Вы находитесь на странице: 1из 319

В.А. Башилов и В.И.

Гуляев (справа) - на вершине Пирамиды


Луны, Теотихуакан, Мексика, 1981 г.

Гуляев Валерий Иванович - доктор исторических наук,


профессор, заведующий отделом теории и методики Института
археологии Российской академии наук.
Профессиональный археолог (закончил кафедру археоло­
гии исторического факультета МГУ), активный участник мно­
гих археологических экспедиций в нашей стране и за рубежом
(Ирак, Куба, Мексика). Последние 20 лет возглавляет Донскую
археологическую экспедицию. Основная сфера научных инте­
ресов - проблемы древних цивилизаций Мексики и Централь­
ной Америки, Ближнего Востока (Месопотамия) и археология
скифов Северного Причерноморья.
Автор более 20 книг и монографий, в том числе: «Древ­
нейшие цивилизации Мезоамерики», «Идолы прячутся в
джунглях», «Города-государства майя», «По следам конкиста­
доров», «Археология Центральной Америки», «Шумер, Вави­
лон, Ассирия. 5000 лет истории», «Скифы. Расцвет и падение
великого царства», «В стране первых цивилизаций: Ирак»,
«Под личиной ацтекского бога» и др.
шыни
Russian Academy of Sciences
Institute of Archaeology

VALERI I. GULIAEV

A HISTORY OF
MESOAMERICAN
ARCHAEOLOGY

Moscow
2010
Российская академия наук
Институт археологии

в.и. ГУЛЯЕВ

ИСТОРИЯ
МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ
АРХЕОЛОГИИ

Москва
2010
УДК 902/904
ББК 63.4
Г94

Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН

Рецензенты:
доктор исторических наук Э.Г. Александренков
доктор исторических наук М.Б. Медникова

Гуляев В.И. История мезоамериканской археологии. - М.: ИА РАН,


Г94 2010.-316 с.: ил.
ISBN 978-5-94375-100-4
Данная книга - первое в отечественной историографии обобщающее иссле­
дование, посвященное истории археологических изысканий в одной из ключевых
культурно-географических областей Нового Света - Мезоамерике. Основное
внимание в работе уделяется развитию научных идей, концепций и направлений
в мезоамериканской археологии.
Книга предназначена для археологов и широкого круга читателей, интере­
сующихся проблемами доколумбовых культур Латинской Америки.
УДК 902/904
ББК 63.4

ISBN 978-5-94375-100-4 © Учреждение Российской академии наук


Институт археологии РАН, 2010
© В.И. Гуляев, 2010
ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ.................................................................................... 7
ВВЕДЕНИЕ............................................................................................. 10
ГЛАВА 1
Колониальный, донаучный период: от открытий Колумба до 30-х го­
дов Х1Хв................................................................................................... 17
ГЛАВА 2
Экспедиции отправляются в путь: от Джона Стефенса до Альфреда
Моудсли (1840-1900 гг.)........................................................................... 49
ГЛАВА 3
Становление полевой археологии (1900-1945 гг.)................................. 72
ГЛАВА 4
Возвращенные цивилизации: от ольмеков до тольтеков (1945-1960 гг.) 108
ГЛАВА 5
Археологи объясняют прошлое (1960-1980 гг.)..................................... 157
ГЛАВА 6
Новые горизонты Мезоамериканской археологии (1980-2000 гг.)___ 217
ГЛАВА 7
Отечественные ученые о доколумбовой Мезоамерике......................... 277
ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................................... 296
РЕЗЮМЕ НА АНГЛИЙСКОМ Я ЗЫ К Е............................................. 300
ЦВЕТНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ............................................................. 305

5
CONTENTS

PREFA CE................................................................................................. 7
INTRODUCTION.................................................................................... 10
CHAPTER 1
Colonial, pre-scientific period: from discoveries of Columbus until the
30-s of XIX century................................................................................... 17
CHAPTER 2
Expeditions in the motion: from John Lloyd Stephens to Alfred P.
Maudslay (1840-1900)............................................................................ 49
CHAPTER3
The formation of field archaeology (1900-1945)...................................... 72
CHAPTER 4
Returned civilizations: from the Olmecs to the Toltecs (1945-1960) . . . . 108
CHAPTER 5
Archaeologists explain the past (1960-1980)............................................ 157
CHAPTER 6
New horizons of Mesoamerican archaeology (1980-2000)...................... 217
CHAPTER 7
Russian scholars about the pre-columbian Mesoamerica.......................... 277
EPILOGUE................................................................................................ 296
SUMMARY IN ENGLISH....................................................................... 300
COLOURED FIGURES.......................................................................... 305

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

та книга посвящена истории изучения древностей индейских племен


и народов, живших на территории Мексики и Центральной Америки в до-
колумбову эпоху. Большая часть данного региона входит в северную зону
доиспанских цивилизаций Нового Света, которая получила в науке назва­
ние «Мезоамерика» (или «Срединная Америка»). Начиная с рубежа нашей
эры и до Конкисты в XVI в. н.э., здесь возникали, расцветали и приходили в
упадок самобытные и яркие цивилизации индейцев ольмеков, науа, майя, са-
потеков, тотонаков. Их богатейшее культурное наследие вошло весомой со­
ставной частью в современную культуру Мексики, Гватемалы, Сальвадора,
Белиза и Гондураса. Тот факт, что в Мезоамерике на севере американского
континента, а в Боливии и Перу на юге, задолго до прихода европейцев воз­
никли совершенно независимо от внешних влияний высокие цивилизации,
сам по себе, имеет огромное теоретическое значение для истории челове­
чества. Тем самым, терпит крах господствовавшая целые столетия теория
«диффузионизма», или «Lux orient» («Свет с Востока»), согласно которой
высокая культура (цивилизация) могла появиться на земле только один раз и
в одном определенном месте (а в качестве такового называли обычно либо
древний Египет, либо древнюю Месопотамию), и уже из этого первичного
очага она постепенно распространялась по нашей планете.
Учитывая то, что основную часть информации о прошлом доколумбо­
вой Мезоамерики дают нам археологические материалы, вполне естествен­
но обратиться, прежде всего, к истории мезоамериканской археологии, сде­
лав ее главным содержанием книги. Это, конечно, не означает, что я совсем
не привлекаю данных письменных источников и этнографии. Как известно,
изучение прошлого Нового Света осуществлялось и осуществляется в рам­
ках «антропологии», в американском понимании этого термина (как «общей
науки о человеке», включая историю, археологию, этнографию, лингвистику
и физическую антропологию).
Следует подчеркнуть также, что Мезоамерика - это один из немногих ре­
гионов земного шара, где настоящее и прошлое так тесно переплетены, что

7
ПРЕДИСЛОВИЕ. ИСТОРИЯ МЕ30АМЕРИКАНСК0Й АРХЕОЛОГИИ

часто очень трудно отделить одно от другого. Количество археологического


и этноисторического материала для изучения древних страниц мезоамери-
канской истории огромно. Однако, при рассмотрении важнейших этапов в
развитии мезоамериканской археологии основное внимание в данной работе
будет уделено не столько раскопкам конкретных археологических объектов,
сколько истории развития научных идей, концепций и школ, связанных с ар­
хеологией Мезоамерики.
Эта работа стала результатом моих многолетних исследований в области
мезоамериканской археологии (в 60-е-90-е годы XX века), причем исследо­
ваний не только кабинетных и библиотечных, но и связанных с научными
командировками в Мексику, США и Центральную Америку.
Монография состоит из предисловия, введения, семи глав основного тек­
ста, заключения, библиографии (по главам) и списка иллюстраций. Работа
сопровождается кратким резюме на английском языке. Существует очень
много классификаций (точнее, периодизаций) основных этапов развития ме­
зоамериканской археологии в зарубежной литературе. Назову здесь лишь
самые главные:
1. Willey G.R. and Sabloff J.A. “A History of American Archaeology”. San
Francisco, 1974, 1980.
2. Bernal Ignacio “A History of Mexican Archaeology”. London, 1980.
3. Stieberg W.H. “Uncovering the Past. A History of Archaeology”. New York,
Oxford, 1993.
4. Adams R.E.W. “Ancient Mesoamerica”. Boston, 1977, pp. 6-10.
В отечественной историографии такую периодизацию можно найти в мо­
нографии В.И. Гуляева «Древнейшие цивилизации Мезоамерики». М. 1972,
где выделено четыре больших этапа, с момента открытий американца Джо­
на Ллойда Стефенса (1839-1842 гг.) в стране майя и до 70-х годов XX века.
С тех пор прошло более трех десятилетий и, естественно, мои взгляды на
данную проблему несколько изменились. Ниже предлагается уточненная схе­
ма развития мезоамериканской археологии, которая полностью совпадает и с
перечнем основных глав книги.
Глава 1. Колониальный период (от открытий Колумба до 30-х годов XIX в.).
Глава 2. Экспедиции отправляются в путь: от Джона Стефенса до Аль­
фреда Моудсли (1840-1900 гг.).
Глава 3. Становление полевой археологии (1900-1945 гг.).
Глава 4. Возвращенные цивилизации: от ольмеков до тольтеков (1945—
1960 гг.).

8
ПРЕДИСЛОВИЕ. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Глава 5. Археологи объясняют прошлое: культурно-историческая школа и
«новая археология» (1960-1980 гг.).
Глава 6. Новые горизонты мезоамериканской археологии (1980—
2000-е гг.).
Глава 7. Отечественные ученые о доколумбовой Мезоамерике.
ВВЕДЕНИЕ

Д о открытий Колумба жители Старого Света вряд ли вообще подозре­


вали о том, что за просторами двух величайших океанов - Тихого и Атлан­
тического - в Западном полушарии обитает еще значительная часть рода
человеческого.
Народы и племена индейской Америки, отделенные громадными водны­
ми преградами от остального мира, шли через века и эпохи подобно далекой
планете, двигающейся по своему особому пути в звездных сферах Вселен­
ной. Античная и средневековая Европа и гордящийся своей тысячелетней
мудростью Восток не оставили в анналах истории ни одного упоминания о
таинственных землях на западе и их краснокожих обитателях. Сами же або­
ригены Нового Света за редким исключением не имели соответствующих
летописей и хроник, по которым можно было бы восстановить их прошлое.
А наивысшие культурные достижения цивилизаций ацтеков, майя и инков
были насильственно уничтожены в XVI веке европейскими завоевателями.
Таким образом, немые руины и черепки глиняной посуды - едва ли не
единственный полноценный источник, по которому мы можем сейчас судить
об истории доколумбовой Америки. Отсюда необычайно важная роль архео­
логии в изучении древностей индейцев. По словам одного исследователя из
США, «история Нового Света до испанского завоевания должна быть напи­
сана главным образом с помощью лопаты».
Американская археология в отличие от своей сестры в Старом Свете с
самого начала была только археологией, а не придатком к исследованиям
античной культуры или вспомогательной дисциплиной к искусствоведче­
ским и филологическим изысканиям. У американских археологов в боль­
шинстве случаев не было никаких письменных источников, касающихся
доколумбовой истории индейцев. Поэтому их единственным, но неисчер­
паемым «источником» стал весь двойной Американский континент, до пре­
дела насыщенный самыми разнообразными археологическими памятника­

10
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕ30АМЕРИКАНСК0Й АРХЕОЛОГИИ
ми. Медленно, шаг за шагом, углублялись ученые в этот гигантский музей
древностей. Они раскапывали безымянные поселки и города. Искали среди
лесов, пустынь и гор следы давно забытых культур и цивилизаций. С по­
мощью других наук - от геологии и физики до этнографии и лингвистики -
научились по крупицам собирать разнообразную и объективную информа­
цию о древностях. И только теперь, благодаря упорному труду нескольких
поколений ученых мы, наконец, начинаем понимать, какой богатой и яркой
была история доколумбовой Америки. Только теперь удалось осознать, ка­
кую важную роль играет американский археологический материал во всех
общих теоретических концепциях о прошлом человечества.
В действительности, Новый Свет представляет собой уникальную исто­
рическую лабораторию, поскольку процесс развития местной культуры про­
исходил здесь почти в полной изоляции, но непрерывно, начиная от эпохи
верхнего палеолита (30000-20000 лет назад) и до европейского завоевания в
XVI в. н.э. Таким образом, в Новом Свете представлены почти все основные
эпохи истории человечества: от первобытных охотников на мамонтов и до
строителей первых городов - центров архаических государств и цивилиза­
ций. И уже простое сопоставление пути, пройденного коренным населением
Америки в доколумбову эпоху, с основными вехами истории Евразии, дает
для выявления общеисторических закономерностей необычайно много.
Но и это еще не все. В отличие от многих своих коллег в Старом Свете
исследователь древней Америки имеет одно важное преимущество: для ин­
терпретации своих «бессловесных» археологических находок он может ши­
роко использовать этнографические данные об американских индейцах. Из
многочисленных свидетельств первооткрывателей Нового Света, официаль­
ных донесений, отчетов миссионеров, красочных описаний путешествен­
ников, этнографических наблюдений ученых (напомню, что на территории
США окончательное вытеснение «краснокожих» с их исконных территорий
и гибель их традиционного уклада жизни произошли лишь во второй поло­
вине XIX в., т.е. буквально «на глазах» у зародившейся уже в то время эт­
нографической науки, а в Мексике многие индейские общины в удаленных
уголках страны до сих пор бережно сохраняют культуру и верования своих
далеких предков) археолог может выбрать близкую этнографическую «мо­
дель» почти для любой из изучаемых им древних культур.
Однако, американская археология - это не только экспедиции и раскопки,
напряженный и тяжелый труд в жару и холод, грязь и пыль; это не только
руины дворцов, пирамиды, гробницы и черепки. Это, прежде всего, борьба
11
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

и развитие различных представлений, концепций, идей. И за каждой из них


стояли живые люди. Конкистадоры и путешественники, монахи и солда­
ты, колонисты и государственные служащие, коллекционеры древностей
и профессиональные ученые - все они, начиная с первых лет после офи­
циального открытия Америки в 1492 году и по сей день, вносили и вносят
свою посильную лепту в развитие науки, изучающей настоящее и прошлое
индейцев - в американистику. Несколько слов о своих предшественниках.
В отличие от других областей Нового Света, история археологических ис­
следований в Мезоамерике нашла в общих чертах свое освещение в целом
ряде статей и в двух специальных монографиях: I. Bernal “A History of
Mexican Archaeology. The Vanished Civilizations of Middle America», London,
1980; G.R. Willey and J.A. Sabloff “A History of American Archaeology”, San
Francisco, 1974 (второе издание 1980). Однако, первая из них, принадлежа­
щая перу известного мексиканского археолога Игнасио Берналя, рассказы­
вает лишь об археологическом изучении Мексики (а это - хотя и главная
часть Мезоамерики, но отнюдь не вся ее территория; помимо Мексики, в
Мезоамерику в древности входили еще и такие латиноамериканские госу­
дарства, как Гватемала, Белиз и, частично, Сальвадор и Гондурас) и, кроме
того, содержание книги И. Берналя ограничивается временем от конкисты
и только до 1950 г. Вторая монография (авторы - выдающийся археолог-
американист из США Гордон Р. Уилли и, более молодой, но уже известный
исследователь из той же страны - Джереми А. Саблов) посвящена более
широкой теме - истории всей американской (но, в значительной мере, се­
вероамериканской) археологии, так что Мезоамерика занимает в работе по­
четное, но довольно ограниченное по объему место. Да и кончается даже
второе издание этой книги 1980 годом, т.е. периодом, отстоящим от нас поч­
ти на тридцатилетие. Все вышесказанное позволяет считать предлагаемую
работу вполне актуальной, а ее автор вправе рассчитывать на внимание к
ней широкого круга читателей и, прежде всего, студентов исторических фа­
культетов вузов России.
Откровенно говоря, браться за написание общей работы по истории ме­
зоамериканской археологии - очень рискованное предприятие для любо­
го, самого информированного специалиста. Новые открытия и факты нака­
пливаются здесь с такой быстротой и в таких грандиозных масштабах, что
их не успевают систематизировать и обобщать даже большие коллективы
ученых. Да и сам предмет изучения - необычайно многообразен и непо­
вторим: древняя Мезоамерика представлена в археологических материалах,
12
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
охватывающих практически всю историю человечества - от первобытных
охотников и собирателей верхнепалеолитического типа (30-10 тысяч лет на­
зад) и до создателей древних городских цивилизаций, аналоги которым мы
можем найти на самых ранних этапах развития государств Древнего Вос­
тока (Шумер, Египет эпохи «номов» и Древнего царства и др.). Поэтому,
задача отбора и организации в какую-то четкую систему столь гигантской
по объему и столь разнообразной информации нередко останавливала на
полпути даже самые блестящие умы в области американистики (например,
Хосе Лоренсо - Мексика; Ричард Адамс, Дж. Э. Томпсон, М.Д. Ко и др. -
США; Т. Джойс - Англия и т.д.).
Огромные трудности вызывает и выбор четкой системы классификации
и упорядочения имеющегося материала. Не могу признать особо удачны­
ми такие определения периодов развития мезоамериканской археологии,
как «Спекулятивный» (1492-1840 гг.), «Классификационно-Описательный»
(1840-1914 гг.), «Классификационно-Исторический» (1914-1940 гг.) или
«Объяснительный» период (1960- ?), которые предложены в целом пре­
восходной книге Гордона Р. Уилли и Джереми А. Саблова [G.R. Willey,
J.A. Sabloff, 1974, 1980]. Не меньшее удивление вызывает также и то, что
столь компетентный исследователь, как Игнасио Берналь (Мексика) в сво­
ей уже упоминавшейся монографии [I. Bernal, 1980] разделил единый, по
сути, самый продолжительный период в истории мексиканской археологии
(1492-1825 гг.) на четыре отдельных этапа или главы, называя их хлестки­
ми, но малосодержательными терминами: Глава I «Происхождение амери­
канских индейцев: спекуляции и споры»; Глава II «Великолепные дворцы и
люди, открывшие их» (1520-1670 гг.); Глава III «Исследования в архивах»
(1670-1750); Глава IV «Эпоха Разума» (1750-1825).
Поэтому, вполне естественно, что не удовлетворившись уже существую­
щими классификациями, я предлагаю здесь свою собственную периодиза­
цию истории мезоамериканской археологии, где вполне объяснимые хроно­
логические деления сочетаются с определенной смысловой (содержатель­
ной) нагрузкой. Эта периодизация во многом определяет и всю структуру
книги. Каждый крупный период в истории мезоамериканской археологии -
это отдельная глава. Следует отметить, что хотя рассмотрение археологи­
ческих памятников и история их изучения даются в предлагаемой работе
зля всей Мезоамерики в целом, нужно помнить, что в действительности в
пределах обширной мезоамериканской территории вполне определенно вы­
деляются две особые культурно-географические зоны - Центральная Мекси­
13
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕ30АМЕРИКАНСК0Й АРХЕОЛОГИИ
ка с прилегающей к ней Оахакой (горные области) и зона культуры майя (по
большей части - равнинные лесные области). Каждая из этих зон имела свои
особенности в культурно-историческом развитии, свой набор характерных
археологических памятников и, тем самым, и свою специфику в истории ис­
следования местных древностей.
Отчетливо понимая, что в ограниченных рамках сравнительно неболь­
шой работы невозможно дать полную библиографию по теме, я, тем не ме­
нее, попытался включить в прилагаемый по главам список литературы поч­
ти все важнейшие публикации по истории мезоамериканской археологии,
вышедшие в свет до конца 90-х годов XX века.
И, наконец, последнее: говоря об истории мезоамериканской археоло­
гии, необходимо, на мой взгляд, объяснить содержание самого термина
«Мезоамерика».
Особая культурно-географическая область - Мезоамерика - это север­
ная ветвь зоны высоких цивилизаций Нового Света в доколумбову эпоху.
Территориально она включает в себя Центральную и Южную Мексику, Гва­
темалу, Белиз, а также западные районы Сальвадора и Гондураса. В этой
области, отличающейся необычайным разнообразием природных условий и
пестрым этническим составом, в конце I тысячелетия до н.э. появились пер­
вые государства, что сразу же выдвинуло местных индейцев в число наибо­
лее развитых народов древней Америки.
Следует, также отметить, что на протяжении тех полутора-двух тысяч
лет, которые отделяют появление первых индейских цивилизаций от испан­
ского завоевания, границы Мезоамерики безусловно претерпевали значи­
тельные изменения. Так, в I тысячелетии н.э. (в «Классический период») в
зону высоких культур Мезоамерики не входили Западная и Северо-Западная
Мексика. Северная граница цивилизации проходила тогда по р. Дерма и
практически совпадала с северными рубежами культуры Теотихуакана. Юж­
ные пределы Мезоамерики были одновременно (в тот же «Классический пе­
риод») и южной границей цивилизации майя: она проходила от Атлантиче­
ского побережья по р. Улуа (Западный Гондурас) и по р. Лемпа (Западный
Сальвадор), впадающей в Тихий Океан. В X в. н.э., после краха основных
центров классических цивилизаций майя, сапотеков, теотихуаканцев и др.
общая культурно-историческая ситуация в Мезоамерике претерпевает зна­
чительные изменения. На западе Мексики возникает сильное государство
тарасков. Могущественная держава тольтеков (IX-XII вв. н.э.) осуществля­
ет успешную экспансию на север и северо-восток Мексики, раздвигая тем
14
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
самым общие границы Мезоамерики. Одновременно, наблюдается явное
усиление миграционных потоков из центральных и южных мезоамерикан-
ских районов вдоль тихоокеанского побережья на юг - в Центральную Аме­
рику, а именно - в Сальвадор, Гондурас, Никарагуа и Коста-Рику. На одних
территориях эти пришельцы сливаются с местным населением, привнеся
в его среду отдельные элементы своей более высокой культуры, на других
они образуют изолированные «мезоамериканские» анклавы. Именно дан­
ные события сравнительно поздних («пост-классических») времен и позво­
лили Г. Уилли включить в пределы Мезоамерики даже такие отдаленные
территории, как тихоокеанское побережье Никарагуа и Коста-Рики.
Мезоамериканская археология - наука еще сравнительно молодая. Соб­
ственно говоря, настоящие раскопки начались в Новом Свете лишь в начале
двадцатого века, то есть каких-нибудь сто с небольшим лет назад. Стоит ли
удивляться, что прошлое этой части Америки известно нам пока крайне не­
достаточно. В археологических знаниях до сих пор зияют огромные лакуны.
Тысячи забытых городов, поселений и могильников еще ждут своего иссле­
дователя. Поэтому, вполне естественно, что доколумбова Мезоамерика во
многом остается еще таинственной и непознанной землей - «терра инкогни-
та». Бесчисленные загадки и вопросы ждут здесь еще своего решения. Не­
обходимо напомнить и такой важный факт. Если древнейшие цивилизации
Старого Света в большинстве своем умирали постепенно, передавая значи­
тельную часть созданных ими культурных ценностей потомкам и соседям,
то цивилизации американских индейцев оказались обезглавленными одним
беспощадным ударом в самом расцвете своих сил. Как сказал когда-то из­
вестный немецкий философ Оскар Шпенглер, «эта история (доколумбовой
Америки - В.Г.) дает единственный в своем роде пример насильственной
смерти цивилизации. Она не угасла сама по себе, никто не глушил и не
тормозил ее развития - ей нанесли смертельный удар в пору ее расцвета, ее
уничтожили грубо и насильственно, она погибла, как подсолнух, у которого
случайный прохожий сорвал головку». И, таким образом, многие бесценные
культурные достижения мезоамериканских индейцев погибли мгновенно
и без следа, лишив последующие поколения своего благотворного воздей­
ствия.
Не прибавляют особой ясности в понимании далекого прошлого Ново­
го Света и многочисленные измышления дилетантов, мистиков, любителей
дутых сенсаций, сторонников «исчезнувших племен и затонувших матери­
ков». Именно их усилиями вместо реального решения целого сонма дей­
15
ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

