Вы находитесь на странице: 1из 21

Локальные военные конфликты

конца 1930-х годов


в СМИ и творчестве сказителей
1

Ирина Козлова

Тема войн и военных столкновений была довольно значима


в творчестве советских сказителей. Освещению различных во-
енных конфликтов, их героям и воспоминаниям о них сказители
по моим подсчетам посвятили 187 произведений, что составляет
примерно 40 % от всего корпуса лиро-эпических новообразова-
ний (далее — ЛЭН). Очевидно, что в этих текстах отразились
не только те события, которые коснулись непосредственно боль-
шинства сказителей, но и те, о которых они узнавали из средств
массовой информации. Оставив за рамками статьи две большие
войны: Гражданскую и Великую Отечественную, я обращусь к
текстам, посвященным военным конфликтам межвоенного вре-
мени. К таким событиям относятся локальные конфликты на
Дальнем Востоке, Советско-финская война и присоединение к
СССР новых территорий. С учетом того, что большинство скази-
телей были жителями Русского Севера, в основном Карелии, ка-
жется довольно удивительным, что из указанных событий боль-
ше всего откликов получили конфликты на Дальнем Востоке и
значительно меньше — Советско-финская война. Кроме разницы
в количестве ЛЭН о тех или иных событиях, обращает на себя
внимание и различный характер самих текстов: о дальневосточ-
ных сражениях были созданы в основном героические новины,
в то время как о финской войне — бессюжетные произведения,
состоящие из общих фраз. Чтобы понять причины большей или
меньшей популярности событий в советском эпическом фолькло-
ре и особенности построения текстов о том или ином событии,
я рассмотрю ЛЭН в сопоставлении с газетными статьями, из ко-
торых сказители могли получать информацию.

1
Исследование выполнено при поддержке гранта Российского фонда фундамен-
тальных исследований (проект № 16-06-00286) «Мониторинг актуального
фольклора: база данных и корпусный анализ».

97
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

Всего новин, посвященных столкновениям 1930-х гг. и измене-


ниям границ СССР, мною найдено 22, из которых опубликованы 152.
Это довольно много с учетом того, что Гражданской войне посвя-
щено всего 18 текстов, а любым событиям мирного строительства
1930-х гг. (например, выборы в Верховный Совет, покорение Север-
ного полюса, создание колхозов и т.п.) не больше 15. Распределение
текстов упоминаемых в них см. в табл.

Таблица
Военные конфликты
Сражения Присоединение Советско- Присоединение
Количество Западной
у озера финская Прибалтийских
ЛЭН Украины и
Хасан война государств
Западной
Белоруссии
о локальных 4 (3) — 1 6 (3) — 1
конфликтах 11 (8) 2 (2)
вместе с вместе с
(в скобках финской присое-
количество войной динением
опубликован- З.У. и З.Б.
ных)
о конкретных 4 – – –
героях

Как видно из таблицы, «героические» ЛЭН посвящены только


сражению на озере Хасан, другие лиро-эпические новообразования
не содержат героики.

Военные столкновения СССР с Японией


Самой большой группой оказываются ЛЭН о сражениях 1938 г.,
проходивших в Дальневосточном крае у озера Хасан. Эти столкно-
вения, продолжавшиеся всего две недели летом 1938 г.3, вызвали

2
Благодарю за предоставление возможности работы с неопубликованными мате-
риалами глав. н. сотрудника сектора языкознания Института языка, литературы
и истории (ИЯЛИ) Карельского научного центра РАН (далее — КарНЦ) Ирму
Ивановну Муллонен (на момент моей работы в архиве директора ИЯЛИ КарНЦ),
ст. н. сотрудника сектора фольклористики с фонограммархивом ИЯЛИ КарНЦ
Валентину Павловну Кузнецову и сотрудников научного архива КарНЦ.
3
Военные столкновения между армиями СССР и Японии в районе озера Хасан, на
сопках Заозёрной и Безымянной из-за территориальных споров между СССР и
Маньчжоу-го (государством, подчиненным правительству Японии), длившиеся с

98
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

в творчестве сказителей весьма бурный отклик — им посвящено


11 текстов, восемь из которых были опубликованы в течение бли-
жайших трех лет. Создателями всех 11 ЛЭН были восемь скази-
телей, которые проживали очень далеко от мест сражений (шесть
в Карелии, одна в Архангельской области и одна в г. Калинин) и
никогда не бывали на Дальнем Востоке.
Первым на дальневосточный конфликт откликнулся пудожский
сказитель И.Т. Фофанов. Его новина «Про Клима Ворошилова» бы-
ла записана сотрудником Карельского научно-исследовательского
института культуры (далее — КНИИК) В.Р. Дмитриченко в августе
1938 г. В комментариях к ней сказано, что былина была составлена
сказителем в самый разгар событий на озере Хасан, он знал о них
по радио и из газет, которые ему выписывает Институт [Былины
1941: 480]. Новина И.Т. Фофанова ориентирована на традиционную
героическую былину, главным ее героем изображается К.Е. Вороши-
лов, который собирается в дорогу, выезжает и сражается с врагом как
традиционный былинный богатырь. Хотя Ворошилов не принимал
непосредственного участия в дальневосточных сражениях, сказите-
лю, мастеру героической былины, оказалось удобнее всего изобра-
зить героем наркома обороны, служащего символом Красной Армии.
В силу высокой обобщенности образов найти газетный прототип тек-
ста в данном случае не представляется возможным. В 1939 г. К.В. Чи-
стов записал от Фофанова дополненный вариант той же новины, ко-
торый был опубликован в 1941 г. в книге «Былины Пудожского края».
В комментариях отмечено, что воспеть героику наших дней сказителя
побудило чувство соревнования. По всей видимости, это был первый
опыт сложения И.Т. Фофановым текста о современности.
Про другого пудожского сказителя, Н.В. Кигачева, известно, что
он сочинил новину о командире конного взвода Зырянове после про-
чтения заметки о нем в районной газете «Красный Пудож» [Степ-
ной 1938]. Исследователями отмечалось, что сказитель прислал
«Былину о бойце Зырянове» в КНИИК вместе с газетной статьей,
новина была записана самим сказителем и содержала дату записи —
11 октября 1938 г. [Иванова 2002: 956–957; Марковская 2010: 223–224].
Кигачев сочинил новину через неделю после прочтения газетной
заметки и через два месяца после окончания боевых действий у
Хасана. Произведение Кигачева по композиции и художественным
приемам ориентировано на былину, по содержанию же является по-
следовательным пересказом газетной статьи.

