Вы находитесь на странице: 1из 233

Many Lives, Many Masters:

The True Story of a Prominent Psychiatrist, His Young Patient, and the Past-Life
Therapy That Changed Both Their Lives

Dr. Brian I. Weiss

МНОГИЕ ЖИЗНИ, МНОГИЕ УЧИТЕЛЯ:


ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ О ВЫДАЮЩЕМСЯ ПСИХИАТРЕ, ЕГО
МОЛОДОЙ ПАЦИЕНТКЕ, И О ТОМ, КАК ГИПНОТИЧЕСКАЯ
РЕГРЕССИЯ ИЗМЕНИЛА ИХ ЖИЗНИ

Доктор Брайан Вайсс


ПРЕДИСЛОВИЕ

Я знаю, что у всего есть своя причина. Возможно, когда происходит то или
иное событие, у нас поначалу может и не быть ни психологической
проницательности, ни предвидения, чтобы понять его причину, но со временем и
терпением они выйдут на свет.

Так это произошло и с Кэтрин. Я познакомился с ней в 1980 году, когда ей


было двадцать семь лет. Она пришла в мою консультацию, в поисках помощи от
своего мучительного беспокойства, фобий и приступов паники. Хотя эти
симптомы и сопровождали ее с детства, но недавнем прошлом они сильно
ухудшились. Каждый день она становилась все более эмоционально
парализованной, все менее способной нормально функционировать. Она
находилась в ужасе и, как следствие, в депрессии.

В отличие от хаоса ее жизни, моя жизнь протекала спокойно. У меня был


счастливый и спокойный брак, двое маленьких детей и процветающая карьера.

С самого начала, моя жизнь казалось, следовала прямым курсом. Я вырос в


любящем доме. Академический успех пришел ко мне легко, и на втором курсе
колледжа, я принял решение стать психиатром. Я с отличием закончил
Колумбийский Университет, в Нью Йорке, в 1966 году. И продолжил свое
обучение в Медицинской школе Йельского Университета, в котором в 1970 году
получил диплом врача. После интернатуры в Медицинском Центре Университета
Нью Йорка(Bellevue Medical Center), я вернулся в Йель, чтобы закончить мою
резидентуру в качестве психиатра. После окончания, я принял должность в
Университете Питтсбурга. Два года спустя, я занял должность в Университете
Майами, возглавив департамент психофармакологии, где я получил национальное
признание в области биологической психиатрии и наркомании. После четырех лет
в университете, я был произведен в звание адъюнкт-профессора психиатрии
медицинской школы, и назначен руководителем Отделения Психиатрии большого
госпиталя в Майами, при университете. К этому времени, я уже опубликовал
тридцать семь научных статей и глав книг по своей специальности.

Годы дисциплинированного обучения приучили меня думать как врач и


ученый, ставя меня в узкие рамки профессионального консерватизма. Я не доверял
ничему, что не могло быть подтверждено традиционными научными методами.
Мне было известно о некоторых парапсихологических исследованиях, которые
проводились в важных университетах страны, но они не привлекали моего
внимания. Все это казалось мне нелепым.

И тогда я встретил Кэтрин. На протяжении восемнадцати месяцев я


использовал традиционные терапевтические методы, чтобы помочь ей побороть
симптомы. Когда ни один из них не принес результата, я попробовал гипноз. В
последовательности трансовых состояний, Кэтрин вызвала воспоминания
"прошлых жизней", которые оказались теми факторами, которые и вызывали эти
симптомы. Она также имела возможность быть проводником информации,
происходящей от "высших духовных сущностей", и через них раскрыла многие
секреты жизни и смерти. За несколько коротких месяцев, ее симптомы исчезли, и
она возобновила свою жизнь, став более счастливой и спокойной, как никогда
раньше.

Все мое обучение не содержало ничего, что подготовило бы меня к этому.


Когда произошли эти события, я чувствовал себя совершенно изумленным.

У меня не было научных объяснений тому, что произошло. В человеческом


разуме все еще очень много вещей, которые находятся за гранью нашего
понимания. Возможно, Кэтрин, под гипнозом, смогла сфокусироваться на той
части подсознания, которая хранит истинные воспоминания о прошлых жизнях,
или возможно, она проникла в то, что психоаналитик Карл Юнг определил как
"коллективное бессознательное": источник энергии, которая окружает нас и
содержит воспоминания всей человеческой расы.

Ученые начинают искать ответы на эти вопросы. Мы, как общество, можем
получить много пользы от исследования загадок, которые таит душа, разум,
продолжение жизни после смерти и влияние нашего опыта в предыдущих жизнях
на наше текущее поведение. Очевидно, что последствия безграничны, особенно в
области медицины, психиатрии, теологии и философии.

Однако, строгое научное изучение в этой области пока все еще находится в
зачаточном состоянии. Хотя в раскрытии этой информацию делаются
определенные успехи, процесс идет очень медленно, и встречает на своем пути
большое сопротивление, как со стороны ученых, так и стороны обывателей.

На протяжении всей своей истории, человечество всегда сопротивлялось


переменам, и принятию новых идей. Исторические тексты полны примеров этого.
Когда Галилей открыл спутники Юпитеры, астрономы его эпохи отказались
принять и даже смотреть на эти спутники, поскольку их существование
конфликтовало с принятыми убеждениями. То же самое происходит и сейчас
между психиатрами и другими терапевтами, которые отказываются рассматривать
и оценивать важные собранные свидетельства, касающиеся жизни после смерти
физического тела и воспоминаниях о прошлых жизнях. Их глаза остаются плотно
закрыты.
Эта книга является моим маленьким вкладом в исследование в сфере
парапсихологии, прежде всего в части, относящейся к нашим переживаниям до
рождения и после смерти. Каждое слово, которое вы прочтете в этой книге - это
правда. Я не добавлял ничего и удалил только лишь повторяющиеся части. Я
слегка изменил личность Кэтрин, чтобы соблюсти конфиденциальность. Мне
потребовалось четыре года, чтобы написать о том, что произошло, четыре года,
чтобы набраться храбрости и принять профессиональный риск от раскрытия этой
необычной информации.

Внезапно, однажды ночью, когда я принимал душ, я почувствовал


побуждение выразить все эти переживания на бумаге. У меня было сильное
интуитивное чувство, что настал подходящий момент, что мне не следует
продолжать удерживать эту информацию. Уроки, которые я изучил не должны
держаться в секрете, они были предназначены также и для других. Знания пришли
через Кэтрин, а теперь должны пройти через меня. Я понял, что от каких бы
последствий я не пострадал, ни одно из них не будет столь же разрушительным,
как вызванное нежеланием поделиться приобретенными знаниями о бессмертии и
истинном значении жизни.

Я выскочил из душа и сел за письменный стол, с кучей записей, записанных


в ходе моих сеансов с Кэтрин. Ранним утром я думал о своем старом венгерском
дедушке, который умер, когда я был еще подростком. Каждый раз, когда я
признавался ему, что боялся идти на риск, он ободрял меня ласково, повторяя с
акцентом свое любимое английское выражение: "Vat the hell?(Какого черта?)".
ГЛАВА 1

Когда я увидел Кэтрин в первый раз, на ней было яркое малиновое платье, и
она нервно листала журнал в моей комнате ожидания. Было очевидно, что она
испытывала удушье. За прошедшие двадцать минут, она ходила взад и вперед по
коридору напротив консультаций отделения Психиатрии, пытаясь убедить себя
посетить встречу со мной, а не убежать прочь.

Я пришел в комнату ожидания, чтобы поприветствовать ее, и мы пожали


друг другу руки. Я заметил, что ее руки были холодными и влажными, что
подтверждало ее волнение. В действительности, у нее заняло два месяца, чтобы
набраться храбрости и придти на встречу ко мне, несмотря на то, что два доктора
из персонала, которым она доверяла, настойчиво просили ее обратиться ко мне за
помощью. И вот наконец, она было здесь.

Кэтрин - невероятно привлекательная женщина, с белокурыми волосами


средней длины и карими глазами. В это время она работала лабораторным
техником в госпитале, в котором я был начальником отдела Психиатрии, она
зарабатывала дополнительные деньги, разрабатывая купальники.

Я ввел ее в свой кабинет и проводил ее до большого кожаного кресла,


которое находилось за диваном. Мы сели друг напротив друга, мой полукруглый
стол разделял нас. Кэтрин откинулась на спинку кресла, в молчании, не зная с чего
начать. Я ждал, поскольку предпочитал, чтобы она сама выбрала начальную тему,
однако по прошествии нескольких минут, я начал задавать вопросы о ее прошлом.
В этот первый визит, мы начали разбираться в том, кем она была и почему она
пришла увидеть меня (явилась ко мне).
Отвечая на мои вопросы, Кэтрин раскрыла историю своей жизни. Она была
средним ребенком, выросла в консервативной католической семье, в маленьком
городке штата Массачусетс. Ее брат, на три года старше ее, был очень атлетичным,
и наслаждался свободой, которой ей никогда не предоставлялась. Ее младшая
сестра была любимицей обоих родителей.

Когда мы начали говорить о ее симптомах, она стала заметно более


напряженной и нервозной. Речь ее стала быстрее, и она наклонилась вперед,
уперев локти на стол.

Ее жизнь всегда была обременена страхами. Она боялась воды, она так
боялась задохнуться, что не могла глотать таблетки, она также боялась самолетов,
боялась темноты, и ее ужасала смерть. В последнее время эти страхи усугубились.
Для того чтобы почувствовать безопасность, она часто спала в просторном
платяном шкафу своей квартиры. Она мучилась от двух до трех часов бессонницы,
прежде чем могла заснуть. Когда, в конце концов, ей удавалось заснуть, сон ее был
некрепкий и беспокойный, она часто просыпалась. Ночные кошмары и эпизоды
сомнамбулизма, которые отравляли ее детство начали возвращаться. По мере того
как страхи и симптомы начали ее парализовывать с каждым разом все больше, все
более глубокой становилась ее депрессия.

Пока Кэтрин продолжала говорить, я мог воспринимать всю глубину ее


страданий. За годы работы, я помог многим пациентам, подобным ей, преодолеть
муки своих страхов, поэтому я был уверен, в том, что смогу помочь и ей тоже. Я
решил, что мы начнем с погружения в детство, в поисках первоначальных
источников ее проблем. Как правило, такое познание глубинных причин и
взаимосвязей помогает уменьшить беспокойство. В случае необходимости, и если
бы ей удалось проглотить таблетки, я предложил бы ей мягкие успокоительные
лекарства, чтобы она почувствовала себя более комфортно. Это было обычное
лечение, против тех симптомов, которые демонстрировала Кэтрин, и я никогда не
колебался использовать успокоительные, или даже антидепрессанты для лечения
хронических сильных страхов и тревог. Сейчас я использую их гораздо бережнее,
и в случае их применения, использую их только лишь короткие периоды времени.
Не существует медикаментов, способных достичь истинных причин этих
симптомов. Мой опыт работы с Кэтрин и другими пациентами подобными ей
только лишь подтвердил это утверждение. Сейчас я знаю, что можно лечить,
вместо того, чтобы ограничиваться лишь подавлением и скрытием симптомов.

В ходе первого сеанса, я мягко пытался заставить ее вернуться в детство.


Поскольку Кэтрин, изумительно помнила несколько событий из своего раннего
детства, я сказал себе, что должен рассмотреть возможность использования
гипнотерапии как возможного способа ускорить лечение и преодолеть это
подавление. Она не могла вспомнить ни одного особенно травмирующего момента
из своего детства, которые объяснили бы ее продолжающиеся страхи в жизни.

В тов время как, она напрягала и открывала свой разум, пытаясь вспомнить,
на поверхность вышли изолированные фрагменты воспоминаний. Когда ей было
примерно пять лет, она испытала приступ паники, кто-то столкнул ее с трамплина
для прыжков в воду в бассейн. Однако, она сказала, что даже перед этим
инцидентом, она никогда не чувствовала себя комфортно в воде. Когда Кэтрин
было одиннадцать, ее мать впала в тяжелую депрессию. То, каким странным
образом она отдалилась от семьи, привело к необходимости консультации с
психиатром и последующим использованию электрошокового лечения. Это
лечение привело к возникновению у ее матери проблем с памятью. Случившееся с
матерью напугало Кэтрин, но когда состояние ее матери улучшилось, и она вновь
стала "собой", Кэтрин сказала, что ее страхи рассеялись. Ее отец имел долгую
историю злоупотребления алкоголем, и иногда, старшему брату Кэтрин
приходилось забирать его из местного бара.

Его возрастающее потребление алкоголя, приводило к частым ссорам с


матерью Кэтрин, которая стала отстраненной и угрюмой. Однако, девушка, видела
в этом принятую модель семьи.

Вне дома дела были лучше. В средней школе она ходила на свидания и легко
общалась с друзьями, многих из которых она знала много лет. Тем не менее, ей
было трудно доверять людям, особенно тем, кто находился вне ее узкого круга
друзей.

В отношении религии, у нее не оставалось сомнений. Ее вырастили с верой


в традиционную католическую идеологию и ритуалы, и она никогда не ставила
под сомнение истинность и справедливость своей веры. Она верила в то, что если
вы были хорошим Католиком и жили как было должно, уважая веру и ее обряды,
вы будете вознаграждены тем, что отправитесь в рай, в противном случае вас ждет
Чистилище или Ад. Патриархальный Бог и его сын брали на себя эти
окончательные решения. Позже, я узнал, что Кэтрин не верила в реинкарнацию, на
самом деле, ей очень плохо была знакома эта концепция, хотя она немного читала
об индуизме. Идея реинкарнации входила в противоречие с ее воспитанием и
пониманием. Она никогда не читала метафизической или оккультной литературы,
не проявляя к ней никакого интереса (потому что она ее совершенно не
интересовала). Она была уверена в своих убеждениях.

Закончив среднюю школу, Кэтрин окончила двухлетние технические курсы,


по окончанию которых она стала лабораторным техником. Получив профессию и
воодушевленная своим братом, она переезжает в Тампу. Кэтрин получила работу в
Майами, в большом госпитале при Университете Медицинской Школы Майами
(the University of Miami School of Medicine). Она переехала в Майами весной 1974
года, в возрасте двадцать один год.

Жизнь Кэтрин в ее маленьком городе была легче, чем та, которая ждала ее в
Майами, однако она была рада, что убежала от своих семейных проблем.

Во время первого года в Майами, Кэтрин встретила Стюарта. Женатого


мужчину, еврея по национальности, имеющего двоих детей. Он был совершенно
непохож ни на одного из мужчин, с которыми она ранее встречалась. Он был
успешным врачом, сильным и решительным. Между ними была непреодолимая
химия, но их отношения были неустойчивы и бурны. Что-то в нем вызвало в ней
страсть и пробудило ее, словно она была очарована им. К тому времени, когда
Кэтрин начала терапию, ее отношения со Стюартом длились уже шестой год и
были до сих пор очень живы. Кэтрин не могла сопротивляться ему, хотя он плохо с
ней обращался, и ее приводили в ярость его ложь, манипуляции и пустые
обещания.

Несколько месяцев назад, до ее встречи со мной, Кэтрин перенесла


хирургическую операцию на голосовых связках, из-за доброкачественных
образований. Она уже испытывала волнение перед операцией, но была полностью
объята ужасом после пробуждения в послеоперационной палате. Медицинскому
персоналу потребовались часы, чтобы успокоить ее. После ее выздоровления в
госпитале, она разыскала доктора Эдварда Пула (Edward Poole). Эд был
добродушным педиатром, которого Кэтрин встретила, когда работала в госпитале.
Они оба почувствовали мгновенное взаимопонимание, и между ними возникла
близкая дружба. Кэтрин откровенно говорила с Эдом, рассказывала ему о своих
страхах и своих взаимоотношениях со Стюартом, и о том, что чувствует, что
теряет контроль над своей жизнью. Он настоял на том, чтобы Кэтрин встретилась
со мной и только со мной, а не с каким либо из моих коллег психиатров. Когда Эд
позвонил мне и рассказал о ней, он добавил, что по какой-то причине подумал, что
только я смогу по-настоящему помочь Кэтрин, даже не смотря на то, что у других
психиатров также была прекрасная подготовка и они были
высококвалифицированными психотерапевтами. Однако, Кэтрин мне не
позвонила.

Прошло восемь недель. Во время моей напряженной работы в качестве


начальника Отдела Психиатрии я забыл о звонке Кэтрин. Страхи и фобии Кэтрин
тем временем усиливались. Доктор Фрэнк Экер (Frank Acker), Заведующий
Хирургическим Отделением, был вскользь знаком с Кэтрин несколько лет, и они
часто добродушно шутили друг с другом, когда он посещал лабораторию, в
которой она работала. Он заметил ее несчастное состояние, в котором она
находилась последнее время и почувствовал ее напряжение. Несколько раз он
хотел сказать ей что-то, но колебался. Однажды днем, Фрэнк ехал в один
маленький отдаленный госпиталь, где должен был читать лекцию. По пути он
увидел Кэтрин, едущую домой, который находился неподалеку от этого
маленького госпиталя, и импульсивно, жестами просигналил ей съехать на
обочину дороги.

 Я хочу, чтобы ты сейчас же увиделась с Доктором Вайсом - прокричал он ей


из окна. - Немедленно.

Хотя хирурги имеют привычку действовать импульсивно, даже Фрэнк


удивился тому, каким эмоциональным он был.

Приступы паники и беспокойства Кэтрин становились все более частыми и


продолжительными. Она начала страдать от двух повторяющихся ночных
кошмаров. В одном из них, мост, по которому она ехала, разрушался. Ее
автомобиль шел на дно, она оказывалась в ловушке и тонула. Во втором кошмаре,
она была заперта в кромешно-темной комнате, в которой она спотыкалась о вещи и
падала, не имея возможности найти выход.

Наконец, она пришла ко мне.


Во время моего первого сеанса с Кэтрин, я не имел ни малейшего понятия о
том, что моя изменится коренным образом, о том, что это испуганная, находящаяся
в замешательстве, сидящая на против меня за столом молодая девушка, станет
катализатором и что я уже никогда не буду прежним.

ГЛАВА 2

Прошло восемнадцать месяцев интенсивной терапии, Кэтрин приходила ко


мне один или два раза в месяц. Она была хорошим пациентом, многословной,
проницательной, и очень желающей поправиться.

В это время мы исследовали ее чувства, мысли и сны. Ее признание


повторяющихся шаблонов поведения предоставило ей проницательность и
понимание. Она вспомнила множество других важных деталей из своего
прошлого, таких как отсутствие ее отца, который был моряком торгового флота,
дома, случающиеся время от времени вспышки ярости, после того как он излишне
выпил. Она намного лучше поняла свои беспорядочные отношения со Стюртом и
выражала гнев более подходящим способом. Я чувствовал, что ей уже должно
было стать намного лучше. Пациентам почти всегда становится лучше, когда они
вспоминают неприятное влияние из своего прошлого, когда они учатся узнавать и
исправлять неадекватные шаблоны поведения и, когда развивают способность
посмотреть на свои проблемы всесторонне и более объективно. Но Кэтрин не
стало лучше.

Приступы беспокойства и паники продолжали мучить ее. Ей продолжали


сниться яркие повторяющиеся кошмары, ее все еще приводила в ужас вода,
темнота и страх оказаться взаперти. Ее сон все еще был прерывист и не приносил
ей отдыха. Она страдала от учащенного сердцебиения. Она продолжала
отказываться принимать лекарства, из-за мучившего ее страха подавиться
таблетками и задохнуться. Я чувствовал себя так, словно бы наткнулся на стену, и
чтобы я не делал, стена оставалась столько высокой, что никому из нас не
удавалось преодолеть ее. Однако, вместе с чувством разочарования, ко мне пришла
и большая решимость. Так или иначе, я собирался помочь Кэтрин.

И затем произошло нечто странное. Хотя, она сильно боялась летать, и


должна была придавать себе храбрости несколькими порциями выпивки, пока
была на борту, Кэтрин сопровождала Стюарта, в пути на медицинскую
конференцию в Чикаго, весной 1982. Пока они находились там, она заставила его
посетить Египетскую выставку в музее искусств, где они присоединились к
экскурсии.

У Кэтрин всегда был интерес к древнеегипетским артефактам и


репродукциям реликвий этого периода. Едва ли она была ученым, и она никогда не
изучала этот исторический период, но каким-то образом, предметы казались ей
знакомыми.

Когда гид начал описывать некоторые из выставленных объектов, она


обнаружила, что поправляет его... и она была права! Гид был удивлен, Кэтрин
была потрясена. Откуда ей были известны эти вещи? Почему она была настолько
уверена в своей правоте, что публично поправила гида? Возможно, это были
забытые знания из детства.

В свой следующий визит, она рассказала мне о случившимся. Несколько


месяцев назад, я предложил Кэтрин гипноз, но она испугалась и воспротивилась.
Из-за пережитого на египетской выставке, она на этот раз неохотно согласилась.

Гипноз представляет собой отличный инструмент, который позволяет


пациенту вспомнить давно забытые события. В этом нет никакой загадки. Это
просто состояние сфокусированной концентрации. Под руководством опытного
гипнотизера, тело пациента расслабляется, вызывая обострение памяти. Я
гипнотизировал сотни пациентов, я нашел его полезным для ослабления тревоги,
устранения фобий, изменения плохих привычек, и помощи вспомнить
подавленные воспоминания. В отдельных случаях, мне удавалось регрессировать
пациентов в их раннее детство, когда им было два или три года, пробуждая тем
самым воспоминания о давно забытых травмах, которые разрушали их жизни. Я
был уверен, что гипноз поможет Кэтрин.

Я дал ей указание лечь на диван, слегка закрыть глаза, и закинуть голову на


маленькую подушку. Вначале, мы сфокусировались на ее дыхании. С каждым
выдохом, она освобождала накопленное напряжение и беспокойство. По
прошествии нескольких минут, я сказал ей, чтобы она визуализировала как
постепенно расслабляются ее мускулы, начиная с мышц лица и челюсти, затем
шеи и плеч, мышц рук, спины и живота, и заканчивая мышцами ног. Она
чувствовала, что ее тело все глубже и глубже расслабляется и словно погружается
в диван.

Затем я дал ей указание визуализировать интенсивный белый свет в верхней


части головы, внутри ее тела. По мере того как свет медленно распространялся по
ее телу, он полностью расслаблял каждый мускул ее тела, каждый нерв, каждый
орган, полностью все тело, принося ее в состояние все более глубокой релаксации
и покоя. Она становилась все более сонливой, все более спокойной. Наконец,
согласно моему указания, свет полностью заполнил ее и окружил ее.

Я медленно сосчитал от десяти до одного. С каждым номером, она вступала


в более глубокий уровень расслабления. Ее транс стал более глубоким. Она могла
концентрироваться на моем голосе, исключать все иные внешние(фоновые) шумы.
На счет один, она уже находилась в относительно глубоком состоянии гипноза.
Весь процесс занял примерно двадцать минут.

Спустя некоторое время я начал регрессировать ее, прося ее вспоминала с


каждым разом все более отдаленные воспоминания, относящиеся к ее раннему
детству. Она могла говорить и отвечать на мои вопросы, находясь на глубоком
уровне гипноза. Она вспомнила травматическое переживание у дантиста, которое
произошло, когда ей было шесть лет. Она отчетливо вспомнила ужасающий опыт,
когда ей было пять лет, когда ее столкнули с трамплина в бассейн, в этом случае
она почувствовала дурноту и глотала воду и задыхалась, пока рассказывала о
произошедшем, она давилась водой. Я внушил ей, что переживание закончилось,
что она выбралась из воды. Она перестала задыхаться(от воды), дыхание
вернулось в норму. Она все еще находилась в состоянии глубокого транса.

Но самое худшее случилось в возрасте трех лет. Она вспомнила, что


проснулась в своей спальне, в темноте, сознавая, что ее отец был в комнате. От
него разило алкоголем в тот момент, Кэтрин снова сейчас воспринимала этот
запах. Отец коснулся и погладил ее, включая "там внизу". Она была в ужасе, и
начала плакать, после чего он прикрыл ей рот своей грубой рукой. Она не могла
дышать. В моей офисе, на моем диване, двадцать пять лет спустя, Кэтрин рыдала.
Я чувствовал, что теперь у нас есть информация, ключ к тому, что с ней
происходит. Я был уверен, что ее состояние быстро и резко улучшится. Я мягко
внушил ей, что это переживание окончено, что она больше не в своей спальне, а
спокойно отдыхает, все еще находясь в трансе. Рыдание прекратилось. Я
переместил ее вперед во времени, до ее настоящего возраста. Я пробудил ее, после
того как приказал, с помощью постгипнотического внушения, запомнить все, что
она сказала мне.

Мы провели остаток сеанса, анализируя это внезапно яркое воспоминание,


вызванное ее отцом. Я пытался заставить ее принять и интегрировать свое "новое"
знание. Сейчас она поняла свои отношения отцом, его реакцию на нее, его
отчужденность и ее страх перед ним. Она вышла из офиса, все еще дрожа, но я
знал, что понимание, которое она приобрела, стоило временного неудобства.

В драме раскрытия ее болезненных глубоко подавленных воспоминаний, я


совершенно забыл, поискать возможную детскую связь с египетскими
предметами. Но, по крайней мере, она лучше поняла свое прошлое. Она
вспомнила несколько ужасающих событий. Я ожидал значительного улучшения ее
симптомов.

Несмотря на это новое понимание, на следующей неделе, она сообщила, что


ее симптомы остались прежними, и также серьезны как и всегда. Это меня
удивило. Я не мог понять, что было не так. Могло ли произойти что-то в возрасте
менее трех лет? Мы раскрыли более, чем достаточные причины ее страха
подавиться, страха воды, темноты и страха оказаться в ловушке, однако,
пронзающие страхи и симптомы, неконтролируемое беспокойство, продолжали
опустошать ее жизнь. Ее ночные кошмары были столь же пугающи, как и прежде.
Я принял решение, регрессировать ее дальше.

Находясь в состоянии гипноза, Кэтрин говорила шепотом, медленно,


обдумывая слова. Благодаря этому я мог записывать ее слова, и могу цитировать ее
напрямую (многоточия означают паузы в ее речи, а не удаление слов или их
редактирование мной. Однако, некоторые повторяющиеся части не были сюда
включены) .

Медленно, я погрузил Кэтрин в возраст двух лет, но она не вспомнила


ничего важного. Я дал ей твердые и четкие инструкции:

 Возвращайся в то время откуда произошли твои симптомы.

Я был совершенно не готов у тому, что случилось далее:

 Я вижу белые ступеньки, ведущие в здание, здание большое и белое, с


колоннами, открытое спереди. Без дверей. На мне длинное платье...
свободное платье, сделанное из грубой льняной ткани. У меня светлые
волосы, заплетенные в косы.

Я был в замешательстве. Я не был уверен в том, что происходит. Я спросил


ее какой это был год, и как ее звали.

 Аронда... Мне восемнадцать лет. Я вижу рынок напротив здания. Там


корзины... Эти корзины носят на плечах. Мы живем в долине... Воды нет.
Сейчас 1863 год до нашей эры. Область бесплодная, засушенная и песчаная.
Есть колодец, рек нет. Вода приходит в долину с гор.
После того, как она сообщила больше топографических деталей, я сказал ей
отправиться на несколько лет вперед во времени, и сказать мне, что она видит.

 Деревья и дорогу. Я вижу огонь для приготовления пищи. Я блондинка. Но


мне одето длинное коричневое платье из грубой ткани и сандалии. Мне
двадцать пять лет. У меня есть маленькая дочь по имени Клеастра... Она —
это Рэйчел (в настоящее время Рэйчел - это ее племянница, с которой она
всегда имела чрезвычайно близкие отношения). Очень жарко.

Я был поражен. Мой желудок скрутило узлом, и я ощутил холодок.


Визуализации и воспоминания Кэтрин казались такими точными. Она совершенно
не колебалась. Имена, дата, одежда, деревья... все было ясно видно! Что это было?
Как мог ребенок, который был у нее тогда быть сейчас ее племянницей? Я был еще
в большем замешательстве. Я исследовал тысячи пациентов психиатрических
больниц, многих из них под гипнозом, не сталкиваясь никогда с подобными
фантазиями, даже в снах. Я дал ей указание перенестись вперед во времени, к
моменту ее смерти. Я не был уверен в том, как проводить беседу с пациентом,
находящимся посреди столь подробной и ясной фантазии(или воспоминания?), но
я искал травмирующие факторы, которые могли служить основой ее страхов и
нынешних симптомов. События вокруг времени ее смерти могли быть особенно
травмирующими. Видимо, наводнение или приливная волна опустошила поселок.

 Большие волны валят деревья. Некуда бежать. Холодно, вода холодная. Я


должна спасти своего ребенка, но я не могу... я могу лишь крепко держать ее.
Я тону. Я захлебываюсь водой. Я не могу дышать, не могу глотать... соленая
вода. Мой ребенок вырван из моих рук.

Кэтрин задыхалась и с трудом дышала. Внезапно, ее тело полностью


расслабилось, ее дыхание вновь стало глубоким и ровным.

 Я вижу облака... Моя малышка со мной. И другие из деревни. Я вижу брата.

Она отдыхала, это жизнь была окончена. Она находилась в глубоком трансе.
Я был изумлен! Прошлые жизни? Реинкарнация? Мой клинический ум говорил
мне, что она не фантазировала, не выдумывала этот материал. Ее мысли, ее
выражения, ее внимание к деталям, все отличалось от ее нормального состояния
сознания. Целая гамма психиатрических диагнозов пронеслась в моем разуме, но
ее психическое состояние и структура ее характера не объясняли эти откровения.
Шизофрения? Нет, Кэтрин никогда не проявляла признаков когнитивных
расстройств и нарушений мышления. Она никогда не страдала ни от слуховых, ни
от визуальных галлюцинаций (она не слышала голоса, и не видела видений,
находясь в бодрствующем состоянии), ни какими-либо другими психопатическими
эпизодами. Она также не была помешанной, не потеряла контакт с реальностью.
Она не страдала раздвоением личности. Была только одна Кэтрин, и ее
сознательный разум был прекрасно осведомлен об этом. Она не проявляла ни
социопатические, ни антисоциальные тенденции. Она не была актрисой. Она не
употребляла ни наркотические, ни галлюциногенные вещества. Ее потребление
алкоголя было минимальным. Она не страдала неврологическими или
психологическими заболеваниями, которые могли бы объяснить этот яркий
непосредственный опыт, в состоянии гипноза.

Это были воспоминаний какого-то вида, но откуда? Моя инстинктивная


реакция заключалось в том, что я наткнулся на то, о чем знал очень мало:
реинкарнацию и воспоминания о прошлых жизнях. "Не может быть", - говорил я
себе. Мой научного склада ум сопротивлялся принять это. Однако, это
происходило перед моими глазами. Я не мог этого объяснить, но также и не мог
отрицать реальности происходящего.

 Продолжай - сказал я немного нервозно, однако очарованный тем, что


происходило. - Ты помнишь что-нибудь еще?

Она вспомнила две другие жизни.

 На мне черное платье с кружевами и черные кружева на голове. У меня


темные волосы, немного седые. Сейчас 1756г. (от Р.Х.). Я испанка. Меня
зовут Луиза и мне пятьдесят шесть лет. Я танцую, другие тоже
танцуют(долгая пауза). Я больна. У меня лихорадка, холодный пот... Много
людей больны. Люди умирают... Врачи этого не знают, но причина была в
воде.

Я переместил ее вперед во времени.

 Я выздоравливаю, но моя голова все еще болит. Мои глаза и голова все еще
болят из-за лихорадки, от воды... многие умирают.

Позже, она сказала мне, что в этой жизни она была проституткой, но не
сообщила мне об этом, потому что ей было стыдно. Очевидно, что в состоянии
гипноза, она могла цензурировать некоторые из воспоминаний, которые она мне
передавала.

С тех пор, как она узнала свою племянницу в прошлой жизни, я


импульсивно спросил ее, присутствовал ли я в какой-либо из ее жизней. Мне было
любопытно узнать о своей роли, если таковая была, в ее воспоминаниях. Она
ответила мне быстро, в отличие от предыдущих очень медленных и взвешенных
ответов.

 Ты мой учитель, сидящий на уступе скалы. Ты учишь нас с помощью книг.


Ты стар, с седыми волосами. Ты носишь белое одеяние с золотой отделкой...
Ваше имя Диоген. Вы учите нас символам, треугольникам. Вы очень мудры,
но я не понимаю. Сейчас 1568 до Р.Х. (это примерно за 1200 лет до
известного греческого философа Циника. Имя было распространенным).

Первый сеанс был закончен. За ним последовали другие, еще более


удивительные.

После того, как Кэтрин ушла, и отсутствовала несколько следующих дней, я


много размышлял над деталями гипнотической регрессии. Для меня естественно
размышлять. Очень немногое детали даже за "нормальный" час терапии избегали
моего всепоглощающего анализа, а этот сеанс с трудом можно было назвать
нормальным. К тому же, я очень скептически относился к жизни после смерти,
реинкарнации, вне телесному опыту, и другим подобным феноменам. В конце
концов, логическая часть меня думала, что это могло быть ее фантазией. На самом
деле, я не смог бы доказать ни одного из ее утверждений или визуализаций. Но, я
также сознавал, хотя и гораздо более смутно, мысль менее эмоциональную.
"Держи разум открытым" - говорила мне эта мысль, - настоящая наука начинается
с наблюдения. Ее "воспоминания" могли быть не фантазией или воображением.
Возможно, есть что-то большее невидимое зрению или другим чувствам. "Держи
разум открытым. Собери больше данных". Меня беспокоила другая мысль. Не
будет ли Кэтрин, столь склонной к страхам и беспокойствам, слишком страшно
вновь подвергнуться гипнозу? Я принял решение не звонить ей. Чтобы она также
тщательно обдумала пережитый опыт. Я подождал до следующей недели.
ГЛАВА 3

Неделю спустя, Кэтрин радостно вошла в мой кабинет для очередного


сеанса гипноза. Она была красива и сияла как никогда. Она радостно заявила мне,
что ее вечный страх захлебнуться исчез. Ее страх задохнуться стал меньше. Ее сон
больше не прерывался кошмаром разрушающегося моста. Хотя, она вспомнила
детали своей прошлой жизни, она еще не полностью усвоила этот материал.

Понятие прошлых жизней, и реинкарнации были чужды ее космологии,


однако, ее воспоминания были столь живы, образы и звуки, и запахи столь ясные,
столь сильные и непосредственны, что она чувствовала, что действительно должна
была быть там. Она не сомневалась в этом. Переживание было ошеломительным.
Но она беспокоилась о том, как вписать это в свое воспитание и веру.

В течении этой недели, я пересмотрел учебник курса сравнительного


религиоведения, который я изучал на первом курсе Колумбийского Университета.
Существовали, конечно, ссылки на реинкарнацию в Ветхом и Новом Завете. В 325
году до Р.Х. римский император Константин Великий, вместе с Еленой, своей
матерью, исключил упоминания о реинкарнации, содержащиеся в Новом Завете.
Второй Константинопольский собор, состоявшийся в 553, подтвердил этот акт, и
провозгласил идею реинкарнации еретической. Видимо, они считали, что эта идея
ослабила бы растущую власть Церкви, даруя людям, слишком много времени, на
поиск спасения. Тем не менее, первоначальные упоминания существовали, ранние
отцы церкви приняли идею реинкарнации. Ранние гностики - Климент
Александрийский, Ориген, святой Иероним и многие другие, были убеждены, что
они жили прежде и будут жить снова.

