Вы находитесь на странице: 1из 164

Vfc

^ЧШіМ:Іі
Роспись театра въ Таврическомъ двориі (уничтожена).
За ïîñë?äí³ÿ ë?òú десять возникъ, если далеко еще не пол­
ный энтузіазма, интересъ къ êðàñîò? Петербурга, то все­таки—
художественный и археологическій интересъ.
Однако, эпоха безразличія къ облику града Св. Петра, продол­
жавшаяся съ 1850­хъ годовъ почти по 1900­ые, не могла не отра­
зиться пагубно на самомъ âèä? столицы.
И Петербургъ 20 — 30­хъ годовъ, столь восторженно âîñï?-
ваемый современниками,—íûí? уже не тотъ!
Почти í?òú ò?õú обширныхъ, ö?ëüíûõú ensemble'eii и
совершенно í?òú того единства зданій, улипъ и âñ?õú атрибутовъ
уличныхъ—âûâ?ñîêú, Фонарей, мостовъ, что были прежде.
Лишь îòä?ëüíûÿ зданія выделяются теперь среди массы совре­
менныхъ, иногда красивыхъ, но не гармонирующпхъ ст> физіоно­
міей Петербурга Александровскаго и Екатеринпнскаго, а часто
ñîâñ?ìú íåë?ïûõú и безвкусныхъ построекъ.
Многія реликвіи старины и искусства близки къ разрушенію,
í?êîòîðûÿ погпбаютъ, а иныхъ ужъ í?òú...
Безпощадно новая струя жизни съ ея современными строи­
тельными потребностями въ доходныхъ домахъ, — струя, не
считающаяся съ красотою, çàâ?òàìï прошлаго, гордостью
(7)
столицы и достояніемъ всейнапіи,—разрушаетъ па своемъ пути
маленькіе, уютные особнячки; но ïåð?äêî новыя сооружепія губятъ
и лучшія, êðóïï?éø³ÿ творенія мастеровъ Александровой эпохи.
Однако, обереганіемъ ïîñë?äíèõú, т.­е. зданій ОФіщіальныхъ,
крупныхъ, èçâ?ñòíûõú, какъ никакъ, но, все­таки, заняты многія
спепдальныя .ища, ï?ëûÿ общества 1). И хотя не â?ðèòñÿ слуху о
ñëîìê?Êîíïîãâàðäåéñêàãî манежа, но, â?äü, испортили же Михайлов­
скій дворепъ, снесли же Сипявинскую гауптвахту, Сальный буянъ,
Строгановскую дачу, несколько отличныхъ доходныхъ домовъ
и притомъ на самомі. виднойп> ì?ñò? города (на углу Невскаго
н М. Морской)!
Но не въ изобличепіи âñ?õú этихъ явленій будетъ главная
тема и главная ö?ëü нашего очерка.
Если уничтожены десятки образцовыхъ стариниыхъ построекъ
Петербурга за 10—15 ë?òú, то снесены или безвозвратно погублены
ïåðåä?ëêîþ сотни такихъ «уголковъ», такихъ îòä?ëüíûõú частей
построекъ (входы, íàâ?ñû, дворы, ограды, ворота, балконы,
ë?ñòíèïû, павильоны, росписи, печи, двери), о которыхъ никто
и не вспомнить при ихъ уничтоженіи, а пройдетъ ë?òú пять
и забудутъ âñ? о томъ, что они существовали когда­то!
Îòì?òèòü хотя бы í?êîòîðûÿ изъ этихъ исчезнувшихъ,
исчезающихъ или готовящихся къ ñëîìê? построекъ—воть наша
задача.
Попутно, конечно, мы îòì?òèìú и ò? общіе виды и епвешЫе'и,
которые погибли и которые случайно лишь удалось предусмотри­
тельному Фотографу снять въ свое время, çàêð?ïëÿÿ ò?ìú

L ) Учреждена даже новая спещальная должность архитекто]>а Иипера­


торскихъ дворцовъ (А. И. Тамановъ).
(8)
потомству видъ той или иной улицы или набережной, въ такомъ
состоянін, въ Еакомъ îí? были до ïîñë?äîâàâøåé позже пере­
ä?ëêè.
Но въ какой же ì?ð? возможно это вредставленіе «старыхъ
уголковъ» Петербурга, имЬя въ распоряжепіи своемъ очень боль­
шое, во всякомъ ñëó÷à?, âïîëí? достаточное количество иллюстра­
цій '), но, èì?ÿ въ виду пзданіе этой, сравнительно, маленькой
книжечки? Что, казалось намъ âíà÷àë?, можно высказать, а ò?ìú
áîë?å подчеркнуть, тенденціозно обличить, какъ можно вы­
звать чувство досады и ñîæàë?í³ÿ у читателя,—помощью только
70—80­ти иллюстраций, тогда какъ для того, чтобы представить
мартирологъ всего погибшаго, надо, по крайней ì?ð?, 700—
800 иллюстрацій!
Но, â?äü, прежде всего, поп multa sed multum, а потомъ
лучше ñä?ëàòü хотя бы это, ÷?ìú ничего. Можетъ, найдутся
издатели, которые захотятъ систематически воспроизводить (посе­
зонпо хотя бы) въ âèä? альбома все исчезающее въ Ïåòðîãðàä?.
Нередъ нами же была ö?ëü: въ âèä? прогулокъ по Старому
Петербургу îòì?òèòü лишь íàèáîë?å показательное или красивое,
что óö?ë?ëî лишь случаемъ, исчезаетъ или уже исчезло, и въ
области именно íàèìåí?å èçâ?ñòíûõú уголковъ и иостроекь
столицы эпохи Екатерины, Павла, Александра...
Конечно, на ряду съ этпмъ общимъ обзоромъ старины, будутъ
вскрыты мало èçâ?ñòíûå не только уголки, но и трущобы
стараго города, т.­е. не только дворцы, павпльоны и мосты,—но и
') Всіюмнимъ хотя бы обширную ко.і.іокпію ФотограФІй «Музея Стараго
Петербурга», частью собранііі котораго мы воспо­іьзовалісь въ настоящемъ
нзданіи, ко.ілскцііі ÷àñòíû?ü лицъ (архитекторовъ), къ ñîæàë?í³þ, не
всегда охотно предоставляющихъ свои ФотограФІй и др.
(9)
дворы особнячковъ гд?-íèáóäü за Нарвскими воротами, áåñ?äêè и
мосты, погибающіе на Черной ð?÷ê?, и т. п.
Именно этимъ õîò?ëîñü подчеркнуть, что не только обще­
èçâ?ñòíûå п общепризнанные chef d'oeuvre'bi архитектуры дороги
должны быть для всякаго любящаго старину Петербурга, но
красивы, ï?ííû могутъ быть и разбросаппые на отдаленныхъ
окраинахъ, часто застроенные и заслоненные отъ взгляда про­
ходящаго по óëèï? громадами доходныхъ домовъ, ïîäú?çäû,
аркады дворовъ, áåñ?äêè. Ñêîð?å, даже, первые ìåí?å нуждаются
въ томъ, чтобы о нихъ говорили. На виду находящіеся—они п
такъ, до í?êîòîðîé степени, опекаемы. А вотъ эти, очутившіяся
ãä?-ëèáî на задворкахъ, Фабрики или, затиснутыя новыми домами,
детали Стараго Петербурга—обелиски, столбы, колодцы, Фонтаны,
сфинксы, ïîäú?çäïûå пилоны, Фонари у парадныхъ íàâ?ñîâú—
заслуживаютъ въ особенности того, чтобы быть снятыми, зари­
сованными.
Â?äü, участь ихъ ïðåäð?øåíà, дни ихъ сочтены...
Итакъ, пройдя сначала по пышнымь кварталамъ Милліонной
и Сергіевской улицъ и коснувшись çä?ñü еще существующаго,
мы уйдемъ къ отдалепнымъ линіямъ Васильевскаго Острова, къ
ротамъ Измайловскаго полка и заглянемъ на Охту.
А если и остановимся у Смольнаго монастыря, у Казанскаго
собора, у Арсенала на Литейпомъ проспект!) или у Академіи
Художествъ, то лишь для того, чтобы снять въ первомъ—ограду
какъ разъ съ глухой стороны монастыря, во второмъ—ð?øåòêó
собора, такъ какъ она едва ли âñ?ìú представляется, на Лнтсй­
номъ — для того, чтобы вспомнить, какъ âûãëÿä?ëú Старый
Арсеналъ, и у Академіи —чтобы помечтать о томъ, какою была
она еще недавно со статуей Минервы на êóïîë?...
( Ю)
Любители старішы петербургской, архитекторы, историки
искусствъ, èçñë?äîâàòåëè плановъ Петербурга, знатоки каждой
пяди земли нашей столицы, все­таки, едва ли çàì?òèëè многія
прекрасныя детали. А если и çàì?òïëè í?êîòîðûñ, то, â?ðïî,
число такихъ ліщъ очень ограничено (Ал. Бенуа, И. Фоминъ,
П. Вейнеръ, В. Курбатовъ, Н. Лансере, А. Гаушъ), и если за­
è?òèëï, то съ подобающей ли художественной точки çð?í³ÿ? Не
больше ли занимала пхъ исторія, топограФІя и анекдотика, свя­
занныя съ ò?ìò. или инымъ ì?ñòîìú (Столпянскій), а не чистая,
непосредственная, безкорыстиая и не напичканная литературщи­
ной ïîâ?ð³é и историческихъ догадокъ красивость?
Конечно, труды такихъ знатоковъ Стараго Петербурга, какъ
Столпянскій или Курбатовъ, исчерпываютъ все­таки и затраги­
ваемый нами матеріалъ. Никто не оспариваетъ у шіхъ даже
пальмы первенства «открытія» ò?õú или иныхъ «ьресокъ, печей,
ð?øåòîêú и Фонарей, ò?ìú áîë?å мы вовсе не собираемся состя­
заться въ пзложеніи съ П. Н. Столпянскимъ, обнаруживающпмъ
удивительную эрудипію событій, дать построекъ и деталей въ
описаніи ïîì?ùåí³é.
Нашъ очеркъ старины петербургской, главпьшъ образомъ
показательный, т.­е. иллюстративный, основывается ñîâñ?ìú на
другпхъ данпыхъ, лежитъ на другой плоскости, а потому путь
его и ведетъ ñîâñ?ìú къ другой ï?ëè.
Если труды Пыляева, Божерянова, Грабаря, Столпянскаго,
Фомина и частью Курбатова направлены были на то, чтобы
пролить ñâ?òú на исторію Петербурга, чтобы вылепить имена
ò?õú или иныхъ, íåèçâ?ñòíûõú или мало èçâ?ñòíûõú широкой
ïóáëèê?, зодчихъ, наконецъ, просто подобрать по стплямъ, по эпо­
хамъ или областямъ сооружепія Петербурга êðóïí?éø³ÿ н íàíáîë?å
(И)
художественныя, то наша ö?ëü просто обратить вгашаніс публики
(однако, âï? ïåïðåì?íïàãî стреиленія добиться популярности) на
затрагиваемыя сооружепія «Стараго Петербурга». Конечпо, не
для избрапныхъ ï?íèòåëåé и знатоковъ этотъ очеркъ; мпогіе изъ
такихъ сами зпаютъ уже п по другимъ книгамъ могутъ óâèä?òü,
узнать о существовапіи интересныхъ и мало èçâ?ñòíûõú или, па­
оборотъ, очень èçâ?ñòíûõú, на виду находящихся, но просто какъ­то
íåçàì?÷àåìûõú (глазъ притупился, ïðèãëÿä?ëîñü), «обхаживае­
мыхъ» равнодушно мимо и потому недостаточно ï?íèìûõú, по­
строекъ. Не беремъ мы на себя нп роли guide'a, ни роли учепаго мен­
тора­знатока, ни щеголяющаго знаніемъ тонкостей историческихъ
Фактовъ гурмана науки о Старомъ Петербург!». Наша задача,—
и если она будетъ достигнута, мы будемъ чувствовать себя уже
âïîëí? удовлетворенными,—во­первыхъ, ò?ìú изъ лидъ, которыя
уже немного заинтересовались стариной Петербурга и знаютъ его
частью, дать новый матері&гь подъ новымъ угломъ çð?í³ÿ, во­вто­
рыхъ, лиду, только на время узнавшему Петербургъ и çàò?ìú, быть
можетъ, покидающему его, дать памятку о поправившемся ему
ãîðîä?, í?ñêîëüêî типичныхъ картинокъ, и, въ­третьихъ, помощью
опубликованія уголковъ íåèçâ?ñòíûõú привлечь къ пимъ вннманіе
любителей. А, въ общемъ, подчеркиваніемъ былого показать,
каковъ былъ Петербургъ еще недавно, когда, íàïðèì?ðú,
существовалъ Большой Театръ, когда стояли львы у Адмирал­
тейства, а ограда съ ð?øåòêîé îòä?ëÿëè его отъ всего города,
когда êèï?ëà торговая жизнь у Стараго Гостииаго Двора.
Конечно, попутно выясняются и вапдализмъ, и ïåðåä?ëêè,
н èçì?íåí³ÿ. Въ одну изъ задачъ, íåñîìí?ííî, входило пока­
зать ужасъ ïåðåä?ëîêú и печальное состояніе многихъ
здапій.
(12)
Но, конечно, еще ö?ëüè?å бы было провсдепіе параллели между
ò?ìú Петербургом!., который былъ п который намъ виденъ
теперь.
Къ ñîæàë?í³þ, съ одной стороны, препятствіемъ такому íàì?ðå-
нію нашему было отсутствіе ФотограФІй ðàí?å 70—80 годовъ. И
ò? удалось найти лишь случайно.
Картины же мастеровъ первой половины XIX â?êà, конечно,
могли бы быть взяты, какъ матеріалъ для сравнепія, но, во­
нервыхъ, îí?, какъ í?ñêîëüêî Фантастично и почти панегиричио
изображающія, пе годятся для докумептальнаго сравненія. Ужъ
очень плачевной получается картина Совремепнаго Петербурга,
и дарственной и ïåçä?øíåé ñîâñ?ìú—на полотнахъ, а, во­вторыхъ,
не совпадаютъ «точки». Какъ остались ö?ëû ò?, что изобра­
жали Петербургъ дней Александровыхъ, съ другой же сторопы
âñòð?òèëèñü внутреннія препятствія къ проведепію такихъ парал­
лелей. Количество иллюстрацій для осуществлены этой ö?ëï
должно бы было быть огромно.
Наконепъ, такой методъ альбома, дающаго параллели былого
Петербурга и Современпаго Петрограда, осуществимъ ñêîð?å въ
какомъ­либо спедіальномъ изданіи.
Все­таки въ ñîîòâ?òñòâ³è съ упомяиутымъ, переходя къ содер­
жанію, мы изберемъ ñë?äóþù³ÿ îòä?ëüíûÿ темы: Старый Петер­
бургъ въ быломъ и въ современном!, âíä?, Старый Петербуріт>
погибшій и сохранпвшійся, Старый Петербургъ уходящій, исчезаю­
щий, покинутый или сокрытый. Подчеркпваніе вандализмовъ и
печальпаго состоянія старины Петербургской будетъ попутнымъ.
Въ донолненіе къ сказаннымъ даннымъ присоединимъ еще
то, что для характеристики Стараго Петербурга, отношенія къ
нему и попнманія его красоты въ прежнія времена мы считали
(13)
если не иеобходимьшъ, то все же очень желательпымъ приведете
í?êîòîðûõú выдержекъ изъ авторовъ о Старомъ Ïåòåðáóðã?.
Богдановъ, изд. Рубаномъ (1799), Георги (Опнсаніе Петербурга—
1794), Реймерсъ (1805), Гречъ (1851), Бурьяновъ (1838), Свпыышъ
(1816—1822), Пушкаревъ (1839), Мюллеръ (1814), Божеряиовъ
(1903), Петровъ (Исторія Петербурга—1885), Пыляевъ (1887), изъ
описателей Петербурга—Пушкинъ, Достоевскій, Тургепев7>, Гон­
чаровъ даютъ обильный матеріалъ для приведенія ïðèì?ðîâú
искусствопонпмапія, пли безвкусія п даже полной атроФІи поиима­
нія и чувства красоты Стараго Петербурга. Но и çä?ñü, какъ и
въ большой ïóáëèê?, монументальныя, грандіозныя сооруженія
пожалуй, признаны, и не къ пимъ, помощью выдержекъ изъ
кпигъ, хочется привлечь внпманіе читателя. Даже панорама
А. Н. Батудкаго и «Достопамятности Петербурга» П. П. Свиныша—
такъ же, какъ н «Прогулки» Бурьянова—касаются все же Петер­
бурга большого, ОФидіальнаго.
Такъ какъ—мы оговорились âíà÷àë?—иамъ хочется обратить
вниманіе читателя на ìàëîçàì?òíûÿ, но быстро исчезающія
постройки второстепеинаго архитектурно­художественнаго значе­
нія,—то мы разобьемъ нашъ обзоръ старины на прогулки не
порайонно, а въ зависимости отъ îòä?ëüïûõú тпповъ построекъ.
Въ одной ãëàâ? âñåä?ëî обратимъ наше впиманіе на особняки,
въ другой—на Гостиные дворы Петербурга, въ третьей — на
мосты и ð?øåòêè и т. д.
Нельзя забыть также часто очень ö?ííûõú украшеній домовъ;
îòä?ëüíàãî Фриза, наличника окна или двери.
Конечно, ð?äêî, ãä? óï?ë?ëè лучшія изъ такихъ деталей, но
все же есть много интересныхъ.

(14)
ОТНОШЕНИЕ СОВРЕМЕННИКОВЪ КЪ СТАРОМУ ПЕТЕРБУРГУ.
О, дивный градъ, о, чудо ñâ?òà,
Тебя волшебникъ созидалъ,
Кто воспоетъ тебя достойно,
О, градъ Великаго Петра,
Âåëèêîë?ïíûé, днвно­строііныіі...
Романовскій.
Гуляя въ á?ëûÿ ночи, когда ііа улицахъ столицы такъ пустынно
и дремлютъ берега Невы, вы любовались красотой дворцовъ,
особняковъ н здапііі государственных!., достойно îï?íåè-
ныхъ всего ë?òú десять?
(15)
Вы âèä?ëè іюньской ночью, какъ хороши особенно лимонные
п ярко­желтые Фасады на ôîí? неба сине­сиреневаго öâ?òà?
Томоновская храмоподобная Бнржа, Адмиралтейская игла съ
горящимъ циФерблатомъ, Штабъ съ торжественною колес­
ницею, Сенатъ, Академія Художествъ, соборы, дворцы, ка­
зармы...
Мпогіе мастера слова въ стихахъ и ïðîç? âîñï?ëï красоту
архитектурнаго пейзажа столицы.
Еще большее число художппковъ изображали Петербургъ.
Пикаръ и Зубовъ, Махаевъ, Петерсенъ и Воробьевъ, братья
Чернецовы, Àëåêñ?åâú, Садовниковъ и многіе другіе оставили
намъ всякія нзображенія столицы: ö?ëûÿ длинпыя панорамы,
многолистные альбомы, прекрасныя гравюры, тонкія акварели,
ïîäöâ?÷åïíûÿ литограФІи.
Но, начиная съ 40­ыхъ годовъ и почти до конца XIX сто­
ë?ò³ÿ, теряетъ постепенно Петербургъ симпатіи безъ всякаго
основанія, но, â?ðîÿòíî, и пе безъ повода (появляется возрожде­
ніе любви къ русской, живописной, несимметричной ñòàðèí?:
поэтому всякій классицизмъ, вообще, канопъ кажется скучнымъ).
И лишь за ïîñë?äíåå время, ë?òú тридцать, съ ò?õú поръ,
какъ Тургеневъ отозвался столь недоброжелательно о Петер­
áóðã?,—çàì?òåïú сталъ поворотъ въ îö?íê? красоты столицы.
Теперь почти âñ? уже восторгаются красотою многихъ
сооруженій, общими видами, готовы встать даже на защиту ò?õú
или иныхъ строеній.
И невозможенъ уже (хотя еще мыслимъ: раздаются же
время отъ времени слухи о томъ, что собираются что­то
снести: значитъ есть же люди, которые такъ думаютъ)
случай, подобный ñëîìê? почти до основанія Большого Театра!
(16)
Â?äü, еще не такъ давно, сравнительно, снеслн Старый Гостиный
Дворъ на Васильевскомъ îñòðîâ?...
Но не этогь, сравнительно îä?íåííûé уже снова по достоин­
ству и оберегаемый, императорскій, полный величія, торжествен­
ности и строгости Петербургъ передъ нами.
Быть можетъ, онъ нуждается уже не въ полной çàùèò?, а
ñêîð?å въ ïîääåðæê?, въ болыпемъ о немъ попеченіи, въ ðåìîíò?
тщательномъ и пеослабномъ вниманіп. А вотъ тЬ уголки Стараго
Петербурга, на которые поднимется еще рука вандала и съ
легкостью поднимется, и которые не защитить почти никто
или защитить да безплодно,—ибо власть не станетъ безпокоиться
о такихъ на ея взглядъ ничтожныхъ памятникахъ,—такіе уголки,
по нашему ìí?í³þ, заслуживаютъ особенно того, чтобы ихъ не
только оберегать, но они нуждаются и въ описаніи, и въ иллюстра­
тивномъ представленіи, и вообще въ напоминаніп о нпхъ. Ò?ìú
áîë?å, что исчезаютъ эти уголки старины, и даже сенчасъ въ тихое
время строительства—въ огромномъ количеств­!;! Пожары, пере­
делки, íåë?ïûå ремонты — искажаютъ видь многихъ славпыхіі,
деревянныхъ домиковъ. Убпраютъ ïîäú?çäïûå Фонари, тумбы,
заборы, ворота. Исчезаютъ многія милыя детали быта и художе­
ственнаго украшенія улицы.
Въ самомъ ä?ë?, какъ ð?äêî теперь âñòð?òèòå вы óï?ë?âø³å
Фонари, âûâ?ñêè, скамейки, íàâ?ñû, двери, створки воротъ.
Дворы съ колоддами, погребами, ë?ñòøùû съ каменными,
ïðîð?çàííûìè арками­устоями для ступеней, дерев янные Флигеля
съ палисадниками передъ ними, часто пустынными теперь. И ð?äêî
когда обозреватель старины петербургской заглянетъ въ эти
дворы на Ì?ùàïñêîé, Гороховой, на Загородномъ и Подъяче­
скихъ, на Казанской и Демидовомъ, на Офидерской и Фонарномъ.
(17) і

