Вы находитесь на странице: 1из 68

ИСТОРИЯ ГИТАРЫ В ЛИЦАХ Анатолий Владимирович

Ширялин
16 августа 1938 — 9 января 2011

Каждый век зажигает на небо-


склоне мировой культуры новые
имена-звёзды. Одни гаснут, рас-
теряв на непреклонных дорогах
Времени свой искусственный
свет, другие, наоборот, вспых-
нув однажды малым огоньком,
набирают силу таланта и, на-
сыщаясь признанием и призна-
тельностью, сияют во всю мощь
в сердцах потомков. Именно к
таким интеллектуальным све-
тилам и относится Анатолий
Владимирович Ширялин – чело-
век огромных разносторонних,
врождённых и приобретённых
постоянным самоусовершенст-
вованием, способностей.
Людмила Зайцева
«Слово о русском философе»
Прогноз развития. - № 21-22. - 2011.

В тексте и оформлении журнала использованы


фотографии и репродукции с картин А. В. Ширялина
из личного архива Л. П. Зайцевой (г. Воронеж).

НА ПЕРВОЙ СТРАНИЦЕ ОБЛОЖКИ:


А. В. Ширялин и его картина «Прометей»
Литературно-художественное приложение к проекту
«Гитаристы и композиторы» 1 (07) / 2013

www.abc-guitars.com ▪ www.guitar-times.ru

ВЫПУСК ПОДГОТОВЛЕН СОВМЕСТНО С ОБЩЕСТВЕННЫМ ТВОРЧЕСКИМ СОЮЗОМ


(ВОРОНЕЖ ▪ МОСКВА, РОССИЯ)
Посвящается 75-летию со дня рождения
Анатолия Владимировича Ширялина

СОДЕРЖАНИЕ
3 Людмила ЗАЙЦЕВА. Алмазный фонд культуры: Анатолий Ширялин.
Из книги «Ширялин — линия судьбы» / Воронеж, 2011.
10 Людмила ЗАЙЦЕВА. Слово о русском философе.
«Прогноз развития» , 2011, № 21-22, январь-февраль.
ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ А. ШИРЯЛИНА «ПОЭМА О ГИТАРЕ»

12 Патриарх [А. О. Сихра] // Ширялин А. В. Поэма о гитаре. – М.: 1994. – С. 18-22.


16 Школа Сихры // Ширялин А. В. Поэма о гитаре. – М.: 1994. – С. 23-33.
ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ А. В. ШИРЯЛИНА ИЗ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

25 Л. Менро, А. Ширялин. Зазвучит ли седьмая струна?


«Советская культура», 31 января 1984 г.
26 Семь струн Евтерпы. «Музыкальная жизнь», 1988, № 18.

29 Отзвуки былого. «Музыкальная жизнь», 1989, № 16.

31 «Ах, что ж ты, голубчик, невесел сидишь» (к 200-летию со дня рождения


М. Высотского). «Московский литератор», 1992, № 5.
34 Семь струн Сергея Орехова. «Молодежная эстрада», 1992, № 5-6.
37 Памяти друга [С. Д. Орехов]. «Народник», 1998, № 4.
39 Преданный служитель культа гитары [Б. А. Ким]. «Народник», 2000, № 3.
40 Ты звени, как прежде, семиструнная. «Гитарист», 1998, № 1.
42 Семиструнная гитара вчера, сегодня... «Гитарист», 1999, № 1.
47 Сага о великом гитаристе. Повесть о Сергее Орехове (журнальный вариант).
«Наука и религия», 2002, №№ 8-11.
61 Двуликий Янус. «Прогноз развития» , 2010, № 19, октябрь.

***
64 Избранный (Памяти А. В. Ширялина). Стихотворение Л. Зайцевой.
Книга о Ширялине. О книге Л. П. Зайцевой «Ширялин — линия судьбы»
ПРЕДЫДУЩИЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА

Редактор номера
Л. П. Зайцева

Главный редактор
В. В. Тавровский

Выпуски
литературно-художественного приложения к проекту «Гитаристы и композиторы»
«История гитары в лицах» распространяются только по подписке в сети Интернет в формате PDF.

Исключительное право
на распространение журнала принадлежит проекту
«ГИТАРИСТЫ и КОМПОЗИТОРЫ»

www.abc-guitars.com
www.abc-guitar.narod.ru
Cайт журнала: www.guitar-times.ru

E-mail:
nc20@bk.ru
guitar@abc-guitars.com

© «Гитаристы и композиторы», В. В. Тавровский, 2013


© «Общественный творческий союз», Воронеж-Москва, 2013
© Л. П. Зайцева, 2013
АЛМАЗНЫЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ

АНАТОЛИЙ ШИРЯЛИН
Людмила ЗАЙЦЕВА

ВСТРЕЧА СТАНОВЛЕНИЕ
Как молодость прекрасна, Вошёл я в жизнь — ты, милая,
как зрелость хороша… прекрасна!

Студенты ожидали встречи с известным му- На этих страницах вас тоже ожидает неза-
зыкантом. На последнем ряду аудитории устро- бываемая встреча с чрезвычайно одарённым
илась молодая парочка, решившая, очевидно, человеком – Анатолием Владимировичем Ши-
посвятить ближайшее время взаимному прояв- рялиным. Всё, к чему он прикасается мощью сво-
лению чувств. его таланта, будь то создание художественных
Прозвенел звонок, возвещая начало очеред- полотен, преподавательская, музыкально-ис-
ного часа. Заместитель декана факультета объ- полнительская, писательская, композиторская,
явил, что лекцию будет вести известный россий- научная деятельности, отличается неординар-
ский гитарист-исполнитель, педагог, аранжиров- ностью, глубинным подходом и неторопливо-
щик, композитор, писатель, доктор философии, стью внутреннего взгляда к осмыслению сути со-
художник, Заслуженный работник культуры Рос- зидаемого. Необычайность его жизни родилась,
сийской Федерации, Почётный член Междуна- вероятно, с первым вдохом гения, пришедшего
родной Академии энергетических инверсий им. в этот мир заявить о себе. Не в кружевных от-
П. К. Ощепкова, член Союза писателей России утюженных воротничках и не в лакированных
Анатолий Владимирович Ширялин. ботиночках выпестована была тяга к покорению
Отвлечённый от всего земного созерцанием всех и вся. Но в вольной жизни, которая, сразу
сияющих глаз своей подруги, парень недовольно же, приглянув себе любимца, и сама не заметила,
прошептал: как подпала под очарование его таланта. Талан-
– Их что, будет много? За час не успеем всех та гармонично сосуществовать с существующим,
переслушать. творя бытие.
– Ты не понял. Придёт один, но, думаю, ка- В автобиографическом романе «Из забытья»
кой-нибудь скрипучий зануда и… А. Ширялин вспоминает: «…детство наше было
Последние слова девушки застыли на её пух- воистину босоногое… целый день трудились.
леньких губках, потому что в аудиторию торо- Домашнее-то хозяйство всё на нас, мальчишках:
пливой спортивной походкой вошёл подтянутый наколи дров, наноси воды (а колодец на прилич-
моложавый мужчина. На первый взгляд он ка- ном расстоянии), полей грядки (вода поближе,
зался гораздо моложе своих лет, однако, пронзи- у пруда), напои телка, накорми свинью и кур,
тельный взгляд карих глаз выдавал в нём прони- поймай наседку и цыплят и усади их в корзину,
цательность и мудрость прожитых не месяцев, но отгони и пригони корову, нажни и наруби кра-
десятилетий. пиву для завтрашнего корма свиньи… У нас все
– Добрый день, – произнёс бархатисто-при- достоинства: голод, нищета. Почти непосильный
тягательным голосом лектор. для этого возраста труд… И свобода… свобода
Влюблённая парочка и вся аудитория, будто для всех несуразных действий… С моей непред-
загипнотизированные, разом потянулись к нему. сказуемой матушкой отношения никакие, хотя
Никто не заметил, как закончилась лекция, дружески общались до самой её кончины… Мой
потому что встречи с гениями случаются редко. папашка был весьма колоритен в поступках. По
Возможно, один раз в жизни. молодости он долго канючил и уговаривал семей-

3
ство купить ему гармонь… Продали корову и ко- А. Петров пишет об Анатолии Владимиро-
мандировали в райцентр за гармонью. Гармонь виче: «По-разному идут художники к своим бу-
он ещё не купил, но уже крепко обмыл будущую дущим полотнам. Анатолий Ширялин с детства
покупку с приятелями… Только и смог вовремя начал заниматься живописью… После одной из
купить брату Ваське струны для балалайки… Моя выставок… критик назвал направление творче-
матушка была у него седьмой по счёту женой. И, ских поисков Анатолия Ширялина «религиозно-
к слову, когда он восемнадцатилетним председа- философским символизмом». Сам художник, од-
телем колхоза прокутил почти весь колхоз – ему нако, больше склоняется к определению: «фило-
дали год, а другой добавили за многожёнство…» софский эзотеризм». Философские принципы не
Так «обласканный» родителями и послевоен- позволили Ширялину пройти мимо русской жи-
ными годами рос и креп, постигая премудрости вописной школы. Её он считает одной из вершин
жизни, талант земли русской. Всегда искренний изобразительного осмысления мира. Поэтому
с самим собой – до дна, до конца, до истины. так явственно влияние иконописной живописи
«На спор дважды переплывал Оку», мог «ме- на его творчество, что вполне естественно и за-
тров тридцать пройти под водой без особого на- кономерно. Не разделяя ни духовных установок
пряга», занимался в секции классической борь- культовой живописи, ни исполнительской тради-
бы, увлекался путешествиями на байдарках. И ции, ни даже сюжетности, он стремится к такой
всегда любил жизнь и природу, отмечая: «Чем же неумолимой конструктивности, наполненной
дальше человек от природы, тем он беспомощ- вольностью и жизненностью цветовых градаций
нее, превращаясь в чистую абстракцию».* и нюансов. Для него это способ воплотить в своих
Художник работах античные философские учения о преде-
Вспорхнула кисть ле и беспредельном… Современный художник,
по убеждению Ширялина, обречён на свободу
с полутонов природы… творчества, главная его задача – избегать соблаз-
Желание постичь тайны живописи привело на впасть в произвол. Тут он должен призвать
А. Ширялина в московское художественное учи- себе в помощь духовный опыт тысячелетий, со-
лище (системы «Трудовые резервы»), по оконча- крытый в философской символике, что вмещает
нии которого он получил творческую специаль- и купола единого Храма, и Вечную Душу, и Веч-
ность. Впоследствии профессиональную карьеру ную Женственность, и само Время…»**
посвятил музыке, что, однако, не помешало ему На одной из выставок А. Ширялин так пред-
создавать неповторимые художественные полот- ставил своё творчество: «В данных живописных
на с использованием уникальной, придуманной полотнах используются элементы средневековой
им самим, техники письма. живописи: стремление к геометрически чёткому
Кто хотя бы однажды видел картины Ши- построению композиции и в то же время явно
рялина, с лёгкостью отличит их от работ других музыкальная пластика линии; даже в настро-
художников. Плавность линий, влекущая взор ениях есть отзвуки принципов средневековой
своими загадочными округлостями или, на пер- иконографии. Однако колористическое сходство
вый взгляд, их отторгающая остроконечность, отсутствует полностью. Несмотря на некоторую
одинаково завораживают. Картины исподволь отрешённость образов, здесь преобладают иные
притягивают, предлагая задуматься над истин- настроения: лиризм, интимность, т. е. индиви-
ным замыслом своего создателя. Магия полотен дуальные переживания. И это естественно: за
состоит в том, что их можно рассматривать вновь плечами автора нет направляющей религиозной
и вновь, воспринимая каждый раз по-иному. Ис- системы, что растворила бы личностное в целом,
кренность мужественности образов в одних про- нет многовековой традиции определённого ре-
изведениях соперничает с искренностью жен- месла, преемственности образных и композици-
ственности на других. Невозможно, глядя на тво- онных принципов. Здесь всё творится как бы за-
рения Анатолия Владимировича, не прочувство- ново, усилием одной личности, сомневающейся,
вать посыл художника. Картины поют цветами порой неуверенной в адекватности выражения и
палитры, вызывая озвученные образы. Кисть ху- самоценности творчества, ибо творчество наше
дожника, словно птица, выпорхнувшая из заката нередко без адреса. На случайного зрителя. По-
или рассвета, переносит на полотна нежность и этому сегодняшний художник, по выражению
притягательность полутонов природы, нисколь- Державина, – Бог и червь одновременно. Худож-
ко не ограничивая фантазии зрителя. Картины ник средневековья точно знал, кому адресовано
многообразны и многослойны. Под внешней не- его искусство. Это придавало уверенности. Но
замысловатостью скрывается прочувствованный он оставался скромным служителем системы,
драматизм, что лишь подчёркивает подлинное без которой его творчество становилось абсурд-
мастерство А. Ширялина. Плавное перетекание ным…».**
стиля, из одного полотна в другое, создаёт впе- Всего Анатолием Ширялиным создано более
чатление единства художественного простран- тридцати картин, каждая из которых достойна
ства всех картин, созданных мастером. сокровищницы мировой культуры.

4
Музыкант гитаре, которые выходят в «музыкальных альма-
О, хаос звуков! Ты благословенен нахах» посвящены русской гитаре. Наконец, вме-
своей ритмичной чистотой! сте со своим педагогом Л. А. Менро, в 1991 году
была выпущена фундаментальная Школа игры
О первой встрече с гитарой – одним из серьёз- на 7-струнной гитаре. Ведущие музыкальные из-
ных жизненных увлечений, ставших професси- дательства помещают в репертуарных сборниках
ей, Анатолий Ширялин пишет («Из забытья»): композиции Анатолия Ширялина. Журнал «Мо-
«Однажды в коридоре общаги слышу звук гита- лодёжная эстрада» № 5-6 за 1992 год опублико-
ры. Всё – застыл, и сдвинуться не могу с места: вал очерк А. Ширялина о С. Орехове».***
очарован, околдован, заворожен… Гитару мне А. Ширялин – известный историограф, на-
мать купила… С жадностью ломал себе пальцы писавший замечательные книги – «Поэма о ги-
на пяти аккордах… А на втором курсе училища таре», «Сага о великом гитаристе». Эти работы
увидел объявление, что продолжается набор в являются энциклопедическими и академически-
кружок гитаристов при ДК «Трудовые резервы» ми трудами, сопоставимыми по значимости с ра-
– сразу туда. Вхожу. Старичок что-то чертит на ботой Стаховича «Очерк истории семиструнной
доске мелом… Оказалось, что он один из самых гитары».
известных мэтров российской гитаристики – Ва- О роли гитары в своей жизни Анатолий Ши-
силий Михайлович Юрьев… Я ходил обалдевший рялин пишет: «Для меня гитара, может, больше,
от гитарной красоты и горизонтов подлинного чем судьба – я выжил благодаря ей и не пал в
профессионализма… Попав в армию, я приводил бездну».
публику в недоумение. Помню, играл на сцене В присущей ему философско-художествен-
до-минорную прелюдию Баха и что-то на тремо- ной манере, Анатолий Ширялин дал ответы на
ло. Зал не поверил, что одна гитара. Приходили вопросы «Анкеты гитариста», составленной «Во-
проверять». ронежским Центром Гитары»:
Потом начался триумф музыкального даро- Кто формировал гитарное мировоззрение?
вания Ширялина. Известный гитарист-исполни- «Юрьев, Орехов, Сазонов, Анидо, Сеговия, а ино-
тель, композитор, преподаватель, отдавший бо- гда и простые талантливые любители гитары…».
лее сорока лет этому нелёгкому труду (в качестве Интересные случаи.
заместителя директора ДМШ № 67 г. Москвы), «Потрясение уличной публики при встрече с
он был оценён не только коллегами, учениками настоящей гитарой».
и почитателями его таланта, но и высшим руко- Гитары.
водством страны. В 1997 году Б. Ельцин подписал «Менял часто, как настоящий ловелас, но так
Указ о присвоении А. В. Ширялину звания Заслу- и не встретился с настоящей любовью».
женный работник культуры РФ. К тому времени Музыкальные предпочтения.
музыкант имел высший профессиональный раз- «Высотский, Таррега, Бах».
ряд (14+1), неоднократно принимал участие в Будущее гитары.
концертах, радиопередачах (в т. ч. английского «Потеря национальной основы заведёт в ту-
канала Би-Би-Си), телепередачах, был членом пик, ведь гитару всегда считали народным ин-
жюри многих престижных конкурсов. Анатолий струментом».
Ширялин – автор многих оригинальных музы- Отношение к новым стилям в музыке.
кальных произведений. Его «Лесная сказка» «Я консерватор и всегда к новым открытиям от-
необычностью звучания гитарных интонаций ношусь с подозрением, ибо часто ускользает Человек,
стоит в одном ряду с лучшими, всемирно извест- а с ним и Бог – тогда всё дозволено» (Достоевский).
ными сочинениями для гитары. Имя музыканта, Чему ученики и последователи могут на-
упоминавшееся во всех энциклопедических ис- учиться у Вас?
точниках, стало символом современной русской «Я ещё жив, а значит, учусь у Бога, у себя са-
гитарной школы. М. Яблоков в своём фундамен- мого, у своих учеников, у всей иррациональной
тальном труде «Классическая гитара в России Жизни. Если же чему-то научился, то одариваю
и СССР» пишет об А. Ширялине: «Гитарист-ис- не только ожидаемым, но и неожиданным, как
полнитель, педагог, публицист, художник. На дерево после дождя».
гитаре занимался первоначально у В. М. Юрье- Гитары каких оптовых производителей
ва (1881-1962). Затем учился в музучилище им. предпочтительнее?
Гнесиных по классу 7-струнной гитары (преп. Л. «Оптовым не доверяю. Это всё равно, что
А. Менро). Горячий поклонник национальной дамы с панели».
русской школы гитары. В его сольных концер- Личный рекорд продолжительности игры
тах звучат произведения русской классической на гитаре.
музыки, его собственные оригинальные компо- «12 часов в юности».
зиции проникнуты духом национальной русской В какое время суток лучше играется «для
музыки. В детской музшколе, где он работает, себя»?
ведётся только 7-струнная гитара. Его очерки по «Утром».

5
Чувствуете ли присутствие гитары в доме? суть». И далее, сопоставляя и анализируя, рас-
«Она живёт. А если долго не общаться с ней, суждает: «…стремление к благу есть и начало вся-
мстит равнодушием». кого зла, и в этом нет ничего парадоксального:
Имеет ли гитарная музыка оздоровитель- ведь даже самые лютые злодеи пришли к своим
ный эффект? злодействам на пути к благу – они творили себе
«Безусловно». благо сиюминутно, сейчас, но вместо блага вос-
Нужно ли создавать клубы, общества для торжествовало зло. А всё это оттого, что потеряно
непрофессиональных музыкантов? было направление к благу. Значит, нужно иметь
«Нужно и как можно больше. Это взаимное в душе, кроме влечений Эроса, и нечто ещё, опре-
обогащение и способ человеческого общения… деляющее вектор блага». Философские размыш-
Бесплатные студии просто необходимы. Обще- ления автор завершает следующим: «Платон в
ние с учеником даёт большую свободу, не зам- своей концепции любви оттолкнулся от преде-
кнутую на коммерческом интересе. Мне прихо- лов Божественной любви Афродиты Небесной и
дилось вести подобные кружки. Считаю необхо- вновь подошёл к основанию её Престола, но при-
димым дополнить программы обучения общеоб- шёл, обогащённый муками и радостями любви
разовательных школ музыкальной тематикой». земной, неверной, лукавой… и вожделенной».
В каком возрасте человек испытывает наи-
большую потребность к музыке? Писатель
«В любом. В юношеском – открытия и тщес- Пером своим он мудрость сотворил…
лавие, в зрелом – откровенный диалог с гитарой,
в преклонном – утешение и переживание вновь Музыкант, публицист, историограф, компо-
памятных моментов» зитор, художник, Анатолий Ширялин удивляет
Совершенна ли форма гитары? вновь. На этот раз – своими необыкновенными
«Совершенству нет предела, однако вмеши- романами. Написанные, на первый взгляд, в раз-
ваться в устоявшиеся конструкции нужно осто- ной манере: то иронично, то с налётом мистики,
рожно и с осознанием цели, а не просто экспери- а то и по-старорусски, они своим редкостным,
мент ради эксперимента». «ширялинским» слогом и словотворением, всег-
Какие чувства вызывает гитарная музыка? да узнаваемы. Как узнаваемы работы великих
«Скорее умиротворённость, в которой раство- мастеров пера и кисти.
ряется грусть, да и многие другие эмоции, но не «Городку на взгорке виделись страшные сны:
забываю и радость открытий». уже по-осеннему тёмными ночами за лесом мета-
В каких условиях следует содержать гитару? лись сполохи огня, по низкому душному небу но-
«В любви». сились красные всадники-призраки. А по утрам
доносился нестихаемый гул отдалённого нена-
Философ стья…» – так начинается роман Анатолия Ширя-
У каждых трёх дорог — лина «Сполохи».***
свой философский камень… Калейдоскоп персонажей и событий, поме-
В 1969 году А. Ширялин закончил философ- щённых на единое литературное полотно та-
ский факультет МГУ. Защитил диссертацию на лантливой рукой автора, удивителен своей пра-
тему «Соотношение науки и философии с древ- вильной структурой. С первых абзацев читатель
них времён до нашего времени». Необходимо погружается в неведомый мир словотворений
отметить, что, сочетая разнообразную деятель- – знакомых и одновременно незнакомых слов,
ность, он в 1973 году закончил курсы повышения постепенно ваяющих образы героев романа:
квалификации для специалистов со средним му- «Георгиевский кавалер, статный крепкий муж-
зыкальным образованием, что в то время было чина, рано заматеревший от ратных дел, с русой
очень почётно. кудрявой головой, серыми глазами, уже потуск-
Вся жизнь Ширялина-философа – это раз- невшими от долгого заглядывания в лик смер-
мышление, поиск ответов на извечные вопросы. ти», «Старик-возница с обгоревшим на солнце и
Заслуживают тщательного изучения не только ветру лицом и белой дряблой, как у ощипанного
его философские статьи, но и, в первую очередь, гусака, шеей; беззубым ртом и изысканной вя-
философские трактаты: «Посвящение в Ничто» зью морщин; голубыми детскими глазами, в ко-
– уникальное произведение, написанное в клас- торые глубоко пала обида, смотрясь затаённым
сических и, одновременно, новаторских тради- укором», «Пожилая восторженная дама таскала
циях и «Эзотерика любви». В «Эзотерике» автор на поводке собачку с заплаканными старуше-
анализирует «Пир» Платона, как «гениальную чьими глазами», «Дед, белый-белый, сидит на
концепцию спасения от любовного удушья одно- пригорочке, в холщовой белой рубахе и таких же
полой любви». Ширялин пишет: «…подлинная и штанах, весь отбелённый временем и вешними
стойкая любовь как бы вытягивает из влюблён- талыми снегами, даже онучи далёкой отменной
ного потенциально заложенную в нём красоту, белизны».
которая, становясь актуальной, пронизывает его Силой слова автор вдыхает в неодушевлённые

6
предметы жизнь: «Печные трубы тянули к небу ем хмельной свадебной суеты, происходящей в
свои длиннющие прокопчённые шеи с жалобой «заводской общаге, где комнаты, как зэковские
на самих себя, за свою причастность к огненной камеры, расположены вдоль коридора… двери
стихии». О героине романа, Дарье Спиритовне, со сбитыми номерами, все одинаково обшарпа-
автор пишет трепетно, слегка касаясь: «Всё в ней ны ногами, будто бесхозные половички». Текст
было удивительным: грациозная женственность воспринимается «на едином дыхании». Лишь
и хрупкая нежность ребёнка, зов чувственности и позже, осмысливая повествование, читатель на-
страдальческая чистота, упоительное лукавство чинает расслаивать сюжет на составляющие. То,
и тревожащая душу доверчивость, расслабле- что на первый взгляд показалось смешным, на
но-сладкая истома и упругая женская сила, цар- самом деле печально. Где же грань между весё-
ственная гордость и робкая покорность». лым и грустным, хорошим и дурным? И опять
Герои романа говорят так же необычно, как подстерегают подводные камни философски глу-
и мыслят: «Мне даже захотелось утонуть в их не- бинного мышления автора, ведь его творчество
объятностях, хотя бы на миг, когда всё пойдёт неоднозначно. Оно требует особого восприятия
вкруговую… А вообще-то женщина – имя притя- каждой фразы, а это доступно лишь вдумчивому
гательное», «А смысл – простая ценность слить- и серьёзному читателю.
ся душою с… да что там, нет ничего прекрасней, Роман «Кутерьма» – это незавуалированная
чем есть в это мгновенье…», «Что раскаиваться, чувственность, тонкий юмор, и, как всегда, глубо-
если в поступке и грех, и оправдание. Что бы ты кая философия. Интеллектуально подобранный
ни совершил – всё греховно, и как бы ни застрял смысловой ряд заставляет постоянно сосредо-
в грехе – всё оправдательно». тачиваться. Кажущееся вначале незатейливым,
«Сполохи» – редкое произведение, которое повествование притягивает азартом, элегантным
нужно оставлять на десерт для неспешного ин- юмором и будоражащей мистикой. В смысл нуж-
теллектуально-эстетического наслаждения. Те, но буквально втискиваться и постоянно воспри-
кто вместо добротного и полезного духовного нимать всё всерьёз. «Пламя вырвалось из-под за-
обеда любят небрежно бросить в рот тягучий ко- стрех и захлопало будто крыльями; сквозь тесо-
мок жвачки со вкусом, идентичным натурально- вые доски торца пробивался дым, окрашенный в
му, могут не беспокоиться. Роман А. Ширялина сизо-оранжевый цвет, ниспадая каскадом, живо
– для гурманов-археологов культуры, жаждущих напоминал петушиный хвост: и в довершение
отыскать в прошлом, настоящем и будущем ча- всего из полуоткрытой чердачной дверцы се-
стицы истины. ней вверх устремился жгут огня, раскручиваясь,
Мемуарный роман «Из забытья» – одно из он демонстрировал гордую петушиную голову,
интереснейших произведений современной рос- увенчанную пламенеющей короной», – так А.
сийской литературы подобного жанра. Удиви- Ширялин описывает необычными образами по-
тельно, но тяготы послевоенного времени не оже- жар, превращая его в нечто мистическое.
сточили, а, напротив, закалили автора, направив Литературные произведения писателя, в том
его помыслы и стремления на достижение труд- числе пока не изданные – «Изувер» и «Ночь без
ных, почти невыполнимых целей. Произведение звёзд», изобилующие оригинальной авторской
буквально пропитано любовью к людям и окру- трактовкой слов, не позволяют просматривать
жающей природе. А, главное – любовью к жен- страницы бегло. Читатель словно становится соу-
щине. О ней, как о величайшем творении Созда- частником творчества, концентрируясь на тексте
теля, А. Ширялин пишет особо, с восхищением, и включая в восприятие не только мыслительные
оттого что на пути своём встречал лишь женщин процессы, но и потенциал внутренних чувств.
необыкновенно привлекательных. Или они сами
поджидали его за поворотами судьбы? Одна – Любовь — Забвение — Любовь…
«красавица, невыносимо обаятельная, женствен- И гений не заметил,
ная». Другая – «русоволосая раскрасавица. От как сказка стала былью…
неё веяло отрадной прохладой и ароматом без-
грешности. Она как будто не ходила, а порхала Притча
над землёй. С грудью и животом Афродиты, с Птенец, которого звали Шоудай*****, выпал из
женственного ваяния коленями. Но с крутым и гнезда. К счастью, он приземлился на мягкую поду-
решительным характером». Третья «с горящими шку мха. Лежит и почти не дышит от страха, даже гла-
тёмными глазами. Пойми их цвет, если они мер- за открыть боится. И вдруг у самого уха слышит:
цают и переливаются, как драгоценные камни. – Не можешь ли ты освободить мне дорогу? Ты та-
Со взрывным и непредсказуемым характером». кой большой, что мне понадобится целый день, чтобы
Четвёртая… обойти тебя.
Прочитав эту книгу, неизбежно хочется ещё Птенец открыл глаза и увидел улитку. «Значит я
вкусить плодов древа творчества писателя. не самый маленький, – подумал он, – и мне нечего бо-
И вновь – сюрприз. Повесть «Свадьба».**** яться».
Искромётный юмор, приправленный описани- – А ты ползи быстрее, – сказал он улитке.

7
– Не могу, – ответила та, – я стараюсь, но сразу почувствовал, что его горло сжимают тугие змеиные
устаю. Все считают меня ленивой и неповоротливой. кольца.
Но если я выпью хоть каплю из родника трудолюбия, – Подожди, я пришёл к тебе в гости, – из послед-
тогда стану проворней. них сил прохрипел Шоудай.
– Может, я смогу тебе помочь? Когда вырасту, по- – В гости? – удивилась змея и ослабила хватку.
лечу далеко-далеко, в тёплые края. Наверно, там есть – За последние сто лет ко мне, во всяком случае, по
такой родник, – сказала птица. своей воле, никто не приходил, – усмехнулась она, об-
– Буду очень благодарна тебе, – ответила улитка, нажив острые ядовитые зубы.
радостно шевеля усиками, и добавила: – Наверное, у тебя очень важное дело, коль ты
– Вот, возьми листья, может, они тебе пригодятся. рискнул жизнью. Рассказывай быстрее, а то я прого-
Приняв подарок, птенец вскочил и бодро зашагал лодалась.
по лесу. Проголодавшись, он склевал запутавшуюся в Птица поведала о том, что ищет, и змея была рас-
траве муху, и вдруг почувствовал, что кто-то его уку- трогана, потому что за свою долгую жизнь не встре-
сил. Присев от неожиданности, он увидел на своей чала никого, кто, в первую очередь, заботился бы о
лапке муравья, грозно размахивающего сухой травин- других, а не о себе.
кой прямо перед его клювом. – Хорошо. Если ты помогаешь другим, помогу и
– Ты оставил без ужина мою семью, потому что я тебе.
склевал мою муху. И она рассказала, как найти цветок вдохновения,
– Но я не знал, что это муха твоя. Прости меня. родник трудолюбия и дерево творчества.
– Хорошо, – примирительно согласился муравей, – Цветок вдохновения растёт на вершине этой
– неси меня домой, а там решим, что с тобой делать. горы. Я покажу тебе дорогу, – прошипела она.
Когда они дошли до высокого муравейника, Шоу- Змея стремительно поползла вверх по склону,
даю было велено подождать. Вскоре муравей вернул- Шоудай последовал за ней.
ся: Через некоторое время стало заметно холоднее.
– Ты можешь искупить свою вину, если принесёшь – Дальше добирайся сам. И если всё, о чём ты мне
нам плод с дерева творчества. Нас, муравьёв, считают рассказал – правда, ты получишь то, что хотел, – ска-
самыми трудолюбивыми, но не способными создавать зала змея и исчезла в темноте.
прекрасное. Птица продолжила полёт. Вскоре воздух стал та-
Птенец согласился: ким ледяным, что крылья стали замерзать на лету.
– Хорошо, я поищу это дерево в далёких краях. Пришлось приземляться прямо на снег. От холода
– Вот, возьми моток паутинок. Мы долго труди- онемели лапы и Шоудай, поняв, что замёрзнет пре-
лись, собирая его по кусочкам. Может, он тебе приго- жде, чем отыщет цветок, хотел взлететь. Но вдруг не-
дится, – сказал на прощание муравей. далеко увидел мерцание. Забыв о холоде, подошёл
Проходили дни, наступила осень. Однажды, ре- ближе – это был волшебный цветок вдохновения. До
шив подкрепиться, Шоудай клюнул лесное яблоко него оставалось всего несколько шагов, но силы стали
и нашел в нём большого червяка. Вдруг из других покидать птицу. Чтобы хотя бы мысленно согреться,
яблок, лежавших рядом, на него набросились десятки он начал вспоминать свой лес, улитку, муравьёв.
червяков: – Муравьи! Ведь они дали мне в дорогу моток из
– Не трогай нашего дедушку, а то мы сделаем с то- пуховых паутинок. Может, он согреет? – подумал за-
бой то же самое, что и с этими яблоками! мерзающий Шоудай.
– Почему вы такие злые? – спросил птенец. И только достал моток, как тот стал сам собой раз-
– А какими мы можем быть, если всё время копа- матываться и превращаться в тёплую мягкую накид-
емся в земле или ещё хуже – в отбросах? Если бы у ку, которая оказалась как раз впору. Согревшись, он
нас был цветок вдохновения, который растёт на самой взлетел, и, сорвав цветок, поспешил вниз.
высокой горе, может, мы стали бы добрыми и краси- Теперь нужно было найти остров, о котором гово-
выми. рила змея. На нём росло дерево с плодами творчества.
Птенец подумал и пообещал червякам добыть Отдохнув, птица вновь поспешила на поиски. Ис-
цветок. На прощание старый червяк дал ему корень кать пришлось не очень долго. С высоты он заметил
какого-то растения со словами: небольшой островок, затерявшийся в просторах оке-
– Вот, возьми этот корень. Может, он тебе приго- ана. Увидев стоящее в центре острова дерево с плода-
дится. ми необыкновенной красоты, он спустился и сорвал
Наступило время перелёта. И в один из погожих один из них. В тот же миг услышал душераздираю-
осенних дней Шоудай, теперь уже сильная взрослая щие крики – это со всех сторон надвигались дикие
птица, взмахнув крыльями, взмыл в небо. После дол- кошки, готовые разорвать его. Шоудай хотел бросить
гого и нелёгкого пути, он, вместе с другими птицами, плод, но, вспомнив тружеников-муравьёв, передумал.
добрался до заморских краёв. Отступать было некуда, да и взлететь он уже не мог,
Тут все старались как можно быстрее обосновать- потому что в него вцепилась разъярённая кошка. Тут
ся, выбирая удобные места, поближе к водоёму и кор- он вспомнил про корень, который ему дали в дорогу
му. Только один Шоудай думал о том, как исполнить черви, и бросил кошкам. К удивлению, все они, будто
данные обещания – отыскать родник трудолюбия, де- обезумев, устремились вслед летящему корню и, за-
рево творчества и цветок вдохновения. Он узнавал об быв про возможную добычу, начали обнюхивать его,
этом у всех, но об этих чудесах никто не ведал. Оста- мурлыча от удовольствия. Это был валериановый ко-
лось только спросить старую змею, которая жила у рень, который так любят все кошки на свете. И на этот
подножия горы, уходящей в небо. раз Шоудай выполнил задуманное.
Ближе к ночи он прилетел к подножию горы и Оставалось найти родник трудолюбия. Как и обе-
стал ожидать, когда змея выползет на охоту. Вдруг щала змея, он находился на побережье, недалеко от

8
того места, где расположилась стая пернатых. Ещё из- всё ликовало и радовалось жизни. И вот, добравшись
дали птица увидела, как вода, вырываясь из земных до своего леса, он поспешил к муравейнику, чтобы от-
недр, стекает серебристыми струями по камням, пре- дать то, что добыл с таким трудом. Однако, подлетев
вращаясь в прозрачный ручеёк. Однако подлететь к к знакомому месту, увидел, что муравейник пуст. Рас-
роднику было невозможно, потому что сверху свиса- строенный, он сел на землю.
ли длинные тонкие ветки, в которых могли запутать- – Посмотри вверх, – услышал он вдруг.
ся крылья. Шоудай сел неподалёку на большой валун, Подняв голову, Шоудай увидел прекрасную пти-
чтобы отдохнуть перед обратной дорогой и тут заме- цу.
тил, что вокруг родника творится что-то неладное. – Я знаю, кого ты ищешь, – сказала она, – но мура-
Все, кто пытался из него напиться, прилипали к зем- вьи, улитка и черви перебрались в другое место. Они
ле. Он присмотрелся – земля около родника, скрытая просили меня передать – всё, что ты принесёшь – по
густой травой и пышными цветами, блестела, словно праву принадлежит только тебе. Потому что природу
растопленная смола и, как болото, засасывала всех, переделывать нельзя – в ней всё совершенно. Муравьи
кто к ней приклеивался, будь то стрекоза или моло- должны быть трудолюбивыми, улитки – медлитель-
дой олень. ными, черви – жить там, где живут. И лишь птицам
Шоудай остановился, не решаясь ступать на опас- дозволено любоваться цветами вдохновения, пить из
ную почву. И тут вспомнил про листья, которые дала родника трудолюбия и вкушать зрелые плоды с дере-
ему в дорогу улитка. «Может быть, они помогут?» ва творчества, оттого что им дарована жизнь, рожда-
Укладывая перед собой на землю лист за листом, он ющая свободу и счастье.
осторожно пробирался вперёд. И вот заветный род-
Примечания
ник перед ним. Зачерпнув немного воды, Шоудай
сразу же поспешил назад. Но спешить было нельзя, и * А. Ширялин. «Из забытья». Журнал «Московский вестник»
на последнем шаге он оступился. Белое крыло косну- №2, 2008 г.
лось блестящего болота. Ещё миг, и оно затянет птицу
в своё чёрное нутро. Превозмогая боль, Шоудай ото- ** А. Петров. «Купола единого храма». Журнал «Наука и рели-
рвал от липкой земли крыло, потеряв при этом не- гия» №3, 1992 г.
сколько перьев. И, вырвавшись на простор, полетел *** А. Ширялин «Сполохи». Журнал «Московский вестник»
обратно к стае. До возвращения домой оставалось ещё №1, 2004 г.
достаточно времени, чтобы залечить рану.
**** А. Ширялин. «Свадьба». Журнал «Московский вестник»
Перелёт в родные края оказался удачным. Птицы,
№2, 2008 г.
летевшие вместе с ним, все до одной добрались домой
целыми и невредимыми. Весна была в разгаре, вокруг ***** Мифологическая птица Шоудай – символ счастья.

