Вы находитесь на странице: 1из 33

1. Типология культур по Петрову. стороннюю область — не в земную, а в «вечную» жизнь.

2. Дофилософские мировоззрения. Все дела и поступки человека и даже его помыслы оцени-
Происхождение философии — одна из удивительных ваются, одобряются или порицаются по этому высшему,
загадок истории культуры. То, что мифология и религия абсолютному критерию.
исторически и генетически предшествуют философии, Религия, безусловно, ближе к философии, чем мифология.
стало в наше время общим местом современной науки. Взгляд в вечность, ценностное восприятие жизни, поиск
Философия — мировоззренческая форма сознания. Однако высших целей и смыслов присущи обеим формам созна-
не всякое мировоззрение можно назвать философским. У ния. Однако есть и различия. Религия — сознание
человека могут быть достаточно связные, но фан- массовое. Философия — сознание теоретическое. Религия
тастические представления об окружающем мире и о себе не требует доказательства, разумного обоснования своих
самом. Каждый, кто знаком с мифами Древней Греции (или положений, истины веры она считает выше истин разума.
с мифами других народов мира — египтян, вавилонян, Философия — всегда теоретизирование, всегда работа
ассирийцев), знает, что на протяжении сотен и тысяч лет мысли.
люди жили как бы в особом мире грез и фантазий. Эти По отношению к философскому мировоззрению
верования и представления играли в их жизни очень дофилософские Операциональные) мировоззренческие
важную роль: они были своеобразным выражением и хра- формы и исторически и логически оказываются их
нением исторической памяти, регулятивом их социальной необходимым, естественным предшествием.
организации. Мифологическое сознание было сознанием глубокой,
Ушли ли мифы и мифологическая форма мировоззрения в интимной связи человека и природы в эпоху родового
прошлое? Не осталось ли реликтов мифотворчества в строя. Религиозное сознание (если говорить о его самой
современном сознании и культуре? В наше ценной, гуманистической стороне) было первым
«просвещенное» время, пожалуй, уже никто не верит в человеческим взглядом в вечность, первым сознанием
«трех китов», на которых держится Земля, либо в змия- единства человеческого рода, глубоким прочувствованием
искусителя, ввергшего в смертный грех прародителей универсальной целостности бытия. Но подлинный переход
человечества. Но зато в широком сознании масс творятся и от религиозно-мифологических представлений о мире к его
живут иные, не менее, а может быть, и более иллюзорные философскому пониманию означал замену произвольного
идеи (с полным основанием их следует признать идеями (фантастического, вымышленного) логически
мировоззренческими): о расовом и национальном обоснованным, выводным знанием, опирающимся на
превосходстве, о непогрешимости некоторых человеческий разум как на самое надежное и естественное
политических партий и бесконечной мудрости их вождей, о средство познания.
коммунизме, к которому ведут «все дороги», и пр. Становление философского знания охватило несколько
Мифологическим мировоззрением — независимо от того, к столетий раннегреческой истории (IX—VI вв. до н. э.). Оно
далекому прошлому или сегодняшнему дню оно относится осуществлялось как переход от конкретно-чувственных
— мы назовем такое мировоззрение (или такую систему представлений к отвлеченным понятиям разума. Ста-
взглядов на объективный мир и на место в нем человека), новление философии означало становление рационального
которое основано не на теоретических доводах и постижения мира.
рассуждениях, а на художественном переживании мира,
либо на общественных иллюзиях, рожденных 3. Место и роль философии в культуре.
неадекватным восприятием большими группами людей Итак, мы видим, что философия вырастает из глубокой
(классами, нациями) социальных процессов и своей роли в духовной потребности, из забот и тревог человека. Но с
них. Одна из особенностей мифа, безошибочно отлича- точки зрения обыденного сознания она «бесполезна», по-
ющая его от науки, заключается в том, что миф объясняет тому что не учит никакому практическому ремеслу, ее
«все», ибо для него нет непознанного и неизвестного. Он нельзя непосредственно воплотить ни в гражданской жиз-
является наиболее ранней, а для современного сознания — ни, ни в технике. Есть много наук, более полезных, чем
архаичной формой мировоззрения. философия, — писал в «Метафизике» Аристотель, — но
Близким к мифологическому, хотя и отличным от него, нет науки, более прекрасной, чем она.
стало религиозное мировоззрение, развившееся из недр еще Прекрасной — потому, что мир философии — это мир
не расчлененного, не дифференцированного обществен- свободы, а философия есть не тактика, а стратегия свобод-
ного сознания. Как и мифология, религия апеллирует к ной человеческой жизнедеятельности. История свидетель-
фантазии и чувствам (это могут быть и очень высокие чув- ствует: философия возникла в обществе рабовладельческой
ства— любви, веры, надежды, благоговения перед жизнью, демократии, где к этому времени произошло уже
бытием, мирозданием). Однако в отличие от мифа религия достаточно глубокое размежевание между физическим и
«не смешивает» земное и сакральное, а глубочайшим и умственным трудом, где часть господствующего класса
необратимым образом разводит их на два проти- полностью освободила себя от материальных забот и
воположных полюса. Творческая всемогущая сила — Бог монополизировала умственный труд, превратив его в само-
— стоит над природой и вне природы. Бытие Бога цель и самоценность. В демократическом обществе (даже
переживается человеком как откровение. Как откровение если это общество рабовладельческой демократии) люди
человеку дано знать, что душа его бессмертна, что за гро- вместе со свободой ощутили и огромный груз ответствен-
бом его ждет вечная жизнь и встреча с Богом. ности за свои поступки и решения. Древние греки (свобод-
Религия, религиозное сознание, религиозное отношение к ные граждане Афин и других эллинских городов-полисов)
миру не оставались неизменными. На протяжении истории «изобрели» философию как полную противоположность
человечества они, как и другие образования куль- мифотворчеству, которое не знает никаких проблем, так
туры, развивались, приобретали многообразные формы на как в мифе заранее все предопределено судьбой, един-
Востоке и Западе, в разные исторические эпохи. Но всех их ственно возможным, извечно начертанным ходом вещей.
объединяло то, что в центре любого религиозного ми- Философия же, философствование есть «вызов» человека
ровоззрения стоит поиск высших ценностей, истинного слепому року, бездушной необходимости природы. Фило-
пути жизни, и то, что и эти ценности, и ведущий к ним софия учит тому, что свою жизнь, свой завтрашний день
жизненный путь переносятся в трансцендентную, поту-
человек может и должен выбрать и осуществить сам, по- Да у спартанцев не было и необходимости в них! Их строй,
лагаясь на собственный разум. их образ жизни не знал «проблем»: всем было все «ясно»,
В общественной жизни философия вот уже 2,5 тысячи лет каждый гражданин государства твердо знал, в чем его долг
играет роль неутомимого «возмутителя спокойствия», и в чем добродетель. Знал потому, что от него требовалось
бескомпромиссного критика существующего порядка ве- выполнять команду. Спартанец был избавлен от
щей. Фигуры философов в человеческой истории — почти необходимости самому избирать свою судьбу, самому су-
всегда трагические. Власти редко жаловали их. Зато казни, дить о приоритетах и ценностях жизни, самому — на свой
тюрьмы, изгнания — очень знакомые нам страницы многих страх и риск — принимать решения, а следовательно — и
философских биографий. Откровенно враждебны нести ответственность за них. Спартанец «обходился» без
философии всегда были тоталитарные режимы. всего этого, потому что в Спарте не было гражданской и
Философскую критику нельзя понимать узко — только как личной свободы, не было демократии.
критику политическую. Она имеет значительно более Афиняне же позволяли себе роскошь спора, несогласия,
широкий адрес — как критика всего наличного бытия и сомнений. Афинянам, милетцам, элеатам их предки
наличного сознания (сознания научного, художественного, завещали лишь одно — способность сомневаться и удив-
нравственного). Критикуя старый мир, философия ляться миру, они завещали им знание о собственном
выступает и в конструктивной роли — как теория, незнании, но вместе с тем и высокое уважение, доверие к
обосновывающая положительный идеал (образ будущего), своему разуму, высшее напряжение которого — философ-
утверждающий универсальную, космическую роль чело- ская мысль — стала между тем высшей формой (вслед за
века в мире. мифом и религией) жизненного, социального регулятива.
Сказанное объясняет, почему философии не могло быть в Уже древние философы видели много общего между
древнейшем (первобытном) обществе, с его родоплеменной философией и медициной. Медицина врачует тело, фило-
организацией. В нем каждый поступок, каждый шаг члена софия — душу. Хороший врач — тот, кто не только ставит
рода или племени был определен и отмерен, и все правильно диагноз, т. е. определяет характер и причину
находилось под строгим неусыпным контролем вождей, болезни, но и — это самое главное — может вылечить
жрецов, старейшин. Долгие века и тысячелетия отчаянной страждущего. То же — философ, мудрое слово которого
борьбы за жизнь закрепили в социальной памяти должно не только поведать людям о сущем, но и очистить,
коллектива оптимальные стандарты поведения, внешне это просветлить душу их, указать на истинный путь в жизни.
проявлялось в ритуалах, а в сознании существовало в Что нового вносит в социальный статус философии
форме мифа — первой исторической формы социального современность? Прежде всего и главным образом то, что
регулятива. философия из тиши кабинетов, из келий одиночек-зат-
По сравнению с мифом религия — более сложное и ворников вырвалась и вошла в большой мир — в политику,
развитое сознание, отвечающее более высокой, более зре- связала себя с широкими народными движениями,
лой ступени общественной организации, когда высшим идеологией которых она становится. Происходит то, чего
судьей для себя люди признают ни человеческий, а сверх- никогда не было раньше: складывается симбиоз теорети-
человеческий разум, сверхприродную реальность — Бога, ческого и массового сознания, представляющий собою —
который в глазах верующих и есть абсолютное, вечное как показал опыт России в XX в. — сильнодействующую,
Добро, абсолютное воплощение нравственности. Религия взрывоопасную смесь (каковой была тогда смесь маркси-
— вторая (после мифа) исторических форма социального стских идей, разделяемых горсткой российских революци-
регулятива. Она еще не есть свобода, но есть мечта, греза о онеров), с многовековой верой народных масс в свое вы-
ней. сокое предназначение — быть Мессией, освободителем
Но и в достаточно развитом обществе — если только это человечества1.
общество тоталитарного, казарменного режима — Для «чистой» философии такая ее временная и неожи-
философия не нужна и невозможна. Вспомним историю. данная роль была невольно связана с упрощением, дефор-
Вспомним и сравним два соседствующих, соперничавших мацией теоретического содержания, приспособлением его
друг с другом в середине первого тысячелетия до нашей к «массовому» потребителю. Такие издержки — в особые,
эры греческих государства: Афины и Спарту. Один народ, переломные моменты времени, — неизбежны. Они не от-
один язык — но настолько неравноценен след, оставлен- меняют общего вывода: главная роль, функция философии
ный афинянами и жителями Пелопоннеса в культурной в истории культуры — одухотворение, оразумливание
памяти человечества! человеческого рода, наполнение жизни человека высшим
Афины — это Анаксагор и Перикл, Сократ и Платон, смыслом, высшими идеями и непреходящими ценностями.
Аристотель и Эсхил, Софокл и Эврипид, Фидий и Арис- По отношению к этой обобщенной, интегральной функции
тофан; это Академия и Лицей; это великая философия, философии — видеть и развивать в человеке человеческое
великое искусство и глубоко продуманная, блестящая си- — все другие ее выходы в социальную и духовную
стема образования. Афины (вместе с городами-полисами. жизнь общества являются уже более частными .производ-
Милетом, Эфесом, Абдерами, Элеем и др.) — это и есть ными. Как учение о бытии и познании, философия — своей
«греческое чудо» — колыбель всей западной культуры и онтологической и гносеологической стороной — тесно
цивилизации. сближается с наукой, выступая методологией научного
Что же явила собой и что оставила после себя древняя знания. Каждая наука, опираясь на собственный опыт, раз-
Спарта? Суровое до жестокости воспитание детей и под- рабатывает, совершенствует систему общих правил и
ростков (спартанское воспитание), казарменную муштру, принципов познания. Это могут быть и технологические
безжалостное подавление естественных чувств и эмоций в приемы организации наблюдений (астрономия, геология), и
угоду тоталитарному режиму. Граждане Спарты не имели способы осуществления экспериментов (физика, химия),
ни места, ни времени для самостоятельного творчества, для математической обработки данных (социология),
духовного развития своей личности. В этом государстве отыскания и оценки документов, свидетельств, первоис-
жили, воспитывались отличные воины и гимнасты, но в точников (история, источниковедение, литературоведение)
нем не было ни художников, ни мыслителей, ни и т. п.
политических стратегов. Но с философскими методами дело обстоит особо. Их
отличительная черта состоит в том, что они универсальны,
т. е. имеют всеобщий характер. Высший уровень фи- Сразу стоит отметить, что научная картина мира, воз-
лософской методологии — диалектика. Она помогает че- никшая из учении Декарта и Ньютона, отбросила один
ловеку смотреть на мир (в том числе и на мир духовный) очень важный момент, присутствовавший как у одного, так
как на вечное развитие и становление, а корень развития и у другого «патриарха»: фигуру Бога. Рационально-
искать во внутренних противоречиях предмета. Диалекти- механистический образ мира, формировавшийся в трудах
ческая логика есть логика динамичных, текучих понятий, последователей, демонстрирует нам мир как единый и
переходящих друг в друга: количество переходит в каче- единственный: мир твердой материи, подчиненный жест-
ство, случайность — в необходимость и т. д. ким законам. Сам по себе он лишен духа, свободы, бла-
На базе диалектики философией Нового времени открыты годати, он безмолвен и слеп. Физикалистски понятая
и разработаны такие важнейшие методы (принципы) действительность — гигантские космические просторы, в
научно-теоретического знания, как которых движутся по четким траекториям массы материи
— совпадение логики развития познания с объективной — не несет в себе никакой необходимости появления
логикой действительного мира (единство логического и человека и сознания. Человек в этом мире — ошибка,
исторического); описка, курьезный случай. Он — эпифеномен (побочный
— движение от исходной абстракции ко все более пол- продукт) звездной эволюции. Лишенная Бога и сознания
ному, всестороннему знанию (восхождение от абстрактно- Вселенная не живет, а существует без смысла и цели> бо-
го к конкретному) и др. лее того, всякий смысл для нее — ненужная роскошь, ара-
О глубоком сближении и даже взаимопроникновении беска, разрушающаяся под влиянием закона энтропии.
философии и искусства писали многие великие философы Механистическая Вселенная Ньютона состоит из атомов —
(Платон, Кант, Шеллинг, Шопенгауэр, Вл. Соловьев). маленьких неделимых частиц, обладающих постоянной
Гегель же говорил, что философ должен быть эстетически формой и массой и связанных таинственным законом
развит не меньше, чем поэт. Такие суждения великий тяготения. Она организована в трехмерное пространство
мыслитель основывал на историческом опыте мировой классической эвклидовой геометрии. Это пространство
культуры, и главным образом, — культуры античной. Ев- абсолютно, постоянно и всегда находится в покое. Оно
ропейское Возрождение (XIV—XVI вв.) было представляет собой большое вместилище тел, само по себе
возрождением прежде всего художественно-филосовского нисколько от них не завися и лишь предоставляя им
духа древних эллинов, наследником которого мы являемся. возможность перемещения под воздействием силы притя-
''Красота спасает мир''- знаменитые слова русского жения. Точно так же время являет собой чистую длитель-
классика обращены в равной мере и к философии и к ность, оно абсолютно, автономно и независимо от
искусству. материального мира. Однородным и неизменным потоком
течет оно из прошлого через настоящее в будущее. В целом
4. Научные, философские и религиозные картины Вселенная предстает как огромный полностью детер-
мира. минированный часовой механизм, в котором действует
Огромное практическое значение науки в XX в. сделало ее непрерывная цепь взаимосвязанных причин и следствий
той областью знания, к которой массовое сознание Если бы можно было получить точную информацию о
испытывает глубокое уважение и пиетет. Слово науки ве- каждом звене этой цепи, то стало Бы вполне возможным
сомо, и оттого рисуемая ею картина мира часто принима- совершенно точно реконструировать любую ситуацию
ется за точную фотографию реальной действительности, за прошлого и предсказывать события будущего без всяких,
изображение Вселенной такой, как она есть на самом деле, погрешностей.
независимо от нас. Да ведь наука и претендует на эту роль Вселенная, представленная в виде комплекса механических
— бесстрастного и точного зеркала, отражающего мир в систем, развивается без участия какого бы то ни было
строгих понятиях и стройных математических вы- сознания и разума. Вся ее история, начиная от «большого
числениях. Однако за привычным, коренящимся еще в взрыва» до сегодняшнего дня — результат слепого и
эпохе Просвещения доверием к выводам науки, мы часто стихийного движения материальных масс. Жизнь зарож-
забываем, что наука — развивающаяся и подвижная систе- дается в первозданном океане случайно как результат бес-
ма знаний, что способы видения, присущие ей (парадигмы) порядочных химических реакций, и пойди процесс чуть по-
— изменчивы (см. об этом гл. X). А это означает: сегод- другому, сознание никогда не проявилось бы в бытии. С
няшняя картина мира не равна вчерашней. Повседневное физикалистской точки зрения появление жизни и сознания
сознание все еще живет научной картиной мира прошлых — не только загадка, но и явление достаточно странное,
лет и веков, а сама наука уже убежала далеко вперед и абсурдное, так как оно противоречит второму началу
рисует порой вещи столь парадоксальные, что сама ее термодинамики, утверждающему, что всякая сложная
объективность и беспристрастность начинает казаться система неуклонно стремится стать простой, но не
мифом... наоборот. Иронизируя по поводу механистических взгля-
Наш век стал веком коренной смены парадигм научного дов, выдающийся современный ученый Станислав Гроф
мышления и радикального изменения естественнонаучной замечает: «Вероятность того,, что человеческая разумность
картины мира. Вплоть до начала нынешнего столетия в развилась из химического или первобытного океана благо-
науке господствовала возникшая в Новое время даря всего-навсего случайной последовательности меха-
ньютоновско-картезианская парадигма — система мышле- нических процессов, кто-то недавно очень удачно сравнил
ния, основанная на идеях И. Ньютона и Р. Декарта. По- с вероятностью того, что ураган, пронесшийся сквозь
следнему принадлежала идея принципиальной гигантскую помойку, случайно соберет «Боинг-747».
двойственности реальности: материя и ум — различные, Полагая человека случайностью, механистическая наука не
параллельные друг другу субстанции. Отсюда следовало, интересуется его судьбой, его целями и ценностями, ко-
что материальный мир можно описать объективно, не торые выглядят смешными нелепостями, мгновенной
включая в описание человека-наблюдателя с его вспышкой сознания в грандиозной машине бессмысленной
специфической позицией, с его субъективностью. Можно Вселенной. Субъективное (т. е. принадлежащее человеку,
сказать, что сама идея «строго объективной науки» субъекту действия и мышления) перемалывается
вырастает из декартовских онтологических построений. жерновами объективного. Мир выглядит как
нечеловекоразмерный, бесстрастно уничтожающий все андронов. Вселенная для нее — это бесконечная сеть
человеческое, да и просто не замечающий его. взаимосвязанных событий. Они как зеркала, отражающиеся
В начале XX в. был сделан целый ряд открытий, в корне друг в друге, как живой клубок, где одно непрерывно
изменивших видение мира современным естествознанием. перетекает в другое. Все теории естествознания — лишь
Теория относительности А. Эйнштейна, опыты создания человеческого разума, только версии бытия, и их
Резерфордас альфа-частицами, работы Нильса Бора, не надо путать с самой реальностью, которая в следующий
исследования в химии, биологии, психологии и других момент может повернуться совсем другой стороной.
науках показали, что мир гораздо разнообразнее, сложнее, Целый ряд современных физиков приблизился к
чем это представлялось механистической науке, и что мистическому мировоззрению. Сейчас на русский язык уже
сознание человека изначально включено в само наше переведена книга Фритьофа Капры «Дао физики»,
восприятие действительности. «Антропный принцип» устанавливающая связь между физическими открытиями
означает: мир таков, каков есть, потому что это мы глядим XX столетия и древними истинами, трактующими мир как
на него, и всякое изменение в нас, в нашем взгляде, в иерархию ритмических вибраций единого вселенского
нашем самочувствии и самосознании меняет картину мира. начала, духа-энергии. Современные естествоиспытатели
«Чисто объективное» ее описание — невозможно. все более обращаются к опыту индуизма, буддизма, дао-
Каким же мир предстает глазам современного ученого? сизма, к оккультным учениям, усматривающим в основе
Согласно теории относительности пространство не мироздания творческое сознание. Человек, таким образом,
трехмерно, а время не линейно. И то и другое не являются перестает быть обмолвкой природы, а становится за-
отдельными самостоятельными сущностями. Они тесно конным проявлением внутренних потенций
переплетены и образуют пространственно-временной действительности. Одна из его главных задач — познание
континуум. Поток времени не является равномерным и собственного места в бытии и понимание того, что вся Все-
однородным, он зависит от позиции наблюдателя и его ленная пронизана токами разума, наполнена смыслом.
скорости относительно наблюдаемого события. Кроме Современная научная картина мира динамична, проти-
того, в общей теории относительности речь идет о том, что воречива. В ней больше вопросов, чем ответов. Она
пространство и время находятся в тесной связи с массой изумляет, пугает, ставит в тупик, шокирует. Но ничего не
тел: возле гигантских космических тел пространство спо- поделаешь. Поискам познающего разума нет границ, и в
собно искривляться, а время — замедляться. ближайшие годы мы, возможно, будем потрясены новыми
В новой картине мира исчезает жесткое различие между открытиями и новыми идеями. А сейчас обратимся к
материей и пустым пространством, так как развитие атом- картинам мира, которые не меняются веками и служат
ной и субатомной физики разрушило представление о объяснением устройства мироздания для многих поколе-
твердой материи. Это значит, что когда мы выходим за ний. Они качественно иные и обращены к сложному взаи-
рамки «зоны средних измерений», углубляемся на другие модействию мира людей и мира высших сил.
уровни существования материи, то обнаруживается, что Философия: человек и мир
элементарные частицы, из которых состоят атомы — не- Философские картины мира очень многообразны, однако
вещественны. В квантовой физике один и тот же феномен все они строятся вокруг отношения: мир — человек.
может выступать и как частица, и как волна, частицы как Впрочем, вполне приемлема и инверсия: человек — мир.
бы непрестанно создаются из чистой энергии и возвраща- Собственно на этом различении строятся две ведущие
ются в собственно-энергетическое состояние. Это сплош- линии в философском знании, которые можно условно
ная динамика, которая не позволяет говорить о фиксиро- назвать объективистской и субъективистской.
ванном месте в пространстве и о массе покоя. Объективистские концепции, независимо от того, явля-
Элементарные частицы являют собой сгустки поля. ются они материалистическими или идеалистическими,
На субатомном уровне материя не столько существует, отдают приоритет миру, полагая, что он так или иначе
сколько «проявляет тенденцию к существованию», объективен, т. е. не зависит в своем существовании и ка-
внутриатомные события выступают как неопределенные, чествах от желаний субъектов и человеческого способа
случающиеся, спонтанно возникающие и могут быть опи- видения. Истина для всех едина: для людей, богов, демонов
саны лишь на языке математических вероятностей. Таким и любых разумных существ. Если к нам прилетит со-
образом, в области квантовых взаимодействий не может роконожка с Юпитера, у которой уши на ногах, а видит она
быть и речи о причинности, присущей ньютоновско- исключительно в инфракрасной части спектра, истины и
картезианскому отображению мира. законы логики будут для нее те же, что и для нас, так как
Работы Нобелевского лауреата Ильи Пригожина, по- они отражают объективные характеристики действи-
священные так называемым диссипативным структурам в тельности (или, напротив, эмпирическая действительность
химических реакциях, положили начало новому принципу есть выражение объективных логических законов).
осмысления действительности: «порядок через флукту- Объективистские философские концепции полагают, что
ации». В свете этого принципа, признающего за Вселенной мы все можем и должны находить общие позиции но воп-
первичную динамическую неопределенность, оказалось росу о качествах действительности и своем месте в ней, а
возможным выработать новое понимание эволюции. Второй те, кто упрямствует в отстаивании особой позиции — про-
закон термодинамики не всесилен, ибо все существующие сто заблуждается,, впадает в иллюзию. Яркими примерами
системы имеют прирожденную способность мутировать в объективистских концепций были философия Гегеля и
направлении большей сложности. Одна и та же энергия, Маркса. Учения этого типа очень высоко ценят роль
одни и те же принципы обеспечивают эволюцию на всех познания в жизни людей, так как считают, что рациональ-
уровнях: от физико-химических процессов до ное знание непосредственно связывает нас с истиной и
человеческого сознания и социокультурной информации. показывает мир таким, как он есть.
Вселенная оказывается единой во всех своих пластах, жи- Противоположностью объективизма является
вой, развивающейся, восходящей на новые ступени бытия. субъективизм, когда мир, общий для всех живущих
На базе подходов, отбросивших старые представления, субъектов, заменяется на множество «мирков». Я — сам
возникают радикалистские взгляды. К ним принадлежит, себе Вселенная, я вижу действительность исключительно
например, «шнуровочная философия природы» Джеффри со своей точки зрения, пребываю в своих ситуациях и без-
Чу, разработанная для одного типа субатомных частиц — мерно одинок, потому что никто не может разделить со
мной моего индивидуального мира, становящегося тюрь- Философская картина мира — это картина, бесконечно
мой. Вся иная действительность преломляется через мое рисуемая пытливым интеллектом, включающая сложное
уникальное «я», потому, вообще-то, трудно сказать, есть ли переплетение человеческого и внечеловеческого, матери-
что-нибудь объективное. Все зависит от меня, и мир как бы ального и духовного, минутного и вечного.
сплавляется со мной, становится моей проекцией, Религиозные версии мироздания
результатом моей активности. Границы между «я» и миром Слово religio означает по латыни благочестие, святость и
размываются при доминировании личностного начала. восходит к глаголу relgare — связывать, соединять.
Ярким примером субъективизма такого рода выступает Очевидно, в этом случае речь идет о связи с
философия Ж. П. Сартра, который считает, что человек, не иномирностью, с другими измерениями бытия. Все
по своей воле «заброшенный в бытие» — полностью религии во все времена считают, что наша эмпирическая
свободен. Общих истин и общих правил нет. Каждый про- действительность не самостоятельна и не самодостаточна.