".•«••
Особенно большое количество сооружепій было уничтожено и
деталей испорчено въ 1890—1910 годахъ. Ä?ëî въ томъ, что,
«кажется, на всемъ ñâ?ò? ï?òú города, который пользовался бы
меньшей симпатіей, ÷?ìú Петербургъ», говорилъ еще въ
1902 году Александръ Бенуа. И вотъ за это время несимпатіи къ
Петербургу и погублено многое ö?íïîå, именно, для Петербургскаго
и архитектурнаго пейзажа». Конечно, монументальный сооруже­
пія, êðîì? ï?ñêîëüêèõú, óö?ë?ëè. Вотъ ðàçâ? что перекрашены
неправильно ï?êîòîðûå Фасады. Но зато исчезли въ огромномъ
÷èñë?, именно, прелестные милые особнячки, простые, но харак­
терные дома съ гладкими и благородными Фасадами. А они­то,
между ò?ìú, и давали общій видъ многимъ улицамъ, обра­
мляли собою не одпу площадь. Съ другой стороны новые, очень
ð?äêî хорошіе, чаще аляповатые дома âð?çàëèñü въ ensemble и
убили его прелесть. Къ ñîæàë?í³þ, не только признапіе, но часто
и порипаніе возбуждали Петербургскія зданія.
«Í?êîòîðîå одпообразіе построекъ объясняется ò?ìú, что не­
много было Фасадовъ и плановъ утвержденныхъ, по которымъ
позволялось вообще возводить новыя постройки. Ò? же ограниче­
нія существовали и для ихъ окраски, почти исключительно при­
нятъ былъ áë?äíî-æåëòûé öâ?òú для самыхъ корпусовъ съ
á?ëûìú для Фронтоновъ колоннт., пилястровт. и Фрезей. Поэтому,
ö?ëûÿ, даже главныя улицы èì?ëè какой­то казарменный видъ—
наружность улицъ и площадей утомляла своимъ однообразіемъ».
Такъ писалъ Пржецлавскій о Ïåòåðáóðã? еще въ 1820 годахъ.
И вотъ что знаменательно, ò?ìè же или почти ò?ìè словами
охарактеризовалъ Петербурп> И. С. Тургеиевъ въ 70­хъ годахъ.
А, â?äü, голосъ Тургенева не былъ и не могъ быть едпнич­
нымъ!
(18)
«Любопытпо, — говорить Бенуа, — что ìï?í³å о безобразіп
Петербурга настолько укоренилось въ нашемъ îáùåñòâ?, что никто
изъ художпиковъ ïîñë?äíèõú 50­ти ë?òú не пожелалъ пользо­
ваться имъ, очевидно, пренебрегая этимъ «неживописнымъ»,
« казенпымт. я, «холодпымъ» городомъ».
«Въ настоящее время (въ 1902 г.) можно найти немало худож­
никовъ, занятыхъ Москвою и óì?þùïõú, ä?éñòâèòåëüíî, передать
красоту и характеръ ся. Но ï?òú ни одного, кто пожелалъ бы
обратить серьезное вниманіе па Петербургъ» (позже появились такіе
художпикп: частью они­то и ñîä?³³ñòâîâàëï èçì?íåè³þ взгляда на
Петербургъ). «Â?ðîÿòïî, виною этому 50 и 60­ые годы... За Петер­
бургъ никто изъ болыппхъ поэтовъ второй половины XIX â?êà не
заступался >­.
Вотъ такое­то отрицательное отношепіс къ êðàñîò? Петербурга и
ñîä?éñòâîâàëî тому, что мало оберегались здаиія казенпыя и
церковпыя. А уже что говорить объ обществснпыхъ, ò?ìü
áîë?å ÷àñòïî-âëàä?ëü÷åñêèõú: имъ попросту вовсе не придавали
пикакого зпачепія.
Ничего страппаго, что при такомъ отношеніи снесспы были
ö?ëûå кварталы, и лишь îòä?ëüíûå уголки, большіе торговые
склады, амбары да неболыніе домики сохранились.
Правда, не такъ отрицательно отпеслась къ постройкамъ
Петербурга большая часть писателей, по, въ сущности, какъ и что
понимали âñ? они въ архитектурной êðàñîò?, если одипъ изъ
íàèáîë?å иптеллигептпыхъ писателей—Тургеневъ —не шелъ въ
своемъ описаиіи Петербурга дальше чисто вігбшішхъ зрительныхъ
âïå÷àòë?í³é? Достоевскіи быль ïðîò³êíîâåïï?å и оиь любил7>
Петербург!., но его вдохновляли ñêîð?å темныя бытовыя сторопы
жизни, ящпкоподобные доходные дома.
(19)
Геній Пушкина, конечно, объялъ сразу всю красоту столицы,
и опъ îïðåä?ëåïíî доказалъ огромное и талантливое проникно­
веніе безупречною чистотою архитектурныхъ лнній, гордостью и
импозантностью общихъ массъ, видовъ и памятииковъ. Весь
«Ì?äíûé Всадпикъ» —въ сущности сплошной гпмпъ Граду Св.
Петра: какое знаиіе лучшнхъ точекъ на зданіп. какой топкііі
вкусовой выборъ этихъ здапііі!
«Любопытно, что въ близкій, сравнительно, періодъ къ Петру
и въ такія времена, когда все чисто русское не понималось и даже
презиралось—Петербургъ былъ окруженъ ö?ëûìú культомъ покло­
ненія, тогда его любили и хвалили. Вспомните Оды къ «Ñ?âåðíîé
Ïàëüìèð?» Õ?²Ï и нач. XIX в.в., а еще лучше посмотрите âñ? гра­
вюры, рисунки и картины мастеровъ Елизаветинскаго, Екатеринин­
скаго и Александровскаго времени. Эти «маленькіе» художники,
воспитанники Петербургской Академіи, выросшіе въ такихъ же
неудобныхъ для пропзрастанія условіяхъ, какъ и насаженные на
Фипскомъ áîëîò? чахлые садики, изъ деревьевъ, свезеппыхъ за
сотни верстъ, они оказались истинными ä?òüìè своего суроваго
родного города, въ ихъ скромныхъ произведеніяхъ этотъ городъ
отразился съ удивительной правдой, точностью и даже поэзіей».
Въ «проспектахъ» Махаева, несмотря на ремеслепность Фактуры,
уже есть та торжественная сановитость, тотъ холодный, бодрый
морской воздухъ, которые являются отличительными признаками
Петербурга.
Àëåêñ?åâó удалось передать влажность атмосферы, тусклый,
чисто ñ?âåðïûé солнечный ñâ?òú, îñâ?ùàþù³é, но не ãð?þù³é,
петербургскіе Фасады. И Ивановъ и Щедринъ съ особенной
прелестью передали, одинъ въ своихъ аквареляхъ, другой въ
гравюрахъ и картинахъ, áîë?çíåííóþ красоту нашихъ парковъ
(20)
п садовъ. Наконецъ, окончательно безпритязателыіые Галактіоновъ
и Мартыновъ сказали въ своихъ иногда очень убого, но всегда
съ большимъ чувствомъ исполненных г, литограФІяхъ, аквареляхъ
н гравюрахъ—всю неизъяснимую прелесть Петербурга, прелесть
его безконечпыхъ улипъ, скучныхъ площадей, огромныхъ зда­
ній, въ особенности же прекрасно они выразили пустынность
Невы, Фантастическую грандіозность и красоту ея, чудные эффекты
á?ëûõú ночей, прелестные виды па острова, у Смольнаго. Ò? же
темы, но съ большимъ техническимъ совершенствомъ повторяли
еще въ 20­ыхъ годахъ М. Воробьевъ и Александръ Брюллов!..
Въ 30­ыхъ годахъ въ êà÷åñòâ? «петербургскихъ» живописцев ь
можно еще назвать братьевъ Чершщовыхъ—а çàò?ìú паступаетъ,
вплоть до нашпхъ дней, полное молчаніе, если не считать слаща­
выхъ картинъ Лагоріо и невозможныхъ олеограФІй Айвазовскаго».
«Намъ казалось бы, что теперь должно было наступить воз­
рожденіе художественнаго отношенія къ заброшенному Петер­
бургу. Еще темы, даваемыя художникамъ этнмъ удивительными
городомъ, далеко не исчерпаны, ò?ìú áîë?å, что то, что ä?ëàëè
вышеназванные мастера начала XIX â?êà, â?äü, только намеки.
Õîò?ëîñü бы, чтобы художники полюбили Петербургъ и, освя­
тивъ, выдвинувъ его красоту, ò?ìú самымъ спасли его отъ
гибели, остановили варварское искаженіе его, оградили бы его
красоту отъ посягательства грубыхъ íåâ?æäú, обращающихся
съ нимъ съ такимъ íåâ?ðîÿòíûìú пренебреженіемъ, ñêîð?å всего
потому только, что не находится протестующего голоса, голоса
запрета, голоса восторга. Петербургъ — казармы, канпелярія—
потому не стоитъ его щадить. Мы же, напротивъ того, не уста­
немъ твердить, что Петербургъ удивительный городъ, íì?þù³³³
ñåá? мало подобныхъ по êðàñîò?».
(21)
Вотъ какое воззваніе было выпущено въ 1902 году группой
линь, работавшпхъ въ æóðíàë? аМіръ Искусства».
Съ ò?õú поръ многое переменилось. Многочисленныя статьи
въ «Старыхъ Годахт.» и « Аполлоне >•, îòä?ëüíûÿ изданія, спедіаль­
ный музей «Старый Петсрбургъ», работы Остроумовой, Лан­
сере— «çàêð?ïøø» многіе уголки Петербургской старины.
Говоря о ëèòåðàòóð?, приходится îòì?òèòü, что все­таки то, что
говорится у Пушкина, какъ и у другихъ поэтовъ, относится къ
Петербургу общеизвестному, къ дворпамъ и лучшимъ правитель­
ственнымъ зданіямъ.
И Романовскій, и Реймерсъ, и ò?ìú áîë?å авторы, посвяща­
вшіе свои труды Монархамъ и Высочайшим г. Особамъ по долгу
вежливости и согласно общепринятому тону, не скупились на
Эпитеты при восхваленіи Петербурга. И, пожалуй, одипъ лишь
Пушкаревъ касается не только соборовъ и двордовъ, но говорить и
о тихихъ дачныхъ уголкахъ и о набережныхъ съ пакгаузами:
«Наружный видъ Петербурга хорошъ вообще; но съ Примор­
ской стороны очарователепъ. Вы сами óá?äèòåñü въ этомъ, когда»
проведя ë?òí³é день въ садахъ Петергофа, захотите возвратиться
въ столицу водою. Медленно приближаясь сюда, Вы можете áîë?å
получаса любоваться ïðåëåñòï?éøåé картиной. Передъ вами воз­
стаютъ, будто нзъ волнъ, прибрежныя зданія, Гавань, ÷åðí?þù³é
ë?ñú ЕкатерингоФа и, по ì?ð? приближешя Вашего, виды посте­
пенно изменяются, красиво отражаясь на зеркальной поверхности
водъ, озаренной пурпуровымъ ñâ?òîìú угасающеіі вечерней зари.
Но при âú?çä? съ Московскаго тракта, Петербургъ не произво­
дитъ столь сильнаго âïå÷àòë?í³ÿ, къ какому, можетъ статься, Вы
приготовлялись, живши въ губерпіи и наслышавшись о âåëèêîë?ï³è
Ñ?âåðíîé Пальмиры. Зато âú?çäú съ Нарвскаго тракта âïîëí?
(2­2)
достоині. Русской Столицы: длинная довольно широкая аллея петер­
гофской дороги, не уступающая àëëå? Елисейскихъ полей въ
Ïàðèæ? (sic!) и превосходящая изяществомъ Лондонскую New Road,
ведетъ Васъ въ городъ.
Прелестныя загородныя дачи съ своими Фантастическими жи­
лищами украшаютъ боковыя аллеи, воздухъ îñâ?æàåòñÿ ароматной
зеленью садовъ, и глаза Ваши, скользя по разнообразнымъ домн­
камъ, останавливаются íàïîñë?äîêú на тріумФальныхъ воротахъ.
Вниманіе Ваше привлекаютъ эти колоссальные рьщарн, торже­
ственная колесница, несущая богиню ïîá?äú. Вы стараетесь прочи­
тать надписи—и не чувствуете, какъ шлагбаумъ упалъ и Вы очути­
лись уже въ самомъ ãîðîä?.
Петербурга., разсмагриваемый со стороны характеристической,
представляетъ теперь четыре, какъ бы îòä?ëüíûõú, города:
военный, торговый, столичный и губернскій.
Желаете ли óá?äèòüñÿ, войдите въ одну изъ угольныхъ баше­
нокъ Петропавловской êð?ïîñòè и посвятите несколько минутъ
наблюденіямъ. Изъ одного окна, обращеннаго къ Адмиралтейству,
Вы увидите пышную, âåëèêîë?ïíóþ столицу; изъ другого,—къ
áèðæ?, —деревья мачтъ, иностранные ðàçíîöâ?òíûå Флаги, сует­
лнвыхъ маклеровъ, груды товаровъ, многочисленное собрапіе
купцовъ, услышите даже пгумъ спорлщпхъ партій и унылые
íàï?âû Santa Maria задумчиво сидящаго иа ïàëóá? шкипера—
ðàçâ? это не торговый городъ; изъ третьяго,—къ Петербургскоіі
ñòîðîí?, —рисуются передъ Вами скромные, деревянные домики,
полусокрытые въ зелени садовъ, огороды и видите крестьянина,
ë?íèâî пробирающагося на своей тощей ëîøàäê?... Наконецъ,
изъ четвертаго,—къ самой êð?ïîñòè, —пушки, мортиры, ядра, раз­
меренные шаги часового, какую­то суровую тишину, прерываемую
(23)

\
èçð?äêà глухимъ залпомъ ружья, ñì?íîþ или перекличкою
стражи. Вотъ главныя характеристическія черты Петербурга».
По ìí?í³þ Пушкарева, оно такъ и было въ 30­хъ годахъ
XIX ñòîë?ò³ÿ,—âñ? эти четыре элемента ðàñïðåä?ëåíû были
ðàâíîì?ðíî въ ñòîëïö?. Теперь, конечно, не то. На первыіі
взглядъ всякая идиллическая простота отошла на далекія окраи­
ны. А въ ãîðîä? осталось лишь мопотошше, одинаковое, город­
ское. Но все­таки и сеіічасъ еще можно выискать много интим­
наго въ уголкахъ Стараго Петербурга... А эти­то уголки впер­
вые за все время îòì?÷àòü стали пока только въ живописи выше­
упомянутые мастера.
Гостииыіі Дворъ, Крюковъ каналъ, Тучковъ Буянъ н т. п. —
сюжеты, до спхъ поръ не âîñï?âàâø³ññÿ. А между ò?ìú, часто,
именно, въ такпхъ уголкахъ заключено было столько типпчнаго,
привлекательнаго и ï?ííàãî!
Такіе уголки сохранились и доныне êîå-ãä? на Ôîíòàíê?,
въ Ротахъ и неожиданно въ самомъ öåíòð? города во дворахъ,
въ глубинБ участковъ. Но чей взглядъ проникалъ сюда?
Исаакій, Штабъ, Зимній Дворепъ, Музей Александра III,—вотъ
обычная программа осмотровъ не только íð³?çæàãî съ экскурсіей,
либо случайнаго иностранца, но подчасъ и проживающаго çä?ñü
подолгу любителя старины Петербургской.
Однако, полное изученіе художественнаго быта, вкусовъ, эсте­
тики и вообще той атмосферы, въ которой зарождалось и пышно
ðàñöâ?òàëî все прекрасное Стараго Петербурга, —возможно съ
особенной легкостью въ этихъ кварталахъ, быть моягетъ, лучше
міюгихъ другихъ аккуратно содержимыхъ зданііі: уголки эти
êð?ï÷å хранятъ ту жизнь быта и искусства минувшихъ временъ,
которая не можетъ быть перенесена пи въ какіе музеи.
(21)
Мы повторнмъ çä?ñü все то, что говорили о «Старомъ
Ïàðèæ?» '), такъ какъ сходство въ этомъ ñìûñë? не двухъ этихъ
городовъ, а старины ихъ и â?ðï?å положеиія старины относительно
современпаго строительства — чрезвычаііное... «Наконецъ, помимо
того, что памятники архитектурной старины могутъ быть раз­
сматриваемы съ исторической, археологической и архитектурно­
художественной стороны, почти всегда можно выискать въ нихъ
п особенную, интимную характерную интересность: не красоту
правильную и гармоническую,—а красивость утонченную и свое­
образную, которая заложена въ какомъ­либо óãîëê? зданія, въ
ìàññ? построекъ или въ ихъ сочетаніи.
Выискивапіе такой красивости, заложенной иногда въ самомъ
простомъ ампирномъ Ôëèãåëüê?, полукруглой òåððàñ? изъ á?-
лыхъ колонн ъ. увитыхъ зеленью,—и составляло, собственно, то
наслажденіе, которое помогало намъ âèä?òü многое, что равно­
душно миновала толпа. Поэтому­то не ОФипіальная красота èçâ?ñò-
ііых і, зданій, а построекъ, окруженш>іхъ жизнью эпохи, ñèëüí?å
побуждала насъ проникнуться ихъ прелестью.
Правда, и красота большихъ перспектнвъ и классическихъ
своею красотою дворцовъ Петербурга служила не разъ предме­
томъ восторженпыхъ отзывовъ.
Вспомнимъ хотя бы í?ñêîëüêî наивныя, но типичныя, 110.1111. [Я
Ïà?îñà слова Бурьянова: «и сколько ïðåêðàñí?éïøõú улицъ, и
âñ? îí? âåëèêîë?ïïî, красиво, изящно обстроены рядами огром­
рыхъ каменныхъ домовъі Какія пабережныя—по Íåâ? Дворцо­
вая и Англійская; какіе каналы прямые, широкіе, îä?òûå грапн­
томъ, обнизанпые узорпыми чугунными ð?øåòêàìè».

') «Старый Парижъ». 1912. Изданіе автора.


(25)

I
«Итакъ, мы очутились близь Зимняго Дворца и Адмиралтей­
ства, на прекрасномъ Адмиралтейскомъ áóëüâàð?, благоухающемъ
ароматами öâ?òóùèõú липъ и окаймляющпхъ съ трехъ сторона»
зданіе Адмиралтейства, величественное, красивое, съ ярко­вызоло­
ченнымъ шпицомъ; оно съ четвертой стороны омывается водами
Невы. У самаго спуска, съ правой стороны, стоятъ äâ? велпко­
ë?ø³ûÿ вазы и два болыпихъ бронзовыхъ льва. По îá?èìú
оконечностямъ бульвара, на главномъ Ôàñ? его, который обра­
щенъ на Адмиралтейскую площадь, äâ? мраморныя статуи: одна
Флора, другая Геркулеса».
Такъ же, какъ въ íà÷àë? XIX ñòîë?ò³ÿ, í?ñêîëüêî экзальти­
рованные описатели красоты петербургской и художники, изобра­
жавшіе площади и дворцы, содействовали немало развитію и въ
ïóáëèê? любви къ ñòîëèö?, такъ и ïîñë? эпохи охлажденія къ
Петербургу, ознаменовавшейся и въ ëèòåðàòóð? скептическимъ
отношеніемъ къ êðàñîò? Петербурга, вт. современномъ ïðîñâ?ò-
ë?í³è взгляда на столицу Петра и Александра—не малую роль
сыграли и писатели, и особенно художники и художественные
ä?ÿòåëè.
«Лансере первый началъ рисовать Петербургъ (ïîñë? неудачно
изображавшего его копФектно­безличными акварелями Беггрова),—
говорить С. Маковскіи,—проникаясь поэзіей его старой архитек­
туры, угадывая красоту, бившую сквозь уродливыя èçì?íåí³ÿ и
добавленія современности. И âñë?äú за нимъ многіе художники,
мечтая о прошломъ, стали ñìîòð?ãü другими глазами на улицы
и зданія, âîñï?òûÿ когда­то Пушкинымъ и долго съ ò?õú поръ
не вызывавшія никакихъ художническихъ настроеній.
Современники Пушкина любили эстетику Петербурга. Можно
судить объ этомъ по количеству старыхъ гравюръ и литограФІй
(26)
съ іізображеніемъ его ãëàâí?éøèõú построекъ и памятниковъ,
его пшрокихъ площадей, царственной Невы, пестрящей грузо­
выми барками, садовъ»...
А. Трубниковъ въ ñòàòü? о Òîìîí?, строител? Биржи, говорить:
«Восторженно описываютъ современники Александровъ Петер­
бургъ. И, ä?éñòâèòåëüíî, если по старымъ плаиамъ и гравю­
рамъ воображеніемъ возсоздать его, онъ явится заманчивымъ
âèä?í³åìú; XVIII â?êú оставилъ Петербургу въ íàñë?ä³å велико­
лепные дворпы. Александровское время украсило его простымъ,
величавымъ Empire. У сипей ð?êè, у Невы, Нимфы í?æíîé и
божественной, Петербургъ былъ нарядный городъ. Его новые
дома съ á?ëûìè колоннами, тонко оштукатуренными Фризами,
искусно исполненными и óì?ëî âûá?ëåííûìè барельефами, были
красиво выкрашены въ мягкіе тона: áë?äíî-çåëåíûé, лимонный,
въ ñâ?òëî-ñ?ðûé. Они казались Фарфоровыми или деликатно
âûð?çàííûìè нзъ топкаго картона. И, правда, ихъ декорація
была хрупкая, какъ ФарФоръ, íåäîëãîâ?÷íàÿ, какъ картонъ. Было
много поэзіи; романтическая эпоха сказалась и на ãîðîä? Але­
ксандра. Поэтично á?ë?ëè античные Фронтоны, изукрашепные
героическими äîñï?õàìè, въ темной зелени, ñâ?òëîé прозрачной
ночью» ').
«Раньше, ÷?ìú возникла мысль о серьезномъ изученіи Стараго
Петербурга», раньше, ÷?ìú сорганизовались общества защиты
его архитектуриыхъ памятниковъ отъ вандализмовъ городского
самоуправства,—художники «Міра Искусства» стали рисовать его
былую красоту, óö?ë?âøóþ ì?ñòàìè отъ посяганія людей и
времени. Началъ Е. Е. Лапсере, âñêîð? çàò?ìú появились пре­

') «Старые Годы», іюдь—сентябрь, 1908 г.


