Вы находитесь на странице: 1из 39

Глава 1. Я люблю тебя, мама...

Кайл был высоким, мускулистым, восемнадцатилетним парнем. Были летние каникулы, и он


почти каждый день проводил дома с матерью. Его отца звали Джим и он почти все время
пропадал на работе. Больше в их семье никого не было.

Джули, так звали мать Кайла, была 38 - летней мамочкой-красавицей. Она была около шести
футов ростом, 130 фунтов, с длинными каштановыми волосами, сверкающими карими глазами,
длинными мускулистыми ногами, удивительно круглой задницей и еще более удивительно
большой грудью. Она работала над собой каждый день, почти фанатично, так что ее тело
оставалось в отличной форме. К тому же, у нее была интересная привычка загорать обнаженной
на заднем дворе, когда она была дома одна, поэтому у нее был безупречный загар. Ее тело было
мягким, женственным и соблазнительным, но в то же время удивительно упругим и мускулистым.

Кайл, был обаятельным и довольно красивым парнем, пользовался успехом у противоположного


пола и имел приличных размеров пенис, которым умело пользовался. Но, был один небольшой
нюанс. Почти сразу, как он стал половозрелым и заинтересовался девочками, он часто задавался
вопросом, каково это-трахать свою мать. Она была самой горячей матерью в округе. Так говорили
все его друзья он был полностью согласен с ними. Ему хотелось закинуть ее ноги себе на плечи и
почувствовать, как его большой член входит и выходит из ее сладкой щелки. У него было почти
отчаянное желание погрузить свое семя в ее лоно, он даже мечтал оплодотворить ее.

Джулия давно знала, что сын страстно желает ее. Это становилось все более очевидным по
взглядам, которые он бросал на нее в последнее время. Восхищение сына отчасти льстило ей, и
любая женщина признала бы, что ее мальчик очень привлекателен. Но он был ее сыном и она
была счастлива в браке со своим мужем Джимом, вот уже 20 лет. Она была уверена, что со
временем увлечение сына пройдет.

На дворе стояло обычное утро вторника, Кайл спустился к завтраку, как обычно, в одних трусах и
застал мать у плиты. Он остановился, чтобы полюбоваться ее длинными великолепными ногами и
стройной попкой.

На Джулии был только короткий синий шелковый халат и изящные туфли на высоких каблуках.
Она заметила, что ее мальчик стоит в дверях и смотрит на ее задницу.

- Доброе утро, соня, - сказала она своим нежным, материнским тоном, все еще стоя к нему
спиной.

- Доброе утро, мам. - Ответил Кайл, подошел к матери сзади и обнял ее.

Джулия повернула к нему голову и улыбнулась. Она чувствовала, как его большой, возбужденный
пенис прижимается к ее ягодицам.
Она знала, что прибор ее сына был намного больше, чем у ее мужа. Это было хорошо заметно,
благодаря размеру палатки, отчетливо выступающей, независимо от того, что он носил, и все чаще
от того, что он разглядывал ее или прижимался к ней.
Уже не в первый раз она решила, что будет проще, если она дипломатично притворится, будто
ничего не ощущает.

- Как спалось? - спросила она, в глубине души, все же наслаждаясь ощущением его стояка,
прижимающегося к ее ягодицам.

- Нормально, пожалуй. Папа уже ушел?- спросил он. Его мускулистые руки были как раз под ее
огромными буферами. Он чувствовал вес ее тяжелых сисек, лежащих на его руках. Он также
почувствовал, что на ней нет лифчика, так как лифчики были толстыми и неудобными, чтобы
поддерживать ее здоровенные, круглые сиськи.
- Да, он ушел несколько минут назад, - ответила Джули.

Джим был финансовым аналитиком и носил костюм-тройку в свой офис в центре города, где он
работал с девяти до пяти, каждый рабочий день. Его шестизначная зарплата означала, что семья
могла себе позволить огромный дом в пригороде, и Джули не нужно было работать.

Она знала, почему ее сын спрашивал о Джиме. Кайл вел себя совсем по-другому, когда отца не
было рядом. Он становился гораздо более внимательным к ней. Она не возражала и даже иногда
поощряла его. Она сказала себе, что у ее мальчика, просто немного странный период полового
взросления, и он никогда не попытается ступить "за черту", тем более, без ее согласия.

Кайл крепко обнял мать. Его член начал вонзаться глубже в щелку ее задницы. Он мягко и
осторожно переместил свои руки, пока они "случайно" не обхватили нижние стороны ее
огромных шаров.

- Я люблю тебя, мама, - сказал он, придумывая предлог не разрывать объятия.

Джулия нежно погладила Кайла по затылку, ее длинные красные ногти прошлись по его темно-
каштановым волосам. Она обернулась и посмотрела через плечо в его блестящие карие глаза.

- Я знаю, милый, и я люблю тебя... больше, чем ты представляешь, - сказала она.

Она втайне трепетала от их необычно интимного контакта.


Было возмутительно то, как он обхватывал ее сиськи, и это было то, что она почти никогда не
позволяла ему делать раньше, но пульсация его огромной эрекции в ложбинке ее попки, была
еще более захватывающей.
Это тоже редко позволялось, и никогда оба действия не происходили одновременно.

Его переполняли страсть и любовь к ней. Он изо всех сил пытался выразить свое желание.

- Я имею в виду... Я... Я правда люблю тебя, мам... Я...

Джулия повернулась к нему лицом и приложила палец к его губам. Это действие разорвало
контакт его рук и члена с ее грудью и попкой.

- Шшшшш! Я знаю, милый. Не надо мне ничего объяснять, я знаю, через что ты проходишь, - тепло
сказала она.

- Ты знаешь?- С беспокойством спросил Кайл. Его инцестное желание вряд ли могло быть более
очевидным (когда Джима не было рядом), но они всегда делали вид, что этого нет и уж тем более
не говорили на подобные темы.

- Да, и для мальчиков твоего возраста совершенно естественно так любить своих матерей.
-Джулия шагнула вперед и снова обняла его. Это позволило ее массивным грудям прижаться к его
груди. Ощущение ее шелкового синего халата на его обнаженной груди пробежало
электрическим импульсом по ним обоим.

- Расскажи мне, что ты чувствуешь?- ободряюще спросила она.

- Ревность, наверное, - печально пробормотал он.

- Ты ревнуешь к своему отцу, потому что я его? - спросила она. Ее соски напряглись, потому что в
глубине души, она находила его безудержное желание очень возбуждающим и волнующим. Она
жалела, что не надела лифчик или трусики. Она боялась, что он будет слишком воодушевлен,
когда почувствует ее возбуждение через соски на своей груди. Такой флирт может зайти слишком
далеко, решила она.

- Да. – Он тяжело вздохнул. - И я догадываюсь... Думаю, я знаю, как сильно ты хочешь ребенка...
и…ну...

Последовала короткая пауза. Потом Джулия взяла своего мальчика за руку и улыбнулась ему. Ее
покрытые шелком соски продолжали прижиматься к его обнаженной груди. - Так ты ревнуешь,
что я пытаюсь зачать ребенка от твоего отца, а не от тебя?

- Да, - смело признался он, смущенно отводя взгляд. - Прости, я знаю, это звучит глупо, - сказал он,
чувствуя себя побежденным. - Просто я так сильно люблю тебя, и ты так прекрасна, что мне от
этого становится больно!
Глава 2. А если согласится?!
Ее сердце билось все быстрее и быстрее, и она даже чувствовала, как ее киска начинает
пульсировать и немного увлажнилась.
Ей ужасно хотелось поцеловать его в губы, но она знала, что это никогда не должно произойти.
-Это не глупо, сынок. Это твои настоящие чувства. Правда в том, что мы с твоим отцом пытались
зачать ребенка семь долгих лет, и до сих пор...нам… не везет.

-Так долго?! С тобой все в порядке? -Спросил Кайл. Его пенис все еще пульсировал в боксерах, но
он искренне переживал за нее. Он тоже с нетерпением ждал появления сестренки или брата.

- Я в порядке, но боюсь, что у твоего отца очень низкое количество сперматозоидов. Это то, что
сказал нам доктор недавно. Возможно, он больше никогда не сможет сделать меня беременной, -
тихо призналась она.

Глаза Кайла загорелись. Ему пришла в голову блестящая идея.


- Мам, почему бы тебе не дать мне попробовать?! Я знаю, что смогу это сделать, правда!
-Взволнованно воскликнул он.
Его сердце бешено колотилось, а эрекция вздрагивала от прилива новой волны предвкушения.

Джули хихикнула. Они все еще стояли очень близко друг к другу и ее руки лежали на плечах сына.
Ее покрытые шелковым халатом огромные буфера все еще прижимались к его обнаженной груди,
а твердые соски ощутимо упирались в него.
– Придержи коней, мистер. Ты сам знаешь, что мы с тобой не можем ступить на этот путь.

Даже говоря это, она в тайне мечтала, что если бы они смогли сблизиться, это было бы просто
волшебно? "Если бы он только знал, как я иногда фантазирую о том, что меня "берет" мой
собственный сын! Хотя, на самом деле, это больше, чем просто "иногда". Должна признаться, я
наслаждаюсь, позволяя ему флиртовать со мной, когда Джима нет дома. Кроме того, я одеваюсь
слишком "небрежно", когда мы одни, например, шелковый халат и туфли на высоком каблуке,
которые я сейчас ношу... и никакого белья! Я такая плохая! Но безобидный флирт - это одно, а
настоящий секс-совсем другое!

Кайл спросил:
- Почему нет?! Да и папе не обязательно знать. Ты можешь сказать ему, что ребенок его. Это будет
наш секрет.
Его эрекция жаждуще пульсировала, отчетливо выделяясь в одних трусах.

Джулия почувствовала еще один тайный прилив возбуждения. Она подумала:


"О, боже! Моя киска дрожит, как только представлю себе, как меня регулярно трахает мой
красавчик сын и зачав дитя, мы представляем его как ребенка Джима. Так безнравственно!"
Ее киска становилась все влажнее от одной этой мысли.

Но она чувствовала, что должна остановить его, пока он не увлекся этой невозможной идеей. Она
рассмеялась и покачала головой.
- Кайл, милый, послушай себя. Ты понимаешь, что ты предлагаешь мне?!

- Но, мам, в этом ведь есть смысл, не так ли? Ты сможешь забеременеть, не изменив папе. - Его
похоть нахлынула так сильно, что он смело скользнул руками вниз к ее попке. Это позволило ему
притянуть ее ближе, пока ее киска не прижалась к его огромному стояку!

Она тихо ахнула, и ее сердце забилось быстрее, когда она почувствовала, размер его
возбужденного члена. Однако она сделала вид, что ничего не заметила.
- Но я изменю твоему отцу... с тобой.

- Да, технически, но ребенок будет похож на папу и все такое. Нет вреда, нет вины, верно? Мам, я
обещаю, что никогда ничего не расскажу! -Взмолился Кайл.

Джули подумала:
« Фух! Не могу поверить, что он серьезно предлагает это! Должна признать...это соблазнительно
звучит. И дело не только в том, что я слишком сильно хочу ребенка. Я не могу игнорировать тот
факт, что его пенис в два раза больше, чем у моего мужа. Почему я не могу по-настоящему
насладиться и по-королевски трахнуться хотя бы раз в жизни? Его несомненно внушительный дар,
прямо сейчас упирается в мой шелковы халат и я отчетливо ощущаю его.
Но... только послушай себя. Это звучит как прелюдия к дешевому порнофильму. Есть фантазии, а
есть реальность. Я никогда не забуду, как сильно люблю Джима, даже несмотря на годы
сексуального разочарования. Он очень хороший человек! Секс с моим собственным сыном,
довольно волнующая и интересная фантазия, но это никогда, никогда, никогда не произойдет!"

Она грустно сказала ему:


- Сладенький, мы не можем. Ты же знаешь.

- Но почему?! Почему мы не можем, ма? Ты ведь так отчаянно хочешь зачать ребенка, - заметил
он. - Разве вы не пошли бы на все, чтобы это произошло? Разве вы не сделали уже все возможное,
но так не получили результат?!

Джулия слегка отстранилась.


- Да, но не ценой моего брака! Сынок, ведь основа твоего желания не помощь мне с зачатием. Я
ведь знаю тебя, негодник. - Она не смогла удержаться от легкой усмешки и погрозила ему
пальцем. – Ты просто хочешь залезть ко мне в трусики. Я ни разу за 20 лет брака не изменяла
твоему отцу, и я не собираюсь нарушать эту традицию, с моим чрезмерно возбужденным 18-
летним сыном.

Она почувствовала себя лучше, заняв четкую позицию по этому вопросу, но все еще не могла
заставить себя полностью освободиться от его объятий. Она продолжала втайне трепетать от
ощущения своих огромных сисек, прижимающихся к его обнаженной груди, и его пульсирующего
стояка, прижимающегося к ее низу живота.

Кайл на мгновение опустил голову, что заставило его заглянуть ей в декольте. Потом снова
посмотрел на нее с надеждой.
- А если я получу его разрешение?
Джулия издала удивленный смешок.
-Разрешение твоего отца? Серьезно?!

- Да. Что если папа разрешит мне сделать тебе ребенка?


- Желаю удачи! – хмыкнула она и рассмеялась еще задорнее, потому что считала эту идею
абсурдной.

- Нет. Серьезно. Что, если папа скажет, что согласен с этим? - спросил он с удивительной
настойчивостью.

- Ты, в самом деле решишься на то, чтобы спросить у своего отца разрешения зачать мне
ребенка?! Это опасно! - Она почувствовала еще один прилив похоти, от осознания того, что ее сын
так желал ее, что готов на такие безрассудные поступки.

- А если он согласится? – не уступал Кайл.


Лицо Джулии на мгновение побледнело, и она уставилась в пространство. "Боже! А вдруг?! Это
было бы божественно! Наконец-то я смогу исполнить свою непослушную инцестную фантазию. И
с полного разрешения, так что никакой вины и предательства! Ну, как минимум, без
предательства. И я снова смогла бы стать мамой малыша! Я хочу этого так сильно, что это просто
невыносимо!"

Ее возбуждение возросло еще больше. Она не осознавала этого, но пока она возбужденно
извивалась рядом с сыном, ее халат начал открываться спереди.

"Но какой смысл мечтать? Ни за что на свете Джим не согласится на подобное. Ни один мужчина
не захочет нового ребенка, так сильно. Он скорее отрубит себе руки, я уверена!"
Глава 3. Застукан с поличным!
- Но, все же, если папа скажет, что все в порядке? - Снова спросил Кайл, уже немного
раздражающий своим упорством.

- Во-первых, твой отец, черт возьми, ни за что на свете, не позволит своему сыну, приставать к
своей жене. Предупреждаю тебя! Он может даже вышвырнуть тебя из дома или что-нибудь в
этом роде за то, что ты даже заикнешься на счет этого! - сказала она с искренним беспокойством.

- А если он скажет "да"? – Кайл стоял на своем как заведенный.