ходит через жизнь на свой страх и риск, делая все что по- Она носит производный, тварный характер, по сути своей
желает и отвечая только перед самим собой. Поддаться — вторична. Она — результат или проекция другой
общим истинам и взглядам — значит предать самого себя. настоящей, истинной реальности — Бога или богов.
Огромное «пространство» между двумя крайними Таким образом, религии удваивают мир и указывают
полюсами и составляет поле философского поиска. Соб- человеку на превосходящие его силы, обладающие разу-
ственно, важнейшей философской проблемой является мом, волей, собственными законами. Эти силы обладают
вопрос: что в мире — от нас, и что — от самого мира ? совсем иными качествами, чем те, что непосредственно
Что от субъективности и что от объективности? Что знакомы нам по обыденной жизни. Они могучи, таин-
зависит от человека и что не зависит? Как в старой ственны, чудодейственны с точки зрения эмпирического
молитве: «Господи, дай мне понять, что я могу изменить, человека. Их власть над земным бытием если не абсолют-
дай мне понять, чего я изменить не могу, и научи отличать на, то огромна. Мир божественного определяет людей и в
первое от второго!» Философия уже две с половиной их физическом бытии, и в ценностном строе.
тысячи лет пытается отличать, хотя ее поиски не всегда Современные религии не отрицают достижений
успешны. естествознания, теорий, связанных со строением материи и,
Философы, желая понять мир, одновременно стараются тем более, практического применения науки. Но они всегда
разобраться в том, возможно ли вообще его постижение и подчеркивают, что дело науки — изучать только
как именно оно возможно ? Можем ли мы получать физический мир, только сферу посюстороннего. Дальше
истинные объективные знания или всякая наша простирается область религии, и, быть может, философии.
обращенность к миру есть взгляд через искажающие очки Главное, чтобы, увлекшись земными заботами, человече-
потребностей л пристрастий? Великий философ XVIII в. ство не забывало, что оно не автономно, что над ним су-
Иммануил Кант выдвинул идею о том, что пространство и ществуют высшие вечные инстанции, их неусыпный над-
время, через которые мы воспринимаем действительность, зор и их суд.
есть тишь способ нашего человеческого видения, и каков В нашу задачу не входит обсуждение вопроса о том, есть
мир «сам по себе» — совершенно неизвестно. «Ну и не ли Бог на самом деле. Внутреннее чувство и убеждения
надо нам этого знать!» — сказали впоследствии философы- каждого человека подсказывают ему: верить или не верить
прагматисты, — главное г— получать практические резуль- и во что именно. Мы лишь дадим краткий обзор картин
таты, а что там на самом деле, совсем не важно!» Однако мира в разных религиях, как делают это объекта* вистски
другие философы не согласились с таким отказом от позна- настроенные культурологи. Раз уж религиозные картины
ния и решили, если уж и не пробиваться к реальности «са- мира существуют, то надо знать, каковы они. Сразу
мой по себе», то по крайней мере, выработать единую точ- необходимо отметить, что религиозное сознание
ку зрения на то, каким мир для нас представляется. невозможно без культа: обрядов, ритуалов, богослужений,
В западной философии в наши дни доминируют и спорят молитв и необходимых для этого храмов, утвари и т. д.
между собой два основных подхода. Согласно первому Культ — это особая духовная практика, которая призвана
никаких общих точек зрения на мир и судьбы человека соединить верующего с высшим миром, которая позволяет
вообще быть не может. Каждый человек и каждый ему быть услышанным всемогущими божественными си-
философ «варятся в собственном соку» и не имеют выхода лами.
к своим братьям по разуму. Центральный пункт любой религиозной картины мира —
В соответствии со вторым, возможно взаимопонимание образ Бога или богов, представление о том, что же являет
между людьми, а значит, и формирование единых, обще- собой высшая истинная реальность. В развитых моноте-
значимых представлений о том, что являют собой мир и истических религиях (т. е. религиях, признающих одного
человек. Как бы то ни было, философы всегда общаются верховного всемогущего Бога) существует два типа
между собой, с другими людьми и ищут общий язык, об- богословия: катафатическое и апофатическое.
щие ракурсы видения, несмотря на то, что «субъективных Катафатическое богословие позволяет говорить о Боге и
миров» действительно много, и они порой довольно далеко давать ему на человеческом языке характеристики в
отстоят друг от друга. превосходных степенях: Бог вездесущ, всемогущ, всеблаг и
Чтобы не впадать в крайности, можно сказать, что мир, ч т. д. Апофатическое богословие считает, что Бога можно
котором протекает наша жизнь — это сплав субъектив- познать только сердцем, только в откровении, и
ного и объективного, того, что зависит, и того, что вовсе не человеческий язык не в силах выразить божественных
зависит от нас, и эта сложная диалектика каждый раз кон- качеств, ибо они разительно отличаются от человеческих.
кретно рассматривается философией на новом уровне и в Потому в логике Бог может быть определен только
новой исторической обстановке. При этом философы об- отрицательно: он не то, не то и не то... Что касается не
суждают проблему мира и человека на понятийном языке и богословского, а повседневного сознания, то оно всегда
никогда ничего не берут просто на веру. Их дело — во всем конкретизирует образ Бога и придает ему, как правило,
сомневаться, все подвергать строгому критическому человеческую внешность: облик возвышенный и грозный.
анализу и никогда не останавливаться на достигнутом Бог представляет собой высшую власть над земным миром,
уровне знания. В этом философия противоположна рели- однако в разных религиях эта власть может быть как
гии, стремящейся точно воспроизводить древний канон. безграничной, так и ограниченной. В политеистических
представлениях (представлениях о существовании ваются за свои злодеяния вечными муками. Правда, в
множества богов) главный бог (например, Зевс у древних соответствии с неканоническими представлениями Хрис-
греков) подчиняется космической необходимости, судьбе тос спускался в ад, благодаря чему адские муки перестали
так же, как и люди. Ему отмерен свой век, свое время, хотя быть вечными, и каждая душа приобрела возможность
и гораздо более долгое по сравнению с человеческим. Зевс спасения, однако такой взгляд разделяется далеко не всеми.
не создает земного мира и тем более Космоса, не создает Часть сакрального (священного) пространства при-
их и Будда в буддизме. Будда не только не творец мира, но сутствует и в земном эмпирическом мире. Это простран-
и не управитель. Он лишь наставляет богов, которых в ство храмов, которое становится особенно близким к Богу
буддизме — огромное множество. В отличие от Зевса, под- во время богослужений.
чиненного слепой судьбе, Будда рождается и умирает по Разнятся в религиозных картинах мира и представления о
собственному усмотрению, хотя мог бы непрерывно пре- времени. Для политеизма древних греков мифологическое
бывать в состоянии нирваны — запредельного высшего время выступает прежде всего как циклическое, история не
блаженства, которое не является ни бытием, ни небытием. имеет направленности. Некогда из первозданного Хаоса
Абсолютным всесилием и бессмертием обладает хри- появился Космос, и с тех пор мир живет космическими
стианский Бог. природными циклами, связанными с земледельческими
Христианский Бог — очень сложная для понимания фигура работами. Правда, в некоторых античных источниках мы
(впрочем, на это можно возразить, что религия не требует встречаем мнение о том, что нынешнее человечество
понимания умом, а требует эмоционального переживания). оставило позади Золотой век и нынче пребывает в веке
Он — личный абсолют. То есть это — безличное творящее Железном, однако такое видение скорее исключение, чем
и законосозидающее начало, именуемое Отец, и в то же правило.
время — это личность, Иисус Христос, Сын, интимное Буддизм рассказывает нам о периодах космического
духовное Ты, навстречу которому открывается душа. времени, которые носят название «каяьпы». Каждая кальпа
Кроме ипостасей Отца и Сына, Бог обладает еще и третьим длится 4 миллиарда 320 миллионов лет, после чего
проявлением — Духа Святого. Все три лица неразделимы. происходит сгорание Вселенной. Причиной гибели мира
Христианский Бог творит мир из Ничего и самовластно всякий раз становятся накопленные грехи живых существ.
управляет им: без воли божьей ни один волос не упадет с Кальпы делятся на меньшие циклы — юга: Крита-юга,
человеческой головы. В то же время Бог, создавая людей, Трета-юга, Двапара-юга и Кали-юга, которая называется
наделяет их свободой выбора, и они сами вольны решать, также Железным веком, и в которой мы пребываем сейчас.
следовать им за небесным Отцом или предаться злу. Это Кроме того, буддизм, как и другие религии, имеет свое
одно из противоречий христианских религиозных мифологическое время, в котором происходят чудесные
представлений: человек и свободен и предопределен. Богу события: рождение Будды, подвиги многочисленных богов
в христианстве противостоит фигура Дьявола, который и героев. Мифологическое время всякой религии —
является падшим ангелом: он первым извратил дарованную судьбоносные дни и часы— находит свое выражение в
Богом свободу и создал сферу зла. Но Дьявол — только религиозных праздниках. Тогда обычное время превраща-
обезьяна Бога, он сам не выступает созидательным началом ется для верующего в сакральное. Всякий торжественный
и может лишь переманивать на свою сторону заблудшие праздничный обряд — это символическое воспроизведение
души. Таким образом, в христианской картине мира священного события, расположенного в мифологическом
отношение добра и зла несимметрично: Бог всегда сильнее, времени. Если мы празднуем Рождество Христово, то
он — заведомый победитель. Он вечен и все ему символически рождение Христа происходит снова и снова,
подвластно. а верующий выступает в этом случае как лицо, лично
Каково пространство в религиях? В любом случае оно причастное к великому и прекрасному событию.
удвоено: это пространство обычного эмпирического мира, Для христианства мировое время оказывается выстро-
где живем мы с вами, и пространство запредельное: Небо и енным линейно. История — это путь, который имеет свое
адские слои. В древнем политеизме у тех же греков Олимп, начало, череду важных промежуточных этапов-событий и
где обитают боги — всего лишь гора, хотя и высокая. А вот венчается концом. История не циклична, не бессмысленна,
и в буддизме, и в христианстве Небо весьма сложно она следует в определенном направлении, и направление
устроено. Собственно, в буддизме дается многоступенчатая это определено Богом. Сотворение мира, грехопадение,
пространственная модель мира как целого: существует 31 пришествие Христа — те вехи пути, которые уже
ступень бытия, причем с каждой ступенью миновали. Грешное человечество направляется к следую-
одухотворенность увеличивается. Первые 11 ступеней щей вехе — второму пришествию и Страшному суду, пос-
называются кармалока, они связаны с кармой — законом ле которых все в корне изменится, в том числе исчезнет
воздаяния. На самых нижних ступенях расположены оби- нынешнее человеческое время: последовательность убега-
татели ада, а на верхней — прозрачные божества, пребы- ющих дней, заставляющих людей стариться и умирать.
вающие в неге и блаженстве. С 12-й по 27-ю ступень про- Каково же место человека в религиозных картинах мира ?
стирается рупалока — мир духовных форм, а еще выше, 28 В древнегреческих представлениях этот вопрос не стано-
—31-я ступень— находится арупалока — мир бесфор- вится предметом специальной рефлексии. Человек создан
менного духа, пустоты, называемый также «космическим богами, которые, в сущности, очень похожи на людей, хотя
телом Будды». и тесно связаны с природными стихиями. Подобно богам,
Христианство тоже выстраивает свою иерархию высшего он имеет свою судьбу и должен идти по жизни как
мира, куда входят сонмы ангелов разных чинов, героический фаталист, принимающий все, что посылает
различающиеся по их близости к Богу. Внизу — ангелы в ему неумолимый рок. Он полон духа соревновательности и
узком смысле слова, архангелы и начала, выше — ангелы самоутверждения, ищет побед, его достоинство состоит в
господства, силы и власти, и в непосредственной близости возможности смело глядеть в глаза смерти, над которой он
от божественной Троицы располагаются херувимы, се- может и посмеяться презрительным смехом Олимпийских
рафимы и престолы. К божественному миру относится богов. Когда приходит его час, он превращается в тень в
сфера рая — дивного неземного блаженства, которым упи- царстве мертвых, где подземные власти решают, должен ли
ваются праведные бессмертные души. Противоположно- он расплачиваться за свои грехи и дерзости, либо может
стью рая выступает ад, где души грешников расплачи- отправиться на блаженные острова. Для греков жизнь
человека — не проблема, а просто жизнь, которую надо Античная философия — философия древних греков и
прожить как положено. древних римлян, охватывающая период с VI в. до н. э. до
Буддизм видит судьбу человека как чрезвычайно VI в. н. э. Она внесла исключительный вклад в развитие
печальную. Человек принадлежит к низшим ступеням мира мировой цивилизации, в ней заключено начало западной
форм, он подчинен закону кармы — причин и следствий. философии, почти всех ее последующих школ, идей и
Всякий раз конкретная форма распадается, тело умирает, представлений, категорий, проблем.
но причины, созданные поведением человека при жизни, Во все времена, вплоть до сегодняшних дней, европейская
определяют, где и кем ему снова родиться. Душа наука, культура, философия возвращаются к античной
возвращается в мир, исполненный страданий, и пожинает философии как к своему источнику и колыбели, образцу
плоды своего прошлого поведения, хотя и не помнит, чем мышления. Сам термин «философия» возникает тоже
провинилась прежде. Поскольку земная жизнь — это здесь. В противоположность «Софосу» — мудрецу-
сплошное страдание (болезни, утраты, разочарования, пророку, обладавшему «Софией» — тождественной мудро-
смерть), постольку высшая цель для человека — стью. «Философ» — человек, стремящийся к истине, пол-
«остановить колесо сансары», прекратить цепь пере- ной и завершенной. Философ — это человек, ищущий,
рождений, которая тянется в дурную бесконечность. любящий истину. Поэтому цель философа — понять «це-
Мудрец желает стать Буддой, т. е. просветленным, тем, кто лое как целое», понять, в чем первопричина всего сущего,
способен отказаться от желаний, порождающих страдания, первопричина бытия. Понять с помощью разума, используя
и перейти в состояние нирваны — вечного блаженного рациональную аргументацию. Надо объяснить мир как
покоя, при котором личность растворяется во Вселенской целое, избегая мифа, веры и фантазии, как это делают
пустоте. Потеря личности, индивидуальности, обладающей искусство и религия. Аристотель считал, что начало
желаниями — важнейшая цель человека. От философии — в удивлении человека перед миром и самим
индивидуальности — все зло. В буддизме избавиться от собой, а способность удивляться присуща природе
«я» и побороть страсти, привязывающие к земле, человеку человека. Следовательно, философствование присуще че-
помогают бодхисаттвы — существа, которые уже могли бы ловеку и человечеству. Философия — это чистая любовь
быть буддами, но задержались для того, чтобы помочь всем человека к истине и правде, это — «знание ради самого
страдающим обрести истинный путь. знания» (Аристотель). Это знание ради достижения сво-
Христианство, как никакая другая религия рассматривает боды духа. Именно так понимая философию, римский
бытие человека в качестве трагического и разорванного. политический деятель и мыслитель Цицерон (I в до н. э.)
Дело в том, что человек создан по образу и подобию скажет, что не любить философию все равно, что не
божьему, он может быть поистине «сыном божьим, любить собственную мать. Философия — не просто поиск
соработником Бога», но грех Адама и Евы выбросил истины, но и способ жизни, присущий свободному
человечество из райских рощ на землю, в мир, полный человеку.
тягот, несовершенства и смерти. Человек грешен. Грешен Этапы античной философии. Традиционно выделяют,
любой, даже новорожденный младенец, который наследует раннюю классику (натуралисты, досократики — Зенон,
первородный грех уже в силу того, что рожден на земле Парменид, Фал ее, Анаксимандр, Анаксимен, Пифагор,
плотскими родителями и потому несет в себе зерна всех Ксенофан, Демокрит и др.; главные проблемы — «Физис»
страстей, плодящих зло. Человек, имеющий душу — и «Космос», его строение); среднюю классику (Сократ и
божественную искру, тем не менее все время употребляет его школа; софисты: Горгий, Гипий, Антифонт, Антисфен
не по назначению драгоценный подарок Бога — свободу. и др.; главная проблема — сущность человека); высокую
Он применяет ее для удовлетворения плотских желаний, классику (Платон, Аристотель и их школы; главная про-
жажды власти, самоутверждения, для того, чтобы тешить блема — синтез философского знания, его проблем и ме-
свою гордыню. Но всех людей ждет впереди Страшный тодов и др.); эллинизм (Эпикур, Пиррон, стоики раннего
суд, который определит посмертную судьбу каждого. периода — Панэций, Посидоний, поздние римские стоики
Воскрешенные Господом в теле (а душа и тело для или неостоицизм: Сенека, Эпиктет, Аврелий и др.; главные
христианства едины), одни обретут вечное блаженство, проблемы — мораль и свобода человека, проблема
другие — вечные муки. Поэтому тот, кто хочет получить познания и т. д.). К ним прибавляются вопросы структуры
бессмертие в раю, должен следовать всем нравственным космоса, судьбы космоса и человека, отношение Бога и
поучениям христианской церкви, твердо верить в основные человека (Плотин, Порфирий, Прокл, Филон Алексан-
положения христианства, молиться Христу, .вести дрийский).
праведный и добродетельный образ жизни, не поддаваясь Античная философия выдвинула ряд фундаментальных
искушениям плоти и гордыни. Христос всегда помогает идей и проблем, которые не потеряли значения по сей день.
ревностно верующему побороть грех. 1. Проблемы начала всех вещей, бытия, небытия, материи и
Таковы религиозные картины мира, тесно связанные с ее форм. Выдвигались идеи о принципиальной
религиозным мировоззрением. противоположности «формы» и «материи», о главных эле-
ментах, стихиях космоса; о тождестве и противоположно-
5. Древнегреческая философия. сти бытия и небытия; структурности бытия (атомы и пус-
Этот вопрос представляется очень трудным из-за его тота), текучести бытия и его противоречивости и т. д.
большого объема. Западная философия начинается с VI в. Главные проблемы: как возник Космос? какова его"струк-
до н. э. и продолжается по сей день, т. е. существует 2600 тура? (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Зенон, Демокрит).
лет. За это время было выдвинуто достаточно большое 2. Проблемы человека, его познания, его отношение с
количество идей, проблем и их решений. Разумеется, в другими людьми. В чем сущность человеческой морали,
западной философии есть т. н. «сквозные» идеи: идея обо- есть ли не зависящие от обстоятельств нормы морали? Что
снования свободы человека и его «естественных» прав, такое политика и государство по отношению к человеку?
идея познаваемости мира, идея человека как центра Уни- Как соотносится рациональное с иррациональным в че-
версума и многие другие. В разные исторические эпохи ловеческом познании? Есть ли абсолютная истина и
философия выдвигает на первый план те или другие идеи, достижима ли она человеческим разумом? На эти вопросы
предполагает те или иные решения поставленных проблем. давались различные, часто противоположные ответы (Со-
крат, софисты: Горгий, Гиппий, Антифонт, Пиррон, Секст положения уже разработаны, они шлифуются, уточняются,
Эмпирик, Эпикур, Посидоний и др.) систематизируются. Сам термин «схоластика» обозначает
3. Проблемы воли и свободы человека, достижения сча- «школьную, учебную» философию, преподававшуюся в
стья. Выдвигались идеи ничтожности человека перед си- университетах и школах. Все, кто занимался в то время
лами природы и общественными катаклизмами и одно- науками, и особенно философией, были «схоластами», это
временно могущества и силы его духа в стремлении к звание было почетным, по смыслу близким понятию
свободе, к благородной жизни, к познанию, в котором «ученый теоретик».
философы прежде всего и видели счастье свободного че- Схоластическая философия в лице ее представителей
ловека (Сенека, Эпиктет, Аврелий, Эпикур, Тит Лукреций (Эриугены, Бонавентуры, Альберта Великого, Фомы
Кар и др.). Главная проблематика — гносеологическая и Аквинского, Росцеллина, Абеляра, Ансельма
моральная. Кентерберийского и многих других) сохраняла интерес к
4. Проблемы отношения человека и Бога, божественной поднятым патристикой философским проблемам. Однако
воли, строения Богом Космоса. Выдвигались идеи если эти проблемы по содержанию по-прежнему были
конструктивного Космоса и бытия, структуры материи, связаны с Божеством и тайной спасения, то на первый план
души, общества как взаимопроникающие и обусловлива- все же выходят отношения разума и веры, религии и науки,
ющие друг друга (Плотин, Филон Александрийский и др.). а также вопрос соотношения общего и единичного. После-
5. Проблемы синтеза чувственного и сверхчувственного; дний вопрос был связан с догмой о троичности единого
идея синтетических формулировок основных философских Бога и решался с позиций «номинализма» (общее суще-
проблем, построения метафизических систем, ствует только в имени или в уме, реально существуют
признававших два мира — мир идей и текучий, подвижный только единичные вещи) или с позиций «реализма» (общее
мир вещей. Проблема поиска рационального метода существует реально в виде некой сущности). Схолас-
познания этих миров (Платон, Аристотель и их последо- тическая философия ставила задачу постижения сущности
ватели). Разумеется, здесь перечислены не все проблемы и христианского учения не только верою, но и на
идеи, как и не все философы, их выдвигавшие. рациональной основе с помощью науки — философии.
Отсюда последняя обретала статус науки, вполне сочета-
6. Философия средневековой Европы. емой с религией и помышляющей о спасении человеческой
Средневековая европейская христианская философия — души. Античная философия теперь уже не считается
занимает большой период времени — с I до XV в. Главная враждебной христианству, и ей уделяется большое внима-
особенность этого этапа развития философии — ее сопря- ние, ряд ее положений переосмысливается, ее категори-
женность с верованиями христианства. Философия разви- альный аппарат находит применение при разработке про-
вается с учетом основных религиозных догм. Церковь яв- блем христианской философии.
лялась в те времена средоточием и центром духовной Отношение к понятиям, их определениям, классификациям
культуры и образования. Естественно, философия высту- и схемам становилось иногда чрезмерным, заслоняя суть
пала как «служанка богословия», т. е. как дисциплина, проблемы. Тогда занятия философией сводились к
отрасль знания, подводящая к более высокому и важному выработке сети понятий, становились пустой игрой по-
знанию — теологическому (богословскому). Подавляющее нятий — той самой «схоластикой», которую отождествля-
большинство философов того времени были ют и доныне с бессодержательностью, нежизненностью,
представителями духовенства. Основные проблемы фило- надуманностью проблем, скрывающейся за многозначи-
софии также смыкались с богословскими, как, например, тельностью и научностью терминов.
«сотворен мир Богом или существует сам по себе?», «как Что касается христианского учения, то схоластика больше
сочетаются свобода воли человека и Божественное пре- анализирует учения «отцов Церкви», чем Священное
допределение?» и т. д. Такое сближение философии с ре- Писание. В это время влияние философии Платона падает
лигией называют сакрализацией философии. и усиливается влияние Аристотеля с его четко выраженной
Основные этапы средневековой философии — патристика философской петицией «реализма» и развитым логическим
и схоластика. Обычно этап патристики (от слова «патер» мышлением.
— «отец», имеются в виду «отцы Церкви») в истории
философии определяется с I по VI в. Василий Великий, 7. Философия эпохи возрождения.
Августин Блаженный, Григорий Нисский, Тертуллиан, Философия Возрождения в Европе (прежде всего в
Ориген и другие разработчики основных догматов хрис- Италии) занимает период с XIV по XVI в. Само название
тианской религии были одновременно и крупнейшими эпохи говорит о возрождении интереса к античной
философами своего времени. философии и культуре, в которых начинают видеть образец
Главные проблемы патристики: 1) проблема сущности Бога для современности. Идеалом знания становится не
и его тройственности (тринитарная проблема); 2) от- религиозное, а светское знание. Наряду с авторитетом
ношение веры и разума, откровения христиан и мудрости Священного Писания признается авторитет античной
язычников (греков и римлян); 3) понимание истории как мудрости/Вместе с тем происходит возрождение «истин-
движения к определенной конечной цели и определение ной» христианской духовности, переосмысливается хри-
этой цели— «Град Божий»; 4) свобода воли человека и стианская традиция, появляются ревнители христианства,
возможность спасения его души; 5) проблема про- такие как монах Джироламо Савонарола во Флоренции
исхождения зла в мире, причины, по которым его терпит (1452—1498), резко протестующие против роскоши пап-
Бог, и другие проблемы. ства, извращения учения Христа клиром, зовущие к воз-
На построение основных концепций и категориального рождению первоначального «апостольского» христианства.
аппарата философии «отцов Церкви» определенное вли- Поэтому связывать эпоху Возрождения только с античным
яние оказало учение Платона. С V по VIII в. — этап так наследием неверно. Духовного и христианского в нем тоже
называемой поздней патристики (Иоанн Дамаскин, Максим было много. Главная особенность философии Ренессанса
Исповедник, Петр Ивер и другие). Этот период не принес в — антропоцентризм. Теперь не Бог, а человек поставлен в
философию значительных новаций. центр исследований. Место человека в мире, его свобода,
Этап схоластики (IX—XV вв.) продолжает проблематику его судьба волнуют таких мыслителей, как Леонардо да
патристики, являясь ее развитием. Основные догмы и Винчи, Микеланджело, Эразм Роттердамский, Никколо
Макиавелли, Томас Мор, Мишель де Монтеньи др. (XV- ность». В философии Нового времени появляется ряд спе-
XVI вв.) цифических проблем и установок:
Возникла новая система ценностей, где на первом месте — полная секуляризация науки. Синтез науки с религией,
стоят человек и природа, а затем религия с ее проблемами. веры с разумом — невозможен. Никакие авторитеты не
Человек — природное существо. Отсюда другая осо- признаются, кроме авторитета самого разума (Т. Гоббс);
бенность ренессансной культуры и философии — — выдвижение науки в ранг важнейшего занятия чело-
«секуляризация» — освобождение от церковного влияния. вечества. Именно она способна обогатить человечество,
Постепенно и проблемы государства, морали, науки пе- избавить его от бед и страданий, поднять общество на
рестают рассматриваться всецело сквозь призму теологии. новый этап развития, обеспечить общественный прогресс
Эти области бытия обретают самостоятельное существо- (Ф. Бэкон);
вание, законы которого могут изучаться светскими наука- — развитие наук и конечное подчинение человеком
ми. Сказанное вовсе не означает, что религиозные пробле- природы возможно тогда, когда будет сформирован глав-
мы, касающиеся бытия Бога, добра и зла, спасения души, ный метод мышления, метод «чистого» разума, способный
забыты. Просто они не находятся более в центре внимания действовать во всех науках. (Р. Декарт). Теория познания
философии. Это время становления опытных наук, которые становится центром философии Нового времени.
