Вы находитесь на странице: 1из 6

Е.

Торчинов
Е. Торчинов
Золотой Эликсир, или поиски бессмертия
в Древнем Китае
Даосизм, одна из традиционных религий Китая (наряду с
конфуцианством и буддизмом), провозглашал своей целью возможность
обретения бессмертия, притом не только духовного, но и физического. При
этом считалось, что тело святого, обретшего бессмертие, приобретает
новые сверхъестественные качества. Оно может становиться невидимым,
способным к полету, одновременному нахождению в нескольких местах,
прохождению сквозь стены и тому подобному. Так, про одного даосского
святого, жившего в 3 в. н. э. рассказывали, что он мог одновременно
пребывать в трех местах. Он мог одновременно встречать гостей, занимать
пришедших беседой и сидеть на берегу пруда и ловить рыбу. При этом
никто не мог определить, кто же из этих трех — настоящий хозяин. Такой
святой назывался сянь — «бессмертный» и считалось, что даже его
внешность становится чудесной, волшебной: его тело могло обрасти
шерстью или покрыться чешуей, а его зрачки стать двойными.
Бессмертный — сянь мог вознестись на небеса и занять место в иерархии
небесных бессмертных и божеств, обитающих на Полярной звезде или
звездах Большой медведицы, но мог он и остаться на земле, поселившись в
пещерах особых «славных гор» или даже перейти в особые параллельные
миры, пройдя через тайные переходы, скрытые в недрах тех же горных
пиков. Бессмертных часто называли «пернатыми гостями», поскольку их
образ был тесно связан в сознании древних китайцев с идеей магического
полета, в который они отправлялись верхом на драконе и аисте, а то и сами
обрастали перьями и возносились в небесные выси.
Но какие же методы предлагали даосы для обретения бессмертия и
чудесных способностей святого — сяня?
Следует сказать, что они делились на вспомогательные и основные. К
вспомогательным методам относились приемы, не приводившие к
бессмертию, но позволявшие продлить жизнь на многие сотни и даже
тысячи лет. Основные давали бессмертие и совершенство. Их следовало
практиковать вместе, поскольку вспомогательные методы давали для
даосского адепта достаточно времени, чтобы преуспеть в основных.
Поэтому обратимся сначала к вспомогательным формам практики.
Прежде всего, даос занимался особым видом специальной
гимнастики, которая называлась дао инь. Она предполагала различные
упорядоченные движения, часто имитирующие поведение различных
животных — тигра, аиста, оленя и других.
Еще большее значение придается дыхательным упражнениям.
Дыхательные упражнения применялись в самых разных религиозных
традициях (в индийской йоге, буддизме, мусульманском мистицизме —
суфизме, в православном исихазме и т. д.) для развития способности
сознания к сосредоточению и его трансформации. Современные психологи
трансперсональной школы также смотрят на дыхательные упражнения, как
на мощнейшее средство изменения сознания. Даосы, кроме того, считали,
что благодаря дыхательным упражнениям человек поглощает особую
субстанцию — жизненную энергию ци, которая накапливается в его теле и
обеспечивает продление жизни. Надо сказать, что и в индийской йоге
существует представление об аналогичной субстанции — пране, также
поглощающейся при занятиях дыхательными упражнениями — пранаямой.
Из даосских дыхательных упражнений наиболее известным считается
так называемое «зародышевое дыхание», заключающееся в следующем.
Лежащий человек кладет на ноздри лебяжий пух и делает глубокий вдох
ртом, а затем очень медленно начинает выдыхать его через нос; при этом
лебяжий пух не должен даже двигаться. Следовало растягивать выдох как
можно дольше, «до времени ста двадцати ударов сердца». Даосы верили,
что человек, овладевший этим и другими упражнениями, может
неограниченно долго пребывать под водой. Про одного даоса даже
рассказывали, что, когда ему становилось жарко, он нырял в речку и до
вечера отдыхал, лежа на ее дне в каком-нибудь омуте.
