Вы находитесь на странице: 1из 42

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования


«Уральский государственный университет физической культуры»
кафедра безопасности жизнедеятельности

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: Гражданская оборона

РЕСТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ МИРОВОЙ


ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ ОРУЖИЯ МАССОВОГО
ПОРАЖЕНИЯ

Выполнил: студент № 464 группы

Джуманазаров Расул Равшанович

Проверил: д.п.н., профессор

Костенок Павел Иванович

Челябинск 2020
2

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ 3
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОРУЖИЯ МАССОВОГО
ПОРАЖЕНИЯ 5
1.1 История создания и развития оружия массового поражения 5
1.2 Виды оружия массового поражения 8
1.2.1 Химическое оружие 8
1.2.2 Ядерное оружие 13
1.2.3 Биологическое оружие 17
1.3 Химическое оружие в 21 веке 20
Выводы по первой главе 23
ГЛАВА 2 АНАЛИЗ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ
ОРУЖИЯ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ 24
2.1 Ретроспективный анализ оружия массового поражения 24
2.2 Реализация функции деэскалации 35
Выводы по второй главе 37
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 39
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 41
3

ВВЕДЕНИЕ
Оружие массового уничтожения, состоящее из трех видов вооружения
– биологического, ядерного и химического – самое опасное и смертоносное
оружие из когда-либо разработанных человеком. Оружие массового
поражения за время своего существования в том виде, в котором мы его
знаем, унесло десятки миллионов человеческих жизней. Несмотря на то, что
современное международное право считает недопустимым существование
оружия массового поражения, оно продолжает создаваться и использоваться
различными государствами и террористическими организациями в своих
целях, устрашая солдат и мирное население планеты.
Распространение ядерного, химического и биологического оружия, а
также ракетных средств его доставки относится к числу важных факторов,
определяющих характер угроз национальной безопасности Российской
Федерации с учетом ее географического положения и протяженности границ.
Данный вопрос является предметом особого внимания российского
руководства. Свидетельство тому - принятие целого ряда нормативных
правовых документов, касающихся вопросов нераспространения и
экспортного контроля.
Российская Федерация активно участвует в международных усилиях по
рассмотрению проблем нераспространения ОМУ и средств его доставки,
содействует решению этих вопросов политико-дипломатическими
средствами.
Целью исследования является проведение ретроспективного анализа
мировой практики применения оружия массового поражения
Для достижения цели были поставлены следующие задачи:
1. Рассмотреть историю разработки и использования оружия массового
поражения.
2. Изучить виды и понятия оружия массового поражения.
3. Понять определение ретроспективного анализа.
4

4. Провести ретроспективный анализ мировой практики применения


оружия массового поражения.
Объектом исследования является мировая практика применения
оружия массового поражения
Предметом исследования является ретроспективный анализ
5

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОРУЖИЯ


МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ

1.1 История создания и развития оружия массового поражения

Несмотря на то, что химические средства и дымовые завесы успешно


использовались в ходе боевых действий в течение нескольких тысячелетий,
большинство военных историков считают началом использования
химического оружия в первой мировой войне 22 апреля 1915 года, когда
немецкие войска применили хлор против французских войск на участке
фронта у реки Ипр (Бельгия). Французы оказались беззащитными перед
токсичным газом. Более 5000 солдат погибли, около 10000 человек получили
поражения.
В последующие военные действия химическое оружие получило более
широкое применение. Наряду с другими менее токсичными веществами
использовались фосген, синильная кислота, хлор и иприт. Общие потери
воюющих сторон в первой мировой войне от химического оружия составили
более I миллиона человек, что позволило отнести его к оружию массового
поражения [4].
В период до второй мировой войны развитие и совершенствовании
этого оружия в капиталистических странах не прекращалось. В фашистской
Германии были синтезированы новые отравляющие вещества (ОВ) нервно-
паралитического действия. Не имея цвета и запаха, эти отравляющие
вещества были в 75 раз токсичнее иприта. Открытие этих отравляющих
веществ произошло случайно. В 1936 году в ходе использования
инсектицидов (химические вещества, применяемые в борьбе с вредными
насекомыми) доктор Герхард Шрадер синтезировал фосфорорганический
эфир, который стал известен и производился под названием табун. В 1938
гиду аналогичные исследования привели к созданию значительно более
токсичного вещества – зарина. Третье отравляющее вещество нервно-
6

паралитического действия, известное под названием зоман, было получено в


1944 году. Все три отравляющих вещества смертельны для человека после
воздействия в течение нескольких минут.
Только неотвратимость мощного ответного удара антигитлеровской
коалиции и стремительное наступление Красной Армии в 1944–1945 гг.
против немецко-фашистских войск сорвали планы Гитлера по массовому
использованию химического оружия. Тщательно готовились к химической и,
особенно, бактериологической войне японские милитаристы.
После второй мировой войны центром разработки химического оружия
стали Соединенные Штаты Америки. В 60-х годах арсенал химического
оружия Соединенных Штат Америки пополнился новыми отравляющими
веществами: Ви-Экс, Би-Зед, Си-Эс. Соединенные Штаты Америки
использовали химическое оружие в ходе войны в Корее (1950–1952 гг.). В
еще более широких масштабах армия Соединенных Штат Америки
применяла химические средства поражения в войне во Вьетнаме (1961–1972
гг.).
Биологическое оружие появилось также в первую мировую войну.
Именно тогда для решения военных задач Германия предприняла первую
попытку применения возбудителей инфекционных болезней в значительных
масштабах. В годы второй мировой войны такую же попытку предприняла
Япония. В 1952 г. американское командование производило над территорией
Кореи и Китая практическую проверку некоторых боеприпасов и способов
применения биологических средств.
Несмотря на подписание Конвенций о запрещении разработки,
производства и накопления запасов биологического (1972 г.) и химического
(1993 г.) оружия всегда следует иметь ввиду, что в случае возникновения
острой ситуации в ходе вооруженного конфликта нет никакой гарантии, что
противник не применит химическое или биологическое оружие для
изменения соотношения сил в свою пользу.
7

Ядерное оружие было создано в конце второй мировой войны в


Соединенных Штатах Америки в результате работы физиков ряда стран,
эмигрировавших из Европы в Соединенные Штаты Америки (А.Эйнштейн,
Э.Ферми, Р.Опенгеймер, Л.Сциллард и др.). После первого испытательного
взрыва 16 июля 1945 г. американские правящие круги предприняли
варварские бомбардировки с самолета В-29 японских городов Хиросима (6
августа 1945 г.) и Нагасаки (9 августа 1945 г.), в результате которых погибло
около 250 тыс. мирных жителей. Известно, что боевое применение двух
атомных бомб мощностью по 20 кг каждая, разрушивших два японских
города, не являлось военной необходимостью, а служило только
демонстрацией мощи нового вида оружия и носило политический характер.
Рассчитывая на длительное монопольное владение ядерным оружием,
Соединенные Штаты Америки решили его использовать для политического
шантажа, прежде всего Советского Союза, пересмотра в своих интересах
итогов второй мировой войны.
В 1949 г. российские ученые во главе с И.В.Курчатовым успешно
решили задачу, создав и испытав атомную бомбу. В 1953 г. в СССР (на год
раньше, чем в США) была испытана первая в мире термоядерная бомба
большой мощности. Была ликвидирована монополия США на ядерное
оружие. Более того, в 1952 году к странам, уже владеющим ядерным
оружием, присоединилась Англия, в I960 г. – Франция и в 1964 г. – Китай. В
1974 г. подземный ядерный взрыв осуществила Индия. В 1979г.
испытательный ядерный взрыв в Южной Атлантике проведен совместно
ЮАР и Израилем. Активно ведутся работы по созданию ядерного оружия в
Пакистане.
В настоящее время техническими возможностями для создания
ядерного оружия располагают многие страны: Япония, ФРГ, Швеция, Италия
и др.
Стремясь сохранить ядерное превосходство, США в конце 70 - начале
80-х гг. создали нейтронные боеприпасы, а 6 августа 1981г., в день 36-й
8

