Вы находитесь на странице: 1из 11

Содержание

Предисловие к первому изданию������������������������������������ 9


Предисловие ко второму изданию�������������������������������� 12

Раздел первый
История и методология
Глава I
К истории создания Московской школы христианской
психологии: конец XX века������������������������������������������������� 15
Глава II
Предпосылки периодизации новейшей истории
христианской психологии��������������������������������������������������� 50
Глава III
Научное мировоззрение и христианское сознание�������� 70
Глава IV
Онтологические образы психологии������������������������������� 113
Глава V
«Психика» и «личность» в отсутствие «души» и «духа»����� 129
Глава VI
Христианская психология как методологическая
возможность������������������������������������������������������������������������� 155
Глава VII
От «психологии психики» к «психологии человека»����� 172
Глава VIII
О месте христианской психологии в системе наук������� 183
Глава IX
Оппонентные круги христианской психологии������������ 196
Глава X
Опыт методологической разметки пространства
христианской психологии������������������������������������������������� 250

Раздел второй
Контуры современной христианской психологии
и психотерапии
Глава ХI
Молитва и переживание в контексте душепопечения� 289
Глава XII
Психологическая практика: оппозиция «монолога»
и «диалога»��������������������������������������������������������������������������� 312
Глава XIII
«Кто» и «что» в христианской психологии���������������������� 336
Глава XIV
Об отношении аскетики и психологии���������������������������� 342
Глава XV
Вера и религиозность как объекты психологического
исследования������������������������������������������������������������������������ 351
Глава XVI
Духовно-психологические аспекты здоровья человека���� 386
Глава XVII
«Ученик не выше учителя»: исследование смысловых
структур личности педагога���������������������������������������������� 428
Глава XVIII
Типы духовного совладания���������������������������������������������� 465

Приложение
Психология и духовный опыт�������������������������������������������� 484
Предисловие к первому изданию

Отечественную психологию советского периода неко-


торые историки не без основания называют «репресси-
рованной наукой». Действительно, после Октябрьского
переворота 1917 г. ученые-психологи, несмотря на все
тяготы тогдашней разрухи, продолжали успешно раз-
рабатывать широкий спектр направлений и по пра-
ву занимали в ученом мире весомые, а иногда лиди-
рующие позиции в таких областях, как педагогическая
и детская психология («педология»), психология тру-
да и инженерная психология («психотехника»), пове-
денческая психология («рефлексология»), психоанализ,
зоопсихология, тестология, этнопсихология, социаль-
ная психология и др. Но с конца 20-х — начала 30-х гг.
(особенно после печально известного Постановления
ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе
Наркомпроса» от 4 июля 1936 г.) большинство этих на-
правлений перестало существовать вовсе. Долгие годы
развитие психологии (вернее, того, что от нее уцелело)
шло под жестокой цензурой узкопартийной идеологии
того времени. Только после смерти Сталина, в 50-х —
начале 60-х гг. прошлого века, наметилось постепен-
ное возвращение к тематике некогда разгромленных
областей психологической науки. Но если здесь пере-
рыв в развитии исчислялся двумя десятилетиями (с 30-
х по 50-е гг.), то любые исследования по психологии
веры, религии и религиозного опыта были оборваны
практически сразу после октябрьских событий 1917 г.
и находились под жестким запретом вплоть до нача-
ла 1990-х гг. — т. е. более семидесяти лет. Между тем
на Западе интерес к психологическим вопросам веры,
религии никогда не исчезал, и нет, вероятно, почти ни

