный результат — 48 минут). В то же время он мы Греции. Его деятельность представляла собой нечто
закладывает основы тригонометрии, в частности разделив гораздо большее, чем просто механика врачевания: он
окружность на 360°, подразделенных, в свою очередь, на обладал моральным авторитетом, от него ждали и психо­
минуты и секунды. логической помощи. При царском дворе, в частности при

120 121
тура и скульптура не исчезли: ведь греческий полис но
дворе Птолемеев, у врачей был ни с чем не сравнимый мог обходиться без святилища. Но, за редким исключени­
престиж. ем, истинная вера в богов здесь ни при чем. Храмы поч­
У науки эллинистической поры были границы, о ко­ ти никогда не обновлялись, строили их, используя тра­
торых нельзя не упомянуть. Несмотря на то что матема­ диционные образцы. В скульптуре боги изображались как
тика проникала в новые области, еще не существовало люди, и жанровые сцены часто заменяли религиозные
связанной системы обозначения чисел. Единицы, десятки, рельефы. К тому же возводилось очень много граждан­
сотни продолжали обозначать буквами греческого алфа­ ских зданий, они строились в прекрасных, рационально
вита. Это была система, удовлетворявшая требованиям спланированных городах. Дворцы и частные дома сопер­
торговли, но не науки. Только Диофант в I I I в. н. э. ничали в роскоши и удобстве.
обозначил самые элементарные начала алгебры. Кроме Влияние Востока почти не чувствовалось. Искусство
того, отсутствие инструментов наблюдения очень сказы­ коренного населения пришло в упадок, не дало ничего
валось на развитии естественных наук. Тем не менее нового и приобрело тенденцию следовать греческим об­
успехи эпохи эллинизма поражают. «Тот, кто понимает разцам. Эллинизм царил везде, и, несмотря на явные
Архимеда и Аполлония,— говорил Лейбниц,— меньше различия между школами, этот процесс можно охаракте­
восхищается современными учеными». Этот расцвет был ризовать как выработку единого художественного языка.
тем более замечателен, что знаменовал собой конец ан­
тичной науки. Римляне в этой области так никогда и не
смогли сравняться с греками, и человечество вплоть до Жилища богов и людей
открытий эпохи Возрождения будет жить за счет науч­
ного капитала, накопленного в Александрии, на Родосе и В религиозной архитектуре, жанре, которому отдава­
в Пергаме. ло предпочтение искусство классической эпохи, было
мало нового. Работы на афинском Олимпейоне, забро­
шенные после падения Писистратидов, возобновились
ИСКУССТВО
благодаря субсидиям Антиоха IV, но они велись со зна­
чительными изменениями: здесь впервые в большом
Если философия и наука увлекают нас в «безмятеж­ храме был применен коринфский ордер. Однако работы
ные храмы», доступ в которые открыт только посвящен­ вновь прервались, и строительство колоссального здания
ным, то искусство возвращает нас в повседневность. будет завершено только при Адриане.
Действительно, ни одна эпоха не была столь требова­
Много новых храмов строилось по традиционным нор­
тельной к художникам в искусстве украшения обыденной
мам. Дорический ордер использовался все меньше и мень­
жизни. Объем художественной продукции был колоссаль­
ше. Тем не менее в Пергаме мы находим его неплохие
ным. Велось лихорадочное строительство. Благодаря рас­
образцы (храмы Геры Басилеи и Афины Полии), облег­
копкам открыты тысячи статуй и статуэток, предназна­
ченные под влиянием ионического ордера: более легкие
ченных для декора зданий. Никогда прежде не трудилось
колонны, более многочисленные метопы и триглифы
столько архитекторов, скульпторов, художников. Это про­
(три метопы между колоннами вместо двух), упрощен­
исходило потому, что, во-первых, эллинистический мир
ный, без опистодома план.
процветал и правители считали своим долгом окружать
Ионический ордер приобрел наибольшее распростра­
себя людьми, способными прославить их столицы и двор­
нение, в частности, в Анатолии, где архитекторы стара­
цы; во-вторых, потому, что многочисленная и богатая
лись находить математические соответствия между раз­
«буржуазия» покровительствовала искусству и литерату­
личными элементами в традициях Пифея (архитектор
ре и в ее среде традиции «эвергетов» («благодетелей»)
IV в. до н. э., построивший храм Афины Полии в Прие­
получали столь же широкое развитие, что и при дворе.
не). Задуманный при Александре, но законченный только
Искусство приобрело более светский характер, так во II в. до н. э., он был воплощением канона пропорций,
как самыми крупными заказчиками были цари и богатые которому Пифей посвятил книгу. В этом храме все эле-
слои городов. При этом, конечно, религиозная архитек-
123
122
менты кратны стороне цоколя, несущего колонны пери­
даря своему скульптурному убранству; алтаря Афины в
стиля). В начале II в. до н. э. Гермоген, автор трактата
Приене (13X7 метров), который испытал влияние пер­
о пропорциях, возводит храм Диониса на Теосе и храм
гамского алтаря.
Артемиды Левкофриены в Магнесии на реке Меандр.
К этим постройкам, возведенным в соответствии с гре­
(Левкофриена — букв, «белобровая».) Этот храм Арте­
ческими традициями, добавились местные храмы, кото­
миды (31X58 метров) покоился на высоком основании из
рые властители строили или реставрировали, желая за­
7 ступеней (в классическом храме их только три). Он
воевать симпатии жречества и народных масс. Особенно
был окружен двумя рядами колонн.
известны египетские храмы, где местная религия полу­
Продолжалась начатая в IV в. до н. э. реконструкция чала значительную поддержку. Назовем храмы, построен­
крупных ионических храмов Анатолии (Артемиды в ные Птолемеями: в Филе — храм Исиды (Птолемей I I ) ;
Эфесе и Кибелы в Сардах). Единственное сооружение, в Эдфу — храм Хора (Птолемей I I I , закончен в I в.
заложенное в начале I I I в. до н. э., выбивается из обще­ до н. э.); в Эсне — храм Хнума-Ра (Птолемей V I ) ;
го ряда - это Дидимейон (оракульный храм Аполлона в в Ком-Омбо — храм бога-крокодила Себека (Птоле­
Дидимах около Милета), наконец перестроенный после мей V I ) ; в Ком-Омбо — храм бога-сокола Гарвериса
пожара в начале V в. до н. э. Это гигантское здание (Птолемей V I ) ; в Дендере — храм Хатхор (последние
(116X52 метра), окруженное перистасисом из двух ря­ Птолемеи).
дов колонн по длинным сторонам и из трех по фасаду
План постройки остается чисто египетским: пилоны,
(всего 120 колонн), представляло собой настоящий мра­
двор с портиком, пронаос, зал гипостиля, святилище, ок­
морный лес в традициях величественных построек анато­
руженные приделами. Но и здесь начинает проявляться
лийской архаики. У него очень любопытный план: за про­
организующая тенденция: каждую часть заключают в
наосом из 12 колонн следует притвор, служивший залом
свою ограду, и в результате храмовой комплекс представ­
для оракулов, сообщавшийся с ним только балконом,
ляет собой ряд огороженных территорий, одна в другой.
откуда, возможно, провозглашали пророчества. В широ­
Можно отметить поиск более тщательных пропорций и
кий центральный двор, расположенный на 5 метров ниже
чистоты линий. Появляется и вскоре становится единст­
уровня пронаоса, доступ с одной стороны — из притвора
венным новый ордер — композитный, очевидно происхо­
по большой монументальной деснице, с другой стороны —
дящий от коринфского; растительные орнаменты распо­
из пронаоса по двум туннелям, проходившим с двух сто­
лагаются уже ярусами. В целом нельзя отрицать, что
рон лестницы. Этот двор под открытым небом соответст­
греческая архитектура оказала определенное влияние на
вовал наосу канонического храма, но размеры (или, мо­
эти пышные постройки.
жет быть, религиозные мотивы) помешали его перекры­
Развитие архитектуры гораздо ярче проявилось в
тию. В глубине двора находился маленький ионический
строительстве жилищ, которые стали просторнее, пыш­
храм простиль; тетрастиль расположен рядом со священ­
нее, удобнее. Изменения в этой области, начавшиеся в
ным источником, с которым связан оракул. В нем храни­
IV в. до н. э., углубились. Теперь человек, превративший­
лась архаическая статуя Аполлона Канаха, которая была
ся из гражданина полиса в частное лицо, уже не прово­
похищена Ксерксом и возвращена из Экбатаны Селевком.
дит свое время в обсуждениях на агоре и в народном
Трудно вообразить причины, вызвавшие постройку столь
собрании, а начинает все больше и больше интересовать­
оригинального храма: нужды культа или необходимость
ся своим домом.
обновления? Украшения сделаны в ионической традиции
с подавляющей роскошью. Конечно, продолжали существовать и многочисленные
Тяга к колоссальному, которая часто отличает по­ трущобы. В Александрии, например, бедняки теснились
стройки эллинистического периода, обнаруживается в в многоэтажных (как минимум в четыре этажа) доход­
строительстве монументальных алтарей — алтаря Гиеро­ ных домах, предшественниках инсул императорского
на II в Сиракузах длиной в одну стадию; большого алта­ Рима. Так или иначе, появление зажиточной «буржуа­
ря Зевса и Афины на акрополе в Пергаме (размеры цо­ зии» ведет за собой усиление строительства, как об этом
коля 36X34X5,6 метра), известного в основном благо- свидетельствуют раскопки в Приене и особенно на Дело­
се. Эти раскопки дополняют друг друга, так как архитек-
124
125
Рассчитанный успех: город
тура жилых зданий гораздо богаче на Делосе, чем в
Приене. Некоторые письменные свидетельства также по­ При рассмотрении городского ансамбля мы также на­
зволяют представить себе характер жилищ: согласно ар­ блюдаем явный прогресс. Очень редко развитие города
хиву Зенона, вилла гиподиойкета Диотима на дарствен­ происходило само по себе; по-видимому, так было на
ной земле Фаюма была сделана из местного материала Делосе, где дома нагромождены один на другой самым
(высушенного на солнце кирпича), но расписана худож­ удивительным образом. Планомерное градостроительство
никами из Александрии. в эпоху эллинизма стало правилом, причем неважно, за­
В Приене большой зал с вестибюлем, украшенным ко­ страивалось ли, как в Милете или Пирее, давно очерчен­
лоннами, залы поменьше и портик группируются вокруг ное городское пространство, или создавался город на пу­
двора. По обеим сторонам главных улиц оставлены уча­ стом месте, как в новых агломерациях. Города, возникав­
стки земли, поделенные между отдельными магазинчи­ шие в то время во всему Востоку, строились чаще всего
ками. по Гипподамовой системе (что было характерно для ма­
На острове Аполлона, ставшего теперь одним из круп­ леньких городов, таких, как Филадельфия в Фаюме).
нейших центров средиземноморской торговли, раскопки Александрия и Антиохия представляют собой великолеп­
раскрыли как небольшие, пристроенные один к другому ные примеры реализации этой системы, отвечающей за­
дома, так и великолепные жилища, занимающие целый конам как эстетики, так и удобства. Пергам же со своим
квартал. Последние особенно многочисленны в районе очень высоким акрополем давал архитекторам Атталидов
театра. В них за единственным входом открывается ве­ возможность проявить себя совершенно иначе в построй­
стибюль. Дом располагается вокруг центрального двори­ ке города, которая длилась больше века (наиболее ак­
ка, чаще всего окруженного перистилем (северный фасад тивно при Аттале I Сотере и Эвмене II Сотере). Пергам
портика может быть более высоким, в таком случае он представляет собой как бы соединение трех городов
называется родосским), куда входят гостиные (в частно­ (каждый со своим храмом), расположенных один над
сти, ойкос *) и жилые комнаты. В центре — покрытая другим, цепляющихся за террасы, соединенные извили­
мозаикой цистерна для сбора воды, как нигде необходи­ стой дорогой и гигантскими лестницами, как будто не­
мой на этом безводном острове. План дома неоригинален обычайные театральные декорации, подвешенные к кру­
и является как бы продолжением уже существовавших, тому склону холма, господствующего над равниной.
новое — лишь обилие и пышность декора. В главных ком- Так или иначе, сделанные ли по Гипподамовой систе­
патах пол покрыт высокохудожественными многоцветны­ ме или нет, планы эллинистических городов свидетельст­
ми мозаиками, самая замечательная из которых — вуют о большей тонкости замысла, чем это может пока­
«Дионис, потрясающий тирсом». Стены оштукатурены, заться на первый взгляд. Приспособление к окружающе­
и яркая окраска обрамляет поясные карнизы с изобра­ му пейзажу (из которого Пергам черпает свою могучую
женными на них сценами. Статуи и статуэтки оживляют красоту) столь же обязательный закон и для равнинных
двор и жилые комнаты, как, например, в «доме Герме­ городов, таких, как Александрия. В Александрии все рас­
са», величественном здании в несколько этажей с двумя, полагается вокруг порта: в этом тесном союзе воды и по­
расположенными друг над другом перистилями. В нем строек художники и мозаисты неустанно будут черпать
архитектурное убранство, как было задумано, зависит от вдохновение.
скульптурного. Мраморные столы и кресла гармонично Эллинистические города отнюдь не были монотонны­
украшают интерьер. Становится понятным, почему ита­ ми, как можно было бы думать о городах с продуманной
лийским купцам, обосновавшимся на Делосе, нравилось планировкой. И если в них уже не присутствовала хао­
жить в этих уютных и в то же время просторных, пол­ тическая свобода старых времен, зато были великолеп­
ных воздуха домах и почему вскоре похожие дома, где ные здания, удивлявшие и потрясавшие своим величием
перистиль повторяет древний атриум, начинают строить и красотой. Над Александрией возвышается Маяк, одно
сначала в Кампании, а затем в Риме. из семи чудес света, построенный в форме параллелепи­
* Главная комната, расположенная чаще всего с северной педа, восьмиугольника и цилиндра, поставленных один
стороны перистиля, с окнами, выходящими на юг.
127
на другой. В городе были также воздвигнуты палатка- сих пор просто рыночной площадью, отныне по примеру
павильон Птолемея Филадельфа и таламег (дом-корабль) Милета становится прямоугольной, ограниченной порти­
Птолемея Филопатора. Пергам демонстрирует огромный ком. На Делосе существовало несколько агор около пор­
алтарь Зевса и Афины, уникальный как по размерам, та, где была сконцентрирована жизнь торгового острова.
так и по красоте жертвенник, достойный величайшего из В Коринфе, Фасосе, Магнесии-на-Меандре имелись свои
богов и его любимой дочери. В конце эллинистического агоры, обширные и гармоничные. Афинская агора, самая
периода улицы, в частности в Сирии и Анатолии, строи­ замечательная из них, была окружена тремя новыми пор­
лись уже более широкими и с колоннадами. тиками — Средним, Южным и Восточным (последний —
Градостроители, планировавшие эти пространства, ор­ дар Аттала I I ) .
ганизованные в камне, всегда стремились воплотить в Более гуманная цивилизация множила общественные
них и математический расчет, и театральную фантазию, здания, служившие развлечению. Повсюду на склонах
но при этом не забывали практические нужды. Так, холмов возникали каменные театры. Из эллинистических
по надписям нам известен ряд предписаний городских театров наиболее значительны театры в Дельфах, Додоне,
властей, регламентирующих ширину улиц или расстоя­ Оропе, на Делосе в Греции, в Приене и Пергаме в Ана­
ние между домами. Вода, подводившаяся по акведукам, толии, в Сиракузах (перестроен Гиероном II) ив Эгесте
распределялась, не играя тем не менее такой важной на Сицилии. Математические исследования исправили
роли, как позже в римских городах. Выла организована оптические иллюзии, превратив театры в научно выстро­
специальная служба для удаления отбросов. енные композиции, гармонично вписанные в ландшафт.
Особое развитие в эпоху эллинизма получило строи­ Значительные модификации, внесенные в их план, позво­
тельство общественных зданий. Залы заседаний совета лили сделать настоящие, постоянно действующие сцены.
чаще всего повторяли план мегалопольского терсилиона Раньше актеры располагались на деревянном возвышении
(зал собрании Десяти тысяч, построенный в IV в. до н. э. для Аркадского союза).
передЛучший примеригравшим
проскением, таких за­ роль задника, теперь они
лов — булевтерий Приены (начало II в. до н. э.). Квад­ поднимались на проскений. Это изменение особенно было
ратный в плане, он выходит па большой портик агоры; заметно в театре Приены (его можно отнести к 150 г.
с трех сторон вокруг алтаря в нем амфитеатром устрое­ до н. э.).
ны сиденья; колонны, расположенные по диагоналям, Гимнасии, палестры *, стадионы свидетельствуют о
поддерживают выступающие балки. Та же строгость и в повсеместной (даже в маленьких городах) любви к фи­
несколько более поздних булевтериях Милета и Ассоса. зическим упражнениям — основе свободного воспитания.
Гимнасий, где регулярно собиралась молодежь, становил­
Ослабление политической жизни объясняет то, что ся также университетским центром города. Учителя в
самые прекрасные здания предназначены были для удо­ гимнасии преподавали литературу, науки, философию,
вольствия и удобства жителей. Особую склонность архи­ музыку, здесь же выступали приезжие декламаторы. Эта
текторы проявляли к портикам, которые придавали мону­ функция была зафиксирована в надписях начиная
ментальность городскому ансамблю, укрывали от солнца с I I I в. до н. э., и на протяжении всего этого века в
и дождя как бездельника, так и философа. Римляне бы­ Афинах грамматики, риторы или софисты обыкновенно
стро позаимствуют этот тип конструкции, внеся в него назначали встречи в гимнасии. Новым нуждам отвечали
некоторые изменения. новые помещения — комнаты для занятий (акротерии) и
Портик часто использовался изолированно, чтобы при­ библиотеки; вокруг них разбивались сады для прогулок
дать святилищу более грандиозное обрамление (портик философов. Чтобы насладиться беседой, в эти святилища
Антигона Гоната и Филиппа V на Делосе) или чтобы
подчеркнуть ранее существовавший городской пейзаж * П а л е с т р а - здание для тренировок борцов. Хорошо из­
(портик Эвмена у южного подножия афинского Акропо­ вестны эллинистические палестры на Делосе и в Олимпии. По­
следняя (конец III в. до н. э.) послужила моделью для описания
ля, ведущий к храмам Асклепия и Диониса). Чаще все­
канонической палестры Витрувием: в центральный двор, окайм­
го он возводился по краям агоры и служил для ограни­ ленный портиком, выходят различные помещения - раздевалки,
чения и упорядочения застройки. Агора, являвшаяся до залы для омовения, бани, кстати очень простые.

5 Заказ № 2500 129


128
тела и духа, находившиеся под особым покровительством торой деградацией искусства. Тем не менее скульптура
бога Гермеса и любимого греческого героя Геракла, при­ осталась живым искусством, которое не ограничилось
ходила не только молодежь, но и взрослые. Гимнасии все продолжением старых традиций и неустанным копирова­
более и более вписывались в городской ансамбль, и если нием шедевров классической эпохи. Она создавала ориги­
раньше их строили за пределами города, то теперь они нальные произведения в новых художественных центрах,
часто соседствовали с агорой. пришедших на смену традиционным (в частности, Афи­
Развитие крупной торговли влияло на характер новых нам, потерявшим свои позиции во многих областях).
строений, с которыми мы хорошо знакомы благодаря рас­ В самом искусстве, судя по всему, торжествовали две
копкам на Делосе. С I I I в. до н. э. был возведен большой тенденции, заимствованные у поздней классики. С одной
гипостиль по плану (несомненно, восточного происхож­ стороны, во всех изображениях присутствовала патетика;
дения), уже известному грекам (телестерион в Элевсине скульптура, кажется, заняла место трагедии, чтобы вну­
и терсилион в Мегалополе). Лучше всего его сравнить шать душам ужас и жалость. Скульпторы любили крова­
с торговой биржей (зал с пятью рядами колонн по девять вые сцены, источниками которых были как страшные ка­
в каждом ряду, дорических с внешней стороны, иониче­ ры из мифов, так и современная история. Тела свивались
ских — с внутренней. Балки, не скрытые потолком; в конвульсиях, лица, искаженные страданием, выражали
в центре помещения — световое отверстие). Кроме того, проклятие человеческого существования. Этот яростный
братства иностранных торговцев устраивали там в конце романтизм появился в Пергаме, а также на Родосе и про­
II в. до н. э. обширные склады с пышными парадными должал традиции искусства Скопаса, крайности которого
комнатами и маленькими храмами; их можно назвать еще более обострились.
настоящими «караван-сараями». Коллегия почитателей С другой стороны, художники проявляли ту же остро­
Посейдона из Берита владела там особенно роскошным ту наблюдательности, что биологи и поэты этой же эпо­
зданием рядом со священным озером. В нем были откры­ хи. Реалистический подход усилился прежде всего в
ты замечательные статуи (группа Афродиты, Пана и портрете, жанре, особенно распространившемся с разви­
Эрота). Италийские купцы имели свою агору, окружен­ тием индивидуализма и культа царей. Реалистический
ную лавками и конторами,— прообраз «площади корпора­ подход проявился в интересе скорее к натуралистическо­
ций» Остии императорского времени. му, чем реалистическому, к самому обычному. Ярчай­
Ничто так ярко не свидетельствует о процветании гре­ ший пример — «Пьяная старуха» (шедевр Мирона из
ческого мира и о досуге его жителей, как эти гармонич­ Ф и в ) : дряхлая пьяница с иссохшей грудью, держащая в
ные города, где все дышало порядком и красотой — руке кубок, или «Рыбак» — несчастный, с жалким лицом
на агоре, в театре, в палестре и даже в самых утилитар­ и торчащими ребрами человек. Скульпторы больше не
ных постройках. И надо ли добавлять, что города пренебрегали такими категориями, как детство, старость,
украшались огромным, поражавшим воображение коли­ физические уродства, бедность — все, что обходило клас­
чеством произведений искусства. Когда Филипп V взял сическое искусство, проникнутое стремлением к идеаль­
Терм, центр Этолийского союза (но весьма скромный го­ ной красоте. Появился стиль, напоминавший барокко,
род), Полибий насчитал в нем 2000 статуй! Как и в пре­ в частности в мелкой, комнатной пластике или рельефах,
дыдущие эпохи, грек не представлял себе архитектурных называемых «живописными» (их слишком быстро опре­
сооружений без скульптурного убранства. делили как «александрийские», но они были распростра­
нены и на территории Азии).

Патетика и реализм в скульптуре


Традиции греческой скульптуры
В истории мало можно назвать периодов, когда бы так В скульптуре самой Греции в эпоху эллинизма ново­
любили статуи и барельефы, как их любили в эллинисти­ введений почти не было, здесь удовлетворялись разработ­
ческую эпоху. Конечно, не все они были высокого каче­ кой многовековых скульптурных традиций, богатых мно­
ства: увеличение спроса неизбежно сопровождается неко- гочисленными шедеврами.

