Вы находитесь на странице: 1из 250

Руководство исследователя психоделиков.

"Джеймс Фадиман, один из первых и главных учёных-исследователей потенциала


психоделических веществ для терапии, самопознания, духовного поиска и творческого решения
задач, написал бесценное руководство для проведения безопасных и продуктивных сессий.
Данная книга, основанная на более чем сорокалетнем опыта автора и изложенная в лёгком для
понимания стиле, является глотком свежего воздуха, способом разоблачить дезинформацию,
несколько десятков лет распространяемую охочими до сенсаций журналистами и основанной на
страхе антинаркотической пропагандой. Публикация Руководства исследователя психоделиков
является как нельзя более своевременной; она совпадает с масштабным возрождением интереса
к психоделическим исследованиям во всём мире. Таким образом, представленная в ней
информация будет полезна не только сотням тысяч людей, занимающихся самостоятельным
экспериментированием, но также и новому поколению исследователей психоделиков."

Доктор медицины Станислав Гроф, автор книги


"ЛСД: Дверь к нуминозному"

"Джеймс Фадиман был Форрестом Гампом психоделических шестидесятых. Он стал свидетелем


первых зачатков потрясающей эры расширения сознания, и с тех пор оказывался во всех местах,
где происходили особенно интересные и значительные события. Теперь, возглавив новую волну
научных исследований пользы, которую могут принести эти непонятые вещества, Фадиман
предлагает новому поколению исследователей энтеогенов практичное и при этом
вдохновляющее руководство".

Дон Латтин, автор бестселлера "The Harward


Psychedelic Club"

"Это наиболее продуманные, мудрые, искренние и важные указания по использованию


священной медицины"

Джек Корнфилд, автор книги "Путь с сердцем"

"Фадиман знает, о чём говорит. Эта книга нужна нам."

Хьюстон Смит, автор книг "World Religions" и


"Cleaning the Doors of Perception"

"Выдающийся труд Фадимана, рассматривающий объект с исторической, психологически-


культурной и политической точек зрения, станет настольной книгой для любого, кто стремится
лучше понять, пережить или открыть другим эффекты этого удивительного класса психоактивных
веществ"
Доктор медицины Рик Страссман, доцент
клинической психиатрии в медицинской школе
Университета Нью Мехико и автор книги "ДМТ:
Молекула духа"

"Учебник Джеймса Фадимана содержит полезные и полные указания для искателей


божественного внутри при помощи священных растений и психоделических веществ"

Дэниел Пинчбек, автор книги "2012: The return of


Quetzalcoatl and breaking open the head"

"Наконец появилось практическое и разумное руководство для ответственного подхода к сессиям


с психоделиками, содержащее свежие научные данные и свободное от банальной эзотеричности.
Оно станет подспорьем в личной трансформации и поможет избежать опасностей,
подстерегающих на этом пути. Бон вояж!"

Чарльз Хайес, автор "Tripping: An anthology of true-


life psychedelic adventures"

"Свершилось! Исчерпывающее руководство не только для терапевтического применения


психоделиков, но даже для более смелых подходов: психодуховного поиска и усиления
когнитивных процессов. В нём воплотились накопленные знания и многолетний опыт профессора
Фадимана и других главных фигур науки о психоделиках".

Доктор медицины Джули Холланд, редактор книги


"The pot book and ecstasy: The complete guide"

"Психоделики были частью коренных культур многие века и во многих частях мира остаются
таковыми сегодня. При надлежащем использовании они открывают дверь к просветлению и
воссоединению с интуицией, а также с душой и Божественным. Книга доктора Фадимана
содержит лучшие доступные на сегодняшний день данные и указания. Она окажется бесценной
для всех, кто стремится исследовать мир внутреннего сознания".

Доктор медицины и доктор наук Норм Шили,


основатель Американской ассоциации
холистического здоровья и соавтор книг "Soul
Medicine" и "Life beyond 100"

"К сожалению, запрет психоделических препаратов в двадцатом веке подавил наиболее


перспективные и глубокие исследования религиозных тайн сознания. Эта смелая и
вдохновляющая книга является большим шагом к восстановлению нашего конституционного
права познавать эти тайны. Утверждая ответственное и разумное поведение во времена
предполагаемой реформы здравоохранения, Джеймс Фадиман делает твёрдый и отважный шаг к
свободе религии, являющейся основой демократии и американской мечты".

Роберт Форт, редактор книг "Entheogens and the


future of religion" и "Timothy Leary: Outside looking in"

"Руководство исследователя психоделиков является смелой и чрезвычайно ценной книгой.


Написанная одним из самых уважаемых и плодовитых исследователей 1960х, эта выдающаяся
работа покрывает темы, которых не найти ни в одной другой книге по данной теме. Фадиман
подарил нам красиво написанный и продуманный обзор важных ранних исследований в областях
креативности, решения задач и психодуховного развития, которые были трагически остановлены
указом правительства, а также и новых исследований по использованию допороговых доз ЛСД
для улучшения нормальной деятельности, и перспектив будущих исследований психоделиков.
Разумно и то, что Руководство исследователя психоделиков фокусируется не на патологии, а на
человеческом потенциале к исцелению и, как таковая, показывает нам, как эти
трансформирующие вещества могут помочь в развитии психологической науки - и нашего
общества. В этой радикальной, но притом основанной на доказанных фактах книге Фадиман
сочетает рассказы об исследованиях с изложением своего богатого личного опыта работы с Лири,
Олпертом (Рам Дасс), Кизи и других важных фигур исследований и практического применения
психоделиков, убедительно показывая, что психоделики обладают достаточной силой для
трансформации общества и возвращения Западной цивилизации духовности и единства.
Сдержанный юмор, с которым написано Руководство исследователя психоделиков, придаёт
словам Фадимана искренность, душевность, благодаря чему читатель открывается и
трансформируется с самого начала чтения этой важной, взрослой и абсолютно необходимой
книги. Если вы заинтересованы в безопасном, эффективном и трансформирующем использовании
психоделиков для улучшения своей жизни и нашего общества, данная книга вам необходима как
воздух. Руководство исследователя психоделиков является лучшей книгой, написанной по данной
теме - обязательно к прочтению".

Доктор наук Нил Голдсмит, автор книги "Psychedelic


healing"
Руководство исследователя психоделиков

Безопасные, терапевтические и сакральные путешествия

Park Street Press

Rochester, Vermont • Toronto, Canada


Посвящается Дороти, моей партнёрше во всех отношениях.

Благодарю тех, кто (в числе прочих) помогли мне на этом пути:

Альберта Хоффманна, кто в 1943 году прислушался к интуиции и решил ещё раз изучить двадцать
пятое производное лизергиновой кислоты, пятью годами ранее объявленное "не
представляющим особого интереса".

Ричарда Олперта (Рам Дасса), впервые открывшим мне глаза на чудеса десяти тысяч миров.

Уиллиса Хармана, который провёл меня по этим мирам к единству всего сущего.

Кена Кизи, Тима Лири и Ала Хаббарда, разрушителей устоев и человеческого самодовольства,
сделавших всё это одновременно возможным и невозможным.

Ибо мне представляется, что среди многих выдающихся и священных вещей, подаренных
Афинами человеческому миру, ничто не превосходит эти [Элевсинские] мистерии. Ибо благодаря
им мы обратились от грубости и дикости к человечности, став цивилизованными. Не зря их
называют инициациями, ведь именно через них мы обучились основам жизни и получили
прочный фундамент не только для счастливой жизни, но и для надежды при встрече со смертью.

Марк Туллий Цицерон

DELECIBUS 2.14.36
Никакая часть этого текста не поощряет нелегальную деятельность. Однако, несмотря на запрет
использования психоделиков в Соединённых Штатах, официальные исследования показывают,
что ЛСД использовали двадцать три миллиона американцев и, по меньшей мере, столько же
людей в остальной части мира. Так как психоделики остаются широко доступными, мы
подготовили этот материал для поощрения безопасных и сакральных способов применения
психоделиков в тех случаях, когда их всё равно применяют.
Благодарности
Мне помогли столькие люди, что этот список, в лучшем случае, является неполным.

Мои друзья и учителя писательского мастерства

Шелли Лоуэнкауф Леонард Тирни

Члены психоделического сообщества:

Саша Шульгин Олдос Хаксли

Питер Вебстер Алан Уоттс

Роберт Форт Роберт Джессе

Хьюстон Смит Алисия Дэнфорт

Те, кто обучали меня в Международном фонде продвинутых исследований:

Мирон Столярофф Норман Шервуд

Дон Аллен Чарльз Сэвэдж

Боб Лехай Джеймс Ватт

Мэри Аллен Роберт Могар

Профессоры, преданные истинной академической свободе и поддержавшие моё крайне


непопулярное в то время исследование

Невитт Сэнфорд Джек Хилгард

Те, кто помогли мне завершить эту рукопись:

Тони Левелль - мой мудрый внутренний редактор

Энтони Остин - одарённый писатель рассказов, который убедился, что вопреки моему
образованию каждая строчка данной книги будет на английском. Моя благодарность ему
огромна.

София Корб - превратившая бепорядочную кучу информации в полезные данные.

Майк и Мэри из Windmill Cafe Grill - создавшие идеальное место для работы и отдыха
Особая благодарность команде Inner Traditions. Каждый из вас помог сделать эту книгу лучше.

Джон Грэхэм - чья вера помогла осуществить задуманное.

Джон Хейс - который помог изменить название и показал мне разумность этого решения.

Пери Суон - создавший красивую и откровенную обложку.

Эрика Робинсон - сделавшая прекрасную карманную копию

Джеффри Линдхолм - настойчиво исправлявший почти все мои ошибки

Джини Левитан - благодаря которой вся информация поместилась в одной книге

И букет благодарностей Энн Диллон - прекрасному, мудрому, увлечённому и красноречивому


редактору
Contents
Благодарности...........................................................................................................................................8
Предисловие переводчика.....................................................................................................................12
Обзор - зачем нужна эта книга? И часто задаваемые вопросы...........................................................14
Видение Всей Земли. Стюарт Брэнд.......................................................................................................19
Часть 1. Трансцендентный опыт. Энтеогенные сессии.......................................................................21
Введение в часть 1...............................................................................................................................21
1. Встречи с божественным внутри....................................................................................................22
2. Энтеогенные путешествия. Часть вторая: Указания путешественникам и проводникам.
Гильдия проводников..........................................................................................................................32
3. Качества трансцендентного опыта. Четыре доминантные характеристики. Алан Уоттс..........41
4. Опыт пионеров в изучении психоделиков В их собственном изложении..................................45
Часть 2. Личностный рост и самопознание В психоделических сессиях............................................61
Введение в часть 2...............................................................................................................................61
5. Терапевтическое использование психоделиков. Психотерапия и исцеление...........................63
6. Если всё пошло не так. Что необходимо знать. Доктор наук Нил Голдсмит..............................72
7. Мифы и предрассудки. Доктор наук Дэвид Прести, доктор наук Джером Бекк........................77
8. Терапевтическая эффективность однократных сессий с проводником.......................................86
Часть 3. Улучшение способностей к решению задач при помощи направленных сессий...............94
Введение в третью часть.....................................................................................................................94
9. Революционное исследование. Селективное улучшение креативных способностей. Доктор
наук Уиллис Харман и доктор наук Джеймс Фадиман......................................................................96
10. Фасилитация сессий для решения задач...................................................................................109
11. Примеры. Два архитектора и шесть профессионалов..............................................................115
12. Групповые сессии по решению задач. Доктор наук Уиллис Харман.......................................131
13. Эксперимент журнала Look. Дизайн калифорнийского выпуска. Джордж Леонард............139
14. Как закрылись двери восприятия. Последний день исследования........................................142
Часть 4. Новые горизонты....................................................................................................................149
Введение в часть 4.............................................................................................................................149
15. Могут ли суб-перцептивные дозы психоделиков улучшить нормальное функционирование?
.............................................................................................................................................................150
16. Опросы потребителей психоделиков. Ваш мозг под веществами..........................................160
17. Пионер по воле судьбы: Моя личная история...........................................................................174
18. Положительные перспективы психоделиков. Время осторожного ликования.....................183
Часть 5. Кое-что необходимое, кое-что необычное и немного сухих данных.................................191
19. Энтеогенные путешествия. Чек-лист для путешественников и проводников........................192
20. ЛСД - это далеко не предел. Сессии Айяваски и ретрит в темноте. Майкл Вис, "Анатоль" и
Линдси Вона.......................................................................................................................................198
21. Изменения в поведении после психоделической терапии. Устойчивые результаты
однократных сессий с высокими дозами........................................................................................209
22. Опрос для исследования психоделического опыта. Доктор наук Уиллис Харман и доктор
наук Джеймс Фадиман......................................................................................................................219
Послесловие...........................................................................................................................................224
Сноски.....................................................................................................................................................227
Ссылки....................................................................................................................................................231
Об авторе................................................................................................................................................247
Об Inner Traditions * Bear & Company...................................................................................................248
Книги на похожие темы.........................................................................................................................249
Предисловие переводчика
Как вы узнаете из книги, исследования психоделиков в последнее время возобновляются.
Появляется довольно много свежей и крайне полезной для заинтересованного читателя
литературы. Учитывая текущую обстановки в России, надежды на скорую публикацию этих книг на
русском языке очень мало. Однако всем, кто планирует использовать психоделики, необходима
достоверная информация – как минимум, о технике безопасности. Поэтому я считаю своим
моральным долгом перевести некоторые ключевые вещи и отправить их в свободное плавание по
интернету.

Эта книга – первая и, возможно, важнейшая из тех, которые я планирую перевести. Она написана
(по большей части) в популярном стиле, читается относительно легко и при этом содержит всё, что
нужно знать, чтобы использовать психоделики безопасно и с пользой для себя и других.
Пожалуйста, делитесь ею и содержащимися в ней знаниями, и пусть она принесёт вам благо и
поможет изменить свою жизнь и жизнь на нашей планете к лучшему.

Перевод я старался сделать настолько точным и удобочитаемым, насколько позволяют мои


способности, знания и опыт (как в сфере переводов, так и в сфере психоделиков). К сожалению,
из-за качества исходного текста было очень сложно правильно проставить все ссылки и сноски в
тексте. Если вам что-то непонятно или хочется узнать больше, в конце книги (в соответствующих
разделах) могут оказаться нужные вам комментарии и ссылки. К счастью, автор сгруппировал их
по главам, так что искать долго не придётся. Если где-то мной допущены другие ошибки, заранее
прошу прощения, но могу вас заверить, что в целом смог понять и передать смысл всего
написанного.

Как вы, наверное, знаете, в некоторых ситуациях не существует правильных решений. Например,
ситуация с переводом термина «integration»: слово «интеграция» часто произносят, но никто не
может толком объяснить, что это такое. В большинстве случаев я заменял его словом
«осмысление», если только речь не шла об интеграции полученных в психоделическом
путешествии инсайтов в жизнь. Кстати, о слове «инсайт» - с ним та же история. Как мне кажется,
это слово стало психологическим термином только из-за плохих переводов. По возможности, я
переводил его как «прозрение». Если вы несогласны с этим решением, при чтении можете
мысленно заменять для себя «прозрение» на «инсайт». В остальном я был настолько точным,
насколько возможно. Например, если я не находил русского варианта какой-либо упомянутой
книги или статьи, то оставлял название без перевода, чтобы его легче было найти.

Немного о гендерной инклюзивности. Я её сторонник, но не до такой степени, чтобы перегружать


текст конструкциями типа «Опрашивали респондентов/респонденток о том, что он/она
извлёк/извлекла из своего опыта». Так что я везде просто использовал маскулинные формы и
местоимения, согласно заветам предков. Как и в случае терминов, читатели/читательницы при
необходимости могут использовать воображение.

Довольно слов. В добрый путь.

Ваш покойный слуга,

Покойник.
Обзор - зачем нужна эта книга?
И часто задаваемые вопросы.

Из учения Дона Хуана я понял, что психотропы нужны, чтобы прервать поток привычных
интерпретаций и пошатнуть в человеке уверенность.

Карлос Кастанеда, Голоса и видения

Зачем нужна эта книга?

Каждый человек должен самостоятельно решать, принимать ли в своё тело что-либо,


действующее на сознание, будь то микрограммы химического вещества, миллиграммы гриба,
унции спиртного или дым табака. Эта книга раскрывает тему полезного применения
психоделиков, в частности, ЛСД. Она не пропагандирует никакую противозаконную деятельность.

Развивать своё сознание - ваше неотъемлемое право. Если отнимать у людей доступ к каким-либо
граням реальности (во имя религии, науки, здравоохранения или законов), от того не будет
пользы ни индивиду, ни обществу. И когда некоторые возможности для самореализации
подвергаются атакам и угрозе исчезновения, наш моральный долг - защищать и восстанавливать
эти возможности. Эта книга написана для того, чтобы сохранить определённые знания, опыт и
техники развития сознания.

"Руководство исследователя психоделиков" описывает хорошо исследованные методы


применения психоделиков с целью духовного развития, исцеления, самопознания и
психотерапии, а также в качестве подспорья в научных исследованиях и изобретательской
деятельности. В ней также есть первое описание развивающегося направления применения
психоделиков: для улучшения общего самочувствия.

Книга содержит рекомендации для проведения духовных сессий и научных экспериментов, чтобы
те, кто решит принять или дать кому-то психоделик, могли делать это безопасно и со знанием
дела. Эти рекомендации могут оказаться полезными как тем, кто уже принимали психоделики
ранее для развлечения, решения определенных вопросов или познания жизни, так и тем, кто
никогда их не принимал.

То, что мы обычно зовём реальностью, есть лишь один кусочек общей картины - тот,
который доступен через наше биологическое оборудование, наш языковой инструментарий и
наши социальные договорённости о мышлении и чувствовании... ЛСД же позволяет попробовать
другой кусочек.

Олдос Хаксли, Мокша


ЛСД, как и многие психоделические растения и вещества, на сегодняшний день находятся вне
закона в США и многих других странах. В то же время, согласно данным самого правительства
США, к 2006 году только среди американцев не меньше двадцати трёх миллионов человек
попробовали ЛСД. Это число растёт на четыреста-шестьсот тысяч человек ежегодно. Ни уголовные
наказания, ни вопиющая дезинформация за последние сорок лет не смогли победить
человеческое любопытство. А вот корректная информация, которая помогла бы предотвратить
злоупотребление и помочь использовать известный положительный потенциал ЛСД, пришлась бы
как нельзя кстати.

В будущем должны появиться исследовательские и тренинговые центры для осторожного и


безопасного применения психоделиков как в секулярных, так и в священных контекстах, которые
гарантируют, что психоделики будут применяться разумно и во благо. Такие учреждения
позволили бы восстановить то уважение, с которым практически все культуры применяли
психоделики на протяжении тысяч лет. Пока же остающиеся барьеры на пути к корректной
информации и обучению использования этих веществ ещё не устранены, полезными будут
источники наподобие "Руководства исследователя психоделиков".

Как применять психоделики и применять ли вообще - исключительно ваше решение.


Предназначение этой книги в том, чтобы помочь вам принять информированное решение. И если
она поможет вам воздержаться от глупых ошибок, тем лучше.

Что есть в этой книге

Если принять всерьёз сообщения шаманов (которые оказываются похожими вне зависимости от
континента, культуры и эпохи), некоторые растения, похоже, обладают способностью вызывать у
людей определённые состояния сознания и передавать информацию, необходимую для
поддержания и восстановления естественной гармонии живой природы. Этноботаник и
исследователь энтеогенов Теренс Маккенна наряду с другими утверждает, что люди,
употреблявшие эти растения, в определённой степени повлияли на развитие нашей цивилизации.

На сегодняшний день, прежде существовавшая гармония лежит в руинах. Бунт нашего вида
против остальной природы никогда не заходил так далеко, а его последствия никогда не были
столь огромными. "Отсоединившись эмоционально от Земли и растений, мы перестали понимать
свою связь и взаимоотношения с ними", - писал Гарольд Бонер.

Часть 1, "Трансцендентный опыт", является одной из многих попыток стимулировать процесс


восстановления. В первых двух главах приведены рекомендации для проведения или участия в
священных сессиях. В главе 3 Алан Уоттс повествует о том, что из себя представляет энтеогенный
(с греческого - наполниться божественным) опыт. Глава 4 завершает часть 1, в ней ключевые
фигуры исследований сознания вспоминают и анализируют свои ранние психоделические сессии.

Часть 2, "Личностный рост и самопознание в психоделических сессиях", основана на хорошо


проверенных данных, исследованиях и наработках. Возродившиеся ныне исследования
психоделиков занимаются пациентами с крайне тяжёлыми физическими и психическими
проблемами, а вовсе не простыми случаями. От ибогаина (западноафриканское растение),
помогающего людям преодолеть кокаиновую и героиновую зависимость, до МДМА (известный
под многими именами: экстази, Ешки, Молли и др.), облегчающего страдания и исцеляющего
раны посттравматического стресса (в сочетании с психотерапией), и псилоцибина, снижающего
тревожность пациентов с последними стадиями рака - всё указывает на то, что при разумном
применении эти вещества могут смягчать страдания, вызванные аддикциями, болезнями и
психическими травмами. Часть 2 содержит информацию и о более раннем и более широком
использовании психоделиков с амбулаторными пациентами и здоровыми индивидами,
стремящимися к самопознанию. В ней также есть глава от Дэвида Прести и Джерома Бекка о
мифах, существующих вокруг ЛСД. Глава 6 написана психотерапевтом Нилом Голдсмитом, и
рассказывает о том, что делать, если дела идут плохо (а так действительно бывает).

Часть 3, "Улучшение способности к решению задач в направленных сессиях", покрывает


психоделические сессии, проводимые для решения научных и технических задач. Пока в 1966
году американское правительства не уничтожило почти все исследования, несколько групп успели
выяснить, как можно использовать эти вещества для стимуляции креативности (правда, с тех пор
это исследование не получило должного внимания). В Части 3 также описывается, как проводить
такие сессии - они довольно сильно отличаются от терапевтических или духовных сессий - и
содержится глава от меня и Уиллиса Хармана о том самом исследовании.

Главы с десятой по тринадцатую (включая главу 12 от Уиллиса Хармана и главу 13 от Джорджа


Леонарда) показывают, насколько разнообразны результаты, получаемые в групповых и
индивидуальных сессиях.

Целенаправленное применение психоделиков уже изменило нашу культуру. Два нобелевских


лауреата признались, что обязаны своими результатами использованию ЛСД. Незадолго до своей
смерти Фрэнсис Крик сообщил, что получил видение двойной спирали ДНК в результате приёма
ЛСД. Химик Кэри Муллис рассказал, что ЛСД помог ему разработать полимеразную цепную
реакцию для копирования определённых частей ДНК, за которую он и получил премию.
Последняя глава в Части 3 - моя личная история, начинающаяся в день прекращения государством
исследований ЛСД.

Часть 4, "Новые горизонты", охватывает некоторые новые направления в применении


психоделиков. В главе 15 люди, использующие субперцептивные дозы (до 10 микрограмм),
рассказывают об интересных результатах. Как ни удивительно, в главе 16 поместились все
существующие опросы пользователей психоделиков. Они включали следующие вопросы:

 Что Вы принимали? (Доступно множество вариантов ответа)


 Почему (по социальным, духовным причинам, ради развлечения, времяпрепровождения с
друзьями и т.д.)
 Каковы были позитивные или негативные последствия?
 Планируете ли Вы принимать снова?

В Части 4 также рассказано, как психоделики повлияли на мою карьеру, личность и


мировоззрение (глава 17), а также о текущих течениях и возможностях, связанных с
психоделиками (глава 18). Ведь вторая волна исследований психоделиков уже началась.

Часть 5, "Кое-что необходимое, кое-что необычное и немного сухих данных" представляет области
специального интереса. Чек-лист в главе 19 (обобщающий главы 1 и 2) пригодится тем, кто
всерьёз намерены участвовать или вести сессию с проводником, и поможет быстро
удостовериться, что все основные моменты учтены. Глава 20 содержит три рассказа от Митчела
Уиса, "Анатоля" и Линдси Воны. Первые два - отчёты о сессиях с айяваской. Третий - о глубоком
мистическом путешествии, пережитом в течение четырнадцати дней, проведённых в полной
темноте.

Последние две главы Части 5 - для тех, кому недостаточно конкретных примеров и нужны более
общие данные. Глава 21 перечисляет конкретные изменения в поведении после единственное
терапевтической сессии (соответствующей описанию в главе 5). Глава 22, написанная Уиллисом
Харманом и мной, разбирает результаты опроса после психоделических сессий с проводниками.
Ответы представляют убедительное подтверждение тому, насколько ценными оказываются для
людей путешествия под хорошим руководством.

Как вы видите, ряд глав написаны другими исследователями (если автор не указан, значит, они
написаны мной). Если вам хотелось бы узнать что-то ещё или исправить написанное, тогда, как
сказал современный дзенский мудрец Скуп Нискер: "Не нравится новость - предложи свою".
Опубликуйте информацию на сайте www.entheoguide.net и/или свяжитесь со мной
(www.psychedelicexplorersguide.com) и примите мою благодарность.

Часто задаваемые вопросы

В 1966 правительство пыталось бороться со злоупотреблением психоделиками в обществе (так


же, как и в случае многих других препаратов) - почему же вместо этого прекратились научные и
медицинские исследования?

Поначалу исследователей удивлял запрет на продолжение исследований. Ограничение


применения вроде бы успешного воздействия, будь то психотерапия, обучение, процедура или
лекарство, противоречило здравому смыслу.

Часть ответа может крыться в том факте, что радикальный пересмотр человеческого образа мысли
- процесс нелёгкий, а особенно - когда может измениться структура или статус определённых
институтов. Например, когда гипноз впервые начали применять для облегчения болей во время
операций, это считалось либо баловством, либо шарлатанством. Чтобы преодолеть
сопротивление медицинского сообщества, пришлось провести операцию перед большим числом
членов Британской Коллегии Врачей и Хирургов. Мужчине ампутировали ногу, пока он находился
под гипнозом. Пациент находился в сознании и не кричал на протяжении всей процедуры.

Когда присутствовавшие врачи начали расходиться, один из них сказал другому:

- Ну и что ты думаешь?

- Я думаю, пациент притворялся, - ответил тот.

Его компаньон согласился.


Открытый вскоре после этого эфир быстро приняли в качестве эффективного анестетика.
Возможно, потому что механизм его действия чисто физиологический и потому не требует
пересмотра прежних убеждений. А вот гипноз до сих пор не стал частью медицинской учебной
программы - даже в психиатрии.

Когда-то положительные результаты применения психоделиков принимались, как и в случае с


гипнозом, с большим недоверием. Правительство США никогда не поддерживало изучение
терапевтического применения психоделиков, даже притом, что оно же выделяло ЦРУ
значительные средства для изучения возможных применений ЛСД в военных целях.

Теперь же накопленные данные изучает новое поколение исследователей, и новое поколение


менее предубеждённых чиновников позволили им провести несколько небольших, но
многообещающих исследований. Судя по всему, количество исследований будет и дальше
возрастать.

Вы пишете и мистических приключениях, научных открытиях, терапии и личностном росте, но ни


словом не касаетесь использования психоделиков просто для развлечения.

Руководство исследователя психоделиков не рассматривает применение психоделиков для


отдыха и развлечения потому, что на эту тему уже есть огромное количество информации (от
корректных данных до личных мнений), что в этой области мне попросту было нечего добавить.

Эта книга описывает лишь некоторые способы применения психоделиков. Миллионы лет
эволюции подарили вам страстное стремление к поиску гармонии с миром природы, к изучению
устройства собственного разума, к осознанию своего единства с мирозданием. Ваше решение о
том, использовать ли психоделический опыт на пути своей самореализации - каким бы оно ни
было - должно быть информированным.
Видение Всей Земли.
Стюарт Брэнд

Когда меня просят привести лучший пример магической силы ЛСД, я всегда вспоминаю опыт
Стюарта Брэнда. Одна сессия, один человек, 100мкг. И в ходе этой сессии возникло видение,
навсегда изменившее наш взгляд на планету. Цитата "Почему мы до сих пор не видели
фотографию всей Земли?" взята из книги "Шестидесятые: как сейчас вспоминают
десятилетие те, кто прожили его" под редакцией Линды Обст и опубликованной в 1977
Random House и Rolling Stone Press, которую также можно найти по адресу
www.smithsonianconference.org/expert/exhibit-hall/spi. В ней Стюард Брэнд, основатель,
редактор и издатель Каталога Всей Земли, подводит итоги своему активизму во благо
планеты и рассуждает о том, как он повлиял на появление ставшей нетленной классикой
фотографии Земли из космоса.

Было это в феврале 1966, месяцем позже Trips Festival в Лонгшорменс Холл. Тогда-то идея "Всей
Земли" в "Каталоге Всей Земли" и пришла ко мне, правда, не без помощи сотни микрограмм
диэтиламида лизергиновой кислоты. Я сидел на гравийной крыше в районе North Beach, Сан
Франциско. Мне было двадцать восемь.

В то время на скуку и неуверенность был один ответ: приём ЛСД и построение грандиозных
планов. И вот, я сидел завёрнутый в одеяло и мягкий свет вечернего солнца, дрожал от холода и
зарождающихся во мне чувств, глазел на панораму Сан Франциско и ждал своего видения.

Здания не были параллельными - ведь Земля не была плоской ни под ними, ни подо мной, ни под
всеми нами. Бакминстер Фуллер любил поворчать на эту тему, дескать, корнем всех ошибок
человечества было то, что мы считали Землю плоской и бесконечной. И сейчас, с высоты трёх
этажей и ста микрограмм, я очень хорошо видел, чувствовал и, наконец, понимал, что Земля
действительно была круглой.

И это заблуждение, этот корень мирового зла необходимо было обязательно разоблачить.
Потихоньку удавалось собрать в кучу скачущие мысли. Нужна фотография! Цветная фотография
Земли из космоса. Все увидят Землю, маленькую, круглую, летящую сквозь пространство, и
никогда не смогут больше смотреть на мир по-прежнему.

Как заставить НАСА или русских взять и развернуть свои камеры на сто восемьдесят градусов?
Надо сделать значок! Пусть будет значок "Сделайте фотографию всей Земли целиком". Нет-нет-
нет, надо использовать великую американскую паранойю и поставить вопрос иначе: "Почему ещё
никто не сделал фотографию всей планеты целиком?"

Но тут что-то не то со словами "целиком" и "никто".

"Почему мы до сих пор не видели фотографию всей Земли?"


На следующий же день я заказал несколько сотен значков и постеров. Пока их печатали, я провёл
несколько часов в библиотеке в поисках имён и адресов всех значительных представителей НАСА,
членов Конгресса и их секретарей, советских учёных и дипломатов, представителей ООН, маршала
Маклугана и Бакминстера Фуллера.

Когда значки были готовы, я разослал их часть адресатам. Потом я подготовил раскладной
рекламный шит с небольшой полкой для товаров, нарядился в белые комбинезон, ботинки и
шляпу, украшенную хрустальным сердцем и цветком, и вышел к Сэтер Гейт у Калифорнийского
Университета в Беркли продавать значки по двадцать пять центов за штуку.

Всё прошло идеально. Деканат выгнал меня из общежития, San Francisco Chronicle об этом
рассказали, и я получил огласку.

Я упорно возвращался. Затем стал появляться в Стэнфорде, в Колумбийском университете,


Гарварде и Мичиганском Техническом университете.

- Кто это вообще? - такой вопрос задал декан в Мичиганском, увидев толпу своих студентов,
покупавших мои значки.

- А, это мой брат, - ответил мой брат Пит, преподававший там в то время.

Первый День Земли состоялся в апреле 1970, немногим позднее того, как астронавты Аполлона 8
во время своей экспедиции на Луну в декабре 1968 сделали цветные снимки всей Земли из
космоса. И это не совпадение. Те захватывающие фотографии всё изменили.

Впервые в истории человечество сумело посмотреть на себя со стороны. Из космоса были видны
живые голубые океаны, живые зелёно-коричневые континенты, ослепительно-белые ледники и
насыщенная атмосфера - планета напоминала драгоценный камень посреди бескрайней пустоты
космоса. Родина человечества казалась маленькой, хрупкой и уникальной. Вдруг выяснилось, что
у нас есть планета, о которой нужно заботиться. Фотография всей Земли из космоса глубоко
повлияла на поведение людей, на возникновение движения за экологию, глобальной политики,
глобальной экономики и так далее. Мне кажется, что эти явления, в каком-то смысле, стали
возможны благодаря фотографии Земли из космоса.
Часть 1.
Трансцендентный опыт.
Энтеогенные сессии

Введение в часть 1
Внутри есть дверь. Когда эта дверь открывается, за ней обнаруживается единство, единство всех
живых существ, превосходящее все границы. Мистики всех религиозных систем во всех культурах
в любые времена описывали это как высшую истину. Пережившие подобный опыт соглашаются
друг с другом в том, что данное состояние ускользает и даже припоминается отрывками. Однако
те, кто достигли - пусть даже на мгновение - этого визионерского озарения, также соглашаются и в
его исключительной ценности.

Различные культуры разработали десятки способов достижения этого состояния единства. Снеди
них физические аскезы, повторяемые молитвы, медитации, восхваления, дыхательные ритуалы и
телесные позы. Во многих культурах те или иные практики сочетались с использованием растений.
В некоторых же к переживаниям, вызванным психоделиками, относятся с недоверием. Но среди
нас есть те, кто уверен, что вид, открывающийся с вершины горы, никак не зависит от способа
восхождения на неё. И результат восхождения и созерцания пейзажа всегда зависит лишь от того,
как сам человек интегрирует подобные моменты в свою жизнь.

Вот как может перемениться человек:


есть червь, пристрастившийся к поглощению
виноградных листьев.
И внезапно он просыпается -
зовите это милостью или как угодно - нечто пробуждает его от сна, и теперь он
уже не червь.
Он - весь виноградник,
и фруктовый сад, и плод, и корень, он растущая мудрость и радость,
которой больше не нужно
пожирать.

Руми. Пробуждение червя.


1. Встречи с божественным внутри.
Часть первая: Указания путешественникам и проводникам
Гильдия проводников [a]

Есть почти физиологическая потребность объединяться с теми, кто видит мир шире.
Практически невозможно описать ту огромную дружбу, которая возникает между людьми,
участвующими в эволюции сознания.

Пьер Тэйлхард де Шардин

Зачем создан этот материал

Из ста человек, принимавших психоделик с применением описанной в этой главе техники, 78


процентов ответили, что "это было важнейшим переживанием в моей жизни". Это было так даже
для тех, кто прежде неоднократно принимали психоделики. Эта глава описывает, насколько
полезными могут оказаться опытный проводник, достаточная доза психоделика и атмосфера
поддержки.

Многие люди, желающие достичь духовных или энтеогенных переживаний при помощи
психоделика, не знают, как именно войти в соответствующие уровни сознания и как удержаться
там. И немногим из тех, кто желает помочь им в этом, посчастливилось обучиться быть
эффективными проводниками. Задача этой главы - предложить проверенные и действенные
рекомендации проводникам и путешественникам. Изложенные здесь указания актуальны лишь
для духовного опыта, а не для развлекательных путешествий.

Эта глава обобщает опыт многих проводников, тайно работавших в течение последних сорока лет,
стремясь обеспечить людям наиболее безопасные и священные энтеогенные переживания.
Данный материал поможет увеличить вероятность духовных озарений и минимизировать
негативные переживания.

Во многих случаях людям удаётся добиться положительных изменений в своей жизни, используя
психоделики и без специальных условий и проводников. Однако присутствие знающего
проводника значительно повышает шансы достичь расширения сознания, а также запомнить и
осмыслить опыт.

Тот факт, что наличие проводника значительно влияет на качество переживаний, является
главным отличием психоделиков от почти всех остальных препаратов. Разница не только в том,
что растение или вещество открывает доступ к особому спектру переживаний, но и в том, что
направление, содержание и общее качество опыта можно менять и улучшать при помощи
руководства.

Для создания наилучших условий для духовных психоделических сессий необходимо уделить
внимание шести основным факторам, влияющим на характер и ценность переживаний:

 Установка
 Обстановка
 Вещество и количество (доза)
 Ситтер и проводник
 Сессия
 Ситуация

Глоссарий

Энтеоген: любой психоделик, специально используемый для повышения вероятности духовного


опыта.

Этимология слова "Энтеоген": от греческого выражения, означающего "то, что ведёт к познанию
или переживанию Бога внутри индивида"

Проводник: Некто с серьёзным личным опытом и знаниях об изменённых состояниях сознания (с


применением психоделиков и без них). Проводник помогает другим пережить полный спектр
энтеогенных состояний и предлагает поддержку в случае трудных переживаний. Предполагается,
что проводник не принимает психоделическое вещество во время сессии, а также до и во время
сессии не принимает никакие другие препараты и алкоголь.

Психоделик: общий термин для ряда натуральных и синтетических веществ, изменяющих


сознание. Сюда относятся ЛСД-25, мескалин (и кактус пейот, содержащий мескалин) и
псилоцибин (и псилоцибиновые грибы), а также другие растения и вещества. Мы, в основном,
будем обсуждать ЛСД-25 (или просто ЛСД), который обычно называют самым сильным
психоделиком, открывающим доступ к самому большому спектру переживаний (в разделе "Доза"
есть важные рекомендации о других психоделиках).

Сессия: Время путешествия (от шести до двенадцати часов)

Установка: Подготовка и ожидания путешественника и проводника

Обстановка: В первую очередь, физическое окружение, но также общая атмосфера места


проведения сессии.

Ситтер: Иногда понятия "ситтер" и "проводник" используют как синонимы, но здесь ситтер - это
человек, обычно (но необязательно) близкий друг, который заботится о путешественнике после
сессии, а также в её завершающий период.

Ситуация: Восстановление после сессии. Имеющиеся взаимоотношения и доступная поддержка,


особенно сразу после сессии (например, дом, работа, друзья, среда).

Вещество: конкретный психоделик, используемый в данном путешествии

Путешественник: тот, кто принимает психоделик

Подготовка к сессии с проводником


Перед проведением совместной сессии путешественнику и проводнику (даже если он или она уже
знает, как нужно проводить сессию) будет нелишне перечитать рекомендации из глав 1 и 2. Если
оба это сделают, то смогут работать более слаженно и усилить раппорт.

Зачем нужен проводник?

Для большинства людей сессия сопровождается, по большей части, не чувством открытия чего-то
нового, чужеродного, чего раньше не было, а скорее однозначным чувством воспоминания или
воссоединения с тем, что в скрытой форме уже существовало в разуме. И, несмотря на то, что
опыт является глубоко личным, важность проводника невозможно переоценить. В момент
пробуждения и самоосознания необходимо, чтобы кто-то был рядом и оказывал поддержку. Ваш
проводник знает, с чем вы имеете дело, может почувствовать ваше состояние и всегда сможет
дать уместный совет или предостережение.

Чрезвычайно важно понять, что мы говорим не о "химическом опыте", а о том, как можно
наиболее полно открыться своим внутренним реальностям и получить наибольшую пользу от
огромного многообразия переживаний, возникающих после приёма таких веществ. Как сказал
один проводник, сравнивая психоделики с другими практиками, "они усиливают состояния ума,
которые также достижимы при помощи интенсивной практики йоги, медитации, голодания и
других методов". Такое раскрытие сознания выглядит универсальным и часто переживается как
воссоединение с вечным течением энергий и информации.

Олдос Хаксли, писатель и философ, говорил о том, что психоделики вызывают "повышенную
значимость вещей". Объекты, которые он видел множество раз и почти не замечал, захватывали
его как что-то новое. Психоделик освободил его разум и позволил увидеть мириады
взаимосвязей, связать прежде обыденные вещи с целым океаном идей, воспоминаний, чувств и
отношений. Хаксли также описал яркие видения и древние архетипические сюжеты, которые, по
его словам, всегда незаметно присутствовали в его разуме.

Проанализировав множество разных духовных озарений, Уильям Джеймс, первый значительный


американский психолог, пришёл к следующему выводу (который особенно актуален для
энтеогенного опыта):

"Тогда в моём разуме родилось умозаключение, в котором я с тех пор ни разу не сомневался. Оно
состоит в том, что наше нормальное бодрствующее сознание, так называемое рациональное
сознание, это лишь один из существующих типов сознания. Но совсем рядом, отделенные
тончайшей перегородкой, находятся совершенно другие возможные типы сознания. Можно
прожить жизнь, не подозревая об их существовании; но вот поступит необходимый стимул - и в
мгновение ока они раскрываются во всей своей полноте. Возможно, для этих типов умственной
активности где-то можно найти применение. Ни одна модель Вселенной не может считаться
полной и окончательной, если не учитывает эти необычные формы сознания".

Альберт Хоффманн, химик, синтезировавший ЛСД и открывший его энтеогенные свойства,


высказался подобно Джеймсу. Он писал: "Первый запланированный эксперимент с ЛСД поразил и
шокировал меня именно тем, что обычная реальность и переживающее её эго (которые я считал
единственным, что реально), растворились, и некое незнакомое эго начало переживать новую,
незнакомую реальность".
Первый опыт

Конечно, естественно было бы надеяться, что первый сексуальный опыт в жизни человека будет
связан с любовью и наслаждением. Но для многих людей эта инициация может оказаться
странной и некомфортной, а иногда и травмирующей. К сожалению, при самостоятельном
применении психоделики тоже могут оказывать долговременные неблагоприятные эффекты.
Чтобы первый психоделический опыт с намного большей вероятностью стал осмысленным,
здоровым и положительно повлиял на дальнейшую жизнь, необходима хорошо организованная
сессия.

Что нужно знать, чтобы провести сессию

Установка: подготовка к сессии

Указания путешественнику

Если это возможно, для путешествия следует выделить три дня. В идеале, первый день нужно
провести в тишине и без спешки. Выделите время для саморефлексии, побывайте на природе.
Весь второй день целиком должен быть посвящён исключительно сессии. А третий день
постарайтесь максимально использовать для осмысления опыта и записи своих открытий и идей.

Перед началом сессии будет мудро прояснить своё отношение к психоделическим переживаниям,
священным растениям и энтеогенам в целом. К тому же, поразмышляйте над своим пониманием
мистического опыта, космического сознания и любых других известных вам возможных
переживаний. Обсудите свои ожидания, опасения и надежды с проводником или проводниками.
Это поможет вам поддерживать контакт во время сессии.

