Вы находитесь на странице: 1из 10

«Центроверсия» как инструмент психоэкологического исследования смыслового

пространства «Стресс».

Голубев В.Г. врач-психотерапевт, психолог-психоаналитик, бизнес-тренер(IIMD),

коуч(ICSTH), действительный член ППЛ РФ, официальный

преподаватель и супервизор практики Регионального класса

ППЛ РФ, г. Краснодар.

Е-mail:v_g_golubev@mail.ru

Автор привлекает внимание к взаимоотношениям смыслов и процессов


жизнедеятельности человека в рамках психоэкологического подхода. Отмечается
значимость представления о «центроверсии» в аналитической психологии и используется
потенциал этого представления в психоэкологическом исследовании различных оснований и
проявлений феномена стресса. Выделяется значение «Self» как ключевой точки координат
психоэкологического подхода в целом.

Ключевые слова: центроверсия, «Self», психоэкологические генеративный и


дегенеративный вектора, стресс.

"Паломник, Паломничество и Путь —


это лишь Я, идущий к Самому Себе".
     Фарид-ад-дин Аттар.

Фундаментальной основой психоэкологии являются современные представления о


роли семантических (смысловых, информационных) факторов в процессах
жизнедеятельности. Каждый из нас от рождения является «носителем» естественных
информационных систем — генетической, сенсорной, перцептивной, ментальной, и это
означает, что информация пронизывает все известные уровни организации личности
человека — от проявляемого генотипа до произвольного мышления и создает
информационное единство огромного массива информации [4, 10, 11] (первичной -
генетической, биологической, физической; вторичной – семантической, культурной,
техногенной). Так как информация определяет ключевые психофизиологические
процессы, то не будет преувеличением сказать, что она является также основой
психофизиологической целостности человека, и как следствие, основой его благополучия.
С психоэкологической точки зрения[2] суммарное влияние смысловых факторов на
процессы жизнедеятельности человека может быть диаметрально противоположно:
- дегенеративный вектор (лат. degenero - выродившийся, испортившийся) - от
нарушения через ослабление к угнетению, прекращению и исчезновению;
- генеративный вектор (лат. genus – порождать, вызывать) – от сохранения через
усиление к увеличению мощности, продолжению и разнообразию, порождению новых
форм;
Соответственно различные смыслы, влияя на человека, могут увеличивать
компонент того или иного вектора.
Исследуя стресс как проявление дегенеративного вектора влияния смысловых
факторов на процессы жизнедеятельности человека используем представление о
центроверсии из аналитической психологии.
Если Вы зададите в поисковой системе Рунета «Yandex» слово «центроверсия», то
найдете всего около 750 ответов (с отсутствием указания на ежедневную частоту поиска).
А если – «экстраверсия» или «интроверсия» - около 200.000 ответов (с ежедневной
частотой поиска – 1.750 запросов) на каждое. Такое распределение свидетельствует,
скорее всего, об узкой известности как слова «центроверсия», так и соответствующей
концепции. Вместе с тем центроверсия является одним из самых важных представлений
аналитической психологии, характеризующих функционирование психики человека в
целом через «Self» (Самость). Описывая центроверсию, Э.Нойманн указывал: «Пройдя
через все фазы восприятия мира и самого себя индивид достигает осознания своего
истинного значения. Он осознает себя началом, серединой и концом саморазвития
психики, которая проявляется вначале как Эго, а затем воспринимается этим Эго как
Самость. За фазой развития личности, в которой доминирует Эго, следует другая, где
ассимиляция надличностного и сверхличностного содержимого ведет к смещению центра
от личностного Эго, центра сознания, к Самости, центру всей психики»[9]. К.Г.Юнг и
Э.Нойманн интегрировали результаты своей работы в представления о центроверсии,
которую они считали основной движущей силой эволюции сознания, приводящей к раскрытию
и реализации Самости.
Дискурс «Самости»[1] и соответствующие этому дискурсу социальные техники и
практики [3,6] являются вкупе важным феноменом, характерным в исторической
перспективе для индоевропейской культуры в целом. Так, в ведических доктринах идея
«Я», «Атмана» считается одной из форм проявления Божественного принципа – «Атман
есть Брахман», т.е. «Я тождественно Абсолюту» [7]. В работе «Этика заботы о себе как
практика свободы» М. Фуко, комментируя свои многолетние исследования на кафедре
«История систем мысли» в Колледж де Франс, отмечает, что «в греко-римском мире
поиск Самости или забота о себе был способом, каким индивидуальная свобода — или,
до известной степени, гражданская свобода — осмыслялась как этика. У греков и римлян
— особенно у греков, — чтобы вести себя достойно, чтобы практиковать свободу как