Но, я никогда верил в реинкарнацию. На самом деле, я никогда много не


думал над этой темой. Хотя, мое раннее религиозное образование, говорило о
туманном существовании "души" после смерти, я не был убежден в этой
концепции.

Я был старшим из четырех детей, каждый из которых был старше другого на


четыре года. Мы принадлежали к консервативной еврейской синагоге Рэд Бэнк,
маленького городка, находящегося недалеко от побережья Нью Джерси. Я был
миротворцем и политиком семьи. Мой отец посвящал себя религии больше, чем
остальные из нас. Он воспринимал ее очень серьезно, как и все в своей жизни.
Академические успехи его детей были для него величайшими радостями в жизни.
Любое домашнее разногласие с легкостью его расстраивало, после чего он
удалялся, оставляя меня в качестве посредника. Хотя это и оказалось отличной
подготовительной практикой для карьеры в области психиатрии, мое детство было
заполнено большими обязанностями, чем мне, оглядываясь назад, хотелось бы. Я
вышел из детства, превратившись в очень серьезного юношу, привыкшего брать на
себя слишком много ответственности.

Моя мама всегда выражала свою любовь. Не было преград, которые стояли
бы на ее пути. Она была более простым человеком, чем мой отец. Она
использовала вину, муки, страдание, и идентификацию со своими детьми, в
качестве инструментов манипуляции, и все это без задней мысли. И все же она
редко бывала мрачной, и мы всегда могли рассчитывать на ее любовь и поддержку.

У моего отца была хорошая работа в качестве промышленного фотографа, и


хотя, еды у нас всегда было в изобилии, денег всегда не хватало. Мой младший
брат Питер, родился, когда мне было девять лет. Мы должны были разместить
шесть человек в маленьких апартаментах с двумя спальнями и маленьким садом
на первом этаже.
В этом маленьком доме, жизнь была беспокойна и шумна. Я искал убежище
в своих книгах. Я постоянно читал, когда не играл в бейсбол или баскетбол,
которые были другими страстными увлечениями моего детства. Я знал, что
образование было моим способом выбраться из этого маленького города,и я всегда
был первым или вторым в своем классе.

Когда Колумбийский университет дал мне полную стипендию, я уже был


серьезным и образованным молодым человеком. Академические успехи
продолжали приходить легко. Я специализировался в области химии и закончил
обучение с отличием. Тогда я решил посвятить себя психиатрии, поскольку эта
деятельность, объединяла мой интерес к науке с очарованием, которое вызывало
во мне деятельность человеческого разума. В добавок к этому, медицинская
карьера позволила бы мне выразить интерес и сострадание к другим. Тем
временем, во время летнего отпуска в отеле Кэтскилл Маунтин (Catskill
Mountain), где я работал помощником официанта, я встретил Кэрол, которая была
гостем. Мы оба почувствовали немедленное влечение друг к другу, сильное
чувство схожести и комфорта. Мы переписывались, встречались, влюбились, и
когда я начал свою карьеру, мы были уже помолвлены. Она была умной и
красивой. Казалось, все встало на свои места. Немногие молодые люди
беспокоятся о жизни, о смерти, и жизни после смерти, особенно, когда дела идут
гладко.

И я не был исключением. Я был предан науке, учился думать логически и


бесстрастно, требуя доказательств.

Медицинская карьера и резидентура в Йльском Университете, еще более


укрепили во мне научный метод. Тема моей исследовательской работы была
посвящена химии мозга и роли нейротрансмиттеров, которые являются
химическими посредниками в ткани головного мозга. Я присоединился к новой
разновидности биологических психиатров, которые объединяли традиционные
психиатрические теории и техники с новой наукой о химии мозга. Я написал
много научных статей, принимал участие в местных и национальных
конференциях, и стал довольно признанным в своей области. Я был немного
одержим, упрям и непреклонен, но эти черты оказались полезны для врача. Я
чувствовал себя полностью готовым лечить любого человека, пришедшего в мой
кабинет за терапией.

И в это момент, Кэтрин превратилась в Аронду, молодую девушку, которая


жила в 1863 году до Р.Х. Или наоборот? И вот, она была здесь снова, счастливее,
чем когда-либо я ее видел.

И вновь я боялся, что Кэтрин могла испугаться продолжать. Однако, она с


нетерпением готовилась к гипнозу и быстро вошла в состояние глубокого транса.

 Я бросаю цветочные венки в воду. Это церемония. У меня светлые волосы,


мои волосы заплетены в косы. На мне коричневое с золотым платье и
сандалии. Кто-то умер, кто-то из Королевского Дома... мать. Я служанка в
Королевском Доме и помогаю с едой. Мы кладем тела в соленый раствор на
тридцать дней. Когда они высыхают, из них извлекаются органы. Я чувствую
их запах, чувствую запах трупов.

Она спонтанно вернулась к жизни Аронды, но к другой ее части, в которой


ее функция заключалась в подготовке тел после смерти.

 В отдельном здании - продолжила она, - я могу видеть тела. Мы


оборачиваем тела. Душа идет другой дорогой. Каждый берет свои вещи с
собой, чтобы подготовиться к следующей, более грандиозной жизни.

Она выражала то, что было похоже на египетское понятие смерти и жизни
после смерти, отличающейся от всех наших верований. В этой религии вы можете
взять свое имущество с собой.

Она покинула эту жизнь и отдохнула. Сделала паузу на несколько минут,


прежде чем войти в очевидно более древнее время.

 Я вижу лед, висящий в пещере...скалы... - Она смутно описала темное и


скудное место. Ей было явно неудобно. Позже она описала, что она видела
себя. - Она была уродлива, грязная, и от нее дурно пахло.

И отправилась в другую жизнь.

 Здесь несколько зданий и повозка с каменными колесами. У меня


каштановые волосы, покрытые платком. В повозке солома. Я счастлива. Там
мой отец. Она обнимает меня. Это... Это Эдвард (педиатр, который настоял
на том, чтобы Кэтрин пришла ко мне). Он мой отец. Мы живем в долине с
деревьями. Во дворе растут оливковые и фиговые деревья. Люди пишут на
бумагах. На них необычные знаки, похожие на буквы. Люди пишут весь
день, создавая библиотеку. Сейчас 1536 до Р.Х. Земля бесплодна. Моего отца
зовут Персей.

Год не соответствовал с точностью, но я был уверен в том, что она


находилась в той же жизни, о которой рассказывала мне на предыдущем сеансе. Я
перевел ее вперед во времени, оставляя ее в этой жизни.
 Мой отец тебя знает (она обращалась ко мне). Ты и он разговариваете об
урожае, законе и правительстве. Он говорит, что ты очень умный и, что мне
следует слушать тебя.

Я перевел ее еще немного вперед во времени.

 Он (ее отец) лежит в темной комнате. Он стар и болен. Холодно...Я чувствую


себя такой опустошенной...

Она продвинулась вперед до момента своей смерти.

 Теперь я также стара и слаба. Вон там моя дочь. Рядом с моей кроватью.
Мой муж уже умер. Мой зять тоже здесь, и также его дети. Вокруг меня
много людей.

В этот раз ее смерть была мирной. Она парила. Парила? Это напомнило мне
об исследованиях Доктора Рэймонда Моуди, которые он проводил с жертвами
около смертных переживаний. Его субъекты также вспоминали, как парили, а
затем были притянуты обратно в тело. Я прочитал эту книгу несколько лет назад, я
сделал себе ментальное напоминание вновь перечитать ее. Я задался вопросом,
могла ли Кэтрин вспомнить что-нибудь еще после смерти, но она лишь смогла
сказать:

 Я просто парю.

Я пробудил ее, закончив сеанс.


Я перетряс медицинские библиотеки, испытывая ненасытный голод к какой-
либо опубликованной научной статье по теме реинкарнации. Я изучил работы
доктор Яна Стивенсона (lan Stevenson), уважаемого профессора психиатрии в
Университете Вирджинии, который широко публиковался в психиатрической
литературе. Доктор Стивенсон собрал более двух тысяч примеров детей с
воспоминаниями и переживаниями подобных реинкарнации. Многие из них
демонстрировали ксеноглоссию, способность говорить на иностранном языке,
который они никогда не слышали. Эти клинические истории тщательны и полны,
хорошо изучены, и по-настоящему удивительны.

Я прочитал отличную научную панораму Эдгара Митчелла (Edgar Mitchell).


С большим интересом, изучил экстрасенсорные данные из университета Дьюка и
труды Профессора С. Дж, Дюкасса (C. J, Ducasse) из Университета Брауна, также
я внимательно проанализировал результаты исследований докторов Мартина
Эбона, Хелен Вомбах, Гертруды Шмайдлер, Фридриха Ленца и Эдит Фиор(Dr.
Martin Ebon, Dr. Helen Wambach, Dr.Gertrude Schmeidler, Dr. Frederick Lenz, and Dr.
Edith Fiore). Чем больше я читал, тем больше хотел читать. Я начал понимать, что
хотя считал себя хорошо осведомленным о каждом измерении разума, мое знание
было очень ограниченным. Существуют библиотеки, наполненные литературой и
исследованиями подобного рода, но лишь очень немногие о них знают. Многие из
этих исследований были проведены, проверены и воспроизведены уважаемыми
врачами и учеными. Возможно ли, что все они ошибались или были обмануты?
Доказательства казались мне совершенно убедительными, но я все еще
сомневался. Ошеломляющие или нет, но мне было трудно в них поверить. Кэтрин,
также как и я, каждый по-своему, мы были глубоко затронуты этим опытом.
Эмоциональное состояние Кэтрин улучшалось. Я же раздвигал границы своего
разума. Она, терзаемая на протяжении многих лет своими страхами, наконец-то
начала чувствовать некоторое облегчение. И чем бы не были бы эти
воспоминания, настоящими воспоминаниями или фантазиями, я наконец-то нашел
способ помочь ей, и я не собирался сейчас останавливаться.

За краткое мгновение я подумал обо всем этом, в то время как Кэтрин, впала
в транс в начале следующего сеанса (перед началом след сеанса). Перед
гипнотическим внушением, она рассказала мне о своем сне, об одной игре, в
которую играли на старых каменных ступенях, в игру играли на квадратной
клетчатой доске, с отверстиями. Сон показался ей особенно ярким. Я указал ей
преодолеть нормальные ограничения времени и пространства, и вернуться назад и
посмотреть не уходят ли ее сон корнями в прошлое воплощение.

 Я вижу ступени, которые ведут к башне...с видом на горы, но также и на


море. Я мальчик.. У меня светлые волосы... странные волосы. Моя одежда
короткая, коричневая и белая, сделанная из шкур животных. На вершине
башни находятся несколько человек, которые наблюдают... стражи. Они
грязные. Они играют в игру похожую на шашки, но это не они. Доска не
квадратная, а круглая. Они играют острыми, кинжалоподобными фигурками,
которые вставляются в отверстия. На фигурках головы животных.
Территория Кирустана (фонетическое написание)? В Нидерландах около
1473 года.

Я спросил ее название место в котором она жила, возможно она могла


слышать или видеть год.

 Сейчас я нахожусь в морском порту. Земля спускается к морю. Здесь


крепость... и вода. Я вижу хижину... мама готовит еду в глиняном горшке.
Меня зовут Йохан
Она переместилась в момент своей смерти. На данном этапе наших сеансов,
я все еще продолжал искать уникальное и ошеломляющее травматическое
события, которые могло бы объяснить текущие симптомы. Даже, если эти
отчетливые визуализации были чистой фантазией, я не был уверен в этом, то во
что она верила или думала, могло также служить основанием ее симптомов. Кроме
того, я видел пациентов, которые были травмированы своими снами. Не которые
люди не могут вспомнить, произошла ли травма в детстве в действительности или
же лишь во сне, но все же это воспоминание преследует их во взрослой жизни.

То, что я еще оценил не в полной мере, заключалось в том, что устойчивые
каждодневные подрывающее влияния, например резкая критика со стороны
родителей, может привести к еще более тяжелой психологической травме, чем
единичное травмирующее событие. Эти вредоносные явления, поскольку они
сливаются с повседневной окружающей средой жизни, еще труднее вспомнить и
изгнать. Постоянно критикуемый ребенок может потерять столько уверенности и
самоуважения, как и тот, который помнит, как был унижен в один ужасный день.
Ребенок, родившийся в бедной семье, которому ежедневно не хватает еды в
достаточном количестве, может страдать в тоже время теми же психическими
проблемами, как и тот, кто испытал единичный значимый эпизод, в котором
случайно чуть не умер от голода. Я позже понял, что ежедневные наказания
должны быть признаны и устранены с таким же вниманием, которое уделяется
одному уникальному и тяжелому травматическому событию.

Кэтрин начала говорить.

 Лодки, похожие на каноэ, окрашенные я яркие цвета. Зона бедствия. У нас


есть ружья, копья, пращи, луки и стрелы. На лодке большие странные
весла... все должны грести. Возможно, мы потерялись. Темно. Нет огней.
Мне страшно. Нас сопровождают другие лодки (по-видимому атакующий
отряд). Я боюсь животных. Мы спим на грязных, дурно пахнущих животных
шкурах. Мы разведываем. Мои ботинки выглядят смешно, как мешки
завязанные на лодыжках... сделанные также из шкур животных. (Длинная
пауза). Я чувствую на лице жар от огня. Мои люди убивают других людей,
но я нет. Я не хочу убивать. Мой нож в моей руке.

Внезапно, она начала издавать булькающий звук и задыхаться. Она


сообщила, что вражеский боец, схватил ее сзади за шею и перерезал ее горло
ножом. Она видела лицо убийцы перед смертью: это был Стюарт. Тогда он
выглядел по-другому, но она знала, что это был он. Йохан умер в возрасте
двадцати одного года.

Затем, она оказалась парящей на своим телом, наблюдая за сценой сверху.


Она поднялась до облаков, чувствуя недоумение и растерянность. Вскоре она
почувствовала, как была втянута в "крошечное, теплое место". Она должна была
вот-вот родиться.

 Кто-то держит меня на руках. - прошептала она медленно и сонно, - кто-то


помогал при родах. На ней зеленое платье с белым фартуком. И белой
шляпе, загнутой назад по углам. Окна в комнате очень странные... в них
много секций. Строение каменное. У моей мамы длинные темные волосы.
Она хочет подержать меня. На моей матери... странная ночная рубашка. Об
нее больно тереться. Приятно находиться на солнце, снова ощущать тепло.
Это... та же мать, что у меня сейчас!

На предыдущем сеансе я дал ей указание, чтобы она обратила особое


внимание на важных людей в каждой жизни, чтобы суметь идентифицировать их с
важными людьми жизни текущей. По мнению большинства авторов, группы душ
стремятся перевоплощаться вместе снова и снова, чтобы искупить свои
кармические долги (долги по отношению друг к другу и самому себе, уроки,
которые надо изучить) в течение многих жизней.

В моих попытках понять эту странную и захватывающую драму, которая


разыгралась в моем спокойном, и тускло освещенном кабинете, которая была
неизвестна всему остальному миру, я хотел проверить эту информацию. Я
чувствовал необходимость применить научный метод, который строго
использовался мной в течение пятнадцати лет предыдущих исследований, чтобы
оценить этот любопытнейший материал, исходящий из уст Кэтрин.

В период между сессиями, сама Екатерина становилась все более и более


психичной. У нее были интуитивные прозрения о людях и событиях, которые
подтвердились. Во время гипноза, она стала предвидеть мои вопросы, прежде чем
я успел задать их. Многие из ее снов оказались вещими, или содержали
предсказания.

Однажды, когда ее родители приехали навестить ее, ее отец выразил очень


большие сомнения относительно того, что происходит. Чтобы доказать ему, что это
было правда, она взяла его на ипподром. Там, прямо перед его глазами, она
выбрала победителя каждого заезда. Ее отец был потрясен. Как только она узнала,
что доказала свою правоту, она взяла все выигранные деньги и отдала их первому
бедному человеку, которого она встретила на улице, на пути из ипподрома. Она
интуитивно знала, что недавно полученные духовные силы, не должны быть
использованы для получения материальных вознаграждений. Для нее они имели
гораздо более возвышенное значение. Как она мне сказала, этот опыт ее немного
испугал, но она была так довольна достигнутым прогрессом, что с нетерпением
стремилась продолжить сеансы регрессии.

Я был и потрясен и очарован ее психическими способностями, особенно


эпизодом на ипподроме. Это было наглядным доказательством. У нее был
выигрышный билет каждой гонки. Все это было не случайно. Что-то очень
странное происходило в эти последние несколько недель, и я старался не терять
перспективы. Я не мог отрицать ее психических способностей. И если они были
реальны и могли дать ощутимые доказательства, могут ли оказаться реальны и
описания событий, произошедших в прошлых жизнях?

Сейчас она вернулась к жизни, в которой только что родилась. Это


воплощение казалось наиболее недавним, но она не могла определить год. Ее
звали Элизабет.

 Сейчас я старше. У меня есть брат и две сестры. Я вижу обеденный стол...
Мой отец здесь... Это Эдвард (педиатр, снова играет роль ее отца). Мои
родители снова ругаются. Еда - картофель и бобы. Он зол, поскольку еда
холодная. Они много ссорятся... Он всегда пьет... Он бьет мою маму (Голос
Кэтрин звучал испуганно, она заметно дрожала). Он толкает детей. Он не
такой как прежде, не тот человек, которым был раньше. Мне он не нравится.
Я хотела бы, чтобы он ушел. Она говорила словно ребенок.

Вопросы, которые я задавал ей на этих сеансах, конечно, сильно отличались


от тех, которые я использовал в ходе обычной психотерапии. С Кэтрин я вел себя
скорее как гид, стараясь пересмотреть всю жизнь в течение одного или двух часов,
в поисках травмирующих событий и вредоносных шаблонов, которые могли
объяснить ее настоящие симптомы. Традиционная терапия проводится в более
детальном и медленном темпе. Анализируется каждое слово пациента, в поисках
нюансов и скрытых значений. Каждое мимическое выражение, каждое телесное
движение, каждое изменение голоса должно быть оценено. Каждая эмоциональная
реакции тщательно проверяется. Поведенческие модели по кусочкам
складываются воедино. С Кэтрин, напротив, года могли проноситься за минуты.
Во время сеансов с ней я словно вел машину по шоссе на максимальной
скорости... и одновременно с этим пытался различить лица в толпе.

Я вновь обратил свое внимание к Кэтрин и попросил ее продвинуться вперед


во времени.

 Сейчас я замужем. В нашем доме только одна большая комната. Мой муж -
блондин. Я его не знаю (то есть, он еще не появился в нынешней жизни
Кэтрин). У нас еще нет детей... Он очень хорошо относится ко мне. Мы
любим друг друга, и мы счастливы.

Судя по всему, она успешно избежала гнета родительского дома. Я спросил,


может ли она определить область, где она жила.

 Бреннингтон? - прошептала она, колеблясь - Я вижу книги с необычными


старыми обложками. Большая закрывается на ремешок. Это Библия.
Большие, причудливые буквы... Гэльский язык.

В этот момент она сказал несколько слов, которые я не смог опознать. Я


понятия не имею, были ли они гэльскими или нет.

 Мы живем в глубине страны, не рядом с морем... Округ... Бреннингтон? Я


вижу ферму со свиньями и ягнятами. Это наша ферма. - Она продвинулась
вперед во времени -У нас два мальчика... Старший женится. Я вижу шпиль
церкви... очень старого здания из камня.

Неожиданно, у нее заболела голова. Кэтрин пронизывала боль, она сжимала


свой левый висок. Она сказал, что упала на каменные ступени, но она
поправилась. Она умерла в старости, в своей постели, окруженная все своей
семьей.

Еще раз, после смерти она вновь воспарила из своего тела, но на этот раз,
она не испытывала недоумения и замешательства.

 Я знаю о ярком свете. Он прекрасен, вы получаете энергию от этого света.

Она отдыхала, после смерти, в промежутке между жизнями. Несколько


минут прошли в тишине. Внезапно, она заговорила, но не медленным шепотом,
который использовала до сих пор до этого момента. Сейчас ее голос был низким,
властным и она не колебалась.

 Наша задача состоит в том, чтобы учиться, чтобы стать подобными Богу по
средством знания. Мы знаем так мало. Ты здесь, чтобы быть моим учителем,
мне так многому нужно научиться. С помощью знаний мы приближаемся к
Богу, и тогда мы можем отдохнуть. Затем, мы возвращаемся, чтобы учить и
помогать другим.

Я потерял дар речи. Это был урок после ее смерти, из промежуточного


состояния. Каков был источник этого материала? Совершенно не было похоже на
то, как говорит Кэтрин. Она никогда так не выражалась, используя эти слова и
формулировки. Даже тон ее голоса был совершенно другим.
В тот момент я еще не понял, что хотя Кэтрин и произносила эти слова, не
она была источником этих мыслей. Она лишь передавала то, что было сказано ей.
Позже, она определила в качестве источника Учителей, высокоразвитых душ,
которые в настоящее время не были воплощены в физическом теле. Они могли
говорить со мной через нее. Кроме возможности вернуться в прошлые жизни,
Кэтрин могла теперь передавать знания из загробной жизни. Прекрасные знания. Я
изо всех сил старался не потерять объективность.

Было введено новое измерение. Кэтрин не читала исследования ни доктора


Элизабет Кюблер-Росс, ни доктора Раймонда Моуди, которые писали о
клинической смерти. Она даже не слышала о Тибетской книге мертвых. Однако,
она рассказывала о переживаниях, подобных тем, которые были описаны в этих
работах. Это было своего рода доказательством. Жаль, у меня не было больше
фактов, более ощутимых деталей, которые я мог бы проверить. Мой скептицизм
пошатнулся, но все же остался. Возможно, она прочитала об около смертных
переживаниях в журнале, может быть, она видела интервью на телешоу. Хотя она
и отрицает какую-либо сознательную память о такой статье или шоу, возможно,
она сохранила подсознательные воспоминания. Но она вышла за рамки из
предыдущих работ и передала послание из промежуточного состояния. Если бы
только у меня было больше фактов.

После пробуждения, Кэтрин, как всегда, вспомнила детали своих прошлых


жизней. Но она не могла ничего вспомнить о том, что случилось после ее смерти в
качестве Элизабет. В будущем, она никогда не будет помнить никаких деталей из
промежуточного состояния. Она могла помнить только жизни.
"С помощью знаний мы приближаемся к Богу".
Мы в пути.
ГЛАВА 4

 Я вижу белый дом, квадратный, с песчаной дорожкой спереди. Люди на


лошадях приходят и уходят.

Кэтрин говорила своим обычным сонным шепотом.

 Деревья... плантация, большой дома... с кучкой маленьких домиков, словно


для рабов. Очень жарко. Это Юг... Вирджиния?

Она думала, что был 1873 год. Она была ребенком.

 Много лошадей и много посевов... кукуруза, табак.

Она и другие слуги ели на кухне большого дома. Она была чернокожей. Ее
звали Эбби. У нее было дурное предчувствие и ее тело напряглось. Большой дом
был объят огнем, и она наблюдала, как он горит. Я перенес ее на пятнадцать лет в
будущее, в 1888 год.

 На мне старое платье, я чищу зеркало на втором этаже дома, кирпичного


дома с окнами, которые имеют большое количество секций. Зеркало
волнистое, не ровное и имеет выпуклости на концах. Человека, которому
принадлежит дом, зовут Джеймс Мэнсон. У него есть смешное пальто с
тремя пуговицами и большим черным воротником. У него борода... Я его не
знаю (как кого-либо, присутствующего в ее нынешней жизни). Он
обращается со мной хорошо. Я живу в доме (имения). Я убираюсь в
комнатах. В имении есть школа, но мне не позволено ходить в нее. Я также
делаю масло!
Кэтрин медленно шептала, употребляя очень простые слова и уделяя
огромное внимание к деталям. В следующие пять минут, я узнал как делать масло.
Для Кэтрин, эти знания Эбби были также новы. Я переместил ее вперед во
времени.

 Я с кем-то, но не думаю, что мы женаты. Мы спим вместе, но не всегда


живем вместе. Я чувствую себя хорошо с ним, но ничего особенного. Я не
вижу никаких детей. Здесь яблони и утки. Другие люди на расстоянии. Я
собираю яблоки. Из-за чего-то чешутся мои глаза. - Кэтрин морщилась с
закрыт ми глазами. - Это дым. Ветер задувает его сюда... это дым от горящих
дров. Они сжигают деревянные бочки. - Она сейчас кашляла. - Такое
происходит часто. Они чернят внутреннюю поверхность бочек... смолят...
чтобы сделать их водонепроницаемыми.

После эмоционального возбуждения, которое я испытал после предыдущего


сеанса, мне не терпелось снова добраться до промежуточного состояния. Мы уже
провели девяносто минут, изучая ее жизнь в качестве служанки. Она говорила о
покрывалах, сливочном масле и бочках, я же жаждал духовных уроков. Теряя
терпение, я направил ее к моменту смерти.

 Мне больно дышать. У меня так сильно болит в груди. - Кэтрин задыхалась,
очевидно, она страдала. - У меня болит сердце, оно бьется сильно. Мне так
холодно... мое тело трясется. - Кэтрин начала трястись. - В комнате
находятся люди. Они дают мне пить листья (травяной чай). У него странный
запах. Они натирают мою грудь мазью. У меня жар(лихорадка)... но мне
очень холодно.
Она умерла спокойно. Паря под потолком, она могла видеть свое тело,
лежащее в кровати: тело маленькой, скрюченной шестидесятилетней женщины.
Она просто парила, ожидая, что кто-то приблизится и поможет ей. Она ощутила
свет, чувствуя, что ее тянет к нему. Свет становился все более интенсивным и
ярким. Мы ждали в тишине, пока медленно тянулись минуты. Внезапно, она
оказалась в другой жизни, за тысячи лет до Эбби.

Кэтрин вновь мягко шептала:

 Я вижу много чеснока, висящего в открытой комнате. Я могу чувствовать


его запах. Считается, что он убивает зло в крови и очищает тело, но вы
должны принимать его каждый день. Чеснок находится и снаружи тоже, в
верхней части сада. Там есть и другие травы. Эти растения помогают вам.
Моя мать покупает чеснок и другие травы. Кто-то в доме болен. Эти коренья
очень странные. Иногда их кладут в рот, в уши, или другие отверстия, и
держат их там, и ничего больше.

 Я вижу старика с бородой. Это один из лекарей деревни. Он говорит тебе,


что ты должен делать. Здесь, какой-то вид... чумы... которая убивает людей.
Они не бальзамируют умерших, потому что бояться заболеть. Людей просто
хоронят. Люди недовольны этим. Они думают, что из-за этого, душа не
может перейти на другую сторону (вопреки сообщениям Кэтрин о жизни
после смерти). Но умерло столь много. Скот умирает тоже. Вода...
наводнение... люди заболевают из-за наводнений (Она, вероятно, осознала
этот кусочек знаний из эпидемиологии). Я также подхватила болезнь от
воды. У меня сильно болит живот. Это болезнь желудка и кишечника. Тело
теряет очень много воды. Я ищу еще больше воды, но вода - это, что убивает
нас. Я возвращаюсь с водой. Я вижу мою мать и братьев. Мой отец уже
умер. Мои братья очень больны.

Я сделал паузу, перед тем как перенести ее вперед во времени. Я был


очарован тем, как ее представления о смерти и загробной жизни настолько
менялись от жизни к жизни. И в то же время, ее опыт (переживание) смерти, был
всегда единообразным, всегда сходным.

Сознательная часть ее, покидала тело, более или менее в момент, когда
наступала смерть, парила, и затем, она притягивалась чудесным, придающим
энергию светом. Она ждала, что кто-то придет и поможет ей. Душа автоматически
переходила в загробный мир. Бальзамирование, ритуалы погребения, ни какие-
либо другие ритуалы, не имеют ничего общего с ним: все происходило
автоматически, без необходимой подготовки, подобно прохождению, через только
что открывшуюся дверь.

 Земля бесплодна и суха... Я не вижу здесь гор, только земля, очень ровная и
сухая. Один из моих братьев умер. Я чувствую себя лучше, но все еще
чувствую боль. - Однако, она прожила не намного больше. - Я лежу на
убогом ложе, мое тело чем-то накрыто.

Она была очень больна, и ни чеснок, ни какие-либо другие травы не могли


помешать ее смерти. Скоро, она уже парила над своим телом, влекомая к уже
знакомому свету. Она терпеливо ждала, что кто-то явится и поможет ей.

Она начала двигать головой медленно из стороны в сторону как будто


наблюдала сцену. Ее голос стал глубоким, громким и сильным.

 Они говорят мне, что есть много богов, ибо Бог есть в каждом из нас.
Я узнал голос из промежуточных состояний, как по его тону, так и по
определенно духовному характеру сообщения. То, что она сказала дальше,
заставило меня затаить дыхание, выдохнув воздух из легких.

 Твой отец здесь, и также твой сын, который является маленьким ребенком.
Твой отец говорит, что ты узнаешь его, потому что его зовут Авром, и твоя
дочь названа в честь него. Кроме того его смерть наступила от сердца.
Сердце твоего сына тоже было важно, ибо оно было неправильно
расположено, как у цыпленка. Он принес великую жертву ради тебя из-за
любви. Его душа очень продвинута... Его смерть искупила долги его
родителей. Ему также хотелось показать тебе, что медицина может дойти
только лишь до определенной точки, что ее достижения очень ограничены.

Кэтрин прекратила говорить. Я сидел в благоговеющей тишине, пока мой


онемевший ум пытался во всем разобраться. В комнате царил ледяной холод.

Кэтрин знала очень мало о моей личной жизни. В моем кабинете была
фотография моей маленькой дочери, которая радостно улыбалась, двумя своими
молочными зубами. Портрет моего сына был рядом с этим фото. Кроме этого,
Кэтрин не знает практически ничего о моей семье и моей личной истории. Я был
хорошо обучен в русле традиционных психотерапевтических техник.
Предполагается, что терапевт должен быть подобен чистому листу, на которой
пациент может проецировать свои чувства, мысли и мироощущение. Затем
психотерапевт может проанализировать этот материал, расширяя область разума
пациента. Я соблюдал эту терапевтическую дистанцию по отношению к Кэтрин.
Она знала меня только как психиатра, она не знала о моем прошлом и о личной
жизни. В моем офисе даже не висели дипломы.
Смерть нашего первенца была неожиданной и величайшей трагедией в моей
жизни. Адаму было всего двадцать три дня от рождения, когда он умер в начале
1971 года. Примерно через десять дней после того как мы принесли его из
госпиталя, у него развились проблемы с дыханием, и у него началась сильная
рвота. Поставить диагноз было крайне сложно. "Всеобщая аномалия венозного
легочного дренажа с дефектом предсердной перегородки. - сказали нам врачи. -
Такое случается один раз на примерно десять миллионов рождений". Легочные
вены, которые должны были приносить, содержащую кислород кровь, обратно к
сердцу, были неправильно расположены, и входили в сердце с неправильной
стороны. Так, если бы сердце было повернуто задом наперед.

Очень, очень редко. Героическая хирургия на открытом сердце, не смогла


спасти Адама, который умер несколько дней спустя. Мы оплакивали его много
месяцев, наши надежды, наши мечты, были уничтожены. Через год родился
Джордан, наш сын, благодарный бальзам для наших ран.

На момент смерти Адама, я колебался с выбором психиатрии в качестве


моей дальнейшей профессии. Я наслаждался интернатурой по клинической
медицине, мне предложили должность врача. После смерти Адама, я твердо
решил, что сделаю психиатрию своей профессией. Я был зол, из-за того, что
современная медицина, со всеми ее достижениями и технологией, оказалась не в
силах спасти моего сына, простого, крошечного ребенка.

Что касается моего отца, то у него было отличное здоровье до сильного


сердечного приступа в 1979 году, в возрасте шестидесяти одного года. Он перенес
первый приступ, но сердечной стенке был нанесен непоправимый ущерб, он умер
через три дня. Это произошло примерно за девять месяцев до первой встречи с
Кэтрин.
Мой отец был религиозным человеком, более ритуалистичным, чем
духовным. Авром, его еврейское имя, подходило ему лучше, чем английское
Алвин. Спустя четыре месяца после его смерти, родилась наша дочь Эми, и она
была названа в честь него.

И вот сейчас, в 1982 году, в моем спокойном кабинете, в полумраке, водопад


скрытых, секретных истин низвергся на меня потоком. Я плавал в духовном море,
и я был очарован этой водой. По моим рукам пошли мурашки. Кэтрин никаким
образом не могла знать эту информацию. Не существовало даже способа узнать ее.
Еврейское имя моего отца, что у меня был сын, который умел в младенчестве из-за
сердечного дефекта, который встречается один раз на десять миллионов рождений,
мои сомнения относительно медицины, смерть моего отца, и выбор имени моей
дочери: все это было чрезмерно конкретным, точным и верным. Кэтрин, всего
лишь простой лабораторный техник, была проводником трансцедентальных
знаний. И, если она могла раскрыть эти истины, что же еще было там? Мне
необходимо было узнать больше.

 Кто - пробормотал я - Кто там? - Кто говорит тебе эти вещи?

 Учителя - прошептала она -, мне говорят это Духовные Учителя. Они


говорят мне, что я жила восемьдесят шесть раз в физическом состоянии.

Дыхание Кэтрин стало более медленным, она перестала двигать головой.


Она отдыхала. Я хотел продолжить, но смысл того, что она сказала, отвлекал меня.
В действительности ли у нее было восемьдесят шесть прошлых жизней? Что
можно сказать об "Учителях"? Возможно ли это? Могли ли, наши жизни
направляться духами, не имеющими физических тел, но обладающими, по всей
видимости, великими знаниями? Существуют ли путь, ведущий к Богу? Все это
было реально? Мне было трудно сомневаться, учитывая то, что Кэтрин только что
рассказала мне, но я все еще боролся с тем, чтобы верить. Я преодолевал многие
годы, альтернативной подготовки. Но в разуме, в сердце, своим нутром, я знал, что
она была права. Она раскрывала истины.

А как же мой отец и мой сын? В каком-то смысле они были все еще живы.
Они никогда по-настоящему не умирали. Они говорили со мной годы спустя после
их похорон, и подтверждая это, посредством предоставления особой, очень
секретной информации. И поскольку это было правдой, был ли мой сын так
духовно развит, как сказала Кэтрин? Действительно ли он согласился родиться у
нас и умереть спустя двадцать три дня, чтобы помочь нам погасить кармические
долги, и в дополнение, дать мне уроки относительно медицины и человечества,
подтолкнуть меня к психиатрии?

Я был очень воодушевлен этими мыслями. За всей этой внешней


холодностью, я чувствовал прилив любви, сильное чувство единства и связи с
небом и землей. Я скучал по своему отцу и сыну. Мне было приятно вновь
получить вести от них.

Моя жизнь никогда больше не будет прежней. Чья-то рука протянулась и


необратимо изменила ход моей жизни. Воспоминания и послания Кэтрин были
правдивы. Мое инстинктивное знание относительно точности ее переживаний,
были верны. У меня были факты. У меня были доказательства.