ствительно существующих проблем, касающихся древней истории Амери­


ки, ежедневно рождаются новые.
Проблемы, загадки, вопросы - они окружают нас в Новом Свете бук­
вально на каждом шагу. Вот что писал, например, глядя на громады древ­
них пирамид Теотихуакана, известный в 30-е годы XX в. немецкий журна­
лист Эгон Эрвин Киш: «Есть ли на свете какой-нибудь другой клочок земли,
история которого была бы столь же темна и непонятна? Где еще все ваши
вопросы так неизменно оставались бы без ответа? Какое чувство берет в
нас верх: восхищение или замешательство?».
Да, этот забытый мир некогда могущественных царств, священных горо­
дов и гигантских пирамид, с его развитыми искусством, литературой и фи­
лософией - с одной стороны, и технологией каменного века - с другой, все
еще действительно остается для нас загадкой. До сих пор неизвестно, кто
были сами индейцы, когда именно пришли их предки в Америку? Откуда?
Не объяснены пока до конца и другие важные вопросы. Каким образом при­
митивные охотники на мамонтов смогли овладеть навыками земледелия? Где
искать истоки древнеамериканских цивилизаций? Как ухитрились индейцы
изобрести письменность и календарь, каменную архитектуру, металлообра­
ботку? Что вызвало к жизни блестящую цивилизацию майя в самом сердце
влажных тропических джунглей и что погубило ее в конце I тысячелетия
н.э.? И список этих вопросов бесконечен. Но наука не стоит на месте. За по­
следние десятилетия сделано немало выдающихся открытий .Предлагаемая
книга и знакомит читателей с достижениями ученых-американистов в об­
ласти познания прошлого доколумбовой Мезоамерики. В ней представлена
целая плеяда талантливым профессиональных исследователей, энтузиастов,
путешественников и просто любителей старины, благодаря усилиям которых
за сравнительно небольшой срок удалось воссоздать в общих чертах гранди­
озную панораму погибших мезоамериканских культур и цивилизаций.

16
ГЛАВА 1

КОЛОНИАЛЬНЫЙ ПЕРИОД
(ОТ ОТКРЫТИЙ КОЛУМБА
ДО НЕЗАВИСИМОСТИ: 1492-1 830-е ГОДЫ)

ПОДВИГ КОЛУМБА

« Б ы л а полночь 11 октября 1492 года. Еще каких-нибудь два часа - и


совершится событие, которому суждено изменить весь ход мировой исто­
рии». Так, американский историк Дж. Бейклесс описывает волнующий миг,
предшествующий открытию Америки Колумбом.
А началось все чуть больше двух месяцев назад. Три небольших кора­
бля - «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» отправились в путь из порта
Палое (атлантическое побережье Испании) 3 августа 1492 года. Около 100
человек команды, самый минимум продовольствия и снаряжения. Но во
главе этой экспедиции стоял незаурядный человек, одержимый смелой
мечтой - пользуясь шарообразностью Земли, пересечь с востока на запад
Атлантику и добраться до богатых царств Индии и Китая. Его звали Хри­
стофор Колумб (испанский вариант - Кристобаль Колон). Он был урожен­
цем Генуи и находился в то время на службе у испанского короля.
Два месяца тяжелейшего плавания по необъятным океанским просторам.
Последний клочок суши - Канарские острова - остался за кормой ровно 33
дня назад. Казалось, морской пустыне не будет конца. На исходе были запасы
продовольствия и пресной воды. Люди устали. Часами не сходивший с капи­
танского мостика адмирал (Колумб) все чаще слышал возгласы недовольства
и угрозы со стороны матросов. Но теперь самое трудное позади. Все признаки
говорили о близости желанной земли: многочисленные стаи птии, ггосшдыаав-
шие зеленые ветви деревьев и палочки, явндовДОКанны&вувди ^хиавеш
17
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

«В ту ночь капитан Мартин Пинсон на «Пинте» шел впереди малень­


кой флотилии, а вахтенным на носу судна был матрос Родриго де Триана.
Именно он и увидел первым землю, вернее, отблески призрачного лунно­
го света на белых песчаных отмелях. «Земля! Земля!» - закричал Родриго.
И через минуту гром орудийного выстрела возвестил о том, что Америка
открыта...»1.
На следующий день, 12 октября 1492 года, в пятницу, Христофор Колумб
высадился на берег небольшого острова Гуанахани (Сан-Сальвадор), вхо­
дившего в группу Багамских островов, и объявил его владением Испании.
Открытие «Западных Индий» началось. И хотя в то знаменательное утро
12 октября 1492 года жизнь огромного двойного Американского континен­
та внешне ничем не была нарушена, появление трех испанских каравелл в
теплых водах Карибского моря означало, что история Америки вступила в
новую, полную драматических событий эру.
Сам Колумб полагал, что он находится где-то у побережья Индии и по­
этому назвал людей, встреченных им на Гуанахани и других Антильских
островах, «индейцами». И это название сохранилось за американскими або­
ригенами даже после того, как была доказана ошибка великого итальянца:
ведь он открыл не Индию, а совершенно новый материк.
В ходе первого плавания были открыты и частично исследованы два
больших острова - Куба и Гаити. Однако «несметных азиатских сокро­
вищ» - золота, пряностей и драгоценных камней - найти там не удалось.
Правда, местные жители охотно отдали испанцам несколько безделушек из
низкопробного золота за зеркальца и стеклянные бусы.
Возвращение Колумба в Испанию 15 марта 1493 года стало для него под­
линным триумфом. Он был обласкан королевской четой и наделен многими
наградами и пышными титулами. Ведь ему удалось доказать главное - за
просторами Атлантики лежат неизвестные ранее и, возможно, богатые зем­
ли, населенные странными краснокожими людьми.
«Адмирал Моря-Океана» совершил еще три плавания в «Западные Ин­
дии» (последнее в 1504 году) и открыл множество других островов и часть
атлантического побережья Центральной Америки. Но и здесь Колумбу не
было удачи: «азиатские» богатые царства так ему и не встретились. В итоге
уже старый и больной мореплаватель по возвращении на родину встретил
самый холодный прием со стороны королевского двора, впал в немилость и
умер в бедности и забвении в городе Вальядолиде 20 мая 1506 года2.

18
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

НАЧАЛО СПОРА. ДИКИЕ ТЕОРИИ

Первое время открытые Христофором Колумбом земли называли «остро­


вами», потом - «Индиями», как этого и хотел первооткрыватель Нового Све­
та. Однако уже в 1505 году, после двух своих путешествий к берегам Бра­
зилии итальянец Америго Веспуччи с уверенностью объявил: «Мы можем
справедливо называть Новым Светом ... континент (курсив мой - В .Г ),
более густо населенный людьми и обильный животными, нежели наша Ев­
ропа, Азия или Африка...».
Идеи Веспуччи были по достоинству оценены лишь одним из его совре­
менников - немецким картографом М.Вальдзеемюллером. В своем фунда­
ментальном труде «Введение в космографию» (1507 г.) он назвал открытые
в Западном полушарии земли «Америкой» - в честь Америго Веспуччи, по­
скольку именно карты, составленные Веспуччи, подсказали ему идею о су­
ществовании нового материка. Правда испанцы еще долго называли свои за­
морские владения «Индиями», или «Западными Индиями», а коренных их
жителей - «индейцами», хотя историческое заблуждение Колумба, считавше­
го, что он открыл часть побережья Восточной Азии (Индия, Китай, Япония),
было рассеяно довольно быстро. В 1513 г. Васко Нуньес де Бальбоа открыва­
ет Тихий океан, а в 1519-1521 гг. Фернан Магеллан совершает первое кругос­
ветное плавание. Выяснилось, что на западе, также как и на востоке, Америку
отделяет от остальных частей света огромное водное пространство.
Это открытие сразу же вызвало множество догадок по поводу проис­
хождения американских индейцев. Были ли они исконными обитателями
континента? Если нет, то откуда они пришли? Каким образом пересекли
океаны? «Когда посланцы Европы, - писал американский историк Уильям
Прескотт, - добрались до берегов Нового Света, то это было так, словно они
ступили на другую планету... Все здесь было непохоже на привычные им
картины... Незнакомые растения и животные. Да и местный человек, по­
велитель природы, был также необычен по внешнему виду, языку и обще­
ственному устройству. И пораженные увиденным, европейцы нарекли толь­
ко что открытые земли Новым Светом...»3.
К тому времени, когда европейские мореплаватели впервые появились у
берегов Америки в конце XV века, этот огромный двойной континент, вклю­
чая острова Вест-Индии, был населен множеством индейских племен и на­
родов, и по оценкам современных ученых, общая их численность составля­

19
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

ла несколько десятков миллионов человек. Аборигены либо вели жизнь бро­


дячих охотников, рыболовов и собирателей, либо занимались примитивным
земледелием. Лишь в двух областях - в Мексике и Перу - испанцы встре­
тили высокоразвитые цивилизации, увидели многолюдные города с велико­
лепными дворцами и храмами, сложившиеся государственные структуры с
чиновничеством, судьями, профессиональными солдатами.
Итак, совершенно неожиданно, в конце XV века произошла встреча двух
совершенно разных и чуждых миров - европейского и американского. И,
при этом, их представители в первое время испытали при своих контактах
настоящий шок, глубочайшее нервное потрясение и, что самое главное, яв­
ное непонимание друг друга. «Порядки, верования, обычаи, быт индейцев
были непонятны испанским завоевателям. Все увиденное в Америке тре­
бовало соответствующего глубокого философского объяснения. Правильно
понять и оценить американскую действительность представителям Старо­
го Света во многом мешали ошибочные стереотипы и предрассудки, в изо­
билии бытовавшие тогда в Европе. Каких только нелепых измышлений о
коренных обитателях Западного полушария не встречаем мы в европейской
литературе XVI века: от отголосков античных мифов о «беспечном и весе­
лом дикаре», живущем в праздности и довольстве на лоне пышной тропиче­
ской природы, до прямого отождествления индейцев со «слугами дьявола»,
«недочеловеками», животными, лишенными души»...»4.
Сторонники этой последней точки зрения (особенно много было их сре­
ди конкистадоров) обрекали аборигенов либо на полное уничтожение, либо
на пожизненное рабство. Достаточно хотя бы бегло ознакомиться с личными
свидетельствами этих «рыцарей конкисты» (письма Кортеса и Альварадо,
хроника Берналя Диаса дель Кастильо и др.), чтобы понять: для них индеец
был всего лишь охотничьей добычей, своеобразным дополнением к мест­
ному пейзажу или же досадным препятствием на пути к богатствам индей­
ских правителей. Явно негативное отношение существовало первоначально
у многих конкистадоров и ко всему тому, что было создано индейцами в
материальной и духовной сферах культуры. Когда же европейцы обнаружи­
вали явные следы высоких цивилизаций - большие города, каменную архи­
тектуру, скульптуру, фресковую живопись, иероглифические книги, разви­
тый календарь - они без колебаний решали: полуголые язычники-индейцы
не могли сами создать все это, и, значит, корни упомянутых культур нужно
искать в Старом Свете.

20
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Поскольку знания европейцев XVI-XVII вв. о древних культурах земно­
го шара были весьма ограничены, для объяснения американского феномена
были привлечены все имевшиеся под рукой источники и, конечно, в пер­
вую очередь, Библия. Но в этой почтенной книге относительно краснокожих
обитателей Нового Света не говорилось ничего.
Поэтому индейцев можно было считать кем угодно - «порождением дья­
вола» или даже обезьянами. И подобные взгляды сполна оправдывали пора­
бощение и жестокую эксплуатацию коренного населения Америки. Однако,
вскоре католическая церковь и испанский король, обеспокоенные быстрым
сокращением числа своих новых подданных, отвергли идею об индейцах
как о «недочеловеках». Большую роль сыграла здесь и специальная булла
папы Павла III от 9 июня 1537 г., объявившая всех индейцев истинными
людьми, вполне достойными принять лучезарный свет христианской веры.
В то же время (30-е-40-е годы XVI в.) францисканский монах Бартоломе де
JIac Касас с негодованием выступил против зверств и насилий европейских
завоевателей, призвав власти и церковь уважать человеческое достоинство
аборигенов Америки.

ДЕСЯТЬ ИСЧЕЗНУВШИХ КОЛЕН ИЗРАИЛЕВЫХ»

Авторы первых гипотез о происхождении индейцев и не подозревали о


том, что сходные обычаи или черты культуры могут появиться у разных на­
родов независимо друг от друга. Для них каждый такой случай сразу же ста­
новился бесспорным доказательством реальных исторических связей. Ран­
ние историки и богословы, благодаря Библии, лучше всего знали культуру
древних иудеев. И когда некоторые их обычаи и верования, считавшиеся до
того уникальными, удалось якобы обнаружить и у американских индейцев,
в церковных кругах разразилась настоящая буря. Одна догадка сменяла дру­
гую. И, наконец, в XVI в. монах Бартоломе де Лас Касас выдвинул идею о
переселении в Новый Свет исчезнувших «десяти колен Израилевых». В Вет­
хом Завете сказано, что после разгрома Израильского царства ассирийцами
в VIII в. до н.э., некоторые израильские племена куда-то исчезли и с тех пор
не упоминались больше в анналах истории. Казалось бы, что здесь примеча­
тельного: разве нам мало известно примеров гибели и исчезновения с лица
земли целых народов и цивилизаций под ударами жестоких завоевателей. Но
дело оказывается вовсе не в этом: по глубокому убеждению некоторых авто­

21
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
ров, племена Израилевы вовсе не исчезли, а каким-то таинственным образом
добрались до берегов Нового Света еще в I тысячелетии до н.э. И, конечно
же, именно им было приписано создание тех высоких цивилизаций, с кото­
рыми столкнулись в XVI веке европейские завоеватели. Более того, «пле­
мена Израилевы» вполне серьезно рассматривались как непосредственные
родоначальники коренного населения Америки - индейцев.
Приверженцы этой абсурдной гипотезы утверждали, что в ранних ис­
панских хрониках, касающихся Нового Света, сохранились убедительные
доказательства влияния Библии на верования аборигенов доколумбовой
Мексики. Стоило, например, католическим монахам узнать, что у древних
майя существовало предание о потопе, как его тотчас же сопоставили с из­
вестной библейской легендой. В храмах майя были найдены изображения
каменных крестов, которым поклонялись индейцы. Жрецы мексиканского
бога Кецалькоатля вроде бы проповедовали многие христианские догмы и
выступали против обряда человеческих жертвоприношений. А индейцы-
миштеки из горной Оахаки (Мексика) знали, оказывается, и о распятии
Христа. Изображение этой сцены, правда сделанное на свой лад, встречает­
ся в некоторых доиспанских манускриптах. Ну разве все это не яркое дока­
зательство благотворного влияния «священной земли» Востока?
Легенды о великом потопе распространены почти повсеместно (кроме,
может быть, Африки). Однако, общее в них - только сама идея потопа. Все
остальное - различно, и не только в деталях, но и по существу. В одной
легенде потоп возникает случайно. В другой - как следствие божьего гне­
ва. В третьей он оказывается результатом столкновения двух небесных тел.
Спасались от потопа тоже по-разному: на лодке, на высоком дереве или на
горе. Этот сюжет (о потопе) и по сей день служит основой для разного рода
фантастических спекуляций.
Таким образом, в первые годы после конкисты предков индейцев чаще
всего искали среди различных семитских народов Старого Света. Католиче­
ские авторы, выполняя волю папы римского и короля Испании, стремились
всеми способами доказать, что аборигены Америки - прямые потомки сы­
новей Ноя. И не беда, если порой не хватало убедительных доводов - до­
статочно было отождествить Перу с библейской страной Офир и объявить
о том, что флот царя Соломона побывал в Америке чуть ли не за 2000 лет
до Колумба. Иудейское происхождение американских индейцев еще в XVIII
веке считалось в Европе и США чуть ли не аксиомой.