ОБ АВТОРЕ
Зайцева Людмила Павловна – российский гитарный общественный
деятель, историограф, литератор, публицист, гитарист-любитель, компози-
тор. Председатель «Общественного творческого Союза» (с 2011 г.), дирек-
тор «Воронежского центра гитары» (с 2004 г.). Член Всероссийского Музы-
кального общества (с 2004 г.), член жюри конкурса «Мир музыки» (2012 г.),
участник Международных научно-практических конференций по гитарно-
му искусству. Главный редактор газеты «Творческие вести», ответственный
редактор альманаха «Вестник Музыкального Общества», автор и состави-
тель малоформатной газеты «Воронежский Центр Гитары», автор сборни-
ка сказок, притч, очерков и стихотворений о гитаре «Прелюдия»; сборника
рассказов «Он и Она»; поэтических сборников «Рисую я белым на белом»,
«Осенний дуэт», книги «Ширялин – линия судьбы»; музыкально-поэтиче-
ского сборника «Золотая Орхидея». Составитель краткой «Классификации
музыкальных инструментов» (на основе системы, опубликованной Эрихом фон Хорнбостелем и Кур-
том Заксом в 1914 г.) . Всего в 2004-2012 гг. издала и опубликовала более 70 брошюр и статей, органи-
зовала около пятидесяти общественных мероприятий.
Профессиональный экономист.
Представлена в энциклопедических изданиях, отмечена грамотами, призом, благодарственными
письмами, дипломами Управлений культуры Воронежа, Москвы, YAMAHA Musikschule in Erfurt,
Deutschland, ВМО и медалями: Международного союза музыкальных деятелей и Шаляпинского
центра МСМД.
Всю деятельность ведёт на добровольных общественных началах.

9
СЛОВО О РУССКОМ ФИЛОСОФЕ
своего рода парусом, под которым он мчался по океа-
ну создаваемой им Вселенной, и парус этот всегда был
наполнен свежим попутным ветром его вдохновения.
Чтобы осознать глубину мышления Анатолия Ширя-
лина, достаточно привести строки из философского
трактата «Посвящение в Ничто»: «Душа погранична с
небытием, потому она страдательная. Страдательность
её в становлении. И пределом всего становящегося есть
душа, то есть становление в пределах души - умствен-
ное становление, не есть собственно становление, а ко-
лыхание вокруг точки Эго». И таких сложных понятий,
поддающихся осмыслению только путём напряжён-
ных умственных усилий, более 150 страниц, не считая
многочисленные философские статьи!
Бесспорным раритетом литературного творчества
являются проза и лирические произведения Анатолия
Ширялина. Необычное «ширялинское» словотворение
при первом знакомстве с текстами буквально шокиру-
ет! Нигде и никогда больше не полюбоваться такими
замысловатыми, и в то же время, доступными лексиче-
скими кружевами! Изысканность и элегантность слога
заставляют перечитывать его романы помногу раз, от-
крывая в них всё новое грани эстетики и нравственно-
Каждый век зажигает на небосклоне мировой куль- сти, освящённые щедротами его таланта.
туры новые имена-звёзды. Одни гаснут, растеряв на Подобная же энергетика и скрытая загадочность - в
непреклонных дорогах Времени свой искусственный его художественных полотнах. Их необходимо не толь-
свет, другие, наоборот, вспыхнув однажды малым ко рассматривать, но «считывать», осязать, проникать
огоньком, набирают силу таланта и, насыщаясь при- внутрь, только тогда взору покорится логичность пали-
знанием и признательностью, сияют во всю мощь в тры, пережитая и выстроенная даровитым автором.
сердцах потомков. Именно к таким интеллектуальным Анатолий Владимирович - известный композитор,
светилам и относится Анатолий Владимирович Ширя- гитарист-исполнитель, страстный поклонник русской
лин - человек огромных разносторонних, врождённых семиструнной гитары, преподаватель, аранжиров-
и приобретённых постоянным самоусовершенство- щик, историограф гитары, перу которого принадлежат
ванием, способностей. Говорить о нём в прошедшем бестселлеры: «Поэма о гитаре», «Сага о великом гита-
времени трудно. Ещё тяжелее осознавать, что в январе ристе» и «Школа игры на 7-струнной гитаре». Его му-
2011 он ушёл из жизни... в самом расцвете творческих зыкальные сочинения глубоко лиричны, самобытны,
порывов и желаний - собрать воедино созданное ранее. органичны и высокопрофессиональны. Достичь тако-
А сотворенного им с лихвой хватило бы на рождение не го высочайшего уровня познания и понимания музы-
одного, а нескольких известных имён! кального инструмента в истории мировой культуры
Доктор философии, художник, член Союза писате- удавалось не многим.
лей России, гитарист-исполнитель, композитор, аран- Всё, созданное Анатолием Владимировичем Ширя-
жировщик, педагог, историограф, публицист. Заслу- линым, - духовное откровение. Чтобы понять незау-
женный работник культуры РФ. Почётный член Меж- рядность и жертвенность этого необыкновенного чело-
дународной Академии энергетических инверсий им. века, необходимо постичь не только видимый тонкий
Ощепкова, Анатолий Владимирович отличался нео- слой его творений, но и глубинную суть, наполненную
быкновенной скромностью, граничащей с аскетизмом, тревогой о будущем России. В процессе создания своих
непритязательностью в быту, равнодушием к славе и произведений он опирался на энциклопедические зна-
всякого рода её внешним проявлениям, благородством ния традиций и стилей древних славян и внутреннее
и особой животворящей родовитостью души. чутье к разгадкам сокровенных тайн бытия. Воспитан-
Вклад Анатолия Ширялина в русскую культуру и ный в российской глубинке, он благоговел перед всем
российскую действительность переценить невозмож- русским. Истинный патриот и благодарный сын своей
но, а величину его разностороннего таланта даже и ос- страны, он постоянно ратовал за сохранение истории
мыслить не просто. Неординарность, внутренний свет, и дальнейшее развитие именно русской культуры, счи-
тонкая душевность, способность неподдельного со- тая её прекрасной, самодостаточной, не нуждающейся
переживания и проникновения в самую суть событий в дополнениях извне. Он всегда призывал к освобож-
и образов, красочность восприятия мира, искренняя дению культуры от чуждой, рудиментарной шелухи во
доброта и интеллигентность, безграничное обаяние, имя чистоты исторических традиций и, как он назы-
внутренняя гармония и мудрость во взаимообогаще- вал, «творческих открытий русского народа».
нии с окружающей действительностью - это далеко не Копировать или подражать Ширялину невозмож-
все качества, присущие Анатолию Владимировичу. И но - его необыкновенная целомудренная личность и
сколько бы слов восхищения мы не говорили об этом многогранное талантливое творчество уникальны! Он
человеке, их всегда будет недостаточно, ибо монумен- жил, светился и светил для того, чтобы луч его гени-
тальность и гениальность его личности бесспорны. По- альности, проникнув в человеческие души через время
теря для мировой культуры очень велика... и пространство, вызывал к жизни лишь доброе и свет-
Среди профессиональных и иных увлечений Анато- лое, то, что даёт человеку право называться Челове-
лий Владимирович выделял главное - философию. Её, ком! Да будет так.
и только её, он считал фундаментом всех своих творе- Людмила ЗАЙЦЕВА,
ний, основой собственного мировосприятия. Она была январь, 2011 г.
«ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ», №21-22 (49-50), январь-февраль 2011 г.

10
11
ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ АНАТОЛИЯ ШИРЯЛИНА «ПОЭМА О ГИТАРЕ»

ПАТРИАРХ
Гитара, а именно Сихрова семиструнная, сдела­лась
в России модным, любимым инструментом.
А. Фаминцын

Андрей Осипович Сихра... Это имя нерызрыв- крытия с осторожностью: и если принял, то ско-
но связано с историей семиструнной гитары, с рее по своему доброжелательному характеру, чем
историей ее удивительного взлета. по внутреннему убеждению, называя прекрасные
Впервые о Сихре как изобретателе русской легато Высотского «цыганщиной», хотя качества
семиструнной гитары печатно заявил М. Стахо- особой певучести и задушевности русской семи-
вич на страницах журнала «Москвитянин» в 1854 струнной гитары лежали «на поверхности» ее
году в очерке «История семиструнной гитары». строя, то есть в аппликатуре ее центр тяжести ки-
«Сихра играл также на шестиструнной гитаре, сти левой руки, смещенный к безымянному паль-
— сообщает Стахович, — и, будучи одарен силь- цу и мизинцу, дает свободу вибраций и легато,
ным музыкальным талантом и достигши степени особенно в интервалах терций и секст.
виртуоза на арфе, он в конце прошлого столетия Конечно, может быть, и существовали гитары
был в Москве, придумал сделать из шестиструн- подобного терцового строя до Сихры, только они
ной гитары инструмент, более полный и более не оставили следа ни в одной европейской стра-
близкий арфе по арпеджиям, а вместе и более не, включая Польшу, через которую якобы при-
мелодический, нежели арфа, и привязал седь- шла семиструнная гитара в Россию.
мую струну к гитаре: вместе с тем он изменил ее Русские музыканты выбрали из различного
строй...» *. арсенала модификаций свою гитару, созвучную
«Устроив в конце прошлого столетия свой но- национальному складу души. Поэтому нельзя
вый инструмент, — пишет он, — Сихра начал для не согласиться со словами Русанова, что «гита-
него писать и давать на нем в Москве концерты. ра, красивая и эффектная испанка, явившаяся на
Нашлось много охотников учиться играть на ги- сером фоне русской жизни, не могла увлечь рус-
таре, и она сделалась тогда модным инструмен- ского музыканта, и все эти блестящие тарантел-
том» **. лы, болеро, серенады и вариации на сладостные
Хотя другой историк гитары, Русанов, и со- мотивы итальянских опер скоро набили оскоми-
мневается, что Сихра изобрел семиструнную ги- ну. Понадобился инструмент более задумчивый,
тару русского строя, однако высоко оценивает более задушевный, хотя, может быть, и менее эф-
значение Сихры как творца русской професси- фектный, понадобился строй, не боящийся бемо-
ональной школы. «Сихра с гениальной прозор- лей и более близкий к характеру русских народ-
ливостью ухватился за этот строй и разработал и ных песен» *****.
основал образцовый метод игры на этом инстру- Любопытно, что в 20-х годах XX столетия зна-
менте» ***. менитый испанский гитарист Андрес Сеговия
Может быть, Сихра, по словам Стаховича, и поставил перед собой ту же задачу, что и Сихра
действительно хотел приблизить гитару к арфе, в конце XVIII столетия: спустя около 140 лет за-
инструменту близкому ему, образами которого думал было повторить подвиг Сихры, не подозре-
он уже мыслил с детства, однако «результаты, во вая о существовании гитары с подобным строем.
всяком случае, получились совершенно обрат- Но изменить строй — это значит отказаться от
ные: плавность и разнообразие широких легато многих созданных уже произведений и самому с
и глиссанд, мягкость и певучесть вибрации еще учениками создать новый репертуар. У Сеговии
более удалили русскую семиструнную гитару от не было таких возможностей, у Сихры они были.
столь родственной гитаре арфы» ****. Мы столь долго останавливались на вопросе
То, что Сихра до конца не осознавал возмож- строя и роли Сихры в его создании, потому что
ности своего детища, — тоже любопытный факт: этот вопрос в центре внимания гитаристов уже
когда Аксенов (его ученик), а вслед за Аксеновым около столетия.
Высотский довели эти возможности кантилены, Андрей Осипович Сихра родился в 1773 году.
заложенные в семиструнной гитаре, до своего ло- Биографические сведения о Сихре очень скуд-
гического завершения, Сихра принял данные от- ны. Родился в западных губерниях России в семье
учителя (видимо, музыки), так как его отец гото-
* Стахович М. А. История семиструнной гитары, с. 3—5. вил к музыкальной деятельности.
** Там же, с. 5. Занимаясь исключительно музыкой, он уже
*** Р у с а н о в В. А. Гитара и гитаристы, 1901, с. 27. в ранней молодости давал концерты на арфе в
**** Русанов В. Чет или нечет. — «Гитарист», 1906, № 2, с. 24. ***** «Гитарист», 1906, № 2, с. 98.

12
Вильно и прославился не только как виртуоз-ис-
полнитель, но и как композитор. «Среди писав-
ших для этого инструмента, — говорится в «Исто-
рии русской музыки», — выделяются имена
французских композиторов А. Ле Пена и Л. Да-
вида, а также одной из первых русских арфисток-
любительниц Н. Строгановой. Известен своими
произведениями для арфы и А. Сихра» *.
В ранний период своей деятельности Сихра
издавал свои сочинения не только для арфы и ги-
тары, но и для фортепиано **.
Переселившись в Москву в конце последнего
десятилетия XVIII века (а по версии В. Машке-
вича — в 1795 году), он становится энергичным и
деятельным пропагандистом своего музыкально-
го инструмента. Его гитара сразу находит много
поклонников среди московской публики. Здесь,
в Москве, формируется его «ранняя» московская
школа: он учит многих учеников, учится сам, со-
вершенствует свой инструмент, создает разноо-
бразный методический материал, закладывает
основу репертуара для семиструнной гитары, вы-
ступает с учениками в концертах.
Стахович сообщает, что Сихра переехал в Пе-
тербург около 1820 года. Эта дата неверна, так
как в «Санкт-Петербургских Ведомостях» 23 сен-
тября 1813 года, в № 76 сообщается о продаже
нот, большей частью русских песен с вариациями только за добрый нрав, предельную доброжела-
в обработке Сихры в собственном доме и музы- тельность, но и за музыкальность и педагогиче-
кальном магазине Пеца. Значит, в 1813 году Сих- ский талант. Многие из них сами стали незауряд-
ра уже в Петербурге. ными гитаристами и композиторами и продол-
О внешнем облике Сихры Стахович пишет: жили дело, начатое своим великим учителем в
«Как теперь смотрю на это доброе лицо, на трудное время равнодушия к гитаре.
эти светлые голубые глаза и на его правильные Работа Сихры по созданию профессиональ-
почтенные черты, украшенные сединами» ***. ной гитарной школы поистине необъятна. За
По всеобщему признанию современников, «трудолюбие к искусству» ему был «пожалован»
Сихра был добрым, великодушным человеком, Николаем I орден ****. Отсюда легенда о милости-
обладал и ясным умом, и мудростью провидца. вом отношении царя к Сихре. Действительно, на
Он есть живая история семиструнной гитары от портрете в первом издании «Школы» он изобра-
ее начала до взлета и падения. Упадок был стра- жен с лентой ордена Андрея Первозванного, а
шен тем, что наступил столь стремительно и не- по документам он значился губернским секрета-
ожиданно, что сокрушил многих корифеев и рем *****. Был ли Сихра на государственной службе,
страстных поклонников этого инструмента.
По воспоминаниям Саренко, одного из луч- **** В действительности — медаль, правильное название
которой «За трудолюбие и искусство» (В.Т. — ред. ИГвЛ)
ших учеников Сихры, в последние годы он нуж-
дался так, что не мог найти двух-трех рублей. ***** А. Сихра в принципе не мог быть награжден Орде-
ном Св. Апостола Андрея Первозванного, который являлся
В одной из тетрадей-рукописей, подаренных высшей наградой в царской России и считался орденом ца-
Н. Александрову (другому своему ученику выда- рей, высших сановников и генералитета. Награждались им
ющегося дарования), Сихра пишет: «Благодете- только лица, занимавшие в Табели о рангах чин не ниже 3-го
класса: из военных – не ниже генерал-лейтенанта, из штат-
лю моему Николаю Ивановичу Александрову». ских – не ниже тайного советника и из придворных – не ниже
Надпись эта — голос отчаянной нищеты. обер-шталмейстера. Орденская лента была голубого цвета.
По свидетельству того же Саренко, в послед- Губернский же секретарь – гражданский чин лишь XII клас-
са. За безупречную службу он в лучшем случае мог бы полу-
ние годы жизни издательства уже не жаловали чить только самый младший по старшинству в иерархии го-
Сихру своим вниманием. сударственных наград орден Станислава 3-й степени. Другое
У Сихры всегда было огромное количество дело, что в XIX веке появились наградные медали, которы-
ми отмечались самые разные заслуги перед царем и Отече-
учеников, которые обожали своего учителя не ством, носившиеся на лентах орденов в зависимости от «до-
стоинства» медали от низших к высшим – Станиславская,
* «История русской музыки», т. 4. М, «Музыка», с. 237. Аннинская, Владимирская, Александровская и Андреевская
лента. Вообще же среди кавалеров российских орденов де-
** В музее музыкальной культуры име­ни Глинки хранятся ятели культуры, художники, артисты, ученые встречались
ноты фортепианных произведений Сихры. достаточно редко, поскольку литературно-художественная и
*** Стахович М. История семиструн­ной гитары, с. 8. научная деятельность в дореволюционной России считалась

13
на которой мог заслужить чин и орден, нам неиз-
вестно. Одно ясно, что «благоволение» Николая
I никак не скрасило нищенского существования
Сихры в последние годы жизни. Да и среди его
учеников было немало самых высокопоставлен-
ных вельмож, которые могли бы заметить пре-
дельно скудное существование старого маститого
музыканта.
Наставляя других, Сихра постоянно учился
сам, открывал все новые возможности семиструн-
ной гитары.
Интересно и само общение его с учениками.
«Хорошо сыгранная вещь приводила в восторг,
он брал гитару и вторил игре ученика, импрови-
зируя аккордами и наслаждаясь каждой удачной
модуляцией, он восхищался со всею молодостью
чувства. «Лес и горы запляшут, слушая такую му-
зыку», — часто повторял он с восторгом» *.
Стахович объясняет, чем отличалась петер-
бургская школа Сихры от московской Высотско-
го. Если Сихра особое внимание уделял правой
руке, то Высотский — левой, со своеобразной тех-
никой исполнения легато и вибрато. Отсюда до-
тошно подробная аппликатура правой руки Цим-
мермана и Свинцова — учеников Сихры.
Сихра понимал ценность ансамблевой игры Сихры все еще можно было видеть на прилавках
для музыканта, поэтому «...не довольствовался нотных магазинов.
впоследствии одной гитарой и в последнее время «Основательное знание музыки, тонкое по-
преимущественно писал для двух гитар, где боль- нимание инструмента, глубокое вдохновение,
шая, прежняя, собственно его гитара, составляла превосходная разработка и развитие идей, широ-
втору (секунду), а приму давал он высоко настро- та взгляда, отсутствие всякой обусловленности в
енной маленькой звонкой гитаре, терц-гитаре. программе, музыкальная цельность, свежесть и
Таким образом составлял он часто в Петербурге и благородство стиля, неисчерпаемая научность —
концерты, в которых лучшие его ученики испол- все это составляет неоспоримые отличительные
няли с ним его пьесы» **. достоинства его сочинения» ***.
Сихра, начиная с 1800 года, когда впервые в Творчество Сихры развивалось во всех аспек-
объявлениях упоминается о продаже его нот, и до тах: переложения и аранжировки, фантазии на
конца жизни издавал множество пьес для семи- темы известных и модных композиторов, фанта-
струнной гитары, — от переложения популярных зии на темы русских песен, оригинальные произ-
арий, танцевальной музыки до сложнейших фан- ведения, среди них особо следует отметить экзер-
тазий концертного плана. Собственно, популяр- сисы. Самос большое место занимают переложе-
ными были его журналы, потому что они были ния и аранжировки. Это было естественным же-
составлены с расчетом на многих любителей до- ланием Сихры охватить как можно более широ-
машнего музицирования. кий круг музыкальных явлений своего времени,
По свидетельству того же Стаховича, в его расширить горизонты интересов своих учеников
время, когда уже исчезли ноты Аксенова, ноты и почитателей гитары, воспитать вкус.
делом частным и потому не вознаграждалась государствен-
Кроме огромного числа произведений для се-
ными знаками отличия. Исключение составляли создание миструнной гитары ****, Сихра оставил «Школу»,
научных трудов по заказу правительства, преподавательская которую написал по настоянию своего ученика
и научная работа в государственных учебных заведениях, Моркова, хотя сам он считал свой педагогиче-
разработка архитектурных проектов казенных зданий или
заказных живописных полотен, что рассматривалось как ский опыт далеко не совершенным. «Школа», по
род государственной службы. Именно поэтому орденами справедливому замечанию Русанова, представ-
были отмечены известные историки Н. М. Карамзин, С. М. ляет краткий конспект метода А. О. Сихры. Она
Соловьев, В. О. Ключевский; различные степени орденов
Владимира, Анны и Станислава носили ученые Д. И. Менде- была издана в 1840 году, но было и более раннее
леев, Н. И. Лобачевский, Б. С. Якоби. Орденские знаки мож- издание 1832 года.
но встретить и на портретах архитекторов А. Д. Захарова, А. Самое ценное в «Школе» — аккорды. Их пять-
Н. Воронихина, В, И. Баженова, М. Ф. Казакова, К. И. Росси.
Имели награды и художники – К. П. Брюллов, В. Л. Боро- сот восемьдесят — это своеобразные гармониче-
виковский, И. К. Айвазовский, В. В. Верещагин (В.Т. — ред.
ИГвЛ)
*** Русанов В. Гитара и гитаристы, вып. 2, 1901. с. 42-43.
* Стахович М. История семиструнной гитары, с. 7-8. **** Был написан Сихрой концерт для гита­ры с оркестром,
** Там же. который до сих пор нигде не обнаружен.

14
ские прелюдии в разных тональностях. Играя их «На вопрос о том, как играл А. О. Сихра, отвечал
различными видами фигурации, ученик может кратко, но выразительно: «Как никто ни до, ни
пройти большую практическую школу игры на после Сихры...»
семиструнной гитаре, а если учесть и пассажную В одном из некрологов в журнале «Пантеон
технику, то это уже полноценная школа. и Репертуар» о Сихре сказано следующее: «Если
А. О. Сихра, конечно, мог бы стать и концер- б этот виртуоз при своих музыкальных способ-
тантом европейского значения, не уступая нико- ностях избрал бы себе менее неблагодарный ин-
му из лучших гитаристов своего времени, если струмент, слава его гремела по всей Европе... Кто
бы не его титаническая работа по созданию и слушал игру Сихры, не забудет ее, кто знал его
утверждению методики игры на семиструнной как человека, всегда будет жалеть о нем» **.
гитаре, по воспитанию и обучению многочис- Умер А. О. Сихра 3 декабря 1850 года. Похоро-
ленных учеников. Он фактически один создал нен на Смоленском кладбище в Петербурге.
профессиональную школу русских гитаристов со Имя Сихры среди других имен выдающих-
своим репертуаром, со своими исполнителями и ся русских деятелей в «Биографическом словаре
композиторами. Русского Исторического Общества».
При всей своей занятости педагогической ра- Художник Чернецов писал портрет Сихры и
ботой и творчеством исполнителем он был неза- Аксенова к картине «Парад на Царицыном лугу
урядным. 1831 г.» вместе с портретами других знаменитых
Русанов приводит воспоминания известного современников, таких, как А. Пушкин, К. Гнедич,
гитариста П. А. Корина: «Я имел счастье восполь- И. Крылов, и других.
зоваться несколькими уроками Андрея Осипо- В истории гитары имя Андрея Осиповича Сих-
вича. Слышал также его игру... Что это была за ры — бессмертно.
игра! Не передашь ее словами... Право, мне каза-
лось, что я не на земле, а в раю... Как сейчас вижу Ширялин А. В. Поэма о гитаре // М.: Мо-
его — пальцы — длинные, гибкие, бескостные... лодежная эстрада, 1994. – Ч. 1-я: История
Чистота, сила, блеск... Так и сверкают звуки!» *. гитары в России. – С. 18-22. – (Альманах
Русанов также приводит краткий отзыв о игре «Молодежная эстрада». Спец. вып.; № 3, 4).
Сихры его ученика, одного из выдающихся гита-
ристов и образованного музыканта В. С. Саренко:
** «Пантеон и Репертуар», т. I, кн. 2, от­дел «Калейдоскоп»,
* Русанов В. Гитара и гитаристы, вып. 2. 1901, с. 37. 1851, с. 15.

15
ШКОЛА СИХРЫ
Он твердо и верно заложил основание высшей
гитарной школы.
В. Русанов

Рассказ о последователях и учениках А. О. Сих- бовью начал обрабатывать на гитаре русские пес-
ры начнем словами Б. Вольмана, которые точно ни. С ним вместе и Сихра писал русские песни для
характеризуют Школу Сихры: «Количество уче- гитары. К этому периоду, вероятно, относятся его
ников, с которыми занимался на протяжении великолепные пьесы: «Среди долины ровныя»,
своей долгой жизни «патриарх» русского гитар- «Чем тебя я огорчила» и другие вариации на рус-
ного искусства А. О. Сихра, не поддается учету. ские песни...» Далее Стахович пишет: «В своих
Большинство их — любители, но среди них не- вариациях он первый начал употреблять особен-
мало лиц, настолько ярко себя проявивших, что но роскошные лигато, и в этом они разошлись с
без их упоминания история русского гитарного Сихрою. Сихра не одобрял слишком больших тре-
искусства оказалась бы обедненной» *. бований певучести от гитары, которая, казалось
Главной фигурой Школы Сихры является Се- ему, выходила у Аксенова за пределы средств ин-
мен Николаевич Аксенов (1784—1853). Главной струмента; он называл это «цыганщиной», но Ак-
не потому, что никто не превзошел его во владе- сенов остался при этом направлении» *****.
нии инструментом и в композиции, а в том, что В этой связи хочется вспомнить известного
он помог Сихре возвести Школу до высот вирту- итальянского гитариста Цани де Ферранти, игра
озности и придать ей своеобразный, исключи- которого отличалась особой певучестью по срав-
тельно русский характер. В этом заслуги Аксено- нению с другими европейскими гитаристами. Он
ва непреходящи. сформировался как гитарист только после пребы-
М. Стахович говорит об Аксенове так: «Он был вания в России. Не под влиянием ли школы рус-
одарен большою музыкальною способностью, и ских гитаристов, и в частности Аксенова, он при-
вместе с учетелем своим — Сихрою начал он со- обретает стиль игры? Ведь Школа Сихры и Школа
вершенствовать новоизобретенный инструмент. Высотского производили сильное впечатление на
Сихра писал для Аксенова первые трудные вещи иностранных гитаристов своей оригинальностью.
для гитары, которые другим ученикам были еще
не под силу, а вместе с тем и сам совершенство-
вался как писатель и как исполнитель» **.
Действительно, свои первые технически труд-
ные произведения, «Экзерсисы», изданные в
1817 *** году, Сихра посвящает Аксенову. Эти пьесы,
по словам Стаховича, «... кроме высокого музы-
кального достоинства, исчерпывают все аппли-
катуры и все пассажи, могущие придать игре ход
свободный и широкий» ****.
Ввиду красноречивости этого посвящения мы
приводим его полностью:
«Любезный друг! Я имел удовольствие быть
твоим руководителем в музыке. Дарования твои
увенчались лучшим успехом, и в возмездие за
труды мои ты полюбил меня. Посвящение экзер-
циций моих да послужит доказательством, что
Сихра находит славу в таланте Аксенова, а честь
— в дружбе его».
Стахович, еще раз подчеркивая значение Ак-
сенова в становлении семиструнной гитары, пи-
шет: «Он с первой поры оказал большие успехи
и помог Сихре усовершенствовать ею новый ин-
струмент, но, как русский, он первый с особой лю-
* Вольман Б. Гитара в России. Л.. 1961, с. 84.
** Стахович М. История семиструнной гитары. СПб., 1864,
с. 6.
*** В оригинале допущена опечатка – напечатано 1718 (В.Т. –
ред. ИГвЛ)
***** Стахович М. История семиструнной гитары. СПб.,
**** Там же. 1864, с. 6.

16
Аксенов, обладая пытливым умом, отыс- способ игры искусственными флажолетами. До-
кивал все новые краски гитары, обогащая ее полняет собственными пьесами, этюдами и обра-
музыкальную палитру. Он первым изобрел искус- ботками. «Школа» от этих дополнений выиграла
ственные флажолеты и вообще был удивитель- в художественном и методическом отношении.
ным мастером звукоподражания на гитаре. Он В тридцатые годы Аксенов, видя наступаю-
изображал на ней пение птиц, звук барабана, пе- щий упадок интереса к гитаре в высшем сословии
резвон колоколов, приближающийся и удаляю- и в музыкальных кругах, оставляет ее. Стахович
щийся хор и т. д. Этими звуковыми эффектами он по этому поводу вспоминает: «Раз в Лебедянской
приводил слушателей в изумление. К сожалению, ярмарке встретили его некоторые из моих сосе-
пьесы Аксенова такого рода не дошли до нас. дей в гостинице, где пели цыгане. Сидя один в
Как мы уже говорили, он вместе с Сихрой углу, Аксенов взял было гитару и богатыми ак-
делает семиструнную гитару концертным ин- кордами начал наигрывать цыганскую песню
струментом, создавая для нее и исполняя на ней «Ты не поверишь». Только что вошли в ту ком-
виртуозные произведения, как свои собственные, нату другие, привлеченные необыкновенными
так и учителя; увлекает Сихру на путь глубокой звуками его игры, он положил гитару и ушел. В
разработки фольклорного материала; открывает последнее время его жизни редко кому удавалось
новые грани гитарного искусства и по неиспове- его слышать, и то слишком близким людям или
димой случайности становится учителем гени- родственникам. По их отзывам, игра его была не-
ально одаренного гитариста М. Высотского, ко- обыкновенна. Но случаи эти были слишком ред-
торый вскоре принесет славу московской Школе ки: обманом, как рассказывали и мне, добывали
русских гитаристов. забытую им превосходную и знаменитую гитару*
В Москве Аксенов считался лучшим гита­ из ящика, переносили из комнаты в комнату, что-
ристом-виртуозом. Гитара и любовь к литературе бы он не догадался и что сам случайно взял ее и,
(он был близок к литературным кругам, а с 1818 играя, зафантазировался. Тогда только можно
года состоял членом Вольного общества любите- было его слышать» **.
лей словесности) привели его в дом известного Прежде чем перейти к биографии других уче-
литератора М. М. Хераскова (о нем мы расскажем ников Сихры, которые составили славу и гордость
позже), где он встретил Высотского. семиструнной гитары, необходимо рассказать
В 1814 году он выпускает «Новый журнал для еще об одном сподвижнике Сихры раннего пери-
семиструнной гитары, посвященный любителям ода становления его гитарной школы — об Алфе-
музыки», содержанием журнала были вариации рьеве.
на русские песни, в том числе на популярнейшую Василий Сергеевич Алферьев (родился в 1785
«Среди долины ровныя». В том же журнале поме- году) происходил из старинного дворянского рода
щен и образец вокального творчества Аксенова — Алферьевых (Олферьевых). В 1807 году появляет-
романс «Уж все весну встречает» для голоса в со- ся в печати фантазия на русскую народную песню
провождении гитары. Это не единственный опыт «Чем тебя я огорчила» Алферьева, в 1808 году
такого рода Аксенова — он писал романсы на сти- начинается издание ежемесячного журнала под
хи поэтов-современников. Известны его романсы названием «Русский карманный песенник для
«Цветы — одно мне утешенье», «Я не скажу тебе семиструнной гитары». С 1 января «Московские
— люблю», «Ты песенки желала, Хлоя» и другие. Ведомости» объявляют о выходе этого журнала,
Эти романсы написаны в сопровождении форте- который пользуется большим успехом. Журнал
пиано, однако фактура сопровождения типично выходит в 1809 и 1810 годах. На его страницах пе-
гитарная. чатались русские песни с вариациями (свои обра-
Кроме уже упомянутого журнала, Аксенов из- ботки или других авторов), оригинальные пьесы,
давал и другие пьесы и вариации на русские песни. переложения арий из опер.
Усилиями Аксенова были изданы и «Экзер- В 1818—1821 годах Алферьев публикует не-
сисы» Сихры — он взял на себя расходы по печа- сколько своих романсов на стихи Гёте, Жуков-
танию и хлопоты по их распространению. Был, ского и других поэтов в сопровождении гитары
видимо, риск, что эти пьесы, столь сложные и или фортепиано. В 1832 году выпускает книжку
специфически направленные, не найдут спроса. «Загадки на святки в стихах», а в 1835-м — «Для
Как бы то ни было, но Аксенов сделал свое доброе русских святок песни, музыка и гадание в двух
дело — опубликовал «Экзерсисы», которые были книгах». В них описания святочных игр, обрядов,
приняты гитаристами с благодарностью. подблюдные песни с текстом и музыкой в гармо-
В 1819 году Аксенов, учитывая все возраста- низации Д. Н. Кашина, с которым Алферьев был
ющую популярность семиструнной гитары и от- дружен.
сутствие доступных пособий для самообучения, Патриотическая направленность, стремление
переиздает «Школу» Гельда. Она выходит под к демократизации музыкального творчества — ос-
названием «Школа для семиструнной гитары Иг-
натия фон Гельда, рассмотренная и дополненная * Гитара работы знаменитого крепост­ного мастера И. А. Ба-
това (прим. авт.).
С. Аксеновым». Здесь же он и впервые объясняет
** Стахович М. История семиструн­ной гитары, с. 9—10.

17
разговору, что о ней...» *. Стахович также высоко
оценивает Саренко, ставя его в один ряд с Цим-
мерманом и называя в числе лучших гитаристов
Петербурга.
Любопытный эпизод из жизни Саренко при-
водит Русанов в журнале «Гитарист» № 11 за 1906
год. Этот эпизод рассказан художником Сухоров-
ским, автором нашумевшей в свое время картины
«Нана»:
«Однажды ночью сильно заболела моя жена.
Я бросился к первому попавшемуся доктору и
очутился у В. С. Саренко. Прислуга привела меня
в спальню, где я увидел доктора, сидевшего на
кровати и игравшего на гитаре. Он кивнул мне
головой на стоявшее возле него кресло и продол-
жал играть.
— Доктор, — говорю я, — извините.
— Сейчас, сейчас, — перебил он меня. — Вот
слушайте... Растет...
— Простите, все это прекрасно...
— Только одну минутку, — перебил меня. —
Слушайте дальше... Какова музыка, а?
— Очень, — говорю, — превосходно, только...
— А вот и финал... Слушайте, слушайте...
Так и проморочил он меня около получаса,
прежде чем мы отправились домой. Долгом счи-
таю прибавить, что жене он очень помог. А играл
так, как никогда я больше не слыхивал... Превос-
новные элементы гитарной деятельности Ва- ходно играл».
силия Сергеевича Алферьева. Однако если его Играл он часто для больных, которые с вос-
творчество в целом не уступало творчеству Сихры торгом слушали его игру. Очень любил детей,
раннего периода, то в дальнейшем оно не полу- возился с ними часами, с увлечением запуская с
чило импульса развития, будучи обращенным к ними бумажных змеев, удивляя солидных людей
широкому любительскому кругу. Если Сихра с своей увлеченностью этой забавой.
публикацией «Экзерсисов» и других виртуозных Помимо Сихры и Циммермана, Саренко дру-
сочинений заявляет о новом, зрелом этапе своего жил с гитаристами Морковым, Палевичем (с ко-
творчества, то Алферьев в то же самое время оста- торым играл дуэтом), Стаховичем, Аксеновым.
навливается в своем росте, не осознавая, а может, Дружен был с композиторами Даргомыжским,
не имея возможности постигнуть природу углу- Мусоргским, Соколовым (автором известных ро-
бленных исканий Сихры и Аксенова в развитии мансов), Варламовым; с певцами русской оперы
виртуозной концертной концепции инструмента. — О. А. Петровым, С. В. Васильевым (оба превос-
Сихра ценил и уважал Алферьева: он посвятил ходно владели семиструнной гитарой). Все они
ему пятый номер своего петербургского журнала. любили слушать игру Саренко. Частыми гостями
Имя Алферьева упоминается в «Русском био- у него были сенатор Чернышев и известный педа-
графическом словаре», в «Критико-биографиче- гог Евтушевский.
ском словаре» С. Венгерова и других источниках. В. С. Саренко очень редко выступал публич-
Никаких биографических сведений о нем пока не но. Волновался так, что, по его признанию, число
найдено. Год смерти неизвестен. струн на гитаре удваивалось. Уроками тоже зани-
Одним из выдающихся учеников Сихры был мался мало — как педагог был нетерпелив и раз-
Василий Степанович Саренко. Родился 29 января дражителен.
1814 года в Воронеже, умер 17 июля 1881 года близ Кроме гитары, Саренко любил виолончель, но
Орла. По профессии военный врач (генерал). На не занимался ею, по его словам, «совестно было
гитаре прекрасный исполнитель и композитор. изменить гитаре».
По отзывам А.И. Дюбюка, «...игрок он был пре- Дожил до глубокой старости. На его глазах
восходный и музыку знал превосходно; имел падал интерес к гитаре и вырождалось искусство
много вкуса и фантазии и вообще был разносто- игры на этом инструменте, и потому очень стра-
ронним музыкантом. Играл элегантно, чисто и дал от невнимания к гитаре — ведь сам он был не
плавно, струны у него пели и в быстрых, и в мед- только свидетелем ее «золотого века», но и од-
ленных темпах. А уж как любил гитару! Только и ним из лучших представителей того «блестящего
* «Гитарист», 1906, № 11.