29 июля по 11 августа 1938 г., завершившиеся победой СССР.


99
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

В начале заметки отмечено: С большим желанием шел в бой за-


щищать родину храбрый кавалерист. В атаку он изъявил желание
идти пешим [Степной 1938]. В новине Кигачева богатырь начинает
с размышления ехать ему на коне или идти пешком и решает идти
пешим. Далее Зырянов изображается сказителем в соответствии с
каноном описания былинного богатыря:

Он в левую руку пистолет берет,


В руку правую саблю острую.
И как вышел он на гору Заозерную
И увидел самураев японских
<…>
Окружили его молодца со всех сторон
<…>
Он направо махнет — летят головы
А налево пальнет — трупы валятце
[Кигачев 1940: 104].

Но в то же время все эти описания содержались и в заметке Степ-


ного: Взяв в одну руку пистолет, в другую клинок со словами «За
Сталинскую конституцию», «За товарища Сталина», он шел на
самураев. Вот его окружает десяток зарвавшихся самураев <…>
Он направо и налево рубит их как капусту [Степной 1938]. Описа-
ние смерти Зырянова от руки 38-го самурая также совпадает с опи-
санием ее в газете. «Былина о бойце Зырянове» была опубликована
в 1940 г. в сборнике «Народное творчество Карело-Финской ССР»
и в 1941 г. в книге «Былины Пудожского края». В комментариях к
публикации в «Былинах Пудожского края», составленных Г.Н. Па-
риловой и А.Д. Соймоновым, отмечается: Художественные досто-
инства былины снижены чересчур точным следованием материалу
заметки [Былины 1941: 495]. Так же как и у Фофанова, у Кигачева
это был первый опыт сложения эпического текста о современности.
Если в случае с Фофановым еще можно предположить, что тема
была подсказана собирателем, то про Кигачева известно наверняка,
что он сочинял новину без сторонних подсказок и помощи.
В январе 1940 г. Кигачев сложил «Былину о Хасанских боях», где
попытался описать уже не один подвиг одного героя, а изложить со-
бытия конфликта в целом от собрания у японского царя, на котором
принимается решение о нападении на Советский Союз, до пораже-
ния японской армии. В ней изображаются советские военачальни-
ки: Сталин, Ворошилов, Буденный, непосредственные участники

100
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

хасанских сражений: Штерн, Мехлис, Рычагов, японские генералы:


Куцаки, Киоки. Эта новина, также присланная в самозаписи скази-
теля в КНИИК, не была опубликована. Причины точно не известны:
возможно, сотрудников не устроила ее художественная сторона или
к этому времени уже были утверждены планы сборников, а для пе-
риодики она показалась не актуальной, может быть и по каким-то
идеологическим причинам.
В 1938 — начале 1939 г. в Пудожском районе были сложены
еще четыре ЛЭН о сражениях на Хасане: «Про Ивана-богатыря»
Ф.А. Конашкова, «Не туча ли, туча черная» А.Т. Конашковой (снохи
Федора Андреевича), «О боях на озере Хасан» и «Про Ворошилова»
Е.С. Журавлевой.
В новине Ф.А. Конашкова рассказывается о трех братьях — за-
щитниках родины. Старший из них героически гибнет от японских
пуль, его сменяет на боевом посту второй брат, к которому на под-
могу прилетает на самолете третий. В финале младшие братья вместе
с Красной Армией прогоняют из советской страны японскою силу.
Герои показаны как былинные богатыри, а мотив о трех братьях
отсылает к сказке. В то же время при просмотре газеты «Красная Ка-
релия», мне встретилась заметка «На смену брату-герою» от 4 авгу-
ста 1938 г. В заметке представлена история из жизни одной семьи из
Башкирии: В июне прошлого года на охране границ родины смертью
храбрых погиб красноармеец Батманов Иван Иванович <…>. Отец
погибшего — Батманов Иван Максимович подал наркому обороны
маршалу Советского Союза тов. Ворошилову заявление с просьбой
принять в Красную Армию младшего сына Гавриила и направить его
в ту же часть, где служил Иван Батманов [На смену брату-герою
1938]. В новине Конашкова представлен абсолютно тот же сюжет:

Покуда мог Иванушка, что было в пулемете, все повыстрелял.


Тут Иванушку сила японская подстре΄лила.
Тут и пришло известие широкое, что нет живого Иванушки.
И сказал тогда Иванов тятенька:
«Кто же будет заменять Иванушку?»
А у Иванушки был меньшой брат, звали брата Федором.
Да говорит Федор меньшой брат:
«Как поеду я на границу на японскую,
Заменять буду Ивана должность я,
Защищать буду свою родину»
[Конашков 1939].

101
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

И в статье, и в новине подчеркивается, что брат идет именно в


ту часть, где служил старший, чтобы встать на его место, в обоих
текстах идею младшему сыну подает отец, кроме того, в статье и
в новине совпадает имя старшего брата4. Третий брат в тексте Ко-
нашкова остается без имени, что дает возможность предположить,
что он добавляется к двум по инерции следования традиционным
фольклорным текстам, в первую очередь сказкам, где братьев почти
всегда три. Интересно и то, что третий брат — летчик, и приходит на
помощь второму брату, когда тому она требуется, что соответству-
ет истории сражений, поскольку авиация включилась в конфликт
позже сухопутных войск. То, что сказитель был знаком с «Красной
Карелией», сомнений не вызывает, поскольку известно, что КНИ-
ИК выписывал сказителям, с которыми проводил работу, ряд газет:
безусловно, Конашков был в числе тех сказителей, а главная респу-
бликанская газета в числе выписываемых5.
В ЛЭН А.Т. Конашковой «Как не туча ли, да туча черная» нет
одного главного героя, его герои — это советские пограничники,
которые изгоняют незваных гостей. В ЛЭН А.Т. Конашкова подчер-
кивает мотивы вероломности нападения японцев и бдительности
советских пограничников, готовых дать отпор в любую минуту:

В ночную ли да пору-времячко
<…>
То не гады ли да ползучие
Подползали на границу советскую.
А пограничники да советские
Они встречали гостей да незваныих
[Конашкова 1940: 102].