годовщины атомной бомбардировки Хиросимы, президентом США было


принято решение о полномасштабном их производстве.
В настоящее время наступил новый этап в развитии военного дела.
Набирает силу процесс осознания мировым сообществом того положения,
что во всеобщей или даже ограниченной ядерной войне не будет победителя,
последствия такой войны губительны для человечества в целом. Не меньшую
угрозу создает также мировая война с применением обычных вооружений.
Количественный и качественный их рост, наличие на вероятных театрах
военных действий многочисленных источников повышенной опасности:
атомных электростанций, химических, биологических, нефтегазовых
предприятий, тепловых электростанций, гидросооружений и др. объектов, – в
случае их разрушения будет означать гибель целых континентов.
Реализация современной военной доктрины России на практике ставит
перед военно-воздушными силами, перед военной наукой ряд
принципиально новых, важных и сложных задач, в том числе и по
изысканию эффективных способов РХБЗ ВВС. Успешное решение задач
РХБЗ авиационных частей и соединений во многом определит способность
инженерно-авиационной службы обеспечить в заданные сроки подготовку
авиационной техники к боевому вылету в условиях применения противником
ЯХБО.

1.2 Виды оружия массового поражения

Оружие массового поражения


К видам оружия массового поражения (ОМП) относятся: ядерное,
химическое и биологическое оружие, способное уничтожать массы людей и
животных, вызывать разрушения, наносить масштабный ущерб окружающей
среде [1].

1.2.1 Химическое оружие


9

Химическое оружие (ХО) – отравляющие вещества (ОВ) и средства


доставки их к цели. Химическое оружие является одним из видов оружия
массового поражения, действие которого основано на токсичных свойствах
боевых отравляющих веществ.
К средствам доставки относятся артиллерийские химические снаряды и
мины, выливные авиационные приборы (ВАП), боевые части ракет в
химическом снаряжении, химические фугасы, шашки, гранаты и патроны.
Мировым сообществом осуждается применение химического оружия,
существуют международные договоренности о запрете применения
химического оружия [7]:
1-я Гаагская конвенция 1899 г. статья о запрещении «…бросание
взрывчатых снарядов с аэростатов, употребление снарядов, единственной
целью коих является распространение удушающих газов…»;
Женевский Протокол о запрещении применения на войне удушливых,
ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств
(подписан в Женеве 17 июня 1925 года);
Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и
применения химического оружия и о его уничтожении (подписана 12-15
января 1993 г. в Париже).
Впервые отравляющие вещества были применены войсками Германия
во время Первой мировой войны в 1915 году в районе Ипра (Бельгия). За
первые же часы химической атаки погибло около 6 тысяч человек, а 15 тысяч
человек получили поражения различной степени тяжести.
Физические основы применения химического оружия.
Основу химического оружия составляют отравляющие вещества –
высокотоксичные (ядовитые) вещества (химические соединения), которые
при боевом применении способны наносить поражение живой силе
противника или значительно снижать ее боеспособность, заражающие
воздух, местность, водоемы и различные предметы на местности.
10

Некоторые токсины предназначены для поражения растений.


Фитотоксины предназначены для уничтожения злаковых и других видов
сельскохозяйственных культур в целях лишения противника
продовольственной базы и подрыва военно-экономического потенциала.
К особой группе химического оружия относятся бинарные химические
боеприпасы, включающие два компонента с неядовитыми веществами, но
образующие боевое отравляющее вещество при их смешивании во время
взрыва.
Поражения человека отравляющими веществами могут иметь общий
или местный характер. Местное действие проявляется в виде поражения
кожных покровов, органов дыхания, зрительного аппарата в результате
прямого контакта с отравляющим веществом. Общее поражение наблюдается
при проникновении отравляющего вещества в кровь через органы дыхания
или через кожные покровы.
Отравляющие вещества могут иметь различные агрегатные состояния
(пар, аэрозоль, жидкость) и поражают людей через органы дыхания,
желудочно-кишечный тракт или при попадании на кожные покровы.
Отравляющие вещества обладают различным характером воздействия:
одни из них угнетают процессы дыхания, в том числе и процессы
внутриклеточного дыхания, другие – поражают нервную систему, третьи –
нарушают обмен веществ. Многие из отравляющих веществ вызывают
сильное раздражение слизистой оболочки глаз, верхних дыхательных путей и
т. л.
Количество ОВ, необходимое для смертельного поражения при его
попадании в организм вместе с вдыхаемым воздухом, зависит от
концентрации вещества и времени пребывания, пораженного в зараженном
воздухе. Поэтому токсическая характеристика выражается произведением
концентрации отравляющего вещества на время его действия. Токсичность
ОВ – это способность ОВ оказывать поражающее действие на организм
человека.
11

Классификация отравляющих веществ.


Отравляющие вещества классифицируются по следующим параметрам:
 по физиологическому действию на человека;
 по тактике применения;
 по быстроте наступления поражающего действия;
 по стойкости.
По физиологическому действию на человека:
ОВ нервно-паралитического действия. К этой группе относятся
фосфоро-органические вещества, обладающие высокой токсичностью.
Вещества этого типа способны вызвать поражение при действии через
органы дыхании и кожные покровы. Основной причиной поражения является
расстройство центральной нервной системы, мышечные судороги, паралич и
смерть. К этой группе ОВ относятся: табун, зарин, зоман V-газы.
ОВ кожно-нарывного действия. Поражают кожу, глаза, органы
дыхания пищеварения. При попадании на кожу через 2-6 ч. после контакта с
ОВ вызывает покраснения, затем образование пузырей и язв. При больших
концентрациях (0,1 г/м) возникает поражение глаз с потерей зрения. К этой
группе ОВ относятся - иприт, люизит.
ОВ обще-ядовитого действия. Поражение наступает через органы
дыхания и при попадании в желудочно-кишечный тракт с водой и пищей.
При отравлении появляются тяжелая одышка, чувство страха, судороги,
паралич. К этой группе ОВ относятся синильная кислота и хлорциан.
ОВ удушающего действия. Воздействует на организм через органы
дыхания. В периоде скрытого действия развивается отек легких. К ним
относятся фосген и дифосген.
ОВ психо-химического действия. Поражение наступает через органы
дыхания. Действуют на нервную систему, вызывают головную боль,
ухудшение зрения, сонливость, повышение температуры, галлюцинации и
нарушение психики. Применяются с помощью авиационных химических
12

бомб, ядовито-дымных шашек и термических генераторов аэрозолей. К ОВ


этой группы в первую очередь относится Би-Зет (BZ).
ОВ раздражающего действия. Вызывают раздражение органов
дыхания и глаз.Основными их них являются: адамсит (чихательное ОВ),
«CN» (хлорацетофенон) и PS - хлорпикрин (слезоточивые ОВ) и «CS»
(сверхслезоточивое ОВ). «CS» (Си-Эс) вызывает сильное раздражение глаз,
слезотечение, раздражение дыхательных путей: жжение в носу, гортани,
легких, тошноту. Применяются в виде дыма с помощью ручных гранат и
термических генераторов аэрозолей. Выводят из строя на
непродолжительное время и считаются спецсредствами, которые
применяются в полицейских целях.
По тактике применения:
 отравляющие вещества смертельного действия. Предназначены
для уничтожения живой силы противника. К ним относятся нервно-
паралитические, кожно-нарывные, обще-ядовитые и удушающие ОВ;
 отравляющие вещества, временно выводящие из строя людей.
Предназначены для временного выведения из строя живой силы противника
(от нескольких минут до нескольких суток). К ним относятся ОВ психо-
химического и раздражающего действия.
По быстроте наступления поражающего действия:
 быстродействующие ОВ – не имеющие скрытого периода
действия. К ним относятся (зарин, зоман, синильная кислота, Си-Эс);
 медленно действующие – обладающие скрытым периодом
действия (V-газы, иприт, фосген, Би-Зет).
По стойкости ОВ:
В зависимости от продолжительности сохранения поражающей
способности ОВ подразделяют на:
 ОВ кратковременного действия (нестойкие или летучие).
Поражающее действие исчисляется минутами (V-газы, иприт, зоман);
13

 ОВ долговременного действия (стойкие). Поражающее действие


может продолжаться от нескольких часов до нескольких недель после их
применения (синильная кислота, фосген, зарин).

