Вы находитесь на странице: 1из 718

Фж«йк Стрвшшон-Кенш

Геософия:

МАГИЯ ПОДЗЕМНОГО МИРА

Фж«йк Стрвшшон-Кенш Г еософия : МАГИЯ ПОДЗЕМНОГО МИРА Фел^лта

Фел^лта

УДК

133-5=54

ББК

К

86.42

48

Джейк Стреттон-Кент

Теософия: магия подземного мира/ Пер. с англ. Анны Блейз. М.: ИП Красников Е. Н., 2019. 720 с.

18вы 978-5-6041540-4-5

В книге «Теософия: магия подземного мира» Джейк Стреттон-Кент прослеживает развитие магии от древнегреческих мистериальных куль­ тов до европейских гримуаров и выявляет хтонические корни гоэтиче- ского церемониала. Автор убедительно показывает, что значительная часть современной ритуальной магии восходит к древним обрядам не­ кромантии, и демонстрирует непрерывность западной магической тра­ диции, берущей начало в доолимпийских культах Диониса и Кибелы, проходящей через греческие магические папирусы и «Пикатрикс» и об­ ретающей новую жизнь в гримуарах эпохи Возрождения и Нового вре­ мени. В итоге гримуарная традиция предстает перед нами не мешани­ ной суеверий неизвестного происхождения, а живой наследницей ан­ тичных гоэтических практик. Наряду с такими знаменитыми текста­ ми, как «Пикатрикс» или «Истинный гримуар», автор уделяет внимание многим редким и незаслуженно забытым источникам. Положив в осно­ ву композиции миф о плавании аргонавтов, он знакомит читателя с ма­ лоизвестными мифологическими фактами о богах и героях и открыва­ ет тайный магический смысл их деяний и приключений. Исторические и теоретические материалы книги уравновешены разделами практиче­ ских рекомендаций, способных разнообразить и обогатить арсенал со­ временного мага.

18ВЫ 978-5-6041540-4-5

© ОгНо ТетрН Опеп11$

© Анна Блейз, перевод, 2018

© Творческая группа «Телема», 2019

Содержание

Введение: что такое гоэтия?

5

Хтония утраченная

11

Хтония возрожденная

15

Язык мифа

20

История гоэтии: хронология

30

Книга первая

Гоэтия и гримуары

34

Аргонавтика I: подготовка и отплытие

47

Гоэтическая галерея: Аргонавтика

60

Выводы для современной практики

79

Книга вторая

«Книга духов», поиски кладов и пещера

95

Гоэтическая галерея: сивиллы

114

Вызывание сивилл

144

География Аида

165

Выводы для современной практики

176

Книга третья

Гоэтия и определение мага

183

Гоэтическая галерея: некромантия

199

Интерлюдия

204

Гоэтическая галерея: возрожденная некромантия

219

Аргонавтика I: продолжение

258

Основатели мистерий

283

Гоэтическая галерея: астрология

313

Аргонавтика II: на пути в Колхиду

320

Дионис

344

Аргонавтика II. Продолжение

358

Гоэтическая галерея: орфика

365

Выводы для современной практики

369

Книга пятая

Варварское истолкование

385

Гоэтическая галерея: варвары

400

Аргонавтика III: Ясон и Медея

408

Гоэтическая галерея: симпатия

425

Матери таинств

437

Параллели из магических папирусов

446

Заклинание вулканических духов

456

Аргонавтика IV: обратный путь

475

Небирос / Гермес Хтоний

525

Магические папирусы

551

Тифон-Сет

566

Теургия

576

Гоэтическая галерея: метаморфика

589

Духи: «домашние» и «дикие»

599

Выводы для современной практики

614

Магия «Пикатрикса»

629

П риложение I. Астрологические заметки

701

Приложение II. Тифонические легенды о

709

Избранная библиография

717

Введение: что такое гоэтия?

