Вы находитесь на странице: 1из 13

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ 2
1. ДИНАМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА Я В ПСИХОАНАЛИЗЕ 3
2. КЛАССИЧЕСКИЕ ФАЗЫ ЛИБИДИНАЛЬНОЙ БАЛАНСИРОВКИ 7
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 12
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 13

1
Введение

Вопреки своему позитивистскому происхождению психоанализ


Зигмунда Фрейда обнаружил в глубинах человеческого существа архаичную
диалектику. Зафиксированная Фрейдом в бессознательном существе человека
точка единства смерти-танатоса и жизни-эроса неожиданно вернула
растянувшийся на 2500 лет гуманитарный дискурс к своим досократическим
истокам.
Описанный гением Фрейда баланс танатоса и эроса удивительным
образом соответствует высказанной первыми древнегреческим мыслителями
динамике космоса, что представал как парадоксальное равновесие жизни и
смерти (Гераклит), возникновения и уничтожения (Анаксимандр), любви и
ненависти (Эмпедокл).
«Жизнесмертное» бессознательное, формируясь в процессе
вытесняющего синтеза «света» и «тени», оказалось в центре сознания
современного человека, и если архаический человек занимался главным
образом суверенным, чудесным, располагающимся по ту сторону пользы, то
сознание, просвещенное прогрессом наук, как раз и отбрасывает все это в
неясно-предосудительную светотень, которую психоанализ назвал
бессознательным.
Главное отличие архаики и современности - то, в чём досократики
видели большую фюсиологию космоса, Фрейд относит теперь только к малой
физиологии человека: за это время суть космического дела сжалась до
размеров человеческого тела.

2
1. Динамическая структура Я в психоанализе

Исходной установкой психоанализа является то, что матрица


человеческой психики формируется в раннем детстве, когда ребенок
оказывается под определяющим влиянием двух главных людей в начале его
жизни – матери и отца. Особый способ отношения ребенка к ним
обозначается понятием идентификации как процесса положительного или
отрицательного отождествления субъекта с объектом отношения.
Материнская идентификация приходится на период рождения, грудного
вскармливания, первых лет жизни ребенка, когда он становится способным
ходить, говорить, приобретает первый опыт социализации, интеграции в мир
людей. Мать, являясь источником заботы, питания, добра и ласки, выступает
первым и ключевым объектом идентификации. Своим присутствием она
полагает, становясь своеобразной точкой отсчета, округу интеграции
положительных, так называемых, «хороших» объектов, которые
воспринимаются через призму материнского оригинала.
Поэтому эта идентификация может быть названа положительной.
Пределом материнской идентификации, по мнению З. Фрейда, является
инцестуозное желание. По мотивам материнской идентификации ребенок
стремится зафиксировать, интегрировать, присвоить «хорошие» объекты и
удерживать их как можно дольше, создавая их постоянным включением
горизонтальное поле реальности с собой в центре. Это поле, постоянно
центробежно расширяясь, проводит своей горизонтальной линией различие
между сферой жизненных интересов субъекта и внешним миром.
Соприкосновение этой сферы с внешним миром делает линию материнской
идентификации линией закона, а всю материнскую идентификацию
представляет как способ формирования «принципа реальности» (Realprinzip).
Однажды ребенок замечает, что его любимейший объект – мать – куда-
то исчезает. И уходит она, как выясняется, к отцу, который может ей дать то,
что чего не может дать ребенок. Это становится основанием для смертельной
3
ревности, завершающегося желанием смерти отца, обусловливающей
отцовскую идентификацию. Отрицательность отцовской идентификации
заключается в способе её осуществления по вертикали вытеснения «плохих»
объектов, первым среди которых является отец. Если центробежная,
любовная интеграция «хороших» объектов расширяет пространство
присутствия Я в зону Сверх-Я (Super-Ego), то процесс вытеснения «плохих»
объектов характеризуется центростремительным, исполненным ненависти
сжатием сферы Я (Ego) в направлении воображаемого идеального Я (Ideal-
Ich).
Отрицательное вытеснение, подчиняясь принципу удовольствия -
Lustprinzip, образует вертикаль отцовского Желания, по оси которого
локализуется, уточняется топос Я. Напротив, положительная интеграция,
сообразуясь с принципом реальности – Realprinzip, образует горизонт
материнского Закона1 (рис. 1). В пересечении этих двух векторов –
горизонтального вектора материнской идентификации и вертикального
вектора отцовской идентификации – завершается формирование базового для
психоанализа Эдипового комплекса. Рассказанная древнегреческим поэтом
Софоклом трагическая история подсказала основоположнику психоанализа
ключевые мотивы формирования человеческого Я.