130 5* 131
Скульпторы чаще всего подражали великим мастерам Постепенно распространялся академизм. Начиная с
поздней классики, не всегда понимая их идеи. Охотно раз­ 150 г. до н. э. неоаттическая школа брала образцы в
рабатывались темы, близкие искусству Праксителя и его прошлом, избегая пристального наблюдения за жизнью.
сыновей, способствовавших сохранению наследия велико­ Это холодное и чопорное искусство, одержимое яркими
успехами скульптуры классической эпохи, подарило миру
го мастера. Это прелестные юноши, вяло облокотившиеся
самые безликие творения, до бесконечности воспроизводя
на опору, бесчисленные повторения сатиров с флейтами,
Афину Парфенос и кор Эрехтейона. Оно нашло последо­
эроты, юные, прекрасные женщины. Черты, наиболее
вателей в Риме, где самым его видным представителем
характерные для мастера, утрируются: мягкость полуто­
был Паситель (I в. до н. э.), посвятивший пять книг ис­
нов с едва уловимыми переходами (сфуматто), проработ­ тории скульптуры.
ка лица, особенная тщательность в передаче волос. Столь
продолжительный успех Праксителя не случаен. Его ча­
рующее искусство, духовную ценность которого все боль­
ше и больше забывают, соответствовало стремлению к Изображение страсти
в скульптуре азиатских школ
изящному, столь распространенному во всем эллинисти­
ческом мире. Не случайно было отмечено, что Сатир бли­
зок некоторым образам идиллий Феокрита. Но эллинистическая скульптура не ограничилась этим
традиционным, быстро закосневшим искусством. В Азии
Мастеру «печального» реализма Скопасу, прежде чем
и в Александрии появились великие произведения, вдох­
он нашел в скульпторах Пергама своих прямых наслед­
новленные духом нового.
ников, широко подражали в самой Греции. В доказатель­
ство можно привести многочисленных «умирающих Алек­ Азия вновь пребывала в брожении. Из всех многочис­
сандров» с патетическим выражением лица, взглядом, ленных новаторских мастерских самые значительные на­
ходились в Пергаме. Атталиды устроили у себя во двор­
устремленным вверх, будто в экстазе,— все это напоми­
це музей, в котором собрали даже архаические произве­
нает головы с фронтонов храма в Тегее. Неизвестный
дения Бупала и Оната, приблизили к себе великолепных
автор «Ники Самофракийской» также был учеником ве­
мастеров. Именно при дворе Атталидов возникло искус­
ликого паросца, но его стиль более свободен и эклектичен.
ствоведение как новый вид творчества. По заказу Атта­
Изогнувшийся торс, выступающие бедра богини дышат
лидов были созданы некоторые из самых замечательных
настоящей жизнью, и им как нельзя лучше соответст­
творений эпохи.
вуют свободные одежды, романтично развеваемые мор­
ским ветром. Остается только сожалеть о том, что мы не Аттал I возвел на вершине цитадели около святилища
знаем точно, по случаю какой битвы было создано это Афины большой жертвенник, чтобы отметить свою побе­
произведение: в честь победы Деметрия Полиоркета над ду над галатами, кочевыми племенами галлов, которые
Птолемеем при Саламине на Кипре или, что более веро­ пришли в Азию и разоряли ее города. Весь ансамбль
ятно, в честь победы Антигона Гоната на Косе? сейчас восстановить трудно, но к нему можно отнести
Лисипп из Сикиона также создал школу. Неизвестный некоторые известные фрагменты, а именно: «Умирающе­
автор «Геракла Фарнезе»
8
сохранил что-то от его го гладиатора» из Капитолия и группу «Аррия и Пет» из
9
манеры, но герой кажется как бы раздавленным своей собрания Людовизи , которая на самом деле изображает
умирающего галата и галата, кончающего жизнь само­
чудовищной мускулатурой «ярмарочного силача» и
убийством после убийства своей жены. Для неизвестного
уставшим от собственных побед. Самый почитаемый уче­
скульптора это была прекрасная возможность воспеть
ник знаменитого сикионца — это Харес из Линда, автор
славу властителя, продемонстрировав отчаяние побежден­
знаменитого «Колосса Родосского», одного из семи чудес
ных. Лица их выражают ужас поражения и смерти, тела
света.
обезображены страшными ранами.
Эта грандиозная (высотой 36 метров) статуя Ге­
лиоса, божества-покровителя города, возвышалась у вхо­ Эвмен II построил большой алтарь Зевса и Афины
Никефоры, по основанию которого идет длинный фриз
да в порт Родоса, но вскоре обрушилась при землетря­
(130 метров) на восточный манер с изображением. «Ги-
сении.
1
132 33
гантомахии». (Внутри был другой фриз, менее динамич­ вершине скалы юноши готовят казнь Дирки, трепещущее
ный, более классический до форме, посвященный Теле­ тело которой, привязанное к дикому быку, будет затем
фу — сыну Геракла и мифическому предку династии.) брошено в источник. Огромная пирамидальная масса вы­
С одной стороны — гиганты, ужасные львиноголовые или ражает высшую степень взволнованности.
змееногие и крылатые чудовища; с другой — олимпийцы, На севере Анатолии работали два великих мастера.
движения которых сдержанны и величественны. Какая Дойдал из Вифинии изваял Афродиту, сидящую на кор­
мощь, какой порыв в этой яростной схватке, проникнутой точках в ванне и поливающую водой свое крепкое тело.
романтизмом, напоминающим беспокойное искусство Это жанровая сцена, в которой богиня — лишь предлог
Рюда! Сколько проникающей в душу экспрессии в лицах для демонстрации отважной, виртуозной техники. Боэт
чудовищ! Какой реализм даже в мельчайших деталях — из Халкедона дал миру «Мальчика с гусем», вызвав но­
шкурах чудовищ, чешуе змей — в деталях, заполняющих вый интерес к детству.
все пустоты, как будто художник боялся незаполненного Сирийская школа осталась более классической. Ее
пространства! С некоторой ностальгией вспоминается представители любили изображать дородных, с пышными
«Гигантомахия» Парфенона, изваянная тремя веками формами натурщиц. Самое характерное произведение
раньше. Неистовый Скопас довел до апогея беспорядок, этой школы — группа «Афродита, Пан и Эрот», найден­
вихрь страстей, чтобы лучше выразить горькое варварст­ ная на Делосе в помещении коллегии Посейдониастов из
во конфликта, который потряс вселенную до триумфа Берита. По словам Ш. Пикара, богиня скорее похожа на
богов. смертную толстушку, ее можно бы назвать красоткой с
Сила этих творений в том, что авторы осмелились на­ левантийской грацией.
конец выразить ужас и безнадежность перед лицом смер­
ти или варварства. Вкус к мрачному, болезненному, урод­
ливому, к тому, что отвергает человеческий разум и Изящный реализм Александрии
чувство меры, любование всем этим дает право рассмат­
ривать названные произведения с точки зрения психоана­ Несмотря на богатство и разнообразие азиатских школ,
лиза. Цели искусства эпохи эллинизма, вероятно, почти скульптура птолемеевского Египта легко выдерживала
не отличались от задач классического искусства, но кон­ сравнение с ними. Иногда их даже трудно отличить друг
вульсии беспокойной эпохи освободили художника от от друга. «Галат» из Фаюма очень близок пергамскому
сдержанности и стеснения: жестока, запятнана кровью «Галату», а дородная александрийская «Афродита»
победа разума. Мир, познавший ужас и миражи, вопло­ живо напоминает своих сирийских сестер.
тил себя на высоком акрополе Пергама. Влияние Праксителя чувствуется в Александрии силь­
На Родосе также существовала блестящая школа скуль­ нее, чем где бы то ни было. Оно проявляется в основном
пторов, которая следовала азиатскому стилю. Продук­ в бесчисленных женских изображениях, часто имеющих
ция ее разнообразна — от тройной «Гекаты» в архаиче­ с богиней только общее имя: Афродита Анадиомена
ском стиле до «Нимфы», очень свободно повторяющей («выходящая из воды»), распускающая волосы или за­
одну из самых «модернистских» скульптур — «Афродиту вязывающая сандалию, «Афродита целомудренная», ко­
Дойдале». Подлинным шедевром является группа «Лао­ кетливо прикрывающая прелести своего пухлого тела.
коон» (около 50 г. до н. э.), в которой проявился вкус к Одно из самых прекрасных подражаний образцам Прак­
сителя, родом из соседнего с Александрией центра,—
патетике, очень напоминающий пергамский, но, может
«Венера из Кирены» (II в. до н. э.).
быть, несколько смягченный из-за необходимости пока­
зать детей, которые, правда, будут задушены ужасными Художники увлечены были пристальным наблюдени­
змеями. ем за действительностью, и мы имеем все основания по­
Ту же «анатомию страданий» (Ш. Пикар) мы нахо­ лагать, что в этом реализме сливаются влияние грече­
дим в Тралле в огромной группе «Фарнезский бык» (око­ ское, восходящее к искусству классики, и влияние
ло 100 г. до н. э.). Скульпторы изобразили очень редкий египетское, поскольку местные мастера всегда с удоволь­
ствием предавались тщательному изучению окружающего
миф о наказании Дирки двумя сыновьями Антиопы. На
134 135
мира. Все чаще и чаще забавные ситуации изображались с чертами Аполлона. Другая голова из зеленого сланца,
ради них самих, на смену сценам религиозного характе­ которая находится в Британском музее, под названием
ра приходили жанровые сцены, где охотно резвятся ми­ «Африканец»,— портрет человека ярко выраженного ха­
лые, толстощекие амурчики с лукавыми лицами и самые митского типа со слегка вьющимися волосами и едва
обычные животные — так же как в эпиграммах «Антоло­ уловимым выражением иронии, жестокости и Таинствен­
гии». Скульпторы любят изображать различные социаль­ ности на костлявом лице. Это великолепное произведе­
ные типы, и перед нами проходит жизнь бедняков — ние, в котором сливаются две техники и, можно доба­
моряков, крестьян, рыбаков, шутов — ценные свидетель­ вить, две мудрости.
ства для изучения повседневной жизни. Они не обошли
своим вниманием и не совсем обычные этнические типы,
которые встречались на улицах космополитической Мир красок: живопись и мозаика
Александрии,— нубийцев, ливийцев и т. д. В живопис­
ном рельефе, одном из самых оригинальных созданий От художника, как и от скульптора, требуется умение
александрийского искусства, скульпторы помещали в и волновать и зачаровывать одновременно. Живопись пе­
скромную рамку целый пейзаж — сельский, очень похо­ риода эллинизма стала лучше известна благодаря откры­
жий на тот, что воспевался в идиллиях, или городской. тию нескольких редчайших подлинников — украшений
Любовь к жизни во всех ее проявлениях сквозит в домов на Делосе и стел из музея в Волосе (из некрополя
жанровых сценах и живописных рельефах. Она видна Деметриады, города, основанного Деметрием Полиорке­
и в портретах, в основном царских, в самых лучших из том в Пагасетическом заливе в 294 г. до н. э,). Мы с ней
них виден результат глубокого психологического анализа. знакомы в основном благодаря фрескам и мозаикам вилл,
Перед нами замечательные бюсты первых Птолемеев, по­ в частности в Геркулануме и Помпеях, которые сплошь
следняя из цариц — великая Клеопатра с ее орлиным и рядом копируют шедевры эллинистической живописи
носом и властным профилем под вуалью. (о возникновении греко-кампанской живописи см. ниже).
И снова истоки творческого порыва надо искать вне
Греции. Школы Пропонтиды и Азии замечательны
Греко-египетский синкретизм своим пафосом. Вот два очень характерных примера.
Тимомах из Византия изобразил Медею, в смятении
В то время как греческое искусство Александрии смотрящую на своих детей, которых она вскоре убьет;
стремилось воплотить жизнь во всей ее неуловимости, они же спокойно играют в бабки на алтаре, где будут
традиционное египетское искусство умирало. Скульпторы убиты в присутствии их воспитателя. (Эта композиция,
продолжали работать по канонам времен фараонов, дока­ по всей вероятности, была очень популярна. В Геркула­
зательство чему — рельеф «Коронация Птолемея IV Фи­ нуме была найдена копия всей сцены, на копии в Пом­
лопатора», на котором властитель изображен в виде пеях изображена лишь одна Медея.) Пергамский худож­
фараона в окружении богинь Верхнего и Нижнего Егип­ ник также, хотя и менее грубо, задевает чувства зрителя,
та. Это было умирающее искусство, в котором условность рисуя «Телефа с нимфой Аркадией и Гераклом». Взгляд
заменяла непосредственность. нимфы устремлен вдаль, как будто она предвидит дина­
Более притягательным кажется смешанное искусство, стию, начало которой положит этот ребенок (согласно
появившееся уже в конце IV в. до н. э. в погребальных распространяемой Атталидами версии). Геракл смотрит
памятниках Пет-Осириса, египетского жреца, героизиро­ на Телефа; возле них стоит большая корзина с фрукта­
ванного на греческий манер, барельефы с изображения­ ми, рядом—сатир и юная девушка, все это символизи­
ми которого демонстрируют любопытную смесь местных рует аркадский пейзаж.
мотивов и греческих типов. Еще более замечательные Для александрийской школы характерны любовные
произведения дает нам круглая скульптура, Большая го­ сцены на фоне буколического пейзажа. Среди них наи­
лова из зеленого сланца, как полагают Птолемея Эверге­ большее распространение получает цикл Афродиты. Ша­
та, хранящаяся в Копенгагене, изображает полное лицо ловливые и жестокие амурчики со своими злыми продел-

136 137
ками, от которых страдает столько смертных и сами боги, чущую лицо на груди у подруги, и мальчика из хора,
фигурируют в прелестных сценах, таких, как «Находка читающего священную книгу... Ясен лишь общий смысл:
гнезда амуров» или «Продавщица амуров». Эти произве­ таинства обещают посвященным спасение через любовь к
дения чаще всего проникнуты очарованием, хотя време­ богам. Это произведение заслуживает внимания как
своей красотой и техническим совершенством, так и на­
нами, подобно современной им поэзии, они опускаются до
пряженностью религиозного чувства, которое его прони­
грубой эротики.
зывает.
Неоспоримый прогресс живописи был обязан не толь­
ко обогащению техники (например, появлению новых Мозаики часто используют мотивы живописных поло­
красок — синей, фиолетовой, пурпурной), но и углубле­ тен. После первых опытов в IV в. до н. э., когда мозаика
нию эмоциональности. Наиболее многочисленными стали делалась из необработанных камней, она очень быстро
прогрессировала в выразительности благодаря использо­
идиллические сцены. Чаще всего изображались знамени­
ванию цветных, специально обточенных камней. Где
тые мифологические пары, удобный предлог для нежных
произошло это изменение — в Александрии или на Сици­
пасторалей: нимфа дает напиться жаждущему Сатиру;
лии? Об этом продолжают спорить, но ясно одно: бывшее
Афродита кокетничает с Аресом; Артемида нежно берет
второстепенным искусство выходит на первый план в ук­
за подбородок Ипполита, удивленно смотрящего на нее;
рашении дворцов и домов.
Дионис созерцает Ариадну, усыпленную Гипносом; Адо­
Во время недавних раскопок дворца македонских
нис умирает на руках Афродиты.
царей в Пелле были обнаружены замечательные мозаики
Пейзаж, служивший обязательным фоном для этих
(около 300 г. до н. а.) Г изображающие Диониса верхом
идиллий, иногда выступал и как самостоятельный жанр.
на леопарде и сцены охоты (вероятно, Кратер, сопровож­
Особенно были популярны сады, благоухающие све­
дающий Александра во время охоты на львов).
жестью «райские кущи» с редкими растениями, а также
Великолепная «Битва при Арбеле» из музея в Неапо­
портовые пейзажи, кажется приглашающие в путешест­
ле копирует, очевидно, картину Филоксена Эретрийского
вие. Художники любили изображать животных-хищни­
(начало III до н. э.). Художник пытается эксперименти­
ков, а также фантастических чудовищ. Нередко встре­ ровать с перспективой: передает небо, сложные повороты
чаются рыбы или дичь — естественное украшение столо­ конных фигур... Иссушенное дерево символизирует пей­
вых; вместе с нарисованными корзинами фруктов эти заж. Сложная, многофигурная композиция уравновеши­
изображения являются первыми натюрмортами в грече­ вается тем не менее взволнованным, полным отчаяния
ском искусстве. жестом Дария.
Наряду с подобными полотнами, призванными в основ­ Мозаики Делоса ценны уже тем, что это подлинные
ном радовать глаз, существовали и большие фрески произведения эллинистического искусства, а не их рим­
со множеством персонажей, человеческая, а часто и рели­ ские копии. Полы комнат богатых жилищ украшены,
гиозная идея которых апеллирует к разуму зрителя. смотря по назначению комнаты, геометрическим орна­
«Свадьба в Альдобрандине», хранящаяся в Ватикане, ментом, натюрмортами, изображениями животных (чаще
изображает новобрачную вместе с матерью, служанками, всего дельфинов) или мифологическими сценами. Самая
ее подбадривает Афродита и Пейто («Убеждение»). знаменитая и удивительная из мозаик — «Дионис, потря­
Трудно вообразить себе что-либо более нежное, чем чув­ сающий тирсом».
ства, написанные на лицах, и более светлое, чем колорит
картины.
Фрески «Виллы Мистерий» в Помпеях еще более за­
Второстепенные виды искусства
мечательны. Эта композиция времени императора Авгус­
и предметы роскоши Александрии
та, украшающая, по всей видимости, зал для посвящений,
ставит много непростых вопросов: мы видим Диониса, Цивилизация проявляла себя не только в крупных
опирающегося на Ариадну, играющего на сиринксе (род произведениях изобразительного искусства, но столь те
флейты) Сатира, Менаду в трансе, юную девушку, при­ ярко и в изделиях декоративно-прикладного искусства.
нимающую ритуальное бичевание, другую, в ужасе п р я -
138 139
Эллинистический период в этой области выделяется со­ Многочисленными стали монетные серии, так как
вершенно особенным образом. каждый правитель желал иметь собственную монету,
Керамическое производство находилось в упадке. украшенную собственным изображением. Этот обычай,
Сосуды украшались чаще растительным орнаментом, существовавший уже у некоторых сатрапов и представи­
реже — изображениями человеческих фигур. Рисунок де­ телей династий Персидской империи, распространился не
10
лался иногда на светлом (как погребальные гидрии только в больших и малых царствах эллинистического
Александрии), иногда на темном, имитирующем металл Востока, но и на Сицилии при Гиероне II, в самой Спар­
фоне. Настоящей расписной посуде в повседневной жиз­ те при Клеомене и Набисе, в Бактрийском и индийских
ни уже не отводилось столь почетное место, как это было царствах. Эллинистические монеты ценны прежде всего
в классическую эпоху. Наметилась конкуренция распис­ как великолепная галерея портретов, среди которых вы­
ной керамики с посудой, украшенной рельефным орна­ деляется толстый евнух Филетер или Тигран Армянский
ментом, редко встречавшимся ранее. Это производство с классическим профилем и богато украшенной диадемой,
быстро развилось в эллинистический период. Дешевые, или правители Понта — Митридат I I I и особенно Митри­
«мегарские», как их раньше называли, чаши (сейчас из­ дат VI Эвпатор, изображенный крайне реалистично.
вестно, что их изготовляли во всем Восточном Средизем­ Оставшиеся независимыми полисы также продолжали
номорье) воспроизводят лучшие образцы торевтики. Они чеканить свою монету. Монеты Афин все еще многочис­
появились в Афинах около 250 г. до н. э. Сначала их ленны, но гравировка их небрежна, композиция лишена
украшали чисто растительным орнаментом, а затем (на­ продуманности.
чиная с последней четверти века) и изображением фигур. Терракотовые статуэтки — самый нежный отзвук
«Мегарские» чаши в большом количестве производились мира изящества и гармонии. Коропласты Александрии
в Афинах примерно до 100 г. до н. э. Уже начиная наделили их легким колоритом пастельных тонов. Самый
с I I I в. до н. э. число центров их производства увеличи­ известный центр их производства находился в царстве
лось (Пергам, Коринф, Аргос), а с конца II в. до н. э. Атталидов в Мирине. Фигурки, которые там производили,
мастерские возникали даже в Италии, что способствова­ возможно, не столь изысканны, как танагрские статуэтки
ло появлению terra sigillata (рельефная краснолаковая IV в. до н. э., но разнообразие их неисчерпаемо.
керамика римского времени). Остается только упомянуть изящные предметы мел­
Металлические вазы пользовались, как никогда рань­ кой пластики — изделия из стекла, медальоны из бронзы
ше, большой популярностью. И в Александрии, и в Пер­ или гипса, камеи, украшения из золота, горного хруста­
гаме торевты работали по золоту, серебру, бронзе. Боль­ ля или порфира — словом, «александрийскую роскошь»,
шинство вещей из знаменитого клада Бертувиль-Берне так как, по всей видимости, именно столица царства Пто­
(в Нормандии) относятся как раз к эллинистической, лемеев была центром изготовления этих маленьких ше­
а, не к римской эпохе. На самых лучших из них изобра­ девров, наделенных тонким вкусом, пышно украшенных
жены печаль и смерть Ахилла и трагическая судьба Гек­ и выполненных иногда с мягким, иногда с карикатурным
тора, тело которого протащили вокруг крепостной стены, реализмом. Раскопки в Беграме показали, что эти вещи ·
а затем повесили. Вазы с подобными патетическими ценились и вдали от средиземноморского мира. Их в изо­
и поучительными сценами были, по всей вероятности, билии находят даже в Центральном Афганистане.
сделаны в Пергаме. Что бы там ни говорили, а греческое искусство в эпо­
С этими вазами можно сопоставить бронзовые парад­ ху эллинизма отнюдь не возрождается, ибо оно не уми­
ные ложа с чеканными спинками, на которых часто изо­ рало вовсе. Оно постоянно возобновлялось, развиваясь
бражались дионисийские сцены (мулы, увенчанные вино­ самыми различными путями. Его характерная черта —
градными лозами, иногда сам Дионис). Независимо от выражение сущности человека с его горестями и радостя­
происхождения их называют «ложами с Делоса» — ми. Мало найдется чувств, которые бы оно не отразило
по крупнейшему центру производства или «ложами Боэ­ от пылающей страсти до нежной идиллии. Почти нет
та» — по самому знаменитому мастеру, работавшему в сюжетов, к которым оно не обращалось бы: греки и вар­
Халкедоне. вары, старики и дети, идеальная красота и уродство.
140
141
И, несмотря на то что искусство это было предназначено честву услуги. Эта теория была благосклонно встре­
прежде всего для элиты, часто свое вдохновение оно чер­ чена и в самой Греции, и особенно в республиканском
пало в мире бедности. Нет стилей, которым бы оно Риме.
не следовало: от пергамского романтизма до барокко Новый культ Тюхе (Фортуны) был скрытой формой
некоторых александрийских рельефов. И всегда оно оста­ скептицизма. В сущности, эта богиня представляет собой
валось греческим, и ничто человеческое ему не было отрицание божественного провидения и олицетворение
чуждо. беспорядка и тщетности усилий человека, которые, как
казалось отныне, направляли человеческие поступки сре­
ди хаоса случайных событий. Один из героев комедии
РЕЛИГИОЗНОЕ БРОЖЕНИЕ Менандра упрекает в легковерии своего собеседника: «Не
думаешь ли ты, что боги заняты тем, что карают
Как и в IV в. до н. э., в период эллинизма традицион­ или спасают по одному миллионы людей? Вот это заня­
ная религия не исчезла. Панафинейские процессии, как тие!»
и прежде, поднимались к Акрополю, атлеты мерялись Мы уже отмечали важность понятия судьбы в «Исто­
силами на олимпийском ристалище, прорицательницы рии» Полибия, которое, кстати, плохо согласуется с по­
в Дельфах выдавали туманные предсказания, участники пытками рационального объяснения событий. Любопытно
мистерий наводняли притворы храмов Элевсина. Все эти отметить появление настоящей почитаемой богини, влия­
святилища будут посещаться и в период, последующий ние которой было широко распространено. Fortuna из ита­
за эллинистическим, до самого конца античности. Новые лийского святилища в Пренесте не избежала сильного
постройки добавятся к постройкам предшествующих эпох: эллинистического влияния. Даже метрополии имели свою
в Дельфах — театр ( I I I в. до н. э.), в Олимпии — новые Тюхе. Тюхе Антиохийская сохранилась такой, какой вы­
спортивные сооружения (палестра, гимнасий), перестроят шла из-под резца Евтихида, ученика Лисиппа: величе­
стадион. Но истинной веры уже не было, и обществен­ ственная и гибкая фигура, нога попирает усмиренный
ные жертвоприношения стали поводом для пиршеств сре­ Оронт; голова увенчана короной в виде башен, выражение
ди всеобщего ликования. лица спокойно-серьезное, даже благожелательное, но не­
проницаемое.
Однако в целом религиозное рвение было значительно
Скептицизм и религиозное рвение сильнее скептицизма. Его можно обнаружить и в неко­
торых философских системах, таких, как, например, стои­
Полисная религия, угасавшая с внутренним разложе­ цизм. Свидетельство этому — замечательный «Гимн Зев­
нием полисов, распадалась с их политическим круше­ су» Клеанта из Ассоса. Его хотелось бы процитировать
нием. Человек уже не мог удовлетворить свои религиоз­ полностью, но приведем здесь хотя бы последние строки:
ные устремления в рамках полиса, благочестие не могло «Зевс, дающий нам все блага, бог черных туч и сверкаю­
выражаться в образцовом исполнении гражданского дол­ щей молнии, спаси людей от пагубного невежества.
га. Религия коллектива сменилась религией индивидуаль­ О Отец, освободи от него их души, позволь им обрести
ной, что естественно в эпоху индивидуализма. мудрость, которой подчиняешься ты и благодаря которой
Этот глубокий кризис породил два противоположных ты правишь всем так мудро».
отношения к миру. Многие впадали в скептицизм, кото­ Рвение это еще сильнее проявлялось в массах, раздав­
рый не только развился в некоторых философских шко­ ленных социальным кризисом, превратностями бурной
лах, но и, судя по всему, получил распространение в на­ истории, оторванных от традиционных верований и не
роде. Действительно, как было афинянину не усомниться нашедших успокоения на вершинах мудрости. Жажда
в Афине после того, как Деметрий Полиоркет объявил спасения становилась мучительной. Ее можно было на­
себя братом богини и разместил свой гарем в Парфеноне? сытить только эмоциональными (экстатическими) куль­
Евгемер (конец IV в. до н. э.) учил: боги — великие тами, которые обеспечивали верующему прямой и лич­
люди древности, обожествленные за оказанные челове- ный контакт с избранным божеством.