- Ну, если он скажет "Да", а я точно знаю, что он этого не сделает, тогда ... .. Что ж... Я даже
представить себе не могу.

- Попробуй!

- Ну... Я бы... Я бы сначала решила обсудить с тобой это, - серьезно сказала она. Она
почувствовала, как по спине пробежали мурашки удовольствия только от одной мысли, что это
могло бы произойти в реальности.

- То, как мы будем делать тебе ребенка? По старинке или …?!- Спросил Кайл, почти задыхаясь.
Обычно он замечательно контролировал свое желание кончить, но он балансировал на грани
того, чтобы выстрелить своей спермой прямо сейчас, просто думая об этой возможности, тем
более, что ее мягкое, женское тело было в его руках.

- Да, я бы могла обсудить возможность того, что мы попробуем зачать ребенка с тобой, -
осторожно сказала она, стараясь, чтобы ее голос не звучал слишком ободряюще для того, что она
считала обреченным и безумным предложением.

Наконец ей удалось разорвать с ним объятия, хотя бы потому, что она была так взвинчена, что
боялась, что он заметит. Но, отодвинувшись, она позволила своему халату раскрыться спереди,
открывая приличное количество декольте, вплоть до пупка! Халат был так распахнут, что Кайл мог
видеть краешки ее сосков. Ирония в том, что именно напряженность ее сосков зацепила края
халата и не позволила ему раскрыться еще больше.

Кайл торжествующе воскликнул. Он определенно заметил ее частично оголившиеся сиськи, но


был так вне себя от радости, что это было похоже на вишенку на его очень вкусном торте.

Переполненный эмоциями, он крепко обнял мать, а затем высоко поднял ее с пола! И так
несколько раз, как будто она была его "штангой", а он делал привычные для него подходы
тяговых упражнений.

Это заставило ее шелковый синий халат раскрыться спереди еще больше, пока ее возбужденные
соски не оголились полностью! Ее огромные сиськи подпрыгивали вверх и вниз каждый раз, когда
он поднимал и опускал ее.

Она взвизгнула от сексуального возбуждения и отчаяния:


- Сынок. Пожалуйста! Отпусти меня!

Он неохотно опустил ее на пол.

Она быстро сдвинула распаханные края халата, стыдливо прикрыв груди. С раскрасневшимся,
возбужденным лицом, сказала она себе,
«Этого не было! Просто сотрем это из памяти!»

Он в очередной раз победоносно обнял ее и заявил.


- Мам! Ты даже не представляешь, как я счастлив!- Ему нравилось чувствовать ее невероятно
упругие сиськи у себя на груди, особенно после того, как он увидел, как они полностью
выпрыгивают из ее халата.

Джули улыбнулась своему счастливому сыну.


"Так мило, - подумала она, - видеть, как он рад возможности оплодотворить меня, но мы оба
знаем, что этого никогда не случится. Мой муж никогда бы на такое не пошел. Наверное, я зашла
слишком далеко в флирте и слишком его поощряла. Мне нужно быть осторожнее. Особенно в
этом дурацком халате!"
Она снова покраснела от мысли о том, как она только что предстала перед ним, с почти полностью
оголенной грудью.

- Ты слишком возбужден, Сладенький. Ты еще даже не поговорил с отцом. Мы оба знаем, что он
ни за что не согласится, и ты, вероятно, попадешь в серьезные неприятности только за то, что
заговоришь об этом!
Кайл ухмыльнулся. - Может быть. Но если он согласится, мы можем начать сегодня вечером?!"

-Если он согласится, я умру от шока. - Она улыбнулась. Ее сердце все еще колотилось, а киска
стала совсем мокрой. Она должна была признать, что его откровенное желание трахнуть ее
слишком будоражило, и мысль о том, что Джим может дать разрешение, была еще более
волнительна. Она знала, что точно будет втайне мастурбировать, думая об этой несбыточной
фантазии.

-Но, если он согласится, мы сделаем это? -Настаивал Кайл.

- Если твой отец согласится, мы сядем сегодня вечером и хорошенько обсудим это, - сказала
Джули. Охваченная его энтузиазмом и своей тайной страстью, она смело добавила: - Ты знаешь,
как сильно я хочу еще одного ребенка. Я думаю, ты прекрасно знаешь, что я готова на что угодно,
чтобы это стало реальностью, кроме фактической измены и обмана."
-Даааа! -Он взмахнул кулаком. Он был на седьмом небе. Благодаря этим ободряющим словам он
чуть буквально не кончил на месте, от неконтролируемого волнения.

Кайл уверенно улыбнулся и подумал: "Ха! Я уверен, скоро увижу мамины лодыжки на своих
плечах, это станет реальностью! Я знаю это, потому что знаю о папе то, чего не знает мама! Отец
совершил непростительную ошибку и это дорого ему обойдется! Но его потеря-моя находка!"

Было три часа дня. Кайл знал, что его отец сейчас должен быть в своем офисе.

Джим глубоко погрузил свой член в тугую молодую киску своей горячей секретарши Доры, когда в
кабинет ворвался его сын.

Полуобнаженная блондинка задрала трусики и чертовски униженная, выбежала из кабинета в


другую комнату.

Джим стоял в полном шоке, а его собственный сын, стоял в дверях и смотрел на него через всю
комнату. Потом пришел в себя и наконец вспомнил, что нужно бы убрать член и застегнуть штаны.

- Веселишься, пап? -Спросил Кайл. Он уже сделал несколько хороших снимков измены, а затем
убрал камеру в безопасное место, чтобы Джиму не пришло в голову попытаться украсть ее,
прежде чем он сможет сделать копии.

- Кайл, Я... Я просто ... ..- Джим не мог придумать никаких оправданий. Его поймали с поличным.

Кайл впервые увидел пенис отца, прежде чем тот убрал его в штаны. Он молча усмехнулся тому,
насколько она был маленьким. Ему не терпелось увидеть, как отреагирует его мать на то, что его
член на четыре дюйма длиннее, чем у ее мужа. Его член был не только длиннее отцовского, но и
гораздо толще, с толстыми вздутыми венами и огромным пурпурным набалдашником.

- Расслабься, папа. Я знаю обо всем уже давно. - солгал Кайл , добавив, -Все нормально. Я не так
уж и против этого. Иногда искушение слишком волнительно, чтобы устоять, не так ли?

Кайл, как никто другой понимал чувства, стоящие за своим последним комментарием. Его
собственное искушение трахнуть мать стало настолько велико, что он был вынужден
шантажировать собственного отца. Он даже не чувствовал себя виноватым, так как считал, что у
него не было выбора. Его либидо полностью контролировало его.

Джим почувствовал себя жалким. Чувство вины ударило по нему, как кувалда. -А как же твоя
мать?! О Боже, пожалуйста, скажи мне, что ты ничего не говорил ей об этом!

- Не волнуйся, Па. Маме не обязательно об этом знать, но, чтобы все так и оставалось, тебе
придется кое-что сделать для меня, - ухмыляясь заявил Кайл.

- Окей... Чего ты хочешь? -Спросил Джим. Он стал более уверенно надевать галстук и пиджак,
которые до этого снял, собираясь трахнуть секретаршу.

- С вашего разрешения, - театрально поклонившись, сказал Кайл.

Возбужденный сын принялся объяснять всю идею о том, как он может помочь Джули
забеременеть.

Излишне говорить, что все прошло не очень хорошо. Было много криков и проклятий. Но у Кайла
были все карты на руках и не просто слова, а фотографии, которые он успел сделать в качестве
страховки.
В конце концов Джим понял, что у него нет выбора. Кроме того, он решил, что семь лет попыток
зачать ребенка более чем весомый признак тщетности этих попыток. Это был их последний
реальный шанс, если не считать усыновления. Поэтому он решил, что из этой катастрофы может
получиться хоть что-то хорошее.
Глава 4. Что ответил папа
Вечером Кайл лежал на кровати и нетерпеливо ждал. Джим был дома уже несколько часов, и они
с Джулией разговаривали внизу.
Наконец около 11 часов Кайл услышал тихий стук в дверь.
Джули просунула голову в дверь и спросила:
- Ты еще не спишь, Сладенький? - робко спросила она.
- Нет, все хорошо. - Ответил Кайл.

"Конечно, я не сплю, - подумал он, усмехнувшись, - я бодрствую во всех отношениях! Какой


подросток сможет уснуть, когда решается мечта всей его жизни?! Шанс трахнуть мою сочную мать
и сделать ей ребенка!"

Джули вошла и закрыла дверь. На ней был тот же шелковый синий халат и изящные туфли на
высоких каблуках, что и утром.

Он приподнялся и сел на постели, свесив ноги до пола. На нем не было ничего, кроме боксеров.
Палатка в его промежности была очевидна и почти комична.

Когда она шагнула к нему, Кайл увидел, как ее огромные сиськи покачиваются под халатом,
доказывая, что под ним нет лифчика.
"Вау! Скоро я смогу насладиться ими! Не только ими! Скоро я окажусь по самые яйца в моей
матери и буду закачивать свою сперму в ее утробу! Фуф!"

Джули чуть не споткнулась, увидев, каким огромным выглядит его член в боксерах. Теперь этот
размер приобрел для нее совершенно новое значение. Она присела на край кровати со странным
выражением лица.

Наступило долгое молчание. Она нервно смотрела куда угодно, только не на его промежность или
мускулистую голую грудь.

- Ну... Я даже не представляю, как тебе это удалось, негодник, - сказала она с неподдельным
изумлением. - У меня только что был, возможно, самый странный разговор с твоим отцом, за всю
свою жизнь!

- Папа сказал, "Да"?! -Кайл попытался изобразить удивление. Кроме того, хотя он прекрасно знал,
что это было предрешено, его волнение все равно возросло, от того, что он приблизился к мечте.
Ему пришлось очень сильно постараться, чтобы подавить эйфорию.

Джули смотрела на него широко раскрытыми изумленными глазами.


- Я не могу в это поверить, но да, он это сделал! Твой отец, кажется, решил, что ты привел
достаточно веские причины, - она уже тяжело дышала от мысли о предстоящем инцесте, которая
заставляла ее массивные сиськи массивно подниматься и опускаться под ее халатом.

- Неужели?!- Спросил Кайл, все еще прикидываясь дурачком. Естественно, он с удовольствием


наблюдал, как напряглись ее соски под шелковым халатом и как вздымалась ее сексуальная,
прикрытая только шелковым халатом, грудь.

Он подумал:
"Она в полном восторге! Она хочет, чтобы я ее трахнул!"
Джули добавила:
- По-видимому, он готов на все, чтобы я забеременела. Даже... на это. - Она не удержалась и снова
взглянула на его выпуклость.
"Пресвятая Богородица! Эта штука поместится внутри меня?! Серьезно?! Господи, помилуй меня!"

- Вау! Круто! – Пробормотал Кайл, витая в облаках.

Ее желудок сделал сальто назад, и она почувствовала легкое головокружение. Ее возбуждение


росло, и ее киска была влажной. Но она изо всех сил старалась казаться внешне спокойной. Она
тепло улыбнулась и посмотрела ему в глаза.

- Действительно! А это значит, мистер "Искусный Оратор", что если ты все еще хочешь и можешь,
я думаю, мы должны обсудить с чего нам начать.

"Не могу поверить, что я только что это сказала! Я не могу поверить, что все это происходит на
самом деле! Но это правда! В течение нескольких дней подряд меня будут насаживать на этот
огромный шампур! Вау, каков жеребец! Он как Казанова, пользуется всеми девушками, которые
ему нравятся, и я собираюсь стать его следующей победой!"

- Обсудить? Ты хочешь сказать, что мы не можем начать прямо сегодня?!- Спросил Кайл с
глубоким разочарованием.

Она хихикнула и погладила сына по темно-каштановым волосам.


- Глупый мальчишка. Ты не слишком много знаешь о том, как делать детей, не так ли? Это намного
сложнее, чем просто протиснуться маме между ног и сделать свое дело. Чтобы обеспечить мою
беременность, этим следует заниматься в нужное время и использовать определенные техники.

Пока ее огромные сиськи без лифчика продолжали подниматься и опускаться от ее тяжелого


дыхания, она продолжала описывать процесс овуляции и что только в течение этого небольшого
промежутка времени повышаются шансы зачать ребенка. Этот промежуток должен был наступить
как раз через несколько дней.

Он уже знал все это, но иррационально надеялся, что они начнут трахаться, как только Джим даст
разрешение. Внутри он был подавлен, но изо всех сил старался этого не показывать. Тем не
менее, его разочарование не могло повлиять на его эрекцию. Одна только мысль о том, что когда-
нибудь он сможет трахнуть свою потрясающую мать, почти постоянно возбуждала его с тех пор,
как он заговорил с ней этим утром.

Она взяла сына за руку, и их глаза встретились.


- Сладенький, я понимаю, что для тебя это совершенно новый опыт. Я думаю, что для нас важно
помнить на протяжении всего этого процесса, кто мы и почему мы это делаем. Все это, ради
зачатия, чтобы у тебя появился маленький братик или сестричка. Я думаю, что наши встречи
должны быть очень короткими и сухими, без какого-либо... как бы это сказать... ненужного
удовольствия. Строго клинически и бесстрастно. Понимаешь, о чем я?

Кайл кивнул, словно соглашаясь. Он понимал, что сейчас, это всего лишь слова! "Как только мой
девятидюймовый член проникнет глубоко в ее влагалище, все это рассуждение о "ненужном
удовольствии" вылетит в окно! Я трахнул многих девушек, самых сексуальных девушек в школе.
Все они сходят с ума по моему члену и просят добавки!"

Но он старался выглядеть невинно.


- Ладно, я понял. Мы не можем трахнуться сегодня.
- Пожалуйста, не употребляй таких вульгарных выражений. Почему бы вместо этого не сказать
"совокупиться"?"

- Ладно, ладно. Пусть будет "совокупиться". А как на счет "овладеть"?

- Хм, полагаю, это тоже походит.

- Я понимаю, что не смогу совокупиться с тобой сегодня. Но дело в том, что очень скоро я овладею
тобой.

Каждый раз, когда он произносил слово "овладеть", она испытывала тайный трепет, но изо всех
сил старалась этого не показывать.
Ее тяжелые сиськи все еще вздымались вверх-вниз, и все это заставило ее халат раскрыться
спереди, почти до краев сосков, и вниз к пупку.

Ее груди были такие огромные, что стесненные халатом, они имели тенденцию касаться друг
друга, даже когда она была без бюстгальтера.
Он с вожделением смотрел на ее глубокое декольте.
"Скоро мои руки окажутся там! Черт, я засуну свой член прямо туда и трахну ее шикарные сиськи!
О, боже! Я могу кончить, только от этих мыслей, прямо сейчас!"

Он попытался сдержать свое откровенное желание и сумел посмотреть ей в глаза, несмотря на


все сексуальное возбуждение.

