Вы находитесь на странице: 1из 4

Расскажите о своем образовании. Почему выбрали именно кларнет?

В каком возрасте начали


заниматься музыкой?
Начал заниматься музыкой и пошел в 1 класс музыкальной школы, когда мне было 10 лет. Это
было мое решение. У меня никого в семье музыкантов не было. Я просто любил музыку и
интересовался ей. Сам я родом из Житомирской области, Хорошевский район. Тогда были такие
времена, что у духовиков один преподаватель, неважно кто он – кларнетист, трубач или тромбонист,
учил играть на всех инструментах. Мой учитель был профессиональный трубач – Шишук Олег
Петрович. Первый год, может больше, я обучался игре на блок-флейте (сопилка по-нашему). Олег
Петрович все-таки думал, что я буду играть на трубе, но как-то не сложилось и я перешел на кларнет.
Понятно, в школе были не серьёзные занятия, больше развлечение, это я сейчас сам понимаю. При
том что инструментов не хватало, и они были ужасного качества, мы все-таки «как-то выжили» в
музыкальной школе. Когда в 9 классе общеобразовательной школы стал вопрос о поступлении,
преподаватель меня привез сюда, к Фишерману Борису Михайловичу на консультацию. С того
момента я уже точно решил, что я буду поступать в музыкальное училище. Дальше сдал экзамены и
занимался 4 года у Бориса Михайловича. Это был период уже более сознательных занятий. И после
муз. училища я выдержал конкурс в Национальную музыкальную академию Украины (г.Киев). Там я
учился у профессора Тихона Вячеслава Георгиевича 5 лет. А в консерватории с преподавателями
появляются немного другие отношения. Там уже все взрослые люди. И бывает, что иногда ты с ними
сталкиваешься не только в учебном заведении, как преподаватель-студент, но и на работе или
халтуре какой-то, в одном коллективе, как коллеги. О музыкальной академии и о педагогах там, у
меня всегда были теплые воспоминания.
Кто из преподавателей до сих является для Вас примером?
Мне повезло поучится у таких преподавателей как, Фишерман Борис Михайлович, который здесь,
в училище обучал меня всем азам и дал мне ту базу, которая помогла в дальнейшем продолжении
профессиональной деятельности и как музыканта, и как преподавателя. Потом, мне повезло попасть
в класс к Тихону Вячеславу Георгиевичу, потому что человека, который настолько любит музыку и
кларнет как он, я ещё не встречал. Так же, преподаватель по ансамблю – замечательный музыкант и
фаготист Тандыков Юрий Николаевич. Класс дирижирования я проходил в училище у оперного и
оперно-симфонического дирижера Кашперко Василия Петровича, а в консерватории – у родного
брата Вячеслава Георгиевича, на то время действующего дирижера оперного театра, Тихона Леонида
Георгиевича. Так что взял я со всех понемногу. Ещё хорошо, когда работаешь в профессиональных
коллективах, где рядом с тобой сидят люди-профессионалы своего дела (и не важно это скрипка,
виолончель, гобой или флейта). Наблюдая за тем, как эти люди играют, чувствуют ты невольно
берешь с них пример.
А в каких оркестрах Вы играли?
Долгое время я был артистом оркестра театра оперетты. Сегодня это Национальный оркестр. Там
я работал 6 лет. В это же время играл в эстрадно-симфоническом оркестре, которым тогда управлял
Здоренко Владимир Михайлович. Ну и как у каждого музыканта – были халтуры. В то время было
чем заняться, даже студенту.
Когда Вы пришли к понимаю того, что хотите преподавать? Кому Вам, кажется, преподавать
легче: детям музыкальной школы или студентам училища?
Если честно, с детьми сложно. В муз училище ты обучаешь уже студентов профессии. Если в
школе многое зависит от настроения ребенка: будет он заниматься, хочет он ходить или нет. Это его
добровольная позиция. То в училище, как в профессиональном учебном заведении, мы студентов
обучаем навыкам, с помощью которых они дальше будут зарабатывать себе на хлеб. А уже какой
этот хлеб будет, с маслом или без него, зависит от самого студента. А когда понял, что хочу
преподавать? Не знаю. Так, наверное, должно было случится. После окончания академии прошло
некоторое время, и я узнал, что Фишерман Б. М. собирается уезжать на ПМЖ в Германию. И он
пригласил меня в училище. Ну а я взял и приехал. Не скажу, что мне трудно преподавать. Оно как-то
само по себе получается. Мне нравится эта работа. Особенно, когда видишь результат (какой студент
приходит на І курс, и каким он становится через год, два, три). Это, конечно, восполняет те потери,
которые ты затратил на его обучение.