142 143
Самые близкие божества — цари леко от Александрии и посвященным Афродите Зефирите.
После смерти муж обожествил ее, что вполне согласуется
На первый взгляд царский культ, унаследованный от о его прозвищем — «Филадельф» («Любящий сестру»).
Александра, не соответствовал новым стремлениям и ка­ Ее культ быстро распространился по городам и, в част­
жется ловкой махинацией правителей, которые были ности, в Арсиноитском номе (Фаюм), названном ее име­
явно заинтересованы в провозглашении себя богами. Тем нем. Центр культа находился в Крокодилополисе, где в ка­
не менее в период крушения полисов все надежды, есте­ честве спутника Арсинои почитался Адонис, для которого
ственно, обратились к этим всемогущим владыкам, благо­ выращивали в «раю» цветы, столь любимые этим моло­
склонность которых столь высоко ценилась. Гимн, воз­ дым богом плодородия. В то же время здравствовавший
носимый афинянами по наущению Стратокла в честь Птолемей II «присоединил» себя к умершей царице и со­
Деметрия Полиоркета (290 г. до н. э.), выражает, оче­ здал культ богов Адельфов (братьев и сестер). Таким
видно, чувства большинства: «Другие боги далеки, или образом хитрый владыка сумел обойти все трудности и
у них нет ушей, или они не существуют, или не обра­ еще при жизни получил божеские почести. Его примеру
щают никакого внимания на наши нужды; тебя, Демет­ последовали все преемники.
рий, мы видим здесь во плоти, а не каменного или дере­ Эпитеты к именам владык характеризовали новое со­
вянного». Эта предрасположенность к почитанию власти­ знание: Сотер (Спаситель), Эвергет (Благодетель), Эпи­
теля затем использовалась монархами, которые были фан (Тот, который является как бог), Теос (Бог).
счастливы найти в культе царя гарантию своего могуще­ Подданные настолько привыкали к этому странному сме­
ства и стабильности в государстве, а часто и средство шению божественного и царского, что в конце эллинисти­
духовного объединения разноплеменного населения своих ческого периода мы наблюдаем совершенно необычайную
владений. попытку Антония и Клеопатры создать обширнейшую
Уже отмечалась сложность корней царского культа, теократическую империю. Когда Клеопатра отправилась
в котором соединялись греческие и восточные элементы. к Антонию в Тарс, считалось, что это Афродита поехала
В греческих полисах также распространилось подобное пировать к Дионису. Триумвир официально принял титул
поклонение. Так, на Родосе с 305 г. до н. э. божествен­ «Новый Дионис» и въехал в Александрию, увенчанный
ные почести воздавали Птолемею I. Но именно на Восто­ плющом, с тирсом в руке и обутый в котурны, как на­
ке теократические традиции государственности позволяли стоящий Вакх. Накануне поражения даже слышали, как
регулировать и придавать всеобщий характер изолиро­ Антония покинул божественный тиас * как бы оставив
ванным, беспорядочным культам. Это требовало введения ему только человеческие способности — ему, в ком бог
ряда новшеств, так как государственный культ сильно пребывал в течение многих лет.
отличался от местного (городского).
Красноречив пример введения царского культа в Еги­
Небесные боги
пте. Конечно, там существовала тысячелетняя традиция
обожествления фараона, но было необходимо внушить Царский культ, даже если соответствовал народному
эти верования грекам, представлявшим наиболее подвиж­ сознанию, для которого было характерно обожествление
ную часть населения царства. Птолемею II удалось до­ сильных личностей, и отвечал политическим интересам
биться этого. В Александрии Александра почитали и властителей, все же не мог удовлетворить религиозные
как бога, и как героя — основателя города. Птолемей II чувства. Необходимы были еще и небесные боги.
Филадельф присоединил к этому культу культ своего
отца Птолемея I Сотера и даже его родителей под име­ Традиционный пантеон
нами Сотеров («Спасителей»). Следующий шаг сделан
Арсиноей I I , его сестрой-супругой. При жизни она вы­ Те из богов, кто был наиболее популярен в IV в.
ступала как Афродита, принимала в своем дворце Адони­ до и. э., и позднее сохранили горячих приверженцев.
са и возводила его на свое ложе (см.: Феокрит. Сираку­ * Тиас — с в и т а Диониса или какого-нибудь другого боже­
з я н к и ) . Калликрат почтил ее храмом, построенным неда- ства.

144 145
Взгляды больных обращались к Асклепию: во всех ста­ ние Передней Азии осталось значительным, в то время
туях и барельефах того времени проявлялась его бла­ как влияние Фракии ослабевало, а Египта усиливалось.
гость, он сочувствовал страданиям и обеспечивал выздо­ Здесь мы намеренно оставляем в стороне буддизм и брах­
ровление. На территориях филиалов его святилища в манизм, о которых еще будет случай поговорить (они
Эпидавре (в частности, на Косе * и в Пергаме) возводят­ оказали свое влияние на самую восточную часть грече­
ся пышные постройки, свидетельствующие об их богатст­ ской диаспоры).
ве. Эти святилища превращаются в настоящие медицин­ Фригийская Кибела (называемая также Великой ма­
ские школы, тем более что чудеса становились редкими, терью или Матерью богов), давно эллинизированная,
и теперь бог излечивал чаще благодаря лечению, назна­ продолжала завоевывать все больше и больше привержен­
ченному врачевателями-жрецами. Таким образом проис­ цев, в частности в Пергаме. Именно туда в дни бедствий
ходила некоторая рационализация культа. Этот процесс римляне придут за «черным камнем», который они тор­
получил логическое завершение в римском Эпидавре, жественно установят в Риме в одном из храмов на Пала­
ставшем бальнеологическим курортом настолько же, на­ тинском холме (204 г. до н. э.). Популярность Кибелы
сколько и лечебным священным местом. достигла самой Александрии: в Каирском музее хранится
Дионис также усилил свое влияние на умы (о дио­ любопытный документ, свидетельствующий о странном
нисийских актерах см. ниже). Делаясь синкретическим синкретизме, объединяющем древнюю азиатскую богиню
богом, он легко присоединялся к другим божествам: Кибелу с критской богиней Реей, сопровождаемой воин­
к «двум богиням» в Элевсине, к Аполлону в Дельфах и ственными духами-куретами, а также наделенную некото­
Эфесе, к Кибеле в Азии. Литература и искусство свиде­ рыми элементами астрологии, так как в культе Кибелы
тельствуют о глубине дионисийского движения, которое играли роль и планеты. Новым в культе было то, что все
продолжало свои завоевания в Этрурии и даже в Риме. чаще и чаще Аттис появлялся рядом со своей божествен­
Наградой верующему, полностью отдававшемуся божест­ ной возлюбленной, которой прислуживали евнухи, усерд­
венному безумию, оставался экстаз, но все большее и ные подражатели бога, в безумии оскопившего себя.
большее влияние приобретала теория спасения через Преграды разума и пристойности, которые греческий дух
любовь. Конечно, не все верующие понимали глубину веками ставил метроаттическому культу, пали, и Кибела
учения, и многие, очевидно, удовлетворялись доступ­ выступила такой, какой она была во Фригии или на
ностью мистицизма с его культом опьянения. Однако Крите, — разнузданной Великой матерью, предававшейся
достаточно посмотреть на фрески виллы Итем, чтобы по­ всем возможным неистовствам. То же можно сказать о
нять, что давали адептам мистерии бога, очаровывавшие сирийских божествах, в частности о Сирийской богине
душу, как Дионис очаровывал Ариадну, застывшую у него (Dea Syria), которую почитали непристойными мисте­
на груди в несказанном блаженстве. риями, подчеркивавшими ее преимущественно природный
характер.
Престиж Египта был еще выше. На греков производи­
Триумф Востока ли большое впечатление колоссальность храмов и гроб­
ниц, духовность, в которой культы, ритуалы и веро­
Боги Востока притягивали, возможно, экзотикой, вания образовывали органическое единство, послания
а возможно, таинственностью, к которой Греция с 420 г. бессмертности оптимистической религии. Местные куль­
до н. э. была очень чувствительна. И это обеспечивало ты еще существовали, о чем свидетельствует один из
им триумф в эллинистическую эпоху, тем более легкий, прекраснейших храмов птолемеевской эпохи — храм в
что греки теперь находились в центрах их культов. Влия- Эдфу: на километрах надписей гиерограмматы («священ­
ные писцы») собрали и систематизировали всю сумму
священных знаний по географии, структуре звездного
* Удивляет значительность построек, возведенных в эллинис­ мира, истории, религиозной службе. Праздники сохрани­
тическую эпоху на Косе в Асклепиейоне: ионический храм, лесха
(место собраний, что-то наподобие клуба), целая терраса, нави­ ли свою торжественность, шла ли речь о повседневной
сающая над святилищем с дорическим храмом. службе или о таких больших торжествах, как коронация

146 147
фараона, победа или «благой союз» (гиерогамия — свя­ Даже гораздо более простые формы египетской рели­
щенный брак — Хора и Хатхор). гиозности, такие, как поклонение животным, имели
Количество храмовых служб впечатляет: регулярные большой успех у греков. Помимо культа Аписа в Мемфи­
повседневные службы (главная утренняя служба, от­ се хорошо известно греко-римское святилище Тота в Гер­
крывающая наос и будящая бога, другие службы в пол­ муполе, приспособленное специально для выращивания
день и вечером для его кормления) и торжественные священных животных — с источниками для ибисов, паль­
службы (в начальные дни декад и в дни смены лунных мовыми рощами для бабуинов и галереями для захороне­
фаз), к которым еще добавляются календарные праздни­ ния ибисов и бабуинов, должным образом мумифициро­
ки. Таким образом, надписи «каменной книги» храма ванных. Многочисленными были и паломники, приходив­
Эдфу — это еще и настоящее расписание храмовых шие поклониться этим животным, которых рассматривали
служб. В самих Фивах, не игравших теперь никакой по­ как «великие души богов на земле».
литической роли, большие святилища правого берега про­ Влияние, оказываемое Египтом на Средиземноморье,
должали свою деятельность и хорошо содержались, не­ очень велико, хотя оно было и не внове: с Геродота, если
смотря на то что Амон потерял популярность, которая не с Гомера, греки знали, что Египет — это земля чудес,
перешла к другому солнечному богу — Монту-Ра, поддер­ колыбель мудрости, родина самых древних богов. Из рас­
живаемому денежными вкладами властителей. сказов философов и историков, которые более или менее
Почти все египетские боги нашли приверженцев сре­ подпали под влияние египетских учений, они узнали, что
ди греков, которые отождествляли их со своими божест­ Дионис — это Осирис, Деметра — Исида и его египетские
вами *, причем иногда весьма странным образом: Хатхор, святилища полны богов, полулюдей-полуживотных с го­
богиня-корова, становится Афродитой, а Эпет, богиня- ловами ибиса, сокола, кошки или змеи. Несмотря на все
гиппопотам, — Деметрой! Важную роль играли Амон **, это, проявления египетского культа в греческом мире
Анубис и Хор. Но особенно трогала сердца людей Исида кажутся очень скромными: небольшие египетские общи­
часто вместе со своим супругом Осирисом. Ей посвящали ны принесли в конце IV или начале I I I в. до н. э. в Пи-
обширные и прекрасные святилища, такие, как Исиейон рей, на Делос, в Эрэтрию культ своей богини Исиды.
(Бехбет эль-Хаггар) или Филе. Культ ее умеренно мисти­ Сначала этот культ, вероятно, отправлялся ограниченным
чен; соединение с богиней достигалось не посредством кругом лиц в довольно скромных святилищах.
грубых оргий, а через ежедневные беседы-литургии, Тем более удивительным кажется его пышный рас­
а также путем поисков духовного совершенствования. цвет во I I — I вв. и в императорскую эпоху. Культ Исиды
Мы располагаем несколькими копиями (с I в. до н. э. по очень быстро распространился в греческой среде и при­
III в. н. э.) «Гимна Исиде», который восходит, конечно, нял официальный характер. В Афинах, на Евбее, в Бео­
к эллинистическому периоду и, по всей видимости, напи­ тии, на Делосе и Фере, в Фессалии и Македонии, так же
сан неким греком из Мемфиса, воспитанным в египетской как и в некоторых полисах Малой Азии (Смирне, Эфесе,
религии: это нежная литания, едва-едва эллинизирован­ Магнесии на Меандре, в Приене), во II в. до н. э., а иног­
ный перевод какого-то местного религиозного текста. да и раньше официально утвердился культ египетских
В нем верующий выражает свою признательность и пре­ богов. Исида — далеко не единственная богиня, которой
клонение перед той, которой человечество обязано столь­ поклонялись греки, несмотря на то что в некоторых ме­
кими благодеяниями. стах она пользовалась наибольшей популярностью; Сара­
пис, именем которого в Греции часто называют святили­
ща и праздники египетской религии, и бог с головой ша­
кала Анубис, функции которого отождествляются с
* Наиболее часты следующие отождествления: Амон - Зевс,
Исида - Деметра, Осирис - Дионис, Хатхор - Афродита, Тот -
функциями Гермеса, вместе с Исидой образовали триаду,
Гермес, Имхотеп — Асклепий, Хонсу - Геракл. Некоторые из них аналогичную божественным семьям египетских храмов.
отмечены уже Геродотом. Но могли быть и другие варианты, нап­ Бог-ребенок Гарпократ также появляется в греческих
ример Исида — Афродита. надписях-посвящениях, иногда, правда, в ипостаси под­
** Заметим, однако, что в эллинистическую эпоху культ Амона
ростка-Хора и даже в ипостаси Осириса, тождество кото-
вне Египта больше не распространялся.

148 149
рого с Сараписом, по всей видимости, здесь неизвестно. в Египте птолемеевского периода пору обновления.
Самые значительные и удивительные остатки их культа Египетское жречество, особенно во II в. до н. э., вновь
сохранились, безусловно, на Делосе. На «террасе инозем­ завоевывает влияние и ведет большую теологическую ра­
ных богов» на середине склона Кинфа поднимается вели­ боту. Кроме того, с начала правления династии Птолеме­
чественный ансамбль египетских святилищ: Сарапейон С, ев в Египте предпринимались попытки слияния египет­
Исиейон, Анубейон, которые начиная с I I I в. до н. э. ских, греческих и переднеазиатских богов. Написанные
пристраивались, не подавляя их, к двум изначально ма­ по-гречески гимны Исидора из фаюмского святилища Ма­
леньким храмам — Сарапейону А и Сарапейону В. Много­ динет-Мади воспевают Исиду как мировую богиню, по­
численные посвятительные надписи и списки, сделанные читавшуюся всеми народами мира под разными именами.
около середины II в., демонстрируют набожность верую­ Сила влияния, которым, по всей видимости, обладал в
щих, делосцев или иностранцев, приезжавших почти со этот период культ Исиды и Сараписа, широко распростра­
всего Средиземноморья — от Южной Италии до Сирии. нившийся среди греков в Египте, рвение, которое прояв­
Египетские боги здесь, как и во всех посвященных им ляли ее последователи, — все это, видимо, объясняет ее
святилищах греческого мира, выступают как божества экспансию и успех в греческом мире.
добрые, помогающие, спасающие. К ним взывали, потому Пример распространения культа египетских богов на
что они могли помочь «спастись от большой опасности», Делосе показывает нам множественность заимствований.
особенно на море, или потому, что от них ожидали исце­ Казалось бы, на священном острове, где, по преданию,
ления. Кроме того, в них видели оракулов, и их пророче­ Латона дала жизнь Аполлону и Артемиде, не должно
ства объясняли толкователи снов. быть места другим богам. Тем не менее на «террасе ино­
Обладали ли тогда египетские боги могуществом, ко­ земных богов» располагались не только святилища Иси­
торое в императорскую эпоху будет настойчиво приписы­ ды, Сараписа и Анубиса, но и храмы богов, почитавших­
вать им Апулей в «Метаморфозах», могуществом, которое ся в Гиерополе (в Сирии): Адада и Атаргатис, называв­
заключалось в том, чтобы путем посвящения освобождать шейся также Афродитой Священной. В их честь был
людей от уз Эймармене (Судьбы) и обеспечивать им построен театр, закрытый портиком, чтобы непосвящен­
счастливое бессмертие? Возможно, это так, тем более что ные не могли наблюдать разнузданные мистерии почита­
в птолемеевском Египте Исида и Сарапис-Осирис явно телей Сирийской богини. Необходимо также отметить, что
имели потусторонний характер и оберегали умершего во римляне первыми привезли на Делос некоторые религи­
время полного опасностей путешествия в потусторонний озные обычаи, в частности почитание богов Ларов.
мир. Тем не менее обещание духовного спасения никогда
не было ясно выражено в греческих текстах до новой
эры, и существование в Греции в эллинистическую эпоху Рождение и слияние богов
«египетских мистерий» может быть подвергнуто сом­
нению. Греки не ограничивались почитанием местных мисти­
Механизм распространения и развития египетских ческих божеств и формировали странных эклектичных
культов в Восточном Средиземноморье со II в. до н. э. богов. В одном случае мы имеем дело с созданием —
во многих случаях плохо поддается объяснению и интер­ в полном смысле этого слова — типа смешанного божест­
претируется по-разному: то как результат прямого вме­ ва. Птолемей I Сотер, желая дать своим греческим и
шательства Птолемеев, поддерживавших распространение египетским подданным бога, которого они все могли бы
их национальной религии в эгейском мире с целью уси­ почитать, поручил эту задачу комиссии теологов, в кото­
лить там свое влияние; то как следствие пропагандист­ рой значительную роль играл Маыефон. Созданное боже­
ского пыла египетских жрецов; то как духовный порыв ство — Сарапис, наследник одновременно и Осириса-Апи­
греков, соблазненных странными ритуалами нового культа, са, египетского бога мертвых из Мемфиса, которому он
который, эллинизируясь, сохранит тем не менее на гре­ обязан своим именем (другие исследователи с меньшей
ческой почве что-то от своей оригинальности. Во всяком степенью вероятности полагают, что имя Сараписа прои­
случае, следует признать, что местные боги переживали ЗОШЛО от эпитета Баала: Сар-апси — «царь бездны»),
150 151
и греческих богов — человеколюбивых, как Зевс или Ас­ его теологов, сумевших навязать его почитание сначала
клепий, и мистических, как Дионис, которого уже Геро­ египтянам, а затем всему миру.
дот отождествлял с Осирисом. Чтобы запечатлеть образ Другие слияния — более спонтанные. Зевс ассимили­
бога, Птолемей I около 285 г. до н. э. перенес в Алек­ ровался с местными богами, образовав целую серию
сандрию статую, выполненную Бриаксисом во второй по­ «эпиклетов»: Лабрандайос (от Лабранда в Малой Азии),
ловине IV в. до н. э. для храма Гадеса в Синопе. Отныне Долихенос (от Долихей в Сирии). Он легко сливался с
и на века Сарапис стал изображаться в образе мужчи­ великими мужскими богами семитского пантеона: Баалом
ны средних лет с пышной шевелюрой и бородой, головой, в Финикии, Баал-Шамином и Ададом в Сирии, Белом в
украшенной модием (изображением меры зерна), с бла­ Месопотамии. Зевс Гипсистос (Высочайший), почитаемый
гожелательным и безмятежным выражением лица. иногда только под именем Гипсиста, объединил греческие
Культ, зародившийся в Мемфисе, распространился в или азиатские свойства верховного бога с чертами явно
Александрии, где Птолемей III строит обширное святили­ древнееврейского происхождения: достаточно двойного
ще на месте небольшого Сарапейона, возведенного осно­ смысла его эпитета, чтобы это слияние оказалось возмож­
вателем династии. А. Мариетт обнаружил в нем прекрас­ ным. Накануне наступления эры христианства Зевс про­
ные статуи, образующие две группы: статую Диониса- явил тенденцию к превращению в единого бога под двой­
ребенка и павлина с распущенным хвостом (они ным влиянием: еврейского монотеизма и монотеизма,
расположены вдоль прохода) и скульптуры греческих к которому обращается греческая мысль.
мудрецов, поэтов, философов, стоящие в экседре вокруг Еще более любопытен пример семитской пары бо­
изображения Гомера. Датировка этого памятника спорна гов — Афродиты и Адониса, давно воцарившейся в гре­
(возможно, время правления Птолемея Сотера или ско­ ческом пантеоне и проникшей в Египет путем слияния с
рее Птолемея VI Филометора). Во всяком случае, следу­ Исидой и Осирисом. С начала III в. до н. э. в Александ­
ет отметить специфически греческий характер декора рии распространились посвящения Афродите-Исиде, и вез­
Сарапейона в древней египетской столице. Известен также де, где появлялась Афродита, возникал и ее возлюблен­
Сарапейон в Канопе. Задуманный Птолемеем I Сотером ный Адонис, отождествленный с Осирисом — благожела­
синкретизм здесь ярко выражен. Резные украшения этого тельным богом потусторонней жизни и всего сверхъесте­
храма с дионисийскими мотивами — явно греческие. На ственного. Феокрит в «Сиракузянках» показал, как на­
плитах фундамента прославляются по-гречески — «царь род Александрии толпится во дворце, чтобы увидеть свое­
Птолемей, сын богов-адельфов» и по-египетски — «царь го молодого бога, «трижды возлюбленного Адониса», кра­
Юга и Севера, избранник Амона, могущественная сота которого становилась еще лучезарнее от ожидания
жизнь Ра, Птолемей, вечно живущий, возлюбленный близкой смерти и перед которым все, особенно женщины,
Птахом». испытывали страстный трепет. Более скромный доку­
Понемногу почитание Сараписа распространилось по мент — книга счетов почитателя Адониса позволяет по
всему Средиземноморью. Делос, в частности, располагает косвенным данным восстановить адонии, празднуемые в
тремя Сарапейонами, два из которых — очень скромных деревне. После ритуального омовения и пострижения,
размеров, что говорит о его популярности среди самых заимствованного из культа Исиды, следовал день веселья
бедных слоев населения. Наиболее обширный на «терра­ и гиерогамии («священного брака»), отмечавшийся пыш­
се иноземных богов» храм Сараписа построен в подра­ ными пирами, затем день траура и воздержания, поми­
жание египетским святилищам с аллеей сфинксов и с новения бога, а после этого день мистерий, во время ко­
многочисленными приделами. Там обнаружено большое торых представлялась священная пантомима воскреше­
число посвятительных даров спасенных мореходов и ис­ ния бога.
целенных больных. Декрет причерноморского города Ист­ Подобный синкретизм проявлялся повсюду. «Гимн
рии предписывает консультацию с оракулом Аполлона, Исиде» отождествляет ее с Деметрой. Одна из посвяти­
чтобы узнать, можно ли установить там культ Сараписа тельных надписей на Делосе сделана в честь Исиды Со­
(III в. до н. э.). Странной оказалась судьба бога, рож­ тейры (Спасительницы)-Астарты-Афродиты, т. е. в честь
денного волей первого из Птолемеев и проницательностью богини-спасительницы греческой, семитской и египетской