Заблаговременное обсуждение спектра возможных переживаний хорошо влияет на ход сессии.


Неважно, новичок вы или опытный путешественник - с вами всегда может произойти что-то
совершенно новое и неожиданное. Например:

 Наслоения геометрических форм разных цветов (обычно на ранних этапах сессии)


 Изменение чувства времени (ускорение или замедление "часового" времени)
 Посещение другой реальности, будто вы живёте или жили раньше в другом месте или
времени
 Ощущение другого тела любого пола
 Превращение в животное, растение или микроорганизм
 Переживание собственного рождения

В ходе сессии не являются редкостью встречи с сущностями: некоторые говорят о "присутствии


духов". В большинстве случаев эти встречи благоприятны. Однако если вас что-то расстроит или
напугает, сообщите об этом проводнику.

Чтобы получить в психоделическом путешествии полезные осознания, очень хорошо заранее


записать всё, что вы надеетесь узнать, пережить, понять или решить. Всё записанное должно быть
доступно вам и проводнику в течение всей сессии и после её завершения. Некоторые опытные
проводники замечали, что путешественник даже может управлять путешествием, заранее
выбирая небольшое число вопросов и таким образом определяя направление сессии. Можно
даже использовать этот приём для целенаправленного решения проблем и вопросов
психологического, духовного и социального характера. Но можно и просто оставаться открытым
всему, что может встретиться в путешествии.

Вдобавок к формулировке вопросов некоторым людям может помочь определение целей. Цели
могут быть духовного плана: прямой контакт с определенными аспектами вашей или другой
религии, трансценденция прежних верований и даже трансценденция веры как таковой.
Возможно, вы хотите получить то, что называется "переживанием единства", где нет никаких
границ между вами и всем остальным.

Цели также могут быть социальными: улучшить отношения с супругом, детьми, братьями и
сёстрами, родителями, коллегами, друзьями, а также духовными и секулярными институтами.

Цели могут быть и психологическими: разобраться с невротическим поведением, фобиями или


подавленным гневом или горем. Однако для работы в этих областях приведенных здесь
инструкций может оказаться недостаточно. Для таких целей нужна дополнительная подготовка, а
проводнику лучше иметь психологическое образование.

Так как во многих случаях сессию ведёт только один человек, материал написан так, будто на
сессии присутствует только проводник. Но, если это возможно, проводников должно быть
двое: мужчина и женщина. В разные моменты путешественник может предпочесть
поддержку какого-то определенного гендера. Наличие двух проводников облегчает задачу и для
них самих, позволяя брать во время сессии небольшие перерывы. Так что присутствие мужской
и женской энергии - оптимальная ситуация.

Указания проводнику

Отправлять кого-то в психоделическое путешествие - работа из разряда священных. Ваша роль -


убедиться, что сессия максимально безопасна и полезна, повысить вероятность посещения
путешественником трансперсональных и трансцендентных состояний, устранение затруднений и
уважать оказанное вам доверие. Чтобы быть хорошим проводником, необязательно обладать
большими специальными знаниями. Необходимы такие вещи, как сочувствие интуиция и
любящая доброта.

Однако в дополнение к этим качествам не помешают базовые знания в некоторых областях:


спектр возможных эффектов, основные принципы духовных традиций, а также понимание, как и в
какой момент путешественнику можно сообщить полезную идею или информацию. Ваши
рекомендации, сделанные в нужный момент, могут помочь путешественнику совершить ключевое
открытие или запомнить важный инсайт.

Диапазон эффектов:

Любой психоделический опыт может включать большое множество реакций, видений и


внутренних событий - от экстатических до ужасающих. Временами придётся заверять
путешественника, что определенные переживания, даже неприятные, являются нормальными и
через какое-то время завершатся. Иногда нужно будет помогать путешественнику справиться с
каким-то физическим симптомом. В редких случаях необходимо позвать кого-то на помощь.
Существует огромное количество дезинформации на тему психоделиков. Поэтому в рамках
подготовки к путешествию важно опровергнуть неверные представления об эффектах
психоделиках. Хорошо обновляемое обсуждение мифов об ЛСД и других веществах,
расширяющих сознание, можно найти, перейдя по ссылке http://en.wikipedia.org и введя в строку
поиска "urban legends about illegal drugs". Также можно воспользоваться сайтом www.snopes.com.

Сохранение центрированности: Чем более центрированы вы как проводник, тем эффективнее


сможете помогать. Чем больше вы знаете о себе и путешественнике, тем вероятнее, что вам
удастся сохранять центрированность и спокойствие на протяжении всей сессии. Когда вы сами
чувствуете себя комфортно, путешественнику будет проще переходить из одного состояния
сознания в другое. Рассмотрев сотни сессий в разных обстановках, Тимоти Лири и Ричард Олперт
(Рам Дасс), преподававшие тогда в Гарварде, пришли к выводу, что путешественник начинал
беспокоиться, если проводник сам испытывал волнение, неуверенность или подавленность.

Священная традиция:

Путешественники могут исходить или не исходить из своей религии. К тому же, нередко
путешественник может встречать существ или входить в состояния, описанные в традициях, к
которым он или она не принадлежит. Если подобное произойдёт, нужно быть готовым проявить
поддержку и уважение, какая бы религия не проявилась - это поможет уменьшить беспокойство
путешественника. Так как в каждой традиции есть свои символы и описания высших состояний, вы
можете столкнуться с тем, что вам незнакомо. Высшие уровни всех традиций могут быть очень
похожими, но каждый индивид способен по-своему проживать и осмысливать их.

Например, в разных традициях есть разные подходы к сближению с Богом: стремление знать о
Боге и оставаться отдельным; желание любить Бога и взаимодействовать с ним, но не утрачивать
собственную идентичность; растворение и полное слияние с Богом. Лучше всего начать с
поддержки имеющихся у путешественника духовных намерений. Однако будьте готовы
поддерживать переживания путешественника и в том случае, если курс изменится. Словом,
оставайтесь открыты всему происходящему.

Верной реакцией при любом переживании сессии, выходящем за рамки представлений


путешественника о реальности, будет приглашение пойти глубже: "Да, замечательно. Хочешь
узнать ещё больше?" Когда путешественник чувствует себя уверенно, способность достигать
высших состояний и запоминать и осмысливать опыт возрастает.

Работа со страхом:

Если у путешественника мало опыта изменённых состояний, его или её может напугать
растворение привычных измерений и собственной идентичности. Проводник может избежать
этого, обсудив данное явление во время подготовки.

Страх естественен и тогда, когда взору путешественника предстают сложные переплетения


воспоминаний, желаний, страхов и прочих нерешенных внутренних вопросов. Оказывайте
поддержку; объясняйте, что чувство страха нормально и в дальнейшем пройдёт. Такие
напоминания помогут человеку легче пережить свой страх.

Во время страшных моментов можно применить нежные прикосновения и посоветовать глубокое


дыхание. Отслеживайте любые изменения в глубине или ритме дыхания. Частое поверхностное
дыхание или задержки говорят о сопротивление, а при растворении очередного барьера обычно
наступает медленное и глубокое дыхание.

Находясь на этноцентрической стадии развития и пережив состояние единства со всем


сущим, вы можете интерпретировать его как соединение с Иисусом и сделать вывод, что
никто в мире не найдёт спасение, если не примет Иисуса как своего личного спасителя. То же
переживание на эгоцентрической стадии может вселить в вас уверенность, что вы и есть
Иисус. А на... интегральной стадии... вы, скорее всего, решите, что вы и все живые существа
без исключения едины в своей сущности.

Кен Уилбер, THE TRANSLUCENT REVOLUTION

Возможные проблемы со стороны проводника

Намерения:

Перед началом сессии обдумайте свои надежды и страхи в отношении путешественника и себя.
Поработайте над тем, чтобы не стремиться и не надеяться на какой-либо конкретный результат.
Ваша задача - держать пространство для путешествия, а не устанавливать его цели.

Точка зрения:

Возможно, вам хочется, чтобы путешественник соглашался с вами в определенных вопросах,


особенно в духовных. Хотеть этого естественно (вы же человек, в конце концов), но не нужно
отвлекать путешественника, высказывая свои взгляды во время сессии. Если вы чувствуете, что
ваша точка зрения может нарушить вашу объективность и создать проблемы, обсудите это
заранее.

Отношения с путешественником:

Если вы состоите в любовных или брачных отношениях с путешественником, дважды подумайте


прежде чем браться за роль проводника. Если для кого-то из вас существующие отношения могут
стать проблемой, уступите роль проводника кому-то другому. Если у вас или у путешественника
возникнут сексуальные переживания (а это часто случается), позволяйте им быть так же, как
позволяете быть любым другим аспектам опыта. НО не вступайте в сексуальное взаимодействие
даже если вас об этом просят. В энтеогенном контексте любые такие действия могут сильно
ограничить переживания путешественника и внести хаос.

Социальные границы:

Будьте очень осторожны с любыми суждениями о личных отношениях путешественника. Важно во


время сессии не высказывать оценок любых конкретных отношений, если только не было такой
предварительной договорённости. Ваша положительная или отрицательная оценка любых
отношений может нарушить самостоятельный поиск со стороны путешественника.

Выражение трансперсональных переживаний:

Во время энтеогенной сессии путешественники обычно выходят за пределы своего эго в иные
области. Из-за этого они могут очень сильно меняться. Помните о том, что есть бесконечное число
способов найти Бога, а также неисчислимое множество способов выразить это открытие.
Позвольте путешественнику понимать всё по-своему. Вообще, пусть во время сессии
путешественник проживает то, что проживает, а обсуждение опыта оставьте на потом и даже не
пытайтесь разобраться в происходящем.

Когда нужно отменить или отложить сессию:

Если по каким-то причинам у вас есть чувство, что выбрано неподходящее время или что человек
плохо подготовлен или не сделал что-то, что вам кажется необходимым, или что вы не подходите
на роль его или её проводника, не стесняйтесь отложить или отменить сессию. Если во время
подготовки кто-то выражает намерение глубоко погрузиться в страдания, тьму или природу зла -
это повод насторожиться. Если у вас нет специальной психотерапевтической квалификации по
работе с измененными состояниями, скорее всего, не стоит быть проводником у этого человека.
Люди, начинающие с таких намерений, часто застревают в адских частях своей психики и могут
себе навредить. Если вы не уверены, что можете справиться с возможными специфическими
проблемами, то вы можете и должны отказаться вести сессию. Предложите такому индивиду
вместо этого заняться непсиходелической терапией. Это не значит, что предельно негативные
переживания не имеют ценности и не могут принести пользу, но делать эти области основным
фокусом психоделического опыта в присутствии недостаточно опытного проводника может быть
опасно.

Обстановка

В плане обстановки важны следующие факторы.

Непосредственное окружение:

Для безопасного путешествия с неограниченными возможностями необходима лишь просторная


комфортная комната с диваном или кроватью, где путешественник может отдыхать, удобным
креслом для проводника и доступом к туалету. Хорошо, если в распоряжении будет несколько
мягких подушек и одеял. В комнате также должна быть какая-то звуковая аппаратура. Лучше, если
в комнату не будут проникать стимулы извне (голоса людей и животных, телефонные звонки).
Ваша задача - создать простую среду, которая способствует внутренней тишине. Если есть какие-то
сомнения, всегда делайте выбор в пользу упрощения. Большинство опытных проводников
предпочитают начинать сессию в помещении с музыкой, чтобы путешественник мог
сосредоточиться на том, что происходит в его или её разуме.

Но при этом есть преимущества и у открытого места. Ветер, шелест листьев, птицы, реки и волны
океана - единство окружающей природы может стать важным элементом сессии. У Альберта
Хоффманна была только одна рекомендация насчёт приёма психоделиков: "Всегда делайте это на
природе". Если вы решите проводить сессию в открытом месте, опыт может приобрести внешнюю
ориентацию. И даже на улице музыка очень помогает.

При достаточной дозе энтеогена путешественники независимо от места и времени суток обычно
проводят большую часть сессии лёжа. Лучшим решением может быть проведение наиболее
интенсивной части путешествия в помещении, а уже потом выйти наружу. И всегда важно
обеспечивать физическую, личную и психологическую поддержку и безопасность.

Благовония:

На протяжении веков благовония были важной частью многих энтеогенных ритуалов. Они могут
быть одним из способов направлять и сопровождать путешественника.

Музыка:

Большинство культур, использовавших растения для целительства, гадания или духовного


пробуждения, применяют музыку для облегчения перехода между состояниями сознания и для
оказания невербальной поддержки, дающей чувство защищенности. Барабаны, пение и танцы, с
применением психоделиков или без, используются во всём мире для вызова определенных
изменений сознания. Музыка показала свою незаменимость в качестве инструмента,
помогающего людям выходить за пределы обычных моделей мышления. Музыка сильно влияет
на процесс, так что выбирать её нужно разумно.

Во время сессии музыка превращается в многомерный звуковой узор и часто вызывает сильные
эмоции. Большинство людей ощущают, будто музыка исходит из их собственного тела и не просто
является звуком, а обладает также цветом, формой, текстурой, ароматом и вкусом.

Подходят как накладные, так и вставные наушники. Если возле головы человека расположить
стереоколонки, это позволит свободнее двигаться. Заранее обсудите, какую музыку можно
включать. Выбором музыки проводник и путешественник могут заниматься вместе.

Если во время сессии окажется, что выбранная музыка не подходит, путешественник должен
иметь возможность подать сигнал или попросить поменять музыку. Следует послушать прежнее
произведение ещё пару минут, чтобы убедиться, что запрос обоснован и не является просто
выражением мимолётной реакции или попыткой просто контролировать всё вокруг. Эти правила
нужно обсудить на подготовительной встрече. В особенно глубоких состояниях сознания
путешественник может даже не слышать музыку - но даже тогда она играет защитную роль, как
страховка для акробата. Необходимо подобрать заранее не меньше восьми часов музыки, чтобы
можно было менять её или выбирать по ситуации.

Рекомендации насчёт музыки:

Когда психоделик начинает действовать, предоставьте выбор музыки путешественнику. У многих


проводников есть свои подборки с предыдущих сессий, которые тоже можно использовать. В
любом случае, либо заранее договоритесь, какую музыку включать, либо убедитесь, что
путешественник доверяет вашему выбору.

Большинству людей хорошо подходит классическая музыка, даже если они ею не увлекаются.
Хорошим выбором также может быть "Таинственная гора" Хованесса, "Реквием" Форе,
грегорианские пения, соло на фортепиано, фортепиано с аккомпанементом одного или двух
инструментов, соло на флейте, раги и записи барабанов туземных народов. Любые произведения
с понятными путешественнику словами могут мешать, и после первого часа сессии их лучше не
включать. Проблемы также может создавать манипулятивная или эмоционально перегруженная
музыка. В послеобеденное время (примерно через шесть часов) наслаждение будет дарить
практически любая музыка, но на более ранних и интенсивных этапах её выбор очень важен.
Ближе к концу путешествия можно ставить любую заказанную путешественником музыку, даже со
словами.

Прослушивание музыки с закрытыми глазами повышает её значимость и влияние. Маска для сна,
глазная подушка или повязка могут помочь переживать музыку внутри. (И с открытыми, и с
закрытыми глазами можно открывать важные грани сознания, но обычно проводники
рекомендуют путешественникам большую часть времени держать глаза закрытыми - особенно в
период сильного подъёма осознанности. Как сказал один проводник, "удивительно, сколько всего
можно увидеть с закрытыми глазами").

Вещество

Сам ЛСД почти полностью метаболизируется задолго до наступления пика эффектов. Похоже, он
действует как катализатор, позволяя запускаться другим процессам. Его можно сравнить со
смазкой, позволяющей определенным энергиям легче взаимодействовать друг с другом, что
приводит к более полному проявлению скрытых функций мозга. Возникающие в результате
переживания разнятся от неуловимого сдвига в восприятии до захватывающих путешествий по
другим реальностям. Разные психоделические вещества метаболизируются с разной скоростью;
однако каждое из них позволяет выйти за обычные границы сознания.

Доза

Очевидно, при использовании растений и экстрактов идеально точные измерения невозможны,


хотя содержание активных веществ можно оценивать с некоторой точностью. Для ЛСД
используются дозы между 150 и 400 микрограмм. Хотя данная книга, в основном, написана об
ЛСД, мескалин и псилоцибин также могут вызывать очень похожий спектр переживаний. При
приёме мескалина 1 микрограмм ЛСД эквивалентен 1-2 миллиграммам мескалина. В случае с
псилоцибином "безопасно-высокой дозой" называют 30 миллиграмм. При выборе подходящей
дозы для конкретного индивида вес тела и метаболизм не являются единственным, что нужно
учитывать. Здесь можно найти надёжный источник информации о дозировке ряда психоделиков:
www.erowid.org/psychoactives/dose/dose.shtml
2. Энтеогенные путешествия.
Часть вторая: Указания путешественникам и проводникам.
Гильдия проводников

При опьянении ЛСД привычное мироощущение претерпевает глубокую и стойкую


трансформацию. Один из её аспектов - исчезновение барьера Я-Ты.

Альберт Хоффманн, "ЛСД: Мой трудный ребёнок"

Психоделическая сессия
ЛСД и другие энтеогены могут открывать бесконечное множество дверей. Ниже приведены
описания этапов, наблюдаемых во многих разных путешествиях; но отклонения от описанного
сценария возможны и периодически случаются. Указанная продолжительность каждой стадии
остаётся примерно одинаковой для ЛСД, мескалина или пейота. Для псилоцибина и грибов
характерна меньшая продолжительность каждой стадии, но их последовательность не меняется.

Первый этап: приём психоделика

Указания путешественнику

Между приёмом психоделика и началом путешествия обсудите с проводником остающиеся


сомнения и беспокойства. Почувствовав начало эффектов, вам, возможно, захочется прилечь.
Наденьте маску для сна или глазную подушку, если они не вызовут дискомфорта. Устроившись,
позвольте себе:

 Расслабиться
 Слушать музыку
 Наблюдать за своим дыханием и обращать внимания на ощущения, возникающие в теле
 Следить за тем, как на вас влияет музыка

Осознание, что вы находитесь в комнате, может пропадать и появляться снова. Эти переключения
"туда-сюда" нормальны и являются признаком того, что путешествие началось. Помните: если вас
беспокоит что-либо из происходящего, сообщите об этом проводнику. Если вам это подойдёт,
можете просто поднять руку, чтобы проводник её взял. Наблюдайте за происходящем в вашем
разуме и теле, но не пытайтесь контролировать этот поток образов и ощущений. Пусть всё в
вашем разуме происходит в соответствии с естественным течением; расслабьтесь и наблюдайте,
как мысли сами появляются без всякого усилия. Напомните себе о том, что важно оставаться
открытыми всем переживаниям.

Нередко начинает казаться, что мысли приходят так быстро, что за ними невозможно уследить.
Такой фонтан образов и впечатлений может вызвать растерянность, но если его просто
наблюдать, то можно испытать удовольствие, любопытство или даже восхищение. Такое чувство
повышенной интенсивности часто появляется перед переходом на другой уровень (похоже на
переключение скоростей автомобиля). Позвольте этому произойти. Когда вы отпустите контроль,
дискомфорт пройдёт.

Не снимайте маску, оставайтесь в лежачем положении с закрытыми глазами и наблюдайте за


своим дыханием. В особенно трудные моменты можно приподняться и обсудить свои
переживания с проводником. Возможно, вам даже захочется ненадолго встать на ноги,
подвигаться и увидеться с проводником, а потом снова лечь и расслабиться. По мере расширения
сознания ваше тело начнёт само стремиться к расслаблению и удобному положению.

Указания проводнику

Помните, что вы с путешественником собираетесь создать священное пространство. Утром в день


сессии можно съесть небольшой и лёгкий для пищеварения завтрак: фрукты или тосты. Если
проводник собирается читать молитвы, выражать благодарность или обратиться к какой-то
духовной традиции, вы можете организовать алтарь или просто вместе посидеть в тишине (в
конце главы есть рекомендации по части ритуалов).

У некоторых проводников есть формальный способ подачи психоделика: таблетку, капсулу или
растения можно поместить в маленькую красивую чашу или тарелочку, а воду предложить в
хрустальном бокале или даже металлическом кубке.

Второй этап: начало путешествия (от двадцати до пятидесяти минут)

Некоторым путешественникам после приёма психоделика может захотеться погулять по комнате


и общаться в обычном режиме. Лучше сохранять тишину и сосредоточенность. Но в любом случае
подстраивайтесь под ситуацию и позволяйте путешественнику вести себя естественно - особенно
если наблюдается некоторая тревожность. После начала действия препарата следует пригласить
путешественника прилечь и начать слушать музыку, выбранную им самим или проводником. Если
после начала путешествия человек продолжает вставать, разговаривать или много двигаться, это
может говорить о необходимости дополнительной дозы. Её без проблем можно дать через час
или чуть больше после начала сессии. Вторая доза должна быть примерно вдвое меньше первой.
Но перед тем как дать её, поговорите с путешественником и выясните, что он или она испытывает.
Если глубокое духовное путешествие возможно, то оно почти обязательно начнётся не позже
второго часа.

Если через два часа после начала (независимо от того, была ли дополнительная доза)
путешественник всё ещё поднимается и взаимодействует, давать дополнительную дозу не нужно.
Потребность дальше двигаться и с кем-то общаться обычно является признаком сопротивления
внутреннему погружению, и с этим не нужно бороться. Предложите выйти прогуляться или
послушать музыку в сидячем положении. Не настаивайте на энтеогенной сессии.

Дозировка:
Слишком маленькая доза может сказаться на яркости или глубине опыта; слишком большая доза
может помешать запоминанию или даже пониманию происходящего. Если сомневаетесь, начните
с дозы поменьше и приготовьте дополнительную.

Третий этап: Раскрытие и капитуляция (от трёх до четырёх часов)

Указания путешественнику

Примерно на середине сессии у вас будет возможность (при желании) отпустить все мысли,
чувства и опасения, которые не нужны в данном путешествии. Проводник будет выбирать музыку
- если только вы не попросите её выключить. В этот момент мы сможете:

 Отпустить ожидания насчёт этой сессии


 Отпустить все личные опасения
 Отпустить беспокойство о личных вопросах вроде проблем в отношениях и привычных
моделей поведения
 Отпускать все переживания, чувства или визуальные эффекты по мере поступления
 Отпустить беспокойство о своей идентичности
 Испытать и углубить осознание других измерений реальности

Для одних людей это лёгкий экстатический период; другие могут испытать дезориентацию.
Иногда содержание или интенсивность видений могут вызывать страх или растерянность. Отказ от
контроля может вызвать необычные чувства. Они могут быть физическими ("моя рука плавится")
или эмоциональными ("я схожу с ума?"). Может быть чувство угрозы, недоверие к себе, ситуации
или даже проводнику. Некоторым людям кажется, что они умирают. Ваш проводник может
напомнить о том, что это внутреннее переживание, происходящее только в разуме, что ваше тело
в порядке, и что проводник или проводники здесь, чтобы помочь вам пройти через этот опыт, а не
избежать его.

Поэтому если вас что-то беспокоит, попросите о помощи. Помните о том, что задача проводника
поддерживать вас и помочь сохранять равновесие. (Например, чувство умирания может быть
первой реакцией на начинающееся осознание того, что "вы" - нечто гораздо большее, чем ваша
собственная идентичность.)

На стадии растворения границ вы также можете почувствовать присутствие духов. Обычно эти
переживания позитивны, но, если вас что-то беспокоит, обязательно сообщите об этом
проводнику.

Указания проводнику

Смотрите, слушайте и сочувствуйте изменениям психического состояния путешественника. Ваша


роль не сводится к присутствию, выбору музыки и оказанию поддержки. Справиться с тревогами
путешественника может помочь напоминание о том, что он сам решился на этот опыт.
Именно на этой стадии путешественник с наибольшей вероятностью может испытать единство со
всем сущим. Некоторые люди выразят это словами о "богоявлении", другие скажут о "соединении
с Богом", а для остальных то же самое будет "становлением богом". Иногда в этом состоянии
также появляется понимание, что не только я, но и все люди являются Богом. И, независимо от его
конкретной формы, ваша задача в том, чтобы поддерживать осознание человека.

Нередко именно в этом месте проводника может, как говорится, "поймать волну". Без каких-либо
психоделиков у проводника могут быть яркие воспоминания о расширенных состояниях сознания
или даже их переживание. Определенная музыка в сочетании с присутствием кого-то,
переживающего или делающего что-то очень вам знакомое, может повторно вызвать у вас
ощущения из ваших прошлых путешествий. Это естественно и в большинстве случаев приятно и не
мешает выполнению ваших обязанностей как проводника.

Если нужно отойти в туалет, идите. Если проводник долго терпит, путешественник может перенять
его или её дискомфорт и утратить спокойствие. Даже если нет других проводников, но вам нужно
отойти, сделайте это, предупредив путешественника, что вас не будет пару минут. Вернувшись из
туалета при необходимости сообщите, что вас не было всего несколько минут, потому что с точки
зрения путешественника могло пройти гораздо больше.

Четвёртый этап: Плато (один-два часа)

После периода энтеогенного пробуждения музыка необязательна. Проводник может постепенно


уменьшать громкость и выключить её совсем, а может чередовать периоды тишины и музыки в
соответствии с запросами.

Указания путешественнику

Можете либо приподняться и пообщаться с проводником, либо дальше слушать музыку. Можно
сосредоточиться на музыке или на внутренних переживаниях. Можно отпустить контроль и
наслаждаться разнообразными переливами реальности - это называют "десятью тысячами
миров". Возможно, вам понадобится проверить, что ваши воспоминания соответствуют тому, что
вы действительно пережили. Обычно проводник объяснит вам, что всё увиденное в этом
путешествии реально в том смысле, что это действительно вами увидено, хотя и только вами и
никем больше. Другие люди, приняв психоделик, испытают что-то своё - может быть, что-то
похожее, но соответствующее их интересам, способностям и предрасположенностям.

Указания проводнику

Путешественник может рассказывать о том, что пережил удивительное расширение


идентичности, что видел рождение Вселенной или формирование звёзд. Он также может
сообщить о воспоминании собственного появления, от сперматозоида и яйцеклетки до рождения.
Другие могут переживать саму эволюцию или нечто напоминающее прошлые жизни. О чём бы не
упоминал путешественник, ваша задача - слушать, поддерживать и пояснять что-либо только в том
случае, если вас об этом попросили.

Разговаривайте поменьше. Если путешественник растерян или расстроен, предложите свою


заботу. Нежно прикоснитесь к его или её руке и скажите что-то вроде "Это можно отпустить;
сейчас у тебя всё хорошо". Обычно ничего сверх такого успокаивающего прикосновения не
требуется. С опытом проводники начинают чувствовать, когда можно что-то сказать. Обычно
достаточно просто вашего присутствия. Если путешественнику нужно в туалет, ему может
понадобиться ваша помощь, чтобы встать и дойти до туалета, потому что окружающий мир может
расплываться.

Пятый этап: Плавное снижение (следующие три часа или когда оба почувствуют, что этап
завершен)

Здесь надо предложить перекусить (подойдёт простая еда: свежие или сушеные фрукты, орехи,
печенье или сок). Вода должна быть доступна весь день. Путешественник может перекусить или
воздержаться, если хочет. (Яблоки могут вызвать комментарии об Адаме и Еве). Если проводник
голоден, ему тоже желательно поесть.

Указания путешественнику

Когда пик позади, и вы возвращаетесь в свой мир, самое время поработать над собой, ведь вы
будете осознавать свою обычную идентичность, но не будете так привязаны к своим привычкам,
шаблонам или иллюзиям. Если есть желание (и если проводник не против), будет неплохо выйти
на открытый воздух. Если же среда снаружи не является приятной и безопасной, можно
понаблюдать за комнатными растениями или даже посмотреть крупноформатные фотографии
природы.

Указания проводнику

Если путешественник попросит помочь ему связать полученные в течение дня мистические
переживания с его собственной личностью, идеальными инструментами для этого являются:
цветок, зеркало и семейные фотографии.

Из цветов предпочтителен бутон розы, который только начинает раскрываться. Посоветуйте


путешественнику рассматривать его так долго, как ему захочется. Это может занять полчаса. Если
путешественник бросает на него беглый взгляд, нюхает и возвращает, предложите ещё раз и
посоветуйте присмотреться повнимательней. Но если интереса так и не возникнет, не
зацикливайтесь.

Ещё один способ установить прочную связь - предложить путешественнику поглядеться в большое
ручное зеркало. Путешественник может увидеть, что его или её лицо стареет или молодеет, может
увидеть вместо себя человека другого пола, возраста или расы из разных исторических периодов.
Глаза при этих изменениях обычно не меняются, и это успокаивает. Даже если у вас был
подобный опыт в собственных путешествиях, не предлагайте никаких интерпретаций того, что
видит путешественник.

Если путешественник желает дополнительно поработать над собой, дайте ему приготовленные
для сессии фотографии людей и мест. Бывает, что путешественник в течение часа всматривается в
одну фотографию. Он может высказать какие-то комментарии или рассмотреть фотографию в
тишине, отложить её и попросить следующую. Не влезайте со своими идеями и оценками,
особенно если знаете людей на фотографиях.

Если человек просит вернуть очки, это значит, что он возвращается к своим обычным параметрам
восприятия. Он и сейчас отождествлён со своей личностью довольно поверхностно, но уже прочно
отождествлён со своим телом. Если в начале сессии у него была простуда, аллергия или боли
различного рода, нередко эти симптомы проходят и возвращаются через какое-то время после
сессии.

Но случается также полное или частичное исцеление физических болезней. Тут можно привести
пример доктора Эндрю Вейла, известнейшего сторонника альтернативной медицины, который на
протяжении всей жизни страдал от аллергии на кошек, а в результате одной ЛСД сессии навсегда
избавился от любых её симптомов.

Если путешественник принёс свою музыку, сейчас самое время её послушать. Это также
подходящий момент для того, чтобы разобрать ранее записанные цели и вопросы. Читайте вслух
по одному пункту. Как и в случае фотографий, чем меньше вы комментируете и интерпретируете
каждый пункт, тем лучше. Не предлагайте ответа или даже общего направления, если вас об этом
не просят. Одни сами захотят обсудить то, что они поняли и узнали, другие - нет.

Шестой этап: Завершение сессии.

Часть дня, составляющая сессию под руководством проводника, должна завершиться через шесть-
восемь часов в случае вещества недолговременного действия вроде псилоцибина или через
восемь-десять часов для вещества с более длительными эффектами, такого как ЛСД или
мескалин.

Указания путешественнику

Вы можете периодически снова окунаться в процесс в течение всего вечера. Не пытайтесь сразу
вернуться в человеческий облик. Возможно, вы почувствуете невероятную любовь к супругу,
детям или другим близким, но не захотите это как-либо демонстрировать. Если захочется кому-то
позвонить, выбирайте из тех, кто знает, чем вы занимались и желательно тоже имеют опыт с
психоделиками. Не волнуйтесь, если будет трудно вспомнить некоторые моменты сессии.
Основные события в любом случае останутся с вами, как сознательно, так и бессознательно.

Возможно, захочется уделить некоторое время осмыслению пережитого. Окружающий мир всё
ещё может слегка искриться и расплываться. Примите эти визуальные эффекты как подарок от
вашего разума, наслаждайтесь ими. Немного поешьте и обязательно пейте достаточно жидкости,
чтобы восполнить ресурсы. Мудрым решением будет отказ от кофеинсодержащих напитков,
потому что они могут помешать засыпанию.

Указания ситтеру

Как уже сказано выше, ситтер это друг или родственник (желательно, в прошлом имевший
психоделический опыт), присматривающий за путешественником после завершения сессии. Он
должен прибыть к месту проведения сессии и забрать путешественника к нему или, если это
невозможно, к себе домой. В течение вечера путешественник всё ещё восстанавливается, и ситтер
должен проявлять принятие, нежность, внимательно слушать и не нарушать тишину. Долгие
периоды молчания означают, что путешественник всё ещё продолжает процесс и может получить
важные прозрения. Если он попросит что-то записать, ситтер должен это сделать.

Неплохо будет предложить лёгкий ужин из простой еды. Если путешественник должен регулярно
принимать какие-либо лекарства, напомните об этом. Сон в течение ночи может быть
прерывистым. Если человек пытается уснуть, но не может расслабиться, помочь может тёплое
молоко, ромашковый чай или один (не больше) бокал вина. Но чаще всего люди стараются ничем
не сбивать естественное завершение сессии и наступление нормального сна.

Ситуация: Восстановление после сессии

Указания путешественнику

В первые недели после путешествия постарайтесь определить важнейшие моменты опыта. Не


спешите. Скорее всего, вы заметите, что жить стало проще. Одним людям будет интересно узнать
о вашем опыте; другие же будут за вас пугаться, думать, что у вас меняется мировоззрение, и
теперь вы будете создавать проблемы окружающим. Не пытайтесь никого ни в чём убедить.
Некоторые люди также могут задавать неудобные вопросы. Вместо каких-то объяснений можно
воплотить то, что вы поняли, в собственной жизни.

Вы можете ощутить острее, чем когда-либо, что определенные люди в вашей жизни проявляют
тепло и заботу по отношению к вам. Принимайте заботу как пищу. По возможности избегайте тех,
кто проявляет высокомерие и обесценивает ваш опыт.

Не осуществляйте никаких важных перемен в вашей жизни в первые несколько недель.


Например, некоторые люди поспешно переосмысливают значимые отношения. Сначала дайте
себе время осмыслить опыт в полной мере. Исключением может быть отказ от токсичного
поведения вроде чрезмерного употребления алкоголя или приёма вредных веществ. Есть
достаточные подтверждения тому, что стремление к чрезмерному употреблению алкоголя и
тяжёлых наркотиков возникает из-за смутного осознания своей духовной изоляции и
ограниченности. Когда люди ощущают, что воссоединились с духом (а так часто бывает после
энтеогенного опыта), им удаётся прекратить пить или принимать наркотики без особенных усилий
и синдрома отмены.
Указания проводнику

Желательно после сессии встретиться с путешественником хотя бы раз и помочь осмыслить


процесс. Помимо этого, будьте на связи. Похоже, что сама мысль о том, что к вам можно
обратиться при необходимости, не менее важна, чем конкретные слова или действия.

Перед сессией выясните, какую поддержку путешественник может получить в обычной жизни и
откуда (семья, друзья, коллеги по работе, прихожане той же церкви, мечети или храма, а также
терапевты или духовные учителя). Если это уместно, то на последующих встречах можно
подсказать, кто из этих людей может помочь, а к кому лучше не обращаться.

Частота: Когда можно снова? Как часто?

В большинстве случаев нам хочется поскорее повторить любой позитивный опыт. Однако
психоделические путешествия непохожи на большинство других занятий. Если повторить их
слишком рано, эффекты не будут такими же. Основное правило здесь: чем мощнее опыт, тем
дольше должен быть последующий перерыв. Гильдия проводников рекомендует выждать как
минимум шесть месяцев перед новым энтеогенным путешествием, потому что проработка и
применение в жизни полученной информации и откровений не может занять меньше времени.

Исследование продолжительностью в шесть лет, проведённое Международным Фондом


продвинутых исследований, Менло Парк, Калифорния, выяснило, что для кристаллизации
глубинных изменений личности необходим, по меньшей мере, один год. Многие из тех, кто
получил поистине глубокий опыт, не испытывают желания проводить новые сессии в течение
нескольких лет, а иногда и до конца жизни.

Стоит также упомянуть, что "погоня за приключениями" почти никогда себя не оправдывает. Это
как делать новые снимки на уже использованную плёнку: получается двойная экспозиция. Две
разные картинки перекрывают друг друга. Но если провернуть плёнку и приготовить новый кадр,
то следующее изображение получится чётким и таким же значительным, как предыдущее.

Чувство, что вам необходимо как можно скорее принять психоделик снова может говорить о том,
что вам пора встретить что-то, чего вы избегаете. Это чувство не является командой вашей высшей
сущности принять психоделик, как бы вам ни хотелось так думать. Один из вариантов - обратиться
к терапевту и разобраться в том, что вы обнаружили или вскрыли. Помните, что ваш опыт не был
"химическим", а лишь был спровоцирован сочетанием вещества, проводника, ваших намерений и
других уникальных для вашего случая факторов. Если проигнорировать какие-то из данных
переменных, это может сказаться на последующей сессии.

Выждите хотя бы месяц и тогда уже посмотрите, что покажется верным решением.

Уход за небесным древом

Приведённые указания - живое существо, рождённое от коллективного опыта многих


проводников, представляющих разные культуры. Более полную версию, а также много
дополнительного материала, можно найти на сайте www.entheoguides.net, энциклопедическом
сайте, который проводники создали и поддерживают для широкой публики.

Дверь
между мирами
всегда открыта.

Руми
3. Качества трансцендентного опыта.
Четыре доминантные характеристики.
Алан Уоттс

Алан Уоттс (1915-1973), один из важнейших ранних популяризаторов Восточной мысли, был
епископальным священником, а затем - философом, писателем и оратором. Он написал более
двадцати пяти книг и множество статей, а также записал сотни аудиокассет, которые до
сих пор транслируются по некоммерческим радио. Во времена ранних споров о пользе и вреде
психоделиков, человеческая глупость его никогда не злила, а скорее забавляла. Он считал, что
хорошее мышление и счастливая жизнь прекрасно сочетаются друг с другом. Чтобы
прослушать речь Уоттса о "небытии", поищите на www.youtube.com "Alan Watts-On
Nothingness".

ниже приведены отрывки из статьи Алана Уоттса под названием "Психоделики и религиозный
опыт", попавшей в январский выпуск California Law Review 1968 года. Почти все читатели моей
книги уже имеют собственный психоделический опыт и могут задаться вопросом, почему
приведены именно эти описания. Одна из причин - в том, что не все, кто пробовал
психоделики, добрались до сердцевины бытия. Вторая - в том, что читатели Алана Уоттса
могли не иметь опыта, о котором он говорил, так что ему приходилось описывать данные
состояния как можно яснее и конкретнее, хотя прочие писатели не утруждаются и называют
их тонкими, непередаваемыми или даже не поддающимися никаким описаниям. Особенную
ценность данной статье придают рассуждения Уоттса о том, каким может выглядеть мир
для человека, испытавшего подобные откровения.

В соответствии с целями данного исследования, в описании переживаний, вызванных


психоделическими препаратами, я не буду касаться временных и случайных странных искажений
чувственного восприятия. Меня больше интересуют фундаментальные изменения обычного,
сформированного социумом самосознания и отношений с окружающим миром. Я пытаюсь
очертить базовые принципы психоделического сознания, но должен указать, что могу говорить
только о своём опыте. Качество этих переживаний в значительной степени зависит от прошлой
ориентации и отношения к жизни индивида, хотя мой собственный опыт вполне согласуется с уже
немалым количеством описательной литературы.

Практически все мои психоделические переживания обладали четырьмя доминантными


характеристиками. Я попытаюсь изложить их и понимаю, что читатель может сказать (по крайней
мере, о второй и третьей): "Но это же очевидно! Не нужен препарат, чтобы понять это" - и будет
прав. Однако любое осознание имеет степень интенсивности. Бывает очевидность-1 и
очевидность-2, и последняя наступает с поразительной ясностью и сообщает о своих возможных
применениях в каждой сфере и каждом измерении нашего существования.

Первой характеристикой является замедление времени и сосредоточение на настоящем моменте.


Обычная компульсивная озабоченность будущим снижается, и человек начинает осознавать
огромную значимость и испытывать необычайный интерес к происходящему сейчас. Остальные
люди, бегающие по улицам, занятые своими делами, начинают казаться слегка сумасшедшими и
неспособными понять, что весь смысл жизни заключается в том, чтобы всецело осознавать её в
каждый данный момент. Человек расслабляется и предаётся роскоши наблюдения за игрой цвета
в стакане воды или прослушивания теперь отчётливо звучащей вибрации каждой ноты, сыгранное
гобоем или спетой голосом.

Такое отношение с прагматической точки зрения нашей культуры кажется очень вредным для
любого полезного дела. Оно может вести к непредусмотрительности, отсутствию планов на
будущее, снижению продаж страховых полисов и отказу от сберегательных счетов. Но в
исправлении тут нуждается сама культура. Невозможно быть менее практичным, чем "успешный"
директор, проводящий жизнь в неистовой бумажной работе с единственной целью спокойно
отойти от дел в шестьдесят пять лет, когда для всего в жизни уже будет слишком поздно. Только
те, кто овладели искусством полной сосредоточенности на настоящем, могут получить пользу от
планов на будущее, потому что по мере выполнения планов они будут получать наслаждение от
результата.

Я пока не слышал молитвы, призывающей следовать той части Нагорной проповеди, где
говорится: "Не беспокойся о завтрашнем дне..." Правда в том, что люди, живущие ради будущего,
как говорится обычно о безумцах, "где-то не здесь": они никак не могут сориентироваться из-за
избыточного нетерпения. Предвидение будущего даётся ценой тревоги и при неумеренном
использовании не стоит своих плодов.

Вторую характеристику я бы назвал "осознанием полярности". Это яркое осознание, что


состояния, вещи и события, которые мы обычно называем противоположными, в
действительности являются взаимозависимыми, подобно двум сторонам монеты или полюсам
магнита. При осознании полярностей человек видит, что за явными различиями скрываются
неявное единство: я и другие, субъект и объект, лево и право, мужчина и женщина; среди более
неожиданных вещей: материя и пространство, фигура и фон, волна и интервал, святые и
грешники, полиция и преступники, свои и чужие. Каждое понятие определяется через
противоположность и сосуществует с ней транзакционно, как покупка и продажа - ведь не бывает
покупки без продажи и продажи без покупки. С ростом интенсивности этого осознания вы
ощущаете, что есть такая же кажущаяся поляризация между вами и внешней вселенной. Вы
толкаете - она тянет, вы тянете - она толкает. Похоже на поворот руля в машине. Так вы толкаете
или тянете?