Придавали даосы большое внимание и так называемой сексуальной
практике (фан чжун чжи шу — «искусство внутренних покоев»). Согласно
традиционным китайским представлениям о мире, все в мире образовано
двумя энергиями, или силами (инь — женственное, покоящееся, холодное
и ян — мужское, движущееся, горячее). Бессмертный нуждается в
активизации этих энергий и в восполнении своего мужского начала ян
женским началом инь. Для этого в даосизме были разработаны особые
методы сексуальной техники для достижения максимально сильного
оргазма без семяизвержения, поскольку сперма считалась воплощением
жизненной силы и ее утрата постепенно приближала смерть. Даосы
верили, что во время такого соития «запертая» сперма поднимается по
позвоночному столбу в мозг и питает его. Это называлось «повернуть
сперму вспять, чтобы пестовать мозг» или «заставить реку Хуанхэ течь к
своим истокам». Таковы вспомогательные методы обретения бессмертия в
даосизме. Обратимся теперь к методу основному, которым считалась
алхимия.
Вера в то, что можно достичь бессмертия благодаря употреблению
особых магических трав, восходит к глубокой древности. В 3 в. до н. э.
император Цинь Шихуан-ди даже посылал морскую экспедицию в
восточный океан на поиски волшебных островов Фанчжан и Пэнлай, на
которых, как считалось. Растут бессмертные травы. Несколько сот
непорочных юношей и дев под началом даосского мага Сюй Фу отплыли в
неизвестность и никогда более не вернулись. Впоследствии даже возникла
легенда, что они приплыли в Японию и стали прародителями японского
народа.
Во 2 в. до н. э. появилось представление о том, что эликсир
бессмертия можно сделать искусственно, так сказать, лабораторным
методом. Даосские алхимики как бы создавали в своих ретортах модель
космоса, а затем посредством нагревания направляли процессы этого
микрокосма в нужном их направлении для создания Великого Снадобья
или Киноварного эликсира.
Подобно европейским алхимикам, даосы верили в возможность
изготовления искусственного золота путем трансмутации (превращения)
металлов. Однако это алхимическое золото мыслилось как универсальная
панацея: ведь золото не подвержено коррозии и неразрушимо, а значит,
искусственное, волшебное золото, может сделать таким же нерушимым и
человеческое тело. Другим важнейшим веществом считалась киноварь
(соединение серы и ртути HgS). Древних китайцев завораживало то
обстоятельство, что белая ртуть превращается в красный порошок, который
при нагревании вновь становится ртутью и серой, вновь становящихся
киноварью при продолжении нагревания. К тому же, киноварь казалась им
мистическим андрогином, веществом муже-женской природы как
соединение белой спермы (ртуть) и менструальной крови матери (сама
киноварь), порождающих бессмертие и совершенство. Кроме этих веществ
использовались и другие металлы, минералы и вещества, в том числе,
такие, как свинец и мышьяк. Понятно, что и ртуть, и свинец, и мышьяк —
субстанции весьма ядовитые, но об их воздействии мы поговорим ниже.
Пока же приведем два алхимических рецепта из знаменитого даосского
трактата «Баопу-цзы» («Мудрец, объемлющий первозданную простоту»)
философа и алхимика 4 в. н. э. Гэ Хуна. «Есть также метод приготовления
эликсира Кан Фэй-цзы. Нужно взять яйца ворона, яйца аиста, кровь
воробья и смешать с соком «небесного петуха из малого покоя». Эту смесь
следует соединить с киноварью, налить в скорлупу яйца лебедя и покрыть
ее лаком. Затем яйцо нужно положить в «воду облачной матери» — раствор
слюды. Через сто дней этот раствор превратится в красную воду. Единожды
принятый, он продлевает жизнь на сто лет, а один литр его приносит
тысячу лет.
Есть также метод приготовления эликсира Цуй Вэй-цзы. Нужно взять
киноварь, ввести ее в желудок утки, затем утку отварить на пару. Если
принять этот эликсир однажды, то жизнь продлится, а при долгом приеме
человек станет бессмертным».
