Вы находитесь на странице: 1из 7

Дж. Ш. Гиунашвили, Е. Дж.

 Гиунашвили
ЗАМЕТКИ О ГОВОРЕ ФЕРЕЙДАНСКИХ ГРУЗИН

В истории языков довольно часто бывают


случаи, когда носители того или иного языка,
оказавшись в чуждом для них языковом
окружении, постепенно теряли родной язык. Так,
например, французские протестанты в конце
XVII в. составляли четверть населения на мысе
Доброй Надежды. Через 100 лет французский язык
был замещен португальским. В Рейнской долине
Германии были французские деревни, население
которых в конце концов полностью перешло на
немецкий язык1.
В первой четверти XVII в. по некоторым
геополитическим и хозяйственно-экономическим
соображениям в сефевидской империи Ирана был
осуществлен ряд широкомасштабных переселений
населения из районов Южного Кавказа и северо-
западного Ирана в разные части Ирана.
В частности, из Кахетии (Восточная Грузия) были
переселены в Иран более ста тысяч человек,
которых поселили в Хорасане, Мазандеране
и Луристане. В этих районах кахетинский диалект
грузинского языка полностью был поглощен
другими языками. Однако в двух высокогорных
административных единицах исфаганского остана
(губернии) — Ферейдуншахрском и Даран-
мияндаштском районах компактно проживают 45–
50 тысяч носителей ферейданского говора
кахетинского диалекта грузинского языка.
Профессор Варлам Топурия в 1922 г. писал, что
ферейданцы сохранили «распространенную
в Грузии географическую номенклатуру, обычаи,
нравы и язык, на который, как и следовало
ожидать, персидский язык оказал значительное
влияние»2. Первое обстоятельное исследование
о звуковом составе, фонетических изменениях,
морфологических, синтаксических особенностях
и лексике ферейданского говора, основанное на
записях речи ферейданца в 1922–1923 гг.,
принадлежит профессору Арнольду Чикобава3.
Было установлено, что ферейданский говор
сохранил присущие кахетинскому диалекту на
уровне XVII в. систему склонения, спряжения
и основной словарный фонд.
В специальной литературе при исследовании
языковых взаимоотношений и билингвизма
указывают на два типа билингвизма:
координированный билингвизм и сложное
двуязычие. В первом случае исследование языков
осуществляется раздельно — каждого с учетом его
культурной среды. Во втором случае оба языка
исследуются с учетом одной культурной среды4.
В феномене ферейданского говора мы имеем дело
с результатом четырехсотлетнего контакта
грузинского и персидского языков. В данном
случае персидский язык оказывал влияние на
родной язык ферейданцев. Билингвизм
ферейданцев — это билингвизм сложного типа:
изолированный от грузинских диалектов
и литературного языка грузиноязычный коллектив
находится в персидской культурно-экономической
среде5.
Высокой степени устойчивости ферейданского
говора против внешнего воздействия, помимо
чисто лингвистических факторов, способствовали
и другие причины, о которых, говоря словами Ж. 
Вандриеса, «не должен забывать лингвист».
К языковым факторам следует отнести то
обстоятельство, что грузинский и персидский —
оба культурные, развитые языки, одинаково
пригодные для выполнения своих функций.
С другой стороны — это языки совершенно
различного строя, что, в свою очередь, послужило
защитой грузинского, на стороне которого было
еще одно преимущество — это был язык,
недоступный остальному населению страны.
Среди других факторов, помимо патриотических
чувств и национального престижа, следует
отметить значимость географического фактора.
Грузинская колония фактически изолирована,
находится в глубине страны, в труднодоступном
горном районе, что также способствует
сохранению ее самобытности и языка.
Присутствует еще одно, на наш взгляд,
немаловажное обстоятельство социального
характера: служба в армии, поиски заработков
вплоть до 50-х годов XX в. заставляло мужчин
покидать родные места и отправляться в другие
края, что, в свою очередь, увеличивало
практическое значение и влияние персидского
языка. Женщины же оставались хранительницами
домашнего очага, вели более закрытый образ
жизни и поэтому лучше и свободнее владели
грузинским языком. Есть данные, указывающие на
то, что в конце XIX в. многие ферейданки знали
только грузинский язык. Дети, естественно,
начинали говорить на родном языке, что также
способствовало его сохранению6.
К вышесказанному следует добавить, что для
двуязычного индивида, независимо от того, какова
нагрузка на его устную речь, приоритетным
является тот язык, на котором он читает и пишет7.
До 50–60-х годов XX в. этот фактор для
ферейданцев не имел значения, так как
большинство ферейданцев было неграмотным,
а ферейданки поголовно не умели читать и писать.
В лексическом составе персидского языка много
лексем арабского, тюркского и европейского
происхождения. Все эти заимствования стали
достоянием ферейданского говора исключительно
благодаря персидскому языку. Заимствованные
слова ферейданцы никак не разграничивают
с грузинской лексикой. Эти слова подчинены
нормам грузинской грамматической структуры,
в частности, имена изменяются в числе и падеже
так же, как исконно грузинские. Например:
в форме именительного падежа ед. числа
с окончанием -i:
atr-i < перс. ‘atr ‘духи, благовоние’
ahengar-i < перс. āhangar ‘кузнец’
nakhoš-i < перс. nākhoš ‘больной’;
в форме именительного падежа мн. числа
с показателем -eb и окончанием -i:
hasil-eb-i ‘продукты’ < перс. hāsel ‘продукт,
урожай, доход’
najr-eb-i ‘плотники’ < перс. najjār ‘плотник’
(в основе слова najjār ‘плотник’ произошла полная
редукция гласного a в результате присоединения
показателя мн. ч. -eb — явление, характерное для
грузинского языка, ср. atam-i ‘персик’, atm-eb-i
‘персики’);
в дательном падеже мн. числа с окончанием -s:
hamjens-eb-s ‘однородным’ (мн.ч.) < перс.
hamjens ‘однородный, из одного теста’
kviškhedmat-eb-s utkhra ‘слуге сказал’<
перс. piškhedmat ‘слуга’ + utkhra ‘сказал’.
К персидской основе присоединяются
грузинские словообразующие аффиксы, например:
nakhoš-oba ‘болезнь’ < перс. nākhoš
‘больной’ (-oba суффикс абстрактных имен)
mo-zabt-a ‘конфисковал, отнял’ < перс. zabt
‘отнимать, конфисковать’ (префикс mo-).
Приведем примеры расширения значений
грузинских слов.
В грузинском языке jokh-i [джох-и] означает
«палка, трость». В персидском čub означает
«дерево, древесина; бревно, брус; палка». Под
влиянием перс. čub, ферейданское слово jokh-i
расширило свое значение и также означает
«дрова; материал для изготовления лестниц;
строительный материал для строительства дома;
облицовочный материал».
В грузинском языке слово kitkhva [китхва]
означает «спросить; читать». В персидском
khāndan означает «читать» (ketāb khāndan ‘читать
книгу’) и «петь» (āvāz khāndan ‘петь песни’). Под
влиянием персидского khāndan ферейданское
слово kitkhva расширило свое значение и также
означает «петь».
В ферейданском говоре наблюдается также
тенденция сокращения грузинского словарного
состава. К примеру, в грузинском народном
календаре месяц июнь обозначается сложным
словом tibatve < tibva –‘сенокос’ + tve ‘месяц’, т. е.
‘месяц сенокоса’; июль обозначается сложным
словом mkatatve < mka ‘жатва’ + -ta, суффикс. мн.
числа + tve ‘месяц’, т. е. ‘месяц жатв / жатвы’.
Таким образом, грузин на лексическом уровне
различает ‘сенокос’ и ‘жатву’. В записанном
в 1922 г. тексте ферейданец различает tibva
‘сенокос’ и mka ‘жатва’, однако по материалам
1970 г. ферейданец под словом tibva
подразумевает и ‘сенокос’ и ‘жатву’, т. е. языковая
память ферейданца утратила слово mka.
В условиях Исламской Республики Иран
ферейданцы, как законопослушные граждане
и правоверные шииты, шагают в ногу со временем.
Давно ликвидированы неграмотность
и малограмотность, функционируют школы,
филиал университета «Пеяме нур» («Вестник
света») в Ферейдуншахре. Для ферейданцев
телефон, радио, телевизор, мобильный телефон,
компьютер являются обыкновенными предметами
быта и обихода. Ферейданцы работают
педагогами, врачами, агрономами, сотрудниками
госаппарата, военного ведомства и т. д. Многие
из них трудятся и живут далеко от «отчего дома».
При таких обстоятельствах, естественно,
приоритетным является официальный язык
государства — персидский.
Пользуясь правами и свободами граждан
Исламской Республики, ферейданцы пишут
и публикуют книги по грузинской тематике8.
В 2003 г. в Тбилиси был издан сборник грузинских
стихов ферейданских авторов под названием
«Песня ферейданского пахаря».