подобает, необходимо было заниматься собой, заботиться о себе, и сразу для того, чтобы
познавать себя»[8]. Импульс центроверсии отображён также непосредственно в этимонах
латинского языка. В подтверждение приведём пример этимологического анализа слова
«опасность» - «discrimen»(лат.), производное от «discerno» (со значением отделять,
разделять). «Cerno» как форма «cresco» (со значением расти, превращаться) одного корня
с «creo» (возвращаться к себе). Т.е. опасно все то, что связано с уходом и/или отказом от
себя, от своей Самости.
Специалисты из разных профессиональных областей сходятся в том, что стресс — это
ощущение вызова, риска, опасности, угрозы, — как действительных, так и воображаемых.
Если угрозы и опасности не осуществляются, это ощущение приводит к постепенному
износу тела — либо отдельного его органа, либо тела в целом. Ощущение часто
перерастает в симптом болезни, если никак не разрешается. В худшем случае тело
становится полем боя сознания.
В последнее десятилетие межличностная и гуманистическая психология выдвинули
новое определение стресса на основе понятия духа. С этой точки зрения стресс
рассматривается как чувство отделенности от Бога и Божественного источника, нас
породившего.
Даже Всемирная Организация Здравоохранения попыталась включить духовное
измерение в карту здоровья. Хотя это определение может показаться недостаточным,
нельзя отрицать его значение. ВОЗ определяет человеческую духовность как нечто,
«находящееся в полном согласии с воспринимаемым и невоспринимаемым окружением»
[12].
Понимание стресса как отделенности от Бога свидетельствует об остром желании людей
воссоединиться с источником существования. Чувство отделенности иллюзорно, но
вызываемые этим чувством эмоции совершенно реальны. И когда это чувство
усиливается, мы часто становимся жертвами наших собственных представлений и
установок. И так происходит не только на индивидуальном уровне, но и на уровне
общества.
И по мере того, как мир вступает в новое тысячелетие, тема человеческой духовности
занимает выдающееся, если не исключительное место в этих обсуждениях. Все больше
людей приходят к мысли, что от этого зависит выживание человеческой расы. На этой
глобальной сцене динамика стресса и человеческой духовности разыгрывается ежедневно
- идет ли речь о состоянии окружающей среды, экономических вопросах или реформе
системы здравоохранения.
Мы все хорошо знаем, что такое стресс - мы сталкиваемся с ним ежедневно. Стресс
виден в глазах людей, стресс звучит в их голосе. Наиболее очевидно это проявлено в
заголовках газет и телевизионных новостей. Темп жизни бешеный и все ускоряется.
Беглого просмотра заголовков газет или пары минут телевизионных новостей достаточно,
чтобы заключить: человечество стремительно приближается к точке кипения. Причин
тому множество: истощение ресурсов, разукрупнение корпораций, СПИД, преступность,
уничтожение лесов, разрушение озонового слоя, наркомания, международный терроризм,
вымирание животных и природные катаклизмы библейских масштабов. Все это вызывает
стресс.
Столицы развитых стран — эпицентры безумия, от которых по каждой стране
расходятся волны стресса. Этот факт не остался незамеченным Всемирной Организацией
Здравоохранения. По данным различных исследований и обзоров, проводившихся почти
во всех странах, ВОЗ называет стресс «глобальной эпидемией»[13]. Возрастающее
напряжение и борьба с ним только подтверждают то, что мы уже знаем на более глубоком
уровне: стресс стал существенной и неотъемлемой частью современной жизни. При
запросе в поисковой системе Рунета «Yandex» на слово «стресс» находится около
21.000.000 ответов (с ежедневной частотой поиска – 107.600 запросов).
До 1960-х годов стресс не появлялся в заголовках газет и не был обиходным словом.
Однако, скорость изменений, а также скорость технологического развития повлияли на
все стороны нашей жизни. И неизменными спутниками изменений всегда были признаки
и симптомы стресса. В сущности, люди пытаются выдержать режим гиперпродуктивного
общества, функционирующего двадцать четыре часа в сутки в режиме семидневки.
Воскресенье, когда-то почитаемое в знак Божественного творения, как день отдыха,
сегодня — просто день для шоппинга, день перед напряжением, которое вновь начнется в
понедельник. В понедельник, как известно из различных статистических источников,
происходит больше сердечных приступов, чем в любой другой день недели.
Технологии когда-то обещали сделать нашу жизнь проще и эффективнее и
предоставить нам дополнительное время для досуга. Однако, как показывают
исследования, у нас не прибавилось свободного времени, а стало меньше. Благодаря со-
товым телефонам, ай-подам, ноутбукам, электронной почте, голосовой почте, пейджерам,