22
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Уже в XIX веке английский вельможа - лорд Кингсборо вновь обратился
к этой «затасканной» идее. Он собрал и опубликовал в девяти огромных то­
мах «Мексиканских древностей» множество бесценных индейских рукопи­
сей и документов доколумбовой эпохи. Но все его старания найти сколько-
нибудь убедительные доказательства связей между древними культурами
Центральной Америки и Израиля ни к чему не привели. Истратив на эти
бесплодные изыскания все свое огромное состояние, Кингсборо очутился в
долговой тюрьме Дублина, где и умер от сердечного приступа.

АТЛАНТИДА

Не меньшей популярностью пользовалась у многих ранних историков и


так называемая «атлантическая теория», согласно которой истоки всех вы­
соких цивилизаций древности следует искать на Атлантиде - огромном ска­
зочном острове, исчезнувшем в океанской пучине после какой-то природ­
ной катастрофы. Эта гипотеза основывалась на свидетельствах греческого
философа Платона. Но, создавая в IV в. до н.э. эту красивую легенду, он
вряд ли полагал, что столетия спустя ею воспользуются для решения мно­
гих загадок истории. И когда была открыта Америка и обнаружены чудеса
поверженных индейских цивилизаций, миф об Атлантиде тотчас же вновь
всплыл на поверхность. Атлантида была объявлена родиной всех высоких
доколумбовых культур Нового Света. И первыми с пропагандой этой идеи
выступили в XVI веке испанский историк Овьедо и итальянский поэт Фра-
косторо. В XVIII веке известный английский философ Ф.Бэкон в трактате
«Новая Атлантида» вновь отождествил этот сказочный остров с Америкой.
Верили в Атлантиду и такие великие умы своего времени, как Вольтер и
Монтень.
Стоит ли говорить, что до сих пор не было и нет никаких геологических,
исторических или археологических данных, доказывающих существование
в Атлантическом океане большого острова или материка напротив Геркуле­
совых Столбов (Гибралтара). Тем не менее, легенда об Атлантиде - родине
всей человеческой цивилизации (в том числе и древнеамериканской) - живет
и процветает и по сей день. «И вот с этой Атлантидой, - пишет известный
археолог из США Роберт Уокоп, - чаще всего связывают историю древних
культур Америки. Но поддается ли эта гипотеза проверке? Ведь Атлантида -
не существующий ныне континент. И о ее культуре ученые ничего сказать не

23
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
могут. Речь идет о суше, погрузившейся в морскую пучину. Вещественных
свидетельств ее прошлого, конечно, не существует в природе, да и источники
(если к этой категории можно отнести диалоги Платона) очень скудны. Не
удивительно, что описания Атлантиды так фантастичны, а судьбы этой мифи­
ческой земли так привлекают внимание художников, писателей и поэтов»5.
Предположение о том, что происхождение американских индейцев свя­
зано, прежде всего, с Азией и, притом, с северо-восточной ее частью, было
впервые высказано в 1590 г. испанским монахом Хорхе де Акостой в его
пространном труде «Естественная и моральная история Индий». Он счи­
тал, что Америку заселили из Азии по суше (вернее, по сухопутному пере­
шейку) медленно кочующие группы первобытных охотников на крупных
стадных животных. Правда, произошло это, по его мнению, всего лишь за
2000 лет до испанского завоевания Нового Света. Эта гипотеза тем более
примечательна, что в то время географические представления европейцев о
северо-восточных областях Азии и северо-западе Америки были еще прак­
тически равны нулю.
Однако, уже в XVII веке (1648 г.) англичанин Томас Гейдж заявил, что
Новый Свет был первоначально заселен людьми, пришедшими с северо-
востока Азии через район Берингова пролива. Он был также одним из пер­
вых, кто отметил расовое (физическое) сходство между американскими ин­
дейцами и монголоидными племенами Азии, что явно свидетельствовало в
пользу его гипотезы.
Тогда же, в XVII веке, голландец Иоганнес де Лает в качестве основного
ядра первоначальных азиатских переселенцев в Америку назвал скифов6.

ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ СТАРОГО СВЕТА


И ДОКОЛУМБОВА АМЕРИКА

В XVI-XIX веках некоторые ученые упорно искали истоки доколумбо­


вых американских цивилизаций в культурах Древнего Востока и Средизем­
номорья. Именно тогда была выдвинута гипотеза о проникновении в Новый
Свет египетских, финикийских, карфагенских, греческих и римских море­
плавателей, основанная на свидетельствах современников о высоком море­
ходном искусстве этих народов, а также на туманных сообщениях древних
авторов о далеких путешествиях на запад, в Атлантику, за пределы «Стол­
бов Геркулеса».

24
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
В 1748 г. на острове Корву (Азорские острова) был найден кувшин
с карфагенскими монетами IV в. до н.э., что служит несомненным дока­
зательством пребывания там карфагенских мореходов. Но это и был, по-
видимому, тот предел, которого они смогли достичь на западе. «Если тем
не менее часто высказывалось мнение, что финикийцы, карфагеняне или
другие народы-мореплаватели достигали Америки, - пишет известный не­
мецкий ученый Рихард Хенниг, - то это следует считать плодом чистейшей
фантазии. Правда, в древности, как и теперь, каботажные и океанские суда
относились штормами далеко на запад. Но жертвы кораблекрушений ни в
коем случае не могли сами найти дорогу или подать весточку о своей судьбе
на родину»7.
Неоднократно делались попытки представить и «материальные доказа­
тельства» ранних связей Старого и Нового Света. Я имею в виду многочис­
ленные находки «финикийских» и «египетских» вещей на американском
континенте. Печальной известностью пользуются камень с финикийской
надписью из Параибе (Бразилия) и огромная статуя финикийской богини,
выкопанная в штате Нью-Йорк (США) в 1869 г. Обе эти подделки были пол­
ностью разоблачены специалистами. Наиболее предприимчивые любители
сенсаций часто использовали для своих «открытий» и подлинные древние
вещи, вывезенные из Европы, Азии и Африки. Поэтому каждое подобное со­
общение требует критического подхода и тщательной научной проверки8.
Но вернемся к периоду первых контактов индейцев Мезоамерики и евро­
пейских завоевателей.

ВСТРЕЧА ДВУХ МИРОВ И ДВУХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Следует особо отметить тот факт, что с самого начала конкисты (1519—
1540-ые гг.) и до получения независимости в XIX в., т.е. почти на целых
300 лет Мезоамерика, как и все испанские колониальные владения в Новом
Свете, оказалась практически в полной изоляции от внешнего мира. Доступ
туда имели только испанцы, а остальным европейцам появление в колониях
Испании было категорически запрещено. Таким образом, на протяжении
всего первого (колониального) периода в истории мезоамериканской архео­
логии изучением прошлого местных индейцев занимались только испанцы
или же представители других европейских народов, находившиеся на служ­
бе у испанских властей (особенно, итальянцы).

25
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Вполне естественно, что первые сведения о древних цивилизациях Ме­
зоамерики и созданных ими памятниках архитектуры и скульптуры были
получены испанскими путешественниками и конкистадорами, открывшими
и завоевавшими эту богатейшую область Нового Света.
Первооткрывателем восточной части Мезоамерики (территория циви­
лизации майя на полуострове Юкатан) по праву считается испанский дво­
рянин Франсиско Эрнандес де Кордова. В 1517 г. три испанских каравеллы
отправились с Кубы на поиски новых островов для захвата индейцев-рабов,
так нужных для обработки плантаций в Вест-Индии. Однако, тропический
ураган отбросил корабли с намеченного курса далеко на запад. Когда же по­
года вновь установилась, начальник экспедиции обнаружил на горизонте не­
знакомую землю. Он удивился еще более, когда увидел на скалистом берегу
большой город, обнесенный стенами, с каменными храмами и дворцами. До
сих пор испанцы встречали на островах Карибского моря только полуголых
дикарей, живших в жалких хижинах из дерева и пальмовых листьев.
Кордова не отважился высадиться на сушу ввиду многочисленных при­
брежных рифов и стоявших на берегу толп индейцев в полном боевом об­
лачении.
Убравшись восвояси от этого негостеприимного места, флотилия Кордо­
вы в течение следующих 15 дней медленно плыла на юго-запад вдоль каме­
нистого побережья полуострова Юкатан. И повсюду испанцы видели много­
людные города и селения, хорошо возделанные сады и поля - то есть все
признаки высокоразвитой культуры. Наконец, близ майяского города Чам-
потон Кордова решил поближе познакомиться с местными индейцами, да и
запасы пресной воды требовали скорейшего пополнения. Хорошо вооружен­
ный отряд во главе с Кордовой высадился на илистый топкий берег в устье
какой-то полноводной реки, примерно в двух километрах от города. Но когда
испанцы стали наполнять пустые бочонки пресной водой, на них внезапно
напали тысячи индейских воинов. Закипела яростная битва. На первых по­
рах пришельцам удалось отбить натиск неприятеля благодаря огнестрельно­
му оружию - грохот и дым от залпа аркебуз и мгновенная непонятная смерть
сразу десятков воинов - на время сдержали натиск нападающих, заставив их
отступить. Но оправившись от первого шока (индейцы не сталкивались до
сих пор с огнестрельным оружием), майя засыпали испанцев тучами стрел,
дротиков и пращевых камней. После этого на чужеземцев двинулась плотны­
ми рядами целая армия разъяренных индейских воинов. Итог последующего

26
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
сражения был для испанцев весьма плачевным. Те из них, кто не пал на поле
боя и не был взят в плен, поспешно влезли в шлюпки и отплыли к стоявшим
на взморье кораблям. Разгром был полный. Из 110 солдат и матросов Кор­
довы 20 погибли, 2 попали в плен (и их индейцы тут же принесли в жертву
своим богам), а 50 человек получили весьма серьезные увечья и ранения.
С большим трудом, на двух уцелевших судах, экспедиция вернулась на
Кубу, где Кордова вскоре умер от полученных ран. Но дело было сделано.
Слух о богатых землях и многолюдных городах, лежащих всего в сотне-
другой километров к западу от кубинского мыса Сан-Антонио, мгновенно
разнесся среди испанских колонистов, и завоевание Мексики стало лишь
вопросом времени.
После еще одной разведочной экспедиции (1518 г.), возглавляемой Хуа­
ном де Грихальвой, испанцы добрались до восточных окраин могуществен­
ной империи ацтеков и наменяли там на свои безделушки много золота (в
Табаско). В 1521 г. Эрнан Кортес, хотя и не без труда, сломил сопротивле­
ние воинственных ацтеков и штурмом взял их почти неприступную столицу
Теночтитлан. В 1523-1525 гг. испанцы подчиняют себе Оахаку (государства
миштеков и сапотеков), горную Гватемалу (царства майя - киче, какчике-
лей, цутухилей и др.). В 1527-1546 гг. семейство испанских дворян Монтехо
(отец, сын и племянник - все они носили не только одну фамилию - Монте­
хо, но и одно имя - Франсиско), получив от короля Карла V соответствую­
щее разрешение, сумели после ожесточенной почти двадцатилетней борьбы
покорить полтора десятков государств майя на Юкатане. Завоевание основ­
ной части Мезоамерики таким образом к 60-м годах XVI века завершилась.
Настало время колонизации и освоения новых земель, разработки местных
природных богатств и, одновременно, порабощения и насильственной хри­
стианизации индейцев.
Именно тогда и началось изучение этого странного и непонятного для
европейцев мира язычников-индейцев на территории Мезоамерики, или
как ее назвали испанцы, Новой Испании. Вполне естественно, что для хри­
стианизации и успешного освоения столь громадной территории как Ме­
зоамерика, да к тому же региона, обладавшего высокой культурой, испан­
ским чиновникам, колонистам и служителям католической церкви нужно
было многое узнать о настоящем и прошлом покоренных аборигенов. И
весь парадокс состоит в том, что именно те люди, которые превратили в
руины роскошные дворцы индейских царей и пышные храмы языческих

27
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
богов, оставили нам, тем не менее, немало ценной информации этноистори-
ческого характера о доколумбовой Мезоамерике. Здесь следует упомянуть
официальные отчеты, письма, документы и хроники очевидцев и участни­
ков драматической эпопеи конкисты Мексики и Центральной Америки. На
первом месте здесь, бесспорно, стоят «Донесения» конкистадора № 1, побе­
дителя ацтеков, Эрнана Кортеса - это его пять писем императору Карлу V
(1519-1526 гг.). Упомянутый документ - важнейший исторический источ­
ник о завоевании Мексики, поскольку речь в нем идет о событиях, очевид­
цем и главным участником которых был сам автор. «В то же время, - пи­
шет известный российский латиноамериканист В.Б. Земсков, - некоторые
исследования последних лет поставили под сомнение многие эпизоды кон­
кисты в изложении ее руководителя. Это обстоятельство со всей очевидно­
стью вскрывает художественно-документальную природу писем Кортеса,
где не только отдельные исторические факты получили очень искаженную
субъективную трактовку, но оказалась намеренно выправленной фактиче­
ски вся версия событий. Причины, побуждавшие Кортеса действовать та­
ким образом, были связаны прежде всего с личными обстоятельствами - с
его положением «незаконного конкистадора» (конфликт с губернатором
Кубы Веласкесом)»9. Другим важнейшим источником по завоеванию Мек­
сики служит хроника «солдата» Берналя Диаса дель Кастильо - участника
похода Кортеса в страну ацтеков. Он прожил долгую и богатую событиями
жизнь (1492—1584 гг.) и незадолго до смерти написал свою версию событий
конкисты в виде хроники с претенциозным названием «Подлинная исто­
рия завоевания Новой Испании» (1568 г.)10. Обычно в специальной литера­
туре по историографии конкисты ученые, как зарубежные, так и, особенно,
отечественные любят противопоставлять фигуры Диаса и Кортеса, а так­
же содержание их письменных трудов, подчеркивая, что «простой солдат»
Диас отражал в своей хронике народный взгляд на конкисту и во многом
расходился в трактовке важнейших событий 1519-1525 годов с версией ари­
стократа - дона Кортеса. «Диас дель Кастильо, - отмечает В.Б. Земсков, -
простой солдат в отряде Кортеса, был человеком ограниченной культуры:
рукопись «Подлинной истории...» говорит о его малограмотности, а вос­
приятие Берналем событий завоевания Нового Света и индейцев не было
осложнено никакими философскими представлениями...»11. Честно говоря,
основной причиной написания «Подлинной истории» было возмущение
Диаса безудержным восхвалением заслуг одного лишь Кортеса в покоре­

28
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
нии государства ацтеков, которое он обнаружил при чтении хроники Лопе­
са де Гомары - личного капеллана и секретаря Кортеса.
Но главная причина, заставившая «старого солдата» взяться за перо - это
стремление доказать свои личные заслуги перед королевской властью при
завоевании Нового Света. Действительность, однако, не так прямолинейна.
Во-первых, Берналь Диас дель Кастильо отнюдь не был «простым солда­
том» и выходцем из народа. Он родился в городке Медина дель Кампо на
юге Испании в родовитой дворянской семье. Его отец был городским судьей
в родном городе Диаса. Берналь получил неплохое по тем временам образо­
вание: он умел хорошо писать и зачитывался модными тогда в дворянских
кругах рыцарскими романами. О знатном происхождении Диаса говорит
также его близкое родство с губернатором Кубы - доном Диего Веласкесом
(Берналь был племянником губернатора). Не выдерживает критики и миф о
«простом солдате». В ходе конкисты еще в экспедициях Кордовы и Грихаль­
вы Диас выступал в роли офицера (лейтенанта). Трудно поверить и в то, что
находясь возле Кортеса во время важнейших эпизодов завоевания Мексики,
Диас был только рядовым пехотинцем. Несмотря на некоторое расхождение
в деталях и недовольство по случаю распределения добычи и наград, Диас в
целом полностью повторяет ту версию событий конкисты, которую изложил
в своих письмах Кортес.
Не менее важны и свидетельства других очевидцев и участников заво­
евания Мексики испанцами в XVI веке. Это, прежде всего, воспоминания
самих конкистадоров - таких как Педро де Альварадо, Франсиско де Мон-
техо, Бернардино Васкеса де Тапиа, Педрариаса Давилы, «анонимного кон­
кистадора» и др.12 Конкистадоров сопровождали католические священники
и монахи. В своем стремлении превратить, как можно быстрее, язычников-
индейцев в добропорядочных христиан монахи орденов Святого Франци­
ска, Святого Доменика и Святого Августина делали все, чтобы скорее уни­
чтожить все традиции прежней культуры и верований аборигенов. Они раз­
бивали алтари и изваяния древних богов и сурово наказывали индейцев за
приверженность к старой религии. Особенно рьяно уничтожали церковники
многочисленные рукописи майя, ацтеков, миштеков и др. Религиозные кон­
цепции, мифы и предания, философские трактаты, астрономические расче­
ты, исторические летописи, литературные произведения, отражавшие тыся­
челетний путь, пройденный населением Мезоамерики, были уничтожены и
потеряны для науки навсегда.