Рис.1.
Координация основных элементов психики

1
См.: Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Зигмунд Фрейд. Психология бессознательного. –
М.: Просвещение, 1988. С. 382-
4
Психоанализ представляет Эдипов комплекс ведущим мотивом
формирования неосознаваемых, бессознательных желаний и основным
содержанием самого бессознательного или Оно (Id) как децентрирующего
человеческое существо образования. Само Я непрерывно уточняет свой
статус, динамически, «навязчиво повторно» балансируя между двумя этим
осями, и асимптотически приближается к Оно, вращаясь вокруг него подобно
электрону вокруг ядра атома2. Расщепленное Я понимается в психоанализе
как заложник конфликта нарциссического желания, регулируемого
идеальным Я, которое задается вопросом каким я хочу быть, чтобы
нравиться себе?, и социального закона, регулируемого Сверх-Я, задающего
вопрос каким я должен быть, чтобы нравиться другому (другой)?.
Конфликтность мотивов желания и социального закона порождает
различные психические отклонения в виде маний и фобий, психозов и
неврозов. Бессознательное, таким образом, выступает неким фильтром
никогда не прекращающейся жизненной энергии, из-за которого при
вытеснении недопустимых желаний они прорываются в неконтролируемых
действиях, как то оговорках, очитках, описках, симптоматических
(автоматических) действиях т.д.
В процессе отцовской идентификации, когда маленький ребенок
стремится вытеснить своего отца из сферы их совместного с матерью
присутствия, в нём вызревает первый этический конфликт, пробуждающий в
нем действие совести, стыда. Именно действию этих мотивов, по мысли
Фрейда, человечество обязано происхождением религиозности и
религиозной веры в небесного Отца, компенсирующего вину за притеснение
отца земного. Вся человеческая культура интерпретируется в психоанализе
как продукт творческой сублимации эдиповых желаний, вытесненных по
мотивам их социальной табуированности3.
В итоге, бессознательное выступает нулевым центром пересечения
координат человеческого Я, формирующегося между горизонтальной осью
2
Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия… С. 391
3
См.:. Фрейд З. Достоевский и отцеубийство // Зигмунд Фрейд. Основной инстинкт. – М.: Эксмо, 1997.
5
материнского закона и вертикальной осью отцовского желания, а само
образование Я, выступая динамической конструкцией с бессознательным в
качестве центре тяжести, обладает собственной экономикой подчиненного
принципу удовольствия баланса реальности «воспринимаемых» вещей
(предложения) и их «сознательной» и «восстановительной» оценки со
стороны игры воображения (спроса).
Классическим образцом такой игры воображения является образ из
работы «По ту сторону удовольствия», в которой описывается случай
воображаемого замещения ребенком своей зависимости от драматичной и
слишком неподконтрольной ситуации появления/исчезновения матери
легкой манипуляцией с объектом – игрушкой на нитке, которая то, будучи
закинута им вдаль, исчезает, то появляется вновь, притягиваясь за нитку.
Формой этой доставляющей ребенку несказанное удовольствие игры
является сама экономически малозатратная и максимально подвластная
речевая констатация фактов присутствия/отсутствия объекта – Fort/Da4.
В целом, положительный характер процесса фиксации-восприятия,
полагания «хороших объектов» в фазе материнской идентификации
связывает эту фазу с позитивностью жизнетворного производства, удержания
присутствия и расширения всей сферы реальности, словом, со сферой
предложения.
А отрицательный характер процесса вытеснения «плохих объектов» в
фазе идентификации отцовской характеризует эту идеализирующую
тенденцию как смертоносную негативность оценивающего и
восстановительного потребления, истребления, уничтожения, словом,
спроса5. То есть, горизонталь материнского закона оказывается горизонталью
жизнетворного предложения, а вертикаль отцовского желания-влечения
осуществляется как вертикаль смертоносно-агрессивного спроса.
2. Классические фазы либидинальной балансировки