микроволновым печам, факсам и спутниковому радио, мы должны были стать
организованнее и эффективнее, но в действительности мы стали рабами этих технологий.
Карл Г. Юнг в своей книге «Современный человек в поисках души» предупреждал, что
«технологические достижения, сопровождаемые усиливающимся материализмом,
приведут к еще большему расщеплению сознательного и бессознательного». Это
предсказание, сделанное в 1933 году, стало сбываться в XXI веке. Сегодняшний темп
жизни отдалил нас не только от природных стихий, но и от нашей сущности, внутреннего
центра. Поэтому тот факт, что на фоне головокружительных высот развития технологий
(и ассоциирующихся с ними культурных ценностей), мы впали в духовную спячку — не
совпадение. Более того, все большее признание получает мнение, что эта спячка вызвана
нашей зависимостью от технологий.
Быстрых решений для хронического стресса нет. Мы должны заглянуть глубоко
внутрь себя, чтобы ответить на свои вопросы и страхи. Это может быть длительный,
трудный процесс. К сожалению, в наш век чудодейственных средств и эффектных реплик
люди ищут быстрых ответов на важнейшие вопросы.
Не будет преувеличением сказать, что сегодня наш мир накрыла «туча» страха,
настолько огромная, что мы не могли предвидеть ее даже десятилетием ранее. Глобальное
потепление, терроризм, разрастание городов, иммиграционные вопросы, истощение
природных ресурсов, пандемии различных заболеваний, например, таких как птичий
грипп или атипичная пневмония, природные катаклизмы и религиозные войны, не
имеющие ни конца, ни разрешения, ежедневно становятся темами новостей и пестрят в
заголовках. Страх — сам по себе — стал очень заразным «вирусом». Страх создает
разделение тогда, когда мы нуждаемся в единении. Когда страх отравляет сердца и умы
людей, мы можем либо встретить этот факт и принять, либо убежать и спрятаться.
Печально, но многие люди ищут убежища в догматических убеждениях, которые, как
напоминают нам мудрецы всех времен, ограничивают, а не способствуют духовному
росту.
Остановитесь на мгновение и оглянитесь вокруг: с какой скоростью мы живем? В
голову приходит слово безумный. Агрессия на дорогах, агрессия в спорте, агрессия в
безумии выбора, телефонный терроризм, психологическое насилие, — агрессия повсюду;
это признак того, что люди достигли точки кипения и не справляются со стрессом.
Статистические данные говорят сами за себя: наши современники подвержены ожирению
и депрессиям, влезают в долги и не высыпаются, страдают от хронических заболеваний,
истощены и пессимистически настроены. Более того, информационные технологии,
которые, как ожидалось, должны были облегчить нашу жизнь, лишь усугубили ситуацию,
вызвав еще больше разочарования: «Никогда прежде технологии и информация не были в
такой степени доступны человечеству, и никогда прежде человечество не пребывало в
такой растерянности»[5].
Если задуматься обо всех этих микроволновых печах, синтетическом пластике и
генетически измененной пищи, легко понять, насколько далеки мы от естественного
внешнего и внутреннего мира.
Все эти факторы, как и многие другие, указывают на то, что любые перемены и стресс
воспринимаются сейчас как синонимы. В основном люди не любят что-либо менять. Это
нарушает их зону комфорта. Возникают вопросы: «Не слишком ли нам комфортно в этом
мире изобилия?», «Не тонем ли мы в море товаров?», «Не пытаемся ли заполнить
внутреннюю пустоту чем-то материальным?». Думаю, можно сказать, сейчас подавляющее
число «цивилизованных» людей страдает от стресса перемен. И скорость этих перемен
сегодня существенно выше, чем когда-либо ранее, но верно и то, что изменение всегда
было неотъемлемой частью человеческой жизни и навсегда таковой останется.
Некоторые люди не согласны с тем, что беспрецедентный стресс, испытываемый нами
сегодня, следствие нашего отделения от своей природы. Но согласны вы с этим или нет,
вы не можете отрицать связь стресса и дисбаланса, поскольку она очевидна: когда
возлагаемая на нас ответственность превосходит наши силы, мы ощущаем внутренний
дисбаланс. Мы сначала теряем внутреннюю устойчивость в своем центре, а затем
буквально сбиваемся с ног. Стресс — это прямое следствие дисбаланса. Пробки на до-
рогах, задержки рейсов, ожидание в очередях, хамство, онкология — все это с одной
стороны – следствие стресса, а с другой – основание для стресса, и в любом случае может
нарушать наше внутренне центрирование и равновесие.
Ситуации, вызывающие стресс, могут сместить наш центр тяжести и, образно говоря,
сбить нас с ног. Эта метафора становится реальностью, когда в результате стресса у нас
начинает болеть голова, спина или развиваются другие болезни, которые могут буквально
уложить нас.
В каждом из нас заключены средства для выживания, средства противостоять