29
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Особенно усердствовал на этом неблагородном поприще францискан­
ский монах (а впоследствии и епископ Юкатана) Диего де Ланда. Он при­
был в страну майя в 1549 г., то есть спустя всего несколько лет после ее за­
воевания испанцами и сразу же активно включился в борьбу с язычеством.
Для более успешной пропаганды христианства в индейских массах он до­
сконально изучил язык и культуру майя. В течение 15 лет он беспощад­
но уничтожал любое проявление древней языческой религии среди майя:
сжигал индейские рукописи, статуи богов, святилища; жестоко наказывал
индейцев, замеченных в поклонении старым идолам. Но, по иронии судьбы,
именно этот епископ-фанатик оставил для потомков одну из лучших работ
по доколумбовой эпохе Мезоамерики. Его хроника «Сообщение о делах в
Юкатане»13- это подлинная энциклопедия о культуре и жизни майя в пост-
классический период (X-XVI вв.) и в эпоху конкисты.
Правда, были и другие служители церкви, которые, хотя и стремились
к поголовной христианизации индейцев и безусловному отречению их от
«дьявольских» канонов языческой религии, все же призывали вести это
сложное и трудное дело постепенно и ненасильственными методами. Кро­
ме того, они прекрасно осознавали, что успех их миссии во многом зависит
от того, насколько хорошо изучат они местные языки, культуру и обычаи.
Среди католических монахов этого типа особенно выделяются две гигант­
ские фигуры - Бернардино де Саагун (монах-францисканец, прибывший в
Мексику по приглашению Кортеса в 1524 г.)14 и Бартоломео де Лас Касас
(монах-домениканец, «защитник индейцев», гуманист и философ)15. Затем
появились труды и других церковных авторов: Диего Дуран, Торибио де
Мотолиния, Франсиско Лопес де Гомара и т.д. В результате усилий именно
этих хорошо образованных для той эпохи людей была создана этноистория
мезоамериканских индейцев и словари испано-индейских языков.
В более позднее время стали осуществляться попытки обобщить эти раз­
розненные свидетельства уже в виде официальных хроник и летописей. Та­
ковы капитальные труды хронистов Гонсало Эрнандеса де Овьедо16, Анто­
нио де Солиса17, Антонио де Эрреры18 и др.
Немало полезных сведений о существовавших в XVI-XVII вв. индей­
ских племенах оставили нам и испанские чиновники разного ранга. Особен­
но это касается материалов об ацтеках и майя, поскольку чиновники счита­
ли эти данные весьма полезными для организации эффективной системы
управления в колониях (налоговые цензы, опросники испанских королей

30
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
и т.д.). Наконец, ряд важных документов оставлен нам представителями
уцелевшей индейской знати, которые королевским указом были приравне­
ны к испанскому дворянству, обращены в католичество и обучены чтению
и письму: Фернандо де Альба Иштлилшочитл, Тесосомок и др.19. До на­
ших дней сохранилась и обширная индейская литература. Здесь речь идет
не только об уцелевших от костров католической инквизиции рукописях и
кодексах доиспанской эпохи (уцелело всего 4 иероглифических рукописи
майя XII-XV вв. н.э. и полтора десятка пиктографических рукописей ацте­
ков и миштеков). Я имею в виду, прежде всего, те пласты эпического твор­
чества индейцев, которые восходят к глубинам доколумбового прошлого,
но были записаны в XVI-XVII вв. латинскими буквами на местных языках:
«Пополь-Вух» майя-киче, «Родословная владык Тотоникапана», «Мемори­
ал де Солола», «Рабиналь Ачи» и книги майя «Чилам Балам». Естественно,
что в этом виде источников есть ценнейшая информация о верованиях и бо­
гах, государственном устройстве, социальных порядках, быте и хозяйстве
народов древней Мезоамерики20.
Что же касается собственно археологии, то в испанских колониях в Аме­
рике в XVI веке существовала система лицензий, выдаваемых королевской
властью частным лицам и целым группам людей на право раскопок гробниц
индейских вождей и царей в обмен на 1/5 долю найденных при этом золота,
серебра и драгоценных камней. Но уже в 1575 г. Филипп II издал указ, со­
гласно которому королю принадлежало уже абсолютно все, что было найде­
но в гробницах, храмах и тайниках21.
Имели место и более серьезные попытки археологических изысканий.
В 1576 году испанский чиновник Диего Гарсиа де Паласьо совершенно слу­
чайно наткнулся в джунглях Гондураса на величественные руины древнего
города майя - Копана. Его отчет о столь необычной находке был погребен
в архивах Испании, не получил никакой реакции от властей и оказался за­
бытым на столетия. Лишь в 1840 г. отчет Паласьо вновь нашли в подвалах
«Дома Индий» в Севилье, и он вскоре был опубликован22.
Таким образом, для первого и наиболее продолжительного этапа колони­
ального периода в истории мезоамериканской археологии (XVI-XVII вв.)
говорить о каких-то реальных археологических исследованиях доиспан-
ских культур региона абсолютно не приходится. Конкистадоров, колони­
стов и католическое духовенство, занятых освоением и грабежом колос­
сальных богатств Нового Света, конечно же, не могли серьезно увлечь пои­

31
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

ски давно погибших городов и погребальных комплексов древних индей­


ских культур.
Второй этап совпадает с началом эры просвещенного абсолютизма в Ис­
пании, которая связана с воцарением в 1759 г. на испанском престоле Кар­
ла III. До этого момента он был королем Неаполитанским (с 1738 г.) и, как
таковой, оказался хорошо знакомым с археологическими работами на руи­
нах древнего Рима. В дальнейшем он и сам инициировал проведение рас­
копок в Геркулануме и Помпеях. Не обошел он вниманием древности и в
своих колониальных владениях в Новом Свете. Эта королевская инициатива
совпала с заметным ростом интереса к далекому прошлому страны среди
образованных креольских кругов в самой Мексике.
Священник Хосе Антонио де Альсате посетил и описал руины древнего
города Шочикалько в Центральной Мексике, а также Эль-Тахин - столи­
цу доиспанской цивилизации тотонаков (штат Веракрус). Астроном и врач
Антонио де Леон-и-Гама, профессор Королевского университета г. Мехико,
опубликовал большую статью с описанием двух ацтекских каменных из­
ваяний (статуя богини земли Коатликуэ и знаменитый «Камень Солнца»),
случайно найденных в ходе земляных работ в центре Мехико в конце XVIII
века. Когда количество случайных находок древностей достигло солидных
размеров, вице-король Новой Испании Антонио Мария де Букарелли прика­
зал организовать Университетский музей для хранения и показа индейских
«раритетов»23.
Хуан Баутиста Муньос, назначенный Карлом III официальным «летопис­
цем Индий», немедленно взялся за этот гигантский и тяжелый труд. Ему
удалось собрать уникальную и богатую коллекцию неизвестных до той по­
ры исторических документов. Именно Муньос, кстати, никогда не бывав­
ший в Америке, первым в Мадриде получил известие об открытии в Мекси­
ке древнего города Паленке и тут же посоветовал Карлу III отдать приказ о
проведении раскопок в столь интересном месте24.
Губернатор Гватемалы дон Эстачерия, в соответствии с повелением ис­
панского монарха, отправил в 1786 г. к руинам Паленке отряд солдат во гла­
ве с капитаном Антонио дель Рио. У бравого офицера не было абсолютно
никакого опыта в изучении древностей, но зато он в избытке обладал энер­
гией и упорством в стремлении выполнить как можно лучше распоряже­
ние из Мадрида. По его собственным словам, «мы не оставили целыми ни
одно окно или стену, ни одно помещение, будь оно малое или большое, ни

32
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
одного перехода, башни или святилища - везде мы копали и взламывали».
К счастью для науки Дель Рио сильно преувеличил масштабы своих ар­
хеологических «подвигов». После окончания экспедиции капитан составил
подробный отчет о работах в Паленке, сопроводив его рисунками наиболее
заметных сооружений, выполненными художником Альмендаресом25. Ко­
пии отчета Дель Рио попали в архивы города Гватемалы и в Севилью (Ис­
пания), но не привлекли, как обычно, к себе особого внимания и пролежали
в забвении многие годы. Лишь после того, как революционные вихри воз­
вестили о рождении на руинах испанской империи независимых государств
Латинской Америки, некий иностранец по имени Мк Куйя обнаружил слу­
чайно этот документ и увез его в Англию. В 1822 г. он издал отчет о Пален­
ке в переводе на английский под названием «Описание руин древнего горо­
да, открытого близ Паленке», после чего сведения о давно забытой столице
древних майя стали достоянием научных кругов Европы.
Конечно, главное значение отчета Дель Рио заключается не в его содер­
жании - абсолютно беспомощном и дилетантском, особенно в интерпрета­
ции находок, а в известии о том, что в джунглях Мексики находятся руины
большого древнего города. Этот импульс не остался безответным. Его вос­
приняли ученые США и Европы. Здесь достаточно упомянуть имена Джона
Ллойда Стефенса (США) и Фредерика Казервуда (Англия), которые, прочи­
тав публикацию об открытиях в Паленке, решили отправиться в Централь­
ную Америку на поиски забытых городов майя. Часть своих находок из Па­
ленке Антонио Дель Рио сумел отправить в Испанию, где их поместили в
Кабинете Естественной Истории. И это были первые археологические на­
ходки из доколумбовой Мексики, взятые для хранения и экспонирования в
солидный европейский музей26.
Карл IV, наследовавший Карлу III в 1788 г., во многом разделял увлече­
ние своего отца античной культурой и древностями вообще. Поэтому он
распорядился о проведении полного археологического обследования терри­
тории Новой Испании (т.е. Мезоамерики) с целью выявления там древних
руин, статуй, предметов старого быта и прочих раритетов. Для осуществле­
ния этой грандиозной задачи был назначен некий Гильермо Дюпё, австриец
по национальности, который обладал некоторыми познаниями в области ар­
хеологии и древней истории Старого Света. В первое десятилетие XIX века
Дюпё совершил несколько поездок-экспедиций по Мексике в сопровожде­
нии художника Лусиано Кастаньеды. Первое путешествие началось в янва­

33
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

ре 1805 г. из города Мехико на юг - через Пуэблу, Теуакан, Орисабу. Одна­


ко, находясь в Веракрусе, Кастаньеда серьезно заболел, и путешественники
вынуждены были вернуться в столицу. Вторая экспедиция отправилась в
путь в феврале 1806 г. В ходе поездки были осмотрены и подробно описа­
ны древние города Шочикалько, Амекамека и Мишкик. Но особая удача
ждала Дюпё в Оахаке, где он посетил древнюю столицу сапотеков - Монте-
Альбан. А затем он побывал в священном городе миштеков Митле. В этом
городе было изучено несколько дворцов и гробниц, и путешественник со­
проводил свой отчет рисунками, планами и чертежами увиденных в городе
чудес. В декабре 1807 г. третья экспедиция - через Пуэблу и Оахаку - при­
была, наконец, в древний майяский город Паленке. Дюпё дал общее опи­
сание руин города, стилей его архитектуры и даже материалов, из которых
были сделаны постройки. Оправившийся от болезни, Кастаньеда сделал
много рисунков со скульптур, но, к сожалению, допустил при этом немало
ошибок и искажений. Изумляет и конечный вывод Дюпё об этнокультурной
принадлежности жителей Паленке. Путешественник решил, что это - вы­
ходцы из Атлантиды!27 Тем не менее, заслуги Г. Дюпё перед археологией
Мезоамерики очевидны. Помимо подробных описаний древних памятников
Оахаки (Монте-Альбан, Митла), он подготовил детальные характеристики
важнейших архитектурных сооружений города Паленке, таких как «Дво­
рец», «Храм Креста» и др.28 Объемистый отчет Дюпё о Паленке, вместе с
рисунками и чертежами Кастаньеды, попал в тот же Кабинет Естествен­
ной Истории в г.Мехико и лишь много лет спустя был опубликован сначала
X. Барадере (1827), а потом и злосчастным лордом Кингсборо в его много­
томном издании «Мексиканские Древности» (1830-1848)29.
В 20-е годы XIX века испанская колониальная империя в Новом Свете
окончательно рухнула и новые независимые государства Латинской Аме­
рики поспешили установить самые широкие контакты с внешним миром
и, прежде всего, с США и Западной Европой. Это имело весьма важные
последствия, в том числе и для мезоамериканской археологии, поскольку
очень скоро именно ученые-иностранцы стали самыми активными иссле­
дователями древностей Мезоамерики.

34
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

БИБЛИОГРАФИЯ К ГЛАВЕ 1

1. Бейклесс. Дж. 1969. Америка глазами первооткрывателей. М. Прогресс, с. 17.


2. Путешествия Христофора Колумба. Дневники. Письма. Документы. 1956. М. Ге-
ографгиз; Гуляев В.И. 1993. Кто открыл Америку. М. Прогресс,
3. Prescott, William Н. 1966. The History of the Conquest of Mexico. Chicago and
London. Phoenix Books, p. 392. Есть русский перевод: Прескотт В. Завоевание
Мехики. Спб. 1885.
4. Honour Н. 1975. The New Golden Land. European Images of America from Discovery
to the Present Time. New York, p. 12.
5. Wauchope R. 1962. Lost Tribes and Sunken Continents. Chicago, p. 28-29.
6. Изложение «диких теорий» дается здесь по: В.И. Гуляев «Америка и Старый
Свет в доколумбову эпоху». М. Наука, 1968, и В.И. Гуляев «Доколумбовы пла­
вания в Америку: мифы и реальность». М. Международные Отношения, 1991.
7. Хенниг Р. 1961. Неведомые земли, т. 1. М., Географгиз, с. 165.
8. Гуляев В.И. Америка и Старый Свет..., с. 13-14.
9. История литератур Латинской Америки. От древнейших времен до начала Войны
за независимость (отв. ред. В.Б. Земсков). 1985. М. Наука, с. 160-161; Cortes Н.
1963. Cartas de Relacion. Mexico, Porrua.
10. Bernal Diaz del Castillo. 1963. Historia verdadera de la conquista de la Nueva
Espana, tomos I—II, La Habana; Несколько глав из работы Берналя Диаса пере­
ведены на русский язык. См. «Хроники открытия Америки. Новая Испания»,
Книга I. 2000. М. Академический проект, с. 163-270.
11. История литератур..., с. 197.
12. История литератур..., с. 196.
13. Диего де Ланда. 1955. Сообщение о делах в Юкатане. М.-Л. АН СССР (пер. с
исп. Ю.В. Кнорозова). Есть и более новое переиздание этой книги, 1990 г.
14. Bernardino de Sahagun. 1969. Historia general de las cosas de Nueva Espana, t. I-IV.
Mexico.
15. Бартоломе де Лас Касас. История Индий. 1968. Л. Наука; Las Casas, Bartolome
de. 1957. Brevisimo relacion de la destruction de las Indias. Mexico.
16. Oviedo у Valdes Gonzalo Hernandez de. 1851-1855. Historia general у natural de las
Indias, у tierra-firme del mar oceano. Madrid.
17. Solis Antonio de. 1741. Historia de la conquista de Mexico. Brusselas.
18. Herrera Antonio de 1728. Historia General de Indias Occidentales. 4 vols.
Antwerpen.
19. Ixtlilxochitl Alva F. 1891-1892. Obras historicas, t. 1-2, Mexico; Tezozomoc
Alvarado F. 1878. Cronica Mexicana. Mexico.
20. Пополь-Вух. Родословная владык Тотоникопана. 1959. Л.; часть текстов книг
Чилам Балам см. Ю.В. Кнорозов. Письменность индейцев майя. М.-Л. 1963;
35
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Memorial de Solola. Titulo de senores de Totonicapan. 1950. Mexico - Buenos Aires
(traduction del original quiche рог P.Dionisio Jose Chonay, introduccion у notas de
Adrian Recinos).
21. Bernal I. 1980. A History of Mexican Archaeology. London. Thames and Hudson.
22. Stieberg W.H. 1993. Uncovering the Past. New York, p. 179.
23. Lorenzo J.L. 1981. Archaeology south Rio Grande // World Archaeology, vol. 13, №
2. London, c. 195.
24. Bernal I. A History..., pp. 71-72.
25. Stiebing W.H. Uncovering the Past..., pp. 180-181.
26. Bernal I. A History..., p. 93.
27. Bernal I. A History..., p. 96-99.
28. Stiebing W.H. Uncovering the Past..., p. 181; Saiz, Garcia Concepcion. 1994. M.
Antonio del Rio у Guillermo Dupaix. El Reconocimento de una deuda historica //
Anales Museo de America, 2. Madrid, pp. 99-119.
29. Baradere H. 1827. Antiquites Mexicaines. Paris; Kingsborough E. 1831-1848.
Antiquities of Mexico. London, vol. I-IX.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 1

Между 1519 и 1526 гг. Кортес написал и отправил испанскому императо­


ру Карлу V шесть длинных писем, в которых подробно рассказал монарху
о своих открытиях и завоеваниях в Мексике. Первое и пятое письмо утра­
чены и содержание их остается неизвестным. Поэтому издатели «Писем»
конкистадора вынуждены были заменить первое его послание другим весь­
ма интересным документом примерно того же времени (1519 г.) - письмом
об основании города Веракруса. По той же причине шестое письмо заняло
место отсутствующего пятого. Из сохранившихся четырех оригинальных
посланий Кортеса второе было закончено 30 октября 1520 г., третье - 15
мая 1522 г., четвертое - 15 октября 1524 г. и шестое - 3 сентября 1526 г.
Первые три письма были опубликованы отдельно (вскоре после их полу­
чения) в Испании. Полное издание «Донесений в письмах» (исп. «Cartas
de Relation») впервые было предпринято лишь в 1852 г. в серии «Biblioteca
de Autores Espanoles», tomo 22. Наиболее профессиональным и массовым
современным изданием «Писем» является, на мой взгляд, мексиканское из­
дание: Heman Cortes “Cartas de Relacion”, segunda edition, Editorial Porrua,
S.A., Mexico, 1963, с примечаниями Мануэля Алкала.
36
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Русский перевод второго (очень важного по содержанию) письма Корте­
са Карлу V содержится в книге «Хроники открытия Америки. Новая Испа­
ния. Книга I. М. Академический Проект. 2000.
Несмотря на литературные достоинства и обилие исторических фактов,
«Письма» Кортеса - источник весьма сложный и противоречивый. При чте­
нии их всегда следует помнить, что основная цель автора состояла в том,
чтобы представить королю в наиболее выгодном для себя свете драматиче­
ские события завоевания и гибели цивилизаций ацтеков и майя.
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 1. Христофор Колумб (портрет неизвестного художника XVI в.).


ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 2. Христофор Колумб (гравюра Теодора де Бри, 1595 г.).


ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 3. Первая встреча Колумба и его спутников с американскими абориге­


нами на острове Гуанахани (совр. Багамский архипелаг).
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 4. Испанский корабль типа галеры у берегов Америки


(гравюра конца XV в.).
41
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 5. Испанский корабль типа каравеллы (гравюра по дереву, 1496 г.).

Рис. 6. Диего де Ланда - испанский епископ на полуострове Юкатан, автор


самого полного труда о культуре, истории и религии индейцев майя
(портрет XVI в.)
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 7. Бартоломе де Лас Касас (1474-1566) - францисканский монах,


летописец и защитник индейцев (портрет XVI в.).

Рис. 8. Бернардино де Саагун (1500-1590), францисканский монах, лето­


писец, создатель «энциклопедии» об ацтекской культуре (портрет XVI в.).
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 9. Сцена жертвоприношения, или индейская версия


«распятия Христа» (миштекский кодекс Нутталь, XVI в.).
44
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОИ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 10. «Камень Солнца» - ацтекский календарь.

Рис. 11. Статуя ацтекской богини земли Коатликуэ.


45
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 12. Барельеф из дворца в Паленке. Рисунок художника Рикардо Ар-


мендариса (экспедиция Антонио дель Рио, 1787 г.).
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 13. Паленке. Дворец. Рисунок художника JI. Кастаньеды


(экпедиция Г. Дюпе, 1807 г.).

Рис. 14. Паленке. Дворец, рельефные изображения сановников.


Рисунок Л. Кастаньеды (экспедиция Г. Дюпе, 1807 г.).
ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 15. Барельефы их Храмов Паленке.


Рисуноки JI. Кастаньеды (экспедиция Г. Дюпе, 1807 г.).
48
ГЛАВА 2

ЭКСПЕДИЦИИ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ПУТЬ:


ОТ ДЖОНА СТЕФЕНСА
ДО АЛЬФРЕДА МОУДСЛИ
(1830-е-1900 гг.)