(27)
красныя ксплограФІи A. IT. Остроумовой; Алсксапдръ Бепуа за­
нялся иллюстрацией «Ì?äíàãî Всадника», Кардовскііі изобразилъ
Старый Петербургъ въ изданіи «Невскій Проспектъ». Къ этой
òåì?, но только больше отклоняясь къ Новому Петербургу,—подо­
шелъ н Добужинскій.
И вотъ что знаменательно. Въ то время, какъ казалось, что
на всемъ ñâ?ò? í?òú города, который пользовался бы мень­
шей симпатіей, нежели Петербургъ,—какихъ онъ только ни
заслужил» эпптетовъ: «гнплое болото», «безличный», «чиновничііі
департаментъ», «полковая канцелярія» —въ это же время нахо­
дятся борцы, которые ñì?ëî стремятся разбить это ложно уста­
новившееся ìí?í³å.
«Я никогда не могъ согласиться со âñ?ìú этимъ,—заявилъ
Александр!» Бенуа,—и долженъ, напротив!» того, сознаться, что
люблю Петербургъ, и даже, паоборотъ, нахожу въ немъ массу
совершенно своеобразной, лично ему только присущей прелести».
Какая ñì?ëîñòü нужна была тогда, чтобы произнести эти
слова!
А теперь? Прошло 12— 15 ë?òú и никто не нашелъ бы
нужнымъ высказывать такія, теперь почти âñ?ìè ðàçä?ëÿåìûÿ
сужденія. Äàë?å въ этой же знаменательной, долженствующей
быть признанной своего рода маниФестомъ, ñòàòü? «Живо­
писный Петербургъ» Ал. Бенуа ïîäêð?ïëÿåòú правильность своего
ìí?í³ÿ сравненіемъ Петербурга съ Москвой, причемъ старается
умалить художественную ö?ííîñòü общаго вида ïîñë?äíåé, ука­
зывая на íåë?ïîñòü его.
«Ñîâñ?ìú другое Петербургъ»,—продолжаетъ онъ.
И вотъ çä?ñü начинается самая сильная часть ð?÷è «адвоката»
Стараго Петербурга.
(28)
«Онъ, если краспвъ, то именно въ ö?ëîìú или, â?ðï?å, огром­
ными кусками, большими епвешЫе'ями, широкими паиорамами,
выдержанными въ ïçâ?ñòíîìú òèï?—чопорномъ, но прекрасномъ
н велнчественпомъ. Âñ? эти картины не очень веселы. Если
сравнить виды Петербурга съ некоторыми видами Парижа, —то
невольно явится па умъ сравпеніе строгаго римскаго сенатора
съ восхитительной греческой вакханкой. Но, â?äü, и въ римскомъ
ñåíàòîð? не меньше красоты, не меньше обаянія, нежели въ
âàêõàíê?, иначе бы римскій сенаторъ не покорилъ весь міръ
и ту же самую вакханку. Въ Ïåòåðáóðã? есть именно тотъ же
римскій жесткій духъ, духъ порядка (не теперь, къ ñîæàë?è³þ,
добавимъ!!), духъ Формально совершенной жизни, несносной для
общаго россійскаго разгильдяйства (къ ñîæàë?í³þ, и сюда оно
забралось), но, безспорно, не лишенной прелести».
Äàë?å ñë?äóåòú для большаго óá?æäåí³ÿ въ томъ, что Петер­
бургу ä?éñòâèòåëüíî, красивъ, сравненіе даже съ Берлиномъ,
конечно, со стремленіемъ очернить физіономію этого Фридрихов­
скаго города.
И снова продолжаетъ Александръ Бенуа:
«Попробуйте выйти изъ состоянія Петербургскаго автомата,
бросьте также па минуту ïð³?âø³ÿñÿ и безтолковыя жалобы на
гниль, на скуку, посмотрите­ка со стороны, и все же не уходя
отъ жизни Петербурга, на эту его жизнь, на его физіономію—и
вамъ Петербургъ покажется страшнымъ, безжалостнымъ, но и
прекраснымъ, я настаиваю, обаятельнымъ: какимъ­то камен­
нымъ, въ одно и то же время чудовищнымъ и ïë?íèòåëüíûìú
колоссомъ».
Вотъ какія горячія слова óâ?ùåâàí³ÿ, какія сравненія пона­
добились для того, чтобы óá?äèòü читателя 1902 года въ томъ.
(29)
что, право, Петербурга (главньшъ образомъ, «Старый Петер­
бурга »)—красивъ!
Но благодаря тому, что талантлива го защитника нашелъ
«Старый Петербургъ» въ ëèö? Бепуа, не приходится теперь уже
такъ «óá?æäàòü», когда ð?÷ü пдетъ о лучшихъ зданіяхъ «Стараго
Петербурга» (хотя есть еще зоилы и безвкусные тупицы, кото­
рыхъ ïè÷?ìú не проймешь и которые до сихъ поръ будуть
повторять, что Сенатъ— «казарма» и т. д.).
Но если не понадобится ужъ áîë?å защищать ОФпиіальный,
общепризнанный Петербургъ, то все же уголки «Стараго Петер­
бурга», интимные «дворикп и деревяпные особнячки» —очень и
очень нуждаются еще въ çàùèò? отъ посягательства на ихъ
существовапіе, а, ñë?äîâàòåëüïî, п пуждаются въ разъяснепіи
ïóáëèê?, что и эти атрибуты и детали старины Петербургской—
пусть второстепенные,—если нужны не такъ же, какъ первоклас­
сш. пі сооружепія, то нужны для ï?ëüíîñòè общей картины, нужны,
какъ хористы, какъ музыканты, какъ статисты, нужны въ общей
ïîñòàíîâê? оперы.
Но поіімутъ, что и эти элементы нужны, â?ðîÿòíî, уже
тогда, когда будетъ почти поздно, и добрая половина домпшекъ,
ð?øñòîêú и «рядовъ» будетъ снесена. Тогда стапутъ излишними
слова защиты. А пока— пока этотъ очеркъ и предназначается
служить, если не ò?ìú, ÷?ìú былъ «маниФестъ» Бепуа въ
1902 году въ отношеніи Сената, Казанскаго собора и статуй
Ë?òïÿãî сада, то все­таки õîò?ëîñü бы, чтобы благодаря ему
обратили побольше впимавія и на интимные, заброгаеппые
уголки «Стараго Петербурга».
И пора торопиться. Еще пять, еще десять ë?òú, и мало что óö?-
ë?åòú отъ этой «милой старинки». Â?äü, еще въ 1902 году (и если
(30)
за лучшія постройки можно было такъ опасаться, то какова же
судьба занятыхъ трактирами и извозчичьими дворами прежнихъ
особнлчковъі) Бенуа писалъ: «Ñë?äóåòú, впрочемъ, çàì?òèòü,
что за последнее время обликъ этого генія (Петербурга) сталь
несколько портиться»...
«Петербургъ за ïîñë?äí³ÿ пятьдесятъ ë?òú не тотъ, ÷?ìú быль
прежде. Онъ какъ­то ïîâåñåë?ëú, не къ лицу ïîìîëîä?ëú—и
даже начинаетъ теперь мало­по­малу походить иа моветоннаго
Франта (при томъ за ïîñë?äè³å годы, добавнмъ, очень нечисто­
плотнаго Франта). Положимъ, «большія лиши» ïîêàì?ñòú остаются,
Нева по­прежнему несетъ своп полныя воды, по­прежнему уныло
высится Петропавловскій шпиль, по­прежнему въ огромныхъ стек­
лахъ Зимняго Дворца отражается блеклая заря á?ëûõú почей,
по­прежнему тоскливо прекрасна площадь Главнаго Штаба,
по­прежнему ë?ïÿòñÿ громады Биржи, Академіи Наукъ, Исаакія,
Сената, Адмиралтейства, но вокругъ всего этого Рима и Вавилона
растетъ какая­то подозрительная трава съ веселенькими öâ?-
точками: воздвигаются какіе­то огромные дома съ пріятными
роскошными Фасадами, открываются залитые ñâ?òîìú магазины,
наполненные всякой мишурной дрянью—происходить что­то не­
ладное, что­то даже прямо неприличное.
Í?ñêîëüêî лучшихъ сооруженій и вовсе исчезло за это время...
На ì?ñò?Òîìîíîâñêàãî Большого Театра вдругъ явилась чудовищная
постройка, состоящая изъ полдюжины «Фасадовъ», строгій, совер­
шенно римскій по линіямъ и пропорціямъ Маріинскій театръ
(Циркъ, â?äü, былъ ïåðåä?ëàíú въ театръ, а Большой Театръ въ
Консерваторію. Непонятно, о какомъ же римскомъ по линіямъ òåàòð?
говорить Бенуа) —не çàõîò?ëú отставать отъ своего ñîñ?äà и îä?ëñÿ
въ шутовской нарядъ, такъ называемый Deutsche Renaissance
(31)
(Â?íñê³é репессансъ). Грандіозная площадь Михай.іовскаго замка
застроилась áåçîáðàçè?éøïìí павильонами, чопорная Михайлов­
ская площадь совершенно утратила свою физіономію и можетъ
теперь гордиться ò?ìú, что на ней воздвигнуть самый безобраз­
ный во всемъ Петербурге* «ïîäú?çäú», ежегодно псчезаютъ
ö?ëûìè десятками прелестные особнячки Александровскаго и
Екатерипинскаго времени, перестраиваются въ огромные и
роскошные доходные дома или, что еще хуже, только заново
îòä?ëûâàþòñÿ всякой дешевкой, омерзительными ë?ïíûìí
украшеніями».
Возвращаясь кь вопросу о ö?ëüíîñòè âïå÷àòë?è³ÿ, произ­
водимаго Старымъ Петербургомъ, копечно, приходится согла­
ситься съ ò?ìú ìí?í³åìú, что ö?ëüíîñòü эта çàâèñ?ëà on.
одновременности построены лучшихъ здаиій и отъ простора,
предоставленнаго мастерамъ­строителямъ. Но все­таки пе ìåí?å
важно теперь для поддержанія ä?ëüíîñòè этой картины—обереганіе
всякихъ атрибутовъ общей картины.
Çä?ñü мы приближаемся къ больному вопросу о сохраненін
и поддержаніи вида «Стараго Петербурга» и его отдельных ь
частей,—такъ как ъ это «поддержаніе» находится на очень низкой
ступени развитія и часто пи въ чемъ не выражается, êðîì? гибели
этой старины пли порчи ея, въ лучшемъ ñëó÷à?,—то, ñë?äîâà-
тельно, мы подходимъ къ тому, что именуется особымъ словомь
«вандализмъ».
Сколько писано въ журналахъ и газетахъ, сколько говорено
въ çàñ?äàï³ÿõú на эту тему, а возможность этихъ вандаіизмовъ
остается все та же.
Изуродовали Михайловскій дворедъ, Главный Штабъ (купо­
ломъ библіотеки), снесли десятки хорогаихъ особняковъ и
(32)
доходныхъ домовъ, уничтожили два—три моста (Паптелеймон­
скій, Египетскій), ïåðåä?ëàëè Фасады (Констаптиновскаго училища,
Технологическаго Института, Вольно­Экономическаго Общества).
Но этими í?ñêîëüêèìè, áîë?å крупными ïðíì?ðàìè не
исчерпывается вандализмъ 1900 — 1915 годовъ. Перечислить âñ?
ихъ невозможно...
Да и не въ этомъ наша задача. Коснувшись вандализмовъ,
мы õîò?ëè только îòì?òèòü то, что если еще недавно возможна
была áåçñë?äíàÿ сноска ä?ëèêîìú стариннаго зданія, то теперь
уже едва ли это было бы допустимо. Во всякомъ ñëó÷à?, даже
èì?þùåå сравнительно небольшое художественное зпаченіе
зданіе прежде, ÷?ìú оно будетъ разрушено, подвергнется
подробному «обснятію» Фотографа, и лучшія детали его шшфоновъ
или дверей и печей собраны будутъ въ Музей «Стараго Петер­
бурга». Но для óêð?ïëåí³ÿ въ большой ïóáëèê? áîë?å устоіічи­
ваго и яснаго взгляда на ценность старины архитектурной и
этой ì?ðû все же будетъ недостаточно.
И хотя для науки, исторіи—эта ì?ðà очень хороша, но для
публики пройдетъ íåçàì?òíûìú и такое почтительное отношеніе къ
остаткамъ разрушеннаго зданія, какъ хотя бы къ «Воронихинской
äà÷?», къ счастью, подробно въ деталяхъ представленной музеемъ.
Подумаетъ эта публика, что просто чудаки, увлекающіеся (мало
ли ÷?ìú не увлекаются?) люди — эти собиратели старины, и по­
прежнему будетъ она ломать, ïåðåä?ëûâàòü и перекрашивать свои
доходные дома и особняки...
Çä?ñü нужно особенное, настойчивое долбленіе, повтореніе все
той же истины, что къ ñòàðèí? надо относиться какъ можно
áåðåæëèâ?å и что хотя âñ? эти второстепенныя постройки ìåí?å
важны, ÷?ìú первоклассныя, но все­таки и îí? характеризуют!)
(33) з
эпоху, стиль и время, когда любили Россію не меньше, ÷?ìú
теперь или въ до­Петровское время.
Íàä?åìñÿ, что нашъ путь иллюстративнаго, подобраннаго пред­
ставленія будегъ достаточно подходящимъ для характеристики
современпаго отношенія къ ñòàðèí? Петербурга. Çä?ñü можпо
будетъ óâèä?òü и устыдиться за погибшія зданія, ïîæàë?òü объ
испорченныхъ и полюбить óï?ë?âø³å милые остатки былой
ïâ?òóùåí эпохи, когда люди óì?ëè и õîò?ëè красиво строить все,
что имъ приходилось строить: и дворецъ, и церковь, и доходный
домъ, и особнякъ, и мостъ, и ворота, и сарай, и áåñ?äêó.
Словомъ, мы хотимъ, чтобы эти листки подтвердили то, что
íûè? уже, хотя и въ небольшой ãðóïï? людей, интересующихся
искусством!,, но все­таки признаютъ: «люди ï?íèëï когда­то
хорошія пропорш'п, изящныя детали, благородную осанку и
симпатичную физіономію строепій».
Въ прогулкахъ вашихъ по уголкамъ «Стараго Петербурга»
мы уславливались не ïðåñë?äîâàòü какой­пибудь строгой систе­
матики въ îáçîð? «остатковъ» или хорошо сохранившихся, но
просто мало обращающихъ на себя внимапія, построекъ эпох ъ
давнишнихъ. Но, все­таки, прежде ÷?ìú начать самый
обзоръ, который мы ñä?ëàåìú не по кварталамъ, улпдамъ и
даже не по частямъ города, а по типамъ построекъ, вспомнимъ,
ñä?ëàâú какъ бы мысленную прогулку, то, что погибло совер­
шенно или ïåðåä?ëàíî до неузнаваемости. Этотъ обзоръ, по воз­
можности, произведемъ вт» хронологическомъ ïîðÿäê?.
Едва ли не одной изъ íàíáîë?å крупныхъ ïåðåä?ëîêú, èçì?-
нившихъ видъ ö?ëàãî квартала города—кусокъ набережной, была
застройка ì?ñòà между двумя выступами Адмиралтейства по
набережной. Мпогіе ли помнятъ, каковъ былъ видъ Діюрноіюіі
(3S)
набережной у Адмиралтейства до сломки высокой ограды,
îòä?ëÿâøåé дворъ Адмиралтейства отъ набережной, собственно
у дворца и площади Петра I, и до застройки всей линіи между
двумя крыламп Адмиралтейства, выходящими на набережную?
Прежде всего на куполахъ Флагштокъ держали и обнимали
хвосты дельФиновъ старшшыхъ, не теперешнпхъ бутаФорскихъ.
Высокая каменная ñò?íà, наверху заканчивающаяся ð?øåòêîé
съ прелестнымъ рисункомъ меандра, îòä?ëÿëà когда­то çä?ñü
бьшшія верфи отъ бульвара, устроеннаго Л. Русска, па ì?ñò?
еще ðàí?å бывшихъ рвовъ. Бульваръ заканчивался прелестно
обработанною набережною. Çä?ñü шелъ спускъ въ âèä? широкой
ë?ñòïïöû, обрамленной пилонами со статуями львовъ и съ вазами.
Все âì?ñò? представляло собой ð?äêîå по единству стиля соче­
таніе. Къ тому же новой ð?øåòêè Зимняго Дворца еще не было, и
Фасадъ его былъ открытъ на большую площадь, а ïðî?çäú къ
мосту шелъ сбоку отъ спуска, такъ какъ обширность ì?ñòà
позволяла çä?ñü существовать всей архитектурной обработав, не
ñò?ñíÿÿ ïðî?çäà.
Но вотъ пришла идея застроить весь участокъ между высту­
пами Адмиралтейства, застроить доходными частновладельческими
домами. И возникли çä?ñü ñ?ðûÿ, малиновыя, зеленыя, шести­
этажным громады въ разныхъ стиляхъ, отъ русскаго до реиес­
санса. Самымъ безобразнымъ, конечно, явился Панаевскій
театръ. Львы были убраны, равно какъ и вазы на набережной
противъ памятника Петру I; ограду сломали, а ð?øåòêó ея,
кажется (?), перенесли къ зданію Технологическаго Института
(по Забалканскому проспекту; во всякомъ ñëó÷à?, çä?ñü стоитъ
очепь похожая на стоявшую у Адмиралтейства), который какъ
разъ въ это время былъ ïåðåä?ëàíú и также испорченъ.
(36)
Âì?ñòî прекраспаго спокойпаго дорнческаго портика Фасада
былъ устроенъ ренессансный Фасадъ съ куполомъ, какихъ сотой
на âñ?õú выступахъ и углахъ доходпыхъ домовъ. КромЬ того,
зданіе было надстроено н, главное, лишепо скульптурнаго Фриза—
одного изъ лучшихъ Фризовъ во всемъ Ïåòåðáóðã?!
Неподалеку надстройкою испорчепъ былъ Фасадъ Константи­
новскаго Артиллерійскаго Училища, построеннаго архитектором?,
Волковымъ, а по ï?êîòîðûìú источникамъ—Захаровымъ. Правда,
сохранепы детали—прекрасные замки въ окпахъ и наличпики
ихъ, но пропорціи Фасада такъ èçì?íåèû, что, равно какъ и
Технологическій Иистнтутъ, зданіе, çä?ñü бывшее ðàï?å, можно
отнести теперь къ числу ñêîð?å ñîâñ?ìú погибшихъ, ÷?ì³» только
ïåðåä?ëàííûõú .
Äàë?å, на Забалканскомъ ïðîñïåêò?, былъ почти уничто­
женъ прекрасный домикъ Вольно­Экономическаго Общества,
небольшой, но очень типичный и богатый внутренней îòä?ëêîé.
Чтобы закончить по поводу ïåðåä?ëîêú этого куска Петербурга,
ñë?äóåòú упомянуть о десяткахъ áåçñë?äíî исчезнувшнхъ, усту­