Во-первых, несколько слов о том, чем гоэтия не являет­ ся. У многих людей, в той или иной мере знакомых с оккульт­ ной литературой, гоэтия ассоциируется, прежде всего, с пер­ вой книгой трактата «Лемегетон» «Гоэтией царя Соломо­ на». Заслуженно или нет, но эта книга в наши дни стала едва ли не самым знаменитым из всех гримуаров. Например, Алистер Кроули в «Книге Четыре» упоминает о гоэтии только в связи с этим гримуаром, не подразумевая никаких других источни­ ков. Однако первая книга «Лемегетона» была написана лишь в середине XVII века и в Англии, тогда как сам термин «гоэтия» возник значительно раньше и отнюдь не в Англии, а в Древ­ ней Греции. В современном популярном оккультизме и даже в рабо­ тах некоторых серьезных авторов этому пространственно-вре­ менному разрыву не придается должного значения. Примени­ тельно к духам, описанным в «Гоэтии царя Соломона», неред­ ко употребляются такие выражения, как «гоэтические демоны» или даже просто «гоэтии». И эти термины были бы вполне приемлемы, но только в том случае, если бы их применяли и к демонам, описанным в других гримуарах. В узком же сво­ ем применении они неточны по целому ряду причин, и одна из них представляет особый интерес. В английском языке сло­ во та&сит («маг») происходит от та^гс («магия»): обладатель определенной профессии получил свое название по роду заня­ тий. В древнегреческом языке два термина, обозначающие ма­ гов, образованы по тому же принципу: фарракос («фармак» чародей, сведущий в зельях) и Ёл<в86(; («эпод» чародей, вла­ деющий искусством магических песнопений); и только слово

рауо<; («маг»), заимствованное из персидского языка, этому правилу не подчиняется (не исключено, что связь его с ис­ кусством магии была для греков неочевидной). Что же каса­ ется термина уог|ТЕ1а («гоэтия»), то он, наоборот, происходит от обозначения человека, владеющего определенным родом ис­ кусства, редкий случай, когда профессия получает свое на­ звание по наименованию мастера. Человек, владеющий искус­ ством гоэтии, назывался уог]<; («гоэт»). Таким образом, поня­ тие гоэтии в первую очередь связано с личностью оператора и только во вторую с самим искусством, которым он владеет. Кроме того, работа по вызыванию «злых духов» не определяет ни основной роли оператора-гоэта, ни изначальной цели его деятельности (несмотря на то, что подобные практики не чуж­ ды гоэтии в ее исходном понимании и составляют ее средото­ чие в понимании современном). Термин убг]С связан со словами, описывающими акт оплаки­ вания умершего в погребальных обрядах: скорбные завывания плакальщиц понимались как магические голоса. Считалось, что подобные магические звуки способны провожать души усоп­ ших в загробный мир и, наоборот, воскрешать мертвых. И в этом первопричина давних ассоциативных связей между го- этией и некромантией, которая со временем была отнесена к разряду черной магии. Многие авторы, от Корнелия Агриппы до Мазерса и Уэйта, применяют эпитет «гоэтический» к большинству гримуаров и в особенности к тем, которые классифицируются как «черно­ магические». Но эти давние и устойчивые ассоциации гоэтии с так называемой черной магией вообще ослабли под влияни­ ем той громкой славы, которую приобрела за последнее столе­ тие «Гоэтия царя Соломона». Агриппа был далеко не первым, у кого слово «гоэтия» вы­ зывало негативные ассоциации: эта традиция уходит корня­ ми в эпоху античности. В свете этого может сложиться впе­ чатление, что «гоэтия» это просто-напросто очень древнее название черной магии. Однако не будем забывать, что в Древ­ ней Греции термин цауе(а («магия») был чужеродным заим­ ствованием, тогда как слово уог]ТЕ1а возникло на основе родно­ го, древнегреческого языка. В истории западной магии гоэтия не только предшествует магии, но и носит особый харак­ тер, отличающийся от многих позднейших разновидностей