П о с л е получения независимости в 20-е и 30-е годы XIX века в ряде


стран Латинской Америки (территориально входивших в понятие культурно­
географической области - «Мезоамерика») и, прежде всего, в Мексике, Гва­
темале и Гондурасе, наблюдается явное оживление общественного интереса
к доиспанскому прошлому. Следствием этого явился заметный рост иссле­
дований в самых разных сферах мезоамериканистики. Речь идет не только
о кабинетных и архивных изысканиях, но и об экспедициях к руинам забро­
шенных древних городов.
В 1834 г. политический авантюрист Хуан Галиндо (полковник гватемаль­
ской армии, англичанин с испанской фамилией) вновь открывает в джун­
глях Гондураса древний город майя Копан и даже обнаруживает там неогра­
бленную гробницу с богатейшим инвентарем. Помимо подробного отчета
о своем открытии, Галиндо написал также несколько статей «на копанскую
тему» и отправил все эти рукописи в Лондон и Париж, где они попали, на­
конец, в руки издателей и благополучно вышли в свет в печатном виде1.
В 30-е годы XIX в. французский авантюрист граф Фредерик де Вальдек
посетил древнемайяские города Ушмаль и Чичен-Ицу, а затем почти два го­
да прожил среди руин Паленке. Он описал в дальнейшем свои приключения
в специальной книге «Живописное археологическое путешествие в провин­
цию Юкатан» (1838 г.)2. Несмотря на то, что этот странный персонаж был
абсолютным дилетантом и не имел никакого отношения к подлинной науке,
его книга сыграла свою положительную роль в росте интереса к древностям

49
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
индейцев Мексики в научных кругах Европы и США. К тому же книга была
обильно иллюстрирована красочными рисунками автора (хотя и крайне не­
точными с археологической точки зрения).
Однако, особенно важную роль в формировании мезоамериканской ар­
хеологии сыграли путешествия и последующие публикации их результатов
американского юриста и дипломата Джона Ллойда Стефенса к руинам за­
бытых городов майя. Он увлекся археологией во время своей двухлетней
поездки по Европе, Турции, Палестине, Синаю и Египту. В конце данного
вояжа (кстати, далеко небезопасного по тем временам) Стефенс приехал в
Лондон, где его познакомили с художником и архитектором Фредериком Ка-
зервудом. И эти два незаурядных человека скоро стали близкими друзьями.
Казервуд уже имел обширный опыт копирования и зарисовки памятников
древности на Ближнем Востоке. Кроме того, именно он сообщил Стефенсу
об отчете капитана Антонио дель Рио относительно древнего заброшенного
города близ селения Санто Доминго де Паленке в Мексике. Стефенс вер­
нулся в Нью-Йорк и занялся повседневными делами в своей юридической
конторе, хотя мысли его вновь и вновь притягивали забытые древние горо­
да, спрятанные в лесах Центральной Америки. И, вдруг, в один прекрасный
день владелец книжной лавки показывает Стефенсу недавно изданную кни­
гу графа Вальдека с рисунками доиспанских храмов и дворцов. Тогда юрист
Стефенс взялся за дело всерьез. Он сумел добыть и досконально проштуди­
ровать отчеты Дель Рио, Дюпё и Галиндо и, таким образом, перед его взо­
ром предстали вдруг изумительные памятники древности - Паленке, Копан,
Ушмаль, Чичен-Ица, ни в чем не уступавшие по значимости и красоте еги­
петским и месопотамским древностям. И Стефенс, накопив необходимые
средства, решает отправиться в джунгли Мексики и Центральной Америки,
дабы убедиться в достоверности прочитанных им книг. Ему удалось угово­
рить присоединиться к экспедиции в качестве художника своего английско­
го друга, Фредерика Казервуда. Кроме того, для юридического обеспечения
своей миссии в политически нестабильных странах Центральной Америки
Стефенс сумел получить пост консула США в данном регионе. В октябре
1839 г. новоиспеченный дипломат и его друг отплыли на борту американ­
ского брига из гавани Нью-Йорка в далекий Гондурас - к руинам древнего
Копана. Они проследовали вдоль Атлантического побережья от Белиза до
Левингстона, а затем по реке Рио Дульсе в озеро Исабаль. Здесь водная (и
более или менее комфортная) часть пути закончилась, и началась нелегкая

50
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
сухопутная эпопея по дикой, лесной, сильно пересеченной местности, на
спинах мулов. Сильные дожди сделали узкие горные тропы почти непро­
ходимыми. Мулы спотыкались и ломали себе ноги. Многие вьюки с покла­
жей были безвозвратно утеряны. Проводники-индейцы не раз предлагали
вернуться назад, но Стефенс был непреклонен. Мужественно преодолев все
преграды (и природные и человеческие: в этой части Центральной Амери­
ки в то время шла гражданская война), наши путешественники добрались,
наконец, до глухой гондурасской деревушки Копан. На следующий день,
прорубив себе тропу сквозь лесные заросли, Стефенс и Казервуд увидели
на другом берегу небольшой речонки величественные руины древнего горо­
да - пирамиды, храмы, стелы и дворцы.
«Какой же народ построил этот город? - писал позднее Стефенс. -
В разрушенных городах Египта, даже в давно заброшенной Петре, чуже­
странец знает в общих чертах историю того населения, следы деятельно­
сти которого он видит вокруг. Америку же, по словам некоторых истори­
ков, населяли дикари. Но дикари никогда не смогли бы воздвигнуть эти
здания или покрыть резными изображениями эти камни... Архитектура,
скульптура и живопись, все виды искусства, которые украшают жизнь,
процветали когда-то в этом пышно разросшемся лесу. Ораторы, воины и
государственные деятели; красота, честолюбие и слава жили и умирали
здесь, и никто не знал о существовании подобных вещей и не мог расска­
зать об их прошлом...
Город был необитаем. Среди древних развалин не сохранилось никаких
следов исчезнувшего народа, с его традициями, передаваемыми от отца
к сыну и от поколения к поколению. Он лежал перед нами, словно ко­
рабль, потерпевший крушение посреди океана. Его мачты сломались, на­
звание стерлось, экипаж погиб. И никто не может сказать, откуда он шел,
кому принадлежал, сколько времени длилось его путешествие и что по­
служило причиной его гибели. О его исчезнувшем экипаже можно узнать
лишь по едва заметному сходству с известными нам типами кораблей. А
впрочем вполне возможно, что мы никогда ничего не узнаем о нем во­
обще. Все представлялось загадкой, темной и непроницаемой. И каждая
деталь лишь усложняла ее. В Египте колоссальные остовы храмов стоят
среди безводных песков во всей наготе запустения. Здесь же необъятное
море джунглей окутывает руины, пряча их от взоров и окружая ореолом
романтики...»3.

51
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Стефенс нанял рабочих для расчистки руин от лесных зарослей и руко­


водил их работой, а Казервуд с утра до вечера неутомимо зарисовывал вы­
являемые в зеленой чаще древности.
«Трудно представить себе тот интерес, с которым я изучал эти руины, -
писал Стефенс о первых днях своего пребывания в городе. - Это совершен­
но новая область исследований. Здесь нет ни путеводителей, ни проводни­
ков. Повсюду раскинулась целина. Уже в десяти ярдах ничего не было вид­
но. И мы никогда не знали, что ожидает нас впереди. Однажды мы остано­
вились, чтобы обрубить ветви деревьев и лианы, скрывавшие поверхность
монумента, резной угол которого едва выступал из земли. В то время как
индейцы принялись за работу, я с напряженным вниманием наклонился над
ним. И вот из-под земли стали появляться глаз, ухо, ступня и рука. Когда
мачете ударился со звоном о резной камень, я оттолкнул индейцев и про­
должал расчищать рыхлую землю руками. Красота этой древней скульпту­
ры и торжественное безмолвие леса нарушались только возней обезьян и
щебетаньем попугаев. Заброшенный город и тайна, окружавшая его, - все
возбуждало здесь интерес, далеко превосходящий то, что я когда-либо ис­
пытывал среди древних руин Старого Света»4.
В 1840 г. Стефенс и Казервуд совершили не менее трудное путешествие
из Копана в Паленке. Оттуда они отправились на Юкатан, где осмотрели ру­
ины Ушмаля и Чичен-Ицы. Но болезнь англичанина заставила их вернуться
в США. Двухтомный отчет Стефенса об этом удивительном путешествии
с великолепными рисунками Казервуда появился на книжных прилавках в
сентябре 1841 г. и сразу же стал подлинным бестселлером5.
Древний Паленке произвел на путешественников даже более сильное
впечатление, нежели Копан. «Мы увидели множество камней, - вспоминает
Стефенс, - и поспешно двинулись вверх, по крутому нагромождению об­
ломков, настолько крутому, что мулы едва смогли вскарабкаться туда. Пе­
ред нами возвышалась терраса, которая, подобно всей территории города,
так густо поросла деревьями, что было немыслимо определить ее форму.
Сквозь просвет между деревьями мы увидели фасад какого-то огромного
здания, пышно украшенного фигурами из штука, изысканными и элегант­
ными. Прижавшись вплотную к нему, росли деревья, ветви которых про­
никли через дверные проемы внутрь здания. По своему стилю и внешнему
облику оно было неповторимо своеобразным и привлекало какой-то печаль­
ной красотой...»6.

52
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
«Большой Дворец» в Паленке позволил Стефенсу и Казервуду впервые
познакомиться с архитектурными достижениями древних майя. В отли­
чие от Копана, здания которого лежали в руинах, наиболее внушительные
постройки Паленке стояли практически нетронутыми. «Мы, - писал Сте­
фенс, - впервые находились в здании, построенном аборигенами Америки.
Оно стояло здесь еще до того, как европейцы узнали о существовании этого
континента»7.
Что же именно позволяет говорить о том, что Джон Ллойд Стефенс име­
ет особые заслуги в развитии мезоамериканской археологии? Во-первых, он
одним из первых в ученом мире высказал предположение о том, что обычаи
современных индейцев хотя бы частично отражают их древнюю культуру.
Далее, возражая своим многочисленным оппонентам, Стефенс, после увиден­
ного им в Копане и Паленке, уверенно высказался за то, что Америку до при­
хода европейцев населяли отнюдь не дикари, а люди, обладавшие многими
достижениями высокоразвитой культуры. «Америка, как говорят нам многие
историки, - вспоминает Стефенс, - глядя на руины Копана, - была населена
дикарями, но дикари никогда не смогли бы возвести эти здания... Мы спра­
шивали местных индейцев - «кто сделал все это?», и они равнодушно отве­
чали «Кто знает?»... Здесь не было никаких ассоциаций с давним местом, ни
одного из тех воспоминаний, что окружают Рим, Афины и «великую хозяйку
мира на Египетской равнине». ... Книги и летописи молчат об этом»8.
Таким образом, впервые в истории изучения прошлого Мезоамерики бы­
ла четко выражена мысль о том, что руины древних городов - это свиде­
тельство наличия в Новом Свете в доколумбову эпоху высокой цивилиза­
ции и, самое главное, по Стефенсу, создателями этой высокой цивилизации
были сами индейцы, а точнее - их предки, майя. Он отметил также, что все
увиденные им майяские города (Копан, Паленке, Ушмаль и др.) относятся
примерно к одному и тому же времени. Правда, начало всех древних куль­
тур Мезоамерики Стефенс отнес к моменту прихода тольтеков (IX в. н.э.),
что сильно (почти на тысячу лет) омолаживало классическую цивилизацию
майя. Настаивал нью-йоркский юрист и на культурном единстве всей май-
яской территории, ссылаясь в качестве доказательства на идентичный ха­
рактер всех иероглифических надписей, увиденных им в руинах городов
древних майя. И самый важный вывод: все изумительные творения древних
мастеров в забытых городах - дело рук самих индейцев, а отнюдь не «куль­
туртрегеров» из Старого Света - египтян, финикийцев, греков или римлян.

53
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Почти сразу же после экспедиций Стефенса и Казервуда к руинам ряда
городов древних майя, в 1848 г., был открыт один из крупнейших центров
классической майяской цивилизации (I тыс. н.э.) - Тикаль, расположенный
в джунглях Северной Гватемалы, в департаменте Петен. Это сделали чинов­
ники высшей гватемальской администрации - Модесто Мендес и Амбросио
Тут. Сопровождавший их художник Эусебио Лара зарисовал ряд скульптур
(стелы) и архитектурных сооружений (храмы). В 1853 г. отчет об этом важ­
ном событии в истории археологии майя был опубликован Академией Наук
Германии в Берлине9.
В 1877 г. швейцарский путешественник Густав Бернулли побывал в Ти-
кале, где (после осмотра наиболее заметных руин и монументов) с помощью
местных индейцев выломал из храмовых построек (Храмы I и IV) несколь­
ко деревянных резных балок с изображениями и иероглифическими надпи­
сями. Эти балки со временем благополучно достигли швейцарского города
Базеля, где и по сей день хранятся в местном Музее Народоведения10.
Француз Дезире Шарнэ в 50-е и 60-е годы XIX века совершил ряд путе­
шествий к древним памятникам Мексики, в том числе и таким значитель­
ным, как Тула в штате Идальго на северо-востоке Центральной Мексики
(столица государства тольтеков в X-XII вв. н.э.) и издал позднее хорошо ил­
люстрированную книгу о своих поездках по древностям страны11. Он впер­
вые использовал для фиксации осмотренных им руин только что появив­
шееся на свет искусство фотографии.
Еще один француз - авантюрист Огюст Ле Плонжон в 70-е годы XIX в.
побывал на полуострове Юкатан, где осуществил небольшие по объему и
дилетантские по характеру раскопки в древнем городе майя Чичен-Ице. Са­
мой ценной находкой в ходе этих работ стала каменная скульптура майя-
тольтекского божества Чак-Моола. Правда, все публикации Ле-Плонжона
по содержанию - беспочвенные фантазии и выдумки12.
Большой вклад в изучение древних городов майя в Мексике и Гватемале
внес австриец Теоберт Малер (он прибыл в Мексику с войсками француз­
ских интервентов во главе с герцогом Максимилианом и после поражения
последнего остался с 1867 г. жить в этой полюбившейся ему латиноамери­
канской стране). В 70-е-80-е годы XIX в. он, по заказу и на средства Музея
Пибоди Гарвардского университета США, совершил множество экспедиций
в самые труднодоступные и глухие уголки Мезоамерики, где ему удалось
открыть и исследовать свыше 30 новых городищ майя, включая такие важ­

54
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
ные как Пьедрас Неграс, Наранхо, Алтар де Сакрифисьос13. Его прекрасные
фотографии скульптур и надписей майя I тыс. н.э. до сих пор являются ве­
ликолепным источником.
Не менее значительной фигурой в истории мезоамериканской археологии
был в тот период и англичанин Альфред П.Моудсли. По профессии он био­
лог и впервые попал в Гватемалу в 1881 г. в составе естественно-научной
(биологической) экспедиции. Там он прочитал книги Джона Стефенса и
«заболел» древностями майя. Ему удалось организовать и провести (до
1894 г.) несколько самостоятельных археолого-биологических экспедиций
в Мексику и Гватемалу, а полученные результаты были опубликованы в пя­
ти великолепных томах серии «Центрально-Американская Биология». Ему
принадлежит заслуга в тщательном обследовании таких крупных городищ
древних майя как Тикаль, Накум, Наранхо, Йашчилан и др. Он широко ис­
пользовал фотографию и сделал множество точнейших планов и чертежей
майяской архитектуры, а также - копий иероглифических надписей. Правда,
не имея никаких контактов с археологами и историками, он всегда работал
в одиночку и поэтому назвал, например, уже давно открытый Т. Малером
Йашчилан новым именем - «Менче»14.
Еще одна яркая фигура данного времени - Уильям Холмс, куратор По­
левого Колумбийского Музея в Чикаго, и хорошо подготовленный археолог-
практик. Но главной сферой его исследований всегда была архитектура до­
колумбовой эпохи. Он неоднократно посещал Мексику с целью ознакомле­
ния с местными древностями. Итогом этих поездок явилась книга «Архео­
логические исследования среди древних городов Мексики», с очень точны­
ми рисунками и планами архитектурных построек древних городов майя,
сапотеков (Монте-Альбан) и Теотихуакана15.
Мексиканский чиновник Леопольдо Батрес между 1885 и началом XX
века провел значительные по масштабам исследования доколумбовых па­
мятников страны, наиболее значительными из которых были работы в Тео-
тихуакане (долина Мехико) и Митле (долина Оахака). Однако, будучи пол­
ным невеждой в полевой археологии, он многое испортил и загубил. Напри­
мер, в ходе реставрации он снес целый верхний ярус знаменитой Пирамиды
Солнца в Теотихуакане16.
Однако, что касается археологии Мезоамерики в целом, то для этого пе­
риода характерны чисто описательные работы. Это время многочисленных
путешествий и экспедиций в глухие районы Мексики, Гватемалы, Белиза и

55
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Гондураса, время открытия все новых памятников старины, время быстрого
накопления фактического материала. Но каких-либо обобщающих исследо­
ваний по археологии региона еще не появилось. Очень слабо были разрабо­
таны и вопросы хронологии древних культур. Поверхностное обследование
руин забытых индейских городов сопровождалось иногда незначительными
по масштабам и низкими по качеству раскопками. О настоящей полевой ар­
хеологии и стратиграфических работах в этот период говорить еще не при­
ходится. Постепенно все отчетливее выступала необходимость широких на­
учных археологических раскопок на важнейших памятниках доколумбовой
Мезоамерики.
Заметный прогресс наблюдался, тем не менее, в других направлениях ме-
зоамериканистики, имеющих самое прямое отношение к археологии. Сна­
чала о музеях. Музейное дело в Мексике началось со сбора коллекций по
естественной истории, поисков старых документов, летописей и хроник и,
наконец, не без влияния со стороны испанского королевского двора (Карл III
и Карл IV), - со сборов и экспонирования древностей доколумбовой эпохи.
25 августа 1790 г. в г. Мехико был торжественно открыт первый в стране
музей, правда, посвященный пока в основном только естественной истории.
Отдельные древние предметы и монументы (каменные скульптуры) также
были там представлены. Однако, в годы войны за независимость музей за­
крыли, а уцелевшие экспонаты передали в университет г. Мехико. Туда же
позднее передали и остатки ценнейшей коллекции старинных документов и
рукописей, собранной итальянским иезуитом Ботурини. Постепенно в уни­
верситетский музей стали поступать и другие древние предметы. Сначала
это была монументальная скульптура ацтекской богини Коатликуэ. В 1824 г.
туда же попал и «Камень Тисока» (круглый монумент, увековечивавший в
рельефных изображениях подвиги ацтекского правителя Тисока). В 1822 г.
в г. Мехико специальным указом «императора» Итурбиде был создан На­
циональный Музей, куда попали древности из университетского музея, ар­
хеологические находки из коллекции Леона-и-Гамы (итоги его раскопок на
Исла де Сакрифисьос, в штате Веракрус), дары частных коллекционеров
(Бустаманте, Кубас), а также часть коллекции Г. Дюпё. Наряду со своей до­
вольно скромной археологической частью, Музей содержал богатейшее со­
брание экспонатов по естественной истории. Однако, главной проблемой
для Музея долгое время оставалось отсутствие постоянного собственного
здания - он ютился в двух ветхих помещениях внутри Университета. Лишь