- Ты ведь знаешь, что это моя мечта. Может быть, чтобы как-то отметить то, что мы собираемся
сделать, сегодня вечером мы займемся хоть чем-нибудь, чтобы как-то поддержать меня? Может,
попробуем с минета?
Глава 5. Удобный план
Она посмотрела на него с крайним раздражением.
- Кайл! За кого ты меня принимаешь?! Я похожа на какую-то распутную шлюху?! Этого не случится
ни сейчас, ни когда-либо! Ты что, не слышал ни слова из того, что я говорила?! Наша цель-зачатие,
а не сексуальное удовольствие! Минет не сделает меня беременной, так что это неприемлемо!

Это казалось лицемерием, учитывая, что она сидела там почти топлес, явно тяжело дыша от
желания, но он решил не комментировать это.

Он протянул руки в умиротворяющем жесте.


-Ладно, ладно! Прости! Но посмотри на это с моей точки зрения. Неужели действительно так
плохо, что я хочу испытать сексуальное удовольствие от процесса?! Как говорится, я молод, глуп и
полон спермы.

Она не смогла удержаться, чтобы не посмотреть на возмутительную выпуклость в его боксерах.

- Я даже не сомневаюсь! - Она нервно хихикнула.

Она продолжала рассматривать его боксеры. Они были белыми и тонкими, позволяя ей смутно
видеть форму "питона", покоящегося на одной из его ног. "Ого! Божечки! Если он кончает столько
же, насколько огромен его пенис, "полный спермы" будет преуменьшением! Я утону в его липкой
любви!"

Он пошел дальше:
- Как ты знаешь, я хотел тебя в течение долгого, очень долгого времени. Я знаю, ты скажешь, что
это неправильно.…
-Это неправильно, - твердо заявила она.

Он закатил глаза.
- Даже если так, моя похоть-необходимый ингредиент для рождения ребенка. Мы не можем
отрицать, что ее нет. Ты говоришь, что мне придется ждать несколько дней. Дней! Может, ты хотя
бы подкинешь мне сегодня что-то типа кости, чтобы поддержать меня?!

Она снова посмотрела на его промежность и сказала, криво усмехнувшись:


- На сколько я вижу, ты не нуждаешься в особой поддержке, – и смущенно добавила, - кстати, не
мог бы ты, э-э, перепрятать его?

Он посмотрел на свою промежность и увидел, что несколько дюймов его стояка торчали через
разрез на передней части его боксеров! На самом деле он не планировал эту "случайность", но
был счастлив, что это произошло. Тем не менее, он не хотел давить слишком сильно, поэтому он
пробормотал:
- О, извини, - и поправил свой стояк, чтобы он снова был полностью покрыт.

Сердце Джулии стучало как пулемет. Она подумала:


"Боже мой! Неужели я только что увидел его?! Даже сейчас, я не могу поверить своим глазам. Как
будто у него там свежий толстенный огурец! Клянусь, несколько дюймов, которые я только что
увидела, больше, чем весь пенис Джима, и это только верхняя часть дара моего сына!
Толщина этой штуки БЕЗУМНА! Неудивительно, что все девочки в школе не могут дождаться своей
очереди покататься на нем. Интересно, сколько вишенок он сорвал этим... смертельным
оружием! И Я СЛЕДУЮЩАЯ!
Господи Иисусе! Джули, во что ты ввязываешься?! Это вообще поместится во мне?! Я говорю себе,
что делаю это только ради ребенка, но…ОХ! Я не могу отрицать ... я хочу этого! Я хочу его! Только
раз или два, чтобы ощутить, каково это на самом деле! Заняться сексом с моим СЫНОМ!"

- Пенни за твои мысли?

Джули вздрогнула и вышла из задумчивости. Она со смущением поняла, что смотрела на его
эрекцию, не сдерживаясь. Несмотря на то, что он поправил боксеры и спрятал его, она все еще
ясно представляла его форму, потому что он торчал вперед, угрожая разорвать его боксеры
пополам. Между резинкой боксеров, и его кожей был зазор в несколько дюймов, так как боксеры
были сильно растянуты.

Это позволило ей снова увидеть прядь его лобковых волос и пару дюймов его удивительно
толстого шеста, так как ткань была слишком сильно натянута вперед.

Она решила, что ей лучше ничего не говорить о том, что она видит его снова.
"Зачем его смущать? В конце концов, я собираюсь увидеть все это и очень скоро. И почувствовать
всю эту штуку в себе тоже! Боже мой!"

Она, запинаясь, пробормотала:


- Да, ничего такого.

Он знал, что это ложь, и втайне радовался, что она приняла его "посылку".
Он был уверен в этом, потому что ее сердце стало биться намного чаще, судя по ее
вздымающейся груди. Ее соски торчали как гвозди, отчетливо выделяясь под тонким шелковым
халатом. Он даже почувствовал запах ее мокрой киски.
Он прикусил губу.
"Черт! Я всерьез надеялся трахнуть ее уже сегодня! Думаю, она скоро сдастся. Но я не могу так
долго ждать. Для моего долгосрочного плана жизненно важно, чтобы она трахалась добровольно
и охотно, с полного разрешения отца. Я должен следить за Большим Призом!"
- В общем, как я и сказал, я надеялся получить сегодня хоть что-нибудь, чтобы поддержать мое
ожидание и мои старания!

Возбуждение Джули росло все сильнее и сильнее.


Она неоднократно говорила себе, что отныне будет "бесстрастной" с ним, но именно она решила
войти в его комнату одна, в шелковом халате, туфлях на высоких каблуках и ни в чем другом.
На мгновение ей очень захотелось хотя бы подрочить ему. Но потом она подумала:
"Нет, стоп. Я сошла с ума?! Это скользкий путь. Я не должна двигаться в этом направлении. Как это
поможет мне забеременеть? Сам факт того, что у меня есть похотливые чувства к нему, которые я
не могу отрицать, означает, что мне придется удвоить свои усилия, для поддержания этих
"отношений" в сухом и неэмоциональном русле. Это отстой, но так и должно быть!

Она сказала ему с грустной, сочувственной улыбкой:


- Прости, но ты сам знаешь, что я не могу этого сделать.

Он спросил с безграничной надеждой:


- Ну, а как насчет того, чтобы просто попозировать голой для меня?! Мне ведь не нужно будет
прикасаться к тебе. Даже это будет моей сбывшейся мечтой, и это будет поддерживать меня в
течение нескольких дней! Обещаю!

Она была искренне разочарована, сказав:


- Извини. Даже это было бы слишком. Пойми, когда мы ... …

- Когда мы совокупимся, - услужливо закончил он.

- Да, когда мы это сделаем, мне придется остаться одетой. Ну, как можно более одетой. В
противном случае, ситуация может выйти из-под контроля. Ты сможешь получить некоторое
сексуальное удовольствие от процесса. С этим ничего не поделаешь, иначе у тебя не будет
эякуляции. Но мне не обязательно испытывать удовольствие, и я не хочу расстраивать мужа. Так
что, вот как это должно быть и как это будет. Извини.

Удивительно, но Кайл просто кивнул и промолчал. Он категорически не соглашался со всем


планом "бесстрастного совокупления". Но он понял, что сейчас не время спорить с ней. Он не
возражал против того, чтобы "проиграть" эту дискуссию сегодня вечером, потому, что когда
придет время, он трахнет ее так, что она не вспомнит ничего из того, о чем говорила сейчас.

Он также понимал, что даже то, что она уже практически топлесс, никак не поможет переговорам.
Ведь даже то, как она постоянно задыхалась и тяжело дышала от возбуждения, было более
впечатляющим зрелищем, но никак не повлияло на ее решимость сейчас.

"Я уже знаю, о чем буду думать, когда стану мастурбировать перед сном!" - подумал он.

Джули была немного разочарована тем, что он не попытался уговорить ее снять халат и уже через
несколько минут она покинула его комнату без лишних уговоров. Она была очень смущена,
потому что ее вожделение к нему росло, и все же она была вынуждена отрицать эти чувства,
насколько это было вообще возможно.

Как и он, она мастурбировала как никогда в жизни, всего через несколько минут после того, как
покинула его комнату. К счастью, Джим все еще был внизу и не понимал, с каким нетерпением
она ждала начала этих "событий".

Глава 6. Время пришло!


Прошло несколько дней.
Кайл с нетерпением ждал ответа матери.
Он был так возбужден, что хотел мастурбировать почти 24 часа в сутки, но нещадно сдерживал
себя, чтобы быть в полной сексуальной силе, когда, наконец, придет время.
И хотя в то время у него не было никаких отношений, он мог с легкостью позвонить одной из
своих многочисленных "подруг с привилегиями" для "свиданки", но он также этого не сделал по
той же самой причине.

Они с Джимом старались избегать друг друга. Очевидно, каждый раз, когда Джим видел своего
сына, на его лице появлялось страдальческое выражение, без сомнений, его угнетали мысли о то,
на что он был вынужден согласиться.
Кайл обычно избегал Джима, потому что полагал, что чем меньше они будут находиться в одной
комнате, тем меньше можно будет сказать или сделать, чтобы разрушить его фантастические
планы.
Джули заметила напряжение и догадалась, что происходит. Но она решила не вмешиваться. Она
действительно хотела еще одного ребенка, не говоря уже о возможности осуществить
собственные тайные желания.
Как и все в семье, она старалась вести себя непринужденно.
Наконец в четверг утром Кайл сидел за завтраком в одиночестве, когда Джули села рядом с ним.
Она широко улыбнулась.
На этот раз на ней был красный шелковый халат, но такой же сексуальный и откровенный, как и
синий. И снова под ним ничего не было.
Однако ее внешность не обязательно означала что-то особенное сама по себе. С тех пор как их
разговор подтвердил план оплодотворения, она была очень кокетлива с ним, и носила одежду
чаще всего, без нижнего белья.
По крайней мере, когда Джима не было дома. Она даже "случайно" засветилась перед ним
несколько раз.
Суть была в том, что они оба практически умирали от предвкушения, хотя она продолжала
говорить себе, что секс будет "клиническим" и "бесстрастным".
-Так... чувствуешь в себе желание зачать ребенка, мистер? - Она спросила об этом небрежно, но
ее сердце уже колотилось, как большой барабан в ее широкой груди.
Глаза Кайла загорелись, и сердце тоже бешено забилось. - Серьезно?! - Его пенис полностью
затвердел в считанные секунды.
-Серьезно. Я начала свой цикл. Надеюсь, тебе не нужно никуда спешить. Мне очень важно знать,
что я могу рассчитывать на тебя в ближайшие три дня, - серьезно сказала она.

- Конечно можешь, мама! Я никуда не пойду, это точно!- У него кружилась голова, он почти
бредил. Все, что он мог сделать, это оставаться относительно спокойным. -Значит, мы можем
начать сегодня утром?!"

Джули одарила своего сына теплой улыбкой, сделала драматическую паузу, а затем сказала ему: -
Как только твой отец уйдет на работу.

И без того твердый член Кайла превратился в сталь.


"Да! Моя мечта наконец-то сбылась! Этот день настал! Ущипните меня, я, должно быть, сплю!"

Она встала и начала возиться вокруг стола, например, относить грязную посуду на кухню, а затем
возвращаться за другими вещами.
Но на самом деле, она вела себя и двигалась так, чтобы еще больше возбудить его, демонстрируя
свое сказочное тело для него.
Она придерживалась строгого режима упражнений, поэтому на ней не было ни унции жира... за
исключением груди, которая была мягкой и сочной. У нее было достаточно причин гордиться
своей фигурой.
Она сказала себе, что будет одета, пока они трахаются, но решила, что нет ничего плохого в том,
если она немного подогреет его ожидание, позволив своему красному халату раскрыться
достаточно, чтобы показать много декольте. Она полагала, что в последние дни он часто видел эту
часть ее тела, так как, казалось, она не могла перестать флиртовать с ним, когда Джима не было
рядом.

Словесный флирт между ними иногда становился довольно жарким и тяжелым. Она продолжала
притворяться застенчивой и подчеркивать необходимость быть "бесстрастной", но было трудно
придерживаться этого во время флирта, понимая, что он на самом деле скоро будет трахать ее!

Это помогло им поговорить о практических вопросах, связанных с предстоящим "совокуплением"


("совокупление" внезапно стало очень распространенным словом между ними), например, о том,
какую комнату они будут использовать или какую одежду они должны надеть. Хотя такие
разговоры могли выглядеть, казалось бы, "клиническими " на поверхности, оба они стали
горячими, как печи, думая обо всем, что должно было произойти между ними.

Язык Кайла чуть не свисал до пола от вида ее огромных сисек, подпрыгивающих под халатом,
явно не поддерживаемых лифчиком. Хотя он часто видел ее такой в последние несколько дней,
теперь, когда зеленый свет был дан, это приобрело новый смысл. Она продолжала входить и
выходить из комнаты, и временами он мог видеть ее соски, почти полностью.

Он подумал:
"К черту все это "бесстрастное совокупление"! Я не буду слишком настойчивым сразу, или я все
испорчу. Я начну трахать ее так, как она захочет, даже если мы оба будем в смирительных
рубашках. Господи Иисусе, будет достаточно уже того, что я просто трахну ее, и точка! Но клянусь,
скоро она будет выкрикивать мое имя, как сучка в течке! И я скоро доберусь до ее огромный
буферов! Я собираюсь окунуться в ее сиськи и растерзать ее соски! Черт, я сделаю с ней
абсолютно все, если у меня появится шанс! Я клянусь в этом!"

Кайл, затаив дыхание, ждал в спальне, когда машина отца отъехала от дома. Он шел к этому так
долго, что внезапно стал совершенно дезориентирован.

Через несколько минут мать остановилась на пороге его комнаты. На ней все еще был открытый
красный халат.
Она старалась не показывать этого, но тоже умирала от нетерпения. За последние пару лет у нее
было очень много мыслей и фантазий о том, как ее трахнет сын, хотя она никогда никому в этом
не признается.

- Готов, Сладенький? - спросила она небрежно, как будто собиралась взять его на футбольную
тренировку или что-то в этом роде. Внешне она казалась спокойной, но внутри была до смерти
напугана.

Желудок Кайла свело судорогой. Это был момент истины, и он чертовски нервничал. Его эрекция
выпирала под боксерами, так как его возбуждение было выше всяких границ. Однако его тело
застыло в сидячем положении на кровати.
Он был уверенным ветераном, с великолепными, грудастыми девушками в школе, но когда дело
дошло до его матери в этот поворотный момент, он почувствовал себя таким же нервным, как
юная девственница.

Джули чуть не упала в обморок, снова увидев его выпуклость. Но она изо всех сил старалась не
обращать на него внимания. Она подошла и взяла его за руку. - Ты нервничаешь. Это естественно.
Я тоже. Это большой шаг. Большая перемена в нашей жизни. Но, пожалуйста, расслабься. Ты
справишься, я уверена. Подумай о том, что когда все это закончится, через девять месяцев у тебя
появится младший братик или сестренка! Давай сосредоточимся на этом. Разве это не здорово?
Она заставила себя улыбнуться, чтобы скрыть свою нервозность.

- Да, - сказал Кайл с неподдельным энтузиазмом. Мысль о том, чтобы обрюхатить ее и увидеть
ребенка, привела его в восторг.