9
одного крупного зарубежного психолога, который так
или иначе не  обращался бы к этой тематике (доста-
точно назвать имена У. Джеймса, З. Фрейда, К. Г. Юнга,
Э. Фромма, Г. Олпорта, В. Франкла и др.). Если же учесть,
что развитие науки предполагает непрерывность, тер-
пеливое воспитание смены, передачу знаний, навыков,
культуры исследований буквально «из рук в руки», то
такой разрыв в целых три поколения следует признать
катастрофическим.
И неудивительно поэтому, что у нас в стране, когда
после развала СССР в начале 90-х годов прошлого века
стали появляться первые семинары и публикации по хри-
стианской психологии, они вызывали порой весьма нега-
тивную реакцию со стороны ученого сообщества (от недо-
умения до прямого отрицания самой возможности этого
направления в психологической науке). Настороженным
оказалось и отношение многих представителей Церкви,
отрицавших возможность применения каких-либо «пси-
хологических нововведений».
Что же представляет собой сейчас, спустя 25 лет после
возрождения, отечественная христианская психология?
Каковы ее предпосылки, основания — и вообще, суще-
ствует ли на самом деле непроходимая пропасть между
научным (рациональным, опытным) знанием о «псюхе»
и двухтысячелетним духовным опытом Церкви? О чем
спорят и с кем дискутируют современные христианские
психологи, какие предметы для исследований и практи-
ки они выбирают?
В предлагаемой книге на эти и другие темы размыш-
ляют авторы, принадлежащие к Московской школе хри-
стианской психологии.
Особая благодарность Ректору Московского православ-
ного института святого Иоанна Богослова Российского

10
православного университета, доктору богословия, игу-
мену Петру (Еремееву) и первому проректору, доцен-
ту Е. В. Горбуновой за действенную помощь в развитии
этой научно-практической школы, базой для которой
стал в последнее время факультет психологии вверен-
ного им университета.
Надо воздать должное издательству «Никея», прежде
всего его главному редактору Владимиру Лучанинову
и редактору Анне Симкиной, непосредственно опе-
кавшей, курировавшей на всех этапах выпуск данной
книги. Достаточно сказать, что срок сдачи рукописи,
первоначально составлявший три месяца, постоянно
переносился из-за неготовности текста и растянулся
в результате на два года, когда шли беспрерывные пе-
ределки, исправления, добавления глав, перебор ва-
риантов содержания (всего их было представлено бо-
лее двадцати), на каждом из которых автор этих строк
сначала настаивал, а затем сам же и отклонял в пользу
новых. Безропотное перенесение этих тягот — вполне
достаточное свидетельство высокой степени наличия
у работников издательства «Никея» христианской доб-
родетели долготерпения и прощения ближнего. В свое
(как ответственного редактора) слабое оправдание мо-
гу лишь сослаться на трудности замысла — представить
не  просто сборник или хрестоматию, но коллектив-
ную монографию, где, несмотря на индивидуальность
и разномыслие авторов, обнаруживались для читате-
ля общие, сквозные принципы и основания того на-
правления психологии, которое развивается в нашей
стране уже более четверти века и может быть обозна-
чено как Московская школа христианской психологии
(ясно при этом, что речь не  о месте прописки, а об
определенном научном подходе; например, одна из

11
авторов — М. Н. Миронова — калужанка). Насколько,
однако, удалось приблизиться к этому замыслу — су-
дить самому читателю.
Борис Братусь, Москва, июль 2017

Ко второму изданию

В подготовке первого издания коллективной моногра-


фии деятельное участие принимал Федор Ефимович
Василюк. Ему принадлежат четыре главы, он неодно-
кратно обсуждал с редакторами замысел, детали, об-
щую конструкцию книги, давал советы, спорил. Готовая
­рукопись книги была подписана в печать 8 сентября
2017 года. Через 9 дней, 17 сентября, после тяжелой бо-
лезни закончилась земная жизнь Федора Василюка. Эта
книга оказалась последней прижизненной публикацией
трудов выдающегося отечественного ученого и практи-
ка. Светлой памяти друга и соратника посвящается дан-
ное, второе, издание книги.
Борис Братусь, Москва, июль 2019
Раздел первый
История и методология
Глава I
К истории создания Московской школы
христианской психологии: конец XX века
Б. С. Братусь