4
Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия… С. 388-390
5
Там же. С. 407-409
6
С порядком взаимодополнения производительного полагания и
потребительского отрицания соотносится обменная балансировка активной
пустоты желающего Я и пассивной полноты реального объекта. Это
диалектическое отношение выступает ядром генезиса либидо в период
раннедетской сексуальности. При описании этого генезиса психоанализ
Фрейда, исходит, по словам Жака Лакана, из того, что в процессе
субъективации как впадении Sein (универсальное) в Dasein (индивидуальное)
происходит возбуждение тех физиологических границ, которыми тело как
ограниченная поверхность внутреннего мира (Innewelt) непосредственно
соприкасается с внешней средой (Umwelt)6. Поэтому в психоаналитическом
дискурсе преобладающее значение получает символика специфических зон
человеческой телесности, в которых локализуется балансировка человека и
реальности.
В отношении этих зон актуализируется желание как особый и
фундаментальный экзистенциал человеческого бытия, а в рамках
психоанализа – это исключительная, единственная форма существования
человека; перефразировав Беркли, Фрейд мог бы сказать – «существовать
значит быть желающим». Диалектика желания включена в топологию бытия
как полноты и пустоты. Поэтому всегда имеются два противоположных
вектора – желание-нацеленность на восполнение недостатка, дефицита и
желание-нацеленность на удержание какого-нибудь избытка, профицита,
выступающего объектом желания другого. Изначальная расщепленность
желания и координация его различных осей вертикали восполнения и
горизонтального удержания образует крестообразную структуру
экономического баланса. В своей бинарности желание оказывается основным
содержанием экономики в качестве воображаемого значения-ценности
предмета потребления7.

6
См.: Лакан Жак. Стадия зеркала и её роль в формировании функции Я в том виде, в каком она предстает
нам в психоаналитическом опыте // Жак Лакан. Инстанция буквы, или судьба разума после Фрейда. - М.:
Логос, 1998. С. 11
7
См. Бодрийяр Жан. К критике политической экономии знака. - М.: Академический проект, 2007. С. 78-82
7
Фрейд полагает три такие пограничные зоны – оральность, анальность,
генитальность. Последовательно выступая друг за другом, они образуют
основные этапы формирования человеческой сексуальности. Фрейд относит
эти зоны к фазам инфантильно-незрелой сексуальности. Частично
вытесненные в пубертатный период, в период взрослой сексуальности как
серьезной они отступают на второй план8. В индивидуально-
физиологической логике Фрейда эти фазы даны в равномерной
протяженности линейной траектории. В оральной фазе происходит
восполнение недостатка голодного рта избытком природной вещи, что
формирует человека как потребительскую систему с интериоризующей её
вертикалью спроса. Поскольку реальным обстоятельством заполнения
человеческой системы как первичной пустоты является изначальность
внешней полноты природы, предшествующей и естественно превосходящей
внутреннюю пустоту человека, на этом этапе иждивенческий спрос человека
полностью определяется пассивным природным предложением.
В плане либидинального гомеостаза акт орального потребления нацелен
на замещающее удовлетворение первичного спроса бессознательного
желания, которое Фрейд понимает в качестве энергетической субстанции
субъекта9. В данном случае дофеноменальная целостность мира с
недифференцированно включенным в неё человеком замещается
кардинально новым системным взаимоотношением человеческого организма
и природной среды типа «рот-грудь», устанавливаемого относительно уже
самостоятельного желания, и «…всегда есть машина, производящая поток, и
другая, подсоединенная к ней, производящая срез, выборку из потока (грудь-
рот)»10. Человеческая физиология в оральной фазе уравновешивается
относительно двух позиций – вектора предложения со стороны пассивной
полноты природной вещи и вектора спроса со стороны активной пустоты рта.