18
периода». лось на афишах рядом с именем Джона Фильда,
В печати было опубликовано четырнадцать пианиста, популярнейшего в России, знаменито-
оригинальных пьес и обработок Саренко. го П. Булахова, выдающейся итальянской певицы
На творчество Саренко оказал сильное вли- Този. Факт более чем красноречивый.
яние Сихра, но еще сильнее было влияние Цим- Однако Вольман, относя начало концертной
мермана. деятельности Свинцова к 1825 году, ошибается.
В 1902 году была оркестрована «Украинская Уже в 1822 году имя Свинцова упоминается в
пляска» Саренко для симфонического оркестра, «Московских Ведомостях» № 20 вместе с именем
которая неоднократно исполнялась. Этюды его Высотского, с которым он играл дуэтом в двух от-
высоко ценил Сихра. делениях. Это объявление подтверждает высокое
Изданное при его жизни — только часть соз- исполнительское мастерство Свинцова, так как
данного выдающимся гитаристом. играть в дуэте с Высотским было особой честью.
Василий Иванович Свинцов не был столь из- О концерте, состоявшемся 14 марта в Москве,
вестен, как, например, Сихра, Аксенов, Высот- «Дамский журнал» писал так: «Сам Свинцов
ский, но он, безусловно, был незаурядным гита- чрезвычайно приятно разыгрывал Попурри, со-
ристом, если играл в дуэте со знаменитым Выгот- чинения Аксенова и вариации Сихры к прекрас-
ским, к тому же он был едва ли не единственным нейшей песне А. Ф. Мерзлякова «Среди долины
в то время профессиональным исполнителем на ровныя, на гладкой высоте». Тон струн, кажется,
семиструнной гитаре — труд воистину неблаго- выговаривал все мотивы. Обе последующие пье-
дарный. И нужна была отчаянная решимость, сы были аранжированы к оркестру А. А. Алябье-
чтобы стать на путь исполнительства. В России вым» **.
даже в пик популярности гитары никто не давал Для нас этот отзыв о Свинцове ценен тем, что
сольных концертов. Да и не только на гитаре, но дает представление о степени мастерства В. И.
и на любом другом инструменте. Концерты, как Свинцова: фантазия Сихры требует виртуозного
правило, были сборными, в двух отделениях, то владения инструментом, да к тому же еще и с ор-
есть чередовались вокальные и инструменталь- кестром. Ценен отзыв также тем, что сообщает об
ные номера. Часто в начале первого и второго аранжировке Алябьевым пьес Сихры и Аксенова.
отделений какое-либо произведение исполнял К великому сожалению, эти аранжировки, види-
оркестр. Ввиду разнообразия исполнителей та- мо, утрачены навсегда, по крайней мере, найти их
кие концерты не были утомительными. И нужно не удалось.
было владеть инструментом действительно вир- Несмотря на активную исполнительскую дея-
туозно, чтобы выдержать конкуренцию с блиста- тельность Свинцова, сведения о нем очень скуд-
тельными инструменталистами и вокалистами, ны. Дата рождения неизвестна, дата смерти —
как своими, так и зарубежными. То, что хлеб про- приблизительно конец 70-х или начало 80-х го-
фессионального музыканта, особенно гитариста, дов, по крайней мере в 1877 году он был еще жив.
в России был труден, доказывает тот факт, что Место рождения и жительства — Москва. Неко-
ни один из европейских гитаристов, даже с са- торые сведения о Свинцове сообщает Русанов в
мым громким именем, не нашел здесь ни лавров, журнале «Музыка гитариста» (1908, № 4).
ни достатка. Промелькнул, не оставив следа, М. Свинцов был большим почитателем таланта
Джулиани; Цани де Ферранти зарабатывал хлеб Сихры и дотошно следовал его школе.
насущный должностью библиотекаря; Ф. Сор не В своих сочинениях, в основном методическо-
сумел показать себя не только в качестве гитари- го характера, подробно проставлял аппликатуру
ста, но даже в качестве композитора, хотя писал для обеих рук, причем почти на каждую ноту.
музыку к балетам, поставленным на сцене Боль- Упадок интереса к гитаре привел Свинцова к
шого театра *. откровенной нищете. В поисках аудитории для
Б. Вольман пишет, что свою концертную де- своих выступлений он гастролирует по городам
ятельность в Москве Свинцов начал в 1825 году. России. Ржев, Торжок, Тверь и другие города —
Да, действительно, «Московские Ведомости» в вот география его концертной деятельности, то
№ 19 за этот год уведомляли, что «В пятницу, есть провинциальные города, где еще не совсем
сего марта 13-го числа, г-н Свинцов в доме Ее был утрачен интерес к гитаре.
превосходительства Анны Ивановны Аненковой, Зато обеспеченная жизнь давала возможность
будет иметь честь давать большой вокальный и свободных и углубленных занятий музыкой, ги-
инструментальный концерт». тарой, как это было в случае с Николаем Ивано-
В этом концерте он играл произведения Сих- вичем Александровым, тоже одним из выдаю-
ры и Аксенова. В концерте также принимали уча- щихся учеников Сихры. К сожалению, сведений
стие: известный скрипач Семенов, знаменитый о нем почти нет никаких. Известно только, что
пианист Фильд, артисты Большого театра — пе- он служил в гусарском гвардейском полку в чине
вица Филис, первый кларнетист Титов, певец полковника. В 60-х годах вышел в отставку и се-
Лавров. И вообще имя Свинцова часто появля- рьезно занялся музыкой. Учился теории музыки
* Так и остался «мужем балерины». ** «Дамский журнал», 1827, с. 25.

19
и композиции у педагога и композитора Н. А. Ти-
вольского. Умер в 90-х годах.
Как исполнитель был, видимо, незаурядный,
если Сихра, кроме других своих произведений,
посвятил ему знаменитую фантазию на тему рус-
ской песни «Среди долины ровныя», требующую
виртуозной техники.
Интересна публикация в журнале «Русский
архив» (1902, № 2). В письме сановника Н. Я.
Булгакова Александров упоминается с большой
симпатией. Судя по письму, старомодный и чо-
порный чиновник, неравнодушный, однако, к
прекрасному полу, осуждает современную ему
молодежь. Правда, девушки, по его словам, более
воспитанны и «обещают быть красавицами», а
вот «мужской пол далеко отстал: неуклюж, дурно
танцует, дурно говорит». На этом фоне характе-
ристика Александрова: «Сегодня будет к нам вос-
хищать нас своей гитарой Александров, молодой,
очень милый мальчик. Давно ли видел я его цар-
скосельским школьником, а теперь офицер гвар-
дии в кресте и двух медалях». Из этой публика-
ции мы можем заключить, что Александров полу-
чил прекрасное образование и сделал блестящую
карьеру. И все это оставил ради гитары, да еще
в период ее упадка- Видимо, любовь его к этому
инструменту была огромна. музыкальная культура успешно осваивала евро-
Как композитор Александров создал немного пейские музыкальные формы. Морков, понимая,
сочинений, но, по словам Русанова, «этюды, эк- что гитаре не выдержать соревнования с форте-
зерциции, прелюдии и пробы Н. И. Александрова пиано ни в силе звука, ни в полноте и сложности
всегда изящны, безыскуственны, некоторые по- фактуры, ни в диапазоне высокого и низкого ре-
ложительно вдохновенны». гистров, ни в широте, серьезности и разнообра-
Заметное место в истории семиструнной гита- зии репертуара, стремился увеличить ее возмож-
ры занимает еще один из учеников Сихры — Вла- ности за счет ансамблей: двух гитар (большой и
димир Иванович Морков. Биографические све- кварты), гитары и скрипки, гитары и фортепиано,
дения о нем очень скудны. Родился в известной то есть стремился вывести гитару из привычного
дворянской семье Морковых (Марковых). Сочи- круга домашнего или салонного музицирования.
нения В. И. Моркова тоже выходили под именем При этом ее виртуозной, сильной стороне уде-
Моркова и Маркова. лял гораздо меньше внимания, то ли в силу по-
В «Петербургском некрологе»* (СПб., 1912, т. ставленной задачи, то ли из-за недостатка своего
III, с. 47) написано, что Морков Владимир Ивано- дарования для освоения ее виртуозной сути. Как
вич **, действительный статский советник, родил- бы то ни было, он, проявляя музыкальный вкус,
ся в 1801 году, умер 25 ноября 1864 года. Похоро- делал удачный выбор в художественном отно-
нен в Петербурге на Смоленском православном шении материала для переложений и обработок.
кладбище. Он, как Аксенов, служил в различных Хорошо зная музыкальную литературу русских
ведомствах. Гитарой занимался интенсивно, де- и западных композиторов, он знакомил гитари-
лал переложения, обработки, сочинял, давал стов с произведениями Гайдна, Бетховена, Росси-
уроки. Дюбюк отзывался о Моркове как о высо- ни, Верди, Шуберта, а также с музыкой Глинки,
кообразованном музыканте. Правда, игра его не Даргомыжского и других отечественных творцов
особенно восхищала современников, но ведь его музыки.
сравнивали с выдающимися виртуозами, одно У Моркова есть и свои изящные миниатюры,
это уже делало ему честь. выдержанные по форме, отличающиеся хорошим
Будучи образованным музыкантом, Морков вкусом. Среди обработок народных песен также
стремился и гитару вести в общемузыкальном имеются замечательные по своим художествен-
русле, видимо, предчувствуя гибельный для нее ным достоинствам, хотя и без размаха и виртуоз-
уход в свою специфику в то время, когда русская ности Сихры и Высотского.
В. И. Морков был также хорошим педагогом
* Опечатка, правильно – «Петербургский некрополь» (В.Т. — известны многие его ученики.
– ред. ИГвЛ) Морков жил уже во время упадка интереса
** В оригинале книги опечатка – напечатано Николаевич к гитаре, поэтому неуважительное отношение к
(В.Т. – ред. ИГвЛ)

20
любимому инструмен- Циммерма­на: «Первое
ту вызывало раздра- место из слышанных
жение и нежелание пу- мною теперь игроков
бличных выступлений непременно принадле­
и приводило к созда- жит Ф. М. Циммерма-
нию замкнутого круга ну. Давно я знаю его
любителей, в котором по сочинениям и, при-
могли с полным вза- знаюсь, не мог понять,
имопониманием об- как можно удовлетво-
щаться только поклон- рительно исполнять
ники гитарной музы- все трудности, которые
ки. Поэтому Морков встречаются в них на
часто устраивал гитар- гитаре... Какая сила,
ные вечера, вопреки беглость и ровность
своей «мизантропии». тона! Кажется, это ма-
К тому же он был слаб здоровьем и часто болел стерство с ним родилось. Никогда нигде не услы-
— это не прибавляло оптимизма. Кстати, гитари- шишь нечистого звука, наверху и в низах сила та
стами-мизантропами, кроме Моркова, считались же... Он не ищет эффектов утонченных, поража-
Циммерман и Макаров. Но вот что удивительно: ющих не знатока и неопытного, игра его музы-
«мизантроп» Морков дружил с другими назван- кальна и серьезна, он неистощим в мелодических
ными «мизантропами» — Циммерманом и Ма- фигурах, и в этом отношении фантазии его очень
каровым, последний к тому же играл на гитаре замечательны» *.
шестиструнной, не любил гитаристов, играющих Интересен также отзыв о Циммермане М. Д.
на семиструнной гитаре, однако общие гитар- Соколовского, гитариста с европейским именем,
ные интересы сближали этих столь разных по игравшего на гитаре шестиструнной и не жало-
характеру людей. Кроме упомянутых Циммер- вавшего семиструнников: «Талант Циммермана
мана и Макарова, Морков был дружен с другими — музыкальное чудо. Если записать все, что он
гитаристами — А. О. Сихрой, И. А. Плесковым, играет, его композиции затмили бы все написан-
Н. И.  Александровым, Н. И. Павлищевым, О. А. ное до сего времени для гитары».
Петровым, А. П. Цезаревым, М. Д. Соколовским. Саренко, превосходный гитарист и тонкий це-
Есть у Моркова посвящения Сихре, Аксенову, нитель музыки, как ни благоговейно относился к
Цезареву, О. Петрову, Павлищеву. Сихра, в свою Сихре, однако выше всех ценил Циммермана.
очередь, посвятил Моркову «Школу» и ряд дру- Отзывы эти любопытны тем, что давались
гих сочинений. Посвящал Моркову свои произве- после игры Сихры и Аксенова, а также исключи-
дения и Циммерман. тельно одаренного Высотского. Мнение же Дю-
Круг знакомств Моркова среди музыкантов не бюка особенно ценно потому, что он был дружен
был ограничен гитаристами — он был также лич- с Высотским и слушал его игру много раз, одна-
но знаком с М. И. Глинкой, А. С. Даргомыжским, ко талант Циммермана он ставил превыше всех.
как мы уже говорили, со знаменитым оперным Дюбюк считал, что исполнительская школа Цим-
певцом и гитаристом О. А. Петровым, его женой мермана более совершенна, чем школа Сихры, и
— известной певицей А. Я. Петровой и другими. многие гитаристы отдавали ей предпочтение.
Есть у него посвящения Глинке, Даргомыжско- Биографические сведения о Циммермане
му, сестре Даргомыжского Эрминии Сергеевне. тоже небогаты. Дата рождения — 1808 год, умер
В 1862 году Морков издал свою «Школу», в он в 1882 году **. Род Циммерманов шел от немцев
которой было мало что нового по сравнению со — Федора Вильгельма Густава и Георгия Циммер-
«Школой» Сихры, однако она содержала непло- манов, пожалованных в 1778 году дворянством.
хой этюдный материал. Федор Михайлович Циммерман — помещик,
В «Санкт-Петербургских Ведомостях» в № 17 владевший тремя тысячами десятин земли с кре-
за 1863 год был опубликован положительный от- постными. Начал службу в военном ведомстве.
зыв о «Школе» Моркова. Фамилия, военная служба, крупное состояние
Кроме всех этих занятий, В. И. Морков был делали его видной фигурой в губернии. Образ
музыкальным критиком и корреспондентом не- жизни Циммермана — типичный для провин-
скольких газет и журналов. циального барина: охота, карты, вино, желание
Когда Стахович пишет, что русские виртуозы сильных ощущений. Человек по характеру необ-
на гитаре не только не уступят европейским гита- узданный и азартный, гигант, полный сил, энер-
ристам, «а может, превзойдут еще», то в этом слу- гии, здоровья, к тому же одаренный большим
чае «довольно указать на одного Ф. М. Циммер-
мана». Он называет его «Паганини семиструнной * Стахович М. История семиструнной гитары, с. 3, 30, 21.
гитары и по игре, и по сочинениям», а в заключе- ** По нашим сведениям, более точной датой рождения следу-
ние дает развернутую характеристику творчества ет считать 1806 год, а смерти – не ранее 1888-го (В.Т. – ред.
ИГвЛ)

21
музыкальным талантом и недюжинным умом, он гитариста, о котором Стахович говорил, что «со-
не находил выхода своей энергии в разумном ее временная знаменитость, равная Аксенову по
применении. Это была трагедия не одного Цим- игре, был Скобельцын. Я его слыхал: его игра от-
мермана, это была трагедия всех «лишних» лю- личалась силою и беглостью».
дей России, когда ум и талант становились про- Мы остановились столь подробно на биогра-
клятьем и не было горше горя, чем от ума... фии Циммермана и его творчестве потому, что
Однажды во время карточной игры, когда судьба этого музыканта поучительна во все вре-
страсти накалились, Циммерман оскорбил свое- мена: когда нет социального заказа на творчество
го партнера. В результате ему было отказано от талантливого человека, нет и личных стимулов и
дома. Для Циммермана этот отказ был отказом от мотивов для реализации этого творчества — оно
своего круга людей и от личного счастья (в этом остается невостребованным. Это значит, рвется
доме жила его невеста). После этого случая он какая-то генетическая нить культуры, и брешь
уединился в своей усадьбе, отказался от военной эта заполняется с трудом и большим временным
карьеры, короче говоря, стал вести образ жизни интервалом.
замкнутого холостяка. Для другого этот случай, Необходимо сказать несколько слов об учени-
может быть, прошел бы бесследно (чего не быва- ке Сихры Осипе Афанасьевиче Петрове (1807—
ло среди соседей-помещиков!), но для Циммер- 1878). Знаменитый оперный певец (бас), «дедуш-
мана с его душевной ранимостью это была колли- ка русской оперы», незаурядный гитарист (Сихра
зия всей жизни. Оставалась гитара, которая была поместил аранжировку этюда Габербира, сделан-
верной утешительницей, да лошади. Лошади ную Петровым, в свою «Школу» — это несомнен-
— это тоже была страсть Циммермана. Он имел ное признание Петрова-гитариста).
табун до 500 голов. Его конный завод занимал В. Ястребов в статье «Осип Афанасьевич Пе-
первое место в Тамбовском уезде. тров», говоря о годах детства и юности Петрова,
Будучи большим оригиналом, он был не ли- сообщает интересные факты не только о юном О.
шен здравого смысла и хозяйственной сметки. А. Петрове, но и о положении гитары в провин-
Понимая, что крестьянин — основа всего хозяй- циальных городах: «Гитара пользовалась тогда
ства, он проявлял заботу о своих крепостных. общей любовью городского населения и только
Его деревня была богаче всех в округе; крестьяне около 1830 года уступила место гармонике. Иные
жили в достатке, хозяйство процветало. Поисти- гитаристы доходили до замечательного совер-
не с немецкой пунктуальностью и дотошностью шенства и приобретали знаменитость на несколь-
он сам вникал во все дела. Однако не замыкался ко губерний: к таким известным игрокам при-
в своих хозяйственных делах — круг его интере- надлежал и Кладовщиков, привозивший в Ели-
сов весьма широк: его живо интересовали все со- заветград вина с Дона; сам познакомился с этим
бытия политической и общественной жизни, но- искусством в Москве у какого-то местного вирту-
вые веяния в искусстве, науке. Сам жил он очень оза (у М. Т. Высотского. — Прим. авт.), а от него в
скромно. Из прислуги — управляющий Сашка своем погребке научился Петров, и научился так
(Александр Петрович Щеглов), самый близкий хорошо, что на целый город не было лучшего ги-
человек, который хорошо знал и понимал своего тариста: «Пальцы у него бегали по струнам, как
барина, мог угодить его капризам, не слишком живые», по выражению одного елизаветградско-
унижая свое достоинство, видимо благодаря не- го знакомого Осипа Афанасьевича» *.
заурядному природному уму и чувству юмора. Великий певец любил гитару до конца своей
Был еще кучер Данилка — воплощенное тер- жизни. После уроков у Кладовщикова в Петер-
пение (мог на много часов застыть изваянием в бурге он стал учеником Сихры. Это значит, что
ожидании барина) и повар по прозвищу Пузырь, занятия его гитарой были достаточно серьезны.
который всю жизнь читал одну книгу — «Жизнь Кроме Сихры, О. А. Петров был дружен с гитари-
Суворова» — и не расставался с ней никогда. стами — Морковым, Саренко и другими.
Больше всего Циммерман любил общество Учениками Сихры были весьма крупные чи-
гитаристов, искал с ними знакомства и многое новники и вельможи, например, генерал Н. А.
прощал. Публично же выступать не любил и не Лунин, гитарист и меценат. Был учеником Сих-
желал. Кроме гитары, играл на многих музыкаль- ры Николай Иванович Павлищев (1802—1879) —
ных инструментах, даже на гармонике. родственник А. С. Пушкина, он был женат на его
Еще одна любопытная деталь, характеризую- сестре Ольге Сергеевне, Сведения о нем, сообщен-
щая Циммермана: перед смертью хотел передать ные его сыном Львом Николаевичем (1834—1915),
землю крестьянам, но умер, не дождавшись раз- для нас очень ценны. Он автор «Воспоминаний»
решения от царя. из «Семейной хроники» **. В этих «Воспомина-
Остались фотографические портреты Цим-
мермана и карандашный портрет работы А. Н. * «Русская старина», 1882, т. XXXV.
Скобельцына, тоже владельца конного завода и ** «Исторический Вестник», 1888, № 2.

22
ниях» интересны сведения о Глинке, Моркове, та Джулиани. Окончив игру, услышал в соседнем
Павлищеве-старшем, который был незаурядным номере тоже звуки гитары. Макаров рассказыва-
гитаристом. ет об игре соседа по номеру так: «Кто-то за сте-
Павлищев гитарой занимался весьма основа- ною начал играть и играл превосходно, как я ни-
тельно. Уйдя в отставку, он даже думал жить кон- когда не слышал до тех пор... Я весь превратился
цертами, полагая, что русские песни заинтересу- в слух, и меня начала бить лихорадка удивления
ют иностранцев. Но мода на гитару проходила. и восторга. Никогда не забуду того глубокого, по-
Народная песня уже не вызывала тех восторгов трясающего впечатления, которое произвела на
в аристократических салонах, как это было в на- меня игра на гитаре в соседнем номере. В этой
чале века, а иностранцев она интересовала еще игре была и сила, и необычайная беглость, и без-
меньше: они старались внедрить свою культуру, укоризненная отчетливость, и нежность, и вы-
создать свою культурную атмосферу, в которой ражение, и глубокое чувство. Что за крещендо, и
им дышалось гораздо свободнее. Вне аристокра- что за морендо... Я провел у него весь вечер. Он
тических салонов Павлищев, конечно, не пред- играл много и все так же очаровательно. Обаяние
ставлял себе никакой артистической деятельно- его игры на меня было так велико, что я тут же
сти. По словам его сына, Л. Н. Павлищева, «играл объявил, что намерен перейти от шести- к семи-
отец мастерски на семиструнной гитаре, введен- струнной гитаре. Но Павел Александрович был
ной в моду Сихрой и Аксеновым». Из гитаристов, так добросовестен и беспристрастен, что сказал
кроме Сихры, дружил он с Морковым, который мне: «Напрасно. Не советую вам бросать шести-
был «большой товарищ отца по службе и искус- струнную гитару, которая имеет огромные досто-
ству». инства и преимущества перед нашею семиструн-
То, что Павлищев великолепно владел гита- ною, тем более что вы обладаете замечательным
рой и был незаурядным музыкантом, можно за- талантом и уже очень развитым механизмом...»
ключить со следующих слов его сына: «Михаил Встреча эта решила тогда мою музыкальную
Иванович Глинка, являясь, очень часто разыгры- судьбу, и если я играю порядочно на гитаре, то
вал с отцом дуэты: он на фортепиано, отец на ги- виновник того — Павел Александрович Лады-
таре». И даже вместе пели, «не отличаясь, впро- женский, с которым я впоследствии поддерживал
чем, голосами». знакомство» *.
Интересен эпизод исполнения романса Глин- Столь высокую оценку гитарного мастерства
ки «Я помню чудное мгновенье» в начале 1830 Ладыженского поддерживает и газета «Северная
года, когда Глинка пропел свой романс за пло- пчела», сообщая о концерте в Туле в пользу бед-
хими клавикордами, взятыми напрокат Павли- ных. В числе участников этого концерта называ-
щевым. Интересен тем, что пропел Глинка этот ется Ладыженский, который «с необыкновенным
романс в присутствии автора «Элегии» Пушки- искусством играл на гитаре фантазию собствен-
на и «самого предмета его вдохновения, Анны ного сочинения». Эта фантазия дошла до наших
Петровны Керн, гостившей тогда в Петербурге. дней. Пьеса действительно требует высокого ис-
Отец аккомпанировал певцу на гитаре»... При полнительского мастерства.
этом любопытнейшем исполнении романса при- Павел Александрович Ладыженский — отстав-
сутствовали еще барон Дельвиг и Соболевский. ной гвардейский офицер, жил в своем орловском
Был учеником Сихры Аркадий Дмитриевич имении. По некоторым сведениям, отписал, как
Столыпин (1821—1899). Обер-камергер, генерал- и Циммерман, всю землю безвозмездно в пользу
адъютант, генерал от артиллерии, отец будущего крестьян. Более подробных биографических све-
премьер-министра правительства Николая II П. дений о нем нет.
А. Столыпина и журналиста А. А. Столыпина. Любопытна статья о Ладыженском в журнале
Упоминания заслуживает еще один ученик «Музыкальная жизнь» № 3 за 1983 год. Статья
Сихры — Павел Александрович Ладыженский. небольшая, поэтому приводим ее полностью в
Его имя не было на устах у гитаристов, о нем не следующей подглавке.
писали историки гитары, относя, видимо, к «од-
ному из многих», то есть к гитаристам среднего ОТ ЗНАМЕНИТОСТИ ДО ИНКОГНИТО
уровня. Тем ценнее сведения о нем, оставленные Поиски и находки
виртуозом-шестиструнником Н. П. Макаровым,
который не очень чтил играющих на семиструн- В известном исследовании К. Верткова
ной гитаре. В октябре 1837 года он приехал в «Русские народные музыкальные инстру-
Москву и остановился на Тверской в гостинице менты», выпущенном издательством «Му-
Яковлева. По его словам, у себя в номере он играл * Макаров Н. П. Задушевная испо­ведь. — «Современник»,
на гитаре. Играл первую часть третьего концер- «Северная пчела», 1841, 1859, № 22.

23
зыка», приводится свидетельство М. Пыля-
ева о блестящем виртуозе, который «играл
на гитаре и балалайке с неподражаемой
техникой, особенно он щеголял своими фла-
жолетами, которые отбивал также на гри-
фе балалайки». В цитируемых Вертковым
пыляевских мемуарах («Новое время», 1898,
№ 7968) имя широко известного в свое время
замечательного исполнителя, игравшего на
балалайке народные песни во дворце Нико-
лая I, зашифровано загадочными литерами
«П. А. Ла-кий».
Фамилия этого «пленяющего и таин-
ственного» музыканта так и осталась не-
раскрытой автором исследования, который,
однако, знал, что им был «некий орловский
помещик, обладавший к тому же коллекцией
превосходных балалаек».
В моей музыкально-краеведческой карто-
теке, подготовленной в свое время для ор-
ловского областного отделения Общества
охраны памятников истории и культуры,
находится «досье» с обозначением на ти-
тульном листе: «Петр Алексеевич Лады-
женский * — балалаечник и гитарист, поме-
щик уезда Орловской губернии». Имеющиеся
здесь сведения полностью совпадают с фак-
тами из воспоминаний М. Пыляева.
Сосед П. А. Ладыженского по имению И.
П. Борисов 8 февраля 1865 года сообщил И. С. ***
Тургеневу в Париж о состоявшемся накану- Учеником Сихры был и Плесков Иван Алек-
не во Мценске концерте знаменитого музы- сандрович (1827—1905). Он тоже прекрасно вла-
канта-орловца, судьба которого в старости дел гитарой и был дружен с Морковым и Алек-
оказалась незавидной: «Не знаю, знаком ли сандровым. Последний за его игру подарил ему
Вам П. А. Ладыженский из нашей округи — гитару работы Шерцера. И. А. Плесков имел бога-
артист на гитаре замечательный. Когда- тейшую библиотеку гитарных нот, которая боль-
то богатый, но уже два-три состояния про- шей частью погибла.
жил и теперь бедняк, старик, жена, 9 детей. Подводя итоги явлению, что именуется
Вот он-то вчера давал концерт во Мцен- «Школа Сихры», поражаешься ее масштабности.
ске... говорят, рублей 150 собрал и двинулся Если искать аналоги в европейском гитарном ис-
в Белев, чтоб и там дрожащими перстами кусстве того времени, то мы не найдем никого,
ударить по струнам. Вот какой большей ча- кто бы даже слегка приближался по результатам
и размаху своей педагогической деятельности к
стью конец старого поколения. Покутили
Сихре. Да и в истории других музыкальных ин-
они, проживали по три состояния и нищими,
струментов вряд ли кого, можно сравнить с ним
но с министерской походкой уходят в веч-
по педагогическому дарованию, в результате ко-
ность». (Тургеневский сборник, т. 5. Л., 1969,
торого огромная страна, не знавшая почти совсем
с. 485.) и вообще мало занимающаяся инструментальной
М. Пыляев, как предполагает К. Вертков, музыкой, «заиграла» на сложнейшем музыкаль-
зашифровывает имя П. А. Ладыженского, ном инструменте, мало того, что «заиграла», но
боясь скомпрометировать помещика при- создала свою уникальную школу, со своеобраз-
частностью к балалайке. Причина такого ным и удивительным по своей народности ре-
инкогнито заключалась, вероятно, не толь- пертуаром. Вся грандиозная деятельность А. О.
ко в этом: именитый дворянин (его отец Сихры в становлении отечественной инструмен-
был приятелем поэта В. А. Жуковского) бо- тальной музыки еще не оценена. Этот культур-
ялся, возможно, и огласки его причастности ный пласт нуждается в серьезном и грамотном
в старости к скоморошьей нищете. исследовании.
П. Сизов, краевед. Ширялин А. В. Поэма о гитаре. – С. 23-33.
* Очевидно, ошибка – Н. П. Макаров называет Ладыженско- – (Альманах «Молодежная эстрада». Спец.
го Павлом Александровичем (В.Т. – ред. ИГвЛ) вып.; № 3, 4).

24
ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ А. В. ШИРЯЛИНА ИЗ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

ЗАЗВУЧИТ ЛИ СЕДЬМАЯ СТРУНА ?


В ходе читательского обсуждения состояния нашей эстрады, начато- и почти оставлены серьезными музы- Непонятно, что плохого, если рядом
го статьей «И пел ямщик «падам-дудам», в редакционной почте появи- кантами. В начале XX столетия «шести- с шестиструнной по-прежнему будет
лось и это письмо по поводу русской семиструнной гитары, оказавшейся в струнка» уже вернула себе былую славу. такой же чудесный инструмент, но все-
незаслуженном забытьи.
Авторы письма — музыканты, педагоги, много лет отдавшие как ис- Ее возрождение связано с именем вы- таки со своим своеобразием и самобыт-
полнению на этом инструменте, так и его пропаганде. Лев Александрович дающегося испанского гитариста А.  Се- ностью, звуковым богатством?
Менро впервые взял в руки семиструнную гитару в 1933 году, учился у говия. О семиструнной гитаре этого и Нас могут упрекнуть в том, что ак-
известного педагога-гитариста М. Ф. Иванова. Л. А. Менро подготовил 13 до сих пор сказать нельзя —она все еще цент данной статьи смещен в пользу
сборников репертуара для семиструнной гитары, учебник игры на этом находится в забвении. семиструнной гитары. Это естествен-
инструменте, сделал свыше 300 переложений для него и более 100 обра- Семиструнная гитара — это экспе- но: когда в семье кто-то болен, ему и
боток русских народных песен, сейчас работает над «Самоучителем игры римент, мудро поставленный усилиями главное внимание. В семье народных
на семиструнной гитаре». Автором многих произведений, а также методи-
ческих разработок по обучению игре на семиструнной гитаре является и одного народа. Тайна ее обаяния в том. инструментов у семиструнной гитары
Анатолий Владимирович Ширялин. что она, эта гитара, породнилась с рус- сегодня самое плохое самочувствие, и
ской песней, а значит, и сама стала на- «выздоровление» затягивается на не-
Русские народные инструменты — Существуют две гитары с различным родной. Однако эксперимент в то время определенный срок. Судите сами: чис-
домра, балалайка, баян — вниманием не строем: одна родилась в Испании — ше- не был доведен до конца из-за упадка ло учащихся на семиструнной гитаре в
обделены, как, впрочем, и многие пред- стиструнная, другая, семиструнная по- интереса к гитаре вообще. музыкальных школах ничтожно мало,
ставители музыкального арсенала дру- лучила распространение у нас, в России. Семиструнная гитара неразрывно в училищах и того меньше, а в высших
гих народов, возрождаются и старинные Почему она появилась? связана не только с литературно-по- учебных заведениях... Впервые за всю
жалейки, гудки, рожки. А вот семиструн- Вначале гитара была пятиструнной. этической традицией. Ей отдали дань двухвековую историю семиструнной ги-
ной гитаре, которая в прошлом широко Играли на ней плектром. Основное ее уважения многие, самые блистательные тары в этом году были приняты два ги-
бытовала в России, кажется, не повезло... назначение состояло в сопровождении имена нашей литературы: А. Пушкин, М. тариста-семиструнника в Государствен-
Крайне редко услышишь «семи- пения. Оно заключалось в дублировании Лермонтов, Л. Толстой, Ап. Григорьев и ный музыкальный педагогический ин-
струнку» или что-то с «ее участием» по мелодии, исполняемой голосом. Однако с ряд других писателей и поэтов России. ститут имени Гнесиных. Это результат
радио, по телевидению и уж совсем не развитием музыкальной культуры к со- На семиструнной гитаре играли Т. Шев- пробуждающегося внимания к судьбам
видно материалов о ней на страницах пе- провождению стали предъявляться все ченко, М. Стахович. Лермонтов брал уро- семиструнной гитары со стороны Мини-
чати. Между тем певунья эта нуждается, более высокие требования. Пятиструн- ки игры на семиструнной гитаре у зна- стерства культуры РСФСР и руководства
на наш взгляд, не только в пропаганде, но ная гитара справиться с этими задачами менитого М. Высотского. Очарованный факультетом народных инструментов
и в защите. не могла. Одновременно развивалась игрой своего учителя, он написал и по- института. Но начинать, думается, надо
Гитара вообще сегодня один из са- тенденция использования гитары как дарил ему свое стихотворение «Звуки»... с нижнего звена: у нас мало препода-
мых популярных музыкальных инстру- сольного инструмента. К ней была до- Семиструнная гитара — инструмент вателей игры на семиструнной гитаре
ментов. Первая причина этой популяр- бавлена шестая струна, однако строй больших возможностей. Для нее сдела- в музыкальных школах, почти нет ис-
ности — возросший профессиональный ее остался без изменений, конструкция но очень много переложений мировой полнителей, точнее, есть очень хорошие
уровень мастерства, это, конечно, отрад- осталась прежней. Таким образом, строй классики: Бах, Вивальди, Корелли, Ген- исполнители, но их единицы. Наконец,
но. Вторая причина — общедоступность, шестиструнной гитары образовался по дель, Моцарт, Бетховен в «семиструнной само производство этого инструмента
а отсюда — широкое использование традиции от пятиструнной гитары, кото- интерпретации» звучат не менее клас- сведено к единицам.
гитары в вокально-инструментальных рая была инструментом мелодическим. сически, нежели, скажем, в фортепиан- Пришло время определиться и на-
ансамблях, в том числе самодеятельных. Инструментальная музыка шла по ной обработке. Конечно, такого рода звать вещи своими именами: нам нужен
А вот здесь-то вопрос оказывается не та- пути усложнения гармонии. Струнные переложения сделаны в достаточном этот инструмент. Необходимо усилить
ким простым. Не всегда идет на пользу смычковые инструменты сохранили ме- количестве и для шестиструнной гита- пропаганду семиструнной гитары, нала-
«семиструнке» общение с вокально-ин- лодический строй, щипковые же, с их бы- ры, и они также стали украшением ее дить ее массовое производство, открыть
струментальным ансамблем. У многих стро затухающим звуком, устремились репертуара, но для семиструнной это классы семиструнной гитары в тех учеб-
создается превратное представление об к поискам более совершенного, гармо- сделать легче. Если же взять русскую ных заведениях, где существуют классы
этом инструменте — достаточно, мол, нического строя. Шестиструнная гитара музыкальную классику, то она-то уж по шестиструнной. Это лишь часть мер, ко-
справиться с несколькими аккордами — несет на себе явные следы этих исканий: своей сути как бы создана для «семи- торые помогут возродить русскую семи-
и ты гитарист, а все, что лежит за преде- строй ее не совсем гармонический, но струнки». В ее репертуар прочно вошли струнную гитару.
лами примитивного аккомпанемента уже и не мелодический. Все это привело и получили полнокровное звучание ше-
— «от лукавого», и уж во всяком случае к появлению семиструнной гитары и ре- девры Глинки, Чайковского, Бородина, Л. МЕНРО,
— не современно, не модно. Порой даже конструкции строя, который наиболее Римского-Корсакова, Скрябина и других преподаватель Государственного музы-
профессиональные музыканты имеют полно соответствовал гармоническому выдающихся композиторов. Общее ко- кального училища им. Гнесиных;
весьма приблизительное представление складу русских народных песен, состав- личество сочинений, написанных для А. ШИРЯЛИН,
о гитаре, не знают ее больших возмож- ляющих одну из основ ее репертуара. семиструнной гитары, составляет около преподаватель вечерней школы общего
ностей, поистине оркестрового разно- После своего взлета на рубеже XVIII— четырех тысяч, они принадлежат 160 музыкального образования № 42.
образия тембров, штрихов и чарующей XIX веков, когда гитары дали прекрасных авторам — такую справку дает нам М. МОСКВА.
интимности звучания, ее капризов и без- исполнителей и выдающихся компози- Ф. Иванов в своей книге «Русская семи-
донной «энергоемкости». торов, обе были вытеснены фортепиано струнная гитара». «СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА», №13, 31 января 1984 г.

25
«МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ», 1988, № 18. – С. 27-28

Анатолий ШИРЯЛИН
Уважаемая редакция!