Однако, даже в этот момент радости и понимания, в момент мистического


переживания, старая знакомая логическая и подозрительная часть моего разума
представила возражение. Возможно, это просто экстрасенсорное восприятие или
какой-то психическая способность. Уникальная способность, вне всякого
сомнения, однако не доказывающая реинкарнацию или Духовных Учителей.
Однако на этот раз я был лучше информирован. Тысячи случаев,
задокументированных в научной литературе, особенно детей, говорящих на
иностранных языках, которых они никогда не слышали, имеющих родимые пятна,
на местах прежних смертельных ран, эти самые дети, которые знали, где были
спрятаны или похоронены ценные вещи, за многие тысячи миль или десятилетия
или даже столетия назад, все это перекликалось с посланием Кэтрин. Я знал
характер и разум девушки. Я знаю, кем она была, а кем - нет. Нет, на этот раз мой
разум не мог меня так провести. Доказательства были слишком сильны, слишком
ошеломляющи. Все было реально. И она доказывала это с каждым разом все
больше и больше, с каждым новым сеансом.

Порой в течение последующих недель, я забывал об интенсивности, прямой


силе этого сеанса. Порой, я впадал в повседневную рутину, погрузившись в
обычные повседневные вещи. Тогда сомнения выходили на поверхность. Словно
мой разум, когда не был сфокусирован, стремился вернуться к прошлым шаблонам
и убеждениям, к скептицизму. Но, тогда я напоминал себе, что это действительно
произошло! Я оценил, как трудно поверить в эти понятия, не имея личного опыта.
Опыт необходим, чтобы добавить эмоциональное убеждение(веру) к
интеллектуальному пониманию. Однако, эффект пережитого опыта всегда в какой-
то момент рассеивается.

Вначале я не знал, почему так сильно изменился. Я знаю, что стал более
спокойным и терпеливым, и другие говорили мне, как умиротворенно я выгляжу,
более отдохнувшим и счастливым. Я ощущал большую надежду и радость, нашел
в своей жизни больше смысла и удовлетворения. Я понял, наконец, что потерял
страх смерти. Я уже не боялся ни своей собственной смерти, ни небытия. Я
меньше боялся возможности потерять других, хотя прекрасно знал, что мне
безусловно будет их не хватать. Насколько же силен страх смерти! Люди идут на
столькие крайности, чтобы избежать его: испытывают кризис среднего возраста,
завязывают романы с более молодыми людьми, применяют косметическую
хирургию, становятся одержимыми гимнастикой, накопительством материальных
благ, рождением детей, которым дают свои имена, стремятся быть все более и
более молодым, и так далее. Нас ужасно беспокоит наша собственная смерть,
настолько, что иногда, мы забываем истинную цель жизни.

Кроме того, я начал быть менее одержимым. Мне не нужно было больше
держать себя под контролем все время. Хоть я и старался, стать менее серьезным,
это преобразование было трудным для меня, мне еще многому предстояло
научиться.

Сейчас мой разум был по-настоящему открыт к вероятности, даже


возможности того, что высказывания Кэтрин были реальны. Невероятные факты о
моем отце и сыне, не могли быть получены по средством обычного восприятия. Ее
знания и способности, демонстрировали вне всяких сомнений, существование
значительных психических способностей. Имело смысл ей верить, однако я
сохранял осторожность и скептицизм, по отношению к тому, что я читал в
популярной литературе. Кто те люди, которые говорят о психических феноменах, о
жизни после смерти, и о других удивительных паранормальных явлениях?
Подготовлены ли они научному методу наблюдения и проверки? Не смотря на мой
ошеломляющий и чудесный опыт с Кэтрин, я знал, что мой разум, как правило
критичный, продолжал анализировать каждый новый факт, каждый фрагмент
информации. Я хотел бы проверить, как это согласуется (складывается) в единую
структуру, которая формируется с каждым сеансом. Я хотел рассмотреть его со
всех сторон, с микроскопической точностью. И все же, я больше не мог отрицать,
что сама структура уже сформировалась.
ГЛАВА 5

Мы все еще находились в середине сеанса. Кэтрин закончила отдых и начала


говорить о каких-то зеленых статуях, которые были расположены напротив храма.
Я очнулся от задумчивости и начал внимательно слушать. Она находилась в очень
древней жизни, в каком-то месте в Азии, но мой разум занимали Учителя.
"Невероятно" - сказал я себе -. Она говорит о древних жизнях, о реинкарнации,
однако, все это по сравнению с посланиями от Учителей, почти
разочаровывающе". Но, я начал понимать, что ей нужно пройтись по жизни,
прежде чем покинуть свое тело и достичь промежуточного состояния. Она не
могла прибыть туда напрямую. И только там, она вступала в контакт с Учителями.

 Зеленые статуи находятся спереди большого храма - прошептала она мягким


голосом - Здание с пиками и коричневыми шарами. Спереди расположены
семнадцать ступеней, после того как вы на них вступите, вы попадаете в
комнату. Горит ладан. Никто не носит обувь. Головы у всех побриты на лысо.
У них темные глаза и круглые лица. У них темная кожа. Я здесь. Я
повредила ногу и пришла сюда за помощью. Моя нога опухает, я не могу
наступить на нее. Что-то застряло у меня в ноге. Они кладут какие-то листья
на мою ногу... странные листья. Таннис? (танин или таниновая кислота,
которая содержится обычно в корнях, фруктах, древесине, древесной коре и
листьях многих растений, используется с древности в качестве лекарства,
благодаря своим кровоостанавливающим свойствам). Сначала моя нога была
очищена. Это ритуал перед богами. В моей ноге яд. Я наступила на что-то.
Мое колено распухло. Моя нога тяжелая, на ней полосы (отравление крови).
Они проделали надрез в ноге и положили в него что-то горячее.

Кэтрин скорчилась от боли. Она также испытывала позывы к рвоте из-за


какого-то ужасно горького снадобья, который ей дали выпить. Снадобье было
сделано из желтых листьев. Она поправилась, но кости ее ступни и ноги уже
никогда не были такими как прежде. Я перенес ее вперед во времени. Они видела
только мрачную и бедную жизнь. Она жила со своей семьей в небольшой
однокомнатной избушке без стола. Они ели какой-то рис, как зерно, но чувство
голода никогда их не покидало. Она быстро старела, так, никогда не вырвавшись
из нищеты и голода, и она умерла. Я ждал, но я мог видеть, насколько Кэтрин была
истощена. Однако прежде чем я смог разбудить ее, она сказала мне, что Роберт
Джеррод нуждается в моей помощи. Я понятия не имел, кто такой Роберт Джеррод
и как ему помочь. Больше она ничего сказала.

После того как она очнулась от транса, Кэтрин вновь вспомнила многие
детали своей прошлой жизни. В свою очередь, она не помнила ничего о
переживаниях, последующих за смертью, ничего о промежуточном состоянии,
ничего об Учителях, или невероятных знаниях, которые были раскрыты. Я задал
ей вопрос:

 Кэтрин, что значит для тебя слово "Учителя (Masters)"?

Она думала, что это турнир по гольфу!

Сейчас она поправлялась быстро, но все еще испытывала трудности по


интеграции концепции реинкарнации в свою теологию. Поэтому, я решил не
говорить ей пока об Учителях. Кроме того, я еще не знал, как сообщить ей, что она
невероятно талантливый медиум, который передает чудесные и
трансцедентальные знания Духовных Учителей.

Кэтрин согласилась, позволить моей жене ассистировать на следующем


сеансе. Кэрол является хорошо подготовленным и высококвалифицированным
социальным психиатрическим работником. Я хотел знать ее мнение относительно
этих невероятных фактов. Когда она узнала о том, что Кэтрин сказала о моем отце
и Адаме, нашем сыне, она стремилась помочь. Я не испытывал трудностей с тем,
чтобы делать записи каждого слова, прошептанного Кэтрин о своих прошлых
жизнях, поскольку она говорила очень медленно, однако же Учителя делали это
гораздо быстрее и я решил все записывать на пленку.

Неделю спустя, Кэтрин пришла на следующий сеанс. Ее состояние


продолжило улучшаться. Ее страхи и тревоги уменьшались. Ее клиническое
улучшение было заметно, но я все еще не был уверен, в том, что было причиной
этого улучшения. Она вспомнила, что утонула, когда была Арондой, была убита,
когда была Йоханом, стала жертвой эпидемии, вызванной водой, когда была
Луизой, и несколько других страшных и травматических событий. Она также
испытывала или повторно испытала жизни в бедности, рабстве и жестокое
обращение в семье. Эти последние случаи иллюстрирует, как каждодневные
минитравмы также проникают в нашу психику. Воспоминание обоих типов
жизней может вносить вклад в улучшение ее состояния. Но была и другая
возможность? Что, если духовный опыт оказывает помощь сам по себе? Могло ли
знание того, что смерть не является тем, чем кажется, способствовать уменьшению
страхов? Мог ли весь процесс, а не только лишь воспоминания о прошлых жизнях,
быть частью исцеления?

Психические способности Кэтрин возрастали, ее интуиция с каждым разом


становилась все сильнее. Она все еще испытывала проблемы со Стюартом, но она
чувствовала возможность более эффективно с ним ладить. Ее глаза блестели, ее
кожа, словно светилась.
Она сообщила, что в течение прошлой недели у нее был странный сон, она
могла вспомнить лишь его фрагмент. Ей снилось, что в ее руку впился красный
рыбий плавник.

Она легко погрузилась в состояние гипноза, и за считанные минуты достигла


глубокого уровня.

 Я вижу какие-то скалы. Я стою на этих скалах, глядя вниз. Я должна быть
готова к прибытию кораблей... вот что я должна делать... На мне какая-то
синяя одежда, какая-то разновидность штанов... коротких штанов, и
странные ботинки... черные ботинки... с пряжками. У ботинок есть пряжки.
Я вижу, что на горизонте нет кораблей.

Кэтрин шептала мягким голосом. Я переместил ее вперед во времени до


следующего важного события в ее жизни.

 Мы пьем пиво, крепкий эль. Он очень темный. Кружки толстые. Они старые,
и скреплены металлическими скобами. В этом месте очень плохо пахнет и
много людей. Здесь очень шумно. Все говорят, очень шумно.

Я спросил ее, не слышит ли она, как кто-нибудь называет ее имя.

 Кристиан.. Меня зовут Кристиан. - Она снова была мужчиной. - Мы едим


какое-то мясо и пьем эль. Он очень темный и очень горький. Они кладут в
него соль.

Ей не удалось увидеть год.


 Они говорят о войне, о кораблях, блокирующих некоторые порты! Но я не
слышу где это. Если бы они замолчали, мы бы могли услышать, но все
разговаривают, и кругом очень шумно.

 "Хэмстед...Хэмстед (фонетическая орфонграфия)". Это порт, морской порт в


Уэльсе. Они говорят на британском. - Она продвинулась веред во времени,
до момента, когда Кристина был уже на борту своего корабля. - Я чувствую
запах, что-то горит. Это ужасно. Горящее дерево, но также что-то еще. Этот
запах жжет нос... Что-то горит на расстоянии, какое-то судно, парусное
судно. Мы что-то загружаем! Мы загружаем что-то порохом. - Волнение
Кэтрин стало заметным.

 Что-то с порохом, очень черным. Он липнет к рукам. Нужно быстро


двигаться. Корабль несет зеленый флаг. Флаг темный... Флаг зеленый и
желтый. На нем изображено что-то похожее на корону с тремя точками.

Кэтрин вдруг вздрогнула от боли. Она страдала.

 Ах — вскрикнула она от боли, моя рука, как у меня болит рука! Что-то
металлическое попало мне в руку, раскаленный метал у меня в руке. Я горю!
Ах, ах!

Я вспомнил фрагмент ее сна и понял, что значит красный плавник,


вонзившейся в ее руку. Я заблокировал боль, но она все еще продолжала стонать.

 Металлические шипы... Левый борт корабля, на котором мы находились, был


разрушен... Они взяли под контроль огонь. Много людей погибло... много
людей. Я выжила... только рука продолжает болеть... но со временем она
пройдет.

Я перенес ее вперед во времени, позволяя ей выбрать следующее значимое


событие.

 Я вижу некое подобие печатного цеха, которая печатает что-то печатными


формами и чернилами. Они печатают и переплетают книги... Книги имеют
кожаные обложки, их скрепляют кожаные шнуры. Я вижу красную книгу...
Это книга об истории. Я не вижу названия. Печать еще не закончена. Эти
книги чудесны. У них очень мягкие обложки, из кожи. Они чудесны. Они
учат тебя.

Очевидно Кристиану нравилось смотреть и трогать эти книги, и он смутно


понимал знания которые они могут дать. Однако, он казался мало образованным.
Я переместил Кристиана в последний день его жизни.

 Я вижу мост над рекой. Я стар... очень стар. Мне трудно ходить. Я иду по
мосту... на другую сторону... У меня болит в груди. Я чувствую давление,
ужасное давление... У меня болит грудь! Ах!

Кэтрин издавала булькающие звуки, испытывая очевидный сердечный


приступ, который был у Кристиана на мосту. Ее дыхание стало быстрым и
поверхностным, лицо и шея покрылись потом. Она начала кашлять и задыхаться.
Я забеспокоился. Опасно ли вновь испытывать сердечный приступ из
предыдущего воплощения? Это был новый рубеж, никто не знал ответы. Наконец,
Кристиан умер. Кэтрин теперь лежала спокойно, спокойно и равномерно дыша. Я
с облегчением вздохнул.
 Я чувствую себя свободным... свободным - прошептала она мягко -. Я
просто парю в темноте... парю, и ничего больше. Повсюду свет... и духи,
другие люди.

Я спросил ее, есть ли у нее какие-либо мысли относительно жизни, которая


только что закончилась, о ее существовании как Кристиана.

 Я должна была быть более прощающим, но не была. Я не простила то зло,


которое другие люди причинили мне, мне следовало. Я не прощала зло. Я
оставляла это зло внутри себя на многие годы, и питала его... Я вижу глаза...
глаза.

 Глаза? - повторил я, чувствуя контакт. - Что за глаза?

 Глаза Духовных Учителей - прошептала Кэтрин-, но я должна ждать. Есть


вещи, о которых я должна подумать.

Несколько минут прошли в напряженной тишине.

 Когда ты узнаешь, что они готовы? - спросил я выжидательно, нарушая


повисшую тишину.

 Они позовут меня - ответила она.

Пошло еще несколько минут. Вдруг она начала двигать головой из стороны в
сторону. Ее голос, рокочущий и твердый, сигнализировал о переменах.

 В этом измерении много душ. Я не единственная. Мы должны быть


терпеливы. Это то, что я никогда не понимала... существует множество
измерений....

Я спросил ее, была ли она уже там (в этих измерениях), поскольку она
воплощалась множество раз.

 Я бывала в разных планах в разное время. Каждый из них является уровнем


высшего сознания. В какой план мы попадем, зависит от того, насколько
далеко мы прогрессировали...

Она снова замолчала. Я спросил ее, какие уроки она должна была усвоить,
чтобы прогрессировать. Она ответила сразу.

 «Мы должны делиться своими знаниями с другими. Что у всех у нас есть
возможности, гораздо большие, чем те которые мы используем. Некоторые
из нас обнаруживают это раньше, чем другие. Что необходимо овладеть
своими пороками, прежде чем достигнете этой точки. В противном случае,
вы возьмете их собой в следующую жизнь. Только мы можем избавиться. . .
от плохих привычек, которые мы накапливаем, когда находимся в
физическом состоянии. Учителя не могут сделать это за нас. Если вы
решили бороться, а не избавиться от них, то вы возьмете их собой в иную
жизнь. И только когда вы решите, что достаточно сильны, чтобы справиться
с внешними проблемами, то вы больше не будете иметь их в своей
следующей жизни.

Мы также должны научиться сближаться не только с теми людьми, чьи


вибрации совпадают с нашими. Совершенно естественно чувствовать
притяжение к кому-то кто находится на том же уровне, что и вы. Но это
неправильно. Также вы должны сближаться и с теми людьми, чьи
вибрации не находится в гармонии с вашими... Важность заключается... в
оказании помощи...этим людям.

Нам даны интуитивные способности, которым мы должны следовать, а не


пытаться сопротивляться. Те, кто сопротивляется встретится с опасностью.
Мы не возвращаемся назад в физический план с равными способностями.
Некоторые из нас располагают силами большими, чем другими, потому что
они накопили их с других времен. Таким образом, люди не все равны. Но в
конце концов мы достигнем точки, где мы все будем равны».

Кэтрин сделала паузу. Я знал, что эти знания были не ее. Она не обладала
какой-либо подготовкой в физике или метафизике, ничего знала о планах,
измерениях и вибрациях. Но сверх того, красота слов, и мыслей, философское
значение этих заявлений... все это превосходило возможности Кэтрин. Она не
говорила в столь лаконичной и поэтической манере. Я чувствовал, что другая,
высшая сила, боролась за разум и голосовые связки моего пациента, чтобы
перевести эти мысли в слова, дабы я мог понять их. Нет, это была не Кэтрин.

Ее голос был сонливым.

 Те люди, которые находятся в коме... пребывают в подвешенном состоянии.


Они еще не готовы перейти на другой план, до тех пор, пока не решили
готовы ли они перейти или нет. Только они могут решить это. Если они
чувствуют, что им нечему больше учиться... в физическом состоянии... тогда
им разрешается перейти. Но, если есть вещи, которые они могут изучить,
они должны будут вернуться, даже если они этого и не хотят. Это период
отдыха для них, период, в котором их ментальные силы могут отдохнуть.
Таким образом, люди находящиеся в коме, могут решать возвращаться или
нет, в зависимости от того сколько обучения им еще надо осуществить в
физическом состоянии. Если, они чувствуют, что им нечего дальше изучать, они
могут перейти непосредственно в духовное состояние, несмотря на все усилия
современной медицины. Эта информация детально совпала с опубликованными
исследованиями околосмертных переживаний и причин, по которым некоторые из
испытавших этот опыт решили вернуться. Другим не был дан выбор, они были
вынуждены вернуться, поскольку им нужно было еще многому учиться. Конечно,
что все опрошенные люди, прошедшие через околосмертный опыт, вернулись в
свои тела.

Существует поразительная схожесть в рассказах этих людей. Они отделялись


от своих тел и наблюдали за усилиями, направленными на их возвращение к
жизни из точки, находящейся над их телами. В конечном счете, они
сознавали(ощущали) наличие яркого света или светящейся "духовной" фигуры на
расстоянии, иногда в конце тоннеля. Они не чувствовали боли. Когда им
становилось известно, что их задачи на Земле еще не завершены, и что они
должны вернуться в свои тела, они немедленно возвращались в них, вновь
начинали чувствовать боль и другие физические ощущения.

У меня было несколько пациентов, испытавших околосмертные


переживания. Самый интересный случай произошел с успешным
южноамериканским бизнесменом, с которым я провел несколько сеансов
традиционной психотерапии, через два года после того, как лечение Кэтрин
закончилось. Джейкоб потерял сознание, после того, как был сбит мотоциклом.
Это произошло в Голландии, в 1975 году, когда ему было тридцать с
небольшим лет. Он помнил как парил над своим телом и смотрел сверху на место
происшествия, видя скорую, врача, лечащего его травмы, растущую толпу зевак.
Потом он ощутил присутствие золотого света, на расстоянии, и приблизившись к
нему, он увидел монаха, облаченного в коричневые одежды. Монах сказал ему, что
его время еще не пришло, что он должен вернуться в свое тело. Джейкоб
чувствовал мудрость и силу монаха, который также сообщил ему о нескольких
будущих событиях в жизни Джейкоба, все из которых впоследствии совершились.
Джейкоб быстро вернулся в свое тело, которое уже находилось на больничной
койке, он пришел в себя, и в первый раз испытал мучительную боль.

В 1980 году во время поездки в Израиль, Джейкоб(еврей по национальности)


посетил Пещеру Патриархов в Хевроне, место, священное как для евреев, так и
для мусульман. После опыта в Голландии, он стал более религиозным и молился
теперь регулярно. Увидев поблизости мечеть, сел молиться вместе с
присутствующими мусульманами. Через некоторое время он поднялся, чтобы
уйти. Пожилой мусульманин подошел к нему и сказал: «Вы, отличаетесь от
других, которые редко садятся, чтобы молиться вместе с нами». Старик замолчал и
внимательно посмотрел на него, прежде чем продолжить: «Вы видели монаха. Не
забывайте, что он вам сказал" .

Через пять лет после аварии, за тысячи километров, старик знал о встречи
Джейкоба с монахом, о том, что случилось, пока он находился без сознания.

В кабинете, пока я размышлял над последними откровениями Кэтрин, я


спросил себя, что сказали бы наши прадеды, основатели нации, об идее, что все
люди не являются равными созданиями. Люди рождаются с талантами,
способностями и возможностями, приобретенными в других жизнях. "С течением
времени, мы прибудем в точку, в которой все будем равны". Я подозревал, что от
этого момента нас отделяют многие, многие жизни.
Я думал о Моцарте и его врожденном таланте. Было ли это также наследием
его прошлых способностей? По всей видимости, мы приносим с собой из жизни в
жизнь как способности, так и долги.

Я думал о людях, объединяющихся в однородные группы, избегая и боясь


тех, кто находится вне ее. Между группами царят предрассудки и ненависть. "Мы
также должны учиться окружать себя не только теми людьми, чьи вибрации
совпадают с нашими." Учиться помогать этим другим. Я чувствовал духовные
истины этих слов.

 Я должна возвращаться, - сказала Кэтрин - Должна возвращаться.

Но я хотел хотел узнать больше. Я спросил ее, кем был этот Роберт Джэррод.
Она упоминала это имя во время последнего сеанса, уверяя, что ему нужна моя
помощь.

 Не знаю... Я могу находиться на другом плане, не на этом. - Видимо, вы не


можете найти его. Только, когда он хочет, только если решает прийти ко мне
- прошептала она, - он прислал мне послание. Ему нужна твоя помощь.

Тем не менее, я не мог понять, каким образом я мог бы помочь.

 Не знаю, - повторила Кэтрин, - Но, это ты должен учиться, не я.

Это было интересно. Весь этот материал был для меня? Или же я должен
был помочь Роберту Джэрроду, с помощью полученных наставлений?
 Я должна возвращаться - настаивала она, - Прежде, я должна пойти к свету. -
Внезапно, она начала проявлять тревогу, - Ах, ах Я потеряла много
времени.... и так как я колебалась, я должна теперь ждать еще раз.

Пока она ждала, я спросил ее, что она видит, что чувствует.

 Только других духов, другие душ. Они также ждут.

Я спросил ее, есть ли какие-нибудь знания, которые мы могли бы получить


во время этого ожидания.

 Ты можешь сказать нам, что мы должны узнать? - спросил я ее.

 Они здесь не для того, что говорить мне это. - ответила она.

Очаровательно. Если не было Учителей, говорящих с ней, Кэтрин не могла


сама предоставлять знания.

 Я чувствую себя очень взволнованно. Я хочу пойти ... Когда придет время, я
пойду.

Снова прошли несколько минут в тишине. Наконец, настал подходящий


момент: она вошла в другую жизнь.

 Я вижу, яблони ... и дом, белый дом. Я живу в доме. Яблоки гнилые ... черви,
нет ни одного подходящего для еды. Здесь качели, качели на дереве.

Я попросил ее посмотреть на себя.


 У меня светлые волосы. Мне пять лет. Меня зовут Кэтрин.

Я был удивлен. Она вошла в свою нынешнюю жизнь. Это была Кэтрин в
возрасте пяти лет. Но она должна была быть там по какой-то причине.

 Что-то произошло с тобой здесь, Кэтрин?

 Мой отец зол на нас... потому что мы не должны быть снаружи. Он бьет
меня палкой. Она очень тяжелая, больно... Мне страшно. - Она плакала,
говоря как ребенок -.Он не остановится, пока не причинит нам боль. Почему
он это делает с нами? Почему он такой злой?

Я попросил ее, чтобы она посмотрела на свою жизнь с более высокой


перспективы и ответила сама на свои вопросы. Незадолго до того я прочитал, что
это может быть сделано. Некоторые авторы называли эту перспективу "Высшее Я"
или "Возвышенное Я". Мне было любопытно узнать, могла ли Кэтрин достичь
этого состояния, в случае, если оно существует.

Если она сможет, то это было бы мощной терапевтической техникой,


кратчайшим путем для понимания и проникновению в суть.

 Он никогда не хотел нас - прошептала она, очень мягко-.- Он чувствует, что


мы вторжение в его жизни... Он не хочет нас.

 Твоего брата тоже, Кэтрин? - спросил я.

 Да, моего брата еще больше. Его рождение не было запланировано. Они не
были женаты, когда ... он был зачат

Эта новая информация оказалось поразительной для Кэтрин. Она никогда не


знала о добрачной беременности. Ее мать позже подтвердила точность откровений
Кэтрин.

Хотя Кэтрин рассказывала о своей жизни, сейчас она проявляла мудрость и


точку зрения на свое существование, которые до сих пор заключались в
промежуточном или духовном состоянии. В каком-то смысле существовала более
"возвышенная" часть ее разума, своего рода суперсознание. Возможно, это было
"высшее я", которое описывали другие. Хотя и не находясь в контакте с Учителями
и их захватывающими знаниями, Кэтрин, по-прежнему обладала, в
сверхсознательном состоянии, глубоким психологическим проникновением в суть
вещей и огромной полезной информацией, подобной той, которую она сообщила
о зачатии своего брата. Сознательная Кэтрин, в бодрствующем состоянии, была
гораздо более тревожной и ограниченной, гораздо проще и сравнительно
поверхностной. Она не могла получить доступ к этому суперсознательному
состоянию. Я задавался вопросом, могут ли пророки и мудрецы Восточных и
Западных религий, использовать это суперсознательное состояние, чтобы черпать
мудрость и знания. В этом случае, у нас у всех есть возможность сделать то же
самое, потому что мы все должны обладать этим сверхсознанием. Психоаналитик
Карл Юнг, знал о существовании разных уровней сознания. Он написал о
коллективном бессознательном, состоянии, которое обладает сходством с
суперсознанием Кэтрин.

С каждым разом я чувствовал себя все более расстроенным из-за пропасти


между бодрствующим сознанием Кэтрин и ее суперсознательным разумом в
состоянии транса. В состоянии гипноза, она могла вести со мной чарующие
философские диалоги, на суперсознательном уровне. Однако, в состоянии
бодрствования, она не проявляла какого-либо интереса ни к философии, ни к
темам, связанным с ней. Она жила в мире повседневности, позабыв о гении,
скрытом внутри нее.

Тем временем, ее отец терзал ее, и причины этого стали очевидны.

 У твоего отца много уроков, которые он должен усвоить? - заявил я


вопросительным тоном.

 Да...на самом деле.

Я спросил ее, знает ли она, какие уроки он должен усвоить.

 Это знание мне не открыто. - Голос ее был отрешенным и сдержанным- Мне


открывается лишь та информация, которая важна для меня, которая касается
меня. Каждый человек должен заботиться о себе ... чтобы стать ...целым. У
каждого из нас есть уроки, которые мы должны усвоить... у каждого из нас.
Они должны быть усвоены один за другим... по порядку. Только лишь тогда
мы можем узнать, в чем нуждается другой человек, что ему не хватает или,
что не хватает нам, чтобы быть целыми.

Она говорила тихим шепотом, и этот шепот заключал в себе отрешенность,


полную любви.

Когда Кэтрин вновь стала говорить, вновь вернулся детский голос:

 Меня тошнит. Он Меня заставляет, есть те вещи, которые я не хочу. Это


какая-то еда: салат-латук, лук, вещи, которые я ненавижу. Он заставляет
меня, их есть и он знает, что мне будет плохо. Но ему все равно!

Кэтрин начала кашлять. Она задыхалась. Я снова предложил ей посмотреть с


высшей перспективы, что ей необходимо понять, почему ее отец ведет себя таким
образом. Она ответила хриплым шепотом:

 Так он заполняет пустоту в себе. Он ненавидит меня за то, что мне сделал.
Он ненавидит меня и ненавидит самого себя.

Я почти забыл о сексуальном насилии, которое испытала Кэтрин в возрасте


трех лет.

 Поэтому он должен наказать меня... Я должно быть сделала что-то что


заставило его так поступить со мной.

Ей было всего три года, а ее отец был пьян. Однако, она носила вину глубоко
внутри себя. Я объяснил ей очевидное:

 Ты была всего лишь ребенком. Ты должна освободиться от этой вины. Ты


ничего не сделала. Что мог сделать трехлетний ребенок? Это была не ты, а
твой отец.

 Должно быть, он ненавидел меня уже тогда — тихо прошептала она, - Я


знала его прежде, но сейчас я не могу получить эту информацию. Мне
нужно вернуться в этот момент.

Хотя, прошло уже несколько часов, я хотел регрессировать ее в предыдущие


взаимоотношения. Я дал ей детальные инструкции.

 Ты находишься в глубоком состоянии. Сейчас я сосчитаю назад, от трех до


одного. Ты войдешь в еще более глубокое состояние и почувствуешь себя в
полной безопасности. Твой разум снова сможет свободно переместиться во
время, когда началась та связь с твоим отцом, которая у тебя сейчас в
нынешней жизни, отправишься назад в то время, которое имело наиболее
значительное влияние на то что произошло в твоем детстве между вами.
Когда я скажу "один", ты вернешься в эту жизнь и вспомнишь это. Это
важно для твоего исцеления. Ты можешь сделать это. Три... два.. один.

Наступила длинная пауза.

 Я его не вижу..., но я вижу, что они убивают людей!

Ее голос стал громким и хриплым.

 Мы не имеем права внезапно прерывать жизнь людей, до тех пор, пока они
не изжили свою карму. А мы делаем это. У нас нет на это права. Они
испытают гораздо большее возмездие, если мы оставим их в живых. Когда
они умрут и перейдут в следующее измерение, они будут страдать там. Они
будут находиться в состоянии очень большого беспокойства. Они не будут
испытывать мира. И они будут посланы назад сюда, и их жизни будут очень
очень тяжелыми. И они будут должны компенсировать тем людям тот вред,
который они им причинили, из-за тех несправедливостей, которые они
совершили по отношению к ним. Они прерывают жизни этих людей, но не
имеют права это делать. Только Бог может наказать их, мы нет. Они будут
наказаны.
Минута прошла в полной тишине.

 Они ушли,- прошептала она.

Духовные Учителя дали нам сегодня еще одно духовное послание, сильное и
ясное. Мы не должны никого убивать, какими бы ни были обстоятельства. Только
Бог может наказывать.

Кэтрин была истощена. Я решил отложить поиски прошлой связи с ее отцом


и вывел ее из транса.

Она не помнила ничего, кроме ее воплощение как Кристиана и маленькой


Кэтрин. Она устала, хотя и была умиротворенной и расслабленной, словно
огромная ноша была снята с ее плеч. Мой взгляд пересекся со взглядом Кэрол. Мы
также были изнурены. Мы дрожали и вспотели, цепляясь за каждое слово. Мы
совместно пережили невероятный опыт.
ГЛАВА 6

Теперь я планировал еженедельные сеансы с Кэтрин на конец дня, потому


что они всегда длились несколько часов. Когда она вернулась, на следующей
неделе, у нее все еще был тот же умиротворенный взгляд. Она разговаривала с
отцом по телефону. Не сообщая ему каких-либо деталей, она, по-своему, простила
его. Я никогда не видел ее такой умиротворенной. Меня восхищала скорость ее
прогресса. Редко, когда пациент с беспокойствами и страхами столь хроническими
и закоренелыми, так быстро поправляется. Конечно, Кэтрин, едва ли, была
обычным пациентом, и курс ее терапии был уникальным.

 Я вижу фарфоровую куклу, сидящую на своего рода полке. - Она быстро


впала в состояние глубокого транса. - По обеим сторонам камина
расположены книги. Это комната внутри какого-то дома. Рядом с куклой
находятся подсвечники. И картина... лица (потрет), мужское лицо. Это он...

Кэтрина рассматривала комнату. Я спросил, что она видит:

 Какое-то покрытие пола. Ворсистое... словно шкура животного, да это шкура


какого-то животного, покрывающая пол. Справа - две стеклянные двери,
ведущие на веранду. Есть четыре приступки, перед домом, четыре широких
ступени, на которых можно отдохнуть. Они ведут на тропинку. Повсюду (со
всех сторон) большие деревья... Снаружи несколько лошадей. Лошади
привязаны к … нескольким столбам, которые возвышаются напротив дома.

 Ты знаешь, где это? - спросил я.

Кэтрин глубоко дышала.


 Я не вижу никакого названия - прошептала она, - но год, год должен быть
где-то. Это восемнадцатый век, но я не... Деревья и желтые цветы, очень
красивые желтые цветы. - Она была отвлечена этими цветами. - У них
потрясающий запах, они приятно пахнут, цветы... необычные цветы,
большие... желтые цветы с черным центром.

Она сделала паузу, оставаясь среди цветов. Мне это напомнило поле
засеянное подсолнухами на юге Франции. Я спросил ее о климате.

 Очень мягкий, но нет ветра. Не жарко и не холодною

Мы не приблизились к установлению места. Я вернул ее вновь обратно в


дом, от очаровательных желтых цветов, и спросил ее, чей портрет висел над
камином.

 Я не могу... Я вновь продолжаю слышать Аарон... его зовут Аарон.

Я спросил ее, был ли он хозяином дома.

 Нет, хозяин его сын. Я работаю здесь.

И снова она играла роль слуги. Она никогда даже отдаленно не


приближалась к статусу Клеопатры или Наполеона. Сомневающиеся в
реинкарнации, имеющие научную подготовку, как и я сам два месяца назад, часто
указывают на больше, чем ожидаемую частоту, воплощений в качестве известных
людей. Сейчас же я оказался в совершенно необычной ситуации, когда
реинкарнация была доказана научно в моем кабинете в Отделении Психиатрии. И
была открыта гораздо больше, чем подлинность перевоплощения.

 Моя нога очень... - Кэтрин продолжила - очень тяжелая. Она очень болит.
Настолько, что я чувствую, что ее там нет... Моя нога болит. Лошадь ударила
меня ногой. - Я попросил ее посмотреть на себя.

 У меня каштановые волосы, каштановые кудрявые волосы. На мне какая-то


дамская шляпка, белая шляпа... синее платье, с фартуком на нем... передник.
Я молода, но уже не ребенок. Но у меня очень болит нога. Это только что
произошло. Она болит ужасно. - Кэтрин очевидно страдала. - Подкова...
Подкова. Лошадь ударила меня своей подковой. Он очень, очень злой
жеребец. - Ее голос сделался более спокойным, когда боль, наконец, стихла. -
Я чувствую запах сена, кормов в сарае. Есть и другие люди, которые
работаю в стойлах.

Я спросил ее, какую работу она выполняла.

 Я была ответственна за службу... в большом доме. Я также имела отношение


к доению коров. - Я хотел больше узнать о собственниках.

Жена довольно пухлая, очень неряшливого вида. Есть и две дочери. ... Я их
не знаю, добавила она, предвосхитив мой следующий вопрос, не появился ли кто-
либо из них в нынешней жизни Кэтрин.

Я спросил о ее собственной семье в восемнадцатом веке.

 Я не знаю. Я не вижу ее. Не вижу никого со мной.


Я спросил, живет ли она там.

 Я живу здесь, да, но не в главном доме. Очень маленький...дом, который


предоставлен нам. Есть куры. Мы собираем яйца. Темные яйца. Мой дом
очень маленький... и белый... в нем только одна комната. Я вижу мужчину. Я
живу с ним. У него очень кудрявые волосы и голубые глаза.

Я спросил, были ли они женаты.

 Нет, согласно их понятию брака нет.

Ты родилась здесь?

 Нет, меня принесли в поместье, когда я было очень маленькой. Моя семья
была очень бедна.