56
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
в 1865 г. герцог Максимилиан приказал предоставить Музею красивый дом
в самом центре мексиканской столицы17.
Но подлинно научным учреждением, играющим заметную роль в изуче­
нии и сохранении археологического наследия страны, Музей стал лишь зна­
чительно позднее - в самом конце XIX - начале XX вв.
Одновременно, в Мексике велась постоянная и интенсивная работа по
собиранию и исследованию старинных рукописей и документов. Хосе Рами­
рес, Хоакин Икасбальсета, Альфредо Чаверо и Франсиско Пасо-и-Тронкосо
в течение второй половины XIX в. сумели собрать и издать ценнейшие кол­
лекции документов (в том числе и по доколумбовой эпохе) огромной исто­
рической важности. Но главной фигурой среди этой блестящей группы мек­
сиканских историков был, несомненно, Мануэль Ороско-и-Берра. Именно
он впервые попытался обобщить все это колоссальное документальное бо­
гатство и создать некий общий синтез доиспанского прошлого Мексики. Его
фундаментальная работа в четырех томах - «Древняя История Мексики» не
потеряла своего значения до настоящего времени18.
Значительный вклад в изучение доколумбовой Мезоамерики вносили в
это время и иностранцы. Так, 27 февраля 1864 г. во время французской ин­
тервенции в Мексику Наполеон III учредил «Научную Комиссию по Мекси­
ке» («Commission Scientifique du Mexique») - как подражание такой же ко­
миссии Наполеона I в Египте. Из всех работ, опубликованных этой органи­
зацией, нас должны интересовать только те, что касаются древностей стра­
ны. И в этой сфере особую активность проявлял священник (аббат) Шарль
Этьен Брассер де Бурбур, который совершил ряд исследовательских поездок
в Мексику и Гватемалу и, как их результат, опубликовал в 1886 г. свой четы­
рехтомный труд «История цивилизованных наций Мексики и Центральной
Америки»19. Но, к сожалению, эта пространная работа имеет для нас чисто
историографический интерес, поскольку не выдерживает никакой научной
критики по своему содержанию.
Вообще, вся деятельность Брассера де Бурбура - это причудливая смесь
огромных усилий по сбору старых рукописей и документов и накоплению
ценнейших этноисторических фактов, а, с другой стороны, беспочвенных
вымыслов и фантазий, весьма далеких от истинной науки.
Учитывая вышесказанное, можно было бы вообще не упоминать имя
этого странного аббата-француза в данном обзоре, но именно он сделал
два открытия, которые неизмеримо обогатили наши представления о мезоа-

57
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
мериканском прошлом. Во-первых, Брассер откопал в испанских архивах
неопубликованную рукопись Диего де Ланды «Сообщение о делах в Юка­
тане» - важнейший источник по истории и культуре индейцев майя накану­
не и в период конкисты. А, во-вторых, аббат обнаружил в подвалах одного
старого монастыря в захолустном гватемальском городке Чичикастенанго
рукопись эпоса майя-кичё «Пополь-Вух», написанную (по древним иеро­
глифическим источникам) в XVI в. на языке киче, но латинскими буква­
ми. Этот эпос (вернее одна из его версий) был первоначально найден еще в
XVII в. монахом Франсиско Хименесом и тогда же переведен на испанский
язык, но с большим числом пропусков и искажений. Перевод опубликовали
в 1857 г. в Вене. Однако, благодаря Брассеру де Бурбуру, мы имеем теперь и
французский перевод и первоначальный текст эпоса майя-кичё20.
В США в 1843 г. историк Уильям Н. Прескотт опубликовал книгу «Исто­
рия завоевания Мексики»21, имевшую огромный успех у публики. К 1852 г.
вышло уже 22-ое ее издание. В основном данная работа посвящена конкисте,
а точнее - завоеванию испанцами государства ацтеков, занимавшему к XVI в.
большую часть современной Мексики. Однако, во введении к первой части
своей монографии автор дает общий обзор ацтекской культуры, а в приложе­
нии к третьей части есть раздел «Происхождение мексиканской цивилиза­
ции». Правда, по сравнению с богатым материалом исторических источников,
использованных У. Прескоттом при написании своей работы, археологиче­
ские данные весьма невелики и сводятся к заимствованиям некоторых фактов
из публикаций Г. Дюпё и лорда Кингсборо22. В целом, автор очень высоко
оценивал культурные достижения мексиканских индейцев, создавших разви­
тые цивилизации задолго до прихода европейских завоевателей.
Другой ученый из США, Г.Г. Банкрофт, подготовил и выпустил в свет
в 1886 г. многотомный труд «Коренные расы государств Тихоокеанского
бассейна»23. Это - на конец XIX в. - была самая полная работа по этногра­
фии, археологии и истории гигантского тихоокеанского региона, включая
Америку.
Если оценивать в целом взгляды многих историков (таких как мексика­
нец М. Ороско-и-Берра или североамериканцы У. Прескотт и Г.Г. Банкрофт)
на общий уровень развития индейских народов Мезоамерики накануне кон­
кисты, то они, безусловно, несколько преувеличивали степень достижений
местных цивилизаций. Но, с другой стороны, им активно противостояла
группа ученых из США во главе с этнографом Л.Г. Морганом и его уче­

58
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
ником А. Банделье, которые считали все культуры, созданные аборигенами
Нового Света (включая Мезоамерику) в доколумбову эпоху, варварскими,
т.е. не достигшими уровня цивилизации даже самого архаического древне­
месопотамского или древнеегипетского типа. Следует отметить, что в США
еще с конца XVIII в. (во многом благодаря известной работе У. Робертсона
«История Америки», 1777 г.) среди историков типа JI. Касса и А. Галатина
была очень популярна идея о том, что все индейцы оказались неспособны­
ми достигнуть сколько-нибудь высокого уровня культуры. По сути дела, их
взгляды являлись чистой воды расизмом. И главная ошибка представителей
этой школы состояла в том, что свои выводы они основывали только на ма­
териалах по североамериканским индейцам, но прилагали их ко всей доко­
лумбовой Америке, включая и Мезоамерику.
Учитывая большую роль работ Л.Г. Моргана в развитии теоретических
взглядов на историю основоположников марксизма - К. Маркса и Ф. Эн­
гельса, - необходимо остановиться на их рассмотрении более подробно.
Л.Г. Морган - юрист по профессии и этнограф по увлечению прошлым аме­
риканских индейцев, начал свои исследования по социальной организации
ирокезов еще в 40-е годы XIX в. Однако, главный его труд «Древнее обще­
ство» появился лишь в 1877 г.24 Автор продемонстрировал глубокое знание
этнографии ряда племен североамериканских индейцев и на основе этих
данных выделил три главных стадии в развитии культуры человеческого
общества: дикость, варварство и цивилизация. Как известно, исследования
Л.Г. Моргана (и, особенно, его «Древнее общество») оказали заметное влия­
ние на становление взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса относительно зако­
номерностей исторического процесса25. Но, если выводы этого ученого из
США по поводу североамериканских индейцев были вполне обоснованны­
ми и взвешенными, то его рассуждения относительно уровня развития наи­
более передовых народов Мезоамерики в момент их встречи с европейцами
явно ошибочны. Так, И.Г. Морган прямо приравнял ацтеков Мексики к иро­
кезам и, исходя из данной посылки, ревизовал прежние взгляды археологов
и историков на ацтекскую державу и на ее властителя - Монтесуму II. По
мнению Л.Г. Моргана, «император» ацтеков был лишь жалким вождем при­
митивного индейского племени, а грандиозная ацтекская столица - город
Теночтитлан - это скопление простых хижин из дерева и глины, образую­
щих типичное и для североамериканских индейцев-пуэбло, первобытнооб­
щинное селение или даже деревню. По своему уровню, ацтеки стояли, яко­

59
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

бы только на средней ступени варварства. А вся «имперская» пышность и


богатство ацтекского государства - «изобретение» испанских авторов, кон­
кистадоров и летописцев, с тем, чтобы приукрасить свои победы и придать
особый блеск своим деяниям.
Как уже говорилось, все приведенные выше общие заключения по по­
воду характера мезоамериканских обществ накануне конкисты, Л.Г. Мор­
ган строил лишь на параллелях мезоамериканских реалий с материалами
североамериканских индейцев. Он не знал испанского языка и поэтому не
был знаком с письменными источниками по Мезоамерике, а тем более (бу­
дучи чисто кабинетным ученым) не имел никакого представления об ар­
хеологических памятниках, даже тех, что непосредственно предшествовали
конкисте. Правда, пробел с испаноязычными документами был несколько
заполнен усилиями ученика Моргана - Адольфа Банделье, который знал в
совершенстве язык Сервантеса и не один раз ездил в Мексику для работы в
архивах и библиотеках. Но, находясь целиком под влиянием теоретических
взглядов своего обожаемого учителя, Банделье услужливо подбирал для не­
го только те факты, которые указывали на первобытнообщинные черты в
социальных институтах индейцев Мезоамерики26. И поскольку общий на­
учный статус Л.Г. Моргана в научных кругах США был довольно высок,
влияние его взглядов на других исследователей оказалось весьма значитель­
ным и долгим. Так, даже в 40-х годах XX в. многие положения концепции
Л.Г. Моргана нашли свое отражение в книге известного археолога из США
Джорджа К. Вайяна27.
Многие мексиканские (например, историк Альфредо Чаверо) и западно­
европейские (например, известный английский этнолог Эдвард Тэйлор) еще
тогда (последняя четверть XIX - начало XX вв.) решительно отвергли идеи
Л.Г. Моргана по поводу индейских культур Мезоамерики28. Но в США, а
тем более, в СССР (под защитой официальной доктрины марксизма) «мор­
ганизм» продолжал благополучно существовать чуть ли не до середины
прошлого века.
Активную роль в изучении и публикации исторических документов по
древней Мексике играл в XIX веке Хосе Фернандо Рамирес (1804-1871 гг.).
В библиотеке Национального Музея г. Мехико сейчас хранится свыше
20 томов его трудов, частично опубликованных, а частично - в рукописной
форме. Именно он издал очень важную работу «Историко-иероглифическая
картина странствий ацтекских племен» с вводной статьей и аннотациями.

60
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
В этой книге опубликованы такие ценные документы, как ряд кодексов из
коллекции Аубина (Тоналаматл, карта Глоцин, Кодекс Аубин 1576 г., карта
Сигуэнсы и др.). Он же стал инициатором публикации «Истории» монаха
Диего Дурана XVI в. в двух томах29.
Другой крупный историк и издатель важных работ по древней Мексике -
Хоакин Гарсиа Искаобальсета собрал, а затем частично и опубликовал ряд
ценных старинных рукописей - например, хроники Мотолинии и Мендие-
ты, сообщение анонимного конкистадора, четвертое письмо Кортеса, хро­
нику Хуана Баутисты Помара «Сообщение из Тескоко», рукопись Алонсо
Сориты «История мексиканцев в их рисунках» и многое другое30.
Продолжателем дела этой блестящей плеяды мексиканских историков
был Мануэль Ороско-и-Берра (1816-1881 гг.), инженер, юрист, а также ав­
тор ряда работ по географии и лингвистике. Однако, главным увлечением в
его жизни стали сбор и анализ огромного фактического материала, отража­
ющего историю доиспанского прошлого страны. Итогом этой многолетней
работы явился четырехтомный труд «Древняя история Мексики», в значи­
тельной степени сохранивший свое значение и до сих пор. Автор описывает
все известные тогда археологические памятники Мексики: от Касас Грандес
на севере до городов майя на юге. Он считал, что майя - носители самой
древней культуры в Мезоамерике31.
Помимо столицы страны, г. Мехико, где с 1909 г. появился, наконец, от­
дельный Национальный Музей археологии, истории и этнографии, в про­
винциях тоже возникла сеть своих исторических (в том числе и с археоло­
гическими коллекциями) музеев: в 1870 г. был основан Юкатанский музей в
г. Мериде; в 1886 г. музей штата Морелос, в 1903 г. музей Оахаки.
Важные научные исследования начались в Мексике с 1880 года и продол­
жались до 1910 года. Главным их теоретическим или, скорее, философским
стержнем был позитивизм, отвергающий общее абстрактное теоретизиро­
вание и удаляющий главное внимание фиксации и осмыслению фактов. Ве­
дущие ученые этого периода имели различное социальное происхождение
и различные национальности. Одни из них были профессионалами в архео­
логии и истории, но многие - нет. Пасо-и-Тронкосо был медиком, Эрнст
Ферстеманн - лингвистом, Эдуард Зелер - специалистом в области есте­
ственных наук и филологии, Уильям Холмс - географом. И лишь позже, по
истечении значительного времени, они сделали главной сферой своих науч­
ных интересов древнюю историю и археологию.

61
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Надо сказать, что важнейшей темой, которую с завидным энтузиазмом


изучали в мезоамериканистике, была дешифровка письменности майя. Из
четырех уцелевших иероглифических рукописей этого индейского народа
до XIX века стала известной лишь одна - Дрезденская. Но, с другой сто­
роны, со времен Антонио Дель Рио и Стефенса достоянием ученых оказа­
лись многие резные надписи на каменных монументах майяских городов.
Несколько древних иероглифов, в том числе один знак месяца, были иден­
тифицированы французом Леоном де Росны. Однако, истинным гением в
изучении рукописей майя стал, несомненно, скромный библиотекарь Коро­
левской библиотеки в Дрездене - Эрнст Ферстеманн. В итоге своих изыска­
ний он сумел прочитать календарные иероглифы Начальной Серии майя,
начинающейся с даты 4 Ахав 8 Кумху, или 3113 г. до н.э. Самую подробную
историю изучения майяской письменности можно найти в фундаменталь­
ной монографии Ю.В. Кнорозова 1963 г.32
Маршалл Говард Савий (музейный работник из США) также внес суще­
ственный вклад в мезоамериканскую археологию. Он изучал древние по­
селения сапотеков в долине Оахака, подготовил важные описания майяских
городов Ушмаль и Копан, почти нащупал среди других безымянных мате­
риалов ольмекский стиль в искусстве33.
Но наиболее крупной фигурой в изучении доколумбовой Мезоамерики
был в конце XIX - начале XX вв. немецкий ученый Эдуард Зелер. Он про­
бовал себя во многих областях археологии и этнографии, неоднократно ез­
дил в Мексику, но при этом не раскопал ни одного древнего памятника. По­
разительно, что большую часть своих исследований он провел на родине, в
Германии. Во-первых, он прославил себя великолепными комментариями к
древнемексиканским кодексам (Тоналаматл, Аубин, Борджиа, Ватиканский
«Б» и др.), которые он же и издал на деньги богатых меценатов. Э. Зелер
глубоко изучил индейский календарь и религию. Правда, в его работах с
кодексами явной ошибкой было заметное преувеличение их религиозного
назначения, хотя многие из них содержат и заведомо исторический мате­
риал34.
Большой вклад в изучение рукописей майя внес также немецкий ученый
Пауль Шелльхас - по основной профессии судья в г. Берлине. Он заинтере­
совался иероглификой и рисунками кодексов майя с 1885 г. и в ходе своих
исследований отождествил в них конкретных богов, обозначив их буквами
латинского алфавита, начиная с «А»35.

62
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Что касается научных периодических публикаций, связанных так или
иначе с археологией Мексики, то до 1880 г. существовал единственный
журнал «Boletin de la Sociedad Mexicana de Geografia у Estadistica», кото­
рый время от времени печатал статьи и по археологии. Позже, с появлением
в 1880 г. Национального Музея, стали выходить ежегодники - «Anales del
Museo National». Что касается США, то там журнал интересующего нас
профиля - «American Anthropologist» - впервые вышел в свет в 1888 г. и, са­
мое главное, регулярно выходит и по сей день. В нем всегда довольно мно­
го места уделялось мезоамериканской археологии. Музей Пибоди при Гар­
вардском университете (г. Кембридж, США) в 1888 г. начал регулярное из­
дание серии томов по археологии Мезоамерики, но, в основном, по городам
древних майя. Очень ценные работы, но, увы, не так часто, по древностям
Мезоамерики выпускал с конца XIX в. Полевой Колумбийский Музей в Чи­
каго. Необычайно активен был в конце XIX - начале XX вв. и Смитсонов­
ский Институт в Вашингтоне, в котором первый отчет из серии «Бюллетень
Бюро Американской Этнологии» вышел в 1881 г.36 Музей Пенсильванского
университета, который с 1904 г. стал интересоваться и доколумбовой Мезо-
америкой, был и остается важнейшим научным учреждением США, занима­
ющимся мексиканской археологией37. Многие европейские издания, такие
как «Zeitschrift fur Ethnologie und Urgeschichte» (с 1869 г., Берлин), «Journal
of the Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland» (c 1870 г.,
Англия), «Journal de la Societe des Americanistes» (c 1895 г., Франция) и др.,
достаточно часто публиковали статьи о мезоамериканских древностях.
Известную роль в организации международных конгрессов американи­
стов (а они регулярно, раз в 2 года, продолжаются и до сих пор) сыграло
«Американское общество» во Франции, которое организовало первый такой
конгресс в г. Нанси в 1875 г. Правда, доклады на нем отражали настроения
умов того времени: большая их часть посвящена проблемам происхождения
культур доколумбовой Америки и, в качестве аргументов, нередко приводи­
лись ссылки на влияния финикийцев, буддистов, страны Фусан, Атлантиды
и прочие фантазии. Единственный доклад по археологии (вернее эпигра­
фике) Мексики на первом конгрессе сделал Леон де Росны по поводу чисел
майя. В 1891 г. конгресс американистов впервые проводился в Новом Све­
те - в США, а в 1897 г. - в Мексике38.