4
Замена имени второго брата, возможно, возникла под влиянием исторической
песни «Иван Грозный и сын», которая была в репертуаре Ф.А. Конашкова
[Конашков 1948: 178–183]. Конечно, отношения между героями в исторической
песне и новине совершенно разные, поэтому говорить о прямом влиянии нельзя,
но можно допустить, что память имени, соотносимого с другим именем, сыграла
какую-то роль. Благодарю за подсказку этой аналогии ст. н. сотрудника ШАГИ
ИОН РАНХиГС Никиту Викторовича Петрова.
5
Ф.А. Конашков был неграмотным, но в одном доме с ним жили трое его взрослых
грамотных сыновей, снохи (одна из которых точно была грамотной) и внуки, по-
этому я с уверенностью полагаю, что в семье «Красная Карелия» читалась вслух.
И даже если газета не читалась от корки до корки, то можно предположить, что,
если у Федора Андреевича появилась задумка сочинить о дальневосточных сраже-
ниях былину, семейные читали ему все статьи, связанные с этими событиями.

102
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

Образ ползучих гадов, вероятнее всего, заимствован сказительни-


цей из средств массовой информации. Коварство японских военных,
прокрадывающихся под покровом ночи словно ползучие гады, было
отмечено в статьях «Красной Карелии». Например, в публикующихся
там воспоминаниях участников боев: Ночью в высокой траве послы-
шался шорох. Это японские налетчики, нарушив границу, ползают
по нашей земле. Тревожный голос лейтенанта Терешкина поднял
всех бойцов на штыковой удар по ползущим гадам [Шадрин 1939].
А.Т. Конашкова сложила о событиях на озере Хасан два текста,
но опубликован был только один. Неопубликованный, «Былина о
Японце-нахалище», во многом напоминает рассмотренный выше,
хотя он значительно больше. Оба текста поступили в КНИИК в са-
мозаписи грамотной сказительницы. Исходя из того, что у «Былины
о Японце-нахалище» в архиве обозначена точная дата написания —
20 августа 1938 г., а у ЛЭН «Как не туча ли, да туча черная» отмечен
только 1938 г., думаю, что не попавшее в печать ЛЭН было сложено
первым, а опубликованное явилось результатом работы над ним6.
Похожая история наблюдается и с двумя ЛЭН Е.С. Журавлевой, ко-
торые также попали в КНИИК в самозаписи сказительницы. Первое,
датированное 30 октября 1938 г., с главным героем К.Е. Ворошило-
вым осталось неопубликованным, второе «О боях на озере Хасан» от
7 января 1939 г. было опубликовано в 1941 г. в «Былинах Пудожского
края». Во второй новине приводятся точные даты начала и окончания
боев, географические названия, должности красноармейцев: команди-
ры, политработнички, сверхурочнички, отмечаются погодные условия:
проходили дожди большие заливни7. Такое внимание к подробностям
говорит о том, что Журавлева внимательно следила за описанием боев
в СМИ. Это подтверждается и в комментариях к публикации: Мате-
риалом для составления данной былины послужили статьи, заметки
из газет, которые Журавлева читает регулярно, а также беседы, до-
клады, прослушанные ею по радио [Былины 1941: 504].
Четыре из восьми ЛЭН, сложенных пудожскими сказителями,
были напечатаны только в фольклорных сборниках 1940–1941 гг.,
три остались неопубликованными, и только одно попало и в перио-
дику, и в сборник. Новина Ф.А. Конашкова «Про Ивана-богатыря»
была опубликована в газете «Красная Карелия» от 24 мая 1939 г., в

6
Поскольку ЛЭН переработано было существенно, то его можно назвать не вари-
антом, а самостоятельным произведением.
7
Внимание к погоде обусловлено тем, что в газетах сообщалось о невозможности
участия в боях авиации из-за погодных условий.
103
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

первом номере альманаха «Карелия» за 1939 г. и в сборнике «На-


родное творчество Карело-Финской ССР».
Кроме пяти пудожских сказителей, к теме сражений у Хасана об-
ращались еще трое жителей других регионов. В отличие от пудожан,
они не были известны исполнением традиционного фольклора, но
ЛЭН всех троих попали в периодическую печать. Самым первым
ЛЭН о сражениях у Хасана, опубликованном в прессе, был текст
сольвычегодской сказительницы П.С. Губиной «Ответ самураям».
Оно было напечатано в котласской районной газете «Социалисти-
ческий Север» в номере от 6 сентября 1938 г. Былинной поэтики
и конкретных героев в нем нет, а основной его пафос заключается
в воспевании силы советской армии и готовности советского народа
в любой момент к сопротивлению:

Самураи, фашисты — презренные псы,


Руки прочь — от свободной советской страны!
Руки ваши в грязи и в крови, —
Недостать вам великой священной земли!
[Губина 1938: 3].

П.С. Губина была грамотной и газеты, безусловно, читала. По-


скольку ее ЛЭН бессюжетно, то искать его точные газетные источ-
ники кажется бесполезным, сама же риторика ее текста полностью
состоит из газетных фраз. Например, в резолюции собрания колхоз-
ников Смоленской области, опубликованной в «Правде», говорится:
Всякий поднявший свои кровавые лапы против нашей родины — бу-
дет стерт с лица земли <…>. И если взбесившиеся фашистские
собаки посмеют посягнуть на наши завоевания, то они жестко
просчитаются [Из резолюции 1938]. Здесь мы видим совпадения
в именовании японцев фашистами и собаками, наделение их кро-
вавыми руками (или лапами), выражение уверенности в тщетности
посягательств этих фашистов на советскую землю.
Единственным ЛЭН о сражениях на Дальнем Востоке, попав-
шим в центральную прессу, оказался «Сказ о том как на Хасане мы
самураев расхасанили», сложенный А.В. Морозовой из Твери. Он
был опубликован в газете «Труд» от 6 августа 1939 г. к годовщине
победы красноармейцев. Морозова пытается описать весь конфликт
от начала до конца, в ее ЛЭН встречаются фамилии четырех героев:
Левченко, Мошляка, Гальянова, Пожарского, она описывает не толь-
ко сражения, но и дипломатические отношения СССР и Японии:

104
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

Имя Сталина неся в сердцах,


С кличем «За родину!» на устах
Пехота сокрушительною силой
Самураев под конец сломила
<…>
Удрали самураи на свою границу
И шлют к нам в Москву посла Сигемицу
[Морозова 1939].