Но как бы это ни было волнующе, и Кайл, и Джули знали, что он был еще более взволнован тем,
что скоро он будет скользить своим молодым, толстым членом в ее горячее влагалище.

- Пойдем, - тихо сказала она. Взяв его за руку, она повела его в спальню и закрыла дверь.

Напряжение было таким сильным, что его можно было разрезать ножом.

После неловкой паузы, она сказала:


- Я пойду в ванную и подготовлюсь. Я хочу, чтобы ты разделся и лег в постель, хорошо?

Кайл кивнул.
Он смотрел, как она идет в ванную. Один вид ее ягодиц, покачивающихся вверх-вниз, когда она
уходила, заставил его задыхаться сильнее.
"О, Боже! Скоро я прикоснусь к этой заднице! Буду прижиматься к ней, входя и выходя из ее
киски! Это не может происходить на самом деле, но это так! Иронично, но измена отца будет
лучшим, что он когда-либо делал для меня!

Он быстро разделся и забрался под простыню на супружеское ложе родителей.


Глава 7. Новый опыт.
Ему нравилось чувствовать себя плохим, когда он забрался на место своего отца. Он запланировал
"долгую игру", благодаря которой, он постепенно полностью займет его место в ее постели. Но,
прежде чем это случится, ему придется выложиться по полной.

Через несколько минут из ванной вышла Джули. На ней была большая белая рубашка, которая
прикрывала ее киску и задницу. Ее каштановые волосы были собраны в хвост. Белизна ткани
подчеркивала ее безупречный загар, в том числе под ней.

Кайл был уверен, что она была без лифчика, потом что ее огромные груди подпрыгивали легко и
без ограничений. Ее торчащие соски образовывали свои собственные маленькие пошлые палатки
в рубашке, и они были достаточно тонкими, чтобы он мог видеть темные участки ее ареол. Он
подумал, что она, скорее всего, должна быть без трусиков.

Он был так сексуально возбужден, что ему казалось, что он может разрыдаться, как дитя, просто
от предвкушения! Он приказал себе взять себя в руки. Было жизненно важно произвести на нее
впечатление с самого начала.

Она поставила тюбик с чем-то на тумбочку.

Чувствуя себя непослушной, она остановилась подальше от тумбочки, "заставляя" себя


наклониться. Из-за этого ее рубашка задралась на всю спину, ненадолго обнажив всю задницу.

Кайл ахнул уставившись на ее круглый зад. Он не мог представить, что может быть более
сексуальными и безупречным, чем она.

Она лукаво усмехнулась. Она уже отлично проводила время.

Он спросил о тюбике с неподдельным любопытством: "Что это?"


- Это смазка, на случай, если понадобится, - сказала она.

Он молчал, но думал: "Клянусь Богом, я трахну ее так хорошо, что ей это никогда не
понадобится!"

И тут его осенило: "Черт побери! Вот оно! Годы ожидания и нереализованных желаний
закончились! Я наконец-то собираюсь трахнуть маму! На самом деле, черт побери, трахнуть ее!
Твою мать! Лучший день в моей жизни! Спасибо, папа, за измену! Спасибо-спасибо-спасибо!"

Джули выскользнула из тапочек и забралась под простыню рядом с сыном. Она лежала на боку и
смотрела на него серьезно. - Ты уверен, что все еще хочешь сделать это для меня?

Кайл улыбнулся. - Серьезно?! Ты серьезно спрашиваешь об этом?!

Она широко улыбнулась. - Да, серьезно.

- Да, черт возьми! Я все для тебя сделаю, мам!

Она дразняще улыбнулась. – Ничего не знаю на счет "всего". Но я уверена, ты сделаешь все, чтобы
я забеременела!

Оба рассмеялись. Он не мог этого отрицать.

- Ты готов? -Нежно спросила Джули.

Кайл кивнул и судорожно сглотнул. Он был так возбужден, что волновался, что кончит прежде,
чем они смогут всерьез приступить к делу.

Джули легла на спину и положила руку ему на плечо. - Ложись на меня.

Их смех немного ослабил напряжение, но оба были вне себя от возбуждения, как будто только что
закончили утреннюю пробежку. Они уже тяжело дышали и еще даже не начали двигаться.

Кайл подтянулся ближе. Просто забраться на нее, уже было мечтой.

Джули слегка раздвинула ноги, когда ее сын устроился между ними. Она натянула рубашку выше,
до самого пупка. Она почувствовала, как голый член Кайла прижался к ее лобку.

Это немного напугало ее и напомнило о фиговом листе: - Не забывай, мы делаем это, чтобы
сделать ребенка. Никакой страсти. Строго биологическая функция.

Он даже не потрудился кивнуть. Он был так сосредоточен на том, что должно было произойти, что
он едва слышал ее слова.

Она заметила, что он осторожно держит свое тело над ней, как при отжимании, словно боится
придавить.

- Все в порядке, перенеси на меня весь свой вес, - сказала она, опуская сына так, чтобы их груди
соприкоснулись.

Он блаженно вздохнул, почувствовав, как огромные буфера нежной плоти распластались у него на
груди. Он подумал: "Аааа! Уже рай!"

Она положила руки на плечи сына. Согнула колени и раздвинула свои длинные ножки.
Он положил голову ей на правое плечо и начал подталкивать свой твердый член к лону своей
матери, ища этот волшебный вход.

- Ниже! - Прошептала она на ухо сыну. Она не хотела, но ее слова прозвучали настойчиво и
страстно, потому что она тоже была взволнована. Она напомнила себе:
"Это только биологический процесс! Будь более сдержанной. В конце концов, ты замужняя
женщина, Джули!" Но это не помогло ей успокоиться.

Кайл почувствовал, как головка его члена вошла в столь желанную им киску Джули. Его твердый
клинок рассек щель матери и скользнул в ее смазанные ножны.

Она громко вздохнула, когда ее лоно плотно обхватило толщину незнакомца. "О БОЖЕ! Мы
начинаем это делать! Это буквально невероятно!"

Для нее это уже был совершенно новый опыт. До Джима у нее были и другие любовники, но ни
один из них не мог сравниться с ее сыном, особенно в обхвате.

Кайл прижался сильнее. Его плотное мясо погружалось дюйм за дюймом в глубину Джули. Он
почувствовал, как она напряглась и именно в этот момент он понял, что она никогда не
принимала пениса такого размера.

Она пыталась оставаться тихой и спокойной, но чувствовала себя такой взволнованной и


возбужденной, что была на грани гипервентиляции. Она уже чувствовала сильную боль, когда ее
влагалище отчаянно пыталось растянуться, чтобы приспособиться к незнакомому захватчику. Она
знала, что ей предстоит тяжелая работа с размерами, о существовании которых она и не
подозревала.

Она пробормотала сквозь стиснутые зубы:


- Помни… без... страсти! По…поле...полегче!

Кайл начал делать короткие, медленные удары, заталкивая своего толстого монстра все глубже и
глубже в нее с каждым толчком.
Он был бы безумно счастлив, наслаждаясь происходящим, если бы не тот факт, что он уже должен
был сильно сконцентрироваться, чтобы не кончить. Одного ощущения, что он частично пронзил
влагалище матери, было более чем достаточно, чтобы в любой момент сбросить его с обрыва!

Джулия резко вздохнула, когда таран ее сына вошел в неизведанные глубины ее самого
секретного места. Стенки ее киски сомкнулись вокруг твердой плоти члена ее мальчика, активируя
чувствительные нервные окончания, которые она ощутила лишь однажды, по иронии судьбы, во
время рождения этого же мальчика.
Она почувствовала, как кончик его до смешного толстого члена, уперся в шейку матки,
опустившись еще на дюйм.

Естественные инстинкты Кайла взяли верх и он начал скользить своим большим толстым членом
по любовному каналу своей матери. Он продолжал балансировать на самом краю того, чтобы
кончить в любой момент, но он постоянно сжимал свою ЛК-мышцу, чтобы ради всего святого,
задержать это время немного дольше.

Его лицо сморщилось, когда он подумал:


"Я не могу позволить себе думать о том, что я на самом деле трахаю свою мать, женщину моей
мечты! Это может в любой момент довести меня до оргазма. Но как я могу не думать об этом?!
Это происходит прямо сейчас, и это настолько великолепно, что я до сих пор не могу полностью
принять эту реальность!"
Несмотря на то, что он старался избегать подобных мыслей, общее ощущение, что между ними
настоящий инцест, держало его на высоте.

Джулия прижимала к себе своего мальчика, цепляясь за него. Она подняла свои гладкие,
мускулистые ноги и обвила их вокруг него. Она была так же напряжена, как и он, если не больше,
но удовольствие все сильнее покрывало это.

Мать и сын начали стонать, продолжая и усиливая свое соитие. Джули не хотела показывать, как
она взвинчена, но ничего не могла с собой поделать.

Всего через две минуты постоянных толчков Джулия испытала самый сильный оргазм за долгое,
долгое время. Может быть, он был лучшим, что она испытывала за свою жизнь. Она была
полностью в его власти.
- Оооо... Боже!

Раньше она говорила себе, что не будет кричать вообще, потому что это не было "клиническим" и
"бесстрастным". Но этот план полетел коту под хвост почти сразу. Что уж говорить, если в глубине
души она и сама понимала, что для нее это фиговый лист. Ее удовольствие было так велико, что
она чувствовала, что действительно сходит с ума! Это было на порядок больше, чем любое
удовольствие, которое она когда-либо испытывала, трахаясь с мужем или даже с любым другим
предыдущим любовником.
Глава 8. Motherfucker
Кайл продолжал трахать ее жестко и глубоко на протяжении всей ее большой кульминации. Он
смотрел, как его мать стиснула зубы, ее лицо покраснело и исказилось. Никогда в жизни он не
чувствовал себя таким победителем!
И все же он как-то держался немного дольше, не кончая. По крайней мере, он хотел убедиться,
что она закончит наслаждаться действительно большим оргазмом.

Джулия испустила серию глубоких стонов и криков, как женщина во время родов, когда волны
оргазмических сокращений разрывали ее тело снова и снова. Она не верила ни в силу, ни в
длительность своего оргазма.
"Черт возьми, это когда-нибудь прекратится?! – Думала она, когда это затянулось на просто
фантастическое время. - Пресвятая Богородица! Слишком интенсивно!"

Она не понимала этого, но они с Джимом плохо подходили друг другу, когда дело доходило до
секса. Его член имел приличную, среднюю длину, но был тонким, тогда как ее киска была
необычно свободной. И все же член Кайла был настолько толстым, что ее вместительность была
идеальной для него.
До Джима у нее были и другие любовники, но ни у одного из них пенисы не были такими
толстыми, как у ее сына. В результате трение и чувство наполненности накрывали ее
удовольствием больше, чем она когда-либо думала физически возможным.

Толстый молодой член Кайла входил и выходил из ее 38-летней пизды, его большие яйца хлопали
по уже потной ложбинке ее задницы снова и снова. В течение десяти замечательных минут он
продолжал трахать свою киску мечты. Все было именно так, как он себе представлял... даже
лучше!

Он был безгранично поражен, что еще не кончил в нее. Он ни в коем случае не был
девственником, и он развил необычную выносливость и умение, перетрахав очень многих
сексуальных девушек своего возраста. Но казалось, что все эти сношения были просто
неадекватной практикой, ведущей к этому важному событию. Он сделал сверхчеловеческое
усилие, чтобы отсрочить оргазм, дабы произвести на нее впечатление, а также продлить
величайшее удовольствие, которое он когда-либо испытывал в своей жизни!
Но вдруг он почувствовал, что мать снова напряглась.

- О МОЙ БОГ! - Джули взвыла, сквозь слезы. И снова, она просто не могла поверить, как
фантастично это было, когда еще один оргазм начал раскатываться по всему ее телу.

Каким-то образом, прямо в середине оргазма, ей удалось подумать с удовольствием: "Господи,


помилуй меня! Секс с моим сыном - это блюдо из пяти составляющих, а секс с Джимом-это
черствый и сухой рисовый крекер!"

И снова Кайл ускорил шаг, когда второй оргазм продолжал проходить через его великолепную
мать. Пот градом катился по его лбу, когда он почувствовал, что силы подходят к концу. В этот
момент он понял, что прошел точку невозврата, и назад дороги нет. Прошло всего несколько
секунд, прежде чем он, наконец сдался.

Джули чуть не расплакалась от слез радости и напряжения, потому что оргазм ударил ее
неимоверно сильно. Ее тело дрожало с головы до пят. Она издала долгий, страстный
бессловесный вопль, такой громкий, что испугалась, как бы его не услышали соседи. Да, жили они
в большом поместье, а ближайший сосед находился довольно далеко, но в этот момент она не
думала об этих нюансах.

Кайл понял, что это вот-вот произойдет несмотря ни на что. Когда ее собственный оргазм
усилился еще больше, он почувствовал, как его яйца напряглись. Поток спермы вырвался из его
члена в ее лоно, как армия через врата бастиона. Это был чистый рай!

Джули притянула его к себе, прижавшись каблуками к его спине и его член вонзился по самые
яйца в ее тугие ножны.

- Войди глубже! ГЛУБЖЕ! - приказала она, обезумев от сексуального восторга. - СЫНОК! Трахни
меня глубже!

Джули почувствовала, как струйки горячей кончи потекли по шейке матки. Она представила, как
миллиарды мощных сперматозоидов скоро отправятся на поиски ее яйцеклеток.

Кайл лежал, наслаждаясь послевкусием, и думал: "Просто не верится. Это был величайший опыт
моей жизни, рамки раздвинуты! Секс с кем-то другим кажется пустой тратой времени. Это был
глубокий и трогательный акт! ТАК ИНТЕНСИВНО! Как будто наши тела специально созданы, чтобы
трахать друг друга!"

"Но не стоит забывать, что это только первое из многих таких "совокуплений", которыми мы
будем наслаждаться в ближайшие дни! Это будет становиться все лучше и лучше! Теперь я
настоящий ублюдок (1). Она еще не знает, но я никогда не откажусь от этого!"
(1) прим. Здесь и далее выражение "ублюдок", будет использоваться в качестве альтернативы
английскому слову "motherfucker" – дословно "трахающий свою мать".

Не только это, но когда они отдыхали, словно полумертвые, он понял, что в разгар оргазма он
схватился за ее огромные сиськи. В последовавшей за этим судороге и вздрагиваний ее футболка
задралась до подмышек. Благодаря этому, его руки оказались на ее голых, сочных сиськах! Он
даже смог передохнуть, положив голову на ее "сиськи-подушки", приходя в себя.

Для него это был очередной рай, но другого, более нежного рода.

Джулия была совершенно не в себе из-за непривычно сильного возбуждения. Медленно


возвращаясь к реальности, она с тревогой почувствовала, что ее массивные буфера полностью
обнажены, а руки и голова сына покоятся на них. Хуже того, его руки нежно ласкали и
исследовали ее мягкую и шелковистую гладкую грудь.