1.2.2 Ядерное оружие

Ядерное оружие (ЯО) – основной вид оружия массового поражения,


представляющий собой совокупность ядерных боеприпасов, средств их
доставки к цели и средств управления. Ядерное оружие обладает огромной
разрушительной силой.
К ядерному оружию относятся ядерные боеприпасы всех видов и
назначений, в том числе ядерные боевые части ракет и торпед, ядерные
бомбы, ядерные артиллерийские снаряды, глубинные ядерные бомбы,
ядерные мины и ядерные фугасы.
К особому типу ядерного оружия относятся нейтронное,
радиологическое и супер-электромагнитное оружие, обладающее мощным
пространственным электромагнитным импульсом.
Основной частью ядерного боеприпаса является ядерный заряд,
содержащий ядерное взрывчатое вещество. Поражающее действие ядерного
оружия основано на использовании внутриядерной энергии, выделяющейся
при ядерном взрыве. Внутриядерная энергия, выделяется при цепных
реакциях. В ядерных боеприпасах используются реакции двух типов:
 реакция деления изотопов тяжелых элементов урана-235 и
плутония-239;
 реакция синтеза тяжелых изотопов водорода (дейтерия и трития)
и лития.
Поражающие факторы ядерного оружия.
Взрыв ядерного боеприпаса происходит за миллионные доли секунды,
при этом выделяется колоссальное количество энергии. Температура
повышается до нескольких миллионов градусов, а давление достигает
14

миллиардов атмосфер. Высокая температура и давление вызывают световое


излучение и мощную ударную волну.
Наряду с этим взрыв ядерного боеприпаса сопровождается
испусканием проникающей радиации, состоящей из потока нейтронов и
гамма-квантов. Облако взрыва содержит огромное количество
радиоактивных продуктов-осколков деления ядерного взрывчатого вещества,
которые выпадают по пути движения облака, в результате чего происходит
радиоактивное заражение местности, воздуха и объектов.
Неравномерное движение электрических зарядов в воздухе,
возникающее под действием ионизирующих излучений, приводит к
образованию электромагнитного импульса. Все эти перечисленные факторы
являются основными поражающими факторами ядерного взрыва. С точки
зрения распределения энергии при ядерном взрыве поражающие факторы
распределяются следующим образом:
 ударная волна (50% энергии взрыва);
 световое излучение (30-35% энергии взрыва);
 проникающая радиация (8-10% энергии взрыва);
 радиоактивное заражение (3-5% энергии взрыва);
 электромагнитный импульс (0,5-1 % энергии взрыва).
 рентгеновское излучение.
Классификация ядерных боеприпасов.
По способу получение внутриядерной энергии ядерные боеприпасы
делятся на три категории:
 основанные на ядерной реакции деления ядер атомов тяжелых
элементов (урана-235 или плутония-239).
 основанные на ядерной реакции синтеза (соединения) ядер
легких элементов.
 ядерные боеприпасы комбинированного типа.
Ядерная реакция деления ядер атомов тяжелых элементов.
15

Основными элементами ядерного боеприпаса, принцип работы


которого основан на делении ядер атомов тяжелых элементов, являются
ядерный заряд, взрывающее устройство и прочная оболочка. В качестве
ядерного заряда используется специально приготовленный урап-235 или
плутоний-239. Заряд ядерной бомбы состоит из двух или нескольких частей
ядерного горючего (каждая из которых менее критической массы),
расположенных отдельно друг от друга. Для осуществления взрыва
используется заряд обычного взрывчатого вещества, который способствует
быстрому обжатию ядерного заряда до критических размеров в массу, равной
критической. Вследствие этого происходит цепная ядерная реакция,
результатом которой является взрыв.
Ядерная реакция синтеза (соединения) ядер легких элементов.
В отличие от деления ядер тяжелых элементов реакция соединения
ядер легких элементов может протекать только при очень высоких
температурах, измеряемых миллионами и даже десятками миллионов
градусов. Это обусловлено тем, что только при таких сверхвысоких
температурах энергия движущихся ядер становится настолько большой, что
обеспечивает их соединение. Такие ядерные реакции, происходящие при
очень высоких температурах, называются термоядерными. Единственным
источником сверхвысоких температур в настоящее время является, ядерный
изрыв, боеприпас отравляющий биологический оружие
Боеприпасы, в которых используются термоядерные реакции,
называются (водородными).
Термоядерный боеприпас (бомба) имеет прочную металлическую
оболочку, в которую помещается запас водородного горючего, содержащего
дейтерий, тритий и ядерный заряд. В момент ядерного взрыва развивается
сверхвысокая температура, при которой происходит, изрыв и водородного
горючего, так как для термоядерных боеприпасов не существует критической
массы, то мощность их принципиально не имеет ограничения. Вес таких
боеприпасов может достигать нескольких тонн.
16

Ядерные боеприпасы комбинированного типа.


Это водородные боеприпасы, оболочка которых делается из
природного урана-238. Реакция в таких боеприпасах происходит по схеме:
деление - синтез - деление. В этом случае образующиеся при синтезе ядер
нейтроны большой энергии вызывают и деление ядер оболочки. Это
значительно увеличивает поражающее действие термоядерных боеприпасов.
Нейтронное оружие.
Нейтронное оружие считается одной из разновидностей ядерного
оружия. Представляет собой малогабаритный термоядерный заряд
мощностью не более 10 тыс.т., у которого основная доля энергии выделяется
за счет реакций синтеза дейтерия и трития, а количество энергии,
получаемой в результате деления тяжелых ядер в детонаторе, минимально,
но достаточно для начала реакции синтеза.
Основное поражающее действие такого вида оружия составляет
проникающая радиация, даже при относительно небольшой мощности
ядерного взрыва. Для нейтронного боеприпаса на одинаковом расстоянии от
эпицентра взрыва доза проникающей радиации примерно в 5-10 раз больше,
чем для заряда деления той же мощности.
Классификация ядерного оружия по мощности
Мощность ядерного оружия (ядерных боеприпасов) исчисляется в
тротиловом эквиваленте. В зависимости от его величины ядерное оружие
делится на пять групп:
 сверхмалое (до 1 кт),
 малое (1 - 10 кт),
 среднее (10 - 100 кт),
 крупное (100 - 1000 кт),
 сверхкрупное (свыше 1000 кт).
17

1.2.3 Биологическое оружие

Биологическое (БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКОЕ) оружие (БО) – вид оружия


массового поражения; действие которого основано на использовании
болезнетворных свойств боевых биологических средств – возбудителей
заболеваний людей, животных и растений. Биологическое оружие включает
биологические (бактериальные) средства и средства их доставки для
нанесения поражения противнику. Средством их доставки могут быть
боеголовки ракет, снаряды, авиационные контейнеры и другие носители.
Поражающее действие
Основой поражающего действия являются бактериальные средства –
бактерии, вирусы, риккетсии, грибы и токсические продукты их
жизнедеятельности, используемые в военных целях с помощью живых
зараженных переносчиков заболеваний (насекомых, грызунов, клещей и др.)
или в виде суспензий и порошков. Болезнетворные микробы не имеют цвета,
запаха и отличаются чрезвычайно малыми размерами, измеряемыми в
микронах и миллимикронах, что исключает видимость их невооруженным
глазом. Бактерии, например, могут быть непосредственно обнаружены
только с помощью электронных микроскопов.
Биологическое оружие вызывает заболевание, а зачастую и смерть
человека при попадании в организм в ничтожно малых количествах.
Инфекционные заболевания, вызванные применением бактериологического
оружия при определённых условиях, могут распространяться из одного очага
заражения в другой, вызывать эпидемии.
Поражение людей и животных может произойти в результате вдыхания
зараженного бактериальными средствами воздуха, попадания
болезнетворных микробов и токсинов на слизистые оболочки и
поврежденную кожу, укусов зараженными переносчиками, употребления
зараженных продуктов питания и воды, соприкосновения с зараженными
18