магического искусства. В своей изначальной форме гоэтия ос­ новывалась на совершенно ином мировоззрении и иных тео­ ретических предпосылках, нежели поздняя западная магия иу­ део-христианского толка. Некоторое время гоэтия пыталась конкурировать с новой магической традицией, но потерпела поражение. В наши дни обстоятельства изменились, и устояв­ шиеся в западной традиции представления о гоэтии вызывают нес больше и больше вопросов и подозрений. Но, как ни пе­ чально, на Западе магия удел специалистов-одиночек и уз­ ких групп, а потому многие культурные предрассудки в этой области порой сохраняются в различных формах довольно долго. До наступления эпохи постмодернизма различия между го- пией и господствующей традицией западной магии тракто­ вались, среди прочего, на основе определенных общекультур­ ных предрассудков, связанных с вопросами о том, что такое за­ падная цивилизация и что такое первобытная религия. Многие па этих предрассудков разделяли и оккультисты девятнадцато­ го столетия. И все это существенно мешало внести ясность в и надную магическую традицию. Проще говоря, понятие «за­ падничества» обросло множеством привычных представлений, подразумевающихся по умолчанию, но сейчас становится оче­ видно, что некоторые из них нуждаются в деконструкции или, по крайней мере, в четком выявлении и анализе. В Новое вре­ мя сложилось два основных подхода к пониманию западной цивилизации: иудео-христианский с одной стороны и клас- Iтщистический или неоклассицистический с другой. Каж­ дый из них, в свою очередь, подразделяется на более частные подходы со своими особенностями и нюансами. При всей своей крайней упрощенности эта биполярная классификация все же полезна для понимания того, что же представляет собой западная магия. Разумеется, культуры Северной Европы тоже сыграли огромную роль в развитии западной цивилизации в целом и западной магической традиции в частности, но даже с учетом этого обстоятельства предложенная классификация остается достаточно полезной, если принимать ее всего лишь как условное обобщение. И в свете этого условного обобще­ ния я могу заявить, что ориентируюсь в своей работе скорее на деконструированный классицизм, нежели на деконструиро- ванную иудео-христианскую традицию.

Джейк Стреттонент

Из-за перенасыщенности гримуаров иудео-христиански­ ми элементами от внимания исследователей долго ускользало то огромное влияние, которое оказал на западную магию гре­ ко-римский и эллинистический мир. Древнееврейская и хри­ стианская традиции составляли всего лишь малую часть это­ го мира. При деконструкции старых представлений об ан­ тичности необходимо пересмотреть ее вклад во всю историю западной магии в целом, не ограничиваясь прошлым, но уде­ ляя должное внимание и настоящему, и ближайшему будуще­ му. Во избежание недоразумений сразу оговорю, что мой под­ ход не является строго научным, хотя и опирается во многом на современные научные исследования. Наука об историче­ ских интерпретациях называется историографией, и я ис­ пользую этот термин применительно к своему исследованию именно для того, чтобы подчеркнуть, что ставлю своей зада­ чей не строго научное рассмотрение литературных и прочих источников, а разработку интерпретации, служащей опреде­ ленной цели. Помимо литературных и археологических свиде­ тельств, я опираюсь на достоверные сведения географическо­ го и этнологического характера, а также на исторические дан­ ные о переселениях народов. При помощи этих материалов я намереваюсь деконструировать старые представления о пре­ восходстве классической греческой культуры над культурными традициями пеласгов и других народов, внесших равноценный вклад в формирование древнегреческой цивилизации. Хочется надеяться, что решение этой задачи позволит прояснить и по- новому интерпретировать традицию западной магии как тако­ вую и место, которое она занимает в общей культуре древно­ сти и современности. Вышеописанный подход служит двум целям одновремен­ но: он позволяет выявить аспекты магической традиции, наи­ более характерные для гоэтической магии не только в истори­ ческом разрезе, но и в современной практике. Именно в этом, а не в прямолинейном анализе древнегреческой религии, за­ ключается задача настоящего исследования. И ее решение тре­ бует особого метода интерпретации, существенно отличаю­ щегося от бесстрастной академической и археологической оценки данных. В традиционных методах философского рас­ суждения образы греческих мифов использовались как сим­ волы неких моральных или космологических истин, и подход,

Теософия

которого я придерживаюсь здесь, отчасти следует этому преце­ денту, но отчасти и отступает от него. Акценты в моем иссле­ довании будут то и дело смещаться с мифологического подхо- 1.1 на исторический и обратно, следуя требованиям той прак­ тической задачи, которую я перед собой ставлю. А задача эта нс сводится ни к отвлеченному академическому толкованию фактов, ни к воссозданию прошлого в духе исторических ре­ конструкций, ни даже к возрождению древней религии в фор­ ме эллинистического неоязычества. Она куда более глобаль­ на. Я стремлюсь внести свой вклад в развитие нарождающегося ныне общемирового синтеза магических систем, в котором за­ падная магия все более активно впитывает в себя влияния тра­ диций Нового Света и других регионов. Немаловажно то, что и н афро-испанские традиции, по существу своему спирити­ ческие, во многом близки западной магии в ее ранних формах. I I для того чтобы вышеупомянутые процессы синтеза протека- II н максимально эффективно, необходимо исследовать и проа­ нализировать эти ранние формы как таковые и вклад, который они внесли в формирование современной магии. Последний великий синтез магических традиций пришел­ ец на эллинистическую эпоху. Он осуществлялся под эгидой крупных школ неоплатонизма и герметизма и включил в себя мементы астрологии и греко-египетской протоалхимии. Важ­ ную роль в этом процессе сыграли и более древние традиции