физическим опасностям или избежать их. На элементарном уровне наша физиологическая
система позволяет нам пойти одним из двух путей: держаться земли, защищать свою
территорию, проливать в случае необходимости кровь и предупреждать опасность... или
спасаться бегством. Мы постоянно наблюдаем примеры одной и другой стрессовой
реакции, определенных в начале XIX века физиологом У. Кэнноном: реакция медведицы
на угрозу для ее детенышей, защита собакой дома своего хозяина или птицы, под-
нимающейся в воздух при приближении кота. Реакция в виде побега никогда не была
проиллюстрирована более трагично и буквально, чем 11 сентября 2001 года, когда тысячи
людей спасались из зданий-близнецов Мирового Торгового Центра, превращающихся в
кучу щебня. В момент физической опасности наше тело готовится бороться или бежать.
Но в основном сегодняшние угрозы имеют не физическую природу. Это ментальные
угрозы (чувство подавленности, скука, тревога или чувство вины) или духовные угрозы
(оценка отношений, ценностей или цели жизни). Однако тело реагирует на них, вне
зависимости от их природы, одинаково: ускорением сердечного ритма, повышением
кровяного давления, увеличением скорости обмена веществ, газообмена в легких и
напряжением мышц. В результате нерешенные проблемы и вызванные этим
обстоятельством эмоции могут, в конце концов, разрушить тело.
Злость и страх считаются эмоциями, необходимыми для выживания. В момент
опасности та или иная эмоция служат толчком к действию. Предполагается, что они
длятся ровно столько, сколько необходимо, чтобы преодолеть опасность. Однако, в
отличие от всех других животных, человеческий вид позволяет этим эмоциям длиться по
целым дням, неделям, месяцам и даже годам.
Когда что-то происходит не так, как мы планировали, естественно испытывать
разочарование. Ожидать чего-то тоже естественно. Ожидания часто побуждают нас
ставить перед собой цели и достигать их. Однако, здесь возникает вопрос совладания со
своими эмоциями, когда ожидания не оправдываются; мы оказываемся во власти своего
эго, которым в свою очередь управляют мощные эмоции, страсти. Постоянная не-
удовлетворенность может превратить приступы фрустрации в перманентное раздражение,
вследствие чего может развиться чувство жертвы — чувство, что мы потеряли контроль
над своей жизнью. Когда это происходит, многие люди говорят о том, что Бог забыл их
или, что еще хуже, оставил их.
Со времени убийства Авеля Каином в приступе ревности злость воспринимается как
темная сторона человеческой натуры. С тех пор мы получили множество примеров пове-
дения, основанного на представлении, что любое выражение злости — табу. Согласно
общественным установлениям, проявления враждебности недопустимы. Но все больше
появляется информации о том, что злость настолько же здоровое и необходимое нам
чувство, насколько здорова и необходима нам любовь, сострадание и радость. Злость
может стать источником энергии, если найти ей выход в творчестве, а не в деструктивных
действиях.
Злость, когда-то служившая защитой от физической опасности, теперь используется,
чтобы защитить мысли, чувства, представления, убеждения и установки. Однако любые
представления предполагают ожидания. Иногда ожидания служат положительной
мотивацией, но чаще они не дают осуществиться нашим лучшим намерениям, когда мы
встречаем заграждения на дорогах в нашем путешествии под названием «Жизнь».
Никакая метафора не описывает точнее человеческий опыт, чем метафора пути или
путешествия. Когда мы пытаемся выразить свою духовную природу, эта аналогия
резонирует между нашим сознанием и сердцем, поскольку в каждом из нас есть желание
достичь пункта назначения — не важно насколько он велик или скромен.
Человеческое путешествие раскрывает полный спектр различных опытов: ухабистую
дорогу, чистое синее небо, живописные виды, моменты жуткой турбулентности,
незапланированные остановки и часто неблагополучные приземления. Однако пункт
назначения путешествия под названием «Жизнь» нельзя измерить в милях, так же, как
успех нельзя сопоставить с материальным богатством. Развитие души определяется
исключительно способностью любить. Хотя некоторые люди говорят, что духовное
путешествие измеряется не в километрах, а в сантиметрах: от двадцати до сорока
сантиметров, если быть точным, — расстояние от головы до сердца[5].
Для того, чтобы отправиться в путешествие, нужно представлять путь и направление.
Человеческое путешествие под названием «Жизнь» — не исключение, хотя наше видение
может быть ограничено. Слова и фразы, как бинокли, используемые неправильно, могут
исказить видение. Это часто случается, когда описывается духовная природа
человечества. Лучшие попытки выразить человеческую духовность были потеряны при
переводе; мы ошибочно принимаем карту за территорию, которую она представляет .