Поначалу это ощущение кажется очень странным, как будто какая-то электронная система
проигрывает ваши слова, как только вы что-то сказали, а вы не понимаете, что это ваш голос,
умолкаете и начинаете слушать. Здесь так же: возникает ощущение, что вами движет Вселенная,
но в то же время вы сами движете Вселенной. И это действительно так - по крайней мере, в
неврологическом смысле: мозг так устроен, что превращает солнечный свет в зрительное
ощущение, а вибрации воздуха ощущает как звук. Обычно мы ощущает свои отношения с
окружающим миром так: сейчас я воздействую на него, а сейчас он воздействует на меня. Но если
в действительности мы едины, где начинается воздействие и на ком лежит ответственность? Если
Вселенная движет мной, как я могу знать, что через две секунды всё ещё буду помнить
английский язык? Если Вселенная движима мной, то как я могу знать, что через две секунды мой
мозг не разучится превращать свет в зрительные ощущения?
Из-за вот таких необычных ощущений психоделический опыт может вызвать смятение, паранойю
и ужас, хотя мироощущение индивида тут полностью соответствует описаниям биологов, экологов
или физиков: он является целостным полем, включающим организм и окружающую среду.

Третья характеристика следует из второй, и это осознание относительности. Я вижу себя как звено
бесконечной цепочки процессов и существ, от молекул, бактерий и насекомых до человеческих
существ и, возможно, ангелов и богов - иерархии, в которой каждый уровень принадлежит к
одной и той же ситуации. Например, бедный человек беспокоится о деньгах, а богатый
беспокоится о здоровье - беспокойство одно и то же, разница только в его субстрате или
измерении. Я понимаю, что дрозофилы должны считать себя людьми, потому что подобно нам
ощущают себя серединой собственного мира, между неизмеримо большими и неизмеримо
меньшими вещами. Для нас они все выглядят одинаковыми и неразумными (как китайцы, если вы
никогда не жили среди них). Но дрозофилы наверняка видят среди своих соплеменников столько
же тонких различий, как и мы среди своих.

И на расстоянии шага отсюда лежит осознание, что все формы жизни просто являются
вариациями одной темы: на самом деле, мы являемся одним существом, делающим одно и то же
как можно большим количеством разных способов. Как говорится во французской пословице,
"Plus ca change, plus c'est la meme chose" (чем больше что-то меняется, тем более постоянным
остаётся). Далее, я чувствую, что страх неотвратимой смерти, на самом деле, является тем же
самым, что и ощущение жизни, которое распространяется на всех существ во всех уголках мира;
они являются "мной" не меньше, чем я сам. Однако ощущение "Я" возможно только относительно
"Других", чего-то вне его контроля и непосредственного опыта. Чтобы быть вообще, у бытия
должны быть начало и конец. Но интеллектуальный скачок, происходящий благодаря
мистическому и психоделическому опыту, заключается в способности увидеть, что все мириады Я-
точек являются вами (конечно, не вашим личностным и поверхностно осознающим эго, а тем, что
в Индуизме называют Параматман, Сущность всех сущностей).

Подобно сетчатке, позволяющей нам видеть бесчисленные волны энергии как единый свет,
мистический опыт позволяет увидеть во всех отдельных сущностях единую Сущность.

Четвёртой характеристикой является осознание вечной энергии, часто в форме яркого белого
света, который одновременно и воспринимается нервами, и представляет собой ту Тайну, которой
я являюсь. Это может звучать как мания величия или прельщение, или зазнайство - но человек
здесь ясно видит, что всё сущее является одной энергией, и из неё же состоит он сам. Конечно,
есть и смерть, и жизнь, потому что энергия имеет волнообразную природу, и так же, как у череды
волн есть гребни и впадины, переживание бытия должно вспыхивать и угасать. Однако нет
совершенно никаких причин для беспокойства, потому что вы являетесь этой вечной энергией
Вселенной, играющей в прятки с самой собой (она показывается и прячется). Самая ваша основа
божественна, потому что кроме Бога ничего нет. Как говорил Исайя немного в другом контексте:
"Я – Господь, и другого нет. Я создаю свет и творю тьму, даю благополучие и творю беду; Я,
Господь, создаю все это".

В этом смысл фундаментального постулата Индуизма: "Тат твам аси" (Ты есть То), где "То"
означает незримое Существо, из которого состоит вся Вселенная.
Классический пример этого переживания у западного человека приводит Альфред Лорд Теннисон
в книге (Холлама Теннисона - прим. пер.) "Альфред Лорд Теннисон: Воспоминания об отце":

Даже во взрослом возрасте, оставаясь в одиночестве, я часто испытывал некий транс наяву.
Обычно он посещал меня после того, как я тихо повторял про себя дважды или трижды
собственное имя; тогда, будто от усилившегося осознания своей индивидуальности, эта
самая индивидуальность вдруг разом рассеивалась, растворялась в безграничном бытии, и моё
сознание в эти минуты было не спутанным - состояние было предельно ясным, предельно
твёрдым, предельно странным, совершенно невыразимым, смерть в нём казалась почти до
смешного невозможной, а утрата личности (если так называется происходящее со мной)
представлялась не концом существования, а началом истинной жизни.
4. Опыт пионеров в изучении психоделиков
В их собственном изложении
Как происходили ранние опыты первооткрывателей психоделиков? Общим моментом всех
приведённых здесь отчётов является изменение направления их жизни, в большинстве случаев
после одного-единственного приёма. Из-за затишья между старым и новым периодом
исследований новое поколение не знает, почему эти вещества так глубоко влияли на людей. Эти
опыты приводили к радикальным переменам мировоззрения всех, кто переживал путешествие,
что сильно отражалось на их карьере и отношениях с людьми и культурой. Так как многие из
людей, упомянутых в этой главе, записывали комментарии о своих переживаниях, кое-где даются
ссылки на видео и другие сетевые источники.

На западе было три волны психоделических переживаний. Когда Альберт Хоффманн впервые
испытал ЛСД на самом себе, никто не знал о его выдающихся свойствах. Первый ряд
предположений состоял в том, что вещество достоверно моделирует психотический эпизод, и он
оказался неверным.

Переживания первопроходцев первой волны (Альберта Хоффманна, Олдоса Хаксли и Станислава


Грофа) были совершенно неожиданными. Зная теперь о важности установки и обстановки, мы
понимаем, что Хоффманн и Гроф принимали ЛСД в условиях, далёких от идеальных, однако оба
получили в целом позитивный опыт, изменивший их жизнь. К моменту, когда Хаксли попробовал
ЛСД, он уже успел несколько раз принять мескалин дома с хорошим проводником.

Представители второй волны (Александр Шульгин, Тимоти Лири, Рам Дасс, Ральф Мецнер и
Хьюстон Смит) уже знали, что их ждёт нечто особенное и глубокое, хотя и не знали, что именно.

Третья волна здесь представлена отчётами Раввина Залмана Шахтер-Шаломи, Чарльза Тарта,
Фрэнсис Ваугхан, Билла Уилсона и Питера Койота. Эти люди смотрели на свои сессии как на
исследование территорий, в которых до них уже побывали другие.

Работая над данной книгой, я понимаю, что у многих людей во всём мире есть тот или иной опыт с
одним или многими психоделиками в самых разных обстановках. Широкая культура знает об их
существовании. Однако при этом широкая культура отчасти утратила понимание глубины и уровня
описанных здесь переживаний. Опыты, описанные ниже, так же важны сегодня, как и в то время,
когда они произошли.

Первая волна
Альберт Хоффманн, Олдос Хаксли и Станислав Гроф

Первая волна началась с создания полусинтетического вещества под названием ЛСД, полученного
из лизергиновой кислоты, встречающейся в природе. Хоффманн, Хаксли и Гроф сильно повлияли
на главные фигуры последовавших за ними первопроходцев второй и третьей волны.

Альберт Хоффманн
Доктор наук Альберт Хоффманн (1906-2008) был шведским биохимиком, а также первым
человеком, синтезировавшим ЛСД, принявшим его и испытавшим его эффекты. В 1938 году он
работал на фармацевтическую компанию Sandoz в Базеле, Швейцария, и работал с
лизергиновой кислотой в надежде разработать стимулятор кровообращения. Так как ЛСД-25
никак не подействовал на животных, его перестали исследовать, но в 1943 Хоффманн решил
повторно изучить его (описания приведены ниже). Позже он синтезировал псилоцибин и
написал более сотни научных статей и несколько книг, включая "ЛСД: мой трудный ребёнок".

Он жалел о том, что ЛСД стал популярным, а медицинские исследования так надолго
прекратились. Он говорил мне, что всегда давал простой и конкретный ответ на вопросы о
том, как использовать ЛСД: "Делайте это на природе". Хотя он и не считал, что дожил
полной жизнью до 102 лет благодаря использованию этих веществ, они всё же были
центральным элементом его жизни и мировоззрения. Видео о том, как Хоффманн в возрасте
101 года вспоминает свои первые опыты, можно просмотреть на www.youtube.com, введя в
строке поиска "Albert Hofmann". Также есть интервью от elmercuriodeinternet. Нижеследующий
материал взят из интервью Хоффманна журналу High Times и из его книги "ЛСД: мой трудный
ребёнок".

Когда я впервые синтезировал это вещество, диэтиламид лизергиновой кислоты, в 1938, его
отправили в фармако-медицинское отделение лабораторий Sandoz для испытаний.
Использованные для испытаний животные на это вещество никак особенно не отреагировали, так
что изучать его дальше не стали.

Пятью годами позже, в 1943, я решил сделать новые образцы диэтиламида лизергиновой
кислоты... С самого начала я думал, что в нём есть что-то особенное. У меня просто было такое
чувство... И на завершающем этапе синтеза, во время кристаллизации ЛСД, я внезапно вошёл в
очень странное состояние, похожее на сновидение. Всё вокруг неожиданно изменилось, обрело
иной смысл. Я вернулся домой, лёг, закрыл глаза и наблюдал очень, очень яркие фантазии.
Стоило подумать о чём-то - и оно возникало перед глазами. Это было чудесно.

Но я не знал, почему испытал такие странные эффекты... Три дня спустя... Я подумал, что каким-то
непонятным путём диэтиламид лизергиновой кислоты мог попасть в мой организм, так что я
решил провести эксперимент на себе. Я решил начать с приёма 250 микрограмм, количества,
равного четверти миллиграмма.

В течение получаса я начал испытывать симптомы, похожие на те, что были три дня назад. Но они
весьма быстро стали очень сильными, очень мощными, я стал тревожным и потому попросил
ассистента проводить меня домой.

Так как шла война, и у меня не было машины, мы поехали домой на велосипедах, и это была
странная поездка. Моё состояние стало принимать угрожающие формы. Всё в поле моего зрения
колыхалось и искажалось, как в кривом зеркале. Я также чувствовал, будто не могу сдвинуться с
места и остаюсь в одной и той же точке. Очень странное ощущение, которого никогда раньше не
было. Время и сама жизнь воспринимались иначе. Но это было очень фрустрирующим моментом.
Я уже глубоко вошел в ЛСД транс, в это опьянение, и одной из его характеристик в этой
велосипедной поездке была невозможность перемещения из одного места в другое. Я
практически не ощущал время.

Дома я попросил ассистента вызвать врача...

Я был в очень странном состоянии сознания. Внешний мир изменился. Комната казалась
наполненной светом и жизнью, цвета выглядели ярче. Но я также чувствовал, что нечто меняет
меня самого, меняет моё эго. И переживания стали такими странными, что я боялся, что сошёл с
ума. И где-то около кульминации переживаний я чувствовал, что покидаю своё тело.

Я чувствовал, что умираю. Я перестал ощущать своё тело и подумал, что уже покинул его, уже
находился вне его, и я был не в состоянии объяснить это доктору. Я также не был в состоянии
объяснить, что проводил эксперимент. Так что он сидел со мной на протяжении этого очень
трудного - ужасно трудного - опыта, пока через четыре-пять часов моё состояние не начало
меняться. Я почувствовал, что из этого очень странного мира начинаю возвращаться в наш
обычный мир. И по возвращении из этого странного мира у меня было чувство, что наш обычный
мир, который обычно не кажется нам прекрасным, был прекрасным миром. Я увидел его в новом
свете. Это было перерождением.

Но это радостное чувство пришло только в конце переживания. И когда я вернулся, то закрыл
глаза и наблюдал красивые, яркие видения. Каждый звук трансформировался в оптическую
фигуру. Все шумы производили фигуры соответствующего цвета, и это было очень интересно.

Наконец, я пошёл спать, а наутро чувствовал себя отдохнувшим. Я был наполнен чувством
благополучия и обновлённости жизни. Завтрак был очень вкусным и доставил мне необычайное
наслаждение. Позже я вышел в сад, где после весеннего дождя светило солнце, и всё блестело и
искрилось в его чистых лучах.

Олдос Хаксли

Олдос Хаксли (1894-1963) был английским писателем, который позже переехал в Лос Анжелес и
жил там с 1937 до своей смерти в 1963. Среди его известнейших романов - "Дивный новый мир"
и "Остров", но он также написал много разных романов, эссе, коротких рассказов,
стихотворений, путевых заметок и сценариев для фильмов. Почти полностью утратив
зрение в подростковом возрасте, Хаксли особенно восхищался яркостью визуальной
составляющей психоделического опыта. Когда позже пожар уничтожил всю его библиотеку из
четырёх тысяч книг и все неоконченные рукописи, я услышал от него только одно: "Как-то
странно начинать заново".

Известнейшая книга Хаксли о психоделиках, "Двери восприятия", представляет собой


детальные описания и обсуждения его первых опытов с мескалином. Он узнал об ЛСД лишь
незадолго до того, как впервые попробовал его. В данных отрывках из его писем (взятых из
книги Moksha: Aldous Huxley's Classic Writings on Psychedelics and the Visionary Experience)
говорится не просто о его переживаниях в разных случаях, а о том, как прозрения о природе
бытия глубоко повлияли на его понимание культуры, человечества и космоса.
Чтобы увидеть короткое видео, где он просит и получает ЛСД в процессе умирания, зайдите
на www.youtube.com и ищите "Huxley's LSD Death Trip".

23 декабря 1955

Дорогой Хамфри [Хамфри Осмонд, дававший Хаксли Мескалин],

Психологические эффекты в моём случае были идентичны эффектам мескалина, и у меня был
такой же опыт, как и в прошлый раз: преображение внешнего мира, и понимание (через
осознание о целостности человека), что Любовь Едина, и что поэтому Атман идентичен Брахману,
а Вселенная вопреки всему находится в полном порядке... Мы слушали Баха, сюиту в си-минор и
«Музыкальное приношение», и переживания были сокрушительными. Бах был откровением.
Темп произведений не изменялся, однако одни длились веками и были художественным
выражением вечности творения, необходимости смерти и самоочевидности бессмертия,
выражением фундаментального благополучия Вселенной - музыка представляла собой не просто
трагедию, она включала смерть и страдание в священное единство Одного, являющегося
Любовью, которая и есть Бытие или Есть-ность... позволь посоветовать тебе, если когда-нибудь
будешь использовать мескалин или ЛСД в терапии, попробовать использовать сюиту в си-минор.
Я уверен больше, чем в чём бы то ни было, что она приведёт разум пациента (без слов, без каких-
либо внушений или издевательств со стороны доктора или священника) к центральному,
первобытному Знанию, которое несёт исцеление в момент переживания, в дальнейшем
становится воспоминанием, служащим антидотом психической болезни.

С любовью,

Олдос.

19 Июля 1956

Дорогая Виктория [Виктория Окампо, редактор обзора выдающихся литературных произведений],

...Как странно, что мы в каждый момент вмещаем в себе эту огромную вселенную видений и
всего, что недоступно зрению, и при этом сами этого не осознаём! Как можно научиться по
желанию переходить из одного психического мира в другой? Мескалин и лизергиновая кислота
открывают дверь; но человеку не хочется полностью зависеть от этих веществ, даже несмотря на
то, что они, видимо, относительно безвредны. Я принимал мескалин уже шесть раз и выходил за
пределы того, что мы видим, к тому, что мистики называют "забытым знанием" - пониманию
природы вещей, сопровождающемуся осознанием, что вопреки страданиям и трагедии со
Вселенной всё в порядке, иными словами, Бог есть Любовь. Это звучит ужасно глупо и на уровне
обычного сознания оказывается неверным. Но когда мы попадаем на высший уровень, они
воспринимаются как Первичное Знание, в котором теперь пребывает сознание...

Навсегда твой,

Олдос
20 ноября 1956

Дражайшая Эллен (Эллен Хаксли),

Спасибо за твой удивительный рассказ об опыте с мескалином... Достигла ли ты того же, что и я
так ярко открыл в моих недавних опытах с этим веществом - ошеломляющее чувство
благодарности, страстное желание воздать хвалы Порядку Вещей за привилегию пережить этот
особенный опыт, как и за привилегию - хотя она и не кажется таковой - жизни в человеческом теле
на данной конкретной планете? И это мощное чувство сострадания к тем, кто по разным
причинам лишают себя возможности приблизиться к реальности, открываемой этим веществом -
реальности, которая всегда доступна тем, кто настроен должным образом для её восприятия... И
даже после окончания переживания это сострадание и эта благодарность в некоторой степени
остаются. И человек уже не может быть прежним...

С любовью, твой Олдос

11 февраля 1962

Дорогой Тим [Тимоти Лири],

Я забыл в своём предыдущем письме ответить на твой вопрос о Тантре... [Посылает Лири список
книг и рекомендаций о том, что из них стоит прочитать.] Терапия нужна не только ненормальным
- прежде всего это терапия гораздо более тяжёлой болезни, состоящей в нечувствительности и
невежестве, которую мы зовём "нормой" или "психическим здоровьем". Мне кажется, что ЛСД и
грибы следует использовать в контексте базовой тантрической идеи о полной осознанности,
ведущей к просветлению в мире повседневности - который, разумеется, оказывается полным
чудес, красоты и священных тайн, когда переживается должным образом.

Твой Хаксли

Станислав Гроф

Доктор медицины Станислав Гроф 1931 года рождения - психиатр с более чем
пятидесятилетним опытом исследования целительного и трансформационного потенциала
необычных состояний сознания. Он является основоположником Трансперсональной Психологии
и основателем Международной Трансперсональной Ассоциации, профессором психологии в
Калифорнийском Институте Интегральных Исследований и Pacifica Graduate Institute в США, а
также автором многих книг, включая "За пределами мозга", "ЛСД психотерапию", "Психологию
будущего", "Космическую игру", "Когда невозможное возможно" и "Величайшее путешествие".

Чтобы увидеть рассказ Грофа о его первом опыте с ЛСД, зайдите на www.youtube.com и
поищите "Stan Grof about His LSD Experience". Следующий отрывок взят из интервью Грофа для
Yoga Journal.
Я не мог поверить, как много узнал о собственной психике за эти несколько часов. Я испытал
удивительную череду красочных видений, некоторые из которых были абстрактными и
геометрическими, а другие образными и полными символизма. Меня просто потрясла
предельная интенсивность возникавших эмоций. Меня поразило сияние, сравнимое с эпицентром
ядерного взрыва, которое могло быть тем самым сверхъестественно ярким светом, который,
согласно восточным писаниям, человек видит в момент смерти.

Меня словно катапультировало из тела ударом молнии. Поначалу я перестал осознавать своё
непосредственное окружение, затем - всю психиатрическую клинику, затем - Прагу
[Чехословакия], и, наконец, всю планету. Моё сознание с невероятной скоростью расширилось до
космических масштабов. Я испытал Большой взрыв, путешествовал по чёрным дырам и белым
дырам Вселенной, отождествлялся с взрывами сверхновых звёзд, и видел многие странные
явления, напоминающие пульсары, квазары и другие космические процессы.

Я также увидел парадокс во всей ситуации. Божественное явилось и захватило меня не как-
нибудь, а в современной научной лаборатории во время научного эксперимента, проводимого в
коммунистической стране, с использованием вещества, появившегося в пробирке у химика
двадцатого века.

Вторая волна
Александр Шульгин, Тимоти Лири, Ричард Олперт (Рам Дасс), Ральф Мецнер и Хьюстон Смит

Александр Шульгин

Александр "Саша" Шульгин, доктор наук, родившийся в 1925 году, является фармакологом и
химиком, прославившимся как разработчик психоактивных веществ. Шульгин открыл,
синтезировал и испытал (если точнее, испытал на себе) более 230 психоактивных соединений.
В 1991 и 1997 годах он вместе со своей женой Анной опубликовал книги PiHKAL: A Chemical Love
Story и TiHKAL: The Continuation, сборники личных историй и описаний синтеза и эффектов
многих открытых веществ. Он стремится создавать то, что называет "инструментами", но
оставляет изучение их действия другим. Для многих из нас он стал приятным, бесконечно
поддерживающим и скромным другом. Видео, на котором Шульгин говорит о сути и причинах
своей деятельности, можно найти на www.youtube.com, поискав "Alexander Shulgin: Why I
Discover Psychedelic Substances".

Далее приведён отрывок из биографического раздела PiHKAL: A Chemical Love Story.

Я перечитал всю свежую литературу о нём, но лишь в 1960 один психолог, наш общий друг,
предложил мне принять 400 миллиграмм сульфата мескалина в присутствии "сиделки". Этот день
не только удивительно ярко запечатлелся в моей памяти, но и, безусловно, задал новое
направление всей моей жизни.
Я бы предпочёл похоронить в своих личных заметках все безнадёжно запутанные детали того дня,
но дистиллят, суть моего опыта была такой: я увидел мир, являющий себя в нескольких обличьях.
В нём были чудесные цвета, что для меня было беспрецедентно, так как я никогда не обращал
особенного внимания на краски. Я едва ли смог бы назвать какие-то оттенки кроме семи цветов
радуги. Но здесь я внезапно стал различать сотни разных и совершенно новых для меня цветов, и
которые сохранились в моей памяти до сих пор.

Этот мир был также потрясающе детальным. Я различал тонкую структуру пчелы, собирающей
обножку для своего улья, и при этом я совершенно не беспокоился о том, как близко пчела
находится к моему лицу.

Также мир состоял из интерпретируемых осознаний. Я видел людей как карикатуры,


изображающие их страдания и надежды, и казалось, что их не смущает такое восприятие. Но
более всего этот мир поразил меня тем, что я видел его так же, как в детстве. В своём познании я
забыл о его красоте и волшебстве. Я оказался в том знакомом месте, где когда-то бродил как
бессмертный странник, и которое покинул и с течением лет забыл. Как иногда случайная деталь
оживляет в памяти забытый сон во всех деталях, так этот опыт напомнил мне о чудесном восторге,
который я знал в детстве, но о котором позже меня вынудили забыть.

Самое поразительное осознание дня было в том, что это потрясающее воспоминание было
вызвано менее чем граммом белых кристаллов, но ни в коем случае не содержалось внутри
белых кристаллов. Всё, что я пережил, приходило из глубин моей памяти и моей психики.

Я понял, что вся наша вселенная существует внутри разума и духа. Мы можем решить не
прикасаться к нему и даже отрицать его существование, но он всё же внутри нас, и эти вещества
могут открыть к нему доступ. И теперь я твёрдо решил посвятить все свои силы и умения
исследованию природы этих инструментов самопознания...

Я нашел свой путь обучения.

Тимоти Лири

Доктор наук Тимоти Лири (1920-1996) преподавал психологию в Калифорнийском


Университете, Беркли, и Гарварде (уволившем его в 1963) и был очень противоречивой фигурой
во времена 60х-70х из-за поддержки использования психоделиков для самопознания. Президент
Никсон прозвал его "самым опасным человеком в Америке", а он провёл более восьми лет в
тюрьме и изгнании, больше за свои убеждения, чем за реальные преступления. Писатель
Уильям Бероуз называл Лири "истинным визионером потенциала человеческого разума и духа".
Поэт Алан Гинзберг назвал его "героем американского сознания". Писатель Том Робинс сказал,
что Лири это "Галилей нашего века". Лири написал 27 книг и монографий, 250 статей и дал
более 100 опубликованных интервью. Любой, кто был знаком с Лири, будь то друг или враг,
подтверждал, что он был дружелюбным, весёлым, до безобразия умным и поразительно
харизматичным. Его роль в запрете психоделических исследований сильно преувеличивают, а
роль в утверждении важности установки и обстановки в использовании данных веществ
сильно преуменьшают.
Чтобы понять Лири, лучше всего начать с чтения его автобиографии "Флэшбэки" и собрания
сочинений о нём "Timothy Leary: Outside Looking In". Первый опыт Тима был с грибами, и вскоре
за ним последовал опыт с псилоцибином и ЛСД. Через пять часов после приёма грибов Лири
заявил, что всё изменилось. Он получил своё откровение. Это было классическое видение, опыт
полной конверсии.

В своей книге "Верховный жрец" Лири писал: "Мы [Лири и Оперт] вышли за пределы игры в
психологию, в попытки помочь людям и за пределы игры в общепринятые любовные отношения.
Мы оставались тихими и спокойными, потому что слишком многое поняли... Я никогда так и не
оправился от этой сокрушительной онтологической конфронтации. Я больше не был способен
принимать себя, свой разум и социальный мир вокруг меня всерьёз."

"Сессия, проведённая в тот день, предопределила наш уход из Гарварда, равно как и наш уход из
американского общества ... нежное и мягкое неподчинение мещанскому социальному безумию".

В книге "Birth of a Psychedelic Culture" Рам Дасс писал: "После того как Тим впервые принял ЛСД,
он не разговаривал несколько недель. Я всё ходил и приговаривал: "Мы потеряли Тимоти,
потеряли мы Тимоти". И я всем говорил, что не надо принимать вещества, потому что Тим
перестал говорить..."

Лири сказал, что его первый опыт с ЛСД был "самым сокрушительным переживанием в жизни".

Рам Дасс (тогда Ричард Олперт)

Доктор наук Ричард Оперт родился в 1931, он больше известен под именем Рам Дасс и
является современным духовным учителем и автором ряда книг, включая "Это только
танец", "Be Here Now" и "Психоделический опыт" (в соавторстве с Лири и Мецнером).
Поработав приглашённым профессором в Калифорнийском университете, Беркли, он принял
должность в Гарвардском Университете, где работал на факультете Социальных
Отношений, на факультете Психологии, в Высшей школе педагогики, а также в должности
терапевта в отделении медицинского обслуживания. У него также были исследовательские
контракты с Йелем и Стенфордом, пока их с Лири не уволили в 1963. Рам Дасс также известен
своими отношениями с гуру Ним Кароли Баба и помощью двум благотворительным
организациям, Seva Foundation и Hanuman Foundation.

Когда его спросили, как можно сформулировать послание его жизни, Рам Дасс ответил:
"Помощь людям - это мой способ работы над собой, и я работаю над собой, чтобы помогать
людям". Он был моим ментором в Гарварде ещё до знакомства с психоделиками, а после
знакомства с ними (как описано в главе 17) подарил мне мой первый психоделический опыт. Он
изменил направление моей жизни. Данная книга отчасти является способом выразить ему
мою признательность. Поискав на www.youtube.com "Richard Alpert—The LSD Crisis", можно
увидеть очень молодого Ричарда Олперта, рассказывающего о своих первых психоделических
прозрениях. Он в течение многих лет остаётся духовным учителем мирового уровня.
Следующий отрывок взят из его главы в книге Higher Wisdom.
Я пришёл к психоделикам через Тима Лири... Мне было очень любопытно... В марте 1961 мы
приняли несколько таблеток псилоцибина в своём большом классном доме в Ньютоне. Мы с
Тимом приняли таблетки псилоцибина вместе с Алленом Гинзбергом, который тоже с нами был.

Тим с Алленом остались на кухне, а я ушёл в тёмную гостиную. Потом я заметил, что в углу кто-то
был, и попытался его рассмотреть. Оказалось, что это я! Я, в разных ипостасях: пилот, академик -
там были все мои роли. И проживал я их всегда от первого лица, так что было очень непросто
смотреть на них "со стороны". Я подумал: "Из-за этого вещества я перестаю понимать, кто я такой.
Если все мои роли стоят там, то что остаётся здесь?" Тогда я подумал: "Ну, у меня хотя бы осталось
тело". Это было первой ошибкой, потому что когда я опустил глаза на диван, то увидел, сто моего
тела на нём не было! Это меня испугало. Будучи на тот момент материалистом, я считал своё тело
плотным. С некоторой долей еврейского юмора я поинтересовался: "Кто же за магазином
присмотрит?"

Я оказался в той части внутреннего пространства, в которой никогда прежде не был. Там было
чувство или настроение, которое можно описать как "я дома". И этот дом был безопасным,
экстатическим...

Когда переживание завершилось, я узнал, что прошла снежная буря. Дом Тима был на холме, и я в
экстазе скатился по заснеженному склону... Дом Тима был на расстоянии всего трёх кварталов от
дома моих родителей, где я вырос. Так что я прошёлся по снегу до их дома. Дойдя до их дома и
обнаружив, что снег не убран, я подумал, что как самый молодой должен расчистить дорожку для
моих любимых пожилых родителей. Так что я расчистил дорогу.

Только вот незадача: было четыре часа утра. Мои папа и мама подошли к окну, своими взглядами
говоря: "Что с тобой такое, маленький придурок?"

Что ж, с самого младенчество я опирался на родительские оценки своего поведения. На


последующих этапах жизни родителей заменяли учителя и деканы факультетов. Но моей
внутренней сущности, этому "дому" во мне нравилось убирать снег. Так что я приплясывал во
дворе, взмахивал лопатой и расчищал дорожку. Это был первый раз, когда я воспротивился
авторитету. И это было ключевым "ага" моего псилоцибинового трипа.

Вскоре после этого Олдос Хаксли дал нам копию Тибетской книги мёртвых. Она была
предназначена для чтения умирающими монахами, но меня поразило то, как близко мне было
написанное.

Тибетская книга мёртвых помогла мне почувствовать, что внутреннее устройство пережитого мной
чувство "дома" описано в восточной психологии. И меня впечатлило то, как много "этот момент" в
себе заключал. Он был похож на слоистую бахлаву: много разных слоёв, между которыми
чередуются орешки и мёд. Например, там было экстатическое состояние, в котором цвета и
музыка становились невероятно красочными, и казалось, что у Моцарта непременно был доступ к
этим областям, и он к ним прислушивался. И мне это очень понравилось.

Ральф Мецнер
Доктор наук Ральф Мецнер родился в 1936 году, является психологом, писателем и
исследователем, участвовавшим в исследованиях психоделиков при Гарвардском университете
в начале 1960х с Лири и Олпертом. Мецнер является психотерапевтом и почетным
профессором психологии в Калифорнийском Институте Интегральных Исследований в Сан
Франциско, где он также работал деканом и вице-президентом. Мы с ним подружились ещё
когда ассистировали Ричарду Олперту (до психоделиков) и с тех пор остаёмся близкими
друзьями. Хотя почти вся моя работа проходила с лабораторными психоделиками, Ральф был
одним из людей, воссоединивших меня с более старыми и более натуральными традициями.

Чтобы увидеть презентацию Мецнера на Всемирном Психоделическом Форуме в Базеле,


Швейцария, в 2008, поищите на www.youtube.com "Metzner" и "World Psychedelic Forum". Ниже
приведён отрывок из его книги в соавторстве с Лири, "Outside Looking In". Хотя на момент
опыта он был ещё студентом, Мецнер вскоре стал сотрудничать на равных с Лири и
Олпертом после их ухода из Гарварда. Теперь он является сооснователем и президентом Green
Earth Foundation, некоммерческой просветительской организацией, стремящейся к исцелению и
гармонизации отношений между людьми и планетой.

Я лёг на пол и потянулся, ощущая глубокое расслабление и при этом бдительность... совершенно
внезапно я попал в абсолютно новые, волшебные миры... Когда я закрывал глаза, за опущенными
веками складывались удивительно красивые и сложные объёмные геометрические фигуры, я
наблюдал, как они сталкиваются и движутся на больших скоростях... моя кожа обнимала меня,
укрывала, и от чередования влажности и сухости, холода и тепла эти объятия становились почти
невыносимо приятными...

... в определённый момент я заметил, что интенсивность переживания сходит на нет - будто снег
начал таять. Тело было очень тёплым и расслабленным. Я понял, насколько моё обычное
восприятие мира ограничено и подчинено многим запретам, с которыми я почему-то раньше
соглашался...

Возможно, важнейшее откровение этого опыта состояло в том, что моё восприятие и мои мысли
зависят, в первую очередь, от меня самого, что я не марионетка внешних сил, а способен
выбирать широту и качество своего сознания.

Хьюстон Смит

Доктор наук Хьюстон Смит родился в Сучжоу, Китай, в 1919 году, и провёл первые семнадцать
лет жизни с родителями, которыми были миссионерами методистской церкви, и своими
сиблингами. Он преподавал в Университете Денвера в 1944-1947 и в Вашингтонском
государственном Университете в Сент Луисе в 1948-1958, пока не стал председателем
факультета философии Массачусетского Технологического Института в 1959-1973. В тот
период он принимал психоделики и работал с Лири и Олпертом. Потом он переехал в Сиракуз,
Нью Йорк, и работал в Университете Сиракуза до ухода на пенсию в 1983.
В ходе своей карьеры Смит изучал, а также практиковал Веданта индуизм, Дзен буддизм, и
суфизм, помня и о своих христианских корнях. Для меня всегда большая радость - встретиться
с Хьюстоном и увидеть, как он буквально наполняется светом перед приветственными
объятиями.

Хьюстона больше всего прославила его книга "World Religions", ставшая учебником колледжей
по всей стране и остаётся самой читаемой книгой своего вида. Менее известна его роль в
(безуспешных) попытках повлиять на раннюю работу с психоделиками, проводимую в
Гарварде. Поискав на www.youtube.com "Huston Smith on How to Study a Religion", вы узнаете, как
можно изучить религию: полным погружением. Доступны также многие полные видео, где
Хьюстон рассказывает о главных духовных традициях мира. Следующие отрывок о его первом
психоделическом опыте взят из его книги "Cleaning the Doors of Perception".

Новый год, 1961. Мы с Кендрой добрались до дома доктора Тимоти Лири в Ньютоне, Массачусетс,
около 12:30. Помимо Лири там присутствовали доктор Джордж Александер и Фрэнк Бэррон.

После кофе и сладостей Тим высыпал на кофейный столик несколько капсул мескалина
(возможно, это был псилоцибин) и пригласил угощаться. Он сказал, что одна капсула составит
лёгкую дозу, две - среднюю, а три - сильную дозу. Я взял одну; так как через полчаса я ничего не
почувствовал, то решил принять ещё одну.

Прошло, по моим ощущениям, около часа, когда я заметил растущее напряжение в теле,
переходящее в тремор в ногах. Я зашёл в большую гостиную и прилёг на диван.

Момент перехода в визионерское состояние был неуловимым, и я не знаю, когда он наступил. В


определённой точке время теряет своё значение... Мир, в который меня отвели, был невероятно
странным, необычным, значительным и ужасающим. Меня особенно поразили две вещи. Во-
первых, мескалин действовал как некая психологическая призма. Обычно сознательный разум
фильтрует содержимое разных слоёв психики, собирая оставшуюся небольшую его часть в один
поток, с которым мы можем работать, но теперь я как на спектроскопе стал видеть сразу пять
отдельных слоёв. Странно ещё то, что я в некоторой степени осознавал их все одновременно, мог
по желанию переключаться с одного на другой, переводя между ними своё внимание. Так, я
отчётливо слышал тихую беседу Тима и доктора Александера о смежном исследовании, следить
за её ходом и даже принимать воображаемое участие в ней.

И тут мы подходим ко второй удивительной вещи. Хотя все пять слоёв (их было примерно пять;
они не были четко разграничены, и я не пытался их считать) были реальными, их значимость была
разной. Я на своём опыте проживал метафизическую теорию под названием эманационизм,
согласно которой изначальный чистый и целостный Свет Пустоты разделяется на множественные
формы и по мере погружения в новые слои реальности теряет свою яркость. Мои друзья со своим
исследованием были реальны, но находились на более низком и ограниченном слое, чем другие
слои в моём восприятии. Я с удивлением отметил, что представление Бергсона о мозге как о
редукционном клапане оказалась верной.

Помимо "психологической призмы" я испытал ещё кое-что: "эмпирическую метафизику". До тех


пор теория эманации Плотина и более детальные описания из Веданты были для меня лишь
концептуальными теориями. Но теперь я воочию убеждался в них, наблюдая иерархическую
организацию слоёв реальности. Я посмеялся над глупостью историков философии, называвших
авторов таких взглядов на мир гениями спекуляции. Если бы они пережили нечто подобное, то не
высказались бы так под дулом пистолета. Данные истины, помимо древних философов, теперь
подтверждались и моим опытом. Как в платоновском мифе о пещере, моё видение поразило
меня настолько, что повседневная жизнь перед ним была подобна бледным теням мрачной
пещеры перед светом дневного солнца.

Но, пожалуйста, не думайте, что описанное переживание было приятным. Более точными
словами будут "значительность" и "ужас"... Переживание было значимым, потому что явило мне
более широкую реальность, о которой я раньше лишь слышал и которую безуспешно пытался
вообразить. Почему же оно было ужасным? Отчасти из-за моего чувства полной свободы психики
и её власти над телом. Я осознавал, что моё тело лежит на диване, будто на прохладной и слегка
влажной гробовой плите. Но я также чувствовал, что оно сможет ожить только если мой дух решит
вернуться в него. А что если не решит? Для этого нет ни одной весомой причины...

После кульминации опыта, встав и пройдя несколько шагов, я сказал Тиму: "Надеюсь, что ты
понимаешь, чем ты тут балуешься. Я всё ещё под воздействием вещества, и для тебя всё может
выглядеть иначе, но с моей точки зрения ты с этими экспериментами берёшь на себя очень
большой риск. Я будто пережил хирургическую операцию, на которой в течение двух часов моя
жизнь висела на волоске".

О видениях же мне не удалось ничего сказать. Они были важными, но при этом абстрактными.
Мир был залит невиданным прежде светом. И в пространстве было не три и не четыре измерения,
а где-то ближе к двенадцати.

Третья волна
Раввин Залман Шахтер-Шаломи, Чарльз Тарт, Фрэнсис Ваугхан, Билл Уилсон и Питер Койот

Раввин Залман Шахтер-Шаломи

Доктор наук Раввин Залман Шахтер-Шаломи родился в 1924 году в городе Жовква (тогда
принадлежавшем Польше). Он был одним из родоначальников Движения Еврейского
Возрождения. Он вырос в Вене, попал в лагерь для заключенных в Виши Френч и в 1941 бежал в
США. В 1947 году он стал ортодоксальным раввином и затем получил докторскую степень в
Колледже Еврейского Союза. Изначально он был послан проповедовать в общежитиях
колледжа Раввином Хабада, но позже был исключен оттуда за высказывания о сакральной
ценности ЛСД.

Покинув движение, Шахтер-Шаломи основал собственную организацию под названием Бнаи Ор,
в переводе - "Дети света". В течение многих лет он помогал раввинам и прочим людям
связать свой психоделический опыт со своей религией. Я помню, как этот энергичный и
жизнерадостный человек вёл свадебную церемонию, длившуюся несколько часов. В
определённый момент он прервал службу и сказал присутствующим: "Понимаю, это долгая
церемония, зато можете мне поверить: они не разведутся!"

Шахтер-Шаломи преподавал в Naropa Institute и Temple University. Следующий отрывок взят из


его главы "Преодоление религиозных границ" в книге под редакцией Роджера Уолша и Чарли
Гроба "Higher Wisdom: Eminent Elders Explore the Continuing Impact of Psychedelics"

Путешествие было чудесным. Потом у меня бывали нисхождения в ад в других трипах, но то


первое путешествие было просто чудесным.

Удивительной вещью мне показалось происходящее "движение ума" - психоделики позволили


мне заметить, насколько подвижно сознание. Мои представления о реальности больше не были
абсолютными. Психоделики показали мне, что все космологии эвристичны и зависят от того, какие
цели ты преследуешь. Я мог менять точки зрения. Если хотел увидеть Вселенную с христианской
точки зрения - пожалуйста. Это было очень важным открытием для меня.

Ещё я понял, как важно после опыта выполнить домашнее задание. Лири тогда сказал мне:
"Представь, какая здесь заключена сила и какую пользу можно принести людям. А теперь
подумай, какой ущерб может нанести злоупотребление этой силой". Рам Дасс в те годы говорил
что-то вроде "Для травы должно быть что-то вроде прав на вождение. А для ЛСД должен быть
эквивалент лицензии пилота". Он подчёркивал важность подготовки и всей сопряженной с ней
ответственности.

Итак, сам опыт только расширяет поле зрения. А увидев что-то, необходимо с этим жить. Другими
словами, на тебя возлагаются определённые обязательства. Их можно проигнорировать, запереть
все открывшиеся двери, но тогда всё, что вышло на свет, погружается обратно во мрак. Хорошо бы
иметь рядом кого-то, кто поможет извлечь пользу из полученного опыта.

Через какое-то время значимость переживаний стала снижаться, и я чувствовал, что перед
следующей сессией лучше подождать. В те годы я ощущал, что психоделический опыт необходим
по крайней мере дважды в год, перед праздниками Йом Кипур и Пасхой, нужно периодически
посещать это пространство и проверять, что там происходит.

Чарльз Тарт

Доктор наук Чарльз Тарт родился в 1937, он является профессором в Институте


Трансперсональной Психологии и почетным профессором в Калифорнийском Университете в
Дэвисе. он принадлежит к числу ведущих учёных в областях изменённых состояний сознания и
паранормальных явлений, также с 1963 года он участвовал в исследованиях и развитии теорий
в областях гипноза, психологии, трансперсональной психологии, парапсихологии, науки о
сознании и осознанности.

Тарт написал более десятка книг, две из которых, Измененные состояния сознания (1969) и
Трансперсональная психология (1975) получили широкую известность; более 250 его статей
были опубликованы в книгах и профессиональных журналах, в том числе и как ведущие статьи
в Science и Nature. Утверждение Тарта о том, что наука должна изучать всё, что кажется
человеку интересным, не раз помогало мне понять мои собственные предубеждения и
сомнения. Далее приведён отрывок из его главы под названием "Начало интеграции некоторых
психоделических осознаний в повседневную жизнь" в книге "Psychedelic Reflections" под редакцией
Лестера Гринспуна и Джеймса Б. Бакалара.

Завершая изучение психологии в Университете Северной Каролины... я согласился попробовать


мескалин... эксперимент был запланирован на воскресное утро в кабинете моего друга в
лаборатории...