халдейская наука о звездах и греческая гоэтия. Многие совре­ менные оккультисты воображают, будто корни их традиции

( лсдует искать в каббале, но в действительности каббала это

( редневековая система, воспринятая западной магией только в нюху Возрождения, а точнее, в 90-е годы XV века, когда по­ мнились труды Мирандолы и Агриппы. Более того, даже сама каббала и в особенности те ее элементы, которые вошли в си­ стему современной магии, сложились в свое время под мощ­ ным влиянием эллинистического сплава традиций. Сферы Перводвигателя, неподвижных звезд, семи планет и Земли представляли собой неотъемлемую часть неоплато­ нической модели мира. Таким образом, порядок планет, со­ ответствующих сефирот Древа Жизни, берет начало в нео-

этих

ка тегорий буквам, именам и числам, с которыми имеют дело современные маги-ритуалисты, работающие как по системе

11 ъггонической и птолемеевой астрологии. Соответствия

Джейк Стреттонент

Агриппы, так и по системе Золотой Зари, тоже восходят не­ посредственно к практикам неоплатонических магов-язычни­ ков. И это не просто поверхностное сходство: в конечном сче­ те именно неоплатонизм первоисточник учения о Лого­ се, составляющего основу христианской теологии, и учения о бескачественном божестве, на котором основывается теология каббалистов. В наши дни впервые со времен эллинизма накопился по­ тенциал для формирования нового глобального синтеза маги­ ческих систем. И в свете современных социокультурных усло­ вий, сложившихся на Западе и в других частях света, этот по­ тенциал, скорее всего, будет реализован. Возникают вопросы:

какое место занимают в этом нарождающемся синтезе запад­ ные магические традиции и какие аспекты западной магии наиболее совместимы с традициями Нового Света и других регионов? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо при­ нять во внимание, что древние греки достаточно тесно и долго взаимодействовали с африканскими и индийскими традиция­ ми, ввиду чего само понятие «западный» оказывается в высшей степени неоднозначным. В свете общей глобализации совре­ менной культуры и с учетом того влияния, которое оказыва­ ют на современную магию афро-испанские традиции Нового Света, для разработки эффективного синтеза систем необхо­ димо переоценить место каббалы в западной церемониальной магии и перестать преувеличивать ее значение. Я исхожу из предположения о том, что главным и важней­ шим ингредиентом, который западная магия может внести в этот «плавильный котел» традиций, может стать гоэтическая магия надлежащем понимании этого термина) как система, в наибольшей степени совместимая с магическими практика­ ми других культур. Но для того чтобы это произошло, гоэти- ческую магию необходимо радикально переосмыслить. В на­ учной среде процессы переосмысления уже в основном за­ вершились, но среди западных магов и взаимодействующих с ними представителей других традиций эта работа еще только начинается. Не пытаясь принизить значимость академических исследований, признаем откровенно, что в среде практикую­ щих магов к упомянутому переосмыслению и его результату предъявляются несколько иные требования, нежели в науч­ ной среде. На удовлетворение этих требований, собственно, и

Теософия

направлено мое исследование, и нет нужды пояснять, что дан­ ная задача самоценна и не нуждается в оправданиях.