Ее сожитель не выглядел знакомым. Я указал ей продвинуться вперед во


времени до следующего важного события этой жизни.

 Я вижу что-то белое... белое, с множеством ленточек. Должно быть какая-то


шляпа. Разновидность шляпки, с перьями и белыми ленточками.

 Кто ее носит? Это...? - Она перебила меня.

 Хозяйка дома, конечно же. - Я почувствовал себя немного глупо. - Это


свадьба одной из ее дочерей. Все имение принимает участие в праздновании.

Я спросил, было ли что-нибудь в газетах об этой свадьбе. В этом случае,я


мог бы узнать дату.

 Нет, не думаю, что здесь у них есть газеты. Я не вижу ничего подобного.-
По-видимому, в этой жизни трудно получить документы.

 Видишь ли ты себя на свадьбе? - спросил я ее.

Она ответила быстро, громким шепотом.

 Мы не на свадьбе. Мы можем только наблюдать людей, которые приходят и


уходят. Слуги не могут присутствовать.

 Что ты чувствуешь?

 Ненависть.

 Почему? Они плохо с тобой обращаются?

 Потому что мы бедные - ответила она тихо и мягко - и вынуждены служить


им. И потому что мы имеем так мало по сравнению с ними.

 Ты когда-нибудь покинешь имение? Или ты проживешь всю жизнь здесь?

Она меланхолично ответила:

 Я провожу всю свою жизнь здесь.


Я мог воспринимать ее грусть. Ее жизнь была тяжелой и безнадежной. Я
направил ее в день ее смерти.

 Я вижу дом. Я лежу на кровати, лежу на кровати. Мне дают что-то пить, что-
то горячее. Напиток имеет мятный запах. Я чувствую тяжесть в груди. Мне
тяжело дышать. У меня болит спина и грудь... Сильная боль... тяжело
говорить.

Она быстро и прерывисто дышала, испытывая сильную боль. После


нескольких минут агонии, ее лицо смягчилось, а ее тело расслабилось. Ее дыхание
вновь стало нормальным.

 Я покинула свое тело. - Ее голос стал громче и сильнее - Я вижу чудесный


свет ... Люди идут ко мне навстречу. Они идут, чтобы помочь мне. Чудесные
прекрасные люди. Они не боятся... Я чувствую себя такой легкой... - Повисла
длинная пауза.

 У тебя есть какие-нибудь мысли по поводу той жизни, которая только что
закончилась?

 Это потом. Пока я чувствую лишь покой. Это время утешения. Человек
должен восстановить свои силы. Душа... душа обретает здесь мир. Ты
оставляешь всю телесную боль позади себя. Ваша душа спокойна и
умиротворена. Это прекрасное чувство... чудесное, словно солнце всегда
сияет над вами. Свет такой яркий! Все исходит из этого света! Из этого света
исходит энергия. Наша душа незамедлительно отправляется туда. Это
словно магнетическая сила, которая притягивает нас. Это чудесно. Словно
фонтан силы(источник силы). Он способен исцелять.
 Он имеет какой-то цвет?

 Он имеет много цветов.

Она сделала паузу, отдыхая в свете.

 Что ты чувствуешь? - отважился спросить я.

 Ничего... Только покой. Ты среди своих друзей. Они все здесь. Я вижу много
людей. Одни мне знакомы, другие нет. Но, они все здесь, ждут.

Она продолжала ждать, так медленно шли минуты. Я решил ускорить их ход.

 У меня есть вопрос, который я хочу задать.

 Кому?- спросила Кэтрин.

 Кому-нибудь - тебе или Учителям. - отклонился я от прямого ответа. -


Думаю, что понимание этого поможет нам. Вопрос заключается в
следующем: Выбираем ли мы время и способ нашего рождения и смерти?
Можем ли мы выбрать наше положение? Можем ли мы выбрать время
нашего нового перехода? Я думаю, что понимание этого, развеет многие
твои страхи, Кэтрин. Есть ли там кто-нибудь, кто может ответить на эти
вопросы?

В комнате стало холодно. Когда Кэтрин снова заговорила, ее голос был более
глубоким и звонким. Это был голос, который я раньше никогда не слышал. Это
был голос поэта.

 Да. Мы выбираем, когда входим в наше физическое состояние и когда его


покидаем. Мы знаем, когда завершили то, ради чего мы были отправлены
сюда. Мы знаем, когда придет время, и ты примешь свою смерть. Ибо вы
знаете, что больше ничего не можете получить от этой жизни. Когда у вас
есть время, когда у вас было время, чтобы отдохнуть и наполнить энергией
душу, вы имеете право выбрать возвращение обратно в физическое
состояние. Те люди, которые колеблются, те, кто не уверены в своем
возвращении сюда, могут потерять шанс, который был им дан, чтобы
выполнить то, что они должны, когда они находятся в физическом
состоянии.

Я сразу, с уверенности понял, что это говорила не Кэтрин.

 Кто со мной говорит? - спросил я, - Кто мне отвечает?

Кэтрин ответила своим привычным шепотом:

 Я не знаю. Голос кого-то очень... кого-то кто обладает властью над вещами,
но я не знаю кто это. Могу лишь слышать его голос и пытаться повторить,
что он говорит.

Она также знала, что эти знания исходят не от нее самой, не из подсознания
или бессознательного. И даже не от ее сверхсознательного Я. Она, каким-то
образом, слушала, а затем передавала мне слова или мысли кого-то очень
особенного, кого-то кто обладает "властью над вещами". Следовательно, появился
другой Учитель, отличный от того или тех, которые передали нам предыдущие
послания, преисполненные мудростью. Это был новый дух, с характерным
голосом и стилем, поэтическим и безмятежным. Это был учитель, который
говорил о смерти, без каких-либо колебаний, однако, его голос и его мысли,
оставались преисполненными любви. Любовь была теплой и настоящей, но в тоже
время, беспристрастной и всеобщей. Это было благословление, но не удушающее
или эмоциональное, не связывающее. Он передавал чувство непредубежденной
любви или беспристрастной доброты, наполненной любовью, и это чувство
казалось отдаленно знакомым.

Шепот Кэтрин стал более громким.

 У меня нет веры в этих людей.

 В каких людей? - спросил я.

 В Учителей.

 Нет веры?

 Нет, мне не хватает веры. Поэтому моя жизнь была такой тяжелой. В этой
жизни у меня не было веры. - Она спокойно оценивала свою жизнь в
восемнадцатом веке. Я спросил ее, чему она научилась в этой жизни.

 Я познала гнев, негодование и обиду, укрывательство некоторых своих


чувств к людям. Также я должна была усвоить, что я не имею контроля над
своей жизнью. Я хочу контроля, но у меня его нет. Я должна иметь веру в
Учителей. Они проведут меня через все. Но у меня не было веры. Я
чувствовала, что была обречена с самого начала. Я никогда не смотрела на
вещи очень приятно. Мы должны верить ... мы должны иметь веру. А я
сомневаюсь. Я выбрала сомнения вместо того, чтобы верить.

Она сделала паузу.

 Что мы должны делать, чтобы стать лучше? Одинаковы ли наши пути? -


спросил я.

Ответ пришел от Учителя, который на прошлой неделе говорил об


интуитивной власти и о состоянии комы. Голос, стиль, тон, отличались, были не
свойственны Кэтрин, и отличались от мужского и поэтического голоса Учителя,
который говорил только что.

 В основном, все пути едины. Все мы должны познать(усвоить)


определенные уроки, находясь в физическом состоянии. Некоторые из нас
продвигаются быстрее, чем другие. Милосердие, надежда, вера, любовь...
все мы должны узнать эти вещи, познать их хорошо. Это не только одна
надежда и одна вера и одна любовь - так много вещей, питается каждой из
них. Существует так много способов проявить их. Однако, мы только лишь
познали малую часть.

Члены религиозных орденов подошли к этому ближе всех из нас, поскольку


они приняли обет целомудрия и послушания. Они отдали так много, не прося
ничего взамен. Остальные из нас продолжают просить вознаграждение,
вознаграждение и оправдания для своего поведения... когда в реальности нет
вознаграждений, которого они хотели бы. Награда заключается в созидании, но в
созидании(труде) не ожидающем ничего взамен... бескорыстном труде.
 Я не усвоила(поняла) это - добавила Кэтрин мягким шепотом.

На мгновение, меня смутило слово "целомудрие", но я вспомнил, что корень


слова означает "чистоту", относящееся к совершенно другому состоянию, чем
просто к сексуальному воздержанию.

 ... Не злоупотреблять - продолжила она, - Все, что делается в избытке... с


избытком... ты это поймешь. Ты действительно понимаешь. - Она вновь
сделала паузу.

 Я стараюсь. - Добавил я.

Затем, я решил сосредоточиться на Кэтрин. Возможно, Учителя, еще не


ушли.

 Что я могу сделать, чтобы лучше помочь Кэтрин преодолеть свои страхи и
тревоги? И, чтобы она усвоили свои уроки? Лучший ли этой способ, или мне
следует изменить что-то? Или посвятить себя какой-то определенной
области? Как я могу лучше помочь ей?

Ответ пришел глубоким поэтическим голосом Учителя. Я наклонился


вперед.

 Ты делаешь все правильно. Но, это для тебя, не для нее.

Снова, послание сообщало, что это было больше для моей пользы, чем для
Кэтрин.
 Для меня?

 Да. То, что мы говорим, предназначается тебе.

Он не только говорил о Кэтрин в третьем лице, но также сказал "мы". Значит,


в действительности, присутствовало несколько Духовных Учителей.

 Могу ли я спросить ваши имена? - спросил я, морщась от мирского


характера своего вопроса.

 Мне нужен гид. Мне столько нужно узнать.

Ответом была поэма любви, поэма о моей жизни и смерти. Голос был
мягким и нежным. Я чувствовал любовную беспристрастность вселенского духа.
Я слушал его с трепетом.

 У вас будет гид в надлежащее время... в надлежащее время. Когда ты


завершишь то, ради чего был послан сюда, тогда твоя жизнь подойдет к
концу. Но не раньше этого. Впереди у тебя много времени... много времени.

Я одновременно испытывал тревогу и облегчение. Я был рад, что он не был


более конкретен. Кэтрин становилась беспокойной. Она говорила слабым
шепотом.

 Я падаю... падаю... пытаюсь найти свою жизнь... падаю.

Она вздохнула. Я сделал то же самое. Учителя ушли.


Я размышлял над чудесными откровениями, и очень личными посланиями
из духовных источников. Последствия были ошеломляющими. Свет после смерти,
и жизнь после смерти, наш выбор момента рождения и момента смерти, уверенное
и непогрешимое руководство Учителей, жизни, измеряемые в усвоенных уроках, а
не годах, милосердие, надежда, вера, и любовь, труд без ожиданий награды - это
знание было для меня. Но с какой целью? С какой целью я был послан сюда?

Впечатляющие послания и события, свалившиеся на меня в офисе, отражали


глубокие изменения в моей личной и семейной жизни. Постепенно мое сознание
начало трансформироваться.

Например, однажды, я ехал с сыном на бейсбольный матч в колледже, когда


мы застали в огромной пробке. Меня всегда раздражали пробки на дорогах, и
теперь мы бы пропустили один или два иннинга. Однако, я понял, что не был
раздражен. Я не проецировал вину ни на одного некомпетентного водителя.
Мышцы моей шеи и плеч были расслаблены. Я не выплескивал свое раздражение
на сына, и мы коротали время, разговаривая друг с другом. Я осознал, что просто
хочу провести счастливый вечер с Джорданом, и, смотря игру, мы оба получали
удовольствие. Цель вечера была провести время вместе. Если бы я стал
раздраженным и злым, весь день был бы разрушен.

Когда я смотрел на своих детей и жену, я спрашивал себя, были ли мы


вместе прежде. Выбрали (решили) ли мы сами разделить испытания, трагедии и
радости этой жизни? Мы были вечны? Я чувствовал к ним огромную любовь,
огромную нежность. Я понял, что их недостатки и ошибки были совершенно
незначительными вещами. В действительности, они не имели никакого значения.

Только любовь имеет значение.


Я даже обнаружил себя, рассматривающим свои собственные недостатки, по
тем же самым причинам. Мне не нужно стараться быть идеальным или всегда все
держать под контролем. На самом деле не было необходимости производить на
кого-либо впечатление.

Меня очень сильно радовала возможность разделить этот опыт с Кэрол. Мы


часто разговаривали после ужина, упорядочивая мои чувства и реакции после
сеансов с Кэтрин. У Кэтрин аналитический склад ума, и она обладает хорошей
базой знаний. Она знала, что мне было необходимо реализовать этот опыт с
Кэтрин тщательным и научным образом, и она играла роль адвоката дьявола,
чтобы помочь мне посмотреть на эту информацию объективно.

По мере того как нарастали критические доказательства того, что Кэтрин в


действительности, раскрывала великие истины, Кэрол чувствовала и разделяла
мои опасения и радости.

ГЛАВА 7

На следующей недели, когда Кэтрин пришла на свой очередной сеанс, я был


готов к проигрыванию записи невероятного диалога, имевшего место на прошлой
неделе. В конце концов, именно она предоставила мне небесную поэзию, в
дополнение к воспоминаниям о прошлых жизнях. Я сказал ей, что она рассказала
мне информацию о ярких переживаниях после смерти, хотя и не могла ничего
вспомнить из промежуточного или духовного состояния. Она не захотела слушать.
Здоровее и счастливее как никогда, у нее не было нужды слушать этот материал.
Кроме того, он был немного "фантасмагорическим". Мне удалось убедить ее
послушать. Это было замечательно, красиво, воодушевляюще, и все это пришло
через нее. Я хотел поделиться этим с ней. Она слушала свой тихий шепот только
лишь несколько минут, а затем заставила меня выключить запись. Она сказала, что
это было слишком странно и заставляет ее чувствовать себя неудобно и неловко.
Молча я вспомнил: "Это для тебя, не для нее".

Я задавался вопросом, как долго будут продолжаться эти сеансы, поскольку


состояние Кэтрин становилось лучше с каждой неделей. Сейчас оставалось лишь
несколько маленьких волн, на ее ранее бурлящем пруду. У нее по-прежнему
оставался страх замкнутых мест, ее отношения со Стюартом продолжали быть
нестабильными. В остальном же, ее прогресс был значительным.

Несколько месяцев у нас не было сеансов традиционной психотерапии. В


них не было необходимости. Мы привыкли общаться несколько минут, чтобы
обсудить случившиеся за неделю события, после чего сразу переходили
непосредственно к гипнотической регрессии. По причине ли воспоминаний о
значительных травмах или ежедневных минитравмах, или благодаря процессу
оживления переживаний прошлых жизней, Кэтрин была практически полностью
излечена. Ее фобии и приступы паники, исчезли практически полностью. Она не
боялась смерти и не боялась умереть. Она больше не боялась потерять контроль.
Психиатры в настоящее время используют большие дозы
транквилизаторов(успокоительных) и антидепрессантов, для лечения пациентов с
симптомами, подобными тем, которые были у Кэтрин. Кроме использования этих
медикаментов, они как правило прибегают к интенсивной психотерапии, или к
сеансам групповой терапии против фобий. Многие психиатры считают, что эти
симптомы имеют биологическую природу, что нарушен баланс одного или
нескольких мозговых химических элементов.

Пока я гипнотизировал Кэтрин, чтобы ввести ее в глубокий транс, я думал


какими значительными и чудесными были эти несколько недель, без
использования медикаментов, без применения традиционной и групповой терапии,
она была почти здорова. Это было не просто подавлением симптомов, не жизнь со
стиснутыми зубами, продолжая испытывать их, жизнь исковерканная страхами.
Речь шла о настоящем исцелении, исчезновении симптомов. И она сияла,
спокойная и счастливая, настолько, насколько я не мог и мечтать.

Ее голос вновь стал мягким шепотом.

 Я нахожусь в здании, в каком-то здании со сводчатым потолком. Свод синий


с золотым. Со мной рядом другие люди. Они одеты в... старую... одежду,
очень старую и грязную. Я не знаю, как мы сюда попали. В комнате много
фигур. Также есть статуи, статуи на ногах, стоящие на каменных подножьях.
На одном конце комнаты находится огромная золотая фигура(статуя).
Кажется... Очень большая, с крыльями. Она выглядит очень зловеще. В
комнате очень жарко, очень жарко. Очень жарко, потому что нет отдушин.
Мы должны оставаться вдалеке от деревни. Что-то не так с нами.

 Вы больны?

 Да, мы все больны. Я не знаю, чем, но наша кожа умирает. Она становится
очень черной. Мне очень холодно. Воздух очень сухой, очень спертый. Мы
не можем вернуться в деревню. Мы должны оставаться далеко от нее. У
некоторых из нас лица искажены.

Эта болезнь казалось ужасной, как лепра. Если у Кэтрин и была когда-
нибудь счастливая жизнь, то мы ее еще не обнаружили.
 Как долго ты должна оставаться здесь?

 Навсегда. - ответила она угрюмо и мрачно-, до тех пор, пока мы не умрем.


От этого нет лекарства.

 Ты знаешь название болезни? Как она называется?

 Нет. Кожа становится очень сухой и сморщенной. Уже годы я нахожусь


здесь. Есть и другие, которые только что прибыли. Нет никакого способа
вернуться. Мы были изгнаны... чтобы умереть. - Она влачила жалкое
существование, живя в пещере.

 Чтобы прокормить себя мы должны охотиться. Я вижу какую-то


разновидность дикого животного, на которого мы охотимся... с рогами. Оно
коричневое, с рогами, с большими рогами.

 Вас кто-нибудь навещает?

 Нет, они не могут приближаться иначе сами подхватят болезнь. Мы были


прокляты.... за какое-то зло, которое мы совершили. И это наше наказание. -
Пески ее теологии безостановочно менялись в песочных часах ее
воплощений. Только лишь после смерти, в духовном состоянии, было
благополучное и душеспасительное постоянство.

 Ты знаешь, какой сейчас год?

 Мы забыли понятие времени. Мы больны. Мы лишь ждем своей смерти.


 Нет никакой надежды? - спросил я, заразившись ее отчаянием.

 Надежды нет. Мы все умрем. И у меня очень сильно болят руки. Все мое
тело очень слабо. Я стара. Мне очень тяжело двигаться.

 Что происходит в том случае, если кто-либо из вас не может больше


двигаться?

 Его относят в другую пещеру и оставляют там ждать смерти.

 Что они делают с умершими?

 Они запечатывают вход в пещеру.

 Они когда-нибудь запечатывали пещеру, прежде чем человек умер? - я искал


ключ к ее страху замкнутых помещений.

 Я этого не знаю. Я никогда не была там. Я в комнате с другими. Очень


жарко. Я нахожусь напротив стены, просто лежу там.

 Для чего служит эта комната?

 Для поклонения... многим богам. Очень жарко. - Я переместил ее вперед во


времени.

 Я вижу что-то белое. Вижу что-то белое, подобие балдахина. Они переносят
кого-то.

 Это ты?

 Я не знаю. Я буду приветствовать смерть. У меня болит все тело...

Губы Кэтрин стали вытянулись от боли. Из-за жары в пещере, она


прерывисто дышала. Я перенес ее в день смерти. Она продолжала задыхаться.

 Тебе тяжело дышать? - спросил я.

 Да, здесь внутри очень жарко... очень темно. Я не вижу... и не могу


двигаться.

Она умирала, парализованная и находившаяся в полном одиночестве, в


жаркой и темной пещере. Вход в нее был уже наглухо закрыт. Она чувствовала
себя испуганной и несчастной. Ее дыхание сделалось более быстрым и
прерывистым. К счастью она умерла, положив конец, этой печальной жизни.

 Я чувствую себя очень легкой... словно я парю. Здесь много света. Это
чудесно.

 Тебе больно?

 Нет!

Она сделала паузу. Я ждал появления Учителей, но она быстро произнесла:


 Я падаю очень быстро. Я возвращаюсь в тело!

Она казалась столь же удивленной, как и я.

 Я вижу здания, здания с круглыми колоннами. Много зданий. Мы снаружи.


Деревья, оливковые деревья, вокруг нас. Очень красиво. Мы что-то
смотрим.... Люди носят очень забавные маски, которые закрывают их лица.
Это какой-то праздник. Они облачены в длинные туники, а их лица
закрывают маски. Они притворяются теми, кем не являются. Они на
платформе... над теми местами, на которых мы сидим.

 Ты смотришь театральную постановку?

 Да.

 Как ты выглядишь? Посмотри на себя.

 У меня каштановые волосы. Они заплетены в косу.

Она сделала паузу. Ее описание себя самой и присутствие оливковый


деревьев, напомнило мне о похожей на древнегреческую жизнь Кэтрин, 1500 лет
до Рождества Христова, в которой я был Диогеном, ее Учителем. Я решил
разузнать больше.

 Ты знаешь дату?
 Нет.
 Сопровождают ли тебя другие, кто знает тебя?

 Да. Мой муж сидит рядом со мной. Я не знаю его(имеет в ввиду свою
нынешнюю жизнь).

 У тебя есть дети?

 Я ношу ребенка сейчас. - Выбор выражения(«ношу ребенка») был


интересен, устаревшее и не из тех, которые использует Кэтрин в
сознательном состоянии.

 Твой отец здесь?

 Я его не вижу. Ты где-то здесь... но не со мной. - Итак, я был прав: мы


вернулись на тридцать пять веков назад.

 Что я делаю здесь?

 Ты просто смотришь... но ты учишь. Ты учишь... Мы научились от тебя...


квадратам и кругам, необычным вещам. Диоген, твое имя здесь Диоген.

 Что еще ты знаешь обо мне?

 Ты стар. Мы как-то связаны(находимся в каком-то родстве)... Ты брат моей


матери.
 Ты знаешь других членов моей семьи?
 Я знаю твою жену... и твоих детей. У тебя сыновья. Двое из них того же
возраста, что и я. Моя мать умерла. Она умерла очень молодой.

 Тебя растил отец?

 Да, но сейчас я замужем.

 И ждешь ребенка?

 Да. Мне страшно. Я не хочу умереть, когда родится ребенок.

 Это то, что произошло с твоей матерью?

 Да.

 И ты боишься, что с тобой случится то же самое?

 Такое происходит часто.

 Это твой первый ребенок?

 Да. Мне страшно. Ребенок скоро родится. Я очень большая (тяжелая, имеет
ввиду живот). Мне тяжело двигаться... Холодно.

Она продвинулась вперед во времени. Ребенок вот-вот родится. У Кэтрин не


было детей, а я не принимал участие в родах в течение четырнадцати лет с
момента моей акушерской практики в медицинской школе.
 Где ты находишься? - спросил я.

 Я лежу на чем-то из камня. Очень холодно. Чувствую боли... Кто-то должен


помочь мне. Кто-то должен помочь мне. - Я сказал ей глубоко дышать.
Ребенок родится без боли. Она задыхалась и стонала одновременно. Ее
схватки продолжались еще несколько мучительных минут, и наконец
ребенок родился. У нее была дочь.

 Ты чувствуешь себя лучше сейчас?

 Я очень слаба... Много крови!

 Ты уже знаешь, как назовешь ребенка?

 Нет, я слишком устала. Я хочу своего ребенка.

 Твой ребенок здесь, - с импровизировал я. - маленькая девочка.

 Да, мой муж доволен.

Она была изнеможена. Я сказал ей, чтобы она заснула на мгновение и


проснулась отдохнувшей. Через одну или две минуты, я пробудил ее от короткого
сна.

- Ты чувствуешь себя лучше сейчас?


 Да... я вижу животных. Они несут что-то на спинах. Корзины. В корзинах
много вещей... еда... какие-то красные фрукты...

 Красивая земля?

 Да, с большим количеством еды.

 Ты знаешь, как называется этот регион? Как вы называете его, когда


чужестранец спрашивает название деревни?

 Катэния("Cathenia)...Катэния...

 Звучит как греческий город - подсказал я.

 Я не знаю. Ты его знаешь? Ты путешествовал далеко от деревни и вернулся


назад. Я нет.

Вот это поворот. Поскольку в этой жизни, я был ее дядей, старше и мудрее,
она спрашивала у меня, знаю ли я ответ на свой собственный вопрос. К
сожалению, у меня не было доступа к этой информации.

 Ты провела всю свою жизнь в деревни?

 Да - прошептала она, - но ты путешествуешь, чтобы ты мог знать, чему


учить. Ты путешествуешь, чтобы учиться, чтобы узнавать землю...
различные торговые пути, чтобы рассказать нам о них и сделать карты... Ты
стар. Ты странствуешь с молодыми людьми, потому что понимаешь карты.
Ты очень мудр.

 Какие карты ты имеешь ввиду? Звездные карты?

 Да, ты понимаешь символы. Ты можешь помочь им сделать...помочь им


сделать карты.

 Ты узнаешь других людей из деревни?

 Я не знаю их..., но я знаю тебя.

 Хорошо. Какие отношения между нами?

 Очень хорошие. Ты очень добрый. Мне нравится просто сидеть рядом с


тобой, это очень воодушевляет... Ты помог нам. Ты помог моим сестрам...

 Настает момент, когда я буду вынужден оставить вас, потому что я стар.

 Нет.

Она не была готова иметь дело с моей смертью.

 Я вижу хлеб, плоский, очень плоский и тонкий хлеб.

 Люди едят хлеб?


 Да, мой отец, мой муж и я. И другие жители деревни.
 По какому случаю?

 Это... какой-то праздник.

 Твой отец тоже здесь?

 Да.

 И твоя дочь тоже?

 Да, но не со мной. Она с моей сестрой.

 Посмотри внимательно на свою сестру - сказал я, стремясь


идентифицировать любого важного человека в нынешней жизни Кэтрин.

 Да, я знаю ее.

 Узнаешь ли ты своего отца?

 Да... да... Эдвард. Здесь фиги и оливки... и красный фрукт. Есть плоский
хлеб. И они убили несколько овец. Они жарят овец. - Она сделала длинную
паузу. - Я вижу что-то белое...

И снова она сама переместилась вперед во времени.

 Что-то белое... это белая квадратная коробка. Туда они кладут людей, когда
те умирают.
 Значит, кто-то умер?

 Да... мой отец. Я не хочу смотреть на него. Мне не нравится смотреть на


него.

 Ты должна смотреть?

 Да. Они унесут его, чтобы похоронить. Мне очень грустно.

 Да, я знаю. Сколько у тебя детей? - исследователь внутри меня не позволял


ей горевать.

 Трое: двое мальчиков и одна девочка.

После послушного ответа на мой вопрос, она вновь вернулась к своей боли.

 Они положили его тело подо что-то, под какое-то покрытие... - Она
выглядела очень печальной.

 Я тоже уже умер к этому моменту?

 Нет. Мы пьем виноград (что-то из винограда), виноград из чаш.

 Как я сейчас выгляжу?


 Ты очень, очень стар.
 Ты чувствуешь себя лучше?

 Нет! Когда ты умрешь, я останусь совсем одна.

 Ты пережила своих детей? Они позаботятся о тебе.

 Но ты так много знаешь! - она говорила словно маленькая девочка.

 Ты все преодолеешь. Ты тоже многое знаешь. Ты будешь в безопасности.

Я заверил ее, и она казалось, спокойно отдыхала.

 Сейчас ты чувствуешь большее умиротворение? Где ты сейчас находишься?

 Не знаю.

Видимо, она перешла в духовный план, хотя еще и не пережив свою смерть в
этой жизни. На этой недели, мы достаточно подробно просмотрели две ее жизни.
Я ждал Учителей, но Кэтрин продолжала отдыхать. По завершении еще
нескольких минут, я спросил ее, могу ли я поговорить с Духовными Учителями.

 Я еще не прибыла на этот план - объяснила она. -Я не могу говорить пока не


прибуду.
Она так и не достигла этого плана. После долгого ожидания я вывел ее из
транса.
ГЛАВА 8
Прошло три недели до нашего следующего сеанса. В отпуске, лежа на
солнечном тропическом пляже, у меня было время и необходимое расстояние,
чтобы подумать о том, что произошло с Кэтрин. О гипнотической регрессия в
прошлые жизни, с детальными наблюдениями и объяснениями объектов,
процессов и фактов, о которых она не имела понятия в своей нормальной и
сознательной жизни, улучшении ее симптомов по средством регрессий, достичь
которых современная традиционная психотерапия не смогла даже близко, за
первые восемнадцать месяцев лечения, до озноба точных откровениях из
духовного состояния, следующего за смертью, в котором она передавала знания к
которым не имела доступа, о духовной поэзии и уроках о духовных измерениях
после смерти, о жизни и смерти, о рождении и возрождении, которые были даны
Духовными Учителями, наделенными мудростью и стилем превосходящими
возможности Кэтрин. На самом деле, мне нужно было многое проанализировать.

На протяжении многих лет, я лечил многие сотни, возможно, тысячи


психиатрических пациентов, которые проявляли целый спектр эмоциональных
расстройств. Я лечил госпитализированных пациентов в четырех основных
медицинских школах. Я провел годы в залах неотложной психиатрии,
амбулаторных клиниках, и других местах, диагностируя и леча амбулаторных
пациентов. Я знал все о звуковых и визуальных галлюцинациях и ложных
иллюзиях при шизофрении. Я лечил многих пациентов с пограничными
синдромами и истерическими расстройствами личности, включая расщепление
или множественность личности. Я был Профессором в Национальным
Институтом Наркомании(NIDA) и я был знаком со всей гаммой эффектов, которые
оказывают наркотические веществ на мозг.

У Кэтрин не было ни одного из этих симптомов или синдромов. То, что


произошло не было проявлением психиатрической болезни. Она не была
психическим больным человеком (не потеряла контакт с реальностью), не
страдала никогда галлюцинациями (не видела и не слышала вещей, которые не
существовали в реальности) или иллюзиями(ложными убеждениями).

Она не употребляла наркотики и у нее не было социопатических


наклонностей. Она не была истерической личностью, и у нее не было
диссоциативных наклонностей. То есть, она, как правило, осознает, что она делает
и думает, не работает на "автопилоте", и никогда не имела никаких расщеплений
или множественности личности. Тот материал, который она давала, был зачастую
за пределами ее сознательных возможностей, как по стили, так и по содержанию.
Некоторая ее часть (информации) была особенно медиуимичной, подобно
сведениям об определенных событиях и фактах моего собственного
прошлого(например, знания о моем отце и моем сыне), а также и из ее
собственного прошлого. Она проявляла знания к которым никогда не имела
доступа или же не имела возможности приобрести их в своей настоящей жизни.
Эти знания, как и весь этот опыт, были чужды ее культуре и ее образованию, и
противоречили многим ее убеждениям.

Кэтрин - относительно простой и искренний человек. Она не ученый, и не


могла придумать факты, детали, исторические знания, поэтические описания и
элементы, которые поступали через нее. Как психиатр и ученый я был уверен, что
материл исходил из какой-то части ее подсознательного разума. Вне всяких
сомнений, он был реален. Даже, если бы Кэтрин была прекрасной актрисой, у нее
бы не было возможности воссоздать эти факты. Знание было слишком точным и
специфичным, и находилось за пределами ее возможностей.

Я проанализировал терапевтическую цель исследования прошлых жизней


Кэтрин. Как только мы вступили в это новое царство, ее выздоровление стало
невероятно быстрым, без принятия каких-либо медикаментов. В этой новой
реальности существует некая могущественная целительная сила, сила, по-
видимому, более эффективная, чем традиционная или современные лекарства. Эта
сила включает в себя воспоминание и возвращение к жизни не только
травматических моментов, но также и ежедневные травмы причиненные нашим
телам, разумам и эго. В своих вопросах, в то время как мы исследовали прошлые
жизни, я искал шаблоны этих травм, такие как хроническое эмоциональное или
физическое насилие, нищета и голод, болезни и нетрудоспособности, стойкие
преследований и предрассудков, постоянные неудачи, и так далее. Также я следил
за более пронзительными трагедиями, такими, как травматический опыт смерти,
изнасилования, массовые катастрофы, или любые другие ужасающие события,
которые могли оставить постоянный отпечаток. Техника была подобна той,
которая использовалась для перепросмотра детства в традиционной терапии, за
исключением того, что временные рамки охватывали несколько тысяч лет, а не
обычные десять или пятнадцать лет. Следовательно, мои вопросы были более
прямыми и направленными, чем в традиционной терапии. Однако, успех нашего
неортодоксального исследования был неоспорим. Она (и другие, которых я лечил
впоследствии при помощи гипнотической регрессии) излечивались с громадной
скоростью.

Но, были ли другие объяснения воспоминаний Кэтрин о прошлых жизнях?


Возможно ли, что эти воспоминания передались ей ее генами? Такая возможность
с научной точки зрения незначительна. Генетическая память требует непрерывного
прохождения генетического материала от поколения к поколению. Кэтрин жила по
всей земле, и ее генетическая линия прерывалась много раз. Она умирала от
наводнения вместе со своим ребенком, умирала даже в детстве, а также, не оставив
потомства. Ее генетический материал прекращался и не передавался. А как же ее
жизнь после смерти и промежуточное состояние? Там не было тела и точно не
было никакого генетического материала, однако ее воспоминания продолжались.
Нет, генетическое объяснение пришлось отбросить.

Что можно сказать об идее коллективного бессознательного Юнга,


содержащее всю человеческую память и опыт, к которому она каким-то образом
смогла получить доступ? Сильно отличающиеся культуры часто содержат похожие
символы, даже в снах. Согласно Юнгу, коллективное бессознательное не
приобретается лично, а достается "по наследству" каким-то способом в структуре
головного мозга. Включая в себя мотивы и образы, которые возникают заново в
каждой культуре, не опираясь на исторические традиции или распространения. Я
думаю, что воспоминания Кэтрин были слишком специфичны и необычны, чтобы
их можно было объяснить концепцией Юнга. Она не показывала символы, образы
или общие мотивы, а демонстрировала детальные описания определенных людей
и мест. Идея Юнга казались мне чересчур призрачными(неясными).

Знания Кэтрин были не только детальными и конкретными, но также


выходили за пределы ее сознательных возможностей. Она знала вещи, которые не
могли быть получены из книг, а потом временно забыты. Ее знания не могли быть
получены в детстве, а потом просто подавлены. А Учителя и их послания? Они
пришли через Кэтрин, но не от нее. И их мудрость также отражалась в
воспоминаниях Кэтрин о прошлых жизнях. Я знал, что эта информация и ее
послания были истинными. Я знал это, не только благодаря моим многим годам
тщательного изучения людей, их разумов, их мозгов и личностей, но также и
благодаря своей интуиции, еще до визита моего отца и сына. Мой разум, со всеми
многими годами старательного научного обучения, знал это. К тому же у меня
было сильное предчувствие.

 Я вижу сосуды, которые содержат какое-то масло. - Несмотря на


трехнедельный перерыв, Кэтрин быстро впала в состояние глубокого транса.
Она погрузилась в другое тело, в другую эпоху.

 В сосудах находятся различные виды масел. Это похоже на своего рода


склад, или какое-то место, где они храня вещи. Сосуды - красные....красные,
сделанные из какого-то вида красной глины. У сосудов есть синие полосы,
синие полосы вокруг горлышка. Я вижу здесь мужчин...в пещере люди. Они
переносят кувшины и сосуды из одного места в другое. У них бритые
головы... у них нет волос на голове. У них смуглая кожа...смуглая кожа.

 Ты тоже здесь?

 Да... Я запечатываю некоторые кувшины... каким-то воском...запечатываю


крышки сосудов воском.