предметами, ранения осколками бактериальных боеприпасов, а также путем


контакта с инфекционными больными.
Способы применения биологического оружия
Основными способами применения биологического оружия являются:
 аэрозольный – заражение приземного воздуха путем распыления
жидких или сухих биологических рецептур;
 трансмиссивный – рассеивание в районе цели искусственно
зараженных кровососущих переносчиков;
 диверсионный способ – заражение воздуха, воды, продуктов
питания с помощью диверсионного снаряжения.
Пути проникновения болезнетворных микробов и токсинов в организм
человека могут быть следующими:
 аэрогенный – воздухом через органы дыхания;
 алиментарный – с пищей и водой через органы пищеварения;
 трансмиссивный путь – через укусы зараженных насекомых;
 контактный путь – через слизистые оболочки рта, носа, глаз, а
также поврежденные кожные покровы.
Боевая эффективность биологического оружия
Высокая боевая эффективность биологического оружия (БО)
определяется его характеристиками:
 способность оказывать поражающее действие на больших
площадях при малых расходах средств;
 возможность скрытного применения БО;
 способность некоторых видов БО вызывать возникновение
эпидемии (при соответствующих условиях);
 сильное психологическое воздействие на людей;
 способность некоторых видов БО длительное время сохранять
свое поражающее действие после применения;
19

 сложность обнаружения и распознавания примененного


возбудителя и длительность определения его вида;
 способность бактериального облака проникать в слабо за
герметизированные инженерные сооружения, боевую технику и заражать
находящихся в них людей;
 большой объем и сложность работ по биологической защите
войск и населения и сложность ликвидации последствий применения БО.
Заболевания, вызванные применением биологического оружия.
Боевые боеприпасы с биологически оружием могут содержать
возбудители, вызывающие как тяжелые заболевания, так и возбудители,
вызывающие относительно легкие заболевания, не дающие смертельных
исходов. К их числу относятся возбудители чумы, натуральной оспы,
туляремии, Ку-лихорадки, бруцеллеза, желтой лихорадки, сибирской язвы,
венесуэльского энцефаломиелита лошадей, сапа, мелиондоза, брюшного
тифа, пситтакоза, гриппа, пятнистой лихорадки, Скалистых гора также
токсин ботулизма.
В период Первой мировой войны (1914-1918 гг.) биологическое оружие
пыталась применить Германия путем заражения лошадей возбудителем сапа,
а во время Второй мировой войны – Япония. Разработка биологического
оружия велась и в США.
Применение биологического оружия является преступлением против
человечества. Биологическое оружие считается одним из самых жестоких и
антигуманных видов оружия и его применение запрещено Женевским
протоколом (1925) и Конвенцией ООН «О запрещении разработки,
производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и
токсичного оружия и об их уничтожении»(1972). По инициативе СССР и
ряда других государств в 1972 г. ООН приняла Конвенцию о запрещении
разработки, производства и накопления запасов биологического
(бактериологического) оружия и токсинов и их уничтожении, которая
вступила в силу в 1975 г.
20

1.3 Химическое оружие в 21 веке

На сегодняшний день ни одна страна официально не признает наличия


на своей территории химического оружия в арсенале армии. 192 государства
мира являются участниками Конвенции о химическом оружии (КХО) [20],
которая обязывает всех ее участников отказаться от производства
химического оружия, а также предписывает уничтожать имеющиеся.
Единственным государством, подписавшим, но не ратифицировавшим
данную конвенцию, является Израиль. Египет, Северная Корея, Палестина и
Южный Судан не подписывали и не присоединялись к данной конвенции.
Главными принципами и постулатами КХО являются запрещение
производства и применения химического оружия, ликвидация мощностей по
производству химического оружия, уничтожение всех запасов химического
оружия и международное сотрудничество в мирном использовании
химикатов в соответствующих областях [5].
Контроль за исполнением статей КХО осуществляет Организация по
запрещению химического оружия (ОЗХО). Деятельность ОЗХО и ее
основной организационной структуры описаны в КХО. ОЗХО не является
учреждением ООН, но ведет с ней тесное сотрудничество.
Главной целью для всех Государств-Участников ОЗХО является
предотвращение использования химического оружия в военных целях.
Конвенция содержит четыре основных положения:
1. уничтожить все существующие химическое оружие в соответствии с
международными проверками ОЗХО;
2. мониторинг химической промышленности в целях предотвращения
возникновения нового оружия;
3. предоставление помощи и защиты Государствам-Участникам в
отношении химических угроз;
4. международное сотрудничество с целью осуществления принципов
Конвенции и продвижения мирного использования химии.
21

ОЗХО имеет три основных органа: Конференция государств


участников, Исполнительный совет и Технический секретариат.
Конференция Государств-Участников является Пленарным Органом,
состоящим из всех членов ОЗХО. Этот орган имеет общие полномочия
осуществлять надзор за исполнением статей КХО.
Исполнительный совет ОЗХО является исполнительным органом
Организации. Отчет о деятельности предоставляется на ежегодном собрании
Конференции Государств-Участников. Исполнительный совет действует в
соответствии с решениями Конференции и обеспечивает их исполнение. В
задачу Исполнительного совета входит содействие осуществлению и
соблюдению Конвенции.
Технический Секретариат выполняет обязанности, связанные с
особым характером Конвенции. Ему поручено осуществление мер проверки,
предусмотренных в КХО. Кроме того, он уполномочен разрабатывать с
государствами-участниками КХО соглашения, касающиеся деятельности по
проверке, координировать создание и содержание постоянных запасов для
чрезвычайной и гуманитарной помощи, предоставляемой государствами
участниками, и выполнять другие обязанности, связанные с оказанием
помощи государствам-участникам.
Технический Секретариат ОЗХО проводит постоянные проверки на
производственных объектах по уничтожению химического оружия по всему
миру. Эти проверки предназначены для того, чтобы удостовериться в
соответствии государств-участников требованиям, предъявляемым в
отношении уничтожения химикатов.
КХО установила сроки, в рамках которых должно было произойти
полное уничтожение химического оружия. Конвенция предусматривает
процедуру запроса для пролонгации сроков утилизации химического оружия.
Ни одно из государств-участников конвенции не достигло полной
ликвидации к первоначальной дате, указанной в Конвенции (апрель 2007),
хотя некоторые из них на сегодняшний день завершили переработку
22