Она почувствовала дрожь возбуждения от его блуждающих пальцев, не говоря уже об озорном
трепете от осознания того, что ее сын наконец-то осуществил свою мечту и добрался до ее
огромных грудей.

Но она также почувствовала острый укол вины, вспомнив о своем замужестве и что они должны
были сделать это только для того, чтобы зачать ребенка. Она напомнила себе главные тезисы ее
фигового листа: "Клинически", "Бесстрастно". Я должна оставаться с ним в рубашке. Игра с
сиськами не сделает меня беременной".

Она хотела быть вежливой, поэтому деликатно сказала ему: - Эм, Сладенький. Можешь сделать
мне одолжение и вернуть мою футболку на место?

Парящее настроение Кайла, мгновенно упало на землю, услышав это, но напомнил себе, что для
него это долгая игра и иногда это означает после шага вперед, сделать два шага назад.

Поэтому он просто сказал:


- Хм, конечно. - Он натянул ее футболку до середины живота. Но потом снова положил свою
голову в ложбинку между ее массивными холмами, а его руки остались на ее сиськах, держа их
через футболку.
Глава 9. Ещё глубже! Ещё сильнее!
Она чувствовала себя измученной от ее эпических оргазмов, а также от всего ее нескончаемого
удовольствия, когда она не кончала. По этому, она решила пока оставить этот "запретный" контакт
в покое.

Еще через несколько минут она начала неловко ерзать, намекая, что хочет, чтобы он сдвинулся.

Кайл скатился со своей потрясающей матери. Он все полностью не пришел в себя, после того как
наполнил ее влагалище, казалось, галлоном спермы. Со своими подружками, он никогда не
оставался без защиты, по этому, все эти ощущения были для него предельно новыми.

Простыня полностью соскользнула с их тел во время секса, так как был теплый летний день,
единственной причиной даже для одной простыни был фиговый лист его матери. Так что он
отчетливо видел, когда она затянула подушку по свою голую задницу, оставаясь лежать на спине.

- Что ты делаешь, мам?- спросил он с искренним любопытством.

- Мне нужно приподнять бедра, чтобы впустить как можно больше твоей спермы в шейку матки.

- Я хорошо справился?- спросил он. Он старался говорить небрежно, но вопрос был для него
вопросом жизни и смерти.

- Хорошо? Ты был... Ты прекрасно справился, - сказала она, поглаживая сына по щеке, и добавила
про себя: "Слишком хорошо! Как я смогу вернуться к нормальной жизни после этого?! Господи!"

Он вздохнул с облегчением. Он желал, чтобы она кончила, потому что любил ее и, естественно,
радовался, видя ее счастливой. Но он также чувствовал, что необходимо раскачать ее мир, так что
им следовало бы трахнуться еще раз. Мало того, он очень хотел как можно скорее выйти за рамки
ее "клинического" метода.

- Когда ты кричала, мне казалось, что я делаю тебе больно, - сказал он. На самом деле он так не
думал, он просто закинул удочку.
- Делаешь мне больно? О, милый, нет. Это... Это был другой тип крика, - сказала она смущенно.
Она все еще не верила в интенсивность своих оргазмов, не говоря уже о том, как здорово было
чувствовать его внутри все остальное время.

- Что ты имеешь в виду?- спросил он, все еще прикидываясь дурачком.

Она не хотела признаваться, что испытывала огромное удовольствие, но чувствовала, что было бы
откровенно нечестно не сказать хотя бы что-нибудь. - Ну, многие женщины кричат, когда
испытывают действительно сильный оргазм. Ты должен это знать, так как все говорят, что ты
настоящий "жеребец" в своей школе. Мама просто чувствовала себя очень хорошо, вот и все, -
сказала она застенчиво.

- Мне нравится доставлять тебе удовольствие, - сказал Кайл, на этот раз совершенно искренне. На
самом деле, он хотел, чтобы она получала удовольствие от секса всегда, испытывая сильнейшие
оргазмы. Но он пока не осмеливался сказать ей об этом.

Она тепло улыбнулась ему. - Я знаю, любовь моя, но мы должны помнить, что доставлять друг
другу удовольствие не является нашей целью. Никогда не забывай, что мы должны делать это как
можно более клиническим, как медицинская процедура. Наша единственная цель - сделать тебе
младшего братика или сестричку.

- Хорошо, - ответил он без возражений. Опять же, он яростно не соглашался в своем уме, но он
играл в долгую игру.

- Это был довольно сильный, я имею в виду... энергичный опыт, так что я хотела бы отдохнуть и
прийти в себя. Почему бы тебе не поиграть в видеоигры или еще что-нибудь, пока я немного
полежу здесь? – предложила она.

- Хорошо, - сказал он.

Кайл ушел в свою комнату на час. Естественно он не собирался играть в видеоигры или делать что-
то еще, кроме как думать о том, что только что произошло. Для него, не могло быть ничего более
удивительного, чем трахнуть свою мать и заставить ее кончить дважды. Он тоже чувствовал
усталость, но в то же время странное возбуждение. Он хотел позвонить всем, кого знал, чтобы
поделиться тем, что только что произошло, но он знал, что никогда и никому не сможет
рассказать об этом, ни одной живой душе.

Это было неприятное ожидание. Он жаждал большего, но не хотел отпугнуть ее, показав себя
слишком нетерпеливым.

В конце концов, он услышал, как включился душ в комнате матери, и понял, что она моется.
Прошло достаточно времени, и его член уже давно был готов к бою. Все, что ему нужно было
сделать, это подумать о том, как будет выглядеть ее обнаженное тело в душе. Он рвался трахать
ее еще больше!

Через несколько минут Джули позвонила из своей спальни. - Кайл, Сладенький? Ты можешь
вернуться сюда, пожалуйста?

Он спрыгнул с кровати и в мгновение ока оказался в комнате родителей. Он даже не потрудился


одеться с тех пор, как они закончили, поэтому его набухший член дико подпрыгивал при каждом
шаге.
Он замер, когда увидел свою великолепную загорелую мать, стоящую перед зеркалом и
расчесывающую свои длинные каштановые волосы, которые все еще были влажными после душа.
Она была одета в голубую майку, которая обтягивала ее огромные сиськи – и определенно без
лифчика. На ней также были полупрозрачные белые трусики, которые были такими узкими, что
почти треть ложбинки ее красивой задницы была открыта. Кроме того, на ней были милые,
полупрозрачные домашние шлепанцы, на четырехдюймовом каблуке, которые подтягивали ее и
без того очень крепкие бедра и задницу и делали ее еще более похожей на богиню секса, чем
обычно.

Она повернулась к нему и тепло улыбнулась. - Готов попробовать еще раз? – Она несколько раз
комично обернулась, когда увидела его стоящим там обнаженным, с его гигантским стояком
указывающим на нее, как волшебная "палочка". Ее сердце тут же подскочило к горлу.

- Да, черт возьми!- сказал он с диким энтузиазмом и прыгнул обратно в постель матери. Он
старался не казаться слишком нетерпеливым, но за время долгого ожидания его сдержанность
заметно исчерпала свои запасы.

Она хихикнула от его нетерпения. -Ты такой милый, - сказала она с любовью.

Она мысленно добавила: "Но у тебя же между ног чертов ствол дерева! Помилуй! Я до сих пор не
оправилась от предыдущего раза! Он чуть не расколол меня надвое. Я очень надеюсь, что
привыкну к его размеру, иначе я охрипну от криков, прежде чем моя овуляция закончится!"

Она встала, положив руку на бедро, и приняла сексуальную позу. - Надеюсь, ты не возражаешь, но
я решила надеть что-нибудь другое, потому что та большая футболка с трудом держалась на мне.

Он изобразил безразличие. – Эй, как тебе будет угодно. Я ребенок в кондитерской несмотря ни на
что.

Она усмехнулась.
- Не сомневаюсь!

Кайл наблюдал за матерью, стоявшей у кровати. Ее огромные сиськи при каждом шаге
перекатывались из стороны в сторону, как большие молочные пакеты, с очень жесткими сосками,
торчащими сквозь ткань.

Джули села на кровать. Она с улыбкой посмотрела на сына, снимая трусики.

На короткое мгновение он смог увидеть ее обнаженный холмик киски, и даже ее половые губы.
Они были красными и опухшими от недавнего траха. Он уже знал, что она сбрила свой кустик
много лет назад, но он поразился насколько гладкой, казалось, была ее кожа.

"На этот раз я буду долбить эту киску еще сильнее!" - подумал он. "Черт, да!"
Глава 10. Давай поглубже!
Через несколько секунд она забралась под простыню рядом с ним. Она изо всех сил старалась
придерживаться "клинического" подхода, но не смогла удержаться, чтобы не поддразнить его,
спросив:
- Ну что, время сеять семена, мистер?

Он улыбнулся от уха до уха.


- О черт! Я посажу достаточно семян, чтобы покрыть лесом всю сахару!

Она рассмеялась. Тем не менее, она чувствовала себя обязанной указать:


- Там нельзя вырастить лес. Там нет воды.
Он пошутил:
- Не беспокойся. У меня достаточно спермы, бушующей в моих яйцах от мысли о тебе, чтобы
держать это место мокрым в течение многих лет!

Она снова рассмеялась.


- Держу пари, что так и есть!

Ей становилось легче. Она не была так взволнована и взбудоражена, как в первый раз.

Кайл почувствовал себя намного лучше и расслабленнее. Он был уверен, что отныне это будет
длинное увлекательное путешествие, так что не было причин для стресса. К тому же ему удалось
продержаться очень долго, прежде чем кончить. Если он мог сделать это тогда, значит сможет
сделать это снова.

Джули молча указала ему лечь на нее.

Он спокойно подчинился, все еще полный энтузиазма.

Ее длинные ноги раздвинулись.

Член Кайла нашел свою цель и медленно, но верно погрузился обратно в теплое и тугое
влагалище матери.

Джули подумала:
"Божечки! Снова это чувство! Я уже знаю, что первый раз не был случайностью. Он такой
красивый, и так хорошо сложен! Если бы только он не был моим сыном, а я не была замужем!
Ааааргх, моя киска подходит его члену как перчатка! ТАК ТУГО!
Но, нужен сугубо клинический подход. Я замужняя женщина! Я не могу слишком увлекаться. Я
ничего не могу поделать с тем, чтобы сделать толчки менее приятными. Но, по крайней мере,
отныне я должна держать свои груди закрытыми, а его руки подальше от них. Мы должны
придерживаться строго биологического процесса, не делая ничего другого, что может увеличить
удовольствие еще больше".

Эти мысли жили ровно до того момента, пока он не оказался полностью внутри нее. Вскоре он
изогнулся и начал уверенно насаживать ее на своего здоровяка.

Но она остановила его.


- Подожди! У меня есть идея. На этот раз нам нужно более глубокое проникновение. Это облегчит
оплодотворение. Давай закинем мои лодыжки тебе на плечи.

Он не мог поверить своим ушам.


"Она серьезно?! Это позиция, в которой я мечтал трахать ее больше всего! Какой замечательный
день! Еще раз спасибо, папа! Обманщики никогда не побеждают. У меня есть официальное
разрешение, так что никакого обмана. Надеюсь, Дора того стоила."

Джулия с легкостью подогнула ноги к себе и закинула их ему на плечи. Она боялась, что это может
увеличить ее собственное удовольствие слишком сильно, но она сказала себе, что это положение
будет более благоприятным для зачатия ребенка. Кроме того, независимо от позы, у них все еще
был строго половой контакт.

Кайл прижал их так, что его голова оказалась между хорошеньких ножек матери. Ее плотная пизда
широко распахнулась, позволяя толстому молодому члену ее мальчика быстро заполнить ее.
Его толстый член погружался все глубже и глубже в нее, до самых яиц, пока головка не уперлась
прямо в шейку матки.

Они оба были на седьмом небе от счастья! Еще до того, как секс действительно начался, просто
полностью заполнить ее влагалище было интенсивным удовольствием для них обоих.

Как профессионал, он начал трахать свою мать неспешными, но жесткими толчками. Его прежняя
нервозность прошла, поэтому он пошел на это с удивительной для своего возраста уверенностью
и опытом. К тому же, она еще не осознавала этого, но его энергия для секса казалась
безграничной.

Они лежали лицом к лицу. Джули смотрела сыну в глаза, чувствуя, как его огромный член трахает
ее сильнее и глубже, чем когда-либо. Сначала ей было унизительно смотреть ему в глаза, потому
что она была его матерью, но охотно позволяла ему трахать себя в этой непристойной позе.

Несмотря на все ее "бесстрастные" разговоры и решимость делать все "клинически", она не могла
сопротивляться желанию и любви. Эмоциональная связь между ними была слишком сильна. Она
чувствовала себя еще более эмоционально взволнованной, когда они любовно смотрели друг
другу в глаза, что вскоре стало происходить большую часть времени.

Она подумала:
"Мне кажется, что было бы лучше, если бы он трахнул меня по-собачьи в следующий раз, потому
что зрительный контакт в дополнение к этим глубоким толчкам слишком эмоционально
интенсивен для меня. Это совсем не "клиническое" состояние. Черт, я почти чувствую, что
постепенно влюбляюсь в него, так, как мать никогда не должна! Как этого можно избежать?!
Когда удовольствие так велико, это похоже на какое-то клеймо, от которого никогда не
избавиться. Я просто должна игнорировать это, как могу."

Он заметил, что ее рот был приоткрыт, так как она слегка задыхалась с каждым толчком. Вид ее
ступней на его плечах с заостренными маленькими пальчиками сводил его с ума. Как паровая
машина, он качал ее влагалище с неустанным, устойчивым ритмом.

Он подумал:
"Мой долгосрочный план гораздо важнее, чем просто запилить ребенка моей красивой матери. Я
заставлю ее кончить сильнее, чем когда-либо прежде, снова и снова, в течение всего дня, пока
она безнадежно не пристрастится к нашим инцестным отношениям! И не только сегодня. Как
здорово, что у меня есть три дня, а не час или два! Теперь, когда мы зашли так далеко, она не
сможет устоять!"
Глава 11. Хорошо справляется.
Для 18-ти летнего парня как Кайл, не потребовалось много времени и сил, чтобы достичь своей
непосредственной цели - дать Джули ее следующий большой оргазм. Примерно через десять
минут уверенных жестких движений, она начала тяжело дышать. Она все еще смотрела ему в
глаза, но теперь это было похоже на взгляд беспомощного щенка, отданного на милость хозяина.

Она улетела так далеко, что лишь смутно осознавала тот факт, что он задрал ее майку, пока она не
оказалась скомканной у подмышек, точно так же, как в прошлый раз. Его вес давил на нее,
заставляя ее огромные сиськи сплющиваться под ним, но они были такими огромными, что у него
получалось играть с ними даже в этом положении, особенно с боков.