СЕМЬ
Много лет я вел и продолжаю вести борьбу за подъем семиструнной
гитары, за достижение высокого уровня ее преподавания в музыкальных
учебных заведениях нашей страны.
Уже два столетия в России живет семиструнная гитара, сопутствуя народу
в мирной жизни и в лихие годины. В Отечественную войну частенько звучала
она на фронтах, и возникали перед глазами солдат милые сердцу картины

СТРУН
родимой сторонки. Семиструнная гитара любима народом. А ведь любовь к
родной природе, к фольклорным песням и национальным инструментам —
это частица того высокого чувства, из которого рождается беспредельная
любовь к Родине, патриотизм.
Так почему же до сих пор нет у нас хороших самоучителей игры на

ЕВТЕРПЫ
семиструнной гитаре, да и саму гитару, самую простую, купить в магазине
нелегко, заказать же концертную — целая проблема?
Почему так мало известно широкому кругу любителей этого инструмента
об истории его создания, становления, об исполнителях, составивших славу
русского гитарного искусства?..
Е. А. МАРАКУЕВ, г. Томск

Приближься, милый наш певец, черчивался статус великой крестьян, разночинцев, ма- являются многочисленные
Любимый Аполлоном. державы. Блистательные ба­ стеровых утверждают без- виды ее с разным строем,
Воспой властителя сердец талии Суворова и Ушакова граничную талантливость с различным количеством
Гитары тихим звоном.. озаряли сполохами побед русского народа. струн. В России, где бытова-
А. Пушкин держанный российский стяг. После победы над Напо- ли несколько разновидно-
Торжественно и велича- леоном национальное само- стей, особую популярность
Конец XVIII столетия во звучали оды Держави- сознание в России возраста- обретает гитара, поначалу
для Европы был беспокой- на. В комедиях Фонвизина ет необычайно. Выражается называвшаяся «польской»,
ным. Рушились феодальные дворянство «открывало» оно но только в патриоти- — семиструнный вариант
монархии, росли, шири- свое дремучее невежество. ческих настроениях, но и в со строем соль мажор. По
лись демократические на- Объектом сентименталь- интересе к духовной жизни словам поэта, публициста и
строения. Европу всколых- ного умиления становится своего народа, к его исто- собирателя народных песен
нул ураган французской мир простого человека. В рии, и, в частности, к народ- М. Стаховича: «Инструмент
революции. Россия тоже искусство рвутся люди из ной песне. в высшей степени романти-
грезила духом перемен и низших сословий. Скульп- В это время в северной ческий — гитара, достиг в
реформаторства. Лучшие и тор Ф. Шубин, композитор Европе идет поиск своей семиструнной форме своего
светлые умы, не одичавшие О. Козловский, скрипач И. модификации «сладкоглас- полного очарования».
от страшных видений кре- Хандошкин, целое семей- ного», удобного для соль- Со временем именно
постничества, заглядывали ство художников Аргуновых, ной игры и аккомпанемента за семиструнной гитарой
в грядущее. На европейском архитекторы В. Баженов и портативного музыкального с соль-мажорным строем
фоне для России ярко вы- М. Казаков — выходцы из инструмента — гитары. По- прочно утвердится назва-

26
ние «русская». Время, место и естественность в ее ин- в русле традиционного ев- школа»: С. Н. Аксенов, В. И.
и имя создателя инструмен- струментальном воплоще- ропейского музицирования, Морков, Н. И. Александров,
та остается тайной, при всем нии принадлежит, пожалуй, пока Сихра и его «ранняя Ф. М. Циммерман, В. С. Са-
том, что традиция упорно семиструнной гитаре. И школа» занимались перело- ренко, В. И. Свинцов... Был
приписывает авторство Ан- фортепианная, и скрипич- жением для гитары модных он уважаем многими вы-
дрею Осиповичу Сихре — ная школы диктовали свои оперных арий и мелких ин- дающимися музыкантами
чеху по происхождению, традиции музицирования, струментальных пьес, сочи- своего времени: А. Дарго-
предки которого служили в семиструнная же гитара нявшихся в русле модного в мыжским, А. Варламовым,
Польше, где он и родился... была свободна от «груза» то время сентиментализма. И. Хандошкиным, Г. Рачин-
Но вернемся немного прошлого. Но вот, волею судеб, в ским, Д. Фильдом, А, Дюбю-
назад. В последнее десяти- К концу XVIII века се- Москве в начале первого де- ком. Сам М. И. Глинка, по
летие XVIII века гитара бы- миструнная гитара стала сятилетия XIX столетия по- воспоминаниям Дюбюка, не
товала в великосветских са- достаточно популярным ин- является из провинциаль- пренебрегал советами Сих-
лонах. Для нее выпускалась струментом. Это подтверж- ных глубин России мелкий ры. Андрей Осипович «оду-
музыкальная литература (в дает публикация в 1798 чиновник — Семен Нико- хотворил» любимый им
основном переложения по- году школы игры на этом лаевич Аксенов (1784—1853 инструмент, вдохнул в него
пулярных арий из модных инструменте, созданная вы- гг.), который вскоре стано- свою творческую энергию —
опер или французских ро- ходцем из Чехии Игнатием вится лучшим и самым та- «гитара, а именно Сихрова
мансов), издавались жур- фон Гельдом (1766—1816 гг.) лантливым учеником Сих- семиструнная, сделалась в
налы, В частности, в 1796— — человеком одаренным, ры (как ни парадоксально, России модным, любимым
1799 годах в Петербурге достаточно авантюрным и гитара же и вознесет его к инструментом» (А. Фамин-
выходил «Журнал итальян- без предрассудков, забро- вершинам служебной ие- цын).
ских, французских и рус- шенным в Россию «по воле рархии). Отныне их жизни И снова по воле судь-
ских арий с аккомпанемен- рока» «на ловлю счастья и сливаются как бы в одну бы, однажды, в загородном
том гитары» И.-Б. Генглеза, чинов», а в общем добрым славную биографию. Их доме известного литератора
а в Москве — «Журнал ари- малым, отличным танцо- имена — рядом, начиная с М. Хераскова Семен Нико-
етт с аккомпанементом ги- ром на балах и отчаянным «Биографического слова- лаевич Аксенов встречается
тары» А. Ф. Милле. Издания рубакой. Кстати, школы для ря Русского исторического с мальчиком, сыном кре-
эти предлагали и пьесы для шестиструнной гитары Ф. общества», вместе они изо- постного приказчика Ти-
гитары соло: петербургский Моретти и А. Абреу в Испа- бражены и на картине Г. Г. мофея Высотского, Мишей,
— для пятиструнной, мо- нии увидели свет годом поз- Чернецова, который писал которому вскоре суждено
сковский — семиструнной. же — в 1799-м. портреты выдающихся лю- будет возвести русскую пес-
Иногда в них появлялись Факт появления шко- дей своего времени — Пуш- ню, в ее инструментальном
и «российские песни» О. лы Гельда и многократного кина, Крылова, Гнедича... воплощении, на недосягае-
А. Козловского, народные переиздания ее (второй раз Так вот Аксенов первым мую высоту. Аксенов приоб-
песни, романсы, сочинен- она вышла уже в 1802 году) начал глубоко и серьезно щает гениально одаренного
ные русскими женщина- подтверждает распростра- связывать русскую песню Михаила Тимофеевича к
ми, представительницами ненность семиструнной ги- с семиструнной гитарой. миру музыки, к гитаре. От-
высшего света: В. Н. Голо- тары в России. Ноты же для Вскоре на этот путь он ув- пущенный после смерти Хе-
виной, Н. И. Куракиной, В. нее в первой четверти XIX лекает и своего учителя, ко- раскова «на волю», Высот-
Н. Долгорукой, которые не- столетия выпускались в ко- торый включается в работу ский появляется в послево-
плохо играли на нескольких личестве огромном, превы- с искренностью и размахом енной Москве в 1813 году
музыкальных инструмен- шающем даже литературу большого таланта. До сих и сразу становится знаме-
тах, в том числе и на гита- фортепианную. пор концертные по своему нитостью. В популярности
ре (кстати, публикации эти В это время молодой характеру обработки Сихры с ним мог соперничать
были большой дерзостью, арфист-виртуоз, талантли- русских песен — «Во саду ли разве только трагик Моча-
потому как даже мужчи- вейший музыкант Андрей в огороде», «Во поле бере- лов. Вокруг Высотского со-
ны предпочитали издавать Осипович Сихра (1773—1850 за стояла», «Выйду ль я на бирается демократически
свои творения анонимно). гг.) увлекается модным ин- реченьку» и многих других настроенная молодежь,
Журналы Генглеза и Милле струментом. Вначале он пленяют виртуозностью, он нарасхват и в светских
предназначались для свет- овладевает шестиструнной чувством формы, строго- салонах, за ним «охотят-
ской публики, ибо стоили 25 гитарой, но затем отдает стью стиля и безупречным ся» купцы. Он — кумир
рублей — в то время деньги свои симпатии семиструн- вкусом; каждая пьеса — это цыганского хора знаме-
немалые. ной, которой посвящает всю развернутое музыкальное нитого Ильи Соколова, в
Семиструнная гитара свою жизнь, тесно связав полотно. А из удивитель- формирование которого
никогда бы не покинула свое имя с ее историей. В нейших его фантазий на внес свою лепту: научил
светских салонов, как это изустной традиции и в не- темы народных песен в пер- грамотному инструмен-
случилось с ее предшествен- которых исследованиях он вую очередь следует назвать тальному сопровождению,
ницами — пяти- и шести- слывет основоположником «Среди долины ровныя» — познакомил со многими
струнной гитарами испан- игры на русской семиструн- своеобразный концерт для образцами русского фоль-
ского строя, если бы не чудо. ной гитаре, хотя точнее гитары соло, созданный с клора. В числе учеников
Этим чудом была народная было бы его назвать осно- поразительной смелостью и и поклонников его твор-
песня: оказалось, что строй воположником профессио- вдохновением. чества — А. Полежаев, А.
семиструнной гитары весь- нальной русской гитарной Сихру, доброжелатель- Григорьев, М. Стахович и
ма созвучен русской песне школы. Ибо то самое упомя- ного, отзывчивого челове- другие литераторы. Слу-
и городскому романсу. Нуж- нутое чудо, которое возвело ка, боготворят его много- шал и восхищался его ис-
но отдать должное, русскую русскую гитарную школу в численные ученики (среди кусством Пушкин. Юный
песню не обошли внима- разряд уникальных и «об- них был и известный рус- Лермонтов, увлеченный
нием ни фортепианная, ни рекло» на взлет и на траге- ский певец О. А. Петров), игрой Высотского, посвя-
скрипичная отечественные дию потери интереса к ней, из которых и составилась щает ему свое стихотворе-
школы, но высшая красота произошло позже. Все шло знаменитая «петербургская ние «Звуки»:

27
Что за звуки! одиночества Ап. Григорье-
Неподвижен, внемлю ва в знаменитой его «Вен-
сладким звукам я; герке»:
Забываю вечность, небо, Две гитары, зазвенев,
землю, самого себя... Жалобно заныли...
Высотского глубоко и настроение И. Бунина,
ценят пианисты Фильд и не лишенное поэтического
Дюбюк, знаменитый поль- парадокса:
ский скрипач К. Липинь- И звучит гитара
ский, гитарист с мировым удалью печальной...
именем Ф. Сор и многие Можно бесконечно пе-
другие. ребирать волшебное оже-
В чем тайна обаяния релье поэтических строк.
творчества Высотского? Но были строки не менее
Прежде всего — в глубокой поэтические и своеобраз-
народности. ные в прозе И. Тургенева,
М. Т. Высотский, не об- Л. Толстого, М. Горького,
ладая музыкальной эруди- проникновенно сказавшие
цией Сихры, искал формо- о семиструнной гитаре.
образующие и ладово-ин- Но обошли ее внимани-
тонационные принципы ем и русские живописцы:
в фольклоре и, исходя из Г. Чернецов, оставивший
этих принципов, творил нам портрет Сихры и Аксе-
произведения уникаль- нова; В. Тропинин, словно
ные, не имеющие анало- прикованный воображением
гов в мировой гитарной к образу человека с гита-
литературе. рой; П. Федотов, который
Достаточно назвать ши­ сам играл на этом инстру-
роко известные его фанта- менте, В. Перов, В. Сури-
зии на темы народных песен ков и многие другие..,
«Пряха», «Возле речки», Представляется инте-
«Люблю грушу садовую», ресным подчеркнуть сход-
«Чем тебя я огорчила», ность путей развития ги-
«Ах, что ж ты, голубчик», тары в Испании и в России
«Ехал казак за Дунай» и школы Высотского. в отчужденный от наро- на фоне общности истори-
другие. Высотский поднял Высотский, подобно да, «поврежденный класс ческих судеб: мужество на-
русскую песню до вершин Сихре, был нрава доброго, полуевропейцев» (А. Гри- родов обеих стран в борьбе
европейской музыкальной даже кроткого, человеком боедов). Это очень чутко с наполеоновской оккупа-
культуры, сохранив при скромным и доброжела- почувствовал и отразил в цией, широкое партизан-
этом бесценный аромат тельным. Однако по скла- знаменитой сцене романа ское движение, затем мя-
фольклорного первоис- ду своего характера он не «Война и мир» Л. Толстой. теж прогрессивно настро-
точника. Аполлон Григо- обладал педагогическим Этот удивительный музы- енных военных в Испании,
рьев назвал Высотского дарованием Сихры, с его кальный инструмент придал восстание декабристов в
«гениальным самород- бесконечным терпением особый аромат целой эпо- России...
ком», и в этом не было и любовью к занятиям. И хе «золотого века» нашей Шестиструнная гитара
преувеличения, его музы- все-таки Высотский оста- культуры, А. Пушкин, с также теснейшим образом
кальная одаренность была вил огромное количество лицейских лет плененный связана с испанским фоль-
феноменальной: он мог учеников и последова- гитарой, называл ее «слад- клором, мастера испан-
часами импровизировать, телей — настолько были когласной», мятежный М. ской гитарной школы так
потрясая слушателей сво- сильны его популярность Лермонтов был зачарован же самозабвенно воплоща-
ей поистине неистощимой и обаяние личности. Сре- гениальными импровиза- ли его в своем творчестве,
фантазией. Современники ди них — князья, генера- циями бывшего крепост- как Сихра, Высотский, Ак-
называли его игру «непо- лы, купцы и простой ма- ного Михаила Высотского, сенов и многие другие ги-
стижимой», «непередава- стеровой люд, такие музы- Не ее ли звуками навеяна таристы, композиторы и
емой никакими нотами и канты, как М. Стахович, А. и эта интимная интонация виртуозы, преданно и до
словами». Творчество Вы- Ветров, И. Ляхов, М. Бело- А. Фета: конца дней своих служи-
сотского было глубоко де- шеин и другие обрели из- Так ласкательно ли русской народной пес-
мократичным, созвучным вестность... шепчут струи, не. Почти одновременно
и понятным сердцу каж- Семиструнная гита- Словно робкие струны два народа вдохнули часть
дого русского человека. ра в первой половине воркуют гитар, своей души в любимый
Недаром после него семи- XIX столетия была почти и голос душевного нена- ими музыкальный инстру-
струнная гитара оконча- единственным народным стья И. Горбунова: мент, и обе гитары пере-
тельно «пошла в народ». В инструментом (древние Поговори хоть ты жили время взлета и вре-
этом огромная заслуга ве- русские к тому времени со мной, душка мя забвения...
ликого музыканта, в этом уже основательно забыли), семиструнная...
специфика «московской» она несла народный дух и и исповедь отчаянного

28
«МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ», 1989, № 16. – С. 21

Отзвуки
былого
Илья был в славе. Игрывал тогда
Еще Высотский...
Где вы, дни былые,
Где они, те звуки огневые?
М. Стахович

14 декабря 1825 года... Трагедия


на Сенатской площади стала как бы
водоразделом между двумя эпоха-
ми: в прошлом остался романтизм
с его верой в скорое духовное об-
новление, на смену же ему пришли
общественная апатия, нигилизм,
оцепенение. Произошел временной
скачок, духовно отрезавший одно
поколение от другого. Романти-
ки, пришедшие из прошлой эпохи,
ощущали себя призраками в но-
вом для них мире. В лучшем случае
они находили сочувствие, но все
меньше понимания. И посыпались,
словно осенние листья в ненастье...
Веневитинов, Грибоедов, Дельвиг,
Пушкин, Лермонтов... Одних ото-
звала судьба, другие, самые дерз- так и в России резко падает. Повсе- дел гитарой, знал многих гитари-
кие, вызвали на дуэль эпоху и ушли местно ее вытесняет фортепиано. стов, в том числе и иностранных,
непобежденными в этой неравной Русская музыкальная практика вос- поэтому очень ценен для нас его
борьбе. принимает европейские каноны, отзыв о русских музыкантах того
Творческая меланхолия пораз- сохраняя, правда, при этом нацио- времени: «Эти виртуозы на гита-
ила и гитаристов, слава которых нальный интонационный строй. В ре — русские, но они не уступают
взошла на высокой волне гитар- русле тех же европейских канонов никому в Европе, а может быть и
ного романтизма. Самые гордые, творят и весьма удачно талантли- превзойдут еще европейских гита-
вроде Аксенова, оставили подру- вые гитаристы-семиструнники вто- ристов: довольно указать на одного
гу-семиструнную, когда высшее и рой половины XIX столетия, такие, Ф. М. Циммермана»... «Паганини
образованное сословие перестало как Циммерман, Александров, Ве- семиструнной гитары и по игре и по
«слышать» звуки их инструмента, тров, однако, словно завороженные сочинениям» — называл Стахович
другие, как Ляхов, чувствовали себя отблеском былого величия, они Циммермана.
изгоями... продолжают собирать и обрабаты- Мнение его разделяли и А. И.  Дю-
В годы гитарного «застоя» по- вать фольклор. М. Стаховичем, на- бюк, и знаменитый М. Д. Соколов-
гибло немало произведений Вы- пример, было опубликовано «Со- ский, который назвал Циммермана
сотского, Сихры, Аксенова. Почти брание русских народных песен» «музыкальным чудом», а игру ста-
ничего не осталось от огромного в сопровождении семиструнной вил выше своей.
творческого потенциала Циммер- гитары, которые позже использова- Несмотря на стремительный
мана (он не записывал свои пьесы, ли в своем творчестве А. Н. Серов, упадок интереса к гитарному ис-
не видя в этом надобности). Исчез- М.  А.  Балакирев, Н. А. Римский- кусству в середине XIX века, школы
ли, будучи неизданными, произве- Корсаков. Сборник «Пятьдесят рус- Сихры, Высотского некоторое время
дения Стаховича, Пузина и многих ских народных песен» для гитары еще развивались по инерции, одна-
других талантливых гитаристов, создал А.  Ветров. ко, подчиняясь общей тенденции,
столичных и провинциальных. Рус- Не уступали русские гитаристы все более европеизировались. Успех
ская гитарная школа, которая вме- европейским и в оригинальном фортепиано тревожил воображение
сте с цыганским творчеством созда- творчестве, а их фантазии и вари- гитаристов. Лучшие, самые талант-
ла уникальный культурный пласт, ационные циклы не имеют анало- ливые из них, стремились создавать
постепенно сходит на нет. гов в мировой литературе. Стахо- оригинальные пьесы, раскрываю-
Во второй половине XIX столе- вич, будучи учеником знаменитого щие все новые и новые возможно-
тия интерес к гитаре, как в Европе, М.  Высотского, сам прекрасно вла- сти гитары: тональные, гармониче-

29
ские, выразительные. Развивали и было все, к чему я потом стремил- ным, но глубоко порядочным, с
техническую сторону инструмента. ся и что приобрел много лет спустя, высоким понятием о чести, и если
Шли поиски расширения его диа- после самых настойчивых упраж- беспощадным, то беспощадным и
пазона. Тот же Циммерман свои нений и усилий...» Приобрел ли? к самому себе, Он был талантлив,
пьесы и фантазии сочинял в мало- Свои композиции он выносил на владел литературным слогом, а его
применявшихся до него тональ- суд Сихры, оценку своей игры до- труды по лексикографии — это под-
ностях, употреблял смелые гармо- верял Моркову, при Циммермане виг. Попытка же создать «мировое
нические обороты, находил новые же играть не осмеливался... Слушая братство гитаристов» — последняя
и неординарные аппликатуры. По зарубежных гитаристов и оценивая романтическая надежда возродить
мнению Дюбюка, школа Циммер- их весьма критически, он был оча- гитарное искусство.
мана ставилась гитаристами выше рован Зани де Ферранти, который Задача эта оказалась непосиль-
школы Сихры. Правда, Дюбюк как как музыкант сложился в России ной даже для поляка М. Д. Соко-
бы не замечает, что школа Циммер- не без влияния русской гитарной ловского, хотя успех его концертов
мана — это он сам и больше никто. школы, когда в качестве библиоте- был более значительным, чему спо-
Циммерман (кстати сам вышедший каря сенатора П. В. Мятлева жил в собствовало нерусское происхож-
из школы Сихры) не оставил ни Петербурге. «В игре его была без- дение гитариста, его несомненный
учеников, ни последователей, про- дна вкуса, нежности, певучести и исполнительский талант, экзотич-
должающих его поиски, — школа выражения, — вспоминал Макаров, ность музыкального инструмента
же Сихры создала целую эпоху в ги- — которых я до сих пор не встре- (шестиструнную гитару плохо зна-
тарном искусстве. чал ни у одного из шестиструнни- ли в России), да и дерзость — артист
В ее развитие свою лепту внес- ков-гитаристов». В устах Макарова вышел на концертную эстраду с
ли и другие ученики Сихры — В. С. разве это не косвенная похвала ги- инструментом «никчемным» в гла-
Саренко, В. И. Морков, Н. И. Алек- таристам-семиструнникам? Если зах общественного мнения. Однако
сандров. А школу Высотского про- русская гитарная школа оказала результат был все тот же: гитара
должил серьезный и грамотный му- влияние на исполнительскую ма- не завоевала авторитета в русском
зыкант — А. А. Ветров, который уде- неру Зани де Ферранти, игрой ко- обществе, а сам Соколовский, не
лял большое внимание разработке торого, кстати, восхищался и гени- наделенный даром композитора,
гитарной кантилены, совершен- альный Паганини, то для самого не смог создать ничего нового. Пе-
ствовал технику легато и вибрато. Макарова влияние это стало просто дагогическое дарование его также
В композиции, так же как Морков и определяющим: все технические оказалось весьма скромным — он
Саренко, он пробовал освоить и со- приемы у него были «семиструн- не оставил ни одного ученика, ко-
натную форму. ными», правда, не доведенными торый приобрел бы известность. И
Но не только эти поиски и бес- до логического завершения, в силу даже его попытка внедрить гитару
спорные находки не были поддер- своеобразного характера музыкан- в открывавшиеся в Петербурге и
жаны музыкантами, даже в тради- та, отрицающего всякие школы и Москве консерватории окончилась
ционной форме вариаций на темы последовательность обучения. Он неудачей. Гитара была отвергнута
народных песен и романсов ниче- особенно гордился своим мастер- братьями Рубинштейнами как ин-
го принципиально нового не было ским исполнением трели с исполь- струмент не стоящий внимания,
создано после Сихры и Высотского. зованием четырех пальцев правой хотя Соколовский, у которого была
С ослаблением интереса к фоль- руки. Элементарное сравнение его европейская слава, по словам Руса-
клорному началу в русской гитарной аппликатуры с аппликатурой Сих- нова «много и униженно просил об
школе предпринимается неожи- ры в исполнении той же трели до- этом».
данная попытка внедрить в России казывает превосходство последней Гитара, не принятая высшим
шестиструнную гитару испанского продуманностью и естественно- сословием и музыкальной интел-
строя, инициаторами чего стали Н. стью чередования пальцев. Также лигенцией, ушла в народ, став бы-
П. Макаров и М. Д. Соколовский. сомнительна и аппликатура Мака- товым инструментом и изредка
Чтобы привлечь внимание к ней, рова правой руки при исполнении порождая артистов поразительно
Макаров даже организовал в 1856 хроматической гаммы. А ведь это одаренных. Таким был, к примеру,
году в Брюсселе конкурс на лучшее все, на чем основаны его «Несколь- сибиряк Н. Н. Лебедев, заставив-
произведение для шестиструнной ко правил высшей гитарной игры» ший изумляться своему таланту им-
гитары и лучший инструмент. Ре- — плод многолетних исканий. провизатора весь Приенисейский
зультат глубоко разочаровал устро- Нельзя не признать, что Ма- край. Далекие от романтических
ителя: конкурс не открыл ни одного каров добился значительного тех- настроений золотоискатели съез-
нового имени, не изменил статуса нического мастерства, однако во- жались на концерты Лебедева как
гитары в Европе. Любопытно, что преки логике школы, с огромными на праздник. Под его несомненным
не признавая достоинств семи- затратами труда и в ущерб истин- влиянием гитары (и причем весьма
струнной гитары, Макаров, тем не ной музыкальности. В некоторых дорогие) стали привычным аксес-
менее, высоко ставил культуру оте- материалах, опубликованных в суаром многих домов. Это было,
чественной гитарной школы. Так, наше время, Макарова осуждают за так сказать, последнее гитарное
его буквально потряс малоизвест- резкость суждений, нескромность. эхо бывшей замечательной русской
ный ученик Сихры Ладыженский, о Хочется отвергнуть эти обвинения школы, которое отозвалось в дале-
игре которого Макаров писал: «тут — Макаров был человеком слож- кой Сибири.

30
«МОСКОВСКИЙ ЛИТЕРАТОР», 1992, № 5 (649), февраль.

АНАТОЛИЙ ШИРЯЛИН

«Ах, что ж ты, голубчик,


невесел сидишь...»
К 200-летию со дня рождения М. Высотского

М
осква. 1837 год. В небольшом доми- взять деньги? Сам бы как-нибудь, но ведь еще
ке на Селезневке холодно, угарно и четверо детей. Думай, московская знамени-
неуютно. Февральская стужа быстро тость! Славой сыт не будешь. В Москве разве
отбирает тепло слегка протопленной печки. что трагик Мочалов мог соперничать с ним
Дрова стоят дорого. Вся жизнь взаймы... До в популярности. Но и у него жизнь не слаще
крайности усталый, надломленный человек полыни.
стынущими руками перебирает струны ги- Опять нужно кого-то учить, чтобы хоть
тары. Только что он узнал страшную весть — как-то накормить семью. Эти ненавистные
убит Пушкин!.. Что-то неотвратимо тяжелое уроки... Поражала человеческая неуклю-
трогает сердце. жесть. непонимание простых вещей: объ-
Безысходная тоска. Промерзлые окна. яснять затруднялся — не было, собственно,
Грязные пятна продушин. и никакой методы, потому что постигал все
Уже ничто не согревает его. Болезнь тяж- сам, силой природной одаренности и прони-
кая и обессиливающая, скоротечная чахот- цательности. Того же требовал от других.
ка... Предчувствие близкой кончины. И ни- Непонимание заставало врасплох, вызы-
щета день ото дня затягивает, словно тряси- вало раздражение, отчужденность. Но тут же,
на... чтобы загладить вину, брал гитару и играл,
Кажется, это было только вчера. В такой играл, пока увлеченный ученик не начинал
же февральский день, накануне своей свадьбы пытаться что-то воспроизвести. А если по со-
с красавицей Натали, порывистый, возбуж- вести, то и у самого, когда начинал, было не
денный и встревоженный недобрыми пред- все гладко: пасовал иногда перед этим таин-
чувствиями, Александр Сергеевич метался ственно влекущим, но до раздражения «ка-
по квартире Павла Воиновича Нащокина... А призным» инструментом. Нужно было до
как Пушкин слушал гитару! Московская зна- боли в пальцах, до рези в глазах шлифовать
менитость Михаил Тимофеевич Высотский каждый пассаж, чтобы он стал жемчужно-
давно так не играл для Пушкина — от сердца округлым и рассыпчато-звонким... Помогала
к сердцу. И те искорки слез, что засверкали в дружеская рука Семена Николаевича Аксено-
глазах великого поэта, были самой большой ва, когда он, потеряв терпение, за ухо «при-
наградой гитаристу-импровизатору. общал» к занятиям... Как давно это было, да
Перебирают струны стынущие пальцы: и редкими были уроки.
«Ах, что ж ты, голубчик, невесел сидишь...» Вспоминалось отрадное время в Очако-
Провел грустную тему с отрешенными вздо- ве, подмосковном доме Михаила Матвеевича
хами басов. Голоса, переплетаясь, стреми- Хераскова. Барина доброго и благородного,
лись высказать самое сокровенное: то с тихой одного из просвещеннейших поэтов России,
жалобой, то, вдруг вспорхнув, уводили в даль поэма которого «Россияда» стала в свое вре-
воспоминаний — на миг веяло отдаленно-ра- мя событием. Разве не в честь обожаемого
достным, — и снова набегали волны тяжких Михаила Матвеевича назвал своего сына Ми-
раздумий. шей крепостной приказчик Тимофей?
Задумался на миг. Хозяин снова сегодня Многие самые знаменитые люди наез-
приходил и требовал платы за квартиру. Где жали в имение и подолгу гостили у хлебо-

31
сольного хозяина и прекрасного собеседни- ной школы, выразителем которой станет бес-
ка. Помнил и скромного талантливого поэта спорный ее основатель — Михаил Высотский.
Алексея Федоровича Мерзлякова, песня кото- Если «петербургская» школа Сихры культи-
рого «Среди долины ровныя» стала популяр- вировала в равной степени и популярную
нейшей во всей России... Кто только не тво- оперную музыку и русскую песню, то Высот-
рил вариаций на нее — и «патриарх» русских ский почти исключительно — русскую песню.
гитаристов Андрей Осипович Сихра, и его И Москва-столица глубинной Руси — приня-
блистательный ученик Аксенов... Разве мог ла в свое лоно и оценила творчество молодо-
он, Высотский, признанный творец гитарных го музыканта.
чудес — вариаций на русские песни, — обойти Москва с восторгом слушала гитарные им-
вниманием столь благодатную тему?.. провизации «гениального самородка» (так
Любознательному сыну приказчика раз- назовет Высотского позже поэт Аполлон Гри-
решалось бывать в барских покоях, слушать горьев), потому что от его игры «при необык-
музыку и длинные, иногда интересные, а новенной быстроте и смелости, веяло нежной
иногда и непонятные, разговоры гостей. Так задушевностью и певучестью», потому что
было и на этот раз. Приехал новый гость, мо- «игра его была непостижима, непередаваема
лодой человек — виртуоз игры на гитаре и в никакими нотами и словами» и еще потому,
то же время всего лишь мелкий чиновник — что «он никогда не повторялся и одну и ту же
Аксенов. Это потом гитара и любовь к русской тему играл все с новыми и новыми вариация-
песне приведет его к славе и высоким чинам. ми, одна другой лучше, богаче». Игра его со-
Вбежал мальчик Миша и словно натол- четала «мощь арфы с певучестью скрипки».
кнулся на невидимый барьер — никогда еще Так отзывались о нем современники.
не доводилось слышать ничего подобного: в Снова взял в руки гитару... Кто знает,
руках у гостя многострунный, изящный ин- сколько нужно было труда, чтобы окрылить
струмент. А главное — звуки... Гитара нежно свои импровизации, довести до совершен-
ворковала, вздыхала, выплескивая каскады ства технику... Сейчас это дается все с боль-
звуков, знакомые простые темы одевались в шим трудом. Осталось мало сил, ушло здоро-
многоцветные, изысканные одежды, стано- вье, уходит и сама жизнь... Говорят, что Вы-
вились празднично непохожими, радовали сотский стал пить, связался с купцами... Но
сердце и звали в какой-то неведомый мир... разве он не чувствует, что интерес к гитаре
Миша поверил этим звукам и ушел в тот не- падает у родовитых и высокопоставленных:
ведомый мир. Когда подрос, попросил воль- нет уж тех восторгов, что были раньше. Прав-
ную... да, сегодня утром приезжала за ним карета
И вот двадцатидвухлетний Михаил в Мо- генерала, но от визита он отказался. Генерал
скве. Москва 1813 года, еще пропитанная ды- — человек высокомерный и спесивый, а ги-
мом пожарищ, но уже шумливая, строящаяся тара — блажь... Нужно чем-то развлекаться
и чего-то ждущая... Москва, совсем не похо- в длинный зимний вечер. Да и не заплатит
жая на умиротворенную и кондовую довоен- ничего. А тут ученик способный, да деньги
ную. На улицах теперь «заметно ожесточе- хоть «крохи», но верные. Вспомнил, как ге-
ние, видна и дерзость, какой прежде не бы- неральский кучер подстегнул лошадей и не-
вало». Так скажет Карамзин и покинет чуж- добро усмехнулся. Конечно, чин сановный —
дый теперь для него город. И Сихра уедет в не чета вчерашнему крепостному, не забыв-
спокойный европейский Петербург, и многие шему своего происхождения и своего места.
другие... Странная она и всегда неожиданная, А забудешь — напомнят!.. После драматург,
эта азиатская столица... поэт и собиратель народных песен Михаил
Москва к тому времени уже узнала и по- Александрович Стахович напишет: «В мане-
любила диковинный, но удивительно гармо- рах он был скромен и застенчив, по душе чи-
ничный и чарующий музыкальный инстру- стосердечен и добр; в разговорах затруднял-
мент — семиструнную гитару. ся, особенно с людьми выше себя по званию».
Здесь многое успел Сихра: Аксенов уже От себя Михаил Тимофеевич добавил бы, что
нащупывал тот особый «московский» стиль и сам ценил людей искренних и чистосердеч-
исполнительской и композиторской гитар- ных, а не знатных и сановитых. От дружеско-

32
го и искреннего общения легче переносил не- рошая школа: он прекрасно читает с листа,
взгоды и огорчения, потому выше всех выгод даже фортепьянные ноты, — это внушает ува-
ставил дружбу и человеческое участие... жение.
А купцы?.. Для них гитара тоже блажь и Потом пришлось взять самому гитару в
развлечение — всю ночь будут пить и пла- руки. Начал пробовать инструмент, все боль-
кать под гитару пьяными слезами... Конечно, ше заражаясь вдохновением. Сор — прекрас-
«ночные» бдения пагубны для подорванно- ный музыкант — подарил столько музыки,
го здоровья, но купцы хорошо платят. Летом освободил душу от ложных страхов, оставил
можно было бы и не ехать — взял бы гитару и наедине с ее чудодейственной силой.
играл у раскрытого окна, глядишь, и набрал Без конца импровизировал на любимые
бы немного — ублажил на время хозяина темы русских песен, как много раз до этого:
квартиры. Но на дворе февраль, а в доме ску- только сегодня, только сейчас и больше — ни-
дость и холод, и нет ничего, кроме отрадных когда! Пальцы, послушные и чуткие, сплета-
воспоминаний. ли роскошные узоры.
Сколько прошло мимо людей одержимых, Чувствовал, как чьи-то руки судорожно
талантливых — каждый делился искрой сво- сжимали подлокотники кресла, как незрячи-
его таланта, укрепляя веру в грядущее, в свои ми становились глаза, устремленные на него,
силы. Но и сам он одаривал их всей щедро- как прорывался чей-то подавленный вздох.
стью сердца, дарил им радость приобщения Черпал творческую энергию из этого скон-
к сокровенным тайнам русской песни. Пуш- центрированного внимания всех присутству-
кин. Дельвиг. Фильд. Дюбюк... Вспомнил, как ющих.
юный Лермонтов с друзьями по университету И когда замер, истаял последний звук, то
Полежаевым, Коврайским и Лузиным при- «времени больше не стало».. Только через
ходили и часами слушали его, чародея семи- целую вечность, смущенный, потерянный, с
струнной гитары. Вспомнил, как у странного виноватой улыбкой, он был оглушен громом
мальчика Михаила темнели глаза и вздра- оваций. Все личное забыто. Соперничество,
гивали руки, как он долго не мог стряхнуть зависть — все переплавилось в благодарность
оцепенение и раздражался, когда кто-то или и восторг...
что-то мешало ему в его поэтических грезах. …Воспоминания озаряли радостью. Были
Однажды принес он бесценный дар: свое сти- и умные, талантливые, благодарные учени-
хотворение «Звуки» — впечатление от гитар- ки: Алексей Александрович Ветров, Михаил
ного волшебства... Александрович Стахович, Павел Федосеевич
Вспомнил и встречу со знаменитым ев- Белошеин, Иван Егорович Ляхов и многие
ропейским гитаристом-виртуозом Фернандо другие.
Сором, о котором по Москве широко ходи- Михаил Тимофеевич приоткрыл друзьям-
ли слухи и разговоры. А все-таки не посра- музыкантам возможности русской песни.
мил русской гитарной школы, хотя и робел Пусть не все прославились как гитаристы, но
ужасно. Еще бы: европейская знаменитость, каждый был интересен по-своему и пронес
и здесь в Москве на виду. Принят в самых вы- любовь к семиструнной гитаре и русской пес-
соких кругах... не через всю жизнь.
Встреча была подготовлена. Многие хоте- Ох, ты, Господи! Чуть не забыл, нужно за-
ли этой встречи — и поклонники, и скептики. писать какую-нибудь пьесу, просил один из
Азарт игроков — кто кого... купеческих сынков. Это же три рубля! Вто-
Как можно было играть первым, когда от рично записать не хватит терпения, да и сде-
десятков устремленных на тебя глаз непри- лаю иначе. Авось уцелеет. А может, исчезнет
ятно сохнет в горле и немеют руки! Да и не- навсегда... завернет селедку..
известно, посетит ли тебя вдохновение или Кажется, прикатил.. Собирайся, да пожи-
будешь что-то жалко вымучивать на ставшем вее, Михаил Тимофеевич Высотский, — куп-
вдруг чужим инструменте. Естественно, Сор цы народ нетерпеливый!
играл первым. Он привык. Он играл всей Укатил еще в одну ночь. Вскоре уже на-
Европе, во всех столицах. У него крепкое от- всегда — человек с высоким лбом мыслителя
точенное ремесло, обширный репертуар, хо- и детским лучистым взглядом.