заявленных запасов химического оружия. Таких государств 5 – Албания,


Южная Корея, Индия, Ливия и Сирия.
Российская Федерация является членом КХО и активно перерабатывает
химическое оружие. Всего в РФ существует 7 объектов хранения и
уничтожения химического оружия. На данный момент работы по
уничтожению химического оружия ведутся лишь на одном из 7 предприятий
- Объект Кизнер. Связано это с тем, что остальные 6 закончили переработку.
По состоянию на ноябрь 2015 года Россия уничтожила 92 % имевшихся
запасов химического оружия. По прогнозам члена международного Научно-
консультативного совета по затопленному химическому оружию Александра
Горбовского РФ сможет избавиться от химического оружия на 100% не
раньше 2017-2019 года.
США также является членом КХО и ведет переработку химического
оружия. По данным Агентства США по химическим веществам США, к
январю 2012 года Соединенные Штаты уничтожили почти 31100 тонн
нервнопаралитических и горчичных химикатов. Это 89,75% от
первоначального запаса США, объявленного в 1997 году.
КНДР не является участником КХО и никогда официально не
признавала существование своей химической программы. Тем не менее,
страна, предположительно, обладает существенным арсеналом химического
оружия. В 2009 году Международная кризисная группа сообщила, что, по
мнению экспертов, КНДР имеет от 2500 до 5000 тонн химического оружия,
включая горчичный газ, зарин и другие нервнопаралитические вещества.
Стоит отметить, что химическое оружие используется не только в
вооруженных конфликтах, но и при совершении террористических актов.
Данный феномен носит название «химический терроризм». Химический
терроризм является формой терроризма, при которой используются
токсические эффекты химических веществ. Все это направлено на то, чтобы
ранить, убить или каким-либо другим образом негативно повлиять на жертв
терактов.
23

Химическое оружие в своих терактах использовали различные


организации, такие как «ХАМАС», запрещенная в РФ террористическая
организация «Аум Синрикё», запрещенная в РФ террористическая
организация «Аль-Каида» и запрещенная в РФ террористическая
организация «ИГИЛ».
Таким образом, можно сделать вывод, что в 21 веке идет активная
тенденция по химическому разоружению. 192 государства мира являются
участниками КХО, и все они участвуют в уничтожении химического оружия.
Большую роль в этом играет также и работа ОЗХО, которая осуществляет
постоянный контроль над процессом уничтожения химических веществ. Мы
с уверенностью можем заявлять, что, благодаря слаженной работе ОЗХО,
государств-участников КХО и ООН, вопрос разработки, распространения и
использования химического оружия уже вряд ли поднимется в 21 веке.

Выводы по первой главе

Виды оружия, способные вызвать массовые потери и разрушения


вплоть до необратимых изменений окружающей среды. Основными
отличительными особенностями ОМП являются:
 многофакторность поражающего действия;
 наличие поражающих факторов длительного действия и их
распространение за пределы объекта поражения;
 длительный психотравматический эффект у людей;
 тяжёлые генетические и экологические последствия; сложность
защиты войск, населения,
 критически важных объектов и ликвидации последствий его
применения.
К ОМП относятся ядерное, химическое и биологическое оружие.
Развитие науки и технологий может способствовать появлению новых видов
24

оружия, по своей эффективности не уступающего и даже превосходящего


уже известные виды ОМП.
25

ГЛАВА 2 АНАЛИЗ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАКТИКИ


ПРИМЕНЕНИЯ ОРУЖИЯ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ

2.1 Ретроспективный анализ применения оружия массового


уничтожения

Широко распространена точка зрения на оружие массового применения


как на один из факторов обеспечения стабильности мира в течение
последних ~50 лет. В то же время анализ имеющихся работ показывает, что в
действительности реальная стабилизирующая роль оружия массового
применения изучена весьма неполно. В книге одного из наиболее
компетентных специалистов в этой области Р.Макнамары преобладает
аналитический аспект в ущерб синтетическому. Вывод же, который делается
им о целесообразной роли оружия в будущем, во-первых, концептуально
слабо увязан с богатым фактологическим материалом, которым он
оперирует, и, во-вторых, фактически ориентирован на пользу для США с
учетом возможностей США.
Обобщенно в качестве оснований сформулированной выше точки
зрения на стабилизирующую роль оружия массового применения, как
правило, рассматривают [9

+++
++

…..]:
26

 факт отсутствия в период "холодной войны" прямых


вооруженных столкновений между державами;
 характер решений, принимавшихся руководителями держав в
ходе конкретных военно-политических кризисов.
Первое из указанных оснований весьма часто рассматривается как
прямое доказательство сдерживающей силы оружия массового применения,
предотвращавшей переход конфликтов в фазу боевого применения оружия.
Однако в силу чрезмерной общности оно не может даже косвенно
рассматриваться в качестве такого доказательства. Более того, вне рамок
конкретного конфликта вообще бессмысленно утверждать, что тот или иной
фактор играет сдерживающую роль. Точнее, до тех пор, пока не определен
конкретный конфликт, не выявлен конфликтоген, не доказано, что, хотя бы
одна из сторон рассматривала боевое применение вооруженной силы как
способ разрешения конфликта, бессмысленно говорить о сдерживающей
роли того или иного фактора (образно говоря, может быть, и сдерживать
было нечего). В то же время в целом процесс, именуемый "холодной
войной", в известной авторам литературе не подвергался достаточно
строгому конфликтологическому анализу. В этой связи опасно
некритическое отношение к рассматриваемой точке зрения, как вообще
опасны любые догмы.
Более надежная и, главное, многоаспектная информация может быть
получена в результате анализа конкретных конфликтов, точнее, кризисных
ситуаций, реализовавшихся в ходе "холодной войны".
Основными объектами анализа возьмем Берлинский кризис 1961 г.,
Кубинский кризис 1962 г. и серия кризисных ситуаций на Ближнем Востоке в
1967-73 г.г. Все названные выше кризисы, если их рассматривать в аспекте
взаимоотношений СССР и США, являются актуализацией частных
конфликтов, сформировавшихся в рамках глобального идеологизированного
противостояния этих стран в "холодной войне". Каждый кризис
характеризуется определенным конфликтогеном (или несколькими
27

конфликтогенами и, соответственно, несколькими взаимообусловленными


конфликтами). Суть указанных результатов сводится к следующему [7].
Берлинский кризис 1961 года
Берлинский кризис оказался узлом развития, по меньшей мере, трех
конфликтов, конфликтогенами которых являлись:
 ущемление интересов восточногерманской стороны вследствие
оттока из ГДР в Западный Берлин тысяч людей, в том числе
высококвалифицированных специалистов;
 ущемление интересов Западной Германии (если смотреть шире,
то Запада вообще) вследствие попыток реализации замысла Н. С. Хрущева
изъять Западный Берлин из сферы влияния НАТО;
 наличие двух антагонистических идеологий, используемых рядом
государств в качестве доктринальных установок.
В рамках этого кризиса нельзя указать конкретные задачи, для которых
применение оружия массового уничтожения явилось методом их решения, то
есть это оружие не несло функциональной нагрузки. Несмотря на то, что
американская сторона разрабатывала план применения этого оружия для
удара по СССР в ходе Берлинского кризиса, фактически речь шла о попытке
силового разрешения другого – глобального идеологизированного –
конфликта путем физического уничтожения носителя неприемлемой
идеологии (СССР). Необходимо подчеркнуть, что соответствующие планы
США не сыграли никакой роли в формировании поведения
противоположной стороны (СССР), поскольку разрабатывались в
строжайшей тайне. В то же время для американской стороны проделанная ею
работа по анализу ситуации и планированию ядерного удара имела
принципиальное значение и далеко идущие последствия.
Во-первых, детальный анализ соотношения ядерных потенциалов
показал, что, несмотря на подавляющее превосходство американцев по
количественным показателям ядерных вооружений и возможность
реализации фактора внезапности, остается реальная возможность ответного
28