постепенно выдвигаются в ранг важнейших наук, дающих Проблема научного метода и шире — проблемы познания
истинное знание о природе (Коперник", Кеплер, Галилей, — всегда находились в центре внимания философии
Бруно и др.). Нового времени. Нельзя познавать Бога, природу, человека,
Мыслителям Ренессанса присуще нежелание анализи- общество, не выяснив прежде, каковы законы познающего
ровать понятия, тщательно различая (как это делали схо- Разума. В отличие от других наук философия должна
ласты) мельчайшие оттенки категорий. Они стремятся изучать именно мышление человека и его законы. Она
осмысливать сами явления природы и общества, а не спо- должна найти такой метод, который применим ко всем
рить о дефинициях (определениях). наукам. Мыслители XVII—XVIII вв. неоднократно
Большинство из них опираются на опыт и разум, а не на фиксировали внимание на том, что знаний (теорий, гипо-
интуицию и откровение. Развивается и своеобразный тез, осмысленных фактов в науке) много, а метод, которым
скептицизм (Монтень). На основе рационального сознания можно получить и проверить истинность знания, не
создаются и первые утопии, рисующие идеальное разработан. Надо найти истинный метод науки, найти те
государство, - «Утопия» Т.Мора, «Город Солнца» Т. первопринципы Ума, с которых начинается построение
Кампанеллы и др. истинной философии, а затем и всех других наук.
При поисках нового «суперметода» и произошло раз-
8. Европейская философия нового времени. деление философов на сторонников эмпиризма («эмпирио»
Философия Нового времени охватывает период XVI— — опыт) и рационализма («рацио» — ум). Эмпирики (Ф.
XVIII вв. Это время становления и оформления естествен- Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк и др.) считали, что един-
ных наук, отпочковавшихся от философии. Физика, химия, ственный источник знания — это опыт, который связан с
астрономия, математика, механика превращаются в чувственностью, ощущениями, восприятиями, представ-
самостоятельные науки. Однако остается проблемой вы- лениями. Содержание всех знаний человека или челове-
работка общенаучных методов познания, возникает необ- чества в конечном счете сводится к опыту. «Нет ничего в
ходимость обобщения и систематизации данных есте- познании, чего ранее не содержалось бы в ощущениях» —
ственных наук. Отсюда возникают новые задачи и таков девиз эмпириков-сенсуалистов («сене» — чувство,
приоритеты в философии Нового времени. ощущение). В душе и разуме человека нет никаких врож-
В центре внимания новой философии — теория познания, денных знаний, представлений или идей. Душа и ум че-
отработка методов истинного знания для всех наук. Если ловека первоначально чисты, как вощеная табличка (tabula
специальные «частные» науки открывают законы природы, rasa — чистая доска), а уже ощущения, восприятия «пи-
то философия призвана обнаружить законы мышления, шут» на этой табличке свои «письмена». Поскольку ощу-
действующие во всех областях знания. Этим занимаются щения могут обмануть, мы их проверяем посредством эк-
такие известные мыслители, как Френсис Бэкон, Томас сперимента, который корректирует данные органов чувств.
Гоббс, Рене Декарт, Джон Локк, Бенедикт Спиноза, Знание должно идти от частного, опытного (экс-
Готфрид Вильгельм Лейбниц (XVII в.). Они ищут законы периментального) к обобщениям и выдвижению теорий.
разума, возможности которого представляются Это — индуктивный метод движения ума, наряду с экспе-
безграничными. Однако разум в реальной жизни «за- риментом он и есть истинный метод философии и всех
туманен», «затемнен» некими ложными представлениями и наук.
понятиями — «идолами» (Бэкон). Возникает идея «чистого Рационалисты (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц и др.)
разума», т. е. свободного от «идолов», который проникает в считали, что опыт, основанный на ощущениях человека, не
сущность явлений. Активно ищут истинный, главный может быть основой общенаучного метода. Восприятия и
метод познания, который приведет к истине вечной, ощущения иллюзорны. Мы можем ощущать то, чего нет
полной, абсолютной, признанной всеми людьми. Основой (например, боль в потерянной конечности), и можем не
нового метода считают чувственный опыт, выдвигая идею ощущать некоторые звуки, цвета и прочее. Опытные дан-
сверхзначимости эмпирического индуктивного знания ные, как и данные экспериментов, всегда сомнительны.
(Бэкон, Гоббс, Локк), или интеллект, дающий логическое, Зато в самом Разуме, в самой нашей душе есть интуитивно
дедуктивно-математическое знание, не сводящееся к ясные и отчетливые идеи. Главное то, что человек,
человеческому опыту (Декарт, Мальбранш, Спиноза). несомненно, мыслит. Это основная, интуитивная (вне-
В любом случае, торжествуют рационализм и методы опытная) идея такова: «Я мыслю, следовательно, суще-
аналитического порядка, применяемые ко всем областям ствую» (Р. Декарт). Затем, по правилам дедукции (от об-
реальности. «Всерасчленяющий» и «всеанатомирующий» щего к частному), мы можем вывести возможность
анализ (Ф. Энгельс), давший большой эффект (прежде существования Бога, природы и других людей. Вывод ра-
всего в механике и математике), провозглашается основой ционалистов: в разуме человека содержится, независимо от
научного знания. Такое направление в современной мето- опыта, ряд идей; эти идеи существуют не на основании
дологии обычно называют «механицизм» и «метафизич- ощущений, а до ощущений. Развивая заложенные в уме
идеи, человек может получать истинное знание о мире. законам природы. Но человек как мыслящее и об-
Разумеется, сведения о мире мы черпаем из ощущений, щественное существо выше природы и ее законов. Именно
поэтому и опыт, и эксперимент — важные составляющие в мышлении, в способности воспринимать прекрасное и
знаний о мире, но основу истинного метода надо искать в моральное коренится основа свободы человека. Его
самом уме. Мышление основано на индукции и дедукции. мышление, развиваясь исторически, породило философию
Оно возникает независимо- и до ощущений, но приложимо как некую науку, форму знания людей, которая связывает
к ощущениям. Истинный метод всех наук и философии два мира: мир природы и ее необходимых законов и мир
похож на математические методы. Последние даны вне духа — мир свободы. Человечество движется к свободе. В
непосредственного опыта; начинаются с общих, но этом движении — суть человеческой культуры. Кант
предельно ясных и четких формулировок. Математика подчеркивает естественное происхождение морали, когда
пользуется обычным методом, следуя от общих идей к утверждает, что люди понимали, что такое хорошо и что
частным выводам, в ней нет эксперимента. такое плохо без всякой теории морали. Принципы морали
Противоположность подходов эмпиризма и рационализма также вытекают из социальной практики людей. Кант
в вопросах познания и научного метода была разрешена в выводит формулу морали для всех людей, которую
немецкой классической философии. называет «категорическим императивом» и суть которой в
следующем:
9. Немецкая классическая философия. 1. Главной целью поступков человека должно быть соб-
Немецкая классическая философия является одним из ственное моральное совершенство и счастье других людей.
важнейших этапов развития европейской философии по 2. Поступки человека не должны нарушать свободу других
богатству и значимости содержащихся в ней идей. Хроно- людей. Соблюдая эти правила, человек может оценить,
логически этот этап начинается с работы И. Канта «О фор- морально или не морально он поступает.
ме и принципах чувственного и умопостигаемого миров» Иоганн Готлиб Фихте развивал дальше идеи Канта, ко-
(1770) и заканчивается в 1872 г. со смертью Фейербаха. торого считал своим учителем. В работе «Опыт критики
Представители школы: Иммануил Кант (1724—1804); всяческого откровения» Фихте говорит о том, что теория
Иоганн Готлиб Фихте (1762—1814); Фридрих Вильгельм не просто опирается на практику, сознание человека не
Йозеф Шеллинг (1775—1854); Георг Вильгельм Фридрих просто социально, а более того — оно активно, т. е. созна-
Гегель (1770—1831), Людвиг Фейербах (1804—1872) и по- ние способно творить мир. Человек в мире активное, есть
ныне остаются признанными гениями, с идеями которых деятельностное существо. На что же направлена его сво-
соглашались и развивали, либо отрицали и критиковали бодная творческая деятельность? Прежде всего на свободу.
(иногда и то и другое вместе) большинство философов XIX Главным моральным убеждением человека, считал Фихте,
—XX вв. Несмотря на то, что эти мыслители крайне должна быть мысль, что все люди свободны, как и ты сам,
своеобразны в своем творчестве, немецкая классическая граница нашей свободы — свобода другого человека.
философия — единое духовное образование. Истинно свободен тот, кто всех вокруг себя делает
Основные идеи Канта связаны с теорией познания. До- свободными. Мы свободны, но мы и ответственны.
кантовская философия считала учение о законах челове- Ответственность в том, чтобы понять свое место в мире,
ческого мышления основной проблемой, так как, не зная понять свое назначение и следовать ему, стремиться быть
законов деятельности человеческого разума, мы не сможем полезным обществу. Девиз Фихте — «Поступай всегда
знать и законов природы, истории, религии и пр. согласно своему назначению». Надо понимать не только
Философы Нового времени считают, что разум человека цели своей жизни, но и цели народа, нации и помогать их
всесилен, его возможности безграничны, из законов разума реализовать, насколько это возможно. Поступая так,
выводятся все другие законы и принципы. Например, человек живет морально.
опираясь на разум, можно понять основы веры, религии, Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг в ряде своих работ,
человеческой свободы, принципы добра и зла, законы прежде всего в «Философии искусства», подчеркивал, что
истории. Кант производит переворот в таком понимании искусство глубже, истиннее, по сравнению с наукой, так
роли и значения разума и рационального мышления. Он как полнее показывает жизнь. Разум и воля человека свя-
приходит к выводу об ограниченности разума сферой че- заны с природой в практике. Где ярче всего видится совпа-
ловеческой практики, практической жизнью людей и дение природного и разумного? Когда мы наиболее полно
прежде 'всего моралью и религией. понимаем природу и свое отношение к ней? В области
По содержанию все знания проистекают из ощущений. Но искусства. Последнее оперирует не понятиями (как наука)
по форме человеческое знание исходит не из опыта от- но образами; искусство использует интуицию для по-
дельного человека, а из опыта всего человечества. Эти нимания и природы разума. Бог, по мнению Шеллинга,
формы знания — прежде всего пространство и время, в выступает как творец-художник, который создал этот мир,
которых все люди воспринимают реальный мир. Но про- но осмыслить его мы можем только как художественное
странство и время объективно не существуют. Следова- произведение, используя интуитивные методы познания в
тельно, человек и человечество воспринимает мир не та- философии.
ким, какой он -«сам по себе» вне и независимо от человека, Против такого понимания философии и ее методов
а таким, каким мир воспринимается людьми. Этот мир — выступил Георг Вильгельм Фридрих Гегель. В первой боль-
«мир для нас», который связан с «миром в себе», но мы шой своей работе «Феноменология духа» (1807) он опреде-
никогда не перешагнем грань, разделяющую эти миры. ляет философию как науку, которая не может пользоваться
Человек не в состоянии познать истинную суть вещей. интуитивно-образными методами познания мира". Суть
Здесь Кант выступает как агностик. Но человек может и вещей «схватывается» в понятиях, а не в образах. Челове-
должен верить в то, что непостижимо разумом. Верить в ческое мышление должно быть строго понятийным, если
Бога, свободу, красоту, неотвратимость добра, конечность речь идет о науке. Если философия не наука, тогда можно
или бесконечность мира и т. п. Разум у Канта как бы до- ей приписать любой метод. Но она именно наука о все
полнен верой. общих законах духа, прежде всего духа, который сотворил
Мышление человека имеет не только природную основу, историю, человека, а до них и природу, т. е. философия —
но и социальный характер. Человек мыслит, потому что он это наука о законах духа и того, что он породил: природу,
человек, а не наоборот. Он существо природное и подчинен общество, мышление людей. Изучение этих законов и есть
суть философии Метод же истинной философии — диа- любым человеком. Такой гносеологический «демократизм»
лектический метод, и это метод познания в понятиях. дополнялся «оптимизмом».
Что есть научная истина? Это соответствие понятия Считалось вполне возможным на основе постижения
обозначаемому им предмету или процессу. Но разве при- законов природы и общества господствовать над ними. Это
рода, история, мысль не находятся в постоянном движении означало прежде всего достижение материального
и развитии? Конечно, находятся. Более того, не только благоденствия человечества при помощи науки и высочай-
предметы и процессы меняются, движутся, развиваются и шего развития человека, всех его духовных и физических
уничтожаются, но и наше знание о них также меняется. сил, при помощи установления оптимального обществен-
Вместе с изменением нашего знания о предметах, процес- ного устройства. Несокрушимой вере ученых в силу чело-
сах меняется и сам предмет. веческого разума и обязательность общественного процес-
Поэтому нет мира «вещей в себе» и «вещей для нас» са первый удар был нанесен Великой французской
(Кант). «Вещь в себе» — это то, что пока не познано че- революцией 1789 г. Последующие события в Европе и
ловеком. Не познано сегодня, но может быть познано в Америке (наполеоновские войны, перевороты, революция
перспективе. Гегель считал, что мир пронизан общими для 1848 г.) заставили усомниться в значимости просвещения
природы общества и мышления законами, которые дос- для смягчения нравов и установления социальной гармо-
тупны для познания людей. Одновременно в каждой сфере нии. Наука же показала свой «звериный оскал» в мировой
природы, общества, мышления есть свои специфические войне 1914 г., продемонстрировав способность использо-
законы, которые вскрываются конкретными науками: вать ее для массового уничтожения человечества и его
физикой, химией, биологией, историей и пр. культуры в газовых атаках и ковровых бомбардировках
Философия же выступает в виде «науки наук» и обладает мирных городов. Не мудрено, что наиболее проницатель-
методом, позволяющим учитывать противоречия в ные мыслители конца XIX в, в момент казалось бы наи-
процессах движения и развития природы, общества и большего торжества идей классической философии вдруг
мышления. Диалектическая философия Гегеля предусмат- заговорили о сомнительности исторического прогресса,
ривает как главный принцип познания — совпадение (или релятивности истины, иррациональности истории и самой
тождество) мышления и бытия. Бытие проникнуто зако- души европейского «цивилизованного» человека.
нами разума, оно разумно и подчиняется трем основным Надлом классической философии произошел уже в
законам диалектики: 1. Закону взаимоперехода количества учениях Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше и их по-
и качества. 2. Закону отрицания. 3. Главному закону — следователей. Эти выдающиеся философы показали, что и
сути диалектики — единству и борьбе противо- познание и процесс добывания истины доступны далеко не
положностей. всем и каждому, что мир вовсе не является рациональной
В своей работе «Философия истории» Гегель показывает единой системой, а прогресс наук привел к ужасным для
разумность и строгую направленность исторического человечества последствиям. История скорее
движения к свободе. Критерий прогресса в истории — сте- иррациональна, а познание аристократично и преисполнено
пень свободы в обществе. Свобода начинается со свободы мифами. Попытка же создать всеобъемлющее миро-
мыслить. В этом плане современный ему Романо- воззрение выглядит просто смешной на фоне крайней ин-
германский мир, прусскую монархию Гегель оценивал дивидуализации человеческого бытия, его автоматизации.
весьма высоко. Проблема человека повернулась доселе невидимой гранью.
Что же можно отметить общего в столь различных си- С одной стороны — нивелировка, «усреднение» человека,
стемах немецкой классической философии? становление и распространение в мире «человека толпы»; с
1. Само понимание философии, ее роли в культуре и жизни другой стороны — одиночество, отчаяние и бес-
человечества. Философия провозглашена квинтэссенцией помощность человека перед миром и обществом как предел
культуры. Человечество именно через философию познает индивидуализма. Уже у Шопенгауэра, Ницше, Кирке-гора
себя, (а не через религию, искусство, науку), философия — мы находим мотивы более позднего этапа западной
это «эпоха, схваченная в мыслях». Впервые она понимается философии, которые доминируют в ней с 20-х гг. XX вв.
и как «строгая» наука, т: е. системное знание, обладающее Если коротко определить основные тенденции современ-
особой структурой и понятийным аппаратом, а не просто ного философского мышления на Западе, то мы назовем
— любовь к мудрости. сциентизм, антропологизм, возврат к основам мистико-
2. Диалектический метод, учитывающий противоречивость религиозной философии. Коротко очертим суть названных
в развитии природы общества и мышления, объявляется тенденций.
главным и единственно верным как в философии, так и в В XX в. выдвигается целый ряд смелых и новых идей,
других науках., удачно конкурирующих со старой «классической» фило-
3. История человечества понимается как путь разума. Она софской системой. Какие же это идеи?
проникнута разумом, имеет строгие законы, которые 1. Идея изучения жизни отдельного человека и важности ее
можно изучить, и, на основе изучения законов, управлять анализа, примата изучения жизни индивида над изучением
историей. Главный критерий прогресса общества — сте- больших человеческих общностей (классов, народов,
пень свободы человека. Философия должна показать как наций, этносов и т. д.).
человечество и личность могут прийти к свободе. В этом 2. Идея движения от свободного и разумного человека,
неумолимая ценность и гуманный пафос немецкой клас- способного кардинально переделать природу и общество и
сической философии. себя лично, к человеку, жестко детерминированному
экономикой, политикой, религией и пр. Оказалось, что у
10. Современная западная философия. человека есть не только «разум» и «сознание», но и «под-
Современная западная философия XX в. отличается от сознание», которое вместе с интуицией становятся центром
«классического» этапа своего развития рядом особеннос- современной антропологии. 3. Идея о том, что сознание и
тей, понять которые можно только сопоставив этапы. разум отдельного человека и (что важнее) общественное
Классическая западная философия выдвинула требование сознание — это не независимые структуры. Напротив,
познания природы и общества с целью их разумного пре- объявляется, что они — объекты манипуляции со стороны
образования. При этом большинство мыслителей исходило различных сил: государств, партий, авторитетов (и даже
из тезиса доступности познания и достижения истины
иррациональных сил) — масонов, магов, тайных орденов и церемониальная магия (воздействие на природу с целью
т. д. изменения: «вызов дождя» или моделирование успешной
4. Идея двух не пересекающихся линий человеческого войны с врагом, охоты и т. д.); 4) религиозная магия
знания — научного и философского, имеющих своим ко- (изгнание злых духов или слияние с божеством посред-
нечным продуктом «научную истину» и «философскую ством обрядов, каббала, экзорцизм и т. д.).
правду». Соответственно, оптимистические взгляды «клас-
сической» западной философии продолжаются в идеях 11. Русская философия.
«технотронного» «постиндустриального» общества. Но Особого объяснения и внимания к себе требует сам факт
куда больший вес имеют идеи антигуманистической существования и развития — в относительной само-
сущности науки, которая может привести к физической ги- стоятельности по отношению к мировой философии —
бели мира в огне ядерного взрыва или к его деградации пу- философии национальной (философии отдельного народа).
тем промывания мозгов средствами современной элект- Это еще одно отличие философии от науки. Нет и не может
ронной техники и тотального контроля над огромными быть немецкой (русской, китайской, японской) математики
массами людей, — возможность, которую тоже открыла (физики, химии, биологии). Не может быть национальной
современная наука. таблицы умножения или таблицы тригонометрических
Возникают принципиально новые философские картины функций. Однако русская, немецкая, французская
мира и стили мышления. Например, социально-эко- философия — понятия не только допустимые, но и
логический стиль мышления и картины мира, определя- совершенно необходимые для того, чтобы вести речь о
ющие современную науку и культуру. С середины 50-х гг. реальном процессе рождения и жизни философских идей в
XX вв. проблемы развития человечества в связи с бурной мире культуры и цивилизации.
научно-технической революцией начали разрабатываться в Идеи философии (в первую очередь со стороны их со-
мировом масштабе. У истоков научных дискуссий стояли циального содержания и генезиса) глубочайшим образом
различные научные объединения, из которых наиболее за- выражают «душу» народа, его внутренний духовный опыт,
метным был так называемый «Римский клуб», возглавляе- его сокровенные мечты и чаяния, осмысливая этот опыт и
мый Аурелио Печчеи. Страх за будущее человечества по- заключающиеся в нем тенденции как грань, момент об-
будил ученых выставить три основных вопроса: возникает щечеловеческого. Так, русская философия («русская идея»)
ли между человеком и природой катастрофическое про- развивалась в сотворчестве, но и в определенной
тиворечие? Если это так, то можно ли сказать, что это «оппозиции» к философии Запада. Из глубочайших недр
противоречие вытекает из существа научно-технического народного духа и сознания, из нравственного опыта по-
прогресса? Можно ли остановить гибель природы и чело- колений, из трагического опыта своей истории она сделала
вечества и каким путем? глубочайшие, проницательные выводы, сформулировала
Несмотря на различные варианты ответов на заданные бескомпромиссные императивы о том, что ценность
вопросы и различные аргументации, основные черты ду- человеческой жизни абсолютна, что эксперименты, наси-
ховной позиции «нового гуманизма» и новой картины мира лие над естественным ходом жизни недопустимы, что
таковы: малое против большого, базис против центра, никакой «прогресс» — ни научный, ни технический, ни
самоопределение против определения извне, естественное социальный — не стоит слезинки ребенка, не может и не
против искусственного, ремесленное против должен быть куплен ценой разрушения личности.
промышленного, деревня против города, биологическое Русские философы не приняли идеал потребительства,
против химического, дерево, камень против бетона, пла- сытого благополучия, как не приняли они и позитивистски-
стики, химических материалов, ограничение потребления рационалистической модели человека, противопоставив
против потребления, экономия против расточительства, всему этому свой взгляд, свое видение реальности. Это
мягкость против жестокости. была идея целостности, идея всеединства. Разум, логика
Новая картина мира поставила в зенит истории ее про- составляют существенную черту человеческою духа, но не
гресса — человека. Человек — центр деятельности обще- исчерпывают его. Цельное знание, как и цельная личность,
ства, а не производительная или какая-либо другая сила. обретаются совокупными усилиями души, эмпирией,
Культурное развитие человека отстало от энергетических и умозрением и верой. «В Россию можно только верить» —
технических возможностей общества. Выход видится в слова из знаменитого четверостишья Тютчева содержат в
развитии культуры и формировании новых качеств чело- себе тот смысл, что высшие истины открываются человеку
века. В эти новые качества (основу нового гуманизма) вхо- непосредственно, интуитивно, если только человек не
дят глобальность мышления, любовь к справедливости, безразличен, не безучастен к ним, если он вдохновлен,
отвращение к насилию. Отсюда видны и новые задачи просветлен любовью к своей земле и к своему народу.
человечества: Составляя стержень национального самосознания, на-
1. Сохранение культурного наследия. 2. Создание мировых циональная философия открывает такие истины, выраба-
объединений сверхгосударственной общности. 3. тывает такие ценности, которые невозможно понять и
Сохранение естественной среды обитания. 4. Увеличение принять, не соучаствуя в жизни и делах своих современ-
эффективности производства. 5. Правильное ис- ников и соотечественников. Такие императивы и ценности
пользование ресурсов природы. 6. Развитие внутренних не усваиваются и не передаются «книжным» путем,
(интеллектуальных), сенситивных (чувственных), сомати- подобно любой иной (например, научной или научно-тех-
ческих (телесных) способностей человека. нической) информации. Вопреки представлениям просве-
Вместе с тем широко распространялись не новые в тителей, простой «экспорт» философских, мировоззрен-
принципе, но модернизированные иррационально-мисти- ческих идей из одной страны (культуры) в другую, с иным
ческие представления о мире, связанные с возрождением историческим опытом и социальным образом жизни, с
астрологии, магии, изучением «паранормальных» явлений иным менталитетом и иной психологией невозможен, такие
в психике человека и в природе. Феномены магии весьма идеи не привьются, не срезонируют с духом народа, с
различны: 1) медицинская магия (знахарство, колдовство, массовым сознанием, не вызовут широкого интереса, ос-
шаманство); 2) черная магия — средство причинения зла и таваясь — и то лишь для любителей-интеллектуалов —
устранения противников с претензиями на альтернативную отвлеченным, нежизненным знанием (как, к примеру,
социальную власть (сглаз, порча, заклинания и пр.); 3) философия йоги для европейцев XX в.).
Рассмотрим национальные особенности философии на Нетрудно догадаться, какой философии (и кому из
примере нашей отечественной философии XIX—XX вв. философов) противопоставляется — при такой точке зре-
Русская философия — сравнительно позднее образование ния — русская мысль и русская духовность. Их антипод
нашей национальной культуры, хотя предпосылки ее да- более чем узнаваем: это европейский рационализм и его
леко уходят в глубь российской (шире — славянской) ис- вершина — Гегель. С критикой гегелевского
тории. Но предпосылки (сюда мы отнесем прежде всего ультрарационализма и панлогизма выступили — и это
историческое сознание и самосознание народа) еще не есть было хорошо известно в Россик— прежде всего сами же
само явление — они лишь подготавливают рождение и европейские (немецкие) философы: Шеллинг, Шопенгауэр,
развитие его. Само же явление начинается с обретения Ницше. Но европейский иррационализм XIX в.
формы, адекватной ее содержанию. (европейский интуитивизм, европейская философия жизни)
Философия в России, если руководствоваться таким чем-то существенно отличался от русского философско-
критерием, начинается не в XI — и даже не в XVIII вв. (как религиозного искания. Чем же именно? Поиск ответа на
можно прочитать во многих статьях и монографиях), а в этот вопрос позволит дополнить немаловажными
XIX столетии (в полную меру — во второй половине его). штрихами духовные портреты России и Запада.