пившихъ ì?ñòî огромнымъ доходнымъ домамъ, особиячковъ съ
садиками на Можайской, Верейской, Клипскомъ ïðîñïåêò? и въ
Ротахъ. Хотя çä?ñü óãã?ë?ëî и до сихъ поръ кое­что интересное
въ этомъ ðîä?, но къ этому матеріалу мы еще вернемся.
Но чтб ïåðåä?ëêà набережной у Адмиралтейства по сравненію
съ печальнымъ, непростительнымъ, непоправимымъ вапдализ­
момъ, допущеинымъ «восьмидесятниками» (вообще êðóïí?éøàÿ
норча Петербурга произведена была въ періодъ on, 1875 года
до 1895 года), эпохой «Стасовщины» и т. д. въ отношеніи перво­
класснаго сооружепія Томона—Большого Театра (1803 г.)! Конечно,
въ исторіи петербургскаго строительства èçâ?ñòíû многочисленные
(37)
случаи сломки прелестныхъ здапііі. Но когда âì?ñòî почти окончен­
ной, но не очень удачной, Биржи Гваренги возникала храмоподоб­
ная Биржа Тома­де­Томона, или âì?ñòî Стараго Зимняго Дворца—
Новый Растрелліевскій и т. д., то çä?ñü ö?ëü оправдывала средства.
Не то съ Болыпимъ Театромъ: огромный, внушительный,
мощный портнкъ главпаго Фасада, благородные, ритмическіе
боковые—почти вся масса зданія рухнула для того, чтобы
сохранились только осповпыя ñò?íû, въ которыхъ и устроили,
достропвъ къ ннмъ «съ полдюжины Фасадовъ»,—копсерваторію.
Снимокъ, прилагаемый къ очерку, изображаетъ зданіе Боль­
шого Театра какъ разъ въ момеитъ начала работъ по его ñëîìê?.
Неузпаваемъ сталъ Новый (Новый въ отллчіе отъ Стараго,
построеннаго Баженовымъ и íûï? благополучно существующаго
въ âèä? Окружнаго Суда) Арсеналъ на Литейномъ ïðîñïåêò?.
Еще до постройки Литейпаго моста, когда существовалъ Литейный
дворъ, снесенный для устройства сквозного ïðî?çäà къ мосту,
именно на этомъ ì?ñò? построено было Демирцовымъ въ
1808 году гармоничное зданіе съ Тосканскпмъ портикомъ, пре­
восходно âûë?ïëåííûìú Фризомъ и богатою арматурой на àòòèê?
портика. Весь Фасадъ былъ разрустовапъ, по краямъ Фасада были
ïðî?çäû въ âïä? арокъ. Теперь па ì?ñò? прежпяго арсенала
какое­то подобіе готико­Флорептійской архитектуры эпохи
Николая Павловича, но и оно въ настоящій моментъ надстраи­
вается, расширяется—и въ общемъ получается í?÷òî несообразное.
Ïåðåä?ëêà зданія, построепиаго при Àëåêñàíäð? I (въ 1803—
1806 годахъ) Гваренги въ âïä? добавленія къ Аничкину Дворцу
{въ 1810 году Русска îòä?ëèëú дворъ Кабинета отъ двора Дворца,
а въ 1817 году Росси ïåðåä?ëûâàëú дворецъ, пристроивъ па­
вильоны) и запятаго ïîñë? Кабинетомъ Его Величества (первопа­
(38)
чально наверху были служебный ïîì?ùåí³ÿ, а внизу торговые
ряды), ïåðåä?ëêà, èì?âøàÿ ö?ëüþ убрать аріш нижняго этажа,
устроивъ и çä?ñü также ïîì?ùåí³ÿ для канпеляріп,—очень отра­
зилась на âèä? Фасадовъ. Императоромъ потому­то и выбрапъ былъ
изъ двухъ проектовъ, представленныхъ ему на ðàçñìîòð?í³å, осу­
ществленный, что на ÷åðòåæ? колонны âûä?ëÿëèñü благодаря
открытымъ аркамъ. Çàä?ëêà арокъ въ 1885 году Шильдкнехтомъ
придала колопнамъ ñîâñ?ìú другой характеръ, хотя арки между
колоинъ больше вязались бы съ такими же арками въ ïðî?çä?.
Между ò?ìú, Гваренги лишь въ первоначальномъ ïðîåêò? пред­
полагалъ тріумФальпый âú?çäú въ âèä? тройной арки, а въ íàòóð?
осуществилъ іоническую колоннаду, покрытую прямымъ дориче­
скимъ (!) антаблемапомъ. Поэтому, нельзя утверждать, что ñä?ëàí-
ная ïåðåä?ëêà портитъ общій «ьасадъ корпуса; можно лишь пожа­
ë?òü, что èçì?íèëñÿ характеръ предпазначенія перваго этажа,
какъ это видно на ñíèìê?. Уютна была эта аркада, и, что
особепно жалко, въ силу îòä?ëåí³ÿ всего здаиія отъ двора, не
служить áîë?å торжественная колоннада âú?çäîìú въ Дворцовый
дворъ. Отчасти видъ на Фасадъ испортилъ подъемъ улицы во
время перестройки и уширенія Аничкина моста.
Изъ погибшихъ безвоз«ратно первоклассныхъ сооружепій надо
упомянуть еще о çàì?÷àòåëüïîìú îñîáíÿê? Яковлева, стоявшемъ
близъ набережной Фонтанки, у Забалкапскаго проспекта.
Особнякъ построепъ былъ, íåñîìí?ïíî, Растрелли, и пред­
ставлялъ собою ð?äê³é образепъ творчества гепіальнаго мастера
въ томъ ñìûñë?, что это было сооруженіе не дворцоваго
характера, а интимпаго. Такихъ построекъ Растрелли сохранилось
на всемъ обширпомъ ïðîñòðàïñòâ? Россіи, можетъ быть, всего
одио—два. Поэтому, особеппо жалко дома, снесенпаго чуть ли
(39)
не на кнрпичъ. Но ì?ñòî дорого. Óñàäüá? не пристало занимать
столько квадратныхъ сажень, разъ у собственника его í?òú
средствъ. А вотъ существуютъ же десятки уродливыхъ построекъ
и пустырей на лучшихъ ì?ñòàõú Петербурга! Почему, какъ нарочно,
не ломаютъ эти ужасные извозчичьи дворы и трактиры, пе застраи­
ваютъ эти пустыри? А вотъ чудный особпякъ надо было снести!
Íàïðèì?ðú, на Петербургской ñòîðîí? въ 1900­хъ годахъ,
безъ всякой практической ö?ëè, снесли прелестную такъ назы­
ваемую Синявинскую гауптвахту. Çà÷?ìú?
Понадобилось использовать ì?ñòî для постройки « Пассажа ч—
на Литейномъ,—ломаютъ ворота особняка граФа Шереметева
(построепныя, ïåñîìí?ííî, ученикомъ Растрелли); надо было въ
зданіи Государственной Думы устроить библіотеку, —уничтожаютъ
прелестный Театральныіі залъ, построенный Л. Русска и рас­
писанный лучшими мастерами; íåãä? (?) построить повое зданіе
Министерства Торговли и Промышленности, и вотъ на столь непод­
ходящем!., «невидпомъ» ì?ñò? для этого зданія—ломаютъ сажен­
ныя ñò?íû Стараго Гостинаго двора на Тучковой набережной. Все
изъ практическихъ соображепііі! На Петровской пабережпой,
у Трощшаго моста, на лучшемъ ì?ñò? столицы — пустыри,
свалка дровъ. А ì?ñòî на Михайловской площади пустуетъ и
пустуетъ!
Между ò?ìú, Стараго Гостинаго двора очень жалко... Кто
бывалъ во äâîð? этого грандіознаго зданія, помнитъ, какое
сильное âïå÷àòë?í³å производила его двухъэтажная аркада. Вспо­
минались итальянскія cortile монастырей.
Казалось: застеклить арки, такимъ образомъ отеплить кори­
доры—и получились бы чудные променуары, выставочпыя залы,
залы музейпыя!
(40)
Трезиніевское сооружеігіе, позже ïåðåä?ëàíïîå въ ñòèë? эпохи
Имперіп, представляло значительный интересъ и по архитектур­
ной îáðàáîòê?. Прелестны были наличники н отличенъ îòâ?ñíûé
Элегантный карнизъ.
Но если упомянутый çä?ñü постройки были уничтожены, то
все­таки, какъ ихъ ни жалко, какое­то хотя бы отдаленное опра­
вданіе можетъ быть приведено по поводу причины ихъ разру­
шенія. Но çà÷?ìú сломали чудесную Воронихипскую дачу на
Черной ð?÷ê?? Çà÷?ìú погубили весь ð?äê³é ансамбль барской
пригородной усадьбы со статуями, мостами, спусками къ при­
стани? Лишь отдельные Фрагменты прежняго âåëèêîë?ï³ÿ напо­
мпнаютъ теперь о варварскомъ ïîñòóïê? людей, не развитыхъ
художествеішо и мало, очевидно, любящихъ старину Петербурга,
а ò?ìú áîë?å старину Фамильную, родовую. Дача Воронихина
за ïîñë?äí³å годы стала слишкомъ íçâ?ñòíà, чтобы помещать
въ этомъ î÷åðê? ея снимокъ. Она èçâ?ñòíà и по êàðò³ø? самого
строителя Воронихина, хранящейся въ Ìóçå? Александра III.
Изъ того, что самъ авторъ изобразилъ на ïîëîòï? свое соору­
женіе, можно судить, что, значитъ, оиъ особенно призпа­
валъ достоинства удавшагося ему сооруженія... И, однако,
ничего не помогло: спесли всю дачу и лишь остатки—антич­
ный мраморный саркоФагъ, барочная статуя Нептуна да памят­
ник!, любимой ñîáàê? граФа, разбросанные въ ïàðê?, укра­
шая до спхъ поръ этотъ уютный уголокъ,—напоминаютъ объ
одномъ изъ íàèáîë?å красивыхъ сооруженій Стараго Петер­
бурга.
Неподалеку отъ Сердобольской улицы существовала прелестная
деревянная круглая áåñ?äî÷êà, очень благородно, тактично укра­
шенная орнаментами по Фризу и покрытая куполомъ.
(41)
Долгое время въ пей существовала кузница или подобіе
какой­то слесарной мастерской... Конечно, павильончикъ былъ
попорченъ, но все­таки существовали Сгорала ли построечка,
пошла ли за ветхостью на дрова, — но áîë?å она не суще­
ствуетъ...
Погибли âñ? атрибуты садоваго устройства и въ «Кушелев­
ской äà÷?» на Б. Îõò?, построенной Гваренги и ïüø? занятой
Елизаветинской Общиной сестеръ милосердія. Давпо ли можно
было въ чудномъ, типичномъ барскомъ ïàðê? у дворца любо­
ваться прудами, руипою, áåñ?äêàìè, аллеей бюстовъ, гротомъ
(нишею) со статуей Екатерины II, работы Рашетта. Не осталось и
«ë?äà отъ парка, искусственпыхъ руипъ, аллей; кругомъ—заводы
«Новой Баваріи», какой­то «Мануфактуры». Только Фасадъ, да пре­
красная ограда изъ изваяпій львовъ, держащихъ ö?ïè, сохра­
нились до сихъ поръ.
На берегу, передъ дачей—остатки обработки грапитпой набе­
режной, пилоны, ступени. Но ïåë?ïàÿ деревянная часовня испор­
тила теперь и зтотъ óö?ë?âø³é уголокъ. Не такъ давно, ë?òú
двадцать тому назадъ, когда­то любимое ì?ñòî прогулопъ петер­
буржцевъ—садъ съ живописпыми руинами—понадобилось уни­
чтожить. Какъ бы теперь понадобился тамъ паркъ при áîëûøö?!
Много ли теперь барскихъ садовъ óö?ë?ëî въ Ïåòåðáóðã?? При
дворцахъ граФа Шереметева, кн. Юсупова, у Николаевскаго Си­
ротскаго Института на Ìî³³ê? (и Казанской óëèö?) —вотъ и все!
Â?äü уничтожить садъ у ЕкатершігоФа ничего не стоило, а
вотъ садъ вовсе ненужный, закрывающій видъ на Адмирал­
тейство, развели...
Кстати, старинную аллею, которая вела къ спуску у восточ­
иаго Фасада Адмиралтейства, вырубили на­дняхъ (есть прекрас­
(42)
ный рисупокъ этой набережной и аллеи, устроенной Ринальди),
а передъ двордамп Англійскую набережную пытаются все заса­
дить (кстати, тщетно) ненужными çä?ñü вовсе деревьями.
Вообще, что касается сохрапенія «зеленыхъ» памятішковъ, то
въ этомъ âîïðîñ? все обстоитъ совершенно неправильно.
Но что­жъ удивляться, если на зданіи самой Академіи Худо­
жествъ исчезла статуя Минервы (въ ïóáëèê? было ìï?ï³å, что
это статуя Екатерины II). Правда, былъ пожаръ, повреждены стро­
пила купола, появились всякія техническія опасенія. Но имъ не
ì?ñòî, разъ это нужно съ эстетической точки çð?ï³ÿ. Силуэтъ
Де­ла­Моттовскаго купола совершенно не тотъ, что былъ ðàí?å
съ Фигурой наверху. И ãä? вообще эта статуя? Неужели разбита,
погибла?
Въ такомъ ñëó÷à?, что же удивляться разрушеніямъ, ванда­
лизмамъ, допускаемымъ въ отношеніи двордовъ и особпяковъ
частныхъ, если зданіе самой Академіи, которое должно бы было
блюсти эти вопросы сохраненія старипы Петербурга, подвер­
гается èçì?ïåï³ÿìú и никто не протестуетъ? Ò?ìú áîë?å ничего
í?òú страннаго, если исчезаютъ десятки и сотпи особняковъ старин­
ныхъ, домовъ Александровскаго и даже Екатеринипскаго времени!
Погибъ áåçñë?äíî чудесный съ колопнамп особпякъ на Боль­
шой Морской, уступивъ ì?ñòî уродливому «модернъ» новаго дома.
На углу Большой Морской и Почтамтской также снесенъ
былъ очаровательный домъ, въ которомъ жилъ псторпкъ Карам­
зинъ, и на ì?ñò? его «взошелъ какой­то пирогъ», исчезли дома
на Офіщерской, Конюшенной, Гороховой (у Семеповскаго моста),
на Сергіевской, Фурштадтской, на Васильевскомъ...
«Всего îáèäè?é,—говоритъ Беиуа,—когда старые дома, отли­
чавшіеся скромностью и грандіозпыми Фасадами, только пере­
(43)
облицовываются изъ соображеній ложно понятаго изящества
(íàïðèì?ðú, истинно барскііі домикъ гр. Мордвиновой на óëèö?
Глинки), иритомъ и простительно, и понятно самое искавгіе до­
ходовъ и связанная ст. нимъ перестройка домовъ, но непрости­
тельно, что дома при этомъ уродуются. Въ áîëûïèíñòâ? слу­
чаевъ âïîëí? возможно сохраненіе стараго типа и въ то же
время увеличеніе надстройки дома. Не то въ Ïåòåðáóðã?. За
немногими (до ñì?øíîãî немногими) исключеніямп, этотъ городъ
только уродуется и именно уродуется, такъ какъ только то, что
въ немъ стараго—то хорошо».
Такъ было еще вт> 1902 году...
Правда, теперь Современный Петроградъ обладаетъ уже и
многими хорошими домами. Но лишь въ исключительныхъ слу­
чаяхъ эти новые хорошіе дома возникаютъ на ì?ñò? старыхъ
хорошихъ (уголъ улицы Гоголя и Невскаго, Банкъ Вавельберга,
Невскій 10, Банкъ Рябушішскаго и еще два—три ïðèì?ðà, когда
новое достойно или даже лучше стараго) въ áîëüøèíñòâ? слу­
чаев!), какъ нарочно, новые ужасные дома стоили жизни очаро­
ватсльнымъ особпякамъ стариннымъ, а хорошее возникло въ
отношеніи къ старому. И если теперь, пятнадцать ë?òú спустя
ïîñë? того, что писалъ Бенуа, нельзя согласиться съ ò?ìú, что
«Петербургъ временъ Екатерины и Александра былъ красивъ и
благороден!., а то, что теперь въ немъ строятъ, только íåë?ïî,
безобразно и пошло», то все же скажемъ, что Петербургъ, какъ
городъ, съ каждымъ годомъ теряетъ свою чудную, ö?ëüíóþ
физіопомію, несмотря даже на хорошія, îòä?ëüíûÿ иовыя зданіл.
И это потому, что портятъ лучшія старыя зданія и ö?ëûå ансамбли
(достройка къ Михайловскому дворцу, Этнографическому музею
Александра III), и безпощадпо, какъ нарочно, воздвигаются новые
(44)
огромные, безобразные или безличные и ñ?ðûå дома на ì?ñò?
очаровательныхъ старенькихъ. На углу Знаменской и Кирочной,
ãä? существовали два прелестныхъ особнячка съ очень хорошими
барельефами; на 5­й лнніи Васильевскаго Острова, д. № 19,
âì?ñòî хорошего деревяпнаго домика, возникъ средняго каче­
ства, «безпокойный» Фасадъ; на углу Ñú?çæèíñêîé и Большого
проспекта дворъ съ интересной аркадой второго этажа ïåðåä?-
ланъ до неузнаваемости (Çà÷?ìú? Â?äü, только èçì?íèëè Форму
арокъ. Ïîì?ùåí³å осталось то же самое). Ïåðåä?ëàëè также,
испортивъ (будто нельзя расширять ïîì?ùåí³ÿ въ глубь, во
дворъ— было же ì?ñòî!), Фасады гимназій на Гагаринской óëèö?
(1823 г.) и на Казанской. Въ первомъ ñëó÷à?, къ счастью,
ïåðåä?ëêà не особенно исказила старину, но на Казанской óëíï?
ö?ëèêîìú погубленъ Фасадъ. Новое зданіе «модернъ­ампирнаго»
характера—ужасно!
Стоитъ ли упоминать о ïîð÷? многнхъ рынковъ: Андреевскаго
(сплошь со стороны 6­й линіи), çàë?ïëåííàãî безобразными
âûâ?ñêàìè, о ïîð÷? Гостинаго Двора, пе той части, что въ
êîíï? XIX ñòîë?ò³ÿ была перестроена, а о другихъ частяхъ,
тоже çàë?ïëåííûõú âûâ?ñêàìè, или о чудномъ ïîðòèê? Перин­
ной линіи, сплошь закрытом­!, (курьезно и глупо торчатъ только
куски колоннъ) âûâ?ñêàìè; также и перекраска губитъ до сігхъ
поръ многіе чудесные Фасады. Что удивляться неправильному
окрашиваиію частныхъ домовъ, если даже дворцы Зимній, Стро­
ганова, Министра Путей Сообщенія и многіе другіе варварски
продолжаютъ закрашивать сплошь въ густые, мрачные, безвкусные
тона (коричневый, красно­кпрпичпый)...
Но íàèáîë?å печальной страницей въ исторіи вандализма Ста­
раго Петербурга все­таки явится та, которая ïîâ?ñòâóåòú о мостахъ.
(45)
<*#