Как уже говорилось, многие эликсиры даосов были весьма
ядовитыми. Надо сказать, что даосские алхимики (а среди них были такие
выдающиеся и даже гениальные медики Древнего Китая, как Гэ Хун, Тао
Хунцзин и Сунь Сымяо) прекрасно знали это и рекомендовали принимать
эликсиры буквально гомеопатическими дозами, что задерживало
мучительные симптомы отравления тяжелыми металлами. Легкие же
симптомы (ощущение легкости тела, озноб, чувство бегающих по телу
насекомых) описаны в даосских текстах как показатели того, что эликсир
изготовлен правильно и начал действовать. Интересно, что труп Сунь
Сымяо, прожившего, кстати, около ста лет, не начинал разлагаться в
течение двух недель с момента смерти этого алхимика, что, возможно,
было следствием консервирующего воздействия накопившейся в организме
ртути и других веществ.
Тем не менее, алхимические опыты, особенно, если их проводили не
подлинные даосские алхимики и медики, а шарлатаны от алхимии,
каковых было немало, порой кончались трагически. Так, в 9 в. жертвами
отравлений эликсирами стало несколько правивших друг за другом
императоров, увлекавшихся даосизмом. Шарлатаны-алхимики буквально
кормили их киноварью, что приводило их к безвременной и мучительной
кончине. Новый император казнил алхимиков своего предшественника, но
сразу набирал точно таких же новых, после чего все повторялось. Это не
могло не сказаться на престиже алхимии, постепенно начавшейся
склоняться к упадку и окончательно исчезнувшей в Китае к 13 в. Однако
поиски бессмертия на этом не закончились и на смену старой
лабораторной алхимии («внешней алхимии») пришла алхимия внутренняя.
Внутренняя алхимия (нэй дань) представляла собой алхимию только по
названию и терминологии. На самом деле речь шла о создании эликсира
бессмертия, а потом и нового бессмертного тела даосского адепта из
энергий и соков его собственного тела. Даосы считали, что тело человека
является микрокосмом — маленькой вселенной, в которой есть все, что
есть в космосе, большой вселенной. Они устанавливали параллели между
тонкими энергиями тела, его соками и металлами и веществами внешнего
мира. После этого они приступали к сложным психофизическим
упражнениям, включавшим в себя медитацию, визуализацию тонких
центров человеческого тела («киноварных полей» — дань тянь) и каналов,
по которым жизненная энергия — ци движется по телу, а также очень
сложные дыхательные упражнения. Эта практика настолько напоминала
ряд приемов индийских отшельников, что в Европе ее даже стали называть
«даосской йогой». Предполагалось, что благодаря этой практике тонкие
энергии тела («свинец» и «ртуть») произведут в теле адепта мистическое
соитие, породив так называемый «бессмертный зародыш», который
постепенно превратится в новое бессмертное тело даосского святого,
наделенное многими сверхъестественными качествами и свойствами.
Никому не известно, каких таинственных результатов достигали
адепты внутренней алхимии, но многое из ее упражнений и приемов живо
в Китае и в наши дни. Прежде всего, это знаменитая гимнастика цигун
(«работа с энергией-ци»), применяющаяся не только в оздоровительных,
но и чисто медицинских, лечебных целях (в Китае существуют даже
клиники, специализирующиеся по цигунотерапии). Определенные
элементы практики внутренней алхимии просматриваются и в приемах
знаменитых китайских «воинских искусств» (у шу), столь популярных
ныне на Западе и в нашей стране. Интересно, что «у шу» имеют не только
боевое прикладное значение, но используются и для оздоровления
организма.
Но и внешняя алхимия не исчезла без следа. Многие ее рецепты
обогатили традиционную китайскую медицину; она способствовала
развитию химических технологий и, наконец, следствием алхимических
экспериментов стало открытие пороха (11–12 вв.). Таким образом,
даосские поиски бессмертия внесли немалый вклад в богатейшую
сокровищницу великой культуры Китая.