Но это было поистине великое начало: Достоевский, Тол- Философия, как уже отмечалось, есть душа нации, зрелая
стой, Вл. Соловьев. В их лице и в их творчестве философ- философия — ее зрелая душа. Европейская философия
ское самосознание народа заявило о себе «на весь мир» — Нового времени (как апологетизирующая, так и критику-
уже не как подражание Западу (византийцам, французам, ющая разум) — душа такого общества, такой цивилизации,
немцам), а как совершенно самостоятельный голос, вно- которые уже в XV—XVI вв. (на юге Европы — и того ра-
сящий свою собственную тему и свою собственную то- нее) осуществили — в исторических масштабах времени —
нальность в многоликий диалог культур, в сложную духов- в кратчайший срок глубочайший, беспрецедентный пере-
ную полифонию человеческой цивилизации. ворот в экономических и социальных основах, условиях
Для России (как и для Запада) веком классики стал XIX в. своей жизни: натуральные, «естественные» связи и отно-
Классическим — не только по совершенству, т. е. шения между людьми сменились отношениями и связями
развитости сотворенных им форм и новообразований духа. «искусственными», т. е. основанными не на первобытном и
Русская философская классика XIX в., как и наша клас- грубом насилии, а на насилии «хитром», предполагающим,
сическая литература, несли миру глубоко выстраданную как свое обязательное условие, формальную или
опытом поколений истину: нет и не может быть такой действительную свободу личности. В реальном своем вы-
цели, ради которой была бы допустима жертва хотя бы в ражении это была свобода личной инициативы и личной
одну человеческую жизнь. ответственности. То и другое требовало от человека раци-
Русская философия выступила как философия Преду- онально-прагматического и утилитаристского склада ума,
преждения. Ее лейтмотив — нравственное вето на любой «делового» взгляда на мир и свое место в нем. Мощный,
социальный проект, на любой «прогресс», если только они стремительный рывок Европы, властно заявившей всем
рассчитаны на принуждение, насилие над личностью. частям света свои особые права на роль метрополии, по-
Провидческое Слово великих гуманистов XIX столетия велителя и распорядителя судеб человечества, давал, ка-
было обращено к нашему времени. Но чтобы быть понятой залось бы, все основания для такого высокомерия и пре-
и услышанной потомками, истина этого ясного и мудрого тензий. В таких условиях, когда разум и его зрелое
Слова должна была быть доказана 200-миллионному порождение — наука — одерживали одну великую победу
народу «от противного»: должны были пролиться не капли, за другой, когда знание означало силу, т. е. высшую цен-
а реки невинной крови, долго не просыхать моря сиротских ность в глазах своего века, у разума мог быть только один
и вдовьих слез, должны были рухнуть воздвигнутые на конкурент и соперник — воля.
зыбком песке отвлеченного умозрения искусственные, Европейский иррационализм — это волюнтаризм. Он вел
античеловеческие конструкции-монстры, рассеяться и быть — почти на равных — дерзкий и напряженный спор со
отринуты человеческими душами ложные, губительные своим испытанным, самоуверенным оппонентом. Оба они
фетиши и соблазны. апеллировали к реалиям жизни, к опыту истории. Но этот
С Достоевского («Великий Инквизитор») и Вл. Соловьева опыт истолковывали по-разному. То, что рационализм (ге-
(«Три разговора») в русской философии и литературе берет гельянство) представлял шествием Познающего духа, ир-
начало жанр антиутопии, блестяще продолженный и рационализм (Шопенгауэр, Ницше) рассматривали как
развитый мыслителями и художниками XX в. Этот жанр творение духа Болящего. На стороне волюнтаристического
нередко требовал языка притчи, исповеди, проповеди, иррационализма западноевропейских философов было
отказа от академических форм теоретизирования, от чисто даже то преимущество, что они оказались несомненно бли-
рационалистического способа доказательства и обо- же к жизни: люди не рождаются мыслителями, да и своим
снования прочувствованных сердцем, пережитых, выстра- появлением на свет они обязаны не рефлексии, а тому, что
данных истин. Глубокие исследователи, подлинные прямо противоположно ей, — слепой страсти, инстинкту.
знатоки истории нашей отечественной философии (Н. А. Итак, мы видим, что критика односторонностей про-
Бердяев, Г. Г. Шпет, Н. О, Лосский, А. Ф. Лосев) всегда светительства и просветительского рационализма не явля-
подчеркивали, что способ и характер русского ется исключительной особенностью русской философии,
философствования не является чисто рациональным и так как такая критика — от Шопенгауэра и Кьеркегора до
связывали его обычно с православием, с восточно- Бергсона и Хайдеггера — велась и на Западе.
христианским мировосприятием и мироощущением Своеобразие русской духовности и ее оппозиции Западу—
славянской души. «Русские не допускают, — писал Н. А. в другом. Ее наиболее полно и глубоко выразил наш
Бердяев, — что истина может быть открыта чисто великий соотечественник, философ и поэт Вл. Соловьев
интеллектуальным, рассудочным путем, что истина есть (1853—1900). Учение Соловьева о цельном знании (а это
лишь суждение. И никакая гносеология, никакая центральный пункт его философствования) заключается в
методология не в силах, по-видимому, поколебать того том, что такую цельность («всеединство») может придать
дорационального убеждения русских, что постижение человеку лишь особое состояние его души, ее особый век-
сущего дается лишь цельной жизни духа, лишь полноте тор движения. Это состояние, этот вектор — Любовь.
жизни»1.
Солнце Любви — это свет, без которого невозможна Но социалистическая идея, как идея социального равенства
жизнь. О «Сердце и его значении в духовной жизни чело- и справедливости, в народе не умирала. Она дополнялась и
века» писал учитель Вл. Соловьева — П. Д. Юркевич (1827 одухотворялась верой масс в исключительную миссию,
—1874), а в XVIII в. — прадед Вл. Соловьева — Г. С. роль России как спасительницы европейской, а затем и
Сковорода (1722—1794). И, конечно, не только они. Святая мировой цивилизации от гнета и бесправия.
(по определению Томаса Манна) русская литература — и
прежде всего классическая наша литература «золотого»
Именно на этой духовной основе в российское
XIX в. — тему человека, тему любви и страдания сделала сознание на рубеже XIX—XX вв. стал входить
главной, ведущей темой своего подвижнического марксизм. Но в разных слоях передовой
творчества. В русской литературе, в сознании Любовь — российской интеллигенции он воспринимался по-
это не эрос древних и даже не альтруистический символ разному, разными его сторонами. «Легальных
Фейербаха. С последним ее рознит то, что она носит явно марксистов» (Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, С. Л.
не чувственный, а преимущественно духовный характер. Франка, П. Б. Струве к др.) в учении Маркса привлекала
Смысл любви, по Вл. Соловьеву, — спасение в человеке идея о цивилизующей силе капитала, об истории общества
человеческого «через жертву эгоизма». как естественноисторическом процессе смены формаций,
Но пожертвовать эгоизмом и значило пожертвовать но отнюдь не идея кровавой диктатуры и тотального на-
основным механизмом того «прогресса», который избрал силия. Русских революционных марксистов (большевиков),
себе Запад. Русская философия — в лице самых великих в созвучии с психологическим настроем масс, увлекало,
представителей своих — выдвинула и защитила иную си- напротив, освящение и оправдание классового -насилия.
стему ценностей, иные цели и идеалы, чем просвещенная, Русская революция для них была лишь началом, сигналом
цивилизованная Европа. Рациональному знанию и ирра- революции мировой, вселенской. Народное, а с ним и
циональной воле (высшим, самым зрелым проявлениям . леворадикальное, сознание России упивалось «музыкой
западного духа) русская философия предпочла «несвое- революции».
временные мысли» и «архаичные» понятия любви, стыда, То, что русский революционный марксизм (большевизм)
совести. В этом была безусловная «слабость», но и вели- оказался совсем не похож на марксизм самого Маркса,
чайшая сила мыслителей и художников, не устрашивших- нельзя назвать ни искажением, ни фальсификацией, это по-
ся, может быть, и разлада со своим временем. Разлада по- своему нормальный и даже неизбежный, не зависящий от
тому, что социально-экономическое развитие страны все чьей бы то ни было воли процесс самостоятельной жизни
больше и все определеннее вовлекало ее в мировую сис- идеи — самостоятельной по отношению к ее автору.
тему западного, т. е. капиталистического хозяйства. Но (Нечто подобное происходит и с судьбой научного
«утопизм» тех, кто искал альтернативу капитализму, был в открытия, технического изобретения — они вызывают
то же время дальновидным провидением, так как выра- последствия, которые сами исследователи и изобретатели
жал более глубокую историческую сущность: антигуман- могли и не предвидеть).
ный, безнравственный, антиэстетический, а потому по И на Западе и в России марксизм складывался как
необходимости и «неистинный», преходящий характер идеология демократического, освободительного движения.
западноевропейского, т. е. буржуазного типа развития. (В годы молодости Маркс и Энгельс были революционера-
Буржуа, торговец, предприниматель — отрицательный тип ми-демократами, Ленин — социал-демократом). Всем
в классической русской культуре XIX в. В 40-е гг. — это лучшим, что в нем было и есть, марксизм обязан своему
проходимец Чичиков, в 50-е — купец-самодур из «темного теоретическому фундаменту — высшим достижениям со-
царства», к концу века — циничный, малокультурный циальной, экономической и философской мысли.
губитель «вишневого сада» и «дворянских гнезд». Даже Но идея и практика диктатуры, удушающего единомыслия,
Штольц из «Обломова» не внушает симпатий читателю, взгляд на насилие как на единственное средство
как не внушают нам симпатий ни Васса Железнова, ни осчастливить человечество не только не приблизили ком-
Егор Булычев, ни Прохор Громов. Не случайно, что в мунистический идеал — бесклассовое общество, но фак-
русской лирической поэзии «деловым людям» и самому их тически отбросили «реальный социализм» за пределы ци-
«делу» просто не нашлось места — настолько неприв- вилизованного общества. В 1922 г. лучшие умы России
лекательным, невдохновляющим оно было в глазах обра- были насильственно выдворены за пределы родины, другие
зованной, высококультурной части общества. Попытки замучены и казнены в лагерях в последующие годы.
разночинца Писарева защитить, поднять в глазах обще- Вступая в новое тысячелетие», российской культуре (и
ственного мнения «культурный капитализм» имели лишь прежде всего культуре философской) предстоит пережить
тот рациональный смысл, что талантливое слово публици- Великое восстановление (Возрождение) духовного насле-
ста пробудило у одаренной молодежи 60-х гг. любовь, ин- дия давнего и недавнего прошлого.
терес к науке (естествознанию). Но что такое культурный Русская философия — целостное духовное образование. Но
капитализм — не знал никто, да и слишком далеко эти два внутреннее единство ее идей достигалось в сложной,
слова стояли друг от друга. (Даже в советское время, после напряженной борьбе различных школ и направлений
введения НЭПа, неологизм «нэпман» наполнялся — и в ху- мысли. В философских спорах нередко каждая сторона
дожественной литературе, и в широком сознании — была по-своему права, а истина рождалась в сопряжении,
отнюдь не положительным смыслом). синтезе противоположных мнений.
Антибуржуазный — в целом — дух русской классической Рассмотрим в этом ключе основные исторические этапы
философии («золотого» и «серебряного» веков) не означал развития русской философии двух последних столетий.
и не означает ее безусловно социалистического характера. 1. Начало самостоятельной философской мысли в России
«Русский социализм» Герцена (50—60-е гг.) и анархизм связано со славянофильством (40—50-е гг. XIX в.). Ос-
Бакунина (60—70-е гг. XIX в.) не столько социалистичны, нователи этого течения, А. С. Хомяков (1804—1860) и
сколько антибуржуазны. Стократ это справедливо по И.В. Киреевский (1806—1856), открыто
отношению к автору «Бесов», которому одинаково претил противопоставляли свой способ философствования,
как торгашеский мир буржуа, так и «муравейник» предполагающий единство ума, воли и чувства, западному,
тоталитарной диктатуры, насаждаемый «лекарями-соци- односторонне-рационалистическому. Духовной основой
алистами». славянофильства было православное христианство, с
позиций которого они критиковали материализм и проблема философии Франка — проблема бытия,
классический (диалектический) идеализм Канта и Гегеля. цельности и единства мира. Лишь интуитивно открывается
Выступая с обоснованием самобытного, т. е. нам истина: непостижимость и чудесность бытия (ре-
небуржуазного, пути исторического развития России, альности), заранее превышающее все мыслимое. Основные
славянофилы выдвинули оригинальное учение о труды Франка: «Предмет знания», «Душа человека»,
соборности, объединении людей на основе высших «Непостижимое», «Реальность и человек. Метафизика
духовных, религиозных ценностей — любви и свободы. человеческого бытия».
Неизлечимый порок Запада славянофилы видели в П. А. Флоренский идею всеединства воплотил в уни-
классовой борьбе, эгоизме, погоне людей за материальны- версальности своих научных, философских и религиозных
ми ценностями. Самобытность России они связывали с исканий. Но из множества трудов и сочинений мыслителя
отсутствием в ее истории классовых антагонизмов, в орга- следует указать на основной — «Столп и утверждение
низации народной жизни славян на основе крестьянской истины», где осмысливается путь в мир христианского
поземельной общины. Эти идеи нашли поддержку и умозрения. По Флоренскому, обрести Истину — значит
сочувствие у последующих поколений русских обрести абсолютные, безусловно достоверные начала
религиозных философов (Н. Ф. Федоров, Вл. Соловьев, бр. бытия и познания, чего достичь одними лишь логически-
Трубецкие, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков и др.). рациональными средствами нельзя. Для этого нужен еще
2. Другую точку зрения, противоположную славянофиль- живой опыт — прежде всего опыт религии. Для полноты
ской, отстаивали в спорах с ними западники (40—60-е гг. человеческого соприкосновения с миром одного разума
XIX в.), считавшие, что Россия может и должна пройти тот мало. Нужен «подвиг веры», преодоление границ между
же самый этап развития, что и Запад. Среди западников верой и знанием.
были как либералы-реформаторы (П. В. Анненков, Т. Н. Жизнь Флоренского трагически оборвалась в 1937 г. в
Грановский, К. Д. Кавелин), так и радикалы-револю- северных лагерях ГУЛАГа. Такая же участь выпала и на
ционеры (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышев- долю другого оригинального и глубокого русского мысли-
ский). Основоположником западничества следует признать геля, философа и историка Л. П. Карсавина. Вслед за Вл.
замечательного русского мыслителя П. Я. Чаадаева, автора Соловьевым он считал, что принцип всеединства харак-
знаменитых «Философических писем», в которых он теризует реальность в динамике, движении. В основе
высказал много горьких истин о культурной и социально- всеединства лежит триединый процесс: первоединство —
исторической отсталости России. разъединение — воссоединение.
Широк был спектр философских воззрений виднейших Диалектика истории, по Карсавину, осуществляется в
представителей западничества. Чаадаев находился под личности, хотя человек является личностью лишь в воз-
большим влиянием позднего Шеллинга, его «философии можности. (Актуальная личность — Бог). С позиций идей
откровения». Взгляды Белинского и Герцена совершили всеединства Карсавин отвергает провиденциализм. Для
сложную эволюцию — от идеализма (гегельянства) к ант- него история всегда есть открытый процесс бесконечного
ропологическому материализму, когда они признали себя приближения к всеединству Бога, мира и человека.
учениками и последователями Фейербаха. 5. Русская религиозная философия конца XIX — начала XX
3. Народничество (60—80-е гг. XIX в.). Это направление в вв. Рубеж XIX—XX вв. нередко называют Серебряным
России выросло из учения А. И. Герцена о «русском», т. е. веком русской культуры, ее религиозно-философским
крестьянском социализме. Капитализм народниками осуж- Ренессансом. Творческий подъем охватил философию,
дался и оценивался как реакционное, попятное движение в религию, искусство (особенно музыку и поэзию). Интерес
социально-экономическом и культурном отношениях. к религии был пробуждением интереса общества к выс-
Один из виднейших русских народников — М. А. Бакунин шим, вечным истинам и ценностям, к тайне человека. Свое
— в 70-е гг. перешел на позиции анархизма, полного от- духовное начало русская религиозно-философская , мысль
рицания государства и других политических организаций. видела в идеях Вл. Соловьева, в мировоззренческих
Бакунин — один из первых критиков Маркса, его идеи построениях славянофилов.
диктатуры пролетариата. Одним из самых загадочных и противоречивых мысли-
4. Философия всеединства (70-е гг. XIX в. — 30-е гг. телей этого времени был В. В. Розанов (1856—1919) — за-
XX в.). Корни философской идей всеединства уходят в мечательный мастер слова, оставивший после себя бога-
глубь веков — к античности и Возрождению. В-русской тейшее литературное наследие. (Сам философ планировал
духовности идея этого направления возрождена и развита издание 50-томного собрания своих сочинений). Многие
была Вл. Соловьевым {1853~ 1900). Центральной в этом его произведения написаны в жанре эссе: «Уединенное»,
учений является идея «всеединства сущего», выражающая «Около церковных стен», «Религия и культура», но у него
по-своему принцип всеобщей универсальной связи всех есть и монографии: «О понимании», «Метафизика хри-
предметов и явлений мира. Познание должно брать сущее стианства», «Легенда о великом инквизиторе Достоевско-
не только в его данной действительности, но и в его це- го» и др.
лостности, универсальности, взаимообусловленности. Лейтмотив творчества Розанова — глубокое беспокойство,
Всеединство мира доступно раскрывает себя лишь тревога, вызванные переживанием кризиса культуры и
«цельному знанию», органически сочетающему в себе тео- религии, прежде всего религии христианской, которой
логию, философию и опытную науку, преодолевающему на приходится довольствоваться «уголком» в современной
этой основе односторонность как рационализма, так и цивилизации. Кризис христианства мыслитель видел в том,
иррационализма. Выдвинутые положения развиты фило- что оно не Находит общего языка с жизнью, так как зовет
софом в многочисленных произведениях. Главнейшие из не в земной, а в потусторонний мир. Христианский
них: «Кризис западной философии. Против позитивистов», аскетизм чужд древнейшему светлому чувству плотской
«Чтения о богочеловечестве», «Философские основания любви, радостям материнства.
цельного знания», «Критика отвлеченных начал», Розанов — один из идеологов религиозного обновления,
«Оправдание добра». которое он рассматривал как условие и начало обновления
Идеи Вл. Соловьева были продолжены его соотече- социального. В этом вселенском процессе ведущая,
ственниками: С. Л. Франком (1877—1950), П. А. Флорен- творческая роль отводится им славянским народам, как не
ским (1882-1937), Л. П. Карсавиным (1882-1952). Основная утратившим, не израсходовавшим исторической энергии
жизни. Вот почему этим народам придется на себя взять В отличие от Плеханова Ленин не удовлетворялся
бремя европейской цивилизации. объективно-научным осмыслением действительности.
Особое место в русской религиозной философии занимает Сознание, подчеркивал он, не только отражает мир, но и
Л. И. Шестов (1866—1938), творчество которого не творит его. Высшим актом социального творчества, по
вписывалось в классические традиции академической фи- Ленину, является социально-политическая революция,
лософской мысли, а питалось, вдохновлялось скорее ис- классовая диктатура, с помощью которой не только можно,
кусством и Ветхим Заветом. Эти источники, эстетические и но и нужно «взнуздать» историю, ускорить ее ход.
религиозные переживания он воспринимал как бесценный Экономические и культурные факторы не обязательно дол-
экзистенциальный опыт, или опыт пограничных ситуаций, жны быть условием социалистической революции, они мо-
не поддающийся рациональному, рефлексивному гут быть и следствием, результатом ее. Нравственно все,
выражению. Суть своего мировоззрения Шестов выразил что служит делу социализма и коммунизма. Во имя
двумя словами (они же стали названием одной из его ра- великой цели годятся все средства, и насилие — основное
бот): «Только верою». С этих позиций он критически рас- из них.
сматривает всю классическую западноевропейскую фило- Но именно с этим выводом не согласились «легальные
софию и теологию, дав им обобщающее обозначение марксисты» — молодые либеральные интеллигенты, со-
«Афины» (т. е. эллинский стиль, склад мышления). «Афи- чувствующие капитализации России, в чем они видели
нам» противостоит «Иерусалим» (библейское откровение). основное русло общественного прогресса своего времени.
Сам Шестов — на стороне последнего, считая классичес- С этих позиций они тоже критиковали народников за их
кий европейский разум опасным змеем-искусителем, не- утопическую веру в особый, небуржуазный путь развития
сущим главную вину за бездушие технической цивилиза- России. Но если для революционеров-марксистов капи-
ции, за обманчивые призывы рациональной переделки тализм был лишь вехой на пути к социализму — через
мира, что в действительности оборачивается путем к ти- классовую борьбу и классовое противостояние, то для «ле-
рании. гальных марксистов» буржуазная цивилизованность была
К общему направлению русской религиозно-философской самоценна и самодостаточна: общественный прогресс они
мысли относится многогранное творчество А. И. Ильина связывали не с классовой борьбой, а с развитием капита-
(1883—1954) — философа, правоведа, литературного листической промышленности, с успехами техники, с
критика. Самым известным его философским сочинением подъемом сельского хозяйства.
является «Философия Гегеля как учение о конкретности Однако уже опыт первой русской революции, крово-
Бога и человека». Свои социальные взгляды Ильин пролитный и братоубийственный, заставил «легальных
наиболее ярко изложил в полемике с толстовцами в книге марксистов» (А. Н. Бердяева, С. И. Булгакова, П. Б. Струве
«О сопротивлении злу силой». В Последнем крупном и др.) отказаться от марксистского материализма и атеизма.
сочинении («Путь к очевидности») философ обобщил свои «От марксизма к идеализму» — так охарактеризовал! сами
взгляды на природу духовности, на сущность творческого эти мыслители эволюцию своего мировоззрения. В то же
акта, создающего культуру. 6. Русский марксизм (1883— время все они (в особенности Бердяев) до конца жизни
1924) — в этот хронологический этап входит философская продолжали ценить Маркса как гениального, великого
деятельность Г. В. Плеханова и В. И. Ленина, а также мыслителя и ученого-экономиста, глубоко проникшего в
недолгое, но заметное духовное явление в истории сложную диалектику своего времени, но безосновательно
российской культуры, известное как «легальный абсолютизировавшего свои выводы. В 1909 г. бывшие
марксизм». Марксизм, в его ленинском варианте «легальные марксисты» опубликовали сборник статей
(ленинизм), долгие годы и десятилетия был идеологией, «Вехи», в котором достаточно ясно и определенно заявили
монопольно господствовавшей не только в нашей стране, о том, что идеология зла и классового насилия для
но и во всем так называемом «социалистическом лагере». общества гибельна. Убедить в этом народные массы, убе-
Но первым выдающимся марксистом в России был не речь их от соблазна строить свое счастье на несчастье дру-
Ленин, а Плеханов. (В молодые годы Ленин признавал себя гих — в этом мыслители-гуманисты видели свой долг и
его учеником в философии). Как теоретик марксизма, Пле- призвание. 7. Философия в советской и постсоветской
ханов основополагающее значение придавал материалисти- России (после 1917 г.). 80-летний этап новейшей
ческому пониманию истории, справедливо связывая с ним российской истории превосходит по масштабам, глубине и
научный характер марксистской социологии. Социализм, противоречивости все, что было пережито страной со
он был твердо убежден, невозможен без солидных эконо- времен монгольского ига. Революция, война с фашизмом,
мических и общекультурных предпосылок. Таких предпо- грандиозный, жесточайший социалистический
сылок в России еще нет, поэтому «социалистический экс- эксперимент, идеологическая монополия тоталитарной
перимент» 1917 г. Плеханов осудил как авантюру. власти, крушение ее и распад СССР — все это произошло
В. И. Ленин, создатель большевистской партии, вождь на глазах одного поколения.
социалистической революции в России, стал марксистом Официальной идеологией был провозглашен марксизм-
по своим убеждениям еще в гимназические годы. Но соб- ленинизм (в действительности — сталинизм, так как
ственно философскими темами он занялся после пораже- только Сталин считался непогрешимым пророком этого
ния первой русской революции, т. е. в 1908—1909 гг., ра- учения). Популярная брошюра Сталина (извлечение из
ботая над книгой «Материализм и эмпириокритицизм». «Краткого курса истории ВКП(б) «О диалектическом и
Ленин настаивал на том, что философия марксизма — историческом материализме») признавалась вершиной
диалектический материализм — есть единственно научная, философского знания.
единственно правильная философия, что любые попытки Малейшие отступления от этого канона жестоко карались и
«дополнить» марксизм другими философскими преследовались. Но даже в условиях
построениями теоретически несостоятельны и практически тяжелогаидеологического пресса и при Сталине и при
вредны. Несомненной философской заслугой Ленина был Брежневе мыслили замечательные, выдающиеся
глубокий гносеологический и методологический анализ философы, труды которых со временем получили мировую
научной революции и кризиса в естествознании (физике) и известность и признание.
вывод о том, что современная наука не может успешно Среди них были и убежденные марксисты (К. Р.
развиваться без опоры на материалистическую диалектику. Мегрелидзе, П. В. Копнин, Б. М. Кедров, Э. В. Ильенков,
А. М. Минасьян, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, — ав- ввергала древнего грека в пучину сомнения относительно
торы выдающихся работ по диалектике, логике, теории возможности видеть в олимпийских богах гарант стабиль-
познания, психологии и социологии мышления), и мыс- ности мира, разрушив тем самым основы и нормы тради-
лители других мировоззренческих ориентации. К глубочай- ционного спокойного быта. Мир и Вселенная уже не ка-
шим научно-философским обобщениям в эти годы пришел зались столь прочными и надежно существующими как
создатель учения о биосфере и ноосфере В. И. Вернадский прежде: все стало шатким, ненадежным, неопределенным.
(1863—1945). Оригинальные идеи о природе языка и со- Античные греки потеряли жизненную опору. Современный
знания развивали феноменолог Г. Г. Шлет (1879—1940), испанский философ Ортега и Гассет отмечал, что тревога и
культуролог и литературовед М. М. Бахтин (1895—1975), страх, которые испытывали люди, потерявшие опору
философ и физик В. В. Налимов (1910—1997). Несмотря на жизни, надежный мир традиций, веру в богов, были
репрессии и преследования творил великий русский несомненно ужасными, тем более, что в древности страх —
философ А. Ф. Лосев (1893—1988), автор классических это самое сильное переживание. В этой ситуации
трудов в различных областях философского знания. Бес- необходим был поиск новых прочных и надежных осно-
смертным научным подвигом мыслителя стал его гранди- ваний жизни людей. Им нужна была вера в новую силу.
озный труд: 8-томная «История античной эстетики». Философия и начала поиски новых оснований мира и че-
Мировое значение русской философской мысли XX в. еще ловека, ввела проблематику бытия, придала этому термину,
подлежит изучению и исследованию. взятому из греческого разговорного языка, категориальный
смысл.