63
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

БИБЛИОГРАФИЯ К ГЛАВЕ 2

1. Bernal I.AHistory..., p. 120.


2. Valdeck F. de. 1838. Voyage pittoresque et archeologique dans la province d’Yucatan
pendant les annees 1834 et 1836. Paris.
3. Цит. по Ч.Галленкамп «Майя. Загадка исчезнувшей цивилизации». М. Наука,
1966, с. 33.
4. Цит. по Ч.Галленкамп «Майя...», с. 34.
5. Stephens J.Lloyd. 1841. Incidents of Travel in Central America, Chiapas and Yucatan,
vols. 1-2, New York, Harper and Brothers (и еще множество переизданий: в 1856 г.
вышло 12-е издание книги).
6. Цит. по Ч.Галленкамп «Майя...», с. 38.
7. Цит. по Ч.Галленкамп «Майя...», с. 39.
8. Stephens J.L. 1856. Incidents of Travel in Central America..., 12-th ed., vol. 1, N.Y.,
pp. 104-105.
9. Coe W.R. 1971. Tikal. Guia de las antiguas ruinas Mayas. Philadelphia, p. 12.
10. Coe W.R. Tikal..., p. 13.
11. Chamay D. 1863. Cites etruines americaines. Paris.
12. Bernal I. A History..., p. 120.
13. Maler Т., 1901. Researches in the central portion of the Usumatsintla Valley. Report of
Explorations for the Museum // Memoirs Peabody Museum, vol. 20, № 1. Cambridge,
Mass.
14. Maudslay A.P. 1889-1902. Biologia Centrali Americana: Archaeology. 5 vols.
London.
15. Holmes W. 1895-1897. Archaeological studies among the ancient cities of Mexico //
Field Columbian Museum, Anthropological Series, I. Chicago.
16. Bernal I. A History..., p. 149.
17. Bernal I. A History..., pp. 134-137.
18. Adams Richard E. 1977. Prehistoric Mesoamerica. Boston, p. 7; Orozco у Berra M.
1880. Historia Antigua у de la Conquista de Mexico. 4 vols. у Atlas. Mexico.
19. Brasseur de Burbour Ch.E. 1886. Histoire des Nations Civilisees du Mexique et de
PAmerique Centrale. Paris, v. I-IV.
20. Есть и русский перевод этого важного источника по истории индейцев горной
Гватемалы (Р.В.Кинжалов - автор перевода). См.: «Пополь-Вух». M.-JI. 1959.
21. Prescott W.H. 1843. History of the conquest of Mexico. New York. Есть русский
перевод этой работы: см. стр. 34. Примечание 3.
22. Willey G.R., Sabloff J.A. 1974. A History of American Archaeology San Francisco,
p. 114.
23. Bancroft H.H. 1886. The Native Races of the Pacific States. San Francisco, 5 vols.
64
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
24. Morgan L.H. 1877. Ancient Society. New York. Есть русский перевод: Морган Л.Г.
1934. Древнее общество. Ленинград.
25. См. предисловие к работе Ф.Энгельса «Происхождение семьи, частной соб­
ственности и государства».
26. Willey G.R., Sabloff J.A. A History..., p. 143.
27. Вайян Дж.К. 1949. История ацтеков. М. Иностранная литература.
28. Willey G.R., Sabloff J.A. A History..., p. 143.
29. Bernal I. A History..., pp. 108-109.
30. Bernal I. A History..., p. 110.
31. Bernal I. A History..., p. 110.
32. Кнорозов Ю.В. 1963. Письменность индейцев майя. М.-Л.
33. Saville М.Н. 1929. Votive axes from Eastern Mexico // Indian Notes and Monographs,
VI. Museum of the American Indians. New York.
34. Seler E. 1961. Gesammelte Abhandlungen zur Amerikanischen Sprach-und
Altertumskunde. Bds. I-V. Graz.
35. Schellhas R 1904. Representations of deities of the Maya manuscripts // Peabody
Museum of Archaeology and Ethnology. Harvard University, Papers, vol. 4, № 1.
Cambridge, Mass.
36. Willey G.R. and Sabloff J.A. 1974. A History of American Archaeology, San
Francisco.
37. Willey G.R. and Sabloff J.A. A History...
38. Bernal I. A History of Mexican Archaeology..., p. 155.
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 1. Джон Ллойд Стефенс (1805-1852) - американский птешественник


и дипломат, первооткрыватель городов древних майя.

Рис. 2. Теоберт Малер - путешественник и исследователь


городов древних майя.
66
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 3. Стела с изображением правителя майя. Копан, Гондурас.


Рисунок художника Фредерика Козервуда.
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 4. Французский путешественник Дезире Шарнэ, в пути,


в мексиканских джунглях, 1863 г.
68
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 5. Австрийский путешественник Теоберт Малер


на руинах города Ушмаль, культура майя, XIX в.
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

шт
Рис. 6. Английский исследователь Альфред Персиваль Моудсли (1850-1931)
за работой во дворце древних мая, Чичен-Ица, Юкатан, Мексика, 1899 г.
70
ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ

Рис. 7. Хосе Фернандо Рамирес (1804-1871) - мексиканский историк,


коллекционер, собиратель доколумбовых колониальных рукописей.

Рис. 8. Исход ацтеков с легендарного острова Астлан


(кодекс Ботурини, XVI в.).
71
ГЛАВА 3

СТАНОВЛЕНИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ
НАУКИ В МЕЗОАМЕРИКЕ
(1900-1945 гг.)