 Ты знаешь, для чего используются эти масла?

 Нет, не знаю.

 Ты видишь себя? Посмотри на себя. Скажи мне, как ты выглядишь. - Она


сделала паузу, чтобы посмотреть на себя.

 Я ношу косу. Мои волосы заплетены в косу. На мне подобие... длинной


одежды. Спереди у нее золотая кайма.

 Ты работаешь для этих жрецов, для мужчин с бритыми головами?


 Моя работа состоит в запечатывании кувшинов воском. Это и есть моя
работа.

 Но, ты не знаешь, для чего служат кувшины?

 Они, очевидно, используются в каком-то религиозном культе. Но я не знаю


точно... в каком. Втирают бальзам в голову... в голову, и в руки, руки. Я вижу
птицу, золотую птицу, которая висит у меня на шее. Она плоская. У нее
плоский хвост, очень плоский хвост, и голова ее указывает вниз... к моим
ногам.

 К твоим ногам, Кэтрин?

 Да, именно так ее нужно носить. Черная субстанция... черная и липкая. Я не


знаю что это.

 Где это?

 В мраморном сосуде. Они используют также и его, но я не знаю, для чего


она служит.

 Есть ли в пещере что-нибудь, что ты можешь прочитать, чтобы сказать мне


название страны-места, в котором ты живешь, или дату?

 В этих стенах ничего нет, они пусты. Я не знаю названия.


Я переместил ее вперед во времени.
 Белая бутылка, какая-то белая бутылка. Ручка в верхней части золотая, она
словно инкрустирована золотом.

 Что в этой бутылке?

 Какой-то бальзам. Он имеет какое-то отношение к переходу в другой мир.

 Ты сейчас переходишь в иной мир?

 Нет! Я не знаю того, кто переходит.

 Это тоже твоя работа? Готовить людей к этому переходу?

 Нет. Это должен делать жрец, не я. Мы лишь снабжаем его бальзамом,


благовониями...

 Сколько тебе примерно лет?

 Шестнадцать.

 Ты живешь со своими родителями?

 Да, в каменном доме, в разновидности каменного жилища. Он не очень


большой. Очень жарко и сухо. Климат очень жаркий и сухой.

 Иди в свой дом.


 Я здесь.

 Ты видишь других членов твоей семьи?

 Я вижу брата, также здесь моя мать. И ребенок, чей-то ребенок.

 Этот ребенок твой?

 Нет.

 Происходит ли сейчас что-нибудь важное? Перейди к чему-то важному, что


объясняет твои симптомы в нынешней жизни. Нам необходимо понять. Нет
риска в том, чтобы испытать это переживание. Перейди к этим событиям.

Она ответила очень тихим шепотом.

 Все в свое время... Я вижу как умирают люди.

 Люди умирают?

 Да... они не знают, что это.

 Болезнь?

Вдруг, меня осенило, что она вновь вернулась в древнюю жизнь, в которую
она уже прежде регрессировала. В этой жизни, болезнь передающаяся по воде
убила ее отца и одного из братьев. Кэтрин также пострадала от этой болезни.
Кэтрин чувствовала себя очень встревоженной, потому что умерших не
бальзамировали должным образом. Но сейчас эта жизнь предстала перед нами под
другим углом.

 Имеет ли эта болезнь какое-либо отношение к воде? - спросил я.

 Они считаю, что да. Многие люди умирают.

Я уже знал финал.

 Но ты не умираешь, не от этого?

 Нет, я не умираю.

 Но ты сильно болеешь. Тебе плохо.

 Да, мне очень холодно... очень холодно. Мне нужна вода... вода. Они думают,
что причина болезни в воде... и в чем-то черном.... Кто-то умирает.

 Кто умирает?

 Умирает мой отец, а также мой брат. Моя мама в порядке, она поправляется.
Она очень слаба. Они должны похоронить людей. Они должны похоронить
их, и люди очень расстроены по этому поводу, потому что это противоречит
религиозной практике.
 В чем заключаются эти религиозные обычаи?
Я удивлялся согласованности ее воспоминаний, факт за фактом, именно так
как она рассказывала об этой жизни несколько месяцев прежде. И снова,
отклонение от религиозных обычаев очень сильно ее расстраивало.

Тела умерших складываются в пещеры. Трупы содержатся в пещерах. Но


перед этим они должны быть подготовлены жрецами.... Они должны быть
обернуты и набальзамированы(обработаны). Они содержались в пещерах, но
земля затоплена... говорят, что вода плохая. Не пейте воду.

 Есть ли какое-нибудь лечение? Что-нибудь дало результат?

 Нам давали травы, разные травы. Запахи...травы и...я чувствую запах. Я


чувствую запах!

 Ты узнаешь запах?

 Белое. Оно свисает с потолка.

 Как чеснок?

 Он развешен вокруг... свойства похожи, да. Его свойства... его кладут в рот, в
уши, в нос... Запах очень сильный. Считалось, что он не дает злым духам
проникать в тело. Пурпурный фрукт, или что-то круглое с пурпурной
поверхностью, с пурпурной кожицей...

 Ты узнаешь культуру, в которой находишься? Тебе она кажется знакомой?


 Я не знаю.

 Эта пурпурная вещь, это какой-то фрукт?

 Танис.

 Тебе оно помогло? Это от болезни?

 В это время, да.

 Танис - повторил я, пытаясь понять, говорит ли она о том что мы называем


танином или таниновой кислотой. - Так они его называют? Танис?

 Я слышу... я продолжаю слышать "танис".

 Что есть в этой жизни такого, что оказывает влияние на жизнь настоящую?
Почему ты продолжаешь возвращаться сюда? Что тебя так беспокоит?

 Религия - прошептала Кэтрин, внезапно - религия этой эпохи. Это было


религия страха... страха. Я боялась стольких вещей.... и стольких богов....

 Ты помнишь имена некоторых богов? - спросил я.

 Я вижу глаза. Вижу какую-то черную вещь... что-то похожее... на шакала.


Это статуя. Это своего рода страж... Вижу женщину, богиню, с подобием
диадемы на голове.
 Ты знаешь имя этой богини?

 Осирис... Сирус... как-то так. Я вижу глаз... глаза, только глаз на цепи. Он
золотой.

 Глаз?

 Да. Кто такая Хатор?

 Что? - спросил я.

 Хатор! Кто это?

Я никогда слышал о Хатор, хотя знал, что Осирис, если произношение было
верным, был братом-мужем Изиды, главного египетского божества. Хатор, как я
позже узнал, была египетской богиней любви, удовольствия и радости.

 Она одна из богов? - спросил я.

 Хатор! Хатор. - она сделала долгую паузу. - Птица... плоская... плоская, это
Феникс... Она вновь замолчала.

 Переместись вперед во времени, в последний день твоей жизни. Иди в


последний день, но до того как ты умерла. Скажи мне, что ты видишь.

Она ответила очень мягким шепотом.


 Я вижу здания и людей. Вижу сандалии, сандалии. Грубая ткань, какая-то
грубая ткань.

 Что происходит? Переместись в момент твоей смерти. Что с тобой


происходит? Ты можешь видеть это.

 Я не вижу... Я не вижу себя больше.

 Где ты находишься? Что ты видишь?

 Ничего... только тьма... вижу свет, теплый свет. - Она уже умерла, уже
перешла в духовное состояние. Видимо, ей не было нужды вновь
переживать ее реальную смерть.

 Ты можешь приблизиться к свету?

 Я иду туда.

Она вновь мирно отдыхала, очередной раз ожидая.

 Ты можешь сейчас взглянуть назад, на уроки этой жизни? Ты теперь знаешь


о них?

 Нет - прошептала она.

Она продолжала ждать. Вдруг она начала проявлять тревогу, хотя ее глаза
оставались закрытыми, как это происходило всегда, когда она находилась в
состоянии гипнотического транса. Она двигала головой из стороны в сторону.

 Что ты сейчас видишь? Что происходит?

Ее голос стал громче.

 Я чувствую... кто-то говорит со мной!

 Что тебе говорят?

 Они говорят о терпении. Каждый должен иметь терпение...

 Да, продолжай.- Ответ пришел немедленно от Учителя-поэта.

 Терпение и время... все происходит в надлежащее время. Нельзя торопить


жизнь, жизнь не может протекать согласно разработанного расписанию, как
это многим хотелось бы. Мы должны принять то, что приходит к нам в
данный момент времени, и не просить большего. Но жизнь бесконечна,
поэтому, мы никогда не умираем, мы никогда не были на самом деле
рождены. Мы просто проходим через различные фазы. Не существует конца.
У людей есть много измерений. Но время, не, то каким мы его видим, а
скорее заключается в уроках, которые мы усвоили.

Повисла длинная пауза. Учитель-поэт продолжил.

 Тебе все станет ясно в надлежащее время. Но тебе нужна возможность,


чтобы направить знание, которое мы тебе уже дали.
Кэтрин хранила молчание.

 Есть ли еще, что-нибудь еще, что я должен узнать?

 Они ушли - прошептала она мне, - Я никогда слышу.

ГЛАВА 9

Неделя за неделей, новый слой страхов и невротических тревог отделялся от


Кэтрин. С каждой неделей, она казалась чуть более безмятежной, более мягкой и
терпеливой. Она стала более уверенной в себе самой, и люди тянулись к ней.
Кэтрин чувствовала себя более любящей, и окружающие ее люди давали ей
любовь в ответ. Внутренний алмаз, коим была ее истинная личность, ярко сиял, на
виду у всех.

Регрессии Кэтрин покрывали тысячелетия. Каждый раз, когда она входила в


гипнотический транс, я не имел ни малейшего понятия, откуда появятся потоки ее
жизней. От доисторических пещер до древнего Египта, и до современности - она
была там. И все ее жизни были с любовью рассмотрены где-то за пределами
времени, Учителями. На сегодняшнем сеансе, она появилась в двадцатом веке, но
не как Кэтрин.

 Я вижу фюзеляж и взлетную полосу, какую-то взлетную полосу -


прошептала она тихо.

 Ты знаешь, где это?

 Я не вижу...Эльзаский? - Затем, с большей решимостью: - Эльзаский


 Во Франции?

 Не знаю, только Эльзас... Я вижу имя Фон Маркс(Von Marks, фонетическая


орфография). Какой-то коричневый шлем или пилотка с очками. Войска
были уничтожены. Похоже это очень удаленная область. Не думаю, что
поблизости есть город.

 Что ты видишь?

 Я вижу разрушенные здания. Вижу здания... Земля растерзана...


бомбардировками. Это очень хорошо спрятанная земля (область).

 Что ты делаешь?

 Помогаю с раненными. Они их относят.

 Посмотри на себя. Опиши себя. Посмотри вниз и скажи, какую одежду ты


видишь?

 На мне подобие куртки. У меня светлые волосы и голубые глаза. Моя куртка
очень грязная. Очень много раненных людей.

 Тебя тренировали, чтобы оказывать помощь раненным?


 Нет.

 Ты живешь там или тебя привели в это место? Где ты живешь?


 Я не знаю.

 Сколько тебе лет?

 Тридцать пять лет.

Кэтрин было двадцать девять, ее глаза были не голубыми, а карими. Я


продолжил задавать вопросы.

 Как тебя зовут? Твое имя указано на куртке?

 На куртке крылья. Я пилот. Какой-то пилот.

 Ты пилотируешь самолеты?

 Да, я должна это делать.

 Кто заставляет тебя летать?

 Я на службе и должна летать. Это моя работа.

 Ты также сбрасываешь и бомбы?

 На самолете у нас есть артиллерист. И навигатор.

 На каких типах самолетов ты летаешь?


 На разновидности вертолета(. У него четыре винта. У него фиксированное
крыло.

Это удивило меня, потому что Кэтрин не знала ничего о самолетах. Я


спросил себя, что она могла иметь ввиду под выражением "с фиксированным
крылом". Но, подобно приготовлению масла и бальзамированию умерших, в
состоянии гипноза она располагала обширными знаниями. Только небольшая
часть этих знаний была доступна ее сознательному уму. Я настоял:

 У тебя есть семья?

 Она не со мной.

 Но, они в безопасности?

 Не знаю. Мне страшно... я боюсь того, что они вернуться. Мои друзья
умирают!

 Ты боишься, что они вернуться, кто они?

 Враги.

 Кто эти враги?


 Англичане... Американские вооруженные силы... англичане.

 Да. Ты помнишь свою семью?


 Помню ее? Я слишком сильно растерян.

 Давай вернемся в счастливый момент этой же жизни, до войны, в то время,


когда ты была дома, со своей семьей. Ты можешь ее видеть. Я знаю, что это
трудно, но я хочу, чтобы ты расслабилась. Постарайся вспомнить.

Кэтрин сделала паузу. Затем прошептала:

 Я слышу имя Эрик... Эрик. Я вижу светловолосого ребенка, девочку.

 Она твоя дочь?

 Да, должно быть... Марго.

 Она рядом с тобой?

 Она со мной. Мы на пикнике. День очень красивый.

 Кто-нибудь еще есть здесь? Кроме Марго?

 Я вижу женщину с каштановыми волосами, сидящую на траве.

 Это твоя жена?


 Да..., я ее не знаю - добавила Кэтрин, имея в виду людей, которых она знала
в своей нынешней жизни.
 Ты знаешь Марго? Посмотри повнимательнее на Марго? Ты ее знаешь?

 Да, но я не уверена... Я знаю ее откуда-то....

 Ты вспомнишь. Посмотри ей в глаза.

 Это Джуди - ответила она.

В нынешней жизни, Джуди была ее лучшей подругой. На их первой встрече


между ними возникло мгновенное взаимопонимание, и они стали настоящими
друзьями, стали беспрекословно доверять друг другу, узнавая мысли и нужды друг
друга, еще прежде чем они были высказаны.

 Джуди - повторил я.

 Джуди, да. Она похожа на нее... она улыбается как она.

 Да, это хорошо. Ты счастлива в своем доме или есть какие-то проблемы?

 Проблем нет (длинная пауза). Да. Да, это время потрясений. В немецком
правительстве, политической структуре - глубокая проблема. Слишком
много людей хотят двигаться в слишком многих направлениях. Это, в
конечном счете, разорвет нас на части... Но, я должен сражаться за свою
страну.
 Ты сильно любишь свою страну?

 Мне не нравится война. Я считаю, что убийство - это зло, но я должен


исполнить свой долг.

 Сейчас вернись, вернись туда, где ты был раньше, к самолету на земле,


бомбардировкам, к войне. Уже поздно, война началась. Англичане и
американцы сбрасывают бомбы рядом с тобой. Возвращайся. Ты видишь
снова самолет?

 Да.

 Ты все еще чувствуешь то же самое по отношению к долгу, войне и


убийству?

 Да. Мы умрем ни за что.

 Что?

 Мы умрем зря. - повторила она, более громким шепотом.

 Зря? Почему зря? Разве в этом нет славы? Разве это не ради защиты твоей
Родины и твоих любимых?

 Мы умрем ради защиты идей нескольких людей.

 Даже не смотря на то, что это лидеры твоей страны? Они могут быть
неправы...

Она быстро прервала меня:


 Они не лидеры. Если бы они были лидерами, то не было бы такой
внутренней борьбы... в правительстве.

 Некоторые люди называют их сумасшедшими. Кажется ли тебе это верным?


Они обезумели из-за власти?

 Все мы должны быть сумасшедшими, чтобы позволять им руководить нами,


позволять им побуждать нас... к убийству людей. И себя.

 Ты потерял кого-нибудь из друзей?

 Да, некоторые все еще живы.

 Есть ли те с которыми у тебя особенная дружба? Среди членов экипажа


твоего самолета? Твой артиллерист и навигатор все еще живы?

 Я не вижу их, но мой самолет не был уничтожен.

 Ты снова летишь на самолете?

 Да. Мы должны поспешить и убрать оставшийся самолет с полосы... прежде


чем они вернуться.

 Иди внутрь самолета.

 Я не хочу идти. - словно она могла вести со мной переговоры.


 Но ты должен поднять его с земли.

 Все это так бессмысленно...

 Какая профессия была у тебя до войны? Ты помнишь? Что делал Эрик?

 Я был вторым пилотом... маленького самолета, грузового самолета.

 Значит, тогда ты тоже был пилотом?

 Да.

 И ты проводил много времени вне дома?

Она ответила очень тихо и задумчиво.

 Да.

 Продвинься вперед во времени - указал ей я-, до следующего полета. Ты


можешь сделать это?

 Нет следующего полета.

 Что-то с тобой случилось?

 Да.
Ее дыхание участилось. Она начала волноваться. Она ушла вперед, в день
своей смерти.

 Что происходит?

 Я бегу от огня. Огонь уничтожает мою группу.

 Ты пережила это?

 Никто не выжил... никто не выжил на войне. Я умираю! - Ее дыхание стало


затрудненным. - Кровь! Повсюду кровь! У меня болит грудь. Меня ранили в
грудь... и в ногу... и в шею. Мне очень больно.

Она находилась в агонии, но скоро ее дыхание стало более медленным и


равномерным, мышцы ее лица расслабились, и она стала выглядеть более
умиротворенно. Я узнал спокойствие переходного состояния.

 Ты выглядишь более спокойной. Все прошло?

Она сделала паузу, прежде чем очень тихо ответить:

 Я парю... удаляюсь от своего тела. У меня нет тела. Я снова в духе.

 Хорошо. Отдохни. У тебя была тяжелая жизнь. Ты испытала тяжелую


смерть. Тебе необходимо отдохнуть. Восстанови себя. Чему ты научилась в
этой жизни?
 Я узнала о ненависти... бессмысленном убийстве...неправильной
ненависти... людях, которые ненавидят, и они не знают почему. Мы
побуждены на это... злом, когда находимся в физическом состоянии...

 Существует ли долг более возвышенный, чем долг перед своей страной?


Что-то, что могло бы остановить тебя от убийства? Даже если бы тебе был
отдан приказ? Какой-то долг перед самим собой?

 Да...

Но, она не дала деталей.

 Сейчас ты ждешь что-то?

 Да... Я жду когда войду в состояние обновления. Я должна ждать. Они


придут за мной...придут...

 Хорошо. Когда они придут, мне хотелось бы поговорить с ними.

Мы подождали еще несколько минут. Затем, резко, ее голос зазвучал громко


и хрипло. Говорил первый из Духовный Учителей, не поэт.

 Ты был прав, когда предполагал, что это правильное лечение для тех, кто
находится в физическом состоянии. Ты должен искоренить страхи из их
разумов. Страх - это пустая трата энергии. Он мешает им выполнить то, ради
чего они были посланы сюда. Берите пример с вашего окружения. В первую
очередь необходимо, необходимо привести их на очень глубокий уровень...
где они уже не смогут чувствовать тело. Там ты сможешь
достичь(достучаться) их. Только на поверхности... лежат проблемы. В
глубине их души, где рождаются идеи, вот где ты должен достичь их.

Энергия... все есть энергия. Так много тратится попусту. Горы...внутри горы
- тишина. Спокойствие в ее центре. Но снаружи нее лежат проблемы. Люди
могут видеть лишь наружность, но необходимо идти гораздо, гораздо
глубже. Ты должен увидеть вулкан. Для этого необходимо идти вглубь(очень
глубоко).

Быть в физическом состоянии ненормально. Когда вы находись в духовном


состоянии, это естественно для вас. Когда мы посланы назад(в физический
мир), это похоже на то, как если бы нас послали в неизвестность. Нам
потребуется больше времени. В духовном мире необходимо ждать, затем вы
обновляетесь. Это состояние обновления. Это такое же изменение, как и
другие, и тебе почти удалось достичь этого состояния...

Это захватило меня врасплох. Как это было возможно, что я достиг
состояния обновления?

 Чего я почти достиг? - повторил я недоверчиво.

 Да. Ты знаешь намного больше других. Понимаешь намного больше. Будь


терпелив с ними. У них нет знаний, которыми располагаешь ты. Духи будут
посланы, чтобы помочь тебе. Но то, что ты делаешь - это правильно...
продолжай. Эта энергия не должна тратиться зря. Ты должен избавиться от
страха. Это будет твоим самым сильным оружием...

Духовный Учитель хранил молчание. Я размышлял о значении этого


невероятного послания. Я знал, что я успешно избавлялся от страхов Кэтрин
(избавлял ее от страхов), но у этого послания было гораздо более глобальное
значение. Речь шла не просто о подтверждении эффективности гипноза в качестве
терапевтического средства. Оно включала даже больше чем регрессию в прошлые
жизни, поскольку ее трудно применять к населению в целом, к каждому человеку
по отдельности. Нет, я считал, что речь шла о страхе смерти, который таится
глубоко внутри вулкана. Страх смерти, этот страх затаенный и постоянный,
который не могут нейтрализовать ни деньги и ни власть, это и есть самый
центр(самое ядро).

Но, если бы люди знали, что "жизнь бесконечна, что мы никогда не умираем,
что мы никогда в действительности не рождаемся", то тогда этот страх исчез бы.
Если бы они знали, что жили прежде бесчисленное количество раз, и что будут
жить бесчисленные жизни впоследствии, насколько более воодушевленными они
себя почувствовали бы! Если бы они знали, что рядом с ними есть духи, когда они
находятся в физическом состоянии и после смерти, в состоянии духа, что они
присоединяться к этим духам, включая своих умерших любимых и родных, как бы
их это утешило! Если бы они знали, что "ангелы хранители" в действительности
существуют, насколько в большей безопасности они себя почувствовали! Если бы
они знали, что акты жестокости и несправедливости, не остаются незамеченными,
а должны будут быть компенсированы в следующих жизнях, насколько меньшим
было бы желание мести и насколько меньше у них было бы гнева! И если в
действительности "знания приближают нас к Богу", то для чего тогда служат
материальные ценности и власть, когда они являются самоцелью, а не средством
для достижения этого? Алчность и жажда власти не имеют никакой ценности.

Но как предоставить людям эти знания? Большинство людей читает


молитвы в своих церквях, синагогах, мечетях и храмах, молитвы, которые
провозглашают бессмертие души. Однако, после того как молитва закончена, они
возвращаются в свою обычную колею, к алчности и жадности, манипуляции и
эгоцентричности. Эти свойства замедляют прогресс души. Следовательно, если не
достаточно одной только веры, возможно, поможет наука. Возможно, что
переживания, подобные переживаниям Кэтрин со мной должны быть изучены,
проанализированы и описаны, объективным и научным способом людьми
имеющими образование в области физических и поведенческих наук. Однако, в
это время, написание научной статьи или книги было далекой идеей и вряд ли
возможной. Я думал о духах, которые прибудут мне на помощь. Что они помогут
мне сделать?

Кэтрин пошевелилась и начала шептать.

 Кто-то по имени Гидеон, кто-то по имени Гидеон... Гидеон. Он пытается


поговорить со мной.

 Что он говорит?

 Он повсюду. Он не остановится. Он своего рода ангел-хранитель ... что-то


подобное. Но сейчас он играет со мной.

 Он один из твоих ангелов-хранителей?

 Да, но он играет... оно просто прыгает вокруг рядом со мной. Я думаю, что
он хочет дать мне понять, что он вокруг меня (рядом со мной)... всюду.

 Гидеон? - повторил я.
 Он здесь.

 Благодаря этому ты чувствуешь себя в большей безопасности?

 Да. Он возвращается, когда я нуждаюсь в нем.

 Хорошо. Находятся ли духи рядом с нами?

Она ответила шепотом, с точки зрения своего сверхсознания.

 О, Да... много духов. Они приходят только тогда, когда хотят этого. Они
приходят... когда этого хотят. Мы все духи. Но другие - некоторые находятся
в физическом состоянии, а другие - в состоянии обновления. А другие -
хранители. Но мы все отправляемся туда. Мы тоже были хранителями.

 Зачем мы возвращаемся, чтобы учиться? Разве мы не можем учиться, когда


находимся в состоянии духов?

 Это разные уровни учебы, и некоторые из них мы должны усвоить, находясь


во плоти. Мы должны чувствовать боль. Когда вы находитесь в состоянии
духа, вы не чувствуете боли. Это период обновления. Душа обновляется.
Когда вы находитесь в физическом состоянии во плоти, вы можете
почувствовать боль, вам может быть больно, вы можете страдать. В
духовной форме вы не чувствуете. Здесь (в духовном мире) существует
только счастье и чувство благополучия. Но это период обновления для... нас.
Взаимодействие между людьми, в духовной форме, другое. Когда вы
находитесь в физическом состоянии... вы можете испытывать
взаимоотношения.
 Я понимаю. Все будет хорошо.

Она вновь замолчала. Прошло несколько минут.

 Я вижу коляску - начала она, - синюю коляску.

 Детскую коляску?

 Нет, повозку (экипаж, карету)... Нечто синее! С синей каймой на вершине,


синяя снаружи...

 Лошади тянут карету?

 У нее большие колеса. Я не вижу никого в ней. Только двух запряженных


лошадей, одну серую, а другую коричневую. Жеребца зовут Яблоко, он
серый, ему нравятся яблоки. имя другого Дьюк. Они очень хорошие. Они вас
не укусят. У них большие ноги... большие ноги.

 Но также есть и злая лошадь? Лошадь, отличающаяся от других?

 Нет, они все очень хорошие.

 Ты здесь?

 Да. Я могу видеть его нос. Он настолько больше меня.


 Ты в повозке? - По характеру ее ответов я понял, что она была ребенком.

 Здесь лошади. Также здесь другой мальчик.

 Сколько тебе лет?

 Я очень маленькая. Не знаю. Я не думаю, что я могу считать.

 Ты знаешь этого мальчика? Он твой друг, твой брат?

 Он сосед. Он пришел на... праздник. Свадьбу или что-то подобное.

 Ты знаешь, кто женится?

 Нет. Нам сказали не пачкаться. У меня каштановые волосы... обувь, которая


застегиваются с одной стороны доверху.

 Это твоя праздничная одежда? Хорошая одежда?

 Она белая... нечто вроде белого платья с... чем-то твердым вокруг него,
стягивающее его за спиной.
 Твой дом, он рядом?

 Это большой дом - ответила девочка.

 Ты живешь там?
 Да.

 Хорошо. Сейчас ты можешь посмотреть в дом. Все хорошо. Сегодня важный


день. Другие люди будут также хорошо одеты, в особую одежду.

 Они готовят еду, очень много еды.

 Ты чувствуешь ее запах?

 Да. Они делают нечто вроде хлеба. Хлеб... мясо... Нам сказали снова идти
наружу.

Я был удивлен этому. Я сказал ей, что она без проблем может зайти внутрь, а
теперь ей было приказано снова выйти наружу.

 Они назвали твое имя?

 Мэнди... Мэнди и Эдвард.

 Эдвард - это мальчик?

 Да.

 И они не позволят вам остаться в доме?

 Нет. Они очень заняты.


 Что ты чувствуешь по этому поводу?

 Нам все равно. Но очень тяжело не испачкаться. Мы ничего не можем


поделать.

 Ты попала на свадьбу? Позже в этот день?

 Да... я вижу много людей. Зал полон людьми. Жарко, очень жарко. Здесь
приходской священник... с необычной шляпой... большой... черной. Она
выдается далеко вперед.

 Это счастливый момент для твоей семьи?

 Да.

 Ты знаешь кто женится?

 Моя сестра.

 Она намного старше, чем ты?

 Да.

 Ты ее сейчас видишь? На ней ее свадебное платье?

 Да.
 И оно красивое?

 Да, очень красивое. У нее в волосах много цветов.

 Посмотри на нее внимательно. Ты узнаешь ее из другого времени?


Посмотри на ее глаза, рот.

 Да. Я думаю, что это Бэки... но меньше, гораздо меньше...

Бэки была подругой и коллегой по работе Кэтрин. Они были близки, но


Кэтрин возмущало критическое отношение Бэки и то как она вмешивается в ее
жизнь и решения. В конце концов, она была подругой, а не членом семь. Но,
возможно, различие уже не было столь отчетливым.

 Я... я ей нравлюсь... и я, поэтому могу стоять рядом с ней на церемонии.

 Хорошо. Посмотри на свое окружение. Твои родители здесь?

 Да.

 Она также тебя сильно любят?


 Да.

 Это хорошо. Посмотри на них внимательно. Сначала, на твою мать.


Возможно, ты ее узнаешь. Посмотри на ее лицо.

Кэтрин несколько раз очень глубоко вдохнула.


 Я ее не узнаю.

 Посмотри на своего отца. Внимательно посмотри на него. Посмотри на


выражение его лица, на его глаза... также на рот. Ты его знаешь?

 Это Стюарт - ответила она быстро.

Итак, Стюарт появился очередной раз. Это стоило того, чтобы продолжать
дальнейшие исследование.

 Какие у тебя с ним отношения?

 Я люблю его очень сильно... он очень хорошо ко мне относится. Но, он


считает, что я надоеда. Он считает, что все дети надоеды.

 Он слишком серьезен?

 Нет. Ему нравится играть с нами. Но, мы задаем слишком много вопросов.
Но он очень хорошо к нам относится, за исключением того, что мы задаем
слишком много вопросов.
 Это досаждает ему?

 Да. Мы должны учиться у учителя, не от него. Вот зачем мы ходим в школу...


чтобы учиться.

 Это было похоже на его слова. Это он сказал это тебе?


 Да, у него есть более важные дела. Он должен управлять поместьем.

 Это большая ферма.

 Да.

 Ты знаешь, где она находится?

 Нет.

 Они никогда не упоминали город или страну? Название города?

Она сделала пауза, внимательно слушая.

 Я этого не слышу.

Кэтрин вновь замолчала.

 Хорошо, ты хочешь продолжить исследование этой жизни? Продвинуться


вперед во времени или это...?
Она прервала меня:

 Этого достаточно.

Во время всего этого процесса с Кэтрин, я был не склонен обсуждать ее


откровения с другими профессионалами. В действительности, за исключением
Кэрол и еще нескольких человек, с которыми я чувствовал себя "в безопасности", я
не делился этой замечательной информацией больше ни с кем. Я знал, что знания
полученные из наших встреч был истинным и очень важными, но я беспокоился о
реакции моих коллег-специалистов и ученых, и поэтому хранил молчание.

Меня все еще беспокоила моя репутация, карьера, и то что другие подумают
обо мне.

Мой личный скептицизм уменьшался благодаря тем свидетельствам,


которые неделя за неделей, слетали с губ Кэтрин. Я часто прослушивал аудио
записи и заново переживал сеансы, со всем их драматизмом. Но, другие должны
были бы положиться на мои переживания, хоть и очень сильные, но не их
собственные. Я чувствовал себя обязанным собрать больше информации.

По мере того, как я начал постепенно принимать и верить в сообщения, моя


жизнь стала проще на начала приносить больше удовлетворения. Мне больше не
было нужды притворятся, играть роли, или быть не тем кто я есть на самом деле.
Взаимоотношения стали честными и прямыми. Семейная жизнь стала менее
беспорядочной и более уравновешенной. Нежелание делиться мудростью, которая
была дана мне Кэтрин пошла на убыль. Я был очень удивлен, узнав, что почти все
люди были очень заинтересованы и хотели узнать больше. Многие рассказывали
мне о своих очень личных переживаниях парапсихологических событий, таких как
экстрасенсорное восприятие, дежа вю, внетелесный опыт, сны о прошлых жизнях
и других. Многие не говорили об этом даже своим супругам. Людьми повелевал
практически один и тот же страх, они боялись, того что поделившись своим
опытом, своими переживаниями, другие, даже члены их семей, сочтут их
странными.
Однако, эти парапсихологические события довольно распространены, и
случаются гораздо более часто, чем думают люди. И только лишь из-за нежелания
делиться психическими феноменами с другими, они кажутся редкими. И наиболее
образованные испытывают наибольшее нежелание делиться.

Уважаемый председатель главного клинического отдела моего госпиталя,


который вызывает международное восхищение благодаря своему опыту,
разговаривает со своим умершим отцом, который несколько раз защищал его от
серьезной опасности. Другой профессор видит сны, которые предлагают ему
отсутствующие шаги или решения к исследовательским экспериментам. Его сны
неизменно верны. Другой, не менее известный врач обычно знает, кто звонит ему
по телефону, прежде чем он отвечает на него. Жена Председателя Отдела
Психиатрии в университете Среднего Запада имеет степень доктора философии по
психологии. Ее исследовательские проекты всегда тщательно спланированы и
выполнены. Она никому никогда не говорила, что когда посетила Рим в первый
раз, она прогуливалась по улице так, словно бы у нее в памяти была запечатлена
карта города. Она безошибочно знала, что находится за каждым углом. Хотя и
никогда прежде не была в Италии, и не знала языка, итальянцы постоянно
обращались к ней на итальянском, принимая ее за соотечественницу. Ее разум
противился принять, то, что произошло в Риме.

Я понял, почему эти высококвалифицированные и высокообразованные


профессионалы, держали свои переживания в секрете. Я был одним из них. Мы не
могли отвергать свои собственные переживания и чувства. Однако, наше
образование и подготовка во многом были диаметрально противоположны
информации, опыту, и убеждениям, которые мы приобрели. И поэтому мы
молчали.
ГЛАВА 10

Недели шли быстро. Я вновь и вновь прослушивал запись сеанса с прошлой


недели. Как же я достигал состояния обновления? Я не чувствовал себя особенно
просветленным. И сейчас будут посланы духи, чтобы помочь мне. Но что же я
должен делать? Когда я узнаю? Подойду ли я для этого? Я знал, что должен ждать
и быть терпеливым. Я вспомнил слова Учителя-поэта.

"Терпение и время... все происходит в свое время, тебе все станет ясно в свое
время. Но тебе нужна возможность, чтобы направить знание, которое мы тебе
дали. " И так, я буду ждать.

В начале сеанса, Кэтрин рассказала фрагмент определенного сна, которой у


нее был несколько ночей назад. В этом сне она жила в доме своих родителей,
ночью дом загорелся. Она контролировала ситуацию, и помогала эвакуировать
дом, но ее отец терял время, по-видимому, не обращая внимания на срочность
ситуации. Она заставила его выйти наружу. Затем, отец вспомнил, что оставил что-
то в доме, и заставил Кэтрин вернуться в пылающий дом, чтобы забрать этот
предмет. Она не помнила, что это было. Я решил пока не интерпретировать сон, а
подождать и посмотреть, не подвернется ли возможность, пока она будет
находиться в состоянии гипноза.

Она быстро вошла в глубокий гипнотический транс.

 Я вижу женщину, с капюшоном на голове, он не закрывает ее лицо, только


волосы.

Затем она замолчала.


 Ты продолжаешь это видеть сейчас? Капюшон?

 Я его потеряла. Я вижу черную ткань, нечто вроде парчи с золотым


рисунком... Я вижу здание с каким-то структурными точками... белыми.

 Ты узнаешь это здание?

 Нет.

 Оно большое?

 Нет. Спереди находится гора, с небольшим количеством снега на вершине.


Но в долине трава зеленая... в долине, в которой мы находимся.

 Ты можешь войти в здание?

 Да. Оно сделано из какого вида мрамора... очень холодного на ощупь.

 Это храм, религиозное здание?

 Я не знаю. Мне кажется, что это могла быть тюрьма.

 Тюрьма - повторил я-. В здании есть люди? Рядом с тобой?

 Да, несколько солдат. Они носят черную униформу, черную с золотыми


эполетами... с золотыми висящими кисточками. Черные шлемы, отделанные
золотом... что-то из золота на верху шлема. И с красными фахинами
(поясами), красным поясами вокруг талии.

 Вокруг тебя есть солдаты?

 Два или три, возможно.