Примечания

1. Вандриес Ж. Язык. Москва. 1937. С. 259–260.


2. Ломиси. 1922. № 16 (газета, на. груз. яз.).
3. Чикобава А. Основные особенности ферейданского
говора // Вестн. Тбилисского унив-та. 1927. Т. VII (на груз. яз.).
4. См. Ervin S. M., Osgood C. E. Second Language Learning and
Bilingualism // Osgood C. E. and Sebeok F. 
Psycholinguistics // Journ. of Abnormal and Social Psychology.
Supplement. 1954. P. 139–146; Лэмберт У., Гавелка Дж., Кросби
С., Зависимость двуязычия от условий усвоения языка // Новое
в лингвистике. Вып. VI. М., 1972. С. 245– 246.
5. Утургаидзе Ф. Г., Чхубианишвили Д. З., Гиунашвили Дж. 
Ш. К семантическому изменению слов в ферейданском говоре
грузинского языка под влянием персидского
языка // Иберийско-кавказское языкознание. Т. XXVIII. 1989.
С. 156–158 (на. груз. яз.).
6. Чхеидзе Т. Д. Элементы персидского языка в говоре
ферейданских грузин // Актуальные проблемы иранской
филологии — Труды VI Всесоюзной конференции…, Тбилиси,
1978. С. 186–187; Giunashvili J. Concerning Georgian-Persian
bilingualism (as exemplified by the speech of Fereidan
Georgians) // Symposium: Bilingualism in Iranian Cultures.
Bamberg, 1992 (Vortrage Papers).
7. Weinreich U. Languages in Contact. The Hague, 1963. P. 53.
8. Например: Имамкули Батавани. География Грузии (книга
для чтения), Хансар, 1997 (на перс. яз.); Ноуруз Лачинани.
Грузинско-персидский словарь, Исфаган, 2007; Саид Мулияни.
Родная речь — самоучитель грузинского языка для
персоязычных, Тбилиси, 2009 (на перс. яз.).