152 153
одновременно. Смутное стремление к монотеизму объеди­ пользовании божественных сил, предназначенных для со­
няло в Исиде всех богинь-женщин Восточного Среди­ хранения стабильности мира. Ум здесь неотделим от дей­
земноморья. Недалеко то время, когда Апулей в восхити­ ствия, так как только ритуалы могут сделать регулярными
тельной молитве, содержащейся в одиннадцатой книге различные феномены: так, постоянное возвращение Луны
«Метаморфоз», представит ее как могущественную миро­ обеспечивается принесением в жертву антилопы, недру­
вую богиню, почитаемую под самыми различными име­ га Луны. Предназначение царя — исполнение ритуалов,
нами. уравновешивающих «Космос», он владеет миротворящим
словом.
Могущество восточных жрецов было основано на том,
Герметизм и магия что они владели главными знаниями: средствами осу­
ществления контакта с богами и механизмом всеобщего
В эллинистический период появились новые формы взаимовлияния (симпатии). Гермес учит, что мир разде­
религиозного сознания. Самая значительная из них — лен на две части: нечистый подлунный мир и эфир, где
герметизм, который получил свое имя от Гермеса — эл­ вращаются звезды. Звезды-боги или только образы боже­
линистического аналога египетского Тота, благожелатель­ ства, дающего им начальное движение, оказывают влия­
ного бога, писца подземного царства, изобретателя иерог­ ние на мир людей. Этот мир состоит из четырех (или
лифической письменности и распространителя всех пяти) элементов: воды, земли, воздуха, огня (и эфира),
священных наук: он измерил время, записал судьбу, мог которые взаимодействуют между собой и распределяют
произносить обращения к богам должным тоном. По хорошие или дурные воздействия звезд. Для Трисмегиста
убеждению теологов Гермуполя, он благодаря своему де­ философия — это изучение переплетения подобных взаи­
миургическому голосу и дыханию является даже созда­ модействий и мистических связей, которые симпатия со­
телем мира. Эти умозрительные рассуждения о слове близ­ здает между богами и людьми. Таким образом, мир явля­
ки рассуждениям греков о Логосе и александрийских ев­ ется органическим единством, подчиненным вечным зако­
реев о Софии (Мудрости). Гермес вполне заслужил свое нам, и он (мир) заслуживает названия «миропорядок»
прозвище Трисмегист («трижды величайший»). («Cosmos»). Это замкнутое поле управляется вечно воз­
Поскольку Тот изобрел письменность, совершенно ес­ вращающимся временем, символ круговращения — упоря­
тественно, что самые древние книги приписывались Гер­ доченное движение звезд по своим траекториям. Человек,
месу-Тоту. Согласно Клименту Александрийскому, к нему созданный из материи и разума, является уменьшенным
восходит священная литература Египта, он — автор 42 повторением «космоса» — «микрокосмом»: «Человека,
книг, из которых 36 — по философии и 6 — по астроно­ мой дорогой Амон, знающие называют миром, так как
мии и медицине. Существующие герметические трактаты он — часть мировой природы» (Jatromathematica, I, с. 387).
относятся к римской эпохе, но они восходят, как показал В этом замкнутом мире человек чувствует себя
А. Ж. Фестюжьер, к эпохе эллинизма. Специалисты не защищенным, а посвященный — могущественным, так
всегда сходятся во взглядах по вопросу о происхождении как, используя основополагающие законы, он может по­
различных частей текстов: высказываются предположе­ требовать от богов еще большего знания.
ния о египетских, греческих и даже иранских истоках. Герметизм давал магическим действиям философскую
В любом случае доля древних египетских представлений основу. Посвященный мог достигнуть единения с богом,
была велика. «Греки, — заявляет Асклепий в одной из он также мог вызвать его. Вертикальные связи, объеди­
своих книг, — славятся пустыми речами, годными лишь нявшие всех людей, животных, растения и минералы,
для произведения внешнего эффекта, — в этом вся грече­ которые находились под влиянием одной звезды, обеспе­
ская философия, словесный шум. Что до нас, египтян, чивали магу власть над окружающим миром, оправдывая
то мы не пользуемся простыми словами, но звуками, пол­ таким образом магическую практику. Поэтому Гермес
ными действенности» (Corpus hermeticum, 16, 2 ) . Трисмегист сделался покровителем оккультных наук. Маг
В самом деле, герметическая мысль движется путем и посвященный благодаря тайному знанию обладали
озарений, а не рассуждений. Это — могучее усилие в ис- частью его могущества. Маг мог угрожать богам и полу-

154 155
чать силой, если это необходимо, еще большее знание, эпоху магия своей эффективной практикой давала ее
т. е. еще большее могущество. Его Могущество, вытекав­ адептам поддержку.
шее из его Знания, имело корни в Знании еще более об­ В «Колдуньях» Феокрита мы можем наблюдать стран­
ширном. Эта действенная взаимосвязь между Могущест­ ную практику, цель которой — возвращение ветреного
вом и Знанием — одна из основных оригинальных черт возлюбленного. В могилах встречается все больше и боль­
магического сознания. ше амулетов: «скарабеи завоевывают мир» (П. Пети).
Таким образом, египетский вклад в герметизм был Магические папирусы показывают, что магия приводила
значительным, и не менее очевидно, что идея египетско­ к одержимости мага богом или бесом, поселявшимся в
го происхождения выражалась в греческих терминах. нем. Магия — уже не только ритуалы, формулы, закли­
Так, в представлении о тройственности солнечного бога нания, но и форма мистицизма.
Атума, создателя двух богов, неразрывных с ним и со­ Ярким свидетельством могущества, которое чувство­
ставлявших Единое, прослеживаются древние местные вал в себе одержимый бесом маг, является такое закли­
верования, переложенные на язык философии. нание: «Да принесет мне добро твое имя и твой дух!
Значительное развитие магии явилось результатом Войди в мой разум и в мои мысли на все время моей
взаимодействия греческой и восточной традиций. Маги в жизни и выполни для меня все желания моей души.
Греции издавна пользовались правом гражданства, не­ Ты — это я, а я — это ты. То, что я приказываю, всегда
смотря на запрет Платона, который в законах своего должно происходить. Потому что я владею твоим име­
идеального государства предлагал тем, кто, «уверяя, буд­ нем как филактером (стражем) в моем сердце и ни одна
то могут вызвать души умерших, или обещая склонить плоть, действующая против меня, мной не овладеет, ни
богов посредством жертвоприношений, молитв, заклина­ один разум не сможет мне сопротивляться благодаря
ний и колдовства, пытаются ради денег в корне развра­ твоему имени, которое я храню в сердце и которым за­
тить как отдельных лиц, так и целые семьи и государст­ клинаю. Свяжи глаза тем, кто сопротивляется мне,—
ва, и оказавшимся виновными в чем-либо подобном» всем мужчинам и женщинам, а мне дай успех во всех
назначить наказание «в виде заключения в тюрьму, на­ начинаниях, так как я обрел могущество Авраама, Иса­
ходящуюся посреди страны» («Законы», 909 b. Пер. ака и Иакова, а также великого бога, демона Иао» *.
А. Н. Егунова).
Кирка и Медея занимали скромное место, тогда как
уже с V в. Геката, беспокойное божество призрачных ви­ Астрология и алхимия
дений, сделалась для широких масс царицей магии.
С всклокоченными волосами, окруженная змеями, она Астрология, зародившаяся в Месопотамии, также пе­
безлунными ночами в сопровождении своих собак бродит реживала расцвет. Она была основана на вере в то, что со­
при свете факелов по кладбищам. Это ее — «владычицу четания небесных тел во всеобщей взаимосвязи (симпа­
огня», «подземную жительницу», «черную (кожей)» — тии) оказывают определенное влияние на судьбы людей.
призывали на опущенных в могилы поминальных таблич­ Каждая планета особым образом воздействует, и это
ках. Вместе с ней призывали Гермеса Хтонического, ко­ воздействие зависит прежде всего от ее названия (плане­
торый провожал души в Аид, но опасный «психопомп» та Венера порождает сладострастие, Меркурий — удачу в
(«сопровождающий души») мог привести их и к живу­ посреднических делах) или от ее внешнего вида (Сатурн,
щим. Его роль стала особенно значительной с тех пор, бледный и медлительный,—недоброжелательный старик;
как он слился с Тотом, богом инфернального порядка, красный Марс, передвигающийся по небосводу скачками,
владевшего тайным магическим знанием. Маг мог заста­ проявляет себя как изменчивый и роковой). Кроме того,
вить бога спуститься на землю, мог призывать его при каждая планета связана с определенной частью тела, на­
помощи символом, истолковать его волю с помощью сно­ пример органы чувств распределены между семью плане­
видений или каким-либо иным образом. Маг был также тами. «Если в момент зачатия или рождения планета
способен вызвать состояние экстаза, которое позволяло
приблизиться к богу. Таким образом, в ту беспокойную * Иао, т. е. Яхве.

156 157
расположена неблагоприятно, это повлечет за собой забо­ ной пренебрегали, пришел на смену новый мир, в кото­
левание соответствующего органа» (Jatromathematica, I, ром противоречия стирались и все люди чувствовали
с. 388). В этом случае следует смягчить данный «изъян» себя братьями, потому что любили одного и того же бога
растениями, которые принадлежат к тому же ряду, что и и одинаково ждали от него спасения.
неблагоприятно расположенные планеты. На этом прин­ Существовали различные виды братств. Оргеоны (ка­
ципе основывалась церемония сбора растений, сведения жется, о них говорят даже микенские таблички), имев­
о которой мы находим в магических папирусах: «Я сры­ шие многовековую традицию, почитали героев-покровите­
ваю тебя, растение, пятью пальцами руки, я уношу тебя лей, но они довольно быстро исчезли. Их заменили
с собой, чтобы ты показало свое могущество в деле, ко­ фиасы — группы, исповедовавшие культ бога-спасителя,
торое я хочу сделать» («Греческие магические папиру­ создание которых восходит к концу V в. до н. э. Эра-
сы», 4, 287). ной — общества, объединенные паями, появились в I I I в.
Алхимия также уходит корнями в эллинистическую до н. э. Они организованы сложнее фиасов, но менее ре­
эпоху. Речения Гермеса и Агатодемона, основанные на лигиозны, чем они. Благодаря многочисленным надписям
псевдофилософской системе, дают рецепты превращения мы довольно хорошо энаем многие из этих сообществ,
металлов, их изменения в неизменном мире. Этот процесс игравших все более и более значительную роль в повсе­
символизирует птица Феникс, умирающая, чтобы возро­ дневной жизни. Так, фиасы дионисийских технитов (ар­
диться и утвердить вечность своим вечным обновлением. тистов) — это группы актеров, которым властители часто
Герметизм воспринял персидские традиции, восходящие к поручали организацию представлений и процессий. Самы­
Зороастру и Остану, и еврейские, восходящие к Моисею. ми знаменитыми были фиас «артистов Истмийских и Не­
Алхимия, основанная Болосом из Менда около 200 г. до мейских игр» в Коринфе и фиас «артистов, находившихся
н. э., была очень практичной. Ее цель — превратить обык­ под покровительством Диониса в Ионии и Геллеспонте»,
новенные металлы в золото и серебро путем окраски, ла­ который развернул свою деятельность во всей Анатолии
кировки, изготовления сплавов и т. п. Только Зосима и которому Атталиды оказывали покровительство.
( I I I в, н. э.) поставит перед алхимиками мистическую Но разница между различными религиозными об­
цель — поиск знаменитого философского камня, ожив­ ществами в данном случае неважна. Суть их одна и та
ляющего все металлы. же: участники являлись братьями, собиравшимися для
молитв, литургий или пиршеств. Смерть не разделяла
их, поскольку у каждого общества часто было свое клад­
бище. Люди были объединены, поскольку избрали одного
Новые религиозные общины
бога. Союз сердец скреплялся участием в одних и тех же
церемониях, посвящениях, часто в форме окропления
Приверженцы новых богов собирались в культовые
водой или кровью, в одних и тех же постах, ритуалах,
общины. Для полисных божеств рамками культа являл­
которые, как, например, «катабасис» («сошествие в зем­
ся, по существу, полис, тогда как здесь мы имеем дело с
лю»), символизировали надежду на загробную жизнь.
частными объединениями, настоящими братствами, в ко­
Главное же в том, что члены сообществ одинаково рас­
торых верующие тесно общались, поскольку они сами
считывали на спасение. Как прекрасно сказал Р. П. Фе­
выбрали почитание одного и того же бога.
стюжьер, достаточно заменить имя бога в знаменитой
Здесь сталкивались греки и варвары, полноправные
фразе из «Послания к галатам» (3, 28), и у нас будет
граждане и иноземцы. Хотя рабы иногда объединялись
определение для всех религиозных обществ: «Нет ни
отдельно (как кампеталиасты на Делосе), большинство
иудея, ни эллина, ни раба, ни свободного, ни мужчины,
братств принимало и свободных людей, и рабов. В них
ни женщины, но все едины во Христе».
мужчины и женщины были равны, а дети даже допуска­
Таким образом, тревожный дух эпохи лучшие развеи­
лись в хор в качестве певчих. Эти братства представляли
вали занятиями философией, а простые души тешили
собой первые ячейки социальной унификации. Классиче­
себя надеждами, которые открывали им учения о спасе­
скому миру, в котором противопоставление грека варва­
нии. Сложился тот самый тип религии, горячей и живой,
ру или гражданина рабу было абсолютным, где женщи-
159
"158
который будет заимствован Римом, и вклад Востока (на­
ряду, конечно, с греческими элементами) не должен быть
в данном случае преуменьшен.
В этом же мире зарождалась и другая восточная
мистическая религия — религия спасения, постепенно за­
воевавшая мир,— христианство. Психологически оно
было подготовлено именно эллинистической религией,
несмотря на то что его иудейские корни очевидны.
Троица, возможность соединения божественной и чело­
веческой природы, Богоматерь, культ святых — все эти
догматы имеют прямые аналогии в религиозных пред­
ставлениях, бытовавших в эллинистических царствах
Востока, в то время как они глубоко чужды иудаизму.
Весьма важно также и то, что христианство проповедует
не страх перед богом, а любовь к богу, подобно мистиче­
ским религиям Египта и Азии.
В контакте Греции и Азии, который был следствием
завоеваний Александра Великого, трудно измерить то,
что дал Восток эллинистической цивилизации. Может
быть, следует выразиться так: ничего для литературы и
науки, немногим больше для искусства и философии,
почти все — для религии.
Обобщая, можно сказать: все, что было смолото на
мельнице языка, испытало незначительное восточное
влияние, тогда как душевные порывы часто находили
отклик в соблазнительных и таинственных верованиях и
ритуалах Востока. Если египетский грек заболевал, то
сначала он обращался к греческому врачу, который ис­
пользовал почти чисто греческую методику диагностики,
лечения, фармакопею. Но если он терял надежду обрес­
ти таким образом здоровье, то он охотно поднимался в
горы, к фиванским гробницам, чтобы испросить выздо­
ровление у Аменхотепа, сына Хапу, «благого бога», как
его называют граффити, почти все составленные по-гре­
чески..

Большой алтарь в Пергаме. II в. до н. э.

Заказ Kt 2500
Геракл с сыном Телефом.
Фрагмент живописи
Триумф Тезея.
из Базилики в Геркулануме.
Фрагмент живописи
I в. н. э.
из Базилики в Геркулануме. I в. н. э.
Некрополь Мустафа-Паша в Александрии.
III—I вв. до н. э.

Скульптурный портрет Антиоха III.


Римская копия с греческого оригинала.
II в. до н. э.

Богиня Аллат-Афина из Хатры. I—II вв.


Голова мужчины. Хатра. I—II вв.
Голова Асклепия с о-ва Мелос. III—II вв.
Деметрий Полиоркет.
Фрагмент рельефа на «Саркофаге Александра» из Сидона.
III в. до н. э.
Женская статуэтка из Вавилона. III—I вв.
Музыканты. Фрагмент мозаики Виллы Цицерона.
Помпеи. I в. н. э.
Голова философа из раскопок Ай-Ханухма. Фрагмент живописи из храма Кухи-Ходжа.
I I I - I I вв. Систан. I в. н. э.

Остатки храма на о-ве Файлака. III-II вв. Изображение Птолемея V на монете.


II в. до н. э.
Фрагмент живописи из синагоги в Дура-Европос.
II в. Η. э.
Фрагмент живописи из храма бога Митры в Дура-Европос.
I—II вв.
Дворец царя Соломона. Рельеф с изображением богини Бендиды
Фрагмент живописи из синагоги в Дура-Европос. и ее почитателей. Пирей. II—I вв.
II в. н. э.
Развалины храма бога Бела в Пальмире.
Руины святилища коммагенских царей I —II вв.
в Нимруд-Даге. I в. н. э.
Фрагмент мозаики
с изображением Дария III.
Помпеи. I в. н. э.

Апулийская гидрия. III в. до н. э.

Статуя Геракла из Хатры. I в. н. э.

Храм Баалшамина в Пальмире. I в. н. э.


Афродита. Бронзовая скульптура
Голова бронзовой статуи Селевка I из Сидона. I I I - I I вв.
из Геркуланума. III—II вв.
Апулийский лекиф. Торенто. III в. до н. э.
Птолемей V в двойной египетской короне.
Изображение на перстне. I в. до н. э.
Голова Сатира. Олимпия. III-II вв.
Глава 4

ВНЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ГРАНИЦ

Наверное, самое характерное явление эллинистиче­


ской эпохи — это расширение ойкумены, которое отчет­
ливо прослеживается как на Западе, так и на Востоке и
которое таким образом связано не только с завоеваниями
Александра. Этот процесс затронул земли как древних
цивилизаций, таких, как Карфаген или Индия, так и
варварских стран — Скифии, Галлии, Иберии. Повсюду
мир широко открывался эллинизму. С торговыми связя­
ми быстро распространялись греческое искусство, фило­
софская мысль, религия, образ жизни — все это подни­
мало различные цивилизации, как дрожжи поднимают
тесто.
В целом можно выделить две различные модели в
этом всеобщем изменении. В одних случаях — известная
с архаической эпохи схема эллинизации путем внедре­
ния колоний в варварские области. Так, без Массалии
галльский, Лигурийский или иберийский Запад не был бы
тем, чем стал. В других — это дальние торговые связи,
с помощью которых осуществлялся контакт между мира­
ми, практически не знавшими о существовании друг
друга.

ЕВРОПА ВАРВАРОВ

На всей своей территории от Урала до Гибралтара,


за исключением Средиземноморского побережья, Европа,
в которой индоевропейцы вытеснили более древнее насе­
Галл, убивающий свою жену. ление, продолжала, несмотря на несомненный экономиче­
Римская копия с греческого оригинала. ский прогресс, и в частности повсеместное распростране­
III в. до н. э.
ние железа, вести патриархальный образ жизни. Почти
повсюду древняя система колоний позволяла грекам
сбывать свои ремесленные изделия, одновременно обес­
печивая себя продовольствием или сырьем, и начиная с
эпохи эллинизма понемногу утверждать свое влияние
7 Заказ № 2500 161
хотя бы в тех районах, которые были близко расположе­
ны к Средиземному и Черному морям. Евксинского (Черное море). Царь подавил восстание
скифских рабов и увеличил свое могущество за счет
присоединения богатого греческого полиса Херсонеса,
Греческие колонии Северного Причерноморья а также завоевания крымских скифов. Но его гибель в
63 г. до н. э. стала поворотным пунктом, с которого на­
Греческий мир прочно утвердился на Понте, несмотря чался неотвратимый упадок.
на новые миграции иранских племен. Сарматы, пришед­ Повсюду усилилось социальное расслоение. В Херсо­
шие из области, расположенной между Доном и Уралом, несе рядом с упомянутым выше великолепным домом
и азиатских степей в I I I и II вв. вытеснили скифов на располагались скромные жилища площадью 150 кв. м.
всем побережье Черного моря. Скифы концентрирова­ В более изобильной Ольвии расслоение было еще глуб­
же: площадь жилищ колеблется от 100 до 1500 кв. м.
лись в Крыму около своей новой столицы — Неаполя
Надписи свидетельствуют о волнениях рабов, которые
Скифского, а также по нижнему течению Днепра и
заключали союзы с врагами полиса, например с гала­
Буга.
тами.
По крайней мере один полис испытал на себе удар
этой грандиозной волны. Имеется в виду Ольвия, кото­ Всеобщее благоденствие (недавние раскопки сельских
рую осаждали несколько раз и вынуждали платить тяже­ поселений показали их большое богатство), несмотря на
лые подати. В I I I в. до н. э. ее завоевывали скифы, а в наличие в обществе верхов и низов, основывалось на вы­
50 г. до н. э. она была разрушена гетами. В Крыму в возе хлеба, хотя конкуренция ему со стороны Египта
начале эллинистической эпохи сначала обстановка была все возрастала, и соленой рыбы. Нам известны большие
менее тревожной. Во II в. на высоком правом берегу сельские поместья этой эпохи, например поместье III в.
устья Дона обосновалась новая колония — Танаис. Все в Херсоыесе, окруженное с четырех сторон мощными сте­
города застроились великолепными жилищами, гораздо нами. Рыбная ловля была организована на промышлен­
более просторными, чем раньше. В эллинистическом доме ной основе. Мастерские керамики и черепицы, представ­
Херсонеса мы находим баню, украшенную мозаикой, вы­ лявшие собой настоящие заводы, продолжали производ­
полненной, очевидно, местным художником, изображаю­ ство продукции в больших масштабах. Интересным ново­
щей двух юных обнаженных красавиц по обе стороны введением явилось быстрое развитие повсюду в окрест­
водоема, в который смотрится птица. ностях Пантикапея виноградарства, что на первый взгляд
несвойственно столь северному краю. В Мирмекии обна­
Древнее Боспорское * царство во времена эллинизма
ружено большое поместье, где прессы и цистерны для
сохранило структуру классической эпохи, объединив
сусла во множестве окружают роскошно украшенный хо­
греческие полисы и варварскую хору. (Таким образом,
зяйский дом. Несколько жилых домов со службами
уже в классическую эпоху Боспор был как бы прообра­
сгруппированы вокруг дворов, снабженных стоками. Най­
зом эллинистических царств.) Наивысший расцвет оно
дены три пресса, цистерна для сусла, жернова и ступки
переживало в конце IV — начале I I I в., когда вывоз зер­
для зерна. Винный погреб цементирован. Стены покрыты
на достиг максимума. Во II в. до н. э. царство испыты­
раскрашенной штукатуркой. Клейменая черепица изго­
вало явный упадок, который можно объяснить конкурен­
товлена в Боспоре Киммерийском. Керамика и террако­
цией египетского хлеба и давлением со стороны Крым­
товые фигурки чаще всего изображают Геракла. В Тири­
ского царства скифов. Новый подъем начался после того,
таке найдены цистерны, вмещающие до 5 тысяч литров
как его в 107 г. до н. э. аннексировал понтийский царь
виноградного сока.
Митридат VI Эвпатор, который создал обширное госу­
дарство, охватывавшее южные и северные берега Понта Торговля была по-прежнему оживленной, но ее на­
правление изменилось. С упадком Афин она стала ори­
* Речь идет, конечно, о Боспоре Киммерийском ( К е р ч е н с к и й ентироваться больше на Малую Азию, Родос и Александ­
пролив) - царстве, созданном в 480 г. до н. э. вокруг столицы П а н ­ рию. В ее структуре, как и в структуре колониальной
т и к а п е я (совр. К е р ч ь ) . Не следует п у т а т ь с Боспором Фракий­
торговли прошлых веков, преобладал обмен местных,
ским ( н ы н е ш н и й Б о с ф о р ) .
чаще всего продовольственных, товаров (хлеб, соленая
162
7* 163
Утвердилась царская власть, что видно по монетам,
рыба, соль, мясо, шерсть, кожа, меха) на предметы рос­
которые чеканились с середины IV в. до н. э. в Калла-
коши и высококачественные вина. Тем не менее расши­
тисе могущественным монархом Атеем. Усилившаяся
рение экономических связей превратило Северное При­
аристократия окружала себя роскошными изделиями
черноморье в перекресток дальних дорог, по которым к
греческих мастеров и даже уносила их с собой в могилу.
его портам стекались янтарь Балтики (кстати, мало
Она вела такой образ жизни и отличалась такой куль­
ценимый в ту эпоху) и золото Алтая. Ниже мы увидим,
турной утонченностью, которая была совершенно незна­
что длинный путь из Китая через Монголию выходил к
кома широким массам, что влекло за собой еще большее
Ольвии. С другой стороны, через Великую русскую рав­
нину усиливались связи с Севером. Находки в Ольвии социальное расслоение — это прекрасно показано совет­
костей и рогов северного оленя характеризуют широту скими учеными.
торговых связей. В Александрии были найдены кости Эллинистическое влияние в Скифии было глубоким.
белого медведя. В мастерской резчика в Мемфисе найден Эллинизация проявилась в значительной степени в ис­
гипсовый рельеф, изображающий женщину в длинной кусстве и в религиозном антропоморфизме у синдов и у
шубе, доящую олениху; рядом олень и две собаки — жи­ меотов — киммерийских (т. е. фракийских) народов,
вописное, вполне в александрийском духе напоминание о которые жили в Крыму до вторжения туда скифов (гре­
жизни на Крайнем Севере. ки называли нынешнее Азовское море Меотидой). Наход­
Безусловно, эллинизм Причерноморья — бледная тень ки греческих изделий многочисленны: монеты (в основ­
Средиземноморского эллинизма, и среди сынов Борисфена ном из Пантикапея) и вазы, чаще всего винные амфоры
мы с трудом находим киника Биона или стоика Сфера, с синопскими, а также фасосскими и родосскими клей­
советника Клеомеиа. Иногда эллинизм Причерноморья мами.
даже подпадал под местное влияние, так как коренное Расцвет греко-скифского искусства начался с первых
население, обосновавшееся в греческих полисах, стано­ веков колонизации. Это декоративное искусство, предна­
вилось все более и более многочисленным. В маленьком значенное для убранства людей и лошадей украшениями
городе Китей надпись III в. упоминает храм, посвящен­ из драгоценных металлов, чрезвычайно трудно опреде­
ный безымянному божеству, «богу-громовержцу». лить. Иногда встречаются вещи в греческом стиле, вы­
полненные, конечно, в мастерских торевтов колоний Се­
верного Причерноморья (в частности, в Пантикапее), по
сюжеты часто заимствовались у скифских заказчиков.
Эллинизация скифов и сарматов Раскопки курганов (захоронения в виде холма) Тамани
(конец IV — начало I I I в.) дали нам золотые пластинки
с изображением прекрасной головы Артемиды и грифо­
Среди глубоких преобразований скифского общества,
нов (Пятибратний курган около Ростова-на-Дону), а так­
происшедших благодаря длительным контактом с элли­
же золотую диадему, на ленте которой по обе стороны от
низмом, наиболее значительное — образование городов.
«узла Геракла» изображены вакханки и дельфины (кур­
У скифов наметилась тенденция к переходу от кочевни­
ган у Карантина около Пантикапея). Той же эпохой
чества к оседлому образу жизни в поселениях. Во II в.
датируются золотые предметы из Частных курганов (око­
до н. э. они построили новую столицу — Неаполь (близ
ло Воронежа на Дону), находящихся в лесостепи:
Симферополя), греческую по названию и по структуре.
ручка от вазы в форме головы хищной птицы, бляшка
Внутри укреплений, сооруженных согласно скифской тра­
от украшения с изображением борющихся грифонов.
диции, найдены дорический портик эллинистического ти­
па с исодомной кладкой, дома, украшенные фресками, Иногда, наоборот, сильно чувствуются местные моти­
скульптуры, греческие надписи. Недалеко от укрепления вы, что заставляет думать скорее о скифском мастере,
возвышался мавзолей большой аристократической семьи проникнутом традициями степи и испытавшем сильное
( I I в. до н. э.) довольно грубой постройки. Захоронения греческое влияние. Скифское искусство переходит от
на поверхности земли до этого времени были неизвестны животного и растительного орнамента к изображению
в Скифии. чюдей. Рукоятки мечей из захоронений на берегах Днеп-