33
«МОЛОДЕЖНАЯ ЭСТРАДА», 1992, № 5-6, с. 69- 73

А. ШИРЯЛИН

СЕМЬ СТРУН СЕРГЕЯ ОРЕХОВА


Одна из самых красноречи-
вых примет нашего времени —
это человек с гитарой. Гитаропо-
добные инструменты сотрясают
огромные залы и даже стадио-
ны, врываются в быт с экранов
телевизоров, господствуют на
танцплощадках — короче, гита-
ра стала неотъемлемым атрибу-
том современного экстатическо-
го действа.
Гитара также и верная под-
руга барда, и надежда скромно-
го застольного певца, и повитуха
старинного задушевного роман-
са.
Но гитара — это еще Бах, Ген-
дель, Моцарт... Это и гитарная
классика не одного столетия. Ги-
тара рядом со скрипкой, форте-
пиано, виолончелью — рядом в Глюка, Моцарта и с изумлением русских гитаристов, а попросту
музыкальных училищах, на кон- смотрели вослед уходящему в основоположник русской гитар-
цертной эстраде, в радио- и те- другую эпоху гению Бетховена. ной школы, выходец из Чехии
леэфире. Это тоже гитара, или, Совсем по-другому жила ги- (через Польшу), еще был близок
точнее, все это гитара. Но и этим тара в России. Россия, не знав- европейской школе, то первый
не исчерпываются ее возможно- шая глубоких привязанностей известный и талантливый его
сти. Гитара в какие-то времена к инструментальной музыке, ученик С. Аксенов увлек учителя
или в какой-то счастливый миг осторожно культивировала разработкой народной песни, и
становится выразителем души западноевропейский инстру- Сихра на этой стезе обессмертил
своего народа. ментарий. Если скрипичная и свое имя. Правда, Сихре так и не
Так, с конца XIX столетия фортепианная школа целиком удалось до конца освободиться
шестиструнная гитара возвра- перенимали исполнительские и от привкуса европейской сти-
щается в Испанию, чтобы вновь композиторские навыки у ино- листики. Это удалось ученику
обрести свою родину, которую земных учителей, то гитарная Аксенова, гению русской ги-
покинула в конце XVIII, когда школа пошла по пути становле- тары М. Высотскому. Бывший
она завоевала аристократиче- ния своей самостоятельности. крепостной и московская зна-
ские салоны и королевские дво- Самостоятельность заключалась менитость 20—30-х годов XIX
ры многих столиц Европы ценой не только и не столько в количе- века, Высотский довел русскую
утери своего национального об- стве струн (одной струной боль- семиструнную гитару до вершин
лика. Знаменитые ее представи- ше) и различии строя, но прежде музыкального творчества, пре-
тели, такие, как М. Джулиани, всего в крепкой привязанности взойдя во многих отношениях
Ф. Сор, М. Каркасси, и многие к народной песне, которая уди- не только отечественных, но и
другие виртуозы и композито- вительным образом дожила до европейских гитаристов. Он-то
ры-гитаристы были всего лишь начала XIX столетия и неожи- и привнес в русскую гитарную
бледной тенью своих великих данно выплеснулась на поверх- школу подлинно национальный
современников. Все они подпи- ность культурного слоя. колорит и особый импровизаци-
тывались интонациями Гайдна, Если А. Сихра — патриарх онный метод творчества, зало-

34
женный изначально в народной
песне. Русские гитаристы, такие,
как Сихра, Аксенов, Высотский,
Циммерман, и многие другие
поражали изумительной свобо-
дой владения инструментом. Но
эта свобода не отрицала и евро-
пейских академических устоев,
разработанных талантливей-
шим музыкантом и педагогом
А. О. Сихрой.
Вот эта творческая свобода,
импровизационная манера из-
ложения музыкального мате-
риала дожила до наших дней в
лице легендарного московского
гитариста-виртуоза Сергея Оре-
хова.
В одной из своих статей жур-
налист В. Кожинов так писал о
творчестве Орехова: «Утончен-
ная художественная культура
нераздельно сливается в музы-
ке Сергея Орехова с жизненной
вольностью, поистине виртуоз-
ная техника — с открытым ду-
шевным порывом».
Иногда Орехова сравнивают
со знаменитым испанским гита-
ристом Пако де Лусия.
Нередко не только публика,
но и артисты оркестра — музы-
канты, народ, как известно, ис-
кушенный, стоя, долгими ова-
циями выражали свое восхище-
ние его блестящей игрой.
В чем обаяние творчества свободной манере игры у Оре- на Орехова, как и на Высотско-
Орехова? хова ясно слышна точная и про- го, оказало влияние цыганское
Во-первых, конечно же, уди- думанная фразировка, согретая творчество, потому как он мно-
вительная виртуозная техника. своеобразным темпераментом. го лет работал с исполнителями
Виртуозная в полном смысле Никто после Высотского цыганского романса, но, однако,
этого слова, то есть легкость, по- так не смог постигнуть душу и в аккомпанементе он сохра-
летность при глубине и изяще- старинного романса в русской няет свою индивидуальность и
стве звука, та особенная «оре- песне, как С. Орехов. Его обра- выявляет виртуозное владение
ховская» бархатистость звуча- ботки и фантазии пленяют ис- гитарой: каждый его аккомпа-
ния гитары. ключительной задушевностью, немент — это своеобразное пре-
Во-вторых, вольная, раско- гибкостью интонаций и про- людирование, соперничество с
ванная манера игры, импрови- никновением в самую сущность певцом, иногда настолько яркое,
зационность, идущая из глубин изначального материала. При что голос певца как бы уходит на
русской гитарной школы, в част- этом он не следует буквально второй план.
ности, от Высотского. Недаром традициям разработки такого Широко известны обработ-
сравнивают Орехова с гениаль- рода материала, но находит свой ки Орехова, такие, как фанта-
ным Высотским и считают во оригинальный гармонический зия на тему русской песни «Вот
многом справедливо, что после язык, вполне современный, не мчится тройка удалая», роман-
него в России не было гитариста нарушая при этом стилисти- сы «Дремлют плакучие ивы»,
столь одаренного. Но при всей ки первоисточника. Конечно, «Не пробуждай воспоминаний»,

35
«Тихо, все тихо», «Я встретил просто гитару, а звезд мировой не получил ни звания, ни титу-
вас» и многие другие. гитаристики. Среди них смелая ла, в то время, когда эти громкие
Биография С. Орехова — это талантливая молодежь, жажду- титулы раздавали направо и на-
биография целого поколения, щая признания и успехов. Все лево, награждая расторопных да
родившегося накануне страш- они играют фуги и сонаты, а что тех, кто поближе...
ной войны. Голодное и холодное я могу показать избалованной Удивительно, но факт, что
детство, неустроенность и нище- уже гитарой Европе? ...Хорошо, даже гитарная общественность
та, забота о младших братьях и что неожиданно быстро объ- старалась не замечать феноме-
сестрах. явили мой выход. Настроение нального явления, каким было
Встреча с гитарой решила его не улучшилось, когда я узнал о творчество Орехова: кто осле-
судьбу. Он много и упорно зани- реакции на игру одного нашего пленный блеском испанской
мался на ней. Его занятия были соотечественника, да и недове- школы, кто в упорном снобизме,
каким-то священнодействием. рие к нашей гитарной школе, а некоторые просто из зависти...
В общении с гитарой он поис- как глубоко провинциальной, Кроме работы в Москонцер-
тине не знал усталости. Поэто- все еще господствует, несмотря те, С. Орехов частый гость на ра-
му и результаты его овладения на некоторые наши успехи. Все дио и телевидении. Им наигра-
инструментом удивительны: на- это я осознавал, потому и вышел на пластинка в сопровождении
чав довольно поздно (по нашим на сцену с тяжелым сердцем. А. Перфильева.
сегодняшним меркам) занятия Появились мы с моим аккомпа- Где и почему появляются ги-
на гитаре (14—15 лет), он вскоре ниатором гитаристом А. Перфи- таристы такого класса и такого
уже виртуозно владел ею. льевым; посмотрел в зал — и не плана, как Сергей Орехов или
Затем служба в армии. По- знаю, что играть. Еще раз взгля- Пако де Лусиа? Ответ прост: там,
сле демобилизации работа в нул в окно — грусть и тоска... и где сохранились национальные
Москонцерте в качестве солиста заиграл фантазию на романс традиции, где не утрачена пре-
и аккомпаниатора. За десятиле- Титова «Ах, не лист осенний»... емственность поколений, где
тия своей концертной деятель- И сразу легче стало. Доиграл до еще бьется живая жизнь, не от-
ности Сергей Орехов побывал во конца — чувствую, проняло пу- равленная гербицидами духов-
многих уголках нашей страны, и блику, но не совсем. Несколько ной отравы.
везде его гитара приносила лю- шокировал репертуар и слиш- Шестиструнная гитара игра-
дям радость. В городах, где он ком вольная, по академическим ла и играет огромную роль в
неоднократно бывал, каждый меркам, посадка. Однако по- духовной жизни Испании. По
раз его приезд становился собы- сле второй пьесы зал взорвался словам композитора Мануэля
тием. аплодисментами. Затем каждая де Фалья: «История музыки на-
Были у него и зарубежные пьеса сопровождалась бурей глядно свидетельствует о чудес-
поездки — в Болгарию, Югосла- оваций, а кончалась тем, что ном влиянии этого инструмента
вию, Чехословакию, Францию. сначала аплодировали стоя, за- — распространителя испанской
Но поистине триумфальным ста- тем все повскакивали с мест и музыки — на широкую область
ло его выступление в Польше на сгрудились у сцены... Первым европейского музыкального ис-
Всемирном гитарном фестивале же показал пример такой недис- кусства».
в 1988 году. Любопытен рассказ циплинированности председа- Семиструнная гитара также
об этом концерте самого Сергея тель жюри, гитарист с мировым была «властительницей сердец»
Дмитриевича: «Накануне кон- именем...» — закончил Сергей на протяжении почти всего XIX
церта была прекрасная солнеч- не без юмора. столетия и оказала не только
ная погода, несмотря на осенние Путь к признанию, несмо- сильное влияние на музыкаль-
уже дни. Вечером пальцы мои тря на откровенный и яркий та- ную культуру России, но и на
бегали по струнам гитары, как лант, не был усыпан розами. За литературу и даже живопись, не
ветерок. Но, проснувшись утром, каторжный труд с неблагодар- говоря уже о том, что она была
увидел, что за окном ненастная ным инструментом (с неблаго- неотъемлемым атрибутом быта.
туманная непогода с дождем. дарным без всяких кавычек), за Так кому, как не молодежи,
Что-то тяжелое и грустное легло кочевую жизнь в неустроенных восстанавливать и продолжать
на душу. Пальцы тоже утеряли гостиницах, за игру в холодных прекрасные традиции, тем более
свою гибкость и пластичность. залах, когда не только невоз- что русская гитара таит в себе
Но ведь нужно было играть не можно согреть руки, но и само много загадок и возможностей
в обычном концерте, а играть пребывание на сцене связано как для творчества, так и для ис-
среди публики, пришедшей спе- с риском получить воспаление следователя ее истории...
циально слушать гитару, и не легких, замечательный артист

36
«НАРОДНИК», 1998, № 4, с. 12- 13

ПАМЯТИ УШЕДШИХ

П АМ ЯТ И ДР УГ А
19 августа 1998 года в последний раз отго- линную «почвенность», то есть делает гитару
ворила русская гитара в руках Сергея Орехова. в 20—30-х годах прошлого столетия воистину
Отговорила как всегда страстно, горячо, испо- русским народным инструментом. Он же до-
ведально. К сожалению, отговорила навсегда, водит русскую семиструнную до вершин музы-
чтобы отойти в вечность. Нам, ныне живущим, кального творчества, превзойдя во многих от-
остается только память о нем как спасительный ношениях не только отечественных, но и евро-
знак в непостоянстве времени и как проблеск пейских гитаристов. Он-то и привнес в русскую
надежды — его чудесная ворожба на семи гово- гитарную школу национальный колорит и осо-
рящих струнах. бый импровизационный метод творчества, за-
Сергей Дмитриевич — феноменально ода- ложенный изначально в народной песне.
ренный музыкант, талантливейший гитарист, Вот эта творческая свобода, импровизаци-
который приходит раз в столетие, чтобы пове- онная манера изложения музыкального мате-
дать миру нечто сокровенное, то, что не поло- риала дожила до наших дней в лице московско-
жено сжигать ни в какой злобе дня, ибо злоба го гитариста-виртуоза Сергея Орехова
проходит, а свет невечерний западает в душу Нередко не только публика, но и артисты
навсегда. оркестра — музыканты, народ, как известно,
Сергей Орехов — действительно явление искушенный, стоя, долгими овациями выража-
уникальное в истории русской гитары. С од- ли свое восхищение его блестящей игрой.
ной стороны, его необыкновенная музыкаль- В чем же обаяние творчества Орехова?
ная одаренность, а с другой — его вписанность Во-первых, конечно же, удивительная вир-
в весь контекст глубинной русской духовности, туозная техника. Виртуозная в полном смысле
нередко столь неожиданно заявляющей о себе, этого слова, то есть легкость, полетность при
будь то каменное зодчество или инструмен- глубине и изяществе звука, та особенная «оре-
тальная музыка, в частности, семиструнная ховская» бархатистость звучания гитары.
гитара. Русскому сердцу близки и ликующая Во-вторых, вольная, раскованная манера
вязь каменных соборов, что невесомо рвется игры, импровизационность, идущая из глубин
ввысь, и чудесное колдовство гитарных им- русской гитарной школы, в частности от Высот-
провизаций. Свобода, порыв, страсть, удаль и ского. Недаром сравнивают Орехова с гениаль-
глубокий надрыв — все это придает подлинно ным Высотским и считают во многом справед-
русскому таланту неповторимое обаяние, ког- ливо, что после него в России не было гитари-
да, по словам поэта, «забываю небо, землю, ста столь одаренного.
самого себя...» Вот это и есть отправная точка Орехов — творец инструментально-гитар-
русского надрыва — забыть самого себя, изба- ных откровений особого смысла. Его творче-
виться от наваждения таланта, преодолеть его ство — это в узел стянутое время. Он оживот-
всеми силами, чтобы прозреть свет... И тянет- воряет ушедшие времена и рожденные тем
ся греховная душа к забытью не из корысти, а временем мотивы, оживотворяет, облекая их в
дабы уцелеть, ибо тяжела шапка Мономаха... И новую плоть, в новые облики и в новые образы,
бьется тогда взыскующая душа, будто стянутая и они становятся созвучными, органичными
тонкой гитарной струной, бьется, будто подра- сегодня, сейчас и на грядущее. Такое позволено
нок, в неумелых руках судьбы и пленительно, и только незаурядному таланту.
страшно... К тому же его исполнительский дар был ра-
Гитара пришла на Русь через западные про- вен творческому, что тоже не простое и не ча-
винции великой империи, втягивающей в себя стое явление. Его обработки и фантазии пле-
все новомодные культурные явления Запада, няют исключительной задушевностью и про-
на первый взгляд, раболепно и безоглядно, никновением в самую сущность изначального
чтобы затем доказать ему, изумленному, свою материала. Исполнительский посыл Орехова
способность перевоплощаться, как издревле, — — это сказать трепетно, тонко, филигранно и с
грянув оземь... русской удалью.
Так вот, если А. Сихра — патриарх русских Конечно, на Орехова, как и на Высотского,
гитаристов, а попросту — основоположник оказало влияние цыганское творчество, потому
русской гитарной школы, еще был близок ев- что он много лет работал с исполнителями цы-
ропейским канонам, то знаменитый москов- ганского романса, однако и в аккомпанементе
ский гитарист М. Т. Высотский проявляет под- он сохраняет свою индивидуальность и выяв-

37
ляет виртуозное владение гитарой: каждый его на некоторые наши успехи. Все это я осознавал,
аккомпанемент — это своеобразное прелюди- потому и вышел на сцену с тяжелым сердцем.
рование, соперничество с певцом, иногда на- Появились мы с моим аккомпаниатором гита-
столько яркое, что голос певца как бы уходит ристом Алексеем Перфильевым; посмотрел в
на второй план. зал — и не знаю, что играть. Еще раз взглянул в
Широко известны обработки Сергея Орехо- окно — грусть и тоска... и заиграл Фантазию на
ва, такие как Фантазия на тему русской народ- романс Титова «Ах, не лист осенний»... И сразу
ной песни «Вот мчится тройка удалая», роман- легче стало. Доиграл до конца — чувствую, про-
сы «Дремлют плакучие ивы», «Тихо все тихо», няло публику, но не совсем. Несколько шокиро-
«Я встретил вас» и многие другие. вал репертуар и слишком вольная по академи-
Биография Сергея Орехова — это биогра- ческим меркам посадка. Однако после второй
фия целого поколения, родившегося накануне пьесы зал взорвался аплодисментами. Затем
страшной войны. Голодное и холодное детство, каждая пьеса сопровождалась бурей оваций, а
неустроенность и нищета, забота о братьях и кончилось тем, что сначала аплодировали стоя,
сестрах. А кроме прочего — занятия спортом: затем все повскакали с мест и сгрудились у сце-
плаванье, акробатика, цирковое училище. Од- ны... Первым же показал пример такой недис-
нако встреча с гитарой решила его судьбу. Он циплинированности председатель жюри, гита-
много и упорно занимался на ней. Его занятия рист с мировым именем...» — закончил Сергей
были каким-то священнодействием. В обще- с добрым юмором.
нии с гитарой он поистине не знал усталости. Путь к признанию, несмотря на откровен-
Поэтому и результаты его овладения инстру- ный и яркий талант, не был усыпан розами. За
ментом удивительны: начав довольно поздно каторжный труд с неблагодарным инструмен-
(по нашим сегодняшним меркам) занятия на том (с неблагодарным без всяких кавычек), за
гитаре в 16 лет, он вскоре уже виртуозно владел кочевую жизнь в неустроенных гостиницах, за
ею, и не удивительно, ведь наши нерастрачен- игру в холодных залах, когда не только невоз-
ные души так тянулись к добру и свету, что ло- можно согреть руки, но и само пребывание на
мали все преграды, догоняя время. сцене связано с риском получить воспаление
Затем служба в армии. После демобилиза- легких, замечательный артист не получил ни
ции работа в Москонцерте в качестве солиста звания, ни титула в то время, когда эти громкие
и аккомпаниатора. За десятилетия своей кон- титулы раздавали направо и налево, награждая
цертной деятельности Сергей Орехов побывал расторопных да тех, кто поближе... Но разве ра-
во многих уголках нашей страны, и везде его дость творчества не превыше всей и всяческой
гитара приносила людям радость. В городах, мишуры? А он познал ту радость и прочувство-
где он неоднократно бывал, каждый раз его вал ее до конца.
приезд становился событием. Удивительно, но факт, что даже так называ-
Были у него и зарубежные поездки — в Бол- емая гитарная общественность старалась не за-
гарию, Югославию, Чехословакию, Францию. мечать феноменального явления, каким было
Но поистине триумфальным стало его высту- творчество Орехова: кто ослепленный блеском
пление в Польше на Всемирном гитарном фе- испанской школы, кто в упорном снобизме, а
стивале в 1988 году. Любопытен рассказ само- некоторые просто из зависти...
го Сергея Дмитриевича: «Накануне концерта Кроме работы в Москонцерте Сергей Оре-
была прекрасная солнечная погода, несмотря хов был частыми гостем на радио и телевиде-
на осенние уже дни. Вечером пальцы мои бе- нии. Им наиграна пластинка в сопровождении
гали по струнам как ветерок. Но проснувшись А. Перфильева.
утром, увидел, что за окном ненастная туман- Где и почему появляются гитаристы такого
ная непогода с дождем. Что-то тяжелое и груст- класса и такого плана, как Сергей Орехов? От-
ное легло на душу. Пальцы тоже утеряли свою вет прост: там, где сохранились национальные
гибкость и пластичность. Но ведь нужно было традиции, где не утрачена преемственность по-
играть не в обычном концерте, а играть среди колений, где еще бьется живая жизнь, не отрав-
публики, пришедшей специально слушать ги- ленная бездуховностью.
тару, и не просто гитару, а ее звезд. Среди них А человеком он был открытым, добрым, ще-
смелая талантливая молодежь, жаждущая при- дро одаривая бесценными своими откровени-
знания и успехов. Все они играют фуги и со- ями всех достойных и недостойных тоже. Это
наты, а что я могу показать избалованной уже ли не доказательство широты души. Потому он
гитарой Европе?.. Хорошо, что неожиданно наш, здесь — таковым он пребудет и навсегда.
быстро объявили мой выход. Настроение не
улучшилось, когда я узнал о реакции на игру А. Ширялин
одного нашего соотечественника, да и недове-
рие к нашей гитарной школе как глубоко про-
винциальной все еще господствует, несмотря

38
П Р Е ДАН Н ЫЙ С ЛУ ЖИ ТЕ ЛЬ КУЛ ЬТА ГИТАР Ы
Иногда у человека как бы изначаль- стый Орехов при всей видимой доступ-
но вычерчивается четкий кармиче- ности и популярности все более как бы
ский профиль. Он не «гуляет» в поис- отстраняется, оставляя только игрища
ках своей сути в лунатическом сомнам- теней вместо полнокровных образов.
булизме. Он не трогает и не ласкает И вот здесь-то и ценен каждый сви-
впотьмах притягательную «плоть» детельствующий о находках большого
соблазна. Он не заточает себя в пыточ- мастера, своим свидетельством под-
ную камеру сомнений. Он даже не вы- тверждая очевидную правоту истинно-
бирает направлений, ибо у него всего го таланта, какой бы парадоксальной
одна направленность — действующий она не казалась.
вектор судьбы. Вот таким свидетельствующим слу-
Есть великие созидатели, где инту- жителем гитары представляется Борис
итивность и осознанность сливаются Ким — блестящий виртуоз-исполни- Но было в этом и великое достоинство
в гениальные откровения, в которых тель на русской семиструнной гитаре. — добытые знания становились как бы
прозреваются судьбы всего человече- Он воспринял ореховскую уникальную собственной плотью, а еще — посто-
ского рода, есть творцы, замкнутые не школу как нечто органичное для себя. янные общения с подобными, жажду-
на родовой, а на видовой предметно- Если бы Сергей Орехов не был вирту- щими знаний и откровений, создавали
сти. В сущности, они так же редки, как озом в самом высоком смысле этого некоего коллективного Учителя, кото-
и первые. Но есть творцы, принимаю- слова, то более достойного воплотите- рый ныне вынес гитару на поверхность
щие и хранящие откровения первых. ля своих замыслов трудно было бы и музыкальной культуры. Правда, музы-
Они не обладают редкостным даром, представить. Действительно, когда сам кальное «самолечение» не редкость: с
но имеют достаточно редкий. Первые творец и носитель своего творчества не конца XVIII и до конца XIX столетия
— созидатели мыслительных обра- находит продолжения вовне, то есть, известные гитаристы Европы и Рос-
зов, родового имени всечеловеческого не эманирует, оставаясь как бы само- сии обязаны посвящением в гитарные
Храма; вторые — алтаря, где сжигается достаточным, то подобные изыски ка- таинства в обшем-то самим себе. Да и
человеческая жизнь во славу Божью; а жутся подозрительно виртуальными, в наше образованное время такое не
третьи принимают схиму послушания хотя виною тому может быть обычная редкость. К примеру: два, может, са-
для безропотного служения. Пусть не временная невостребованность и по мых громких имени — Андрес Сеговия
в храме, хотя бы в часовенке, но с пре- причинам, вовсе не относящимся к и Сергей Орехов — в их числе.
дельной самоотдачей. творческому процессу. Но вот культовое служение гитаре
Мы не будем здесь говорить о пер- Борис Ким изучил, наверное, каж- принесло свои первые плоды: Борис
вых, их род — Музыка Сфер, и они при дую фразу и каждый набросок орехов- Ким внедрился в театр «Ромэн». Это
Роде, они улавливают космические ского наследия, постигая затаенный еще пока невесть что, но уже профес-
импульсы, чтобы претворять их в све- смысл поисков великого творца гитар- сиональная работа, шаг к пониманию
товое начало. Не будем долго суда- ных импровизаций. Одним из высших природы инструмента; далее уж и со-
чить и о творцах видовых откровений достижений такого рода открытий — всем везение, но по праву заслужен-
— они, как правило, и гармоничны, и это исполненный им с Оркестром рус- ное: Владимир Федосеев приглашает
трагичны одновременно, ибо не могут ских народных инструментов Всесоюз- работать в свой оркестр, да еще под-
прорвать облачный слой человеческо- ного радио и телевидения под руко- вигает на сольные роли. Вот тут-то на-
го бытия, в котором клубятся и земное, водством В. Федосеева обработанный стоящая школа для гитариста, Школа
и небесное. А схимники прочно удер- Ореховым романс «Тихо, все тихо». с большой буквы. Нет смысла говорить
живают нить судьбы, следуя ее зигза- Подобные мини-концерты для семи- о концертных выступлениях, о гастро-
гам и поворотам. струнной гитары с оркестром не зву- лях по всему миру — все было, ведь Бо-
История гитары пока не знала твор- чали на российской сцене с начала XIX рис Андреевич работал с Федосеевым
цов вселенского рода, однако, высокие столетия, когда произведения Сихры и около двадцати лет.
душевные проявления воплощались в Высотского исполнялись в оркестров- И уже другой известный дирижер,
формах и принципах, присущих толь- ке Алябьева или Радивилова. Николай Некрасов, так характери-
ко этому музыкальному инструменту, Кстати, и Борис Ким великолепно зует работу Бориса Кима: «Добро-
и та же мысль или образ, положенные озвучивал обработки-фантазии М. Вы- совестный, дисциплинированный, в
на другой инструмент, нередко шоки- сотского; особенная удача в этом роде совершенстве владеющий своим ин-
руют своей вроде бы откровенной не- — Вариации на тему украинской песни струментом (гитарой) музыкант, Бо-
логичностью. Но у гитарных открове- «Ехал козак за Дунай», где каждая ва- рис Андреевич Ким, наряду с работой
ний есть своя логика, логика, продик- риация в исполнении музыканта будто в оркестре, часто принимал участие в
тованная спецификой инструмента и роскошные вышивки бисером — жем- радио- и телепередачах как солист-ги-
тем вторым планом, который не может чугом северных рек, столь популяр- тарист. Аккомпанировал в концертах
быть фиксирован нотографикой. Вот ным когда-то на Руси. лучшим певцам Советского Союза — Е.
этот второй план и определяет досто- А видение жизни вне гитары вро- Образцовой, Е. Нестеренко, А. Днише-
инства и недостатки гитарного испол- де бы и не существовало, только на- ву и многим другим. Записал в золотой
нительства, то есть умения прочесть поминало о себе скудным детством, фонд Всесоюзного радио виртуозные
ненаписанное. охваченным и захваченным войной, произведения для гитары».
Мы не будем касаться гитары шести- — той классической бедностью, что А ныне он трудится в ДМШ № 67
струнной, ей в меньшей мере присущ досталась в удел предвоенному и воен- преподавателем по классу гитары, пе-
этот второй план, хотя и он достаточ- ному поколениям, с существованием редает свой огромный опыт исполни-
но очевиден. На семиструнной — это впроголодь и пещерным проживани- тельства детям, но гитару из рук не вы-
область тайн, которой владели такие ем в подвалах и полуподвалах. Затем пускает, играет и сольные программы,
великие мастера импровизаций, как работа, где придется и где получится, и и ансамблевую музыку, и так же, как и
Михаил Высотский и Сергей Орехов. гитара... гитара — все свободное время. раньше, аккомпанирует певцам, а мо-
Первый так и остался неразгаданной Это когда сам себе и учитель, и ученик жет еще и лучше. Творческих успехов,
загадкой, и попытка втиснуть его в ис- одновременно И не одно поколение Борис Андреевич!
полнительские схемы карается подчас талантливых гитаристов взросло на А. Ширялин
казусной ситуацией. Русско-цыгани- скудной почве музыкальных задворок. «НАРОДНИК», 2000, № 3, с. 13- 14

39
ТЫ ЗВЕНИ, КАК ПРЕЖДЕ, как говорится, у всех на устах.
СЕМИСТРУННАЯ ! И, опять же, творили они фан-
тазии-циклы на мотивы живой
А. Ширялин пульсирующей песни, с новой
инструментальной плотью. Это
...И сразу возникает в памяти было и свежо и неожиданно для
«жестокий романс», темно-виш- России. Однако слишком ко-
невая шаль, а может, потемнее роткой оказалась память о про-
накидка, или цыганско-телесный шлом и слишком трудны пово-
бунт со «страстным содрогани- роты вспять... Песня же, пере-
ем». бравшись с раздольных полей в
Да и это было в нелегкой городскую сутолоку, назвалась
судьбе русской семиструнной, и чужеродным словом «романс»,
это ее возможные ипостаси. Но крепко сдружившись с гитарной
ведь и та, родная сестра, испан- струной.
ская шестиструнная, тоже рыда- А русских «орфеев» к тому
ла отчаянно-дерзкими звуками времени уже поманила европей-
фламенко под синим куполом ская «Эвридика», и стали они
неба, где «пахнет лавром и ли- перенимать да переиначивать довую забвенья...
моном», рыдала под цикадный ее откровения на свой лад. До- Но надвигался новый век —
цокот кастаньет... толе только человеческий голос громный, беспощадный, с запа-
Разве это тоже вся шести- раздольно разливался в полях, хами крови и пороха. Тогда по
струнная? прятался в курной избе, бился городским усадьбам и паркам,
А русская пришла на Русь от- под куполом храма, сплетаясь в словно под сурдину, трагически
туда же, куда ушли славянские непредсказуемые узоры и являя и надсадно затосковала медь во-
андалузцы, чтобы покарать гор- момент подлинной соборности, енных оркестров, ностальгируя
дый Рим, пришла от знойных или единения душ. А тут вроде о каких-то маньчжурских соп-
степей Астурии на заснеженные бы та звучащая человеческая ках, далеких и явленных толь-
степи разудалых да лихих гипер- душа стала вмещаться в пред- ко в сновидениях, вовсе может
бореев? Но как они могли, памя- меты, созданные человеческими быть и небывалых. Тот же над-
тью о семиструнной лире Апол- руками и названные музыкаль- садный мотив прокрался и в
лона, своего гиперборейского ными инструментами. И завих- скрябинские партитуры, вопло-
Бога, не прибавить ей седьмой рились музыкально-инструмен- тясь в поэмы экстаза, возвышен-
струны? тальные смерчи в России, обретя но-прекрасные, будто скорбь
Недаром же она и сразу за- самостоятельную жизнь, зазву- Богородицы... Он же проник
звучала «удалью печальной чали, завихрились, однако, со- и в души обитателей пыльных
старой... песне в лад». И пошла гласно предписанным европей- кривых переулков, вновь побуж-
пересказывать то, что не допето, ским канонам. дая достать семиструнных вест-
не досказано в той старой песне И не сразу поняли творцы ниц из прошлого. Вестницы же
— значит было еще нечто такое гитарных чудес, что время ку- плохо повиновались неумелым
в душе народа, о чем не поведа- десничества утекло сквозь их перстам, утратившим легкость
ешь даже словами, не весь ис- проворные пальцы, а звуки, что и смелость благословенного вре-
поведальный мотив вылился в заставляли забывать «вечность, мени, да и сами они стали мно-
песенные откровения. Ушлые небо, землю, самого себя», уже гострунными и громоздкими,
да грамотные ту гитарную песнь мало кто слышит. Может быть словно броненосец. Конечно,
о песне нарекли вариационным они, кудесники и чудотворцы, новым поклонникам семиструн-
циклом. И бросился ученый слишком уж увлеклись своими ных прелестниц недоставало
люд через этот вариационный импровизациями, подзабыв, что уменья, навыков, знаний, то есть
цикл узнавать, или вспоминать, гитара — тоже инструмент... Мо- того, что именуется культурой,
вчерашний день, что вдруг так жет и слишком широкие распе- а по большому счету, и — дерз-
одномоментно проник в сердце. вы отнимали доблесть?.. Потому ких поисков и откровений боль-
А тут еще и супостат подогрел и не бросились догонять уходя- шого таланта. Но ведь не сразу
пожаром старопрестольную, за- щий век, но безропотно заточи- же... Вообще, новый, двадцатый
одно и память о своем кровном ли своих семиструнных подруг век, по сути своей жертвенный
и родном. Так фактически в ста- в бархатные склепы футляров. и ненастный, похожий на во-
ропрестольном славном граде и Лишь немногие извлекали их площенного Кроноса, когда он с
зазвучала во всю силу седьмая время от времени, чтобы при- одинаковой алчностью пожирал
гитарная струна, а имена-сим- частиться изысканной трепет- и добровольно жертвующих со-
волы: Андрей Сихра, Семен Ак- ности гитарной импровизации, бою, и вообще всех без разбора
сенов, Михаил Высотский были, а потом и вовсе отложить в кла- — в войнах, эпидемиях, голоде,

40
лагерях смерти, карая и разру- ной, но будто заговоренные, пе- споткнуться и также стреми-
шением душ... Александр Соло- реметнулись в лагерь супротив- тельно уйти...
вьев, Валериан Русанов... Руса- ника на запахи вроде бы легких Труженик Алексей Агибалов
нов и Соловьев — два жреца или хлебов. Не будем осуждать их, денно и нощно, как паук, сплета-
служителя при Храме Гитары. дабы не сглазить дурным посы- ет свою гитарную сеть, чтобы на-
Служили как могли, с предан- лом — им не носить себя в себе... бросить ее на ныне непокорного
ностью средневекового оруже- Долго стоял, колеблемый слушателя.
носца — всей жизнью. Оттого, всеми ветрами на открытом ги- Анастасия Бардина — стре-
может, и жизни их оказались тарном просторе, Лев Менро. мительная, порывистая... И все
укороченными... Последовате- Светлая ему память... никак не сведет концы с конца-
ли, ученики, поклонники, про- Но вот и семиструнная, мо- ми: жаль и потерять и найти бо-
двигаясь на ощупь, искали пути, литвами и заклинаниями, или язно.
на которых возможно было воз- тем самым генетическим им- Борис Ким, который речным
вращение русской гитары. И не пульсом вызвала явление, име- мелким бисером, столь знаме-
было вроде бы ярких талантов, нуемое Сергей Орехов. И будто нитым в свое время, вышивает
подобных сверхновой звезде, но вернулась та гитара, что плакала свою гитарную вязь, кружевно и
каждый светил своим скромным и металась в руках чудотворца нарядно.
светом, созидательно и терпе- Есть и более молодые: Миха-
ливо. Матвей Павлов-Азанчеев, ил Медведев, который все еще
ушедший от большой музыки в бродит в поисках утраченного
мир гитарных страстей и в пост- гитарного счастья; Владимир
ную жизнь на лагерной койке; Маркушевич воеводою воцарил-
Михаил Иванов — подвижник и ся на престолах русской гитар-
страстотерпец, будто намертво ной классики.
перевитый гитарной струной; Будем надеяться, что придут
Василий Юрьев, стремившийся совсем юные, но настырные на
в гитарный Эдем с благоуханьем путях освоения отечественных
гитарной миниатюры, а затем — гитарных просторов...
напористый, своевольный Вла- Но ведь не только исполни-
димир Сазонов со своими по- тельским духом жива гитара,
исками и находками; Ромуальд тянет она и творческие жилы из
Мелешко — цыганский барон от своих поклонников. Тот же Пав-
гитары. Все они, будто выстро- лов-Азанчеев порывисто поска-
ившись в цепочку, передавали кал на розовом коне своего неза-
эстафету новым поколениям... урядного мастерства; и Михаил
И новое поколение не пре- Иванов показательно и нагляд-
минуло отозваться. И в этот мо- но сверкнул этюдной россыпью
мент, когда растерянные при- на благо гитарной братии; В.
верженцы русской гитары либо Юрьев поискал что-то в интим-
метались, нередко напрасно ных уголках души и нашел, что-
оболганные, либо прятались по бы одарить здравствующих; В.
укромным любительским зако- Сазонов прошелся по сути рус-
улкам, либо, надеясь на чудо по- ской души, временами легко и
чвенности и генетической памя- набекренево, слегка кудрявя цы-
ти, взывали к возмездию, иные ганистый чуб...
же, обреченно бросались на ам- И опять же С. Орехов... Ши-
бразуры, расстрелянные сразу роко, разливисто, будто весен-
со всех сторон высокой культу- ний дождь по крыше, с бесша-
рой мировой исполнительской башной удалью, с грудью нарас-
школы. пашку...
И действительно, хотя и не- Михаила Высотского. И вновь Но и другие... впрок на чер-
уверенно, и скудновато, на су- русско-цыганский романс за- ный день. Дмитрий Березовский
глинках и подзолах родной по- бродил одухотворенный талан- пока только едва обозначился
чвы, пробивались ростки нового том Орехова, хмельно и зазыв- пунктиром, оставаясь темой в
гитарного искусства. Владимир но. И потянулись к нему многие, себе; Игорь Петров, словно рак-
Вавилов, блеснувший на мгно- отыскивая себя в современном отшельник, грозит творческой
венье, торопливо сбежав в небы- наркотическом угаре. клешней; Владимир Богданович
тие. За ним Борис Окунев ворвал- — классический эксперимента-
Многие из молодой поросли ся в гитару, быстро пробежав по тор самых строгих правил...
начинали на русской семиструн- ступеням посвящения, чтобы Это, так сказать, кость от ко-