 Ты здесь?

 Я где-то рядом, но не в здании. Но я поблизости.

 Посмотри вокруг себя. Попробуй определить, где ты находишься. Здесь


горы, трава, и белое здание. Есть ли здесь помимо него другие здания?

 Да есть другие здания, они не рядом с ним. Я вижу одно... изолированное, со


своего рода стеной, построенной за ним... стеной.

 Ты думаешь, что это крепость, тюрьма или что-то подобное?

 Может быть, но... оно очень изолированное.

- Почему тебе это кажется важным? (Длинная пауза) Ты знаешь название города
или страны, в которой ты находишься? В которой находятся солдаты.

 Я постоянно вижу "Украина".

 Украина? - повторил я, поражаясь разнообразием ее жизней. - Ты видишь


год? Не припоминаешь ли ты его? Или период времени?

 Семнадцать, семнадцать - ответила она нерешительно, потом поправилась -


1758..58. Много солдат. Я не знаю с какой целью они пришли. С длинными
изгибающимися мечами.

 Что еще ты можешь видеть или слышать? - спросил я.

 Я вижу источник, источник в котором они поят лошадей.

 Солдаты ездят на лошадях?

 Да.

 У солдат есть какое-нибудь имя? Называют ли они себя как-то по


особенному?

Она прислушались.

 Я этого не слышу.

 Ты находишься среди них?

 Нет. - Ее ответы снова были детскими: краткими, односложными. Я должен


был расспрашивать ее очень активно.

 Но ты видишь их с близкого расстояния?


 Да.

 Ты в городе?

 Да.

 Ты живешь здесь?

 Я думаю, да.

 Хорошо. Попробуй найти себя, то где ты живешь.

 Я вижу очень ободранную одежду. Я вижу лишь ребенка, мальчика. Его


одежда в лохмотьях. Ему холодно...

 Твой дом в городе?

Она сделала долгую паузу.

- Я этого не вижу- продолжила Кэтрин. У него по-видимому были какие-то


трудности с соединением в этой жизни. Она проявляла какую-то туманность в
своих ответах, какую-то неуверенность.

 Хорошо. Ты знаешь имя этого мальчика?

 Нет.
 Что происходит с ним? Иди за ним. Посмотри что происходит.

 Кто-то, кого он знает - заключенный.

 Друг или родственник?

 Я думаю, что это его отец.

Ответы продолжали оставаться краткими.

 Ты этот мальчик?

 Я не уверена.

 Ты знаешь, что он чувствует по поводу того факта, что его отец находится в
тюрьме?

 Да... ему очень страшно, боится, что его убьют.

 Что сделал свой отец?


 Он ограбил кого-то из солдат, украл какие-то бумаги, или что-то.

 Мальчик полностью не понимает?

 Нет. Он может никогда больше не увидеть своего отца.


 Он может хотя бы увидеть своего отца?

 Нет.

 Известно, сколько времени отец будет в тюрьме? И выживет ли он?

 Нет! - ответила Кэтрин.

Ее голос дрожал. Она была очень взволнованна, очень печальна. Она не


предоставляла много деталей, но ее заметно волновали события, которые она
видела и испытывала.

 Ты можешь чувствовать то, что чувствует мальчик - продолжил я -, этот


страх, эту тревогу. Чувства?

 Да.

И снова она замолчала.

 Что происходит? Сейчас продвинься вперед во времени. Я знаю, что это


трудно, но переместись. Что-то происходит.
 Его отца казнили.

 Что мальчик чувствует сейчас?

 Казнили за то, что он никогда не делал. Но они казнят людей и совсем без
причины.
 Мальчик должен быть очень расстроен из-за этого.

 Я не думаю, что он полностью... понимает все то, что произошло.

 Есть ли у него другие люди, к которым он мог бы уйти?

 Да, но его жизнь будет очень тяжелой.

 Что станет с мальчиком?

 Не знаю. Возможно, он умрет.

Она говорила так печально. Она вновь замолчала, а затем видимо, начала
осматриваться.

 Что ты видишь, Кэтрин?

 Я вижу руку... руку, сжимающуюся вокруг чего-то ... белого. Я не знаю, что
это.

Она вновь замолчала. Прошло несколько минут.

 Что еще ты видишь? - спросил я.

 Ничего... темнота.
Она умерла, либо каким-то другим способом, отключилась от несчастного
мальчика, который жил на Украине, более двухсот лет назад.

 Ты покинула мальчика?

 Да - прошептала она. Она отдыхала.

 Чему ты научилась в этой жизни? Почему эта жизнь была важна?

 Люди не могут судить поспешно. Надо быть справедливым к людям. Многие


жизни были разрушены, из-за наших поспешных суждений.

 Жизнь мальчика была краткой и тяжелой из-за этого приговора... его отцу

 Да. - Она вновь замолчала.

 Ты видишь что-нибудь сейчас? Слышишь кого-нибудь?

 Нет.

И снова, был краткий ответ и наступившая после него тишина. По какой-то


причине, эта короткая жизнь была особенно ужасающей. Я дал ей инструкции
отдохнуть.

 Отдохни. Почувствуй покой. Твое тело исцеляется, твоя душа сейчас


отдыхает. Ты чувствуешь себя лучше? Отдохнувшей? Мальчику было
тяжело, очень тяжело. Но сейчас ты снова отдыхаешь. Твой разум может
привести тебя во много других мест, в другие времена.... в другие
воспоминания. Ты отдыхаешь?

 Да.

Я решил проанализировать фрагмент сна о горящем доме, беспечность ее


отца и тот факт, что он снова послал ее в огонь за какой-то его вещью.

 Теперь я хочу задать тебе вопрос твоем о сне... в котором был твой отец. Ты
уже можешь вспомнить его. Опасности нет. Ты находишься в глубоком
трансе. Ты это помнишь?

 Да.

 Ты вошла в дом в поисках чего-то. Ты вспоминаешь это?

 Да... это была металлическая шкатулка.

 Что было в ней такого, из-за чего он заставил тебя вернуться в пылающий
дом?

 Марки и монеты... которые он коллекционирует - ответила она.

Ее детальное воспоминание сна под гипнозом, значительно контрастировало


с поверхностным описанием в бодрствующем состоянии. Гипноз - это мощный
инструмент, не только предоставляющий доступ в наиболее отдаленные и скрытые
зоны разума, но также и позволяющий получить доступ к гораздо более детальным
воспоминаниям.
 Эти марки и монеты были очень важны для него?

 Да.

 Но заставлять тебя рисковать своей жизнью и возвращаться в пылающий


дом только ради монет и марок...

Она прервала меня.

 Он не думал, что это опасно.

 Он думал, что это было безопасно?

 Да.

 В таком случае, почему он не вернулся сам, вместо того, чтобы посылать


тебя?

 Потому что он думал, что я могла быть быстрее.


 Понимаю. Но для тебе был риск?

 Да, но он этого не понимал.

 Было ли для тебя в этом сне еще что-нибудь важного? О твоих


взаимоотношениях с твоим отцом?
 Я не знаю.

 Казалось, что он не слишком торопился покинуть горящий дом.

 Нет.

 Почему он терял время? Ты действовала быстро, ты понимала опасность.

 Потому что он пытается спрятаться от вещей.

Я ухватился за этот момент, чтобы интерпретировать часть сна.

 Да, это его старый шаблон поведения, и ты делаешь все для него, подобно
тому как ты пошла за шкатулкой. Я надеюсь, что он может научиться у тебя.
У меня такое чувство, что огонь представляет собой уходящее время, ты
понимаешь опасность, но он нет. В то время, как он ничего не делает, и
посылает тебя за материальными объектами, ты знаешь гораздо больше...
можешь многому его научить, но твой отец не желает учиться.

 Нет - кивнула она.- не хочет.


 Так я интерпретирую твой сон. Но ты не можешь заставить его. Только лишь
он сам может понять это.

 Да - кивнула она еще раз. Ее голос сделался громким и хриплым . - Неважно,


что наше тело получит ожег при пожаре, если нам оно не нужно...

Духовный Учитель пролил совершенно другую точку зрения на сон. Я был


удивлен такому неожиданному приходу, и мог только повторить его мысль:

 Не нуждаемся в теле?

 Нет. Пока мы здесь мы проходим через многие этапы. Мы разрушаем тело


младенца, чтобы стать ребенком, от ребенка к взрослому, от взрослого
переходим к стадии старости. Почему не сделать еще один шаг и не
отбросить взрослое(постаревшее) тело, чтобы перейти в духовный мир? Это
то что мы делаем. Мы не перестаем расти(развиваться): мы продолжаем
развиваться. Когда пребываем в духовный план, мы продолжаем расти даже
там. Мы проходим через различные этапы развития. Когда мы пребываем,
мы истощены. Мы должны пройти через стадию обновления, стадию
обучения, и стадию решения. Мы решаем когда хотим(желаем) вернуться,
куда и по каким мотивам... Некоторые предпочитают не возвращаться. Они
предпочитают переходить на другой этап развития. И они остаются в форме
духа... некоторые дольше, чем другие, прежде чем вернуться. Все является
развитием и обучением... развитие продолжается. Наша тело является лишь
средством для нас пока мы здесь. Только наша душа и наш дух остаются
навсегда.

Я не узнал ни голос, ни стиль. Говорящий был "новым" Учителем, и говорил


он о важных знаниях. Я хотел узнать больше об этих духовных реальностях.

 В физическом состоянии обучение происходит быстрее? Есть ли мотивы по


которым не все остаются в духовном состоянии?

 Нет. Обучение в духовном состоянии гораздо быстрее, намного быстрее, чем


в физическом состоянии. Но мы выбираем то, что нам необходимо изучить.
Если нам необходимо вернуться, чтобы испытать взаимоотношения, мы
возвращаемся. Если мы закончили с этим, мы продолжаем дальше. В
духовной форме, вы всегда можете войти в контакт, с теми, кто находится во
плоти, если захотите этого. Но только в том случае если в этом есть
необходимость.... если он(дух) должен сказать им то, что им необходимо
знать.

 Как осуществляется контакт? Как передается послание?

К моему удивлению, на этот вопрос ответила Кэтрин. Ее шепот был более


быстрым и твердым.

 Иногда ты можешь появиться перед этим человеком... и выглядеть так же,


как и выглядел, когда были там. В других случаях вы входите только в
ментальный контакт. Иногда послания зашифрованы, но чаще всего человек
узнает то, что ему подобает узнать. Они понимают (люди во плоти). Это
ментальный контакт между разумами.

Я обратился к Кэтрин:

 Знания, которыми ты обладаешь сейчас, эта информация, эта мудрость,


которые так важны, почему они недоступны тебе, когда ты находишься в
физическом плане и в бодрствующем состоянии?

 Я думаю, что я бы их не поняла. Я не способна их понять.

 Возможно. Я смогу научить тебя как понять их, чтобы они не пугали тебя,
чтобы ты училась.
 Да.

 Когда ты слышишь голоса Учителей, они говорят вещи подобные тем,


которые ты мне сейчас говоришь. Ты должна разделять с ними огромное
количество информации.

Я был заинтригован мудростью, которой обладала Кэтрин, когда находилась


в этом состоянии.

 Да - ответила она просто.

 И все это исходит из твоего разума?

 Но это они туда это вложили. - таким образом она благодарила за это
Учителей.

 Да. - признал я. - Как я лучше всего могу в свою очередь передать их тебе,
чтобы ты развивалась и теряла свои страхи?

 Ты это уже сделал. - ответила она мягко.

Она была права. Ее страхи практически полностью исчезли. С того момента


как начались сеансы гипнотической регрессии, ее клинический прогресс стал
невероятно быстр.

 Какие уроки тебе необходимо сейчас усвоить? Какую самую важную вещь
ты можешь изучить во время этой жизни, чтобы ты смогла продолжить свой
рост и процветание?

 Доверие. - быстро ответила она. Она знала какой является ее главная задача.

 Доверие? - повторил я, удивленный быстротой ее ответа.

 Да. Я должна научиться иметь веру, но также и доверять людям. Я этого не


делаю. Я думаю, что каждый пытается навредить мне. Это заставляет меня
держаться подальше от людей и ситуаций, от которых мне, вероятно, не
стоит держаться подальше. И это держит меня с людьми, от которых я
должна отделиться.

Когда она находилась на этом плане суперсознания, ее психологическое


проникновение в суть вещей было просто колоссальным. Она знала свои слабые и
сильные стороны. Знала, какие аспекты требовали внимания и работы, что
необходимо сделать для улучшения ситуации. Единственная проблема состояла в
том, что эти понятия должны были проникнуть в ее сознательный разума и
должны были быть применены в бодрствующей жизни. Суперсознательное
проникновение было восхищающим, но самого по себе его было недостаточно,
чтобы трансформировать ее жизнь.

 Кто те люди, от которых ты должны отделиться? - спросил я.

Она помолчала.

 Я боюсь Бекки. Я боюсь Стюарта... Я боюсь, что какой-то вред придет ко


мне... от них.
 Ты можешь оторваться от этого?

 Не полностью, но от некоторых своих идей, да. Стюарт пытается держать


меня в тюрьме, и ему это удается. Он знает, что я боюсь. он знает, что я
боюсь, быть далеко от него, и он использует эти знания, чтобы удерживать
меня рядом с собой.

 А Бэкки?

 Она постоянно пытается разрушить мою веру в людей, в которых у меня


есть вера. Когда я вижу, хорошее, она видит плохое. И она пытается
посадить эти семена сомнения в моем сознании. Я учусь доверять... людям,
которым я должна верить, но она наполняет меня сомнениями относительно
них. И это ее проблема. Я не могу позволить, чтобы она заставила меня
думать как она.

В суперсознательном состоянии, Кэтрин могла точно указать большие


недостатки в характерах как у Бэки, так и у Стюарта. Из загипнотизированной
Кэтрин, получился бы замечательный психиатр, эмпатичный и безошибочно
интуитивный. В бодрствующем состоянии у нее не было таких возможностей. Моя
миссия состояла в преодолении пропасти. Ее клиническое улучшение, такое
невиданное, означало, что некоторые из этих знаний просачивались. Я попытался
построить мосты.

 Кому ты можешь доверять? - спросил я. Подумай об этом. Кто те люди,


которые заслуживают твоего доверия, от которых ты можешь учиться, к
которым ты можешь приблизиться (сблизиться)? Кто они?
 Я могу доверять тебе - прошептала она.

Я знал это, но понимал, что ей больше нужно доверять людям в своей


повседневной жизни.

 Можешь, да. У тебя хорошие отношения со мной(ты близка со мной), но ты


должна сблизиться с другими людьми в твоей жизни, другими, которые
могут посвятить тебе больше времени, чем я.

Я хотел, чтобы она была самостоятельной и не зависимой от меня.

 Я могу доверять своей сестре. Я не знаю других. Я могу доверять Стюарту,


но только до определенной точки. Он заботится обо мне, но он в
замешательстве. И своим замешательством, он неосознанно причиняет мне
вред.

 Да, это верно. Есть ли другой мужчина, которому ты можешь доверять?

 Я могу доверять Роберту, - ответила она. Он был другим врачом госпиталя, с


которым она поддерживала хорошую дружбу.
 Да. Возможно, ты встретишь новых людей... в будущем.

 Да - подтвердила она.

Идея о знании будущего заинтриговала меня и отвлекла меня. Кэтрин


говорила о прошлом с большой точностью. С помощью Учителей, она знала
специфические, секретные факты. Могла ли они в таком случае знать о событиях
будущего? Тысячи вопросов разразились у меня в разуме.
 Когда ты устанавливаешь контакт со своим суперсознательным разумом, как
сейчас, и располагаешь этой мудростью, приобретаешь ли ты также
способности в психической области? Можешь ли ты заглянуть в будущее? В
отношении прошлого ты достигла многого.

 Это возможно - признала она, - но сейчас я ничего не вижу.

 Это возможно?- повторил я.

 Я думаю да.

 Ты можешь делать это, и тебя это не испугает? Ты можешь отправиться в


будущее и получить информацию нейтрального типа, которая тебя не
испугала бы? Ты можешь видеть будущее?

Она ответила быстро.

 Я не вижу этого. Они этого не разрешают.


Я понял, что она говорила об Учителях.

 Они сейчас рядом с тобой?

 Да.

 Они говорят с тобой?


 Нет. Они следят за всем.

Потому что за ней следили, ей не было разрешено заглянуть в будущее.


Возможно, мы не получили бы ничего от такого проблеска. Возможно, это
принесло бы Кэтрин слишком много беспокойства. Возможно, мы еще не были
готовы, справиться с этой информацией. Я не настаивал.

 Гидеон, который находился рядом с тобой поблизости...

 Да.

 Что ему нужно? Почему он рядом? Ты знаешь его?

 Нет, я так не думаю.

 Но он защищает тебя от опасности?

 Да.

 Учителя...

 Я их не вижу.

 Иногда у них есть послания для меня, послания, которые помогают нам
обоим. Эти послания, доступны ли они тебе даже тогда, когда они не
говорят? Вкладывают ли они мысли в твой разум Кэтрин?
 Да.

 Контролируют ли они то, насколько далеко ты можешь зайти и что можешь


вспомнить?

 Да.

 Таким образом, существует цель в этом объяснении прошлых жизней...

 Да.

 Для тебя и для меня... чтобы учить нас. Чтобы искоренить страх внутри нас.

 Существует множество способов коммуникации. Они выбирают многие...


чтобы показать, что существуют.

Да, Кэтрин слушала их голоса, визуализировала образы и сцены из


прошлого, испытывала физические феномены или получала идеи и мысли, цель
была одной и той же: продемонстрировать нам, что они существуют, и даже
больше того, чтобы помочь нам, поддержать нас на нашем пути к просветлению и
мудрости, помочь нам стать богами через мудрость.

 Ты знаешь почему была выбрана?

 Нет.

 Почему выступаешь в роли канала?


Вопрос был деликатным, поскольку в бодрствующем состоянии не могла
даже слушать записи.

 Нет. - ответила она мягко.

 Ты боишься этого?

 Иногда.

 А иногда нет?

 Да.

 Это может быть утешительны. - Сейчас мы знаем, что мы вечны,


следовательно, мы теряем страх смерти.

 Да -признала она. Она сделала паузу - Я должна учиться доверять. - Она


вернулась к самому большому уроку ее жизни. - Когда мне говорят что-то, я
должна научиться доверять тому, что мне сказали... когда этот человек
компетентный.

 Конечно, существую люди, которым не следует доверять- добавил я.

 Да, но я запуталась. И когда я знаю, что должна бы доверять человеку, я


борюсь против этого чувства. И я не хочу доверять никому.
Она замолчала. И снова я поразился ее психологической проницательности.

 В последний раз мы говорил о тебе-ребенке, находящейся в саду с


лошадьми. Ты помнишь? Свадьба твоей сестры?

 Немного.

 Было ли еще что-нибудь, чему ты могла научиться из этого времени? Ты


знаешь?

 Да.

 Целесообразно ли вернуться туда и продолжить изучение?

 Сейчас я не вернусь. Есть множество вещей в жизни... так много знаний,


которые нужно достичь...в каждой жизни. Да, мы должны исследовать, но
сейчас я не вернусь.

Следовательно, я вновь обратился к ее проблематичным отношениям со


своим отцом.

 Твои отношения с отцом - это другой аспект, который оказал на тебя


глубокое влияние в этой жизни?

 Да - просто ответила она.

 Это еще одна область для изучения. Ты можешь многому научиться от этих
отношений. Сравни их с мальчиком из Украины, который потерял своего
отца в раннем возрасте. В этой жизни ты не испытала такой потери. Тем не
менее, иметь отца, даже не смотря на то, что определенные трудности в этой
жизни меньше...

 Было более тяжелым бременем - заключила она.- Мысли - добавила она


затем -, мысли...

 Какие мысли? - Я чувствовал, что она находилась в новой области.

 Об анестезии. Когда нам дают анестезию, мы можем слышать? Вы все еще


можете слышать!

Она ответила на свой собственный вопрос. Она начала быстро шептать,


находясь в возбуждении.

 Разум прекрасно осведомлен от том, что происходит. Они говорили о моей


асфиксии, о возможности того, что я могу задохнуться, когда мне делали
операцию на горле.

Я вспомнил о хирургической операции на голосовых связках, которую


делали Кэтрин, через несколько месяцев после нашего с ней первого сеанса. Да
перед операцией она уже волновалась, после того как она очнулась
послеоперационных покоях, она находилась в полнейшем ужасе. Персонал
потратил часы, чтобы успокоить ее. Вероятно, то что хирурги говорили во время
операции и было тем, что привело ее в ужас. Мой разум вернулся в медицинскую
школу во время моей хирургической практике. Я вспомнил непринужденные
разговоры во время операций, перед пациентом в состоянии анестезии. Я
вспомнил шутки, проклятия, обсуждения и приступы гнева хирургов. Что
слышали пациенты, на подсознательном плане? Сколько из этой брани могли
повлиять на их мысли и эмоции, страхи и тревоги после пробуждения? В течение
послеоперационного курса, могло ли восстановление пациента после
операционного вмешательства, испытывать позитивное или негативное влияние
комментариев, которые были сделаны во время анестезии? Умер ли кто-нибудь из-
за пессимистических ожиданий, услышанных во время операции? Возможно они
чувствовали, безнадежность и отсутствие возможности спасения?

 Ты помнишь, что они говорили?

 Что они должны были ввести трубку вниз. Что мое горло может распухнуть,
когда они будут вынимать ее. Они не думали, что я могла их слышать.

 Но ты слышала.

 Да. Поэтому у меня были такие проблемы.

После этого сеанса, Кэтрин потеряла страх глотать и страх задохнуться. Вот
так просто.

 Вся тревога... - продолжила она.- Я боялась задохнуться.

 Ты чувствуешь себя свободной?

 Да. Ты можешь нейтрализовать то, что они сказали.


 Могу?

 Да. Ты это делаешь... Они должны были быть очень осторожны с тем, что
говорят. Теперь я помню. Они ввели в мое горло трубку. И после этого я не
могла говорить.

 Но сейчас ты свободна... Ты слышала их

 Да, я слышала, как они разговаривают...

Она молчала две или три минуты. Затем начала крутить головой из стороны
в сторону. Казалось, что она что-то слушает.

 Похоже, что ты слышишь послания. Ты знаешь откуда они исходят? - Я


ждал, что появятся Учителя.

 Кто-то говорил со мной - был ее загадочный ответ.

 Кто-то с тобой разговаривал?

 Да, но они ушли.


Я попытался вернуть их назад.

 Попробуй вернуть духов, у которых есть послания для нас... чтобы помочь
нам.

 Они приходят только тогда, когда сами этого желают, а не тогда, когда этого
хочу я. - ответила она твердо.

 И ты ничего не можешь с этим поделать?

 Нет.

 Хорошо. - согласился я.- но послание об анестезии было очень важным для


тебя. Это было источником твоей асфиксии.

 Оно было важным для тебя, а не для меня. - запротестовала она.

Ее ответ прогремел у меня в голове. Она излечилась от страха удушья,


однако это откровения было важнее для меня, чем для нее. Я был тем, кто
исцелялся. У этого простого ответа было несколько уровней значения. У меня
было такое чувство, что я действительно приблизился к пониманию этих уровней,
этих резонирующих октав смысла, совершив огромный скачок в понимании
человеческих взаимоотношений. Возможно, что оказание помощи более важно,
чем само лекарство.

 Для меня чтобы помочь тебе?

- Да. Ты можешь устранить то, что они сделали. Ты устраняешь то, что они
сделали...

Она отдыхала. Мы оба усвоили огромный урок.

Вскоре после своего третьего дня рождения, моя дочь Эми, прибежала ко
мне, чтобы обнять меня за ноги. Она посмотрела вверх и сказала:
 Папочка, я люблю тебя сорок тысяч лет.

Я посмотрел на ее маленькое личико и почувствовал себя очень, очень


счастливым.

ГЛАВА 11

Несколько ночей спустя, я неожиданно проснулся от глубокого сна. После


пробуждения, у меня было видение лица Кэтрин, которое было в несколько раз
больше, чем в реальной жизни. Она выглядела огорченной, словно ей была нужна
моя помощь. Я посмотрел на часы, было три часа тридцать шесть минут утра. Не
было никаких внешних шумов, которые могли меня разбудить. Кэрол спокойно
спала рядом со мной. Я выбросил из головы этот инцидент и вернулся ко сну.

Этим же утром, примерно в 3:30, Кэтрин проснулась от кошмара, в приступе


паники. Она вспотела, и сердце ее бешено колотилось. Она решила
помедитировать, чтобы расслабиться, визуализируя, будто находится у меня в
кабинете. Она представляла мое лицо, слышала мой голос, и по-немного засыпала.

Кэтрин с каждом разом становилась все более психичной, и, по всей


видимости, я тоже. Я вспоминал своих старых профессоров психиатрии, которые
говорили о реакциях переноса и контрпереноса в терапевтических отношениях.
Перенос - это проекция чувств, мыслей и желаний пациента на терапевта, который
представляет кого-то из прошлого пациента. Контрперенос - это обратный
процесс, бессознательные эмоциональные реакции терапевта к пациенту. Но эта
утренняя связь, не была ни тем, ни другим. Это была телепатическая связь, на
длине волны за пределами обычных каналов. Каким-то образом гипноз открыл
этот канал. Или же возможно, что за открытие этого канала были в ответе
различные группы, в которые входят Духовные Учителя, Ангелы Хранители, и
другие? Меня больше ничего не могло удивить.

На следующем сеансе, Кэтрин быстро вошла в состояние глубокого транса.


Она сразу стала беспокойной

 Я вижу огромную тучу... она пугает меня. Она находится там.

Она учащенно дышала.

 Она все еще там?

 Я не знаю. Туча пришла и ушла быстро... что-то сверху горы.

Она была встревожена и взволнованно дышала. Я боялся, что она видит


бомбу.
Не могла бы ты заглянуть в будущее?

 Ты можешь увидеть гору? Это бомба?

 Я этого не знаю.

 Почему тебя это испугало?

 Потому что все это было очень неожиданно. Она (туча) просто оказалась
здесь. Очень много дыма... много дыма. Она большая. На некотором
удалении. Ох...
 Ты в безопасности, Кэтрин. Ты можешь приблизиться?

 Я не хочу приближаться! - ответила она сурово.

Очень редко она проявляла такое сопротивление. Я снова спросил:

 Почему тебя это так пугает?

 Я думаю, что это из-за химикатов или что-то подобного. Тяжело дышать,
когда находишься поблизости.

Действительно, она очень тяжело дышала.

 Как если бы это был газ? Он исходит из этой самой горы... как если бы это
был вулкан?

 Я так думаю. Похоже на большой гриб. Вот на что это похоже... на белый
гриб.

 Но это не бомба? Это не атомная бомба или что-то подобное?

Она сделала паузу. Затем продолжила.

 Это вул... какой-то вулкан, или нечто подобное, я думаю. Мне очень
страшно. Мне тяжело дышать. В воздухе много пыли. Я не хочу быть там.

Мало по мало, ее дыхание вернулось к глубокому и нормальному ритму


гипнотического состояния. Она покинула эту ужасающую сцену.

 Тебе сейчас легче дышать?

 Да.

 Хорошо. Что ты сейчас видишь?

 Ничего... Вижу ожерелье, ожерелье на чьей-то шее. Он синего цвета... Оно


серебряное и в нем синий камень, с несколькими более мелкими камнями
под ним.

 Есть ли что-то внутри этого синего камня?

 Нет, он прозрачный. Можно видеть сквозь него. У женщины черные волосы


и на ней голубая шляпа... с большим пером. И ее платье из бархата.

 Ты знаешь это Женщину?

 Нет.

 Ты здесь или, возможно, ты и есть эта женщина?

 Я не знаю.

 Но ты видишь ее?
 Да. Я не эта женщина.

 Сколько ей лет?

 Немного за сорок. Но она выглядит старше.

 Она что-то делает?

 Нет. Только стоит рядом со столом. На столе флакон духов. Он белый с


зелеными цветами на нем. Также там находится щетка и расческа с
серебряной ручкой.

На меня произвело впечатление ее внимание к деталям.

 Это ее комната или это магазин?

 Это ее комната. Здесь есть кровать... с четырьмя колоннами. Коричневая


кровать. На столе стоит кувшин.

 В комнате нет картин. Занавески темные, необычные.

 В комнате есть еще кто-то?

 Нет.

 В каких отношениях находится эта женщина с тобой?


 Я служу ей. - И снова она была служанка.

 Уже долгое время ты с ней?

 Нет... только лишь несколько месяцев.

 Тебе нравится это ожерелье?

 Да. Оно очень элегантное.

 Ты когда-нибудь носила его?

 Нет.

Ответы Кэтрин были краткими, поэтому с моей стороны требовалось


активное руководство, чтобы получить основную информацию. Я вспомнил своего
десятилетнего сына.

 Сколько тебе сейчас лет?


 Тринадцать или четырнадцать...

Примерно тот же самый возраст...

 Почему ты покинула свою семью? - поинтересовался я.

 Я не оставила их - поправила меня она. - Я только работаю здесь.


 Я понимаю. И после работы ты возвращаешься в дом твоей семьи?

 Да.

Ее ответы оставляли мало места для исследования.

 Они живут рядом?

 Достаточно близко... Мы очень бедны. Мы должны работать... в качестве


слуг.

 Как звать твою Госпожу?

 Белинда.

 Она хорошо с тобой обращается?


 Да.

 Хорошо. Ты много работаешь?


 Это не очень утомительно.

Беседовать с предподростками всегда было нелегко, хоть и в прошлых


жизнях. К счастью у меня было хорошая практика.

 Хорошо. Ты все еще видишь ее?

 Нет.
 Где ты сейчас находишься?

 В другой комнате. Здесь есть стол, который покрывает что-то черное...с


каймой по краям. Пахнет многими травами... сильный аромат.

 Все это принадлежит твоей хозяйке? Она использует так много духов?

 Нет, эта другая комната. Я нахожусь в другой комнате.

 Кому она принадлежит?

 Она принадлежит какой-то темной леди?

 В каком смысле темной? Ты можешь видеть ее?

 Множество вещей покрывает ее голову - прошептала Кэтрин -, многой


шалей. Она старая и покрытая морщинами.

 Какие отношения между вами?

 Я только что пришла к ней.

 Для чего?

 Из-за карт.
Интуитивно, я знал, что она шла за консультацией к предсказательнице,
которая возможно, читала карты Таро. Это был иронический поворот. Мы с
Кэтрин были погружены в невероятное психическое приключение, которое
охватывало жизни и неизвестные измерения, однако, возможно, двести лет назад,
она посещала парапсихолога, чтобы узнать что-то о своем будущем. Я знал, что в
своей нынешней жизни, Кэтрин никогда не посещала предсказательниц и не знала
ничего ни о картах Таро, ни о предсказании будущего, эти вещи ее пугали.

 Она предсказывает судьбу? - спросил я.

 Она видит вещи.

 У тебя есть о чем спросить ее? Что ты хочешь увидеть? Что ты хочешь
узнать?

 Об определенном человеке...за которого я могла бы выйти замуж.

 Что она говорит, когда читает карты?

 Карты со своего рода мастью и цветами. Мастью и цветами... но масть,


копья или какие-то линии. Есть другие карты с чашей, с кубком... Вижу
карту с мужчиной или юношей, который несет щит. Она говорит мне мне,
что я женюсь, но не на этом мужчиной. Я больше ничего не вижу.

 Ты видишь хозяйку?

 Я вижу какие-то монеты.


 Ты все еще с ней или речь идет о другом месте?

 Я с ней.

 Какие это монеты?

 Они золотые. Края у них не гладкие. Они квадратные. На одной стороне


корона.

 Посмотри, не имеют ли монеты вычеканенного на них года. Чего-нибудь, что


ты бы могла прочесть...надпись.

 Какие-то иностранные цифры. - ответила она - X и I.

 Ты знаешь, какой это год?

 Тысяча семьсот... какой-то. Я не знаю.

Она вновь замолчала.

 Почему для тебя имеет такое большое значение эта предсказательница?

 Я не знаю.

 Ее предсказания сбываются?
 ... Но ее не стало - прошептала Кэтрин-. Она ушла. Я не знаю.

 Ты что-нибудь сейчас видишь?

 Нет.

 Нет? - Это меня удивило. Где она была? - Ты знаешь, как тебя зовут в этой
жизни? - спросил я, с надеждой вернуть нить этой жизни, удаленной на пару
веков.

 Я уже ушла отсюда.

Она уже покинула эту жизнь и отдыхала. Теперь она могла делать это по
собственному желанию. Для этого ей теперь не было необходимости переживать
заново свою смерть. Мы ждали несколько минут. Эта жизнь не была яркой. Она
помнила только несколько описательных деталей и ее интересный визит к
предсказательнице.

 Ты что-нибудь сейчас видишь? - спросил я ее снова.


 Нет- прошептала она.

 Ты отдыхаешь?

 Да...разноцветные украшения...

 Украшения?
 Да. В реальности это свет, но кажется что это драгоценные украшения...

 Что еще? - спросил я.

 Только...- она сделала паузу. Затем ее шепот стал громким и твердым. - Здесь
так много слов и мыслей, которые долетают со всех сторон... О совместном
жительстве и гармонии... равновесии вещей.

Я понял, что поблизости были Учителя.

 Да. - я вдохновил ее продолжить. - Я хочу узнать об этих вещах. Ты можешь


мне что-нибудь сказать?

 Сейчас это только лишь слова.

 Совместная жизнь и гармония. - напомнил я ей.

Когда она ответила, это был голос Учителя-поэта. Я был взволнован тем, что
вновь услышал его.
 Да - сказал он. Все должно быть уравновешенно. В природе существует
баланс. Животные живут в гармонии. Люди так и не научились этому. Они
продолжают разрушать самих себя. Нет ни гармонии, ни согласия в том, что
они делают. В Природе все по-другому... В Природе все сбалансировано.
Природа - это энергия и жизнь... и восстановление. А люди только лишь
разрушают. Разрушают природу. Уничтожают другие человеческие
существа. С течением времени они уничтожат и самих себя.

Это было зловещее предсказание. Ибо, мир постоянно находился в


состоянии хаоса и беспорядка, я надеялся, что это будет не скоро.

 Когда это случится?- спросил я.

 Случится прежде, чем все они думают. Природа выживет. Растения выживут.
Но мы (люди) нет.

 Можем ли мы сделать хоть что-то, чтобы избежать этого уничтожения?

 Нет. Все должно быть сбалансировано.

 Произойдет ли это уничтожение во время нашей жизни? Мы можем


избежать его?

 Оно не произойдет в нашей жизни. Когда это случится, мы будем находиться


на другом плане, в другом измерении, но мы станем свидетелями этого.

 Нет никакого способа научить человечество? - я пытался найти хоть какой-то


выход, чтобы уменьшить эту возможность.

 Это произойдет на другом уровне. Для нас это станет уроком.

Я вернулся в позитивное русло.

 Хорошо, тогда наши души будут прогрессировать в других местах.

 Да. Мы уже не будем... здесь, так как мы это знаем. Мы увидим это.
 Да - согласился я. - Я чувствую необходимость просвещать людей, но я не
знаю, как достучаться до них. Есть ли способ или они будут должны учиться
сами?

 Ты не можешь достичь каждого. Чтобы избежать уничтожения нужно


достичь каждого, а ты не можешь. Они будут учиться. Когда они
прогрессируют, они будут учиться. Будет мир, но не здесь, не здесь в этом
измерении.