Несколько минут спустя произошло удивительнейшее событие. Совершенно неожиданно


помещение, представлявшее собой захламлённый кабинет в старом здании колледжа,
превратился в собор потрясающего размера и красоты. Меня окружили невыразимо прекрасные
цвета, я никогда прежде не видел таких текстур и оттенков. Мелкие объекты офиса стали
великолепными произведениями искусства. От моих друзей исходило красочное радужное
свечение. И через несколько минут воздух повсюду был пропитан радугой.

Главным в этом первом опыте было то, что я впервые в жизни по-настоящему понял значение
слова "красота". Да, я произносил его тысячи раз прежде, показывая на объекты, которые меня
научили считать красивыми, и порой действительно ощущал небольшие смутные положительные
чувства по отношению к этим объектам. Но теперь я понимаю, что раньше никогда не проникал в
настоящую суть красоты. И хотя невероятно интенсивное непосредственное переживание красоты
после эксперимента стремительно уменьшалось, в моём разуме словно открылась некая дверь, и
я чувствовал, что она никогда больше до конца не закроется.

Фрэнсис Ваугхан

Доктор наук Фрэнсис Ваугхан является психотерапевтом и учителем, она написала книги
Shadows of the Sacred, Awakening Intuition, и The Inward Arc. Ваугхан является редактором
Журнала Трансперсональной Психологии и была среди членов-основателей Института
Трансперсональной Психологии. Она занимала должность президента Ассоциации
Трансперсональной Психологии, Ассоциации Гуманистической Психологии, а также была
попечителем Института Фетзера, миссией которого является распространение знаний о
силе любви и прощения в развивающемся глобальном сообществе. Описанная ниже
психоделическая сессия произошла в Международном Фонде Продвинутых Исследований в
Менло Парк, Калифорния, где я обучался и проводил свои сессии.

Пройдя тщательный отбор, я получила высокую дозу ЛСД в сочетании с мескалином. После этого я
расслаблялась и слушала выбранную музыку, лёжа в наушниках и маске для сна, под
наблюдением опытного психиатра. И этот опыт изменил мою жизнь.

Вечная философия и эзотерические учения всех времён внезапно обрели смысл. Я поняла. почему
духовным искателям говорят заглянуть внутрь себя, а бессознательное оказалось не просто
полезной концепцией, а поистине неисчерпаемым резервуаром творческого потенциала. И мне
было позволено мельком увидеть природу реальности и человеческий потенциал в ней, а также
испытать прямой опыт настоящей себя, свободной от иллюзорных отождествлений и ограничений
сознания. В моём понимании мистических учений Востока, Запада, буддизма, индуизма,
христианства и суфизма произошёл качественный скачок. Я увидела трансцендентальное
единство в основе всех больших религий и впервые в жизни поняла, что такое экстатические
состояния.

Билл Уилсон

Более известный как Bill W., основатель общества Анонимных Алкоголиков, как известно,
принимал ЛСД. Однако не так хорошо известно, кто вёл его сессии.

В ходе терапии он оказался в Колледже Трабуко в Калифорнии, где познакомился с его


основателем Олдосом Хаксли. Автор "Дивного нового мира" и "Дверей восприятия" дал
Уилсону ЛСД в конце 50х. Это вещество перевернуло мир Уилсона. Он счёл это вещество
чудодейственным и продолжал принимать его и в 60х. Незадолго до семидесятилетия он
разработал план по обеспечению ЛСД всех собраний Анонимных Алкоголиков страны. Однако
более рациональные люди этому плану не позволили претвориться в жизнь.

Чтобы увидеть честное обсуждение работы Анонимных Алкоголиков с другими группами,


поищите на www.video.google.com "Bill Wilson" и "singleness of purpose."

Питер Койот

Питер Койот является знаменитым киноактёром, а также повествователем в нескольких


сотнях документальных фильмов, включая Explorer: Inside LSD от National Geographic Television
2009 года. Нижеприведенный отрывок взят из эссе Койота для журнала The Sixties, написанного
вскоре после смерти Хоффманна в апреле 2008 в возрасте 102 лет. Эссе представлено здесь не
только потому, что Койот говорит о важных вещах, но и потому что он говорит о них очень
хорошо.

Когда я принимал ЛСД в первый раз, мой сожитель согласился за мной "присматривать". К тому
моменту музыка Рави Шанкара превратила меня в нечто вроде клубящегося дыма, я вышел
далеко за пределы того, что мог бы назвать страхом или комфортом. Я был подобен морской
волне, имевшей мгновенное и индивидуальное выражение, но одновременно с этим я был и
самим морем, ясно понимая, что никогда, ни разу не существовал отдельно от него. И я без
какого-либо страха осознавал, что, когда сила жизни перестанет удерживать некоторые части
меня в этой конкретной форме, я вновь стану тем, чем был до своего рождения.

Следующим утром мир выглядел свежим и обновлённым. Всё было наполнено смыслом,
особенно художественные выражения контркультуры. Психоделические постеры,
рекламирующие рок-концерты, были визуальной отсылкой к пережитому под ЛСД слиянию
внутреннего и внешнего. Любой, кто перешёл эту черту, сразу замечает такие идеограммы
внутреннего и внешнего...

Я не пытаюсь утверждать, что мы взяли, приняли "волшебную таблетку" знаний и просветлились,


вовсе нет. Но территория знания теперь стала доступной и знакомой. И мы теперь твёрдо
устремились к этим далёким холмам с твёрдым намерением их изучить.
Часть 2.
Личностный рост и самопознание
В психоделических сессиях

Настоящая терапия заключается в приближении к нуминозному. Освобождение от проклятия


патологии происходит по мере приобретения нуминозного опыта.

Из переписки К. Г. Юнга

Введение в часть 2
Если какие-либо процессы, процедуры или продукты помогают индивидам исцелиться и улучшить
дружеские, любовные, родительские или рабочие отношения, глупо ограничивать к ним доступ
для тех, кто использует их безопасно и ответственно. Психоделическая психотерапия была
чрезвычайно эффективной для широкого спектра психических расстройств, включая такие
серьёзные заболевания, как детская шизофрения, аутизм [1] и хронический алкоголизм [2]. На
сегодняшний день психоделическая терапия ограничивается всего несколькими маленькими
исследованиями и доступна очень небольшому числу пациентов. К тому же, существует очень
мало информации о том, как безопасно проводить психотерапевтические сессии с
психоделиками, а также возможностей обучения этому.

Пока в 1966 не прекратились все официальные исследования ЛСД, он был самым изучаемым
психиатрическим препаратом в мире. Хотя ранние исследования показали, что ЛСД может
вызывать транзиторный психоз, впоследствии выяснилось, что такие реакции обычно возникали в
том случае, если пациентам давали ЛСД без их ведома, либо не информировали их о возможных
эффектах. Когда исследователи поняли важность обстановки, атмосферы и отношения, которым
наполнена сессия, приём ЛСД оказался ценным психиатрическим инструментом, часто
обеспечивающим исцеление и обретение целостности.

При разумном применении психоделики могут раскрыть сознание, и это порой происходит
довольно эффектно. Если ими злоупотребляют, такое раскрытие может быть неприятным,
пугающим, а иногда даже травмирующим. Так можно причинить человеку реальный и трудно
поправимый вред. Вот пример бездарной и бесконтрольной практики врача, ранее
участвовавшего в легальных исследованиях с надлежащей супервизией. "Моя мать участвовала в
том исследовании. Доктор *** не только устроил ей передозировку препаратами, но и не
предложил никакого последующего ухода. Он просто прислал ей ещё препаратов почтой и
пытался уговорить её принять их самостоятельно, без присутствия врача! Отказаться как-либо
помогать, поставив человека в такую ситуацию - это немыслимо. У неё хранилась папка с
письмами, которую я нашёл вскоре после её смерти. Там куча писем, в которых она умоляет о
помощи, потому что не способна сохранять связь между умом и телом и страдает от регулярных
ЛСД-флэшбэков, хотя и не принимает его. Она, как и её дети, жила в абсолютном кошмаре, и этот
кошмар отнял у неё всё: брак, детей, бизнес, собственность и душевное спокойствие".
В нормально проводимых психотерапевтических программах негативные эффекты были редкими.
Когда ведущие (обычно ими были специально обученные специалисты по психическому
здоровью) помогают пациенту разрешить травмирующий психодинамический материал и достичь
новых инсайтов, благоприятные изменения заметны в течение многих последующих лет и
десятилетий. Например, у алкоголика, лечившегося в психиатрической больнице Спринг Грув в
1966, чью сессию показали в документальном фильме от CBS "LSD: The Spring Grove Experiment", в
2009 взяли интервью для фильма The Acid Chronicles. Он сообщил, что за прошедшие сорок лет не
просто ни разу не принял алкоголь, но и ни разу не почувствовал такого желания.

В этой секции не будет инструкций для проведения терапевтических сессий, потому что каждая
команда и каждый профессионал работают по-своему. В этой секции будет информация о том, что
делать в трудной ситуации. Здесь также будет обзор распространённых представлений об
опасностях самостоятельного применения психоделиков. По большей части, эти пугающие слухи
ложны или преувеличены. Многие так называемые факты о "вредоносных последствиях",
распространяемые в учебных материалах, клиниках и правительственных СМИ мусолят мифы,
давно опровергнутые признанными исследованиями.

Многие популярные и научные публикации описывают изменения в убеждениях и жизненной


позиции, вызванные психоделической терапией. Однако при этом не хватает описаний перемен в
повседневной жизни пациента после окончания терапии. В конце этой части приведён детальное
описание изменений в поведении и образе жизни взрослых, получивших однократную дозу ЛСД
или мескалина обученными ведущими в безопасной обстановке медучреждения.

Антропологи и археологи выяснили, что шаманы и другие традиционные целители на протяжении


тысяч лет успешно применяли психоделические препараты в целительстве. В западной же
культуре отношение к этим традиционным практикам сменялось от враждебности и демонизации
к недоверию и скептицизму и, наконец, к принятию и защите. На данный момент возрастает
интерес к тому, как использовать способность этих препаратов исцелять и дарить духовный опыт.
5. Терапевтическое использование психоделиков.
Психотерапия и исцеление.

Психоделическая психотерапия

Психоделики позволяют помогать другим и самим себе стать более осознанными. Замечательно,
что они есть у нас. Как и любой мощный инструмент, психоделики приносят больше пользы тогда,
когда их применяют правильно. Отвергать их только из-за того, что они могут навредить при
неправильном обращении - ненамного умнее, чем запрещать таблетки от головной боли, при
передозировке способные повредить печень.

Почему же при всех преимуществах разумного использования эти вещества оказались под
запретом? Одно из лучших мне объяснений заключалось в том, что правительство применило
обязательства по контролю наркотиков для обхода законов, защищающих религиозный опыт.
Психоделические переживания являются религиозными, в то время как сами психоделики
являются "наркотиками". Самым лёгким, хоть и примитивным, решением было притвориться, что
психоделики принадлежат исключительно медицине, а потом исключить их из практики. Способы
применения психоделиков, которых боялось правительство, были вовсе не медицинскими, но
государству никогда не было свойственно принимать мудрые решения в сложных ситуациях.
Другой возможной причиной запрета были результаты психоделических сессий и заявления их
участников о том, что "система верований и ценностей, стоящая за нашей "научной" культурой, не
является ни единственно верной, ни достаточно полной".

Почему до недавних пор на психоделиках лежали такие жесткие ограничения? Возможно, потому
что их постоянно помещали в один класс с героином и кокаином; возможно, из-за их легкой
доступности или относительно малого количества судов; возможно, из-за того, что, подобно
General Motors или министерству обороны США, правительство не приспосабливалось к
изменяющимся условиям, а цеплялось за старые и давно не актуальные правила и законы. В
любом случае, похоже, теперь наша культура устремилась в правильном направлении.

У медицины нет никаких причин бояться этих веществ, у психологии нет никаких причин отрицать
реальность вызываемых ими переживаний, а у законодательных органов нет никаких причин
лишать кого бы то ни было надлежащего лечения, особенно в случае тех заболеваний, для
которых психоделики оказались не просто полезными, а предпочтительными.

Любой тщательный обзор накопленных данных и публикаций о психоделиках выявит, что в нашем
понимании терапевтических способов их применения до сих пор царит когнитивный бардак и
философский хаос. Отчасти из-за расхождений в целях терапевтов, возникающих переживаний и
способах измерения, описания и оглашения результатов. К сожалению, исследователи редко
настолько охотно пляшут под дудку федерального правительства, намеренно преуменьшая
революционность своих открытий. Несмотря на выдающиеся результаты они до сих пор
хеджируют свои позиции, сетуя на отсутствие обобщаемости и почти всегда заявляя о
необходимости ещё более масштабного, широкого и обычно более дорогого исследования.

Целью исследований является перенос использования психоделиков в область стандартной


медицинской и психологической практики. Но пока происходит подготовка этого хрупкого и
тонкого процесса, у людей, уже принимающих психоделики повсеместно, есть более насущные
потребности, которые тоже необходимо учитывать.

Что расстраивает лично меня, так это та лёгкость, с которой сегодняшние исследователи (многие
из которых являются моими друзьями) отвергают прошлые исследования даже в тех случаях,
когда их собственная работа их подтверждает. Они повторяют почти как молитву, что все ранние
исследования были неадекватными, некачественными, использовали слишком маленькие
выборки, не использовали контрольные группы и так далее. Как мне кажется, они это делают,
чтобы не выглядеть в чьих-то глазах сумасшедшими революционно настроенными наркоманами,
стремящимися свергнуть существующие устои психиатрии. Так как моя собственная
исследовательская деятельность больше не зависит ни от грантов, ни от разрешений
правительства, я могу позволить себе говорить о проблемах, которые они предпочитают
замалчивать.

Читая рассуждения теоретиков (как имевших психоделический опыт, так и не имевших), я


вспоминаю ранние Западные тексты об акупунктуре, авторы которых, не имея большого опыта,
пытались выдвигать аргументы за и против. То, что ею успешно лечили бесчисленное множество
болезней у миллионов людей на протяжении нескольких тысячелетий, важным они не считали.
Психоделиков постигла похожая участь. Хотя у нас, например, есть достаточные свидетельства
того, что пейот используется уже семь тысяч лет, этот факт в медицинской литературе не
задокументирован. Возможно, из-за того, что принято с недоверием относиться к любым данным,
собранным в предыдущие эры (так называемым "донаучным" знаниям), будто такие понятия, как
наблюдение, эксперимент, проверка результатов и вывод - изобретения эпохи Возрождения.

Есть, по меньшей мере, две медицинские категории, в которых психоделики могут быть полезны:
психические заболевания и физические расстройства. Конечно, в реальном мире проводить
между ними границу бессмысленно, но в мире медицинских, психиатрических и психологических
исследований эта граница проведена и пока сохраняется. Истина о едином поле ума-души-тела,
лежащее в основе шаманизма и других традиций, едва ли повлияла на Западное мышление и ещё
нескоро станет общепринятым принципом Западной науки.

Итак, неудивительно, что до прекращения исследований психоделиков по воле правительства в


конце 60-х те из них, которые назывались "терапевтическими", в большинстве своём изучали, как
психоделический опыт ускорял, улучшал или заменял обычную психотерапию, будто он обязан
был давать результаты того же порядка, что и психотерапия. Отзывы пациентов обычно состояли
из описаний того, как месяцы и годы обычной психотерапии упаковались в одиночную сессию с
высокой дозой или серию сессий м низкими дозами. Оценки психотерапевтической пользы
психоделиков не учитывали, что она является вторичным продуктом трансцендентного опыта. В
своих объяснениях авторы говорили о снижении психических защит, позволяющему терапевту
вскрыть важный бессознательный материал, что могло привести к инсайтам и последующему
уменьшению симптомов. Вот, например, оценка врача: "Мескалин и ЛСД [являются], по сути,
препаратами, вызывающими тревожность, которые через усиление симптоматологии пациента и
сопутствующее усиление тревожности и страха потери целостности эго могут привести к
высвобождению подавленного материала".
Сообщаемые результаты мало отличаются от того, что могло быть достигнуто чуть медленнее
обычными методами. В условиях неявной патологизации, характерной для терапии, полученная
польза воспринималась как уменьшение болезни, а не улучшение здоровья.

Причины ограниченной эффективности в таких отчётах кроется в выборе обстановки и дозы, а


также в ориентации терапевта: если, согласно заданной установке и ожиданиям, опыт должен
был быть похожим на более интенсивную форму стандартной терапии, если он проходил в той же
обстановке лаборатории или кабинета врача, если терапевт был глубоко убеждён в
эффективности своих методов, или если доза была меньше средней, то опыт пациента
соответствовал наложенным ограничениям. Переживания, не укладывающиеся в данную
теоретическую систему, либо не упоминались в публикациях, либо интерпретировались так, чтобы
подогнать их под ожидания терапевта. В качестве примера могу привести случай, когда терапевт
описывал рассказы пациента о встрече с Всевышним как регрессивное поведение, связанное с
жестоким обращением со стороны отца.

С учётом достаточно низкой дозы, навязанной установки и отсутствия возможности пациенту


достаточно надолго погрузиться в самого себя, результаты являются вполне ожидаемыми. Однако
всё было совершенно иначе, когда терапевт выступал в роли проводника (и вмешивался только
при необходимости), когда доза психоделика была достаточной, и когда терапевт с пациентом
соглашались в том, что у пациента уже есть всё необходимое для понимания и исцеления себя.

Это не спор о различных методах терапии. Слишком большая часть психоделической литературы
напоминает восточную притчу о слепцах, каждый из которых потрогал какую-то часть слона, не
зная, что это за животное. И каждый сделал вывод о том, что его часть (хвост, хобот или нога)
представляет всё животное. До сих пор в научной литературе было очень мало информации о том,
как проводить эффективные сессии. При этом проведённый в 2009 году опрос людей,
принимающих различные психоделики, показал, что почти 70 процентов указали среди причин
употребления самолечение.

Если вы собираетесь использовать психоделики в терапевтических целях, я рекомендую


следовать модели и методам из глав 1 и 2, обобщённым в главе 19. С уважением относитесь к
процессу. Будьте готовы к возможности духовного или трансцендентного опыта. После обеда
предложите возможность перейти к терапии, но не навязывайте её. В главах 1 и 2 описано, как
использовать зеркало, фотографии и цветы (лучше всего подходит бутон розы; смотрите
выдержку ниже). Если вы можете выражать любовь, поддержку и не вмешиваться, а просто
"присутствовать", то, возможно, сможете помочь тем, о ком искренне заботитесь. (Следите за
обновлениями информации на сайте www.entheoguides.net)

Ниже приведена выдержка из описания терапевтической сессии, проведенной в Международном


Фонде Продвинутых Исследований в Менло Парк, Калифорния. В.С. инженер по профессии и был
беспокоен нехваткой близости в отношениях и своей потребностью контролировать все аспекты
своей жизни. После нескольких часов глубокого трансцендентного опыта его попросили
посмотреть на розу.
15:00: М. спрашивает: "Почему бы не посмотреть на розу? Она хочет кое-что тебе сообщить".

"Что нового она может сказать мне? После всех этих глубочайших инсайтов и переживаний мы
будем возиться с розами?" - подумал я, но всё же глянул на неё. "Она красивая" - сказал я и снова
рассмеялся. Какое банальное и незначительное замечание! Мне хотелось заняться чем-то другим,
но М всё предлагал рассмотреть розу. Тогда я подумал: "Ладно, раз уж это так важно, придётся
посмотреть". Внезапно бутон розы стал расти, расти, пока не прекратился из бутона в полностью
раскрытую розу. Совершенная красота. И, глядя на розу, я вдруг воскликнул: "Я вижу себя!" Это
было совершенно неожиданно для меня самого. Не знаю, что я имел ввиду в тот момент, но
позже пришло яркое понимание, что я был "един" с розой и самой природой. Мы с ней оба
являемся частями высшего существа, или энергии, или силы - как два разных лепестка являются
частями одного дерева. Вскоре затем центр розы превратился в горсть красных горячих углей,
представляющих мою внутреннюю силу - управляемую энергию. Не в силах оторвать глаз от розы,
я был совершенно потрясён тем, как она на меня действовала. Из-за сокрушительной
интенсивности переживания я мог только плакать, плакать бесконечно. Я всё думал о том, как это
всё прекрасно, как восхитительно. Что именно восхитительно? Это было неважно. Тогда я просто
знал, что это восхитительно.

В главе 6 рассказывается о тех заболеваниях, которые могут усугубиться при приёме психоделика
без поддержки и руководства. Хотя в работе с хроническими алкоголиками, шизофрениками и
аутичными детьми были достигнуты успехи, такие сессии проводились в контролируемой
обстановке обученным персоналом, готовым справиться с особыми затруднениями. Не беритесь
за определенные случаи, если не чувствуете, что обладаете достаточной квалификацией.

Повышенная осознанность, вызываемая психоделиками, проявляется в разных формах. При


приёме больших доз в безопасной и сакральной обстановке они обостряют чувство глубокой
связи со всеми живыми существами. В средних дозах они стимулируют осознание скрытых
психодинамических структур собственного бессознательного. В маленьких дозах они помогают
увидеть решения технических и творческих задач.

Если вы собираетесь провести сессию или поучаствовать в ней, называйте это самопознанием, а
не терапией. Всеми способами избегайте атмосферы "терапевтичности". Есть свидетельства того,
что разум обладает такой же способностью восстанавливаться после повреждения, как и тело.
Психоделическая сессия в условиях безопасности и поддержки позволит свободно и полно
исследовать всё, что возникает. Наблюдая свою личность после переживания трансцендентного
опыта человек может разразиться хохотом, увидев абсурдность своих упрямых попыток отрицать,
подавлять или искажать свою здоровую сущность. Когда сессия проводится для исследования
собственной личности, особенно важно помогать путешественникам записывать самые важные
осознания о себе.

Обучение психоделических терапевтов

Так как специальное обучение психоделических терапевтов в медицинской и психологической


литературе считается необходимым, было несколько попыток его предоставить. на сегодняшний
день хорошей моделью остаётся набор критериев, разработанный в пятидесятых годах в
Чехословакии. Обучение врачей включало пять собственных сессий с аккредитованным
профессионалом и тридцать сессий с пациентами под соответствующей супервизией. Такое
обучение должно дать терапевту понимание переживаний клиентов, а также опыт работы с ними.

Когда появятся лицензии на применение психоделиков, начнутся бесконечные споры о том, какое
необходимо обучение. Основой несомненно останется описанная выше модель, и к ней могут
добавиться новые требования. Такое обучение предлагали некоторые терапевты, обладающие
значительным опытом работы с разными психоделиками. Однако одна схема не может подходить
всем. Один из лучших проводников в США в клинической работе предпочитает псилоцибин, а не
ЛСД, утверждая, что так можно получить весь спектр переживаний без необходимости
прорабатывать предрассудки клиента об ЛСД. Другой терапевт международного уровня за день
до сессии проводит сессию холотропного дыхания, чтобы больше узнать о клиенте и решить
некоторые проблемы ещё до начала психоделической сессии.

В конце данной главы приведен небольшой список вебсайтов и книг о психоделической


психотерапии. Если вы являетесь профессионалом в сфере психического здоровья, вы узнаете, в
чём вам ваше предшествующее обучение будет полезно, а где лучше не вмешиваться и просто
побыть хорошим слушателем, сопереживающим наблюдателем и заботливым помощником. Ряд
ресурсов посвящён выводу людей из плохих трипов, вызванных чрезмерной дозой какого-то
вещества, присутствием неправильных людей, нахождением в неправильной обстановке или всем
перечисленным сразу. Полезно знать, как можно помочь сориентироваться кому-то, кто
заблудился в своих внутренних пространствах. Плохой опыт, будь он даже хаотическим и
ужасающим, можно скорректировать и сделать полезным или хотя бы безвредным. Находясь в
среде, где люди используют вещества для развлечения, неплохо бы знать правила оказания
первой психоэмоциональной помощи.

Мы обсудили использование психоделиков как дополнений к психотерапии и их возвращение в


число легитимных инструментов для лечения. Так как сейчас существует достаточно достойных
теорий об измененных состояниях, возвращение страхов, бушевавших в психиатрии в
шестидесятых, когда психоделики только появились, маловероятно. Многие люди профессий,
связанных с психическим здоровьем, имели некоторый психоделический опыт и наверняка
успели покурить достаточно марихуаны, чтобы понимать, что страшилки, содержащиеся в
официальной литературе, до смешного далеки от реальности. "This is your brain on drugs" сегодня
воспринимается так же несерьёзно, как и фильм Reefer Madness в своё время. Организации вроде
Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies (MAPS) (www.maps.org) и Исследовательский
Институт Хеффтера (www.heffter.org) продолжают поддерживать проекты по исследованию
психоделиков и целью своего существования ставят возвращение психоделиков в медицинскую и
психиатрическую практику. Их работа обычно хорошо принимается, каждое исследование
получает широкое и почти всегда положительное освещение. Общество в целом выглядит более
готовым к смягчению ограничений, чем современные политики.

При всём этом необходимо изучать и другие терапевтические эффекты, для которых пока нет
теоретической базы - особенно с учётом того, что некоторые современные исследования не
укладываются в психотерапевтические, биомедицинские или фармацевтические модели.
Расширенное понимание лечения

В некоторых психоделических сессиях происходило уменьшение или полное излечение


физических или психофизических симптомов. Такие самопроизвольные и стойкие улучшения
часто сообщаются шаманами различных культур, однако эти сообщения не были приняты
обычной медициной. Тот факт, что в некоторых случаях использование психоделиков уменьшало
или даже полностью излечивало кластерные головные боли, никак не укладывается в
психодинамическую теорию. То, что несколько микрограмм вещества, полностью
метаболизируемые и выводимые через несколько часов, могут предотвратить рецидив
физиологического синдрома в течение месяцев и лет, не вписывается в общепринятое
медицинское мышление. Слабые результаты общепринятых методов и лекарств в лечении
посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) делают это заболевание хорошим
кандидатом для исследований психоделической терапии. Многие случаи ПТСР, особенно
связанных с иракской войной, вызваны тем, что солдатам приходилось идти против собственных
глубочайших моральных убеждений, находясь в постоянном страхе перед людьми, которых они
должны были спасать. Оказание им помощи на том же уровне, на котором возникла травма,
является реалистичным подходом, и его эффективность уже подтвердилась.

Психоделическая психотерапия применялась также с пациентами на последних стадиях рака.


Разрешенные в последнее время исследования доказали, что такая терапия уменьшает
повышенную тревожность - возможно, принося пациентам осознание того, что смерть, вопреки их
предшествующим убеждениям, не является ни таким уж страшным опытом, ни концом
существования. Их медицинские прогнозы оставались прежними, но качество оставшейся жизни,
похоже, улучшалось благодаря обретению нового понимания своей идентичности,
превосходящего как физическое тело, так и земную жизнь в нём. Некоторые пациенты благодаря
улучшению качества жизни прожили дольше; другие осознали, что самостоятельно способны
прекратить усиливающуюся боль и дискомфорт. Благодаря данным исследованиям во взгляде
профессионального мира по лечению рака на психоделики может появиться нечто большее, чем
любопытство.

Есть целый ряд других физических заболеваний, при которых применение психоделиков может
быть полезным. Терапевты, с которыми я работал, сообщали, что в нескольких сотнях случаев
замечали исчезновение в ходе сессии таких лёгких симптомов, как боли, простуды, артриты,
головные боли и аллергии. Не менее интересно и то, что в течение первых пяти или шести часов
сессии большинство людей обходились без своих очков, хотя подолгу смотрелись в зеркало или
разглядывали фотографии с собой и близкими. Как говорилось выше, при проведении
терапевтических сессий мы понимали, что процесс подходит к завершению, когда клиенты
просили или брали свои очки.

Ничто из этого систематически не исследовалось. Мы ещё не поняли и не начали использовать


краткосрочные и долгосрочные эффекты психоделиков на физические заболевания. Один
терапевт интересовался физическими изменениями и записал несколько сообщений. Доктор
Морган Херц руководил ЛСД терапией примерно у шестидесяти человек и обнаружил, что
процент сообщавших об улучшении физического состояния был высоким. Несколько примеров:

 Моё давнее чувство паралича всей левой половины тела исчезло


 Беспокоившее меня ощущение непроизвольного мочеиспускания исчезло, когда я
почувствовал, что могу контролировать процесс мочеиспускания
 У меня прошло заикание, длившееся много лет
 Головокружение, возникавшее каждый раз при вставании, совершенно прошло
 Когда я ложусь, то больше не ощущаю неприятное биение пульса во всём теле.

Пересечение психических и физических явлений наблюдается также в работе с хроническими


алкоголиками, которым не помогли другие методы лечения и у которых есть симптомы
физической дегенерации, вызванной алкоголем. Результаты одного раннего исследования в
Канаде были такими впечатляющими, что департаменту здравоохранения Саскачевана пришлось
заявить, что лечение алкоголизма при помощи однократной высокой дозы ЛСД "больше не
является экспериментальным" и "должно применяться в тех случаях, для которых показано".
Когда те же результаты были представлены федеральным чиновникам США, они были отвергнуты
как невероятные. Есть надежда, что теперь всё изменилось. Сегодня многие исследователи
алкоголизма в прошлом принимали психоделики в развлекательных целях. Их вряд ли до смерти
перепугает идея, что психоделики способны помочь тем, кто страдает и отчаянно нуждается в
помощи.

Ряд бывших алкоголиков, в результате лечения не имевших проблем с алкоголем иногда в


течение десятилетий, сообщают о том, что прекратили пить не потому что улучшилась их
способность противостоять искушению (к этому стремятся на собраниях Анонимных Алкоголиков),
а потому что тяга к алкоголю прошла, и противостоять больше нечему. Это неожиданная
внутренняя перемена, но в истории терапевтических агентов неожиданные результаты не
являются новостью. Например, кто мог предположить, что марихуана (ещё одно вещество,
которое практически запрещено изучать) может уменьшать симптомы рассеянного склероза,
помогать в лечении рака и ряда других заболеваний, а также окажется предпочтительным
средством улучшения аппетита при химиотерапии?

Менее известной является работа Гэри Фишера, Лоретты Бендер и других с детьми, страдающими
аутизмом и задержками развития. В анализе семи проведенных исследований видно, что из 91
ребёнка от пяти до пятнадцати лет, получившего различные дозы ЛСД в различных обстановках, у
75 наблюдаемое улучшение оценивалось как "хорошее" и "отличное". Очень горько, что на
протяжении последних десятилетий у нас нет возможности освободить детей от их физических и
умственных страданий.

Отдельный класс составляют многочисленные психические явления в психоделических сессиях.


Нередко наблюдается нечто, напоминающее телепатию; было много случаев, похожих на
предвидение или ясновидение. Отказ даже признать возможность таких феноменов вполне
ожидаем. Поэтому клинические исследователи (и я в их числе) стараются даже не упоминать их в
публикуемых отчётах.

Короче говоря, есть некоторые методы терапии, которые нельзя классифицировать как
психотерапевтические.

Наши тело, разум и душа существуют в единстве; что влияет на одну систему, влияет на все
остальные. Возможно, наша культура не может исследовать психоделики из-за того, что для этого
необходимы навыки и личные качества, которые не требуются для общепринятой медицины или
психотерапии, а также для этого необходимо отказаться от некоторых глубоко укоренённых
убеждений.

Я не говорю о шаманских практиках, в которых психоделики применяются для лечения души или
тела, или для прорицаний. К счастью, в существующей антропологической литературе уже есть
много описаний методов лечения и обучения, практикуемых в шаманизме, и их эффективности.
Ещё одна причина, по которой я не затрагиваю шаманские практики, в том, что они не
соответствуют западным процедурам. Шаманы иногда принимают снадобья сами, а не дают их
пациентам; они работают с большим арсеналом растений, некоторые из которых являются
психоделиками, а некоторые - нет; для каждого растения и заболевания у них есть специальные
ритуалы. Типичный визионерский опыт в таком случае отличается от того, что люди описывают,
принимая ЛСД, мескалин и псилоцибин в не шаманских контекстах. (В главе 20 есть отчёты и
комментарии о трёх сессиях айяваски.)

Другие главы части 2 рассказывают об исследованиях, в которых люди принимали высокую дозу
одного из нескольких психоделиках в обстановке, поощряющей трансцендентный опыт.
Приведены довольно детальные описания полученных результатов, так что смысл фразы
"положительные результаты" после прочтения должен быть понятен. Эти ещё не до конца
изученные вещества помогли многим людям установить контакт с более широкой реальностью и
улучшили их повседневную жизнь. Известно и их влияние на музыку и изобразительные
искусства, а также описано и некоторое влияние на мир компьютерных наук. Однако их роль в
терапии и практике целительства только начинается.

Ресурсы для более полного понимание психоделической психотерапии

Изначально я планировал привести инструкции по психотерапевтическому использованию


психоделиков, как и для энтеогенного опыта и решения задач. Однако уже есть детальные и
полные описания терапевтической работы - например, в книге The Secret Chief Revealed. К тому
же, многие энтеогенные сессии (главы 1 и 2) можно адаптировать для психотерапевтической
работы. Хороший список источников можно найти здесь: http://primal-page.com/psychede.htm.
Ниже написано о том, где можно найти больше информации о психотерапии с использованием
ЛСД и других психоделиков, а также ссылки на другие списки:

В 2010 году Университет Джона Хопкинса набирал пациентов для исследования под
названием "Психофармакология Псилоцибина для раковых пациентов". Формальное описание
исследования можно найти, зайдя по ссылке www.clinicaltrials.gov и введя в строку поиска его
название ("Psychopharmacology of Psilocybin in Cancer Patients"). Статью под названием "Аутичные
дети с шизофренией: Эксперимент по использованию диэтиламида Д-лизергиновой кислоты
(ЛСД-25)" можно найти, перейдя по ссылке wvvw.neurodiversity.com и введя в строку поиска
название статьи ("Autistic schizophrenic children: An experiment in the use of Dlysergic acid
diethylamide (LSD-25)").

Книги, описывающие шаманские целительные практики


(Если на русском книги не нашлось, имя и название оставлены без перевода - прим. пер.)

Майкл Хармер, Путь шамана. Нью Йорк: Harper and Row, 1980.

Джереми Нарби, Космическая змея: ДНК и истоки знания. Нью Йорк: Tarcher/Putnam, 1998.

Robert Tindall, The Jaguar That Roams the Mind: An Amazonian Plant Spirit Odyssey. Rochester, Vt.:
Park Street Press, 2008.

Wade Davis, One River: Explorations and Discoveries in the Amazon Rain Forest. New York: Simon and
Shuster, 1996.

Don Jose Campos, The Shaman and Ayahuasca, Studio City, Calif.: Divine Arts, 2011.
6. Если всё пошло не так.
Что необходимо знать.
Доктор наук Нил Голдсмит

Рекомендации, изложенные Нилом Голдсмитом, взяты из его книги Psychedelic Healing: The
Promise of Entheogens for Psychotherapy and Spiritual Development. Книга эта, помимо прочего, о
том, как применять психоделики в качестве катализаторов психотерапевтической и
духовной трансформации. Голдсмит - психолог, занимающийся частной практикой в Нью
Йорке.

Если вы знаете, что делаете, тщательно выбирали компаньона, если обстановка хорошая,
вещество достаточно чистое, и вы отнеслись к подготовке со всей серьёзностью, тогда шанс
непредвиденных осложнений весьма мал.

Но в жизни ни в чём нельзя быть уверенным. Многие люди, читающие эту книгу, принимали
психоделики в ситуациях, далёких от идеальных, или помогали другим в таких же случаях. Было
бы очень разумно знать, что делать, если человеку нужна помощь в прохождении своего опыта,
или, как бывает в редких случаях, опыт необходимо прекратить. Чем больше у вас знаний о том,
что может пойти не так и как с этим справиться, тем меньше вероятность, что эти знания вам
когда-либо пригодятся.

Информация и процедуры для экстренных психоделических ситуаций

Образование

Люди, участвующие в оказании помощи при экстренных психоделических ситуациях, должны быть
знакомы со следующими материалами.

Информация о психоделических кризисах

(По указанным в оригинале ссылкам ничего не нашлось, поэтому даны обновлённые ссылки на те
же материалы, если удалось их найти. Названия оставлены без перевода для облегчения поиска -
прим. пер.)

"Working with Difficult Psychedelic Experiences". Этот двадцатиминутный обучающий ролик,


созданный MAPS, содержит основные принципы психоделической терапии. Он показывает
потребителям психоделиков, как уменьшить риски и исследовать терапевтический потенциал
психоделиков. Доктор медицины Донна Драйер на видео рассказывает о примерах того, как и в
каких случаях можно оказать помощь другу, сверстнику или любимому, чтобы получить максимум
пользы от трудных переживаний при приёме психоделиков. https://maps.org/news/multimedia-
library/100-psychedelic-crisis-video/.

"How to Treat Difficult Psychedelic Experiences: A Manual". Руководство, написанное


психоделическим терапевтом для всех, кто хочет помочь другим при трудных психоделических
переживаниях, https://maps.org/resources/responding-to-difficult-psychedelic-experiences/101-how-
to-work-with-difficult-psychedelic-experiences.

"A Model for Working with Psychedelic Crises at Concerts and Events". Это статья MAPS об их проекте
"Палатка умиротворения" на музыкальном фестивале Hookahville, где сотрудники MAPS работали
вместе с командой врачей, чтобы помочь участникам концерта проработать трудные
переживания. https://maps.org/resources/responding-to-difficult-psychedelic-experiences/186-a-
model-for-working-with-psychedelic-crises-at-concerts-and-events

Информация о психоделической психотерапии

"Guidelines for the Sacramental Use of Empathogenic Substances":


www.maps.org/gateway/%5B55%5D181-197.html

"Sitters or Guides": www.csp.org/nicholas/A59.html

"Code of Ethics for Spiritual Guides": www.csp.org/development/code.html

"Ethical Caring in Psychedelic Work": https://maps.org/news-letters/v07n3/07326tay.html

"Counter-Transference Issues in Psychedelic Psychotherapy":


www.maps.org/newsletters/v10n2/10204fis.html

"Psychedelic Psychotherapy: The Ethics of Medicine for the Soul":


www.maps.org/media/u_penn_3.17.06.pdf

"Psychotherapy and Psychedelic Drugs": www.psychedelic-library.org/thermenu.htm

Общая и техническая информация о психоделиках

Лучшее введение в теорию психоделиков: Lester Grinspoon and James B. Bakalar, Psychedelic Drugs
Reconsidered (New York: Basic Books, 1979; New York: The Lindesmith Center, 1997)
(www.drugpolicy.org/library/bookstore/pdrad2.cfm)

Выдающееся произведение научнопопулярной литературы: Andy Letcher, Shroom: A Cultural


History of the Magic Mushroom (New York: HarperCollins, 2006). Остроумная, скептическая,
прекрасно написанная книга с великолепным анализом от инсайдера.

Более научный и глубокий обзор: Jonathan Ott, Pharmacotheon: Entheogenic Drugs, Their Plant
Sources and Histories, foreword by Albert Hofmann (Kennewick, Wash.: Natural Products Company,
1993) (www.erowid.org/library/review/review_pharmacotheon1.shtml)

Весёлое и информативное изложение влияния визионерства с использованием веществ на


культурную историю Америки (в период с 1870-х до 1966): Джей Стивенс, "Штурмуя небеса. ЛСД и
американская мечта" (New York: Harper and Row, 1988) (www.stormingheaven.com)

Psychedelic Psychotherapy, New Research, Ancient Practice (презентация в PowerPoint):


www.maps.org/slideshows/neal/Slide1.html)
На сайте MAPS (Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies) можно найти очень много
материалов. Вебсайт: www.maps.org. MAPS - это передовая организация, их вебсайт содержит
самую свежую информацию о клинических исследованиях и изменениях законодательства.

Что можно предпринять?

Вот особенно полезная цитата с сайта Erowid (www.erowid.org), лучшего и обширнейшего


информационного ресурса обо всём, что связано с психоделиками: "ЧаВо о психоделическом
кризисе: помощь кому-то при плохом трипе, психическом или духовном кризисе".
(www.erowid.org/psychoactives/faqs/psychedelic_crisis_faq.shtml)

1. Если человеку становится тяжело, осторожно предложите посидеть рядом. Если присутствие
человека, сидящего рядом, его напрягает, то пусть кто-то просто будет поблизости и ненавязчиво
присматривает.

2. В общении с ним учитывайте то состояние, в котором он находится. Зачастую причиной чувства


изоляции и паранойи или отчаяния становятся чьи-то активные попытки "заземлить" человека,
потому что он "слишком улетел" из обычного сознания. Вместо этого для начала просто побудьте
рядом. Попытайтесь увидеть мир его глазами.

3. Что можно сделать для изменения обстановки (изменить уровень шума, температуру, выйти на
улицу или зайти внутрь)? Состояние сознания может портиться из-за обстановки
вечеринки/рейва/концерта. Если это может помочь (что нужно выяснить у путешественника),
постарайтесь найти тихое место и попросите окружающих оставить вас одних. Убедите их, что
ситуация под контролем, но запомните на всякий случай, кто предлагал помощь.

4. Как можно уменьшить риск эмоционального или физического ущерба? Помните, что
беспокоиться следует о самочувствии человека, а не о ситуации ("ой блин, надо что-то
предпринять!")

5. Паранойя: если человек никого к себе не подпускает, отойдите или отвернитесь, чтобы не
сверлить человека взглядом, но как можно незаметнее продолжайте наблюдать. Постарайтесь
понять, каково было бы вам, если бы вы были в состоянии паранойи, и за вами повсюду ходил и
следил какой-то незнакомец.

6. Какие объекты/действия/отвлекающие манёвры могли бы помочь человеку преодолеть


трудное состояние (игрушки, животные, музыка и т.д.)?

7. Никакого давления: просто присутствуйте рядом. Если нет риска телесных повреждений, просто
дайте понять человеку, что к вам можно обратиться, если что-то понадобится.