Связь психологии и духовного образования присут-


ствовала издавна. Психологию преподавали как обя-
зательный предмет еще в Киево-Могилянской ака-
демии, сохранились до наших дней рукописи этих
курсов (1639 г., 1645 г., 1687 г., 1693 г.). Комментируя
данный факт, Ю. М. Зенько пишет, что «даже в совет-
ское время вынуждены были признавать, что эти „ки-
евские ученые“ (а фактически богословы, священни-
ки и монахи) внесли значительный вклад в развитие
психологической мысли и что они разрабатывали во-
просы психологии на уровне тогдашней западноев-
ропейской науки» *. Характерна история с авторством
первой в России психологической книги, изданной
в Москве в 1796 г. Советские историки называли ав-
тором некоего Ивана Михайлова. Но как было недав-
но показано, речь шла на деле об Иване Михайловиче
Кондорском (1764–1838), бывшем в момент написания
книги диаконом, а впоследствии священником, прото-
иереем Русской Православной Церкви **. С тех пор оте-
чественная психология была тесным образом связана

* Зенько Ю. М. Психология религии. СПб., 2009. С. 254.


** Там же. С. 61–62.

15
Б. С. Братусь

с духовным образованием, с постоянно идущим диало-


гом психологии и Церкви, при этом спектр обсуждае-
мых подходов и направлений был весьма широким,
отнюдь не сводящимся лишь к узко философско-бо-
гословским рассуждениям.
Итак, если вести отсчет от датировки рукописей
Киево-Могилянской академии, то диалог между хри-
стианством и психологией ведется в нашем Отечестве
уже с XVII в. Наибольшую интенсивность это взаимо-
действие получило в конце XIX — начале XX в., в тот ко-
роткий период, который получил потом наименование
Серебряного века. Собственно, одна из граней этого вре-
мени — высота и благородство устремлений тогдашней
российской науки, в том числе и психологии, для кото-
рой были органически близки общехристианские темы,
равно как в богословии много серьезного внимания уде-
лялось психологическому подходу.
Это не значит, конечно, что не было усиливающихся
споров, дискуссий сторонников разных подходов (ска-
жем, «материалистов» и «идеалистов»), но надо пони-
мать, что эта полемика велась в рамках научной крити-
ки как спутника и условия живого движения познания.
Поэтому глубоко неверно представлять тогдашние взаи-
моотношения науки и Церкви (в данном случае светских,
университетских ученых-психологов и ученых-психоло-
гов и богословов из духовных академий) как некую не-
примиримую конфронтацию, что столь долго и упорно
(и надо сказать — весьма успешно) вдалбливалось совет-
ской историей и пропагандой.
Посмотрите, например, как приветствовали офи-
циальные представители ведущих духовных акаде-
мий страны открытие 23  марта (по старому стилю)
1914 г., в день св. Лидии, первого в России (и одного

16
К истории создания Московской школы

из первых в мире) Психологического института име-


ни Л. Г. Щукиной при Императорском Московском
университете. Профессор психологии Московской ду-
ховной академии П. П. Соколов: «В Институте работа-
ет целый ряд хорошо подготовленных и беззаветно
преданных делу молодых работников, среди которых
Московская духовная академия с удовольствием видит
и имена своих бывших питомцев» *. Профессор Санкт-
Петербургской духовной академии В. С. Серебреников:
«Среди предметов познания для человека нет ничего
ближе и дороже его собственной души. В изучении бо-
гоподобной природы души заключается неисчерпаемый
источник и религиозно-нравственного развития людей,
и их царственного возвышения над материальной при-
родой. Но научное исследование человеческой души, от-
ражающей в себе Бога и мир, сопряжено с необычай-
ными трудностями. Посему учреждение специального
института, в котором психологи по призванию найдут
для своих научных исследований все необходимое, яв-
ляется высокоценным и глубоко знаменательным» **.
От имени Киевской духовной академии выступил рек-
тор  — епископ Иннокентий. От имени Религиозно-
философского общества памяти Вл. Соловьева выступил
Г. А. Рачинский, который пожелал, чтобы университет-
ская психология «способствовала более глубокому по-
стижению природы духа, конкретно открывающейся
в религиозном самосознании человека» ***.

* Речи и приветствия на торжественном открытии Психологического


института им. Л. Г. Щукиной при Императорском Московском уни-
верситете. М., 1914. С. 15.
** Там же. С. 16.
*** Там же. С. 23.

17