Клич «за родину» и «за Сталина» встречался в и статье Степно-


го на которую опирался Кигачев и во множестве статей центральной
и региональной прессы, поэтому нет сомнения, что эти штампы, как
и фамилии бойцов и японского посла, взяты А.В. Морозовой из СМИ.
Также 6–8 августа 1939 г. в нескольких областных газетах было
опубликовано ЛЭН сказителя из Заонежья К.Д. Андрианова «У озе-
ра Хасан». Новина Андрианова тоже повествует о дальневосточном
конфликте в целом, подробных описаний сражений или имен бой-
цов в ней не встречается, в качестве учителя и наставника Красной
Армии упоминается Ворошилов.
Таким образом, все ЛЭН о сражениях на дальневосточной грани-
це были сложены в течение первого года после событий под впечат-
лениям сообщений СМИ, на что иногда прямо указывается в ком-
ментариях. Но и там, где нет прямого указания, к СМИ отсылает
присутствие в ЛЭН точных дат, фамилий бойцов, обилие географи-
ческих наименований и использование газетных штампов.
Кроме публицистики, большую роль в популяризации дальнево-
сточного конфликта в советском обществе сыграла массовая культу-
ра конца 1930-х гг. На события у Хасана моментально откликнулись
советские поэты и композиторы. В 1938 г. по радио уже можно было
услышать такие песни, как: «Бой у озера Хасан» (музыка А. Алек-
сандрова, слова С. Алымова), «Вы не суйтесь, самураи» (музыка
В. Мурадели, слова А. Жарова), «Герои Хасана» (музыка И. Дуна-
евского, слова В.  Лебедева-Кумача), «Дальневосточная» (музыка
Ю. Милютина, слова В. Винникова), «Комсомольская-дальне-
восточная» (музыка В. Мурадели, слова А. Гатова). Они были на-
писаны «по горячим следам» и посвящены непосредственно стол-
кновениям с японскими войсками летом 1938 г. Советские массовые
песни, как и новины, с одной стороны, воспевали героику сражений
и богатырские подвиги бойцов, а с другой — содержали довольно

105
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

много документальных подробностей (географические названия,


указание длительности боев). Думается, что официальное песенное
искусство было вторым после прессы образцом, на который опира-
лись сказители, сочиняя новины.
Поскольку записи датируются в основном 1938 и началом 1939 г.,
а публикации ЛЭН, кроме текста Губиной, начинаются с весны 1939 г., то
влияние готовых текстов одних сказителей на тексты других почти
исключается. Можно предположить, что многие сказители читали
новину Ф.А. Конашкова, но пять из них сложили свои ЛЭН рань-
ше, чем она была опубликована, а Морозова вряд ли читала прессу
Карелии, следовательно, текст Конашкова с большой долей вероят-
ности мог повлиять только на ЛЭН Андрианова, дата сложения ко-
торого нам не известна, а дата публикации на 4,5 месяцев позже.
Причин для публикации в прессе новины Конашкова можно от-
метить две. Первая — известность самого сказителя8. Второй при-
чиной мог быть отбор по художественным критериям: героические
новины ценились выше всего, а среди трех героических новин ЛЭН
Конашкова могло показаться наиболее удачным с точки зрения со-
четания традиции и нового содержания. В то время как ЛЭН Кига-
чева было отмечено как слишком точно следующее газетной статье
и поэтому малохудожественное9, а ЛЭН Фофанова, наоборот, слиш-
ком следующее былинному канону и, следовательно, недостаточно
новаторское и информативное. Причину публикации ЛЭН Морозо-
вой в центральной газете можно объяснить только тем, что оно по-
пало в редакцию в подходящее время и оказалось соответствующим
содержанию номера. Вызывает удивление, что новина Андрианова не
попала в прессу Карелии, но была опубликована в газетах Горького,
Саратова и Вологды, причина мест ее публикации не понятна. ЛЭН
Морозовой и Андрианова, кроме того, вошли в сборник «Творчество
народов СССР о Сталине и Красной Армии» (1939).

8
Ф.А. Конашков к 1939 г. уже был членом Союза Советских писателей, славился и
среди земляков, и среди ученых как хороший знаток и мастер исполнения былин,
неоднократно приглашался для выступлений и записи в Москву и Петрозаводск
и успел прославиться сочинением советской сказки, попавшей в «Творчество на-
родов СССР» (1937), другие же пудожские сказители, обратившиеся к дальнево-
сточному конфликту, не имели на тот момент громкого имени.
9
Опора на тексты газет при создании ЛЭН была распространенным явлением. Она мог-
ла признаваться фольклористами как более или менее удачная. Проблема следования
сказителя газетным текстам и попытки преодоления простого пересказа публицистики
подробно рассматривалась на примере работы Е.И. Чичаевой над сложением «Плача-
сказа по Тане — Зое Космодемьянской» [Алексеевский 2011: 90–91].

106
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

Публикация ЛЭН Ф. А. Конашкова именно в мае 1939 г. также не


случайна. В мае 1939-го начался новый военный конфликт между
Маньчжоу-го и Японией — с одной стороны и Монгольской Народ-
ной Республикой и СССР с другой у реки Халхин-Гол. Сражения
продолжались с мая по сентябрь, но этот конфликт не был объявлен,
поэтому в советской прессе он не описывался, публиковались лишь
заметки о столкновениях на границе советско-монгольских войск с
японо-маньчжурскими. Но и таких заметок за все время столкнове-
ний в центральной прессе мне встретилось всего 13, в то время как
упоминаний о Хасане за то же время — 25510. То есть прошлогодняя
победа советских войск над японскими служила символом превос-
ходства Красной Армии над противником во время нового обостре-
ния отношений. В августе 1939 г. газеты уделяют большое внимание
годовщине победы на Хасане, в это время печатаются ЛЭН Морозо-
вой и Андрианова. В 1939 г. также выходит на экраны фильм «Трак-
тористы» в котором звучит еще одна песня о российско-японском
конфликте — «Три танкиста» (музыка бр. Покрасс, слова Б. Ласки-
на). В этой песне озеро Хасан не называется, но действие проис-
ходит У границ земли дальневосточной, и в ней поется как самураи
решили ночью перейти границу у реки. В 1939 г. появляется еще ряд
песен о дальневосточных сражениях с японцами, сюжет которых,
так же как и в «Трех танкистах», уже не привязан к конкретным
географическим объектам: «Травушка» (музыка К. Листова, сло-
ва С. Алымова), «Забайкальская» (музыка А. Александрова, слова
С. Алымова). О дальневосточном конфликте известны и песни,
утратившие автора: «Пулемет строчил без перебоя», «По синему,
синему морю» — точное время их создания неизвестно. Вероятно,
что они, подобно авторским песням 1939 г., отражают общий пафос
обоих конфликтов. В них также преобладает героика. Кроме песен
о сражениях с японцами в 1930-е гг. было написано еще множество
произведений о службе на дальневосточной границе, что могло быть
как связано с конфликтами у Хасана и на Халхин-Голе, так и не свя-
зано, но в любом случае способствовало привлечению внимания к
событиям на дальневосточных рубежах СССР.
Тема военных столкновений на озере Хасан значима тем, что
именно с нее начали сложение ЛЭН несколько сказителей Карелии:
И.Т. Фофанов, Н.В. Кигачев, К.Д. Андрианов. Одной из первых она
была и для А.Т. Конашковой и Е.С. Журавлевой, прославившихся