Какой самый главный урок Вы хотите преподать своим студентам?
Всегда надо оставаться порядочными людьми. Я считаю это самое главное в жизни каждого
человека. Студенты здесь учатся 4 года и не факт, что каждый из них будет музыкантом, но
коммуникация в жизни каждого человека, должна основываться, в первую очередь, на порядочности.
А что для Вас порядочность?

Это, во-первых, совесть… и по отношению как к себе, и к другим. (по отношению и к себе, как и к
другим; по отношению как к себе, так и к другим)
Как Вы можете прокомментировать культурное положение в Житомире и в области на данный
момент? И какие основные проблемы (если таковы есть) Вы моги бы очертить?
Наверное, стоит начать с проблем. В первую очередь, это нехватка профессиональных
музыкантов. На сегодняшний день любой коллектив города (театр, филармония, муниципальный
духовой оркестр и даже «Льонок») нуждаются в профессиональных музыкантах. Это выплывает из
одной темы: в городе нет профессионального симфонического оркестра. Ведь у нас есть база –
музыкальное училище и его выпускники. А сейчас, как правило, те кто хотят дальше развиваться и
заниматься этой профессией, за неимением симфонического оркестра, уезжают в другие города.
Во-вторых, это то какая финансовая составляющая профессии музыканта, на сегодняшний день.
Все-таки, если есть хорошие предложения из Китая или Европы, то все собираются и едут туда.
Насколько это изменится и в какую сторону, я пока не готов сказать. Сейчас все меняется очень
быстро. Но я считаю, что главная задача — это иметь в городе профессиональный симфонический
оркестр.
Но кто же будет дирижером этого оркестра?)
Это уже вопрос не ко мне.
На сегодняшний день Вы дирижер училищного духового оркестра, но в прошлом году Вы
оставляли эту должность, какие были причины?
Нужен был творческий отдых. Вы понимаете, что робота руководителя коллектива достаточно
энергозатратная. Вести класс оркестра намного тяжелее чем вести класс специальности. Каждый
студент приходит со своим уровнем, характером и проблемами. А задача дирижера всех собрать в
один оркестр и заставить играть, думать, передавать какой-то художественный образ одинаково.
Надо было сделать какой-то перерыв. Но потом опять же, уйти на долго не получилось.
Я спросила про это к тому, что возможно, у Вас есть кандидаты на пост дирижера
симфонического оркестра?
Нет. Сейчас если создается коллектив, то объявляется открытый конкурс и на музыкантов, и на
дирижера. Так что будут кандидатуры, посмотрим…
Если смотреть глобальнее, то можно заметить, что все-таки молодежь больше уделяет внимание
попсовой, массовой музыке. Считаете ли Вы это проблемой? И как можно наше поколение
мотивировать к изучению академической музыки? И нужно ли вообще это делать?
Я не считаю это проблемой. Наша профессия точно такая-же, как и другие. Почему они обращают
внимание на попсовую музыку? Потому что за нее сейчас больше платят. Вот и все. Если ты
обладаешь профессией, ты должен уметь зарабатывать деньги этой профессией. И не важно, что
играть. В симфоническом оркестре? Хорошо. Куда-то идти играть другую музыку? Это тоже
хорошо. Как никак, а семью нужно кормить и самому что-то есть. Но мы всегда объясняем и
рассказываем студентам: чтобы играть эстраду однозначно нужно пройти классическое образование,
потому что потом эстрада намного лучше воспринимается. Даже если взять училища, в которых есть
джазовый отдел. (А у многих представление, что джаз играют только те, кто умеет импровизировать.