ХТОНИЯ УТРАЧЕННАЯ

Многие авторы потратили немало сил в попытках провести четкую границу между магией и религией, но так и не преу­ спели. В действительности магические обряды зачастую вклю­ чают в себя пережитки старых религиозных традиций, давно уступивших место новым. По мере того, как забывается из­ начальный контекст, эти пережитки либо обесцениваются и демонизируются, либо преображаются и переосмысляются. Древняя традиция лишается былого могущества и славы и ста­ новится жертвой негативных интерпретаций. И даже после де­ конструкции подобных недоброжелательных толкований мы уже не можем воспринимать эту традицию точно так же, как ее первоначальные носители в пору ее расцвета. Поэтому декон­ струкция устаревших исторических воззрений это для нас всего лишь средство, а цель заключается в том, чтобы сформи­ ровать мифологический взгляд на историю. В книге Франца Кюмона «Халдейская магия» повествуется о магической традиции древних персов, воспринятой древни­ ми греками в период греко-персидских войн. Кюмон утверж­ дает, что первоисточником этой «новой» магии, вытеснившей из употребления примитивные и древние обряды гоэтии, была некая «Книга Остана». Но, как явствует из упоминаний у Ге­ родота, обряды персидских магов, известные грекам, имели еще дозороастрийское происхождение и во многих отношени­ ях были не менее примитивными и древними, чем гоэтия. Со­ гласно более современным исследованиям, гоэтия в указанный период не только не вышла из употребления, но, напротив, за­ крепилась в исторически известной форме, и произошло это, главным образом, благодаря новому магическому течению орфизму. Орфизм, как мы еще увидим далее, реформировал некоторые древние хтонические элементы греческой рели­ гии и воспринял некоторые восточные влияния. Последние, несмотря на встречающийся иногда у орфиков термин цауо<;, не имели отношения к зороастризму: они исходили, главным

Джейк Стреттонент

образом, с острова Крит, из Малой Азии и Халдеи. В то же са­ мое время орфизм сохранил и многие исконно греческие представления о магии. Иными словами, речь идет скорее о слиянии систем, чем о приходе некой новой системы на смену старой; и это слияние во многих отношениях вдохнуло в древние хтонические тра­ диции новую жизнь, поскольку орфизм не только восприни­ мал восточные влияния, но и активно использовал элементы фракийских и пеласгийских верований. «Книга Остана» от­ нюдь не положила начало какому-то принципиально новому течению. С исторической точки зрения вопреки сложивше­ муся мифу) гоэтия не умерла, а, напротив, только зародилась с пришествием и развитием обрядности, восходящей к персид­ ским магам. Древние греческие обряды претерпели серьезную трансформацию, поскольку на смену семейным и родовым ре­ лигиозным культам пришли городские; и именно в этот пери­ од на сцену вышла гоэтия. Принятые в прошлом представления об этом переходном периоде осложнялись одним любопытным феноменом, ха­ рактерным для истории магии в целом, а именно склонно­ стью воспринимать всякую магию как чужеродное искусство. Гоэтия казалась грекам чужеродной по целому ряду причин. С мифологической точки зрения она ассоциировалась с Дио­ нисом, за которым издавна закрепился статус чужеземного бо­ жества, пришельца из дальних стран. Эта его особенность под­ креплялась связью с пережитками пеласгийских традиций и с культами таких иноземных божеств, как Кибела. Все эти тра­ диции и божества носили хтонический характер. Чужеземное происхождение в религии очень часто приписывается демони­ ческим персонажам, и то, что Дионис, несмотря на все эти ас­ социации, сохранил и даже укрепил свой божественный статус, весьма примечательно и необычно. Хтонический мир в греческой религии сосуществовал с ми­ ром небесным относительно на равных; демонизации он под­ вергся лишь в относительно поздних культах, когда возобла­ дало более эксклюзивное поклонение ураническим, небесным божествам. Однако по причине заметных мировоззренче­ ских отличий, особых акцентов и ассоциаций с чужеземны­ ми и простонародными обычаями гоэтические обряды и тра­ диции вызывали у образованных горожан неприязнь, которая