10
Подсчет приведен по газетам «Правда», «Известия», «Литературная газета» с
начала мая по конец сентября 1939 г.
107
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

впоследствии сложением советских произведений. Стоит отметить


также то, что как минимум трое сказителей (Кигачев, Конашкова, Жу-
равлева), а поскольку о записи собирателем известно только в одном
случае, можно предположить, что их было больше, сложили ЛЭН о
Хасане сами, без подсказок и помощи со стороны институций. Веро-
ятно, само событие, широкое освещение его в средствах массовой
информации и массовой культуре вызывали у эпических сказителей,
которые уже год как слышали о востребованности новых произведе-
ний, желание сложить героическую новину о сражениях на Хасане.

Присоединение к СССР новых территорий


Следующим событием мирного времени, связанным с военными
действиями и вызвавшим отклик у сказителей, было присоединение к
СССР Западных Украины и Белоруссии11. В 1940 г. было опубликовано
три ЛЭН, сложенных сказителями Архангельской и Свердловской об-
ластей, в которых прославлялась Красная Армия, которая освободила
украинцев и белорусов от польского порабощения. Кроме того, один
текст об освобождении украинцев и белорусов от угнетения панами
сложила пудожанка Е.С. Журавлева. Эти ЛЭН к текстам о военных
конфликтах относятся довольно условно, только на основании того,
что там говорится об изгнании Красной Армией польских поработите-
лей, то есть о военной победе над ними. Однако собственно батальных
сцен, описаний отдельных подвигов в них не приводится. Нет в них
и имен бойцов, принимающих участие в сражениях с панами, един-
ственный герой, встречающийся в одном из ЛЭН, — К.Е. Ворошилов.

Красная Армия собиралася


<…>
На защиту родных братьев и сестер…
Впереди то всех ехал статный собой
А как славный полководец Ворошилов Клим
[Суховерхова 1940].

11
Советские войска вошли на территорию Западной Украины и Западной
Белоруссии 17 сентября 1939 г., юридически Западные Украина и Белоруссия были
приняты в состав СССР в ноябре 1939 г.: 12 ноября 1939 г. третья Внеочередная
сессия Верховного Совета БССР постановила: «Принять Западную Белоруссию
в состав Белорусской Советской Социалистической Республики и воссоединить
тем самым белорусский народ в едином белорусском государстве»; 14 ноября
1939 г. третья Внеочередная сессия Верховного Совета УССР постановила:
«Принять Западную Украину в состав Украинской Советской Социалистической
Республики и воссоединить тем самым великий украинский народ в едином
украинском государстве».
108
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

Ворошилов здесь, как и в ЛЭН Фофанова о Хасане, присутствует


символически, как глава Красной Армии.
Все четыре текста небольшого объема и сосредотачивают внимание
в первую очередь на радостной встрече красноармейцев местным насе-
лением. Понятно, что источником информации о вхождении Западных
Украины и Белоруссии в состав СССР для сказителей, проживающих
на Русском Севере и Урале, могли быть, как и в случае с дальневосточ-
ными событиями, только СМИ. А в газетах подчеркивается именно
освободительная роль Красной Армии, что видно даже из заголовков
статей: «Наши братья стали свободны», «Великий праздник освобож-
денного народа» и т.п. В статьях о событиях 1939 г. на западных гра-
ницах делается принципиально иной акцент, чем в статьях 1938 г. о со-
бытиях на восточной границе. Статья, написанная в риторике «Зарубил
37 самураев», была совершенно невозможной для описания событий
на новых территориях Украины и Белоруссии, поскольку в данном
случае Красная Армия не сражается на этих территориях с врагом,
она освобождает братьев от «рабства». Поработители же, если об их
действиях вообще идет речь, убегают, не дождавшись Красной Армии.
То же мы видим и в газетах: бегство поляков, причем ненавистных
местному населению: Крупный помещик Езерский пытался на авто-
мобиле уехать в Румынию. Крестьяне пустились за ним в погоню – и
блага, приносимые советскими войсками: Победы Красной Армии дали
возможность сотням тысяч беженцев вернуться в свои дома, к мир-
ному спокойному труду [Железнов, Руднев 1939].
Еще более условно связано с военными конфликтами присое-
динение к СССР Эстонии, Латвии, Литвы и Северной Буковины,
поскольку эти территории вошли в СССР мирным путем. Однако
отнести их в одну группу с ЛЭН о локальных военных конфлик-
тах позволяет не только общий с ЛЭН о присоединении Западных
Украины и Белоруссии пафос расширения границ СССР, но и упо-
минание в них освободительной роли Красной Армии:

Как ясен сокол да мудрый Сталин-свет,


Поднимал-то он руку правую,
Собирал-то он верных сынов,
Еще тех ли богатырей Красной Армии
Выручал детей из лихой беды
[Гладкобородова 1947: 51].