165
164
pa украшаются не птицами или грифонами, а изображе­ говую и культурную экспансию греческого мира, еще бо­
нием Великой богини, как в кургане Александрополя лее расширившуюся в эллинистическую эпоху, несмотря
(начало I I I в. до н. э.). На многочисленных золотых на потрясения, вызванные вторжениями кельтов. Следу­
бляшках, которые были положены в могилы, мы видим ет при этом отметить различие между восточным и за­
богиню, сидящую с зеркалом в руке перед человеком с падным районами региона.
ритоном (сосуды этого типа, видимо, служили для маги­ Иллирия была относительно мало затронута переме­
ческого напитка типа нектара греков) или перед змее­ нами. Греческие колонии побережья — Эпидамн и Апол­
ногим предком скифов. На парадном оружии, в частно­ лония, конечно, продолжали развиваться, но от внутрен­
сти на колчанах, животные уступают место целым сце­ них районов их отделяли горные цепи. В них были
нам из жизни Ахилла * с некоторыми любопытными сильны италийские и кельтские влияния, благодаря ко­
местными чертами (воспитание героя, обучающегося торым распространялся эллинизм, правда в уже перера­
стрельбе из лука,—вероятно, уступка местным обычаям). ботанной форме. Предметы греческого происхожде­
Можно думать, что эти изменения в искусстве идут ния встречаются редко, кроме, может быть, апулийских
параллельно с развитием в религии антропоморфизма. ваз.
Однако греко-скифское искусство все более и более Совсем иная ситуация сложилась в восточной части
увлекается изображением сцен из местной жизни: битв, региона. Греческие колонии обоих фракийских побере­
выращивания лошадей, героев, стреляющих из лука, жий имели обширную зону влияния. Гебр, а также доли­
борющихся или пьющих из ритонов, наездников, пресле­ ны рек Аксия (Вардара) и Моравы давали возмож­
дующих зайца. Нужно остерегаться видеть в них только ность легко распространяться как образу жизни, так и
живописные рельефы, передающие местный колорит бур­ предметам искусства эллинизма. Кроме того, фракийцы
ной жизни скифов, даже если греческие художники, со­ были цивилизованнее, чем иллирийцы и даже гето-даки,
здавшие первые трафареты, безусловно, работали в этом что делало их более способными к его усвоению. Влия­
духе, столь характерном для эпохи эллинизма. У нас ние скифов, все еще значительное в их среде, также спо­
есть все основания думать, что для скифов они являются собствовало распространению этой культуры.
иллюстрациями к старинным сагам, воспевающим слав­ Именно во фракийских районах находят самые заме­
ное прошлое народа. чательные памятники греческого искусства. Как нигде
Сарматы по сравнению со скифами эллинизировались много их в купольной гробнице Казанлык (Болгария)
с некоторым запозданием. В волжских курганах, в част­ конца IV — начала III в. до н. э. Вестибюль и погре­
ности в Новочеркасске (I в. до н. э.), находят предметы бальная камера украшены фресками, сохранившими ред­
из драгоценных металлов, которые свидетельствуют о по­ кую свежесть. Главная изображает погребальное пир­
явлении греко-сарматского искусства, довольно близкого шество: покойный, очевидно вождь одрисов (одного из
к греко-скифскому: браслеты и наконечники из золота с фракийских племен), увенчанный золотом, сидит за сто­
инкрустацией, серебряные кубки, внутри которых на лом и держит за руку свою супругу, в то время как во­
фоне тонких узоров выделяется медальон, украшенный круг суетятся слуги, поднося фрукты и драгоценности,
великолепными сценами, изображающими Нереиду с мор­ сдерживая горячащихся коней. Мы не сомневаемся в том,
скими конями или сбор винограда. что это исполненное могучего реализма произведение
обязано своим появлением греческим мастерам, скорее
Балкано-дунайский регион всего анатолийским. Однако некоторые детали, в частно­
сти в конструкции купола, указывают на то, что они
Балкано-дунайский регион был населен на востоке смогли приспособиться к местным традициям. Тем же
фракийцами, на западе — иллирийцами, на севере — ге­ временем (конец IV в. до н. э.) датируется клад в Па­
то-даками. Его близость к Греции издавна облегчала тор- нагюриште (недалеко от древнего Филиппополя, теперь
* Миф об Ахилле - один из тех, действие которых было ло­ на территории Болгарии), состоящий из 9 ваз чистого
кализовано греками на Понте (пребывание героя на Белом ост­ золота общим весом 6 кг. Драгоценный сервиз мог быть
рове). Ахилл почитался эпитетом Поитарх (Хозяин Понта). выполнен греками только для пышных пиршеств князя.
166
167
Греко-фракийское искусство этой эпохи еще более рили Грецию. С 250 г. до н. э. настала очередь белгов:
интересно. На левом берегу Тонзы (нынешняя Тундиса) они завоевали весь север Франции и часть Британии.
Севт III в конце IV в. до н. э. строит новую столицу — В конце этой экспансии Кельтика включала в себя Гер­
Севтополь, укрепления которого охватывают площадь манию до Эльбы (территория между Эльбой и Рейном
5 гектаров. Царский дворец, окруженный своей стеной,— после кельтов постепенно ( I I I — I вв.) была завоевана
это просторное здание, 40 метров по фасаду, с большим германцами), всю Центральную Европу по обе стороны
залом, украшенным многоцветными инкрустациями. До­ Дуная, Британские острова, Францию, Северную Ита­
ма, часто с террасами, поддерживаемыми деревянными лию, Испанию и Португалию. Кельтское влияние прони­
колоннами, строились вокруг двора. План всего ансамб­ кало в Скандинавию благодаря, в частности, ввозу произ­
ля — Гипподамовый, причем проточная вода подводилась ведений искусства. В независимой Европе не было народа
к каждому жилищу. Здесь было найдено много ваз как могущественнее кельтов.
местного производства, так и греческих. Среди послед­ Начиная с гальштатской культуры железного века в
них особенно многочисленны винные амфоры с Фасоса. кельтскую цивилизацию глубоко проник эллинизм благо­
Город был разрушен примерно в конце III в. до н. э. даря связям, установленным с Грецией по Дунаю,
Большие крепости даков, которые часто находят в Тран­ с Италией — по альпийским перевалам, с Массалией —
сильвании, датируются более поздним периодом. по долине Роны. Этот процесс продолжался и в следую­
Прикладное искусство фракийцев и гето-даков также щий период железного века (латенской культуры), осо­
демонстрирует греческое влияние: металлические вазы, бенно в течение двух первых ее периодов (Ла-Тен I —
изделия из серебра, украшения, парадное оружие и ке­ 450-250 гг. и Ла-Тен II - 250-100 гг.), когда кельтский
рамическая посуда. Чеканившиеся повсюду монеты сна­ мир достиг апогея своего развития. Некоторый упадок
чала имитируют статеры Филиппа и Александра, затем наметился в период Ла-Тен I I I (I в. до н. э.). Пути
тетрадрахмы Фасоса. проникновения греческого влияния остались прежними,
И наконец, именно у греков фракийцы заимствуют но экспансия галлов к югу сделала контакты с греками
антропоморфное изображение их главного божества — более широкими и плодотворными. В остальном Запад­
Героса, представленного в виде всадника. Хотя большая ная Кельтика все более и более ориентировалась на Сре­
часть многочисленных известных изображений датирует­ диземное море. Долина Роны — «великий оловянный
ся римской эпохой, не вызывает сомнений, что генезис путь» вновь обрел значение, которое имел в архаический
этого типа религии восходит к эллинистическому периоду. период, но потерял в классическую эпоху.
Религия также эллинизировалась, и можно констатиро­ Об этих торговых связях свидетельствуют прежде
вать некоторое любопытное сближение между Геросом и всего вещи греческого происхождения, которых в кельт­
Аполлоном или Асклепием, между Бендис-охотницей и ском мире было много. Жители Массалии в изобилии
Артемидой или Гекатой. ввозили красные кораллы с Гиерских островов, и галлы
часто использовали их в прикладном искусстве. Грече­
Мир кельтов ские монеты (в основном Массалии) находят в Галлии
повсюду, за исключением территорий, расположенных к
С V в. до н. э. кельты завоевали почти весь Запад, западу от линии, соединявшей Западную Нормандию с
и их беспокойный, динамичный характер побуждал к устьем Жиронды. Это не значит, что массалийская тор­
дальнейшим завоеваниям. В начале IV в. до н. э. они говля проникала непосредственно во всю Галлию; моне­
заняли долину По в Италии и создали там новую Гал­ ты Массалии часто служили галлам средством обмена.
лию. Южная Галлия вновь приняла иммигрантов в IV и Некоторые любопытные предания, показывающие широ­
III вв. до н. э., Британские острова и Испания — кое распространение эллинизма, по всей видимости, вос­
в III в. до н. э. Часть обосновалась в долине Дуная ходят к той эпохе. Так, Тацит приписывает Улиссу
вплоть до Иллирии, а также во Фракии. Дружины (Одиссею) основание Асцибургия (Этенбург в месте
галатов, перед тем как устремиться в Малую Азию, где слияния Рура и Рейна), важном центре на янтарном и
многие из них осядут в Галатии, в I I I в. до н. э. разо- оловянном торговом пути.

168 169
Но ни одна область жизни не была затронута элли­ возможно, соответствуют кельтским мифам, которые мы
низацией так, как искусство. Конечно, кельты редко находим в ирландском средневековом эпосе. Ни один из
изображали людей, и те немногочисленные круглые многочисленных варварских народов, копировавших элли­
скульптуры, которые дошли до нас, практически не от­ нистические монеты, не сделал этого с такой степенью
мечены влиянием греческой цивилизации. Но декоратив­ свободы, фантазии, пренебрежения к классическим кано­
ное искусство дает нам замечательные произведения: нам красоты, как кельты.
парадное оружие, украшения из золота и кораллов, эма­ Действительно, необходимо строго провести границы
ли и изделия из бронзы, медные вазы, глиняную посуду. воздействия эллинизма на кельтский мир. Соблазненные
Здесь используются греческие мотивы украшений, в ча­ греческими шедеврами, галлы подражали им, но при этом
стности пальмовые и другие листья, ветви, которые мало- очень вольно перерабатывали, приспосабливая к своим
помалу претерпевали изменения, обогащаясь своеобраз­ собственным вкусам, наследованным от абстрактного гео­
ным криволинейным рисунком, в результате чего спирали метризма первобытной Европы. Но тем не менее их разум
заменили пальмовые листья, а стилизованные ветви пре­ был достаточно гибок и чувствителен и к другим влия­
вратились в двойные спирали. Растительный орнамент ниям, часто шедшим издалека: стилизованным узорам
постепенно трансформировался, следуя прихотливой фан­ скифов, геральдическим животным Ирана. Вклад этру­
тазии, игравшей кривыми линиями, асимметрией; геомет­ сков также был не менее значителен. Именно под их
рическими абстракциями. влиянием цизальпинские, а затем и трансальпийские гал­
С расширением обмена развивалась денежная эконо­ лы начали строить крепости-оппидумы. Здесь нужно при­
мика, также заимствованная из Греции в Балкано-Ду­ знать, что Этрурия по крайней мере в области искусства
найском регионе. Она широко распространилась по всей явилась передатчиком уже усвоенного греческого
Кельтике от Венгрии до Великобритании. Начиная со влияния.
II в. до Η. э. (эта датировка появления галльских монет Только в самых близких к Средиземному морю райо­
взята из работ Ж.-Б. Кольбера де Болье) в Галлии неко­ нах под непосредственным влиянием Массалии и ее ко­
торые племена, такие, как арверны, имитировали стате­ лоний, в районах, где кельтизм, ослабленный контактами
ры Филиппа и с этого времени располагали высокопроб­ с предыдущим населением, лигурийцами или иберами,
ными золотыми монетами, которые наряду с массалий­ был менее чист, кельты глубоко проникнутся эллинизмом.
скими составляли основной фонд монетного обращения.
К концу II в. до н. э. эта монополия была поколеблена
распространением римских образцов и особенно появле­ Эллинистическая Массалия
нием местных монет, отчеканенных из золота или сереб­
ра пограничными племенами. И только в течение I в. до Массалия не потеряла своего могущества. Во время
н. э. чеканкой золотых (и особенно серебряных, а затем Второй Пунической войны она была в числе самых вер­
и бронзовых) монет начало заниматься большинство ных союзников Рима, с которым издавна поддерживала
кельтских племен. Краткие греческие или латинские ле­ прекрасные отношения. Во II в. до н. э. Рим отплатил за
генды знакомят нас с названиями племен, именами дина­ эту поддержку Массалии, послав свои отряды для защи­
стов или магистратов, ответственных за выпуск монеты. ты города от кельто-лигурийцев и передав ей обширные
Но с течением времени и с расширением территории, на территории вдоль побережья, отобранные у врага, тогда
которой чеканились подражания, их качество ухудша­ как раньше Массалия располагала лишь очень неболь­
лось, так как смысл изображения на прототипе становил­ шими пригородами. Только после того как она неудачно
ся непонятным чеканщикам. Его элементы расчленялись: выбрала союзника в конфликте Цезаря и Помпея в 49 г.
так, туловище и ноги коня изображались отдельно. Мо­ до н. э., она была включена в состав Римского государ­
неты приспосабливались к местным верованиям, что за­ ства, потеряв свою независимость.
метно по наличию многочисленных мифологических сим­ По своему государственному устройству Массалия —
волов. Эти символы подчас странно деформированы, в ча­ аристократическая республика с советом из 600 богатых
стности в Арморике, где фантасмагорические узоры, граждан и двумя более узкими советами, состоящими из

171
.170
15 и 3 членов. Примечательно отсутствие народного собра­
лого, другой — из розового известняка, главные городские
ния. Но социальный кризис не произошел, так как знать
ворота с двумя большими башнями. Это открытие дока­
не состояла из крупных землевладельцев. Нравы были
зывает, что начиная с I I I в. до н. э. Кармский холм был
строгими, как в античную эпоху, в городе существовала
окружен стеной, т. е, Массалия тянулась на восток го­
четкая военная организация, поскольку он все время был
раздо дальше, чем думали ранее. Раскопана также набе­
настороже из-за угрозы нападения варваров. Представле­
режная на глубоком свайном фундаменте. Она распола­
ния мимов запрещались, так же как и восточные культы;
галась вдоль глубоководной бухты Лакидон. Многочис­
размер приданого не должен был превышать 100 золо­
ленны находки керамики, которые позволяют судить о
тых монет. Здесь сохранились старинные обычаи благо­
развитии обмена. Это местные амфоры, кампанские вазы,
даря отчаянной приверженности греческому образу
иберийская посуда (в форме так называемой соломенной
жизни, которому часто грозила опасность. В моде оста­
шляпы), родосские амфоры (на ручках семнадцати из
лись длинные, ниспадающие до полу ионические одеяния,
них были клейма).
что служило поводом для несправедливых обвинений нра­
Монеты чеканились в большом количестве и после де­
вов массалийцев. На самом деле в городе царила стро­
вальвации в IV в. до н. э. вновь стали стабильными,
гость, что удивительно для большого порта.
высокопробными. В Массалии чаще всего чеканились се­
Основными культами остались культы Аполлона
ребряные и бронзовые монеты с изображениями Аполло­
Дельфийского, Артемиды Эфесской, Афины. Однако об­
на, Артемиды и Афины, которые выдают мастерскую руку
наружены статуэтки Гекаты, а в соседнем гроте множе­
граверов из Сицилии. Все более оживились связи с Кам­
ство маленьких вазочек — очевидно, пожертвования гор­
панией и Римом, но не прекращались они и с полисами
ной Нимфе. Здесь любили сказки. Возможно, одна из
греческой метрополии. В списках проксенов и феодоро­
них дошла до нас в лукиановском диалоге «Токсарид».
ков * в Дельфах мы находим и массалийцев, а население
В почете были драматические представления, поэтому
Делоса голосовало за почетный декрет в честь массалий­
здесь построили театр. Развивалась техника, в частности
ского гражданина Леона. Лампсак, родственный Масса­
кораблестроение и строительство военных машин. Воена­
лии полис (он также был основан фокейцами), послал
чальники Цезаря будут жаловаться впоследствии на мас­
посольство в Массалию с целью испросить дипломатиче­
салийские катапульты. Вплоть до римской эпохи здесь не
скую поддержку для получения помощи Рима против
потеряла своей известности медицинская школа. Однако
Антиоха I I I . Однако главное значение Массалии заклю­
искусство осталось слабым местом. Страбон с похвалой
чалось в том, что благодаря системе своих колоний она
отзывается только об укреплениях Массалии. Согласно
контролировала всю торговлю с Южной Галлией и при­
сообщению Витрувия, дома в городе крыли саманом. По­
легавшими к Средиземному морю областями Иберии.
святительские надписи грубы, а вазы неинтересны.
После застоя в V—IV вв. экономическая жизнь горо­
да вновь оживилась. В это время (конец IV в. до н. э.)
Кельто-лигурийцы Прованса
происходит второе открытие долины Роны как междуна­
родного оловянного торгового пути, который, начавшись
С незапамятных времен побережье от устья Роны до
на Касситеридах, по долинам Сены, Соны и Роны приво­
Арно населяли лигурийцы, воинственный первобытный,
дил к Массалии. Его освоение во многом способствовало
не относящийся к индоевропейской группе народ. (Не­
оживлению обмена в Средиземноморье.
которые исследователи склонны считать их протоиндоев­
Раскопки 1966—1968 гг. в квартале Бурс (Биржи)
ропейцами.) В Провансе они ассимилировались с новой
дали великолепные свидетельства расцвета Массалии в
волной кельтских завоевателей (IV в. до н. э.), создав
тот период. Была найдена часть городской стены, подхо­
таким образом смешанную культуру. Сложилось мощное
дившей к бухте, которая продолжала Лакидон (Старый
порт). В то время бухта гораздо глубже врезалась в бе­ * П р о к с е н - гражданин, в обязанности которого входит
рег. Были раскопаны прекрасная стена в два уровня прием приезжающих из других полисов послов и путешественни­
(оба датируются началом I I I в. до н. э.): один — из бе- ков. Ф е о д о р о к - гражданин, несущий расходы по приему свя­
щенных послов - феоров.
172
173
кельто-лигурийское объединение салийцев с центрами в нона. Захоронения эллинизированных галлов отмечены
Арле и Антремоне (недалеко от Экс-ан-Прованса). Не­ стелами с галльско-греческими надписями.
смотря на то что их отношения с Массалией были часто Во II в. до н. э. после захвата страны Марием нача­
натянутыми, торговые связи устанавливались быстро, тем лась романизация города. В греко-римский период (Гла­
более что кельты были более восприимчивы к греческому нон II — 100—40 гг.) дома строились из бутового камня
влиянию, чем лигурийцы. Массалия же, как отмечалось, неодинакового размера, атриум заменил перистиль, по­
представляла собой хорошо укрепленный, превосходный явилась мозаика. (Реконструкция «дома Козерога», «дом
аванпост, расположенный в Сен-Блезе, его смогли разру­ Суллы», в котором мы видим первые образцы мозаики в
шить лишь военачальники Цезаря. Массалийские купцы Галлии.) Примерно в 40 г. до н. э., уже после взятия
были надежно защищены. Чаще всего их принимали хо­ римлянами Массалии (Гланон I I I ) , начали возводить по­
рошо, в соответствии с соглашениями, заключенными с стройки из бутового камня одинакового размера с приме­
племенами внутренних областей. Бронзовая рука (нача­ нением связующего раствора. Отныне он стал римским
ла I в. до н. э.), найденная в Провансе,—символ друже­ городом, застроенным при Августе прекрасными зда­
ских связей с Велавнами, племенем в Приморских Аль­ ниями.
пах. Подобная практика основания колоний внутри страны,
Эмпории (торговые колонии) провансальского бере­ кажется, была единственной в своем роде. Только торгов­
га * служили перевалочным пунктом для массалийской ля может объяснить быструю эллинизацию кельто-лигу­
торговли в суровой стране, где была необходима хорошая рийцев. Внедрялось (хотя и не очень широко) выращи­
защита. Кроме того, в конце I I I в. до н. э. массалийцы вание оливковых деревьев и виноградной лозы. Галльские
обосновались в Гланоне (Сен-Реми-де-Прованс) у скре­ крепости на греческий манер укрепились стенами с регу­
щения торговых путей, пересекавших небольшую горную лярной кладкой, что не имело ничего общего с укрепле­
цепь близ городища, расположенного около священного ниями остальной Галлии. Вместе со вкусом к вину рас­
источника. Здесь образовался красивый эллинистический пространился культ Диониса. Кельты начали писать на
полис, ставший центром не только торговли, но и отдыха. своем языке с помощью греческого алфавита. В Провансе
Апогей его развития приходится на II в. до н. э. (Гла­ найдено около 40 довольно загадочных галло-греческих
нон I археологов). Вокруг перистиля стояли дома, в пла­ надписей, в том числе знаменитые посвящения Матерям
не своем напоминающие делосские жилища. Выстроены (галльские богини плодородия) из Гланона.
они с большой тщательностью, на греческий манер. (Их Сложилось и кельто-греческое искусство, известное в
трудно изучать, так как впоследствии они неоднократно основном по открытиям в Антремоне и Рокпертюзе. Темы
перестраивались.) Вероятно, к этой же эпохе относится изображений кельтские, но техника явно заимствована у
первый уровень «дома Козерога», дома с колоннами, прек­ греков. Конечно, эта скульптура осталась достаточно
расного здания в делосском стиле. Постройка сделана из варварской, и, что удивительно, зародившись в I I I — I I вв.,
больших каменных блоков длиной до 1,45 метра (без она часто напоминает скульптуру греческой архаики, как
связующего раствора.) Этой же эпохой датируются храм, если бы начинающие скульпторы оказались перед одними
обширный и богато украшенный бассейн (нимфей), воз­ и теми же проблемами и для разрешения их прибегли бы
веденный у чудотворного источника, около которого было к одним и тем же условностям. Но если сравнить эти
найдено посвящение Аполлону-целителю, мраморный кельто-греческие произведения с чисто кельтской скульп­
рельеф строгого стиля, изображающий танцующую боги­ турой, например со стилизованной головой, найденной в
ню — олицетворение времени года (Мюнхенский музей), Мсецке Зебровице (Чехословакия), или с изображением
серебряные монеты, чеканенные от имени жителей Гла- божества с вепрем из Эфинея (Верхняя Марна), то мы
увидим явный прогресс под влиянием Средиземноморья.
Греческое влияние особенно заметно в центре области
* Массалийскими колониями были Тавроент (Санари?), Оль­ салийцев Антремоне, разрушенном римлянами в 122 г. до
бия (Гиерские острова), Антиполис (Антиб), Никая (Ницца). Из
Н. э. На плато треугольной формы, перегороженном кре­
них только Ольбия благодаря недавним раскопкам достаточно хо­
рошо изучена. постной стеной, развивался, обширный полис, разделен-