8
Фрейд З. Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1988. С. 17-18; Волошинов В.Н. Фрейдизм.
Критический очерк. М., 1993. С. 38
9
Фрейд З. Указ. соч. С. 24
10
Делез Ж., Гваттари Ф. АНТИ-ЭДИП. Капитализм и шизофрения. Екатеринбург, 2007. С. 18
8
В анальной фазе происходит отторжение полноты фекального избытка в
качестве результата физиологического процесса снятия потребленной вещи в
пользу пустоты пассивной природной среды и представляет собой убогое
возмещение нанесенного потреблением ущерба. В системе желудочно-
кишечного тракта, на путях которого оральное включение переходит в
анальное исключение продуктов жизнедеятельности, происходит
радикальная трансформация энергии спроса в энергию предложения. А точка
бифуркации этого процесса совпадает с совокупностью моментов
расщепления пищи, частично усваиваемой в изначальном анализе
потребления и частично отчуждаемой в последующем синтезе производства
физиологического избытка.
Далее, в генитальности происходит воссоединение орального
содержания и выступившей на анальной стадии формы, уравновешивается
центробежная метонимизация реальности и центростремительная
метафоризация идеальности. Генитальный эффект являет полный знак
единства интегрирующего принятия и идентифицирующего отторжения.
Здесь осуществляется парадоксальный синтез наслаждения-потребления и
страдания-труда, естественного права и идеальной вины, материнской любви
и отцовской ненависти, нежности и агрессии и т.д. Основным эффектом
генитального синтеза становится образование меры ценности как
обоюдосторонне признаваемой, интерсубъективно значимой стоимости по
отношению к наличному товару. Фаллическая инстанция стоимости
непосредственно заряжается энергией желания.
В каждой фазе содержанием знака как символической прибавки от
выгодного обмена является наслаждение. Собственно знак и является главной
целью всякого обмена. Отсутствие знака, в том числе и экономического,
делает обмен невыгодным. Всякое наслаждение – избыточно, и именно эро-
генная, доставляющая наслаждение прибавка, будучи выгодным результатом
экономии физиологического обмена, переживаемым в наслаждении, выделяет
человека из непосредственности бытия. И если непосредственное, сакрально-
9
заповедное удовлетворение, сохраняющее энергетический гомеостаз и
целиком следующее космическому закону сохранения не выводит
человеческое существо из наличного круга его бытия, то именно эрогенной
прибавкой человек прорывает круг архаичного бытия, и выходит в мир чисто
человеческих символов, в исторический мир культуры и экономики.
Фундаментальной стороной генезиса знака является факт исчезновения
вещи, ее изъятие из вещного горизонта сущего. Изъян, лишенность
становится причиной экономического предприятия по восстановлению
нарушенного единства. Реальное отсутствие вещи замещается идеальным
значением её ценности. Экономический акт есть процесс создания
символической связи взамен утраченной первичной связи, причем этот
подлинно трудовой акт высвобождает индивида, поскольку здесь человек
вырывается из природного круга, - мерой этой свободы является
символическая стоимость.
В плане формирования капиталистической стоимости это означает, что
оптимальная стоимость вещи устанавливается в процессе рыночного обмена
при взаимовыгодном интересе субъектов спроса и предложения. Другими
словами, в рыночном обмене пустая форма товарного фетиша, значимого
«для - себя» переходит в полный знак стоимости, значимой «для - другого».
Структура образования капиталистического символа содержит те же три
этапа, что последовательно включает в себя процесс «либидинальной
нормализации» желания: 1) на «оральной» стадии происходит деструкция
единства наличной реальности, превращением её в объект производства и
потребления; 2) на «анальной» стадии осуществляется деструкция человека
превращением его в субъект спроса и предложения; 3) на «генитальной»
стадии происходит сборка потребительского объекта вокруг трудового
субъекта, благодаря чему объекты потребления интегрируются в единый
горизонт, а субъект завершает свою идентификацию в качестве субъекта
трудовой деятельности.