12. Жизненные корни и философский смысл проблемы
бытия. 13. Проблема бытия Западной, Европейской философии
«Бытие» — одно из центральных понятий философии на нового времени.
протяжении ее истории. Обыденное мышление воспри-
нимает термины «быть», «существовать», «находиться в 14. Смысл проблемы сознания и трудности ее решения.
наличности» как синонимы. Но философия, воспользо- Трудности решения проблемы сознания. Проблема созна-
вавшись термином естественного языка «быть», придала ния — одна из самых трудных и загадочных, ибо она со-
ему категориальный статус, т. е. перешла от вопроса о су- путствует человеческому освоению мира, входит обяза-
ществовании мира «здесь» и «сейчас» к вопросу о вечных и тельной «добавкой» во все, что человек воспринимает как
всеобщих гарантиях такого существования. Решение такого данность. Все его мысли, чувства, переживания, волнения
рода вопросов предполагает умение мыслить, отвлекаясь от проходят через то, что мы называем сознанием. Оно не
конкретных предметов, их признаков и свойств. существует как отдельный предмет, вещь, процесс, а по-
Введение любой философской категории нельзя рас- тому познать, описать, определить сознание нельзя с по-
сматривать как результат игры ума того или иного мощью тех способов познания, которые применяются,
мыслителя. Все великие философы вводили новые например, в естествознании. Сознание нельзя «вытащить»
категории для обозначения и одновременно решения из его содержательной связи с миром и человеком одновре-
какой-то реальной проблемы. Мир сам по себе не озадачен менно, потому что вне этой связи оно не существует.
проблемами, т. е. мыслями по поводу каких-то трудностей. Человек познает себя в сравнении с другими живыми
Например, природа не рефлектирует по поводу организмами. Так, точному знанию своей анатомии и
собственных стихий и катаклизмов: они становятся физиологии человек не в малой степени обязан опытам над
проблемами для человека. Но люди в ходе своей животными: изучая их анатомию и физиологию, он имеет
жизнедеятельности создают и свои собственные проблемы, возможность через процедуры сравнения, аналогии
как личные, так и всеобщие, касающиеся всего рода уточнить знание о своем теле. Но сравнить феномен своей
человеческого. психики и, особенно сознания, человеку не с чем, ибо
Проблемы бытия. Какие же человеческие проблемы сознание — уникальная способность, присущая только
описывает и объясняет категория «бытие»? Комфорт человеку. К. Г. Юнг писал, что при решении вопроса о
человеческого существования предполагает опору на сознании «человек обречен на отшельничество».
некоторые простые и В истории философии проблема сознания имеет два
естественные предпосылки, которые понятны сами собой и уровня своего решения. Первый заключается в описании
не требуют специальных обоснований. Среди таких уни- способов, каким вещи даны в сознании, существуют в нем.
версальных предпосылок самой первой является уверен- На философском языке — это описание феномена (греч.
ность людей в том, что при всех видимых изменениях, phainomenon — являющееся) сознания. Второй — ставит
происходящих в природе и мире в целом, существуют ка- цель объяснить, как сознание возможно. Вплоть до XX в.
кие-то гарантии его сохранения как стабильного целого. философия занималась лишь описанием способа су-
История человечества демонстрирует извечное стремление ществования вещей в сознании, для чего проделывало
людей отыскать такие опоры своего существования, кото- процедуру «растягивания» акта сознания в пространстве и
рые блокировали бы в его повседневном сознании ужас, времени, выделяя такие его «шаги», как ощущение, вос-
связанный с мыслями о возможности ежеминутной гибели приятие, представление и т. д. В нашем столетии филосо-
мира. И каждый раз, когда начиналось сомнение в фы дерзнули задать вопросы: как возможны эти «шаги»,
прочности такого рода опор, привычные данности реаль- почему они могут мгновенно сворачиваться в образ,
ной жизни становились предметом специального размыш- осуществляя при этом одновременно связь человека с
ления, переходя из ранга чего-то само собой разумеюще- самим собой и миром? Ответить на эти вопросы, значит
гося в ранг проблем отыскания новых установлений — объяснить феномен сознания.
опор. В последнее время стало ясно, что сознание — это вер-
Так, в дофилософский, мифологический период жизни шина айсберга, т. е. незначительная часть того целого
греки видели гарантии стабильности мира как единого состояния, большая часть которого скрыта от взора
целого в традиционной религии, связанной с богами самого сознания. Как проникнуть в глубины этого
Олимпа. Но первые философы стали разрушать связь лич- состояния, если содержание этих глубин не представлено в
ности с преданиями, традицией, поставив под вопрос бе- опыте сознания?
зусловность самих традиций и веры в Олимп. Философия
15. Метафора сознания космоцентрической культуре Сознание есть знание необратимости времени, а потому
античности. сознание понимает хрупкость и эфемерность момента
Метафора сознания в античной философии. Каждая эпо- настоящего, которое неумолимо мгновенно становится
ха имела свои представления о том, что такое сознание, и пошлым.
то, что называлось сознанием в то или иное историческое
время, претерпевало существенные изменения. Представ- 17. Переоткрытие проблемы сознания в новое время.
ления о сознании тесно связаны с господствующими Проблема сознания в классической европейской филосо-
мировоззренческими установками, а потому античный фии. В Новое время на решение проблемы сознания
космоцентризм, средневековый теоцентризм и антропо- решающее влияние оказало мировоззрение
центризм Нового времени формировали разное понимание антропоцентризма. В главе «Бытие и материя» уже было
сознания. В свою очередь, от того, как представляли себе показано, что Новое время вошло в историю под знаком
его люди той или иной эпохи, зависело формирование того события, которое Ницше выразил в афоризме «Бог
образа мира, понимание нравственности, политики, умер». Человек освободился от власти и опеки
искусства. Божественного, перестал признавать свою принадлежность
В силу того, что сознание — предмет неуловимый, «вещь» двумя мирам: земному и неземному, стал объяснять свое
нематериальная, описывать его чрезвычайно трудно, так же происхождение только из природы, согласившись
как и рассуждать о нем. Его реальность прячется, впоследствии с теорией Дарвина о происхождении
ускользает. В обыденном языке мало слов, изначально человека от обезьяны. Русские религиозные философы Н.
относящихся к действиям сознания. Поэтому некоторые Бердяев и Вл. Соловьев видели в этом глубокое
исследователи, например, Ортега и Гассет, говорят не о противоречие: с одной стороны, человек соглашается со
понятии сознания, а о метафоре сознания. Метафора — своим животным происхождением, а с другой —
оборот речи, в котором слова употребляются в их перенос- претендует на духовный аристократизм, приписывает себе
ном значении. способность сравняться в своих земных делах с Богом, от
Философы античности понимали, что сознание есть которого отказался; обезьяна захотела стать Богом. Так
всеобщая связь между человеком и миром. Форму этой критиковали русские философы самонадеянность тех, кто
связи они попытались передать с помощью метафоры во- доверился полностью естественнонаучным теориям
щенной дощечки, на которой писец процарапывал специ- происхождения человека.
альной острой палочкой (стилем) буквы. Печать на воске В условиях отказа от Божественного мысль интерпре-
— метафора для описания сознания. Ее использовали тировалась только как состояние личности, субъекта.
Платон, Аристотель: как буквы отпечатываются на воске, Предполагалось, что человеческая мысль сама себя порож-
так предметы отпечатываются на «дощечке» разума. Ан- дает и сама себя детерминирует. Отсюда и новая метафо-
тичность открыла только одну сторону сознания — ра сознания: оно не восковая дощечка, на которой отпеча-
направленность на объект. Другая же сторона — умение тываются образы реальных вещей, а некий сосуд, в
человека сосредоточиться внутри себя, направлять свое котором содержатся идеи и образы до того, как оно
внимание на внутренний мир — не была проработана. включится в общение с миром. Ортега-и-Гассет так
Причина одностороннего видения проблемы сознания охарактеризовал эту метафору: «Вещи не входят в
кроется в специфике мировоззрения и мироощущения сознание, они содержатся в нем как идеи». В истории
античного мира. Греки — прирожденные реалисты: они философии такое учение было названо идеализмом.
уверены, что предмет зрения существует до того, как он Если основной смысл античной метафоры сознания
увиден, и продолжает существовать в таком же виде и состоял в признании акта воздействия внешнего мира на
после акта его восприятия. Разум и объект существуют мир внутренний, т. е акта восприятия, то в Новое время
независимо друг от друга, а в момент встречи объект акцент переносится с восприятия на воображение. Когда
оставляет след на «дощечке» разума. У античного грека не сознание работает в режиме воображения, то не
было навыка сосредоточиваться на своем внутреннем мире. предметы
запечатлеваются в нем, а оно само творит и конституи-
16. Христианство: открытие внутреннего духовного рует мир явлений. Так, с точки зрения И. Канта, в нашем
мира человека. сознании наличествуют непосредственно данные знания о
Христианство: открытие внутреннего духовного мира. чем-то как о целом, и мы обнаруживаем их, как только
В культуре христианства произошло важное культурное со- начинаем сознавать себя. Они даны нам до всякого позна-
бытие: обострение потребности человека обращать ния,, т. е. априори (apriori — до опыта). Начиная познание,
внимание на свой внутренний духовный мир. Христиан мы обнаруживаем, что в нашем сознании уже есть знание о
можно характеризовать как «новых» людей, появившихся в том, что мир пространственен и временен, что в нем
результате мощного, сравнимого с космическим, действуют причинно-следственные связи и т. д. Когда че-
«этического взрыва», сопровождавшего пришествие ловек осознает себя как Я, у него уже есть способности к
Христа. Христиане приняли задание преобразить свой логическому мышлению, языку, умение воспринимать мир
внутренний мир по образу и подобию Божьему. пространственно и временно и т. д. Сознание начинает
Естественно, что античная метафора сознания не могла рассматриваться в качестве условия возможности познать
быть использована: требовались иные способы его внешний мир, творить мир явлений, т. е. такой предметный
описания. Начиная с Бл. Августина сознание мир, который зависит от структур сознания. В этой связи
рассматривается как такое состояние, в котором «Я» живет Лейбниц называл человека «маленьким богом», а Кант —
раздвоенной жизнью: ему приходится постоянно верховным законодателем природы.
соотносить жизнь «по стихиям мира сего» и жизнь в Боге. Метафоры сознания в философии Нового времени и ан-
В акте сознания особо выделяется способность тичности имели противоположные смыслы, но они
понимать, что человек создан по образу и подобию совпадали в том, что содержание сознания
Божьему, а потому должен соответствующим образом отождествлялось с предметным. В разработке проблемы
строить свой жизненный путь. Христианство вводит сознания философия Нового времени воспользовалась
впервые в структуру сознания время: строгое открытым в средние века умением сосредоточивать свое
противопоставление настоящего, прошлого и будущего. внимание на внутреннем опыте. Но если в средневековой
философии сознание было по определению мистично, то в происходящими в психике, где человеческое Я не присут-
Новое время из его содержания устраняется всякое ствует. Фрейду принадлежат слова о том, что Я не является
мистико-религиозное содержание. Так, Декарт «хозяином в собственном доме», и что сознание человека
отождествляет сознание с мышлением логические вынуждено «довольствоваться жалкими сведениями о том,
процедуры которого имеют дело толь-кб с что происходит в душевной жизни бессознательно».
характеристиками предметного мира. Он заложил основы В сжатой и несколько упрощенной форме суть учения
отнесения к содержанию сознания только предметно- Фрейда сводится к следующим положениям. В человеке
логического содержания. спрятана великая сила — «бессознательное», или, как он
его называл, Оно. Этой силой управляет и ее распределяет
18. Маркс: диалектика – материалистическая проблема либидо (лат. libido — влечение, желание, страсть) — ги-
сознания. потетическая психическая энергия сексуальных влечений.
19. Сознание и бессознательное. Маркс и Фрейд. Кроме Оно, в структуре человеческого духовного опыта
Фрейд: открытие бессознательного. Начиная с Декарта и присутствуют общественные нормы и социальные уста-
Канта философия была уверена в том, что прогресс знания, новки (которые ученый назвал Сверх-Я), образующее си-
познания зависит от дальнейшего углубления анализа стему социальных фильтров. То, что не пропускается через
разума — главной способности сознания. При этом фильтры Сверх-Я, загоняется в бессознательное,
предполагалось, что разумная способность суждения не «вытесняется» из сознания, становясь впоследствии при-
детерминирована никакими внешними обстоятельствами, а чиной серьезных психических расстройств. Одной из таких
содержание суждения всегда может быть прояснено с причин является «эдипов комплекс» — неосознаваемое
помощью самого же разума. Можно сказать и по-другому; желание ребенка (мальчика, юноши) убить отца. Бунт
предполагалось, что содержание сознания прозрачно для против отца и желание быть рядом с матерью или даже об-
себя, в его опыте представлены все влияния, потребности и ладать ею уходит своими истоками в архаику, когда
интересы обладающего сознанием человека. В сыновья сговорились и убили отца-властелина
классической парадигме сознания господствовало убежде- первобытного племени. С тех пор в человеческом
ние, что человек говорит правду, если говорит то, что духовном опыте наследуется и воспроизводится структура
знает. «эдипова комплекса». Этот сексуальный «дефект» —
Но уже Спиноза и Маркс обнаружили, что идет скрытая по причина многих неврозов.
отношению к самому сознанию его детерминация. Фрейд считал, что бессознательное — причина и основа
«Скрытая» в том смысле, что сознание не знает об этой человеческого духовного рабства. По его мнению, врач-
детерминации, ибо она не представлена в его опыте. В психотерапевт обязан помочь больному осознать бессозна-
разделе «Онтология сознания» уже было показано, что тельное и тем расширить сферу свободы человека,
сознание есть знание плюс какие-то состояния психики, избавить его от власти Оно. Фрейд не связывал жестко
которые формируются вне контроля со стороны свободу человека с общественными изменениями. Он
самосознательного Я в акте взаимодействия психики с исходил из того, что в любом обществе человека можно
внешним миром. Это свидетельствует о том, что психика превратить в самосознающего и свободного,
шире сознания, и в ее пространстве есть содержание, не самостоятельно определяющего свою судьбу, если помочь
представленное в сознании. Психическая жизнь, которая ему осознать его индивидуальное бессознательное.
совершается без участия сознания, психические явления, Открыв в структуре духовного опыта человека три уровня
состояния и действия, протекающие вне контроля разума, — Сверх-Я (отеческие догмы, традиции, идеалы, совесть и
обозначаются понятием бессознательного. другие ценностные представления, доминирующие в
Непредставленность в опыте сознания бессознательного культуре), Оно (бессознательное, инстинкты), Я (сознание),
создает иллюзию свободы сознания, его — Фрейд пришел к выводу, что чрезмерное давление
самодостаточности и автономности. Эта иллюзия и была Сверх-Я создает неполноценную личность, уводит людей в
основанием учения о сознании в философии классического мир иллюзий по поводу возможности чисто социальными
рационализма, например, Р. Декарта. Если бессознательное «уловками» творить природу человека, подправлять и
существует, то принципиально ошибочно считать, что то, изменять ее. Оно по мере развития цивилизации вытес-
что говорит человек, всегда правда, если он говорит то, что няется, но не исчезает. Вытесненные бессознательные
знает. Мыслитель XX в. Э. Фромм так выразил эту мысль: инстинкты сравнимы с пороховой бочкой. Чрезмерное
«Большая часть того, что реально внутри нас, не давление Сверх-Я как бы провоцирует усиление мощи Оно.
осознается, а большая часть того, что осознается, В результате человек оказывается заложником сил, не
нереально». Основателем учения о бессознательном подминающихся его «Я». Отсюда и пафос учения Фрейда-
считается австрийский врач 3. Фрейд. Занимаясь на врача: найти осмысленный баланс Сверх-Я и Оно и тем
практике психоанализом, он не просто подтвердил наличие самым дать возможность «Я» свободно и разумно консти-
в психике людей бессознательного, но обнаружил, что оно туировать самое себя. Пока человек живет в обществе, ему
выступает в качестве скрытой причины их сознания и не избавиться от влияния Сверх-Я; аналогично, пока он
сознательных действий. Другими словами, Фрейд открыл, жив и живо его тело, ему не удастся полностью освобо-
что сознание его пациентов детерминировано диться от силы инстинктов. Выход — в установлении меж-
объективными факторами, не представленными в опыте их ду ними компромисса. Только в этом случае расширяется
сознания, а потому бессознательными. Среди этих пространство человеческой свободы, а следовательно,
факторов он особо выделил психологические и пространство сознания.
биологические потребности, сопровождающиеся Заявляя, что «человек не хозяин в своем собственном
неосознанными переживаниями. Открытие Фрейда часто доме», что «интеллект человека бессилен в сравнении с
называют третьим (после Коперника и Дарвина) ударом по человеческими влечениями», Фрейд не обрекал человека на
наивному самолюбию человека, уверенного в критической безнадежность: он требовал от человека и человечеству
силе своего разума и его автономности. После работ постоянной работы по превращению Оно в Я. «Там, где
Фрейда стало ясно, что разум не последняя инстанция в было. Оно, должно стать Я, — таков лейтмотив его учения.
сознании, что содержание разумного мышления Он утверждал, что в конечном итоге разум и сознательный
определяется какими-то глубинными процессами, опыт окажутся сильнее Оно.
Однако своим учением Фрейд спровоцировал некоторые последний год XX в. назвал «запрограммированным недо-
эффекты в культуре, которых не желал и не ожидал. Когда человеком». Среди других причин можно назвать настой-
его учение стало известно деятелям искусства: писателям, чивые попытки создать так называемую понимающую
художникам, эстетам, философам, — они восторженно социологию, психологию личности и другие, ориентиро-
приняли магию бессознательного, восхитились его тайной ванные на субъекта научные дисциплины, снижение ин-
силой, демонизировали Оно. Так идея бессознательного тереса к гносеологической, методологической и онтоло-
стала центральной в творчестве экспрессионистов, гической проблематике в самом корпусе философии.
сюрреалистов, «театра абсурда» и т. д. Фрейдовскую идею Немаловажную роль играет сохранившееся представление
о необходимости скорректировать воздействие Сверх-Я на о философии как «науки наук» понимание ее как основы
структуры бессознательного вульгаризовали, довели до наук, особенно тех, которые непосредственно имеют дело с
опошления: Сверх-Я сбросили со счетов, с ним перестали человеком. В рамках этого подхода сформулированы
считаться вообще, от учета его влияния отказались. Если в специфические характеристики философского знания,
Новое время люди «освободились» от Бога, то в новейшее имеющие непосредственное отношение к рассматриваемой
время последователи Фрейда в искусстве предложили нами теме.
людям освободиться от социальных норм и ценностей, и Наука формирует так называемую «картину мира»,
прежде всего от стыда. Мир искусства занялся бес- философия же есть теоретически выраженное мировоззре-
стыдным показом всех скрытых пороков человека, его ние, в котором «картина мира» является лишь моментам.
тайных инстинктов и желаний, забыв о главной теме в Для «картины мира» характерен объектный подход. Он яв-
учении Фрейда: победить Оно. ляется холодной сводкой данных о мире, взятом сам по
Крестовый поход бессознательного, Оно на сознание, Я, себе, без человека как человека. В нем нет места свободе,
был обусловлен не только вульгаризацией деятелями спонтанности, творчеству. Они — в слепом пятне совре-
искусства учения Фрейда. В XX в. репрессивный и воспи- менной науки. Философия же как стержень мировоззрения
тательный аспекты влияния общества на индивида реально выражает отношение человека к миру. Это не просто
ослабли. Оно одержало верх над Сверх-Я. Началась знание, но знание, облаченное в ценностные формы. Они
опасная для общества и человечества в целом анархия раз- исследуют не мир как таковой, а смысл бытия человека в
нузданного Оно, инстинктов. Я погрузилось в темный хаос мире. Человек для нее не просто вещь среди вещей, но
Оно. Идеальные требования Сверх-Я оказались бессильны. субъект, способный к изменению мира и самого себя. Рас-
Если следовать логике учения Фрейда, то укротить буйство сматривая научное знание как момент отношения человека
бессознательного, Оно, можно только одним способом: к миру, она позволяет взять его в более широком кон-
усилить Сверх-Я, т. е. репрессивную функцию культуры и тексте, выйти за пределы внутринаучной рефлексии, более
тем поставить на пути разрастания непредсказуемого Оно того, рассмотреть уникальные особенности, которые при-
сдерживающие преграды. Иными словами, чтобы Я, сущи только человеку и никому более.
сознание укрепили свое положение, нужно создать Представляется, что человек не заключает в себе никакой
осмысленный баланс между двумя стихиями, ВОЗ- тайны. Каждый из нас уверенно выделяет человека из
ДЕЙСТВУЮЩИМИ на человека и его Я: стихией надынди- остального мира. Его отличие от всех других существ счи-
видуальных норм и установок культуры и стихией бессоз- тается совершенно очевидным. Но, как говорил испанский
нательного. В противном случае человечеству грозит опас- философ X. Ортега-и-1ассет, философия оправдана тем,
ность опрокинуться в варварство. что выходит за пределы очевидности. Выходит она за эти
пределы и в исследовании человека. И в этом своем
20. Проблема человека в философии. мнении испанский мыслитель не одинок. Еще И. Кант
Происходящее на наших глазах становление нового пришел в свое время к выводу, что в философии существу-
мирового порядка идет под знаменем защиты прав чело- ет всего три вопроса, на которые она призвана ответить:
века. И хотя этот лозунг во многом лишь идеологическая что я могу знать? на что я могу надеяться? что я должен
оболочка национальных и транснациональных интересов делать? И покрываются все три, как он писал незадолго до
ведущих западных стран, само его использование является смерти в своей «Логике», одним вопросом; что такое
убедительным свидетельством все усиливающегося вни- человек?
мания к человеческой личности и, соответственно, к про- Загадка человека действительно существует. В книге
блеме человека в целом. Это объясняется рядом причин. французского писателя Веркора «Люди или животные?»
Нарастающая критика науки и естественнонаучного под- сюжет построен на своего рода мысленном эксперименте.
хода к изучению человеческого мира, осознание его огра- Согласно сюжету, экспедиция, состоящая из нескольких
ниченности привели к переориентированию философии с европейцев, отправляется в Анды и в недоступном месте
науки на культуру. Осуществляемый в настоящее время обнаруживает некое дикое племя или стадо то ли людей, то
цивилизационный поворот, трансформация индустриаль- ли животных. Волею случая оказывается, что один из них
ной цивилизации в информационное общество резко по- убит. Возникает вопрос: кого убили? Если человека, то
вышает роль человеческой индивидуальности, творческого должна наступить уголовная ответственность за убийство.
начала в человеке в развитии всех сфер общества. Еще Если убито животное, то такой ответственности нет. Но как
одной причиной является уход с исторической сцены до- определить, относятся ли представители этого племени к
минировавших в недавнем прошлом тоталитарных режи- людям или к животным? Сделать это кажется нетрудным,
мов, прошедшая и проходящая деколонизация, тенденция нужно указать критерии, отличающие человека от
перехода к социально ориентированному, демократичес- животного. Начинается обсуждение. Называются разные
кому и правовому обществу, катастрофическое падение критерии: нравственность, религиозность, речь, сознание и
материального и социального статуса человека в нашей другие. Однако оказывается, что ни один из них критерием
стране, имеющее своим следствием обостренное внимание служить не может. Наряду с нравственными людьми
к смысложизненной, экзистенциальной проблематике. В существуют и безнравственные, не перестающие от этого
этом ряду стоит и вызванное успехами в развитии генной быть людьми. К тому же нравственность не содержит в
инженерии и совершенствовании информационных тех- себе самой основания для различения добра и зла. То же
нологий опасение относительно возможностей изменения можно сказать о религии. Есть и люди, не верящие в Бога,
природы человека, формирования того, что Ф. Фукуяма в и таких, пожалуй, все больше и больше. Речь, при всей ее
важности, тоже вряд ли может служить четким критерием, тина: «человек не может быть понятием». За ним стоит
ибо объясняются и животные. Даже критерий сознания не понимание того, что логико-понятийная дискурсия носит
безупречен. И животные проявляют много ловкости и вещный характер, она способна до конца исчерпать в зна-
смекалки, отнюдь не сводимым к безусловным и даже нии вещь, объект, но не субъект. Главное в субъекте не то,
условным рефлексам, но свидетельствующим о развитой что выражает его общность с другими субъектами, а то, что
психике. Оказывается то, что представляется интуитивно отличает его от них. Поэтому, по словам Бахтина, это об-
ясным, в подобных случаях не срабатывает. Нет сомнения, ласть открытий, откровений, узнаваний, сообщений, здесь
что сконструированный Веркором сюжет, позволивший важна и тайна, нельзя переносить на них категории вещ-
поднять огромные пласты морально-философской ного познания. Есть и еще один смысл слова «тайна»
проблематики, есть лишь парафраз знаменитого фрагмента применительно к человеку. Он связан с понятием индиви-
из написанных за три с половиной столетия до наших дней дуального и конкретного. Будучи не схватываемо во всеоб-
«Метафизических рас- щих овещняющих формах познания, индивидуальное не
суждений» Р. Декарта. Декарт задается вопросом: как только воспринимается как тайна, но и составляет дей-
могу . я быть уверенным, что фигуры в шляпах и плащах, ствительную тайну для этих познавательных форм. Инди-
которые я вижу из окна, на самом деле не автоматы, видуальное никогда не совпадает с самим собой и потому
приводимые в движение с помощью пружин и неисчерпаемо в своем смысле и значении. Категория точ-
передаточных механизмов, а действительно люди? ности здесь мало применима. Глубина проникновения в
Подобно героям Веркора, Декарт не находит критериев, «несказанное ядро души», ее «свободное становление»,
позволяющих с уверенностью выделить человека из «творческий центр» достигается совсем иными средствами
окружающего мира. Приходится прибегнуть к концепции (Бахтин). Вещное познание здесь ничего не может га-
врожденных идей. Мой разум, говорит Декарт, с рантировать. В рамках религиозной парадигмы тайна,
несомненностью содержит в себе идею человека. Эту идею человека рассматривается в несколько ином значении
вложил Бог. Но Бог не может быть обманщиком. Поэтому, занавешенности, мистической сокрытости, ибо, утверждает
с Божьей помощью, я правильно различаю людей от Кант, нам принципиально не дана для познания основа
нелюдей. Решение проблемы достигается, но, как мы этого феномена — сам акт божественного творения
видим, в рамках одной парадигмы, а именно религиозной, человека. Бог ничего нам не открыл и ничего открыть не
точнее, религиозно оформленной концепции врожденных может, ибо мы, разумеется, этого не поняли бы, — читаем
идей. Для неверующего человека, к тому же отрицающего мы в его трактате «Религия в пределах только разума». В
существование врожденных идей, «Метафизические этом же ряду нельзя не назвать и проблему самоиден-
рассуждения» Р. Декарта неубедительны. Идея человека тификации человека, порожденную постоянной сменой
может быть все же вложена обманщиком, а именно образов человека в истории человеческой мысли. Пос-
Сатаной, что в другом месте сам Декарт и обсуждает. Мы ледняя объясняется уникальностью человека как предмета
просматриваем здесь целый узел проблем, в том числе познания, непрерывными переходами от одной эпохи к
проблемы существенно различной дискуссии в разных другой, непрерывными попытками понять до конца от-
парадигмах мышления, не говоря уже о проблеме ношение человека и природы. Этот последний вопрос
возникновения подобного рода затруднений в теле чистого, требует специального рассмотрения.