174 175
иый стеной на верхний и нижний город. В верхнем нахо­ «гуманизм», отсутствовавшие в «лохматой» (нецивилизо­
дились дома знати и святилище, в нижнем — жилища и ванной) Галлии. Согласно Страбону (IV, 1, 5), «масса­
мастерские, в которых обрабатывали металл, глину, вы­ лийцы превратили свой город в большую школу для вар­
делывали кожу. План города — эллинистический с харак­ варов и сделали галлов такими грекофилами, что даже
терно расположенными кварталами и широкими улицами. деловые бумаги они составляли по-гречески». Юстин, пе­
Дома, однако, возведены из камня посредством сухой реложивший «Историю» Помпея Трога на латинский
кладки или из необожженного кирпича на каменном фун­ язык, выразился еще определеннее, несмотря на то что
даменте, крыты ветвями и производят жалкое впечатле­ некоторая риторическая напыщенность портит отрывок:
ние по сравнению с домами Гланона. Все греческие пред­ «Под влиянием фокейцев галлы смягчились и вышли из
меты, во множестве найденные здесь («мегарские» чаши, варварства и научились вести менее суровый образ жиз­
родосские амфоры), привезены из Массалии. Многочис­ ни, возделывать землю и окружать города укреплениями,
ленные монеты — также в основном массалийские (в од­ жить скорее под властью законов, чем оружия. Прогресс
ном кладе их около полутора тысяч), но здесь же обна­ был столь блестящ, что казалось, будто не Греция пере­
ружены и три аллоброгские монеты, а также несколько селилась в Галлию, а Галлия оказалась в Греции»
римских денариев республиканского времени. Мощеная (Just. XLIII, 4 ) .
дорога ведет к «святилищу духов», расположенному в
верхней части города. Именно там были сделаны удиви­
тельные открытия: колонны с вырезанными в форме че­ Иберы и кельты Лангедока-Русильона
ловеческого черепа ячейками, которые перемежаются с
рисунками отрубленных голов, статуями знатных галлов Эти оценки справедливы также для области между
в военных костюмах, изображенных сидящими или вер­ Роной и Пиренеями, в которой влияние Массалии было не
хом. Их левая рука покоится на маске в виде отрублен­ меньшим, но этнический состав был иным. Кельтская на­
ной головы, в правой — железная молния, глаза полуза­ родность волькиев наложилась здесь на иберов, народ
крыты — это настоящие портретные изображения суро­ неиндоевропейского происхождения *, довольно близкий
вых лиц. Здесь почитали умерших великих вождей, ге­ лигурийцам. Здесь сформировалась смешанная цивилиза­
роизированных в образе Тараниса, бога-громовержца, ко­ ция, в которой кельтская аристократия повелевала ко­
торого римляне отождествляли с Юпитером. Что же ка­ ренным населением, связанным со старыми традициями.
сается отрубленных голов, то они не обязательно были На озерной равнине Лангедока-Русильона население
головами врагов, так как мы знаем, что галлы бальзами­ было довольно многочисленным. Люди жили в крепостях,
ровали головы усопших царей и бережно хранили их. расположенных у подножия холмов, часто у выходов до­
Посидоний, посетивший Галлию в начале I в. до н. э., лин, через которые перевозили руду к морю. Медь до­
с ужасом рассказывает об этом. Культ героев, ставших ставляли из Корбьера и Черной горы по рекам Эро и
духами-хранителями, которых нужно было хранить в Орб, олово — с далеких Касситерид длинной дорогой че­
крепости, культ отрезанных голов — все это относится к рез реки Од, Орб или Эро. Густо был заселен и район,
самым глубоким верованиям кельтского мира, запечатлен­ соседствовавший с Пиренеями, куда выходил сухопут­
ным в Антремоие, но выражены они в пластических фор­ ный путь, по которому привозились продукты разработ­
мах, заимствованных у греков. Могильные мотивы мест­ ки богатых кантабрийских шахт.
ного происхождения — это острое ощущение смерти, Массалийцы всегда вели торговлю между рекой Эро и
ужасной, но и желанной одновременно, так как она от­ Пиренеями в районе, который интересовал их зерновыми
крывала путь к обожествлению; по технике же исполне­ ресурсами и прежде всего запасами руды. В устье Эро
ния они греческие. они основали в VI в. до н. э. свою единственную в Гал­
Древние тонко чувствовали широкое движение элли­ лии к западу от Роны колонию Агате (Агд). Раскопки на
низации, которое за три века охватило всю Южную Гал­
лию. Цезарь в «Записках о галльской войне» (I; 1, 3) * Видимо, баскский язык тесно, хотя и не прямо, связан с
заявил, что в провинции Нарбонн есть «культура» и языком, на котором говорили иберы.

176 177
холме, где и сейчас находится верхний город, открыли верований. На крепости Ларок около Фабрега в домах
небольшой греческий городок со множеством черепков были открыты очаги-алтари для домашнего культа с ва­
массалийской и кампанской керамики и тремя греческими зами, у которых дно еще до обжига было продырявлено.
надписями — надгробной, посвятительной и в виде част­ Этот обычай, видимо, не местного происхождения, а за­
ного письма. Но с IV в. до н. э. область между реками везенный. Некоторые местные божества получали грече­
Роной и Эро постепенно завоевывали кельты. Таким об­ ские имена. Культ Геракла был издавна распространен
разом, между Роной и Пиренеями греческая торговля вдоль пути, носившего его имя, нам известна Нимфа Пи­
нашла широкое поле деятельности и оставила там бес­ ренеев, между делом соблазненная героем, и Афродита
численные следы в крепости, на вазах и на монетах. Пиренайя.
Эти отношения объясняют заимствования в культуре Но лучшее свидетельство мы получили из Ансеруна,
местного населения. Совершенствовалась архитектура: крепости между Нарбонном и Безье, где были проведены
более тщательно возводились укрепления; простейшие, обширные раскопки. Около 250 г. до н. э. там находился
состоявшие из одной комнаты дома стали подпираться довольно обширный город, построенный в шашечном по­
колонной; появилась капитель, которой неумело стара­ рядке. Большие, хорошо выстроенные дома сменили хи­
лись придать ионический или дорический ордер. Развива­ жины и домишки. Отстроенный после разрушения кимв­
лась кельто-греческая скульптура, очень сходная с про­ рами около 100 г. до н. э., он просуществовал до прав­
вансальской; самые характерные образцы ее — воин из ления Тиберия, эпохи, когда его жители окончательно
Грезана и балка над дверью из Нажа (Гарда), которая покинули гористую местность и ушли на равнину. Мас­
украшена орнаментом из перемежающихся рисунков ло­ салийские торговцы поставляли туда товары из Среди­
шадей и отрубленных голов. земноморья, в частности вино (были найдены амфоры с
Местные монеты появляются к концу II и в I в. Это родосскими клеймами). Монеты многочисленны, более
серебряные монеты волькиев, иберийские бронзовые мо­ четверти из них — массалийской чеканки; часть монет —
неты неронсенов (Нарбонн), бронзовые галло-греческие чеканки галльских городов этой области или волькиев,
монеты лонгосталетов из Битерца и города Безье, вождь часть — из испанских колоний, есть также республикан­
которого «украсил» себя греческим титулом «басилевс». ские денарии. На больших пифосах в качестве символа
Иберы и кельты быстро привыкли писать на своем язы­ изображены хлебные колосья, виноградные гроздья, иони­
ке греческими буквами, что особенно удивительно для ческие колонны.
иберов, имевших свой собственный алфавит. Известка Таким образом, от Альп до Пиренеев Южная Галлия
одна иберийско-греческая надпись на свинцовой пластин­ действительно была «греческой Галлией», как отмечал
ке из Эльна (Восточные Пиренеи) и около 20 галло-гре­ Юстин. Причина этого не в политическом влиянии Мас­
ческих надписей. Последние, найденные в основном в салии, а скорее в широком распространении вкусов и
районе Нима, были сделаны на типично галльских па­ стиля новой жизни, чему способствовала торговля. Какое
мятниках — капители или стволе вотивной колонны (ка­ разительное отличие от внутренней, «чистой» Кельтики,
питель Монтаньяка в Эро) и на высоких погребальных где культура оставалась более примитивной, более галль­
стелах, увенчанных пирамидой (памятник Эсцингорейк­ ской, несмотря на то что и здесь можно проследить гре­
са в Ниме). ческое влияние! Начиная с 125 г. до н. э. Рим, который
Очевидно, менялись и религиозные представления. должен был осуществлять связь со своими испанскими
Страбон утверждает, что «сами ритуалы жертвоприноше­ провинциями, оккупировал страну под благовидным пред­
ний эллинизируются» («География», 4, 1). При погребе­ логом защиты своих массалийских союзников от ударов
нии кости складывали в кратер. Кубки разбивали на по­ варваров. Вокруг Нарбонна скоро была создана Транс­
гребальном костре и клали в могилы. Этот ритуал похо­ альпийская провинция, которая при Августе будет назы­
рон греческого происхождения, он вверял умершего богу ваться Нарбоннской. Завоевание изменяет соотношение
подземного мира Дионису, чтобы обеспечить покойному сил, несмотря на то что до 49 г. до н. э. Массалия оста­
вечное спасение. Таким образом, торговля вином и чаша­ валась независимой и, кроме того, Рим отдал ей большие
ми способствовала также заимствованию дионисийских территории. Но оппидумы Прованса, оказавшие сопро-

т 179
тивление, были разрушены до основания, и даже в Лан­ Торговые отношения с местным населением основы­
гедоке, где они предпочли покориться, торговля пере­ вались на обмене руды и хлеба на вино, оливковое мас­
ориентировалась на Италию, о чем свидетельствует изо­ ло, керамику, произведения искусства. И это влекло за
билие римских монет. собой быструю эллинизацию коренного населения, осо­
бенно заметную в иберийском искусстве. В тщательно
Итак, Массалия хиреет еще до своего политического
построенных зданиях использовали греческие колонны.
краха. Рим приходит на смену фокейскому полису, кото­
Настоящие храмы с антами построены в Серро-де-лос-
рый в римскую эпоху становится приятным убежищем
Сантосе и Льяно-де-ла-Консоласьоне. С IV и особен­
для изгнанников и университетским городом, ревностно
но в I I I в. до н. э. достигла расцвета и скульптура;
относящимся к греческой культуре, сохраненной на про­
интересные произведения продолжали появляться вплоть
тяжении стольких веков. На смену торговому и духовно­
до образования Империи. В святилищах найдено множе­
му владычеству приходят военная оккупация и экономи­
ство оригинальных скульптурных изображений живот­
ческая эксплуатация. Но печать, наложенная Массалией
ных (львов, быков, сфинксов) и людей. Только в Серро­
на юг Франции, не исчезает. Если в Нарбонне мы видим
де-лос-Сантосе обнаружен впечатляющий ансамбль из
несравненную цивилизацию, то это потому, что с эпохи
двухсот фигур молящихся и задрапированных женщин.
ранней архаики она подвергалась влиянию греческой
культуры. Самая замечательная скульптура — «Дама из Вуль­
чи» — может быть, согласно определению Т. Рейнака,
«испанкой по моде и одеянию... финикиянкой по укра­
Иберы и кельты в Испании шениям, гречанкой по общему стилю». Это произведение
заслуженно пользуется высокой репутацией. Неизвестно,
Иберы удержались на Средиземноморском побережье
что нас больше восхищает: горестное и одновременно
Испании и в области Тартесса, тогда как кельты занима­
жесткое, высокомерное и величественное выражение
ли всю Месету, смешавшись с коренным населением в
лица или обилие декора — сложная прическа, увенчан­
верхнем течении Эбро (вокруг города Нуманция) и обра­
ная митрой, плоская лента, с которой по обе стороны го­
зовав народ кельтиберов. Они давно испытывали грече­
ловы свисают массивные кольца с умбой в центре, бога­
ское влияние, как и их кельтизированные собратья в
тое трехрядное ожерелье. Эта таинственная женщина —
Лангедоке-Русильоне.
царица или жрица — имеет ярко выраженный местный
Главная массалийская колония в этом районе — Эмпо­
тип лица, украшения ее напоминают некоторые изделия
рий — бурно развивалась. Он был расположен на бога­
карфагенских мастеров, но техника исполнения самой
тых хлебом землях области Ампурдана между устьями
скульптуры, безусловно, греческая, в частности лепка
рек Флувии и Тера, которые обеспечивали связь с внут­
лица, драпировка платья, облегающего тело, крупные
ренними районами страны. Его монеты находят на всем
складки плаща. Маловероятно, что скульптор, способный
пространстве от Роны до Гибралтарского пролива, особен­
создать столь выразительный портрет, мог брать уроки
но их много в Каталонии и приморском Лангедоке. Но­
где-либо, кроме греческой мастерской. Время создания
вый город (Неаполис), расположившийся на континенте
этого шедевра из Вульчи, видимо, значительно более
(вероятно, с конца VI в. до н. э.), напротив острова Па­
позднее, чем думали раньше, когда пытались проводить
лайополис, разросся настолько, что вокруг него построи­
параллели с аттическим искусством V в. до н. э. Его
ли еще одну линию укреплений (III в. до н. э.). Боль­
можно датировать лишь началом эллинистической эпохи
шая часть его памятников датируется эллинистической
(по мнению некоторых ученых, серединой IV в. до н. э.),
эпохой: агора, окруженная портиком, рядом с большой
так же как и большие статуи из Серро-де-лос-Сантоса.
общественной цистерной, храм Асклепия и Гигиен, где
найдена прекрасная культовая скульптура в стиле Фи­ Искусство мелкой пластики испытало не меньшее гре­
дия. Дома были довольно скромными, из трех-четырех ческое влияние, о чем свидетельствуют бронзовые изде­
комнат, иногда украшенных мозаикой; один из ее сюже­ лия из святилищ Деспенаперрос и Кастелляр-де-Сатиес­
тов посвящен Доброму духу. Рядом находилось иберий­ тебан, обильно украшенные на восточный манер. Террако­
ское поселение Индика. товые фигурки, в частности из Ибисы (Балеарские остро-
181
180
ва) говорят об одновременном пуническом и греческом ство и устремилась в Испанию. Их действия весьма на­
влиянии. поминают военные операции Александра и диадохов.
Но монументальная живопись и керамика вдохновля­ Гамилькар (высадился в Испании в 237 г. до н. э.), его
лась, конечно, только греческими образцами. В IV в. зять Гасдрубал и сын Гамилькара Ганнибал поочередно
до н. э. геометрический орнамент на вазах сменяется бо­ установили там свое влияние. Государство, которое они
гатым декором из фигур животных и людей. На вазах создали в Испании, опиралось на наемную армию и име­
из Сан-Мигель-де-Лирии с несколько варварской вырази­ ло много черт эллинистической монархии. Баркиды про­
тельностью представлены сцены охоты и рыбной ловли, водили политику ассимиляции, женились на иберийских
ритуальные церемонии. Нужно признать ограниченность принцессах, возводили столицу — Новый Карфаген (Кар­
этой эллинизации, степень которой быстро уменьшалась тахену), чеканили монеты, на которых изображали себя
по мере продвижения по Месете. Она не препятствовала царями, увенчанными диадемой.
проникновению других влияний, в частности карфаген­ После почти двухвекового перерыва Карфаген вновь
ского (о карфагенском владычестве в Испании I I I в. начал торговать с греческим миром. Особенно тесные от­
до н. э. см. ниже), но вызванные ею изменения были но ношения были установлены с птолемеевским Египтом,
менее глубокими, чем в Южной Галлии. Особенно харак­ Родосом и Кампанией. Карфаген стал чеканить монеты
терным для обеих областей представляется то впечатле­ с 350 г. до н. э. (и даже на подвластной Карфагену ча­
ние, которое произвела скульптура (одно из высочайших сти Сицилии — с начала IV в. до н. э., для оплаты услуг
достижений греческой цивилизации) на местное населе­ наемников), их финикийский эталон был тот же, что у
ние. Оно было столь глубоко, что иберийцы подражали Птолемеев. Карфагенские купцы ездили в Афины и на
ей в передаче собственных идей. И когда римляне отвое­ Делос. Фивы в Карфагене имели одного проксена. Плавт,
вывали Испанию у пунийцев (образование обеих рим­ вдохновясь греческой комедией, описал высадку пуний­
ских провинций в Испании датируется 197 г. до н. э.), ского купца в Калидоне, где у него был торговый парт­
они открыли благодаря влиянию Греции не совсем вар­ нер. Торговля основывалась на обмене греческих товаров
варскую страну. на продовольственные продукты из Магриба и минералы,
вывезенные из Тропической Африки (золото с россыпей
Гамбии) или с Британских островов (олово). Эллинисти­
ЦЕНТРАЛЬНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ ческие вещи многочисленны и в самом Карфагене, и в не­
крополях мыса Бон (керамика, бронзовые изделия, сло­
Центральное Средиземноморье в начале эллинистиче­ новая кость). Там найдена прекрасная александрийская
ского периода было поделено между двумя аристократи­ ваза с изображением мужской головы на крышке и ля­
ческими республиками — Карфагеном и Римом, бывши­ гушки (египетского символа воскрешения) внизу.
ми вначале союзниками, но вскоре ставшими соперника­
Искусство также менялось. Конечно, не монументаль­
ми. Греческая цивилизация оказала еще более сильное
ное: тип храма остался финикийским, и только позже на
влияние на них, чем на варварские народы Европы.
скульптурные украшения начали влиять греческие об­
разцы. Но религиозная и погребальная скульптура элли­
низировалась. Стелы тофетов (святилища, в которых при­
Преобразования в Карфагене
носили в жертву детей) повторяют формы маленьких
храмов с фронтоном, акротерием, антаблементом, иониче­
Древняя финикийская колония уже не стремилась к
скими колоннами. Появились греческие религиозные сим­
изолированности, как в предыдущие эпохи. Но откры­
волы и элементы декора (Гермес, Сатир, кратер, расти­
тость усугубляла серьезные социальные конфликты. На­
тельный орнамент). Саркофаги, найденные в некрополе в
род, стремившийся оттеснить от власти аристократию,
Сент-Монике, имеют крышки, украшенные статуями бо­
требовал осуществить свои права после поражения Кар­
жеств. Лучшая из них изображает Танит, отождествлен­
фагена в Первой Пунической войне и восстания наемни­
ную с Исидой, одетую в костюм, имитирующий перья
ков. Большая семья Баркидов использовала это недоволь-
птицы. Мастера коропластики копировали сицилийскую
182
183
терракоту, а литейщики — италийские бронзовые ойнохои ского мира, Карфаген не изменил своему семитскому
(кувшины для вина). Эти влияния можно частично объ­ прошлому.
яснить тем, что в Карфагене обосновывались греческие
мастера, самым известным из которых был Боэт.
В души людей проникала греческая религия. В до­ В империи Карфагена
говоре, заключенном Ганнибалом и Филиппом V после
битвы при Каннах, боги, упомянутые в клятве карфаге­ Греческое влияние, видимо, понемногу распространи­
нян, носят греческие имена, как если бы пунийцы хотели лось по обширной империи, которую создал Карфаген.
показать близость обоих пантеонов. Греческих богов, на­ Мы уже отмечали феномен Испании, где сосущество­
званных в клятве, трудно идентифицировать с пуниче­ вали пунические и греческие колонии. Корсика и Сарди­
скими божествами. Тем не менее можно предложить сле­ ния, где преобладал элемент местной культуры (лигу­
дующие параллели: Зевс — Баал-Хаммоы; Гера — Танит; рийской для Корсики, иберийской для Сардинии), долж­
Геракл — Мелькарт; Арес — Адад. Почитание Деметры и ны были принять гегемонию Карфагена, под которой они
Коры было торжественно введено в 396 г. до н. э. во ис­ оставались до аннексии их Римом в 238 г. до н. э. Но
купление святотатства, совершенного Гамилькаром во греческое влияние чувствовалось и там. Недавние рас­
1
время осады Сиракуз . Им был посвящен храм на холме копки на Корсике показали, что Алалия была частично
Бордж-Джедид, в Карфагене их культ на греческий ма­ греческой. Ольбия на Сардинии, где найдено несколько
нер отправляли греческие женщины. Во время раскопок греческих надписей, была связана торговлей с Массалией.
обнаружено множество сосудов для жертвенных возлия­ Магриб, вначале частично контролируемый пунийца­
ний (цернов), а в могилах — статуэтки богинь, одна из ми, находился под влиянием карфагенских традиций * и
которых несет другую. С IV в. до н. э. ханаанейский после падения метрополии, но и туда, в свою очередь,
бог-дитя Шадрапа отождествлялся с Дионисом. На по­ проник эллинизм. С IV в. до н. э. на севере Марокко и в
гребальных стелах тофета мы видим кроме дряхлого Гер­ алжиро-тунисском Телле появились царства мавров и ну­
меса дионисийские знаки: кратер, плющ, виноград, мидийцев. Затем их цари переняли восточный авличе­
итифаллический Сатир. В захоронениях найдены ский обычай, установили царский культ, начали чека­
изображения виноградных гроздьев и фаллических сим­ нить монеты, содействовали градостроительству. Они, как
волов. показало изучение монет, скопировали испанское госу­
2
В Карфагене появилась новая эсхатология, отвечав­ дарство Баркидов . Таким образом, вторичное греческое
шая тем же тревогам, что и в эллинистическом мире. влияние превратило их в эллинистических князьков. Са­
Распространение заимствованной у греков кремации сви­ мый значительный из них — Масинисса, нумидийский
детельствует о существовании веры в переселявшуюся царь, столица которого находилась в Цирте (Константи­
душу, которую освобождал огонь. На надгробиях можно не), обеспечивал зерном Афины и Делос, а один из его
видеть рисунки, символизирующие такую душу (напри­ сыновей был победителем в Афинах на Панафинейских
мер, Сфинкс на мавзолее нумидийского правителя в играх. Его преемник Миципса привлекал к своему двору
Дугге — II в. до н. э.). Для обретения вечного спасения образованных греков.
обращались к Деметре и Дионису, поскольку древние Недавние раскопки в Марокко открыли несколько го­
верования в темную пещеру Шеол уже не удовлетворя­ родов, которые при сохранении пунических традиций
ли людей. (в частности, прежними были простейшие жилища) ис­
Конечно, все эти новшества не имели глубокого харак­ пытали греческое влияние. Тамуда, в 15 километрах от
тера. Пуническое искусство продолжало лениво фабрико­
вать традиционные безделушки. Главными богами остава­ * Население Магриба, если не считать пунийского меньшин­
лись Баал-Хаммон и Танит, разве что ужасные ритуалы ства,- ливийское. Ливийцы (предки берберов) относятся к хамит­
ской языковой семье. Они занимали обширнейшую территорию от
в тофетах смягчились в результате замены в ритуале оазиса Сива до Атлантики, от суданской саванны до Средиземного
жертвоприношений детей животными. Даже будучи ши­ моря и делились на несколько народов (иумидийцы, мавры, гету­
роко открытым в сторону Средиземноморья, т. е. грече. лы и др.),