Теософия

со временем только усугублялась. Позднейшая демонизация х тонических божеств ускорила этот процесс, но все же следует о тдавать себе отчет, что на тот период гоэтия не запрещалась официально и не преследовалась законом. Она оставалась об­ щепринятой частью культуры, хотя и не пользовалась популяр­ ностью среди интеллектуалов. Старая теория о том, что хто- ническая и ураническая парадигмы в древнегреческой религии были порождены двумя различными культурами, не выдержи­ вает критики. В действительности многие хтонические боже­ ства и обряды греческой религии имеют то же самое индоев­ ропейское происхождение, что и небесный бог Зевс; и, кроме того, схожие дуалистические системы существовали и у других народов например, в Месопотамии и у хеттов. В древнегре­ ческой религии небесный и подземный миры сосуществова­ ли в полном равновесии на протяжении нескольких тысяч лет. Демонизация хтонического мира слабо связана с этнической составляющей верований: чужеземное происхождение, под­ линное или мнимое, это всего лишь общее свойство, при­ писываемое демоническим сущностям. Но, тем не менее, бла­ гоприятная почва для этой демонизации имелась уже в класси­ ческую и эллинистическую эпохи и даже гораздо раньше. Признавать опасную природу многих хтонических персо­ нажей можно и нужно, однако следует понимать, что этим же персонажам присущи и другие роли. Центральное место в греческой хтонической традиции занимают Аид, Персефо- на, Деметра и Геката наряду с Гермесом Хтонием. Геката зача­ стую ассоциируется с негативным стереотипом «ведьмы», но до возникновения этих ассоциаций ей приписывались самые благие и милостивые функции. Деметра наряду с Персефоной и Аидом также его двойником, Плутосом) стояла во главе .Алевсинских мистерий. Культ Деметры зародился еще в дои­ сторические времена. Она связывалась не только с плодороди­ ем земли и подземным миром, но и с созвездием Девы и, та­ ким образом, сочетала в себе хтоническую природу с небесной. Аид как владыка подземного мира был, в лучшем случае, амби­ валентен, но его акег е$о, Плутос, почитался как бог богатства, обретаемого благодаря плодам земли. Попытки жестко разгра­ ничить двух этих персонажей неправомерны. За плодородие земли отвечали также Деметра и Персефона, однако не в мень­ шей степени эти богини связывались и со смертью. Наряду с

И

Джейк Стреттонент

обрядом, в котором разыгрывался миф о том, как Деметра ра­ зыскивала похищенную Аидом Персефону, существовал еще один более таинственный ритуал плодоносное бракосочета­ ние Плутоса и Персефоны. С другой стороны, умерших на­ зывали детьми Деметры. К хтонической сфере относились и другие, более зловещие божества и духи, опасные и требую­ щие умилостивительных жертв. Но и у них имелись некото­ рые благие функции, пусть и проистекающие из их зловещей природы: Эринии, к примеру, следили за соблюдением клятв и карали клятвопреступников. Деяния их, хоть и ужасные, под­ держивали принятые в обществе нормы поведения. Вообще в греческой мифологии нет или почти нет персонажей, по при­ роде своей неоспоримо злых. Но, тем не менее, между культами божеств олимпийского, небесного круга и культами божеств хтонических имелись су­ щественные различия. К небесным богам и богиням взывали при свете дня, в состоянии физической и ритуальной чистоты, и зачастую облачаясь в белые одежды; сопутствующие обряды были торжественными и радостными; для жертвоприношения воздвигали алтарь, а жертве поднимали голову, чтобы в миг за­ клания ее взор был обращен к небесам. Умерших же, напротив, чествовали причитаниями теми самыми, от греческого на­ звания которых произошел термин «гоэтия». Церемонии тако­ го рода (как и эквивалентные им обряды в хеттской культуре) обычно проводились ночью. Плакальщицы распускали волосы, разрывали и пачкали грязью свои одежды. Жертвы умершим приносили не на алтаре, а над ямой, в которую и обращался перед смертью взор жертвенного животного. Многие черты этого культа мертвых присутствовали и в обрядах поклонения хтоническим божествам и героям. Впрочем, не все из пере­ численных различий между обрядами небесного и подземно­ го миров были строго обязательными: некоторые святилища и культы включали в себя элементы, связанные как с олимпий­ скими, так и с хтоническими сущностями. История древнегреческой религии предмет обширный и сложный; от ее зарождения до эпохи Гомера прошло гораздо больше времени, чем от Гомера до наших дней. Пересказ этой истории не входит в наши задачи, но важно не забывать о глу­ бочайшей древности ее истоков и не сводить всю древнегре­ ческую культуру к обычаям классического периода. Греческие