Нет, этому тоже нужно учится.) В программе обучения на джазовом отделе, студенты каждое
полугодие должны исполнять классическое произведение, крупную форму. То есть, к джазовым
стандартам они обязаны играть какую-то классику. Тем более, сейчас репертуар обновляется
(благодаря интернету) и появляется много новой, скажем, полуэстрадной музыки для духовых,
хорошей даже в учебном плане. А почему нет?
Знаете, у нас принято говорить «а вот раньше было лучше», «раньше дети были образованнее»,
«раньше все ходили на концерты», Вы можете согласиться с этими утверждениями?
Нет, раньше не было лучше. Но то, что на концерты не ходят так же проблема. На них, конечно,
нужно ходить, особенно когда приезжает хороший коллектив. Живое исполнение есть живое
исполнение. Наверное, концерты студентам сейчас заменяют их гаджеты, на которых можно
включить и послушать любое произведение, ещё и в нескольких вариантах. Когда мы учились, 20 лет
назад, было намного тяжелее в материальном и информационном плане (не было интернета, выехать
за границу было большой проблемой). Сейчас у молодежи есть очень большой плюс – есть
возможность учится за границей. Нужно знать язык и иметь уровень выше среднего в навыках игры
на инструменте, и можно спокойно ехать поступать в ту же Польшу, Чехию или Словакию. Вы же
сами знаете, что и нашы выпускники уезжают, поступают и хорошо учатся.
Но кто же останется у нас?
Это все предопределено экономической ситуацией в нашей стране. Я все-таки думаю, что они
вернутся. Сейчас Польша проходит такой период. Почему там так выросла культурная жизнь в
последнее время? Когда-то поляки лет 30 назад, когда открылись границы, все поехали учится в
Германию, Францию, Швейцарию. А теперь они возвращаются. Те люди, которые учились за
границей приехали и начали преподавать и играть. Поэтому сейчас в Польше хороший уровень
исполнительства. Я думаю, такое будет и у нас. Все-таки Европа лучше нас играет и преподает, так
что нужно ехать учиться туда. Больше не у кого.
Все музыкально-учебные заведения находятся в зависимом подчинении у формальных
государственных структур. Как считаете, влияет ли это на музыкальную жизнь города?
Кто бы при власти не был, культура всегда будет неотъемлемой частью какой-то пропаганды. От
этого никуда не денешься. То, что студенты ездят в агитацию за какого-то кандидата, пускай это
будет на совести того кандидата. Формально, мы собственность Житомирского областного совета и
им подчиняемся. Но, я не думаю, что это как-то сказывается на творческой жизни училища. Просто,
к этому нужно немножко по-другому относится: нужно уметь играть на любых сценах, куда бы
жизнь не забросила. Профессия у нас такая.
Какие Вы видите пути решения тех проблем, которые мы обсудили с Вами сегодня?
Смотря, под каким углом смотреть на проблему. Но то, что оркестр надо – однозначно. Потому
что ещё пару лет пройдет и будет катастрофа и с музыкантами, и с преподавателями. Оркестр все-
таки поднял бы культурную жизнь города. Я знаю, сейчас идут какие-то разговоры, чтобы все-таки
создать этот коллектив. Насколько это выльется в дело – увидим. Я так понимаю, что все бумаги,
которые нужно было оформить со стороны филармонии – оформили и отдали на рассмотрение в
областной совет. А в общем – не все так плохо. Есть же у нас конкурс и фестиваль Рихтера, в
котором принимали участия пианисты мирового масштаба, фестиваль Грига, который, дай Бог,
войдет в традицию. Так что есть интересное, главное, это удержать и развивать.
Блиц
Ваш любимый композитор?
Не удивлю: Чайковский, Брамс, Бетховен, Вебер, как один из лучших кларнетовых композиторов.
Сначала говорить или думать?
Ну, однозначно думать. Ведь это главная черта любого музыканта: сначала подумать, что ты
играешь, а потом играть.
Ваша любимая погода?
Я не сентиментальный, если честно. На такие вещи мало обращаю внимание. Я более практичный
человек: воспринимаю все как есть.
Аудиокнига или настоящая, бумажная?
Настоящая.
Оказавшись перед Богом, что Вы ему скажете?
Хотелось бы сказать: все что я мог, я сделал.