41
сти и плоть от плоти гитарной иных направлений. А зачем их быть, странное и чревато послед-
струны, но есть еще и вольные знать, там и ветры другие, мо- ствиями то, что в сумме, или вер-
хлебопашцы, которые пашут, где гут и перья взъерошить флюгер- нее, в интегральном выражении,
хотят и... где могут, и взращива- ному петуху... Да и мало их, тех репертуар, созданный для семи-
ют порой, недурную ниву. Не- петухов, до чрезвычайности! А струнной с 40-х годов и по наше
многие из них ласкали седьмую чтобы было много, нужно выси- время, не уступает творческому
гитарную струну, но от этих слу- живать их подолгу и терпеливо, наследию золотого века гитары.
чайных ласк рождались вполне всем теплом души... Гнезд-то, Но этот современный репертуар
примечательные дети. Так, Н. ко всему прочему, тоже осталось не изучен, не систематизирован,
Нариманидзе одарил блиста- немного — 67 ДМШ в Москве, в а самое главное — не сыгран, то
тельной сонатой, чего недостает Ростове-на-Дону — под крылом есть не воплощен! А значит, все
пока семиструнной, а родилась Леонида Кривоносова, в Кривом вести о скудости и репертуарном
она с помощью повивального Роге — плодит, как может, Вла- голоде — сорока на хвосте при-
деда Б. Окунева. Игорь Рехин димир Украинец, в Кингисеп- несла и до сих пор стрекочет.
также стал творцом не только пе — Владимир Богданович. По Скудость действительно налицо,
изящной, прекрасно выстроен- большому счету — все, остальное только не скудость репертуара,
ной сонаты, но еще и разрешил- — эпизоды, чаще всего без види- а дефицит нашего внимания к
ся концертом для семиструнной, мых последствий. Ведь из каж- нему. Вот и бродим, словно ле-
а это, простите, с какой сторо- дой кладки — единицы... шие, вокруг ничего...
ны не подойти — явление... Вот Но не все так грустно у се- А какой разбег для творче-
только нет пока для сего творе- миструнной гитары и не все по- ства юных да одержимых се-
ния своего повивального деда, теряно. Есть обнадеживающие миструнная гитара, этот цело-
или хотя бы приличной аку- моменты, или ласточки, кото- мудренный, жаждущий новых
шерки. А вообще-то с повиваль- рые, как известно, не делают по- откровений, музыкальный ин-
ными делами у семиструнной годы, но... с ними приходит вес- струмент.
как-то не ладится: кто сам себе... на. Это интерес к русской гитаре
акушер, как флюгер, только не- на Западе; некоторые вибрации Так возродись, семиструнная!
сколько странноватый, повернет на волне семиструнной у гитар-
в одну сторону и знать не желает ной молодежи. Но самое, может «ГИТАРИСТ», 1998, № 1, с. 70- 71

ты с разным количеством струн. сии» категорически отказывает


СЕМИСТРУННАЯ ГИТАРА
Только в России к концу XVIII Сихре в его исторической перво-
ВЧЕРА, СЕГОДНЯ ...
столетия бытовали три разно- сущности на том основании, что
видности семиструнных гитар, Школа Гельда для семиструнной
Снова мнится час свиданий,
а также пяти- и шестиструнные. появилась аж в 1798 году. Это
Снова в сердце страсти кара...
Однако прижились только две: первое печатное подтверждение
Исцеляй недуг душевный,
испанская шестиструнная и рус- существования семиструнной ги-
Семиструнная гитара!
ская семиструнная... тары в России.
Гитара была известна с глу- Появление семиструнной ги- Клио, вообще-то, дама ка-
бокой древности. В XVI веке этот тары русского строя связано с призная, ибо отвечает за связь
музыкальный инструмент при- именем Андрея Осиповича Сихры времен. А что может быть пере-
обретает небывалую популяр- (1773-1850), потомка обедневших менчивее времени?
ность в Испании, что даже отра- дворян из Чехии. Кстати сказать, Да, Гельд издал свою Шко-
жается в названии, — испанская. он был также
Еще через два столетия ги- одним из пер-
тара «расселяется» по Европе. вых арфистов в
В России она была знакома с се- России. Сам ли
редины XVIII века, но тогда, как Сихра изобрел
говорится, не прижилась: ей не русскую семи-
удалось выйти за пределы двора струнную гита­
Елизаветы Петровны. ру или полу-
В это время развитие инстру- чил готовую —
ментальной музыки ушло столь трудно сказать.
далеко, что гитара с пятью стру- Очевидно одно
нами — первоначальный вари- — он основопо-
ант — не могла удовлетворить ложник гитар-
исполнителей. Шли поиски та- ного искусства
кого строя гитары, который отве- в России. Прав-
чал бы современному состоянию да, Б. Вольман
музыкальной культуры. Появ- в своей книге
лялись и исчезали инструмен- «Гитара в Рос- И. фон Гельд (1766-1816) и его Школа

42
лу раньше других, в том числе и знание инструмента, конечно же, незаурядной фигурой русской
Сихры, но будучи практичным на порядок выше. Это косвенное гитарной школы. На его долю
и не слишком богатым челове- подтверждение более глубокого выпадает честь стать учеником
ком (только в 1797 году он воз- познания возможностей гитары. великого Сихры, а затем учите-
вратился из ссылки) разве риск- А семиструнная, как для Сихры, лем гениального русского гита-
нул бы он вкладывать деньги в так и для Гедьда, была в то время риста М. Т. Высотского, с чьим
такое несуразное предприятие, одинаковым полем чудес, и даже творчеством связана целая эпо-
как издание Школы? Значит, Сихра с Гельдом на данном вре- ха в гитарном искусстве России.
семиструнная гитара уже успе- менном отрезке еще не создали Именно Аксенов перешел в ги-
ла заявить о себе и достаточно то, что потом стало именоваться таре от европейской традиции к
успешно, так как для популяр- русской семиструнной: это был русскому национальному языку
ности инструмента нужно время, пока всего лишь интуитивный и народной песне. Нужно заме-
даже сегодня, в век информаци- шаг в направлении, где русские тить, народную песню любили и
онного взрыва. Так что условно музыканты должны были вы- другие ученики Сихры, но только
можно считать датой рождения брать из различных модифи- Аксенов довел гитару и народ-
семиструнной 1798 год. Считаем каций свою гитару, созвучную ные песни, исполняемые на ней,
же мы датой рождения Москвы национальному складу души. А до высот виртуозности и совер-
первое упоминание в летописи, пока же они исходили, по всей шенства.
будто в той пресловутой Москве вероятности, из тональных, гар- Огромное значение для раз-
до того времени никто и не жил. монических возможностей и вития русской гитарной школы
Конечно, Сихра заявил о сво- тембровой палитры. имел и такой, казалось бы, не от-
ем существовании как гитариста, Но вот волею судеб в Москве носящийся к делу факт, как друж-
может быть и позже Гедьда — появляется некто Аксенов (1784- ба Аксенова с Михаилом Матве-
он объявляет об издании своего 1853), рязанский помещик, не евичем Херасковым (1733-1807),
журнала для гитары в 1800 году, особо знатного и богатого рода. поэтом, куратором московского
но музыкальные достоинства со- Мелкий чиновник, писарь Про- университета, автором героиче-
чинений Сихры того периода и виантского склада, становится ской поэмы «Россиада».

43
Загородный дом Хераскова сотского. Правда, «патриарх» с сих пор остается тайной, при всем
в Очакове всегда был полон сту- чуткостью воистину одаренного том, что исполняли и исполняют
денческой молодежи, увлеченн- музыканта откликался на посы- его до сих пор, может быть, чаще,
ной литературой. Был принят в лы взыскующих иных истин уче- чем других русских гитарных
эту среду и не чуждый литерату- ников, внося коррективы в свои композиторов. Но, как правило,
ре Аксенов, к этому времени уже великолепные творения. не постигают глубины этого явле-
блестяще владеющий гитарой. Одаренность же Высотского ния.
Он-то и стал творческим импуль- была глубоко русская по самой Три специфических момента
сом и наставником гениально- своей сущности. Он, как многие очень тонко подметил Михаил
го Михаила Высотского (1791- музыканты своего времени, отда- Стахович: «гитара семиструн-
1837), который и завершил ста- вал должное внешним музыкаль- ная — инструмент наиболее рас-
новление семиструнной гитары ным явлениям — писал мазурки, пространенный в России, так как,
как русского народного инстру- экоссезы, полонезы, но главным кроме сословия образованного,
мента, и как откровенный вызов предметом его творчества была на нем играет и простой народ.
западно-европейской традиции. народная песня. Он всегда соз- Инструмент в высшей степени
И уже ни блистательный Сор, ни давал некую музыкальную па- романтический — гитара — до-
изысканный Цани де Ферранти, раллель словесному тексту пес- стиг в семиструнной форме свое
ни даже Джулиани, не смогли ни, как бы переводя поэтические полное очарование; не потому ли
увести русских гитаристов с из- образы в музыкальные. Он шел он так полюбился русскому наро-
бранного пути. И даже сам Сихра в своих импровизациях от на- ду? Не потому ли он так особенно
явно не ожидал такого поворота родного словесно-музыкального и почти исключительно подла-
в развитии своей школы, подо- образа. Даже сама фактура изло- дил под русскую песню?”
зрительно выискивая «цыган- жения была подсказана русской Да, русской музыке был пред-
щину» в необычайной певучести народной подголосочной поли- ложен путь совершенно самобыт-
аксеновской гитары, которая еще фонией. И самое удивительное, ный, в стороне от европейских
задушевнее запела в руках Вы- что творчество Высотского до канонов были созданы шедевры,

44
не имеющие аналогов в мировой И Аполлон Григорьев ищет знаменитой не только на всю
музыкальной практике. Русская спасение от душевного ненастья Россию, но и на всю Европу. Ее
гитарная школа как бы отгоро- в колдовских гитарных звуках: певческий и драматический та-
дилась от европейских влияний С детства памятный напев, лант потрясали слушателей. Ме-
и никак на них не отзывалась. Старый друг мой, — ты ли?.. муары того времени полны вос-
Даже мировые гитарные «звез- «Гитарные» мотивы звучат торженных отзывов о заворажи-
ды» не могли поколебать убеж- в поэзии и прозе многих других вающем искусстве певицы. Таня
дений в правильности выбран- авторов. Например, — в стихах А. же — типичное дитя московских
ного пути — и вся их концертная Фета. Живут они и в произведе- вкусов, увлеченная русской пес-
деятельность не оставила следа в ниях Л. Толстого, И. Тургенева, ней и романсом, трогательна и
русской школе. Н. Лескова. Трогала гитара поэ- мила, которая до рыданий дове-
Но, увы, аристократическая тическую душу А. Блока, звучала ла, как известно, скупого на сле-
элита, а за ней и образованное со- в пьесах Чехова. зу Пушкина своею якобы «под-
словие отреклись от гитары как Особый момент — семиструн- блюдной» песней.
от слишком демократического ная гитара и цыганское искус- И вообще, вокруг русско-цы-
инструмента. И гитарное искус- ство, которое обрело в России ганского искусства с его очаро-
ство, достигнув удивительных особые черты, и немалую роль ванием и куда-то зовущей волей,
высот, вынуждено было на дол- в его становлении судьба отвела творческая интеллигенция того
гие десятилетия умолкнуть, лишь русской гитаре. Основой, как для времени просто вакхически не-
в глубинных народных пластах цыганского творчества, так и для иствовала, а некоторые пред-
жили отголоски забытых гитар- русских гитаристов, особенно для ставители ее, вроде Л. Толстого,
ных чудес. Высотского, была народная пес- Языкова и других, порывались
Время русской гитары явило ня. На этой полосе сошлись два жениться на цыганках.
многих талантливых мастеров: своеобразно одаренных человека А потом — гитарный коллапс,
Аксенов, Циммерман (талант — Илья Соколов и Михаил Вы- почти ничего не оставивший от
которого Стахович ставил даже сотский. Илья привносит в твор- золотого времени гитары. Лишь
выше Сихры и Высотского), Мор- чество знаменитого московского в самом конце того же века и в
ков, Саренко, Свинцов, О. Петров гитариста элементы цыганской начале нашего снова начинается
(знаменитый бас) и многие другие экзотики. Высотский же, в свою время гитары. Талантливый му-
— сановники, чиновники, музы- очередь, щедро обогащает цы- зыкант и педагог А. П. Соловьев
канты. ганское искусство виртуозным (1856-1911) пытается создать в
Семиструнная гитара на не- владением гитары, смелыми гар- Москве школу подобную школе
которое время стала не просто моническими оборотами русской Сихры. Его ученик В. А. Руса-
музыкальным инструментом, а песни, возведенной до высот му- нов настойчиво пропагандирует
«властительницей сердец»: толь- зыкальной культуры. С этого мо- русское гитарное искусство на
ко в порыве экстаза, слушая Вы- мента в цыганском творчестве страницах своего журнала «Гита-
сотского, мог юный Лермонтов начинается «классический» пе- ристъ». Однако, социальные сму-
вознести поэтическую молитву риод. Именно тогда появляются ты резко обрывают это уже впол-
Богу. одна за другой две феноменаль- не наметившееся возрождение.
Всемогущий, что за звуки! ные цыганские примадонны — Война, революция, разруха, эн-
Жадно сердце ловит их, знаменитая Степанида (Стеша), тузиазм масс... а в 20-е годы ги-
Как в пустыне путник «цыганская Каталани», и дивная тара объявляется инструментом
безотрадный Таня. Степанида, соперница по- «космополитическим», пошлым,
Каплю вод живых... пулярной Сандуновой, считалась мещанским, за игру на котором

А. П. Соловьев В. А. Русанов М. Ф. Иванов

45
можно было поплатиться «игрой
на лесоповале», что, например,
случилось с выдающимся, обра-
зованнейшим гитаристом-ком-
позитором М. Павловым-Азан-
чеевым.
Даже в эти смутные дни толь-
ко и пробилась пронзительная
интонация С. Есенина:
Гитара милая, звени, звени!
Сыграй, цыганка,
что-нибудь такое,
Чтоб я забыл
отравленные дни,
Не знавшие ни ласки, ников ее и хранителей традиций шевная талантливая песня, что
ни покоя. остались считанные единицы. вышла из культуры народной
Тридцатые годы становятся Это не значит, что энтузиасты се- песни и романса...
роковыми для русской гитарной миструнной не боролись за свое Главная беда семиструнной
школы — начинается кампания выживание. Были и упомяну- сегодня — почти нет исполните-
по ее уничтожению. Пропаган- тый нами Павлов-Азанчеев, и В. лей. Их можно перечислить по
дисты испанской школы стара- Юрьев, и В. Сазонов, и другие ги- пальцам на одной руке: Б. Ким,
ются дискредитировать русскую таристы. Но самым активным ее А. Бардина, В. Маркушевич... А
гитару и ее историю. И эта вак- пропагандистом и защитником в значит, что репертуар, не только
ханалия продолжалась не одно 30-50-х годах был М. Ф. Иванов. ставший классикой, но и сегод-
десятилетие. Да, любители и по- Он защищал русскую гитару и няшний, созданный творчески-
клонники испанского строя име- как прекрасный исполнитель, и ми усилиями гитаристов с 30-х
ли полное право на отстаивание как композитор, и как педагог. годов, почти совсем не испол-
своих интересов, на пропаганду Немалую роль в популяризации няется, а ведь он в совокупности
своей идеологии, своей литерату- гитары сыграла его книга «Рус- не менее ценен и масштабен,
ры, однако методы и технология ская семиструнная гитара», вы- чем репертуар «золотого века»
были до неприличия нечисто- шедшая в 1948 году. гитары. Многое еще просто не
плотны. Если бы целью сдела- Любовь народа к ней не уга- издано, не изучено, не сыграно.
лось взаимное обогащение школ сала вплоть до конца 60-х. Но И вот ведь парадокс: при всех
и культур, то это стало бы собы- рок-музыка нанесла ей очеред- отрицательных моментах в раз-
тием огромного значения в ста- ной удар. Она косвенно популя- витии семиструнной гитары, все
новлении гитарного искусства; ризовала шестиструнную, ведь в последние десятилетия прошли
но ведь цель-то обозначилась рок-ансамблях гитара испанско- под знаменем Сергея Орехова,
сразу — уничтожение самобыт- го строя. Казалось бы, нет ничего который был и остался недо-
ной русской гитарной школы, плохого в популяризации у нас сягаемым гитаристом-творцом
единственной в мире, которая шестиструнной гитары. Но ее целой гитарной эпохи, ибо он
смогла что-то противопоставить внедрение привело почти к пол- пронес живую интонацию, рож-
испанской. ному исчезновению и уничтоже- денную давней традицией старой
И теперь все отчетливее осоз- нию русской школы. Стилизует- московской школы. .
нается урон, нанесенный миро- ся не только музыка, но и душа, Нередко упрекают, что мало,
вой гитаристике, с разрушением — человек уже не слышит голоса мол, в репертуаре семиструнной
русской гитарной школы. предков, что звучит в родном на- крупной формы. Да, так, но ведь
Еще и сегодня можно услы- певе. Подтверждение тому ги- опять же все упирается в испол-
шать тезис, что, мол, семиструн- тарные фестивали. Если бы не нительские возможности. Сона-
ная — это гитара, отличная толь- русская речь, то можно подумать, та Н. Нариманидзе была создана
ко строем. Этот тезис выдвига- что мы не в Москве, а в Барсело- для Б. Окунева, а соната И. Рехи-
ется либо по наивности, либо по не, — звучит почти исключитель- на — для А. Бардиной. Только так,
незнанию ее истории, либо по но испанская музыка. Впечатле- адресно, можно исправить ситуа-
злому умыслу. Если обе они оди- ние удручающее... цию. Конечно же, семиструнная
наковые и различаются только по А что такое семиструнная ги- гитара открывает перед испол-
строю, то зачем же одна из них? тара в быту? Это и общение с на- нителями и творцами совершен-
Тогда остается просто гитара, ну, родной песней в изумительной но новые возможности, особенно
конечно же, — шестиструнная. аранжировке выдающихся рус- для молодых и талантливых. Так
Семиструнная же отличается ских гитаристов, и популярная пусть они обратят свой взор на
только одним — она творческое классика, и романс, и песня со- нашу милую Золушку на радость
открытие русского народа. ветских авторов… Это приобще- себе и Вечности.
Не восстановлена справедли- ние к национальной духовности.
вость и по сей день. Когорта го- От грохота и шума рок- А. Ширялин
нителей и хулителей русской ги- музыки умолкла не только гита-
тары достаточно сильна, а защит- ра. Как-то стушевалась и заду- «ГИТАРИСТ», 1999, № 1, с. 48- 51

46
Анатолий ШИРЯЛИН

САГА О ВЕЛИКОМ ГИТАРИСТЕ


Предисловие И зовет струна-певунья
В радужный простор...
Русь вобрала в себя великое множество на- Пальцы грусть-тоску сплетают
родов — татар и монголов, немцев и шведов, по- В нежный перебор...
ляков и евреев... Шли они к нам чаще как поко- В начале уже столь отдаленных шестиде-
рители, а потом, сами-то, покоренные не токмо сятых теперь уже прошлого века впервые до-
мечом, но и широтой души, яркостью таланта, велось мне услышать игру феноменального
глубинной мудростью и неудержимой удалью гитариста. Все мы в ту пору были молоды, все,
русского человека, часто оседали здесь и слу- или почти все, одинаково лаптем щи хлебали,
жили Руси верой и правдой, мечом и лирой, экономили пятак на дорогу, жили в полупод-
достигая на русской почве немалых вершин и в валах, бараках, набитых людьми коммуналках
ратном деле, и в искусстве, и в науке. И когда — в тесноте, но не в обидах: обижаться-то не на
сегодня, в эпоху тотального разграбления и оха- кого. Но было и нечто удивительное в нашем су-
ивания России, раздаются голоса новоиспечен- ществовании: быстро сходились, знакомились,
ных «демократов», из укоренившихся на Руси искренне радуясь возможности общения. Дру-
малых народов, утверждающих, будто без них- зья друга становились друзьями, и друзья тех
то русские ни своей культуры, ни философии, друзей тоже. Выстраивалась бесконечная цепь
ни науки никогда б и не создали, как-то мерзко знакомств, благодатная цепь, связующая в еди-
становится на душе от такого местечкового хам- ный саморазвивающийся организм. Общались
ства. по принципу: все вкупе и каждый сам по себе.
И тогда мы вновь и вновь припадаем к свя- Грешили портвейном и дешевым сухим вином.
щенным родникам нашей духовной культуры, Но то было мистически-ритуальное действо для
дабы охладить гнев праведный и не дать ему уплотнения единства душ.
перейти в воинственную злобу. Благо, родники Все мы были сами с усами: тискали гриф
эти неиссякаемы и таят в себе великое множе- гитары с беспощадностью молодости. Все мы
ство еще неведомых нам талантов. Об одном из в собственных глазах были непревзойденны-
них — гениальном гитаристе Сергее Орехове, ми виртуозами, мастерами и талантами. А если
ушедшем от нас 19 августа 1998 года, — повесть кто-то и превосходил нас, то считалось, что
нашего постоянного автора Анатолия Ширяли- по чистейшему недоразумению. Случались и
на. действительно талантливые. Но кто-то сделал
Он хорошо знал Орехова, не одно десятиле- стежок не в ту сторону и зашился в тех делах;
тие общался с ним. Ширялин и сам одаренный кто-то раскачал ладью в море разливанном;
гитарист, исполнитель и гитарный композитор, кто-то присмотрел любовь на стороне. Только
талантливый художник, его перу принадлежат немногие, наморщив лоб и сдвинув прическу
несколько работ по истории гитары. С его новой набекрень, пальцами вымаливали свою святую
работой — повестью об Орехове мы знакомим оргаистику...
наших читателей. ...И вот он сидит такой простецкий, с лука-
вым прищуром, осыпая звуками, словно Божьей
САГА О ВЕЛИКОМ ГИТАРИСТЕ благодатью или радостью земного изобилья.
Пальцы крутят карусель, где все полетно, где
Я начну повествование об этом русском чуде все несказанно, где все вокруг жаждущих душ.
со своего посвящения памяти Великого гитариста. А души открытые, будто раззявленные клювы
Тронешь струны — рой видений, желторотых птенчиков, жадно, ненасытно за-
Отблеск прежних дней... глатывающие плоть музыки. Он же дальше и
Семь расцвеченных преданьем дальше по ухабам да с крутизной кружит вих-
Солнечных лучей. рем, холодя набегающий азарт. Вы хотите еще?..
Вот вам еще, возведенное в степень свободного
Семь озвученных страданьем полета над всякими там невозможностями. И
Стройных струн души, выманивает на просторы восторг и восхищение,
Что смеялись, ликовали, освобождая от рабства земного притяжения...
Плакали в тиши. Да кто же он такой — гитарный гений или
В них и голос песни русской, изувер?.. А некто Сережа Орехов, дитя москов-
Колокольный звон, ских трущоб, дворов и двориков, где все жесто-
Вздохи девичьей кручины ко и все справедливо, — каждому свое...
Да кабацкий стон. В мир пришел явленный мальчик Сережа 23

47
октября 1935 года в коммунальной квартире на мии. Пострадали руки, и Сережа разрабатывал
Малой Дорогомиловской улице. Пятью годами их, превозмогая сильную боль. Потому что без
позже родилась сестренка Люба, а затем и бра- музыки, без гитары жить он не мог».
тья Николай — в 1944-м и Павел — в 1947-м. И В 1962 году поступил в музыкальное учили-
это славное семейство из шести человек юти- ще имени Гнесиных. Набор на гитару в только
лось в комнатке 6х1,6 квадратных метров. И не что открывшийся класс проходил с опаской и
очень тяготились скученностью, бытовыми неу- оглядом на «непричесанность» гитарной пу-
добствами. А все потому, что в подобных «воро- блики, с ее культовой пьесой, бессмертной
ньих слободках» незримо проживали любовь, «Цыганочкой». В жюри со стороны гитаристов
согласие и надежда на грядущее. пригласили уже престарелого Василия Михай-
Здесь, в привокзальных двориках, с их свое- ловича Юрьева. Но, конечно же, правили бал
образной романтикой, и при достаточно чистой гнесинские корифеи. Приняли с трудами тяж-
в ту пору Москве-реке с песчаными еще берега- кими Сергея Орехова и Дмитрия Березовского
ми, прошли детство, юность и частично моло- — они стали первыми студентами-гитаристами
дость гитарного чародея. Гнесинки. Общие хлопоты сблизили студентов-
Но вот корни-то его из русской глубинки, мучеников: около года они работали вместе с
откуда пришел гениальный Сергей Есенин, — с цыганской певицей Раисой Жемчужной.
Рязанщины. Отец, Орехов Дмитрий Михайло- Поступить-то Сергей в училище поступил,
вич, родом из села Большие Каменки Рязанской а вот учиться некогда. Постоянные гастроли,
губернии, а мать из Пронского уезда. разъезды — не до училища, не до учебы. При-
Сергей вроде бы и не помышлял о гитаре. ходилось играть и в зной, когда по спине бес-
Неполная средняя школа. Занятия акробати- пощадно бегут струйки пота и мокнут руки, в
кой в детской спортивной школе. Участие в со- трескучие морозы, когда руки сводит от холо-
ревнованиях на уровне Москвы, где он занимал да в нетопленых залах. Доводилось терпеть и
третьи и вторые места. Далее цирковое учили- лютого сибирского комара, сгоняя настырного
ще, в которое он поступил в четырнадцать лет кровососа с лица и рук в коротких фразировоч-
и даже два года в нем проучился. А затем... как ных паузах...
говорят, роковая случайность, изменившая всю Учился как мог... Однажды, весьма озабо-
дальнейшую жизнь: выполняя какое-то упраж- ченный, взывает о помощи:
нение, упал, повредил связки — училище при- — Слушай, мне завтра историю сдавать. У
шлось покинуть. Кстати, кроме занятий акроба- тебя нет учебников?
тикой, Сергей имел еще и спортивный разряд Я пытаюсь уточнить каких: средних веков,
по плаванью. новой или новейшей истории, или истории
И вот простой житейский разворот, который СССР? На что он сокрушенно отвечает:
определил судьбу: дядя на шестнадцатилетие — Не знаю...
подарил ему гитару. А Сережа будто только и Все мы учились понемногу...
ждал подарка: взял, услышал, заиграл. По рассказам, он и сольфеджио сдавал по-
У Орехова предки не увлекались музыкой. своему. Приходил, ставил гитару в футляре под
Правда, по семейному преданию, отец Сергея, стол и шел на хитрость, то есть просил разре-
Дмитрий Михайлович, играл на мандолине и шить ему пропеть упражнения не с роялем, а с
гитаре и слыл первым парнем на Малой Доро- гитарой, так, мол, сподручнее. А пел он, нужно
гомиловской. Сергей учил себя сам по каким- заметить, как рыба: рот открывался, а звук шел
то самоучителям, в которых вразумительного в обратную сторону... При его музыкальной ода-
было весьма немного — мешанина из нотной ренности это казалось нонсенсом, хотя подоб-
азбуки и причудливой табулатуры. Но ведь про- ные случаи, в сущности, нередки, когда голосо-
чел и выучил все для себя нужное — заиграл вой аппарат «не включается». Так его «распев-
«Московскую польку», пронеся ее затем через ки» с гитарой кончались тем, что пела гитара, а
всю жизнь. зачарованные его игрой преподаватели, расчув-
Потом была армия. Из воспоминаний На- ствовавшись, ставили ему вожделенную тройку.
дежды Тишининовой: «Когда Сергей служил в Кроме природной музыкальной одаренно-
армии, он играл на шестиструнной гитаре. И в сти, он обладал и великолепной памятью. Как
Ленинграде он первое место занял на конкурсе. свидетельствуют некоторые гитаристы, он мог
Участники пришли разодетые в черные костю- по памяти записать довольно крупные произ-
мы с бабочками, а Сергей явился на конкурс в ведения, такие, как обработка романса «Не про-
солдатской робе. Они его сразу как конкурента буждай воспоминаний». Да и чтение нот для
и во внимание не приняли. Но когда он заиграл, него не было проблемой.
все были просто в шоке... В армии он сильно «Я беру ноты прямо с листа, — говорил он,
простудился, и с диагнозом «полиартрит» его — и играю, трудностей для меня там нет ника-
доставили в военный госпиталь, где он долго ких. Я взял «Чакону» Баха, там есть один пас-
лечился. А затем его и вовсе комиссовали из ар- саж, я его тут же, за пять минут, взял и выучил,

48
и больше нечего там играть. Там только музы- чтобы публика несколько притерпелась к зву-
ку расшифровывать хорошо — это да. А даль- кам гитары, а Сергей за это время разыгрался.
ше играть технически у Баха нечего, переборы Но он, явно испытывая суеверный страх перед
только. Я люблю просто так, для себя его по- сценой, просто взмолился, требуя, чтобы я про-
играть с листа». должал играть, что он, мол, еще не совсем готов.
В молодости, когда гитара еще дразнила его Когда же мне удалось сорвать «бисовые»
своим целомудрием, когда собственные импро- аплодисменты, он даже несколько взревновал.
визации только торили свой путь, он переиграл — Вот видишь, теперь меня и слушать не бу-
много сочинений для гитары, немало и неги- дут, — вполне серьезно укорил он меня.
тарных. Помню блистательно наигранный им — А ты попробуй, — внушаю ему, забавляясь.
24-й «Каприз» Паганини. В его руках эта гра- И он «попробовал». Каждая сыгранная им
циозная скрипичная пьеса звучала, будто спе- пьеса вызывала шквал восторга. Довольный и
циально написанная для гитары. Но особо он счастливый, в окружении поклонников, долго
выделял Высотского, которому в немалой сте- еще что-то показывал, рассказывал, застенчи-
пени обязан своим музыкальным развитием. во улыбаясь и прищурив глаза, будто пряча от
Достаточно чтил и Владимира Сазонова. Даже сглаза мгновенья откровенного счастья...
в последний год жизни просил меня собрать Обладая внутренней самодисциплиной, он
ему как можно больше обработок этого талант- мог мгновенно собраться, когда этого требова-
ливого гитариста. Обладая от природы велико- ла ситуация. Один из его горячих и стойких по-
лепной памятью, нотный текст запоминал бы- клонников поведал мне с недоумением и даже
стро и мог свободно выплескивать, трактуя его с некоторой обидой: «Представляешь, идем мы
по-своему. Кстати, однажды Сазонов, услышав, вместе с ним, он совершенно пьяный, а я поч-
как Сергей играет в его обработке «Тонкую ря- ти совсем трезвый, его в метро впускают, а меня
бину», немало удивился. нет...» Мне знаком случай и покруче. Как-то во
— И чья же это обработка? — спрашивает он. время гастролей с Раисой Жемчужной Сергей
— Ваша, Владимир Станиславович, — отве- крепко «взял на грудь» перед самым выходом.
чает Сергей, польщенный вниманием и забав- Рассерженная певица решила совсем не вы-
ляясь курьезной ситуацией. пускать его, обойтись одной гитарой Михаи-
И немудрено: играл он нередко, едва обо- ла Жемчужного. В середине песни, к их ужасу,
значив тему, взрывался в вариациях, сокрушая покачиваясь и улыбаясь, тихонько выплывает
удалью пределы возможного. на сцену Сергей. Во время аплодисментов они
По воспоминаниям Валентина Стабурова, вновь попытались затолкать его за кулисы, но
Сергей, будучи у него дома, увлеченный «Поль- по каким-то мистическим законам у Жемчуж-
кой» Соколова в обработке Сазонова, переписал ного вдруг рвется струна, и он сам уходит. Пере-
ноты, рукопись Сазонова взял с собой, а хозяину пуганная Раиса продолжает петь, искоса погля-
оставил свою копию. Было это в три часа ночи дывая на Орехова. А он аккомпанирует ей легко
далекого 1953 года... и свободно, будто ничего и не было...
А вот издавали его с трудом, кривясь при его А по сути, он великий труженик. Изобретал
имени, и скорее от наветов и слухов. Правда, упражнения для каждого пальца, добивался
сам он воспринимал нежелание редакций его точности, осмысленности каждого движения.
публиковать достаточно спокойно, а ведь неко- Руки его двигались по грифу элегантно, легко
торые иные на ушах стояли, все пороги редак- и непринужденно, с прирожденным аристокра-
ций штиблетами отбивали, чтобы напечатали тизмом. И частенько обыденная техническая
их опусы, а он даже и не ходил туда. Его игра- работа незаметно перетекала во вдохновенную
ли и так, охотились за каждым наброском. Да импровизацию, где фраза за фразой торопи-
и когда пошли предложения издаваться, он не лись излиться, догоняя друг друга...
спешил с согласием: «...Надо сидеть, записы- И даже в состоянии, когда невозможно ле-
вать на ноты. А я ведь не пишу — они у меня в жать и слушать, как «топает» кошка по ковру, и
голове, в руках. То, что я играю, это почти им- нет сил крикнуть ей «брысь», он вставал, брал
провизации». гитару и занимался часами, отгоняя сонную и
Перед каждым выходом на сцену всегда вол- похмельную одурь, а заодно и сжигая килокало-
новался ужасно, как в свой первый выход. И эта рии здоровья. Как-то он признался: «А вообще-
«девственная» волнительность тоже требовала то я играю только упражнения, я не занимаюсь
«допинга». Ну а когда под шквал аплодисмен- вещами, мне надо все время разминаться, а
тов он уходил за кулисы, требовалось как-то потом — наиграешься, устаешь. Борис Хлопов-
умерить приподнятость послестрессового со- ский говорит: «Надо полегче брать репертуар,
стояния. А в таком деле добавить можно, а от- полегче», — а я не хочу сдаваться. Я все сложнее
бавить не получается... и сложнее беру».
Как-то в музее имени Глинки я открывал Его игра завораживала не только гитаристов
концерт, намереваясь сыграть одну-две пьесы, и музыкантов вообще. Мне ведом уникальный

49
случай, когда его долго не выписывали из боль- хозяин подвала резюмировал так:
ницы по причине далекой от медицины: персо- — Видите, ребята, как нужно играть?.. Так
нал влюбился в гитару необычного пациента. вот, он добросовестно и старательно учился у
Помнится еще один показательный момент меня. Перед вами результат...
времен нашей молодости. Как-то оказались мы, Сергей, слушая наглого хозяина, только за-
несколько поклонников гитарного чародейства стенчиво улыбался. Иногда он воображал себя
Сергея, в метро на станции «Маяковская». Ме- эдаким предприимчивым и оборотистым, «до-
тро тогда работало почти всю ночь, только реже кой». Но его элементарно проводили: мог цен-
ночью ходили поезда. Воодушевленные своей ную вещь, например, гитару Шерцера, поменять
молодостью, а может, и еще чем-то, упросили на ненужную ему, в сущности, оргтехнику. Од-
Сергея достать гитару. Акустика на станции ока- нажды он увидел у меня икону XVIII века, образ
залась что надо, даже мало мешали нечастые Богоматери. От иконы исходило какое-то оча-
поезда. Гитара в руках Орехова звучала, как ор- рование. Я, признаюсь, не очень располагался
кестр. Редкие пассажиры выходили из вагонов к ней. И по личным мотивам, и потому, что не
и тут же застревали рядом с нами. Так продол- особо чтил «парсунную» иконописную школу.
жалось довольно долго, пока на наше сборище Мне казалось, что русская иконописная школа
не обратил внимание дежуривший милицио- многое утеряла от соприкосновения с западно-
нер. Он решительно подошел, откозырял и, как европейской живописной манерой. Если XVII
подобает блюстителю порядка, голосом чрево- век — это подлинно русская иконопись, даже
вещателя спрашивает: без ликующих шедевров Симона Ушакова, то
— Зачем собрались? XVIII век — «греховное» заигрывание со свет-
Зачарованная публика никак не отреагиро- ской живописью. Так вот, чтобы удовлетворить
вала, вслушиваясь в каскадные гитарные пере- пристрастный интерес Орехова, я снял оклад,
боры. Прислушался и милиционер, да так и эту паранджу на светлом лике, и показал икону
остался с нами. во всей ее красе. Сергей был очарован. Видя его
Играть Сергей мог на любой гитаре, даже неподдельный интерес, я подарил ему икону.
вовсе неигровой «деревяшке». Это при его- Оклад же, чистейшее «рококо», он не взял...
то хрупких на вид руках и с приобретенным в
армии артритом! Этим уменьем его частенько УЗЫ ГИМЕНЕЯ
пользовались ловкие люди, чтобы продать со-
мнительного качества инструмент. На Неглин- Она, жена его, Надежда Андреевна Тишини-
ной, в музыкальном магазине, часами «дежу- нова, явилась к нему со своей нелегкой судьбой.
рил» некто по прозвищу «Скула». Он закупал, Из провинциального Белгорода, без серьезных
а затем перепродавал дефицитные ленинград- связей, с изломанным детством и юностью — се-
ские гитары, лучшие из всех тогда производив- мья ее была репрессирована, сослана в Сибирь и
шихся. Сергей своей ошеломляющей игрой по- брошена с малыми шансами на выживание. От-
могал «Скуле» быстренько реализовать товар. сюда, может быть, и некоторая тяжеловесность
Помогал, конечно, бескорыстно, разве что по- характера, с практицизмом человека, привык-
лучал стакан портвейна. шего к неожиданным, не всегда ласковым сюр-
Сергей редко кому в чем отказывал, особен- призам жизни, с упорством в достижении цели,
но когда дело касалось гитары. Мог поехать на когда в жертву приносится изначальный ро-
край света без какой-либо не только выгоды, мантизм. Она так же, как и ее будущий муж, в
но и видимой пользы для себя. В нем жила не- полной мере вкусила «радостей» скудного, не-
уемная жажда общения. Через него проходили устроенного быта.
вереницы людей. И в этом, наверное, был пота- В Москве оказалась с цыганско-эстрадной
енный смысл — постижение своей души через группой. Эти группы принимались в городках и
поток живого общения. весях из-за цыганской, или чаще псевдоцыган-
Казалось, его знала вся гитарная Москва. За- ской экзотики. Только так можно было подза-
глянули мы как-то в очередной подвал, где оби- работать, ибо в Москве большинство не только
тал один из бесчисленных кружков гитаристов. ниш, но и ячеек основательно и давно заняты
Нас встретил сам руководитель. были понаторевшими в интригах «звездами»,
— А, Сережа! — обрадовался он. — Заходи, крепко оседлавшими те «дойные» места, а что
располагайся. Я сейчас, — захлопотал он, посы- в остатке, то тусовалось каруселью блатной ие-
лая кого-то за бутылкой портвейна. — Ты пока рархии чиновниками от искусства.
поиграй, поиграй... Она, уже не юная, чтобы с легкостью вос-
И Сергей заиграл. Кружковцы так и впе- принимать игры в везенье-невезенье, оказалась
рились глазами в гитару, которая была доселе в Москве. В огромном и беспощадном городе,
косноязычной в их руках, а тут вдруг разгово- сама по себе... Конечно, любовь — это прекрас-
рилась в руках Орехова. Они стояли оцепенело, но, но проза жизни тупа и настырна, подхихи-
пока его игру не прервал стакан с портвейном. А кивая, с идиотским смешком, тычет в твою сто-