Исчезновеніе Ö?ïíîãî моста у Ë?òíÿãî сада—íè÷?ìú не возна­


градимая утеря. Такого другого моста не будетъ никогда въ
Ïåòðîãðàä?. При воспоминапін теперь онъ рисуется полнымъ
Фантастическаго âåëèêîë?ï³ÿ. Струны, поддерживавшія ö?ïè,
зо.іо!']. ія украшенія на пплонахъ, весь его старшшый силуэтъ
быль такъ нуженъ именно этому уголку Стараго Петербурга.
Другой ï?ïíîé—Египетскій—мостъ также былъ очень красивъ.
Но недосмотръ техническаго надзора погубилъ его. Остались
только прелестпые ï?øåõîäíûå мостики (Банковскій, íàïðèì?ðú),
но о нихъ ð?÷ü впереди.
Глава третья.

ПРОГУЛКИ ПО СТАРИННЫМЪ КВАРТАЛАМЪ ПЕТЕРБУРГА.


1.
Въ неболыпомъ êîëè÷åñòâ?, но все же сохранились еще кое­
ãä? у насъ такія ì?ñòà.ãä? не только какой­ ннбудь îòä?ëüíûé домъ
или «рынокъ», но ö?ëûÿ нагроможденія старинныхъ домовъ
и всякихъ построекъ образуютъ собою уголки Стараго Петербурга.
Правда, они разбросаны въ самых ъ различныхъ кварталахъ
столнды...
Начнемъ нашъ краткій обзоръ, именно, съ í?êîòîðûõú изъ
такихъ ensemble'ii, причемъ исчерпывающе перечислить âñ?
«уголки» — вовсе не наша задача; ограиичиваемъ себя представле­
ніемъ лишь общей картины, приведеніемъ ïðèì?ðîâú самыхъ
типичпыхъ.
Íàíáîë?å ö?ëüïûé и самый старинный кварта.п> сохранился,
кажется, у Тучкова переулка на Васильевскомъ. Çä?ñü по Волхов­
скому переулку тянутся низенькія, плоскіл построечки, едва ли не
Петровскаго времени (такія же низенькія, по не столь старинный.
постройки тянутся по Иностранному переулку). Çä?ñü же, неподалеку,
на углу Тучковой набережной и Тучкова переулка, находятся и
(47)
старинные, теперь заколоченные, Флигеля, амбары, вообще с зады»
дерковныхъ построекъ и служебные Флигеля домовъ №№ 29 и 31 по
Кадетской линіи. Вдали церковь Св. Екатерины, своимъ куполомъ,
па áàðàáàí?, обработаннымъ полуколонпами, прекрасно домини­
руетъ надъ старенькими построечками, украшенными вовсе пе пло­
хими ð?øåòêàìè, кронштейнами балкоповъ, старинными æåë?ç-
ными ставнями. Прекрасные дома па углу Средняго проспекта
и набережной, старинные амбары, отлично обработанные дворы
п особнякъ на Биржевомъ ïåðåóëê?,—какъ все это âì?ñò?
(особенно съ бывшимъ Старымъ Гостинымъ дворомъ) — ти­
ппчпо, ï?ëüíî! Какой прекрасный «уголъ» старины сохраняется
çä?ñü. Едва ли это не íàèáîë?å богатый остатками Стараго
Петербурга райопъ. Еще и теперь любитель старины не пожа­
ë?åòú о потерянномъ времени, если заглянетъ сюда...
На ïðîñòðàíñòâ? всего ï?ñêîëüêèõú кварталовъ, çä?ñü собралось
много, конечно, не архптектурныхъ chef ñÃîåè?ãå'îâú, но почти
«памятниковъ» старины и притомъ старины милой, уютпой,
типичной.
Едва ли ãä? еще вообще соединено столько «остатковъ»
прошлаго, какъ çä?ñü, ò?ìú áîë?å что поблизости мы âñòð?òèìú
также и круппыя историческія постройки: Университетъ,
Биржу, Таможню и часовню близъ нея, «Новый» Гостипыіі дворъ,
Академію Наукъ (Кунсткамера) и Флигель ея, и вообще вдоль
по Кадетской и Первой линілмъ и по Университетской
набережной—рядъ «памятнпковъ» зодчества эпохи Екатерины,
Елизаветы и даже Петра.
Итакъ, часть Васильевскаго Острова, образуемая набережными
Невы п Невки и îòð?çàíïàÿ Первой линіей,—вотъ область для
нашего обозревателя, ïàèáîë?å богатая и интересная.
(48)
Мпого отлнчпыхъ «точекъ» иа старинные уголки открывается и
у Щепяного и у Нпкольскаго рынковъ, близь Крюкова канала.
Çä?ñü тяжелый арки, курьезные ходы въ подвальныіі этажъ,
крутыя, старыя крыши, съ брандмауэрами, обелиски моста,
склады, и вдали стройная колокольня и купола церкви Николы
Морского—образуютъ типичный уголокъ старины. Поблизости
у Фонтанки—много âåëïêîë?ïíûõú особняковъ (копца Õ?Ø и
начала XIX â?êîâú) въ два и въ три этажа. Перейдя на другую
сторону Фонтанки (къ ñîæàë?ï³þ, уже не по Египетскому мосту),
мы âñòð?òïìú третій «кусокъ» старины Петербургской—это ì?ñòî
близъ Измайловскаго Собора—çä?ñü, на углу Госпптальпаго
переулка чудесный, старинный, очень типичный особпякъ, äàë?å
въ Ротахъ много курьезныхъ домиковъ начала XIX â?êà, и
вплоть до Обводнаго Канала, по берегу котораго тянутся стариниые
провіантскіе склады—âñ? эти кварталы, если теперь и не изоби­
луютъ памятниками старины, то все же сохраняютъ остатки ихъ въ
большемъ êîëè÷åñòâ?, ÷?ìú другія части èüø?øíÿãî Петрограда.
Конечно, Милліонная улица, Марсово поле и Мойка, почти
сплошь состояния изъ чудеспыхъ дворцовъ и особняковъ,
такъ же, какъ и площадь Зимпяго дворца, пабережпыя Англіиская,
Дворцовая или набережная Фонтанки; эти âñ?ìú èçâ?ñòèûÿ
ì?ñòà, находящіяся, такъ сказать, па виду, запимаютъ насъ
меньше: мимо пихъ ïðî?çæàþòú каждый день, и âïå÷àòë?í³å,
получаемое при âèä? ихъ, стало не то что слабымъ, но такъ
притупилось, что часто, проходя даже около лучшаго дворца,
какъ­то пе çàì?÷àåøü его.
Между ò?ìú, попадая въ захолустный «уголокъ», въ ðîä? того,
что у Крюкова Канала и Фонтанки, сразу какъ­то «êð?ï÷å»
ощущаешь всю прелесть старипы.
(49) *
Много старенькпхъ домиковъ находится еще па Можайской,
на Кабинетской, па Клпнскомъ ïðîñïåêò?, на Рождественскихъ
улицахъ.
По Гороховой, Загородному, Демидову переулку, по Ì?ùàï-
ской, Казанской—много старинныхъ домовъ, при которыхъ осо­
бенно типичны дворы.
Îòä?ëüíûÿ построечки (амбары, особняки, íûí? все больше
занятые трактирами) встречаются и па Петербургской ñòîðîí?,
па набережной Большой Невки, Малой Невы.
На островахъ, у Черной ð?÷êè, на Îõò?, па набережных!»
Новой Деревни интересны дачи.
Особенно хороши дворы и сады прн домахъ на набережной
Екатерпнинскаго канала и частью Мойки: старинный характеръ
носятъ многіе изъ нихъ. Аллеи деревьевъ, сочно и красиво раз­
росшіяся и бросающія прохладную тьнь, низенькія арочки воротъ,
обширные, застроенные конюшнями и арками сараевъ, дворы,
поросшіе травкой... все это напоминаетъ время, когда не было
еще гаражей и шоФФеровъ...
Особенно красива часть набережной Мойки, у дома Коню­
шеннаго â?äîìñòâà, ãä? съ одной сторопы колоннада Стасовскаго
манежа и рядъ домовъ начала XIX â?êà, между которыми есть
очень интересные, а съ другой—домъ, принадлежащие Óä?ëüíîìó
â?äîìñòâó, Круглый рынокъ; çä?ñü же Мойку ïåðåñ?êàþòú три
моста, каждый изъ нихъ (хотя и съ безобразно обломанными
(sic!) Фонарями), но украшенъ прекрасными чугунными ð?øåò-
ками перилъ и опирается на чугунный же арки, покрытыя
стильнымъ, àêàï?îâûìú орнамептомъ.
Отражающіеся въ тихихъ темпыхъ водахъ каналовъ мосты
эти, âì?ñò? съ áë?äíî-ñ?ðûìè, лимонными и Фисташковыми
(50)
Фасадами образуютъ полный ï?ëüíîñòè п стиля уголокъ красиваго
Стараго Петербурга.
Конечно, виды îòä?ëüíûõú стартшыхъ построекъ гораздо
ìïîãî÷èñëåíí?å упомянутыхъ ensemble'eii.
Íàïðèì?ðú, полонъ тихой прелести видъ со стороны Мойки
на арку зданія «Новой Голландіи». Особенно ë?òîìú, когда
мощныя колонны отражаются въ âîä?, а на берегу растетт.
травка среди уже пикогда не перемащиваемой мостовой. Также
âåëèêîë?ïíû и некоторые виды на садъ, áåñ?äêó и ограду дома
Бобриискаго со стороны Адмиралтейскаго канала; хорошъ ensemble
дома графа Шереметева съ ð?øåòêî³³ и пристройками боковыхъ
Флигелей на Ôîíòàíê?, но особенно типиченъ видъ на Тучковъ
(Пеньковый) Буянь со стороны Тучковой набережной. Çä?ñü, на
отчужденномъ îñòðîâê? (къ ñîæàë?í³þ, теперь почти âñ? каналы
у Буяпа засыпаны, прежде они îòä?ëÿëè такъ называемый
Бироновъ Дворепъ отъ прилегающей части Петербургской стороны)
стоятъ два âåëèêîë?ïíûõú корпуса съ îòä?ëüíûìú павильономъ
ïîñðåäèí?; ë?ñú мачтъ корабельныхъ колышется у пабережпой
и напоминаетъ ò? времена, когда не было еще пара и электричества.
Исключительно âåëèêîë?ïåíú ensemble у Смольнаго монастыря.
Соборъ съ окружающими его постройками, аркадами, галлереями,
оградами и Фантастическими ð?øåòêàìè образуетъ картину
полную, величественную и единственную въ своемъ ðîä?.
Таковы ï?êîòîðûÿ черты ò?õú ì?ñòú, ãä? óï?ë?ëè еще
кусочки «Старины Петербургской».

2.
Конечно, разбирая въ îòä?ëüíîñòè сохранившіяся постройки»
мы найдемъ еще í?ñêîëüêî, быть можетъ, незначительных!.,
(51)
которыя, однако, представляютъ ннтересъ и живописностью рас­
положенія. Количество же сохранившаяся матеріала, вообще,
довольно велико, несмотря на массу ежегодно уннчтожаемаго.
Дабы хотя приблизительно îñìîòð?òü интересующее насъ,
будемъ теперь разсматривать постройки не по райопамъ, въ âèä?
прогулокъ, а подбирая óï?ë?âø³å памятники—по типамъ.
Конечно, çä?ñü не приходится говорить о дворцахъ и
соборахъ ãëàâí?éøèõú—они âñ?ìú èçâ?ñòíû, îïðåä?ëåíû. Гораздо
èíòåðåñï?å взглянуть на старину, « пе захватанную » , «не тронутую » .
Ñòàð?éø³ÿ сооруженія, изъ óä?ë?âïøõú, Гостиные Дворы.
Много ихъ было въ Ïåòåðáóðã?. И хотя снесли Старый Дворъ
на Васпльевскомъ, но все­таки судьба, очевидно, была милостива
къ другимъ «Дворамъ».
Круглый рьшокъ иа Ìîéê?, украшенный курьезнымъ барелье­
фомъ, изображающимъ быка, одинъ изъ ñòàð?³³øèõú, —Екате­
рпнинскаго времени (хотя онъ частично и былъ подвергнуть
новой обработке).
Построенный Де­ла­Моттомъ, въ 1761— 1765 годахъ,—Гости­
ный дворъ па Невскомъ, лишь со стороны Банковской линін
свободенъ отъ çàë?ïïâøèõú его íûí? âûâ?ñîêú; çä?ñü и видна
его первоначальная архитектура,—простая, но благородная, сло­
вомъ—полная противоположность тому, что устроепо со стороны
Невскаго, ãä? строитель, руководствуясь якобы первоначальнымъ,
ä?éñòâèòåëüíî, ñîõðà³íøøø?³ñÿ проектомъ Растрелли, ñä?ëàëú
что­то совершенно непохожее на него. Такъ пазываемыіі Новый
Гостиный дворъ, построеішый Гваренги, рядомъ сь Академиче­
скимъ Флигелемъ (близъ Университетской набережной)—также
ïåðåä?ëàïú позже до неузнаваемости. Зато, âïîëí? сохранны
по виду—Ямской рьшокъ, построенный Стасовымъ (на Нико­
(52)
лаевской óëïö?), съ колоннами и гладкой по краямъ обработкою,
Никольскій, что у Садовой, Соляной, что на Гагаринской, и только
отчасти ïåðåä?ëàïú (заложены арки по 6­ой линіп) Андреевскій
рынокъ на Васильевскомъ. Со стороны противоположной 6­ой ли­
ши въ Фасадъ этого рынка какъ­бы вставлена красивая колон­
нада, â?ðîÿòíî, еще Екатерининскаго времени.
Очень своеобразна аркада такъ называемой Перинной липіи. Осо­
бенно хороши арки къ Банковскому переулку, óö?ë?ëà çä?ñü и
старинная крыша. Портикъ со стороны Невскаго очень красивъ.
Но твореніе Луиджи Русска, на виду у самой Думы, у Невскаго—
вотъ яркій показатель отношения города къ ñòàðèí?,—возмутитель­
ï?³³øñ, хамски испорчено íàë?ïëåïíûìè на колонны âûâ?ñêàìè,
пристроепными между колоннъ витринами и подло привинчен­
ными къ колоннамъ Фонарями. Í?÷òî азіатское, въ самомъ некуль­
турномъ ñìûñë? этого слова, чувствуется çä?ñü въ ïîð÷? этого
чудпаго портика. Реклама глупая и грубая испортила старинное
сооруженіе. Неужели же не настанетъ время, когда властная рука
заставить убрать âñ? эти âûâ?ñêè и Фонари, ïðèêð?ïëåïïûå къ
колоннамъ?
Хорошъ еще Литовскій рынокъ, по онъ очень застроенъ во
äâîð?, и общій видъ его сильно èçì?ïåïú. Еще áîë?å попорчена
линія Щепяпого рьпша. Çä?ñü óä?ë?ëî только ï?ñêîëüêî арокъ
по Крюкову каналу и Щепяному переулку. Остальпыя варварски
заложены или перестроены ö?ëèêîìú. Между ò?ìú, очень красиво
очертапіе этихъ арокъ, пологихъ, низкихъ, уютныхъ.
Къ типу рядовъ по âí?øíåìó виду во всякомъ ñëó÷à?
отнести можно и амбары. Лучшіе въ этомъ ðîä? въ Биржевомъ
ïåðåóëê? (д. № 2)—съ арками во второмъ ýòàæ?. Интересны и
дворы этихъ амбаровъ. Хороши товарные склады съ ïàâ?ñàìè
(53)
на Дегтярпой ó.øï? и на 2­ой Рождественской. Амбары, тоже
деревянные и очень типичные на Калашииковской набережной,
во äâîð? дома, что на углу Крюкова канала и Фонтанки, и въ
другихъ ì?ñòàõú.
«Пепьковый» или «Тучковъ Буяиъ», называемый въ обще­
житіп Бироновымъ дворцомъ, является въ своемъ ðîä? едип­
ственнымъ сооруженіемъ Стараго Петербурга.
Мы уже ознакомились съ живописностью его положенія. Раз­
смотримъ теперь поблшке это немного Фантастическое соору­
женіе.
При Èìïåðàòðèï? Àíí? ²îàííîâí? находившіеся на этомъ
ì?ñò? пеньковые склады ñãîð?ëè (29 іюпя 1761 года). Въ
1764 году начата была постройка новыхъ пеиьковыхъ складовъ;
при этомъ, если мы вспомнимъ, какъ огромно было значеиіе въ
то время пеньки, шедшей на нзготовленіе канатовъ—столь важ­
наго орудія корабельнаго устройства, столь необходимой части
парусной системы,—то мы поймемъ, почему для пеньковыхт.
складовъ сооруженъ былъ почти дворецъ, недаромъ и заслу­
живши! такое названіс въ íàðîä?: центральная часть пово­соору­
женнаго зданія,—помвщеніе â?ñîâú,—украшена ð?øåòêîé съ
гербомъ Государства Россійскаго; наверху ïîì?ùàëñÿ рядъ кан­
целярии, прокуратура торговыхъ ä?ëú. Сзади зданій шелъ такт,
называемый «шофъ» —родъ амбара или длиннаго помьщенія (для
витья канатовъ?).
Не подлежптъ ñîìè?í³þ, что авторомъ зданія былъ знаменитый
Ринальди: çä?ñü чувствуется его простая, слегка напоминающая
въ деталяхъ стиль Louis XVI, архитектура.
Особенно характерны и красивы были существовавшіе âíà÷àë?
полукруглые Фронтоны съ орнаментами въ ðîä? ò?õú, что запол­
(54)
цяютъ собою архитектурный части Катальной Горки въ Ораніен­
áàóì?, сооруженной Рииальди.
Въ общемъ это сооруженіе çàïå÷àòë?íî итальяпскимъ вкусомъ,
и хотя сохранились чертежи, подписанные Деденевымъ (1764 г.), но
возможно, что это былъ лишь производитель работъ или
ПОМОЩНИК!..
Но, несмотря на то, что есть и íûí? не только проФаны, но
и такіе архитекторы и даже художники, которые утверждаютъ,
что Пеньковъ Буянь —зданіе нехудожественное, однако, мы пола­
гаемъ, что какъ по силуэту (при ðàçñìîòð?í³è издали), таіа»
и по плану, по композиціи и даже по деталямъ, зданіе это—одно
изъ выдающихся въ Старомъ Ïåòåðáóðã?. Конечно, оно попор­
чено немало закладкой оконъ и вообще находится въ запущенномъ
состояніи, но, очищенное отъ всякихъ загоражіпіаюшихъ его
построекъ (со стороны Александровскаго проспекта) и подремонти­
рованное, оно могло бы служить хотя бы будущимъ Дворпомъ
Искусствъ и во всякомъ ñëó÷à? Муземъ Стараго Петербурга.
Особенно хороши ë?ñòíèïû, ведущія во второй этажъ по
бокамъ Важни. Для того, чтобы постигнуть всю прелесть этого
уголка, надо подняться на верхнюю площадку лъстнплы, отсюда
видны монолитныя перила крутой ë?ñòïèïû, уголъ Важни и
ë?ñú мачтъ, «лайбъ» и даже кораблей, разгружающихся у набе­
режной Буяна.
Находясь çä?ñü, совершенно забываешь о томъ, что все
это происходить въ Современномъ Ïåòðîãðàä?, что íåâäàëåê?
á?ãàþòú вагоны ненависгнаго трамвая, что тутъ рядомъ высятся
семиэтажныя громады Александровскаго проспекта.
Корабли тихо и ì?ðíî покачиваютъ своими поскрипываю­
щими мачтами, барки, занрудившія ð?êó, вырисовываются пестро­
(55)
размалеванными носами, а на той ñòîðîí?—пизенькіе, старень­
кіе дома, и надъ ними, какъ въ Ðèì? Св. Петръ, куполъ цер­
кви Св. Екатерины,—мощный и кажущійся бблыпимъ, нежели
онъ на самомъ ä?ë?; къ ð?ê? вдали спускается низкая набереж­
ная, не óêð?ïëåííàÿ гранптомъ, а поросшая травкой. Ничто не
нарушаетъ п/ьльностп этого âïå÷àòë?í³ÿ. Ни одннъ штрихъ не
нарушаетъ картины. Не слышно даже шума паровой лебедки,
ãä?-òî сзади за низкой ñò?íîé подымающей тяжести. Плескъ
волнъ о гранить, скрппъ мачтъ, да грустная ï?ñíÿ грузов­
щпка, вспомипающаго свои родпыя привольныя ì?ñòà. Какъ
близко все это къ тому настроенію, которое испытывалъ Пуш­
каревъ, описывавшій Петербургъ въ 1830 году...

3.
Конечно, въ Ïåòåðáóðã?, какъ въ правительствепномъ öåíòð?,
собственно, даже ðàí?å торговыхъ ïîì?ùåí³é должны были
возникнуть постройки разлпчныхъ государствепныхъ учре­
ждсній.
Изъ сохранившихся, однимъ изъ ñòàð?éøíõú въ этомъ ðîä?
является здапіе «Äâ?íàäöàòè коллегійи. Потомъ, Кунсткамера съ
башней, къ ñîæàë?ï³þ, ïîñë? пожара, такъ и не надстроенною
доверху. Изъ правптельствепныхъ учрежденій эпохи дарствен­
наго стиля Empire, т. ­е. зданія Сепата, Синода, Мпп. Вп. Ä?ëú и
др.—âí? нашего обзора. Адмиралтейство, къ ñîæàë?í³þ, сильно
попорчено; особенно жалко, что застроена площадь между двумя
павильонами, выходящими на Неву и служившими прежде родомъ
воротъ надъ каналомъ, проходившимъ подъ павильонами и
шедшими вдоль всего двора. Надъ каналами въ самыхъ воротахъ
были открытые балкопы для осмотра судовъ сверху. На гранит­
(56)
ныхъ пилопахъ стояли аллегоріи ð?êú, теперь на ихъ ì?ñò?—
уродливые якоря. Зданіе канцеляріи Военпаго Министерства и
í?êîòîðûÿ шіыя правительственныя ïîì?ùåí³ÿ не столь типичны,
ибо это бывшіе дворцы, просто занятые âïîñë?äñòâ³è учре­
ждепіямп. Но надо обратить вниманіе па прелестпое сооруженіе
Лукини—Таможню. Портикъ съ Фигурами превосходенъ, куполъ
á?äåïú, но идетъ къ линіямъ Фасада. Все здапіе полно традицій
птальянскаго классицизма и âì?ñò? съ ë?ñòïèöåé, гранитной
набережной и стоящими па ней львами образуетъ âåëèêîë?ïï?é-
шій ensemble, представляющій одшгь изъ íàèáîë?å красивыхъ
уголковъ Стараго Петербурга.
Неподалеку очень хороши два корпуса, симметрично распо­
ложенные по бокамъ Биржи. Съ á?ëûìè колоннадами въ средней
части Фасада, къ ñîæàë?í³þ, попорченнаго ïåðåä?ëêîþ (новый
порталъ Зоологическаго музея), эти два здапія прекрасно вяжутся
съ огромнымъ храмоподобнымъ здапіемъ Биржи.
Намъ не придется повторять о êðàñîò? зданія дома на Теа­
тральной óëèö? и Чернышевой площади (Министерство Народ­
наго Ïðîñâ?ùåí³ÿ и Министерство Впутрепнихъ Ä?ëú)—это по­
стройки исключительной силы, но улица, ими образованная, къ
ñîæàë?í³þ, не докончена обработкою. Еще педавно Управленіе
Московско­Винд.­Рыб. ж. д. построило па Театральной площади
òåìíî-ñ?ðîå зданіе въ ñòèë? Empire, сильно модернизованное и,
во всякомъ ñëó÷à?, не сочетающееся съ окружающими желто­
á?ëûìè Фасадами.
Что же удивительнаго, если еще раньше (на 10—20 ë?òú)
построили çä?ñü здаиіе въ quasi­русскомъ ñòèë? почти рядомъ съ
Алексапдринскимъ театромъ? Теперь вкусы эволюціоппровались
въ лучшую сторону: Управленіе дороги построило свой домъ все­
(Й7)
таки въ êëàññèê?, но въ какой! Неужели, нельзя было просто
продолжить корпуса Росси дальше и получить замкнутый ensemble?
Еще äîñàäí?å, что на Чернышевой площади âëàä?òåëü какого­то
доходнаго дома даже не çàõîò?ëú приспособиться къ созданію Росси
и çä?ñü видно сразу, что постройка Театральной улицы и Чер­
нышевой площади въ свое время не была закончена: унылый,
ñ?ðûé, безлично­ренессансный домъ нарушаетъ ï?ëüíîñòü всей
картины.
Очень благородпую âí?øíîñòü являетъ зданіе Главных!» Двор­
повыхъ Конюшенъ, построенное Стасовымъ. И средняя часть съ
куполомъ и боковыя крылья (одно перестроено) въ âïä? нишъ
съ колоннами оставллютъ лучшее âïå÷àòë?í³å.
Интересна и колоішада, идущая по Ìî³³ê?, грузная, чисто
декоративная, но очень привлекательная, особенно, какъ фонъ
для чугуппыхъ ð?øåòîêú Б. Конюшеннаго моста.
Казармы и манежи въ общей êàðòèí? Стараго Петербурга
также займутъ довольно видное ì?îòî.
Начпемъ обзоръ со ñòàð?éøïõú изъ сохранившихся—Пав­
ловскаго времени (íüø? офицерская кавалерійская школа)—низепь­
кихъ, украшенныхъ огромными гербами съ инщгіаламп Импе­
ратора Павла I и изображеніемъ мальтійскаго креста (этого же
стиля инвалидный домъ на набережной Б. Невки на Каменном і.
Îñòðîâ?).
Кавалергардскія казармы на Шпалерной óëèä? (Л. Русска)
съ прекрасным!, портикомъ и двумя статуями по бокамъ (кстати
îá? Фигуры Марса и Беллоны недавно грубо отреставрированы
штукатуромъ) и манежъ его недалеко по Таврической óëèä? съ
мощной рустовкой колоннъ—лучшія сооруженія этого рода. О
ìàíåæ? Конногвардейскаго полка, построенномъ Гваренги, говорить
(Й8)
пе приходится. Къ ñîæàë?ï³þ, это превосходное сооруженіе въ
заброшенномъ âèä?: досками забиты «междуколонья», статуи сняты
съ пьедесталовъ и перенесены къ казармамъ.
Мапежъ второго Кадетскаго корпуса (фехтовальная школа) на
набережной Ждановки—зданіе очень благородныхъ пропорпдй; оно
приписывается Стасову, но, по предапію, относится къ Томопу.
Простъ, но красивъ Фасадъ казармъ Лейбъ­Гренадерскаго
полка (Русска).
Павловскія казармы Стасова отличное сооружепіе.
Аптекарскій домъ (построенный Гваренги) íûí? èì?åòú отно­
шеніе къ павловскимъ казармамъ, почему мы его сюда и отнесемъ.
Это небольшое по Фасаду зданіе—очень благородныхъ пропорцій.
Изъ гауптвахтъ ö?ëî только одно зданіе па Ñ?ííîé, но оно
очень ïåðåä?ëàíî и неузнаваемо въ его íûí?øíåìú предпазна­
ченіи, у здапія бывшаго Балтійскаго Судостроительпато завода
п у Елагина дворца.
Зданія учебныхъ заведеній Стараго Петербурга очень
многочисленны. Институты благородныхъ ä?âèïú (Смольный и
Екатеринински—построены Гваренги), Горный (постройка Воро­
нихина, отличныя ворота во äâîð?), Кадетскіе корпуса (первый—
бывшій Меиынпковскій дворецъ, второй—построенный Демпр­
цовымъ), Морской корпусъ и мн. др.—все это старпппыя зданія.
Особенно красиво было Константиповское артпллерійское училище
(постр. арх. Волковымъ), до подпятія во время перестройки колон­
нады на второй этажъ. Прежде колонны стояли на первомъ
ýòàæ?.
Отличный Фасадъ Института Инженеровъ Путей Сообщенія,
построеннаго Бетанкуромъ, при участіи Томона (?); внутри хорошъ
строго выдержанный въ êëàññèê? залъ.
(59)
Больницы Маріинская на Литейпомъ (Гваренги), Обуховскал
на Ôîíòàíê? и Загородпомъ ïðîñïñêò? и í?êîòîðûÿ другія—
отличпыя архптектурныя сооруженія. Особенно âåëèêîë?ïåíú
Фасадъ МаріннсЕОЙ больницы съ импозантнымъ папдусомъ и
хороша ð?äêîñòíàè обработка ë?ñòíï÷íîé êë?òêï Обуховской
больницы B7. âèä? круглой дорической трехъярусной ротонды.