 В конце концов, будет мир?

 Да, на другом уровне.

 Но это кажется таким далеким...- огорчился я. - Люди, кажутся, такими


мелкими сейчас... жадными, властолюбивыми, амбициозными. Они
забывают о любви и понимании и знании. Так многому предстоит научиться.

 Да.

 Могу ли я что-нибудь написать, что помогло бы людям? Есть ли какой-


нибудь способ?

 Ты знаешь как. Мы не должны говорить тебе. Это все будет без толку, ибо
все мы достигнем этого уровня, и они увидят. Мы все равны. Никто не более
велик, чем другие. И все это только уроки... и наказания.
 Да. - согласился я.

Урок был очень глубоким и мне требовалось время, чтобы обдумать его.
Кэтрин хранила молчание. Мы ждали: она отдыхала, я же находился в восхищении
драматичными высказываниями последнего часа. Наконец, она развеяла чары.

- Украшения исчезли - прошептала она -. Украшения... исчезли. Огни ...ушли.

 Также как и голоса? Слова?

 Да. Я ничего не вижу. - она сделала паузу. Она начала двигать головой из
стороны в сторону. - Дух... он смотрит.

 Он смотрит на тебя?

 Да.

 Ты узнаешь этого духа?


 Я не уверена... Я думаю, что это может быть Эдвард.

Эдвард умер год назад. Эдвард был поистине вездесущ. Казалось, он, всегда
был рядом с ней.

 Как выглядит этот Дух?

 Он просто... просто белый. У него нет лица, в привычном нам смысле, но я


знаю, что это он.
 Он каким-то образом общался с тобой?

 Нет. Только смотрел.

 И слушал, что ты говорила?

 Да - прошептала она. - Но он уже ушел. Он только хотел убедиться, что со


мной все хорошо.

Я думал о популярной мифологии об ангелах хранителях. Конечно, этот


любящий дух, который находился рядом с ней, наблюдал за ней, чтобы убедиться,
что с ней все хорошо, близко подходил к этой роли. И Кэтрин уже говорила об
ангелах хранителях. Я спросил себя, сколько из наших детских "мифов" уходят
своими корнями в смутные воспоминания о прошлом.

Также меня интересовало то какой была иерархия духов: кто становился


хранителем, а кто Учителем, и от те, кто не был ни тем, ни другим, а просто
учился. Должны были существовать градации, основанные на мудрости и знании,
с высшей целью становления Богоподобными и достижении, возможно каким-то
образом объединения с Богом. Это было целью, которую мистические теологи
описывали в экстатических терминах на протяжении веков. У них были проблески
такого божественного союза. А также личный опыт, посредников, подобных
Кэтрин, с ее талантом, обеспечивали лучшее видение.

Эдвард ушел и Кэтрин замолчала. Ее лицо было спокойным, и она была


словно окутана спокойствием. Каким же чудесным талантом она располагала-
возможностью заглянуть за пределы жизни и смерти, возможностью разговаривать
с "богами" и разделять их мудрость. Мы вкушали плоды Древа Знания, уже не
запретного. Мне стало интересно, сколько яблок еще осталось.

Минетта(Minette), мать Кэрол, умирала от рака, который распространился от


ее груди до костей и печени. Процесс продолжался четыре года и сейчас уже
больше не мог быть замедлен посредством химиотерапии. Минетта была смелой
женщиной, которая стоически переносила боль и слабость. Но болезнь,
ускорялась. Я знал, что ее смерть была близка.

Одновременно произошли сеансы с Кэтрин и я разделил со своей свекровью


опыт и ее откровения. Она удивила меня тем, что практичная, бизнес леди, с
готовностью приняла эти знания и желала узнать больше. Я дал ей прочитать
книги, и она сделала это с жадностью. Вместе, она, Кэрол и я, мы прошли курс
Кабаллы (многовековые мистические еврейские письмена). Реинкарнация и
промежуточные планы являются основополагающим принципами
кабалистической литературы, однако, большая часть современных евреев не
осведомлена об этом.

Дух Минетты укреплялся в то время как ее тело слабело. Ее страх смерти с


каждым разом становился все меньше. Она начала страстно ожидать момента
воссоединения с Беном, ее любимым мужем.

Она верила в бессмертие своей души, это помогало ей выносить боль. Она
крепко держалась за жизнь, чтобы дождаться рождения другого внука: первого
ребенка ее дочери Донны. Во время одного из сеансов лечения, она встретилась с
Кэтрин в госпитале, их взгляды и их слова объединились спокойно и жадно.
Искренность Кэтрин, ее откровенность, помогли убедить Минетту в том, что
существование жизни после смерти было истиной.
За неделю до смерти, Минетта была помещена в онкологическое отделение
госпиталя. Кэрол и я могли проводить наше время с ней, разговаривая о жизни и о
смерти, о том, что нас ждет после смерти. Она, женщина с огромным чувством
собственного достоинства, решила умереть в госпитале, где медицинские сестры
могли ухаживать за ней. Донна, ее муж и ее дочь в возрасте шести недель пришли
провести с ней время и попрощаться. Мы находились с ней почти постоянно.

Примерно в шесть часов вечера, Минетта скончалась, Кэрол и я только что


уехали из госпиталя и оба почувствовали сильное желание вернуться назад.
Следующие шесть-семь часов были наполнены спокойствием и
трансцендентальной духовной энергией. Хотя ее дыхание было затруднено,
Минетта больше не испытывала боли. Мы говорили о ее переходе в
промежуточное состояние, ярком свете, и духовном присутствии. Она
пересматривала свою жизнь, почти полностью в тишине, пытаясь принять
негативные ее составляющие. Казалось, что она знала, что не может уйти, пока
этот процесс не будет завершен. Она ожидала очень конкретного момента, чтобы
умереть рано утром и ожидала этого момента с нетерпением. Минетта была
первым человеком, которого я сопровождал, таким образом, до момента смерти и
через нее. Она чувствовала прилив сил, и этот опыт облегчил нашу боль.

Я раскрыл, что моя способность лечить пациентов заметно возросла, не


только по отношению к фобиям и тревогам, но и ко всему тому, что требует
советов касательно смерти и умирания или горя. Я интуитивно знал, что было не
так и в каких направлениях проводить терапию. Мне удавалось передать чувства
чувства мира, спокойствия и надежды. После смерти Минетты, моей помощи
искали многие другие, находившиеся на пороге смерти или пережившие смерть
возлюбленных. Многие из них не были готовы к тому, чтобы узнать о Кэтрин, ни к
тому, чтобы читать литературу о жизни после смерти. Однако, даже без сообщения
таких конкретных знаний, я чувствовал себя способным передать послание. Тон
голоса, эмпатическое понимание процесса, их страхов и чувств, взгляд,
прикосновение, слово, все это могло достигнуть и затронуть струну надежды,
забытой духовности, человечности или даже больше. Что касается тех, кто был
готов воспринять большее, то я предлагал им чтение и разделял с ними свой опыт
с Кэтрин и другим, что являлось для них словно открытием окна и дуновением
свежего ветерка. Те, кто были готовы, возрождались. Они получали просветление,
даже еще более быстро.

Я твердо убежден в том, что терапевты должны иметь открытый разум.


Также как и в том, что необходима более научная работа по документированию
переживаний смерти и умирания, подобных тем, информацию о которых
предоставляет Кэтрин, также в том, не хватает экспериментальной работы в этом
аспекте. Терапевты должны принимать во внимание, возможность жизни после
смерти и включать эту возможность в свою консультационную деятельность. Им
нет необходимости использовать гипнотическую регрессию, необходимо держать
разум открытым, делиться своими знаниями с пациентами и не отвергать
переживания пациентов.

Сейчас люди подавлены из-за страха своей смертности. СПИД, ядерный


холокост, терроризм, болезни и многие другие катастрофы нависают над нами,
ежедневно мучая нас. Многие подростки уверены, что не доживут и до тридцати
лет. Это невероятно, и отражает колоссальное напряжение в нашем обществе.

На индивидуальном плане, реакция Минетты на послания Кэтрин оказалась


воодушевляющей. Ее дух укрепился, она обрела надежду, несмотря на
интенсивные физические боли, и упадок ее тела. Но эти послания находятся здесь
для всех нас, а не только лишь для умирающих. Для нас также есть надежда. Нам
необходимо, чтобы другие врачи и другие ученые информировали нас о других
случаях, подобных Кэтрин, которые подтверждают и применяют на практике их
послания. Ответы здесь. Мы бессмертны. Мы всегда будем вместе.

ГЛАВА 12

Прошло три с половиной месяца с нашей первого сеанса гипноза. За это


время, не только симптомы Кэтрин практически полностью исчезли, она просто
исцелилась. Она сияла, была наполнена спокойной энергией. Она притягивала к
себе людей. Когда она завтракала в кафетерии госпиталя, как мужчины, так и
женщины, просто бежали, чтобы присоединиться к ней.

 Какая ты красивая! Я просто хотел тебе это сказать - говорили они.

Словно рыбак, она ловила их своей невидимой психической сетью. Она


обедала прежде в этом же кафетерии на протяжении многих лет, никем не
замеченная.
Как обычна она быстро погрузилась в глубокий гипнотический транс, в
моем кабинете в полумраке, локоны ее волос ниспадали на уже знакомую бежевую
подушку.

 Я вижу здание... оно сделано из камня. И на его верху что-то заостренное.


Это очень гористая местность. Очень сыро... снаружи очень сыро. Я вижу
повозку. Я вижу повозку, которая едет перед зданием. Повозка наполнена
сеном, сеном или соломой, чем-то, что едят животные. Здесь есть несколько
человек. Они несут какое-то подобие знамени, что-то, что развевается на
вершине древка. Цвета очень яркие. Я слышу, как они говорят о маврах...
маврах. И о войне, которая идет. Их головы покрывает нечто похожее на
металл, нечто металлическое... какая-то разновидность защиты для головы,
сделанная из металла. Сейчас 1483 год. Что-то о датчанах. Мы воюем с
датчанами? Идет какая-то война.

 Ты здесь? - спросил я.

 Я этого не вижу - ответила она мне тихо. - Я вижу повозки. У них по два
колеса, два колеса, они открыты сзади. Они открыты, бока открыты,
ограждены лишь какими-то деревянными рейками, соединенными вместе. Я
вижу нечто металлическое, что они носят на шее... что-то очень тяжелое, в
форме креста. Но концы закруглены, концы креста... круглые. Это праздник
какого-то святого... я вижу мечи. У них клинки или мечи... очень тяжелые, с
очень притупленными концами. Они готовятся к сражению.

 Попытайся найти себя - указал я ей. - Посмотри вокруг. Возможно ты солдат.


Ты видишь их откуда-то.

 Я не солдат. - Она сказала это с полной уверенностью.

Она замолчала.

 Что ты сейчас видишь?

 Я вижу знамя, что похожее на знамя. Оно красное и белое.... белое, с


красным крестом.
 Это знамя твоих людей? - спросил я ее.

 Это знамя солдат короля - ответила она.

 Это и твой король?

 Да.

 Ты знаешь имя короля?

 Я его не слышу. Его здесь нет.

 Ты можешь посмотреть какая на тебе одежда? Посмотри вниз, и скажи что


на тебе?

 Что-то из кожи... кожаная куртка... на очень грубой рубашке. Кожаная


куртка... короткая. Ботинки из кожи животных... не ботинки, скорее
штиблеты или мокасины. Со мной никто не разговаривает.
 Я понимаю. Какого цвета твои волосы?

 Они светлые, но я очень стар и в них уже есть седина.

 Что ты думаешь об этой войне?

 Она превратилась в мой образ жизни. Я потерял сына в предыдущей битве.

 Сына?
 Да. - она была печальна.

 Кто у тебя остался? Кто из твоей семьи остался жив?

 Моя жена... и моя дочь.

 Как звали твоего сына?

 Я не вижу его имени. Я помню его. Я вижу свою жену.

Кэтрин была мужчиной и женщиной много раз. В нынешней жизни у нее не


было детей, но в других жизнях у нее было много детей.

 Как твоя жена?

 Она очень устала, очень устала. Она стара. У нас несколько коз.

 Твоя дочь, также живет с тобой?

 Нет, она вышла замуж и ушла некоторое время назад.

 И теперь вы с женой остались одни?

 Да.

 Какая у вас жизнь?


 Мы устали. Мы очень бедны. Нам было нелегко.

 Нет, нелегко. Ты потерял своего сына. Ты скучаешь по нему?

 Да. - ответила она просто. Но горе было явным и отчетливым.

 Ты была фермером? - я сменил тему.

 Да. Здесь есть пшеница... пшеница или что-то подобное.

 Было ли много войн на твоей земле, на твоем веку, принесших большие


трагедии?

 Да.

 Но ты дожила до старости?

 Они происходили далеко от деревни, не в деревни, - объяснила она. - Люди


должны отправляться туда, где идет сражение... по горам.

 Ты знаешь название страны, в которой живешь? Или имя города?

 Я не вижу, но имя должно быть. Я его просто не вижу.

 Это очень религиозное время для тебя? Ты видишь кресты на солдатах.


 Для других, да. Для меня нет.

 Кто-нибудь еще из твоей семьи выжил, кроме твоей жены и дочери?

 Нет.

 Твои родители умерли?

 Да.

 Твои братья и сестры?

 У меня есть сестра. Она еще жива. Я ее не узнаю - добавила она, имея ввиду
свою нынешнюю жизнь.

 Хорошо. Попытайся узнать кого-нибудь из деревни или из твоей семьи.

Если люди перевоплощались группами, возможно, что она встретит кого-


нибудь, кто также имеет важное значение в ее нынешней жизни.

 Я вижу каменный стол... Я вижу чаши.

 Это твой дом?

 Да. Что-то сделанное из... что-то желтое, сделанное из кукурузы... что-то...


желтое. Мы это едим.
 Хорошо - добавил я, пытаясь ускорить ход. - Эта жизнь была для тебя очень
тяжелой, очень сложной. О чем ты думаешь?

 О лошадях - прошептала она.

 У тебя есть лошади? Или они чьи-то еще?

 Нет, о лошадях солдат... некоторых из них. Большинство из них пешие. Но


это не лошади, это ослы или какие-то животные размером меньше лошади.
Они по большей части дикие.

 Теперь переместись вперед во времени - указал ей я. - Ты очень стар.


Попытайся прийти к последнему дню своей жизни в качестве старца.

 Но я не очень стар - возразила она.

В прошлых жизнях, она не очень хорошо поддавалась внушению.


Происходило то, что происходило. Я не мог предложить ей отказаться от своих
воспоминаний. Не мог заставить ее изменить детали того, что произошло и то, что
она помнила.

 Есть ли что-то еще в этой жизни? - спросил я ее, изменяя подход.- Для нас
важно это знать.

 Ничего важного. - Ответила она, без эмоций.

 Продвинься, в этом случае, продвинься вперед во времени. Давай выясним,


что тебе было необходимо узнать. Ты знаешь это?

 Нет, я все еще здесь.

 Да, я знаю. Ты видишь что-нибудь?

Прошло две или три минуты, прежде, чем она ответила.

 Я парю. - прошептала она, тихо.

 Ты покинула тело старика?

 Да, я парю.

Она снова вошла в духовное состояние.

 Ты сейчас знаешь, какой урок тебе было необходимо усвоить? Это была еще
одна тяжелая жизнь для тебя.
 Я не знаю. Я просто парю, ничего больше.

 Хорошо. Отдыхай. Отдыхай.

Еще несколько минут прошли в тишине. Вдруг она словно стала слушать
что-то. Она внезапно заговорила, голосом громким и глубоким.

Это не была Кэтрин.


 «Существует в обшей сложности семь планов, семь планов, каждый из
которых состоит из множества уровней, один из них это план
воспоминаний(памяти). На этом плане вам разрешается видеть жизнь,
которая только что прошла. На высших уровнях позволяют видеть историю.
Они могут вернуться назад и научить нас с помощью изучения истории. Но
мы, из нижних уровней, только лишь можем видеть нашу собственную
жизнь...которая только что прошла.

 У нас есть долги, которые мы должны вернуть. Если мы не оплатили эти


долги, мы должны будем принести их с собой в другую жизнь... чтобы они
могли быть отработаны. Вы прогрессируете, оплачивая свои долги.
Некоторые души прогрессируют быстрее, чем другие. Когда вы находитесь в
физической форме и работаете... работаете в течение жизни... если что-то
мешает вашей возможности оплачивать долг вы должны вернуться в план
воспоминаний и там вы должны ждать до тех пор, пока душа которой вы
задолжали, придет, чтобы увидеть вас. Когда вы оба сможете вернуться в
физическое состояние в одно и то же время, тогда нам разрешается
возвращаться. Но каждый сам определяет, когда он должен вернуться.
Каждый сам определяет, что он должен сделать, что погасить этот долг. Ты
не вспомнишь свои другие прошлые жизни... только ту, которая только что
завершилась. Только душам на высших уровнях, мудрецам, позволяется
обращаться к истории и прошлым событиям... чтобы помогать нам, чтобы
учить нас тому, что мы должны делать.

 Существует семь планов... семь, через которые мы должны пройти прежде,


чем мы вернемся. Один из них является планом перехода. Там мы ждем. В
этом плане определяется, что принесет каждый из нас в свою следующую
жизнь. У всех нас будут доминантные черты. Может быть жадность,
похоть... но чтобы, ни было определено, мы должны оплатить наши долги
по отношению к этим людям. Затем вы должны преодолеть эту черту в
вашей жизни. Мы должны учиться преодолевать жадность. В противном
случае, по возвращению, вы должны будете нести эту черту, помимо и еще
одной, в следующей жизни. Бремя станет больше. С каждой жизнью,
которую вы проживаете, не искупляя долги, каждая следующая жизнь будет
более тяжелой. Если вы оплачиваете их, вам будет дана легкая жизнь. Таким
образом, вы выбираете, какая жизнь будет у вас. В следующей фазе, мы
ответственны за жизнь, которую имеем. Мы сами ее выбираем».

Кэтрин замолчала.

Возможно, это не исходило от Учителя. Он идентифицировал себя как "мы


из низших планов", по сравнению с душами высшего плана, "мудрецами". Но
переданное знание было как ясным, так и практичным.

Я раздумывал о других пяти планах и об их свойствах. Был ли этап


обновления одним из них? А этап познания и этап решений? Вся эта мудрость,
раскрытая в этих полученных посланиях душ в различных измерениях духовного
состояния была последовательной. Хотя послания и различаются по стилю
выражения, фразеологии и грамматике, утонченности стиха и лексике, содержание
было связным. Я приобретал систематическое духовное знание. И это знание
говорило о любви и надежде, вере и милосердии. В посланиях рассматривались
достоинства и недостатки, долги других и самого себя. Они включали прошлые
жизни и духовные планы, между жизнями. И в них говорилось о прогрессе души
посредством гармонии и равновесии, любви и мудрости, прогресс на пути к
мистическому и экстатическому союзу с Богом.
На этом пути они предлагали мне много практических советов: о ценности
терпения и ожидания, мудрости естественного равновесия, искоренении страхов,
прежде всего страха смерти, необходимости научиться доверию и прощению,
важности не судить других, не прерывать чью-либо жизнь, накоплении и
использовании интуитивных способностей. И также, возможно самое главное, они
дали мне непоколебимую уверенность в том, что мы бессмертны. Мы за
пределами жизни и смерти, за пределами пространства и времени. Мы боги, а боги
- это мы.

 Я парю.

Кэтрин вновь начала шептать.

 В каком состоянии ты находишься? - спросил я ее.

 Ничего...я просто парю... Эдвард мне что-то должен...что-то должен мне...

 Ты знаешь, в чем заключается этот долг?

 Нет... какое-то знание... которое он мне должен. Он что-то должен был


сказать мне, возможно о дочери моей сестры.

 Дочери твоей сестры? - повторил я.

 Да... это маленькая девочка. Ее зовут Стефани.

 Стефани. Что тебе необходимо узнать о ней?


 Мне необходимо узнать как сблизиться с ней, - ответила она.

Кэтрин никогда не упомянала о существовании этой племянницы.

 Вы с ней очень близки? - спросил я.

 Нет, но она захочет их найти.

 Кого? - спросил я, в замешательстве.

 Мою сестру и ее мужа. И единственный способ для нее воссоединиться с


ними - это только через меня. Я словно связующее звено. У него есть
информация. Отец девочки доктор, практикует в Вермонте, в южной части
Вермонта. Информация придет ко мне, когда будет необходима.

Позже я узнал, что сестра Кэтрин, и ее будущий муж отдали свою только что
родившуюся дочь на удочерение. В то время они были подростками и не были
женаты. Удочерение было организовано Церковью. Больше не было никакой
доступной информации.

 Да. - согласился с ней я. Когда придет время.

 Да. Тогда он мне это скажет. Он скажет мне это.

 Какая еще информация у него есть для тебя?


 Я этого не знаю, но у него есть, что сказать мне. И он мне что-то должен...
что-то, я не знаю что. Мне должен что-то.

Она замолчала.

 Ты устала? - спросил ее я.

 Я вижу вожжи, - ответила она шепотом. Сбруи на стене... Вожжи... я вижу


одеяло, лежащее перед стойлом.

 Это стойло?

 У них здесь лошади. Много лошадей.

 Что еще ты видишь?

 Вижу много деревьев, с желтыми цветами. Здесь мой отец. Он ухаживает за


лошадьми.

Я понял, что находился сейчас перед ребенком.

 Какой он?

 Он очень высокий, у него серые волосы.

 Ты видишь себя?
 Я ребенок... девочка.

 Твой отец хозяин лошадей или он только о них заботится?

 Только заботится о них. Мы живем рядом.

 Тебе нравятся лошади?

 Да.

 У тебя есть любимая?

 Да. Мою лошадку зовут Яблоко.

Я вспомнил жизнь Мэнди, где также появилась лошадь по кличке Яблоко.


Не повторяла ли она снова жизнь, которую мы уже исследовали? Возможно, она
видела ее с другой перспективы.

 Яблоко... да. Твой отец разрешает тебе ездить верхом на Яблоке?


 Нет, но я могу кормить ее. Лошадь используют, чтобы тянуть экипаж
хозяина. Яблоко очень большой. У него большие ноги. Если ты не будешь
аккуратным, он наступит на тебя.

 Кто еще с тобой?

 Моя мать. Я вижу сестру... она больше чем я. Больше я никого не вижу.
 Что ты видишь сейчас?

 Только лошадей.

 Это счастливое время для тебя?

 Да. Мне нравится запах конюшни.

Она была очень точна в отношении этого момента в стойле.

 Ты чувствуешь запах лошадей?

 Да.

 И сено?

 Да... Их лица такие мягкие...также здесь есть и собаки... черные, несколько


черных, и несколько кошек... много животных. Собаки используются для
охоты. Когда они охотятся на птиц, собаки сопровождают их.
 С тобой что-то происходит?

 Нет.- Мой вопрос был слишком расплывчатый.

 Ты растешь в этом имении?

 Да. Человек, который заботится о лошадях. - Она сделала пауза-. В


действительности не был моим отцом.
Это смутило меня.

 Не твой настоящий отец?

 Я не знаю, он... не мой настоящий отец, нет. Но он как отец для меня. Он
мой второй отец. Он очень хороший. У него зеленые глаза.

 Посмотри в его глаза, в его зеленые глаза и попытайся узнать его. Он хорошо
с тобой обращается, он любит тебя.

 Это мой дедушка... мой дедушка. Он любил нас очень сильно. Он всегда
брал нас с собой на прогулку. Мы его сопровождали в то место, где он
утолял жажду. И мы могли получить содовую. Мы ему нравились.

Мой вопрос вырвал ее из этой жизнь и перенес в сверхсознательное


состояние, наблюдательное. Теперь она созерцала жизнь Кэтрин и ее отношения
со своим дедушкой.

 Ты все еще по нему скучаешь? - спросил я.

 Да, - ответила она с нежностью в голосе.

 Но ты видишь, что он уже был с тобой прежде, - объяснил я, пытаясь свести


ее боль к минимуму.

 Он очень хорошо к нам относился. Он любил нас. Никогда не кричал на нас.


Обычно давал нам деньги всегда брал с собой на прогулку. Это ему
нравилось. Но он умер.

 Да, но ты вновь будешь с ним. Ты уже это знаешь.

 Да. Я уже была с ним прежде. Он не был похож на моего отца. Они такие
разные.

 Почему один любит тебя так сильно и обращается с тобой так хорошо, а
другой так от него отличается?

 Потому что, один научился. Он оплатил долг, который имел. Мой отец не
оплатил свой долг. Он вернулся... так и не поняв. Ему придется сделать это
снова.

 Да - согласился я.- Он должен научиться любить.

 Да - ответила она.

 Если они не понимают этого - добавил я, - обращаются с детьми как с


объектами собственности, а не как с людьми, которых нужно любить.

 Да.

 Твой отец все еще должен усвоить это.

 Да.
 Твой дедушка это уже знает.

 Я знаю - прервала она меня.- Нам предстоит пройти множество этапов, пока
мы находимся в физическом состоянии... подобно другим этапам эволюции.
Мы должны пройти через стадию младенчества, стадию детства и
юношества... Мы должны преодолеть такой большой путь, прежде, чем
достигнем нашей цели. Этапы в физической форме тяжелые. Этапы в
астральном плане легкие. Там мы только отдыхаем и ждем. Здесь сейчас
время тяжелых этапов.

 Сколько планов в астральном состоянии?

 Семь - ответила она.

 Что это за планы? - спросил я, стараясь узнать о других, помимо тех двух,
которые были упомянуты мгновения назад.

 Мне сказали только о двух: этапе перехода и этапе воспоминания -


объяснила она.

 Это те два этапа, о которых мне также известно.

 Позже, мы узнаем об остальных.

 Ты узнала в то же самое время, когда узнал я. - заметил я. - Сегодня мы


узнали о долгах. Это очень важно.
 Я вспомню то, что мне следует помнить, - добавила она загадочно.

 Ты вспомнишь эти планы? - спросил я.

 Нет. Для меня они не важны. Они важны для тебя.

Не в первый раз я слышал что-то подобное. Это было для меня. Чтобы
помочь ей, но даже больше чем это. Однако мне так до сих пор и не удалось
выяснить, какой могла быть более важная цель.

 Твое состояние сейчас гораздо лучше - продолжил я. Ты многому учишься.

 Да.

 Почему ты привлекаешь сейчас к себе людей?

 Потому что я освободилась от многих страхов и могу помогать. Люди


чувствуют психическое притяжение ко мне.
 Ты сможешь с этим справиться?

 Да, - она не сомневалась,- Я не боюсь - добавила она.

 Хорошо. - Я помогу тебе.

 Я знаю это, - ответила она. - Ты мой учитель.

ГЛАВА 13
Кэтрин освободилась от мучивших ее симптомов. Она была совершенно
здорова. Ее жизни начали повторяться. Я знал, что мы подошли к финалу, но то
что я не понял в этот осенний день, когда Кэтрин погрузилась в гипнотический
транс, было то, что пройдет пять месяцев между этим сеансом и следующим,
который и будет последним.

 Я вижу изваяния - начала она. - Некоторые из них сделаны из золота. Я вижу


глину. Люди делают горшки. Они красные... из-за красного материала,
который они используют. Я вижу коричневое здание, какую-то коричневую
структуру. Мы находимся в этом здании.

 Ты находишься в коричневом здании или рядом с ним?

 Я внутри него. Мы работаем над разными вещами.

 Ты можешь посмотреть на себя, в то время как работаешь? - спросил я.- Ты


можешь описать себя, описать свою одежду? Посмотри вниз. Что ты
видишь?

 На мне какая-то... красная ткань, длинная. И необычные ботинки, похожие


на сандалии. У меня каштановые волосы. Я работаю над какой-то фигурой.
Это фигура человека... мужчины. У него какая-то палка... шест в руке.
Другие люди делают вещи... из металла.

 Это происходит на фабрике?

 Это только здание. Каменное здание.


 Статуя, над которой ты работаешь, человек с шестом, ты знаешь кто это?

 Нет, это просто человек. Он заботится о скоте. Вокруг их [статуй] много. Мы


просто знаем, как они выглядят. Это очень необычный материал. С ним
трудно работать. Он крошится.

 Ты знаешь название этого материала?

 Я этого не вижу. Красный материал, что-то красное.

 Что произойдет со статуей когда ты ее закончишь?

 Она будет продана. Некоторые из них будут проданы на рынке. Другие будут
вручены различным знатным людям. Только лучшие работы идут в дома
знати. Остальное будет продано.

 Ты когда-нибудь имела дело с этими знатными людьми?

 Нет.

 Это твоя работа?

 Да.

 Она тебе нравится?


 Да.

 Ты долго уже занимаешься этой работой?

 Нет.

 Ты делаешь ее хорошо?

 Не слишком хорошо.

 Тебе нужно больше опыта?

 Да, я лишь учусь.

 Я понимаю. Ты все еще живешь со своей семьей?

 Не знаю, но я вижу коричневые ящики.

 Коричневые коробки? - повторил я.

 В них есть маленькие отверстия. В них есть дверь и несколько статуй


внутри. Они сделаны из дерева, какого-то сорта дерева. Мы должны делать
статуэтки для них.

 Какое же назначение у этих статуэток?

 Религиозное - ответила она.


 Какая здесь религия? ...статуя?

 Есть множество богов, множество защитников... много богов. Люди очень


напуганы. Здесь мы занимаемся многими вещами. Мы играем и в игры
тоже... игровые доски с отверстиями в них. В отверстия вставляются головы
животных.

 Ты видишь здесь что-нибудь еще?

 Очень жарко, и пыльно... песок.

 Здесь есть вода поблизости?

 Да, она спускается с гор.

Эта жизнь мне также начала казаться знакомой.

 Люди бояться? - спросил я.- Они суеверны?

 Да. Здесь много страха. Все напуганы. Я тоже. Мы должны защитить себя.
Существует болезнь. Мы должны защитить себя.

 Что это за болезнь?

 Что-то убивает всех. Много людей умирает.


 Из-за воды? - спросил я.

 Да. Все очень сухое... очень горячее, потому что боги разгневались и
наказывают нас.

Она переживала жизнь, в которой вылечилась с помощью таниса. Я узнал


религию страха, религию Осириса и Хатор.

 Почему они прогневили богов? - спросил я, хотя уже знал ответ.

 Потому что мы нарушили законы. Поэтому они разгневались.

 Каких законов вы ослушались?

 Те которые бы установлены знатными людьми.

 Как можно усмирить богов?


 Необходимо использовать определенные вещи. Некоторые люди носят эти
вещи на шее. Они помогают им против зла.

 Существует ли какой-то особый бог, который больше всего пугает людей?

 Они все нас пугают.

 Ты знаешь имена каких-нибудь богов?

 Я не знаю имен. Я только вижу их. Есть один, у которого тело человека и
голова животного. Другой выглядит как Солнце. Другой выглядит как птица,
черная птица. Они носят их на шее.

 Ты переживешь все это?

 Да. Я не умираю.

 Но, другие члены твоей семьи, умирают.

 Да... мой отец. С моей матерью все хорошо.

 А твой брат?

 Мой брат... умер, - вспомнила она.

 Почему ты выживешь? Ты сделал что-то особенное?

 Нет - ответила она. Неожиданно она переключила свое внимание на что-то


другое. - Я вижу что-то с маслом внутри.

 Что ты видишь?

 Что-то белое. Кажется почти мраморным. Это алебастр. Какой-то вид


большой глиняной чаши с маслом. Она используется для того, чтобы
натирать голову...

 ...Жрецов? - завершил я.
 Да.

 Какая сейчас у тебя функция? Помогать с маслом?

 Нет. Нет, я делаю статуи.

 В этом же самом коричневом здании?

 Нет... позже... в храме.

Что-то ее взволновало.

 У тебя какая-то проблема?

 Кто-то сделал что-то в храме, что прогневало богов. Не знаю...

 Это сделала ты?

 Нет, нет... я только вижу жрецов. Они готовят в жертву...животное...Это


ягненок. У них бритые головы. У них совсем нет волос, даже на лицах...

Она замолчала. Минуты шли медленно. Внезапно она ожила, словно ,


слушая кого-то. Когда она заговорила, голос ее был громким. Появился Учитель.

 На этом плане некоторым духам разрешается проявляться людям, которые


еще находятся в физической форме. Им разрешается вернуться... если только
они оставили какое-то незавершенное дело. На этом плане разрешена
взаимосвязь. Но существуют и другие планы... Там нам разрешается
использовать психические способности и входить в контакт с людьми,
которые находятся в физической форме. Существует множество способов
сделать это. Некоторым позволяется использовать силу видения, чтобы они
могли показаться перед теми, кто все еще находится в физической форме.
Другие обладают способностью перемещения и им разрешается
телепатически передвигать объекты. Вы отправляетесь на этот план, если
вам действительно полезно быть там. Если у вас осталось невыполненное
соглашение, вы можете решить отправиться туда и войти в контакт каким-
либо образом. Но все это для того, чтобы соглашение могло быть исполнено.
Неожиданно прерванная жизнь, также может стать причиной придти на этот
план Многие приходят туда, потому что им разрешается увидеть тех, кто все
еще находится в физической форме, тех, которые очень близки им. Но не все
хотят вступать в контакт, для некоторых людей, это может быть слишком
пугающе.

Кэтрин хранила молчание и, казалось, она отдыхала. Вдруг она начала тихо
шептать:

 Я вижу свет.

 Этот свет дает тебе энергию?

 Это словно новое начало... перерождение.

 Как может тот, кто находится в физической форме почувствовать эту


энергию? Каким образом можно погрузиться в него, чтобы наполниться этой
энергией?

 С помощью разума - ответила она мягко.

 Но, как достичь этого состояния?

 Необходимо оставаться очень расслабленным. Можно обновляться светом,


посредством самого света. Необходимо быть очень расслабленным, чтобы
таким образом уже не расходовать энергию, а восполнять ее. Когда вы спите,
вы обновляетесь. - Кэтрин находилась в сверхсознательном состоянии. Я
решил расширить перечень вопросов.

 Сколько раз ты перерождалась? - спросил я. - Все перерождения были в этом


мире, на Земле, или также и в других местах?

 Нет - ответила она, - они не все были здесь.

 Какие другие планы, в какие другие места ты идешь?

 Я еще не закончила то, что должна сделать здесь. Я не могу идти дальше,
пережила(испытала) всю жизнь(все проявления) жизни , и я пока этого не
сделала. Мне предстоит еще много жизней... чтобы завершить все
соглашения (договора) и искупить все долги.

 Но ты развиваешься (прогрессируешь) - отметил я.

 Мы всегда развиваемся.
 Сколько раз ты жила на Земле?

 Восемьдесят шесть.

 Восемьдесят шесть?

 Да.

 Ты помнишь все эти воплощения?

 Я вспомню, когда для меня будет важно помнить их. - Мы познали


отдельные фрагменты или большие части десяти или двенадцати жизней, и в
последнее время они начали повторяться. Очевидно, у нее больше не было
необходимости вспоминать семьдесят пять оставшихся жизней. В
действительности она достигла значительного прогресса, по крайней мере с
моей точки зрения. Дальнейшее ее развитие, может уже не зависеть от
воспоминания других жизней. Ее будущий прогресс может даже не зависеть
от меня или моей помощи.

 Некоторые люди - снова прошептала она мягко - прикасаются к астральному


плану, используя наркотики, но они не понимают того, что они пережили. Но
им было позволено испытать это.