8. Прикосновение. Оно может очень хорошо помогать, но может стать и формой насилия. Вообще,
не прикасайтесь к человеку, если он не сказал, что это допустимо или сам прикоснулся первым.
Если кажется, что объятия могут быть кстати, сначала спросите. Если человек не способен
разговаривать, постарайтесь очень внимательно наблюдать за любой негативной реакцией на
прикосновения. Старайтесь не вовлекаться в любое сексуальное взаимодействие. Обычно самым
эффективным и безобидным способом выразить своё участие будет взять человека за руку.
9. Интенсивность переживания может быть волнообразной или циклической. Также в
путешествии по трансперсональным состояниям может быть определённая схема: начало,
середина и конец. Не пытайтесь слишком давить в попытках изменить эту схему или ускорить
движение.

10. Не навсегда: если человек достаточно "здесь", чтобы беспокоиться о своём рассудке,
объясните ему, что данное состояние вызвано психоактивным веществом, и он вернётся в
"домашнее" состояние через некоторое время.

11. Это нормально для веществ: Объясните человеку, что он испытывает острые эффекты
психоактивного вещества (если вы знаете, какое это вещество, то напомните название) и
сообщите, что духовные совершенно нормальны, хоть и редки, и что человек, как и тысячи людей
до него, почувствует себя лучше, если расслабится и позволит веществу делать своё дело.

12. Дыхание. Дышите в одном ритме с человеком. Если он достаточно "здесь", чтобы
сотрудничать, предложите вместе делать медленные, глубокие, полные вдохи и выдохи. Если он
соглашается или вообще не понимает происходящего из-за страха, положите руку на его живот и
скажите: "Дыши животом" или "Продолжай дышать, всё правильно"

13. Расслабление: Расслабиться при переживании опыта смерти или четвертования демонами
бывает очень, очень трудно, но хотя бы сообщите, что позаботитесь о безопасности физического
тела человека. Во время очень трудного внутреннего процесса одна из важнейших вещей - суметь
смириться с ним, позволить ему происходить, "отпустить" свои попытки препятствовать опыту.

14. Медитативный настрой: Осторожное предложение закрыть глаза и сосредоточиться иногда


может изменить ход событий.

15. Босиком по земле: Один из лучших способов центрироваться и заземлиться - снять обувь и
носки и поставить ноги на твёрдую землю. Но будьте осторожны, если земля грубая и может
повредить пальцы.

16. Зрительный контакт: Если человек не выказывает признаков паранойи или страха перед вами,
старайтесь как можно больше поддерживать зрительный контакт.

17. Со мной всё в порядке: Объясните, что даже если кажется, что весь мир разваливается на
куски, с вами всё равно всё хорошо.

18. Здоровый процесс: Кризисы являются нормальными психическими процессами, и к ним


можно относиться как к исцелению, а не "проблеме", с которой нужно бороться.

Одна из самых успокаивающих вещей во время острых переживаний, по словам некоторых людей
- завернуться в одеяло. Ценность толстого, тяжёлого одеяла в случае осложнений невозможно
переоценить.

Ценности и процедуры, связанные с обстановкой


Организаторы дружественных психоделикам мероприятий (в некоторой степени) отвечают за
безопасность среды и должны быть готовы предложить участникам безопасное место для
расслабления, в котором будет вода, возможность прилечь, и знающий работник, следящий за
обстановкой. Хотя и невозможно проводить "терапию" в таких условиях, работники всё же
должны уметь определять, когда участнику нужна помощь и когда он готов безопасно вернуться в
обстановку мероприятия.

 Дать человеку дозу, не информируя его и не получая на это разрешение, подобно


изнасилованию: это не подарок, это не акт во имя психоделиков, и ничего хорошего в этом
нет. Этот принцип нужно активно распространять в культуре организации, проводящей
мероприятие.
 Целью ситтерства во время кризиса участника является не ослабление эффектов, а
создание и сохранение безопасного пространства, чтобы человек мог проживать свой
процесс, не вступая в конфликт с собой или другими.
 Перенос (например, в темах страха, нежелания участвовать, власти, привлекательности) во
время ситтерства неизбежен, его нужно заранее обсудить, а при возникновении признать
и правильно работать с ним.
 Никакого сексуального взаимодействия, ни при каких обстоятельствах.
 Участник мероприятия во время кризиса заслуживает анонимности и
конфиденциальности.
 Участник мероприятия во время кризиса не должен оставаться в одиночестве.
 Ситтеры должны быть готовы встречать и преодолевать трудности.
 На дружественных психоделикам мероприятиях должна быть возможность вызвать
медицинскую помощь, хотя при создании безопасного пространства это вряд ли
понадобится
7. Мифы и предрассудки.
Доктор наук Дэвид Прести, доктор наук Джером Бекк

Недавно мы с другом горевали о некоторых неточностях, допущенных в современном,


содержательном и хорошо сделанном фильме о грибах. Мы согласились в том, что ложные
данные, особенно постоянно переходя от одного не имеющего реального опыта в предмете
учёного к другому, постепенно становятся всеобщим достоянием и проникают в научную
среду. И тогда их чертовски трудно разоблачить и заменить истиной. Прекрасно то, что эта
глава совершенно актуальна - все перечисленные предрассудки действительно существуют.
Ужасно, однако, то, что она была написана десять лет назад. Надеюсь, скоро она всё же
устареет.

Данный материал изначально был опубликован в книге Psychoactive Sacramentals, в качестве


главы, написанной Дэвидом Прести и Джеромом Бекком. Прести является старшим
преподавателем нейробиологии на Факультете молекулярной и клеточной биологии в
Калифорнийском Университете, Беркли, и изучает отношения между химическими процессами
мозга и поведением. Бекк входит в число главных исследователей Института Научного
Анализа и работает администратором исследований в области здоровья, закона и
эпидемиологии в Программе по изучению болезней, связанных с табаком, в Калифорнийском
Университете.

ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты), как и многие галлюциногенные, визионерские или


энтеогенные вещества, внесён правительством США в Список 1 как контролируемое вещество.
Считается, что такие вещества не имеют медицинского применения и не должны быть доступны
людям в Соединенных Штатах. Так что ЛСД доступен потребителям только в виде нелегального
"уличного наркотика" неизвестной дозировки и чистоты. Со многими уличными наркотиками
связаны определённые мифы, но ситуация с ЛСД превосходит остальные по яркости и
фантастичности. Хотя он не был известен человечеству до синтеза в 1938 и описания в 1943
Альбертом Хоффманном, для многих ЛСД является прототипичным галлюциногеном. Наверное,
при учёте странного происхождения и мощного и глубокого влияния на сознания стоило ожидать
появления удивительного фольклора на тему ЛСД.

Особенно интересным аспектом мифологии об ЛСД является то, что она встречается и у
потребителей данного вещества, и у экспертов по злоупотреблению веществами. В
профессиональной среде эти мифы так хорошо укоренились, что даже просачиваются в важные
публикации под видом "фактов". И хотя широкая общественность и СМИ всегда завалены ложной
информацией, потребители галлюциногенов часто хорошо информированы о веществах, которые
используют. Однако среди потребителей ЛСД некоторые мифы всё ещё очень распространены.

Многие мифы об ЛСД зародились в политически напряжённом периоде шестидесятых, у них


разные источники и пути распространения, включая СМИ, уличная субкультура, а также
страшилки, распускаемые правительством и органами правопорядка. В этой главе мы рассмотрим
типичный фольклор, связанный с ЛСД, и уделим особое внимание распространённой среди
потребителей и профессиональных экспертов убеждённости, что частой примесью в ЛСД является
стрихнин. Помимо этого прототипического мифа, мы рассмотрим некоторые другие
распространённые верования.

Стрихнин и другие примеси

Миф о том, что ЛСД часто разбавляется ("бодяжится") рядом токсичных веществ, оказался таким
сильным, что вопреки отсутствию каких-либо доказательств циркулировал среди потребителей и
профессионалов более трёх десятков лет. Чаще всего говорится о примеси метамфетамина
(популярный синтетический уличный наркотик, известный как скорость) и стрихнин (алкалоид
семян индийского растения Strychnos nuxvomica, исторически применяемого для травли грызунов
и имеющего психостимулирующие свойства).

Потребители порой приписывают эффекты ЛСД в равной степени как самому ЛСД, так и этим
примесям. Например, опыт ЛСД могут описывать как "быстрый", предполагая наличие в образце
метамфетамина. ЛСД, якобы загрязнённый стрихнином, иногда считается причиной неприятных
переживаний (плохого трипа) или расстройств желудочно-кишечного тракта у некоторых
потребителей ЛСД. Даже журнал High Times, считающийся у потребителей надёжным источником
информации, писал, что "частыми примесями [ЛСД] являются стрихнин, амфетамины и всё, что
оказалось под рукой". В опросе более четырёхсот первокурсников университетов в рамках
обязательного курса здоровья многие студенты, принимавшие ЛСД в прошлом, верили, что
стрихнин и метамфетамин являются частыми примесями, а студенты, не принимавшие ЛСД, об
этом мифе не слышали.

В среде профессионалов по злоупотреблению убеждение, что ЛСД часто разбавлен стрихнином,


тоже распространено. Даже Диагностическое и статистическое руководство по психическим
расстройствам четвёртого издания (ДСМ-4), стандартный в США справочник по диагностике
психических расстройств (включая злоупотребление веществами) упоминает стрихнин как
примесь ЛСД. Psychiatric Annals, профессиональный журнал для непрерывного образования
психиатров, в 1994 году выпустил номер о галлюциногенах. Среди многочисленных неточностей
было и указание, что стрихнин добавляется к ЛСД "для повышения силы галлюцинаторных
ощущений". Далее в статье было описание лечения отравления стрихнином и указание, что при
остром дистрессе после приёма ЛСД может понадобиться неотложная медицинская помощь.

Загрязнение ЛСД стрихнином также упоминается в главных профессиональных книгах по лечению


злоупотребления веществами, а также в современных просветительских книгах о наркотиках.
Видно, что образовательные материалы до сих пор распространяют миф о стрихнине, не приводя
никаких ссылок на задокументированный анализ или реальные случаи.

Подборки нарко-сленга, опубликованные Министерством Юстиции США, и профессиональные


медицинские журналы, приводят следующие термины для смеси ЛСД и стрихнина: "костолом",
"белая кислуха" и "четвертак". Однако нет абсолютно никаких свидетельств, что данная
комбинация когда-либо существовала под каким бы то ни было названием. Массовость этого
поверья среди экспертов впечатляет и делает его уникальным представителем ЛСД фольклора.

Возможно, миф о стрихнине утвердился из-за сообщения Альберта Хоффманна об анализе


(проведенном в 1970) образца порошка, выдаваемого за ЛСД, который оказался обычным
стрихнином. Однако все другие анализы уличных образцов ЛСД за многие годы стабильно
показывали, что продукты, продаваемые на улицах как ЛСД, редко содержат какие-либо примеси
и никогда не содержат стрихнин.

Тридцать лет назад немногими обнаруженными примесями были фенциклидин(PCP) или


метамфетамин. Из проанализированных Ж.К.Брауном и М.Х.Малоне 581 уличных образцов,
продаваемых как ЛСД 491 (84.5 процентов) содержали только ЛСД, 31 (5.3 процента) содержали
ЛСД и PCP, и 5 (0.9 процентов) содержал ЛСД и амфетамин или метамфетамин. Авторы
утверждали: "Мы проанализировали несколько образцов, подозреваемых в содержании
стрихнина из-за токсических симптомов, но в каждом из них был обнаружен только ЛСД... Ни одна
другая группа по анализу образцов уличных наркотиков не сообщала о присутствии в ЛСД
стрихнина".

Даже если исторически примеси в образцах ЛСД изредка обнаруживались, то вероятность этого
ещё больше снизилась с началом использования промокательной бумаги, которые уже больше
двадцати лет является самой популярной формой распространения ЛСД. Такая форма появилась,
потому что из-за его огромной силы для ЛСД нужен надёжный метод равномерного разделения
на отдельные маленькие дозы. Пропитывание промокательной бумаги раствором известной
концентрации для этого хорошо подходит. Однако достаточные для вызова психоактивных
эффектов количества стрихнина или другой потенциальной примеси не поместится на
пятимиллиметровом квадратике бумаги. К тому же, высокая активность и низкая стоимость ЛСД
исключают необходимость усиления эффектов с помощью каких-либо добавок.

Бречер в своей работе Licit and Illicit Drugs утверждает, что стрихнин могли добавлять к ЛСД как
"наполнитель" или, возможно, для ускорения наступления психоактивных эффектов. Другой
причиной предполагаемого присутствия в ЛСД стрихнина является необходимость как-то связать
его с промокательной бумагой. Всё это ложь. Другие сказки говорят о том, что стрихнин возникает
при синтезе ЛСД, является продуктом распада ЛСД или метаболитом, появляющимся после
приёма. Это тоже мифы. Хотя ЛСД и стрихнин оба являются сложными углеродными
соединениями, их структура сильно отличается. Стрихнин не является ни прекурсором, ни
побочным продуктом синтеза, ни продуктом распада, ни метаболитом ЛСД. Его просто не было в
уличных образцах ЛСД, и причин ожидать его появления там тоже нет.

Происхождение мифа о стрихнине в ЛСД неизвестно. К концу 60-х он уже был широко
распространён. В Acid Dreams, во всех других отношениях замечательном историческом обзоре
использования ЛСД, Ли и Шлайн утверждают: "Большая часть ЛСД, толкаемого на улицах [в
районе Сан Франциско Хейт-Эшбери в конце 60-х] была усилена какой-либо примесью, обычно ею
была скорость или стрихнин, а в некоторых случаях инсектициды. Но откуда бралась эта грязная
кислота?" Далее авторы говорят, что этот загрязнённый ЛСД производила и распространяла
организованная преступность, и он назывался "синдикатный ЛСД", что тогда было синонимом
плохого ЛСД.

Поздние 60-е были смутными временами в среде хиппи Сан Франциско. Росло употребление
алкоголя, героина и метамфетамина, а это (с учётом большого количества невежественной
молодёжи) приводило к быстрой гибели прежде идиллической картины. Возникающий хаос,
несомненно, способствовал сильному ухудшению установки и обстановки ЛСД переживаний.
Однако нет никаких свидетельств, что в то время в образцах ЛСД действительно бывал стрихнин.
Мы считаем, что миф о стрихнине мог появиться в поздних 60-х для объяснения негативных
аспектов действия ЛСД, изменившегося в условиях социального упадка.

Опытные потребители заявляют, что разные образцы нелегального ЛСД могут обладать немного
разными эффектами. Хотя эти различия можно списать на вариации умственного настроя и
физического окружения, могут быть задействованы и химические механизмы. Психоактивным
эффектом могут обладать другие алкалоиды спорыньи или химически близкие к ЛСД вещества. В
сообщаемых различиях могут также играть роль продукты распада и метаболиты ЛСД.

Однако сейчас это остаётся загадкой. Эти вопросы не были проверены клиническими
исследованиями, а сегодня их провести практически невозможно, учитывая, как трудно добиться
разрешения на испытать ЛСД и родственные ему вещества на людях.

С точки зрения правительства, органов правопорядка и сообщества по лечению злоупотребления


наркотиками миф о стрихнине остаётся удобной тактикой запугивания для отвадки потребителей
от ЛСД. С точки же зрения потребителей он остаётся удобным внешним объяснением крайне
неприятных переживаний (плохих трипов).

Кислотные татуировки

Есть ещё один миф, который так часто упоминался СМИ, органами правопорядка и группами
родителей, что его прозвали "самой коварной городской легендой о наркотиках". Это
бессмертный миф о "кислотных татуировках". Из-за того, что марки ЛСД часто украшают героями
мультфильмов или какими-то другими рисунками, некоторые заметили в них сходство с
татуировками-переводками. Это привело к тому, что в разных сообществах по всем Штатам
периодически появлялись анонимные флаеры, предупреждающие об опасности, грозящей детям.
Брошюра полицейского департамента Эмеривилля, Калифорния, от 31 марта 1987 года, гласила:
"В нашем обществе появилась новая опасность... Это новый способ продавать кислоту нашим
маленьким детям. Ребёнок может получить от них смертельный трип. Также известно,
маленькому ребёнку могут дать бесплатную "татуировку" дети постарше, чтобы поиздеваться,
либо кто-то ещё с целью привлечения новых клиентов". В конце брошюра рекомендует не
использовать переводки, потому что "эти вещества действуют очень быстро и иногда бодяжатся
стрихнином".

Этот миф стал единственным, официально опровергнутым Отделом по борьбе с наркотиками


(ОБН). В меморандуме, выпущенном в 1911 ОБН утверждала:

Листовки с предупреждениями о якобы "новой форме" ЛСД существовали в США более


десятилетия. Обычно эти предупреждения были адресованы родителям... предупреждая об
опасностях покрытых ЛСД наклеек или татуировок с изображением персонажей мультфильмов
или другими картинками, привлекательными для детей. Утверждается, что при лизании
татуировок и наклеивании на кожу ребёнок испытает галлюциногенный кайф...

Эти предупреждения, встречавшиеся в письмах, постерах и листовках, воспроизводились


бесчисленное множество раз добронамеренными лицами, школьными системами, компаниями
друзей и прессой. Они могут быть особенно вредными и убедительными, потому что содержат
некоторую верную информацию об ЛСД, его формах и эффектах... Случайное сходство между
детскими татуировками и марками с кислотой могло быть причиной ошибочного предположения,
сделанного некоторыми добронамеренными лицами, об опасности, угрожающей маленьким
детям. Хотя некоторые дети в старших классах и колледжах могут покупать марки и ловить кайф,
государство, ОБН, государственная или местная администрация никогда, повторяем, никогда до
сих пор не сообщали о существовании детских татуировок или наклеек с ЛСД... Это утка.

Повреждения хромосом и врождённые дефекты

Одним из самых распространённых в конце 60-х мифов, усиливших страх перед ЛСД и
поспособствовавших его запрету, было поверье, что ЛСД вызывает повреждения хромосом, друге
генетические нарушения и врождённые дефекты (тератогенность). Всё началось с маленькой
статьи в уважаемом журнале Science в 1967, где утверждалось, что ЛСД, добавленный в культуру
белых кровяных клеток человека, вызывал хромосомные аномалии. Через несколько месяцев тот
же автор опубликовал похожее сообщение в престижном медицинском журнале The New England
Journal of Medicine. В том же выпуске последнего журнала также была редакторская статья,
обращающая внимание на обнаруженные генетические повреждения и подчеркивающая, что ЛСД
действовал на хромосомы так же, как ионизирующее излучение. После этого появилась ещё куча
работ от разных исследователей, утверждающих то же самое. Такие открытия попадали на первые
полосы газет и сильно повлияли на общественное мнение об ЛСД.

Позже более тщательные исследования показали, что выводы первого исследования были
необоснованными. В журнале Science в 1971 году, через четыре года после первой стати в 1967,
был исчерпывающий обзор 68 исследований и описанных случаев в виде большой статьи. Обзор
заключил, что "приём чистого ЛСД в умеренных дозах не повреждает хромосомы in vivo, не
вызывает генетических повреждений, поддающихся обнаружению, и не является тератогеном или
канцерогеном для человека".

К сожалению, СМИ и государственные распространители информации о наркотиках


проигнорировали это опровержение первичных сообщений. В результате этого миф об ЛСД как
причине генетических повреждений всё ещё довольно силён. Одна из лучших современных
просветительских книг о наркотиках в начале содержит список истинных и ложных утверждений о
наркотиках для проверки знаний. Данные утверждения были представлены на лекции о
наркотиках, проведенной автором книги в Государственном Университете Нью Йорка стони Брук.
Одно из утверждений гласит, что "Женщины, принимавшие ЛСД во время беременности даже
один раз, имеют значительно большие шансы родить ребёнка с врождёнными дефектами, чем
женщины, не принимавшие ЛСД". Правильный ответ - ложь. В 1991 году из 223 студентов только 6
процентов выбрали правильный ответ, а в 1966 году из 200 только 9 процентов ответили верно.
Миф продолжает жить.

Безумие. Острые и долгосрочные нежелательные эффекты

ЛСД, как и многие другие психоактивные препараты, может вызывать ряд острых (краткосрочных,
во время интоксикации) поведенческих изменений. Среди них тревожность эйфория, дисфория,
паранойя, галлюцинации и другие изменения восприятия, и так далее. Изменения восприятия и
сознания, конечно же, в данном случае являются ожидаемыми. К тому же, исходная установка
(например, настроение, ожидания) потребителя могут очень сильно повлиять на характер
переживаний. При приёме ЛСД во время депрессии или тревоги можно испытать обострение
депрессии или тревоги. Позитивный же настрой может привести к переживанию экстаза, хотя это
и не гарантировано. В отдельном опыте с ЛСД позитивные и негативные настроения могут
чередоваться. Даже негативное настроение может быть психологически полезным, если с
проявляющимся материалом работают терапевтически или если его осмысляют в духовном
контексте. Это один из аспектов терапевтической ценности ЛСД и подобных веществ.

Долгосрочные (хронические) негативные психологические эффекты - совсем другое дело. ЛСД и


прочие галлюциногены часто связывают с большим и неконтролируемым риском "сойти с ума", а
также суеверным ужасом "непоправимых повреждений мозга". Такой фольклор включает
громкие заявления вроде "прими ЛСД семь раз [или пять, десять и т.д.], и ты официально псих"
или "один мой знакомый принял ЛСД и решил, что превратился в апельсин, и до сих пор так
думает". Также упоминается (помимо прочего) развитие хронической тревожности, депрессии,
паранойи, психоза или агрессивного и суицидального поведения.

Мы не подвергаем сомнению возможность долгосрочных негативных эффектов при приёме ЛСД


определёнными индивидами; обзоры клинической литературы показывают, что хронические
нежелательные эффекты в большинстве случаев связаны с психологической нестабильностью до
приёма ЛСД. Например, люди с пограничным расстройством личности (по формулировке ДСМ-4)
или латентными психическими расстройствами (то есть, имевшими в семейном анамнезе
шизофрению) при приёме ЛСД могут испытать проявление симптомов и последующие
хронические проблемы. Для таких индивидов также представляют риск и другие факторы стресса
в окружающем мире.

Проведённый Сидни Коэн широкий обзор использования ЛСД в психотерапевтической среде в


1950-х (около 25 тысяч приёмов у 5 тысяч реципиентов) показал, что при приёме ЛСД в
контролируемых терапевтических условиях индивидами, не имевшими прежде серьёзной
психопатологии, частота острых и хронических проблемных реакций была крайне малой. Это
говорит о важности психологической оценки потенциальных потребителей (это может быть
безопасно для большинства людей, но не для всех), а также внимательного отношения к
установке и обстановке сессии с препаратом.

Не было задокументировано ни одной человеческой смерти от токсических фармакологических


эффектов ЛСД. Фармакологический терапевтический индекс (соотношение летальной дозы к
терапевтически эффективной дозе) у ЛСД несомненно очень высок. Есть печально известный
пример одного "научного исследования", опубликованного в журнале Science, в котором слону
ввели очень высокую дозу ЛСД, отчего он умер. Однако в данном случае слону также ввели
другие сильнодействующие вещества, включая барбитураты и антипсихотические вещества,
которые могли поспособствовать его кончине.

Мы также встречали утверждения, что ЛСД оседает в головном или спинном мозге и жировых
клетках и может высвобождаться какое-то время спустя (вплоть до семи лет), вызывая
нежелательные эффекты (например, "флэшбэки", состоящие в повторном переживании
некоторых аспектов опыта без приёма препарата). Недавно студентка медицинского факультета
сообщила нам, что узнала этот "факт" на лекции в одной из главных медицинских школ страны. Но
у этого нет никаких реальных оснований, так как нет никаких свидетельств, что ЛСД может
оставаться в организме продолжительное время.

Понятие флэшбэка является, возможно, самой запутанной концепцией в литературе о


галлюциногенных препаратах. В своём замечательном обсуждении данного явления
преподаватели Гарвардской Медицинской Школы Лестер Гринспун и Джеймс Б. Бакалар заявляют
следующее:

Исследования флэшбэков трудно оценивать, так как данный термин применяется очень вольно и
вариативно. В широком смысле он означает транзиторное возвращение эмоций и восприятий,
прежде пережитых под воздействием препарата. Он может длиться секунды или часы; он может
воспроизводить любые из множества аспектов трипа; он может быть благостным, интересным,
надоедливым или пугающим. Большинство флэшбэков представляют собой эпизоды визуальных
искажений, искажений времени, физических симптомов. растворения границ эго или повторного
проживания интенсивной эмоции в течение нескольких секунд или мнут. Обычно они не
причиняют особенного дискомфорта, особенно притом, что потребители обычно понимают, что
происходит; их даже порой простодушно называют "бесплатными трипами". В редких случаях они
могут длиться дольше, а в маленьком ряде случаев оборачиваются пугающими образами и
мыслями.

По одной из версий, флэшбэки это что-то вроде яркого и легко активируемого воспоминания.
Другая концептуализация флэшбэков является психодинамической и рассматривает их как
повторный подъём конфликтного материала, высвобожденного из бессознательного во время
действия препарата, но не полностью проработанного в тот момент. Станислав Гроф, один из
самых опытных ЛСД терапевтов в мире, в своей книге "ЛСД Психотерапия" делает следующее
заявление о флэшбэках и других нежелательных реакциях: "Сессии, в которых препарат
активирует области трудного эмоционального материала, а индивид стремится избежать встречи
с ним, могут приводить к продлению эффектов, неудовлетворительной интеграции, остаточным
эмоциональным или психосоматическим проблемам или нестойкому психическому равновесию,
служащему основой для последующих флэшбэков".

Термин, обозначающий флэшбэки после приёма ЛСД, в ДСМ-4 звучит как "длительное
расстройство восприятия, вызванное галлюциногенами", сокращённо HPPD. В ДСМ-4 используется
особенно узкое определение, включающее длительные изменения визуального восприятия,
причиняющие беспокойство индивиду. Это расстройство может быть возможным, хотя и редким,
у индивидов, принимавших ЛСД. Но оно было очень слабо изучено, а его связь с использованием
ЛСД сложно подтвердить из-за сопутствующего использования многих разных препаратов, а также
из-за других переменных.

Важным фактором, определяющим интенсивность опыта с ЛСД (как экстатического, так и


проблемного) является количество принимаемого препарата. Здесь важно отметить, что средняя
доза уличных образцов сильно уменьшилась в период с 60-х, когда она составляла более 200
микрограмм, до 90-х, когда она стремилась к 60 микрограммам.

Острые нежелательные реакции определённо являются главным опасением при использовании


ЛСД. К сожалению, эти опасности значительно возрастают из-за мифов и пугающих
предостережений. Переживания под ЛСД определяются не только фармакологическими
характеристиками самого препарата, но также и соответствующими верованиями. Из-за
характерной действию ЛСД высокой внушаемости верования и мифы могут сыграть роль
самоисполняющегося пророчества и повысить вероятность нежелательной реакции. Коэн назвала
это явление "избыточными начальными опасениями" и внесла в список значимых факторов,
способствующих плохим трипам. С учётом этого неудивительно, что во время шумихи в СМИ в
конце 60-х количество сообщений о плохих трипах существенно возросло.

С уменьшением активности в СМИ в конце десятилетия снизилась и частота негативных


переживаний. Это произошло даже вопреки тому, что общее количество потребителей ЛСД в
начале 70-х продолжало расти.

Важнейшими причинами снижения количества негативных переживаний были


информированность культуры потребителей и снижение дозировок уличного ЛСД.

Гендерсон и Гласс в своей книге об истории ЛСД обобщают связи между нежелательными
эффектами и мифами так: "В народной мифологи для потребителей ЛСД характерны приступы
агрессии и странное поведение. Они могут спрыгивать с крыш в уверенности, что могут летать,
таращиться на солнце до полной потери зрения, выдирать себе глаза и даже становиться
опасными. Широко распространено верование, что потребитель ЛСД в любой момент может
испытать флэшбэк и совершить любое из перечисленных действий. В литературе об ЛСД
действительно задокументированы некоторые необычные случаи. Однако, с учётом того, что с 50-
х были употреблены миллионы доз ЛСД, такие случаи можно считать редкими".

Духовное развитие

Энтеогенный потенциал ЛСД и подобных веществ является центральной темой книги Psychoactive
Sacramentals. Туземные культуры всего мира и на протяжении всей истории применяли
психоактивные вещества как таинства в своих религиозных ритуалах, обеспечивающих связь с
трансперсональным. И хотя это правда, существует миф, что использование этих веществ
автоматически повышает уровень духовного или религиозного развития. Использование
энтеогенов необязательно облегчает духовное развитие. В продвижении по духовному пути
может помочь умелое и осторожное их использование, уделяющее должное внимание
намерению, установке и обстановке.

Выводы

Эти мифы являются не просто неточной информацией. Они значительно повлияли на восприятие
галлюциногенов обществом, наукой, медициной и правительством, а также на опыт
потребителей. Эти мифы стали главным фактором в прекращении клинических исследований 45
лет назад и продолжают мешать возобновлению легитимных исследований терапевтических и
энтеогенных свойств ЛСД и подобных веществ.

Поиск истоков этих устойчивых мифов о веществах является занятием одновременно как
интересным, так и фрустрирующим, и эти истоки удаётся выявить только в редких случаях. Живя
своей жизнью, эти старые мифы преодолевают время и расстояния. Обладая изменчивостью и
способностью адаптироваться, они изменяют и приукрашивают некоторые свои детали в угоду
чьим-то ложным воспоминаниям или интересам некоторых групп.

Распространение мифологии о веществах теперь критически зависит от интернета. И хотя он


действительно может распространять эти и другие мифы, похоже, что происходит обратное.
Обмен электронной почтой, обсуждения новостей, а также богатая всевозможной информацией
Всемирная Сеть приводят к опровержению мифов, существовавших десятилетия. Примерами
накопленных знаний являются такие вебсайты как: Erowid (www.erowid.org), Multidisciplinary
Association for Psychedelic Studies (www.maps.org), Psychedelic Library (www.psychedeliclibrary.org),
the Lycaeum (www.lycaeum.org), и Council on Spiritual Practices (www.csp.org).

Открытый Альбертом Хоффманном более полувека назад, ЛСД остаётся в числе самых сильных
известных психоактивных веществ. Фольклор об ЛСД отчасти отражает страх перед его силой. У
ЛСД есть способность оказывать удивительное воздействие на сознание, снимая психологические
защиты потребителей и открывая им доступ к богам и демонам собственной психики. Мощные
эффекты, которые он вызывает, заслуживают трепетного уважения. И в этой истине кроется
большая сила.
8. Терапевтическая эффективность однократных сессий с проводником
Улыбка Жанет (имя изменено) расширилась, а бруклинский акцент, смягченный многолетним
проживанием в Калифорнии, зазвучал отчётливее.

- Всё изменилось. Когда я росла, природа не играла большую роль в моей жизни. Были деревья на
улицах, цветы в вазах, прогулки по центральному парку, отпуска в Джерси, но ничего такого. А
теперь я ощущаю это. Природа будто замечает меня. На берегу океана в Мемориальном парке я
чувствую, что не одна.

- Вы проводите больше времени на природе? - спрашиваю я, занеся ручку над пунктом под
названием "отдых" на одиннадцатой странице формы.

- Разумеется. А вы?

Записав её ответ, перехожу к следующему вопросу. Идёт третий час нашего интервью. Всего было
около трёхсот вопросов, и большинство ответов были интересными. Обычно на четырёхчасовой
встрече у меня остаётся один час на запись общих выводов и заметок.

Но сегодня всё иначе. Бывает, интервью длятся и дольше. Я не беспокоюсь, так как люблю
слушать истории.

В трёх кабинетах от нас проходит такое же интервью. Шестью-девятью месяцами раньше у обоих
участников были однократные психоделические терапевтические сессии с высокими дозами, в
рамках их терапии. Теперь Жанет, никогда раньше не видевшая меня, делится со мной
интимными подробностями своей жизни.

Сейчас 1965 год, и интервью входит в мою работу над диссертацией. В США уже проведены
десятки (а во всём мире намного больше) исследований влияния ЛСД и других психоделиков на
движение улиток и плетение паучьей паутины, а также на людей с шизофренией, аутизмом,
алкоголизмом и неврозами. ЦРУ тайно пыталось использовать эти вещества для дезориентации и
запугивания людей. Через подставные организации ЦРУ также спонсировало небольшие
конференции и публикации, в которых терапевты и исследователи представляли свои открытия.
Тимоти Лири и Кен Кизи уже успели нашуметь, и по миру уже начинает идти волна
неконтролируемого применения психоделиков.

Данное исследование должно прояснить некоторые споры среди исследователей, обеспокоенных


расхождениями в результатах других исследований. К несчастью, его результаты будут
проигнорированы и забыты из-за скорой череды громких событий, преувеличиваемых СМИ. И
лишь многими годами позже, с началом постепенного возобновления исследований, придёт
время открыть доступ к нашим результатам, чтобы исследователи, терапевты и потенциальные
потребители понимали, чего можно ожидать.

Терапевтический протокол

Терапия, которую я документировал, состояла из трёх этапов: подготовка, профессиональная


психоделическая сессия и серия последующих интервью для оценки долговременных
поведенческих изменений.
На подготовительных встречах мы обсуждали уместные вопросы и опасения, а также
устанавливали доверие и психотерапевтический раппорт. На встречах также были небольшие
опыты по дыханию смесью 70% кислорода и 30% двуокиси углерода - этот метод терапии был
разработан десятью годами раньше. Так как ни у кого из субъектов прежде не было
психоделического опыта, мы наблюдали за реакцией на краткосрочное изменённое состояние,
вызываемое несколькими вдохами данной смеси, и отсеивали всех, кто находил даже такие
микро-путешествия крайне тревожащими.

На сегодняшний день трудно найти желающих поработать с психоделическими веществами, не


имевших прежде опыта с каким-нибудь психоделиком. Поэтому теперь может не потребоваться
такая длительная подготовка, как с этими поистине наивными субъектами.

Психоделическая сессия длилась весь день. Пациенты проводили его, прослушивая музыку или
наблюдая различные визуальные стимулы вроде зеркала или семейных фотографий. Поддержку
оказывали два проводника разных полов. Интервью назначались на следующий день, а также
через одну, две, восемь и двенадцать недель после сессии. Финальная оценка проводилась через
шесть месяцев (с минимальной погрешностью).

Выборка

Для исследования были выбраны 67 человек (44 мужчин и 23 женщин); средний возраст
составлял 35.5 лет. Выборка не была случайной; она включала всех, кто перед этим прошел
девятимесячную терапевтическую программу, оставался жить в Калифорнии и перед сессией
имел в запасе 6-9 месяцев. Средний уровень образования составлял не менее двух лет колледжа.
Религия и религиозное воспитание, клинический диагноз и культурный фон субъектов сильно
разнились. Можно предположить, что из-за высокой стоимости терапии они были мотивированы
учиться и развиваться. Люди с особенно тяжёлыми состояниями не принимались в данное
исследование.

У двух третей группы были диагнозы, которые обычно лечатся в психиатрических учреждениях
амбулаторно. У трети не было симптомов в данный момент; они имели "нормальное здоровье",
справлялись с работой и личной жизнью, что давало им больше шансов во время
психоделического опыта заняться высшими вопросами жизни и смерти и поработать над своим
мировоззрением. Мы заметили, что содержание и настроение их сессий были другими, чем у
невротических пациентов, которые чаще использовали сессию для исследования личных и
трансперсональных проблем.

Краткая история

То, как у меня проходила разработка интервью, и как вообще проходили психоделические
исследования, хорошо демонстрирует непростые отношения между академической психологией,
познанием разума в целом и психоделиками в частности.

На последних годах обучения в Стэндфордском Университете в начале 60-х я тщательно старался


поддерживать образ скромного и притом амбициозного студента психологии. Я одевался как
можно более неприметно, надеясь, что благодаря потёртому спортивному пиджаку и
изношенным галстукам профессорат (который мог выдворить меня из университета, после чего я
бы попал в армию и был бы отправлен во Вьетнам) не обратит внимание на мою деятельность. На
лекциях и семинарах я скрывал своё постоянное недоумение перед ограниченностью
представлений профессора о психике и незнанием её настоящих границ.

Всеобщее невежество и самодовольство придавали мне уверенности; в университете я


чувствовал, будто слушаю теории очень маленьких детей о взрослом сексуальном поведении: как
это маловероятно, что можно делать детей, вставляя свою пипиську в женскую пипиську, как
такие действия ни в коем случае не могут быть приятными, или что один из их пациентов издавал
странные звуки, находясь в запертой спальне. А я при этом исправно делал записи, читал книги,
писал работы (обычно меняя титульный лист у одной и той же работы) и мимикрировал изо всех
сил.

В свободное же время я пытался понять великий мировой разум, открывшийся мне под ЛСД. И
среди прочитанных гор книг по антропологии, Тибетскому буддизму, мистицизму, изменённым
состояниям и парапсихологии находил некоторые зацепки и частичные ответы.

В середине третьего курса мне захотелось узнать, каковы долгосрочные эффекты приёма
психоделиков в условиях безопасности и поддержки. Чтобы выбрать это исследование для
диссертации, нужно было найти троих членов факультета в качестве комитета супервизоров. К
моему удивлению, их поиск надолго затянулся, так как профессора один за другим отказывались
участвовать в, по их мнению, радикальной и опасной науке.

Успеха я добился на встрече с профессором Джеком Хилгардом, значимой фигурой в


Американской Психологической Ассоциации, автором многих книг по теории и директором-
основателем Стэндфордской Лаборатории Гипноза, а также мягкий и свойский человек и хороший
слушатель. Пока мы сидели за его столом, оба в пиджаках и галстуках, я изложил ему идею своей
диссертации.

Профессор Хилгард мягко пожурил меня, сказав, что выбор такого проекта лишит меня будущего в
академической психологии.

- Доктор Хилгард, - ответил я, - когда вы занялись гипнозом, он считался сомнительной вещью, как
и психоделики сейчас. И он тоже был неподходящей областью исследований. Вы рискнули тогда
карьерой. И я тоже хочу рискнуть своей.

Он откинулся в кресле и долго, долго молчал, словно предаваясь воспоминаниям. Затем,


придвинувшись к столу и опершись на него руками, посмотрел на меня:

- Я буду в вашем комитете.

Так я нашел третьего члена, чьи статус и репутация давали мне защиту от нападок других
преподавателей.

Председателем комитета был Уиллис Харман, мой ментор (и один из соавторов этой книги),
который был проводником в моих самых значимых психоделических переживаниях. Третьим
членом был Невитт Сэнфорд, уволенный прежде из Беркли за отказ принести присягу президенту
Маккарти. Ни Хилгард, ни Сэнфорд не проявляли ни малейшего интереса к моей работе с
психоделиками, но оба в прошлом выбирали сложные и непопулярные пути и были сторонниками
подлинной академической свободы. Я до сих пор признателен им за оказанную поддержку.

Как можно измерить психотерапевтическую пользу?

За несколько лет до начала этого исследования было опубликовано несколько работ,


подтверждающих не только эффективность психоделической психотерапии, но также и тот факт,
что материал, полученный от пациентов во время терапевтических сессий, валидировал
теоретическую ориентацию каждого отдельного исследователя, а идеи о природе сознаний у
исследователей радикально различались. Там были и фрейдисты, и юнгианцы, и бихевиористы, и
экзистенциалисты, и эклектисты - и все были убеждёнными сторонниками своих школ.

Одна из причин таких различий в отчётах (по крайней мере, мне так казалось) лежит в
непонимании той степени, в которой их собственная установка влияла на результаты.

Поучаствовав в роли ситтера на многих психоделических сессиях в течение нескольких лет, я успел
понять, что психоделический опыт в целом вдохновляющий и позитивный. В одном раннем
исследовании 78 процентов субъектов назвали опыт "Лучшим, что со мной когда-либо
происходило". Я понимал, что такие громкие заявления сами по себе не убедят потенциальных
критиков.

Как можно измерить заявленные изменения, но избежать искажений, вызванных желанием


пациента доказать успех терапии (что можно объяснить переносом или когнитивным
диссонансом, по словам различных критиков) или собственным теоретическим багажом?

Когда я нашёл решение, оно показалось очевидным. Нужно искать изменения в повседневной
жизни индивидов, прошедших психоделическую терапию. Как ни странно, я не смог найти ни
одной оценки эффективности психотерапии (даже среди хорошо спонсируемых многолетних
исследований, проводимых несколькими учреждениями сразу), которая бы учитывала
последующие поведенческие изменения. Я нашёл аргументы в пользу игнорирования мнения и
поведения пациентов поразительно несерьёзными. Одна исследовательница, описывая свою
роль в самом долгом и известном исследовании, заявила: "Если теория учитывает такие
конструкции, как эго, изменения в котором могут отражаться или не отражаться непосредственно
на устных сообщениях и поведении, тогда динамические состояния и параметры эго можно
оценивать исключительно при помощи инструмента, который для них предназначен, а именно,
клинической оценки". Так как это казалось мне полной ерундой, я понял, что не просто
подставляю свою карьеру, изучая психоделики, но и отвергаю "правильный" подход к ним.

Однако свой подход я не изменил. В психиатрической больнице Пало-Альто для ветеранов, где я
работал с индивидами и группами, главный критерий излечения состоял в том, смог ли ветеран
покинуть больницу и адаптироваться в жизни среди мирного населения. И это мне казалось
правильным.

Разработка Интервью об Изменениях Поведения (ИИП)


Я начал выбирать аспекты повседневной жизни, которые могли бы измениться после терапии. Я
просил работников, занимающихся терапией, отмечать любые сообщаемые клиентами перемены
в поведении, а также собственные поведенческие изменения после знакомства с психоделиками.
В результате я набрал 433 параметра и распределил их по девятнадцати категориям. Следующим
шагом была разработка таких вопросов для каждого пункта, чтобы ответы можно было легко
оценивать и считать.

Я читал о том, как Альфред Кинси проводил своё первое исследование сексуального поведения.
Он обнаружил, что люди всегда отвечают "нет" на вопрос о том, практиковали ли когда-либо то
или иное поведение, но могут признаться, если иначе сформулировать вопрос. Он разработал
формат, при котором структура вопроса предполагала, что поведение имело место. То есть,
вместо вопроса "Мастурбируете ли вы?" был вопрос вроде "Как часто вы мастурбируете?", а
вместо "Был ли у вас сексуальный опыт с животным?" было "В каком возрасте у вас был первый
сексуальный опыт с животным?" Мне подошла немного адаптированная версия такого подхода.