10
Рис.2.
Структурный треугольник стоимости

Иначе говоря, желание как субстанция баланса спроса и предложения, в


тот момент, когда связывает, одновременно раздваивает
«недифференцированное», «бессознательно функционирующее» бытие на
внутреннюю рефлексивную оценку, чье движение направлено по вертикали
метафоры, сгущающей ценность, и на внешний труд, метонимически
смещающий по горизонту суверенную вещь в полезный товар.
Капитализация, будучи внутренней, движется назад, а труд, будучи
направлен вовне, движется вперед. Капиталистический элемент, трудовой
объект и инстанция формальной связи и реального разрыва составляют
структурный треугольник стоимости (рис. 2). Первичная стоимостная форма
структурирована изначальным расщеплением опредмеченной вещи и её
спекулятивного значения, чей конфликт оказывается продуктивным
принципом, который инспирирует возникновение новых символических
форм, призванных приводить конфликтующие стороны к единству.

11
Заключение

Таким образом, фрейдовская физио-логика человеческой телесности в


известной степени дублирует логику Гегеля. Так, «оральное» - это
«непосредственное неопределенное» восприятие природной данности
язычником, в котором сказывается его вовлеченность в материнские культы
Земли, связанных с ритуальным «пожиранием» божества; «анальное» - это
«негативное опосредствование» мира в символ трансцендентной сущности
как сверхценности; «генитальное» - это основанный на самодостоверности
субъекта «синтез» конкретно-реальной данности «материнской» природы и
её формально-абстрактного принципа «отцовского» идеала в его
трансцендентности.
В конечном итоге физиологический силлогизм образуется замыканием
орального тезиса и анального антитезиса вокруг генитального синтеза.
Именно этот последний является для психоанализа наиболее важным в
генетическом ряду становлении интерсубъективного символа. На двух
первых этапах человеческое существо поочередно обнаруживает свое
интеграционно-позитивное единство с природой и свою дифференцированно-
негативную идентичность в отношении трансцендентного существа.
На заключительном этапе человек, выступает в роли автономного,
самостоятельного субъекта социально-экономического обмена, вступает в
оформленное отношение с другим. Принципиальная двойственность,
амбивалентность самой сексуальности, перверсивных пар (садизм –
мазохизм), диалектичность неврозов и психозов и т.д. указывает на ключевую
диалектичность самого бессознательного человека, что основано на
парадоксальности «инстинкта смерти», где «отсутствует Нет» и которое
совмещает жизнь и смерть. И в итоге, бессознательное в терминах экономики
представляет баланс смертоносного спроса и жизнетворного предложения.

12
Список литературы

1. Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака. - М.:


Академический проект, 2007. С. 78-82
2. Волошинов В.Н. Фрейдизм. Критический очерк. – М: Лабиринт, 1993.
3. Делез Ж., Гваттари Ф. АНТИ-ЭДИП. Капитализм и шизофрения. -
Екатеринбург, Наука, 2001
4. Лакан Ж. Стадия зеркала и её роль в формировании функции Я в том
виде, в каком она предстает нам в психоаналитическом опыте // Жак Лакан.
Инстанция буквы, или судьба разума после Фрейда. - М.: Логос, 1998. С. 11
5. Фрейд З. Достоевский и отцеубийство // Зигмунд Фрейд. Основной
инстинкт. – М.: Эксмо, 1997.
6. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Зигмунд Фрейд.
Психология бессознательного. – М.: Просвещение, 1988.

13

Оценить