в этот период в изучении прошлого Мезоамерики интенсивно развива­


лись два главных направления: во-первых, полевая археология (формирова­
ние методов и теории данной науки и широкие по размаху раскопки древно­
стей в Центральной Мексике, особенно, в долине Мехико и на территории
культуры майя); а, во-вторых, активное изучение письменности и календа­
ря древних майя. Ученые, отказавшись от бесплодных кабинетных дебатов,
наконец-то впервые приступают к довольно значительным по масштабам и
более совершенным по методам полевым исследованиям.
Долина Мехико, до предела насыщенная руинами забытых доколумбовых
культур, становится объектом самого пристального внимания со стороны
археологов Мексики и США. Именно здесь, в ходе изучения материальных
остатков исчезнувших индейских цивилизаций Теотихуакана, Тулы-Толлана
и Теночтитлана, и родилась, практически мексиканская археология.
Общая демократизация Мексики после демократической крестьянской
революции 1910-1917 гг. способствовала бурному развитию науки в стране.
Мексиканским ученым и в прошлом и в настоящем всегда были свойствен­
ны повышенный интерес к доиспанским древностям (которые справедливо
считались национальным достоянием и национальной гордостью) и ясное
понимание того, что это - один из важных истоков национальной мексикан­
ской культуры.
Буржуазно-демократическое правительство Мексики сразу после оконча­
ния революции выделяет из государственного бюджета крупные средства на
изучение индейского вопроса, имеющего для дальнейшего развития страны
огромное практическое значение, поскольку более 30% населения Мексики
72
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
составляли чистокровные индейцы1. Эти важные социально-экономические
и политические процессы не могли не сказаться и на археологии. Она была
в стране в первой четверти XX века явно на подъеме. И далеко не случайно,
что именно мексиканские ученые, и в частности Мануэль Гамио, впервые
успешно применили стратиграфический метод раскопок, открывший самые
широкие перспективы для решения многих важнейших проблем доколум­
бовой истории Мезоамерики. Но к этому вопросу мы вернемся несколько
позже. А пока следует остановиться на другом значимом событии, сыграв­
шем существенную роль в формировании мезоамеринской археологии в ка­
честве подлинно научной дисциплины. Речь идет о создании в г. Мехико
Международной Школы Американской Археологии и Этнологии (Escuela
International de Arqueologia e Etnologia Americana). История ее происхожде­
ния такова. Еще в 1904 г. руководство Колумбийского университета в Нью-
Йорке (США) разработало план создания научно-исследовательского центра
с участием университетов Франции, Германии, США и правительства Мек­
сики.
20 апреля 1909 г. министр образования страны, Хусто Сьерра, одобрил,
наконец, этот проект и подписал его. С самого начала предполагалось, что в
Школе будут обучаться и, одновременно, вести свои исследования на архео­
логических объектах, а затем публиковать результаты раскопок «студенты»
(точнее, «стажеры»), уже получившие до этого определенные профессио­
нальные навыки и знания.
14 сентября 1910 г. Эдуард Зел ер (Германия), Франц Боас, Роберт Диксон
и Байрон Гордон (все из США), как представители иностранных государств,
а также чиновники из мексиканского правительства (Е. Чавес и др.) подпи­
сали окончательное соглашение об учреждении в г. Мехико Международной
Школы Американской Археологии и Этнологии. Она была торжественно от­
крыта 20 января 1911 г. И первым ее директором стал выдающийся немец­
кий американист Эдуард Зелер. А затем, ежегодно, на этом посту сменяли
друг друга не менее известные ученые: Франц Боас и Альфред Тоззер (оба
из США), Мануэль Гамио (Мексика)2. Главной своей задачей руководство
Школы считало изучение тех памятников древности, которые могли привне­
сти принципиально новые моменты в археологию Мезоамерики и, особенно,
осуществление проектов, способствующих упорядочению многочисленных
и крайне противоречивых (а зачастую и слабо обоснованных) периодизаций
доиспанских культур Мексики3. Большинство ученых в начале XX века ис­
кренне считало тогда, что в долине Мехико в доколумбову эпоху существо­
73
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
вали всего две большие, последовательно сменившие друг друга культуры:
тольтекская IX-XII вв. н.э. (которую тогда часто путали с цивилизацией Тео-
тихуакана) и ацтекская (XIII-XVI вв. н.э.).
Между тем, в той же долине постоянно попадались черепки керамики и
лепные глиняные статуэтки, совершенно не похожие ни на теотихуаканские,
ни на тольтекские, ни на ацтекские археологические материалы (эти сборы
производили У. Холмс, 3. Нутталь, Э. Зелер, Ф. Боас и др.).
Если учитывать основную направленность в деятельности Международ­
ной Школы, то совсем не случайно, что именно Франц Боас - один из ее
руководителей - уделял особое внимание проблемам периодизации древних
культур долины Мехико. При его активном участии был выпущен в свет спе­
циальный альбом Школы, в котором удалось представить в фотографиях и
иллюстрациях керамику трех больших доиспанских культур, или, скорее, да­
же не культур, а последовательных периодов: 1) самая ранняя культура (или
период) «типа Серрос», предшествующая появлению местных городских ци­
вилизаций; 2) тольтекская (теотихуаканская); 3) ацтекская4.
Правда, название «культура Серрос» («серрос» по-испански означает «го­
ры», «холмы») было дано лишь потому, что связанные с ней материалы нахо­
дили первоначально лишь на склонах гор, окружающих долину Мехико. Но
потом (уже в 10-е-20-е годы XX в.) в ходе раскопок таких древних поселе­
ний, как Тикоман, Сакатенко и др., керамика и статуэтки «культуры Серрос»
в изобилии появились и на равнинах долины Мехико. И тогда старое назва­
ние сменили на новое - «архаическая культура»5. Решить все эти накопив­
шиеся проблемы могли лишь стратиграфические раскопки ключевых памят­
ников древности. И вполне логично, что именно данный метод исследований
дирекция Международной Школы и, прежде всего, Франц Боас, рекомен­
довали применить на практике молодому мексиканскому ученому - Мануэ­
лю Гамио. Он получил профессиональное археологическое образование в
Колумбийском университете (США) под руководством того же Ф. Боаса (в
1909-1911 гг.) и, вернувшись на родину, активно участвовал в деятельности
Международной Школы.
В 1911 г. впервые в практике мезоамериканской археологии М. Гамио осу­
ществил стратиграфические раскопки руин древнего города Аскапоцалько.
На основе четкой стратиграфии и анализа находок по слоям ему удалось вы­
делить там три типа культур, следующих один за другим по мере углубления
в мощные напластования данного памятника: первый тип (верхний слой) -
ацтекский (слои 1-2); второй - теотихуаканский, I тыс. н.э. (слои 3-14); и, на­
74
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
конец, третий, самый нижний слой - «архаический», близкий по материалам
к находкам, обнаруженным под потоками окаменевшей лавы (Педрегаль)6. Та­
ким образом, впервые удалось надежно доказать, что культурные остатки «ар­
хаического» (или доклассического) периода относятся к доацтекскому (XIII—
XVI вв.), дотольтекскому (IX-XII вв.) и дотеотихуаканскому (I—VIII вв. н.э.)
времени, поскольку стратиграфически залегают значительно ниже.
Свои выводы (в отношении «культуры Серрос», или «архаической»)
М. Гамио подкрепил ссылками на находки в Педрегаль де Сан Анхель и из
других памятников «архаической» культуры долины Мехико.
Впервые в истории мезоамериканской археологии была создана общая
периодизация древних культур индейцев для довольно значительной области
данного региона, периодизация, основанная на прочной и объективной фак­
тической (стратиграфия) базе. Кстати, сам исследователь хорошо осознавал
большое значение своих стратиграфических работ для развития мезоамери­
канской археологии. «Должен признаться, - писал он, - что до настоящего
момента указанные раскопки были в долине Мехико первыми, в которых ис­
пользовался научный (стратиграфический - В.Г.) метод»7.
Однако, М. Гамио явился также автором совершенно уникального и за­
мечательного для тех времен проекта, что делает его, бесспорно, одной из
главных фигур мезоамериканской археологии этого третьего периода. Для
М. Гамио археология - это составная часть большого комплекса знаний, ко­
торый наиболее интересен для человечества и который обозначается (в тех
же США) термином «антропология», или же «наука о человеке». Антрополо­
гия получает сведения о племенах и народах настоящего и прошлого тремя
способами: 1) по физическому типу людей; 2) по языку; 3) по материальной
и духовной культуре. Поэтому, археология - это часть антропологии, наряду
с лингвистикой, физической антропологией и этнологией. И, соответствен­
но, археологические исследования должны осуществляться в комплексе с
другими «антропологическими» работами8.
Все воплощения культуры М. Гамио подразделял на «абстрактные» (они
включают мифы, сказки, легенды; религиозные, военные и гражданские
институты; контакты и влияния интеллектуального характера) и «матери­
альные» (технологическое и художественное производство; архитектура;
скульптура; керамика; научная связь данных археологии и истории; антро­
пологическое изучение человеческих останков; анализ костей животных;
физико-биологическая среда, климат; фауна и флора; миграции; междуна­
родные влияния).
75
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Все эти идеи М. Гамио успешно воплотил в конкретном проекте по ком­
плексному изучению населения долины Теотихуакана в Центральной Мек­
сике (1917-1922 гг.)9. Широта и глубина общей концепции данного проекта
просто поразительны для того времени: аналогичные комплексные регио­
нальные проекты стали обычными в практике мезоамериканских археологов
лишь в 60-е-70-е годы XX века. М. Гамио предполагал изучить современ­
ное население долины Теотихуакана этнографическими методами, провести
анализ исторических документов колониального периода, а более раннее,
доиспанское прошлое планировалось исследовать по археологическим мате­
риалам. Все это дополнялось геологическими и географическими работами.
Этот смелый проект был частично реализован в течение 1917-1922 гг. (вклю­
чая довольно значительные раскопки в центральной зоне Теотихуакана). Од­
нако, в дальнейшем осуществление его было приостановлено из-за личных
противоречий М. Гамио с властями страны. Он в 1922 г. уехал за границу, в
США, и вернулся в Мексику лишь в 1929 г., всецело занявшись проблемой
интеграции коренного индейского населения в современное гражданское об­
щество10. Правда, в 1917 г. М. Гамио успел внести еще один существенный
вклад в мексиканскую археологию - он основал и возглавил первое офици­
альное археологическое учреждение страны, Дирекцию по Антропологии
(Direction de Antropologia)11.
Таким образом, исследования М. Гамио в долине Мехико (Аскапоцаль-
ко, Сан Мигель Амантла) и в долине Теотихуакана (Теотихуакан) не толь­
ко дали надежную периодизацию основных доиспанских культур в регионе
(«архаическая», теотихуаканская, тольтекская, ацтекская), но и доказали, что
цивилизация Теотихуакана возникла постепенно на базе местной раннезем­
ледельческой культуры («архаической», доклассической)12.
В 1914 г. английский археолог Томас Джойс предложил первую обобщаю­
щую работу по археологии всей Мезоамерики, где попытался создать и хро­
нологическую периодизацию для данного региона, основанную на календар­
ных датах с резных каменных монументов майя и на сведениях из индейских
легенд и преданий13. За год до этого появилась также очень важная работа
Герберта Спиндена (США) «Исследование искусства майя», в которой во­
просы мезоамериканской хронологии и периодизации занимали значитель­
ное место14.
Однако, отсутствие широкого применения стратиграфического метода в
ходе раскопок доиспанских памятников Мезоамерики в начале XX века и
ошибки при общей интерпретации истории региона вскоре выявили целый
76
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
ряд неверных установок в упомянутых периодизациях. Так, например, оба
исследователя сильно преувеличивали возраст культуры майя и считали ее
более ранней, чем цивилизации Теотихуакана (предки науа) и Монте Аль­
бана (предки сапотеков)15. Кроме того, и календарная система древних майя
I тыс. н.э. («Длинный Счет», «Начальная Серия») в тот период не была еще
точно сопоставлена (увязана) с европейским летосчислением. Тогда суще­
ствовало несколько систем корреляции, в результате чего появилась «пла­
вающая» абсолютная хронология, где даты отличались друг от друга (в зави­
симости от принятой схемы) в пределах только I тыс. н.э. почти на 600 лет!16
Да и эти абсолютные даты имелись лишь в сравнительно ограниченной гео­
графической области - в низменных лесистых районах майя на юге Мексики
и севере Гватемалы. Остальная Мезоамерика пребывала еще в первые два
десятилетия XX века в «хронологическом тумане». И, тем не менее, уже по­
сле первых стратиграфических работ под эгидой Международной Школы
Американской Археологии и Этнологии в мезоамериканской археологии на­
блюдается довольно быстрый прогресс как в масштабах полевых исследова­
ний, так и в общем осмыслении полученных археологических материалов.
Особенно большие успехи были достигнуты в изучении «архаики» - то есть
доклассических памятников раннеземледельческой эпохи, предшествовав­
шей появлению цивилизации.
В 1915 г. Г. Спинден (США), отметив большое сходство примитивных
глиняных статуэток из Центральной Мексики с материалами из других об­
ластей Мезоамерики, выдвинул свою знаменитую «архаическую теорию»17.
Согласно ей, все культурные традиции «архаической» (доклассической)
эпохи имеют единственный источник происхождения - Центральную Мек­
сику. Оттуда, из первоначального очага, племена языковой группы науа
(предки теотихуаканцев, тольтеков и ацтеков), постепенно расселяясь по
всей Мезоамерике, принесли основные достижения своей культуры в дру­
гие, даже весьма удаленные области. К числу этих достижений (или черт
культуры) относятся маисовое земледелие, разнообразная лепная керамика
и глиняные женские статуэтки (отражение культа плодородия). Таким об­
разом, Г. Спинден впервые выдвинул предположение о существовании в
древности единой основополагающей культуры («архаический» период),
на базе которой выросли затем все «классические» цивилизации доколум­
бовой Мезоамерики.
В 1923-1924 гг. Байрон Каммингс (США) осуществил частичные рас­
копки грандиозной круглой пирамиды в Куикуилько (южная часть долины
77
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Мехико), основание которой покрывала окаменевшая лава близлежащего
вулкана Шитли18. Керамика и глиняные фигурки из Куикуилько были очень
близки «архаическим» (доклассическим) материалам из других районов
Центральной Мексики, хотя и имели некоторые локальные черты. Это заста­
вило многих исследователей согласиться с выводом Б. Каммингса о том, что
гигантская пирамида в Куикуилько относится к «архаическому» (докласси-
ческому) времени и является, следовательно, одним из древнейших образцов
монументальной культовой архитектуры в Мезоамерике.
В 1924 г. А. Крёбер (США) на основании анализа керамики сумел устано­
вить относительную хронологию различных доклассических памятников до­
лины Мехико: Копилько, Сакатенко, Тикоман, Сан-Анхель, Эль-Арболильо.
Но поскольку большая часть глиняной посуды, изученной им, представляла
собой подъемный материал, ученый не смог до конца разобраться в сложной
картине взаимосвязей различных «архаических» памятников долины Мехи­
ко и не избежал в своих заключительных выводах серьезных ошибок19.
В 1926 г. Сэмюэль Лотроп (США) привел серьезные аргументы в защиту
того, что «архаическая» (доклассическая) культура - это «определенный этап
эволюционного ряда, а не продукт деятельности одного конкретного наро­
да». В том же году он опубликовал свой отчет о раскопках в Аревало (горная
Гватемала), где он с фактами в руках доказал, что «архаическая» (докласси­
ческая) культура на территории майя резко отличается от «архаики» долины
Мехико, а значит «архаическая теория» Г. Спиндена - несостоятельна20.
Используя данные из раскопок М. Гамио и С. Лотропа, а также весьма
важные материалы из древнего города майя Хольмуля (работы Р. Мервина),
Джордж Вайян (США) в своей докторской диссертации (которую он защи­
тил в Гарвардском университете в 1927 г.) убедительно доказал отсутствие
какого-либо единства среди доклассических («архаических») памятников
различных областей Мезоамерики. Кроме того, он хорошо обосновал нали­
чие в «архаическую» эпоху в рассматриваемом регионе нескольких локаль­
ных культурных традиций.
В 1928 г. в США состоялась встреча крупнейших археологов-
американистов, посвященная проблемам «архаической» культуры. И здесь
разгорелась жаркая дискуссия между С. Лотропом и Дж. Вайяном с одной
стороны и Г. Спинденом - с другой. Противники еще раз четко сформулиро­
вали свои уже известные точки зрения на «архаическую» (доклассическую)
культуру, но из-за недостатка фактического материала вынуждены были на
время прекратить споры21.
78
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Вслед за этими событиями и начинаются, по сути дела, настоящие, це­
ленаправленные исследования «архаических» (доклассических) памятни­
ков. Обширная программа стратиграфических раскопок была осуществлена
под руководством Дж. Вайяна в конце 20-х и 30-е годы XX века. Изучению
подверглись главным образом памятники долины Мехико: Сакатенко, Эль-
Арболильо, Тикоман. Исходя из стратиграфии культурных напластований
и типологии керамики и статуэток, Вайян выделил в долине две основные
культуры раннеземледельческой эпохи: более раннюю - Сакатенко-Копилько
и более позднюю - Тикоман-Куикуилько. Первая из них делится в свою оче­
редь на два этапа: ранний (ранний Сакатенко - Эль-Арболильо I) и поздний
(средний Сакатенко - Эль-Арболильо II) с переходным этапом между ними.
Каждый этап отличается от других изменениями в типах керамики и жен­
ских статуэток22.
Культура Сакатенко-Копилько сменяется комплексом Тикоман-
Куикуилько. Однако, как считал Дж. Вайян, между этими двумя культура­
ми почти нет преемственности. Вторая из них имеет свои специфические
формы керамики и статуэток, более примитивные по облику, чем в пред­
шествующий период. В конце своего существования культура Тикоман-
Куикуилько передает некоторые свои элементы зарождавшейся цивилизации
Теотихуакана23. Общий вывод Дж. Вайяна, подкрепленный огромным фак­
тическим материалом из собственных раскопок, состоял в следующем: «Ар­
хаическая (доклассическая - В.Г.) культура - это не продукт деятельности
одного народа, а целая стадия, предшествовавшая по времени появлению
цивилизации»24. Кроме того, исходя из особенностей вещевого комплекса
доклассической культуры и общего уровня ее развития, Дж. Вайян пришел к
заключению, что это - не самая ранняя культура аборигенов Нового Света.
«Более древние памятники, соответствующие по уровню развития племенам
собирателей и охотников, тоже будут найдены», - утверждал он. Поэтому ис­
следователь предложил заменить название «архаическая» (доклассическая)
культура термином «средняя», поскольку он более точно отражает ее дей­
ствительное положение25.
Благодаря многолетним полевым исследованиям Дж.Вайяна, лучше всего
известна теперь «архаика» Центральной Мексики, ставшая своеобразным
эталоном для всех остальных культур этого времени. Археологическое из­
учение других областей Мезоамерики (имеются в виду только памятники
доклассической эпохи) в 20-е - 30-е годы XX века осуществлялось гораздо
медленнее. Однако в ходе многолетних раскопок некоторых городов майя
79
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
на юге Мексики и севере Гватемалы археологам также удалось найти ма­
териалы доклассической культуры, подстилавшие каменные дворцы и хра­
мы классической эпохи: Вашактун (этапы Мамом и Чиканель)26, Хольмуль27,
Сан-Хосе (этапы I-А и I-Б)28 и др.
Следы доклассической культуры были обнаружены мексиканским архео­
логом Альфонсо Касо во время раскопок столицы цивилизации сапотеков -
Монте-Альбана (штат Оахака, Мексика)29, а также в Трес-Сапотес (штат Ве­
ракрус, Мексика)30.
А. Крёбер, вслед за М. Гамио, сумел выявить и подкрепить конкретными
материалами тесную взаимосвязь между культурой «архаического» (доклас-
сического) периода и теотихуаканской цивилизацией в ходе своих раскопок
Пирамиды Солнца в Теотихуакане и, таким образом, ясно показал преем­
ственность обеих культур и «архаические» корни первой высокой цивилиза­
ции Мезоамерики31.
Г. Спинден обобщил сведения о ранних памятниках (эпоха «архаики»),
находившихся за пределами долины Мехико - Серро Сапоте в Сальвадоре,
Финка Аревало в Гватемале и Копан в Гондурасе. Там «архаическая» кера­
мика всегда встречалась в слоях, лежавших ниже напластований с материа­
лами культуры майя I тыс. н.э. Так, в майяском городе Вашактуне (Северная
Гватемала) архаические лепные фигурки и обломки глиняной посуды были
выявлены под вымостками, на которых стояли самые ранние резные стелы
и алтари майя32. Все это позволило ему предложить общую периодизацию
доиспанских культур Мезоамерики: первый, самый ранний период - «архаи­
ческий» (доклассический); второй - майяский (классическая цивилизация);
третий - тольтекский (к нему Г. Спинден относил и Теотихуакан); четвер­
тый - ацтекский33.
Процесс изучения и осмысления памятников «архаической» культуры в
Центральной Мексике достиг апогея в конце 30-х годов, благодаря работам
уже упоминавшегося американского археолога Джорджа К. Вайяна в долине
Мехико и в Морелосе. Между 1927 и 1934 гг. он раскопал раннеземледельче­
ские поселения Сакатенко, Тикоман, Гуалупита и Эль Арболильо и получил
дополнительные данные в пользу наличия там остатков архаической культу­
ры, предшествующей теотихуаканской цивилизации. Развитие этой ранней
культуры он разделил на несколько этапов в соответствии с изменениями в
формах керамики и стилях лепных глиняных статуэток. Однако, абсолют­
ная хронология, предложенная им для истории доколумбовой Центральной
Мексики, оказалась ошибочной, так как он отождествил Теотихуакан с толь-
80
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
теками и, соответственно, значительно омолодил все датировки. Например,
самый ранний свой период - Эль Арболильо I Вайян отнес к рубежу нашей
эры (а в действительности - это конец II - начало I тыс. до н.э.)34. Тем не ме­
нее, раскопки Дж. Вайяна намного расширили фонд материалов об «архаи­
ческой» (доклассической) культуре Центральной Мексики.
Значительные успехи были достигнуты и в изучении главного памятника
последующего периода - эпохи цивилизации - Теотихуакана, гигантского
древнего города на северо-востоке долины Мехико, с его впечатляющими
пирамидами (Пирамида Солнца и Пирамида Луны). Особенно много полез­
ного сделал здесь в 1917 г. М. Гамио. Он раскопал и почти полностью ре­
конструировал «Сьюдаделу» и «Храм Кецалькоатля» в центральной части
города. Кроме того, в отличие от Т. Джойса и Г. Спиндена, М.Гамио считал,
что Теотихуакан гораздо старше по возрасту, чем самые ранние городские
центры майя35. Впоследствии здесь также вели исследования Дж. Вайян и
Э. Ногера. Именно второй из них (путем сопоставления теотихуаканских на­
ходок с материалами с Западного побережья Мексики) установил в общих
чертах истинный возраст города - I тыс. н.э.36 Однако, многие ученые по-
прежнему считали Теотихуакан столицей тольтеков, упоминаемой в пись­
менных источниках как Тула-Толлан. В 1931 г. Дж.Вайян в ходе раскопок на
древнем поселении в Сан Франсиско Масапан (неподалеку от Теотихуакана)
обнаружил неизвестный до сих пор керамический комплекс, который назвал
«Масапан». Стратиграфически этот комплекс был раньше ацтеков, но позд­
нее Теотихуакана37.
В 30-е годы шведский археолог С.Линне, по совету того же Дж.Вайяна,
произвел значительные по масштабам раскопки в окраинных районах Тео­
тихуакана - в Шолальпане и Тламимилолпе38. И именно там он наткнулся на
слой, где типично теотихуаканские предметы «подстилали» керамику типа
«Масапан». Общий вывод исследователя был таков: «со всей очевидностью
выявилось не только то, что здесь (в данном месте) теотихуаканская культу­
ра резко прервалась, но также и то, что новые пришельцы были незнакомы с
этими руинами. Судя по находкам, точки соприкосновения этих двух циви­
лизаций почти минимальны»39.
Однако, никто не думал тогда, что «Масапан» - один из наиболее точных
хронологических «маркеров» тольтекского периода. Это выявилось лишь в
1940 г., когда мексиканец Хорхе Акоста завершил свой первый сезон иссле­
дований в Туле - на городище в штате Идальго примерно в 140 км к северо-
востоку от г. Мехико. И главное его открытие состояло в том, что керами­
81
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
ческий комплекс «Масапан» является основным для Тулы. Этот комплекс
появился задолго до ацтеков и был существенным компонентом тольтекской
культуры, достигшей своего апогея в Центральной Мексике между падением
Теотихуакана и расцветом ацтеков40.
Таким образом, впервые удалось провести между этими двумя городски­
ми центрами - Теотихуаканом с одной стороны и Тулой-Толланом с дру­
гой - четкую демаркационную линию. А чуть позднее мексиканский исто­
рик Вигберто Хименес Морено в своем блестящем этноисторическом иссле­
довании убедительно доказал, что Тула, которую начал копать X. Акоста, и
была Тулой-Толланом из исторических источников, т.е. столицей государства
тольтеков (IX-XII вв. н.э.)41.
Выводы Х.Акосты и У. Хименеса Морено об истинном соотношении во
времени и пространстве столицы первой цивилизации Центральной Мек­
сики - Теотихуакана (I тыс. н.э., точнее I—VIII вв. н.э.) и столицы тольтек-
ского государства - Тулы-Толлана (IX-XII вв. н.э.) были поддержаны всеми
участниками «Круглого Стола», организованного в 1941 г. Мексиканским
Антропологическим обществом. Среди них были и такие известные архео­
логи как Альфонсо Касо и Джордж Вайян. Это означало также и удревнение
всей хронологической шкалы доколумбовых культур Мезоамерики и отне­
сение раннеземледельческой «архаической» (доклассической) культуры по
крайней мере к I тыс. до н.э.42
Важнейшей вехой в развитии мезоамериканской археологии в этот пе­
риод (20-е - 30-е годы XX в.) стали многолетние раскопки А.Касо в Монте-
Альбане (штат Оахака), в результате которых была выделена еще одна яркая
цивилизация I тыс. н.э. - сапотекская43.
Однако, наиболее значительные полевые исследования в рассматриваемое
время велись, помимо Центральной Мексики, на территории культуры майя.
В основном эти работы осуществлялись различными научными учрежде­
ниями США. На рубеже XIX и XX вв. крупномасштабные раскопки в древ­
нем городе майя Копане (Гондурас) были организованы Музеем Пибоди при
Гарвардском университете. Их возглавляли М. Савий, Дж. Оуэнс (он умер к
Копане во время раскопок) и Г. Гордон. Итоги данных работ были позднее
частично опубликованы44. Затем последовали исследования в Хольмуле (Се­
верная Гватемала) в 1910-1911 гг. под руководством Р. Мервина и Дж. Вайя­
на45. А с 1914 г. к активным работам по изучению древних городов майя
приступает Институт Карнеги в Вашингтоне (Бюро Американской Этноло­
гии). Эти полевые исследования возглавляли многие известные археологи,
82
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
но наиболее заметной фигурой среди них был Сильванус Г. Морли. Начиная
с 1914 г. он на протяжении последующих 10 лет организовал и провел ряд
экспедиций в самые глухие и труднодоступные районы территории культуры
майя. Первоначально главной целью этих работ было открытие среди древ­
них руин резных каменных монументов с изображениями и иероглифиче­
скими надписями и их точная фиксация (фотографии, рисунки, описания).
В результате этого был получен самый полный корпус иероглифики майя из
Южной Мексики, Северной Гватемалы и Гондураса. С.Г. Морли издал по­
лученные им данные в виде серии монографий с 1920 по 1938 гг.46 Казалось
бы, все американисты, и в прошлом и в наши дни, должны быть безмерно
благодарны за подвижнический труд этому выдающемуся майянисту. Но, к
сожалению, именно С.Г. Морли явился основателем и яростным защитником
так называемой «Календарной школы» в майянистике. Согласно его мнению,
в иероглифике майя чтению поддаются только надписи с календарными да­
тами по эре майя (так называемый «Длинный Счет»), а все остальное не за­
служивает внимания. Поэтому в его фундаментальные публикации вошли
только календарные надписи и фото (рисунки) некоторых каменных резных
монументов майя. А прочие тексты (и изображения) просто опускались. С
тех пор большинство открытых и частично описанных им стел и алтарей
уже утрачено (воздействие природных сил и деятельность грабителей древ­
ностей). Можно себе представить - какую бы ценность имели публикации
С.Г. Морли, если бы он описал и издал открытые им монументы целиком -
со всеми их надписями и резными фигурами.
Тем не менее, именно этот ученый стал под эгидой Института Карнеги
инициатором многолетних работ в таких городах древних майя, как Вашак-
тун и Чичен-Ица. Выбор С.Г. Морли был далеко не случайным. Согласно
его общим представлениям о культуре майя, она прошла в своем развитии
два больших этапа - ранний (классический период, III—IX вв. н.э.), или (по
египетскому образцу) «Древнее царство» и поздний (пост-классический,
X-XVI вв.), или «Новое царство». «Древнее царство» занимало территорию
Северной Гватемалы (департамент Петен), а «Новое» - полуостров Юкатан
в Мексике. Соответственно, раскопки в Вашактуне (Петен) должны были
дать материалы о классической цивилизации майя, а Чичен-Ица - о пост-
классической47. В 1916 г. С.Г. Морли обнаружил в Вашактуне самую раннюю
из известных тогда датируемых по эре майя стелу - стелу № 9 (VI в. н.э.). В
1923 г. в этом городе начались интенсивные раскопки, возглавляемые Ф. Бо­
асом и продолжались до 1931 г. под руководством О. Рикетсона. В 1937 г. ре­
83
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
зультаты данных исследований удалось опубликовать в серии «Публикаций
Института Карнеги»48.
Другой важный городской центр майя, подвергшийся раскопкам и частич­
ной реставрации экспедицией Института Карнеги под личным руководством
С.Г. Морли - Чичен-Ица. Исследования начались здесь в 1924 г. и продолжа­
лись до середины 30-х годов49.
В горной Гватемале также велись археологические исследования памят­
ников майя. Здесь наиболее интересным проектом Института Карнеги бы­
ли раскопки древнего Каминальуйю, которыми руководил А.В. Киддер, при
участии Э. Шука, Дж. Дженнингса и Р. Уокопа (30-е годы). Именно тогда
удалось установить наличие теснейших связей этого майяского центра с та­
ким удаленным от него городом, как Теотихуакан в долине Мехико50.
Примерно то же, что сделал для изучения зоны майя в этот период Ин­
ститут Карнеги, осуществил для долины Оахака (Монте-Альбан) мексикан­
ский археолог А. Касо. Вплоть до конца 20-х годов XX в. в данном регионе
научных исследований практически не велось. Имелись, правда, доволь­
но подробные описания такого важного археологического памятника, как
«священная столица миштеков» Митла. Какое-то количество древних пред­
метов из долины Оахака попало в частные коллекции и музеи. Но никако­
го представления о доколумбовой истории этого важного региона в целом
тогда не существовало. Ученые не могли даже провести четкое различие
между культурами сапотеков (более ранняя культура) и миштеков (более
поздняя).
А. Касо начал с того, что доказал наличие у сапотеков идеографического
(с элементами фонетического) письма в местных кодексах (рукописях) и на
резных каменных стелах. В итоге, на свет появилась его монография «Стелы
сапотеков» (1928 г.)51, которая возвестила о зарождении первых научных зна­
ний об археологии Оахаки. В декабре 1930 г. ученый приступил к многолет­
ним раскопкам центрального археологического объекта долины - городища
Монте-Альбан. Эти работы продолжались целых 18 лет. При этом широко
применялся стратиграфический метод, а также комплексный подход к ана­
лизу источников - археологических, письменных, этнографических. Раскоп­
ки в Монте-Альбане (и других пунктах, включая область Миштека Альта)
позволили А. Касо создать первую периодизацию культурной эволюции в
Оахаке в доиспанские времена. Так была открыта одна из важнейших циви­
лизаций доколумбовой Мезоамерики классического периода (I тыс. н.э.) -
сапотекская52.
84
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
Еще более плотная пелена неизвестности окружала древнее прошлое юж­
ного побережья Мексиканского залива (штаты Веракрус и Табаско, Мекси­
ка). Трудно поверить в то, что вплоть до конца 30-х годов мы ничего не знали
о загадочной культуре «ольмеков», если не считать отдельных упоминаний
о находке гигантской каменной головы53, изучения отдельных предметов из
нефрита (топоры-кельты, статуэтки и маски) из частных коллекций54 или ре­
когносцировочных экспедиций типа той, что осуществили Ф. Блом и О. JIa
Фарж в 1925 г.55
Впервые термин «ольмекский» был предложен Дж. Вайяном в 1932 г. для
обозначения особого стиля искусства, представленного главным образом
предметами мелкой пластики (нефритовые статуэтки, топоры-кельты, ма­
ски, украшения, статуэтки)56. Однако, до тех пор, пока в штатах Веракрус и
Табаско не начались широкие археологические исследования, «ольмекский»
стиль искусства не был связан с определенной территорией Мезоамерики.
С 1938 г. в этом регионе приступила к работе совместная экспедиция Нацио­
нального Географического Общества и Смитсоновского Института (США)
во главе с М. Стирлингом. Проведенные раскопки в трех крупнейших «оль-
мекских» центрах - Ла-Венте, Серро-де-Лас-Месас и Трес-Сапотес дали
интересные результаты. Были обнаружены древние постройки из адобов,
каменные скульптуры, керамика, глиняные статуэтки. Это позволило, нако­
нец, связать «ольмекский» стиль искусства с конкретной географической об­
ластью - южным побережьем Мексиканского залива (Веракрус и Табаско).
Основные материалы, полученные данной экспедицией, были опубликованы
в виде целой серии монографий57.
Однако, к началу 40-х годов по «ольмекской» проблеме накопилось уже
столько нерешенных вопросов и противоречивых мнений, что было решено
созвать специальную конференцию по «ольмекам». Она состоялась в 1942 г.
в г. Тустла-Гутьеррес (штат Чьяпас, Мексика).
М. Стирлинг и Ф. Дракер представили собравшимся (а это был «цвет»
мезоамериканской археологической науки того времени) результаты своих
раскопок в Трес-Сапотес и Ла-Венте, изложили свое понимание стратигра­
фической и культурной периодизации «ольмекских» памятников и сопоста­
вили ее с периодизациями других областей Мезоамерики58.
Там же мексиканский ученый М. Коваррубиас определил характерные
черты «ольмекского» стиля искусства, основывая свои выводы главным об­
разом на многочисленных предметах мелкой пластики из частных коллекций
и музейных собраний59.
85
ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ МЕЗОАМЕРИКАНСКОЙ АРХЕОЛОГИИ
У. Хименес Морено на той же конференции сделал попытку отождествить
ольмеков эпохи Конкисты, о которых упоминает в своей хронике испанский
монах Бернардино де Саагун, с конкретными племенами и культурами, су­
ществовавшими на территории штатов Веракрус и Табаско на протяжении
мног