ядерного удара по США с гибелью миллионов американцев. В тех условиях


(вполне благополучное состояние экономики США, благоприятные
перспективы дальнейшего роста даже при наличии мощного
идеологического противника) такая "плата" за разрешение глобального
идеологического конфликта в пользу США оказалась совершенно
неприемлемой. В этой связи следует отметить, что впервые, по крайней мере,
одной из сторон достаточно ясно было осознана бесперспективность планов
полномасштабного применения ядерного потенциала для физического
уничтожения противника, также обладающего ядерным оружием, без
радикального изменения характеристик своего потенциала (придания ему
контр силовых свойств) и надежной защиты своей территории от ответного
удара.
Во-вторых, стало ясно, что для разрешения Берлинского кризиса
необходимо применение других, менее жестких военных методов, чем
применение ядерного оружия. Это и было сделано в ходе дальнейших
событий. В обще стратегическом аспекте этот вывод чрезвычайно важен,
поскольку он оказал определенное влияние на формирование доктрины
гибкого реагирования и создание в США адекватных ей вооруженных сил.
В-третьих, (тайная) попытка спланировать применение оружия
массового уничтожения с расчетом на фактор внезапности и осознание
безуспешности такой попытки в дальнейшем привели США к использованию
ЯО прежде всего, как фактора давления при разрешении
межгосударственных конфликтов.
Кубинский кризис 1962 года
В отличие от Берлинского конфликтогеном Кубинского кризиса явился
непосредственно ядерный фактор – размещение США своих ракет в Турции,
что рассматривалось советской стороной как ущемление ее интересов в
политическом и военном аспектах. Дальнейшие события, начиная с
ответного размещения советских ракет на Кубе, составили сложный процесс,
анализ которого мы опускаем. Отметим только, что Кубинский кризис – это
29

тоже фактически "клубок" конфликтов в рамках глобального


идеологизированного противостояния двух систем.
Принципиально новым моментом Кубинского кризиса, по сравнению с
Берлинским, явилось открытое демонстративное манипулирование ядерными
вооружениями. В то же время реально актуализированные военные меры не
относились к числу сверхжестких. Чрезвычайно важную роль сыграли
дипломатические методы, в том числе носящие в некотором смысле
спонтанный характер. Напротив, ядерные средства сыграли существенную
роль только в формировании конфликтогена.
Для американской стороны в этом конфликте было характерно большее
разнообразие применяемых военных методов, чем для СССР, при этом в
выборе своих действий США руководствовались концепцией эскалации
превосходства.
Следует отметить ставшую широко известной только в годы
перестройки роль случайных факторов в процессе развития этого конфликта
(изменение системы оценок американской стороной последствий развития
конфликта, обусловленное несогласованными с "центром" акциями
советского резидента в Вашингтоне).
Выделим роль оружия массового уничтожения обеих сторон в развитии
данного кризиса и его последствиях (помимо их роли при формировании
конфликтогена).
а). Можно предположить, что страх перед неприемлемым развитием
конфликта вплоть до обмена ядерными ударами оказал определенное
влияние на стороны и привел к более приемлемому решению – устранению
конфликтогена (удалению советских ракет с Кубы и американских из
Турции). В этой связи неверно говорить о выигрыше какой-либо стороны.
Скорее следует констатировать патовую ситуацию. В то же время нет смысла
преувеличивать роль ядерного фактора (страха перед ядерной войной) в
разрешении конфликта. Вполне возможно, что достаточным фактором для
американской стороны оказалась неприемлемость, во-первых, обычного
30

вооруженного вторжения на Кубу (несмотря на большое число "ястребов" в


окружении президента Кеннеди, желавших реванша после провала акции в
Заливе свиней в 1961г.) и, во-вторых, возможного распространения кризиса
на Западный Берлин по придуманной (но правдоподобной - блеф!) версии
советского резидента в Вашингтоне.
б). Как показал анализ, для американской стороны существенным
являлся вывод о несоответствии узких моделей, принятых в то время для
планирования войн, в том числе ядерных, и реальной (существенно более
сложной) структуры конфликтов. Основной шаг, который был ею
предпринят на основании этого вывода, заключался в изменении
используемых теорий планирования поведения в конфликтах. Подчеркнем,
что, несмотря на выявленную слабость теории, линия на развитие системных
методов стратегического планирования не была предана анафеме. Приоритет
был отдан развитию теории с привлечением профессионалов из самых
разных областей, а не спонтанным решениям отдельных руководителей. Как
показали последующие события, указанный вывод следует рассматривать как
оптимальный результат (урок) для США.
в). Основной вывод советской стороны по результатам анализа
конфликта сводился к необходимости развития собственных систем
вооружений в сторону их большего разнообразия и количественного
наращивания. В этой связи следует отметить, что, во-первых, американцы
своей реализацией концепции эскалации превосходства добились
существенного побочного эффекта: более интенсивного развития советских
ядерных сил в последующий период, что в определенном смысле
противоречит целевым установкам концепции (заставить противника
отступить). Во-вторых, несмотря на указанное противоречие, фактически
означенный побочный эффект приходится рассматривать как нечаянную
удачу США (создание мощного дополнительного фактора втягивания СССР
в разорительную гонку вооружений.
Кризисы на Ближнем Востоке
31

В серии кризисов на Ближнем Востоке в аспекте рассматриваемой


проблемы наибольший интерес представляет кризис 1973 года (попытка
Египта и Сирии возвратить с помощью военной силы земли, захваченные
Израилем в ходе войны 1967 года). Учитывая выводы б) и в), сделанные
выше по результатам анализа Кубинского кризиса, не вдаваясь в детали
отметим, что способ применения оружия массового уничтожения США
являлся прямой реализацией принятых ранее решений о необходимости
расширения спектра методов манипулирования ядерными вооружениями.
Для США это сыграло положительную роль в том смысле, что СССР
отказался от планов создания многосторонних сил в регионе, задуманных с
целью усиления своего влияния.
Суть выводов, которые можно сделать по результатам проведенного
анализа, сводится к следующему.
1. Исторически сравнительно короткий отрезок времени (~1961...1973
гг.) оказался периодом "экспериментального выявления" реальной роли
существовавшего в то время оружия массового уничтожения, которое по
своим характеристикам следует отнести к классу ОМП. Тот факт, что все
кризисы, в ходе которых осуществлялось указанное "экспериментальное
выявление", в значительной степени порождены случайными факторами, не
имеет существенного значения, поскольку все они реализовались в рамках
объективного процесса глобального идеологизированного противостояния
двух систем.
2. Важным результатом явилось осознание того факта, что оружия
массового уничтожения с характеристиками ОМП не может рассматриваться
как средство реального боевого применения, оно может использоваться
только как средство возмездия в условиях неизбежной гибели государства.
Однако этот отдельно взятый факт не смог бы сыграть решающую роль. Сам
по себе он достаточно однозначно порождал бы только определенную,
сравнительно узкую (основную) функцию оружия массового уничтожения –
сдерживание другого ядерного государства от упреждающего применения им
32

своего оружия массового уничтожения (известная концепция взаимного


ядерного сдерживания).
3. Другим важным результатом явилось четкое понимание (по-
видимому, обеими сторонами) чрезвычайной сложности любых
межгосударственных конфликтов, а также несоответствия этой сложности
существующих методов планирования своего поведения и прогнозирования
поведения противника и, как следствие, неприемлемо большой вероятности
потери управляемости конфликтом с последующим спонтанным выходом на
применение оружия массового уничтожения. Этот вывод приводит к
расширенной интерпретации функций оружия массового уничтожения с
характеристиками ОМП: страх перед неконтролируемым развитием
конфликта вынуждает противоборствующие ядерные государства прерывать
это развитие на ранних стадиях до реального боевого применения оружия.
Итак, можно говорить о расширенной функции оружия массового
уничтожения: о сдерживании перехода к реальному боевому применению
даже обычного оружия в ходе конфликта между ядерными государствами.
Необходимо, однако, подчеркнуть крайнюю опасность абсолютизации этого
вывода. В отличие от абсолютно надежного механизма выполнения основной
(узкой) функции, отмеченной во втором выводе, нельзя исключить сбоя в
выполнении расширенной функции. Основания для этого утверждения лежат
отнюдь не в области догадок:
 во-первых, имели место прямые вооруженные столкновения
между ядерными державами (СССР-Китай, 1969 г.);
 во-вторых, некоторые войны с "третьими" странами (США во
Вьетнаме, СССР в Афганистане) фактически были необъявленными и между
ядерными державами, по крайней мере, в одной из них (война во Вьетнаме)
одной из сторон (США) анализировалась возможность ограниченного
применения ядерного оружия;
 в-третьих, нельзя сбрасывать со счета возможность радикальной
трансформации роли страха перед применением оружия массового
33