В какой-то момент она поняла, что, вероятно, должна напомнить ему, чтобы он не играл с ее
грудями, но они были так далеко в своей секс эйфории, что казалось мелочным говорить об этом.
Она сделала мысленную пометку поговорить с ним об этом позже. Кроме того, его блуждающие
руки казались божественными.
Она подумала: "Это плохо, потому что это слишком хорошо! Что бы подумал Джим, если бы знал,
какой экстаз я сейчас испытываю?! У моего мальчика огромный член и он точно знает, как им
пользоваться. Это факт! Мать или нет, я не могу не признать это. На самом деле, мне чертовски
нравится это!"

"О нет! Снова это! Он заставит меня кончить и сойти с ума!"

- БОЖЕ МОЙ! - она взвыла, когда почувствовала, что ее тело снова теряет контроль.

Член Кайла вошел в овердрайв, трахая тугую, но мокрую пизду Джули, как дикарь.

- О, БОГИ, КАЙЛ! - Джулия закричала. - ООООО ДЕТКА! АААРГХ!

Она напряглась, и все ее тело начало биться в конвульсиях, когда ее поразил еще больший оргазм,
чем два предыдущих.

Он схватился за ее голени и просто продолжал кормить нуждающиеся влагалище своей мамочки,


своим толстым членом. В течение целых двух минут она дрожала и кричала, рыча сквозь
стиснутые зубы, когда переживала одну невероятную оргазмическую "схватку" за другой. Не было
сомнений, что это был величайший оргазм, который она когда-либо испытывала в своей жизни,
по крайней мере до сих пор.

Он уверенно улыбнулся. Теперь, когда он пережил первоначальный нестабильный дикий всплеск


эмоций, трахая ее в первый раз, он знал, что может продолжать практически бесконечно. Он
обладал удивительной выносливостью и был полон решимости как можно дольше не отпускать
свою мать с пика оргазма. Он навалился на нее всем своим весом и начал двигать членом в
приятном ритме. Он чувствовал, как большие и мягкие сиськи расплылись по его груди, и еще
больше ему нравилось чувствовать их в его руках, в то время как она продолжала кончать и
кончать и кончать.

Следующие три дня были его, и он собирался насладиться каждой гребаной секундой.

Кайл и Джули трахались без остановки почти час. Она кончила еще шесть раз, и каждый оргазм
казался более интенсивным, чем предыдущий. Казалось, ее тело и особенно влагалище
постепенно приучаются любить член сына все больше и больше. Сегодня он уже дал ей больше
оргазмов, чем за весь месяц с мужем, и каждый из них был на совершенно другом уровне, чем то,
что она когда-либо испытывала с Джимом.

Кайл, наконец, сбросил свою сперму глубоко в пизду Джули и скатился с нее, полностью
истощенный.

Она испытала последний оргазм одновременно с ним, потому что было так приятно чувствовать,
как его сперма заполняет ее глубины. Мало того, что сексуальное удовольствие было
невероятным, но она получила пьянящее волнение, учитывая, что эта сперма может быть той, что
ее оплодотворит.

Когда ее оргазм, наконец, исчез, она подумала: "Мой сын оплодотворяет меня! По-настоящему!
Как жеребец, оседлавший одну из своих кобыл. Это так безнравственно, что у меня будет ребенок
от моего сына. Что бы ни случилось, я всегда буду испытывать тайный трепет, глядя на своего
младшего сына или дочь, зная, что он или она появились на свет через инцест! Кайл и я разделим
эту гадкую тайну до конца наших жизней, и только мой бедный муженек тоже будет знать
правду."

Она подперла бедра подушкой, чтобы удержать в себе весь его крепкий соус спермы.
Ее Майка все еще была задрана до подмышек. Он играл с ее огромными сиськами большую часть
последнего часа, каким-то образом умудряясь делать это, одновременно долбя ее влагалище
почти без остановки все это время. Она не раз делала мысленную пометку предупредить его
после того, как сношение закончится, что такие игры с грудью запрещены. Но теперь, когда все
было кончено, она была так измотана, что просто забыла.

Кроме того, в глубине души она не хотела, чтобы он остановился.

Кайл продолжал ласкать ее большие шары, даже в своем пост-оргазмическом сиянии. Он даже
слегка лизнул один из ее сосков. Он был втайне взволнован тем, что ее план "бесстрастного
совокупления" уже начал разваливаться.

Продолжая играть с ее сиськами, он спросил:


- И так, мам, я хорошо справился?

Она воскликнула:
- О, Боже! Боже Милостивый! Ты даже не представляешь!

Но потом она снова вспомнила свой "клинический" фиговый лист и подумала:


"Так, бесстрастно! Я замужняя женщина! Он уже и так слишком увлечен и чрезмерно талантлив.
Боже, помоги моей бедной киске, если я случайно поощрю его на что-то более сильное!"
Глава 12. Принимайся за работу!
Она попробовала исправиться: - Э-э, я хотела сказать, да, я должна признать, что это было очень
приятно для меня. Я уверена, что ты это заметил, так как я была, эм, довольно громкая время от
времени.

Он ухмыльнулся, потому что это было еще мягко сказано.

- Я полагаю, это неизбежно, потому что природа создала наши тела определенным образом,
чтобы стимулировать оплодотворение. Но это не имеет значения. Какое бы удовольствие я ни
испытывала, оно не имеет отношения к нашей цели.

Он указал:
- Но мама. Я читал, что у женщины гораздо больше шансов забеременеть после того, как у нее
был действительно сильный оргазм.

Она подозрительно посмотрела на него.


- Неужели?!

- Конечно. Я нашел статью об этом. Я могу показать.

Она подумала:
"О черт! Я надеюсь, что это не так, потому что если это так, я почти уверена, что сойду с ума от
этой идеи! Одна только мысль о том, что он оплодотворит меня, уже слишком возбуждает!
Во что я черт побери вляпалась?! Как мой брак переживет это?! Я уже могу сказать, что по
сравнению с моим сыном, мой муж похож на евнуха! По сравнению с великолепной бейсбольной
битой Кайла, он мог бы с легкостью быть кастратом! Фуф! И то, как он просто продолжает
двигаться, заталкивая эту биту внутрь меня, как какая-то безжалостная секс машина!"

Она старалась избегать этой темы, потому что не хотела думать слишком много в данный момент.

– Сладенький, почему бы тебе не отправиться в свою комнату и не вздремнуть? Ты, должно быть,
устал.
- Ладно, мам. Как скажешь.

Он чувствовал, что ему вообще не нужно спать, и он не собирался этого делать. На самом деле, он
чувствовал себя еще более энергичным, чем когда все началось. Но он понимал, что ей нужно
просто побыть одной, чтобы все обдумать.

Поднимаясь, он облизал каждый ее сосок и засосав в последний раз, несколько раз размял ее
грудь. Потом высвободился и встал с кровати.

Она только натянула майку на место после того, как он ушел, когда это было практически
бессмысленно.
"Наверное, - подумала она, - придется смириться с этим. Он так помешан на сиськах, что пытаться
остановить его-все равно что пытаться удержать реку голыми руками.

Кроме того, его прикосновения там действительно заводят меня. Я знаю, что он встречается с
почти исключительно грудастыми девушками. У него явно было много такой практики, поэтому он
знает, как свести меня с ума своими блуждающими пальцами. А его язык! Господи! Так
безнравственно. Но это нормально, потому что, если я кончу быстрее, это поможет ему кончить
быстрее, и это в свою очередь поможет ему оплодотворить меня быстрее.

Фуф! Мне кажется, я должна прекратить использовать слово "оплодотворить". Это заставляет
меня чувствовать... Я даже не знаю. Но это чертовски будоражит! "Совокупляться", безусловно,
безопаснее и лучше. Я постараюсь придерживаться его в дальнейшем."

Кайл пошел в свою комнату. Он все же немного утомился, несмотря на то, что он был
мускулистым и на пике физической формы. Несмотря на свое изначальное нежелание спать, он
заснул в считанные минуты.

Час спустя он проснулся оттого, что кто-то гладил его по голове. Он обернулся и увидел мать,
сидящую на краю кровати.

Она улыбнулась ему.


- Просыпайся, соня. Пора возвращаться к работе. -Она усмехнулась тому, как удачно использовала
слово "работа".

Он внимательно посмотрел на нее.


На ней был шелковый красный халат, тот самый, что был на ней в ту ночь, когда она сказала ему,
что Джим разрешил ей забеременеть от него. Только на этот раз он был распахнут настежь, а
кушак завязан очень свободно.
Более того, когда она наклонилась к нему, чтобы разбудить, это позволило ее массивным сиськам
полностью высвободиться из плена!

Он очень быстро пришел в себя, благодаря этому захватывающему зрелищу! Он еле сдержал
себя, чтобы не протянуть руку и не начать ласкать ее болтающееся вымя, и не припасть к нему
губами.
Он всегда помнил, что ему нужно играть в долгую игру, чтобы выиграть свой главный приз, и
отчасти это означало не быть слишком настойчивым слишком рано.

Это потребовало большой силы воли, но он старался притвориться, что ее мелькнувшая грудь
была обычным делом.
- Который час? - спросил он, протирая глаза.
Джули не так уж украдкой разглядывала его. Он заснул, даже не потрудившись одеться. Так как
была середина дня, ему даже не пришлось натягивать на себя простыню. В результате все его
красивое обнаженное тело было выставлено напоказ.

Она бурлила от вожделения! Ей не терпелось снова почувствовать толстый член ее красивого и


сильного сына, когда он снова трахнет ее.

Она немного огорчилась, увидев его пенис в вялом состоянии, но была уверена, что это не
продлится долго.
На самом деле, даже когда она смотрела, он начал быстро набухать, без сомнения, помогала ее
провокационная поза.

Она, наконец, выпрямилась, что более-менее завершило ее возбуждающее сисько-шоу. По


крайней мере, ее соски были снова прикрыты, но все ее поразительное декольте все еще было на
виду, поскольку халат оставался открытым до пупка.

- Сейчас три тридцать. У нас есть время еще на один сеанс, прежде чем твой отец вернется домой.
Почему бы тебе не освежиться и не вернуться в мою спальню, окей?
Глава 13. Новая поза для мамы
- Ладно, - ответил он с усмешкой. Он ответил максимально кратко и сдержано, учитывая, что он
знал, что "вернуться в мою спальню" было кодом для "приди и насади меня свой невероятный
член еще разок".

Его пенис только что снова полностью встал, в основном благодаря ее сиськам. Но даже без этого
он мог бы заставить себя напрячься от одной мысли о том, что собирается трахнуть женщину
своей мечты в третий раз, за чертов день!

Джули поймала себя на том, что ее взгляд безнадежно прилип к его ожившему члену. "Божечки!
Как же мне хочется сказать, "к черту весь клинический подход". Но я замужем! Я уже не знаю, как
я когда-нибудь вернусь к нормальной жизни. Я не могу позволить вещам выйти из-под контроля
больше, чем это уже произошло!"

"Но Боже, как же мне понравилось трахаться с моим сыном и его массивным членом! Только
посмотрите на этого зверя! А как он вынослив и напорист! Мое сердце трепещет очень не по-
матерински каждый раз, когда я вижу его, и началось это задолго до того, как этот сумасшедший
план оплодотворения начался. Это плохо, очень плохо. Я должна держать себя в руках!"

Она продолжала смотреть на его открытый стояк, бездумно облизывая губы. Ей понадобилось
целая минута или больше, прежде чем она собрала волю в кулак и сказала: - Ох, и пожалуйста,
надень хотя бы свои боксеры, ладно?

- Без проблем.

Она ушла. Даже то, как она вышла из его комнаты, было зрелищем, так как красный халат едва
прикрывал всю ее упругую попку.

Кайл умылся и спустился в спальню родителей. Хотя он надел боксеры, его стояк активно
подпрыгивал и покачивался, когда он шел.

Мать сидела на краю кровати и ждала его, все еще в халате. Она машинально облизнула губы,
наблюдая, как его эрекция дико колышется в боксерах.

"Хм, - подумала она. - Интересно, каково это-сосать эту жирную штуку. Смогу ли хотя бы запихнуть
его рот?! Я надеялась бы хотя бы попробовать?! Он слишком большой! Это, вероятно, хорошо, что
минеты не входят в список, так как они не помогут мне забеременеть. Сосать и подпрыгивать на
этом монстре было бы еще тем испытанием!"

Он заметил рядом деревянный стул. -Это еще зачем? – он спросил о нем, потому что никогда
раньше не видел в его спальне.

- Присядь, я сейчас объясню, - сказала она.

Кайл сел на стул, который не имел подлокотников. Он правильно догадался, почему именно этот
стул она предложила ему.

Джулия скрестила длинные ноги, и он не мог не восхищаться ими.

Он подумал: "Не могу поверить, что эти красивые ноги покоились на моих плечах, пока я
накачивал ее пизду. Пизду моей мамы! Все это кажется одним большим влажным сном. И все же
легкая боль в моем пенисе - это только один показатель того, что все это действительно
произошло!"

- Говорят, девяносто процентов мужской спермы никогда не проходит через отверстие в шейке
матки женщины. Так что у меня есть идея, которая может значительно увеличить наши шансы на
зачатие.

- Хорошо, - сказал он, очень любопытный и заинтригованный.

- Если бы мы могли каким-то образом протаранить твоей ...э-э ... головкой мою шейку матки ...
когда ты кончишь, твои сперматозоиды сразу же преодолеют одно из самых больших
препятствий.

- Разве это возможно? -спросил он с неподдельным интересом.

Она не удержалась и уставилась на его промежность. Она была заворожена даже больше, чем
обычно, потому что больше половины его эрекции выглядывала через щель перед его боксерами!

Конечно же это было не случайно, но он решил, что ей не нужно об этом знать.

Она продолжала смотреть на его обнаженный член, сделав непреднамеренное замечание:


- Ну, у тебя определенно есть для этого длина! И ... и толщина!

Ее сердце бешено заколотилось, когда она подумала: "Боже, это возможно мой ЕДИНСТВЕННЫЙ
ШАНС оторваться и воплотить в жизнь все мои самые большие сексуальные фантазии с моим
красавчиком-жеребцом сыном. У него идеальный член! Мне нужно избавиться от всех своих
ограничений, оставаясь в целом бесстрастной. По крайней мере, я не могу показать ему, как
сильно он влияет на меня! И когда я вернусь к своему скучному существованию, у меня, по
крайней мере, будут эти воспоминания"

Наконец ей удалось встретиться с ним взглядом. –


Но, кхм, мы должны попробовать новую позицию, чтобы достичь максимальной глубины. Ты не
против?

- А почему бы и нет? - спросил он в ответ. – Звучит интересно!

- Ну, первые два раза мы были под простыней, а ты сверху. На этот раз нам придется быть более
открытыми... и сверху должна быть я, - сказала она с возрастающей застенчивостью. Она пыталась
скрыть это, но ее возбуждение неуклонно росло, пока она обдумывала свой новый план.
- И помни, что речь идет не о "развлечениях", по крайней мере, для меня.

Он пожал плечами. – Все, что нужно для дела, я полагаю, - сказал он, притворяясь безразличным.
На самом деле новая перспектива казалась ему просто фантастической.