понятийного мышления, которым по исходу занимается Под природой в широком смысле понимается все сущее, в
философия. Но это не тема представленной главы. Мы узком — «совокупность естественных условий су-
ограничимся тем, что констатируем: сказанное ществования человеческого общества» (О. Дробницкий).
подтверждает, что проблема человека содержит в себе Это настолько очевидно, что вопрос «что есть природа?»
много тайн и загадок для самого человека. кажется надуманным. Но только на первый взгляд. При-
Именно в этих выражениях говорили о человеке многие рода, говорит Гегель, стоит перед нами как некая загадка, и
мыслители. Человек, писал Ф. М. Достоевский, есть тайна, мы столь же чувствуем потребность разрешить загадку
я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком. Для природы, сколь и отталкиваемся от этого. В разные эпохи
Достоевского очевидно не только то, что человек есть человек дает разные ответы на поставленный вопрос.
тайна, но и то, что соответствовать своему понятию чело- В античности природа есть космос, сосредоточение логоса,
век может, только занимаясь этой тайной, причем зани- идеал смысловой упорядоченности и совершенства, к
маясь, как пишет он в другом месте, всю жизнь. Проблема, которому принадлежит и сам человек. Природа
таким образом, должна быть сформулирована Примерно неизмеримо превосходит человека, который должен стре-
так, как сформулирована она почти два с половиной века миться жить в согласии с ней.
назад И. Кантом: что такое человек? В данном случае, В христианской цивилизации складывается иное, во
однако, мало сформулировать проблему, но надо еще многом противоположное понимание природы. Христи-
сформулировать ряд условий ее решения, и в первую анство противопоставляет дух природе, рассматриваемой
очередь условиться, что следует понимать под тайной. В только как нечто материальное, более низкое и
философской литературе слово «тайна» употребляется в преходящее. Не природа неизмеримо превосходит
нескольких смыслах. Наиболее часто этим словом обозна- человека, а человек, понятый как сотворенный и
чается то, что еще не познано, но принципиально вполне одухотворенный Богом, возвышается над ней. Не
познаваемо. Можно ли в этом смысле говорить о тайне природный, а трансцендентный мир выступает символом
человека? Можно, но только отчасти, ибо уж очень не- совершенства и смысловой упорядоченности.
обычен сам предмет, а это по иному ставит и вопрос о его В эпоху Возрождения наблюдается частичный возврат к
познании. Человек, обращал на это внимание Тейяр де идеалам античности. Возникает культ природы, отлив-
Шарден, самый таинственный и сбивающий с толку шийся впоследствии в многообразные формы, начиная от
объект. Человек есть тайна и в том смысле, что к нему не лозунга «назад к природе» (Руссо) и кончая идеей «есте-
могут быть вполне применены рожденные в недрах ра- ственного права», этой протоформы концепций граждан-
ционализма формулы «понять предмет — значит построить ского общества и правового государства. Эта линия
его» (Спиноза), «понять — значит выразить в понятиях» непрерывается и до сего времени, усиливаясь во второй
(Гегель) и другие того же рода. Более реалистичны половине XX в. в связи с возникновением глобальных
констатации, одной из которых является вывод М. М. Бах- проблем современности.
С Нового времени, однако, возрождается в секуляри- том, что переход осуществился не через морфологические
зированной форме и христианская идея превосходства над изменения, а внутри, и потому не оставил заметных следов.
природой, ее покорения и эксплуатации, что явилось одним Этот подход разделяют многие философы. Суть перехода
из источников деятельностной парадигмы. от обезьяны к Человеку, считает украинский философ В. П.
Синтез этих двух тенденций позволил сформулировать Иванов, состоит не в возникновений особей, эмпирически
концепцию естественного происхождения человека и со- фиксированной формы, «обезьяночеловека», а в уходе
творения «второй природы», включающей и природу са- вовнутрь, в самость, в субъективации внешних проявлений
мого человека. жизнедеятельности. В результате расчленяется прежде
На этой основе в Новое время возникли совершенно новые единый процесс объективных закономерностей,
представления о становлении человека из природы, «проклевывается» особая сфера бытия «дли себя» в
отлившиеся в идею антропосоциогенеза. Последняя объективном бытии. Объяснение отсутствия эмпирически
предполагает комплексный подход, включающий обычно фиксируемого «промежуточного звена» представляется
такие факторы, как труд, язык, сознание, те или иные убедительным. Однако остается загадкой, почему развитие
формы общности, регулирования брачных отношений, ушло внутрь и было столь интенсивным, что спустя
нравственность. Несмотря на то, что указанные концепции «планетарный миг» проявило себя вовне одновременно на
претендуют на научность и могут продемонстрировать всей территории Старого Света каменными орудиями,
явные достижения в объяснении происхождения человека, групповой организацией, речью и использованием огня.
антропосоциогенеза и до сего времени во многом пред- Вопрос о сверхвозможностях мозга обсуждает Н. П. Бех-
ставляется загадочным. По мнению известного специали- терева, крупный специалист в области физиологии пси-
ста в этой области Б. Поршнева, не только дилетантам, но и хической деятельности. Она отмечает, что требования,
специалистам проблема начала человеческой истории которые предъявляют земные условия к мозгу, во много
кажется лежащей почти под носом. Но протянутая рука раз ниже, чем его возможности. В объяснении его
хватает пустоту. Не только разгадка, но и загадка еще сверхвозможностей она склоняется к инопланетарной
скрыты в предрассветном тумане. Поэтому они нередко версии происхождения человека. Однако и в этом
сочетаются с теистическими и даже инопланетными под- объяснении мы наталкиваемся на трудность, которую
ходами, предполагающими вторжение разума из космоса. формулирует сама Бехтерева: «Где та планета, на которой
Укажем на ряд загадок, которые и до сего времени не исходные требования к мозгу на много порядков выше, чем
разгаданы до конца. В соответствии с эволюционной те- здесь?» Действительно, такой планеты мы не знаем и,
орией считается, что человек произошел от обезьяны. более того, в науке все более крепнет убеждение, что мы
Однако ряд разработчиков этой концепции в лице Геккеля, одиноки во Вселенной. Остается только согласиться с
Гексли и Фохта сформулировали в 1865 г. одно из за- исходным тезисом Н. П. Бехтеревой: «В нашей эволюции
труднений, назвав его проблемой «недостающего звена», многое непонятно».
иными словами, морфологически определенной формой В XIX в., особенно после создания Ч. Дарвиным эво-
между нашими обезьяноподобными предками и люционной теории, получила распространение трудовая
современным человеком разумным. Спустя сто лет это теория происхождения человека. Но она известна в ее мар-
недостающее звено так и не было найдено, что и было ксистском варианте, однако не сводится к ней. Все
зафиксировано теистически ориентированным философом, сторонники этой теории считают, что именно труд, начи-
палеонтологом и антропологом Тейяром де Шарденом. нающийся с изготовления орудий труда, создал человека. В
Чтобы конкретно сориентироваться в длительности этого ходе трудовой деятельности рука становятся все более
процесса, пишет Тейяр де Шарден, мысленно перенесемся гибкой и свободной. Одновременно развивается мозг, до-
в мир конца третичного периода. От Южной Африки до стигается все более тесное сплочение людей и возникает
Южной Америки через Европу и Азию — раздольные потребность что-то сказать друг другу. Таким образом,
степи и густые леса. И среди этой бесконечной зелени орудийная деятельность, сплочение в общество, речь и
мириады антилоп и зебровидных лошадей, разнообразные мышление есть решающие факторы превращения обезьяны
стада хоботных, олени со всевозможными рогами, тигры, в человека. Затем добавляются регулирование брачных
волки, лисицы, барсуки, совершенно похожие на отношений, нравственность и другие моменты становления
нынешних. Эта природа настолько похожа на нашу, что мы и существования человека.
усилием воли убеждаем себя в том, что нигде не под- Но почему наши животные предки начали трудиться и
нимается дым лагеря или деревни. И вдруг, спустя «пла- почему трудовая активность превратила, в конечном счете,
нетарный миг», примерно тысячу лет, мы обнаруживаем обезьяну в человека? В популярной литературе часто
человека. Что же случилось между последними слоями можно найти такой ответ: для того, чтобы поддерживать
плиоцена, где еще нет человека, и следующим уровнем, где свое существование, люди должны есть, пить, защищаться
ошеломленный геолог находит первые обтесанные от холода и т. п., а это вынудило их к производству мате-
кварциты? — задается вопросом Тейяр де Шарден. И отве- риальных благ. Однако в природе животные, включая на-
чает: поистине человек самый таинственный и сбивающий ших животных предков, не производят, не испытывают
с толку объект науки. Он вошел бесшумно и шел столь никакой потребности в производстве и вполне способны
тихо, что когда мы замечаем его по нестирающимся следам поддерживать свое существование. Но даже и тогда, когда
каменных орудий, выдающих его присутствие, он уже животные в ряде случаев осуществляют орудийную де-
покрывает весь Старый Свет — от Мыса Доброй Надежды ятельность, это не способствует преодолению ими границ
до Пекина. Безусловно он говорит и живет группами. Уже животного мира.
добывает огонь. «Первым» человек является и может быть По-видимому, если мы выводим мышление из труда, а не
только как множество людей. труд из мышления, у нас нет достаточных данных для того,
Если, говорит французский мыслитель, мы бы сфото- чтобы дать объяснение переходу (тем более в течение
графировали прошлое отрезок за отрезком в попытке за- короткого периода тысячи лет) от инстинктообразных к
печатлеть у человеческого рода этот переход, то не сумели целеполагающим формам труда. Но коль скоро труд в его
бы получить каких-либо результатов. По той простой ставших формах возник, мы действительно получаем
причине, что феномен возник внутри. Таким образом, по возможность объяснить ход антропосоциогенеза. Причем
мысли Тейяра де Шардена, «парадокс человека» состоит в дело не столько в том, что труд, по-видимому, сыграл дей-
ствительно решающую роль в возникновении принципи- трупоедением. Ибо ни в коем случае они не были
ально новой формы наследования, открывшей безгранич- охотниками. Их анатомия (зубы и ногти) не была
ные возможности становления человека. Речь идет о сдвиге приспособлена к освоению туш крупных травоядных.
с генетических форм наследования на социальные. Отсюда биологическая адаптация в виде использования и
Животные, как было сказано выше, в ряде случаев изготовления с этой целью режущих, колющих и
осуществляют орудийную деятельность, содержащую в скребущих камней. Кроме того, процесс расщепления и
себе элементы целеполагания, известного под именем оббивания камней сопровождался тем, что раскаленные
«ручного интеллекта» или «практического мышления» (А. крупинки падали на растительный подстил, который в
Н. Леонтьев). Однако это не влечет последствий, которые результате нередко загорался. Это была другая — тоже
обнаруживаются у человека. Опыт не аккумулируется, биологическая — предпосылка будущей утилизации огня
передача его от поколения к поколению не осуществляется, человеком. Наконец, говорит Поршнев, нельзя не обратить
развитие животных не происходит. Существенной чертой внимание на то, что в эволюции от австралопитеков до
антропосоциогенеза является именно то, что изго- неандертальцев неуклонно разрастался головной мозг.
товляемые человеком орудия труда аккумулируют в себе Причиной этого были сложные адаптивные задачи,
способы деятельности с ними. Это достигается тем, что в вызывавшие ультрапарадоксальное состояние центральной
процессе изготовления предмету придается целесообразная нервной системы. Эти и ряд других предпосылок
форма. Распредмечивание этих форм осуществляется как послужили, по мнению русского мыслителя, основанием
развитие человеческих способностей. Поскольку же для перевода, в конечном счете, биологической эволюции
человек в одном из своих определений есть совокупность в.социальную.
способностей и влечений, их приобретение и Идея призрачной предметности, образующей новый пласт
совершенствование есть развитие человека, составляющее бытия, развитая в классической теории, содержит в себе
содержание антропосоциогенеза. Однако следует иметь в интенции, далеко выводящие за пределы трудовой
виду, что опредмечивание, соответственно — концепции антропосоциогенеза, например, к концепции Э.
распредмечивание не может быть сведено только к измене- Кассирера, определяющего человека не столько как
нию формы предмета, собственно целесообразность рациональное животное, сколько как животное символи-
опредмечивается только тогда, когда применяемые челове- ческое. Человек, пишет он, живет не только в физическом,
ком предметы опосредованы системой общественных но и в символическом Мире, нити которого сплетаются в
отношений. Без включения в систему общественных от- символическую сеть. Весь человеческий прогресс утончает
ношений социальное наследование невозможно. Сама же и одновременно укрепляет эту сеть. От этой концепции,
система общественных отношений, в свою очередь, невоз- согласно которой «человек подвешен к паутине значений»
можна без общественных предметов. Последние есть фор- (М. Вебер), отталкивается крупнейший американский
ма, в которой реализуются социальные связи, знаки философ и культуролог Л. Мэмфорд, критически проана-
социальных значений. Адсорбция же социальных значений лизировавший трудовую теорию становления человека и
осуществляется не столько в веществе природы и даже предложивший существенно иную концепцию
измененной форме его, сколько в сгущенных вокруг них антропосоциогенеза.
общественных отношениях. По мнению Мэмфорда, прошлый век — век постоянной
Общественные предметы, писал О. Г. Дробницкий, это как переоценки роли орудий и машин. Карл Маркс, пишет он,
бы призрачная оболочка природной вещи. Мы ее не видим ошибался, придав орудиям труда направляющие функции и
глазом или в окуляр микроскопа, не осязаем пальцами, не центральное место в человеческом развитии. И не только
можем взвесить на руке или весах, услышать ухом или при он. В течение этого периода господствовало определение
помощи стетоскопа, пробовать на вкус или обонять. И в то человека как животного, использующего орудия труда. В
же время «вне общественных отношений, вне форм, результате простая находка фрагмента черепа рядом с
способов деятельности все опадает». Перед нами лишь грубо обработанными булыжниками признается вполне
машины, представляющие причудливые нагромождения достаточной для идентификации существа как
металла, книги — увесистые «кирпичи», в которых проточеловека. Несмотря на заметные анатомические от-
начертано черным по белому, деньги — «радужные бумаж- личия и от более ранних человекообразных обезьян и от
ки», поступки — телодвижения, мысли — не более чем людей, и несмотря на отсутствие в течение последнего
электрохимические процессы в мозгу — все это лишь ма- миллиона лет заметного усовершенствования технологии
териально-природный субстрат, телесный носитель того, обтесывания камней, Мэмфорд обращает внимание на
что называется машинами, зданиями, книгами, деньгами, неясный факт: вовлечение в производство моторно-
мыслями, поступками. Антропосоциогенез и есть непре- сенсорной координации не требовало и не вызывало какой-
рывный процесс становления такой живой, постоянно либо значительной остроты мысли. Иными словами, спо-
пульсирующей системы, конденсирующей в себе способы собность к изготовлению орудий труда не требовало и не
деятельности с ними, способы отношений людей к миру, создавало развитого черепно-мозгового аппарата у древних
друг к другу и самим себе. • людей. У многих насекомых, птиц, млекопитающих,
Оригинальностью отличается концепция Б. Ф. Поршнева, говорит он, появились более радикальные новшества, чем у
сделавшего попытку преодолеть ряд затруднений, предков человека: сложные гнезда, домики, бобровые
возникших в рамках классической трудовой теории плотины, геометрические ульи, урбаноидные муравейники
антропосоциогенеза. Поршнев возвращается к идее и термитники. Это свидетельствует о том, что если тех-
Геккеля и Фохта о недостающем звене. Он относит к нему нические умения были бы достаточны для определения
питекантропов, неандертальцев и австралопитеков, активности человеческого интеллекта, то человек долгое
объединяя их в семейство прямоходящих высших время рассматривался бы как безнадежный неудачник по
приматов (троглодитов). Троглодиты от всех четырехруких сравнению с многими другими видами.
обезьян отличаются двуногостью, от людей — полным По мнению американского мыслителя, преимущество
отсутствием членораздельной речи и соответствующих человека состояло не в том, что на каком-то этапе он стал
образований в коре головного мозга. И от людей и от использовать орудия, а в том, что он изначально обладал
обезьян они отличались совершенно специфической и одним всецелевым орудием — собственным, движимым
профилирующей добавкой к растительной пище: умом телом, являлся использующим главным образом свой
ум самосовершенствующимся животным. В этом процессе таким образом, впрессована в процесс становления чело-
самотрансформации техника в узком смысле служила лишь века как человека, в частности в детскую игру. И не только
вспомогательным средством, но не главным в детскую, о чем свидетельствует возрастание роли иг-
агентом, ибо техника никогда не была отделена от большой рового начала в современном обществе. Она не только
культурной целостности и еще менее господствовала над «правилосообразна», но и оказывает значительное влияние
всеми остальными институтами. Даже стандартизация на развитие и деятельность человека как свободного,
образцов и алгоритмичность процессов по большей части творящего существа.
проистекали из ритуальной точности церемоний, спе- Согласно устоявшимся представлениям, язык неразрывно
циализации в обрядовых службах, религиозного механи- связан с сознанием. Это та основная форма, в которой
ческого запоминания и других форм культурной сознание существует в действительном мире. Язык — это
деятельности вплоть до игры, мифа и фантазии. практическое, действительное сознание-. Выше мы
Близкие взгляды развивал канадский социолог М. говорили, называя критерии, отличающие человека как
Маклюэн. Согласно Маклюэну, общественное развитие человека, о высшей форме деятельности — самодея-
определяется теми средствами связи, на основе которых тельности, — в рамках которой его собственная жизнь
осуществляется общение людей, а не производительными является для него предметом, что и делает человека
силами. Он называл устаревшими взгляды Маркса, кото- свободным. Понятно, что стать предметом самого себя
рые, по его мнению, могли появиться только в «эпоху, можно только сознавая себя, обладая самосознанием.
когда машина впервые начала вытеснять человеческий Именно самосознание отличает человека от животного и
труд» и которые были заимствованы у Карлейля, Рескина и именно оно возводит психику на уровень сознательной
Морриса. психики. Для самосознания же, согласно М. Полани, ха-
Вспомним теперь, что, начиная этот раздел, мы назвали рактерно личностное, неявное, чрезвычайно интегриро-
антропосоциогенез комплексным процессом. Его со- ванное, спрессованное знание. Любые попытки его опре-
ставляющие не сводятся к уже рассмотренным. Важное деления «лишь сдвигают область неявного, но не могут
место среди них занимают- язык и сознание. элиминировать ее». Поэтому самосознание есть сердцевина
Говоря о языке, мы тоже, как и в случае с трудом, должны сознания, без него последнее совершенно невозможно.
отойти от расхожих фраз типа «язык возник потому, что у Обеспечивает эту неявность и эту спрессованность, и, со-
людей появилась потребность что-то сказать друг другу». ответственно, переход от дискретности к континуальности
Потребность «что-то сказать» возникла задолго до символ. Символ не может быть до конца рационали-
человека. Каждый вид имеет свой «язык». Есть «языки» зирован, а следовательно, определен. Всякая попытка
птиц, пчел, дельфинов и т. д. Считается, что «язык» по- определить символ приводит к тому, что он рассыпается в
следних достаточно развит. Помимо прочего, это означает, бесконечные ряды других символов. Он указывает, но не
что ссылки на строение гортани вряд ли уместны. Развитие определяет. Отсюда, в конечном счете, направленность
языка в ходе становления человека могло пойти и по сознания, обеспечиваемая опять же, в первую очередь,
другому пути, но пойти должно было обязательно. По- самосознанием. Отсюда и другая особенность отражения
этому более правы те, кто истоки языковой деятельности действительности в сознании. Это отнюдь не зеркальное
пытается отыскать в процессе становления объективного отражение. Если сознание и можно уподобить зеркалу, то
мира социальных значений, человеческого предмета. В это, по выражению А. Н. Леонтьева, «волшебное зеркало».
ходе этого становления происходит расщепление после- Оно не только отражает, но и преображает, творит мир.
днего и появление его субъективного, более человеческого Таким образом, практическая предметная деятельность,
эквивалента, приспособленного к непосредственному созидающая «вторую природу», раскрытую «книгу» соци-
общению, — языка. Суть языковой системы, говорит из- альных значений, и самодеятельность, обеспечивающая на
вестный генетик академик Н. Дубинин, состоит в замене базе самосознания изменение внутреннего мира общест-
объекта или события на символ. Способность людей к венного человека, являют собой в нерасторжимом единстве
общению символами-словами является высшим достиже- и даже тождестве важнейшую составляющую
нием умственной деятельности человека. Язык — это чи- антропосоциогенеза, никакой мерой не ограниченного
сто человеческое качество, прямо связанное с мышлением, бесконечного процесса становления человека и
развитием общественно-трудовых отношений людей. Он человечества.
воочию демонстрирует нам правоту утверждения Гегеля:
различие субъекта от объекта имеет границу. 21. Проблемы антропосоциогенеза.
Будучи, по исходу, замещающей системой, язык далеко 22. Биологическое и социальное в человеке.
выходит за рамки этой своей функции. Как показал Л. 23. Природа человека и характер философской
Витгенштейн, слово не просто замещает, обозначает объект концепции (представление о человеке в современной
в форме значения. Оно способно к этому только в культуре).
определенном контексте или «языковой игре» и в соответ- Нетрудно видеть, что в подпочве разных пониманий сути
ствии е принятыми лингвистическими правилами. С этими антропосоциогенеза таится вопрос о соотношении
идеями австрийского философа сопрягаются подходы Л. биологического и социального в человеке, или, говоря
Выготского, выяснившего роль игрового замещения в иначе, вопрос о природе человека. В философской литера-
становлении ребенка как свободного и творческого суще- туре сложились две позиции по этому вопросу. Согласно
ства. Игра, отмечал он, есть «царство произвольности и одной, природа человека всецело социальна. Согласно
свободы», что достигается «замещающей ситуацией в другой, она не только социальна, но и биологически на-
игре». Действие в «воображаемом поле, в мнимой ситуа- гружена. При этом речь не идет о том, что жизнедеятель-
ции», создание произвольного намерения — все это воз- ность человека имеет биологические детерминанты, опре-
никает в игре и ставит ее на высший уровень развития, деляющие зависимость человека от набора генов, баланса
возносит ее на гребень волны, делает ее девятым валом вырабатываемых гормонов, обмена веществ и бесконечно-
развития дошкольного возраста. Через игру, резюмирует Л. го множества других факторов.
Выготский, ребенок вводится «в развитый мир высших Существование этих факторов признают все. Речь идет о
форм специфически человеческих деятельностей, содер- том, существуют ли биологически запрограммированные
жащихся в среде как источнике развития». Языковая игра, схемы поведения человека. Вопрос этот очень сложный и
запутанный. Сторонники и того и другого подходов чер- мистские «теории», согласно которым природа каждой
пают доводы из серьезных источников. Сторонники пер- человеческой расы различна, существуют низшие и выс-
вого, утверждая, что человек рождается с единственной шие расы, отличающиеся друг от друга многими призна-
способностью, «способностью приобретать человеческие ками, начиная от строения головы и лица и кончая ум-
способности» (выражение А. Н. Леонтьева), ссылаются на ственными способностями. Последняя по времени
эксперимент, поставленный самой природой и продол- «теория» такого рода развита американскими социологами
женный человеком. Чарльзом Мерреем и Ричардом Хернстейном в книге
Речь идет о слепоглухонемых детях (родившихся или «Изгиб колокола» (1994 г.).
ставших такими в самом раннем детстве) из специальной Они соглашаются с утверждением, сделанным за четверть
школы в Загорске (теперь Сергиевом Посаде). До школы века до выхода книги, согласно которому между белыми и
они были даже не животными, а растениями. У них были черными зияет пропасть в пятнадцать пунктов
оборваны все важнейшие каналы связи с миром, причем «коэффициента умственного развития». Если у огромного
еще до того момента, как они могли освоить хотя бы ма- 125-миллионного среднего класса американцев он на-
лую часть культурного содержания, необходимого для ходится в пределах нормы, то примерно четверть населе-
становления человека. Само по себе это содержание не ния страны (62,5 млн. человек) имеет этот коэффициент
формировалось. У них отсутствовал даже низкий или очень низкий, и черных среди них подавля-
исследовательский рефлекс, якобы открытый И. П. ющее большинство. Отсюда сделаны выводы о необходи-
Павловым. Они могли умереть, даже если пища была мости резкого пересмотра социальных программ помощи
рядом. И только в школе, с использованием специальных негритянскому населению, которое якобы развращают
методик, основанных на концепции предметной пособиями, способствуя увеличению лиц с низким уровнем
деятельности, их постепенно приучали к орудийной умственного развития и высокой криминализации
деятельности, начиная с приема пищи и кончая сложными негритянской общины.