184 185
моря, в провинции Тетуан, построена по Гипподамову Всемогущество царей Востока задевало самые благо­
плану, в шашечном порядке, с агорой. В Ликсе — древне­ родные умы. Первым полководцем, который поставил
финикийской торговой колонии — находились два элли­ жажду власти выше сохранения республиканских интере­
нистических храма, посвященные, очевидно, Гераклу- сов, был, безусловно, Сципион Африканский Старший.
Мелькарту. Они были построены из обтесанных камней, После того как победа при Заме вознесла его к зениту
как и укрепления, возведенные около 100 г. до н. э. славы, он буквально задушил государство своей высоко­
В Сале, в широком устье Бу-Регрега, сохранилось здание, мерной гордостью. Как эллинистический царь, он прово­
выполненное эллинистической кладкой. Во внутренних дил семейную политику, поручив своему брату Луцию
районах, в Волубилисе, также окруженном тщательно по­ ведение войны в Сирии, чтобы тот обучился военному
строенными укреплениями, есть три храма доримского искусству. Этот «сверхчеловек» не довольствовался поче­
времени, один из них пунического, два других греческого стями, воздававшимися ему людьми, и Энний обещал ему
3
типа. На монетах Тинги (Танжер) мы видим изображе­ счастливую вечность . Обвиненный в коррупции, Сципи­
ние головы Деметры. В Ликсе была найдена статуя Ада­ он с пренебрежением отказался оправдать себя и гордо
да, изображенного в виде Океана. Дискутируется вопрос, удалился в изгнание.
были ли прекрасные бронзовые греческие изделия Волу­ Сулла пошел дальше: он попытался основать в Риме
билиса и Ликса ввезены торговцами в начале эллинисти­ монархию. Однако, неспособный твердо взять власть о
ческой эпохи или собраны позже Юбой I I . Во всяком свои руки, он предпочел удалиться в Кампанию, нежели
случае, проникновение эллинизма повсюду, несмотря на довольствоваться ограниченной властью (согласно гипо­
сопротивление пуническо-мавританской цивилизации, не тезе Ж. Каркопино). Цезарь мечтал о диадеме басилевса,
вызывает сомнений. Оно могло быть результатом созна­ а Антоний, покоренный Востоком и восточной женщи­
тельной деятельности мавританских царей, эллинизиро­ ной,— о создании теократического царства.
ванных гораздо ранее Юбы II. Следуя греческому примеру, расширяются торговые
связи. С 326 г. до н. э. Рим начал чеканить в Кампании
свои первые серебряные монеты — «римско-кампанские
Греческий Рим дидрахмы». Довольно быстро он приобщился к денежной
экономике. С 289 г. до н. э. Рим поменял греческий эта­
Эллинизация Рима началась очень давно. Две основ­ лон на систему, основанную на римском фунте, а с 269 г.
ные даты этого процесса следующие: 343 г. до н. э.— перенес мастерские в город. В 179 г. в Остии был по­
подписание договора с Капуей, который ориентировал ин­ строен большой порт эллинистического типа. Отныне
тересы Рима в сторону глубоко эллинизированного райо­ крупных торговцев и банкиров Италии от своих восточ­
на, и 272 г.— взятие Тарента, завершившее завоевание ных конкурентов отличала лишь еще большая алчность.
Великой Греции. Отныне политические и военные кон­ Самые заметные изменения произошли в жилище и в
такты с эллинистическим миром, постепенное завоевание повседневной жизни. Традиционный дом с атриумом до­
восточной части Средиземноморья, приток с Востока ра­ полнился расположенным сзади перистилем. Полы покры­
бов ускорили процесс эллинизации. Напрасно некоторые лись мозаикой, а стены — живописью, прекрасные образ­
государственные деятели пытались остановить его. Ка­ цы которых донесли до нас Помпеи и Геркуланум. Старую
тон Старший ввел законы против роскоши, в 186 г. деревянную мебель заменили столы из мрамора и кровати
до н. э. сенат принял суровые меры против вакханалий, из бронзы. Богачи почувствовали вкус к пышной одежде и
но ему не удалось изгнать Вакха и победить мистицизм. пиршествам, на которых одни изысканные блюда сменя­
Эллинизм был непобедим, потому что социальные усло­ лись другими. Рим становился, все краше благодаря не
вия в Риме подверглись глубоким изменениям. Граждане только новым зданиям, но и ввозу награбленных шедев­
полиса делились на аристократию и плебс, одинаково жад­ ров со всего Востока.
ных до развлечений. Народ проявлял интерес к предска­ Все это очень пагубно влияло на умонастроения рим­
заниям радикальных перемен некоторых политических лян. Старое патриархальное общество рушилось. Власть
мыслителей Греции. отцов семейств оспаривалась, Женитьба на деньгах и раз-
187
186
воды становились все более частыми. Лихорадочная пого­ Пробуждение литературы и искусства
ня за удовольствиями пришла на смену суровому быту
прошлого. Художественная литература, находившаяся до этого в
зачаточном состоянии, по-настоящему рождалась во вто­
рой половине III в. до н. э. Сначала появились театр и
Кружок Сципионов эпическая поэзия. Трагедия и комедия заменили прими­
тивные драматические формы, местные или перешедшие
от этрусков или осков, и заимствовали греческие сюже­
Эллинизм стал похож на «ящик Пандоры». Новая
ты. Особенно явно это проявилось в «комедии греческих
утонченность появилась в некоторых аристократических
нравов» — паллиате (от слова «паллиум» — греческий
кружках «поколения 160-х годов» (П. Гримал), в част­
плащ). Эпическая поэзия вдохновлялась грандиозной
ности в кружке Сципионов. Уже Сципион Африканский
борьбой Рима против Карфагена, но художественные
Старший, скомпрометировавший себя тем, что каждый
приемы, которые в ней использовались, были греческими.
день брился и прогуливался в греческом костюме, был
Старый латинский сатурнийский стих быстро уступил
другом Энния. Сципион Эмилиан, у которого были гре­
место греческим размерам, столь разнообразным и выра­
ческие учителя и который обладал библиотекой паря
зительным. Одновременно развивалась и история, но
Персея, привезенной Эмилием Павлом, окружил себя
первые анналисты Квинт Фабий Пиктор и Люций Цин­
близкими друзьями-учеными, греками (Полибий, Лелий,
ций Алимент писали только по-гречески.
прозванный Мудрым, Теренций, Панэтий Родосский...).
Некоторые из них оказали на него сильное влияние, на­ В создании искусства и литературы значительную
пример Панэтий, предложивший рациональную и вместе роль играли эллинизированные районы Италии, особенно
с тем человечную дисциплину среднего стоицизма, и По­ Южной. Наиболее выдающиеся представители культуры
либий, который, как писал П. Педеш, несколько обуздал испытали на себе сильное греческое влияние: Ливий Анд­
его воображение и чувственность и принудил, не без роник, тарентийский раб, отпущенный впоследствии на
свободу, перевел «Одиссею» Гомера и создал трагедии
ущерба для блестящей личности, ставить метод и раз­
на сюжеты из троянского цикла (он особенно дорог
мышление над горячностью и страстью.
Риму, так как здесь издавна был распространен миф о
Кружок бурлил смелой мыслью. Осуждали народное
приезде Энея в Лаций) и комедии; Андроник основал
правительство как худшее из возможных и оправдывали
школу поэтов по образцу «ассоциаций» в Греции;
приход к власти просвещенных аристократов. Религиоз­
Гней Невий, римский гражданин кампанского происхож­
ный скептицизм развивался потому, что религия служила
дения, в «Пунийской войне» воспел борьбу Рима с Кар­
великолепным инструментом в руках ловких политиков.
фагеном и сочинил еще ряд пьес; Тит Макк Плавт из
Стоицизм обладал большой притягательной силой. Дей­
Умбрии первый из римских писателей сосредоточился на
ствительно, члены кружка Сципионов презирали вульгар­
одном жанре — на комедии; мессанец Квинт Энний, по­
ные, портившие нравы проявления эллинизма. Цензорство лучивший право гражданства, нарисовал в «Анналах»
Эмилиана напоминало цензорство Катона. Сципион за­ широкую картину возвышения Рима от Энея до Второй
явил народу, что «хочет быть ему полезен, как полезен Пунической войны и в своих психологических трагедиях
строгий ошейник собаке», и выразил свое крайнее недо­ переложил Еврипида.
вольство во время посещения школы танцев. Члены
Следующее поколение испытало не меньшее влияние
кружка проповедовали и практиковали простоту и чисто­
Греции. Самый известный трагик Луций Акций также
ту жизни. В честь похорон Сципиона Квинт Элий Тубе­
подражал Еврипиду, а комедиографы контаминировали
рон дал столь умеренный обед, что в народе начались
интриги различных греческих комедий. Лучший из них,
пересуды. Короче говоря, наиболее осмотрительные ари­
Теренций, глубоко воспринявший все наиболее человеч­
стократы с удовольствием приобщались к очищенным
ное, что несла греческая культура, прежде был африкан­
формам эллинизма и пренебрегали грубыми его прояв­
ским рабом. Можно ли привести более яркий пример
лениями.
единства средиземноморского мира, чем образ этого бер-
188
189
базилику Порция (184 г. до н. э.), базилику Эмилия
бера, переводившего на латинский греческие пьесы? В это
(179 г. до н. э.) и базилику Семпрония (169 г. до н. э.).
же время Катон Старший в «Началах», стараясь избе­
В Рим приехали греческие архитекторы. Так, Гермодор
гать подражания первым анналистам, по-латыни повест­
из Саламина на Кипре, привезенный Квинтом Цецилием
вует о римских завоеваниях.
Метеллом Македонским, возвел для него на Марсовом
Тит Лукреций в I в. до н. э. прекрасно выразил в поле в центре широкого портика храмы Юпитера Стато­
стихах философию Эпикура. Цицерон с несравненной лег­ ра и Юноны (146 г. до н. э.), потом для Децима Юния
костью манипулировал исократовским стилем изложения; Брута, консула 138 г. до н. э., он строит храм Марса —
не меньше зависели от греческого красноречия и его со­ это первые в Риме мраморные храмы. И действительно,
перники, как, например, Гортензий, стремившийся рас­ постепенно на смену кирпичному этрусско-италийскому
цветить свою речь в азианическом стиле, или горячий храму, часто построенному на высоком подиуме, прихо­
сторонник аттицизма Брут, который составил свод древ­ дит мраморный греческий храм — периптер. Существова­
них правил риторики. Саллюстий использовал Фукидида ла тенденция замены этрусского ордера греческими орде­
как пример для подражания; Катулл подражал александ­ рами. Святилища в Ларго Аргентине хорошо показали
рийцам и в своей интимной лирике, и в мифологической эту эволюцию: храм С конца IV в. до н. э.— этрусско-
галантной «Свадьбе Пелея и Фетиды». италийский, так же как и храм А I I I в. до н. э., но к
Поэты августовской эпохи с радостью поддаются гре­ этому последнему в I в. добавили коринфский периста­
ческому влиянию. Гораций заимствует метрику Алкея π сис; круглый храм В начала II в. до н. э. построен в гре­
Сапфо и восклицает: «Грекам Муза дала гений и склад­ ческом стиле. Из трех храмов, примыкающих к Forum
ные речи, грекам, жадным только до славы» («Наука olitorium («Рынок зеленщиков») I I — I вв., один — дори­
поэзии», стк. 324); Вергилий, подобно александрийским ческий периптер, другой — ионический периптер, третий
поэтам, последовательно создает буколики, дидактиче­ окружен колоннами только с трех сторон. В I в. до н. э.
скую поэму и эпопею. Эллинистическое влияние еще бо­ Помпей строит на Марсовом поле храм Венеры Викт­
лее очевидно в пламенных и чисто условных «Carmina» рикс, первый в Риме каменный театр, портики, разбивает
элегиков, и Проперций имеет полное право называть себя сады. Вне Рима отметим хотя бы величественные святи­
«римским Каллимахом». лища Фортуны Примигении на акрополе Пренесте, ко­
Вся римская литература республиканского периода и торый представляет собой (возможно, со II в. до н. э.
времени Августа отличается от современной ей эллини­ и, во всяком случае, со времен Суллы) гармоничный
стической литературы только языком, на котором она ансамбль (выполненный по образцу Пергама) террас и
написана. Это не означает, что у нее нет своих особен­ портиков, расположенных один над другим и достигаю­
ностей — они есть, подобно тому как они были в литера­ щих кульминации в гемицикле и толосе.
туре Коса, Александрии или Афин. Самый типичный
Не меньше эллинизировалась и скульптура. Культ
пример — Вергилий. Тема его буколик и георгик тради­
изображений предков и прославление героев способство­
ционна для александрийских поэтов, но разрабатывается
вали быстрому развитию портрета, который еще более
она по-новому — с точки зрения проповедуемого Авгу­
усиливал веризм эллинистического портрета. Одновремен­
стом возврата к земле. «Энеида» (по замыслу схожая с
но появились барельефы на исторические темы. После
«Илиадой» и «Одиссеей») проникнута римским патрио­
битвы при Пидне Эмилий Павел возвел в Дельфах колон­
тизмом и преданностью императору и его роду.
ну, украшенную батальными сценами, прославлявшими
Эллинизация искусства прослеживается уже с начала его победу. Именно греческий художник превознес побе­
V в. до н. э.; так, храм Авентинской триады украшался доносного римского полководца, победившего греков.
греческими мастерами — Дамофилом и Горгасом. Но Рим В самом Риме первым подобным барельефом, видимо,
долго еще оставался скромным городом. В эпоху Пирра, был так называемый алтарь Гнея Домиция Агенобарба
как сообщает Плиний Старший (16, 32), крыши домов (около 40 г. до н. э.). Великие классические произведе­
делались из дранки. Однако понемногу он украшался и ния все чаще и чаще копировались неоаттическими
принимал все более и более величественный облик. Чаще скульпторами. Самым знаменитым из них был Паситель,
стали применять мрамор. На Форуме возвели базилики:
191
490
получивший в Риме право гражданства в 89 г. до н. э. Пифагореизм имел древние корни в Риме, где ему
Он разрабатывал чисто национальные темы и ставил себе следовал Аппий Клавдий (цензор 312 г. до н. э.). Он
в заслугу формальное возвращение к урокам прошлого. прочно укоренился там, распространяемый эмигрантами
Живопись появилась около 300 г. до н. э. вместе с и рабами из Великой Греции. Энний и Катон Старший
Фабием Пиктором, который, несмотря на свое аристо­ исповедовали пифагореизм. Утверждали даже (несмотря
кратическое происхождение, изобразил в храме на Кви­ на несовпадение во времени), что римский царь Нума
ринале эпизоды второй самнитской войны. Древнейший Помпилий брал уроки у Пифагора. В течение долгого
из сохранившихся до наших дней памятников — это фрес­ времени пифагореизм пребывал в забвении, из которого
ка на Эсквилине с изображением батальных сцен. возродился в I в. до н. э. Он привлекал многие души,
Истоки римско-кампанской живописи следует искать отталкиваемые более рациональными учениями, прису­
в эллинистическом декоре; она отнюдь не восходит к щим ему мистицизмом, обещанием бессмертия, строгой
итало-этрусской традиции. В Помпеях периода «первого моралью и ортодоксальностью. В мире, раздираемом не­
стиля» (примерно до 90 г. до н. э.), испытавшего силь­ навистью и гражданскими войнами, пифагорейские брат­
ное восточное влияние, карнизы и пилястры украшались ства являли собой пример дружбы и согласия. Самое
нефигуративными узорами. В период «второго стиля» известное братство объединялось вокруг Павла Нигидия
(90—30 гг.) были популярны сцены с иллюзорными эф­ Фигула, мага и проповедника, стремившегося привлечь
фектами, открывавшие простор воображению. народ к своей вере. У него в доме происходили настоя­
щие мистерии, во время которых комментировались свя­
щенные речи, приписываемые Учителю, и орфические
Философские спекуляции и мистицизм сочинения. Он дарил своим сторонникам прозрение во
всех областях знания: астрономии, физике, филологии,
Самый конкретно мыслящий из народов входил во естественной истории, морали и теологии. Будучи, как и
вкус философии. В 155 г. до н. э. Афины отправили в Пифагор, пророком, Нигидий Фигул мог якобы вступать
Рим в качестве послов схолархов своих самых знамени­ в контакт с божеством и узнавать будущее. Авл Геллий
тых школ — Ликея, Академии, Стои. Карнеад произвел («Аттические ночи», 19, 14) говорит об этом мистагоге,
скандал двумя своими противоречившими одна другой чудотворце и мыслителе как об одной из двух интеллек­
лекциями на одну и ту же тему. Наиболее ярким очагом туальных опор своего века наряду со своим учеником
философской мысли был кружок Сципионов, и не слу­ великим Варроном, который просил похоронить его по
чайно Цицерон избрал его местом действия своих фило­ пифагорейскому ритуалу. Нигидий Фигул — друг Цице­
софских диалогов. Вскоре философы начали стекаться в рона, как и Диодота, стоика с уклоном в пифагореизм,
Рим, и, несмотря на то что их часто высмеивали, они которому он оказывал гостеприимство. Отец и сын Сек­
оказали положительное влияние на римскую культуру. стин открыли пифагорейскую школу, оказавшую значи­
Мы уже рассматривали влияние Академии, эпикурей­ тельное влияние на общество.
ства и стоицизма на Рим и вопрос о том, насколько раз­ Таким образом, речь идет о настоящей страсти к фи­
витие этих школ находилось в русле их эволюции в эл­ лософии в смутную эпоху, когда люди желали найти ос­
линистическом мире. Однако существовало еще одно новы бытия и морали. Различные философские школы не
древнее философское учение, которое высоко ценил Ари­ только горячо спорили между собой об этих основах и об
стотель и которое на протяжении последующих веков идеальном правителе, но и влияли одна на другую, заим­
сохранило многочисленных сторонников среди выдающих­ ствовали идеи; это относится, в частности, к платонизму,
ся личностей,— это учение Пифагора (о влиянии пифа­ стоицизму и пифагореизму. Ничто не свидетельствует о
гореизма на ессеев см. выше). Оно пустило корни пре­ подобной философской эклектике лучше, чем личность
имущественно на Западе (сам учитель обосновался в Цицерона. Блестящий оратор с изменчивыми привычка­
Кротоне). Пифагореизм возродился в Риме в I в. до н. э. ми, он охватил все системы: эпикуреизм Лукреция, пер­
и пережил эпоху расцвета, известную под названием вым издателем которого он был, стоицизм (всякий раз,
неопифагореизма. когда касался морали), пифагореизм (в великолепном

192 8 Заказ № 2500 193


«Сне Сципиона»*), Академию (в своих последних диа­ тив скандальных оргий-вакханалий. Последовали ужас­
логах) . ные кары: 7 тысяч человек арестовали и большую часть
Под греческим влиянием появится новое право, ме­ из них обезглавили.
нее формальное и более человечное. Арбитраж стал рас­ Великие честолюбцы Рима, подобно эллинистическим
пространенной процедурой в суде. Магистраты принима­ басилевсам, домогались помощи богов. Сципион Афри­
ют во внимание дотоле неизвестный принцип bona fi­ канский Старший любил подниматься на Капитолий,
dest (по чистой совести). рядом с которым располагался его дом, чтобы побеседо­
Древнеримская религия с присущим одухотворением вать с Юпитером, за чьего сына он себя выдавал. Сулла
всего сущего и странными ритуалами не исчезла, но в Феликс («Счастливец»), находившийся под покровитель­
то же время происходила ее эллинизация, начавшаяся в ством Фортуны, был горячим поклонником Венеры. Пом­
эпоху архаики. Издавна великие боги римского пантео­ пеи просил помощи у Венеры Генетрикс, но напрасно.
на отождествлялись с греческими богами. Аполлон, ти­ Его победитель Цезарь находился в лучшем положении,
пичный греческий бог, единственный, кто сохранил свое чтобы требовать покровительства Венеры, так как через
имя, в Риме поощряет принятие греческих ритуалов и своего предка Энея он сам был потомком богини. Помпей
церемоний и способствует развитию открытой и «брат­ Младший объявил себя сыном Нептуна.
ской» религии — полной противоположности проникнутой Конечно, за всеми этими проявлениями эллинизации
холодным ритуализмом римской традиционной религии. сохранился древнеримский фон с конкретным и прагма­
Поклонение Аполлону способствовало сначала возрожде­ тическим мировосприятием, недоверием к умозрительным
нию пифагореизма, затем, во времена Суллы, возобновле­ построениям и поискам лучшей жизни: кто-то тонко за­
нию почитания Сивиллы. Церера приняла мистическое и метил, что в латинском языке названия овощей — латин­
трагическое обличье Деметры, матери Персефоны, и по­ ские, а цветов — греческие. Но волне эллинизма невоз­
читалась на греческий манер в священном обряде, по­ можно было сопротивляться, так как нужды и стремле­
священном Церере, во время которого римские матроны ния были одинаковыми в Италии и в восточной части
соблюдали пост и половое воздержание в течение девя­ Средиземного моря. С I I I в. до н. э. Рим стал эллинисти­
ти дней. Венера, прежде почитавшаяся как дух женской ческим полисом. Лучшие из его граждан не забыли дол­
плодовитости и хозяйка огородов, становится царственной гов. Цицерон напомнил своему брату, что тот повелевает
богиней любви. греками, «народом, который не удовлетворяется своей
Но традиционные греческие боги уже не удовлетво­ цивилизованностью, а заявляет, что является колыбелью
ряли ни римлян, ни самих греков. И на Рим обрушился цивилизации» («Письма брату». I, 1, 27). Вергилий про­
восточный мистицизм, влияние которого было особенно возгласил в «Энеиде»:
сильным во время жестокого кризиса Второй Пунической
войны. В 293 г. до н. э. Асклепий был водворен на один
из островов Тибра в образе змеи и под именем Эскула­ Смогут другие (т. е. греки.- П. Л.) создать
4
па . После Канн начали ездить за советом в Дельфы, изваянья живые из бронзы
а в 212 г. до н. э. Аполлону посвятили новые игры. По­ Или обличье мужей повторить во мраморе лучше,
Тяжбы лучше вести и движения неба искусней
скольку эти меры оказались неэффективными, в 204 г. Вычислят иль назовут восходящие звезды...
до н. э. из Пергама привезли Великую мать Пессинунта, (VI, 848 и сл. Пер. С. Ошерова)
которую в виде черного камня водрузили на Палатине.
Вакхические мистерии соблазняли тех, кто плохо отличал
мистицизм от натуралистических культов. В 186 г. Плиний Младший наставляет своего друга Максима,
до н. э. сенат был вынужден принять суровые меры про- посланного править в Ахайю: «Подумай, что тебя посы­
* В произведении «О республике» (кн. VI) Сципион Эмилиан
лают в провинцию Ахайю, эту настоящую, подлинную
видит во сне своего предка Сципиона Африканского, который Грецию, где, как мы верим, впервые появилось образова­
предсказывает будущее его рода. Центральная идея - бессмертие ние, науки и само земледелие...» (Письма. VIII, 24. Пер.
в гармонии небесных сфер - явно пифагорейская. А. И. Доватура.)
194
8* 195
В подчиненной Италии пики, греческие или этрусские вазы; венеты очень рано
подпали под влияние греческой колонии Адрия.