4.
Дворцы Петербурга достаточно популярны. Пожалуй, ìåí?å
другихъ èçâ?ñòíà внутренняя îòä?ëêà Строгановскаго дворца на
Невскомъ, произведенная архит. Воронихииымъ и заслуживающая
ò?ìú ue ìåí?å впнманія деликатностью и вкусомъ, съ кото­
рыми выполнена эта îòä?ëêà, совершенно очаровывающая любителя
старины.
Не ìåí?å красива îòä?ëêà зала Ипженерпаго замка. Къ сожа­
ë?í³þ, ì?ñòàìè она изуродована. Но известность чудесныхъ
залъ этихъ двухъ дворцовъ незаслуженно мала. По крайней ì?ð?,
несмотря на полную возможность ïîñ?ùåï³ÿ залъ Строгановскаго
дворца, равно какъ и церкви Ипженерпаго замка, многіе ли
любовались этими ïîì?ùåí³ÿìè?
Красивы í?êîòîðûÿ залы (íûí? кабинеты) Таврическаго
дворца. Колоннада (кулуары) èçâ?ñòíà достаточно. Бывшая
оранжерея ïåðåä?ëàíà подъ залъ çàñ?äàí³ÿ до неузнаваемости, а
чудный театръ (архитектора Русска) погибъ безвозвратно, погибъ
бездарно, безъ особой надобности, ïåðåä?ëàíïûé подъ библіотеку.
Куда ä?âàëèñü его прелестпыя росписи? Колонны, капители мпого­
листные? Если даже и ветхи были ñò?íû и самыя колонны,
неужели нельзя было все подремонтировать? Çà÷?ìú понадоби­
лось íåïðåì?ííî ломать?
(60)
Дворецъ Бобринскихъ на Галерной óëïö?—одшгь изъ лучшихъ
и ö?ëüïûõú образцовъ барской архитектуры конца XYIII ñòîë?ò³ÿ.
Домъ построепъ архитекторомъ Лупджи Русска. Со стороны
улицы Фасадъ разработаиъ очень эффсктно. Подобіе аттпка, украшен­
наго Фигурами, импозантный дворъ, чудныя ворота, съ ð?øåòêîþ.
Но еще êðàñèâ?å Фасадъ со стороны сада. Çä?ñü портикъ съ
фронтона и два полукруглыхъ выступа, обработанныхъ съ наруж­
ной стороны колоннами. Выступы покрыты куполами. Вдоль по
Адмиралтейскому каналу идетъ ð?øåòêà, заканчивающаяся
очаровательной áåñ?äêîé на углу. Въ другую сторону идетъ
каменная ограда съ бюстами. Старыя деревья со своими черными
стволами прекрасно сочетаются въ одинъ ö?ëüíûé пейзажъ съ
архитектурой. Этотъ особнякъ н внутри представляетъ удиви­
тельную картину конца XVIII ñòîë?ò³ÿ.
Великолепный вестибюль, ë?ñòïèöà и особенно красивые
плаФопы, чаще строгіе по рисунку, но изысканно выполненные.
Прелестны медальоны, топкіе бордюры и потолки.
Того же архитектора Русска домъ Державина на Ôîíòàïê? (№118),
со стороны набережной онъ совершенно переработанъ позже, по
садовый Фасадъ сохранился почти въ первопачальномъ âèä?.
Бывшая усадьба графа Кушелева ­ Безбородки па Îõò? и
ïîïûï? еще производить импозантное âïå÷àòë?ï³å со стороны
набережной. И çä?ñü ö?ëû ограда п павильоны. Есть что­то
общее въ пропорціяхъ у этого дома и Мятлевскаго. Недаромъ
много говорили о подражапін Русска своему талантливому сооте­
чественнику, работавшему въ Россіи,—Гваренги.
Къ ñîæàë?í³þ, въ этой óñàäüá? внутри все ïåðåä?ëàíî до
неузнаваемости, а, какъ было сказано, садъ со âñ?ìè его по­
стройками почти уничтоженъ.
(61)
Похожъ на усадьбу гр. Кушелева сохрапивпгійся у Фонтанки
домъ íûí? Министерства Путей Сообщенія, построенный ò?ìú
же Гваренги. Âåëèêîë?ïåíú портикъ Фасада, къ ñîæàë?í³þ, по
традиціи за ïîñë?äï³å 2—3 десятка ë?òú возмутительно окраши­
ваемый въ густой кирпичпо­краспый топъ. Въ садъ (со стороны
Юсупова сада) выходить также красивый Фасадъ. Вообще по­
добно исчезнувшей ñîâñ?ìú óñàäüá? Яковлева, построенной еще
Растрелли (тоже на Ôîíòàíê?), усадьба эта, какъ и гр. Шереме­
тева, является лучшпмъ ïðèì?ðîìú ïîì?ñò³é вельможъ, въ свое
время находившихся вдали отъ центра города и шума городскоіі
жизни по берегамъ Фонтавки, сплошь утопавшей въ зелени садовъ.
Усадьба гр. Шереметева, пожалуй, самый роскошный обра­
зецъ и, подобно Мятлевскому дому на Галерпой, âåëèêîë?ïíî
сохранялась до ïîñë?äèÿãî времени. Къ ñîæàë?í³þ, нельзя этого
сказать въ отпошеніи ïîñë?äïèõú 3—4 ë?òú. Сломаны ворота
(Растрелли?) со стороны Лнтейнаго. Уничтожена часть сада
вдоль по Литейному и построенъ ñîâñ?ìú плохой архитектуры
Пассажъ, кстати пока никому ненужный.
Вырубили много деревьевъ, èçì?íèëè видъ сада, глухой
ñò?íîé отгороженнаго отъ Литейнаго, уничтояшли гротъ, выхо­
лившій на Литейный, въ которомъ сохранилась часть обра­
ботки туФОмъ. Характеренъ былъ и каменный заборъ. Скоро,
можетъ, упразднять и другой гротъ въ саду и памятпикъ Па­
раши Ковалевской (Ковалевой, позже граФини П. Шереметевой).
Áëàãîïîëó÷í?å обстоитъ ä?ëî съ постройками, выходящими
на Фонтанку. Боковыя крылья (Гваренги) и самый домъ въ хоро­
шемъ состояніи, ð?øåòêà (Корсини) такъ же великол?ïíà, какъ и
въ годъ ея постройки (40­ые годы XIX ст.). Внутри дома инте­
ресенъ только залъ (Гваренги?).
(62)
Очень хорошъ еще садъ Николаевскаго Сиротскаго Инсти­
тута, судя по ï?êîòîðûìú признакам!» обработки—именно этого,
выходящаго въ садъ Фасада, построеипаго Ринальди. Çä?ñü
также много повшествъ, изуродовавшнхъ садъ,—какія­то галле­
реи съ ð?çüáîé якобы въ русскомъ ñòèë?, террасы; но аллеи
старыхъ липъ —очаровательны.
Кстати хороша абсида церкви института, стоящая въ саду и
ð?äêî кому èçâ?ñòíàÿ.
Изъ особияковъ усадьбы îòì?òèìú еще бывшій домъ Яко­
влева на Болыпомъ ïðîñïåêò? Васильевскаго острова (на углу
9­й линіи). Построенный Михайловымъ, домъ невысокъ, но
уютенъ и отличныхъ пропордій, ворота и ограда образуютъ
усадьбу. Ö?ëà она ïîíûí?, по не гармонируетъ съ ея архитек­
турой íûí?ïøåå ея предназначепіе, и стукъ печатной машины
заставляетъ вспомнить о томъ времени, когда изъ открытыхъ
оконъ, сквозь кисейпыя çàíàâ?ñêè или тяжелыя драпировки,
слышны были другіе звуки, мелодичные звуки піано­Форте...
Возмутителенъ п деревянный ненуяшый заборъ, закрываюгаііі
только впдъ на домъ.
Остатки барскихъ усадебъ видны еще часто въ разныхъ
кварталахъ Стараго Петербурга.
Прекрасны ворота особняка, выходящаго Фасадомъ на Нико­
лаевскую набережную, ïîïûí? видныя въ Академическомъ пе­
ðåóëê?, н странно какъ­то ñìîòð?òü на эти переплетающееся â?íêí
и ñòð?ëû на сооруженіи, окруженномъ убогими лачугами и трак­
тирами. Деревянныя усадебки мы разсмотрпмъ позже, пока изъ
íàèáîë?å круппыхъ каменныхъ мы упомяпемь бывшую усадьбу
Демидова (низкій домъ на óëèï? и высокій во äâîð?) на
15­ой липіи. По Николаевской набережной д. № 1, 3, 5, 29, 33.
(63)
35, 39,—все это особняки, въ той или ипоіі ì?ð? сохранив­
шіеся äîïûï?, хотя у пихт, и пе столь уютный общій видъ, и
ñêîð?å они напоминаютъ уже каменные доходные дома начала
XIX â?êà. На второй линіи домъ № 37—Николаевскаго времени и
довольно своеобразной архитектуры.
Âåëèêîë?ïåíú особнякъ (Мятлевыхъ) па Исаакіевской пло­
щади. Неудачно закрашенъ, но очарователенъ по архитек­
òóð? стиля Louis XVI, Фасадъ этого дома: балконы, ë?ïêà,
вставленная въ квадраты и прямоугольники, очаровательные на­
личники съ кронштейнами наверху. Вообще домъ этотъ послу­
жилъ прототипомъ обработки мпогихъ доходныхъ домовъ Пе­
тербурга. Излюбленными стали такіе наличники и карнизы. Къ
ñîæàë?í³þ, опошленпыя частымъ ихъ ïðèì?èåí³åìú, такія де­
тали стали ìåí?å зам?òíûìè и па äîì? Мятлевыхъ. Но мы ö?-
нимъ по­прежнему очаровагельпую физіономію этого домика.
Очень хорошій ïðèì?ðú уже не барской, а купеческой
усадьбы —домъ Дрябипыхъ («N1 130) —сохранился на Ôîèòàíê?.
Суровый, замкнутый Фасадъ простой архитектуры укра­
шенъ лишь аттикой съ ë?ïêîé; во äâîð? онъ представляетъ
паибольшій интересъ. Çä?ñü хороша обработка ïîäú?çäà—Фо­
нари, íàâ?ñú. Дворъ обрамляютъ службы, арки, ворота, а вдали
за крышами ñèè?åòú куполъ собора. Получается ï?ëüïàÿ и ти­
пичная картина Стараго Петербурга, не нарушаемая никакими
чертами Современпаго Петрограда.
На Îõò? сохрани. іись äâ?-òðè усадьбы, â?ðîÿòíî, тоже зажи­
точнаго купечества прошлыхъ временъ. Дача Уткипа предста­
вляетъ собою отличную полукруглую ротонду, покрытую бараба­
помъ съ куполомъ. Получается родъ уютной ниши. Помимо упо­
мянутаго типа домовъ съ âïîëí? ясно выраженнымъ характе­
(6І)
ромъ особняка (т.­е. сохранившимися воротами, дворами, са­
дами, что указывало бы на характеръ предназначенія зданія для
одного семейства), — въ Старомъ Ïåòåðáóðã? есть еще немало до­
мовъ очень часто прекрасной архитектуры, которые или утра­
тили ясно выраженный типъ, или построены были, какъ дома,
«остоящіе изъ í?ñêîëüêèõú квартиръ, т.­е. какъ доходные дома
XVIII и XIX â?êîâú.
Í?òú возможности хотя бы перечислить çä?ñü âñ?, укажемъ
лишь на ï?êîòîðûå. На Ôîíòàíê? (№ 157) и âñ? четыре дома
на углу Гороховой, особенно ò?, что па правой набережной.
Çä?ñü въ одномъ äîì? курьезная витая ë?ñòíèïà. На Ôîíòàíê?
же îòì?òèìú еще дома № 18 (гр. Левашовой), д. 12—можетъ,
Екатериппнскаго времени и еще í?ñêîëüêî домовъ между Панте­
лсймонскимъ и Симеоновскимъ мостами (№ 7, 9, 36, 30, 13),
очень хорошъ залъ (архит. Гваренги) въ äîì? гр. Шуваловой
(21, 39), äàë?å дома Л? 33, 51, 56, 87, 128, 153, 155, 169, 193;
особенно хорошъ домъ на Ôîíòàíê? между Гороховой и Горст­
киной улицами.
На Загородпомъ ïðîñïåêò? интересепъ домъ «N1 12 съ пиля­
страми и аттикомъ.
На Спасской óëèï? два очень типичныхъ дома—одинъ съ
портикомь, а другой, рядомъ, съ двумя «Фонарями» ­высту­
пами.
Много отлнчпыхъ особняковъ на Сергіевской (напр., на углу
Гагарипской —чудный домикъ съ ë?ïêîþ), на Захарьевской, Фур­
штадтской. Очень хорошъ особнячокъ на Кузнечномъ íåðåóëê?
съ обширнымъ балкономъ падъ воротами. На Екатеринипскомъ
êàíàë? старинный домъ № 115, на углу Средняго проспекта и
Тучковой набережной отличный домъ съ полукруглыми окнами
(65) s
во второмъ ýòàæ? (интересно, что полукруглый окна второго
этажа—мотнвъ, въ этомъ êâàðòàë? âñòð?÷àþù³éñÿ очень часто;
пе надстроены лп были çä?ñü третііі н четвертый этажи?).
Âåëèêîë?ïåíú домъ на Невскомъ (кн. Юсупова) съ огром­
ными ë?ïíûìï украшеніями надъ окнами въ боковыхъ частяхъ.
Çä?ñü же отличны ворота, â?ðí?å, металлическая Фрамуга
ихъ.
Âåëèêîë?ïåíú домъ на Колтовскоіі набережной съ высокимъ
портикомъ и антресолями; это собственно уже типъ особняка не
петербургскій, а ñêîð?å московскій. Хорошъ Фрнзъ нзъ шле­
мовъ.
5.
Очень любопытны и характерны áîë?å простые старинные
дома небогатаго типа, предназначавшіеся для квартнръ чиповни­
ковъ, ремесленниковъ и вообще для ì?ùàíñòâà. На Ì?ùàïñêîé ул.,
на Кирочной, на óëïï? Жуковскаго óï?ë?ëè еще такіе домики съ
курьезными ë?ïíûìè украшеніями (ярко закрашенными, напри­
ì?ðú, въ краспый топъ на желтомъ ôîè? ñò?íû дома). На Вось­
мой ðîò? Измайловскаго полка отличный камеипый домикъ съ
пилястрами и барельефами, на Офицерской особнячокъ съ фонэ­
ремъ балкона, на Моховой, блнзъ Пантелеймопской, óï?ë?ëú
также подобный домъ и, наконецъ, едва ли не íàèáîë?å старые
дома въ этомъ ðîä? у Лавры, на площади. Простой архитек­
туры, безъ всякихъ украшеній, но очепь типичны эти домики
съ крутыми старинными крышами.
Много также старинныхъ домовъ на Гороховой, на Подья­
ческой улипахъ, па Фонариомъ, Максимиліановскомъ и Прачеш­
помъ. Темные ïðî?çäû воротъ; парадные входы не съ улнцы,а
(66)
со двора или, именно, въ ñò?í? этого ïðî?çäà, подъ воротами,
унылые дворы, ë?ñòíèïû на Еамснныхъ столбахъ п сводахъ, до
спхъ поръ «попари съ керосиновыми лампами, стертыя ступени,
полы изъ плиты въ коридорахъ,—какъ все это типично для
Петербурга Достоевскаго, Гончарова... Хотя не одииъ изъ та­
кпхъ домовъ âèä?ëú enje и героевъ Гоголя.
Къ одним7> изъ íàèáîë?å старпнныхъ доходныхъ домовт.
отнести надо домъ па углу Екатерининскаго канала и Гороховой
улицы (Растрелли), çàò?ìú Анииискаго времени домъ на углу
1­ой липін и Румянпевской площади, домъ на углу Кадетской
липіи и Двинскаго переулка и домъ Семенова на 8­ой линіц
близъ Средняго.
На Казанской óëèï? чудесный домъ съ колоннами (№ 18).
Къ ñîæàë?í³þ, онъ совершение изуродованъ âûâ?ñêîé (Кусевип,­
кій), закрывшей Фусты колоинъ. Въ Демндовомъ ïåðåóëê? есть
и хорошіе дома и ихъ детали («N? 1, 3, 4). Въ этихъ домахъ
(особенно въ № 1), очевидно, служившихъ особняками, сохра­
нилась ë?ïêà и даже роспись. Изъ домовъ по Екатерининскому
каналу îòì?òèìú д. JN? 134 съ барельефами и домъ № 154. На
углу ЕкатерингоФСкаго проспекта и улицы Глинки— отличный
домъ Бенуа съ масками надъ окнами перваго этажа. Домъ, оче­
видно, перестроепъ. По Крюкову каналу дома № 27 и ñîñ?äí³é
съ нимъ—очень старинные. На Апглійскомъ ïðîñïåêò?, на Пря­
дильной óëèö?, па Клинскомъ ïðîñïñêò?, на Садовой, въ Спас­
скомъ ïåðåóëê? (Л1? 11 съ богатыми ë?ïíûìè украшеніями), въ
Столярпомъ ïåðåóëê?, на Б. Подъяческой (д. № 10, 19), на Преобра­
женской óëèö?, на Среднемъ ïðîñïåêò? Васильевскаго острова
(хороши дома «N? 1, 3 и дома Л? 7 и 24 съ рельеФомъ и колонна­
дою), па 6­ой лпніп Васильевскаго, близъ Большого проспекта.
(67)
Каіп> интереспы âñ? эти дома впутри! Особеітая прелесть
въ пропорпшхъ комнатъ. Въ ихъ âûñîò?, ãëóáèí? — что­то
спедиФИческп старпнное. Печи—á?ëûÿ, каФельныя, часто очень
красивый; богатые карнизы, художественная ë?ïêà. Особенно
привлекательны и типичны ë?ñòíèöû на сводахъ съ арками въ
ïðîñò?íêàõú, съ каменными ступенями, съ такими же площад­
ками ë?ñòíèöû и съ прелестными чугунными перилами, изобра­
жающими то ñòð?ëû, перевитыя плющемъ, и гирлянды виноград­
ныхъ гроздьевъ, то меандръ сложнаго рисунка.
Не только дома конца XVIII â?êà и начала XIX, но часто
ихъ части бывали очень интересны. Напр., есть прекраспые
дворы, ïîäú?çäû, íàâ?ñû или особенно красивые карнизы и
всякіе Фрагменты.
Îòì?òèìú чудесный ïîäú?çäú съ двумя сфинксами въ
одномъ äîì? на Можайской óëèö?; не ð?äêè у ïîäú?çäîâú львы
(къ ñîæàë?ï³þ, ихъ все меньше и меньше остается: еще недавно
львы, равпо какъ и красивыя тумбы, стояли у многихъ воротъ);
прекрасны карнизы домовъ въ íà÷àë? Невскаго, противъ улицы
Гоголя, на Загородномъ ïðîñïåêò? (уголь Владимирской, противъ
Владимирской церкви), íàâ?ñû («зонтики»), ïàïðèì?ðú, у дома
на Михайловской площади, дома на Загородномъ ïðîñïåêò? и у
многихъ другихъ домовъ.
Особенно хороши бываютъ часто дворы. Совершенно неожи­
данно войдя черезъ ворота дома совершенно зауряднаго и про­
стого по àðõèòåêòóð? Фасада, можно во äâîð? óâèä?òü прекрасный
ensemble Флигелей, сараевъ, конюшенъ. Мы упоминали уже о ï?-
которыхъ дворахъ (домъ на Ìîéê?, ãä? дворъ съ арками); çä?ñü
приведемъ лишь еще í?ñêîëüêî ïðèì?ðîâú. Дворъ дома на Ì?-
щанской, ãä? ïîì?ùàåòñÿ ñòàð?éøàÿ переплетная (Молина), очень
(68^
типиченъ для картины быта и строительства Стараго Петербурга.
(Хороша въ этомъ äîì? и ë?ñòíèïà. Напротивъ—домъ съ ð?ä-
кііми деталями въ ñòèë? Louis XVI).
Дворъ дома № 1 'по Демидову переулку особенно ïðèì?÷à-
теленъ своимъ окномъ въ венедіанскомъ õàðàêòåð?.
Дворъ дома № 19 по 4­ой липіп (арка воротъ расписана
кессонами) былъ прелестно украшепъ еще недавно статуей,
стоявшей передъ гротомъ (въ âèä? пиши), и все это проекти­
ровалось на ôîí? деревьевъ. Теперь ensemble нарушенъ: убрали
статую, засохли деревья...
Дворъ дома № 8 по 8­ой ðîò? начала XIX ñòîë?ò³ÿ, дворъ
дома на углу Садовой и Итальянской и мпогіе другіе дворы
(Римско­Католической Академіи на 1­ой линіи) достойны ихъ
описаиія пли, во всякомъ ñëó÷à?, ФотограФическаго снятія или
зарисовыванія.
Къ ñîæàë?í³þ, наши художники очень мало обращаютъ внпма­
иія па эти подчасъ чудесные уголки Стараго Петербурга. А çä?ï.
сохраняется еще столько чертъ угасшаго быта, и когда послы­
шатся унылые звуки шарманки—такъ и вспомипаются едены н
герои эпохи Гончарова, Писемскаго или Крестовскаго.
Не ìåí?å, а часто даже áîë?å интересны домики­особиячки
деревянные. Архитектурно мало ÷?ìú отличаясь отъ каменныхъ,
они всегда могутъ быть охарактеризованы небольшими ðàçì?-
рами и Формами áîë?å уютными, ÷?ìú каменные. Они разбро­
саны по âñ?ìú раионамъ столицы: и въ Ротахъ, и на Васильев­
скомъ, и на Набережныхъ, и на глухихъ улипахъ (Малый про­
спектъ Петербургской стороны), и на самыхъ шумныхъ улипахъ
можно часто âñòð?òèòü такіе деревянные особнячки. Не мало ихъ
погибло за ïîñë?äí³å годы; на пашей памятп еще существовало
(69)
итого чудеспыхъ домпковъ. Огромные 6­ти­этажные дома стоять
уже ва ихъ ì?ñò? теперь.
Укажсмъ лишь па í?êîòîðûå. Домъ на Нижегородской óëíö?
противъ Боткинской напоминаетъ погибшій па 4­ой линіи. Подоб­
ньы же украшенія изъ сочныхъ àêàí?îâú украшаютъ его Фризъ
(что за чудная ð?çüáà изъ дерева была въ старину). Въ артилле­
рійскомъ ïåðåóëê?, па Тропцкой óëèö?, уголъ ГраФскаго пере­
улка (оригиналенъ домъ ст> куполомъ), на Каменноостровскомъ
(погибающій домъ на углу Песочной улицы), иа Клипскомъ
ïðîñïåêò? и на Кабинетской óëèö? (все трактиры), на Николаев­
ской óëïö? (близъ Звенигородской, у мапежа—домъ, обложенный
кирпичемъ), па Можайской, Верейской, на Загородпомъ (домикъ,
спрятавшійся въ ÷àù? деревьевъ за высокимъ заборомъ), на
Маломъ ïðîñïåêò? Петербургской стороны (отличный по компо­
зиціп, по пропорціямъ и но рисунку пилястръ), на Петербургской
набережной (съ колоннами отъ земли), па 8­ой Рождественской
(близъ угла Греческаго,) па 9­ой Ðîò?, на Полозовой (№ 11),
Áàðìàë?åâîé, Шамшевой, Красносельской {№ 10), на Ëèãîâê?
(особнякъ съ палисадпикомъ)—всюду еще существуютъ, но дожи­
ваютъ уже ïîñë?äí³å свои годы эти á?äïûÿ реликвіи Петербурга
30­хъ, 40­хъ и даже 20­хъ годовъ XIX ñòîë?ò³ÿ.
Мпого еще такихъ уютныхъ особияковъ, занят ыхъ íûï?
большею частью трактирами, сапожными и слесарными мастер­
скими. А когда­то это были чистые домикн, служпвшіе
жилищемъ îòä?ëüíîìó, áîë?å пли ìåí?å зажиточному семей­
ству. Но немного óö?ë?ëî такихъ деревянныхъ особпяч­
ковъ, которые служатъ своему прежнему предпазначенію.
Это по большей части дачи и усадьбы, описанныя, íàïðèì?ðú,
Ппсемскидгь.
(70)
Къ такимъ отпесемъ прелестную дачу па Новодеревенской
óëïö? (Новодеревенской набережной):—нпзснькій съ колоннами
домикъ, прекрасно содержавшиеся до ïîñë?äïÿãî года. Но сей­
часъ его «обшиваютъ» наново, подымаютъ ограду и вообще
перестройкою старательно изгоняютъ поэзію прошлаго. Çàò?ìú
дача Китперъ уже èçì?íåíà перестройкой балкона и ïðèë?ïêîé
па àòòèê? всякихъ пенужныхъ ð?çíûõú украшеній. Хороши дачи
на пабережиыхъ Строгановской п Выборгской.
Дача припца Ольденбургскаго—ñîâñ?ìú выдающійся и особен­
ный ïðïì?ðú усадебнаго деревяннаго строительства въ Старомъ
Ïåòåðáóðã? (въ такомъ ðîä? лишь дача Зиновьева подъ Петер­
бургомъ на Íåâ?).
Прекрасный мощный куполъ на áàðàáàí? и портикъ изъ
дорпческпхъ колоппъ пзоблнчаетъ первокласснаго мастера. Ä?é-
ствительно, дачу строилъ Стасовъ. Опа óö?ë?ëà въ пеприкосновен­
номъ âèä?, â?ðîÿòíî, еще благодаря тому, что вотъ ужъ сколько
ë?òú въ пей никто не живетъ, и âñ? атрибуты жизни того
времени остались нетронутыми, т. ­е. такими, какими они были
ë?òú 30—40 тому пазадъ. Не только вся мебель, люстры, картины,
но и âñ? сонетки, лампы, игры сохранились, какъ будто жизнь
остановилась въ 1850 годахъ и— снова двинулась íüø?.
Êðîì? дачи принца Ольденбургскаго и деревяннаго Екатерин­
гоФСкаго дворца (къ ñîæàë?í³þ, дошедшаго до ïîñë?äíåé степени
разрушенья), на Петровскомъ îñòðîâ? еще недавно мояшо было
указать изъ деревянныхъ сооруженій XIX â?êà па çàïóñò?ëûé
дворецъ, построенный Рпнальди. Но опъ ñãîð?ëú í?ñêîëüêî ë?òú
тому пазадъ.
Óö?ë?ëà чудесная дачка на Сердобольской óëèö? близъ Язы­
кова переулка. Наверху она украшена Фонаремъ—ротондой изъ
(71)
колоннокъ. Áåñ?äêó въ саду, очутившуюся близъ â?òêè При­
морской æåë?çíîè дороги, постигла печальная судьба.
Хороша еще дача близъ Большой аллеи на Камеппомъ îñòðîâ?,
и на Песочиоіі óëèö? на Аптекарскомъ îñòðîâ?.