Так, я спрашивал, стал ли человек после психоделического опыта читать, работать, посещать
вечеринки, мечтать или выполнять какие-то другие действия чаще, реже или так же часто. После
отсеивания поведений, которые менялись редко или были сложны в оценке, осталось 332
параметра и восемнадцать категорий.

Проведение и подсчёт результатов Интервью об Изменениях Поведения

В разработанной мной форме на каждой странице находилась одна категория со списком


вопросов. Варианты ответов во всех случаях были "больше", "меньше", "столько же". Также было
место для любых дополнительных комментариев. Вот несколько примеров вопросов из разных
категорий:

 Вы видите сны чаще или реже?


 Вы едите больше или меньше мяса, чем раньше?
 Вы больше или меньше смотрите телевизор?
 (Только для пар) Когда вы ругаетесь, в ваших ссорах больше или меньше враждебности?
 Вы стали больше или меньше работать в саду?
 Вы чаще или реже занимаетесь сексом?
 Вы чаще или реже посещаете религиозные службы?

В верхней части каждой страницы было место для суммарных значений, как в данном примере:

Религиозная деятельность / улучшение / без изменений / ухудшение

Инструкции для этих сумм были следующими: "Если изменение происходит в сторону гибкости,
осознанной адаптируемости и от чрезмерной нереалистичной ригидности, оно считается
улучшением. Однако если происходит переход от некоторой гибкости к безответственному или
бессмысленному поведению, то это ухудшение. Уход - религиозный, социальный,
психологический или политический - не считается улучшением. Изменения, происходящие
преимущественно в воображении или отношении, считаются как "без изменений". В случае
сомнений или недостаточной информации я писал фразу "невозможно оценить"". На практике
определить характер изменений почти во всех случаях не составляло труда.

Результаты в общем виде представлены в следующей таблице. Так как чтение данных о
конкретных изменениях в каждой категории может быть утомительным, их краткое изложение
вынесено в главу 21.

Таблица 8.1. Интервью об Изменениях Поведения

Категория 75% + 60-75% 7-15% Мужчины/Женщины


Улучшение Улучшение Ухудшение Разница
Сны *
Привычки и поведение в *
питании
Привычки в чтении и *
прослушивании
Личные привычки *
Материальные ценности *
Брак (48 субъектов) * *
Эмоциональная *
отзывчивость
Семейные отношения *
Работа
Интроспекция *
Здоровье * *
Религиозная деятельность *
Межличностные контакты *
Физическая активность *
Творческая деятельность *
Сексуальное поведение * *
Страхи * *

Описание категорий и процентажа изменений

Более 75 процентов участников сообщали об улучшениях в следующих категориях.

 Сны: Улучшения включали частоту, запоминание, полезность и приятность сновидений.


 Привычки, связанные с чтением и слушанием: Сюда входили телевидение, музыка, театр и
чтение. Улучшением считалось, если респондент начинал наслаждаться самим процессом,
а не использовать его для отвлечения внимания.
 Материальные ценности: Улучшением считалось смещение акцента с дохода и выгоды на
саму работу, а также уменьшение потребности в статусе и признании.
 Брак: Параметры включали удовлетворённость, общение, общие интересы и действия, а
также ссоры
 Эмоциональные реакции: Здесь были пункты о способности выдерживать и выражать как
негативные, так и положительные чувства. Среди прочего были также образ себя и
созависимые или независимые отношения.
 Семейные отношения: Сюда входили отношения с родными и приёмными родителями,
братьями и сёстрами, детьми, проводимое с ними время и общие интересы. Пункты о
детях включали действия вроде совместных игр и чтения сказок.
 Работа: Параметры были связаны с количеством работы, её простотой, уделяемым её
временем, а также отношениям с коллегами.
 Интроспекция: Сюда входила способность наблюдать за собой и изменять свои действия
на основе наблюдений.
 Межличностные контакты: Параметры касались различных видов дружбы.

От 60 до 75 процентов участников отмечали улучшения в следующих категориях.

 Личные привычки: Сюда входила личная гигиена, домашняя работа, привычки в сфере
покупок и режим сна.
 Здоровье: Упражнения, усталость, бессонница и приём лекарств.
 Религиозная деятельность: Пункты включали посещение церкви, молитвы и интерес к
религиозным темам. Повышение религиозной деятельности не считалось улучшением,
если не включало более взрослого отношения к религии, без учёта степени набожности.
 Сексуальное поведение: Сюда входили интерес и удовольствие, получаемое от
сексуальности, полового акта и мастурбации.
 Страхи: Боязнь высоты, насекомых, темноты, изоляции и смерти.

Более шести процентов участников сообщали об ухудшениях в следующих категориях.

(После каждой категории казан процент субъектов для данной категории.)

 Привычки и предпочтения в еде (10 процентов): Пункты включали диету, приготовление


пищи и интерес к еде. Ухудшением считался нежелательный набор или потеря веса.
 Брак (7 процентов): Были ответы о двух плохих браках, а также один мужчина женился и
развёлся в течение шести месяцев между психоделическим опытом и интервью.
 Здоровье (13 процентов): Все сообщения об ухудшении здоровья были незначительными;
самыми частыми были утомляемость и проблемы с пищеварением. Все кроме одного
субъекта были мужчинами.
 Страхи (10 процентов): Ухудшением считались сообщения участников об усилении страхов.
Один субъект развил такую тяжёлую фобию на тему автокатастроф, что бросил работу
таксистом. Было ли такое поспешное изменение карьеры благоприятным, пока неясно.

В следующих категориях были выявлены существенные различия между женщинами и


мужчинами.
 Физическая активность: Сюда входили прогулки, спорт и садоводство. Треть мужчин и две
трети женщин испытали улучшения.
 Творческая активность: Параметры описывали разные типы творческого самовыражения.
Больше половины мужчин не отметили изменений, а две трети женщин сообщали об
улучшениях.
 Сексуальное поведение: Об отсутствии изменений сообщили почти вдвое больше мужчин
(32 процента против 17 процентов).

Выводы

Похоже, что изменения поведения были реальными, наблюдаемыми и глубокими; кроме того,
большинство изменений были позитивными и отражали повышение самооценки, уменьшение
тревожности и чувства неадекватности. Также субъекты начинали устанавливать более глубокие и
осмысленные отношения.

Подавляющее большинство участников отметили, что терапия стала одним из самых мощных и
значимых переживаний в их жизни - а для некоторых и самым тяжёлым. Результаты,
приведённые здесь и в главе 21, ясно показывают, что точно также, как один травмирующий
инцидент может иметь стойкий вредный эффект, однократный мощный и положительный опыт
может оказать долговременный терапевтический эффект.

Во времена этого исследования всё время обсуждался вопрос, каковы средние результаты такой
терапии по сравнению с другими методами. Здесь и в некоторых других клинических публикациях
даётся следующий ответ: это Бейб Рут (профессиональный игрок в бейсбол, установивший
множество рекордов - прим. пер.) психотерапии, особенно с учётом маленькой длительности,
глубины и масштаба изменений. Очень приятно видеть, что новое поколение исследователей
задаёт вопросы получше: "Помогает ли это определенной группе (например, пациентам на
четвёртой стадии рака, испытывающим высокую тревожность)?" или "Помогает ли это при
определенном заболевании (например, кластерных головных болях или посттравматическом
стрессовом расстройстве)?"

Также начинают звучать такие вопросы, как "Какое обучение и какой опыт необходимы ситтеру и
проводнику для психоделической сессии?" Данная книга является попыткой ответить на
некоторые вопросы читателей непрофессионального круга, практикующих в неформальной
обстановке (и пока что нелегально). Выпускаются также и учебники для авторизованных
исследований. Оба вида информации помогут уменьшить вред и способствовать терапевтической
пользе. И в обоих давно уже есть острая необходимость.
Часть 3.
Улучшение способностей к решению задач
при помощи направленных сессий

Введение в третью часть


"Крик сообщил ему [Дику Кемпу], что некоторые кембриджские академики использовали
маленькие количества ЛСД для освобождения своего мышления от предубеждений и
облегчения появления новых идей. Крик сказал, что увидел двойную спираль ДНК под
воздействием ЛСД. "

Использование психоделиков среди учёных и других профессионалов для улучшения способности


решать задачи является слабо изученной областью, публикаций на данную тему мало. На самом
деле, часто утверждается, что психоделики в принципе не могут давать хороших результатов при
приёме с такой целью, так как их эффекты обычно связаны с подавлением аналитических и
рациональных областей психики. Даже читатели со значительным опытом приёма психоделиков
могут скептически отнестись к доказательствам обратного, приведённым в данной главе. Однако
то, что считается естественными особенностями воздействия данных веществ, поддаётся
изменению при помощи использования установки, обстановки, дозы, ожиданий и фасилитации.
Когда участников удаётся увлечь интеллектуальными задачами, они не уходят в самопознание
или трансценденцию. Когда наша исследовательская группа начала исследовать эту область, мы
не знали, чего ожидать. Поэтому на очень порадовали первые успехи, когда участники не только
набрали больше баллов в стандартных тестах на креативность, но, что ещё важнее, добились
важных прорывах в работе над профессиональными задачами.

Череда многообещающих исследований оборвалась 6 октября 1966 года, когда Управление по


контролю за продуктами и лекарствами США закрыло исследование, не дав нам возможности
опубликовать результаты (в главе 14 приводится мой личный взгляд на это событие).

В дальнейшем то же произошло не только с наукой, но и с психотерапией и духовными


сообществами. Стремление к открытиям и исследованиям государству, похоже, кажется
непозволительным. Некоторые исследователи предпочли продолжить эксперименты с данными
веществами, хотя и были лишены возможности публиковать результаты, а во многих случаях даже
сообщать о своих экспериментах коллегам. С ходом времени всё больше людей, включая учёных,
инженеров, писателей, художников и бизнесменов сообщали о том, что психоделики сыграли
ключевую роль в их успехе. Однако до сих пор бытует убеждённость, что креативность
невозможно приручить, подчинить или контролировать (не говоря уж об усилении), используя
психоделики в качестве веществ, "пробуждающих сознание". С другой стороны, радикально
настроенные молодые учёные начали использовать так называемые "когнитивные усилители"
наподобие Аддералла. Изначально его назначали людям с задержками развития для лучшей
концентрации на учебных задачах, но теперь его используют, чтобы дольше не спать, усерднее
работать и быть внимательнее.
Однако изредка подпольное использование психоделиков всё же всплывает. Джон Маркофф,
научный репортёр New York Times, отметил ключевую роль психоделиков в создании
персональных компьютеров в 60х-70х годах. Например, Маркофф писал: "Он [Стив Джобс]
пояснил, что приём ЛСД был одной из двух или трёх важнейших вещей, которые он сделал в
жизни".

Использование психоделиков в современном мире становится очевидным на ежегодном


фестивале Burning Man, проходящем в пустыне Невады. Необычные конструкции, некоторые из
которых декоративны, а в некоторых можно кататься или жить, являются ярким примером
креативности, по крайней мере, отчасти подогретой психоделиками. Один молодой человек
сказал мне: "Я принимаю ЛСД только на Burning Man. Только там у него было ощущение, что его
опыт ничто не ограничивает. Burning Man, где нет приватности или охраны в привычном
понимании, оказался для него самой безопасной и поддерживающей ситуацией.

Хотя любителю таких фестивалей описанная в Части 3 методология может показаться робкой и
ограниченной, похоже, что наличие опытного ведущего, безопасная и защищённая обстановка и
чётко сформулированные намерения с наибольшей вероятностью приводят к нахождению
полезных решений.

В 2001 году журнал Fortune выпустил статью авторства Майкла Шрейга, где он высказывал идею
об учреждении на острове вне зоны действия американских законов, райский уголок, где будут
собираться главные фигуры финансовой системы, правительства, философии и науки, и
участвовать в психоделических сессиях, где будут решать самые важные свои задачи. Он называл
это спекулятивной фантазией, похоже, не зная, что такое учреждение уже существовало и что все
описанные в статье результаты уже были достигнуты. Когда они были впервые опубликованы,
ожидалось дальнейшее расширение проекта. Вот цитата из отчёта: "Мы считаем, что прикладное
значение нашей работы гораздо шире, чем продемонстрировано в данном случае. На самом деле,
базовое допущение в основе проекта, не опровергнутым ни одним из наших наблюдений в ходе
исследования, состоит в том, что при подходящих условиях психоделические вещества можно
использовать для усиления любого аспекта умственной деятельности, в смысле операционной
эффективности. Хотя данное исследование ограничивается интеллектуальной и творческой
деятельностью, мы считаем, что данное допущение верно для любого другого умственного,
перцептивного или эмоционального процесса".

Эти выводы остаются валидными и сегодня.


9. Революционное исследование.
Селективное улучшение креативных способностей.
Доктор наук Уиллис Харман и доктор наук Джеймс Фадиман.
Эта глава описывает исследование, завершённое в 1966, когда Управление по контролю за
продуктами и лекарствами США объявило мораторий на все исследования психоделиков. Это
обновлённая статья, изначально опубликованная в 1966 в Psychological Reports.

Из-за бытующих в современной культуре серьёзных противоречий в отношении психоделиков в


исследованиях можно выделить разные периоды. Сейчас постепенно начинается третий.

Вначале, до 1960, эти вещества обычно называли психотомиметиками, априори сравнивая их


эффекты с психическими заболеваниями. Исследователи недооценивали влияние таких
предубеждений на содержание переживаний субъектов и последующие эффекты, почти ничего не
знали о влиянии ожиданий или обстановки; по сути, они сообщали о том, что психоделики
вызывают состояния, подобные психическим заболеваниям, когда обстановка к этому
располагает. Например, фрейдовские теории работали, когда психоделики применяли
фрейдисты; убеждённые юнгианцы сталкивались с юнговскими архетипами; для бихевиористов
путём повышения внушаемости и изменчивости подкреплялись постулаты поведенческой
терапии; а принципам экзистенциальной психологии находили подтверждение приверженцы
соответствующей школы. Как я написал в своей диссертации, "Озадачивает то, что ... все эти
учёные обнаруживали, что использование психоделиков в каком-то конкретном контексте обычно
соответствовало этому контексту".

Во втором периоде (имевшим место в шестидесятых, когда в оборот вошёл неологизм Хамфри
Осмонда "психоделик") мы старались уменьшить влияние концепций и интерпретаций терапевтов
или наблюдателей, позволяя сессии идти естественным ходом. Так родилось несколько
психотерапевтических техник, а также распространились (преимущественно подпольные)
подходы, при которых психоделики применяли для обострения чувств, трансценденции или
философского поиска.

Эти исследования и эксперименты (скорее из-за ряда интересных случайностей) привели к идее,
что психоделики позволяют выборочно усиливать определённые способности. Так начался третий
период, который продолжается и по сей день. Итак, в первом периоде переживания участников
экспериментов контролировались и ограничивались, пусть и непреднамеренно,
предубеждениями экспериментаторов и самих субъектов, для второго периода характерны
меньший контроль и большее разнообразие, а теперь акцент стоит на выборе определённых
разновидностей психоделических переживаний и поиске конкретных способов их вызова и
поддержания.

Такие эксперименты по усилению когнитивных способностей проводились в разных странах, по


обе стороны от Железного занавеса. Так как большая их часть противоречила существующим
законодательным ограничениям, информация об их результатах, по большей части, не была
широко доступна. Ниже приводится обзор результатов одного исследования, в котором я
участвовал. Его спонсировал Институт психоделических исследований в Государственном
университете Сан Франциско. Целью исследования было улучшение способностей к творческому
решению задач.

Обоснование исследования творческого решения задач.

Литература о влиянии психоделических веществ на деятельность противоречива и неполна. В


одних исследованиях обнаруживалось, что во время сессии способности к обучению ухудшались,
в других - улучшались. Противоречивые результаты также получены для цветовосприятия,
припоминания и узнавания, различения стимулов, концентрации, символического мышления и
точности восприятия.

Иногда психоделики применяли в качестве стресс-фактора для симуляции ухудшения психических


функций при психозах. Из разных клинических и экспериментальных исследований и приходили
сообщения об улучшении психических функций во время действия препарата, но при
использовании психотомиметической модели они были редкими. Почти все исследования,
сообщавшие об улучшении психических функций после приёма препарата, были клиническими.
Прошлый опыт авторов в клинических исследованиях убедил нас в том, что при использовании
психоделических веществ в условиях безопасности и поддержки возможно долгосрочное
улучшение психических функций. Хотя не было прямых попыток этого добиться, было множество
спонтанных случаев улучшения психических функций во время действия препарата.

Эти наблюдения подвели нас к следующим тезисам:

 Любая психическая функция человека может выполняться более эффективно. Мы не


используем весь свой потенциал.
 Психоделики, похоже, временно отключают барьеры, обычно ограничивающие
сознательное использование наших возможностей. Участники экспериментов могут,
например, обнаружить в себе скрытую способность строить сложные и красочные
воображаемые сцены, вспоминать забытые эпизоды раннего детства или выражать
переживания в символической форме. Создавая у участников ожидания улучшения
определенных типов психической деятельности (творческого решения задач, освоения
моторных или вербальных навыков, использования логических или математических
символов, усиления сенсорного или экстрасенсорного восприятия, улучшения
запоминания и припоминания) и предлагая соответствующую подготовку и обстановку,
может быть возможно улучшение любого выбранного аспекта умственной деятельности.

Как показывает следующая таблица, часто наблюдаемые характеристики психоделического опыта


показывают, что психические функции могут улучшаться, а могут не улучшаться. В нашем
исследовании мы пытались создать среду, которая бы усиливала те аспекты, которые
способствуют улучшению функций, и сводила к минимуму те, которые этому препятствуют.

Таблица 9.1. Некоторые известные характеристики психоделического опыта


Поддерживающие креативность Препятствующие креативности
Повышенная доступность бессознательных Ослабленная способность к логическому
данных мышлению
Облегчение свободных ассоциаций; Ослабленная способность сознательно
например, повышенная способность создавать управлять вниманием
спонтанные гипотезы, метафоры, парадоксы,
трансформации, связи
Повышенная способность к визуализации и Неспособность контролировать
фантазии воображаемые и мысленные сценарии
Расслабление и открытость Тревожность и ажитация
Обострённая чувствительность Ограничение способностей к вербальной и
визуальной коммуникации
Усиленная эмпатия по отношению к внешним Склонность фокусироваться на внутренних
процессам, объектам и людям проблемах личного характера
Обострённая эстетическая чувствительность Ухудшенная способность выражать
эстетические переживания
Обострённое "чувство истины", улучшенное Тенденция к поглощённости галлюцинациями
распознавание ложных данных и решений и иллюзиями
Ослабленное торможение; снижение Даже лучшие решения кажутся
склонности отвергать собственные идеи незначительными
преждевременными негативными оценками
Повышенная мотивация в результате Снижение мотивации в результате склонности
внушаемости и правильной установки оценивать "мирские" задачи как тривиальные

Мы решили сосредоточиться на творческом решении задач по ряду причин. Во-первых, это


очевидная польза - что на данном этапе было очень важно, так как некоторые сомневались, что
психоделики вообще для чего-то годятся. Во-вторых, многие из наблюдаемых нами спонтанных
случаев были именно такого рода. В-третьих, благодаря популярности исследований креативности
у нас уже было несколько объективных методов её измерения. Исследование должно было
ответить на три вопроса:

 Может ли психоделический опыт улучшить способность к творческому решению задач, и,


если да, как именно это улучшение проявляется?
 Может ли такое улучшение дать конкретные, валидные и осуществимые решения,
которые можно оценить по прагматическим критериям современной индустрии и науки?
 Есть ли шансы повысить у творческих индивидов креативность в долгосрочной
перспективе?

Участники

Участниками были двадцать шесть мужчин разных профессий: шестнадцать инженеров, один
инженер-физик, два математика, два архитектора, один психолог, один дизайнер мебели, один
коммерческий художник, один менеджер по продажам и один менеджер по персоналу. Во
времена, когда проводилось это исследование, на высоких научных должностях было мало
женщин, и желающих принять участие среди них не нашлось. У девятнадцати субъектов прежде
не было опыта с психоделиками. Их выбрали, руководствуясь следующими критериями:

 Работа участника требует способности решать задачи.


 Участник был психологически стабилен по результатам беседы с психиатром.
 Участник был мотивирован искать, проверять и применять решения задач в своей работе.

Участников, разделенные на шесть групп по четыре и одну группу из трёх, собрали вместе
вечером за несколько дней до сессии. Им детально объяснили дальнейшие планы. На этой
встрече мы старались развеять любые имеющиеся у них опасения и установить раппорт и доверие
между участниками и исследователями.

Участников заверили, что они не увидят отвлекающих видений, не испытают сильных личных
эмоций и смогут произвольно управлять своими переживаниями. Им были даны рекомендации о
том, как способствовать гибкости мышления, включая следующие:

 Постарайтесь отождествиться с центральным персонажем, объектом или процессом в


вашей задаче. Представьте, как задача выглядит из этой точки.
 Постарайтесь "увидеть" решение - визуализировать как могут взаимодействовать разные
части, к чему может прийти определённая ситуация.
 Быстро просматривайте множество возможных решений, идей и данных. "Верное"
решение часто как бы выделяется интуитивным "знанием", что это и есть ответ. Возможно,
вы обнаружите, что можете одновременно удерживать в сознании необычно большое
количество идей или мыслительных процессов.
 Вы сможете отстраниться от проблемы и взглянуть на неё под новым углом, охватить её
взглядом. Так как ваша личная вовлеченность уменьшится, вы сможете отказаться от
привычных подходов и попробовать что-то новое.
 Главное - не стесняйтесь задавать вопросы. Если вы хотите увидеть решение в трёхмерной
картинке или представить будущие события или увидеть микроскопические физические
процессы или ещё что-нибудь невидимое физическому глазу, или повторно пережить
какое-либо прошлое событие, обязательно это сделайте. Задайте вопрос. Не
ограничивайтесь тем, что, по вашему мнению, может или не может произойти.

Участникам раздали бумажные тесты, рассчитанные на час, и сообщили, что их ждёт такое же
испытание прямо во время сессии. Чтобы убедиться, что они будут работать над подходящими
задачами, мы попросили каждого кратко описать свою задачу. [Первые две сессии были такими
успешными, что в дальнейшем мы просили участников выбирать сразу несколько задач.] В конце
подготовительной встречи участники были, в целом, воодушевлены и не беспокоились. У них
были четкие представления о том, чего можно ожидать и как справиться с любыми возможными
затруднениями.

День экспериментальной сессии проходил следующим образом:

8:30. Прибытие в место проведения сессии


9:00. Приём психоделического вещества (200мг мескалина) в количестве, эквивалентном 100
микрограмм ЛСД.

9:00-12:00. Играет музыка, субъекты расслабляются с закрытыми глазами.

12:00-13:00. Психологическое тестирование.

13:00-17:00. Участники работают над своими задачами.

17:00-18:00. Обсуждение полученного опыта и обзор найденных решений.

После этого участников развезли по домам; Им дали седативный препарат на случай трудностей с
засыпанием. Многие из них предпочли не спать до глубокой ночи, работая над найденными днём
идеями и решениями.

В течение следующих недель каждый субъект письменно изложил свой опыт. Примерно через
шесть недель субъекты заполнили опросники о том, как эффекты сессии повлияли на их
креативные способности в дальнейшем, а также насколько валидными и приемлемыми им
кажутся полученные во время сессии решения.

Результаты: личные отчёты

Литература о креативности содержит аналитические описания компонентов творческого


процесса, личные характеристики креативных индивидов, и отличительные черты творческих
решений. В отчётах участников удалось обнаружить одиннадцать типов улучшений.
(заинтересованные в связях между этими аспектами и данным исследованием, а также теорией
креативности, могут найти детальные технические описания у Харман, МакКим и др., 1966).

Далее приведены выявленные типы вместе с показательными цитатами субъектов:

1. Ослабленное торможение и меньшая тревожность

"Не было страха и беспокойства, не было озабоченности репутацией или соперничеством, зависти
- ни капли того, что так или иначе всегда мешало моей работе".

"Не было чувства личной угрозы; Я больше не ощущаю опасности, и мне не кажется, что на кону
находится моя репутация".

"Хотя было бы здорово справиться с этими проблемами, присутствовал и страх неудачи. Однако
оказалось, что сегодня привычных препятствий для прогресса не было".

2. Способность реструктурировать проблему в более широком контексте

"Занявшись той же проблемой под воздействием психоделических веществ, я смог посмотреть на


всё гораздо проще, сформировать и удерживать в уме более широкую картину".

"Я мог заниматься двумя или тремя идеями одновременно, ничего при этом не упуская".
"Обычно я бы проигнорировал много тривиальных моментов, чтобы успеть всё решить, но под
воздействием препарата время не казалось важным, поэтому я уделил внимание каждой
маленькой детали".

"Способность сразу начать с широкого взгляда на проблему".

"Я вернулся к началу задачи. Я пытался - думаю, осознанно - осмыслить всю её целиком, а не
просто применять имеющийся инструментарий".

3. Повышенная скорость и гибкость идеации

"Я начал работать быстро, судорожно пытаясь успеть за потоком идей".

"Я начал рисовать ... я не успевал осмыслить появляющиеся образы ... рука была недостаточно
быстрой ... зрение было недостаточно острым ... мне не терпелось запечатлеть картинку (в
которой не потерялась ни одна деталь). Я не знал, что способен работать в таком темпе".

"Я был впечатлён лёгкостью, с которой появлялись идеи (казалось, будто мир буквально состоит
из идей, и необходимо лишь изучить любую часть мира, чтобы получить новую идею). Ещё было
чувство, что творчество — это активный процесс, у которого есть цель, и в нём ты сам себя
ограничиваешь, так что нужно найти определённый фокус, в котором идеи группируются и
связываются друг с другом".

"Я решительно отказался от изначальной идеи и выбрал совершенно новый подход к графической
задаче. И вот тогда дело пошло. В голову стали приходить всевозможные решения..."

"Этот период огромной продуктивности был наполнен чувствами радости и процветания...


Деятельность, изобретательство, творчество и игра - всё было чистым удовольствием".

4. Повышенная способность к визуализации и фантазии

"Удавалось перемещать воображаемые части, учитывая их взаимоотношения".

"Идея пришла благодаря неспецифическому фантазированию".

"Следующая идея пришла в виде образа устрицы, излучающей разноцветное перламутровое


сияние. Я понял, что имеется ввиду интерферометр: два слоя, разделенные промежутком, равным
длине волны, которую нужно отразить".

"Когда я начал визуализировать проблему, то сразу же увидел одну возможность. Она позволяла
быстро решить сразу несколько задач, у которых был похожий принцип... И я сразу увидел эту
общую часть."

"Примерно в этот момент я увидел образ цепи. Сами элементы Пирса были представлены
маленькими серебристыми конусами, соединёнными между собой линиями. Я наблюдал смену
состояний цепи..."
"Я начал визуализировать все известные мне качества, которыми обладает фотон, и попытался
создать модель фотона. Фотон состоял из облака электронов и позитронов, движущихся вместе по
пересекающимся синхронизированным спиральным орбитам... Эта модель для удобства
упростилась до чёрно-белого шарика, движущегося через пространство с вращением. Далее я
применял к этой модели все известные проверки".

5. Улучшенная способность к концентрации

"Получалось оградиться от любых отвлекающих воздействий".

"Я с лёгкостью следовал за цепочкой мыслей к окончательным выводам, хотя в обычный день я
бы постоянно отвлекался".

"Меня впечатлила сила концентрации и то, как решительно и эффективно я работал над
решением".

"Я задумался о процессе фотопроводимости... Постоянно спрашивал себя: "Что такое свет?" И
позже: "Что такое фотон?" Последний вопрос я задал себе несколько сотен раз, после чего он
продолжал задаваться уже автоматически, синхронно с моим дыханием. Наверное, я никогда в
жизни так настойчиво не задавался никаким другим вопросом".

"Трудно сказать, сколько бы заняло решение той же задачи без психоделика, но подобные задачи
порой вообще не решаются. Пришлось бы потратить огромные усилия и порядком поломать
голову, а на сессии всё решилось довольно легко".

6. Усиленная эмпатия по отношению к внешним процессам и объектам

"...чувство, что задача — это живое существо, растущее в направлении своего решения".

"Вначале я представил себя иглой, движущейся в пазе".

"Был продуктивный период ...я спускался по собственной сетчатке, гулял по ней и думал о разных
вопросах, связанных с механизмом зрения".

"Способность охватить всю задачу целиком, всецело "погрузиться" в неё, будто сам становишься
ею."

"Осознание самой задачи, а не своих попыток решить её".

7. Усиленная эмпатия по отношению к людям

"Было также чувство, что работе команды мешали... неявные вещи. Возможно, это показывает,
что некоторые процессы происходили в команде всё время".

"Я только изредка замечал музыку. Иногда я ощущал, как другие её слушают, физически ощущал
их".
"Иногда у нас даже было чувство, будто мы думаем одинаково и приходим к одинаковым идеям".

8. Бессознательные данные более доступны

"... практически во всех деталях вспомнил пройденный мной курс термодинамики; я об этом
годами даже не думал."

"Я вернулся в ранний подростковый возраст и гулял по тем самым садам, среди которых вырос. Я
вновь ощутил все старые чувства, связанные с той обстановкой".

9. Проведение связей между непохожими идеями

"Я ранее разработал устройство для управления лучом в двухмильном ускорителе, уменьшив
количество необходимого оборудования вдвое... Две недели назад мне сказали, что при такой
схеме луч попадёт в стену, а это неприемлемо. Во время сессии я представил схему и спросил
себя, как можно использовать те же ресурсы, но избежать попадания в стену. Вспышка
вдохновения оформилась в слово "сменять". Я сообразил, что нужно сменять полярности в
каждом секторе, чтобы смещение луча не увеличивалось, а компенсировалось. Меня глубоко
впечатлило как само решение, так и способ, которым оно ко мне пришло."

"Большинство идей приходили через ассоциации"

"Последняя идея показалось особенной, потому что появилась неожиданным путём. Эта идея
родилась из фантазии, рождённой музыкой Вагнера... [Участник ранее слышал "Полёт валькирий"
Вагнера]" Я нарисовал нечто похожее... Позже я сделал ручку из своих эскизов, и она оказалась
именно тем, что я искал... Забавно, как легко всё это произошло."

10. Большая мотивация к решению

"У меня было огромное желание найти элегантное решение (По мере возможностей)"

"Я одновременно прорабатывал все возможные затруднения, пытаясь решить задачу. Я был как
аналоговый компьютер, выходные данные которого не должны были отклоняться от желаемых
значений и который постоянно изменял входные данные в попытках получить нужный результат".

"Было практически прямое осознание "степени совершенства" всего, что я делал".

"В течение, кажется, десяти минут я справился с задачей, получив то, что мне показалось (и до сих
пор кажется) классическим решением".

11. Визуализация окончательного решения

"Я смотрел на бумагу, на которой собирался рисовать. Лист был совершенно чистым. Я знал, что
работаю с участком площадью триста футов. Я нарисовал контур (в масштабе один дюйм на сорок
футов) и вгляделся в него. Ничего не приходило... Внезапно я увидел готовый проект. [Проектом
был шопинг-центр, специализирующийся на декоративно-прикладных искусствах.] Я быстро
сделал кое-какие расчёты... Всё помещалось на участке, и не только помещалось: требования о
затратах и доходах выполнялись... на парковке было достаточно места для машин... все
требования выполнялись. Это было современный архитектурный проект, воплощающий богатство
культурного наследия... он ссылался на историю и прошлый опыт, но не копировал их".

"Я представил конечный результат и начал изменять разные переменные, чтобы этот результат
получить. Восприимчивость была обострена; я без особенных усилий мог представить всё, что
было нужно, даже самое невозможное. Я был потрясён своим идеализмом, визуальным
восприятием и той скоростью, с которой я работал".

Результаты: Субъективные оценки

Как сказано выше, через несколько недель после сессии все участники должны были заполнить
небольшой опросник. Они оценили свой опыт по девяти шкалам, связанным с улучшениями
продуктивности. Каждая шкала содержала пять значений: от "Значительного улучшения" (+2) до
"Никаких изменений" (0) и "Значительное ухудшение" (-2).

Данные в таблице 9.2 подтверждает гипотезу улучшений вербальных и невербальных навыков.

Таблица 9.2. Средние субъективные оценки* факторов, связанных с улучшенными функциями.

Факторы Среднее значение Стандартное отклонение


1. Ослабление защит, +1.7 0.64
снижение торможения и
тревожности
2. Способность увидеть +1.4 0.58
проблему в более широкой
перспективе
3. Повышенная скорость +1.6 0.69
идеации
4. Улучшенная способность к +1.0 0.72
визуальному воображению и
фантазии
5. Повышенная способность к +1.2 1.03
концентрации
6. Повышенная эмпатия по +0.8 0.97
отношению к внешним
процессам и объектам
7. Повышенная эмпатия по +1.4 0.81
отношению к другим людям
8. Данные из +0.8 0.87
бессознательного более
доступны
9. Повышенная способность +1.0 0.70
распознавать верное решение

Результаты: Тесты на креативность

Повторное проведение некоторых измерений показало разительные отличия от показателей,


полученных на подготовительной встрече. Наиболее яркими были улучшения в способности к
узнаванию объектов, исключению визуальных отвлекающих стимулов, и сохранению визуальной
памяти несмотря на изменения формы и цвета. Мы использовали тест на креативность Пердью,
тест на визуализацию объектов Миллера и тест вложенных фигур Виткина. Результаты теста
Виткина обычно не реагируют на другие экспериментальные воздействия, включая стресс,
тренировку, сенсорную изоляцию, гипноз и ряд лекарственных препаратов. В случае же наших
двадцати семи субъектов были стойкие улучшения (p < 0.01), а у некоторых доходящие до 200
процентов.

Долгосрочные результаты

Практическая оценка полученных решений - один из способов определить, не были ли


субъективные сообщения проявлениями временной эйфории. Решения были получены в
широком спектре областей, включая:

 Новый подход к устройству вибрационного микротома


 Дизайн коммерческого здания, принятый клиентом
 Разработка экспериментов с применением космического зонда для измерения свойств
солнца
 Разработка линейного ускорителя электронов
 Улучшение конструкции магнитофона
 Дизайн кресла, принятый для производства
 Дизайн печатного бланка, принятый заказчиком
 Математическая теорема на тему логических вентилей с элементами Пирса
 Завершение дизайна линейки мебели
 Новая концептуальная модель фотона, оказавшаяся полезной
 Дизайн частного жилища, принятый клиентом

Таблица 9.3 обобщает первые результаты применения найденных субъектами решений в


производстве и академической среде. (Данные получены при помощи опросников и интервью в
течение шести-восьми недель после сессии).

Таблица 9.3. Применение решений, полученных в экспериментальных сессиях.

Открыто новых областей для исследований 20


Создано рабочих моделей 2
Разрешено экспериментальных моделей для 0
проверки решений
Принято решений для постройки или 6
производства
Частичных решений, развиваемых или 10
применяемых в дальнейшем
Никакой активности после сессии 0
Не получено решений 4
Всего задач 44
(Многие субъекты решали более одной
задачи)

Данная цитата из последующих отчётов показывает пользу и валидность решений, найденных во


время сессии: "В области анализа расположения ионосферного источника и наклона слоя в
течение нескольких недель мне удалось доработать найденные идеи, провести математические
расчёты для предложенных схем и сделать их более конкретными. Начальные шаги, которые я
увидел на сессии, оказались верными... идеи сессии помогли существенно продвинуться вперёд, и
время сессии оказалось самым продуктивным периодом работы над моей задачей за месяцы до и
после сессии".

Многие субъекты отметили во время интервью, что в их рабочем поведении произошли


изменения, отражающие улучшения на самой сессии. Таблица 9.4 обобщает ответы на вопросы об
эффективности работы в течение месяцев после сессии.

Таблица 9.4. Рабочие результаты после однократной сессии.

(Шестнадцать участников)

Ключ: -2 = выраженное ухудшение; -1 = заметное ухудшение; 0 = никаких изменений; +1 =


заметное улучшение; +2 = выраженное улучшение.

-2 -1 0 +1 +2
Способность решать задачи 0 0 8 8 0
Способность понимать других 0 0 8 5 3
Отношение к работе 0 0 7 8 1
Продуктивность 0 0 9 5 2
Коммуникативные способности 0 0 10 5 1
Реакция на давление 0 0 7 8 1

Как видно, около половины участников замечали некоторые изменения в своей продуктивности
спустя несколько месяцев после экспериментальной сессии. Эти результаты особенно интересны с
учётом использования относительно небольшой дозы, а также того факта, что мы не высказывали
никаких ожиданий насчёт долговременных изменений такого характера. Участники ожидали
только улучшенной продуктивности и повышенной мотивации во время сессии, когда они
находились в атмосфере защищенности и свободы от критики, но мы не говорили, что следует
ожидать долговременных изменений продуктивности. Однако небольшие изменения всё же
произошли.

Ясно одно: мы имеем дело с веществами и экспериментами, вызывающими долговременные


эффекты; было бы рискованно и безответственно рассматривать такие исследования в отрыве от
остальной жизни субъектов. К тому же, тот факт, что ни один из субъектов не испытал потери
интереса или способности к своей обычной работе, резко противоречит до сих пор
высказываемым в популярной и медицинской литературе опасениям, что приём психоделика
может уничтожить мотивацию или способность к культурным и научным достижениям.

Дополнение

Мы недавно связались с несколькими участниками этого исследования. Все они, несмотря на


преклонный возраст, до сих пор работают в своих областях и остаются чрезвычайно успешными.

Комментарии и рассуждения

Все говорят о необходимости контролируемой проверки гипотез, включая двойные слепые


исследования с использованием плацебо - и это правильно. Но не менее важны исследования,
нацеленные на создание концептуальных моделей и новых гипотез. В описанном исследовании
две трети испытуемых никогда прежде не имели психоделического опыта. Конечно, есть
методологическое преимущество в том, чтобы использовать неопытных субъектов, но, когда мы
изучаем пределы, в которых можно улучшить определенные умственные способности, чем
больше опыт субъектов, тем дальше мы сможем зайти. Таким образом, дальнейшие
исследования могут добиться интересных результатов, проводя серию сессий с одним и тем же
субъектом.

Насчёт выбора участников - клинические исследования показывают, что субъекты, являющиеся


более стабильными и продуктивными до начала сессии, обычно "получают от психоделического
опыта ощутимую пользу в плане самоактуализации, повышенной креативности и усиления
определенных способностей и талантов". Для этого исследования выбраны креативные субъекты.
И вообще, можно ожидать, что такие психоделические сессии будут давать лучшие результаты с
одарёнными индивидами.

Вопреки сообщениям других исследователей, мы не встретили трудностей с тем, чтобы заставить


субъектов работать над психологическими тестами. Многие исследования, похоже, указывают на
то, что психоделики затрудняют высшие корковые процессы. Похоже, в список переменных,
влияющих на результаты подобных исследований, необходимо включить отношение к
происходящему и мотивацию, а также соответствующие способности. Мы заметили, что
договорённости с субъектами, сделанные во время подготовительной встречи, исключили любые
тенденции отвергать тесты, считая их бессмысленными или запутанными. Также повлияли
ожидания улучшенной трудоспособности.
Если эти результаты подтвердятся будущими исследованиями, их можно будет очевидным
образом применять в производстве, профессиональной практике и исследовательской
деятельности. Эта процедура могла бы играть такую же роль, какую играют консультанты,
мозговой штурм, Synectics и другие методы, которые сейчас используются для поддержки и
"разблокирования" творческого процесса. Здесь подойдёт цитата из отчёта одного из участников:
"Я решил отбросить старую цепочку мыслей и начать заново. Всю "чудесность" этого лёгкого
отказа я понял только во второй половине дня - ведь до сессии я множество раз шёл одной и той
же мыслительной тропинкой и каждый раз находил в беспросветный тупик, и мне никак не
удавалось из него выйти. Удивительно, как легко и естественно это теперь произошло".

Дополнительным применением психоделикам было бы их правильное применение для


улучшения продуктивности и без того эффективного персонала. Из всех результатов, по нашему
мнению, важнейшим было получение новых сведений о высших процессах человеческого ума,
выделение новых важных вопросов для дальнейшего изучения и лучшее понимание того, на что
мы способны, и насколько огромные возможности можем в себе обнаружить.
10. Фасилитация сессий для решения задач
Нижеприведённый материал не такой полный, как инструкции и рекомендации для
энтеогенных путешествий, описанные в главах 1, 2 и 19. Тот материал предназначен для
восполнения пробелов в знаниях для тех, кто в любом случае будет использовать психоделики.
Здесь же нет необходимости в подробных указаниях. У читателя не должно быть
впечатления, что прочтение этой главы даёт достаточную квалификацию для проведения
подобного группового мероприятия. Одна исследовательская группа получила государственное
разрешение на использование ЛСД для креативности и собирается применить описанный ниже
подход; однако они понимают, что для начала им необходимо обучение и консультации.
[Примечание автора: впоследствии они решили провести исследование так, будто
тестируют обычный фармацевтический препарат, выбрали лабораторную обстановку, дали
субъектам во время сессии набор тестов и получили настолько неинтересные результаты,
что предпочли не публиковать исследование.]

Чтобы наиболее эффективно использовать низкие дозы психоделиков для творческих прорывов,
как описано в предыдущей главе, важно учитывать шесть моментов:

Установка: ожидания и подготовительные встречи

Обстановка: Физическое окружение

Вещество: само вещество и его доза

Ситтер: фасилитатор сессии, время, проведённое с фасилитатором

Поддержка: рабочая среда после завершения сессии

Хотя все перечисленные факторы являются важными, самым критическим из них для решения
задач является установка. Когда психоделики применяются с другими целями, люди склонны
входить в сложные внутренние процессы, увлекаться визуальными эффектами и искажениями и
сильными эмоциями. Чтобы помочь участникам продвинуться в решении интеллектуальных
задач, необходимо последовательно вырабатывать и поддерживать соответствующую атмосферу.

Ключевым вопросом, пожалуй, является следующий: достаточно ли участник заинтересован в


своей задаче, области исследований или интеллектуальном вопросе, достаточно ли
эмоционально вовлечён, чтобы не отвлекаться на что-то другое? Один из критериев здесь - для
поиска решения уже были приложены значительные усилия. Чем важнее задача для субъекта, тем
больше вероятность успеха во время сессии.