И

Геософия

культы уходят корнями в эпоху неолита, о чем свидетельству- 10 I их неоспоримые связи с дописьменной культовой иконо- I рафией Чатал-Хююка. Дальнейшее развитие древнегреческой религии протекало в контексте минойской и микенской циви- ннаций бронзового века. За исчезновением аристократиче- 1 ких культур и гибелью великих дворцов на Крите и в Ми­ кенах последовал четырехсотлетний период упадка, на про- I имении которого в среде низших классов возродились более древние неолитические обычаи. С 1200 по боо гг. н. э. эти тра­ диции продолжали видоизменяться под плодотворным вли­ янием ближневосточных культур влиянием, которое ис­ ходило с территорий современной Турции и Северной Си­ рии, набрало особую силу на Кипре и оттуда распространялось на другие греческие области. С эпохи 26-й династии (око- 10 боо года до н. э.) греческие наемники стали поступать на службу к фараонам, благодаря чему усилилось также влияние египетской культуры. Хеттские истоки многих греческих ри­ туалов и мифов также заслуживают упоминания, но к вопро­ су о влиянии греческих традиций на западную магию отноше­ ния не имеют. В рамках данного исследования нас интересу­ ют, главным образом, элементы религии и магии, восходящие к фригийской культуре и ее ближайшему европейскому экви­ валенту культуре фракийской, а также влияния халдейского крванизма (который в древности нередко смешивали с зороа- < гризмом) и его предшественников.

Хтония ВОЗРОЖДЕННАЯ

Гоэтическое течение в западной магии представляет, по су­ ществу, пережитки самых древних элементов, сохранявших- 1 я в традициях-носителях иного характера например, в ма­ гических течениях, переработанных и систематизированных неоплатониками. И все известные до сих пор (и, заметим в скобках, не слишком серьезные) попытки определения гоэтии предпринимались либо с точки зрения подобных традиций- носителей, либо с позиций, враждебных магии вообще, а не с гочки зрения самой гоэтии. Это и не удивительно: рассуж­ дать о гоэтии в собственных ее категориях перед лицом столь

Джейк Стреттонент

мощного пласта предвзятых мнений, накопившихся за века, до­ вольно сложно. Последние две тысячи лет западная цивилиза­ ция провела под грузом предрассудков, заложенных в религиях откровения. Что же касается цивилизации классической Гре­ ции и всех прочих культур древнего мира, то они формирова­ лись на основе традиций так называемой натуральной религии, уходившей корнями в глубь тысячелетий. Религии откровения ниспосылаются свыше зачастую кодифицируются в священ­ ных книгах), а натуральная религия строится снизу вверх на основе наблюдений за зримым миром и взаимодействии с природными явлениями, в том числе и теми, которые толку­ ются как проявления сверхъестественных или нуминозных сил. В центре двух этих подходов к религии стоят два принципи­ ально различных мира. И эти миры, эти средоточия двух ра­ дикально противоположных мировоззрений, можно условно определить как небесный и хтонический. Подчеркнем еще раз, что речь идет не о потенциальных пределах двух этих мировоз­ зрений, а о том, что составляет их ядро и Суть. Иными словами, в основе религий откровения лежит небесный или даже сверх­ небесный мир, хотя они и не исключают из рассмотрения дру­ гие сферы, такие как земля, преисподняя и физическая вселен­ ная в целом. Аналогичным образом средоточие натуральной религии составляют земной и подземный миры, но это не ме­ шает ей иметь дело с богами грома, солнца, луны и так далее. Источником откровения в религии первого типа также слу­ жат небесные сферы, и это обстоятельство играет важнейшую роль в основанном на ней мировоззрении. Напротив, в грече­ ской религии на всех этапах ее развития основным источни­ ком оракулов оставались сферы хтонические. В более поздних магических традициях исключительное значение приобрели небесные, или трансцендентные, сферы (не в последнюю оче­ редь как источник власти и полномочий мага), тогда как на более ранних этапах центральное место в религии и магии от­ водилось земле как источнику жизни и подземному миру как обители умерших. Но что еще более важно, так это то, что ма­ гия позднейших времен в особенности та, которую класси­ фицировали как гоэтическую) представляла собой переработ­ ку или даже искажение магии более раннего типа. Так или иначе, исторический переход от хтонической основы пол­ номочий мага к небесной не сопровождался сколько-нибудь

Теософия

\ шес твенными переменами в характере и содержании маги­ ческой практики. I 1аглядное свидетельство хтонических основ гоэтии

чма этимология этого термина. Обычно слово %ре1е1а пере­ водит как «завывание», не задаваясь вопросом, насколько пра­ вы были интерпретаторы, предложившие такой перевод в

XIX веке. В действительности же более точным переводом

(В.11О бы «причитание»