50
рону обрезком былых мечтаний... напролет, слегка соприкасаясь раскаленными
И он, завороженный звуками гитары, смут- от упоения руками. А уж если поцелуй — то сла-
но различал звуки окружающей жизни, полные достен до темноты в глазах... Конечно, возника-
невеселой трезвости... ла и телесная жажда, но стойкий и чистый ро-
Как поведала сама Надежда Андреевна, мантизм побеждал все. Взбудораженная плоть
впервые она увидела Сергея на очередном гран- могла и подождать. И она ждала...
диозном банкете, среди великого застолья, ког- От наших девочек веяло прохладой целому-
да вино и дружба вкушаются в полной мере. дрия, а не знойным ветром неоглядно-воспа-
Всем всего доставало, только Сергей, аккомпа- ленного распутства...
нируя себе на гитаре, пел романс на стихи Есе- Как всякая супружеская пара, Сергей и На-
нина «Клен ты мой опавший», и слезы лились дежда ссорились. Всерьез или по пустяку. Ссо-
из его глаз обильно и непроизвольно. Что его ра могла быть и публичной, что выдавало их
так растрогало во время лихого пиршества?.. взрывной и непосредственный характер. Кто
Какой отточенной интонацией полоснуло по себе на уме, прячет свои ссоры, чтобы достать
душе?.. Сергей не был излишне сентименталь- их ко времени и в нужный момент, а на виду —
ным и слез понапрасну не лил... голубки... Эта пара была не такой: эмоциональ-
«Я тогда его почти не заметила, — подели- ный взрыв с полным разрывом и несовпадением
лась Надежда, — хотя мне указали на него как мнений, чтобы через час общаться как ни в чем
на выдающегося гитариста. Затем мы встрети- не бывало. Он мог упрекать ее за неправильную
лись на репетиции... В перерыве он самозабвен- фразировку. И мог быть правым, а может, и нет.
но играл, будто бы для самого себя, но глаза его Во-первых, у нее свое понимание той злосчаст-
при этом сияли восторгом и радостью. Играл он ной фразы, а во-вторых, инструментальный му-
что-то из Высотского, кажется, «Пряху»... зыкант все слышит несколько иначе, чем вока-
Через несколько дней мы поженились. Это лист, может, более абстрагированно. Упрекала
случилось в 1965 году...» Брак стремительно- и она его, когда, увлекаясь импровизациями в
внезапный, и потому поначалу скорее творче- аккомпанементе, мог создавать для певца поч-
ский союз, чем собственно брак. Явная «непри- ти непреодолимые трудности. Хорошо, если ря-
тертость», когда не обозначены даже легким дом стоял другой гитарист, поддерживая точно
пунктиром слабости и достоинства жениха и выверенной гармонией. А если нет?..
невесты. Тут ситуацию должны бы разрешить Случалось и такое. Однажды раздосадо-
дети, но их не случилось. Говорят, нет детей — ванная Тишининова возмущенно заявила, что
нет семьи. Устойчивой. У многих куча детей, а больше никогда не выйдет с Сергеем на сцену.
он или она идут на опохмелье после запоя люб- Вспылил и он, поклявшись, что и сам не будет
ви и забывают, между тем, дорогу назад, в свой ей больше аккомпанировать. Потому, дескать,
семейный рай. А есть пары и без детей, что лебе- что она где-то и как-то неправильно поет. Нуж-
ди, или «старосветские помещики»... Да что там но заметить при этом, что оба имели успех боль-
— рецептура семьи самая сложная и дорогая... шой и несомненный. Однако началась перепал-
Он же не только не был ловеласом, но и во- ка, которая мирно закончилась за столом, где
обще плохо разбирался в тайнах женской души. Сергей в очередной раз творил чудеса на гитаре.
Его могла привлечь красивая внешность. На А было это в издательстве «Советский компози-
время. Его могла привлечь юность. Для игры в тор». Я для чего точно обозначаю адрес того со-
загадки... Женская душа не гитара — гитару он бытия? Потому как слушали Орехова не какие-
знал неизмеримо больше. то поклонники-любители, а маститые редакто-
Как признался мне, находясь с гастролями ры-музыканты, «перелопатившие» уйму музы-
чуть ли не на Дальнем Востоке, после вечерне- ки. Причем баянисты, знающие не понаслышке
го концерта, откушав дозу портвейна, или чего толк в импровизациях на народные темы. На-
покрепче, гулял с девой по ночному городу. конец дошло и до «Цыганской венгерки». Тут
Оступившись, упал в глубокую яму, вырытую, уж Орехов разошелся так, что всех привел в вос-
как всегда, по случаю. Вдобавок сверху на него торг и изумление. Особенно нестандартными
свалилось и нечто тяжелое, может, бревно. Сам, гармониями. Сразу последовала просьба запи-
по причине потрясения и хмельного состояния, сать все игранное. Сергей с готовностью согла-
выбраться не смог. Только утром, с помощью сился. Однако сколько ни напоминали ему мы,
той пассии, удалось освободиться из западни. упирая на данное обещание, все было напрасно.
— А ведь не ушла, — сказал он с восхищени- Мало того, мне больше не довелось услышать
ем, — всю ночь просидела на краю ямы!.. его «Венгерку» в той уникальной гармониза-
Ах, Сергей Дмитриевич, жизнь тогда была ции. Чего не наобещаешь и не натворишь в уга-
другой! Много юмора, доброжелательности, от- ре творческого самоистязания!..
крытости. Фон алчности и жестокости накапли- Он тяготился частыми гастролями.
вался исподволь, вроде отдаленной грозы. Конечно же, он был не однозначен. Но одно-
Наше амплуа — гулять с той девой всю ночь значные страшны своей неумолимой правотой,

51
от которой цепенеет душа и сереет день... Как чание гитары во всех позициях, снизу доверху.
очень верно заметил гитарист и певец Валентин Нередко, кроме меня, благодарным слушате-
Стабуров, который знал Орехова и общался с лем становился поэт Геннадий Дмитриев, обла-
ним с начала его гитарных «страданий»: «Мяг- датель редкого по тем временам портативного
кий, но очень конкретный. Свой талант когда магнитофона. И мы потом долго-долго упива-
желал, тогда и проявлял...» Ну а как иначе?.. лись звуками ореховской гитары, утоляя все пе-
Если всюду — «как вам угодно?». Талант имеет чали не всегда благозвучного бытия...
свою сакральную меру, точно очерченную Выс- А что касается семейных взаимоотношений
шими силами... Сергея и Надежды, то, как сказал поэт Николай
Кто такой музыкант при певце? В сущности, Шатров,
никто, каким бы одаренным он ни был. Даже И Пушкин был не виноват,
поразительно свободные импровизаторы, но- И Натали не виновата...
сители явного Божьего дара. Их тоже не всегда Не может быть вечного праздника: если
объявляли на сцене и «забывали» обозначить в праздник каждый день, то он превращается в
афише. А певцы-то, порою откровенно посред- тризну. А они прожили вместе более тридцати
ственные, если не сказать больше — бездари, в лет. Из них двадцать — на сцене. О сей факт нель-
обрамлении виртуозной музыки даже недурно зя просто вытереть ноги. Прожили вместе луч-
гляделись. Сказанное никак не относится к На- шие годы своей жизни. Всего доставало: и удач,
дежде Тишининовой. Она — популярная певи- и огорчений. И было много-много нелегкой ра-
ца, со своей толпой поклонников. Но ведь Сер- боты. Вспоминает сама Надежда: «Мы прожили
гей Орехов ни при ней, ни при других певцах не вместе 33 года. Гастролировали по всей стране.
утратил своей значимости и самобытности. Его Я пела сольное отделение — цыганские песни и
знали и любили там, где он только появлялся — романсы. Знала массу произведений, и Сереже
на сцене и вне ее... они нравились, особенно он любил «Только раз
Избегая однообразия, он уходил к другим бывает в жизни встреча», «Измены нет», «Он
вокалистам. И если Надежду Тишининову раз- уехал». Он садился и делал аккомпанемент. С
дражала его работа с певцами, то уж с певица- нами ездил и второй гитарист, потому что Сер-
ми — двойная ревность: профессиональная и гей не любил один играть. Он ведь был солист.
женская. Она имела основания для своего про- Играл и классические вещи, перекладывал их
теста. Во-первых, он ее муж и у нее на него свое себе на семиструнную гитару. Репетировали,
«право собственности», он ее музыкант, а своим как правило, дома. К сожалению, записей не де-
поступком разрывал творческий союз, за кото- лали — не было у нас тогда магнитофона.
рым зияла дыра, а из нее могло уйти все... Во- В цыганский театр «Ромэн» нас не раз при-
вторых, как женщина-жена также имела право глашали. До моего появления в Москве Сергей
на ревность. ведь работал с цыганами. Он настолько вник в
Не сближала их и его загульно-хмельная цыганское искусство, что его даже стали считать
жизнь, и бесконечная вереница по многим па- цыганским гитаристом. Цыгане все его обожа-
раметрам случайных людей, которые тащили ли, потому что так, как Сережа, цыганские вещи
его отзывчивую душу в бездну запойной неволи. никто не играл. Я помню, как Сережа приводил
Таков он был по своей природе. Однако нужно меня к самому Валериану Полякову, чтобы я его
отдать ему должное — находил в себе силы ухо- послушала, — он был очень утонченный, и Сер-
дить от угарного состояния на долгие годы. Был гею это нравилось. Что-то от него Сергей, может
период лет пятнадцать, когда он не взял капли быть, и взял. Он быстро все схватывал. Как ме-
в рот, не взял бы и для святого причастия. В воз- теор. Но в театр идти — значит петь в массе или
расте акмэ, в пик его творческой и физической в лучшем случае спеть соло один романс. А на
зрелости. И это отрадно. В то время он нередко эстраде мы делали целую программу.
приезжал ко мне. А жил я, как говорится, у чер- Правда, Сергей все же «связался» с Малым
та на куличках — у самой кольцевой дороги на театром, куда его приглашали время от вре-
Дмитровском шоссе. Приезжал и часами само- мени выступать в спектаклях, где нужно было
забвенно играл на гитаре, попивая крепкий чай играть какую-нибудь красивую музыку. И Оре-
или, реже, кофе. А как играл?.. Тогда, в начале хов с удовольствием ходил туда, потому что в
70-х, пластинки выпускались на 78 и 33 оборота душе был, конечно, артист.
в минуту. 33 оборота — долгоиграющая. Так он, Обычно если мы отправлялись на гастроли,
отпив глоток чаю, устраивал гитарную кутерь- то давали как минимум 60 концертов. В день
му. Нет, это действительно не было игрой на ги- получалось по два-три выступления. Везде нас
таре, это набегающие волны звуков, где каждая принимали хорошо, но случались и парадок-
волна — девятый вал. Складывалось такое ощу- сальные ситуации. Так однажды, в 70-х годах,
щение, что пластинку на 33 оборота ошибочно приехали мы в какой-то районный центр, как
поставили на 78. И нигде ни кикса, ни треска, всегда, выступили с успехом. После концер-
ни пустой ноты, только бархатно-теплое зву- та вдруг заходит за кулисы молодой человек и

52
говорит: «Вы больше к нам не приезжайте, мы нормально положить, так он как закричит: «Не
любим комсомольские песни, а не романсы». трогай!» И дальше продолжает играть! Вот та-
Как оказалось, был он секретарем обкома ком- кой он был человек.
сомола. А в это время работал вместе с нами А помню, идем вечером прогуляться, так
артист Малого театра Аркадий Вертоградов, он Сергей идет и всю дорогу молчит. Я прошу: «Ну
вел нашу программу, читал какие-то репризы. скажи хоть слово!» А он в ответ: «Вот сейчас у
Так вот он не растерялся и говорит в ответ, мол, меня возникла вариация, поскорее домой нуж-
я — секретарь парткома Москонцерта! После но идти, записать, чтобы не забыть». У него в
этого молодой человек сразу переменил свое голове всегда звучала музыка, прямо аккорды
отношение к нам резко в положительную сто- звучали. Он записывал ноты, даже не беря гита-
рону. Когда мы приезжали на гастроли в Мага- ру в руки. Это был необыкновенный музыкант.
дан, то обычно шли в гости к Вадиму Козину. И Последние годы Сергей болел, лежал в боль-
там после концерта еще до утра пели. Есть за- ницах. Врачи говорили, что ему нельзя работать.
писи, где Козин аккомпанирует себе на рояле, а У него появилась сильная одышка. Но без рабо-
Сергей Орехов ему играет на гитаре. Мы потом ты он не мог. За день до смерти ему позвонила
долго переписывались с Козиным. певица, с которой он последнее время нередко
Несколько раз мой муж выступал в телеви- выступал, просила его быть на репетиции. От
зионных программах. Но туда особого доступа нее он пришел огорченный. И предложил мне
для него не было. начать готовить новую совместную программу.
С сольными гитарными концертами он по- Я просила: «Сережа, побудь дома, отдохни, не
бывал во многих странах: в Германии, Польше, езжай никуда». Но он поехал к Валерию Минее-
Югославии, Франции, — но без меня, поскольку ву на репетицию. Там и умер».
я была «невыездная» из-за того, что мои род-
ственники в 20-е годы были сосланы на Север. СЕМЬ ВЕЩИХ СТРУН
В Польше он с блеском выступил на фестивале
гитаристов. После этого Сережу приглашали в Он все больше становился центром гитар-
Грецию, в США. В Париже он делал записи, но ных притяжений. И даже недруги и недобро-
какие, я точно не знаю. В Америке были изданы желатели, вольно или невольно, очно или за-
ноты с романсом «Ямщик» в обработке Орехо- очно, состязались с ним, оттачивая свое мастер-
ва... ство: нельзя же было, в самом деле, играть по-
Любопытно, что работать с Ореховым было прежнему, услышав хоть однажды Орехова.
весьма сложно. Выступал он одно время с Гали- Он по сути являлся творческой лаборато-
ной Каревой, ездил с ней даже в заграничные рией: многие несли ему свои находки, подчас
турне — Югославию, Болгарию, Германию. Так мелкие, а он собирал, обобщая их и осеняя сво-
после приезда она мне жаловалась: «Надя, как им талантом, одаривал затем всех желающих и
же ты с ним работаешь? Он так много музы- творя свою уникальную Школу, самым предан-
кальных импровизаций делает, что я даже сло- ным учеником которой был он сам. И дело не в
ва забываю». И это было чистой правдой. Когда том, что не было прямых наследников его твор-
Сергей выходил на сцену, он настолько входил в чества, — было немало косвенных, и среди них
образ, в свою игру, что нередко забывал о певце. известный гитарист Борис Ким, изучивший, на-
Но мне с ним работать было легко, говорили, верное, каждую ноту и каждый набросок Оре-
что у нас был шикарный альянс. Правда, слу- хова. Это гитарист-виртуоз подлинно орехов-
чались и у нас творческие споры. Сережа меня ской школы. По его признанию, только после
всегда бичевал: «Вот ты поешь, вокал у тебя, — встречи с Ореховым понял, что такое настоя-
а ты разговаривай, учись слово нести». А я ему щая гитара, ее технические и художественные
говорю: «Вот когда у меня не будет голоса, тогда возможности. Пришлось перестраивать работу
буду разговаривать...» с инструментом, а заодно переосмысливать ап-
Поклонников у Сережи было много. Особен- пликатуру уже разученных произведений.
но любили его студенты. Стихи ему посвящали. Удивительно, но факт: даже так называемая
Какие аншлаги были... И билетов не хватало на гитарная общественность старалась не замечать
концерты. К запискам и стихам поклонников он феноменального явления, каким оказалось
относился безразлично. Даже были конверты, творчество Орехова. Кто ослепленный блеском
которые он не распечатывал. Я ему говорила: испанской школы, кто в упорном снобизме, а
«Прочитай их». А он в ответ: «Некогда мне, не некоторые просто из зависти. Да, ему жутко за-
мешай». Он жил музыкой. видовали, а некоторые, чрезмерно «талантли-
Припоминаю такой случай. Как-то вечером вые», когда он впадал в невменяемое состояние,
слышу музыку, захожу в комнату, а Сергей с даже пытались «случайно» прогуляться ногами
гитарой стоит. Я взглянула — на столе лежат по его пальцам. И, видимо, это случалось, судя
«вверх ногами» ноты, да еще фортепианные, а по его недомолвкам.
он стоит и играет прямо с листа! Хотела ноты Конечно, завидовали, и было чему! Но и

53
чтили. Даже гитаристы-шестиструнники ухи- его, ноты свои раздавал повсюду, если, конечно,
трялись перекладывать его семиструнные об- удавалось заставить его записать их. Да и запи-
работки и довольно прилично играть их. Вот си его тиражировали все, кому не лень. Он ведь
что рассказывал Владимир Дубовицкий: «Как- и не протестовал, не возмущался, считая делом
то пришли мы с Ореховым в студию, где я вел обычным».
класс гитары, и слышим звуки вроде бы оре- К слову о его скромности. Однажды я ему го-
ховской музыки. Прислушавшись, он с досадой ворю, слегка поддразнивая:
сказал: — Что же ты, такой музыкант, а не имеешь
— Вот, опять крутят мои записи! никаких званий? Скольким регалии понавеси-
— Нет, — возражаю ему, — это живая игра. ли не по заслугам. Давай попробую раскачать
Любят они тебя, вот и стараются играть. Ты для ситуацию: подниму так называемую обществен-
них — явление Христа народу. ность.
Когда мы прошли по коридору и воочию На что он — почти с испугом:
увидели, как стараются ребята, Орехов удивил- — Что ты, не надо... Съедят!..
ся и с улыбкой ребенка воскликнул: Казалось, он боялся навлечь на себя недуги
— Вот это да! Даже в тех же тональностях!.. алчного мира, щедрого на иррациональную не-
А потом, воодушевленный, играл и играл, предсказуемость, не желал искушать судьбу...
поражая неожиданными ходами и гармониями, Свою «Тройку» он гонял неукротимо, и
то тонким кружевом пассажей, то глубиной ак- вьюжил, вьюжил по ухабистым взгоркам да за-
кордовой фактуры... снеженным равнинам, загоняя все мелочное в
И чем бы потом ни занимались те ребята, человеке в немилостливую даль, где сам себе
для них Орехов оставался кумиром и школой судья, истец и ответчик. Доставалось и «Подмо-
мастерства. К примеру, Паталин Павел, прежде сковным вечерам», так «что трудно высказать и
чем стать известным фламенковым гитаристом, не высказать»...
переиграл на семиструнной гитаре, наверное, За то и чтили его. Шли к нему поклонники и
весь репертуар Сергея Орехова». почитатели, как паломники к святому источни-
Он покорял своей игрой сразу и навсегда. ку. И даже цыганские «бароны» являлись не к
Певец и гитарист Александр Спиридонов вспо- своим именитым сородичам, а к Орехову, устра-
минал о своей встрече с Сергеем Ореховым в ивая в его честь щедрые приемы и застолья. Но
ноябре или декабре 1980 года: «Город закры- высшее признание его уникального таланта —
тый, попасть в него трудно не только из-за его это когда музыканты оркестра в восторженном
закрытости, но и просто по причине нелетной порыве вставали и аплодировали его великому
погоды. Однако концертов было предостаточ- искусству. Значит, пробегая по струнам гитары,
но. И не выступления каких-то там случайных задевал он и струны более чуткие и тонкие.
гастролеров, но артистов известных не только Однажды в узком кругу знакомых, как во-
в СССР, но и во всем мире. Так что публика не дится среди гитаристов, — гитара по кругу, ког-
была наивным и восторженным потребителем да всяк старается показать свое умение, заиграл
всего предложенного, готовая привечать любо- и я свою «Романтическую фантазию» (позже ею
го «осчастливившего» своим посещением. А из был озвучен художественный фильм режиссера
гостивших гитаристов тоже немало именитых. и актера Бориса Галкина «Помнишь запах сире-
На сценах города играли Вячеслав Широков, ни»). И сразу привлек внимание приехавшего
Владимир Терво, Николай Комолятов... Но тут откуда-то издалека гитариста. Он выразил свое
появились с гитарами Сергей Орехов и Николай восхищение этой пьесой и добавил, что только
Осипов. Работали они два отделения — с соль- ореховские сочинения его так же трогали. Мне,
ными программами и дуэтом. Слов нет — Оси- конечно, польстил его отзыв, но больше заинте-
пов гитарист без вопросов. Но вот Орехов... Я ресовали его свидетельства о Сергее Орехове. И
его раньше не знал и не слышал. Вольная по- он поведал такую историю. В гостиничном но-
садка с гитарой, свободное владение инстру- мере самозабвенно дрессировал свои пассажи
ментом, когда она будто сама играет. Его высту- Сергей Дмитриевич, чтобы вечером выпустить
пление стало потрясением. Я сидел похолодев- их на сцену. А рядом, в соседнем номере, упраж-
ший, вцепившись в кресло, не замечая больше нялись два гитариста из Испании или Латин-
ничего и никого. ской Америки — за точность не ручаюсь. Они
Затем общение в гостинице. Пробовал мою сопровождали танцовщицу — фламенкистку.
гитару из березового капа. Сказал просто и объ- Услышав импровизации Орехова, напросились
ективно: инструмент средних достоинств. В на знакомство — и были потрясены его игрой,
общении Сергей Дмитриевич оказался скром- к тому же на неведомом им инструменте — рус-
ным, отзывчивым и деликатным. Скромность ской семиструнной гитаре. В итоге устроили в
его — не напускная игра, не кокетливость боль- честь Орехова банкет в ресторане и приглашали
шого артиста, а обычное человеческое состоя- на гастроли к себе, гарантируя успех. Однако и
ние. Он никогда не заносился, сколько я знавал эти гастроли, как и многие другие, были отло-

54
жены — на потом, надолго, насовсем... родного артиста получил!» А вышло-то все как:
Он мог играть для кого угодно и сколько сижу я, играю — уже после передачи подходит
угодно, лишь бы слушали — слушали сердцем, ко мне Пчелкина, режиссер этой программы и
используя уши всего лишь как фильтры от по- говорит: «Мне очень нравится, как ты играешь!
сторонних звуков. Он мог уехать, уйти к полу- У меня осталось немного пленки — давай запи-
знакомому или вовсе незнакомому человеку, шем! И я с ходу, без сучка и задоринки, все за-
осыпая его, как из рога изобилия, блистатель- писал».
ными импровизациями. Мог так одаривать Очень точно сказал об Орехове той поры из-
кого-то часами, а порою и сутками... вестный публицист Вадим Кожинов: «Утончен-
Бывало, за ним присылали кареты сановные ная художественная культура нераздельно сли-
да чиновные, а он, уединившись с одним благо- вается в музыке Сергея Орехова с жизненной
дарным слушателем, чаще сирым и убогим, осе- вольностью, поистине виртуозная техника — с
нял его благодатным каскадом нескончаемых открытым душевным порывом».
импровизаций. У Сергея были колоритные аккомпаниато-
Сергея приглашали постоянно — по друж- ры. Тот же Сушков с гипнотическим взглядом
бе ли, из особой почтительности, а то и спасти королевской кобры. Гитарист-философ, не лю-
ситуацию. Из тщеславия — тоже приглашали: бивший философских «систематиков». Одно
для украшения стола... А столов было немало, время Сергею аккомпанировал Генрих Сечкин,
с недурным угощением и обильным возлия- человек предприимчивый и энергичный, ныне,
нием. Приглашающих более чем достаточно, а возможно, из него мог бы выйти крупный биз-
вот Орехов — один... Как-то, послушав его, один несмен.
футбольный фанат сказал мне: Но самым колоритным аккомпаниатором
— Знаешь, твой Орехов на гитаре — вроде у Сергея был несомненно Александр Деев, ко-
Пеле в футболе... торый трагически погиб с какой-то фатальной
...Иногда выступал с сольными номерами, поспешностью. Авантюрность и проказливость,
но чаще с опорой на вторую гитару, которая будто движущая сила, устремляла его к деяньям
четко фиксировала гармоническую основу ис- и поступкам неожиданным и причудливым. Не
полняемой пьесы. Предпочитал фон гитары ручаюсь за достоверность рассказанного, одна-
шестиструнной. Понять его можно — упругая ко, зная характер Деева, можно поверить, что
сила шестиструнной создавала уверенную гар- так и было. А история такова. Будучи где-то на
моничную пульсацию. Но могла она и надру- гастролях, причем, путешествуя на теплоходе,
гаться — когда аккомпанемент перекрывал из- он на одной из пристаней ухитрился завести в
ящную филигрань ореховских пассажей. Вот каюту корову. Когда уже был поднят трап, ма-
как он объяснял присутствие второй гитары: тросов смутил коровий рев. Они вызвали капи-
«...Я считаю, на одной гитаре играть в наше тана, тот, зайдя в каюту, увидел сначала торча-
время уже скучновато. В век ритма играть без щие рога, а затем и всю буренку. Когда отыска-
ритма... Вот я играю «Чардаш» Монти. Ну как ли Деева, тот объяснил все просто: мол, что вы
тут обойдешься без второй гитары, без акком- волнуетесь — продадим на следующей приста-
панемента? Не сыграешь. У нас вот привыкли ни и останемся с наваром. Корову, конечно, вы-
— идет линия баса и тема. Ну а где же ритм? А дворили, к огорчению Деева.
со второй гитарой — пусть даже простые три ак- Он даже на гастроли брал с собой заготовки
корда — уже какой-то ритм появляется, и про- для грифов и в гостиницах доводил их до кон-
изведение звучит по-другому. Я лично сторон- диции, щедро усыпая стружкой гостиничные
ник такой, ансамблевой игры. Во всяком случае номера, чем вызывал недовольство админи-
— дуэтной. Диапазон возможностей гитаристов страции. Обладая одаренностью и чутьем, он
сильно расширяется». подделывал гитары под старину, особенно под
Из аккомпаниаторов он отличал Вячесла- Шерцера. И делал это, видимо, превосходно,
ва Сушкова, гитариста-семиструнника. В 1982 если покупались на его подделки такие гитари-
году их выступление на телевидении стало шо- сты, как Ларичев и Дубовицкий.
ком для гитарной публики. Лавина кристально «А я даже доволен, — признался мне Вла-
чистых, захватывающих звуков, взрывная сила димир Дубовицкий, — Гитара хорошая, ду-
пылающих цыганской страстью и русской уда- маю, что подлинный Шерцер звучит не лучше.
лью... Та исполнительская свобода, которую и А впрочем, надул он не только меня, надул он
представить было трудно, глядя на выжатых и скрипача Климова, и пуще того, известного
вымученных гитаристов, с трудом перебираю- скрипичного мастера Ярового. Сделал скрипку
щих струны, к которым будто безнадежно при- под старину, а точнее, под итальянца Гвадани-
липали парализованные пальцы. ни. Нашел и старое дерево, и даже пыль забил
Сам Сергей то событие на телевидении изло- в поры и щели дерева. И ни Климов, ни Яровой
жил так: «Мне тогда говорили, после этой пере- не смогли разоблачить подделку...»
дачи: «Если бы ты занялся делом, то бы и на- Сергей ценил Деева как аккомпаниатора,

55
может, больше всех других и вспоминал о нем миниатюр. Так однажды слегка разогретая пу-
с искренним уважением. «...Я сейчас уже делаю блика стала приставать к нему с просьбой: «Об-
такие вариации — дежурные: иногда плохо себя мани нас, ну обмани...»
чувствуешь, погода там сменится, давление Он тут же нашелся и с той же убедительной
поднимется — трудно импровизировать бывает, серьезностью заявил: «Вы тут пристаете с глу-
поэтому я держу дежурные варианты. А когда постями, а вот у моста теплоход напоролся на
чувствую себя в форме, ну тогда уже импровизи- сваю и тонет...»
рую. Раньше я все время импровизировал: брал Заскучавшая было публика бросается к реке.
тему... Тогда еще со старым своим партнером — А когда, разочарованная, возвратилась, то стала
это был Саша Деев, он утонул: мы с ним никогда упрекать за обман. Он рассмеялся и справедли-
ничего не заучивали, он настолько чувствовал во заметил: «Но вы же просили...»
меня. Даже музыканты, народные артисты из Все это к тому, что окружение Орехова отли-
Большого театра, из оркестра, слушая нас, го- чалось многослойностью и разнообразием: от
ворили: вы, наверное, по 8 часов занимаетесь философа, жаждущего вселенской премудро-
— как здорово у вас звучит все. Настолько у нас сти, до палаточника, промышляющего мелким
родственно все было. Он мастером гитарным грабительским ремеслом. И время, и молодость,
стал потом — делал гитары. Так, встретимся в и жизнь — все проявлялось по-своему. Да и про
полгода раз, сидим, играем... И вот, после него Сергея в ту пору ходила такая байка: мол, после
я как-то уже не так стал себя чувствовать. После удачных гастролей и приличных денег он по до-
него я ни с кем не могу работать...» роге домой закупил кучу голубей в клетке и, вы-
...А жили тогда с хохмами, розыгрышами, пуская их, напевал: «Летите, голуби, летите...»
веселыми россказнями, хотя частенько и впро- Модная песня тогда была с такими словами.
голодь. Случались, конечно, шутки и крутого Аккомпанировал ему и Владимир Дубовиц-
солдатского замеса — от темперамента моло- кий. Орехов отмечал его как умелого аккомпа-
дости и недобора культурной огранки, но без ниатора, хорошо чувствующего и понимающего
злого умысла. Жаль, что подобное мажорное суть произведения, к тому же способного и на
восприятие жизни постепенно растворилось, импровизацию. Немудрено: Дубовицкий вы-
уступив место унылому потребительству. А ведь ступал с выдающимися музыкантами, такими
в шутках, в искреннем веселье, преодолевается как скрипач Валерий Климов, балалаечник Ми-
человеческий эгоизм. Хотя все возвращается на хаил Рожков, с певцами — Валентиной Левко,
круги своя, и ничто не исчезает, потому как не- Раисой Бобриневой, Аллой Баяновой, Никола-
куда... ем Эрденко, Аллой Соленковой, Николаем Тю-
Сергею приходилось играть где угодно и на риным.
каких угодно сценах. Где-нибудь в колхозном Много и долго Орехов работал с гитаристом
захолустье пьяный механизатор мог попросить Алексеем Перфильевым. С ним, наверное, и
его не только спеть, но и сплясать. Однако гита- была предпринята первая попытка сделать на-
ру его обожали и на селе. Выйдя с гитарой, он стоящий дуэт, когда вторая гитара создает не
становился центром внимания везде. Однажды просто гармоничный фон, но ведет вполне са-
Сергей рассказал о небольшом приключении, мостоятельную партию. Что-то им сделать уда-
когда поклонники гитары повздорили с парти- лось, — дуэт долго концертировал по Союзу и за
ей местного гармониста, и назревала элемен- рубежом... Кстати, во время пребывания в Па-
тарная драка. Пришлось Сергею с местными риже, по воспоминаниям Алексея Перфильева,
любителями гитары ретироваться. А вот как эти состоялось знакомство с голливудской звездой.
события были интерпретированы нашим завзя- Этот киноактер пригласил дуэт поработать с
тым хохмачом: ним, гастролируя по Европе, а затем и Америке.
«Сидим мы с Сережей на завалинке, он Были и другие не менее заманчивые приглаше-
играет на гитаре, а я сторожу его футляр. Вдруг ния, но увы... зеленый змий крепко окольце-
набегают и бьют меня по морде... Кто-то кри- вал тогда Сергея и лишил его не только, может
чит: «Бежим!» И мы побежали, перепрыгнули быть, мировой известности, но и настоящего
через плетень — и в огород. Смотрю, Сережа лег материального благополучия... А сам он изла-
в борозду в своей белой концертной рубашке с гал те события так: «В Париже я встречался с
бабочкой и бросает на себя землю. Я спросил: камердинером Николая II, с князем Борисом
«Что ты делаешь?» А он мне отвечает: «Окапы- Голицыным, ему было тогда 94 года.
ваюсь». Я же залез в собачью конуру и лаю на Многие приглашали, фамилии всех уж и не
них. Они испугались и убежали...» упомню. А последний концерт в Париже был
Можно представить испуг убегающих, если в консерватории имени Рахманинова. Помню,
физиономия его по внушительности не усту- был аншлаг, люди стояли в проходах. А потом
пала бульдожьей. Отказать же ему в выдумке, один очень известный американский актер
импровизации и актерской одаренности невоз- (фамилию его не помню, но сохранилась фото-
можно. Он подкупал убедительностью своих графия где-то) предлагал мне организовать со-

56
рок концертов по Латинской Америке, говорил: каскадным техническим мастерством. Были и
«Едем прямо сейчас, я все организую»; но куда есть «технари», не уступающие ему в беглости.
я тогда мог поехать?! Он думал, что у нас все так Но вот так, несколькими горячими звуками сра-
просто...» зу войти в плоть и кровь... подобное мало кому
Любопытен штрих: на концерте во фран- дано. Да и форма его творчества — традиционно
цузском посольстве, куда Сергея пригласили русская: вариационные циклы. Вслед за Сихрой
вместе с женой Надеждой, французский посол и Высотским — и на таком же высоком уровне.
представил Орехова так: Однако иногда упрекали цыгане Орехова,
— Вы видите перед собой человека, о кото- что, дескать, там не то и не так, а в сущности,
ром до сих пор говорит весь Париж. После его не по-цыгански. Конечно, не по-цыгански. Он
концерта в парижской консерватории многие же дитя рязанской земли, всегда оставался рус-
парижане бросились искать семиструнные ги- ским, пусть и слегка «оцыганенным». Да, цы-
тары. ганская специфика существует, и слава Богу, не
Но поистине триумфальным стало его вы- ушла еще в небытие. Правда, иногда проявля-
ступление в Польше на Всемирном гитарном ется в воплях, в гитарных погремушках и бес-
фестивале в 1989 году. Любопытен рассказ са- страстных содроганиях. Но еще раз подчеркну:
мого Сергея Дмитриевича. «Накануне концерта есть она, корневая, цыганская экзотика. Однаж-
была прекрасная солнечная погода, несмотря ды довелось услышать цыганского гитариста-
на осенние уже дни. Вечером пальцы мои бе- семиструнника Александра Колпакова. Немало
гали по струнам, как ветерок. Но проснувшись удивил своими фантазиями — и неожиданно, и
утром, увидел, что за окном ненастная туман- свежо, и по-цыгански вольно. А уж если цыган-
ная погода с дождем. Что-то тяжелое и груст- ский ансамбль, как говорится, без дураков, а со
ное легло на душу. Пальцы тоже утеряли свою всей искренностью, то это —душевное потрясе-
гибкость и пластичность. Но ведь нужно было ние...
играть не в обычном концерте, а играть среди Кстати, Федор Конденко поведал одну лю-
публики, пришедшей специально слушать гита- бопытную историю, которую, в свою очередь,
ру, и не просто гитару, а ее звезд. Среди них сме- передал ему Деев.
лая талантливая молодежь, жаждущая призна- «Шли мы как-то с Сергеем при гитарах, ка-
ния и успехов. Все они играют фуги и сонаты, а жется, осенней порой, потому что было слякот-
что я могу показать избалованной уже гитарной но, сыпало мелким холодным дождем, оттого
Европе?.. Хорошо, что неожиданно быстро объ- руки стыли на ветру. А тут смотрим — афиша:
явили мой выход. Настроение не улучшилось, Иванов-Крамской дает концерт, да еще в сопро-
когда я узнал о реакции на игру одного нашего вождении фортепиано. Я Александру Михайло-
соотечественника, да и недоверие к нашей ги- вичу в то время реставрировал гитару, потому,
тарной школе, как глубоко провинциальной, можно сказать, знаком был с ним достаточно
все еще господствует, несмотря на некоторые близко. Сергей, разглядывая афишу, высказал
наши успехи. Все это я осознавал, потому и вы- вслух мысль, что хотел бы познакомиться с име-
шел на сцену с тяжелым сердцем. Появились нитым гитаристом, но не знает как. Я ему тут же
мы с моим аккомпаниатором гитаристом Алек- и предложил то вожделенное знакомство, объ-
сеем Перфильевым; посмотрел в зал, не зная, яснив, что могу сделать это сейчас. Нет ничего
что играть. Еще раз взглянул в окно — грусть и проще: пройдем к нему за кулисы. Нас пропу-
тоска... и заиграл фантазию на романс Титова стили сразу, видимо, потому, что с гитарами. Я
«Ах, не лист осенний»... И сразу легче стало. До- представил Орехова Александру Михайловичу,
играл до конца — чувствую, проняло публику, и он, недоверчиво разглядывая нас, пожелал
но не совсем. Несколько шокировал репертуар послушать Сергея. Тот с охотой достал гитару и
и слишком вольная, по академическим меркам, сразу заиграл. Откуда что взялось? Как можно
посадка. Однако после второй пьесы зал взор- вот так, с холода, неразогретыми руками?.. А
вался аплодисментами. Затем каждая пьеса Сергей вошел в раж, гоняет по грифу, не зная
сопровождалась бурной овацией, а кончилось удержу. Явно ощущалось, что нашу знамени-
тем, что сначала аплодировали стоя, затем все тость проняло. Вид у него смущенный и даже
повскакали с мест и сгрудились у сцены... Пер- несколько растерянный. И потому, выйдя на
вым же показал пример такой недисциплини- сцену, никак не мог собраться, и первый номер
рованности председатель жюри, гитарист с ми- его выступления был откровенно смазан».
ровым именем...» От усталости, от душевной неустроенно-
Чтили Орехова и цыганские гитаристы. По сти бывал Сергей и взрывным, выплескиваясь
свидетельству Федора Конденко, известный цы- за пределы душевного равновесия. Причины,
ганский композитор и гитарист Николай Жем- можно сказать, лежали на поверхности: изну-
чужный предлагал Орехову десять ставок, лишь рительные занятия с многочисленными повто-
бы он работал с ним. рениями одного и того же элемента, утомитель-
Сергей Орехов потрясал не только своим ная концертно-гастрольная жизнь на полный