Когда жизненное благополучие человека зависит от решения задачи, есть хорошие шансы. Вопрос
может вызывать энтузиазм или, наоборот, изводить - в любом случае есть необходимость найти
решение. Не должно быть сильной привязанности к рациональному мышлению. Участники
должны хотя бы понимать (пусть и не из собственного опыта), что размышление - лишь один из
многих доступных инструментов.
Если намерение слишком слабое, человеку нужно сообщить, что в данный момент сессию не
стоит проводить. Если же мотивация достаточна, следующий вопрос должен быть о том, был ли у
него или неё прежде психоделический опыт.

Во время нашего исследования не составлял труда поиск множества учёных с десятилетним или
тридцатилетним опытом, никогда не испытывающим более серьёзных изменённых состояний,
чем усталость или эффекты кофе и алкоголя. На сегодняшний же день доля учёных и других
профессионалов, раньше пробовавших психоделики (пусть и самостоятельно) возросла. Плюс в
том, что фасилитатору гораздо легче объяснить динамику сессии и то, как в процессе можно
оставаться сосредоточенными на своих проектах.

Фасилитатор должен ознакомиться с описанными в главе 9 факторами, положительно или


отрицательно влияющими на творческое решение задач и знать ответы на вопросы вроде "как
мне сосредоточиться на задаче, если я открою свою божественную сущность и не захочу
переключаться на что-то другое?" Возможный ответ здесь - возможно, божественная сущность
участника привлекла его к психоделикам именно для решения данной задачи.

Если участники имеют богатый опыт с психоделиками, фасилитатор должен подчеркнуть разницу
между их прошлым опытом и данным подходом и помочь им понять, что в процессе можно
заниматься профессиональными вопросами, а не только личными.

Подготовительные встречи.

Целями этих встреч является:

 Усиление концентрации на целевой задаче, а также оценка пригодности. Во время самой


сессии "ага"-понимание может прийти почти сразу, и доработать найденное решение
можно будет в обычном состоянии. Поэтому нужно заранее приготовить вторую и третью
задачу.
 Работая с группой, нужно познакомить участников друг с другом и с их целями - не для
взаимопомощи, а для повышения сплоченности группы. Гораздо проще заранее
установить гармонию, которая будет сохраняться в течение сессии.
 Сообщить участникам, что во время сессии они могут открыть что-то новое или убедиться в
правильности имеющихся догадок, а не только искать ошибки в своих текущих
рассуждениях. Увидев решение, кто-то из них может обнаружить, что уже обладал всеми
необходимыми знаниями, квалификациями и опытом.
 Объяснить, что такое чувство "правильности". Опыт работы с успешными командами по
решению задач (не только с применением психоделиков) показывает, что у них есть
четкое ощущение "правильного пути". Это ощущение развивается задолго до нахождения
конкретной идеи или решения. Есть чувство правильности или "нащупывания ниточки"
или "следования за потоком". Иногда возникает впечатление, что группа или индивид
пробились в тот слой сознания, где содержатся все ответы.
Ещё одной целью подготовительных встреч является создание радости и воодушевления в
отношении выдающейся возможности. Фасилитаторы должны быть знакомы с успехами,
описанными в главах 11 и 13, а также, например, с тем, что Френсис Крик открыл структуру ДНК
при использовании ЛСД.

После проведения одной-двух встреч сама сессия должна пройти успешно. Шансы, что хотя бы
один из участников отвлечётся от задачи, невелики, и это вряд ли повлияет на остальных.

Количество участников

Без ущерба каждому отдельному процессу можно набрать до четырёх участников. На любой
сессии должно присутствовать, по крайней мере, двое фасилитаторов. Можно собирать группы и
побольше, но только если есть достаточно фасилитаторов и свободное место, чтобы каждый
участник мог при желании отделиться от группы. Но чем больше группа, тем больше вероятность,
что один участник может нарушить общий настрой.

Обстановка

Наилучшей средой, возможно, является жилое помещение с достаточным местом на полу или
диванах, чтобы каждый участник мог прилечь. Обстановка должна быть комфортной, без
медицинских или лабораторных мотивов. Не будут лишними столы или планшеты для записей и
эскизов. Не должно быть ничего вроде компьютеров или телефонов. Если участник один, можно
вести аудиозапись. Однако зачастую высказывание мыслей вслух мешает творческому процессу.
Даже наиболее склонные к аналитическому мышлению индивиды часто работают с визуальными
образами, метафорическими представлениями задач или видениями физических объектов, и
происходит это быстрее, чем можно записать.

Вещество

Хотя в этом разделе, как мы уже упомянули, говорится о применении ЛСД, можно использовать
похожие вещества (мескалин, семена ипомеи, псилоцибин и псилоцибиновые грибы) в
аналогичных дозировках.

В наших исследованиях мы с равным успехом использовали мескалин и ЛСД - в зависимости от


того, каким веществом в данный момент занималось правительство. Использование мескалина на
начальных этапах наших исследований никак не повлияло на результаты. Другие эксперименты
(неопубликованные из-за появившихся запретов) показали, что ЛСД не менее эффективен. Семена
ипомеи нужно использовать в последнюю очередь, потому что в некоторых случаях они вызывают
тошноту.

Дозировка
Для участников без психоделического опыта и с достаточной мотивацией оптимальной дозой
является 100 микрограмм ЛСД. Для весьма опытных участников может быть достаточно 50
микрограмм. Если участник не испытывает тревожности, но ощущает дискомфорт, не может
сосредоточиться или расслабиться под музыку, примерно через час после первой дозы можно
дать ещё 50 микрограмм.

Ситтер

Сессией управляет фасилитатор, его роль отличается от роли проводника, описанной в


предыдущих частях книги. Чтобы проводить сессию и пользоваться достаточным авторитетом у
участников, фасилитатор может сам быть учёным или инженером, должен иметь некоторый опыт
с психоделиками, и должен прежде поучаствовать в одной или нескольких сессиях по
творческому решению задач. Все, кто собираются проводить сессию, должны также
присутствовать на всех подготовительных встречах данной группы.

Задача фасилитатора - сохранять фокус группы. Если утром один из участников плачет или
тревожится, фасилитатор может успокоить его или её, держа за руку, но по возможности не
должен обсуждать или интерпретировать переживания. Цель состоит в том, чтобы помочь
участнику вернуться в состояние расслабления и сосредоточенности.

Как и в случае священных или психотерапевтических сессий, фасилитатор нужен, чтобы дать
чувство безопасности и заботы, а также чтобы решать возникающие затруднения или опасения, а
не единолично руководить процессом, так как участники будут работать над разными задачами,
используя разные стратегии.

Сессия

Когда участники почувствуют эффекты ЛСД, их нужно попросить лечь, закрыть глаза масками и
слушать музыку. Об используемой музыке нужно заранее договориться. Хорошо подходят
инструментальные соло, музыка Баха и индийские раги. Следует избегать эмоциональной музыки
и вокала. Участники могут полежать неподвижно и послушать музыку в течение трёх часов или
пока не почувствуют желание сесть и поразмышлять о полученных переживаниях или заняться
выбранными задачами.

Нужно приготовить закуски для второй половины дня, но перерыв на обед делать необязательно,
потому что обычно участников не очень интересует еда. Однако фасилитаторы должны что-то
съесть, потому что чувство голода может передаться участникам и отвлечь их.

Когда участники садятся и снимают маски, нужно напомнить им, что сейчас пора поработать над
задачами. При необходимости задачи нужно напомнить. Музыку желательно выключить, если
только участники не просят её оставить (в этом случае она всё же должна быть очень тихой).

Участники могут сидеть или лежать, держать глаза открытыми или закрытыми, делать записи или
наброски по желанию. Все работают в своём стиле. Роль фасилитатора в течение следующих
нескольких часов напоминает роль хорошего стюарда в самолёте или официанта в четырёх
звёздочном ресторане: быть внимательным к потребностям участников, но не навязываться. Кто-
то может попросить бумагу и ручку, чего-то съедобного, или надиктовать фасилитатору какую-то
идею. Другие предпочтут, чтобы их не трогали. Нужно пресекать лишние разговоры и в случае
чего напоминать, что все собрались здесь, чтобы поработать над своими проектами.

Через несколько часов отдельные участники могут начать проявлять нетерпение. Они бывают
похожи на детей в школе, которые не могут дождаться конца урока. В этом случае нужно узнать,
хотят ли они сделать перерыв, или считают, что дело сделано. Было бы неплохо иметь отдельную
комнату, где участник может расслабиться, пообщаться с фасилитатором или просто посидеть
наедине с собой. Если найдётся желающие прогуляться, кто-то должен составить им компанию.

После небольшого перерыва (10-15 минут) стоит напомнить участникам, что на сессиях часто
открывается второе дыхание, и есть смысл ещё раз вернуться к своей задаче. Если они согласятся,
то почти обязательно обнаружат новый подход к решению, возьмутся за новую задачу или найдут
что-то совсем новое и неожиданное. И снова фасилитатор должен быть внимательным и
поддерживать, но не вторгаться в процесс.

Ближе к вечеру пусть участники обсудят прошедший день друг с другом. На таких обсуждениях
нередко рождаются новые идеи, так что у них при себе должны быть материалы для записей или
рисунков.

Группа может вместе поужинать или разъехаться по домам к семьям и друзьям. Лучше заказать
еду домой, потому что в текущем состоянии обстановка ресторана может быть неприятной и
отвлекающей.

Дома некоторые участники будут просто наслаждаться своим состоянием, но многие не ложатся
спать до поздней ночи или до утра, продолжая работать над полученными решениями, если
какие-то детали остаются неясными.

Похоже, в случае с такими низкими дозами относительно легко удержать в памяти все
размышления, переживания, найденные решения, шаги и альтернативы. Однако не лишним будет
попросить каждого в течение первых дней после сессии максимально подробно записать все
события. Большинство людей обнаруживает, что даже без достаточного сна на следующий день
сохраняется много энергии, но некоторые испытывают глубокую усталость.

В некоторых случаях когнитивные изменения продолжаются гораздо дольше, чем сама сессия.
Даже после решения всех выбранных задач они сохраняют способность лучше справляться с
задачами. Будто разблокировались дополнительные скорости умственного велосипеда, и можно
быстрее ехать, прикладывая те же усилия.

Поддержка

Так как участники сессии занимаются внешними задачами, связанными с их профессиональной


деятельностью, они обычно получают достаточную поддержку и могут развивать, сообщать и
воплощать найденные решения.
Если о способах решения задачи лучше не сообщать, человек может сказать: "Я несколько дней
занимался этой проблемой и существенно продвинулся". Как правило, дальнейших вопросов не
возникает - особенно если результат интересен и выгоден работодателю.

Желательно связаться с каждым участником через пару дней после сессии и узнать, нет ли у них
каких-то вопросов, а также посоветовать им поразмышлять над важными аспектами своего опыта.
В любом случае, нужно быть на связи, чтобы предложить помощь, если она потребуется.
11. Примеры.
Два архитектора и шесть профессионалов
Каким бы ни был полезным формальный отчёт об исследовании в главе 9 со своими списками,
таблицами и отдельными оговорками, он не помогает прочувствовать, каково работать над
выбранной задачей в компании других профессионалов при поддержке персонала и под
воздействием маленькой дозы психоделика.

Эта глава содержит краткие и не очень отрывки, написанные вскоре после сессий, описанных в
главе 9. Первую часть написали два архитектора. Во второй части даются отчёты других
профессионалов, включая некоторые довольно устрашающие описания их творческого процесса.

Одна организация спрашивала меня о том, как возродить подобную работу. На данный момент
можно сделать результаты более видимыми. Тогда естественное стремление профессионалов
работать более эффективно может привести их к этим методам. К тому же, корпорации и
правительство увидят, что, если позволять или поощрять повышение креативности, можно
добиться лучших результатов, чем если не делать этого.

Помимо обычных принципов тщательного отбора участников и учёта установки, обстановки,


вещества и квалификации фасилитаторов, для более масштабного проведения данной работы
практически ничего не требуется (как видно по примерам в этой главе).

Два архитектора
Нам посчастливилось иметь среди участников нашего исследования двух успешных архитекторов.
Хотя их стили работы отличаются, оба почувствовали, что во время сессии возросли их
способности к визуализации, а решения в вопросах дизайна не сильно отличались от обычных.
Разница, по их словам, была в большей свободе и в значительно большей лёгкости представления
дизайна законченного проекта. Хотя у одного из наших архитекторов за несколько лет до
исследования был мощный психоделический опыт, его способность к установлению и поддержке
концентрации не отличалась от участника, не имевшего опыта прежде.

Генрик Булл: архитектор номер один

Генрик Булл записал свои наблюдения и размышления через несколько недель после сессии

Во врем сессии я испытывал невероятное повышение способности к сосредоточению и принятию


решений. Прокрастинировать было невозможно. Ограничения, блоки и уловки исчезли. Было
возможно всё, но я работал над реальными и довольно сложными задачами. Решения были
более смелыми, но скорее в плане исчезновения блоков, связанных с ожиданиями клиента. За три
часа было создано три проекта. Все были приняты заказчиками.

Два дома уже построены, и, по моим ощущениям, они очень удачны. Они смелее моих
предыдущих работ, но не слишком нетипичны. Клиенты бы пришли в ужас, знай они историю
разработки концептуального проекта... Каждый человек должен получить такой опыт, чтобы
увидеть, какой потенциал в нём заключён.
Есть определённое усиление способности к визуализации, но в моём случае я стал улучшенной
версией Генри Булла, а не превратился в Гауди.

Оставшаяся часть текста взята из отчёта Булла, сделанного вскоре после сессии.

Пока Д.К. не описал свой опыт под воздействием психоделика, я практически ничего о них не
знал. Я никогда не читал статей или книг и не участвовал в разговорах на эту тему. Меня
заинтересовало данное исследование, и я с энтузиазмом откликнулся на его сообщение о том, что
на следующей неделе может появиться свободное место.

Я долгое время ощущал, что моя жизнь наполнена необходимой, но относительно


незначительной работой над деталями, которая мешала работе над дизайном, в результате чего
обе работы страдали. Кроме того, я чувствовал, что мои проекты часто повторяют старые идеи и
могли бы быть свободнее по духу. Я надеялся, что психоделики изменят мой подход к работе. И
результат превзошёл мои самые безумные надежды.

Описать утреннюю сессию трудно - как и любой сон. Обычные сны обычно трудно запомнить. Но
тут мои воспоминания остаются яркими - только в слова свои фантастические мысли я облечь не
могу.

Первыми впечатлениями были удивительная ясность и красота музыки. Инструменты не просто


звучали в стереоформате, а в какой-то момент возникали в пространстве. В некоторых случаях они
даже перемещались. Я никогда раньше не слушал музыку так. Голоса сопрано (которые мне
прежде никогда не нравились) стали удивительно прекрасными.

Вскоре стали появляться видения, похожие на образы из обычных снов. Также были непрерывно
изменяющиеся разноцветные и очень красивые структуры.

Далее видения стали более абстрактными и заполнили собой всю мою голову. Я наблюдал эти
сцены, но понимал, что в этом не задействованы глаза, уши или мозг.

Моя голова стала целой Вселенной, способной расширяться и сжиматься бесконечно. Видения
были непрерывными и менялись в соответствии с содержанием музыки. Вселенная зиждилась на
том, что было под ней - и это было моё тело. На теле были пальцы рук и ног, и мне захотелось
выяснить, можно ли взаимодействовать с этими элементами. Я попробовал пошевелить пальцем
руки; он дотронулся до другого пальца, и я это почувствовал. Тогда я оставил пальцы в покое.
Разбираться с пальцами ног уже не было необходимости. И с этого момента я больше не
контактировал со своим прошлым телом.

После этого ни одно видение и ни одна мысль не были связаны с реальным миром.

Не было ничего абсолютного.

Не было ничего конкретного.

Не было измерений.

Не было ошибок.

Не было людей.
Не надо вопросов!

Это поистине чудесный мир бесконечно изменчивых цветов, форм, музыки (последняя звучала из
другого мира, но преображалась.)

Когда музыка закончилась, и нам помогли подняться, всё это утро показалось мне очень
забавным, и я довольно долго громко смеялся. Я беспокоился, что могу разозлиться, если кто-то
испортит этот прекрасный мир. Но мир остался в порядке - просто изменился.

Я с нетерпением ждал возможности взяться за какую-то профессиональную творческую задачу из


тех, которые нам сказали подготовить. Их было четыре, от очень сложного здания
государственного колледжа с программой на 92 страницах до весьма простого дачного домика.

Сперва нужно было решить, за какую задачу взяться. Я сразу решил избегать сложных задач,
потому что несмотря на ясность сознания не ощущал возможности делать какие-то выводы или
значительно продвинуться в этом за три часа. И это оказалось верным решением.

Простейшая задача (и, возможно, одна из самых интересных) была испробована первой.
Практически немедленно стали очевидны некоторые упущенные мной прежде связи, и вскоре за
этим пришло решение насчёт пространственных отношений. В ходе сессии я старался не следить
за часами, но прошло порядка двадцати минут. Обычно я бы подбирался к такому решению
неделями. Не поймите неправильно: в случае простых задач особенно продуктивный период в
конце работы довольно короток, но всё равно занимает часы.

Следующая дилемма состояла в том, продолжать ли разрабатывать проект или сперва сделать
эскиз. Я понял, что раз я могу мыслить лучше, то и рисовать смогу лучше обычного. Но я также
понял, что если и буду рисовать лучше обычного, то всё равно не буду делать это хорошо, так что
лучше заняться чем-то, что у меня получается. У меня никогда раньше не было таких проблем в
разработке конкретного дизайна после появления первичной концепции.

Я решил продолжить с концептуальным мышлением и просто сделать пару коротких заметок,


чтобы потом к ним вернуться. И это решение было важным.

Я не знал, смогу ли потом вспомнить, какие вопросы необходимо прояснить, и очень расстроился
из-за того, как много времени ушло на их запись. Рука двигалась с обычной скоростью, что
вызывало у меня сильное нетерпение. Меня даже раздражало, что нужно так долго брать в руку
карандаш. Я сидел на полу на коленях, склонившись над чертёжной доской. Я буквально состоял
исключительно из думающей головы и руки делающей записи и наброски. Тело было - повторюсь
- несущественным. Когда сессия завершилась, подниматься было довольно больно, потому что я
просидел в такой неудобной позиции три часа.

После завершения работы над первой задачей я был сильно возбуждён и хотел поскорее
приступить к следующей.

Во второй задаче сложностью был вид; в сущности, там на очень красивой территории было
расположить несколько многоквартирных домой. Решения пришли очень скоро, и я очень быстро
зарисовал решение, которое меня удовлетворило. Параллельно я проанализировал
экономическую выгоду, которую получит клиент при нескольких похожих решениях, и выбрал
лучшее. Почему бы не добавить обычный план этажа одного из домов? И это тоже было
выполнено без большого числа пробных попыток.

Тут я сказал себе: "Было бы нечестно не попробовать заняться домом Барни ещё разок". Этот
клиент был очень требовательным, но и вдохновляющим. Я уже представлял ему несколько
разных предварительных схем. Во всех, по его мнению, были какие-то недостатки, но он не
излагал конкретных жалоб. Единственная понравившаяся ему схема оказалась слишком
дорогостоящей. Но он не потерял веру в меня (что весьма необычно).

В этот раз я выбрал новый подход, не связанный с прежними попытками, и посмотрел на участок
по-новому. И появившееся в течение нескольких минут решение и впрямь кажется мне лучше всех
предыдущих. Этот заказ отнял у меня несколько сотен часов и обернулся большими финансовыми
потерями для офиса. Почему же я раньше не увидел этого решения?

Должен отметить, что мог бы найти это решение раньше. Оно лежит в той же плоскости, что и моя
обычная работа. Разница лишь в том, что понравившееся мне решение возникло практически
моментально. На этом этапе сессии нам сказали, что на работу над задачами остаётся всего
несколько минут. Оставив прежние задачи, я решил быстро бросить свежий взгляд на задачу с
государственным колледжем. Быстро сделал несколько заметок и вычислений, и в результате
получился примерный набросок нового подхода к первому этажу.

Оставшуюся часть вечера сохранялась сильная стимуляция, что-то вроде лёгкого алкогольного
опьянения. Это длилось несколько часов. Когда мои друзья пошли спать, я слушал их музыку где-
то до четырёх утра. Видений как в утренней сессии уже не было, но ясность музыки осталась
прежней.

Тот день начался в шесть утра и закончился через двадцать два часа. И это, пожалуй, был самый
короткий и приятный день в моей жизни.

Когда наутро я показал результаты партнёру и ребятам в офисе, всех охватил энтузиазм. Однако
мы в целом согласились в том, что новый подход слишком сложный и не укладывается в
поджимающие дедлайны. Мы также решили, что стоит вернуться к этому позже и подумать, было
ли моё новое решение лучше прежних.

Эрик Клоф: Архитектор номер два

Статья 1966 года в выпуске Progressive Architecture под названием "ЛСД: Инструмент для
дизайна?" утверждала, что "Ряд архитекторов [включая Эрика Клофа, см. ниже] помогли
пополнить многочисленные доказательства того, что психоактивные вещества можно
использовать как инструмент обострения восприятия и улучшения воображения". В отчёте
утверждалось, что под воздействием психоделических препаратов происходит
"революционный прорыв" в остроте зрения и слуха... Консенсус среди опрошенных
архитекторов состоит в том, что при тщательно контролируемом приёме ЛСД
креативность действительно повышается до такой степени, что решение задач ускоряется,
улучшается трёхмерная визуализация, и восприимчивость в целом повышается.
Отчёт Клофа показывает, как натренированный ум и глаз архитектора может получить
пользу от повышения концентрации, которую даёт ЛСД. "Я понял, что всё, что я делал в тот
день, было обусловлено не самим препаратом, а тем, что он позволял мне использовать все
мои обычные способности без тех помех, которые обычно всем нам препятствуют".

Клоф участвовал в одном из ранних исследований ЛСД. Далее приведёт отрывок его отчёта о
пике той сессии.

Я слышал и чувствовал биение сердца моего фасилитатора, оно было мной, а я был им. Комната
дышала, и она была мной. Глаза были открыты, и мы переливались разноцветным сиянием.

Мы (древо жизни и я, в единстве) всё росли и росли, становясь куполом Вселенной. Я видел
космос (или становился им), и он слился в одну точку, вобравшую в себя весь свет, всю
существующую энергию, и вновь взорвался, заполнив Вселенную мерцающими звёздами.

Я видел кучу дерьма, возвышавшуюся и испускающую дым. В потоке дыма пробежала муха.
Кусочек дерьма прилип к её лапке, и я увидел (и ощутил) себя этим маленьким кусочком навоза.
Мы распались на частицы светящейся пыли и слились с космосом.

Я на секунду отстранился и подумал об этом необычном явлении. Из глубины моего естества


снова вырвался хохот. Я пытался сделать невозможное: отступить и осмыслить самую высокую из
когда-либо посещавших меня мыслей... мысль о том, что целое больше суммы своих частей...

Остальная часть текста взята из отчёта Клофа о сессии по креативности.

Два с половиной года спустя мне поступил звонок от Международного Фонда Продвинутых
Исследований. Меня пригласили поучаствовать в особенном эксперименте: в исследовании
креативности под воздействием психоделического агента. Они хотели включить мою область,
архитектуру, в своё исследование...

Нам сказали выбрать основной и парочку альтернативных проектов, над которыми мы работали
на данный момент, немного поразмыслить над ними за день до эксперимента, но не слишком
увлекаться, чтобы они крутились в уме, но чтобы мы не пришли на сессию с заготовленными
решениями. Предпочтение нужно было отдавать задачам, которые мы не смогли решить раньше,
или таким, которые требуют очень серьёзных профессиональных навыков.

По плану каждая сессия должна была длиться весь день и включать четырёх участников. Каждый
участник был из своей профессиональной сферы и работал над своим проектом, хотя все
находились в одной комнате. Взаимодействие и разговоры были допустимы, но не обязательны.

Когда день наступил, мы вчетвером разместились в помещении сессии и после некоторой


подготовки приняли мескалин. Наши фасилитаторы подготовили удобные спальные мешки на
полу, дали нам маски для сна и стереонаушники и запустили специально подобранную красивую
классическую музыку.

После описаний своих ощущений во время фазы прослушивания музыки и релаксации


Клоф продолжил рассказ.
Я снял наушники и медленно убрал маску. Через пару мгновений один из фасилитаторов присел
возле меня. Я улыбнулся ему и взял за руку. Мы смотрели друг на друга (глубокий зрительный
контакт) бесконечно долгое мгновение, и я снова закрыл глаза.

Я увидел личность человека как многослойное стекло. Было конкретное видение бесконечной
череды скрывающихся друг за другом неправильных, но определённо геометрических фигур.
Каждый кусочек стекла был зафиксирован в нижней и верхней точке. Если в любом месте немного
повернуть, он начинал отражать внешнюю картинку и, подобно зеркалу, перекрывал всё, что за
ним. Я с большой горечью осознал, что у большинства из нас есть много криво поставленных
кусочков.

Я ещё некоторое время наблюдал образы подобного рода, и они все были связаны с
неспособностью человека выстроить четкую структуру на всех уровнях своего существа.

Я сел. Было 11 утра. Нам говорили, что поднимут нас в обед. Я тихо сидел и ждал, пока остальные
субъекты вернутся с обеда.

Мы поели немного: фрукты, сыр, маленький бокал вина и немного кофе. Обсуждали прошедшее
утро. Наши переживания были разными, но мы чувствовали, что делимся чем-то очень важным. В
тот момент мы все были близкими друзьями.

Я взял скетч бук и цветные фломастеры и удобно устроился на полу в одном из углов комнаты.
Открыл скетч бук, выбрал фломастер и приготовился к работе... Но голова была совершенно
пустой. Обычно при размышлении над задачей в моей голове полно картинок, которые я изучаю и
отбрасываю или выбираю и развиваю дальше. Я редко что-то рисую до появления почти полной
концепции в уме. У меня было заготовлено много вариантов схем для моего проекта, и одну из
них я рассматривал в уме по дороге в центр этим утром. Но теперь всё исчезло.

(Сделаю небольшое отступление и опишу свой проект. Клиент попросил меня разработать
художественно-культурный центр неподалёку от одного из университетов в Сан-Франциско Бэй.
Территория была применю определена: плоский трёхакровый квадратный участок. В центре
должны были быть мастерские для художников и ремесленников и торговые зоны. Среда должна
способствовать продажам и оказывать большое культурное влияние на общество. Там также
должна была быть кофейня, театр для постановок, открытых лекций и форумов, и галереи для
художников, у которых не будет собственных магазинов в комплексе. Также там можно было
разместить книжный магазин.)

Я всё-таки знал размеры участка и медленно начертил на чистом листе примерные границы. Идей
всё не было. Утро каким-то образом стёрло из моего разума всё, что было связано с сессией по
креативности.

Я закрыл глаза. Я не пытался думать. Я ждал, но не торопил события - всё как в конце утренней
части. В течение нескольких минут он вспыхнул в воображении. Я увидел законченный центр. Там
росли деревья, на парковке стояли машины, из фонтанов лилась вода, по зданию и саду ходили
люди. И я тоже мог гулять по территории.
Я медленно прогулялся. Разглядывал детали структуры, изучал строения, изучал виды
посаженных растений, наблюдал за работой ремесленников. Цветовая палитра была богатой, но
мягкой, в гармонии с картинами, выставленными в магазинах и вдоль дорожек.

Я начал рисовать. За несколько минут на листе появился основной план и расположение зданий. Я
разместил парковку и сопоставил количество мест с требованиями. Всё совпало. Я быстро
прикинул стоимость проекта и сопоставил с предполагаемыми доходами от аренды. В
экономическом плане всё тоже было осуществимо.

Следующие полтора часа я рисовал с максимально возможной скоростью. Это были только
наброски, но они выражали суть того, что я видел в голове, включая много конкретных деталей.

Я остановился. Ещё не было трёх. На задачи оставалось ещё два часа. Я в уме разработал
несколько домов и зарисовал эскизы. Поиграл с садовым павильоном и несколькими вариантами
фонтана, и к половине четвёртого завершил работу. Я выполнил работу, на которую обычно ушло
бы две-три недели. (Пожалуй, уточню последнее утверждение: за неделю у меня получилось бы
намного больше набросков и некоторых чертежей, но я чувствовал, что не получил бы таких
результатов, как за эти несколько часов...)

Через пару дней я показал наброски клиенту, и они были однозначно приняты. Через три недели я
начал подготовку рабочих эскизов проекта, начав с плана строений. Я положил закрытый скетч бук
перед собой и начал чертёж. Через пару часов первый чертёж был готов, и я сравнил его с
оригиналами. Вышло практически то же самое. Я без сверки с исходными набросками разместил
на трёх акрах все строения, парковку, театр, дорожки, дворики и всё остальное в точных
пропорциях и смог так же чётко удерживать всё в голове, как когда гулял по видению...

Я постарался описать всё в точности так, как было, и ничего не приукрашивать. Я многому
научился.

Шесть профессионалов.
В этой части содержатся репрезентативные личные отчёты о решении задач, иллюстрирующие
некоторые виды креативности, описанные в главе 9.

Коммерческий художник

Задача: Разработка фирменного бланка после того, как некоторые предварительные эскизы
были отвергнуты клиентом.

Я решил отбросить старую цепочку мыслей и начать заново. Всю "чудесность" этого лёгкого отказа
я понял только во второй половине дня - ведь до сессии я множество раз шёл одной и той же
мыслительной тропинкой и каждый раз находил в беспросветный тупик, и мне никак не удавалось
из него выйти. Удивительно, как легко и естественно это теперь произошло.
Я решил продолжать в том же духе, не беспокоясь о результате и о том, как воспримут мою
работу. Начал с небольшого изменения исходной идеи. После нескольких попыток я решительно
отказался от изначальной идеи и выбрал совершенно новый подход к графической задаче. И вот
тогда дело пошло. В голову стали приходить всевозможные решения, и я принялся быстро
зарисовывать их на чистых листочках, которые специально принёс для этой цели. Каждый новый
эскиз демонстрировал новые возможности и идеи. Я работал быстро, почти судорожно, пытаясь
успеть за потоком идей. И эта удивительная производительность сопровождалась радостью и
возбуждением: я поймал волну! Это было чистое наслаждение работой, изобретением,
творчеством и игрой. Не было страха, беспокойства, озабоченности результатом и
соперничеством, зависти - ничего из тех вещей, которые всегда мешали моей работе. Я просто
наслаждался процессом.

Этот человек был так захвачен огромным количеством идей, что отложил их отбор на
следующий день, когда выбрал и доработал для презентации двенадцать из двадцати шести
новых концепций. Одну из них впоследствии принял заказчик.

Инженер

Задача: графическое изображение распространения тепла в таком объекте, как человеческое


тело. (Применение лежит в сфере медицинской диагностики, так как поражённые ткани
имеют более высокую температуру, чем здоровые.)

Я "попросил своё подсознание" выдать мне идеи. Инсайт пришёл в виде образа устрицы,
излучающей разноцветное перламутровое сияние. Я понял, что имеется ввиду интерферометр -
два слоя, разделенные промежутком, равным длине волны, которую нужно отразить - в чём и
состоит принцип перламутра, где изменение температуры вызывает микроскопический сдвиг,
который виден как изменение цвета отражённого света. Далее задача сводилась к переводу
термической энергии в механический сдвиг.

Другой инсайт состоял в том, что лучший способ осуществить это - расширение газа, потому что
это лучше любых операций с твёрдыми материалами. Далее я представил всё в виде двух тонких
слоёв плёнки, формируемых испарением в вакууме, расположенных на расстоянии длины волны
жёлтого света. Можно создать много пневматических ячеек (в форме длинного тонкого
цилиндра), скажем, в матрице 200*200 (с параллельными тонкими плёнками на одном из
концов). Если на эту матрицу спроецировать тепловое изображение, температура каждой ячейки
будет определять давление газа, что приведёт к эластической деформации одной из плёнок,
уравновешивающего давления среды. Если матрицу осветить белым светом, каждая ячейка будет
отражать свет того цвета, который является функцией температуры исходного объекта...

Было много других инсайтов о процессе изготовления, методах испытаний и на другие темы.
Важно также то, что и на следующий день в моём разуме появлялось значительное количество
идей.
Дизайнер мебели

Обе мои задачи были связаны с дизайном мебели. Главная заключалась в разработке выдвижного
ящика для уже разработанного мной несколько лет назад набора мебели. Эта компания была
успешной как в дизайне, так и в продажах. Я должен был найти решение, сочетающее хороший
внешний вид с экономичностью продукции.

Мебель для хранения (в данном случае шкафы и комоды) в сущности представляет собой ящики,
различающиеся внешним видом и обработкой краёв. Они всегда выглядят лучше всего, если
дизайн напоминает о естественном происхождении используемых материалов. Я стараюсь
избегать "накладных" элементов. К тому моменту я уже разработал линейку или серию мебели
для хранения с такими элементами, но в них не было определённой изюминки, и мы с
изготовителем оба это ощущали. Я всё бился над этой проблемой, пробуя разные наклейки, но так
ни к чему и не пришёл. Я чувствовал, что перепробовал все варианты, и не ожидал от себя какого-
либо прогресса. Поэтому произошедшее стало для меня полным сюрпризом.

Как только я стал визуализировать проблему, к моему удивлению, немедленно обнаружилась


новая возможность. С ней было сопряжено несколько новых затруднений, но они довольно
быстро решились. Далее последовала ещё одна идея, основанная на первой, но с одной
поправкой, которая всё меняла. Мне моментально удалось представить необходимый
поперечный разрез.

Последняя идея мне кажется самой интересной из-за того, как она возникла. Она появилась в
результате фантазии, вызванной прослушиванием музыки Вагнера. Я знал о классических
качествах некоторых вещей, созданных в тот период, так что зарисовал линию, которая
передавала эту характеристику. (За этим последовала череда набросков и окончательный вариант
комода.) Получившаяся ручка обладала именно теми свойствами, которые я искал. И всё это
время меня забавляла та лёгкость, с которой всё происходило. Всё было так легко, что мне не
захотелось продолжать работу, потому что я чувствовал, что позже смогу всё закончить. В общем,
к появлению идеи и впоследствии конечного результата привела неспецифическая фантазия.

Я перешёл к задаче разработке изголовья кровати для другого производителя, и она тоже быстро
решилась. На следующий день от решения пришлось отказаться из-за некоторых ограничений
стоимости, о которых я не знал во время разработки, но я без труда нашёл другое решение, хотя
прежде не смог ничего придумать.

Далее я решил заняться чем-то, что обычно занимает уйму времени. Создание обеденного стула,
одновременно элегантного и недорогого, очень сложная задача. На стулья всегда смотрят как на
скульптуру, а не просто полезную вещь. Стулья также требуют строгости формы и структуры,
которые не нужны для других видов мебели: строгость обусловлена человеческой анатомией, а
структура - нагрузкой. В течение некоторого времени до сессии мне не удавалось разработать
проект. Я очень быстро определил, какой должна быть базовая структура; основные детали
появились тоже быстро. Я не стал дорабатывать дизайн, потому что для таких случаев нужны
трёхмерные макеты, однако представить конечный продукт удалось. Я решил, что со стулом всё
решено и перешёл к задаче, которой прежде никогда не занимался. Тут тоже особенных
трудностей не возникло. Даже сейчас все решения кажутся очевидными.
В течение недели я создал модель комода, и клиент-изготовитель её принял. Модель одного из
вариантов стула была принята со второй попытки, без радикальных изменений изначальной
концепции. Раньше на дизайн стульев уходило порядка двух месяцев и требовалось около десяти
пробных моделей.

Инженер-теоретик

Я выбрал задачу из области комбинаторного анализа, над которой бились несколько людей,
включая меня. Задача состояла в доказательстве или опровержении контрпримером следующей
гипотезы:

Мы рассматривали логические цепи, состоящие исключительно из элементов Пирса. (Элементы


Пирса выдают выходной сигнал только если во входных данных нет ни одного сигнала.) Из таких
цепей можно создавать циклы. То есть, мы запускаем цепь подачей некоторых входных данных в
какой-то из элементов. С ходом времени некоторые выключенные элементы включаются и
наоборот. Так как количество возможных состояний цепи конечно, то цепь в дальнейшем должна
либо принять стабильное состояние, когда не происходит никаких дальнейших изменений, или
должна достичь одного из уже принимавшихся состояний и далее повторять ту же
последовательность бесконечно. Последнее называется циклом.

Цикл называется "совершенно последовательным", если при каждом изменении состояния цепи
изменяется состояние только одного элемента. (Это важно. потому что в таком случае в работе
цепи нет никакой неопределённости. Если при смене состояния переключаются два элемента, то
есть разница в том, какой из элементов переключается первым.)

Гипотеза состоит в том, что в цепи из элементов Пирса самый длинный совершенно
последовательный цикл содержит 2n состояний, где n - это число элементов Пирса в цепи.

К концу сессии я был уверен, что нашёл доказательство этой теоремы. Работая над ней далее
ночью, я обнаружил несколько дополнительных затруднений, но всё ещё был уверен, что могу
доказать её. На следующий день я нашел несколько новых решений. Однако теорема до сих пор
остаётся недоказанной.

Найденный мной на сессии подход показался ценным и новым не только мне, но и остальным,
кто работал над теоремой в лаборатории. Например, она сразу привела к опровержению другого
предположения об этих циклах, а именно, о невозможности получения конечной
последовательной цепи из последовательного цикла элементов Пирса. Используя мой подход, мы
легко нашли контрпример для этой гипотезы.

Я всё ещё надеюсь, что подход в дальнейшем поможет доказать исходную гипотезу - или найти
контрпример.

Также она может привести к появлению нового метода разработки цепей для получения
определённых циклов.

Таким образом, результаты выглядят очень полезными, хотя исходная цель и не достигнута.
В своих прошлых попытках я, в основном, пользовался методами матричной алгебры. И когда я
начал решать задачу во время сессии, то сперва попробовал применить эти методы. Я не понял,
как возможности психоделического состояния могли бы помочь продвинуться в этом. Я мог
визуализировать матрицу и выделить нужную строчку, сделав её яркой и сияющей. Я также видел
и смог оценить с эстетической точки зрения закономерности распределения элементов матрицы.
Но казалось совершенно бессмысленным пытаться делать детальные вычисления для получения
какой-то новой информации из матрицы.

Примерно в этот момент я увидел образ цепи. Сами элементы Пирса были представлены
маленькими серебристыми конусами, соединёнными между собой линиями. Я наблюдал смену
состояний цепи. Во-первых, состояния выстраивались в ряд, где каждый элемент вызывал
следующий. Если ряд заканчивается, и дальнейших изменений нет, то автоматически получается
цикл 2n. Тогда этот цикл можно заблокировать. После этого надо добавить дополнительный цикл
для продолжения операции. Проблема тут вот в чём: как это сделать, сохранив свойство
совершенной последовательности?

Тут я вернулся во внешний мир и попытался продолжить работу в чисто аналитическом или
логическом ключе. Тогда я подумал, что можно показать, что далее мы неизбежно приходим к
непоследовательной операции. Сложность в том, чтобы учесть и проработать все существующие
возможности. Это и помешало доказательству. Но мне кажется полезной центральная идея об
удалении основной последовательности, представляющей цикл 2n, при помощи блока и
добавлении обходных последовательностей.

После того, как этот субъект вернулся в рабочий коллектив и поделился своим опытом,
несколько его коллег изъявили желание стать экспериментальными субъектами, были
приняты и тоже работали над той же основной задачей.

Менеджер по планированию продукции

Мне дали задание определить и запустить новое семейство записывающих устройств. В них
используются похожие схемы модуляции, но их применения, характеристики и цены различаются.
Я только что завершил важную поездку с целью изучения рынка и создал таблицу или матрицу
взаимосвязей, на которой попытался отобразить тип системы, уровень производительности и
некоторые примерные планы и практические соображения. Задача была сложной, так как в ней
было так много переменных и дополнительных осложнений, связанных с высокой занятостью
работников и недоброжелательным настроем в той области инженерии, где её нужно было
реализовывать.

Сначала я был в некотором напряжении, но потом обнаружил особенный вид расслабления,


позволявший задаче общаться со мной. Я отделился от стремления к результатам и позволил себе
войти в другой режим работы с данными. Мне удалось отбросить поверхностные сложности и
заглянуть в суть вопроса. Появилась новая матрица, и она была значительно проще и доступнее
для понимания. В ходе работы над ней стало видно, что продукция займёт большую часть
целевого рынка, а продать её не составит труда. Также стало видно, что прежние сложности
возникали из-за ненужного перфекционизма и некоторой жадности.

Далее мне удалось на своей внутренней "сцене" представить, как можно было бы действовать.
Буквально сами собой выскочили отношения между ключевыми участниками. Их подавленность и
её влияние на восприятие разработок стала очень понятной. Я попробовал представить в уме
другие подходы и понял, что проглядел очевидное решение. Я должен был измениться сам, и это
повысило бы шансы получить другую реакцию. Оказалось, что не нужно придумывать планы,
нужно лишь развить правильное отношение. И отношение это связано с уверенностью,
основанной на исследованиях и данных, и поддержкой (от других), основанной на понимании,
симпатии и терпимости.

Результаты в итоге были пусть не ошеломляющими, но всё же значительными. Люди начали


двигаться. Самые антагонистичные из них стали более открытыми и дружелюбными. Количество
энергетических затрат с моей стороны значительно снизилось. Мой босс не раз замечал явные
изменения в моём подходе к работе. Был совершён конкретный прогресс с линией продукции,
хотя он немного испортился из-за реорганизации.

В целом, эксперимент принёс не какие-то особенные прорывы в плане креативности, а очень


практические результаты.

Инженер

Ирвин Вундерман был инженером, работавшим в большой лаборатории электроники в


Калифорнии. В его опыте из текучих энергий возник очень абстрактный процесс построения
моделей. Несколькими неделями после сессии он сделал наблюдения о собственном разуме,
необычные в плане способа их припоминания и описания.

Реакции во время начального трёхчасового периода:

1. Постепенное осознание снижения количества тактильных ощущений. Онемение конечностей,


которое можно было снять, приняв решение пошевелиться и осуществив таковое.