Она нежно улыбнулась ему. – Это так мило, что ты делаешь это для меня.

Потребовалась вся его сила воли, чтобы не фыркнуть насмешливо, так как он наслаждался этим
больше, чем чем-либо в своей жизни.

Она встала, подошла к нему и слегка дернула за резинку его боксеров. - Сними это, - прошептала
она знойно и настойчиво.

Он выскользнул из своих боксеров, заставляя его большой член подпрыгивать вверх и вниз.

Джули уставилась на член своего мальчика и машинально облизала губы. "Господи, как же мне
нравится эта штука! Мне придется удвоить свои усилия, чтобы быть бесстрастной, потому что как
только я расслаблюсь, я окажусь безнадежно влюбленной в секс с моим сыном! Как же у нас мало
времени".

Она не могла удержаться, чтобы еще больше не таращиться на его плотный мясной шест. - Не
знаю, откуда у тебя такой размер. Должно быть, это по моей линии.

- У папы не такой большой? -С невинным видом спросил Кайл, хотя уже знал ответ. Он наклонил
свой стояк вниз и направил его в ее сторону.

Ее сердце пропустило удар, и ее мокрая киска буквально дрогнула в ожидании. Она почти
потеряла дар речи, потому что ее потребность в сексе внезапно стала невыносимой.

- Пенис твоего отца... довольно большой, но я бы сказала, что твой, кхм, дар, ну... как бы это
сказать... намного, намного больше, чем большинства. У меня такое чувство, что он подарит много
красивых детей... начиная с нашего. - Она тепло улыбнулась.

- Надеюсь, - гордо ответил он. - Не могу дождаться, когда успешно оплодотворю тебя.

Она почувствовала, как по спине пробежали мурашки от слова "оплодотворю". И они не


остановились, пока полностью не покрыли ее тело.

- Ну что ж, мистер...- сказала она, залезая под халат и стягивая трусики с длинных ног.
Она отшвырнула их в сторону и улыбнулась ему.

Теперь она стояла перед ним, с полностью обнаженной бритой киской.


Глава 14. Моя мама в постели - само совершенство
- Нам нужно сделать ребенка. Не будем терять времени.
И она двинулась к кровати.

- Мам... Я... - он застенчиво вздрогнул.

- Что случилось, Сладенький?- спросила она.

- Мне просто интересно... если бы ты только... - Он попытался выплюнуть слова, глядя на


огромные груди матери. - Если бы ты...
- Снять халат, прежде чем мы начнем? - спросила она, предвидя его мысли о сиськах.

- Да, - сказал он застенчиво.

- Тогда я останусь совершенно голой! -Она была немного шокирована этим предложением. На
самом деле, она втайне жаждала, чтобы именно это произошло.

- Я знаю! - сказал он, широко раскрыв глаза от удивления. Ему было нетрудно представить, как
она будет выглядеть, особенно потому, что ее шелковый красный халат открывался все больше и
больше. Он мог видеть большую часть ее массивных грудей, и даже всю ее припухшую
раскрасневшуюся киску! Еще никогда в жизни он не видел ее полностью обнаженной.

- Не знаю, любовь моя. Я обещала твоему отцу, что наши сеансы будут как можно более без
эмоциональными и клиническими.- Хотя она и произнесла эти слова, в глубине души она почти
умоляла его уговорить ее передумать.

- Да, но..... ты видела меня голым сегодня. В этом ведь ничего такого, правда? - Спросил Кайл. - На
самом деле, даже сейчас ты видишь меня. - Он указал на нее своим флагштоком еще более
театрально.

Ей очень хотелось упасть на колени и взять этот член обеими руками! Но она сохранила
хладнокровие и сказала: -Сладенький, твой пенис - необходимая часть этого процесса, но ... .. моя
грудь - нет. Я просто не уверена в правильности этой идеи.

- А как же твои оргазмы? Являются ли они необходимой частью этого процесса?

- Подожди-ка минутку, мистер. Это полностью вне моего контроля. Я не могу не чувствовать
некоторого удовольствия, как бы я ни пыталась бороться с этим.

- Конечно. Но я говорил тебе, что чем больше ты кончаешь, тем больше вероятность
забеременеть. Может быть, причина, по которой папа не сделал тебя беременной, в том, что он
на самом деле не звонит в твои колокольчики.

Она вздрогнула и подумала: "А что? Возможно, он прав! Если требуется большой оргазм, то Джим
совершенно безнадежен! В то время как мой сын сможет сотрясать меня в течение нескольких
часов!"

Однако она сказала ему:


- Давай не будем отвлекаться на второстепенные вопросы. - Она была так возбуждена, что даже
ее упрек был сексуальным и кокетливым, потому что она игриво погрозила ему пальцем.

Он сказал:
- Как я понимаю, чем больше ты кончишь, тем лучше. И чем больше я кончаю, тем лучше, потому
что каждый раз, когда я это делаю, я закачиваю в тебя больше детородного материала, чтобы
оплодотворить тебя. Верно?

Она почувствовала мурашки по всему телу.


- Правильно.

Внешне она казалась спокойной, но думала: "Мой сын оплодотворяет меня! Насколько это
горячо?! Когда у меня будет ребенок, до конца своей жизни, я буду вспоминать, как он долбил
меня и обрюхатил своим огромным, неудержимым членом! Мммм!"

Он продолжал, постоянно покачивая своим стояком прямо перед ней:


- Итак, что если моя страсть к твоим сиськам, поможет тебе и мне кончить как можно чаще и
сильнее, это ведь будет полезным для оплодотворения. Верно? Уверен, это поможет. В худшем
случае, это не повредит.

Она хотела, чтобы ее убедили, и он сделал это, используя в основном ту же логику, которую она
сама себе говорила ранее. Тот факт, что он пришел к такому же выводу, придавал ей уверенности
в том, что такая логика была здравой, и не только из-за похоти.

Она ответила со всей неохотой, какую была способна изобразить:


- Ладно... Полагаю, с этим не поспоришь.

- Да!

Она усмехнулась.
- Однако! Не смей говорить отцу, что я немного оголилась, в паре мест. Или что ты прикасался к
моей груди. Пожалуйста?! Это разобьет ему сердце.

"Да... он будет чертовски зол". Кайл почти злобно улыбнулся. По его мнению, Джим разрушил
свой брак, трахнув секретаршу. "Просто Джим и Джули еще не знали, что их брак обречен. Джим в
значительной степени заслужил то, что он получил, за измену своей сексуальной богине жене".

Джулия стояла, положив руку на пояс халата. Но ее рука оставалась неподвижной, когда она
упрекнула его:
- Ты так и не пообещал.

Он закатил глаза.
- Конечно! Да! Ты знаешь, что я люблю его и не хочу причинять ему боль. Просто мне тоже очень,
очень нравится трахаться с тобой.

Этот ответ указывал на очень проблематичное будущее, тем более что они знали, что все, что он
сказал, было правдой. Ясно, что он любил своего отца, но так же ясно, что его желание трахнуть
свою мать превзошло все остальное, включая это. Но она решила пока не обращать на это
внимания.

- Ну, тогда ладно. - Она сексуально развязала пояс, затем позволила халату полностью
распахнуться. Она чувствовала себя еще более раскрасневшейся и возбужденной. "Боже Мой! Это
так распутно и порочно! Мне кажется... я сломалась! До недавнего времени я была чрезвычайно
осторожна, чтобы никогда и ни за что не оголять себя перед ним, а теперь посмотрите на меня!"

Но потом ее настроение внезапно изменилось, по крайней мере внешне. Она положила руки на
талию и посмотрела на сына. - И еще одно, негодник. Только потому, что мои сиськи полностью
обнажены, и они будут подпрыгивают на тебе, не значит, что их можно хватать, ясно?

- Ясно. - Ответил Кайл. Но затем он добавил: - Хотя... я мог бы слегка касаться их и играть с ними
время от времени. Я так помешан на сиськах, что это естественно для меня, бессознательно.

Она закатила глаза на него.


- Ох!! Я не сомневаюсь, что это твой случай.

Но затем она закончила свой сексуальный стриптиз, позволяя красному халату соскользнуть с ее
тела, пока он не оказался у ее стоп.
Он хотел быть спокойным, чтобы она не заволновалась из-за того, что сняла халат. Тем не менее,
он не мог удержаться от того, чтобы не выплеснуть эмоции, когда впервые увидел ее фигуру в
форме песочных часов.

- Ты великолепна! Совершенно великолепна!

Она не привыкла к таким комплиментам. В частности, сильный взгляд похоти и любви в глазах ее
сына взорвал ее разум, потому что она знала, что это было совершенно искренне. Чтобы
попытаться принизить данный момент, она пошутила:
- Я думаю, что ты имеешь в виду внушительно великолепна

. В подтверждение своих слов, она поднесла ладони к низу своих огромных шаров и слегка
приподняла их.
Глава 15. Глубже некуда - И это тоже!

Они оба рассмеялись над ее плохим каламбуром, но в то же время возбуждение Джули взлетело
к небу.

Его возбуждение уже было где-то среди звезд.

Ее потребность жестко трахнуться росла с каждой секундой.


Стоять совершенно голой перед своим внушительным сыном было для нее очень пьянящим
афродизиаком. Она боялась, что может даже задрожать, если будет стоять так долго.

Она сделала шаг к нему, сидящему на стуле и смело забросила ногу через его колени, оседлав его.
- Ты уверен, что сможешь выдержать мой вес на себе?

- Да, без проблем, - ответил он. Он быстро и игриво принял позу штангиста, разминая мышцы рук.

Джули стояла над коленями Кайла, а его большой твердый член прижимался к ее набухшему
клитору. Она положила руки ему на плечи и присела на колени, зажав его толстый стояк между
своим и его животом.

Он чувствовал на коленях всю тяжесть маминой задницы.

Он уставился на ее огромные груди. "Вымя" массивно выступало из ее груди и было увенчано


большими, жесткими сосками.

Внезапно Кайл осознал, что ее идеальные огромные сиськи были доступны больше, чем когда-
либо. Он был так ошеломлен, что машинально подхватил их снизу и слегка приподнял, широко
раскрыв глаза от удивления.

Она купалась в его внимании и чутких прикосновениях, даже когда извивалась от страстного
желания на его коленях. Она не могла удержаться, чтобы не похвастаться улыбкой: - Видишь? Ты
не единственный в этой семье, кто хорошо одарен.

- Поразительно... они прекрасны! - сказал он с еще большим благоговением.

- Они меня беспокоят. Они слишком тяжелые... и они станут намного тяжелее, когда я
забеременею... но сначала я должна забеременеть, чего никогда не случится, если ты будешь
просто сидеть и смотреть, - сказала она, хихикая.

- О... извини,- сказал он, все не в силах оторвать свой взгляд и руки от ее груди.
- Все в порядке, милый. Я понимаю, что не каждый день мальчик твоего возраста приближается к
такой большой груди, как моя, - сказала она, утопив свои утонченные пальцы в темно-каштановых
волосах Кайла, позволяя ему ласкать себя.

- Я точно знаю, что ни у одной девочки в вашей школе нет такой большой груди, даже у Мелинды
или Шарлотты.

Она назвала двух девушек, которых, как она знала, он любил трахать чаще всего, из-за их схожей
внешности и внушительной красоты, но особенно их необычно больших размеров груди. Они
были, возможно, самыми горячими девушками в школе, и все же они до сих пор были свободны,
потому что они всегда хотели быть доступными, если Кайл захочет "встретиться" с ними. У него
было твердое правило никогда не встречаться (или просто трахаться) с девушкой, которая была в
отношениях с кем-то другим.

Она добавила, справедливо гордясь своей природной одаренностью: - Так что сейчас это должно
быть немного ошеломляюще для тебя.

- Немного, - ответил он, не отрывая глаз от потрясающей груди матери.

Она немного тянула время, чтобы дать ему возможность насладиться ее сиськами, несмотря на то,
что он уже достаточно много играл с ними во время их последнего совокупления. Но она
забросила косточку, чтобы снова по-королевски трахнуться. Она спросила его: - И так, может быть
мы проверим, что приготовил твой большой "зачаточный" инструмент для моей матки?

- Да, пожалуйста! - Наконец он снова посмотрел ей в глаза. Он тоже жаждал трахнуть ее.

Джули придвинулась вперед, и ее мягкие сиськи прижались к его груди. Она приподняла попку,
схватила его мясистый член и поместила набухшую головку в бороздку между распухшими
розовыми губами своей мокрой киски. Она опустила свою задницу вниз.

Она бессознательно покачала головой в изумлении. "Я все еще не могу поверить, что мы делаем
это, и что мой муж дал нам полное разрешение!"

Член Кайла медленно растягивал влагалище матери, погружаясь дюйм за дюймом.

Он почувствовал, как его толстая головка терлась о заднюю стенку ее влагалища, пока он,
наконец, не дошел до конца, пару минут спустя.

Джулия крепко обняла сына, положив голову ему на плечо и двигая бедрами взад и вперед.
Добрых пять минут она прижималась "губами" шейки матки к концу члена своего сына.

- Давай, Сладенький, мы должны сделать это. - Она тяжело дышала от напряжения.

Джули начала слегка подпрыгивать на коленях сына. Она подумала с озорной гордостью: "Я знаю,
что я горячая самка! Мой сын должен ЛЮБИТЬ трахать меня. Я вижу это по его лицу! Мелинда и
Шарлотта могут съесть мое сердце (1)! Я вдвое лучше, чем они когда-либо будут, вместе взятые!
Вот так!"
Прим. Имеется в виду что-то типа "нервно курят в сторонке" или "грызут локти", но было решено
оставить как есть - "eat my heart out".

Она все чаще и легче забывала, что должна оставаться бесстрастной.

Вскоре Кайл почувствовал, как его толстый набалдашник вошел в цервикальный канал шейки
матки.
- О Боже, да! Двигай бедрами, детка! Я чувствую, как он входит... Так глубоко! ... Вот так,
поработай там! Умф!- сказала она с победоносным ворчанием.

Наконец, он почувствовал, как головка его члена скользнула через губы, прижимаясь к шейке
матки.

- Дааааа! О, Дорогой, ты сделал это! Ты внутри моей матки! -Воскликнула Джули с еще большей
радостью и возбуждением.

Она просунула добрый дюйм толстого члена сына в свою тайную комнату. Ее шейное кольцо
отдавало пульсацией по всему телу, плотно сжимая наглого незнакомца.

Привыкнув к странному, но восхитительному новому ощущению, она посоветовала ему: - Пусть он


останется внутри. Я хочу, чтобы ты сидел как можно спокойнее, пока я буду на тебе ездить!

В течение следующих 15 минут Джули делала сексуальные легкие толчки и шлифуя бедра Кайла.
Используя свои сильные мышцы влагалища, она сжимала и отпускала, сжимала и отпускала, снова
и снова, пытаясь выжать из него оргазм, но в то же время удерживая кончик его члена внутри
своей драгоценной потайной комнаты.

- Как ты себя чувствуешь, любовь моя? -спросила она после долгого молчания, тяжело дыша.