6.
Первопачальныя церкви Петербурга были деревянными. Но какъ
удивительна судьба! Петровскііі дворецъ ñãîð?ëú. Равпо ñãîð?ëú
и Троицкій соборъ. Конечно, онъ не сохрапилъ свонхъ первоначаль­
ныхъ Формъ, былъ, несомненно, перестроенъ, но, все­таки, общія
Формы его были типичны для барочпыхъ первоначалыіыхъ
церквей Петербурга. Петропавловскій соборъ, îáâ?ÿïíûé стари­
ной, гармоничный Казанскій chef d'oeuvre архитектуры Ворони­
хина—прекрасныя церкви. Андреевскій соборъ, церковь Николы
Морского и другіе барочные XVIII ñòîë?ò³ÿ, ампирные—Скор­
бящей Божьей Матери, построенный Русска съ отличною колон­
падою внутри, или колоннада Знаменской церкви (Демнрцовъ).
Åäèïîâ?ð÷åñêàÿ церковь, Католическіе костелы—Св. Екатерины,
Св. Станислава (съ курьезными налпчпиками нишъ, подымающимися
отъ земли), Евапгелическія церкви на Фурштадтской (Фельтепъ) и
на Болыпомъ ïðîñïåêò? Васпльевскаго острова (Рппальди), Смоль­
ный монастырь съ çàì?÷àòåëüíûìú Растрелліевскимъ соборомъ,
Алексапдро­Невская Лавра со Старовскимъ соборомъ и рядомъ по­
строекъ Трезини и другихъ архптекторовъ первыхъ строительныхъ
Эпохъ существованія Петербурга—очепь популярны, почему было
бы излипшимъ останавливаться на иихъ. Упомянемъ лучше о
такихъ храмахъ, которые èçâ?ñòïû í?ñêîëüêî ìåí?å. Íàïðíì?ðú,
мпогіе ли бывали въ прекрасной домовой церкви въ Пажескомъ
Êîðïóñ? пли въ Мальтійской êàïåëë? (тамъ же), лостроенныхъ
(72)
Гваренги? А церковь, построепиая Витбергомъ въ äîì?, íûû?
занятомъ Мипистерствомъ Внутрениихъ Ä?ëú? Чудесна и Гварен­
гіевская церковь въ äîì? Почтамта, съ особенпо красивымъ,
поражающимъ своей гармопіей, аванъ­заломъ. Очень хороша
церковь въ Инженерномъ çàìê?. Гармонична и церковь въ
Академіи Художествъ. Âèä?ëè ли âñ? чудесную чассгоенку на
Тучковой набережной, у таможни? Или часовню при áîëüïïö?
Св. Маріи Магдалины. Между ò?ìú, какъ первая почти античный
храмикъ по àðõèòåêòóð?, такъ п вторая—почти безъ отверстій,
лишь съ урнами въ нншахъ, — представляютъ не малый
иптересъ.
Многіе ли заходили въ Троицкій или Преображенскііі соборъ,
любовались чудесными колоннадами, люстрами, иконостасами?
Мы уже не говоримъ о такихъ отдаленныхъ церквахъ, какъ
церковь Св. Ильи на Пороховыхъ, или даже Козьмодемьянов­
ская церковь на углу Обводнаго и Лиговки, съ импозантной,
идущей двумя полукружіями, колоннадою. Очень оригинальна
внутренность Армянской церкви (Фельтепъ), церковь Литовскаго
замка, Кошошеннаго дома (Стасовъ) — îá? очень красивы.
Отличны ï?êîòîðûÿ церковныя ограды. Конечно, у Смольнаго
монастыря, съ башенками по угламъ, одна изъ лучшихъ.
Но особенно âåëèêîë?ííà ð?øåòêà Казапскаго Собора. Недавно
лишь «спасена она» отъ гибели, па которую обрекли ð?øåòêó,
главиымъ образомъ, управители Николаевскаго Сиротскаго Инсти­
тута, обнвшіе ð?øåòêó æåë?çíûìè листами. Â?äîìñòâî Учрежде­
піи Императрицы Маріи, сдавшее часть сквера подъ садоводство
и ФотограФІи, также повинно было въ вандализме. Но наглость
хозяевъ этихъ заведепій, построившихъ теплицы вдоль ð?øåòêè,
ñîä?éñòâîâàëà особенно тому, что ð?øåòêà стала разрушаться
(73)
н долгое время почти пе была вндпа со стороны Казанской
улип.ы.
Между ò?ìú, это одно изъ лучшихъ сооружепій этого рода.
Воронихинское твореніе пе èì?ëî ñåá? подобнаго по композинди:
первоначально предполагалась çä?ñü открытая площадь для эки­
пажей. Ð?øåòêè Ë?òíÿãî сада (Фельтенъ), прнвлекавшія издавна
внимапіе и çà?çæïõú людей, Юсупова сада, съ очень красивыми
изображеніями вазочекъ съ ïâ?òàìí, меркнуть по сравнепію съ
Этой.
Äàë?å îòì?òèìú ð?øåòêó дворца граФа Шереметева (Корси­
ни)—пышную, барочную, съ импозаптпыми воротами, украшен­
ную гербомъ. Изъ ð?øåòîêú, являющихъ íûí? случайный ха­
рактеръ,—интереспа на Екатериниискомъ êàïàë?, она же выходить
иа Казанскую;—это металлическая, съ красивымъ орнаментомъ,
ð?øåòêà, поставленная на высокую ограду.
Но особенно роскошна ð?øåòêà передъ «ьасадомъ собора
Смольнаго Собора, почти Фантастическое âåëèêîë?ï³å являетъ
она на ôîí? Растрелліевскаго храма.
Противъ Государствениаго Байка со стороны Садовой улиды
ограда изъ столбовъ съ прелестными ð?øåòêàìè между ними.
Еще èíòåðåñí?å ограда Банка по Екатерининскому каналу; ð?øåò-
ки въ аркахъ, а въ ñåðåäèí? родъ колоннады.
Мы упоминали уже ограды Кушелевой дачи па Îõò?—львып
держащіе ï?ïè, поразительно великолепные на ôîí? зелени*
сада.
Также прелестны ð?øåòêè перилъ мостовъ. Особенпо красивы
ð?øåòêè Верхне­Лебяжьяго моста (пальметты), Теагральнэго и
Конюшепнаго па Екатериниискомъ êàïàë?, Большого Кошошен­
наго моста на Ìîéê? и многихъ другихъ. Ð?ø?òêà Головинскаго
(74)
моста очень красива, но, кажется, .шшь средняя часть ея старинная.
Мостъ у Нарвскихъ воротъ также украшенъ хорошей ð?øåòêîé.
Но еще лучше самые мосты.
Копечпо, едннствеішые въ своемъ ðîä? ïðèì?ðû: мосты Ö?ï-
ной (ïüø? Паителеймопскій) и Египетскій — исчезли навсегда,
но украшаютъ еще Фонтанку мосты съ башнями Чернышевъ,
Калинкинъ (хоть и перестроенный ä?ëíêîìú), ï?øåõîäíûé Бан­
ковски! и Львиный; интересны каменные мосты (па Гороховой).
Í?êîòîðûå украшены еще до сихъ поръ пирамидами (мосты у
Обуховской больпиды, на Гороховой, на Крюковомъ êàíàë?) и
Фонарями.
Къ ñîæàë?í³þ, почему­то часто пещадно отбиты верхнія
части этихъ Фонарныхъ столбовъ и торчатъ лишь куски крон­
штейновіі. Такое безобразное отношеніе къ ä?ëó со стороны хо­
зяевъ мостовъ не должно бы было èì?òü ì?ñòî въ ãîðîä?, ãä?
бываютъ иностранды, представители державъ и т. д.
Îòä?ëüíî поставлеиные Фонари хороши были на Ннколаевскомъ
мосту (íûí? они у Ë?òíÿãî сада); у Троидкаго моста поставлены
íûí? старинные Фонари съ кронштейнами. (Фонари на Паптелей­
мопскомъ мосту п на Полидейскомъ—единственное, новое въ
этомъ ðîä? строительство, заслуживающее упомипанш).
Наконедъ, верстовые столбы и знаки (пирамиды)—ïûí? въ
разросшемся сильпо Ïåòðîãðàä?, оказавгаіеся чуть не въ äåèòð?
города, когда­то обозначавшие разстонніе до ближайшихі> почто­
выхъ стапдііі. Такіе знаки сохранились иа Заба.іканскомъ проспек­
ò?, у Константиновскаго училища, на углу Забалканскаго и Седьмой
роты и даже оказались во дворахъ í?êîòîðûõú домовъ.

(75)
Мы окончили ііашъ приблизительный и á?ãëûé обзоръ ста­
рины Петербургской. Мы ðàçñìîòð?ëí лишь некоторые уголки
старины, лишь ï?êîòîðûå элементы архнтектурпаго пейзажа
XVIII—XIX â?êîâú. Грустно становится при воспоминаніи о томъ,
какъ эта картина еще недавно была áîë?å красивой, áîë?å ï?ëüíîé
и даже áîë?å опрятной. (Мы ðàçóì?åìú то состояпіе çàïóñò?í³ÿ,
въ какое еще до войны и съ каждымъ годомъ все ñèëüí?å прихо­
дить Петербургъ, напр., мостовыя времени Николая Павловича—
и теперь: тротуары, набережныя—разваливающіяся, на мостахъ
чугунные Фонари—поломанные, заборы —покосившіеся, трактиры—
грязные н т. д.
Но и сейчасъ еще есть îòä?ëüíûÿ ì?ñòà, кварталы и особенно
îòä?ëüíûÿ постройки очень красивыя и, êðîì? того, подчерки­
вают і я красоту всего того, что только пи сооружали въ былое
время. Даже изъ упомянутаго матеріала можно составить ñåá?
представленіе о томъ èíòåðåñ?, который представляетъ собою
обзорі. старины.
Мы пе касались умышленно огромнаго числа первоклассныхъ
èçâ?ñòïûõú сооружений: обращать па пихъ вниманія не прихо­
дится. А â?äü Петропавловская êð?ïîñòü съ ея Фортами, соборомъ,
(76)
Монетпымъ дворомъ (Воропихипъ) и чудеспымъ домикомъ «Ä?-
душки русскаго Флота» —ðàçâ? это пе ö?ëüíàÿ страница исторіи
и архитектуры? Çä?ñü все—âú?çäïûÿ ворота, пизкіе Флигеля
казармъ, ограды—дьішитъ стариной. Çàò?ìú изъ îòä?ëüíûõú
построекъ не упомянуты многочисленные дворцы па Дворцовой
набережной, Елагипъ дворецъ, Ë?òí³é дворецъ въ Ë?òíåìú саду,
полный обаяпія искусства эпохи первой половины XVIII â?êà и
притомъ âåëèêîë?ïïî сохранивши âñ? детали ë?ïêè и внутреи­
няго устройства.
А дворцы импозантные въ ðîä? дворца Юсуповыхъ на Ìîéê?,
Каменноостровскаго дворца!.. Загляните внутрь этихъ дворцовъ,
и вы будете поражены богатствомъ сохранившагося матеріала,
âåëèêîë?ï³åìú обработки залъ, плэфоновъ, ë?ñòíèöú. А театры
Эрмитажный (Гваренги) и Александринскій — единственное въ
этомъ ðîä? сооруженіе въ ì³ð?, выдержанное въ ñòèë?
Empire, а Публичная библиотека (какъ выиграла бы она въ ñâ?ò-
лой, прежней îêðàñê?), а Каменноостровскій театръ съ чуднымъ
фроптопомъ, заполненнымъ Смарагдомъ Шустовымъ атрибутами
театральпаго искусства.
Въ этомъ краткомъ î÷åðê? невозможно было бы даже пере­
числить âñ? дворцы, âñ? учрежденія! Окружный Судъ —пре­
лестное и ð?äêîñòíîå сооруженіе въ ñòèë? Людовика XVI (постр.
Баженовымъ) съ чудной угловой обработкой (ниши). А церкви?
Íàïðèì?ðú, Фельтеновская, Армянская, выкрашенная въ голубой
съ á?ëûìú. А особняки? Да вотъ хотя бы чудный съ колоннами
домъ на Полюстровской набережной! А гауптвахты у Москов­
скихъ воротъ или у Новаго Адмиралтейства и даже такія детали,
какъ дворы (Академіи Художествъ) или îòä?ëüèûå павильоны
(Россіевскій въ Михайловскомъ саду), Кофейный домикъ въ Ë?ò-
(77)
немъ саду; къ счастью, въ Совремешюмъ Ïåòðîãðàä? сохрани­
лось еще и столько деталей, что упомянуть âñ? составило бы
предметъ обширпаго èçñë?äîâàí³ÿ.
Липамъ, которыя заинтересуются въ большей степени Ста­
рымъ Петербургомъ, мы можемъ дать краткій перечень литера­
турныхъ источнпковъ по описанію нашей старины, т.­е. то, чего
ие даетъ собственно лучшій пзъ ïì?þùèõñÿ пока современныхъ
путеводителей по Старому Петербургу—Курбатова.
Прежде всего укажемъ на лучшаго знатока топограФІи и исто­
ріи строительства Петербурга—П. Н. Столпянскаго, написавшаго
за ïîñë?äí³ÿ ë?òú десять рядъ капитальньйшихъ очерковт» и
статей, къ ñîæàë?ï³þ, разрозпеино появившихся въ печати въ
журналахъ «Старые Годы», «Зодчій», но вышедшихъ частью и от­
ä?ëüíûìè оттисками. («Очеркъострововъ», « Старый Петербургъ и
его историческій планъ», «Перузина» и др.).
Çàò?ìú «Старые Годы» за десять ë?òú даютъ не мало от­
ä?ëüíûõú статей о построіікахъ Петербурга (êàïèòàëüí?éãà³ÿ:
объ Àäìèðàëòåéñòâ?—Н. Лапсере, о статуяхъ Ë?òíÿãî сада—
Курбатова и др., объ Ипженерпомъ çàìê?—Трубникова, о Áèðæ?
Томона—Трубникова, о мостахъ—Тройшщкаго).
Прекрасны статьи объ Александринскомъ òåàòð? и Эрмитаж­
номъ òåàòð? пъ «Åæåãîäèèê? Императорскихъ Театровъ»; много
матеріала собрано въ «Художествешіыхъ Сокровищахъ Россіи».
Îòä?ëüïûå очерки старнны Петербургской (о äîì? Яковлева, о
ð?øåòê? Шереметевскаго дворца) въ æóðïàë? «Зодчій».
Значительнымъ подспорьемъ въ вопросахъ объ авторствь
сооруженій можетъ служить безспорпо прекрасно издаппый аль­
бомъ И. А. ?îìø³à — «Историческая выставка архитектуры
1912 года».
(78)
Литература по Петербургской ñòàðø³?, бо.гІ;е капитальная, мо­
жетъ âêðàòö? быть представлена следующими ãëàâí?éöøìè со­
чиненіями.
(Иностранды начали описывать Петербургъ съ 1711 года;
нервыіі русскііі историкъ появился въ 1759 году).
Богданова Андр. И. «Историческое, географическое и топо­
графическое оппсаніе Санктъ­Петербурга отъ начала заведенія
его съ 1703 года по 1751 годъ»—издаиіе В. Г. Рубана.
1779 г. его же, дополненіе къ историческому описанію—
1762 года, изданное въ 1903 году, изд. П. А. ?îíèíà.
Георги (переводъ П. X. Безака). «Описаніе столичпаго города
Санктъ­Петербурга и достопамятностей въ окрестностяхъ онаго»,
въ трехъ частяхъ.
Свиньина П. П. «Достопамятникп Петербурга», съ гравюрами
Галактіонова (1816—1821).
БатуцЫй А. П. «Панорама Петербурга». 1834—1839.
Арсеньева К. И. « Статистпческія ñâ?ä?ï³ÿ Сапктъ­Петербурга».
Пушкарева И. И. «Описаніе Ст.­Петербурга и ó?çäïûõú го­
родовъ Санктъ­Петербургской губериіп». 3 ч. 1839— 1841.
Его оке. «Историческій указатель достопамятностей СПБ. ». 1846 г.
Бурьяновъ. «Прогулка съ ä?òüìï по С.­Петербургу». 1856 г.
Михайлова И. «Оппсапіе Петербурга», изд. «Ñ?âåðíàãî Сіянія»,
Генкеля (съ гравюрами). 1861 г.
Карповича Е. «СПБ. въ статпетическомъ отпошеніи». 1865 г.
Петрова П. Н. «Исторія Санктъ­Петербурга съ основанія
города до введенія въ ä?éñòâ³å выборнаго городского управлепія
1703—1782 г.», изд. Глазунова. СПБ. 1885. XXIII (848—246 стр.).
Пыляева М. Н. «Старый Петербургъ» (í?ñê. изданій).
Пекарскій «Петербургская старина» («Совремеппикъ» 1861).
(79)
Хотя мы приводимъ исключительно русскую литературу, —
иностранныхъ источниковъ очень много, приведете ихъ âñ?õú
составило бы предметъ особой пауки—по одинъ изъ нихъ при­
дется упомянуть,—это, въ частности, êàïèòàëüí?éøàÿ книга:
Реймерск. «St.­Petersburg am Ende seines Ersten Jahrhunderts».
1805.
Áîë?å подробную литературу по исторіи зодчества Петербурга
можно почерпнуть изъ указателей Межова, Сопикова, Ламбипа.
Старинныя гравюры разыскать можно у Ровипскаго (только
работанныя русскими художпиками).
Адмиралтейство, спускъ къ Неві (вазы и львы перенесены; ограда съ рЪшеткой уничтожена).
■2L