навыками письма. С разбивкой по операциям их учили Книга вызвала весьма оживленное обсуждение, в ходе
произносить членораздельные звуки, затем говорить, затем которого, как явствует из статьи в журнале «ЮС ньюс энд
читать и писать с помощью азбуки Бройля. В результате уорлд рипорт», опубликованной в 1995 г., выяснилось, что
формировались люди, хотя и продолжавшие оставаться она была подготовлена по заказу, расистской организации
слепыми и глухими, но во всех других отношениях вполне и, самое главное, в ней не опровергнуто традиционное
нормальные, что подтверждается тем, что четверо из них объяснение нищеты, рождения внебрачных детей и пре-
успешно окончили психологический факультет ступности неравными общественными условиями,
Московского университета. социальными аномалиями и недостатком образования. В то
Сторонники второго подхода ссылаются на данные со- же время были указаны факты, которые действительно
временной социобиологии, усиленно развивающейся с опровергают утверждения авторов книги. Один из них —
1975 г., когда ее основоположник Э. Уилсон опубликовал «эффект Флинна», названный по имени Джеймса Флинна,
книгу «Социобиология. Новый синтез». Согласно социо- который еще в 30-х гг. XX в. выяснил, что интеллекту-
биологии, большинство стереотипных форм человеческого альный уровень населения США повышается каждое де-
поведения свойственно млекопитающим, а более сятилетие на три единицы, и за этот период вырос на
специфических форм — поведению приматов. Среди этих пятнадцать единиц, что было бы невозможно, если бы его
стереотипных форм Э. Уилсон выделяет взаимный определяли гены.
альтруизм, защиту определенного местообитания, агрес- Другой — «эффект айни», племени, проживающего на
сивность, следование отработанным эволюцией формам Хоккайдо. Его представители демонстрируют интеллекту-
сексуального поведения, непотизм (семейственность), что в альный уровень ниже, чем японцы, но легко изживают это
данном случае означает приверженность не только род- отставание, как только переселяются в страны Запада, что
ственным, но и внутрипопуляционным образованиям, тоже было бы невозможно при генетической предраспо-
.наконец, социализацию с помощью отработанных эволю- ложенности к отставанию. К тому же оказалось, что, сог-
цией способов и механизмов и др. При этом нужно иметь в ласно исследованиям американского ученого Кавалли-
виду, что когда речь идет об альтруизме, защите Сфорса, генетическое разнообразие внутри одного народа
местообитания, непотизме и прочих названных формах часто бывает более значительным, чем различия между
человеческого поведения, соответствующие термины отдельными народами, а так называемые расовые различия
употребляются метафорически. говорят лишь о различной степени приспосабливаемое™
Если, к примеру, какие-то действия именуются тех или иных народов к климатическим условиям. Так,
альтруистическими, это не значит, что каждому соответ- впрочем, и должно быть, если вспомнить, что человек
ствующему действию предшествует сознательное намере- появляется сразу как «множество людей, иначе говоря, как
ние, основывающееся на различении добра и зла. Когда человечество, на огромных просторах Старого Света».
биологи говорят об альтруизме, пишет исследователь этого Рассматривая эту проблему, нельзя пройти мимо на-
направления Майкл Рьюз, они подразумевают социальное стойчивых усилий юридической науки — ныне в лице ее
взаимодействие, которое расширяет эволюционные воз- специальной области, носящей название «криминология»,
можности там, где они сопровождаются повышением реп- — в течение примерно двух веков пытающейся нащупать
родуктивного успеха. Признавая решающее влияние куль- связь между биологической природой человека и
турной эволюции, социобиологи стараются обратить существованием преступности. Одним из основателей так
внимание на то, что на формы, в каких мы мыслим и называемой уголовной антропологии считается всемирно
действуем, оказывает тонкое, на структурном уровне, вли- известный итальянский профессор Ч. Ломброзо. «Пре-
яние и наша биология. Но они отнюдь не утверждают, ступник, — писал Ломброзо, — существо особенное,
пишет М. Рьюз, что биология наполняет нас врожденными отличающееся от других людей. Это своеобразный
идеями, которые якобы приводят к ясному пониманию антропологический тип, который побуждается к
того, что «Бог существует» или «2 + 2 = 4». преступлению в силу множества свойств и особенностей
Социобиология ведет речь, как мы видим, о единой своей организации» Поэтому преступления в человеческом
природе человека, в корпусе которой она находят место и обществе носят вполне естественный характер. Им
биологическим влияниям. Однако существуют и экстре- вводится понятие «преступный тип», которое, под
влиянием другого крупного представителя этого подтверждение библейская формула «нет закона — нет
направления Э. Ферри, впоследствии заменяется понятием греха», что в нашем случае означает: поведение становится
«прирожденный преступник», отыскиваются преступным тогда, когда оно объявлено законом
соответствующие признаки и создается их типология. На преступным, а не изначально, в силу каких-то
основе развитого им учения Ч. Ломброзо предлагает естественных детерминант.
заменить институт судов институтом психиатрических В целом же следует иметь в виду, что огромное боль-
комиссий, которые бы и решали судьбу лиц, совершивших шинство ученых всего мира крайне отрицательно относят-
преступление. Впоследствии позиция сторонников этого ся ко всякого рода концепциям, якобы выявляющих био-
подхода была значительно смягчена. В частности, было логические детерминанты преступности и проводящих на
признано, что благоприятные социальные условия могут этой основе соответствующую селекцию людей. Более
нейтрализовать природную предрасположенность к плодотворно на место селекции по любым основаниям
преступлению и, напротив, среди совершивших поставить реалистическое понимание, исходящее из того,
преступления, в среднем, примерно только сорок что каждый человек как человек, т. е. прошедшее
процентов могут быть квалифицированы как первичную социализацию существо, способен совершить
«прирожденные преступники». Нарастающая весьма аргу- преступление. «Человек, — пишет Э. Фромм в своей
ментированная критика уголовной антропологии Ч. Лом- «Анатомии деструктиувности», — отличается от животных
брозо сформировала в конце концов отрицательный сте- именно тем, что он убийца. Это единственный
реотип восприятия этого воззрения. На учение было представитель приматов, который без биологических и
наложено своеобразное табу. экономических причин мучит и убивает своих
Дальнейшее движение этого направления осуществлялось соплеменников и еще находит в этом удовольствие». И
в сторону все большего усиления его психологической и далее: «Наблюдения показывают, что приматы на воле
социологической составляющей и ослабления внимания к малоагрессивны, хотя в зоопарке их поведение
органике. Характерными выразителями этой деструктивно... «Цивилизованный» человек всегда жил в
трансформации были А. Принс, автор концепции пре- «зоопарке», т. е. в условиях несвободы или даже
ступности как продукта вырождения социального орга- заключения разной степени строгости», где «решетки хотя
низма; Г. Тард, с его половинчатой позицией, признавав- и невидимы, но не менее прочны».
шей, с одной стороны, существование преступного типа, а По-видимому, следует признать, что как невозможно
с другой, сравнивавшего преступность с тенью, отбра- идеальное общество, так и невозможно общество, в кото-
сываемой обществом, и пр. ром полностью искоренена преступность. Однако создание
Следующий крупный шаг в исследовании связи природы условий для решения личностью большинства ее экзистен-
человека с преступностью сделал Э. Дюркгейм. Он утвер- циальных, смысложизненных проблем и изменение ценно-
ждал, что преступник вовсе не антисоциальное существо, стных ориентации способно снизить число нарушений за-
не особого типа паразит, не чуждое и не кона без расширения и ужесточения уголовной репрессии.
ассимилирующееся тело в среде общества: это нормальный Мы видим, таким образом, что в случае выяснения истоков
фактор социальной жизни. По сути, мы называем преступности, как и в случае определения «оснований» для
преступным то, что является отклонением от ходячих норм деления народов и рас на низшие и высшие, привлечение
морали, и чрезмерным давлением препятствуем эволюции «аргументов от биологии» не может быть научно
как морали, так и общества. оправдано. Тем более, что современная наука достаточно
В середине XX в. происходит как бы возврат к идеям аргументирование утверждает, что все люди, состав-
биологической обусловленности преступности, толчком к ляющие современное человечество, будь они японцами,
которому послужили открытия в области биологии, в ча- австралийцами или африканцами, произошли от одной
стности, связанные с возникновением генетики. Начинают «мамы», так называемой «митохондриальной Евы» и од-
искать ген преступности, для чего исследуются ного «папы», так называемого «Y-хромосомного Адама».
однояйцовые близнецы, родословные связи и другие Поэтому в современном мире все больше отказываются от
феномены. Исследования Ланге, Легра, Штумпфля как определения национальной принадлежности по крови (в
будто бы такую связь обнаруживают. Однако почти одно- широком смысле — по биологическим признакам) и все
временно начинает нарастать критическая волна, обуслов- больше определяют национальную принадлежность через
ленная недостаточной репрезентативностью исследований причастность к конкретней культуре.
и существованием неизученной переменной, связанной с Такова — за немногими исключениями — и позиция
наличием общих семейных условий и других факторов. русской философии. Тайна национальной души, неодно-
Попытки преодолеть эти затруднения путем исследования кратно повторял Н. Бердяев, заключается в общности ис-
поведения однояйцовых близнецов, разлученных в раннем торической судьбы. Согласно Г. Федотову, нация — не
детстве, привели к опровержению исходного тезиса. Не- расовая и даже не этнографическая категория. Это
смотря на наличие множества общих поведенческих черт, категория прежде всего культурная. Не народ (нация)
не удалось обнаружить преступных проявлений у второго создает историю, а история создает народ. Культурное
близнеца, если первый совершал правонарушение. В 60-е единство, достаточное для образования нации, продолжает
гг. был выявлен аномальный хромосомный набор типа он, довольно трудно определимо по содержанию. В него
«хуу», наличие которого, как утверждалось, в значи- входят религия, язык, система нравственных понятий,
тельном количестве случаев обнаруживалось у правонару- общность быта, искусство, литература. Об этом же читаем
шителей. Однако в 70-е гг. и эта версия была опровергнута. и у А. И. Солженицына: «Когда мы говорим
Более того, были обнародованы исследования, которые «национальность», мы имеем в виду не кровь, а всегда —
показали, что от 90 до 100% так называемых дух, сознание, направление предпочтений у человека. Уже
законопослушных граждан в течение своей жизни все же века существуют русский дух и русская культура, и все,
совершили правонарушения, включая серьезные кто к этому наследству привержен душой, сознанием,
преступления, но за них не понесли наказания, поскольку сердечней болью, — вот они и суть русские.» А К.
они никогда не были раскрыты. Тем самым была Трубецкой называл национальный субстрат Российской
поставлена под сомнение Сама идея селекции граждан на империи, а затем и СССР «особой многонародной нацией»,
законопослушных и не законопослушных и получила новое что перекликается, с одной стороны, с идеями позднего
«русского коммунизма» о новой исторической общности, а ограниченность, неразвитость или ущербность обществен-
с другой, принятой на Западе формулой, позволяющей, к но-исторической практики и самого познания. Заблужде-
примеру, говорить о современном мыслителе Ф. Фукуяме ние по своей сути есть искаженное отражение действи-
как «американце японского происхождения». тельности, возникающее как абсолютизация результатов
Русские философы, в своей массе, отвергали как познания отдельных ее сторон. Заблуждения, конечно,
интернационализм, так и национализм. Первый за стрем- затрудняют постижение истины, но они неизбежны, есть
ление, как они считали, стереть национальные различия, необходимый момент движения познания к ней, одна из
второй — за превознесение одной нации за счет другой. возможных форм этого процесса. Например, в форме
Они говорили о равноправии всех наций и называли это такого «грандиозного заблуждения» как алхимия
«сверхнационализмом», что тоже перекликается с происходило формирование химии как науки о веществе.
господствующим в современной культурологии «культур- Заблуждения многообразны по своим формам. Следует,
ным релятивизмом», запрещающим выстраивать иерархию например, различать заблуждения научные и ненаучные,
культур, определяя таким образом передовые и отсталые -эмпирические и теоретические, религиозные и фи-
культуры. лософские и т. д. Среди последних существуют такие как
К тому же издревле имел место и все более нарастал эмпиризм, рационализм, софистика, эклектика, догматизм,
процесс «Этнического смешения». Так, согласно В. Сусло- релятивизм и др. Заблуждения следует отличать от лжи —
ву, царица Клеопатра была не египтянкой, как многие преднамеренного искажения истины в чьих-то корыстных
думают, а гречанкой. Бабка Александра Дюма была негри- интересах — и связанной с этим передачи заведомо
тянкой. Шопен поляк только по матери, по отцу же он ложного знания, дезинформации. Если заблуждение —
француз и провел большую часть сознательной жизни во характеристика знания, то ошибка — результат
Франции. Матери Жуковского и Капниста были пленными неправильности действий индивида в любой сфере его
турчанками. Матерью Герцена — немка. Из обрусевших деятельности: ошибки в вычислениях, в политике, в
немцев были декабрист Пестель, Денис Фонвизин, житейских делах и т. д. Выделяют ошибки логические —
Александр Блок, советский драматург Николай Эрдман и нарушение принципов и правил логики и фактические,
режиссер Сергеи Эйзенштейн. Итальянцем по обусловленные незнанием предмета, реального положения
происхождению был русский композитор Цезарь Кюи. Дед дел и т. п.
Чайковского был француз. Наполовину француженкой Развитие практики и самого познания показывает, что те
была мать Станиславского, как и мать Владимира Даля, или иные заблуждения рано или поздно преодолеваются:
который по отцу был датчанин. Польками были матери либо сходят со сцены (как, например, учение о «вечном
Некрасова, Короленко, Леонида Андреева, Арцыбашева, двигателе»), либо превращаются в истинные знания
Марины Цветаевой, Алисы Коонен. Матерью Леонтия (превращение алхимии в химию). Важнейшие предпосылки
Дубельта, шефа III отделения, была испанская принцесса преодоления заблуждений — изменение и совершен-
Медина-Челли. Подсчитано, что Николай II был русским ствование породивших их социальных условий, зрелость
на 1/126, наследник Алексей — на 1/252. Список этот общественно-исторической практики, совершенствование
можно многократно умножить. Что же объединяет этих наблюдений и экспериментов, развитие и углубление зна-
столь разных «по крови» людей? Только одно — ний и методов его получения.
принадлежность к русской культуре. Истина — знание, соответствующее своему предмету,
К тому же, сама «душа народа» в ходе исторического совпадающее с ним. Иначе говоря, это верное, правильное
развития способна к коренным изменениям. Г. Федотов отражение действительности — в живом созерцании или в
говорит о четырех трансформациях немецкой «души» ме- мышлении. Поэтому первый и исходный признак
нее чем за два столетия. Н. Бердяев о пяти этапах катаст- (свойство) истины — объективность: конечная обуслов-
рофического развития России, каждый раз качественно ленность реальной действительностью, опытом, практикой
менявших ее «душу». С другой стороны, разделение народа и независимостью содержания истинного знания от
даже на исторически короткий срок имеет в этом смысле отдельных людей (как, например, утверждение о том, что
далеко идущие последствия. Опрос, проведенный спустя 10 Земля вращается вокруг Солнца). Истина не есть свойство
лет после разрушения Берлинской стены, показал, что материальных объектов (например, «дом есть истина»), а
более 14% взрослого населения 1ермании желало бы ее характеристика знаний о них.
восстановления. По другим опросам эта цифра еще выше. Будучи объективна по своему внешнему материальному
Характер отношений между разделенными в прошлом содержанию, истина субъективна по своим внутренним
частями страны таков, что некоторые говорят о формуле идеальным содержанию и форме: истину познают люди,
«Одна страна — два народа», что, конечно, является выражающие ее в определенных субъективных формах
преувеличением. Но как бы то ни было, понятно, что го- (понятиях, законах, теориях и т. п.). Например, всемирное
ворить в этом случае о биологических причинах или даже тяготение изначально присуще материальному миру, но в
биологической составляющей факторов, приведших к этой качестве истины, закона науки оно было открыто
ситуации, совершенно нелепо. Этим, однако, список тем, Ньютоном.
относящихся к природе человека, не заканчивается. Важ- Истина есть процесс, а не некий одноразовый акт по-
нейшей среди них является тема смысла жизни человека. стижения объекта сразу, целиком и в полном объеме. Для
характеристики объективной истины как процесса приме-
24. Понятие общества. Общество как няются категории абсолютного (выражающей устойчивое,
саморазвивающаяся система. неизменное в явлениях) и относительного (отражающей
25. Познание как предмет философского анализа. изменчивое, преходящее). Абсолютная и относительная
26. Теория познания как философская дисциплина. истина — это два необходимых момента одной и той же
27. Познание и практика. объективной истины, любого истинного знания. Они вы-
28. Многообразие форм знания. ражают разные ступени, стороны познания человеком
29. Истина и заблуждение, знание и вера. объективного мира и различаются лишь по степени точ-
Заблуждение— знание, не соответствующее своему ности и полноте его отражения. Между ними нет китайской
предмету, не совпадающее с ним. Будучи неадекватной стены. Это не отдельные знания, а одно, хотя каждая яз
формой знания, оно главным своим источником имеет данных сторон, моментов имеет свою специфику.
Абсолютная истина (точнее, абсолютное в объективной появлению человека. Этот процесс подчинен, с его точки
истине) понимается, во-первых, как полное, исчерпыва- зрения, своему регулятору и своей конечной цели —
ющее знание о действительности в целом — гносеологи- «точке Омега», воплощением которой является Христос.
ческий идеал, который никогда не будет достигнут, хотя Идею единения науки и мистики он считал панацеей от
познание все более приближается к нему. Во-вторых, как всех бед современного человечества. Важнейшее условие
тот элемент знаний, который не может быть никогда оп- реализации этой идеи — технический прогресс и развитие
ровергнут в будущем: «Птицы имеют клюв», «Люди смер- экономики. Но решающую роль, по мнению Тейяра, дол-
тны» и т. д. Это так называемые вечные истины, знания об жен сыграть духовный фактор— ясная и сознательная вера
отдельных сторонах предметов. в наивысшую ценность эволюции.
Относительная истина (точнее, относительное в объек- Оригинальные идеи о соотношении знания (истины) и веры
тивной истине) выражает изменчивость каждого истинного высказывал Б. Рассел. Он понимал веру как совокупность
знания, его углубление, уточнение по мере развития связанных между собой состояний организма, полностью
практики и познания. При этом старые истины либо за- или частично имеющих отношение к чему-то внешнему.
меняются новыми (например, классическая механика сме- Среди различных видов веры британский философ выделял
нилась квантовой.), либо опровергаются ,и становятся за- воспоминание, ожидание, веру нерефлекторную и
блуждениями (например, истина о существовании вечного проистекающую из сознательного вывода и др. Истина же
двигателя, понятия о теплороде, флогистоне и т. п.). есть свойство веры и как производное — свойство
Относительность истины заключается в ее неполноте, предложений, выражающих веру. Всякая вера, по мнению
условности, приблизительности, незавершенности. Рассела, «имеет изобразительную природу», соединенную
Абсолютная истина в виде целостного фрагмента знания с чувством одобрения или неодобрения. В случае
складывается из суммы относительных, но не путем одобрения она «истинна», если есть факт, имеющий с
механического соединения готовых истин, а в процессе изображением, в которое верят, такое же сходство, какое
исторического развития познания и синтеза его имеет прототип с образом. В случае неодобрения она «ис-
результатов. тинна», если такого факта нет. Вера, не являющаяся ис-
Вера и знание тинной, называется ложной.
Проблема взаимоотношений знания и веры имеет давнюю Вопрос о вере, о ее соотношении с разумом (знанием)
историю. Она активно обсуждалась в средневековой занимал большое место в русской религиозной философии,
схоластической философии. Так, уже Тертуллиан открыто одно из важнейших понятий которой — «цельное знание».
выступал против разума, провозглашал парадоксальный Идеал цельного познания как органического все-
тезис: «Верую, потому что абсурдно». Августин объемлющего всеединства привлек многих русских мыс-
Блаженный утверждал, что задача богословия — познать в лителей, начиная с А. С. Хомякова и Вл. Соловьева. Они
свете разума то, что уже принято верой. Ансельм считали, что цельная истина раскрывается только цельному
Кентерберийский заменил изречение Тертуллиана своей человеку. Только собрав в единое целое все свои духовные
компромиссной формулой: «Верю и понимаю». Фома силы — чувственный опыт, рациональное мышление,
Аквинский говорил о гармонии между верой и знанием при эстетический и нравственный опыт, а также — что очень
приоритете веры. важно — религиозное созерцание, человек начинает по-
Ф. Бэкон, выдвинув лозунг «Знание — сила», указывал, что нимать истинное бытие мира и постигает
истину надо искать в данных опыта и наблюдений, а не в сверхрациональные истины о боге.
потемках схоластики и в цитатах из священных книг. Уже Русские философы исходили из того что вера — важ-
в начале XX в. католическая церковь выдвигала положение нейший феномен внутреннего, духовного мира человека,
о том, что вера не должна быть слепым движением души и непосредственное принятие сознанием смысложизненных
что не может быть никакого действительного расхождения положений как высших истин, норм и ценностей. Она
веры и знания, разума, так как все знания произошли от основывается на авторитете, на внутреннем чувстве (ин-
бога. Например, папа Пий XII неоднократно выступал с туиции), на уважении к чужому опыту и традиции. Вера в
заявлениями о том, что «церковь — друг науки», отмечая, объективное значение абсолютных ценностей есть религия
однако, что церкви приходится вмешиваться в науку, (С. Л. Франк). Но и в атеистическом гуманистическом
чтобы предостеречь ее от ошибок против веры. сознании вера как убежденность в справедливости, правоте
Проблема соединения веры и знания, богословия и науки целей и реальности их достижения является необходимым
занимает важное место в одном из влиятельных условием и могучим стимулом творчества, прогресса.
направлений современной философии — неотомизме, Такая вера (в отличие от слепой веры, или фанатизма) не
представители которого стремились в едином синтезе только не противостоит и не противоречит разуму, но и
объединить веру и разум. Основная задача философии ус- открывает простор для активной деятельности сознания:
матривается в рациональном раскрытии и оправдывании Соотнося веру с разумом, со знанием, русские мыслители
истин теологии. При этом она должна ориентироваться на понимали последнее как целостное всеединство, которое
собственные критерии рациональности и направляться в образуется как синтез эмпирического познания (опытные
конечном счете «светом веры». науки), отвлеченного мышления (философия) и веры
Целостность человеческого знания предстает в гносе- (теология). Оно не может носить только теоретический
ологии неотомизма как обладающая иерархическим стро- характер, а должно отвечать всем потребностям духа,
ением и отнюдь не противоречащая откровению веры. Так, удовлетворять высшим стремлениям человека в воле,
Ж. Маритен, доказывая необходимость гармонии разума и разуме и чувстве.
веры, считал плодотворным главенство теологии и Развивая идею о всестороннем синтезе теологии, фи-
метафизики над конкретными областями теоретического лософии и науки, Вл. Соловьев обращает внимание на то,
разума, ратовал за возрождение религиозно ориентирован- что этот «великий синтез» не есть чья-то субъективная
ной философии природы. личная потребность, а имеет определенные объективные
Французский ученый, философ и теолог Тейяр де Шарден основания. Они обусловлены, по его мнению, как недо-
пытался создать «научную феноменологию», которая статочностью эмпирической науки и бесплодностью чисто
синтезировала бы данные науки и религиозного опыта для отвлеченной философии, так и невозможностью возврата к
раскрытия содержания эволюции Вселенной, приведшей к теологической системе в ее прежней исключительности.
Необходимость данного синтеза диктует сам реальный акт и элемент познавательной деятельности. Она об-
жизненный процесс, осмысленный человеческим разумом. наруживает себя в непосредственном, не требующем
И. А. Ильин подчеркивал, что знание и вера совсем не доказательств принятии тех или иных положений, норм,
исключают друг друга. С одной стороны, потому что по- истин. Как психологический акт вера проявляется в состо-
ложительная наука, если она стоит на высоте, не преуве- янии убежденности и связана с чувством одобрения или
личивает ни своего объема, ни своей достоверности и со- неодобрения... Если вера отрывалась от религиозной при-
всем не пытается судить о предметах веры (к примеру — надлежности, то в составе познавательного процесса она
«Бог есть» или наоборот «Бога нет»). Ее граница — чув- обозначала убежденность в правоте научных выводов, уве-
ственный опыт, ее метод — объяснить все явления есте- ренность в высказанных гипотезах, являлась могучим сти-
ственными законами и стараться доказать каждое свое мулом научного творчества».
суждение. Она, согласно И. А. Ильину, держится за этот В размышлениях философов разных направлений и ученых
опыт и за этот метод, отнюдь не утверждая, что они все- конца XX в. можно встретить рассуждения о том, что
объемлющи и неисчерпываемы, и отнюдь не отрицая того, научной мысли нужна вера, как правой руке левая, и
что можно достигнуть истины в другой области при по- неумение работать обеими не следует считать особым пре-
мощи другого опыта и другого метода. имуществом. Обосновывается это тем, что в научном и в
С иной стороны, как отмечает русский мыслитель, на- религиозном познании задействованы в принципе разные
стоящая вера вырастает именно из этого другого опыта и структуры человеческого существа. В науке человек дей-
идет своим особым путем (методом), не вторгаясь в науч- ствует как «чистый ум»; совесть, вера, любовь, порядоч-
ную область, не вытесняя и не заменяя ее. Тот, кто пола- ность — все это «подмога» в работе ума ученого. Но в ре-
гает, что вера есть нечто произвольное, несерьезное и бе- лигиозно-духовной жизни, напротив, «ум — это только
зответственное и что веровать можно только без всяких рабочая сила у сердца».
оснований в недостоверное и выдуманное — тот, убежден В современной, постнеклассической науке все чаще
И. А. Ильин, жестоко ошибается. высказываются идеи о необходимости учета
Рассматривая взаимоотношения веры и знания, Н. А. многообразного духовного опыта человечества - в том
Бердяев отмечал, что они не мешают друг другу, и ни одна числе и религиозного, Предпринимаются попытки со
из них не может заменить или уничтожить другую. Русский стороны некоторых зарубежных и отечественных ученых
философ утверждал беспредельность знания и веры, широкого целостного мировоззренческого осмысления
полное отсутствие их взаимного ограничения. Научное действительности связав «строгие науки» (математику,
знание, как и вера, есть проникновение в реальную теоретическую физику и др.) с философией, психологией,
действительность, но частичную, ограниченную. Наука религиоведением и мистикой.
верно учит о законах природы, но она, по мнению
Бердяева, некомпетентна в решении вопроса о вере, от- 30. Генезис науки (возникновение науки).