57
износ и психическое истощение, житейские не- позвонил мне и предложил редактировать его
урядицы, мнимые и реальные. Мнимые, кстати, пьесы и составлять сборники, которые Офи на-
могут также удручать, как и реальные, а может, меревался издавать в США. Я собрал все что мог
еще и крепче, ибо реальным можно выстроить у гитаристов и поклонников творчества Орехо-
целую систему противодействий, мнимым же ва и отвез ему для просмотра. Все они вскоре
почти невозможно — предметность ускользает, благополучно исчезли.
оставляя навязчивый психоз... Когда мы встретились с Матани у меня дома,
В одном из таких состояний он разбил и рас- чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество, и
топтал гитару мастера Аликина, подаренную зашла речь об Орехове, он заметил:
ему к его пятидесятилетию. Она в некотором — Вы его поторопите со сборниками. Пусть
роде была уникальной: на нижней палисандро- все запишет... Не жилец он... Скоро умрет...
вой деке вырезан барельефный портрет Сергея. А перед этим мы с редактором журнала «Ги-
Можно как угодно осуждать подобный посту- тарист» Валерием Волковым навестили Сергея.
пок, но у меня знакомый, совершенно уравно- Он пребывал в состоянии, так сказать, «при на-
вешенный по жизни человек, также растоптал личии отсутствия». Может, Волков этого и не
свою гитару — не получалась растяжка в одном заметил, потому как впервые встретился с Оре-
из аккордов. ховым, я же, зная его давно, был удручен. На во-
Были, были курьезы. Как-то позвонил мне просы он отвечал вяло и неохотно, как-то слиш-
гитарист, и не ахти какой гитарный мастер, с ком уж издалека. Мне подумалось, что видимся
жалобой на Сергея: мы с ним в последний раз...
— Ты знаешь, меня вчера Орехов выгнал! Не утерпел — пошел нас провожать. По до-
— За что же? — интересуюсь, зная хоть и до- роге размечтался:
брый, но переливчатый характер Орехова. — Вот вылечусь, сходим в баню, — это он
— Да гитару я ему сделал и принес в пода- мне, — а потом долго-долго будем гулять по
рок. Он осмотрел ее, попробовал, затем вернул лесу... Приезжай ко мне... Помнишь, как мы
мне, а меня выставил со словами: «Не переводи здесь с тобой гуляли?..
хороший материал»... Долгие прогулки в лесу — это общая наша с
Забавный случай произошел с ним в Болга- ним страсть. И в баню хаживали, хотя и доволь-
рии, где он пребывал на гастролях с одной из- но редко. Парильщик он был, прямо сказать,
вестной певицей. После первого же концерта, почти никакой. Так, на нижней ступенечке,
когда Сергей выступил с сольным номером, но- пока я прокаливаю свою телесность на верхоту-
менклатурная публика о певице сразу забыла, ре. Однако баня всегда была ему на пользу. Я-то
а Орехова водили и таскали по всем приемам и подумал про себя, услышав о бане: «Ах, Сережа,
банкетам. На одном из них он оказался на по- Сережа! Не доведется уж нам с тобой в баньке
четном месте рядом с нашим послом. Тот, выра- попариться, разве что прогуляться вдоль стан-
жая свое расположение к Орехову, все подливал ции «Матвеевская»!..
ему в бокал, упорно предлагая выпить, а Сергей Вспомнилась наша с ним баня накануне
в тот момент «завязал». Посол же принимал от- его отъезда в Париж. Парились мы в Можай-
казы Сергея за издержки советского ментали- ске, в его родных местах, а потом я его прово-
тета. Наконец Сергей не выдержал, вспылил и жал домой до «Матвеевской». На станции мы
возмущенно воскликнул: «Да не пью я!» И по- все никак не могли наговориться — раз десять
слал посла несколько дальше посольства... прощались и раз десять возвращались. А когда
Он мог собраться, выложиться и сотворить окончательно прощались, я ему пожелал, чтобы
невероятное, но не терпел тупого произвола и он не возвращался из Парижа, как лесковский
небрежности по отношению к личности арти- Левша.
ста. — Это как? — спрашивает он.
— А ты прочти, коль подзабыл! — напутство-
МЯТЕЖ ДУШИ — НАШ СУДНЫЙ ДЕНЬ вал я его...
Возвратился он все-таки, как лесковский
Наступает время, когда приходится загля- Левша...
дывать за горизонт. И он заглядывал... Уход из Валерий Волков, видимо, воспринял всерьез
жизни не был для него таким уж неожиданным. мечтания Сергея и предложил съездить к нему
Он слабел на глазах, терял блеск, лишь изредка на дачу, где имелась и баня. Сергей призаду-
потрясал вспышками дарованного ему таланта. мался на мгновенье, кивнул:
И слабость, и апатия, и гнетущая усталость — все — И выпьем!..
они расположились уже вокруг него, явились по Мы рассмеялись и дружно согласились. А
его душу. И уже близко «пожатье каменной дес- мне подумалось, что не только уже вместе не по-
ницы»... паримся, но и не выпьем...
В очередной приезд американского изда- И случилось то неизбежное... И не дома, и не
теля и историка гитары Матани Офи Сергей в больнице, и не по дороге в никуда, а пал он с

58
гитарой в руках, как воин в бою... говорил супруге: «Видишь, Надя, как меня це-
нят!» «Еще бы!» — думал я.
КАК ОН ИГРАЛ! Наконец мне удался мой давний замысел.
Первый сезон клуба «Изумруд» Центрально-
О последних вспышках уходящего таланта го Дома ученых Российской Академии наук
поведал один из его поклонников Надир Ши- заканчивался 28 мая 1998 года концертом за-
ринский. мечательных артистов, мастеров — Нади Ти-
«Первый раз я услышал и увидел Сергея шининовой и Сергея Орехова. В первом отде-
Орехова, когда пригласил его с Надей Тиши- лении певицу сопровождал пианист, а Сергей
ниновой в прямой эфир «Радио-1» на переда- Дмитриевич должен был открывать второе. И
чу «Вечера на улице Качалова». Это был очень снова в гримерке, в антракте, те же взволно-
усталый и, казалось, безразличный ко всему ванные лица с единственным вопросом: будет
человек. Но нужно было видеть, как он преоб- ли играть Орехов? Теперь я с чистым сердцем
разился, когда взял в руки гитару. Сергей Дми- мог их успокоить. Великий гитарист был после
триевич и Надежда Тишининова исполняли болезни очень слаб, но исполнить хотя бы одно
старинные романсы, как на концерте, вот так сольное произведение считал своим долгом. «Я
сразу — ведь это был прямой эфир! Он закры- играю только одну вещь», — в десятый раз по-
вал глаза, и лицо его искажалось сладкой мукой вторял он мне в антракте. «Все будет так, как вы
— брови ходили ходуном, пальцы просто как скажете», — отвечал я.
будто сверкали, лоб бороздили морщины, губы, На сцене он появился так же устало и, каза-
казалось, проговаривали все слова исполняемо- лось, также был ко всему безразличен. Но толь-
го произведения — он был не здесь, он «улетал» ко до того, как взял в руки гитару. Коснувшись
и парил высоко над нами на крыльях истинно- струн, он закрыл глаза и... За его спиной раз-
го вдохновения и настоящей глубокой любви вернулись крылья, он «улетел». Восторженный
к своему искусству, любви к Музыке. Словами рев, я не преувеличиваю, именно рев восхищен-
этого не передать, это нужно было видеть. По- ного зрительного зала был ему наградой. Как
сле передачи он зачехлил гитару и ушел таким засверкали его глаза! Я подошел к нему, чтобы
же потерянным и очень уставшим. спросить, что мне делать дальше. «Я буду играть
Нужно сказать, что после я пробовал делать еще! — сказал он, — объявляй!» «Началось, —
концертные программы с участием Нади Ти- подумал я, — сейчас будет минимум сольное от-
шининовой и Сергея Орехова. Один из таких деление». И... ошибся. После повторной овации
концертов должен был состояться 5 июня 1997 зрительного зала, требующего «бис», он тяже-
года на сцене Центрального Дома художника ло поднялся, раскланялся и сказал мне: «Объ-
на Крымском валу в Москве. В то время Сергей являй Надю, я больше не могу». В тот вечер я
Дмитриевич был болен, до самого последнего видел Сергея Орехова последний раз.
дня надеялись на его участие в программе, но Помню, как перед этим последним его кон-
судьбе было угодно, чтобы этого не случилось. цертом я спросил: «Как вас объявить в афише
Концерт состоялся, Надежда Тишининова пела — звания, регалии, лауреатства?» — «Напиши:
под аккомпанемент рояля, и я был просто по- гитарист Сергей Орехов. У меня ничего нет, мне
ражен, когда в антракте человек пятнадцать никто ничего не давал. А я не просил. Наверное,
заглянуло в гримерную с одним и тем же во- не заслужил», — усмехнулся он.
просом: будет ли сегодня играть Орехов? Не- Так и осталась навечно на скрижалях исто-
которые говорили, что они приехали из Подмо- рии музыкальной России эта скупая строка:
сковья, из Зеленограда, Люберец только ради «Гитарист Сергей Орехов».
того, чтобы услышать, как Сергей Дмитриевич, Нужно заметить, что в последнее время Оре-
по обыкновению, сыграет в концерте Нади Ти- хова все больше не устраивал созданный им ре-
шининовой несколько сольных вещей. И всем пертуар. Иногда в разговоре, щуря глаз, вдруг
многочисленным поклонникам выдающегося заявлял загадочно:
музыканта приходилось терпеливо объяснять, — Я знаю, что теперь нужно делать, чтобы
что он в больнице и сегодня принимать участие возродить семиструнную. И я создам такой ре-
в программе не будет. Они желали ему скорей- пертуар, который возвратит молодежь к нашей
шего выздоровления... гитаре.
Он стал легендой еще при жизни. Молодых Что он имел в виду, сказать трудно, мысль
музыкантов при известии, что они будут играть свою он не пояснял. Мануэль де Фалья высо-
в одном концерте с Сергеем Дмитриевичем, ох- ко ставил заслуги шестиструнной гитары как
ватывал почти священный трепет. Интересно, распространителя испанской музыки. Семи-
что маэстро был очень рад, когда я ему об этом струнная могла бы играть такую же роль в рас-
рассказывал. Лицо его расплывалось в доволь- пространении русской интонационности, осо-
ной и гордой улыбке. Он обводил взглядом всех бенно с появлением на гитарном небосклоне
присутствующих, это были, конечно, все свои, и такого гитариста, как Сергей Орехов. Только

59
десятилетия кампании по уничтожению рус- нотные тетради. А к следующему разу мы реши-
ской гитарной школы принесли свои горькие ли купить небольшой магнитофон, чтобы фик-
плоды — русская семиструнная стала реликтом. сировать импровизации на пленку.
Репертуар ее почти не играется, не изучается, Шла у нас речь и о выпуске компакт-диска.
не систематизирован, а ведь в нем есть немало Обсуждали фильм, который киножурналист Вя-
подлинных шедевров гитарной музыки. То, что чеслав Тетерников собирался снять об Орехове
ныне играется на шестиструнной, включая про- под названием «Ах, не лист осенний...» — у нас
изведения Орехова, — это, по большому счету, в программе была такая пьеса. После пришли
суррогатная музыка. Не та корневая система: не мои родители, несколько знакомых. Все вместе
в стиле, с потерей характера. Приходится только сели обедать, в тот день был большой праздник
восхищаться гитаристами-шестиструнниками, — Вознесение Господне. Но Орехов обедать от-
которые дерзают играть семиструнный репер- казался, только выпил чашку крепкого кофе и
туар. Вообще забвение своего наследия — боль- снова потянулся к гитаре. Был он в приподня-
шой грех не только перед отечественной, но и том, хорошем настроении. «А можете вы «Вен-
мировой культурой. Явленное творчество любо- герку» сыграть?» — попросили его. А уж лучше
го народа — это ниточка в Вечность, одна из ви- Орехова никто в мире, я считаю, сыграть ее не
браций духовной амплитуды человечества, где может. Это целая гитарная школа на одной пье-
проверяется подлинность Обетования... се, у меня только с десяток нот его вариантов
Сергей Орехов с горечью замечал: «Испа- «Венгерки» зафиксировано.
ния, Пако де Люсия... А свое играть не хотим, И он заиграл. Да как! А когда кончил играть,
все с каким-то пренебрежением относятся к встал с гитарой в руках, кто-то из присутствую-
своей музыке. Поэтому мы решили в противо- щих сказал восторженно: «Вы так хорошо игра-
вес этому, насколько хватит сил, бороться и де- ли, что у меня просто мурашки по коже пошли».
лать только свою, русскую музыку, классику. А Орехов в ответ: «Это потому, что я всю душу
Семиструнная гитара — настолько народная; вложил». И вдруг начал падать на стоящий ря-
это гитара военная, литературная... Какие угод- дом диван. «Скорая помощь» прибыла минут
но возьмите слои общества: семиструнная гита- через двадцать, но помочь уже ничем не могла.
ра — это родной инструмент, с которым русский Он умер мгновенно».
человек связан». Проводить в последний путь Великого гита-
Корни величия и слабости Сергея Орехова риста пришли его родные, близкие, друзья, по-
одни и те же. Свобода, порыв, страсть, удаль... клонники и бывшие коллеги.
и глубокий надрыв — все это придает подлинно «Когда мы вошли в комнату с Володей Не-
русскому таланту неповторимое обаяние, когда, стеровым и Сергеем Аникиным для выноса
по слову Лермонтова, «забываю небо, землю, гроба с телом Сергея Орехова, — вспоминает
самого себя...». Вот это и есть отправная точка Валерий Верченко, — я обратил внимание на
русского надрыва — забыть самого себя, изба- лежащую на диване гитару Сергея. У нее был
виться от наваждения таланта, преодолеть его такой вид, что казалось, это было живое суще-
всеми силами, чтобы прозреть свет... И тянет- ство, потерявшее своего хозяина, ее гриф был
ся греховная душа к забытью не из корысти, а развернут в сторону Сергея. Она как бы готова
дабы уцелеть... И бьется тогда она, взыскующая, была уйти вместе с ним в мир иной».
будто стянутая тонкой гитарной струной, бьет- Похоронен Сергей Дмитриевич на Вагань-
ся, как подранок, в неумелых руках судьбы и ковском кладбище под тяжелой гранитной пли-
пленительно, и страшно... той, которая, кажется, навалилась ему на грудь
еще одним воспоминанием о несуразности зем-
ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ного бытия, с его крайностями и заблуждени-
ями. На плите бронзовый барельеф Великого
Рассказ Валерия Минеева — балалаечника, гитариста работы скульптора Виталия Левина,
которому довелось работать с Ореховым в тот который чтил и любил Орехова. Сергей частень-
последний день. ко наведывался в мастерскую художника и, бы-
«В тот роковой день — 19 августа — он при- вало, с упоением, часами музицировал, щедро
шел ко мне домой, и мы решили начать гото- одаривая своими гитарными откровениями.
вить новую программу. Вначале он сыграл свою 19 августа 1998 года в последний раз отго-
любимую польку Соколова. Затем часа два об- ворила русская семиструнная в руках Сергея
рабатывали старинный романс «Гори, гори, моя Орехова. Отговорила как всегда страстно, горя-
звезда». Решили сделать его для двух гитар. У чо, исповедально, чтобы поведать миру нечто
Сергея была фантазия безграничная. Во время сокровенное, то, что не положено сжигать ни в
импровизации такие яркие находки были. Был какой злобе дня, ибо злоба проходит, а свет не-
он человек импульсивный, играть без души, без вечерний западает в душу навсегда.
сердца не мог. Я понимал, что нужно обязатель-
но записывать его обработки, дал ему в тот день «НАУКА И РЕЛИГИЯ», 2002, №№ 8–11.

60
«ПРОГНОЗ РАЗВИТИЯ», № 19 (47), октябрь 2010 г.

ДВУЛИКИЙ ЯНУС
Вот мы и перешаг-
нули в новое тысяче­
летие и очередное сто-
летие. Стало модным
пророчить, предсказы-
вать грядущее, а не-
редко кликушество- водили в театры смотреть сюрреалистическое полот- ходило, мертвая зыбь —
вать. Кликуш на Руси грязные и непристойные но, да и смотрим мы на мир верный знак беды. Когда
боялись — они клика- представления... Иметь се- похоже сетчатым глазом устало-сытые брюхоногие
ли беду. Да и напро- мью, сочетать в себе добро- насекомого. Ну, так что лениво бродили вокруг
рочить злое легче, чем детели и высокую нрав- же?.. Такое у нас видение, ничего, будто посаженные
вызвать духов добрых. ственность стало позором такое у нас право. А право на цепь, и переставали ис-
А припугнуть еще раз и наказанием. Резко упала диктуют прыщавые маль- кать пути праведные. А тут
измордованного, затю­ рождаемость, а это грози- чики, перекочевавшие из пришли новые «вожди-
канного человечка, чем ло полной деградацией и романов Достоевского в реформаторы» с сонмом
не радость... вымиранием»... Так пове- наш в повседневный сюр. стрекочущих... Народу бы
ствует Оскар Пио о быто- Это они вопят: «право, сво- тогда, как Одиссею, за-
Действительно, из всех вании в Древнем Риме. И бода слова!», когда появ- смолить уши да связать их
загадок бытия, кроме Жиз- роскошь... Безумная, изо- ляется всего лишь легкая покрепче, чтобы не оболь-
ни, наверное, самое таин- щренная, с грандиозными тень здравого смысла. Они щаться хищными треля-
ственное — это Время. Оно пирами, отнимающими же единственные носите- ми... Что там Соловей-раз-
утекает и стоит на месте, последнее здоровье, где ли свободы. Только тому, бойник, ему бы поучиться
необратимо и возвратно. главное даже не тонкость кому действительно при- настоящему разбойному
Время, лишенное сущност- блюд, а их дороговизна и годилась бы свобода сло- ремеслу...
ной предметности, абсо- экзотичность. А на другой ва — безмолвствует, ибо, Так вот, отобрали те
лютно текуче, или также стороне — извращенная если ты созидатель и нрав- хищники последние крохи
абсолютно нетекуче. Это нищета, жаждущая таких ственно приличен — тебе у далеко не зажиточного
Вечность. Однако двули- же утех, подлая от бесси- нет места в тех «свободах». народа, чтобы промотать
кий Янус глядится свои- лия, продажная от зави- Да и странная она их в здешних или забугор-
ми ликами, отвергая ста- сти, вывернутая наизнанку какая-то та «свобода». ных вертепах. Они же не
тику вечности, в прошлое бездельем, экранирующая Приплелась СО стороны, свои, не кровные, не пО-
и грядущее и всюду видит чудовищное богатство. Бо- пригрелась, а затем ста- том заработанные и, есте-
свое отражение. Двери его гатство и бедность, робкий ла алчно пожирать народ, ственно, жгут руки — в тот
храма ныне всегда распах- жест и горделивая осан- который «осчастливила» момент, когда их украли,
нуты, а значит постоянная ка, разбойный посвист и своим присутствием. И изъяли обманом у полу-
война двух этих составляю- жирующее хамство — все предложила ему смертель- нищего народа, чтобы «об-
щих, двух полярностей, ко- сплелось в единый клубок, но опасную игру в закон лагодетельствовать» пол-
торые сцепились намертво где вызрело равнодушие к выживаемости, а проще — ной нищетой, — они сразу
своими крайностями креп- смерти, ибо жизнь, истон- выжимаемости, когда вы- стали криминальными. Но
че сиамских близнецов. А чаясь, все больше уступала жимаются все нравствен- ведь шел и выбирал, по-
между ними бегущие тени место смерти, и, отступая, ные и физические ресур- давая свои голоса за гра-
жизни, которые, устрем- требовала откупного. И сы из народа, на котором бителей, ошельмованный,
ляясь в прошлое, тянут за тогда льется кровь, бездум- паразитирует, будто клещ, враз потерявший направ-
собой грядущее. И в этой но, бездушно, от своеволия непомерно разбухая. При ление, доверчивый рус-
круговерти будто тешится и пресыщенности... А дети этом презрительно-высо- ский люд. Как понять этот
леший, сам себя гоняя кру- уже не желают приходить комерно заклиная: «эта синдром?.. Достоевский в
гами по извечным излучи- в этот мир, где одинаково страна... в этой стране». «Мертвом доме» называ-
нам бытия... жаждут умыкнуть кусочек А действительно — «эта ет его переменой участи
...«Публичный раз- вечности от того увечья... страна», потому что нет — пусть хуже, но иначе.
врат принял колоссальные ...Что-то рисуется лег- государства, которое бы По-другому объяснить не-
размеры; мальчики и де- ко узнаваемое, и если не боролось с откровенной возможно, когда страна в
вочки в школах учились фамильное, то портретное социальной антисанитари- постбрежневский пери-
вместе; женщины и муж- сходство очевидно. Ох уж ей. Народ же безмолвству- од стала одним большим
чины купались в купаль- эти «новые римляне»!.. ет, потому что чувствует мертвым домом. Люди же
нях одновременно; самые Что ж с них взять... И мы трагическую неотврати- искали добра, и получили
неприличные изображе- не лыком шиты. Только мость происходящего, ког- его: здешнее, пристальное,
ния были выставлены на чуть-чуть по-своему, слег- да «слабым нет исхода», а не отвести глаз — кнут и
улицах; девочкам давали ка варьируя, добавляя де- сильный пуст и ёмок в сво- пряник разом. Кнут для
читать сочинения древних мократических приправ ей пустоте. И потому гря- радости, пряник, чтобы
авторов, которые были для остроты и пикантно- дущее слабо ощутимо в пе- язык не откусили, когда
полны непристойностей. сти. Конечно, современная рехлестах настоящего, ибо радует кнут...
Матери приводили сво- картина мира несколько только что перевернута Обнаружилась еще
их дочерей на пиршества, усложнилась, перенасыти- истрепанная и загаженная одна проблема — дефицит
где устраивались танцы лась, так сказать, деталя- страница истории, когда власти, как это не парадок-
без всякой одежды, детей ми и больше смахивает на зловеще ничего не проис- сально звучит. Когда не ре-

61
ализуются в полной мере ственным Промыслом, но де древнейших греков до- всечеловечества, четко
ни властные институты, ни волей «избранного наро- геродотовой поры. сформулированный До-
институты повиновения. да». Вроде «волею послав- Если освободить те стоевским в речи о Пушки-
На этой почве и произрас- шей мя жены» на поиск чу- древние космогонические не. Всечеловечность — это
тают мафиозные явления. жих сокровищ. Подзабыв, и космологические откро- стержень русской идеи, и
Власть — неделимая сущ- что мир обетованный, по вения от непривычных осуществлялась она, мож-
ность, что бы не твердили большому счету, творит- мистических элементов, но сказать, в мягкой фор-
идеологи так называемо- ся даже не Божественным то они поразят наше во- ме, когда подчиненные
го плюрализма. Властное Усилием, но Бытием Су- ображение цельностью, народы сохраняли свою
тянется к властному, по щего, Его незримым при- ясностью и непридуман- этническую принадлеж-
общей природе. Приме- сутствием. И потому по- ностью картины мира, не- ность. Обволакиваемые
нение прямого открытого стигнуть Благо Его можно колебимым оптимизмом русской государственно-
насилия становится все только нравственным ка- и той высокой красотой, стью, перед которой все
более непопулярным, а санием, но не обладанием, что приводит душу в вос- были равными, они со-
однажды и опасным. Оста- или захватом всего мате- торженно-благоговейное храняли не только этни-
ется Золотой идол, и раз- риализованного, что име- состояние. Не то, что наш ческую, но и культурную
ложение здоровых нрав- нуется ныне «глобализа- взорванный и энтропи- самобытность. Чего не до-
ственных начал. Именно цией». Нельзя же, в самом чески убывающий мир, пускала европейская экс-
здесь возникают подлинно деле, остановить поступь который вызывает только пансия, сметая аборигенов
властные очаги — мафи- жизни, изъять из природ- любопытство у нас, без- с целых континентов.
озные, которые, смыкаясь ной взаимосвязи какую-то мерно сложных и живых. Вообще же за каждым
с государственной сим- часть, сделав ее элитной. Он (мир) неживой и са- народом, в его духовном
волической властью, но Это верный путь к гло- моразрушающийся. Мы выражении, скрывается
обладающей элементами бальному вырождению, стали носителями некой культ любовного экстаза,
легитимности, делают эту а не к «новому мировому странной диалектики, где фиксированный в его ми-
власть действительной и порядку». Потому как тот все относительно, где все ровоззренческих постро-
неотвратимой. Возникает «золотой миллиард» будет соотносится, дробясь в ениях, ибо культ этот есть
клановая несвобода под включать в себя все боль- беспредельности. Но ведь источник самотворчества
знаменами вседозволен- ше «осчастливленных» все соотношения возмож- и смысл существования.
ности, она пострашнее зомби и клонов, смачно ны только на незыблемом Объединять человечество
культовой и государствен- перетирающих блага за- фоне единства, вне кото- на этой почве — путь в ни-
ной, ибо клановая единица падной цивилизации. Все, рого будет лишь чудовищ- куда, по сути, отсекается
перестает существовать в что свыше, то для единиц, ный хаос и абсолютное ни- отличительный признак
качестве существа нрав- которые упырями высосут что. Всякая становящаяся человечности — возвы-
ственного. И чтобы ком- остатки живой пульсирую- сущность становится в себе шенно-религиозный, а
пенсировать урон, актив- щей жизни. самой, в своих пределах, материя, как культовый
но смешиваются свобода Конечно, глобализа- и все различия в ней же... предмет, беспредельно
с распущенностью. Распу- ция неизбежна. Ведь че- Конечно, жизнь человече- дробный, и, дробясь, из-
щенность же есть жесто- ловечество у своих истоков ская в своем периоде по- вращает само понятие
чайшая несвобода, когда было единым, с одним пра- лураспада есть игра теней. благодати. Русская созер-
человек становится рабом языком, с одной прарели- Как говаривал Платон: цательность в чистом виде
страстей, а затем и вещей. гией, смыкавшим его с ми- «Бога играют» ...Но эта утопична в своей безогляд-
А вещи, словно оборотни, ром уютно-тесным и пра- игра есть первое условие ной отвлеченности, тем
постоянно изменяют свой ведным. Мир был проще и жизни, а потом тени воз- самым, отстраняясь от на-
облик, пугая многолико- гармоничнее, не в смысле можны только от действи- зойливых проблем суще-
стью и многозначительно- упрощенности, а в смыс- тельных сущностей... ствования. Объединитель-
стью издали и эфемерно- ле вписанности в окру- Действительно, со- ный стержень проходит
стью вблизи... жающую природу, когда брать человечество в между этими двумя край-
Круг замыкается, по- жизнь и смерть уживались унифицированное обра- ностями. Требуется «все-
тому как не может быть без трагического надрыва, зование — заманчивая го лишь» одухотворить
свободы поданной извне. и человек был счастлив, идея. Ею осознанно или материальный мир. Дис-
Подлинная свобода — ин- растворяясь в той одухот- подсознательно заража- кретный (прерывистый)
тенсивнейшая внутренняя воренной природе. И жив лись многие властители и характер материальности
работа совести в недрах был он мудростью, насто- осуществляли ее огнем и сделать пластически-теку-
личности. Свобода же из- янной на вековечных пре- мечом. Но видимо не тот чим... Но это образы отда-
вне заставляет лобызать даниях, а не историческим рецепт, ибо все заканчи- ленных времен, а сегодня
руку дающего. Кому обол, разрушительным созна- валось очередным крахом. на то и щука, чтобы карась
а кому сухарик. Отвечать нием, выстроенным про- Однако удивляет повторя- не дремал.
же всем по строгости Боже- изволом сильного. Только емость событий, действие Что касается мафиоз-
ственного Милосердия... нравственно-мифологи- по единому сценарию от ных образований, то они,
А высшие мафиозные ческое подсознание да- Александра Македонского перейдя в государствен-
кланы все более одержимы рует ощущение вечности. до Адольфа Гитлера, когда ный статус, поймут, что
мыслью о «новом мировом Народы, жившие по за- центростремительная сила выгоднее усердно пасти
порядке». Так вот назнача- конам природы, не знали наталкивается на упругую народ, чем столь же усер-
ют они себя на роль пасты- историчности и чуждались волну противодействия. дно стричь его по живому,
рей человечества не Боже- внешней хронологии, вро- Был и русский вариант или вовсе сдирать шкуру.

62
А как же все-таки быть составляющей, должна по-
с «новым мировым по- стоянно менять знаковость
рядком»?.. Кажется, он — таковы условия житей-
уже порядочно поднадоел ской игры...
своим назойливым внима- Говорят, в отчаянье,
нием к занедужившим го- заяц, преследуемый вол-
сударствам. Он, как хищ- ком, опрокидываясь на
ник, бросается на ослабев- спину, может ударом лапы
шую жертву, чтобы дать ей вспороть брюхо алчному
«угомон». Югославия спо- и сильному преследова-
добилась той «благодати». телю... А слона убивает
После тех событий мир мышь...
уже стал другим. Неважно, Мир становится иным,
что кто-то конфузливо от- ускользая в то иное не-
вернулся, кто-то открыто слышно и незримо. Он ста-
выразил свой протест, кто- новится феодально-клано-
то испуганно одобрил, а в вым, неуловимо-текучим
целом приходит понима- и угрожающе-дерзким в
ние происходящего. Пони- своей иррациональности.
мание того, что это диктат Западная же система го-
безумного постулата все- сударственности делается
дозволенности на почве все более неповоротливой,
виртуального миропони- рассудочно-механической,
мания. А сколько этот вир- не понимающей реалии
туальный постулат принес переменчивого мира. От
реального горя России?! этот она будет все более
Цена ему: в одночасье раз- уязвимой.
рушенная великая Дер- Нам же следует очень
жава, с миллионами враз осторожно плыть в фар-
осиротевших людей. Бес- ватере западной системы
прецедентное разграбле- «ценностей», чтобы не
ние страны, когда нагло стать жертвой двойной
и глумливо воровали все, агрессии — западной,
что имело хоть какую-то онарии объединяются в фонда, особенно народа традиционно стремящей-
ценность... криминальные анклавы, ся уничтожить Россию,
русского, стержня россий-
Русский народ не про- взаимно уничтожая себя и ской государственности.и восточной импульсив-
стил царю Борису убиен- подрывая здоровье нации. Человек, отторгнутый отной, стремительно на-
ного царевича. А это не 93 В целом парализуется воля подлинных радостей жиз-бирающей силу. Сила та
год, и не Чечня, не милли- народа, ибо другой полюс ни, лишается нравствен-в большей мере слепая,
оны обездоленных и гони- пассионарности должен безудержно-фанатичная
ных опор и как бы выпада-
мых. Всевышний милосер- растрачивать свои силы в в неосмысленном религи-
ет из своего этноса. Вот это
ден, может, простит и эти борьбе с этим злом. Пасси- озном экстазе. Неосмыс-
и есть главное достижение,
неотмоленные грехи, но онарность вообще взрыво- «демократических» ленность опасна для них
ре-
на власти более страшный опасна и разрушительная форм. самих и для всего мира, в
грех, грех уничтожения че- сила ее постоянно пере- том числе для России. Сво-
И что, так уж все худо?..
ловеческих душ. Особенно носится на активную часть А как же математическоебодный выбор свободен
юных, неокрепших, по- населения, грозя вселен- до тех пор, пока не сделан
правило: минус на минус —
датливых — внедрением ским пожаром. первый шаг И только он
плюс? Значит худо на худо
насилия, разврата, само- Это в большей мере — благо?.. А по жизни? сделан, следующий, как в
убийственных привычек мужская ипостась бытия. Будем надеяться... Ведьшахматной игре, во мно-
и обычной ползучей по- Женская, либо нравствен- гом уже предопределен
есть грозный Судия... он
шлости. В таком дрожже- но убивается, уходя во тьму ждет. Глубинные переме-создавшейся композици-
вом брожении проявля- в погоне за куском хлеба, ны проявляются незримо,ей.
ется пассионарность, но либо — за безликим сча- неощутимо, словно мед-
проявляется своеобразно: стьем сиюминутного уга- ленно плывущие облака. Анатолий ШИРЯЛИН
она искусственно подо- ра. И ни радости материн- В глубинной вселенской Доктор философии, член
гревается, лишаясь осмыс- ства, ни памяти родовых неизменности происходят Союза писателей России
ленности. Вектор направ- мук — одно томление пу- подвижки неведомым нам
ленности разрушителен. стых желаний. Винить их способом, они неподвласт-
Энергия не на созидание и почти невозможно, когда ны человеческому разуме-
нравственное укрепление действует явная установка нию. А здесь, в нашем из-
этноса, а на самоуничто- на уничтожение здоровой воротливом мире, любая
жение. Этнические пасси- части населения, его гено- переменная, чтобы стать

63
А. Ширялин. «Одиночество»

КНИГА О ШИРЯЛИНЕ
В 2011 году в Воронеже вышла книга Л. П. Зайцевой
«Ширялин — линия судьбы», которая стала данью
светлой памяти и выражением преклонения автора
перед разносторонними талантами Анатолия Владими­
ровича Ширялина — философа, писателя, композитора,
аранжировщика, гитариста-исполнителя, педагога и
художника.
Книга, состоящая из семи сюжетно независимых
глав, дает читателю свободу выбора и позволяет отдать
предпочтение любой интересующей теме.
Глава первая — биографический очерк, изданный
к 70-летию А. В. Ширялина (им открывается настоя-
щий номер нашего журнала).
Вторая глава — интервью и фрагменты статей об
Анатолии Владимировиче.
В третьей главе представлена публицистика
А. Ширялина.
Четвертая глава посвящена творчеству друзей.
В пятую главу вошли воспоминания известных
ИЗБРАННЫЙ гитаристов и общественных деятелей об А. В. Ширяли-
Памяти А. В. Ширялина не.
Шестая глава состоит из памятных посвящений
Анатолию Владимировичу.
Он был избран носителем истин, Седьмая глава, заключительная, повествует о твор-
Не подвластных гримасам химеры, ческой и личной дружбе автора с Анатолием Ширяли-
ным.
Словно схимник языческой веры –
Зайцева Л. П. Ширялин – линия судьбы / Воронеж: Истоки,
Ощущений хранитель и мистик. 2011. – 159 с.: ил., фото, портр. . – Формат А5. – Библиогр. в кон-
це кн. – (На обл.: картина А. Ширялина «Пророк»). – 100 экз.

Он творил чудеса вдохновенья –


Тьму сворачивал в струнные нервы.
Осушая свой кубок с Минервой,
Как пророк – созидал всепрощенье.

Воспарив в беспределье Вселенной


Мир отринул, как бабочка кокон,
С облегчением сбросил оковы
Приземлённых одежд своих тленных.

И объял он – её необъятность,
И проник он – в её бесконечность,
И постиг он, что миг –
это Вечность,
Быстротечность, с личиною яви.

Но душа, разметав наважденье,


Вновь в твореньях его пробудится.
На алтарь, словно древняя жрица
Продолжая своё восхожденье.

Людмила Зайцева

64
КАРТИНЫ
АНАТОЛИЯ
ШИРЯЛИНА
«Утро»
«Дважды два»

«Молва»

«Рацио» «Автопортрет с гитарой»

«Портрет Людмилы Зайцевой»

«Ева» «Страсти» «Грусть»


65
А. Ширялин «Одигитрия»