Как мы видим, Сталин не просто принимает новые народы в совет-


скую семью, но с помощью Красной Армии выручает их из беды, без
109
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

уточнения из какой именно. Скорее всего, сказительница А.И. Гладко-


бородова в данном случае следует риторике текстов про присоединение
Западных Украины и Белоруссии, в частности непосредственно ЛЭН
А.Е. Суховерховой, с которым она была знакома, так как обе сказитель-
ницы входили в «творческую группу» Северного народного хора.
Откликнулась на присоединение Западных Украины и Белоруссии
и официальная песенная культура, хотя не так активно, как на даль-
невосточные события. В 1939 г. была написана «Песня красных пол-
ков» (музыка П. Акуленко, слова Е. Долматовского и В. Луговского).
Основной ее пафос также заключался в подчеркивании освободитель-
ной миссии Красной Армии: Каждый шаг нашей армией пройденный /
Прогоняет зловещую ночь и защитной Ваше счастье молодое12 / Мы
стальными штыками оградим [Долматовский, Луговской 1939] роли
Красной Армии. Батальные сцены в этом произведении отсутствуют
(см. выше характеристику газетных публикаций).

Советско-финская война
Несмотря на то, что финская война была войной объявленной,
описание ее и в газетах, и в творчестве сказителей ближе к опи-
санию событий на западных границах, чем на восточных. Опубли-
кованных текстов сказителей, посвященных отдельно ей, мне не
встретилось вообще. Три опубликованных текста, в которых о ней
упоминается, воспевают Красную Армию и Советскую страну в це-
лом, но ничего не рассказывают что-то непосредственно о событиях
финской войны.
ЛЭН печорской сказительницы М.Р. Голубковой и пудожской ска-
зительницы А.Т.  Конашковой были сложены к 23 февраля 1940 г.,
то есть непосредственно во время военных действий, и построены
как поздравление Красной Армии и пожелание ей будущих побед.
В ЛЭН Голубковой упоминается и недавнее присоединение к СССР
Западных Украины и Белоруссии:

Вы спасли народ от злых врагов


От злых врагов — панов польских,
А теперь вы защищайте
Тот замучен народ во Финляндии
<…>
Пожелаю я вам большой храбрости
[Голубкова 1940].

12
В другом варианте песни: «Ваши светлые границы».
110
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

В ЛЭН заонежской сказительницы Е.С. Дьяковой, сложенном


уже по окончании финской войны, звучит прославление Красной
Армии и ее победы и также подчеркивается, что Красная Армия
воевала не только за свою землю, но и за финский народ:

С белофиннами управились
Богатыри-бойцы советские
<…>
За страну свою свободную
И за финский трудовой народ
[Дьякова 1941: 7].

Во всех трех ЛЭН нет ни имен героев, ни описаний сражений, ни


названий местностей, где проходили бои. Все они состоят полно-
стью из общих фраз: два из пожеланий, третье — из поздравлений.
В ЛЭН Голубковой мы видим продолжение риторики спасения и
защиты, которая была характерна для ЛЭН о присоединении земель
на западе. Красная Армия спасает украинцев и белорусов и защи-
щает финский народ, в последнем случае непонятно от кого. Ин-
тересно, что объединение сюжетов войны с поляками и финнами
встречается и в одной из фольклорных песен — «Шли три героя с
польского боя». Однако пафос данной песни иной: в ней речь идет о
гибели героя, который только вернулся из одного боя, как погиб на
другом. Другие фольклорные песни о финской войне, «Раскинулись
ели широко» и «Шли три армейца на финску границу», (вариант
песни «Шли три героя с польского боя») также подчеркивают тра-
гический характер происходящего. Тогда как официальная песня о
финской войне «Принимай нас, Суоми, красавица» (музыка бр. По-
красс, слова А. Д’Актиля) содержит ту же риторику освобождения,
что и газетные статьи того времени, и ЛЭНы: Отнимали не раз вашу
родину — // Мы приходим её возвратить [Д’Актиль 1940].
О финской войне кроме трех опубликованных ЛЭН мне встре-
тилось еще столько же неопубликованных, которые, заметим, по-
священы ей полностью. Все три были сложены уже упоминавши-
мися пудожскими сказителями: Н.В. Кигачевым, Е.С. Журавлевой
и А.Т.  Конашковой. Тексты Конашковой и Кигачева датированы
1941 г., январем и мартом. В них, так же как и в опубликованных
ЛЭН, нет имен героев кроме Ворошилова и Сталина. Присланная
новина Кигачева сопровождается запиской Былина не окончена бу-
дет требовать большой обработки, потому что нужно узнать

111
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

имена и фамилии отдельных героев, также командиров… [КарНЦ,


оп. 1, кол. 10, № 13]. Проблем с именами героев для сложения ЛЭН о
дальневосточном конфликте у Кигачева не было, так как множество
имен было приведено в газетах, в частности в газете его района.
Причины популярности локального военного конфликта, про-
ходившего на противоположном конце страны от родных деревень
сказителей, который не внес существенных изменений в их повсед-
невную жизнь, и сравнительной непопулярности более серьезной и
длительной войны, проходившей от сказителей в непосредственной
близости, можно объяснить только прямой зависимостью творче-
ства сказителей от СМИ и официальной массовой культуры.
События на Хасане оказались «удобны» поскольку случились
в самый разгар «сказительского движения»: это были первые во-
енные действия после начала сложения ЛЭН. Для сказителей, ко-
торых призывали к воспеванию героики современности, военный
конфликт на границе, происходящий непосредственно в данный мо-
мент и подробно освещаемый в газетах и по радио, был отличным
поводом к сложению эпических произведений. С начала августа
1938 г. и до развязки конфликта события на озере Хасан освеща-
лись в каждом номере как центральной, так и областной и район-
ной прессы (в качестве областной мной была просмотрена газета
«Красная Карелия», а в качестве районной «Красный Пудож», по-
скольку большинство текстов принадлежит пудожским сказителям).
На страницах газет «Красная Карелия» и «Красный Пудож» собы-
тия на дальневосточной границе освещались с 1 по 12 августа в каж-
дом номере, часто печатались на первой полосе и могли занимать до
целой страницы. Чаще всего это статьи со ссылками на ТАСС, но есть
и местные материалы, например о митингах на мероприятиях Петро-
заводска и других карельских городов (в «Красной Карелии»), Пудо-
жа и Пудожского района (в «Красном Пудоже»). Материалы со всех
митингов очень похожи, на всех единогласно выражается возмуще-
ние наглой провокацией японской военщины. Материалы о митингах,
конечно, не уникальны, в газете «Правда» публиковались статьи о по-
добных митингах по всей стране. После заключения мирного догово-
ра с Японией и публикаций о нем 12 августа материалы о событиях
у Хасана в центральной прессе (газете «Правда») почти исчезают, а
в газетах «Красная Карелия» и особенно «Красный Пудож» продол-
жают печататься. В «Красном Пудоже» с начала сентября появляются
рубрики «Эпизоды героических боев у озера Хасан» и «Беззаветное