Большой театръ (до первой перестройки его подъ эданіе Консерваторіи).


Старин, домъ Растрелліевскаго стиля (нынЬ трактиръ) на Обводномъ кан.
Ограда дома на 3­ьей линіи у Большого проспекта Вас. О­ва (перестроена).
Марійнскій театръ (до посл­Ьдней перестройки).
L_
L___________________________________
__________________________________
__________________________________JJ
Императорская Академія Художествъ (до пожара; статуя уничтожена).

Старое зданіе Арсенала на Литейномъ пр. (до первой перестройки).


Петровскій двореиъ (сгорЪлъ).

J 1 1 1 1 1 1 й I Л
11jІІIі

Техно лошческій институтъ (до перестройки).


Театръ въ Таврическомъ даорц­Ь (перестроенъ подъ библиотеку Государственной Думы).
Обработка второю яруса театра Таврического дворца.
Домъ Яковлева на ФонтанкЬ (разрушенъ).
Особняки на Морской ул. (лЬвый снесенъ).
.ІІІІІІ

ттщ ш
тпт
­—т

^Ш ш

Тучкова набережная (въ торговое время) у Старого Гостинаю двора (сломанъ).


Старый Гостиный Дворъ на Васильевскомъ Острові (разрушенъ).
т^ШШеШ^шш

■"•"­STs­TTf" ~ 11

ч 'Ч1 , 'Ч
'Ч'аиви
'аиви
'аиви——

^ри '! Ш
1^­

Часть аркады Старого Гостиного Двора.


\

—и
Галлерея Старою Гостиного Двора на Вас. О­ві.
■■ ­

^Lb ^ш~ М "..'.. .■....■■■■ . . ­ y.


y.:: :

; ■ ■

ШШШшВЯІ^^Вш
„Пеньковый" (Тучковъ) буянъ. Видъ изъ­подъ арки у „Важны"
іІіТіІііМ.Ц:
■г

Дворъ Старого Гостинаго Двора (начало сломки).


jj III j ­ t \
1

^ГтЗНр^ а ­*мш

Общій видъ „Пенькового буяна" на Малой НевкЬ.


„Пеньковый (Тучковъ) буянь" огпъ Тучковой набережной.


Деталь „Важни" „Пеньковаго Буяна".
Важня „Пенькового буяна".
„Пеньковый (Тучковъ) Буянъ".
Ворота дома гр. Шереметева на Литейномъ просп. (сломаны).
Зданіе Кабинета Е. И. В. (до перестройки его)

Провіантскіе магазины на Обводномъ каналЬ.


Рынокъ въ Щепяномъ переулкЬ у Крюкова канала.
.

Гостиный дворъ со стороны Садовой ул. и Банковской линіи.


* J 1

„Перинная линія" у Городской Думы.


Андреевскій рынокъ на Васильевскомъ Острові.
Товарные амбары на Калашниковской набережной.
Театръ на Каменномъ островЪ.
Часть зданііі по Театральной уліщі.
Театральная улниа.
Зданіе казармъ Л.­Гв. Павловскою полка.
Домъ и церковь Конюшенного ведомства.
Манежъ Конюшенного ведомства.
Манежъ Второго Кадетского Корпуса на Ждановской наб.
Манежъ Кавалергардского полка.
Одинъ изъ флигелей Государственна™ Банка.

Здаиіе Горного департамента у Биржи.


Часть фасада бывш. Меншиковскаго дворца.

Фронтонъ Таможни.
Домъ Главн. Управл. Воен.­Учебн. Заведеній на Кадетской линіи.
ЛЬстнцца на набережной у Таможни.
Ограда и ворота особняка гр. Бобринскаго на Галерной уліщі.
'

I
II *

Особнякъ гр. Бобринскаго на Галерной і/л.


Особнякъ ір. Бобринскаю и ограда.
ë? • ША* /l**­>j
■nfi ^^Ш)Л Г* ІХА Эта^ЕЗН ""ТУгД

P"^­ifvv^ ВпК_ МтбЯ ^j~


Л&З­л! ж"'.:­ / Чі.Г­^ \ \ р J;,
Й1 ^~*^^. rJy: ' \Я
ЁЗЁ­Г
ЁЗЁ­Г'' >л^*~*«л K:l ^ТУ^^ЧвИ *^»ЛТ^.
5й^~ ■■ тЙгІЯК »а А 1 7Z*^eM тШ^іГЛ
'Л­­ . ­щТ
^КВВ ^9К­ ¦?^^ ­ 1 \і^ЧЗчі9 Bfe­i­fixw'l
­■ , '"а'^Щ \ "чл/^?

Г : VfeOS&
Ж*Е
I ­члі­' •'^■■В^н ^ОшН 1ш І | $

' уКВЯитНН ШЯнянатІІ IB­'* ­та


ШШг Г^чЖ"'
иЖ ,—¥■] J4
В» '" 'ж'жя
я
ИВ?' '• = ml ш яга
лб яд$І К*­ . ­­
ы
':■'■■' ~''Л ­Яд­дЯш—
"і|:­.щ
­Яд­дЯш—мНмИМ
мНмИМ \ ■•AT гі
Ш­'уШ
ББ' ­ L»."^^m И| им Я і яЕлІ
яЕлІвБяГ^ш
вБяГ^ш ' іЧ

1 Äȳ^?^-''-
³âß?²
ршшянш^т| ■ .

"' ■■„■У*
Bill £«^&і
E^^SSI^^hb^BI

__. 1л

^*^

Bf ­

Фасадъ Никол. Сиротск. Института со стороны сада.


El,
^4Г' joijraMrTMW

^ ' ­ізе­Эзйяиіді

=к==ш IS
I ! ffhii 11 ИМ іі

І
І—:­­­­­­­­
­­­­­­­«;
­­­­­­«;
«;—
—­i" ' ——Is
Is——­— . _­_" ... ■ ■■■■" ­~

Ограда и ворота бывш. дачи гр. Кушелева­Безбородко на Îõï?Ü.


РЪшетка и фасадъ бывш. дворца гр. Кушелева­Безбородко на ОхтЬ.
Ворота Пажескаго корпуса по Садовой улиці.
щ

Дворъ дома на МойкЬ.


Домъ (іді умеръ А. С. Пушкинъ) на Моіікі.
Домикъ на набережной Екатерининского канала.
ЛЬтній особнякъ на Каменноостровскомъ пр.
Особнячекъ на Маломъ проспектЪ Петерб. стороны.
Старый домикъ въ Манежномъ переулкЬ.
Старый домикъ на 8­й pomb Измайловского полка.
Флигель долю на Каліенноостровскомъ проспекті.
Старый домикъ и ворота въ Упраздненномъ переулкЪ.

Домикъ на Ивановской цлнці.


"is щ

Домикъ на 4­й линіи Васильевского О­ва (сломанъ).


Средняя часть дома на 4­ой линіи Вас. О­ва.
Трактиръ „Бережки" за Нарвской заставой.
Парадная лістнйца дома на Моіікі.
Домъ въ Кузнечномъ переулкіі.
Церковь на Большомъ проспекте Вас. О­ва.
Часовня у Главн. Управленія Неокл. Сбор, на Вас. О­ві.
Порталъ Римско­Катол. костела на Невскомъ пр.
Дворъ дома въ Демидовомъ переулкі.
Ші %

' _______

Башня во дворЬ Константиновскаго Артиллерійскаю Училища.


Зданіе Двори,овыхъ конюшенъ отъ Мошкова пер. и Конюшенный мостъ.

Большой Конюшенный мостъ.


к

j ЙЙЙИ

Старинный фонарь у Троіщкаго моста.


Мостъ у Нарвскихъ воротъ.
у .i '—,. . ■)­
— ­J­^T^ZTZIZPT'
­, •■ —J ­­­­­­­г. at—
at—__

Рішетка у Головинского моста на Черной річкі.


Жа^Х t ♦ Ш
» f.4%/

$№|^JUwfjl4 **
■и2= и "Ь ^ЗЙЙі."}****
авяашміг ±1+*АшШШШ
! ."." ­Т'.'ШЯ
!
кЛ В 4 ▲ (
A
l!

'II И *№ IE ill" mill


IJ III' "ДГ
"ДГ11 ^^!

."■ "n. * ЧГЮ . .. . »


, Гт ™ ШммшЗДМшя я til'" [1 і '• V) '.*
і '
;*1П Г' Ш^ящ ftjg
г 1 ;. л.'. ­1 . ■ ■ ­

..■Л.іііміІі»»­*!« ,' ... ­ ­■ . . . ■­

Р­Ьшетка у Смольного монастыря.


_
_

11■Й! ДО

■flV»* ...'••' ,V A ã/à?'- ,*«i2" pP

ijl||ill ....

8 Sill*
11111 І if
1 III Щ fc

Рішетка Казанского собора.


I

Ворота дворца гр. Шереметева на ФонтанкЬ.


Сфинксы во дворЪ на Можайской улиці.
w*~

!|р!^|ЯЕ;

Инженерный замокъ отъ ЛЬтняго сада.


ы

Рішетка ЛЬтняіо сада.


;ч

БесЬдка 6л. Сердоболъск. ул. въ Новой Дер. (сломана).


Бесідка дома гр. Бобринскаю, на Адмиралт. каналі.
Деталь пилона Инженерного замка.
Большая часть иллюстраций въ êíèã? изготовлена по фото­
граФІямъ автора.
Í?âîòîðûÿ иллюстраціи ñä?ëàèû по ФОтограФІямт. разныхъ
липъ, пожертвовавшпхъ эти снимки «Музею Стараго Петербурга»
(В. О. Кадетская липія, д. Л* 21), съ любезнаго ðàçð?øåí³ÿ секре­
таря и хранителя котораго ФотограФІи эти и были предоставлены
для настоящего пзданія.
Для украшенія книги использованы были виньетки съ пла­
новъ С.­Петербурга 1744—1750 годовъ, также принадлежащих!»
«Музею Стараго Петербурга» и изъ книги «St. Petersburg»
Реймерса (1805).
СВОБОАНОЕ
цр искусство
ПЕТРОГРАДЪ, Б. КАЗАЧІЙ ДЕР., № 9. ТЕЛЕФОНЪ 684­36.

Н. К. РСЕРИХЪ
въ изданіе входтгъ статьи: Ю. БАЛТРУШАЙТИСА, АЛ. БЕНУА,
А. ГИДОНИ, А. М. РЕМИЗОВА и С. П. ЯРЕМИЧА, а также десять
сказокъ и притчъ Н. К. РЕРИХА.
Ö?èà изданія (по предварительной ïîäïèñê?):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 48 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 85 руб.
Изданіе вышло въ ñâ?ãü 15 Ноября 1916 г.
ÂÑ? ЭКЗЕМПЛЯРЫ РАСПРОДАНЫ.

СОВРЕМЕННАЯ
РУССКАЯ ГРАФИКА
подъ редакцией СЕРГЪЯ МАКОВСКАГО при участіи:
А. АРНШТАМА, АЛЕКСАНДРА Н. БЕНУА, И. БИЛИБИНА,
М. ДОБУЖИНСКАГО, Е. ЛАНСЕРЕ, Д. МИТРОХИНА,
Е. НАРБУТА, Н. РЕРИХА, К. СОМОВА, С. СУДЕЙКИНА,
С. ЧЕХОНИНА и др. Тексть Н. РАДЛОВА.
Ö?íà изданія (по предварительной ïîäïèñê?):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 30 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 42 руб.
Изданіе выйдетъ въ ñâ?òú въ ßíâàð? 1917 г. Подписка закрыта.
ÂÑ? ПЕЧАТАЮЩИЕСЯ ЭКЗЕМПЛЯРЫ РАСПРОДАНЫ.
ОТКРЫТА ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОДПИСКА НА ПЕЧАТАЮЩІЯСЯ
ВЪ ОГРАНИЧЕННОМЪ КОЛИЧЕСТВА ЭКЗЕМПЛЯРОВЪ

НОВЫЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫЯ ИЗДАНІЯ,


ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЯ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ИСКЛЮЧНТЕЛЬНЫХЪ ВЪ ХУДОЖЕСТВЕН­
НОИЪ ОТНОШЕНШ КНИГЪі

АЛЕКСАНДРЪ БЕНУА
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИОНОГРАФІЯ.
Въ изданіе войдутъ статьи: Кн. С. М. ВОЛКОНСКАГО,
М. ВОЛОШИНА, А. Я. ЛЕВИНСОНА, Г. К. ЛУКОМСКАГО,
С. К. МАКОВСКАГО, А. А. РОСТИСЛАВОВА, С. П. ЯРЕМИЧА и
Д. В. ФИЛОСОФОВА.
Редакція Г. К. ЛУКОМСКАГО.
Въ изданіи ïîì?ùåíà также автобіографія АЛЕКСАНДРА БЕНУА.
Большое вниманіе издательство обратило на художественный иллюстраціи.
Изданіе будеть содержать до 50­ти воспроизведеній въ краскахъ, свыше
250 однотонньгхъ репродукций и 10 гравюръ­меццотинто.
Книга печатается на áóìàã? высшаго качества въ формат к 33x25 см.
и выходить въ ñâ?òú въ ограниченномъ количестве экземпляровъ въ
изящныхь переплетахъ и папкахъ.
Для любителей печатаются именные экземпляры въ роскошныхъ ко­
жанныхъ переплетахъ и папкахъ.

Подписная ö?íà (съ 20 Декабря повышена):


НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗЕМПЛЯРЪ ..... 48 РУБ.
ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ИМЕННОЙ ЭКЗЕМПЛЯРЪ 85 РУБ.
Допускается разсрочка: при подписке 15 рублей; при âûõîä? книги—
остальная сумма.
РУССКОЕ ТЕАТРАЛЬНО­ДЕКО­
РАТИВНОЕ ИСКУССТВО
большое художественное изданіе въ пяти частяхъ, подъ редакціей
М. В. ДОБУЖИНСКАГО и Н. Н. ЕВРЕИНОВА,
при ближайшемъ участіи АЛЕКС. БЕНУА, С. К. МАКОВСКАГО и
Н. К. РЕРИХА.
Искусство театральной декораціи ñä?ëàëî за ïîñë?äíþþ четверть â?êà
такіе громадные óñï?õè, что заслуживаегь быть особо îòì?÷åííûìú въ
нашей памяти. Въ театрально­декоративномъ èñêóññòâ? выявили îäí?
изъ лучшихъ крупицъ своего таланта такіе крупные художники, какъ
Аннсфельдъ, Алекс Бенуа, Бакстъ, Билибинъ, Врубель, Апполин.
Васнецовъ, Викт. Васнецовъ, Гончарова, Головннъ, Добужинскій,
Коровинъ, Кустодіевъ, Ïîë?íîâú, Рерихъ, Сапуновъ, Судейкинъ,
Ñ?ðîâú, кн. Шервашидзе и друг.
Стоимость изданія (по предварительной ïîäïèñê?):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 125 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 160 руб.
Допускается разсрочка: при ïîäïèñê? —25 руб.

/ТВАОТІІЛ ОЛГГШ зодчество и художЕ­


ДОигЦОІ Г \J V/Ultl СТВЕННОЕ УБРАНСТВО.
Роскошное художественно­иллюстрированное изданіе при ближайшемъ
участіи èçâ?ñòí?éøèõú русскихъ художниковъ,
подъ редакціей В. Я. КУРБАТОВА,
Изданіе охватываеть художественную жизнь во дворцахъ какъ
Императоровъ и Императрицъ, такъ и вельможъ XVIII и начала
XIX â?êà и выйдеть въ ñâ?òú въ четырехъ частяхъ по типу лучшихъ
западныхъ изданій этого типа.
„ДВОРЦЫ ВЪ РОССИИ" представить собою изданіе исклю­
чительное по роскоши, ïîëíîò? и изяществу.
Стоимость изданія (по предварительной ïîäïèñê?):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 100 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 150 руб.
Допускается разсрочка: при ïîäïèñê? 25 руб.
РОСКОШНОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ИЗДАНІЕ СЪ БОЛЫІІИМЪ
КОЛИЧЕСТВОМЪ ВОСПРОИЗВЕДЕН^ HORS ТЕХТЕ ВЪ КРАС­
КАХЪ, ГРАВЮРЪ­МЕЦЦОТИНТО и АВТОТИПІЙ

ГОСПОДИНЪ ВЕЛИКІЙ НОВГОРОДЪ


подъ художественной редакціей С. К. МАКОВСКАГО,
при ближайшемъ участіи засл. проф. С. Ф. ПЛАТОНОВА (историческое
введеніе) и èçâ?ñòíûõú ученыхъ, историков* искусства и художниковъ.
Книжныя украшенія поручены лучшимъ русскимъ графикамъ:
И. Я. БИЛИБИНУ, Е. И. НАРБУТУ и С. В. ЧЕХОНИНУ.
Стоимость изданія (по предварительной ïîäïèñê?):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 90 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 130 руб.
Допускается разерочка: при ïîäïèñê? 30 руб.

ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПОДПИСКА НА НОВОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ


ИЗДАНІЕ

И. И. БРОДСКІЙ
Художественная редакція и тексть Г. К. ЛУКОМСКАГО.
Изданіе выходить въ ñâ?òú въ ограниченномъ êîëè÷åñòâ? ну­
мерованныхъ экземпляровъ на лучшей бумаге, въ ïåðåïëåò?, съ боль­
шим!) количеством* красочныхъ воспроизведеній.
Стоимость изданія (съ 10 Января повышена):
НУМЕРОВАННЫЙ ЭКЗ. 35 руб., ЛЮБИТЕЛЬСКІЙ ЭКЗ. 45 руб.

Вс­Ь печатающаяся изданія будутъ исполнены съ небывалой до


сихъ норъ въ Россіи роскошью н изяществом­!».
ПО ЗАКРЫЛИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПОДПИСКИ ЦЪНЫ ИЗДАНІЙ
БУДУТЪ ПОВЫШЕНЫ.
Предварительная подписка на изданія принимается въ êîíòîð?
издательства „СВОБОДНОЕ ИСКУССТВО", Петроградъ, Б. Ка­
зачій пер., 9, тел. 684­36 и 565­23 и во âñ?õú лучшнхъ художе­
ственныхъ и кнткныхъ магазинахъ Имперіи.
ИЛЛЮСТРИРОВ. ПРОСПЕКТЫ ВЫСЫЛАЮТСЯ .БЕЗПДАТНО­

——Ц^» fff(j
Петроградъ. Дозволено военной цензурой 1917 г. „УНЮНЪ" Птг., Б. Казачій, 11.