Как описать неописуемое? Было бы справедливо сказать, что тема человеческой


духовности была самой востребованной для дискуссий со времен античности. Но,
несмотря на сотни и тысячи слов, используемых для описания этого понятия, чело-
веческая духовность — явление, для которого ни одно определение не кажется вполне
достаточным. В действительности в нашем языке не достаточно слов, которые позволили
бы описать это непередаваемое понятие. В тот момент, когда мы заключаем суть духа в
границы слов, мы остаемся, хоть и с запертой, но все же пустой клеткой в руках.
Определение отделяет одно от всего остального в той мере, которая необходима для
понимания концепта. Однако, духовность, по природе своей понятие всеохватное,
включающее в себя, а не исключающее. Она охватывает такое множество явлений и
понятий, что исключение чего-либо лишает нас возможности осознать в полной мере его
подлинное значение. Исключить (даже ненамеренно) какой-либо из аспектов было бы
большой ошибкой.
Конечно, человеческий дух включает такие грани как высшее сознание, понимание
трансцендентности, вера в собственные силы, самореализация, любовь, вера, сострадание,
просвещение, творческое начало, чувство общности и множество других факторов. Однако
ни один из них в отдельности не дает представления о существе человеческой духовности.
Даже вместе эти слова едва касаются поверхности. Поскольку понятие духовности
непередаваемо, все, что нам остается — это описывать его посредством аналогии,
сравнения или метафоры. Но, прежде всего, духовность познается в опыте и заменить
личный опыт невозможно. И всепроникающий стресс современности настоятельно
демонстрирует колоссальный дефицит духовного опыта, индивидуального опыта
центрированности в своей Самости.