112
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

геройство бойцов Приморской 1 армии», где публикуются статьи, на-


писанные участниками сражений о подвигах своих сослуживцев или
о собственном боевом опыте, часто это перепечатки из августовских
номеров других газет: «На защиту Родины», «Тревога». Такие ретро-
спективные статьи появляются в «Красном Пудоже» на протяжении
всей осени и, как мне кажется, могут служить хорошим материалом
для работы сказителей над созданием героических ЛЭН, посколь-
ку они описывают непосредственно подвиги Красной Армии и от-
дельных ее героев. Но кроме времени конфликта и его подробного
освещения в газетах, немалую роль сыграла и сама специфика его
освещения в прессе. Статьи о сражениях с японцами были прониза-
ны героическим пафосом, что облегчало задачу сказителей, которые
могли, как это хорошо видно на примере новины Кигачева, брать из
газетных статей и сюжеты, и готовые фразы для описания подвигов.
Малое количество ЛЭН о финской войне и специфика их формы
также напрямую связаны с освещением военных действий в прессе.
С начала декабря 1939 г. в газетах печатаются статьи об образовании
народного финского правительства и о заключении договора о взаи-
мопомощи и дружбе Советского Союза с Финляндской Демократиче-
ской Республикой. После чего все декабрьские, январские и февраль-
ские номера газет «Красный Пудож» и «Красная Карелия» оказыва-
ются заполнены статьями-приветствиями финскому народу от народа
советского, резолюциями с митингов предприятий и колхозов о под-
держке политики советского правительства в отношении Финляндии,
письмами от коллективов заводов, колхозов, школ красноармейцам
и ответными письмами красноармейцев, сообщениями о сборе по-
дарков для Красной Армии. При этом постоянно подчеркивается, что
Красная Армия воюет за братский финский народ, об этом говорят
и заголовки статей, например «Наступил час освобождения финского
народа», и сами статьи: так, первый номер 1940 г. открывается ста-
тьей, в которой говорится: Советский народ протянул братскую ру-
ку помощи Финляндской Демократической Республике. По просьбе ее
народного правительства Красная Армия самоотверженно и герои-
чески помогает братскому финляндскому народу освободиться от
своих палачей и угнетателей — маннергеймовских бандитов, этих
продажных слуг мирового империализма [Год замечательных побед
1940]. Во время финской войны в газетах четко разделяются понятия
финна и белофинна. Газеты Карелии активно публикуют статьи о фин-
ских крестьянах и рабочих, мечтающих воссоединиться с братским

113
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

карельским народом, и о зверствах белофиннов, которые не жалеют


своего народа, например, в «Красной Карелии» и «Красном Пудоже»
публикуются статьи с заголовками «Массовые расстрелы и аресты
в бело-Финляндии». С середины февраля в «Красной Карелии» по-
является рубрика «Герои боев с белофиннами», где рассказывается
об отдельных красноармейцах и их подвигах, однако в процентном
соотношении этот материал сильно уступает статьям риторического
характера, которые до конца войны продолжают занимать в газетах
центральное место. Думаю, что риторическая направленность статей
во многом обусловила риторический характер ЛЭН, в которых гово-
рится о финской войне, тем более что два из них были сложены еще в
первой половине войны, до появления статей о конкретных подвигах
в газетах. Все три ЛЭН были опубликованы почти в одно время, одна-
ко текст Дьяковой, опубликованный на месяц позже других, частично
совпадает со «Сказом о героической Красной Армии» Конашковой из
чего можно предположить, что Дьякова опиралась на него.

Выводы
Все ЛЭН о военных столкновениях 1930-х гг. объединяет то, что
они создавались «по горячим следам» событий, главным (и часто
единственным) источником для их создания служили современные
СМИ и что большинство из них (а возможно, все) были созданы по
инициативе сказителей. Разница в специфике текстов ЛЭН, как мы
убедились, напрямую связана с особенностями текстов СМИ, кото-
рая, в свою очередь, обусловлена самими особенностями конфлик-
та. В публицистике о дальневосточных сражениях конфликт был
изображен очень четко: две враждующие стороны (равные двум
враждующим странам): японская сторона (нападающая) против со-
ветской (отстаивающей свою землю). Это обусловило и большое
количество официальных песен и текстов ЛЭН и их героический
характер. В газетных статьях о присоединении Западной Украины и
Белоруссии кроме Красной Армии и польских панов появилась тре-
тья сторона — украинский и белорусский народы, страдающие под
польским гнетом и радостно встречающие советских освободите-
лей. На основании таких статей ЛЭН создавать оказалось труднее,
поэтому их было сложено меньше, а героических не было созда-
но совсем. Основной пафос статей, песен и новин о событиях на
западе СССР — освободительный, Красная Армия освобождает и
берет под свое покровительство рабочих и крестьян братских наро-

114
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

дов. Пресса совершенно не описывает военных действий, посколь-


ку изображать захватническую военную кампанию не в интересах
государства, вслед за прессой советские поэты-песенники и сказите-
ли также не говорят о военной стороне, а делают акцент на радостной
встрече Красной Армии украинцами и белорусами. В статьях о фин-
ской войне мы видим более сложную ситуацию: Красная Армия спа-
сает финский народ от финских угнетателей. В данном случае, как в
ситуации с Польшей, военные действия Красной Армии были по факту
захватническими, поэтому о них снова нельзя было писать так, как о
конфликте у Хасана, который носил ярко выраженный оборонительный
характер. Сообщений об обстреле советских пограничников со стороны
финской армии было мало для того, чтобы объяснить дальнейшие на-
ступления вглубь Финляндии, поэтому появляется новая риторика. Если
в конфликте с Японией враждебной рисуется вся страна, в ситуации с
Украиной и Белоруссией использовались как национальные, так и клас-
совые обозначения (поляки — всегда изображались как эксплуататор-
ский класс, а белорусы и украинцы как угнетенные трудовые массы), то
в ситуации с Финляндией риторика становится полностью классовой.
Для легитимизации военных действий в Москве было даже сформиро-
вано «Народное правительство Финляндии», то есть декларировалось,
что СССР воюет не с Финляндией, а только с белофиннами, поддержи-
вая освободительную войну красных финнов. Очевидно, сыграло роль и
то, что советские войска первые месяцы войны терпели многочисленные
поражения, поэтому газеты предпочитали публиковать не сводки с фрон-
та, а статьи о дружбе советского и финского народов и обличительные
речи про финских капиталистов. В результате такого освещения войны в
СМИ сказителям было довольно трудно разобраться в ситуации и начать
складывать о ней новины. Поэтому удачных ЛЭН, то есть тех, которые
сочли бы достойными публикации, вообще не оказалось, и финская во-
йна в опубликованных текстах сказителей фигурирует только в качестве
отдельных несодержательных строк в текстах о Красной Армии.
На примере ЛЭН о локальных военных конфликтах 1930-х гг. мы
видим прямую зависимость освещения события в творчестве скази-
телей от СМИ и массовой культуры. Нападение соседней страны-
агрессора и удачное отражение его советскими войсками вызыва-
ют хвалебно-документальные статьи в СМИ и воспевание подвига
советских героев в песнях и новинах. Такой конфликт оказывает-
ся идеальным для создания о нем «советских былин», поскольку в
нем четко обозначены и «богатыри», и «враги». Захватнические, но