уничтожения из класса ОМП. Если рассмотреть конфликт, в котором одна из


сторон обладает более широким спектром обычных вооружений и
осуществляет их боевое применение, а другая сторона не обладает
адекватными обычными средствами, то решится ли она на боевое
применение ядерных средств? В этой ситуации в действиях обороняющейся
стороны возможно иное проявление философии страха: лучше проиграть
часть в обычной войне, чем потерять все в ядерной, хотя при этом и будет
уничтожен противник. Первый из указанных противников может
рассчитывать на это и в конечном счете выиграть в конфликте именно
благодаря более широкому спектру своих военных средств. Такое же
рассуждение можно провести для случая, когда первый противник обладает
более широким спектром не только обычных, но и ядерных вооружений (не
сводящихся по своим характеристикам к ОМП).
4. Третье замечание из предыдущего пункта, по сути, составляет
содержание еще одного вывода, который следует из анализа рассмотренных
кризисов: чрезвычайно важным является многообразие, как вооруженных
средств, так и способов манипулирования ими. Во всяком случае,
американская сторона сделала именно такой вывод и учла его при
формировании государственных концепций, как в сфере текущей политики,
так и в сферах научно-технических разработок и стратегического
планирования. Этого, к сожалению, нельзя сказать о советской стороне,
негибкая политика которой оказалась путем в тупик: вольно или невольно
СССР, в том числе и под воздействием рассматриваемого фактора был
втянут в бессмысленную гонку количества вооружений вместо того, чтобы
интенсивнее развивать их качество и комплексные "военно-политико-
дипломатические" методы манипулирования вооружениями в ходе
межгосударственных конфликтов.
5. Еще один вывод, который необходимо сделать из анализа
вооруженных конфликтов (не только отмеченных выше кризисов), имевших
место в предшествующий период существования оружия массового
34

уничтожения, таков: оружия массового уничтожения со свойствами ОМП не


сдерживает вооруженных конфликтов с государствами, не обладающими
этим оружием. В силу очевидности вывода мы не будем приводить примеры.
Тем не менее, этот вывод очень важен с системной точки зрения, поскольку
характеризует составную часть полного спектра свойств мировой системы
государств. Его можно рассматривать как прямое продолжение в более
широкую область констатации факторов, снижающих надежность
выполнения расширенной функции оружия массового уничтожения со
свойствами ОМП (см. п.3 данных выводов). Образно говоря, возможность
применения оружия массового уничтожения-ОМП ядерным участником
конфликта рассматривается неядерным участником столь неадекватной
содержанию конфликта (очевидным блефом), что не принимается им во
внимание.
6. Следующий вывод имеет достаточно общий характер и относится в
целом к проблеме управляемости конфликтом. Как следует из анализа
рассмотренных кризисов, особенно Кубинского, повышение
информированности одной стороны о спектре возможностей второй
повышает потенциальную значимость многообразия возможностей второй
стороны (при условии, что указанное многообразие реально существует). Это
означает, что на стратегическом уровне противнику должны быть известны
как основные возможности наших вооружений, так и реальные стратегии их
применения ("естественные" на тактическом уровне блеф, дезинформация на
высоком уровне могут обернуться сокрушительным провалом).
7. Формулируя предыдущий вывод, мы затронули чрезвычайно важный
и сложный вопрос, имеющий прямое отношение к дальнейшей судьбе
оружия массового уничтожения: что в действительности являлось
сдерживающим мотивом для противоборствующих сторон в реальных
кризисах: страх вообще перед "ядерным монстром" или оцениваемая как
ненулевая вероятность применения противником оружия массового
уничтожения в той или иной конкретной ситуации? Не пытаясь
35

анализировать психологический аспект проблемы (тем более что на выводы


из такого анализа вряд ли стоит полагаться), рассмотрим проблему в
логическом аспекте. Если предположить, что действовал страх вообще, то
следующий вопрос, на который необходимо ответить, таков: можно ли
рассчитывать на это и в дальнейшем? Несмотря на не разработанность
психологического аспекта проблемы, ответ, по нашему мнению, должен быть
отрицательным. Фактически мы это уже констатировали в третьем выводе.
Если предположить, что главным мотивом был не страх вообще, а ненулевые
оценки вероятности применения оружия массового уничтожения в
конкретной ситуации, то основные вопросы таковы: почему эти оценки были
ненулевыми? А также: можно ли и целесообразно ли в дальнейшем создавать
условия для таких оценок? Анализ зафиксированных мнений, как ученых, так
и политиков позволяет сделать вывод о том, что, во-первых, ненулевые
оценки были реальностью и, во-вторых, основой таких оценок был
тривиальный недостаток информации о реальных боевых свойствах оружия
массового уничтожения и последствиях, в том числе отдаленных его
применения. В чисто военном плане существовавшее в то время оружия
массового уничтожения (с характеристиками ОМП!) воспринималось,
особенно политиками, наиболее мощной разновидностью реально
применимого обычного оружия. Очевидно, что в условиях современной
информированности рассчитывать на этот фактор было бы неразумно. Здесь
мы опять должны напомнить последнее замечание из третьего вывода и
констатировать, что оружия массового поражения с характеристиками ОМП,
то есть практически все существующее оружия массового поражения в
современных условиях и в перспективе способно выполнять хотя и очень
важную, но узкую функцию взаимного ядерного сдерживания, а значит,
предотвращать единственный вид вооруженных конфликтов –
широкомасштабную ядерную агрессию. Таким образом, мы приходим к
одному из основных выводов ретроспективного анализа: основа принятия
решений руководителями противостоявших в конфликтах государств,
36

которые можно интерпретировать как результат выполнения оружия


массового уничтожения сдерживающих функций, коренится не в страхе
вообще перед всесокрушающей силой оружия, а в конкретных ненулевых
оценках вероятности его применения в конкретных ситуациях, в которых
лица, принимающие решение, взвешивают различные исходы конфликта,
причем, в число исходов не обязательно входит крайний – уничтожение
собственного государства.
Последний вывод порождает вопрос, важный с точки зрения
определения будущих функций оружия массового уничтожения:
ограничиваться ли и впредь отмеченной узкой функцией оружия или
необходимо придать ему свойства, обепечивающие формирование у
эвентуальных противников ненулевых оценок вероятности применения
оружия массового уничтожения в более широком спектре конфликтов?
Только при выполнении этого условия возможно качественное расширение
сдерживающей роли оружия, выполнение им тех функций, которые
требуются на современном этапе жизни российского государства (функций
сдерживания и деэскалации конфликтов различных типов.
Очевидна сложность поставленного вопроса. Для его решения
требуется проведение широких исследований.