Список литературы

1. Анна Батори, Вацлав Бак, Петр Олеш, Малгоржата Пучальска-Василь


Диалогическая самость: исследование и применение / Реконструкция субъективной
реальности. Психология и лингвистика / Пер. с англ. – Х.: Изд-во Гуманитарный
Центр (О.В. Свинченко), 2010. – 172с., с.11-29
2. Голубев В.Г. Психоэкологические аспекты современных индивидуальных
рекреативных стратегий / Ежемесячный рецензируемый научно-практический
журнал «Психотерапия» №2(98), 2011. – с.72-74
3. Луиза Дж. Филипс и Марианне В. Йоргенсен. Дискурс-анализ. Теория и метод /
Пер. с англ. – Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2004, - 336с.
4. Сердюков Ю.М., Забияко А.П., Кобызов Р.А., Тюрина Ю.А., Лазарева И.В.
Современные контексты магии, религии и паранауки - М.: Academia, 2008. 272 с., с.9-69
5. Сиворд Б. Л. Жизнь в гармонии. Стресс как стимул к духовному росту. — СПб.: ИГ
«Весь», 2010. — 320с.
6. Ситуационная и личностная детерминация дискурса / Под ред. Н.Д. Павловой, И.А.
Зачесовой. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. – 384с. (Труды
Института психологии РАН)
7. Упанишады / Пер. с санскрита, исслед., коммент. и прил. А.Я.Сыркина. – 3-е изд.,
испр. – М.: Вост. лит., 2003. – 782с. – (Памятники письменности Востока: Осн. в
1965 г./ Редкол.: Г.М. Бонгпрд-Левин (пред.) и др.)., с.с. 11-69
8. Фуко Мишель Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи,
выступления и интервью / Пер. с франц. Б.М. Скуратова под общей ред. В.П.
Большакова. – М.: Праксис, 2006. – Ч.3. – 320с. – (Серия «Новая наука политики»),
с.с. 241-270
9. Эрих Нойманн. Происхождение и развитие сознания. Пер. с англ..– М.: « Рефл-
бук»; К.: «Ваклер», 1998. – 464с., с.с. 7-8, 403-423.
10. Atkinson D., Iannotti S., Cozzolino M., Castiglione S., Cicatelli A., Vyas B., Mortimer J.,
Hill R., Chovanec E., Chiamberlando A., Cuadros J, Virot C., Kerouac M., Kallfass T.,
Krippner S., Frederick C., Gregory B., Shaffran M., Bullock M., Soleimany E., Cybelle
A., Rossi E., Rossi K., A New Bioinformatics Paradigm for the Theory, Research, and
Practice of Therapeutic Hypnosis. American Journal of Clinical Hypnosis 53:1, July
2010.
11. Rossi E., Rossi K. The new neuroscience of psychotherapy, therapeutic hypnosis &
rehabilitation: a creative dialogue with our genes. The Milton H. Erickson Institute of the
California Central Coast. Version 2.0, September 2008.
12. World Health Organization, Geneva, Switzerland,1992
13. World Health Organization, Geneva, Switzerland,1999

Golubev Vasiliy G. psychotherapist, psychologist, psychoanalyst, business coach (IIMD),


                        coach (ICSTH), full member of PPL Russia, official Lecturer and
Supervisor of the Regional Practice Class PPL Russia
Krasnodar.
E-mail: v_g_golubev@mail.ru

“Centroversiya” as a research tool psychoecological semantic space “ Stress”

The author draws attention to the relationship between meanings and processes of human


activity with in psychoecological approach. Notes the importance of notions of “сentroversiya “
in analytical psychology and the potential use of this representation in сentroversiya  study 
different bases of the phenomenon and the manifestations of stress. High lighted the importance
of «Self» as a key  point of origin psychoecological approach in general.

Keywords: сentroversiya, «Self», psychoecological  generative and degenerative vectors, stress.