Я не спрашивал ее о наркотиках. Она училась, делилась знаниями, просил ли


я ее специально об этом или нет.
 Можешь ли ты использовать свои психические способности, чтобы помочь
себе в развитии? - спросил ее я. - Мне кажется, что ты развиваешь их все
больше и больше.

 Да - согласилась она. - Это важно, но не столько здесь, сколько будет важно в


других планах. Это часть эволюции и роста.

 Важно для тебя и для меня?

 Важно для всех нас.

 Как нам развить эти способности?

 Мы развиваем их посредством взаимоотношений. Некоторые обладают


большими способностями, они вернулись с большими знаниями. Они будут
искать тех, кто нуждается в развитии и помогать им. - Она сделала долгую
паузу. Затем, она покинула сверхсознательное состояние, и вошла в другую
жизнь.

 Я вижу океан. Я вижу дом рядом с океаном. Он белый. Корабли прибывают


и убывают из порта. Я чувствую запах морской воды.

 Ты здесь?

 Да.

 Какой это дом?


 Он маленький. У него подобие башенки сверху... окно, откуда можно
смотреть на море. В башне находится подобие телескопа. Он сделан из
бронзы, из дерева и бронзы.

 Ты используешь этот телескоп?

 Да, чтобы искать корабли.

 Что ты делаешь?

 Мы оповещаем, когда в порт заходит торговое судно.

Я вспомнил, что она это делала в одной из своих жизней, когда была
Кристианом, моряком, чья рука была ранена во время морского сражения.

 Ты моряк? - спросил я, ища подтверждения.


 Не знаю... Может быть.

 Ты можешь посмотреть на одежду, которую ты носишь?

 Да. На мне какая-то белая рубашка и короткие коричневые штаны, и ботинки


с большими пряжками... Позже в жизни я буду моряком... но сейчас нет. -
Она могла видеть свое будущее, но это заставило ее переместиться в
будущее.

 Я ранен - застонала она, скорчившись от боли.- У меня ранена рука. - Это в


действительности, был Кристиан, и она вновь переживала морское
сражение.

 Был взрыв?

 Да... я чувствую запах пороха!

 Уже все прошло - я успокоил ее, потому что уже знал результат.

 Многие умирают! - она все еще была взволнована. - паруса разорваны в


клочья... часть левого борта исчезла. - Она осматривала повреждения
корабля. - Мы должны починить паруса. Необходимо починить их.

 Ты поправишься? - спросил я.

 Да. Тяжело залатать ткань парусов.

 Ты сможешь работать рукой?

 Нет, но я наблюдаю за остальными... паруса. Они сделаны из парусины,


разновидности парусины, которую очень сложно залатать. Многие умерли.
Многим очень больно. - Ее лицо исказила гримаса боли.

 Что происходит?

 У меня болит... рука.


 Твоя рука здорова. Переместись вперед во времени. Ты вновь ходишь по
морям?

 Да. - она сделала паузу. - Мы в Южном Уэльсе. Мы должны защитить


побережье.

 Кто вас атакует?

 Я думаю, что это испанцы... у них большой флот.

 Что происходит потом?

 Я вижу только корабль. Вижу порт. Там есть магазины. В некоторых из этих
магазинов делают свечи. Есть магазины, в которых люди покупают книги.

 Да. Ты ходишь в книжные магазины?

 Да. Они мне очень нравятся. Книги просто потрясающие. Я вижу много
книг. Красная книги - это книга по истории. В ней рассказывается о
городах... о Земле. В ней есть карты. Мне нравится эта книга... Также есть
магазин, в котором продаются шляпы.

 Есть ли здесь место, где можно выпить? - спросил я, вспоминая описание


эля, данное Кристианом.

 Да, множество, - ответила она. - В них подают эль, очень темный эль... с
каким-то мясом... баранину и хлеб, очень большой хлеб. Эль очень горький,
очень горький. Я чувствую его вкус. У них также есть вино, и длинные
деревянные столы...

Я решил позвать ее по имени из этой жизни, чтобы увидеть ее реакцию.

 Кристиан! - закричал я энергично.

Она ответила громким голосом, без колебаний.

 Да! Что Вы хотите?

 Где твоя семья, Кристиан?

 В близлежащем городке. Мы отплываем из этого порта.

 Кто в твоей семье?

 У меня есть сестра... Мэри, моя сестра.

 Где твоя невеста?

 У меня нет невесты. Только женщины из города.

 Никого особенного?

 Нет, только женщины... Я вновь хожу по морям. Я сражаюсь во многих


сражениях, но я невредим.
 Ты стареешь.

 Да.

 Ты когда-нибудь женишься?

 Думаю, что да. Я вижу кольцо.

 У тебя есть дети?

 Да. Мой сын тоже будет моряком. Кольцо, кольцо с рукой. С рукой,
держащей что-то. Не вижу что. Кольцо - это рука. Рука, сжимающая что-то. -
Кэтрин начала задыхаться.

 Что происходит.

 Люди на борту больны... из-за испорченной еды. Из-за соленой свинины.

Она продолжала задыхаться. Я переместил ее вперед во времени и ее


тошнота прошла. Я решил не проводить ее вновь через сердечный приступ
Кристиана. Поскольку она уже была истощена, я вывел ее из транса.

ГЛАВА 14

Прошли три недели, прежде чем мы снова увиделись. Моя короткая болезнь
и отпуск Кэтрин спровоцировали эту задержку. Во время этого периода Кэтрин
продолжала процветать. Однако когда мы начали сеанс, она казалась
встревоженной. Кэтрин заявила, что чувствует себя настолько лучше, и не думает,
что гипноз может ей еще чем-нибудь помочь.

Конечно, она была права. В обычных обстоятельствах, мы бы уже начали


завершать терапию недели назад. Я продлил ее из-за интереса, который я питал к
посланиям Учителей, а также из-за остающихся небольших проблем в нынешней
жизни Кэтрин. Она была почти здорова, и ее жизни уже повторялись. Но, что если
Учителя могли сказать мне что-то еще? Как мы могли общаться без Кэтрин? Я
знал, что она продолжила бы наши сеансы, если бы я настоял на этом. Но я не
чувствовал себя в праве настаивать. С определенной печалью, я согласился с ней.
Мы разговаривали о случившемся за три последние недели, но мое сердце было
далеко... Прошло пять месяцев. Кэтрина по-прежнему была здорова. Ее страхи и
тревоги были минимальны. Качество ее жизни и взаимоотношений потрясающе
увеличилось. Она встречалась сейчас с другими мужчинами, хотя Стюарт еще был
на сцене. Первый раз с ее детства она испытывала радость и настоящее счастье в
своей жизни. Время от времени, мы встречались в вестибюле или кафетерии, но
между нами уже не было формальных отношений врач-пациент.
Прошла зима, наступила весна. Кэтрин попросила о встрече у меня в
кабинете. Кэтрин видела повторяющийся сон о некой религиозной жертве, в
котором были змеи в ямах. Людей, и ее в том числе, скинули в эту яму. Она была в
яме, пыталась выбраться, царапала руками песчаные стены. Змеи были прямо под
ней. В этот момент сна она просыпалась, и сердце ее было готово выскочить из
груди.

Несмотря на долгое расставание, она очень скоро погрузилась в глубокий


гипнотический транс. Я не был удивлен тому, что она мгновенно вернулась в
древнюю жизнь.
 Там где я нахожусь, очень жарко - начала она - Я вижу двух чернокожих
мужчин, стоящих рядом с каменными стенами, холодными и сырыми. На
них шляпы. К правой лодыжке каждого из них привязана веревка. В веревку
вплетен бисер и от нее отходят какие-то кисточки. Они строят амбар(склад)
из камня и глины. Они складывают туда зерно, какое-то молотое зерно.
Зерно привозят на телеге с металлическими колесами. На тележке или ее
части лежат тканные коврики. Я вижу воду, очень синюю воду. Кто-то отдает
приказы другим. Три ступени спускаются к амбару. Снаружи находится
статуя бога. У него голова животного, птицы, и тело человека. Это бог
времен года. Стены водонепроницаемы благодаря использованию некой
разновидности смолы, благодаря этой смоле, воздух не поступает, и зерно
остается свежим. Мое лицо чешется... Я вижу синий бисер у себя в волосах.
Вокруг насекомые или мухи, которые заставляют мое лицо и руки чесаться.
Я кладу что-то очень липкое на лицо, чтобы отпугнуть их... оно ужасно
пахнет. Это сок какого-то дерева.

 Мои волосы заплетены в косы, а в косы вплетен бисер, с нитями из золота. У


меня черные волосы. Я часть королевской обслуги. Я нахожусь здесь из-за
кого-то праздника. Я пришел, чтобы посмотреть как натираются маслом
жрецы... праздник для богов для следующего урожая. В жертву приносятся
только животные, люди нет. Кровь животных, принесенных в жертву, стекает
с белой платформы в большую глиняную чашу... стекает в рот змеи.
Мужчины носят маленькие золотые головные уборы. Все они темнокожие. У
нас есть рабы из других земель, с тех, что за морем...

Она замолчала. И мы ждали, так словно этих месяцев, которые мы с ней не


виделись, и не было вовсе. Она вновь казалась взволнованной, будто что-то
слушала.

 Все так быстро и так сложно... то что они говорят мне... о перемене и
развитии и различных планах. Есть план сознания, и план перехода. Мы
возвращаемся из жизни, и если уроки завершены, мы переходим в другое
измерение, в другую жизнь. Мы должны понять полностью. Если мы этого
не делаем, нам не разрешается идти дальше... мы должны вновь повторить,
потому что мы не научились. Мы должны испытать все со всех сторон. Мы
должны познать аспекты нужды, но также и должны научиться жертвовать.
Столько всего, что предстоит узнать, столько духов посвященных этому.
Поэтому мы здесь... Учителя... только они находятся на этом плане.

Кэтрин сделала паузу. Затем она заговорила голосом Учителя-поэта. Он


обратилась ко мне.

 То что мы сказали сегодня предназначается тебе. Ты должен учиться сейчас


с помощью своей собственной интуиции.

По прошествии нескольких минут, Кэтрин вновь вернулась к своему тихому


шепоту.

 Черный забор... внутри, за ним надгробные камни. Здесь находится твой.

 Мой? - спросил я, удивленный ее видением.

 Да.

 Ты можешь прочитать надпись?


 Имя "Нобель(Noble)": 1668-1724. На нем лежит цветок... Это во Франции
или в России. Ты был в красной форме... Ты упал с лошади... Золотое
кольцо... с головой льва... используемое как эмблема.

Больше ничего не было. Я интерпретировал сказанное Учителем-Поэтом,


таким образом, что откровений через гипнотическое состояние Кэтрин больше не
будет, и это было действительно так. У нас не должно было быть дальнейших
сеансов. Ее лечение было завершено и я узнал все что мог через сеансы ее
регрессии. Все остальное, что ждет меня в будущем, я буду должен познать по
средством своей собственной интуиции.

ГЛАВА 15

Два месяца спустя после нашего последнего сеанса, Кэтрин позвонила и


попросила о встречи, сказав, что она хочет рассказать мне нечто интересное.

Когда она вошла в кабинет, я удивился на мгновение присутствию новой


Кэтрин, счастливой, улыбающейся, сияющей внутренним миром, который и
заставлял ее сиять. На мгновение я подумал о прежней Кэтрин, о том какой
прогресс она совершила за столь короткое время.
Кэтрин посетила к Айрис Солтцман(Iris Saltzman), известного психического
астролога, которая специализировалась на чтении прошлых жизней. Это меня
немного удивило, но я понимал, любопытство Кэтрин и ее необходимость найти
какие-нибудь подтверждения тому, что она испытала. Я был рад, что она
чувствовала достаточную уверенность, чтобы сделать это.

Кэтрин недавно услышала об Айрис от подруги. Она позвонила ей и


назначила встречу, не говоря ей ничего о том, что произошло в моем кабинете.

Айрис спросила ее только о дате, часе и месте рождения. Затем она


объяснила Кэтрин, что построит астральную карту, которая совместно с ее
собственным интуитивным даром, позволит рассмотреть детали ее прошлых
жизней.

Это был первый опыт Кэтрин с парапсихологом, и она действительно не


знала, чего ожидать. К своему удивлению, Айрис подтвердила большую часть из
того, что Кэтрин узнала под гипнозом.

Айрис постепенно вошла в измененное состояние сознания, она продолжала


говорить и делать замечания на поспешно составленном астрологическом графике.
Через несколько минут, после того, как она вошла в это состояние, Айрис поднесла
руку к горлу и заявила, что в прошлой жизни Кэтрин была задушена, и у нее было
перерезано горло. Ей перерезали горло во время войны, и Айрис могла видеть
пламя и разрушение в деревне, много веков назад, она сказала, что Кэтрин была
молодым юношей во время своей смерти.

Со стеклянными глазами она описала ей молодого мужчину, одетого в


морскую униформу, с черными короткими штанами, и ботинками с необычными
пряжками. Вдруг она сжала левую руку, и испытала животрепещущую боль,
крича, что что-то острое воткнулось и повредило ее руку, оставив постоянный
шрам. Были огромные морские сражения у английского побережья. Она описала
жизнь Кэтрин в качестве моряка.

Она описала другие фрагменты жизней. Была короткая жизнь в Париже,


когда Кэтрин снова была мальчиком, который умер молодым в бедности. В другом
случае, она была коренной американкой (индианкой), жившей на Юго-Западном
побережье Флориды. Во время этой жизни она была целительницей и ходила
босиком, ее кожа была темной и у нее были необычные глаза. Она применяла мази
к ранам, давала лекарства, приготовленные из трав, она была очень психичной. Ей
нравилось носить украшение из синих камней, ляпис-лазури, и красного камня
между них.

В другой жизни Кэтрин была испанкой, жила, занимаясь проституцией, ее


имя начиналось на букву Л. Она жила с мужчиной, который был намного старше
ее.

В другой, она была внебрачной дочерью богатого отца, у которого было


много титулов. Айрис видела семейный герб на кувшинах из большого дома. Она
сказала, что Кэтрин была блондинкой и у нее были длинные и тонкие пальцы. Она
играла на арфе. Ее брак был договорным. Кэтрин любила животных, в
особенности лошадей, и относилась к ним лучше, чем к людям, которые ее
окружали.

В короткой жизни она была марокканским мальчиком, который умер в


молодости, в результате болезни. Однажды она жила на Гаити, и занималась
магическими практиками.

В древней жизни она была египтянкой и была связана с погребальными


ритуалами этой культуры. Она была женщиной и ее волосы были заплетены в косу.

Кэтрин жила несколько раз во Франции и Италии. Она провела одно из этих
воплощений во Флоренции, и была вовлечена в религию. Позже она переехала в
Швейцарию, где была связана с монастырем. Кэтрин была женщиной и имела двух
сыновей. Она любила золото и скульптуру, и она носила золотой крест. Во
Франции ее заключили в холодную и темную темницу.

В другой жизни, Айрис видела, что Кэтрин была мужчиной, который носил
красную униформу и работал с солдатами и лошадьми. Униформа, красная с
золотым, выглядела русской. В другом воплощении она была рабыней, в древнем
Египте. В какой-то момент ее схватили и бросили в темницу. Также она была
японцем, который посвящал себя книгам и учению, был очень умным. Она
работал в нескольких школах, и дожила до старости.

И наконец, недавняя жизнь: она была немецким солдатом, умершим в


сражении.

Меня поразили детальность и точность, с которой Айрис описывала события


прошлых жизней. Было удивительно, как то что описала Айрис совпадало с
собственными воспоминаниями Кэтрин во время сеансов гипнотической
регрессии: рана руки Кристиана, полученная им в морском сражении и описание
его одежды, Луиза, испанская проститутка, Аронда и египетские похороны, Йохан
- молодой захватчик, чье горло было перерезано предыдущим воплощением
Стюарта, деревня которого была сожжена, Эрик - несчастный немецкий пилот и
так далее.

Также были совпадения и с нынешней жизнью Кэтрин. Например: ей


нравились украшения с синими камнями, в особенность с ляпис-лазурью. Однако,
она их не носила, по крайней мере, во время посещения Айрис. Ей всегда
нравились животные, в особенности лошади и кошки, она чувствовал себя с ними
в большей безопасности, чем с людьми. И если бы она могла выбрать одно
единственное место для посещения в мире, то это была бы Флоренция.

Ни в коем случае я не буду называть этот опыт действительно научным


экспериментом. У меня не было возможности контролировать переменные. Но это
произошло, и я думаю, что важно рассказать об этом.

Я не уверен в том, что произошло в тот день. Возможно, Айрис использовала


подсознательно телепатию, чтобы "читать" разум Кэтрин, поскольку прошлые
жизни уже находились в ее подсознании. Или, возможно, она в действительности
была способна воспринимать информацию о прошлых жизнях посредством
использования своих собственных психических способностей. Вне зависимости от
того как это было сделано, обе из них получили одну и туже информацию разными
способами. То, что Кэтрин узнала при помощи гипнотической регрессии, Айрис
узнала по средством психических каналов.

Очень немногие люди могут делать то, что сделала Айрис. Многие люди,
которые называют себя экстрасенсами лишь наживаются на людских страхах, а
также их любопытстве и тяге к неизвестности. В настоящее время, фальшивые
парапсихологи, растут как грибы. Популярность книг подобных книги Ширли
МакЛэйн "В опасности(Out on a Limb)", спровоцировала целый поток новых
"трансовых медиумов". Многие из них блуждают вокруг, заявляя о своем
присутствии, входят в транс, заявляя восторженной и охваченный благоговением
публике, подобные банальности: "если вы не находитесь в гармонии с природой,
то природа не будет в гармонии с вами". Эти заявления, как правило, произносятся
голосом, совершенно отличающимся от голоса "медиума", часто с оттенком
какого-нибудь иностранного акцента. Послания их туманны и подходят широкому
кругу людей. Часто в сообщениях говорится главным образом о духовных
измерениях, которые трудно оценить.

Важно отделять правду ото лжи, чтобы эта область не была


дискредитирована. Проводить эту важную работу должны серьезные
поведенческие ученые. Психиатрам необходимо дать диагностическую оценку,
дабы исключить психическое заболевание, симуляции и социопатические
тенденции. Статистики, психологи, физики также имеют важное значение для дачи
этих оценок, и для дальнейшего тестирования. Важные шаги, которые будут
сделаны в этом направлении, будут сделаны с помощью научной методологии. В
науке, гипотеза, являющаяся предварительным предположением о серии
наблюдений, изначально создается для объяснения феномена. Впоследствии,
гипотеза должна быть проверена в контролируемых условиях. Результаты этих
тестов должны быть доказаны и воспроизведены прежде, чем может быть
сформирована теория. Как только ученые получили то, что считают здоровой
теорией, она должна быть проверена снова и снова другими исследователями,
полученные ими результаты должны быть одинаковыми.

Подробные, научно достоверные исследования, которые провели доктор


Джозеф Б. Рейн из Университета Дьюка, доктор Ян Стивенсон из университета
штата Вирджиния, кафедры психиатрии, доктор Гертруда Шмидлер из колледжа
Нью-Йорка, и многие другие серьезные исследователи, доказывают, что это может
быть сделано.
ГЛАВА 16

Прошло почти четыре года, с того момент как мы с Кэтрин разделили этот
невероятный опыт. Он глубоко изменил нас обоих.

Время от времени она приходила в мой кабинет, чтобы поприветствовать


меня или проанализировать какую-нибудь, имевшуюся у нее, проблему. Она
больше не чувствовала необходимости и желания снова подвергнуться регрессии,
симптомы, мучившие ее много лет, исчезли и больше не возвращались, ей не было
больше нужды выяснять то, как новые люди в ее жизни могут быть связаны с
людьми из ее прошлых жизней. Работа закончена. Кэтрин теперь может в полной
мере насладиться своей жизнью, не мучаясь от своих симптомов. Она обрела
чувство счастья и удовлетворения, о которых раньше не могла и мечтать.

Она больше не боялась ни болезни, ни смерти. Сейчас, жизнь обрела для нее
смысл и цель, потому что она обрела равновесие и гармонию с собой. Она
светилась внутренним миром, который желают обрести столь многие, но обретают
лишь немногие. Она чувствует себя более духовной. Для Кэтрин, все то, что
произошло, совершенно реально. Она не сомневается в истинности ни одного
фрагмента, она принимает это как неотъемлемую часть того, кем она является.
Она не испытывает интереса к изучению психических феноменов, поскольку
чувствует, что обладает такими знаниями, какие не сможет получить из книг или
лекций.

Люди, которые умирают или у которых есть член семьи, находящийся при
смерти часто ищут ее. Они, словно притягиваются к ней. Она сидит и
разговаривает с ними, и они чувствуют себя лучше.
Моя жизнь изменилась практически также резко, как и жизнь Кэтрин. Я стал
более интуитивным, более осведомленным о скрытых, секретных сторонах моих
пациентов, коллег и друзей. Словно я уже интуитивно знаю многое о них. Моя
система ценностей, целей в жизни сместилась в сторону большей человечности и
меньшего накопительства. Ясновидящие, медиумы, целители и другие,
появляются в моей жизни всё с возрастающей частотой, и я начал систематически
оценивать их способности. Кэрол развивалась вместе со мной. Она стала особенно
искусна в консультировании относительно вопросов смерти и умирания, и теперь
работает с группами поддержки больных, умирающих от СПИДа.

Я начал медитировать, хотя еще совсем недавно думал, что этим занимаются
лишь Индусы и Калифорнийцы. Уроки, переданные через Кэтрин, стали частью
моей повседневной жизни. Вспоминая более глубокое значение жизни, размышляя
о смерти как о естественной части существования, я стал более терпеливым, более
эмпатичным, более любящим. Я также чувствую себя более ответственным за свои
действия, как негативные, так и возвышенные. Я знаю, что за все придется
заплатить цену. Что посеешь, то и пожнешь.

Я все еще пишу научные статьи, читаю лекции на профессиональных


собраниях, и руковожу Департаментом Психиатрии. Но, сейчас я живу меж двух
миров, между феноменальным миром пяти чувств, представленным телом и
физическими потребностями, и высшим миром нефизических планов,
представленным душой и духом. Я знаю, что эти миры взаимосвязаны, что всё
есть энергия. Однако, часто кажется, что они столь далеки друг от друга. Моя
работа заключается в том, чтобы соединить эти миры, тщательно и научно
задокументировать их единство.
Моя семья процветала. Как Кэрол, так и Эми раскрыли в себе психические
способности, превышавшие средний уровень, мы игриво способствовали
дальнейшему развитию этих навыков. Джордан превратился в сильного и
харизматического подростка, прирожденного лидера. Я же, в свою очередь,
наконец, начал становиться менее серьезным. И иногда мне снятся необычные
сны.

В месяцы, последовавшие за нашим последним сеансом с Кэтрин в моих


снах начала проявляться своеобразная тенденция. Иногда у меня были сны во
время которых я слушал лекцию или задавал вопросы лектору. Этого учителя во
сне звали Филон. После пробуждения, я иногда помнил часть из обсужденного
материала, и сражу же записывал его.

Ниже я привожу несколько примеров. В первое лекции, я отчетливо узнал


влияние посланий Учителей.

"Мудрость достигается очень медленно. Из-за того что, интеллектуальные


знания, легко приобретаемые, должны преобразоваться в знания "эмоциональные"
или подсознательные. После этого, их отпечаток остается навсегда. Поведенческая
практика является необходимым катализатором для этой реакции. Без действия,
это понятие (концепция) завянет и рассеется. Одного теоретического знания без
его практического применения не достаточно.

Сегодня баланс и гармония игнорируются, однако именно они являются


основой мудрости. Все делается в избытке. Люди страдают лишним весом, потому
что они переедают. Люди пренебрегают проявлениями себя и других, потому что
они работают чрезмерно. Люди кажутся слишком мелкими. Пьют слишком много,
чрезмерно курят, развлекаются слишком много(или мало), говорят слишком много,
без удовлетворения, чрезмерно много волнуются. Слишком много черно-белого
мышления. Все или ничего. В Природе все не так.

В Природе все уравновешенно. Животные разрушают лишь в небольших


количествах. Экологические системы никогда не уничтожаются массово.
Потребленные растения вновь взрастают. Источники прокорма истощаются, а
затем вновь пополняются. Цветком наслаждаются, фрукт едят, но корень
сохраняется.

Человечество не познало равновесие, не говоря уже о практике принципов


равновесия в жизни. Оно руководствуется жадностью, амбициями, управляется
страхом. В конечно счете оно уничтожит себя. Но Природа выживет, по крайней
мере, растения.

В действительности, счастье содержится в простоте. Тенденция к


чрезмерности в мыслях и в действиях уменьшает счастье. Чрезмерность затмевает
основные ценности. Религиозные люди говорят, что счастье достигается
наполнением сердца любовью, верой и надеждой, практикой милосердия и
творением добра. В действительности, они правы. Поступая так, вы как правило
обретаете равновесие и гармонию. Равновесие и гармония, вместе, являются
состоянием бытия. В такие дни они находятся в возвышенном состоянии сознания.
Человечество должно достичь измененного состояния, чтобы наполнить себя
любовью, милосердием и простотой, чтобы почувствовать чистоту и избавиться от
своих хронических страхов.

Как же достичь этого возвышенного состояния, эту другую систему


ценностей? И однажды достигнув ее, как закрепить это состояние? Ответ кажется
простым, и он является общим знаменателем всех религий. Человечество
бессмертно, и то, что мы делаем сейчас здесь на Земле - это изучаем наши уроки.
Мы все в школе. Это так просто, если вы можете поверить в бессмертие.

Если часть человеческого существа вечна, а этому есть множество


свидетельств и историй, то зачем мы делаем столь плохие вещи по отношению к
самим себе. Зачем мы идем по головам своих ближних ради собственной выгоды,
если в реальности мы, таким образом, прогуливаем урок? Мы все прибудем, в
конце концов, в одно и то же место, хотя и с разной скоростью. Все мы равны.

Анализируйте уроки. Интеллектуально, ответы всегда были здесь, но


необходимость дополнить их опытом и закрепить подсознательный отпечаток,
"эмоциализируя" их и применяя на практике в повседневной жизни, является
ключом ко всему. Одной лишь учебы в Воскресной Школе недостаточно. Одной
лишь болтовни без дела недостаточно. Легко читать или говорить о любви,
милосердии и вере. Но практиковать это, чувствовать это, требует практически
измененного состояния сознания. Речь не идет о переходном состоянии,
вызванном наркотиками, алкоголем, или неожиданными эмоциями. Постоянное
состояние достигается посредством знания и понимания. Поддерживается
посредством физической активности, поступками и действиями и практикой.
Состоит в том ,чтобы взять нечто почти мистическое и преобразовать это в
повседневную вещь посредством повседневной практики, делая это по привычке.

Поймите, что ни один человек не лучше, чем другой(все люди равны).


Почувствовать это. Помогайте ближнему. Мы все гребцы на одной лодке. И если
мы не будем делать этого вместе, нам будет очень одиноко.

Другой ночью, в другом сне, я задал вопрос: "Почему Вы говорите, что все
мы равны, когда противоречия столь очевидны? Разница в добродетели,
темпераменте, деньгах, правах, способностях и таланте, интеллекте, способности
к математике, и так до бесконечности?"

Ответ был метафорическим: "В каждом человеке, словно можно найти


крупный бриллиант. Представьте себе бриллиант в фут длиной. У этого
бриллианта тысяча граней, но все они покрыты пылью и смолой. Миссия каждой
души заключается в том, чтобы очистить каждую из его граней до тех пор пока ее
поверхность не засверкает и не сможет отражать радугу цветов".

В то время как, некоторые очистили много граней и ярко сверкают, другие


очистили лишь несколько и не сияют так. Однако, под слоем пыли, каждый
человек располагает в груди сияющим бриллиантом, с тысячей сверкающих
граней. Бриллиант совершенен и не имеет никаких дефектов и изъянов.
Единственная разница между разными людьми лишь в количестве очищенных
граней. Но все бриллианты одинаковы и каждый из них совершенен.

"Когда все грани будут очищены и засияют в спектре света, бриллиант


вернется к чистой энергии, которая и была изначальна. Свет останется. Словно
процесс создания бриллианта обращается вспять, все давление освобождается.
Чистая энергия существует в радуге света, а свет обладает сознанием и знанием".

И все бриллианты совершенны".

 Иногда вопросы сложны, а ответы на них просты.

 Что я должен делать? - спросил я во сне. - Я знаю, что могу лечить людей от
боли, людей которые страдают. Их приходит ко мне столько много, что я не
могу принять всех. Я очень устал. Но могу ли я сказать нет, когда они так
нуждаются во мне? Правильно ли будет сказать: "Нет, хватит уже"?

 Твоя роль заключается не в том, чтобы быть спасателем - был ответ.

Последним примером, который я процитирую, будет послание другим


психиатрам. Я проснулся примерно в шесть часов утра, во сне я читал лекцию
широкому собранию психиатров.

"На пути всевозрастающего использования медикаментов в психиатрии,


важно чтобы мы не оставляли традиционные методы нашей профессии, которые и
выглядят иногда смутными. Мы те, кто все еще разговаривает со своими
пациентами с терпением и состраданием. Мы все еще находим для этого время.
Мы обеспечиваем концептуальное понимание болезни, исцеление с помощью
понимания и по средством раскрытия, вызванного знанием самого
себя(самопознанием), а не только современными технологиями. Мы все еще
используем надежду, чтобы лечить.

В наше время, другие отрасли медицины считают эти традиционные


способы лечения слишком неэффективными, требующими слишком много
времени и не имеющими под собой базы. Они предпочитают технологию диалога,
компьютерную химию крови, а не химию (тесную связь) между пациентом и
врачом, которая исцеляет пациента и приносит удовлетворение врачу.
Идеалистические, этические, дающие личное удовлетворение, подходы к
медицине, теряют позиции перед экономически выгодными, эффективными,
изолирующими и разрушающими чувство удовлетворение. И, в результате, наши
коллеги, чувствуют себя с каждым разом все более изолированными и
подавленными. Пациенты, в свою очередь, чувствуют себя брошенными и
опустошенными, так словно за ними никто не заботится.
Мы должны избежать соблазна высоких технологий. Напротив, мы должны
служить примером для наших коллег. Нам следует демонстрировать то, как
терпение, понимание и сострадание, помогают как самому пациенту так и врачу.
Посвящение большего количества времени на беседу, на обучение, на
пробуждение надежды и ожидания выздоровления — это именно те, полузабытые
качества врача-целителя, которые мы должны всегда использовать, чтобы стать
примером для наших коллег врачей.

Высокие технологии просто чудесны для проведения исследований и для


облегчения понимания человеческой болезни. Они могут быть ценным
клиническим инструментом, но никогда не заменят методов и свойств, присущих
личности настоящего врача. Психиатрия может быть самой благородной из всех
медицинских специализаций. Мы учителя. Мы не должны отказываться от этой
роли, особенно сейчас".

Мне до сих пор время от времени снятся такие сны. Часто, во время
медитации, во время езды по шоссе, или даже во сне, в моем разуме возникают
фразы, идеи, образы. Очень часто они отличаются от моего сознательного и
обычного способа мышления или концептуализации. И зачастую являются очень
своевременными и помогают решить, возникшие у меня вопросы или проблемы. Я
использую их в терапии и в моей повседневной жизни. Я считаю, что эти
феномены являются расширением моих интуитивных способностей, и они
воодушевляют меня. Для меня, это сигнал, что я иду в правильном направлении,
хотя мне еще предстоит долгий путь.

Я прислушиваюсь к своим снам и интуиции. Когда я это делаю, все


становится на свои места. В противном случае, что-нибудь неизменно идет не так.
Я по-прежнему чувствую Учителей рядом с собой. Я не уверен, что мои сны
и интуитивные прозрения вызваны ими, но думаю, что это именно так.

ЭПИЛОГ

Эта книга уже завершена, но история продолжается. Кэтрин остается по-


прежнему здоровой, ни один из ее прежних симптомов не проявился вновь. Я был
очень осторожен, применяя регрессию к другим пациентам. Мной руководило все
индивидуальное «созвездие» каждого пациента, его или ее невосприимчивость к
другим методам лечения, способность легко входить в состояние гипноза,
открытость пациента к таким методам, и интуитивное чувство с моей стороны,
которое говорило мне, что именно по этому пути следует пойти. Начиная со случая
Кэтрин, я погрузил в детальные гипнотические регрессии в прошлые жизни еще
двенадцать пациентов. Никто из этих пациентов не был психически больным, не
имел галлюцинации, или страдал от раздвоения личности. Состояние всех из них
резко улучшилось.

Все эти двенадцать пациентов имели совершенно разные личности и


биографии. Домохозяйка, еврейка по национальности, из Майами, вспомнила, как
была изнасилована группой римских солдат в Палестине, вскоре после смерти
Иисуса. Она держала публичный дом в Новом Орлеане в 19 веке, в Средние Века
жила во французском монастыре и имела очень тяжелую жизнь в Японии. Она,
также как и Кэтрин, могла передавать послания из промежуточного состояния.
Другие из этих пациентов этого не могли. Ее послания чрезвычайно духовны.
Также, ей были известны факты и события из моего прошлого. Она с еще большей
легкостью могла точно прогнозировать будущие события. Ее послания
происходили от особого духа, и я сейчас нахожусь в стадии бережного
каталогизирования ее сеансов. Я по-прежнему являюсь ученым. Весь этот
материал должен быть оценен и проверен.

Другие не смогли многое вспомнить о том, что происходит после смерти,


оставления тела и полета к яркому свету. Никто из них не смог передать послания
или мысли. Но у всех у них были яркие воспоминания о прошлых жизнях.
Алмазный брокер жил приятной, но скучной жизнью в викторианской Англии.
Художника пытали во время Испанской Инквизиции. Владелец ресторана, который
не мог проехать, через туннели или через мосты, вспомнил как был похоронен
заживо в древней Ближневосточной культуре. Молодой врач вспомнил травму,
которую он получил в море, когда он был викингом. Телевизионный режиссер
вспомнил, как его пытали во Флоренции, шестьсот лет назад. Список пациентов
продолжается.

Все эти люди вспомнили также и другие жизни. Их симптомы исчезали,


после того как они вспоминали эти жизни.

В настоящее время, каждый из них полностью уверен в том, что жил прежде
и, что снова будет жить. Страх смерти уменьшился.
Нет необходимости подвергать каждого регрессионной терапии, посещать
парапсихологов или медитировать, но те, кто страдают от причиняющих
беспокойство симптомов, могут это сделать.

Что касается остальных, то более важная задача состоит в поддержании


разума открытым. Мы должны понять, что жизнь не ограничивается только тем,
что видят наши глаза, тем что находится перед нашим взором. Жизнь выходит за
пределы наших пяти чувств. Мы должны быть восприимчивыми к новым знаниям
и новому опыту. "Наша миссия заключается в том, чтобы учиться, стать
подобными Богу по средством знания".

Я уже не беспокоюсь о том, как эта книга может отразиться на моей карьере.
Информация, которой я поделился, намного более важна. И если к ней
прислушаются, то это принесет гораздо больше пользы для мира, чем все, что я
могу сделать в своем кабинете.

Я надеюсь, Вам поможет то, что Вы сейчас читаете, надеюсь на то, что Ваш
собственный страх смерти также уменьшился, что предложенные Вам послания об
истинном смысле жизни дадут Вам возможность жить полной жизнью, ища
гармонию и внутренний мир, даря любовь ближним.

КОНЕЦ
Перевод © Flatliner
email: xzone@nightmail.ru