Само собой разумеется, что он наслаждался каждой секундой, хотя они были относительно
сдержанны по сравнению с их предыдущим трахом. Удовольствие было подобно бесконечной
реке, омывающей их обоих.
Глава 16. Сперма для мамы
Он вышел из глубокого транса, чтобы сказать:
- Я чувствую себя прекрасно!

Она усмехнулась.
- Я не сомневаюсь. Но я спрашиваю о другом, ты уже близок к оргазму?

- Я не знаю, смогу ли я кончить, не делая более протяжных и жестких толчков, - честно ответил он.
Благодаря его большой выносливости, заставить его кончить, было действительно не простой
задачей.

- Нет, ты не можешь двигаться, Сладенький. Я, должна держать тебя внутри своей шейки матки, -
настойчиво сказала она.

Она задумалась на мгновение, все еще двигая бедрами по маленькому кругу на его мужском
достоинстве. Затем она приняла решение. - Ладно, есть только один способ. Мы оба должны
полностью отпустить себя.

- Что ты имеешь в виду? -спросил он, искренне смущенный.

- Я имею в виду, что на несколько минут мы должны забыть, что мы мать и сын. Мы должны
нарушить правила и полностью отпустить себя. Если мы сделаем это, я думаю, мы сможем
вызвать у тебя оргазм.

Его сердце забилось быстрее, когда он услышал эту внезапную новость. Но все равно, он спросил:
- Что ты подразумеваешь под "нарушать правила"?
- Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы разогреть обстановку. Это может означать
поцелуи в губы, как мать и сын никогда не должны, или говорить похотливые вещи, как будто мы
настоящие любовники, и кто знает, что еще. Но ты должен понять, что то, что я собираюсь сделать,
никогда, никогда не повторится. Я просто пытаюсь возбудить тебя ради этой единственной
процедуры оплодотворения, понимаешь?

Она одарила его строгим, материнским взглядом, несмотря на то, что сидела голая на его коленях,
а он был глубоко внутри нее, обхватив руками ее огромные сиськи снизу.

- Да, - сказал он, стараясь не показывать своего волнения.

Он подумал:
"Наконец, вся эта "клиническая" и "бесстрастная" фигня уже потихоньку отходит на второй план.
Это отлично повлияет на процесс продвижения большой игры! Мне нравится!"

Продолжая работать мускулами влагалища, как профессионалка, Джули посмотрела Кайлу прямо
в глаза. Медленно, она приблизила свои губы к его и подарила ему медленный чувственный
поцелуй. Потом еще. А потом еще один.

Затем она притянула его лицо к своей большой мягкой груди.

- О, милый малыш... Мой любовник, соси эти большие мягкие сиськи. – Почти умоляя его,
застонала она.

Он начал делать именно это и продолжал держать и чувственно ласкать их обеими руками.

Кайл и Джули этого не знали, но Джим, муж Джули, рано вернулся домой! На нем был деловой
костюм и галстук.

Джим прекрасно понимал, что у его жены и сына может быть одно из их совокуплений наверху.
Несмотря на то, что он полагал, что получает какую-то кармическую расплату за то, как он изменял
своей жене, он не мог не чувствовать абсолютную ярость от того, что его дерзкий сын-подросток
обманывал жену, которую он так нежно любил. И что еще хуже, они вместе делали ребенка, на
что он должен был быть способен, но не был.

Вскоре после того, как он вошел в парадную дверь, Джим услышал, как его жена издала громкий
и чувственный стон. Он осторожно поднялся по ступенькам и пошел по коридору к двери своей
спальни. Он слышал, как Джули задыхается и эротично стонет, оседлав молодой, но слишком
большой член их сына.

Он готовился услышать что-то подобное. К чему он был совершенно не готов, так это к тому, что
его жена пыталась заставить их сына кончить.

- О Кайл, любовь моя, почувствуй, как моя киска окружает твой большой член! Он чувствует себя
как дома! Так хорошо… О, вот оно что! Соси мои большие сиськи, детка! -Она застонала, как будто
снова кончила, хотя этого еще не произошло.

Желудок Джима сжался, когда он услышал их разговор. Ритмичное "тук-тук-тук" сводило его с ума.

- Давай, жеребец! Закачай ребенка в свою мать, любовь моя! Боже мой, я думаю, что снова кончу!
Джули застонала от безудержной страсти.

Джим выбрал самый подходящий момент. Его рот открылся, когда он услышал непристойные
слова своей жены, даже когда она начала громко испытывать еще один эпический оргазм.
- О господи... О БОЖЕ! Я ДУМАЮ, НОМЕР ДЕСЯТЬ БУДЕТ ОЧЕНЬ БОЛЬШИМ! Фуф! Да! О ЧЕРТ,
СЫНОК, ТЫ ЗАСТАВЛЯЕШЬ СВОЮ МАТЬ ЖЕСТКО КОНЧИТЬ, ДЕТКА! ЧЕРТ! О ЧЕРТ, ТЫ
УДИВИТЕЛЬНЫЙ МАЛЕНЬКИЙ УБЛЮДОК! -Ко всему прочему, она кричала так громко, как только
могла.

Джим попятился по коридору. Он чувствовал себя больным и бледным. Когда его жена достигла
пика своей кульминации, ее безудержные и вообще бессловесные крики наполнили весь дом.

- Я КОНЧАЮ! АХХХХХ!

Джим сбежал по лестнице на кухню, но, как ни старался, не мог спрятаться от голоса жены.

"Никогда в жизни я не слышал более искреннего и интенсивного сексуального экстаза! Но это моя
жена трахается с моим сыном! Меня предали!"

-OOOХХХХ! ООО! -Взвыла Джули.

В это время, наверху Кайл зарылся лицом в две вздымающейся подушки матери. Он лизал и сосал
жесткие и нуждающиеся соски матери.

Джули продолжала стонать, срывая горло, когда оргазмические схватки продолжали сотрясать ее.

Кайл почувствовал, как горячие соки матери выплеснулись на его большие яйца, и продолжал
двигаться.

***
Джим не покинул дом и сидел на кухне, которая была как можно дальше от хозяйской спальни.
Он обхватил голову руками, сбросил пиджак и ослабил галстук. Он чувствовал себя совершенно
несчастным и побежденным.
Но в то же время, он также чувствовал большое замешательство и смущение, потому что он
испытывал неистовую эрекцию, которая просто не прекращалась!

Через десять минут безумного инцестного совокупления, Кайл почувствовал, как поток спермы
взлетел вверх по его стволу.
- О, Мам... Я кончаю! - гордо объявил он.

Джули с огромной силой трахала его член, пытаясь вытянуть драгоценное семя из мясистого
шеста своего мальчика. Она кричала, чтобы поощрить его:
- Вот оно, сынок! Сперма для меня! Сперма для мамы! Мамочка любит твой большой член так
сильно, очень сильно!
Внезапно она почувствовала, как сильные струи спермы ворвались в ее шейную камеру.
Она не ожидала, что испытает еще один оргазм, потому что все еще была изрядно истощена
после своего последнего по-настоящему эпического оргазма. Но она все равно чувствовала, как по
ее телу пробегает довольно приятная волна.
В основном это было вызвано пониманием, что ее сын заполняет ее своим семенем,
одновременно с головокружительными мыслями о том, чтобы успешно оплодотвориться ей.

Толстой мощной струей жемчужная сперма заполняла ее внутренности. Она знала, что
миллиарды сперматозоидов уже на пути к ее драгоценной яйцеклетке. Гонка шла на победителя,
чтобы один единственный счастливчик достиг заветной цели.

Глава 17. Большая ошибка папы


Джим все еще сидел за кухонным столом, уставившись в пространство, когда полчаса спустя
Джули спустилась по лестнице. Его смущающая эрекция, к счастью, исчезла, как только он
услышал, что его жена и сын закончили трахаться. Он старался не думать о своем возбуждении и
что это может означать для его будущей сексуальной жизни.
На ней было желтое платье и красные туфли на высоких каблуках. И снова она была без нижнего
белья. Увидев мужа, она остановилась в дверях кухни.
Она не ожидала его увидеть от слова "совсем", поэтому находилась в глубоком шоке. Хорошо
еще, что она была одета.
Джим посмотрел в сторону двери и увидел ее, так что было слишком поздно пытаться улизнуть из
дома.
Она сразу же попыталась применить привычную для себя роль и вести себя так, будто была очень
рада видеть его.
- Милый! Какой приятный сюрприз. Кхм... ты рано вернулся. Все в порядке?
- Нет... не совсем, - ответил он с грозным выражением в глазах.
На лице Джулии отразилась нервозность. Она вдруг почувствовала себя голой и пристыженной,
несмотря на тонкое платье.
– И давно ты …дома?
- Достаточно долго, чтобы услышать последний оргазм моей жены. "Номер десять", да?-
разочарованно спросил он.
- Джим, Я... На самом деле мы не...- Она не находила слов. Она знала, что ее поймали с поличным.
- Не могу поверить, что ты так со мной поступила! Господи, Джули, что ты ему говорила!-
Возмутился Джим.
Но Джулия не чувствовала себя виноватой, потому что удовольствие, которое она испытывала,
было слишком интенсивным и невероятным. Она спросила: - Подожди-ка минутку. Если это такая
проблема, то почему, черт возьми, ты вообще дал на это свое согласие?
- Я дал нашему СЫНУ добро на то, чтобы ты забеременела, а не на то, чтобы ласкать твою грудь
и… что он там еще делал! Ты моя жена, а не его бесстыдная секс-игрушка, ради Христа! У него уже
и так предостаточно шикарных подружек. У этого маленького сукиного сына определенно есть
наглость!- Выпалил Джим.
Джулия почувствовала себя уязвленной его словами. Она закричала грозно:
- НЕ СМЕЙ! ТВОЙ СЫН ДЕЛАЕТ НАМ ОДОЛЖЕНИЕ! ЕСЛИ БЫ НЕ ОН, У НАС С ТОБОЙ НЕ ПОЯВИЛАСЬ
БЫ ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАВЕСТИ ЕЩЕ ОДНОГО РЕБЕНКА!
Но Джима было нелегко запугать, так как он чувствовал себя обиженным. - Ты обещала мне, что
ваши сеансы будут быстрыми и безэмоциональными. Но я слышал, как ты называла его
"жеребцом" и "удивительным маленьким ублюдком. - Как, черт возьми, я должен на это
реагировать?!- недоверчиво спросил он.
Джулия покачала головой и села в кресло. - Я не знаю, что тебе сказать... но если ты ждешь
извинений, можешь идти к черту! Мы с Кайлом делаем то, что должны, чтобы выполнить задачу, -
сказала она сердито и вызывающе.

- Десять оргазмов. Это то, что нужно, чтобы забеременеть в эти дни?- Спросил Джим тоном
умника.
- В чем проблема, папа?- Спросил Кайл, входя в кухню из коридора. Он спускался голый, но
услышав голос отца, быстро натянул футболку и шорты.
Джим вскочил со стула, чтобы обвиняющее заговорить с сыном.
- Проблема в том, что она твоя мать и замужняя женщина! Я знаю, что сам согласился на это. Как я
сейчас понимаю, это была большая ошибка, хотя и слишком поздно ее исправлять. Все зашло
слишком далеко. Но из того, что я слышал, вы вдвоем неплохо провели время!- Он все больше
распалялся, когда говорил.
- Я думал, мы договорились, папа, - строго сказал Кайл.
Это заставило Джима задуматься, потому что это был не очень тонкий намек на то, как Кайл узнал
о его измене.
Джим продолжил, но в более сдержанном и осторожном тоне: -Это так, но все это веселье не
часть наших договоренностей.
- Не смей говорить со мной о "веселье"! - прогремел Кайл тихо, но настойчиво. - У меня есть
несколько фотографий, о которых я тебе сразу не сказал, которые отлично показывают настоящее
веселье!
Джулия понятия не имела, о чем говорит ее сын, и разговор шел слишком быстро, чтобы она
могла спросить. Она, конечно, не подозревала, что ее муж изменяет ей.
Но Джим конечно же догадался, о чем он говорит: "Блядь, неужели он умудрился
сфотографировать нас?". Это казалось весьма вероятным, и его ярко выраженный гнев начал
отступать.
Кайл продолжил:
- Суть в том, что мама забеременеет от меня. Точка! Я не думаю, что ты действительно в состоянии
указывать нам, как нам этого добиться, не так ли?- спросил он, глядя на отца.
Джулия посмотрела на сына, который подошел и встал рядом с ней, а затем на мужа, ожидая
ответа.
- НУ ЖЕ... ЭТО ТАК? ИЛИ НЕТ?!- Гаркнул Кайл с удивительной властностью и силой, словно
внезапно стал сержантом морской пехоты. Это шокировало еще сильнее потому, что он был
известен как спокойный парень, без лишних эмоций.
- Нет, не могу. - Джим ответил, глядя в пол, как обруганный ребенок. Он все еще размышлял над
намеком на фото.
Кайл взял ситуацию в свои руки.
- Тогда вот как все будет. Мы с мамой сделаем этого ребенка, как посчитаем нужным, и ты будешь
держать свой гребаный рот на замке! Понял? – Будучи всегда примерным сыном, он так же
никогда не грубил своим родителям.
Джули посмотрела на своего юного героя. Ее глаза пробежались по его мускулистому телу, и ее
будто пронзило:
"Боже! Кайл - настоящий жеребец, во всех отношениях! В юном 18-ти летнем возрасте, он больше
мужчина, чем мой муж когда либо был. И он трахает меня как настоящая секс-машина!"

Она вдруг почувствовала полное благоговение и уважение к этому красивому жеребцу-подростку.


Мать средних лет смотрела на сына, как покорная девственница-подросток на агрессивного,
харизматичного, властного и хорошо сложенного футболиста, который собирался сорвать ее
вишенку.
Это была чистая щенячья любовь, только к ней примешивалась горячая, инцестная похоть.
Кайл пригрозил Джиму:
- А теперь, как насчет того, чтобы свалить от суда нахрен, пока я не решил отменить нашу сделку?!
Джим был вне себя от ярости, но он не забыл, что у его сына есть рычаг, который полностью
разрушит его брак, особенно имея на руках фотографии.
- Прекрасно! Но это еще не конец!- Он выскочил из кухни и выбежал из дома, оставив свой
деловой пиджак.
Джули с легкой ухмылкой слушала, как отъезжает машина Джима. Ее сердце бешено колотилось,
а киска была влажной и пульсирующей.
Она не могла поверить, что сын имеет такую власть над ее мужем. Она встала, чтобы оказаться
лицом к лицу со своим новым "героем".
- Ты в порядке?- С нежной заботой спросил Кайл.
- Да... Все нормально. Сладенький, это было... так храбро!
- Я просто должен был поставить его на место, вот и все, - сказал он с большим волнением. - Он не
имеет права так поступать, сказав, "Ладно, сынок, давай, оплодотвори мою жену", а затем
подумать и указать на то, что я не имею права получать удовольствие в процессе. В этом нет
никакого смысла!