В Центральной и Южной Италии, в эпоху эллинизма


ВНУТРЕННИЕ РАЙОНЫ АФРИКИ
подчиненной Риму, греческое влияние осталось сильным,
особенно в двух областях, куда оно проникало еще в ар­
хаическую эпоху. ) Даже пустыни Африки и Аравии не были непреодо­
В Этрурии (Центральная Италия) искусство испыты­ лимым препятствием для распространения эллинизма,
вало последний подъем и повсюду демонстрировало эл­ но он оставил там не столь глубокие следы.
линистическое влияние — как в скульптуре, которая по­
рождала произведения такого уровня, как «Минерва» из
Ареццо или «Аррингаторе» («Оратора») из Флоренции, Греческие ученые, купцы и солдаты в Нубии
так и в видах искусства, относящихся к погребальному
ритуалу. Памятники подобного характера очень разнооб­ Связи между Египтом и внутренними районами Аф­
разны: урны, украшенные барельефами, с крышкой, ча­ рики через среднюю часть долины Нила существовали
сто со скульптурным реалистическим портретом; подзе­ издревле. Гомер упоминает битвы пигмеев с журавлями,
мелья, расписанные большими фресками (гробница Геродот описывает путешествие до Мероэ 5. Но впослед­
Франсуа или гробница Тифона, которую можно датиро­ ствии из-за крайнего ослабления Египта связи были пре­
вать I в. до н. э.). Терракотовые статуи («Аполлон сидя­ рваны. И только когда Птолемеи вновь установили
щий» из Фалери, фронтон «Дионис и Ариадна» и фриз сильную власть, они получили мощный толчок к раз­
с изображением галлов из Чивита-Альбы) свидетельст­ витию.
вуют о великолепном владении греческой техникой и за­ Возобновлению связей способствовала любознатель­
частую о явной приверженности патетическому барокко ность. Проблема разлива Нила продолжала волновать
Пергама. умы. В IV в. до н. э. наибольшее распространение полу­
На смену исчезнувшей в начале III в. до н. э. кера­ чили две гипотезы. Согласно Эфору, который следствие
мики греческих колонистов юга Италии в Кампании по­ принимал за причину, разлив происходил из-за накапли­
явилась керамика, заполнявшая в течение более двух вавшейся в расселинах воды, откуда она выделялась ле­
веков рынки Запада. Она производилась в основном в том, подобно тому как испарина выступает из пор на
Кале и Теане Сидицине и имитировала растительный эл­ коже. По мнению других, возможно в том числе Евдокса
линистический орнамент (белый на черном фоне) или Книдского, источник Нила находится в умеренно южной
чаши с рельефом — дешевый заменитель металлических зоне, где летние дожди (как в северной зоне — зимние)
ваз. Монументальное искусство также эллинизировалось, вызывали речной паводок. Ученые эллинистической эпо­
в частности фрески оскских подземелий в Пестуме или хи вслед за Аристотелем, который, очевидно, просил
похожие на архаические идолы святилища Фондо Пату­ Александра провести необходимые исследования, допу­
релли в Капуе. Велик интерес к спектаклям: возникно­ скали, что причиной наводнений являлись летние дожди
вение театра в Помпеях восходит к началу II в. до н. э. в Эфиопии — объяснение верное, хотя и не исчерпы­
Северная Италия, подпавшая под власть римлян вающее.
только в конце III — начале II в., продолжала подда­ Картографы также требовали проведения глубоких ис­
ваться очарованию эллинизма. В этой области с запада следований. Эратосфен, используя «Плавание в Эфио­
па восток различают три зоны расселения: лигурийцы на пию» Филона (начало правления Птолемея Филадельфа),
своих больших кораблях о пятью рядами гребцов торго­ вычислил широту Мероэ и принял параллель этого горо­
вали по всему Западному Средиземноморью и покупали да за самую южную координату своей карты мира. Ему
кампанские вазы, бронзовые изделия этрусков и стеклян­ было известно, что русло Нила между вторым и шестым
ные изделия пунийцев; галлы торговали с этрусками, порогами изгибается в форме лежащей буквы N, ему
у которых приобретали зеркала, драгоценности, подсвеч- были также известны Атбара, Голубой Нил (Астапус гре-
197
196
ков), большой «остров» между Голубым и Белым Нилом. основал на побережье Красного моря ряд форпостов:
Этот прогресс стал возможным также благодаря возоб­ Миос-Гормос, Филотеру, Беренику и Птолемаиду, которые
новлению экономических связей, которым, очевидно, использовались и для организации охоты на диких жи­
способствовали военные операции. Нил отнюдь не пред­ вотных. Одновременно были основаны пристани на так
ставлял собой удобный водный путь, так как перегоро­ называемых «змеиных» и «топазовых» островах. Товары
жен порогами и пролегает по враждебной человеку пу­ привозили по отмеченной колодцами тропе между Мероэ
стыне. Торговля шла по караванным тропам: на западе и расположенной на побережье Птолемаидой, находив­
путь, начинаясь у реки, далее проходил через довольно шихся примерно на одной широте, переправляли мор­
редкую цепь оазисов (так называемый сорокадневный ским путем до Береники или Миос-Гормоса, откуда они
путь); на востоке он пересекал излучину Нила в Кераме, вновь попадали в долину Нила (в Коптос), либо по две­
а также в Мероэ. Его функционирование предполагает надцатидневной, либо по шестидневной тропе, отмеченной
наличие в Египте сильной власти, которая была бы в колодцами или цистернами. Птолемей Филадельф также
состоянии обеспечить охрану пустынного отрезка дороги заканчивает строительство (или расчистку?) канала фа­
между вторым и шестым порогами. Птолемей Филадельф раона Нехо, своего рода прообраз Суэцкого канала, со­
по следам экспедиций Псамметиха II и Камбиза послал единявший Суэцкий залив не со Средиземным морем, а с
туда свою экспедицию, которая, кроме всего прочего, Нилом. Несмотря на все эти усилия, торговые перевозки
провела глубокие научные исследования. Но Плиний по этому пути остались незначительными из-за трудно­
Старший утверждает, что все города, расположенные стей навигации по Красному морю, где постоянно дул
ниже по течению от Мероэ, погибли. Это явилось под­ северный ветер, затруднявший обратный путь, и где за­
тверждением того, что в эпоху позднего эллинизма по падное побережье — настоящая каменистая пустыня,
этой необитаемой земле кроме нескольких посольств и заселенная дикими кочевниками — троглодитами и их­
исследовательских экспедиций изредка проходили только тиофагами. Тем не менее в позднеэллинистическую эпоху
кочевники, направлявшиеся к крайним египетским по­ мореплаватели набирались смелости и выходили эа Баб-
стам для продажи, вернее, обмена своих товаров. эль-Мандебский пролив и даже достигали побережья
Птолемеи крепко держали в руках только Додекас­ Сомали (древней страны Пунт).
хойн (исключая то время, когда происходило восстание Как своего рода вызов географии основная торговля
Гармакеса, подавленное Птолемеем Эпифаном), область между Африкой и средиземноморским миром осуществля­
6
длиной 12 схен , лежащую к югу от Асуана с малень­ лась через Аравию. Товары доставлялись по пустыне к
кими пограничными постами. Из них можно отметить морю, пересекали его на барках, сделанных из кож жи­
Филе, религиозный центр, в котором находился храм вотных, путешествовали караванными путями вдоль за­
Исиды (его строительство было начато фараоном Некта­ падного побережья Аравии и часто через Петру достига­
небом и продолжено при Птолемеях. На его рельефах ли Газы.
изображена Исида, принимающая Додекасхойн из рук Птолемеи заботились об обеспечении торговых путей
Птолемея Филометора, получавший пожертвования от для вывоза богатств Африки, так как спрос на них по­
Птолемеев), Аюалу, где вокруг храма местного бога Ман­ стоянно возрастал. Слоны представляли собой военный
дулиса происходил торговый обмен с кочевниками-блем­ потенциал, тем более важный для Птолемеев, что их со­
миями, Пселхис, самый южный пограничный пост, распо­ перники Селевкиды легко получали этих животных из
ложенный в небольшом оазисе и контролировавший Индии. В военной тактике эллинистической эпохи слоны
проход в Вади-Алаки, где добывали золото. Пселхис был играли роль танков современной армии. Их доставляли
крупным торговым центром — там найдены как греческие морским путем на специально приспособленных для этого
и демотические остраки, так и мероитские граффити. судах. Отлов и перевозка слонов стоили очень дорого.
Из-за невозможности по-настоящему использовать торго­ Охотники получали содержание такое же, как и писцы
вые пути, проходившие по Нилу или по пустыне, Птоле­ высшего ранга. Первостепенное значение имела и торгов­
меи предприняли разведку Красного моря, по которому ля золотом Верхнего Нила и рек Эфиопии, а также топа­
плавали уже во времена фараонов. Птолемей Филадельф зами, изумрудами, древесиной эбенового дерева, слоновой

198 199
костью, страусовыми перьями и яйцами, экзотическими к Абиссинскому (Эфиопскому) нагорью и побережью
животными или их шкурами, черными рабами и желез­ Сомали, к Египту через Керму, к Красному морю.
ной рудой. Хотя мероитская цивилизация, безусловно, была само­
стоятельной (Мероитское царство имело свою собствен­
ную письменность), она испытала значительное эллини­
Эллинизм в Мероитском царстве стическое влияние. Бани царского дворца в Мероэ по­
строены в чисто эллинистическом стиле, в захоронениях
Неудивительно, что греческая цивилизация проникла царей или придворных в изобилии встречаются изделия
достаточно глубоко в Африку; то же самое и по тем же греческого производства (бронзовые лампы и треножни­
причинам происходило ранее с цивилизацией фараонов­ ки, геммы, инталии).
ского Египта. Более широкое греческое влияние оценить трудно из-
В среднем течении Нила (страна Куш времени фарао­ за отсутствия систематических раскопок. В сердце Эфио­
нов, совр. Судан) очень давно, около 800 г. до н. э., об­ пии недалеко от Макале недавно найдены четыре не­
разовалось мощное централизованное теократическое больших металлических кубка, привезенных из эллини­
царство, которое греки называли Эфиопией («страной стического Египта. Но неизвестно, достигли ли они этого
обожженных лиц») *. Ее населяли люди «с черной кожей, места путем, проходившим из Мероэ в Аксум, где обна­
сплющенным носом, курчавыми волосами» (Диодор, ружена посвятительная стела с изображением Хора на
I I I , 8), которые принадлежали к кушитской ветви обшир­ крокодилах, или были привезены в Тио на Красном
ной хамитской языковой группы. Цари Мероитского цар­ море, где найдены александрийские амфоры, и затем пе­
ства поддерживали тесные контакты со средиземномор­ ресекли пустыню.
ским миром. Тот же Диодор ( I I I , 6) сообщает, что один
из них — Эргамен, современник Птолемея Филадельфа,
был «учеником греческой школы и образованным в фи­ Железо и золото Черной Африки
лософии». Уверенный в своих принципах, он уничтожает
всех жрецов, чтобы выйти из-под их тирании. Греческое влияние, сильное на территории расселения
Столица Мероитского царства — Мероэ — была очень кушитов, проникло и за ее пределы, достигнув Черной
большим городом, ее руины простираются на 3 километ­ Африки. На берегах Луалабы (Катанга) найдена медная
ра. Она находилась в зоне благоприятного климата. Ле­ статуэтка мумии Осириса, сделанная в позднеэллинисти­
том подъем солнца в зенит сопровождался дождями, что ческую эпоху, хотя и не исключено, что она была приве­
способствовало бурному росту колючей растительности и зена сюда значительно позже арабскими купцами. Во вся­
давало возможность заниматься скотоводством. Наличие ком случае, кажется бесспорным тот факт (хотя сущест­
лесов и железной руды благоприятствовало развитию вуют и другие мнения), что распространение техники
плавильного дела. Во время раскопок обнаружены отва­ выплавки железа в зоне саванн, которые были уже на­
лы шлака, относящиеся к эллинистической эпохе. Техно­ селены африканцами суданской языковой семьи, шло в
логия черной металлургии, достигшая здесь довольно основном из Мероэ; об этом же свидетельствуют и мест­
высокого развития, возможно, была заимствована в Егип­ ные предания. А поскольку в Мероэ техника выплавки
те Птолемеев. Роль Мероэ в торговле (в основном мено­ железа пришла из птолемеевского Египта, то можно ска­
вой) можно объяснить тем, что этот город был настоя­ зать, что Африканский континент косвенно обязан элли­
щим перекрестком сухопутных и речных путей: долины низму появлением этой техники, перевернувшей повсе­
Белого и Голубого Нила и Атбары, сеть путей, которые дневную жизнь и повлекшей за собой улучшение обра­
вели в Центральную Африку через Кордофан и Дарфур ботки земли и усиление социального расслоения.
Ученые рассматривали возможность проникновения в
* Таким образом, в античную эпоху Эфиопией называли со­ зону саванн техники обработки железа из Северной Аф­
всем иную страну, чем сегодня. Современные исследователи име­
нуют это государство Мероэ (или Мероитское) по названию сто­ рики и Киренаики. Однако это предположение трудно
лицы. принять. В Центральной Сахаре, расположенной между

200 201
Киренаикой и Черной Африкой, железа практически нет. С другой стороны, Аравия была как бы связующим
В то же время на торговом пути из Мероэ в Гао (в част­ звеном между Африкой, Азией и Средиземноморьем.
ности, на плато Эннеди и вдоль озера Чад) зафиксиро­ Омываемая Красным морем и Персидским заливом, она
ваны многочисленные следы древней черной металлургии. морскими путями получала товары с Африканского кон­
Во всяком случае, очевидно, что в Сахаре, в эпоху тинента и из Индии. Кочевники, населявшие ее северные
эллинизма не такой безжизненной, как теперь, существо­ районы, в частности жившие вдоль Персидского залива
вал большой торговый путь, по которому проходили кара­ геррены и набатейцы Петры, занимались прежде всего
ваны, сопровождавшиеся легкими повозками; их изобра­ караванной торговлей. Они свозили в Петру богат­
жения найдены в наскальных рисунках. Он начинался в ства Востока, Запада и самой Аравии — ароматические
Гао на излучине Нигера, проходил вдоль Адрара ифоров, смолы, диких животных (львов, тигров, леопардов,
пересекал плато Тассилин-Ахаггар и через оазис Гат до­ страусов).
стигал побережья Киренаики. Кочевые скотоводы Саха­ Великолепное местоположение Петры, неприступной
ры — белокожие ливийцы (только восточная часть Тибес­ крепости посреди котловины, окруженной горами, было
ти и Эннеди была населена чернокожими), те самые описано Диодором (II, 48): «Огромная скала является ес­
«эфиопские троглодиты», которых описал еще Геродот, тественной крепостью: туда можно подняться только по
несомненно, играли большую роль в торговле, благодаря узкой тропе, на которой несколько человек едва могут
которой в Средиземноморский бассейн попадали предме­ разойтись, не задев друг друга оружием; там есть также
ты роскоши из внутренних областей Африки, пользовав­ большое озеро асфальта, из продажи которого они извле­
шиеся спросом у греков. кают немалые доходы». Затем набатейцы (Петра была
К югу от суданской саванны простиралась зона ле­ столицей Набатейского царства) отправляли скапливав­
сов — страна золота, главного сокровища, которое путе­ шиеся там сокровища в Газу — центр перераспределения
шествовало по Судану и доходило до Средиземного моря товаров (по документам Зенона, именно в Газу направ­
через Мероэ или по сахарским тропам. Население лесов лялись зависевшие от Аполлония торговцы за драгоцен­
также приобщалось к выплавке железа, научившись это­ ными восточными товарами), а также в сирийские пор­
му у своих северных соседей, но довольно поздно (воз­ ты и в Александрию, до которой можно было добраться
можно, в начале нашей эры?). по морю и по трудной дороге к Пелусию, продолженной,
очевидно, во времена персидского владычества через пе­
АРАВИЙСКИЙ ПЕРЕКРЕСТОК. ЭЛЛИНИЗМ В АРАВИИ
ресеченную лагунами и дюнами, лишенную питьевой
воды местность. Начиная со II в. до н. э. греческая кера­
Аравия, населенная семитскими племенами, раскину­ мика и монеты (монеты Селевкидов встречаются чаще,
лась между царствами Селевкидов и Птолемеев. Крайне чем монеты Птолемеев) демонстрируют интенсивность
неблагоприятный климат защитил ее как от персов, так торговых связей со средиземноморским миром.
и от войск Александра. Она осталась независимой и бла­ Экономическим значением Аравии объясняется тот
годаря двум обстоятельствам играла значительную роль интерес, который она вызывала к себе как у самых пред­
в экономической жизни эллинистического мира. приимчивых царей (около 312 г. до н. э. Селевк нападает
С одной стороны, земли южной ее части («Счастли­ на Петру; Птолемей Филадельф ведет в «Счастливой
вой Аравии») относительно плодородны и оттуда в изо­ Аравии» войну такую же неудачную, какую вел и Ав­
билии поступали ароматические вещества и специи, густ), так и у ученых. Феофраст использовал в своей
в частности ладан, мирра и корица. Около 300 г. до н. э. «Истории растений» сведения, привезенные Анаксикра­
здесь сформировались четыре небольших семитских цар­ том из плавания вокруг Аравийского полуострова, пред­
ства: Минейское, Сабейское, Каттабанское и Хадрамаут­ принятого по приказу Александра. Эратосфен описал че­
ское. Они существовали в основном за счет торговли тыре южных арабских племени. Агатархид Книдский
ароматическими смолами, которые эллинистический мир рассказал, излишне подчеркнув местный колорит, о ле­
потреблял в значительном количестве как в литургиче­ гендарной стране, пропитанной сладким ароматом благо­
ской практике, так и в парфюмерии и кулинарии. воний.

202 203
Тем не менее эллинизм — скорее сирийского, чем еги­ носившейся из города в город (Гекатомпил, Экбатаны и
петского толка,— в северные племена, горячо привязан­ Ктесифон).
ные к своим традициям, проникал очень медленно. Парфянские цари были богаты, поскольку извлекали
В Петре он появился только вместе с Аретой I I I Филэл­ значительную прибыль из торговли, шедшей транзитом
лином («Любящий эллинов») (87—62), который начал через Иран по единственному сухопутному пути, соеди­
проводить политику завоеваний в Сирии и чеканить мо­ нявшему Средиземное море с Индией и Китаем (в 106 г.
неты по типу селевкидских (монеты чеканил уже Аре­ до н. э. Митридат II принял первое китайское посольство.
та I I , но они были без надписей). Дома в этот период С этого времени контакты между обоими дворами стали
строили более тщательно, начинали обжигать вазы и ук­ регулярными). Они поддерживали его в должном состоя­
рашать их цветочным орнаментом по типу греческой нии, увеличили число колодцев и караван-сараев на тро­
керамики Палестины и Сирии. Но только во II в. н. э. пах, пересекавших пустыни, с тем чтобы повысить и без
здесь будут возводить великолепные гробницы в греко- того значительные проходные пошлины. Торговый обмен
римском стиле с классическими фасадами, которые со­ обогащал не только монархов, но и богатых торговцев,
ставляют славу Петры. В южноаравийские царства элли­ которыми были потомки греческих колонистов и знатные
низм проник вряд ли намного раньше I в. н. э. Там он парфяне. Между ними нередко имели место смешанные
особенно ярко проявился в скульптуре, особенно в восхи­ браки: надписи демонстрируют любопытную смесь грече­
тительной статуе из Тимны, которую называют «Леди ских и иранских имен внутри одних и тех же семей.
Бар'ат», выполненной не без парфянского влияния. Властители очень ловко приспособились к присущей
Только слабостью эллинистического мира, порожден­ Парфянскому царству многонациональности. Составляв­
8
ной соперничеством монархий, можно объяснить его за­ шие большинство населения иранцы были маздеистами .
висимость от поставок наиболее ценившихся предметов Они внимательно относились к грекам, которых после по­
роскоши из варварской Аравии, эксплуатировавшей утон­ хода Александра появилось довольно много. В Селевкии-
ченные вкусы греков. «Во все времена,— пишет Страбон на-Тигре не было гарнизона, она оставалась одним из
(16, 4),—эти области были известны как очень богатые, важнейших торговых центров Внутренней Азии.
так как они меняли на золото и серебро благовония и К тому же Аршакиды оказались весьма восприимчи­
драгоценнейшие из камней. При этом за своими предела­ вы к очарованию эллинизма. Они чеканили монеты, на
ми они не тратили ничего из того, что получали». которых их имена и титулы были написаны по-гречески.
Митридат I, самый большой враг греков, объявил себя
«филэллином». Парфянские цари окружали себя гре­
ПАРФИЯ. ческими художниками и артистами. Ород II слушал
ЭЛЛИНИЗИРОВАННОЕ ЦАРСТВО «Вакханок» Еврипида, когда ему принесли отрубленные
голову и руку несчастного Красса. Эта благосклонность к
Выше говорилось о том, как складывалась и расширя­ грекам имела очень большое значение, поскольку позво­
лась территория Парфянского царства, которое представ­ ляла Ирану и Месопотамии, политически отрезанным от
ляло собой монархию феодального типа 7, очень похожую греческого мира, в духовной сфере оставаться форпоста­
на государство Ахеменидов (Митридат I даже ввел в ми эллинизма.
употребление титул «Великий царь»), в котором теорети­
чески абсолютная власть правителей на самом деле огра­ Синкретизм парфянского искусства
ничивалась независимостью сатрапов й вассальных царь­
ков и ослаблялась придворными интригами и полигамией. Синкретический характер Парфянского царства в наи­
Главная сила парфян заключалась в мощном войске, по большей степени проявился в искусстве. В Иране найде­
своему составу похожем отчасти на иранское (лучники, ны многочисленные греческие скульптуры прекрасного
легкая кавалерия, катафрактарии, облаченные, как и их качества, выполненные в основном до периода расшире­
лошади, в железные латы), отчасти на греческое (гопли­ ния Парфии к югу, В Лаодикее и в Шами раскопаны
ты). Цари жили в роскошных дворцах в столице, пере- великолепные бронзовые статуи — изображения богов или

204 203
царей *. В крупной греческой колонии Сузах (Селевкии- проникнуть в бассейн Ганга, и от восточных сатрапий его
на-Эвлае) обнаружена голова Афродиты. наследников Селевкидов отделилось огромное царство, но
Ввоз подобных произведений способствовал эллиниза­ раз установившиеся связи не прерывались. С начала
ции местного искусства. Конечно, имели место и пере­ I I I В. ДО Η. э. об этом сви