115
Глава II. Фольклор и конструирование идеологии

проведенные быстро и успешно, военные действия у границ СССР


освещаются в СМИ как освободительный поход Красной Армии с
максимальным умалчиванием информации о военных столкновени-
ях. Сказители подхватывают эту риторику, но героических ЛЭН на-
писать не могут и поэтому сосредотачивают внимание на единствен-
ном событии, которое подробно и красочно описывается в прессе 
встрече Красной Армии ликующим местным населением. Описание
захватнической, тяжелой, приносящей большие потери войны с Фин-
ляндией вызывает больше всего трудностей: СМИ ругают правитель-
ство Финляндии и пишут о помощи финскому народу, причем первые
три месяца из трех с половиной совершенно не пишут собственно о
военных действиях. Сказители в такой ситуации делают попытки со-
чинения ЛЭН, но они оказываются или неудачными (не принятыми к
печати) или состоящими полностью из риторических фраз.

Источники

Архив КарНЦ  Архив Карельского научного центра РАН.


Былины 1941  Былины Пудожского края / Подг. текстов, статья и прим. Г.Н. Парило-
вой и А.Д. Соймонова; Предисл. и ред. А. М. Астаховой. Петрозаводск, 1941.
Гладкобородова 1947  Гладкобородова А.И. У нас крепкая семья сталинская // Глад-
кобородова А. И. Сказы и песни / Запись А. Я. Колотиловой; Под. ред. С. А  Богус-
лавского и А. Я. Колотиловой. Архангельск, 1947. С. 49–52.
Год замечательных побед 1940  Год замечательных побед // Красная Карелия. 1940.
1 янв. № 1. С. 1.
Голубкова 1940  Голубкова М.Р. Бойцам Красной Армии // Правда Севера. 1940.
24 февр. № 45. С. 4.
Губина 1938  Губина П.С. Отсвет самураям // Социалистический Север. 1938. 6 сент.
№ 170. С. 2–3.
Д’Актиль 1940  Д’Актиль А.А. Принимай нас, Суоми, красавица. URL: http://www.
sovmusic.ru/text.php?fname=suomi2 (дата обращения: 10.03.2016).
Долматовский, Луговской 1939  Долматовский Е., Луговской В. Песня красных
полков. URL: http://www.sovmusic.ru/text.php?from_sam=1&fname=s14601 (дата об-
ращения: 10.03.2016).
Дьякова 1941  Дьякова Е.С. Славим родину мы великую // На рубеже. 1940. № 3.
С. 6–7.
Железнов, Руднев 1939  Железнов Л., Руднев Д. По дорогам Западной Украины //
Правда. 1939. 29 сент.
Из резолюции 1938  Наша политика — политика мира. Из резолюции собрания кол-
хозников Ладыжанского сельсовета Смоленского района, Смоленской области //
Правда. 1938. 6 августа. № 215. С. 2.

116
Локальные военные конфликты конца 1930-х годов в СМИ...

Кигачев 1940  Кигачев Н.В. Былина о бойце Зырянове // Народное творчество


Карело-Финской ССР: Записи 1937–1938 гг. / Подгот. текстов, вступ. статья и при-
меч. В. Чистова. Петрозаводск, 1940. С. 104–105.
Конашков 1939  Конашков Ф.А. Про Ивана-богатыря // Красная Карелия. 1939.
24 мая. № 116. С. 3.
Конашков 1948  Сказитель Ф.А. Конашков / Подгот. текстов, вступ. ст. и коммент.
А.М. Линевского. Петрозаводск, 1948.
Конашкова 1940  Конашкова А.Т. Как не туча ли, да туча черная // Народное творче-
ство Карело-Финской ССР: Записи 1937–1938 гг. Петрозаводск, 1940. С. 102–103.
Морозова 1939  Морозова А.В. Сказ о том как на Хасане мы самураев расхасанили //
Труд. 1939. 6 авг. № 176. С. 4.
На смену брату-герою 1938  На смену брату-герою // Красная Карелия. 1938. 5 авг.
№179. С. 1.
Степной 1938  Степной И. Зарубил 37 самураев // Красный Пудож. 1938. 5 окт.
№ 113. С. 4.
Суховерхова 1940  Суховерхова А.Е. Честь великая Красной Армии // Наша страна.
1940. № 2. С. 2.
Шадрин 1939  Красноармеец-гранатометчик стрелкового полка Василий Шадрин.
С Именем Сталина на устах // Красная Карелия. 1938. 10 сент. № 209. С. 2.

Литература

Алексеевский 2011  Алексеевский М.Д. К истории создания «Плача-сказа по Тане —


Зое Космодемьянской» сибирской сказительницы Е.И. Чичаевой // Временник
Зубовского института. Вып. 7. Грозное время: война в зеркале человеческого вос-
приятия. СПб., 2011. С. 79-95.
Иванова 2002  Иванова Т.Г. Комментарии // Рукописи, которых не было. Подделки
в области славянского фольклора. М., 2002. С. 896–968.
Марковская 2010  Марковская Е.В. Сказители Карелии и новые произведения эпи-
ческого склада 1930–1950-х годов // Калевала в контексте региональной и мировой
культуры: Материалы международной научной конференции, посвященной
160-летию полного издания «Калевалы». Петрозаводск, 2010. С. 221–226.

117