2.2 Реализация функции деэскалации

В данной главе отметим только один из важных аспектов, связанных с


функцией деэскалации тех конфликтов, которые уже перешли в стадию
боевого применения оружия [9].
Реализация функции деэскалации боевых действий, строго говоря,
предполагает не только угрозу, но и реальное боевое применение оружия
массового уничтожения (ОМУ). Это обстоятельство является одним из
камней преткновения в дискуссиях о дальнейшей судьбе ОМУ. Наиболее
непримиримы противники любых разговоров о боевом применении оружия
37

массового уничтожения, которые, как правило, исходят из гуманных


соображений. Однако эта позиция, равно как и распространенный, но
несостоятельный тезис о неизбежности развития любого применения ОМУ в
глобальную катастрофу, является примером эмоционального отказа от
анализа. Необходимо быть последовательными и четко представлять, на
какие свойства оружия массового уничтожения мы рассчитываем,
приписывая ему определенные функции как военно-политическому и
военно-стратегическому инструменту государства. В связи с этим
целесообразно исходить из следующих положений:
 нельзя исключать возможность возникновения ситуаций, когда
определенный уровень реального боевого применения ОМУ окажется
наименее плохим выходом из числа доступных в сложившемся положении;
 наличие именно такого оружия, которое мы, в крайнем случае,
готовы применить реально, как раз и является основным сдерживающим
фактором, который исключит реальные уничтожающие боевые действия;
 сдержать (устрашить) можно только тем оружием,
характеристики которого адекватны масштабу и характеру конфликта.
Формулируя эти положения, мы фактически возвращаемся к
фундаментальному вопросу о сдерживающем мотиве или, более обще, о
механизме реализации сдерживания с помощью оружия массового
уничтожения неконтролируемого развития конфликта. Указанный мотив уже
назывался (это ненулевые оценки вероятности реального боевого
применения оружия массового уничтожения в конкретном конфликте,
вынуждающие противника считаться с наличием у нас этого средства
силового воздействия, а не сводить возможное его применение к блефу
(нереализуемой угрозе). Второе из сформулированных выше положений
направлено, в частности, на поддержание этого мотива.
В качестве второго элемента цепочки механизма реализации
сдерживания после возникновения ненулевых оценок может рассматриваться
концепция порога сдерживания войны. Основу ее составляет тезис об
38

обязательности соотнесения целей, которые ставит перед собой сторона,


развязывающая войну, и затрат на достижение этих целей. Предполагается
"разумность" и информированность агрессора: зная о военном потенциале
жертвы агрессии, агрессор не начнет боевых действий, если его ожидаемые
потери превысят предполагаемую выгоду в случае достижения целей войны.
Так, если использование оборонительного оружия массового уничтожения
приведет к резкому увеличению боевых возможностей системы
противовоздушной обороны, то этот фактор повысит порог сдерживания
агрессора, а именно: для достижения своих целей агрессору необходимо
наращивать применение наступательных вооружений, что по экономическим
или военно-политическим соображениям может явиться препятствием к
принятию им решения о начале боевых действий.
Полученные выводы далеко не исчерпывают всех возможностей
ретроспективного исследования свойств применения оружия массового
уничтожения как одного из факторов, влияющих на ход мировых процессов.
С учетом же особенностей ядерного оружия следует признать, что такие
исследования являются очень важным источником объективной информации
о его свойствах.
1 Термин "применение" без сочетания с термином "боевое" в данной
работе понимается в расширительном смысле – как угроза или как реальное
боевое применение оружия.
2 Перевод ядерных сил в готовность №3 без открытого объявления
этой акции, но с явным расчетом на то, что советские разведывательные
службы немедленно установят этот факт.
3 Неверной оценкой противника. Особенно это характерно для
Берлинского кризиса, когда одним из непосредственных побудительных
мотивов действий Н. С. Хрущева явилась неверная оценка им Д. Ф. Кеннеди
как человека неопытного и мягкого.

Выводы по второй главе


39

Оружия массового поражения с характеристиками ОМП, то есть


практически все существующее оружия массового поражения в современных
условиях и в перспективе способно выполнять хотя и очень важную, но
узкую функцию взаимного ядерного сдерживания, а значит, предотвращать
единственный вид вооруженных конфликтов – широкомасштабную ядерную
агрессию. Таким образом, мы приходим к одному из основных выводов
ретроспективного анализа: основа принятия решений руководителями
противостоявших в конфликтах государств, которые можно
интерпретировать как результат выполнения оружия массового уничтожения
сдерживающих функций, коренится не в страхе вообще перед
всесокрушающей силой оружия, а в конкретных ненулевых оценках
вероятности его применения в конкретных ситуациях, в которых лица,
принимающие решение, взвешивают различные исходы конфликта, причем,
в число исходов не обязательно входит крайний – уничтожение собственного
государства.
40

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Существование оружия массового уничтожения сыграло очень важную


роль в формировании современного мироустройства и того, что мы сейчас
называем историей. События, произошедшие из-за существования,
разработки, испытания и применения ОМУ, повлияли на весь мир.
Химическое оружие в I мировой войне, применение ядерного оружия во II
мировой войне, использование ядов и тел, умерших от бубонной чумы людей
в средние века – все это оказало огромное влияние на человечество и на
международные отношения.
Несмотря на свидетельства об использовании некоторых видов оружия
массового поражения еще с древних времен, эпоха ОМУ начинается именно
в XX веке с первого применения химического оружия в I мировой войне.
Однако и концом эпохи ОМУ стоит считать тот же XX век. События 1990-ых
годов поставили точку в разработке и использовании биологического и
химического оружия и оставили пока что открытым вопрос о разработке,
испытаниях и применении ядерного оружия.
В 21 веке идет активная тенденция по химическому разоружению. 192
государства мира являются участниками КХО и все они участвуют в
уничтожении химического оружия. Большую роль в этом играет также и
работа ОЗХО, которая осуществляет постоянный контроль над процессом
уничтожения химических веществ. Мы с уверенностью можем заявлять, что,
благодаря слаженной работе ОЗХО, государств-участников КХО и ООН,
вопрос разработки, распространения и использования химического оружия,
несмотря на некоторые недавние события, уже вряд ли будет намеренно
подниматься в 21 веке.
По нашему убеждению, перспектив полного отказа от ядерного оружия
совершенно не существует. На сегодняшний день мировое сообщество
проводит политику сокращения ядерных вооружений и нераспространения
его по всему миру, чему содействует МАГАТЭ, однако говорить о полном
41

отказе от данного вида вооружения совершенно не имеет смысла в виду его


важности и значимости в современной модели международных отношений.
Несмотря на все вышесказанное, ядерное оружие, являясь сильнейшим
фактором сдерживая нового общемирового конфликта, однозначно должно
быть запрещено не только к распространению, но и применению в военных
конфликтах. Играя одну из важнейших ролей в формировании
мироустройства что в 20 веке, что в 21 веке, ядерное оружие является
одновременно и одной из действительно серьезных общемировых проблем и
одним из общемировых благ, поддерживающих относительно мирное
сосуществование мировых центров силы и остальных государств.
На сегодняшний день требуется переосмысление тенденций и
пересмотр многих составных частей режима нераспространения оружия
массового уничтожения, как на институциональном уровне, так и на уровне
восприятия. В этом случае режим нераспространения вполне может стать
более эффективным и способным справиться с возникающими угрозами.
Однако ввиду невозможности и нежелания мирового сообщества полностью
запретить ОМУ, человечеству стоит уповать лишь на сознательность
руководств государств, обладающих ОМУ, в частности, ядерным оружием
42

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Амбросьев В. Безопасность жизнедеятельности: Учебник для


вузов – М., Юнити, 1998.
2. Атаманюк В.Г. и др. Гражданская оборона: Учебник для вузов. –
М., Высшая школа, 1986.
3. Гончаренко, Г.И. «Школьнику о гражданской обороне». /
Г.И.Гончаренко. Издательство: «АТОМИЗДАТ» – Москва, 2013 .
4. Гровс. Л. Теперь об этом можно рассказать. / Л. Гровс – Москва:
Атомиздат, 2016 г
5. Качулин, М.В. «Беседы с населением о гражданской обороне». /
М.В.Качулин. Издательство: «АТОМИЗДАТ». – Москва, 2013 год.
6. Костров А.М. Гражданская оборона. / А.М. Костров. М.:
Просвещение, 2010.
7. Нахимов П.С. Документы и материалы. / П.С. Нахимов. –
Москва, 2014.
8. Хуберт Мания. История атомной бомбы. — Москва: Текст, 2012.
Супотницкий М.В. Забытая химическая война 1915—1918 гг. / М.В.
Супотницкий. – Москва, 2016
9. Ретроспективный анализ [Электронный ресурс] Режим данных:
http://www.politicwar.ru/politika/255114.html#.XtXNNbjVKUk (01.06.2020)