кровении, идее и т. п. Понятие науки. Основной формой познавательной де-
Отличая веру, на которой покоится знание, от религиозной ятельности, главным ее «носителем» является наука. До
веры, философ указывает, что знание предполагает веру (в Нового времени не было условий для формирования науки
обоих аспектах), оказывается формой веры. «В глубине» как системы знания, своеобразного духовного феномена и
знание и вера одно: знание есть вера, вера есть знание — и социального института. До этого существовали лишь
то и другое образуют единство, но все же эти два феномена элементы, предпосылки науки, но не сама наука как
различаются. указанное триединство. Как целостная органическая си-
Поскольку, по Бердяеву, полнота «живого опыта» дана стема трех названных своих сторон она возникла в Новое
лишь в мистическом восприятии, то без «религиозного время, в XVI—XVII вв., в эпоху становления капиталис-
питания», без непосредственной интуиции философия тического способа производства. С этого времени наука
чахнет4 и превращается в паразита. Она должна питаться и начинает развиваться относительно самостоятельно. Од-
опытом научным и опытом мистическим. Более того, он нако она постоянно связана с практикой, получает от нее
считает, что и наука и философия должны подчиниться импульсы для своего развития и в свою очередь воздей-
«свету религиозной веры» не для упразднения своих истин, ствует на ход практической деятельности,
а для просветления этих истин в полноте знания и жизни. опредмечивается, материализуется в ней. Превращаясь в
Усиление роли религии в современном обществе акти- непосредственную производительную силу, наука
визировало внимание исследователей к вопросу о соотно- приобретает важное социальное значение, способствует
шении науки и религии, знания и веры. Последняя имеет развитию самого человека.
два значения: уверенность (доверие, убежденность) — то, Наука — это форма духовной деятельности людей, на-
что еще не проверено, не доказано в данный момент, и правленная на производство знаний о природе, обществе и
религиозная вера. Контроверза знания и религиозной веры о самом познании, имеющая непосредственной целью
может вылиться в одну из трех основных позиций: постижение истины и открытие объективных законов.
а) абсолютизация знания и полная элиминация веры; Наука — это творческая деятельность по получению
б) гипертрофирование последней в ущерб знанию; в) по- нового знания и результат этой деятельности: совокупность
пытки совмещения обоих полюсов — в особенности, со- знаний, приведенных в целостную систему на основе
временная философия религии. определенных принципов. Собрание, сумма разрозненных
Ее представители стремятся дать философский анализ хаотических сведений не есть научное знание. Как и другие
религиозных верований, обосновать их формы познания, наука есть социаяьно-историческая
эпистемологический статус, определить условия их деятельность, а не только «чистое знание». Она выполняет
рациональности и истинности, эксплицировать смысл определенные функции как своеобразная форма об-
религиозного языка, охарактеризовать природу и функции щественного сознания.
религиозного (особенно мистического) опыта, установить В Новое время все более ускоренными темпами разви-
возможные «модели веры» и т. д. вается процесс размежевания между традиционной фило-
Вместе с тем следует иметь в виду что «вера — это не софией и частными науками. Процесс дифференциации
только основное понятие религии, но и важнейший ком- нерасчлененного ранее знания идет по трем основным
понент внутреннего духовного мира человека, психический направлениям:
— отделение науки от философии; указал на революционизирующую роль техники в развитии
— выделение в рамках науки как целого отдельных ча- общества. Пар, электричество и сельфактор (прядильная
стных наук — механики, астрономии, физики, химии, машина), писал он, были несравненно более опасными
биологии и др.; революционерами, чем даже граждане Барбес, Распайль и
г- вычленение в целостном философском знании таких Бланки, деятели революций 1830 и 1843 гг. во Франции.
философских дисциплин, как онтология философия при- В том же XIX в. было переосмыслено понятие челове-
роды, философия истории, гносеология, логика и др. ческой телесности. Было выяснено, что человек обладает
Поворотным пунктом в указанном процессе послужил не только органическим телом, в котором «локализуется*;
XVIII в. и первая половина XIX в., когда, с одной стороны, человеческий дух, заключена его индивидуальная душа -т
из философии выделились все основные отрасли со- которое являет собой совокупность его органов, начина»
временного научного знания, и, с другой стороны, обособ- с рук, ног, мозга, нервной системы в целом, и кончая диф-
ление отдельных областей внутри самой философии было ференцированной чувственностью. Наряду с органическим,
доведено до отрыва их друг от друга, что особенно прису- он имеет и неорганическое тело, как бы продолжающим
ще воззрениям Канта. первое, каждый его «естественный» орган. «Тело»
Характерное для Нового времени интенсивное развитие общественного человека — это органическое тело вместе с
производительных сил, вызвавшее бурный расцвет науки, теми искусственными органами, которые он создает из
особенно естествознания (прежде всего механики), вещества внешней природы, «удлиняя и многократно уси-
потребовало коренных изменений в методологии, создания ливая естественные органы своего тела» (Э. Ильенков).
принципиально новых методов научного исследования — В числе этих многократно усиливающих человека ис-
как философских, так и частнонаучных (см. об этом далее). кусственных органов находится то, что мы называем тех-
Отражая мир в его материальности, наука образует никой. Зрение человека во много раз умножается очками,
единую, взаимосвязанную, развивающуюся систему знаний биноклем, приборами ночного видения, радарами, телеско-
о его законах, Вместе с тем она разделяется на множество пами и радиотелескопами, оптическими и электронными
отраслей знания (частных наук), которые различаются микроскопами и т. д. Мы не только можем передвигаться с
между собой тем, какую сторону действительности, форму большими скоростями на автомобилях, поездах, пароходах,
движения материи они изучают. По предмету и методу самолетах и космических кораблях, но и следить в режиме
познания можно выделить науки о природе — естество- реального времени за событиями, происходящими за сотни,
знание; обществе — обществознание (гуманитарные, тысячи и десятки тысяч километров от нас. Можем
социальные науки); познании и мышлении – логика, работать в глубинах океана, на космических станциях, на
гносеология, диалектика. Отдельную группу составляют Луне, Марсе и Венере. Буквально на «краю света». Более
технические науки. Очень своеобразной наукой является того, в эпоху нарастающей глобализации мы можем с
современная математика. помощью информационных технологий в этом же режиме
заключать сделки с контрагентами на других континентах,
31. Научное знание, его специфика и строение. участвовать в работе товарных и фондовых бирж,
32. Методология научного познания. вливаться в гигантские финансовые потоки и выходить из
33. Наука и техника. Наука и общество. них. Этот перечень можно бесконечно продолжать.
Слово ''техника'' обычно употребляется в двух смыслах. В современную эпоху мы имеем массовое производство
Во-первых, для обозначения мастерства субъекта какой- сложных технических устройств, проникающих во все
либо деятельности, и, во-вторых для обозначения средств и сферы деятельности. Поэтому эту эпоху называют еще
орудий деятельности. М. Хайдеггер придал ему еще один технотронной эпохой. По этой же причине область дей-
смысл: особого отношения к миру как к материалу, источ- ствительности, для которой характерно применение тех-
нику вещества и энергии, срывающему завесы природных ники, называют техносферой, по аналогии с биосферой,
тайн, превращающему бытие лишь в форму и условие ноосферой и т. д. Техника — настолько сложное явление,
человеческого существования. что сформулировать его сущностные характеристики весь-
Для обыденного сознания представляется очевидным, что ма трудно. Поэтому в литературе предложено множество
техника и ее роль в обществе является предметом че- схем, по которым эта работа может быть осуществлена с
ловеческого внимания с момента своего возникновения. достаточной полнотой. Наибольшей популярностью среди
Однако это не так. Лишь с возникновением технической них пользуется схема К. Ясперса, в которой названы
цивилизации и, более того, по достижении ею уровня зре- следующие специфические черты техники как
лости, в XIX в. возникает то, что можно назвать проблемой социокультурного явления:
техники в ее отношении к культуре и истории. 1) Техника является частью общей рационализации
Еще в XVIII в., пишет О. Шпенглер в специальной работе, общества. Она покоится на деятельности исчисляющего
посвященной технике, «в век Робинзона и Руссо, рассудка.
английских парков и пастушеской поэзии» занимались 2) Техника есть применение силы природы против самой
совсем другим. Технику же вообще не замечали и во вся- природы.
ком случае считали ее — в сравнении с рассуждениями о 3) Применение техники осуществляется методами, вне-
морали — чем-то не заслуживающим внимания. Только шними по отношению к предмету. Она характеризует спо-
«со времен Наполеона колоссально разросшаяся машинная собность делать и господствовать, а не созидать и выра-
техника Западной Европы, с ее фабричными городами, щивать.
железными дорогами и пароходами, заставила, наконец, со 4) Техника ставит на место непосредственного отношения
всей серьезностью поставить эту проблему». Лишь с этого между человеком и природой опосредованное отношение.
момента, говорит он, возник вопрос: «что значит 5) Применение силы природы против самой природы
техника?». основано на знании, в конечном счете, научном знании.
Именно в этот период Гегель попытался ответить на вопрос 6) Применение техники имеет своим следствием «об-
«что значит техника?», предложив свою знаменитую легчение жизни, сокращение каждодневных усилий, зат-
формулу: человек ставит между собой и природой предмет рачиваемых на поддержание условий физического суще-
природы и заставляет их вместо себя .надрываться в ствования, увеличение досуга и удобства».
работе. А Маркс ввел понятие «производительные силы» и
7) Если животное находит уже данную среду и живет в ней, ведением войны. Но в этом случае мы имеем дело с тех-
человек посредством техники выводит преднайденную никой вида, данной ему от века. Человек же свободен от
среду за собственные границы в беспредельность. принуждения вида. У него от инстинкта отделились мыш-
8) Эта среда, выведенная в беспредельность, есть новая, ление и мыслящее действие. Он стал творцом. На этой
искусственная среда обитания, вторая природа. А «жизнь в основе происходит переход к планомерной деятельности
среде, отчасти созданной им самим, является признаком многих, а затем и формирование техники как организации
самой сущности человека». больших масс людей. Это — техника вождя и техника ис-
9) Этот, созданный техникой, искусственный мир, в свою полнителя. И если человек, по исходу, хищник, то теперь
очередь, воздействует на человека, развивая, в частности, в «характер свободного хищника передается от индивида к
нем дух изобретательства и предпринимательства. организованному народу — зверю с одной душой и мно-
Несмотря на то, что сущностные характеристики техники гими руками». Техника же в обычном смысле лишь побоч-
как социокультурного явления нельзя дать списком, ный продукт развития этой человеческой машины.
следует признать, что предложенная К. Ясперсом схема Близкую концепцию развивал и Л. Мэмфорд, который ввел
относится к числу весьма удачных и в значительной мере термин «мегамашина», или, как он иногда говорил,
отражает то состояние, которое сложилось к началу второй «архетипическая машина». Эта великая трудовая машина,
половины XX в., за исключением, пожалуй, катего- писал он, была истинной машиной, сотворенной из чело-
рического утверждения о тотальной человекоразмерности веческой плоти, нервов и мускулов. Такие машины были
техники. Понимание сущности техники, как и всякого построены царями в век пирамид, в конце четвертого ты-
общественного явления, во многом связано с решением сячелетия до н. э. Ее перводвигателем является власть. В ее
вопроса о ее происхождении. В настоящее время состав входят наука и бюрократия.
предложен целый ряд гипотез, претендующих ответить на Исследователями предложен ряд периодизаций развития
этот вопрос. Остановимся на некоторых из них. техники. Одна из них принадлежит Г. Волкову, который
Б. Поршневым предложена гипотеза биологического видит критерий различения этапов развития техники в
происхождения техники. Согласно этой гипотезе, в каче- перемещении от человека к технике функций, которые
стве недостающего звена эволюции называется семейство вызывают фундаментальные изменения в технологическом
высших приматов (троглодитов). Их анатомия (зубы и способе соединения человека и техники. Таких этапов он
когти) не была приспособлена к охоте и освоению туш насчитывает три. На первом этапе господствуют орудия
крупных травоядных. Отсюда биологическая адаптация в ручного труда, на втором — машины, на третьем —
виде использования и изготовления с целью утилизации автоматы. На первом этапе человек является материальной
режущих, колющих и скребущих камней. Сама же эволю- и энергетической основой производства, а орудие только
ция к человеку объясняется неуклонным разрастанием усиливает его работающие органы. На втором основой
головного мозга. Более подробно об этой гипотезе расска- производственного процесса становится машина, а человек
зано в главе, посвященной проблеме человека. превращается в ее придаток. На третьем возникает
Наиболее распространенная трудовая гипотеза рас- свободный тип связи. Человек высвобождается из
сматривает возникновение техники сквозь призму станов- непосредственного процесса производства, получает
ления внебиологических форм наследования. Согласно возможности для творческой деятельности. На этом этапе,
этой гипотезе, имеет место процесс поступательного раз- говорит Г. Волков, техника не ограничивается более в
вития целостного единства целесообразной деятельности, своем развитии пределами человеческого организма.
средств и предметов этой деятельности, а также системы Другая периодизация предложена Л. Мэмфордом. По-
общественных отношений. Возникающая техника высту- следний различает эпохи развития техники в соответствии
пает, с одной стороны, как носитель целесообразной фор- с тем, что каждая из них дает или отнимает у человека.
мы, а с другой, как материальный субстрат общественных Первая эпоха — палеотехническая, вторая —
отношений. Ее освоение и развитие каждым новым поко- эотехническая, третья (наступающая) — неотехническая.
лением людей и составляет глубокую основу человеческой Первая эпоха — особенно на своем последнем отрезке —
истории. имеет целью не наращивание силы, а интенсификацию
Третья концепция рассматривает технику не в качестве жизни. Среда, в которой живет человек, — цветы, каналы,
первичного начала социальности, но как момент — хотя и фонтаны. Содержание жизни: цвета, запахи, образы,
весьма важный — большой культурной целостности, музыка, эротический экстаз, подвиги в бою, мысль и
начало которой восходит к культу, обрядовым службам, исследование. Живы идеалы справедливости и равенства.
магическим обрядам, игре, мифу и фантазии, о чем было Эпохой еще не овладело созданное буржуазией «Евангелие
сказано в названной выше главе. труда». Вторая эпоха — это «эпоха нового варварства»,
Четвертая гипотеза менее известна и потому заслуживает «угольный капитализм», «рудниковая цивилизация». Для
права быть изложенной более подробно. Весьма сис- нее характерна эрозия человеческих начал, снижение всех
тематически разрабатывал этот подход О. Шпенглер. Со- ценностей жизни, разрушение традиций. В новых
гласно этому подходу, современная машинная техника фабричных городах люди живут и умирают без
происходит не из развития первоначальных орудий труда, воспоминаний и надежд. Формируется отношение к жизни
но из кооперированной деятельности больших масс людей. как к абстракции, а к стоимости — как единственной
Технику, утверждает О. Шпенглер, нельзя понимать реальности. Рудник и шахта — прафеномен
инструментально. Речь идет не о создании инструментов — индустриального общества, но одновременно и символ, в
вещей, а о способах обращения с ними. Именно это часто котором «механическое упирается в свои пределы».
упускают в исследованиях о доисторических временах, в «Рудниковая цивилизация» лишь «несчастная интерлюдия»
которых слишком много думают о музейных экспонатах и к обществу, которое призвано покончить с догмами
слишком мало о бесчисленных методах, которые наверняка индустриализации, демократии, растущих потребностей. В
существовали, но не оставили следа. Будучи понята как этом обществе техника начинает ориентироваться на
метод жизни, техника простирается за пределы человека к органическое. Открытия подсказываются уже не рудником,
жизни животных. Пчелы, термиты, бобры делают а виноградником. Наука, похоже, начинает искупать вину
удивительные постройки. Муравьи знакомы с Галилея, элиминировавшего человека из картины мира. На
растениеводством, строительством дорог, рабством и наших глазах, утверждает Л. Мэмфорд, возникает
общество, где будет признана антропологическая ценность приходит «социология». Примерно в этом же ключе
техники, а человек перестанет рассматриваться как рассуждал и М. Хайдеггер. «Тоталитаризм, — писал он, —
средство. Существуют и другие периодизации техники, это не просто форма правления, но следствие
критерии которых так или иначе тяготеют к уже нами необузданного господства техники. Человек сегодня
названным. Современная техника является практическим подвержен безумию своих произведений».
приложением науки и составляет с ней сложный симбиоз. Какой из этих трех вариантов можно считать истинным?
Этот симбиоз — главное средство развития современного Представляется, что каждый из них содержит в себе
общества. В силу чего общественный прогресс часто момент истины. Однако нужно подчеркнуть, что пессими-
рассматривается прежде всего как научно-технический. В стический вариант не должен быть недооценен. Творение
конце XIX в. отношение к последнему стало раздваиваться. все более становится несоразмерным творцу и вполне воз-
Наряду с положительным, сформировалось и можно, что уже в недалеком будущем человек может ока-
отрицательное отношение к нему. Это сказалось не только заться в постчеловеческом мире. Или, говоря иначе, об-
на отношении к науке, но и к технике. В обществе наружить, что он в мире уже не один и уже не главный.
сформировалось три подхода к технике: нейтральный (все Предсказаний такого рода становится все больше. Именно
зависит от ее применения), положительный и такого мнения придерживается профессор Келвин Уорвик,
отрицательный. выдающийся ученый нашего времени, не так давно
Примером первого является подход, сформулированный К. поставивший нас в известность, что уже через несколько
Ясперсом. Сама по себе, говорит он о технике, она не десятилетий человек окажется в зависимости от созданного
является ни благом, ни злом, но может быть использована им самим искусственного разума. Как и известный аме-
во благо и во зло. То и другое имеет совсем иные истоки, риканский ученый Ф. Фукуяма, совсем недавно написав-
коренится в человеке, и только это придает технике смысл. ший в статье «Запрограммированный недочеловек» о
«Впервые это во всей широте понял Карл Маркс». возможности с помощью информационных и биотехноло-
Квинтэссенцию позиции последнего, осуждающей гий изменять природу человека и войти на этой основе в
капиталистическое применение машин, мы можем найти в «новую, постгуманную историю». Примерно таких же
речи на юбилее чартистской газеты в 1856 г. В наше время, взглядов придерживается и директор Института мозга РАН
сказал он, все как бы чревато своей противоположностью. академик Н. Бехтерева, которая называет даже примерную
Мы видим, что машины, обладающие чудесной силой дату, когда компьютерные системы выйдут из-под
сокращать и делать плодотворнее человеческий труд, контроля человека, и описывает способ, каким они это
приносит людям голод и изнурение. Победы техники как сделают. О чем, впрочем, за три четверти века до К.
бы куплены ценой моральной деградации. Кажется, что по Уорвика, Н. Бехтеревой и Ф. Фукуямы писал русский рели-
мере того как человечество подчиняет себе природу, гиозный философ Н. Бердяев: «Творение восстает против
человек становится рабом других людей, либо рабом своей своего творца, более не повинуется ему... Тайна грехопа-
собственной подлости. Выход Маркс видит в совлечении дения — в восстании твари против Творца. Она теперь
капиталистической оболочки с научно-технического повторяется... Прометеевский дух человека не в силах ов-
прогресса. ладеть созданной им техникой...». Пойдет ли развитие по
Оптимистический вариант понимания значения техники этому пути, выяснится, по-видимому, уже в ближайшие
сформулирован Мэмфордом в изложенной концепции десятилетия.
развития социальности. Сторонники пессимистического Все более возрастающая роль техники в обществе привела
понимания роли техники в современном обществе указы- к выделению в философии относительно самостоятельной
вают, что техника все более становится несоразмерной области — философии техники. Хотя термин был введен
создавшему ее человеку, который постепенно теряет над еще в 1877 г. немецким мыслителем Э. Каппом,
ней контроль, что выражается в умножении числа и уве- опубликовавшим книгу «Основания философии техники»,
личении объема так называемых глобальных проблем со- статус особой философской дисциплины она приобрела в
временности. Мир человека, говорят представители «Рим- 60-е годы XX в. Философия техники тесно связана с фи-
ского клуба», болен раком и этот рак сам человек. лософией науки, с одной стороны, и философской антро-
Этот подход наиболее четко выражен немецким фило- пологией, с другой. Как и всякая дисциплина, находящаяся
софом X. Шельски в ставшей классической большой статье в процессе становления, она страдает элементами
под названием «Человек в научной цивилизации». По его эклектики и имеет тенденцию в ряде случаев выйти за
мнению, развитие техники приобрело такой характер, что рамки философской дисциплины. Согласно В. Порусу,
это по-новому ставит вопрос о его самоидентификации. давнему исследователю природы философии техники, в
Сегодня уже нельзя отождествлять человека с его настоящее время на первый план в этой отрасли знания
привычным нам, сложившимся веками культурно-истори- выдвигаются следующие проблемы: глобальный характер
ческим образом. Чтобы по-новому объяснить человека, технического развитая, его способность затрагивать инте-
говорит он, нужно по-новому объяснить технику. Пони- ресы всех народов планеты; проблема ограничения
мание техники как продолжения органов человека хотя и количественного роста техники рациональными
верно, но теперь уже недостаточно. Суть новой реальности пределами; угроза всемирной катастрофы,
состоит в том, что человек полностью подпадает под непосредственно связанная с развитием военной техники и
необходимость, которую он сам продуцирует в качестве возможной необратимостью экологического кризиса,
своего мира и своей техники. Это — техническая необхо- проблема гуманизации технического роста,
димость. Человек теперь встроен в технику. Поэтому про- предотвращения его конфликта с процессом
блема человеческой сущности не поддаётся иному реше- самоутверждения творческой личности и др. Несмотря на
нию, кроме технического. Теперь мы не политики, а признаки развития, судьба философии техники неясна. Это
«техники» — функционеры прогресса. «Место объясняется, во-первых, тем, что сама идея философских
политического народного волеизъявления занимает наук, дублирующих в рефлексии конкретные науки, уже
закономерность вещей, которую сам человек производит в более ста лет подвергается убедительной критике, во-
качестве науки и техники». Для теоретика, пытающегося вторых, тем, что создание под флагом философии
объяснить действительность, это означает «конец истории» дисциплины, напоминающей не имеющую мировых
в ее философском понимании. На место «истории» аналогов отечественную культурологию, чревата
появлением конгломерата из различных методов, тем, К сожалению, эта идея еще не осознана всерьез поли-
подходов и решений, принципиально не поддающихся тиками, не понята массовым сознанием и не стала четко
синтезу. обозначенной задачей социальной и личной практики.
Экологический императив, видимо, еще не сформулирован
34. Экологическая проблематика в современном мире. мыслью теоретиков с той силой убедительности, чтобы он
Вторая угроза — надвигающаяся близость мог стать регулятивом реальной жизнедеятельности.
экологической катастрофы. Тонкая кожура земного Когда же нас может постичь ужас такого «коллапса»?
шара, колыбель наша и обитель в опасности. История Устанавливают различные сроки: от 2—3 десятков лет до
распорядилась так, что земная природа, наша столетия. Но сведущие люди, осознавшие жесткость си-
экологическая ниша приходит в состояние нарастающей туации, согласны, что без принятия повсеместно мер гло-
нестабильности. Отношение человек-природа по своей бального масштаба — он неотвратим. Остро стоит и
значимости начинает перекрывать наши экономические проблема прекращения загрязнения жизненной среды
заботы, политические хлопоты и теоретические ксенобиотиками (т. е. веществами, враждебными жизни).
словопрения. Экологическая ориентация сознания должна Химическое, радиационное загрязнение нарастает. В зону
быть доминантой времени. Надо «передвинуть стрелки» опасности попали сферы нашего общечеловеческого
наших устремлений, найти приемлемый баланс между достояния: Мировой океан, космическое пространство,
человеческими поползновениями и самодостаточностью и Антарктида. Вывод один: надо говорить с Природой на
достоинством «геохоры», той тонкой оболочки планеты понятном ей языке. Прошло время, когда в нашей стране
Земля, в рамках которой творится история всех и повсюду лихо провозглашался девиз селекционера И. В.
биография каждого из нас. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы,
Экология должна стать первой парадигмой политики, взять их у нее — наша задача». Теперь его с горьким
главной определяющей экономических усилий, предметом остроумием перефразируют: «Мы не можем ждать
первостепенного внимания идеологов и теоретиков. Есть милостей от природы после того, что мы с ней сделали».
индийская пословица, которая гласит: «Когда Вы убьете Мощь человека явно глобально обернулась против него
последнего зверя и отравите последний ручей, тогда Вы самого, в этом основное зерно экологической проблемы.
поймете, что деньгами питаться нельзя». Мудрое, надо Заметим, что экологический вызов не менее, если не более
сказать, речение. К нему стоит прислушаться. опасен и трагичен по последствиям, чем экономический и
В чем же суть экологической угрозы? Суть ее состоит в политический. Но надо признать и то, что ответить на него
том, что растущее давление антропогенных факторов на невозможно помимо радикальных сдвигов в мировой
биосферу может привести к обвальному разрыву есте- экономике и политике, в сознании лидеров и миллионов.
ственных циклов воспроизводства биологических ресур-
сов, самоочищения почвы, вод, атмосферы. Все это по-
рождает возможность «коллапса» — т. е. резкого и
стремительного ухудшения экологической обстановки, что
может повлечь за собой скоротечную гибель населения
планеты.
О грядущих деструктивных процессах говорят уже до-
статочно давно. Приводилось и приводится немалое ко-
личество вещих и зловещих фактов, цифр, оценок. Не го-
ворят, а уже кричат об уменьшении количества кислорода в
атмосфере, нарастании «парникового эффекта», безо-
становочном загрязнении природных вод. Подсчитано, что
не менее 1 млрд 200 млн человек живут, испытывая острую
нехватку питьевой воды. Биологи сумрачно фиксируют,
что ежедневно в результате деятельности человека мир
теряет 150 видов животных и растений. Станислав Леи
указал еще на одно печальное обстоятельство: по его
мнению, в XXI в. вымрут практически все дикие животные.
Интенсивное сельское хозяйство истощает почвы в 20—40
раз быстрее, чем они могут естественно восстановиться.
Угроза реальна и надо открыто видеть ее, не отворачи-
ваться, «не прятать голову под подушку». Наше грядущее
прежде всего зависит от того, как будут согласованы «стра-
тегия человека» и «стратегия природы». Экологический
кризис наших дней — это не временное затруднение, не до-
садное препятствие, которое можно легко отодвинуть. Это
сотрясение глубинных основ человеческого бытия, эрозия
и разрушение экологической ниши нашего существования.
Глобальная экология как совокупность идей и практи-
ческих актов по оптимизации отношения человечества и
Природы, по обеспечению их так называемого
«коэволюционного» (т. е. сопряженного, соответственного)
развития должны стать делом политиков и экономистов,
всех «сильных мира сего», предметом осмысления,
научения и применения. Иначе — безысходность и
раболепное ожидание экологической разновидности
Судного дня. Надо очертить те «пределы развития», при
которых можно избежать ужаса вселенской катастрофы.