2. Ощущение попыток минимизировать внешние сигналы, связанные с современным


окружением. Заметил, что позволяю своему телу постепенно расслабляться до "минимально
энергозатратной" позиции. Предполагаю, что это происходит и с другими индивидами.

3. Было жгучее желание запомнить все ощущения и передать их Фонду.

4. Много относительно простых наблюдений, которые я проанализировал и впоследствии понял, в


процессе казались намного более значительными, чем на самом деле. Например, когда зазвучала
музыка, похожая на гимн, я осознал религиозное значение картин, висевших на стенах. Казалось,
что это совершенно новое открытие, которое я не был способен совершить раньше, хотя теперь
всё кажется очевидным.

5. Центральными темами моих мыслей были:


а. Постепенное понижение сигналов от внешнего мира

б. Мои нос, глаза и уши сохраняли среднюю или повышенную чувствительность, но полученные
сигналы не "доходили" до меня автоматически, пока я о них не думал.

в. Мои умственные способности были относительно незатронуты, но из-за снижения обычных


сигналов разум как бы блуждал по разным мыслям.

г. Я понял, что если убрать (или приглушить) все современные стимулы, то все мысленные
процессы можно направить на вещи, не связанные с текущей реальностью. Я старался снизить
отвлекающие стимулы и усилить новое состояние, позволяя своим мыслям свободно плавать.

д. Я пробовал мысленно перемещать свой разум по Вселенной, чтобы выяснить, что могу увидеть
при помощи этого нового инструмента.

е. Вселенная была совершенно чёрной, и для выделения её в моём разуме была маленькая белая
пылинка, размещённая так, чтобы всё было радиально симметрично относительно неё.

ж. Внутри Вселенной я разместил музыку, и она либо звучала отовсюду, либо исходила от другой
пылинки, которая тоже была радиально симметричной.

з. Я осознавал, что все мои мысли не являются снами в том смысле, что я мог контролировать их и
использовать логику; я будто вёл мысленные рассуждения под влиянием какого-то
лекарственного транса.

и. После попыток позволить своему разуму путешествовать по Вселенной я сделал вывод, что без
органов чувств я ничего не смог бы воспринимать, и была бы только чернота.

к. Я сделал вывод, что интроспективное наблюдение моего разума было бы более уместным и
полезным в каких-то конкретных обстоятельствах.

л. Я усомнился в методе передвижения, использованному для перемещения моего разума к


предыдущей мысли (и). Я не увидел никакого двигательного механизма и отметил, что просто
представляю, как он движется в пространстве.

м. Наблюдая свой разум, я осознавал, что внешний антагонистичный мир, с которым обычно
взаимодействуют мои мысли, прекратил существование. Я осознавал, что эффект препарата
состоит в обеспечении большой "самодостаточности" моих мыслей и объективности,
позволяющей мне самостоятельно изучать то, что сам сочту необходимым.

[Комментарий редактора: пункты 6 и 7 были специально пропущены автором]

8. В оценке звучание музыки и изменение других стимулов лучшим сравнением казалось


"прохождение через фильтр сочности".

9. Я понимал, что не вижу особенно ярких цветов и каких-либо галлюцинаций, и попытался


представить цветные образы. (Мои непроизвольные мысли были чёрно-белыми.) Я не добился
ничего, превосходящего обычное цветное восприятие.

[Комментарий редактора: пункты с 10 по 19 были специально пропущены автором]


20. Рассматривая задачу, я представил желаемый результат и постепенно добавлял переменные,
которые могли к нему привести. У меня была повышенная визуальная (умственная)
восприимчивость; я мог представить всё желаемое, необходимое или невозможное практически
без усилий. В течение, кажется, десяти минут я справился с задачей, получив то, что мне
показалось (и до сих пор кажется) классическим решением. Однако я исказил условия задачи,
чтобы сделать данное решение возможным. Я решил быть более прагматичным и заставил себя
учесть ограничения практичности. Я заметил, что нежелание это делать было сильнее обычного. Я
нашёл оптимальное решение, отказавшись от компромиссов - ч.т.д. Меня поразил мой идеализм,
моё визуальное восприятие и скорость, с которой я мог действовать.

21. Тщательно изучил методы, использованные для решения задачи. Понял, что мой разум
работает как компьютер, и, хотя я не мог визуализировать "частные" детали, в поиске возможных
решений мне удавалось одновременно учитывать все условия задачи.

22. Меня впечатлила сила концентрации и то, как решительно и эффективно я работал над
решением.

23. Далее я удалился из комнаты с одним из фасилитаторов и обсудил текущие результаты. Он


предложил вернуться к изначальной задачи и посмотреть, что ещё можно сделать.

24. Я вернулся и задумался о процессе фотопроводимости... Постоянно спрашивал себя: "Что


такое свет?" И позже: "Что такое фотон?" Последний вопрос я задал себе несколько сотен раз,
после чего он продолжал задаваться уже автоматически, синхронно с моим дыханием. Наверное,
я никогда в жизни так настойчиво не задавался никаким другим вопросом. Я начал
визуализировать все известные мне качества, которыми обладает фотон, и попытался создать
модель фотона. Фотон состоял из облака электронов и позитронов, движущихся вместе по
пересекающимся синхронизированным спиральным орбитам. Позитрон имел отрицательную
массу, по величине равную массе электрона.

Эта модель для удобства упростилась до чёрно-белого шарика, движущегося через пространство с
вращением. Далее я применял к этой модели все известные проверки - например: требования к
электронному полю, дифракционные решетки, диэлектрические рефракторы, генерацию фотонов
в лампах накаливания, поглощение их в твердых телах и в развёрнутом фотодиоде. Каждая
проверка приводила или не приводила к изменениям, пока все известные мне проверки не
закончились.

Я подумал о том, насколько забавна эта ситуация. Модель была очень грубой; изначально у меня
не было намерения создать модель фотона; её создание потребовало огромных усилий, а
результат оказался поверхностным, слишком простым и не очень соответствовал моим прежним
представлениям о фотоне. Делиться ею было бы почти стыдно, и я спросил себя, какой от неё толк
даже притом, что она выдерживает различные проверки. Эти мысли и сделанные выводы
подстегнули меня ещё больше. Если данная модель удовлетворяла всем известным мне
условиям, то была не менее реальной, чем всё, что я знал. Да, я понимал, что движущиеся с
вращением черно-белые шарики были сильно упрощенным образом, но если они удовлетворяли
всем условиям, то эту модель можно было применять. Она ничем не отличалась от всего
остального, что существует в мире. Так что модель следовало использовать независимо от моего
личного отношения к ней, как и отношения всего человечества.
Эта рационализация на тот момент оказалась для меня особенно полезной. Даже сейчас она
кажется мне важным аргументом против сдерживающих факторов для построения абстрактных,
но непротиворечивых концепций.

После многих часов проработки этой модели (и многих неудачных мысленных попыток
применения её в фотопроводнике) я счёл её удовлетворительной. Теперь надо было осуществить
то же для полупроводника. Я создал образ зон валентности и проводимости с позитронами и
электронами в качестве действующих элементов (по аналогии с общепринятыми дырками и
электронами). Я добавил туда же заполненные состояния акцепторов и доноров и занялся
различными проверками своей модели полупроводников, одновременно участвуя во внешнем
обсуждении.

Я задумался о своём методе работы на разных этапах.

25. В прошедшей до сих пор работе была очевидной одна вещь: я не заставил себя сделать ни
одного предположения, которое бы противоречило имевшимся у меня вопросам или сомнениям.
Обычно я бы опустил многие тривиальные моменты из практических соображений, но под
воздействием препарата время казалось неважным. Я встретил каждую сомнительную деталь
лицом к лицу. Я и правда непрерывно искал ошибки, неточности и так далее.

26. Ещё одно важное наблюдение: я бы ни за что не поверил в случившееся, если бы это не
произошло со мной. Результаты, какими бы они ни были хорошими, плохими или бесполезными,
превзошли все мои ожидания

27. После группового обсуждения нас развезли по домам. Рассказ о событиях дня семье занял
почти час. После этого я лёг в кровать и продолжил работать над задачей.

28. Завершение модели полупроводника потребовало значительных усилий, после чего я


выполнил проверку поглощения моей модели фотона полупроводником.

29. Я работал до четырёх часов утра и очень хотел продолжить, но мне помешала начавшаяся
сильная головная боль. Мне было трудно не думать о задаче, так как разум постоянно
возвращался к тому месту, на котором я прекратил работу.

30. Тем вечером было сделано несколько выводов о модели фотопроводника.

а. В целом модель верная, хотя невозможно проверить все необходимые характеристики


фотокондуктора, не вводя использованных мной дополнительных явлений, связанных с
кинетикой реакции.

б. Большую часть фотовозбуждённых носителей составляют экситоны (электроны и дырки).


Данные носители не принимают прямого участия в механизме проводимости, но доминируют в
процессах рекомбинации. Таким образом, их количество трудно измерить, хотя оно играет
большую роль в получении наблюдаемых результатов. Мне кажется, это было единственным
реальным вкладом в развитие модели, сделанным под воздействием препарата, и я и раньше
знал о возможности такого положения вещей. Однако верность этого вывода теперь стала более
очевидной.

31. Есть и другие полезные замечания об эффектах препарата:


а. Я почувствовал, что под воздействием препарата не сделано ничего, что нельзя было бы
сделать иными путями, но это заняло бы в несколько раз больше времени. (Насчёт этого
утверждения есть одна оговорка в связи с разработкой модели фотона. Я мог никогда не найти
достаточной мотивации для осуществления таких усилий для работы над чем-то настолько
абстрактным.)

б. До сих пор я не нашёл никаких изъянов в концепциях, появившихся под воздействием


препарата... Пожалуй, важно отметить, что препарат, похоже, даёт гораздо большую мотивацию к
работе над чем-то эстетически привлекательным, чем у меня обычно есть... Я в каждый момент
всецело контролировал все свои способности. Мне не кажется, что я смог делать что-то, чего не
мог бы сделать (и не делаю) в другие моменты.

в. Я ощущаю общее улучшение, сохраняемое до сих пор, в отношении:

 Способности концентрироваться на конкретных задачах.


 Мотивации, связанной с краткосрочными и долгосрочными целями в моей жизни (драйв).
 Способности визуализировать задачи.
 Терпимости к тому, что мне кажется некомпетентностью, а также ко взглядам, значительно
отличающимся от моих.
 Способность работать, не утомляясь. Например, я сел и записал всё это за несколько часов
без перерывов.
 Общее снижение барьеров в тех моментах, где установленные нормы общества
противоречат моей личной философии. Например, обычно я бы почувствовал стыд,
обсуждая с коллегами такую модель фотона, полученную при таких необычных
обстоятельствах и выглядящую настолько поверхностной.

Технические аспекты опыта Вундермана привели к разработке точной теоретической модели,


которую он описал в своей статье под названием "A Kinetic Theory of Photoconductivity Decay
Processes".
12. Групповые сессии по решению задач.
Доктор наук Уиллис Харман

Этот неопубликованный отчёт содержит описания двух экспериментальных сессий,


проведённых нашей группой за несколько недель до более успешных сессий из главы 9. Мы с
Уиллисом Харманом оба входили в первую из этих групп, поэтому я добавил к отчёту кое-какие
личные наблюдения (курсив), где это уместно. Как вы увидите, эти сессии имели скромные
успехи и выявили некоторые недостатки в нашем подходе. Такую научную подноготную
обычно нигде не публикуют. Я называю это "поиском", потому что подобные вещи
происходят, когда нет четкого понимания, чем ты занимаешься и чего пытаешься добиться.
Публикуемые обычно "исследования" - это более поздние успехи, когда ты уже лучше
ориентируешься в предмете. Но в нашем случае нет практически никаких публикаций о
данном виде групповой работы, и притом многие люди этим занимаются неформально.
Поэтому будет полезно также представить этот первый раунд наших исследований.

Это отчёт о двух групповых сессиях по решению задач, целью которых было определение степени
улучшения способности решать задачи при проведении групповой сессии с низкой дозой и
фасилитатором. Первая группа была довольно разношерстной и состояла из четырёх людей,
работающих в области электротехники, инженерного проектирования, инженерного
менеджмента и психологии. У всех четырёх до этого было, по меньшей мере, две ЛСД сессии.
Доза составляла 50 микрограмм ЛСД в сочетании с энергетиками. (Основной областью задач была
разработка новых детских игрушек.)

Вторая группа состояла из четырёх инженеров-исследователей, три из которых работали в области


электротехники, а один - механики. Ни у кого не было предыдущего опыта с психоделиками.
Дозой было 100 миллиграмм мескалина в сочетании с энергетиками. Основной областью задач
было улучшение кассеты для фонографа.

Оба эксперимента дали неоднозначные результаты. В обоих случаях некоторые участники групп
чувствовали улучшение своих творческих способностей. В обоих сессиях, похоже, на какое-то
время улучшились групповая коммуникация и способность работать сообща. В обоих случаях один
из участников не ощутил никакого улучшения способностей. Хотя наблюдалось некоторое
улучшение креативности, также имело место ухудшение более простых способностей - например,
способность выполнять простые арифметические вычисления в ходе выполнения заданий. В
обоих случаях в течение нескольких дней наблюдались изменения (некоторые члены групп
получали новые идеи, связанные с задачами, или развивали наиболее интересные идеи,
пришедшие во время сессии). В более реалистичной ситуации это бы могло привести к прогрессу
и даже созданию прототипов.

В обеих сессиях группы оказались менее продуктивными, перейдя к заранее подготовленной


второй области задач. Видимо, отчасти из-за меньшей мотивации (хотя вторая задача казалось
интересной в момент выбора) и отчасти из-за усталости членов группы. Ещё одним фактором
могло быть то, что в обоих случаях вторая проблема была менее конкретной, более абстрактной и
вообще не так хорошо подходила к данному виду групповой работы.
В обоих группах, похоже, высвобождался дух фантазии, свободы, приключений и спонтанной
игры. Дополнительный участник, игравший роль наблюдателя (не принимавший препарат)
успешно помогал членам группы сохранять концентрацию на задаче (при этом позволяя делать
полезные отступления), напоминал об идеях, от которых группа отвлеклась и про которые могла
забыть, а также помогал продолжить поиск, когда очередное предложение оказывалось
непродуктивным. Во второй сессии использовались большие планшеты для визуализации
объектов и процессов, они оказались очень полезными.

На второй сессии, где трое из четырёх участников родились и выросли в других странах, было
одно случайное наблюдение: тенденция возвращаться к мышлению на родном языке, а не на
выученном (английском).

Одним из препятствий оказалась обострённая восприимчивость к чувствам других членов группы.


В первой сессии много внимания к себе привлёк один из членов, которому было сложно работать
со всеми и который периодически испытывал желание прекратить опыт. В другой сессии один из
участников был очень сдержан, так как почувствовал, что его чрезмерный энтузиазм создаёт
барьер между ним и остальными. Складывается впечатление, что чувства приобрели повышенную
значимость и оказались центральной темой мероприятия.

Сессия номер один

Первые три часа первой сессии участники провели, прослушивая музыку в одиночестве, лёгком
общении, а также в групповом интроспективном изучении тревожности и сопротивления
расширению сознания со стороны одного из членов. (Впоследствии группа согласилась в том, что
помещение в центр внимания того, кто неспособен участвовать, не является лучшим подходом.
Индивиду необходимо позволить молчать, сопротивляться, тревожиться и т.д., не чувствуя
осуждения со стороны группы.)

После этого подготовительного периода группе напомнили о выбранной задаче: создание новых
и коммерчески востребованных игрушек, игр и игровых аксессуаров. Поступили предложения
создать развивающие игры - то есть, стимулирующие познание, любознательность и вызывающие
чувства достижения. Участник Д предположил, что матерям понравится игрушка, не требующая
присмотра за ребёнком во время игры, позволяя матери не отвлекаться от домашней работы.
Участник Б отметил, что эту роль (с сомнительной для ребёнка пользой) выполняет телевизор и
предложил игры с участием телевизора и возможностью делать неожиданные и спонтанные
открытия.

Участник Д был заинтригован коммерческим потенциалом игры, которую можно было бы купить
(возможно, в местном супермаркете) и применять во время просмотра телепередачи. Участник А
предложил создать наборы карточек для специальных программ на тему ботаники или других
областей науки. Другие подхватили эту идею и выдвигали разные предложения о возможностях
использования доступных материалов вроде цветов и овощей, о составе набора на тему ботаники
(микроскоп, микротом, образцы), о необходимости показа процессов жизнедеятельности в
реальном времени и так далее. Участник Д придумал пример программы о розе, возможно,
рассматриваемой с точек зрения ботаника, биолога, поэта и так далее - с целью развития
перцептивного сознания. Участник Б заинтересовался возможностями быстрорастущих грибков
или других организмов, с которыми может экспериментировать ребёнок, и возможностью
использовать в качестве приложения фотографии этапов жизненного цикла, например, розы.
Здесь группа пришла к выводу, что идея достаточно развита; в дальнейшем можно было бы
подключить ботаника и прорабатывать её дальше.

Участник Б предложил группе подумать над игрушкой, которая бы стимулировала интерес к


собственному телу, и группа задумалась о чём-то, требующим мышечной координации и
развивающим чувство равновесия. Было предложение разработать что-то вроде имитации
сёрфинга на заднем дворе, но такая игра была бы не из дешёвых. Был проявлен интерес к батуту
как требующему равновесия и мышечной координации, не включающему насилие и
открывающему многие возможности, включая шанс "забавных происшествий". Кто-то предложил
доску, покрытую мягким материалом. Участник А вспомнил, как в детстве смотрел соревнования
по битвам на бревне, и предложил создать домашнюю версию.

Одной из возникших идей была конструкция из бревна с подшипниками на концах, где


подшипники крепятся на пружинах, что позволяет бревну одновременно и вращаться, и
раскачиваться. Вокруг бревна должна была быть установлена какая-то страховка,
предотвращающая падение ребёнка. В качестве страховки был предложен надувной матрас с
"перделками" между секциями, издающими при падении неприличный звук. Другая версия -
полое бревно для бассейна, с шершавой поверхностью и частично заполненными жидкостью
внутренними отсеками; такое бревно вращалось бы медленнее, облегчая ребёнку задачу.

Группа решила переключиться на какую-то домашнюю игрушку, которая могла бы занимать


маленького ребёнка в течение долгого периода времени. Участник А вспомнил маленькую
игрушку, сделанную его другом для своего маленького ребёнка, которая состояла из четырёх
лампочек и четырёх переключателей. Различные предложения участников группы вылились в
идею о наборе лампочек, переключателей и штепселей, чтобы лампочки можно было подключать
по-разному. Одна игра состояла в случайном подключении лампочек и экспериментальном
поиске верных позиций переключателей для включения всех лампочек. Можно было создать
простые версии данной игрушки для маленьких детей и более сложные для тех, кто постарше.

Один участник отметил, что дети - особенно мальчики - испытывают повышенный интерес к
электрическим железным дорогам. В течение некоторого времени группа обсуждала, какие
характеристики ответственны за этот интерес и какие ещё игрушки такого плана можно
придумать.

Так как хороших идей сразу не возникло, один из участников предложил создать игрушку, которая
бы развивала эстетическое чувство, но была несколько сложнее обычного набора пластилина или
красок. Участник Б предложил поработать с визуальным восприятием пространства, и это привело
к появлению идеи о наборе "построй свою пещеру". Возник вопрос, можно ли использовать
строительные материалы получше, чем стулья, столы, одеяла и подушки. Возникла мысль, что при
выборе материала дети предпочитают одеяла холодному дереву и картону. Это вызвало
обсуждение чувства осязания и игрушек, которые развивали бы его. Участник Б предложил игру,
состоящую только из тактильных ощущений: разные текстуры, интересные глазные повязки для
исключения визуальных стимулов, недорогие карточки с рельефом.
Далее группа решила перейти ко второй области задач, которой был вопрос: какие социальные
проблемы будут наиболее актуальны в будущем десятилетии? Было предложено представить
себя командой, назначенной исполнительными органами для определения национальных целей.
В качестве стартового пункта размышлений был выбран вопрос: "К чему стремится общество?".

В качестве ответов рассматривались выживание, психологическая безопасность и другие


варианты. Участник С вместе с другими подчеркнул важность проблемы неограниченного
развития технологий и её влияние на общество: отдаление от природы, притупление чувств в
результате необходимости быть рациональными, потеря смысла работы, дегуманизирующий
эффект методов массового производства и прочие. Центральной проблемой выступала духовная
нищета, нехватка смысла и потеря контакта с базовыми процессами жизни. Участники делали
разные замечания о том, что группового мышления очень мало, и на первый план выводятся
выражения личного мнения. Группа никак не могла "раскачаться", как это произошло в работе с
игрушками, и было заметно, что задача недостаточно конкретна.

Участник С предложил в качестве более конкретной версии общей проблемы планирование


города. Группа решила представить, что есть задание спланировать портовый район, хотя двое
участников признались, что не чувствуют мотивации заниматься задачами городского
планирования. Были различные обсуждения, включая сохранение холмов и лесов,
сосуществование с природой, сообщества европейского типа с социальными центрами,
транспортировка грузов, а также возможность центрального планирования. Участник Д отделился
от группы из-за недовольства её неспособностью работать над этой задачей слаженно. Он вскоре
вернулся, но все к тому времени уже признали, что "выдохлись". Таким образом, активный
период работы над выбранными задачами составил около трёх часов; неформальное обсуждение
продолжилась ещё семь часов.

В этом отчёте не упоминается обсуждение ещё одной игрушки в контексте размышлений о


развитии физических навыков. Мы придумали маленький бумажный кораблик, который можно
было бы запустить в туалет, чтобы маленький мальчик целился в него струёй мочи. Хотя мы
очень увлеклись идеей одноразовых "писательных" игрушек, однако эта идея не вошла в
оригинальный отчёт. В групповой работе мы также заметили, что без какой-либо личной
заинтересованности в результате сам мозговой штурм проходил легче, но было сложнее на
этапе проработки идей, где нужны конкретные практические решения.

Сессия номер два

Предупреждение: на этой сессии обсуждались технические вопросы, и отчёт может быть


трудным для понимания. К тому же, первая задача (улучшение носителя и иглы фонографа)
уже не актуальна. Если вы не знакомы с этой технологией, то проблема иглы заключается в
том, что каждый раз при проигрывании записи есть износ и иглы, и дорожки. Если вы
обратите внимание на предложенные решения, то увидите, что они в некоторой степени
предсказывают появление компакт-дисков, считываемых лучом лазера.
Вторая задача, проектирование аналогового запоминающего устройства, также может
оказаться сложной для многих читателей. Эта сессия также выявила ключевую важность
мотивации и подготовки для достижения результата. Ещё можно заметить, что чем более
общей является задача, тем менее привлекательной становится.

Первый час после приёма психоделика прошёл в непринуждённых беседах, а следующий час и
сорок пять минут - прослушивая музыку без разговоров. К концу этого временного отрезка
звуковая аппаратура стала выдавать помехи, что вызвало дискомфорт.

Первой выбранной задачей была разработка улучшенной версии устройства фонографа, дающей
меньше искажений и меньший износ записей. Участник Х сообщил, что в конце музыкального
периода (когда начались искажения) живо представил себя иглой, скребущей по неровной
дорожке, и этот образ был весьма неприятен. Оказалось, что он чувствовал бы себя гораздо
лучше, летая где-то над дорожкой и ощущая её поверхность каким-то другим способом - как
самолёт, картографирующий местность при помощи звуковых волн.

Участник Г предложил использовать для сканирования дорожки сфокусированный световой луч


или ультразвук. Последовавшее обсуждение немного развило идею. В задаче выделилось две
части: поиск способа считывания дорожки, а также считывание информации с двух стереоканалов,
записанных на одной дорожке. Одно из решений состояло в вычислении среднего значения
между двумя информационными сигналами дорожки. Было предложено несколько способов
получения информационного сигнала из отраженного луча, включая анализ изменений частоты,
фазового сдвига, эффекта Доплера, амплитудной модуляции каретки, а также амплитуды или
задержки импульсов. Согласно сделанным выводам, некоторые решения осуществимы, но их
сравнение - это аналитическая работа, которую лучше провести после данной групповой сессии.

Участник Е поинтересовался, действительно ли так необходимо избавиться от иглы. Износ записей


представляет проблему, но его можно уменьшить, ослабив контакт иглы с дорожкой. Участник Г
предложил идею, при которой плечо рычажка находилось бы на воздушной подушке (поток
воздуха, направленный вниз). Это бы позволяло прикладывать некоторое давление и получать
хороший механический контакт без прямого прикосновения. Очень лёгкая игла при этом могла бы
проходить по неровностям дорожки с минимальным механическим давлением. Обсуждались
разные методы получения информации от иглы при минимальной массе движущейся части,
например, электромагниты и световые лучи. Было также предложение использовать пустотелую
иглу, испускающую поток воздуха, удерживающий её на некотором расстоянии от дорожки, что
позволило бы исключить соприкосновение с носителем и при этом считывать неровности
поверхности дорожки.

В то же время поступило альтернативное предложение сохранить прежний принцип, но


использовать две лёгкие иглы, расположенные прямо над поверхностью носителя. Первая игла
идёт перед основной, как головной вагон поезда, и сигналила бы сервосистеме о необходимости
передвижения каретки. Вторая игла, идущая по дорожке, получала бы оба информационных
сигнала. (Была отмечена возможность совмещения обеих функций в одной игле.)
Участник Х снова вспомнил, как некомфортно быть иглой, и предложил использовать ёмкостный
датчик. "Что бы помогло тебе чувствовать себя лучше на дорожке?" - спросил участник Ф. Тут
участник Е сообщил, что представил, как свисает с держателя, опираясь ногами по сторонам от
дорожки, будто едет по ней на скейтборде. Он сказал: "Сенсационно! Я словно еду на двух
лошадях в цирковом представлении! Дорожка кажется довольно большой. Задача состоит в том,
чтобы получить наибольшее удовольствие от процесса". Участник Х отметил, что в роли иглы ему
больше всего не понравилась непредсказуемость неровностей дорожки. Участник Ф сказал, что
при движении над дорожкой можно отслеживать участок впереди и готовиться к изменениям.
Дальнейшего развития этот подход не получил.

Было ещё несколько предложений касаемо использования разных датчиков для каждого канала
вместо считывания квадратурных компонентов движения одной иглой. Но обсуждение не было
особенно продуктивным, и наблюдатель предложил перейти ко второй задаче. (На первую ушло
около двух часов.)

Второй задачей была разработка аналогового (то есть, не цифрового) запоминающего устройства.
В качестве примеров были приведены конденсатор и электролитическое покрытие, сохраняющие
информацию пропорционально электрическому заряду. Желательными характеристиками были
низкое энергопотребление, компактность, дешевизна, возможность многократного считывания
данных и повторной записи; желательной, хотя и менее важной, также была линейность.

Участник Ф задался вопросом о том, как аналоговая информация хранится в природе. Участник Г
отметил, что генетическая информация является цифровой. Участник Х предложил что-то вроде
"заморозки" ионов - использовать поляризацию ионов в электрете. Участники также размышляли
об устройстве видикона, передающей телевизионной лучевой трубки.

Участник Г предложил создать ячейку с электродами с двух сторон, заполненную прозрачным


материалом, в котором бы находились организованные непрозрачные намагниченные частицы.
Подача тока через электроды заставляла бы частицы смещаться к одному концу, изменяя луч
света, направленный на световой датчик.

Были предложения использовать другие физические явления, включая: вращение магнитного


поля или магнитов в магнитном поле, смещение доменных стенок в намагниченном материале, а
также отверстие, изменяющее диаметр в зависимости от длины волны сигнала, изменяя
количество проходящего света. Наблюдатель не смог удержаться и предложил использовать
частоту как форму аналоговой информации - создать условно устойчивую параллельную цепь, в
которой возникали бы колебания, соответствующие частоте входного сигнала. Вскоре после этого
сессию было решено завершить. (Общее время работы над обеими задачами составило три с
половиной часа.)

Члены группы (не имевшие психоделического опыта прежде) по-разному оценили степень
улучшения своих способностей. Участник Е не ощутил никакого повышения своей креативности.
На начальных этапах сессии, по его словам, "если и были изменения, то в сторону ухудшения;
позже я почувствовал, что работаю на своём обычном уровне". С другой стороны, участник Г
сообщил, что ему удавалось необычайно хорошо работать. "От скорости появления идей
захватывало дух... Особенно понравилось то, что удавалось соображать гораздо быстрее Х, что
для меня необычно".
Размышления о будущих экспериментах

Похоже, что текущий подход к групповому творческому решению задач обладает значительным
потенциалом, но нуждается в некоторых поправках. Остаётся открытым вопрос о том, насколько
(в лучшую или худшую сторону) предшествующий психоделический опыт с большой дозой может
повлиять на результаты сессий по решению задач с маленькими дозами. (Все четверо участников
Сессии номер два планируют принять высокие дозы в течение следующих месяцев, после чего
для сравнения будет проведена ещё одна сессия по решению задач.) Также необходимо найти
оптимальный способ наиболее эффективно использовать период нескольких часов максимальной
креативности во время сессии.

После написания этого отчёта и получения таких результатов никто не мог предположить,
что правительство прекратит наши исследования. Запланированная вторая сессия с теми же
четырьмя участниками Сессии номер два так и не состоялась. Отчасти из-за того, что мы
решили, что такие сессии показывают возможность продуктивной интеллектуальной
работы, но мы получим более интересные и однозначные результаты, используя индивидов с
сильным желанием решить свои технические задачи.

Историческая справка: эти две группы не были первыми в наших экспериментах. Самой первой
группой, с которой мы проверяли, можно ли использовать психоделик для работы надо
типичными научными задачами, была наша команда. Нашей задачей была разработка
экспериментального протокола для проверки данной гипотезы. То есть, мы вчетвером
придумали описанные в этих главах исследования в результате приёма психоделика. Так как
мы все в равной степени хотели узнать, что у нас получится, нам тогда не удалось выявить
значение мотивации, хотя в дальнейшем эта переменная оказалась важнейшим критерием
успеха.

В тот вечер я понял то, что навсегда изменило моё понимание влияния данных веществ на
сознание - в особенности, на креативность. Я заметил, что мои так называемые константы
восприятия не влияют на то, что я вижу. Визуальная константа - это способность мозга
поддерживать неизменный образ несмотря на то, что реальная репрезентация меняется.
Например, если кто-то открывает дверь и входит в коридор, а вы находитесь на другом
конце, то сначала видите малюсенького человечка, увеличивающегося по мере приближения.
Однако ваш разум устроен так, что вы не замечаете изменения размеров приближающегося
человека. Такие поправки восприятия происходят постоянно. Если вы сидите и смотрите на
картинку, она кажется вам неподвижной, хотя посторонний наблюдатель может заметить
постоянные небольшие движения ваших глаз (как раз эти движения иногда называют
"искоркой" в глазах).

Заметив в тот вечер, что мои константы восприятия ослабли, я понял, что если можно
отключить такой необходимый для выживания механизм постоянных поправок и фильтров,
то будет разумно предположить, что точно так же можно отключить и аналогичные
фильтры наших собственных мыслей (например, убеждений, отношений, предрассудков,
подавлений, компульсий, языка, культурных ограничений), и в результате не только задать
новые исходные конфигурации, но и уменьшить вероятность отказа от них в дальнейшем.
Возможно, многие способы повышения или стимуляции креативности, на самом деле,
являются способами снижения "не-креативности", а обычное сознание является гораздо более
подвижным, гибким и творческим, чем принято считать.
13. Эксперимент журнала Look.
Дизайн калифорнийского выпуска.
Джордж Леонард
Эта глава - выдержка из книги Джорджа Леонарда "Walking on the Edge of the World" 1988 года.
В 1966 Джордж был старшим редактором журнала Look, и описанные события представляют
один из самых успешных экспериментов по решению задач. Это во многих отношениях
воплощение наших лучших надежд: люди смогли отказаться от своих личных идей и позволить
идеям развиваться самостоятельно естественными путями.

Мне нередко задают вопрос о том, сохраняется ли после такого способа использования
психоделиков улучшение креативности. Завершающая часть данной главы содержит описание
энергетического подъёма, испытанного Леонардом в течение следующих за сессией недель.

Джинн ЛСД выбрался из бутылки, и правительство уже порядком беспокоилось. Молодые люди
закапывались кислотой перед танцами или посещением парка развлечений, и это разрушило мои
представления об ЛСД как об исключительно священном таинстве.

Однажды утром Джим Фадиман, психолог-исследователь в Международном Фонде Продвинутых


Исследований, позвонил мне и поинтересовался, нет ли у меня на данный момент какой-то
конкретной творческой задачи; если есть, то он приглашал меня с Полом Фуско [фотограф Look]
поучаствовать в эксперименте по творческому решению задач с использованием психоделиков.
Ну... нужно было выбрать фотографии для вступительного и заключительного эссе для
Калифорнийского выпуска. Он ответил: "Думаю, это подойдёт".

Однако мне не очень хотелось куда-то ехать. Почувствовав это, Фадиман сказал: "Если хочешь,
можешь взять Майка. Он хорошо решает творческие задачи".

Вечером перед экспериментом мы встретились в офисном здании организации недалеко от


Стэндфордского Университета, [где нам рассказали] насчёт исследования и нашей роли в нём.

Ночь мы провели в мотеле неподалёку и прибыли на сессию в 7:30 утра. После ещё одного
брифинга нам раздали маленькие серебряные чашечки на серебряном подносе. В чашечках
лежали маленькие белые таблетки. Мы чокнулись чашечками и проглотили таблетки. Потом нас
отвели в комнату с диванами и креслами. Мы надели стереонаушники и легли на ковер - мягкий,
как ещё один диван.

В течение следующих четырёх часов мы слушали подготовленную музыкальную программу:


флейтовые сонаты Баха, "Шахерезаду" Римского-Корсакова, несколько индийских раг. Когда
началась индийская музыка, тёмные переливы ситары напомнили мне о взаимосвязанности всего
во Вселенной, а монотонное гудение тамбуры напоминало Вечную Основу, из которой рождалось
всё многообразие мира. Моё независимое существование оказалось лишь искоркой,
мелькнувшей среди бесконечного множества таких же искр или скорее в некоем общем
сознании, совершенно не ограниченном временем и пространством.

И вдруг, внезапно - великолепный мажорный аккорд, серия восходящих аккордов, громогласное


звучание церковного органа: органный концерт Генделя! Я оказался в большом готическом
соборе, залитым золотистым светом, пробивающимся через окрашенными в золотой окнами. Вся
темнота, всё мрачное исчезло в мгновение ока, воцарилась эта ясность и этот золотой свет...

Когда музыка закончилась, мы (кажется, очень долго) потянулись, сели вертикально и


приготовились работать. Майк уже успел сделать несколько записей. Пол и я взяли блокноты и
бумагу для набросков и приступили к работе.

За несколько минут до начала обсуждения я успел представить всю разметку: три разворота с
цветными картинками, по одной или две больших картинки на каждом развороте. Первый
разворот был на тему "все люди браться" и состоял из одной большой черно-белой картинки с
черными и белыми людьми. Второй разворот был посвящён теме будущего. Слева был большой
костёр, поглощающий свастики, огнестрельное оружие, бомбы и ракеты, а справа была картина в
тёмно-фиолетовых тонах, на которой все расы жили в гармонии. Темой последнего разворота
было "наслаждение моментом". В левой части была красивая молодая женщина, обнажённая, в
кровати, среди растений и цветов. В правой части было распятие над безразличным лицом,
представляющим смерть, с сияющим позади золотым светом. Мне кажется, радость и смерть
неразделимы, они сосуществуют - либо контрастируя, либо дополняя друг друга.

Коллеги приняли эту идею с не очень большим энтузиазмом. Я постепенно начинал понимать, что
она не так уж хороша, но это только заставило меня ещё активнее защищаться. Пол сказал, что
картинки должны быть понятными людям, а не символическими, или хотя бы не нужно
использовать такие заезженные клише. Я согласился; моё поспешное решение было не просто
плохим - оно было чудовищным.

Майк предложил использовать метафору дома. Он заметил, что у Америки никогда не было
своего настоящего дома. Единственным домом может быть только Бог, и если американцы не
поймут этого, то навсегда застрянут где-то между комфортом с безопасностью и авантюрами и
экспансивностью. Ни то, ни другое не принесёт нам успеха, пока мы не поймём, что наш дом - это
Бог. Неплохо, но какие картинки тут можно использовать? Пол свёл концепцию дома не к Богу, а к
семье. Ну, тут хотя бы подойдут фотографии семей.

Круг затронутых тем постоянно расширялся. Покорение космоса; таблетки, превращающие


рождение ребёнка вопросом морального выбора; потрясающее развитие технологий,
превращающее практически всё в вопрос морального выбора; возможность формирования
полицейского государства в ответ на взрывные изменения нравов и морали; новые способы
привлечь внимание читателя журнала, включая, например, карточки для отзывов. Название
выпуска было "Калифорния: новая игра по новым правилам", но мы почему-то снова и снова
возвращались к базовым темам дома, семьи, Бога...

После обеда, как раз перед завершением сессии, зашла жена Джима Дороти. Она была
очаровательной женщиной с особенно красивыми глазами. Когда она взглянула на Джима, Пол
заметил какое-то особенное выражение на её лице, вроде экстатической близости, и для него это
полностью решило вопрос подбора фотографий для журнала. Весь следующий день он делал
снимки Дороти в одиночестве и вместе с Джимом. Через два дня Пол появился в офисе с
подборкой слайдов. Все, включая рекламщиков, собрались в тёмной комнате, чтобы их
рассмотреть. Это были снимки Дороти, разглядывающей золотые цветы акации со взглядом,
полным изумления. Ещё была Дороти в объятиях Джима на поле с золотыми цветами горчицы.
Фотографии были потрясающими. Цветы на экране горели, как расплавленное золото. Выражение
лица Дороти воплощало мою безумную идею о "Наслаждении моментом".

Я пригласил всех на шампанское. Мы пили за Пола, за Калифорнийский выпуск и за будущее.


Вообще, наша психоделическая сессия и шестичасовая сессия по творческому решению задач
никак не помогли Полу сделать снимки Дороти Фадиман - или помогли? В любом случае, всё
прошло замечательно. Мы словно работали в таком благословенном состоянии, что ничто,
буквально ничто не могло помешать успеху.

[Через несколько дней] утром в Понедельник мы с Майком заглянули в офис Look [в Нью Йорке],
чтобы встретиться с Полом и Т. Джорджем Харрисом [непосредственный начальник Леонарда],
чтобы сделать последние штрихи.

Всё-таки, получилось замечательно. Даже если мы и были слишком охвачены эйфорией, то всё
равно действовали слаженно; все статьи были собраны и подготовлены заранее (что в любом
журнале является редким явлением). По сути, получилось так, что у редакции вышло две
свободные недели, и у всех на одиннадцатом этаже было праздничное настроение. А наша
маленькая команда словно находилась под волшебством: нам казалось, что мы можем всё, и вся
жизнь представлялась захватывающей игрой.

Вернувшись в офис в Сан Франциско, я должен был за три недели написать два эссе, а также
придумать подписи к двум подборкам фотографий. Фотографии и разметки мне уже прислали;
как обычно, тест должен был идеально помещаться в выделенном для него месте.

Я писал в журнал Look, для трёх с лишним миллионов читателей. Писал я правду. Конечно, я
затронул и тренды, но также написал о своей личной мечте. Под конец заключительного эссе я
воспарил и вспомнил идеи, о которых прежде годами размышлял... Дописывая последние
параграфы, я совершенно неожиданно увидел перед собой развевающийся клетчатый флаг,
обозначающий финиш и победу.

До этого момента идеи и практики в Институте Эсален [первый и важнейший "центр личностного
роста" в Биг Сур] и других подобных университетов Калифорнии не пользовались большой
известностью. Многие люди впервые узнают о них 28 июня 1966 года из выпуска журнала Look.
Это был не просто репортаж - состоялся манифест, и я знал, что вокруг этой тему возникнут
некоторые разногласия. Но я не знал, какая буря нас всех ждёт, когда 14 июля 1966 года выпуск
увидел свет.

Позже тем летом я начал понимать, что 14 июня стало переломным моментом моей жизни. Издав
выпуск Look о новой игре по новым правилам, я столкнулся с некоторыми неписанными
правилами старой игры. И также я создал новую игру с новыми правилами для самого себя. Я не
знал, что до ещё конца десятилетия впаду в немилость государственной администрации, и она
предложит главному редактору Look миллион долларов за моё увольнение, но понимал, что
ничего в моей жизни уже не будет по-прежнему.
14. Как закрылись двери восприятия.
Последний день исследования
К 1966 году в стране было около шестидесяти проектов, активно изучающих ЛСД. Некоторые
из них были терапевтическими исследования (одно из них, проведенное в Калифорнийском
Университете, Лос Анжелес, добилось значительного успеха: аутичные дети начинали
общаться), другие занимались животными от обезьян и крыс до рыб и даже насекомых.
Оказалось, что пауки начинают совершенно иначе плести паутину, если им дать какой-нибудь
психоделик. Годом раньше психиатр Джолли Вест ввёл слону дозу ЛСД, достаточную, прямо
скажем, для убийства: она была в несколько сотен тысяч раз больше, чем принимал или когда-
нибудь примет человек. Исход действительно был летальным.

И даже после этого широко освещённого происшествия исследования во всём мире не


прекратились. Компания Sandoz Pharmaceuticals в Базеле, Швейцария, открывшая ЛСД, недавно
открыла доступ к сводкам первой тысячи исследований на людях. ЛСД был самым активно
изучаемым психоактивным препаратом в мире. Данная глава является отредактированным
отрывком главы "Открывая двери восприятия" из книги "Было время: Истории об Америке
шестидесятых" (Time It Was: American Stories from the Sixties) под редакцией Карен Маннерс
Смит и Тима Костера.

Случилось это в начале 1966. Четверо из нас собрались за столом, ненадолго прервав сессию,
чтобы ответить на специальное письмо. В комнате, из которой мы вышли, четверо людей лежат на
диванах и кушетках, закрывшись от света масками для сна, слушая струнный квартет Бетховена
при помощи стереонаушников. Каждый из них является старшим научным сотрудником и
находится под воздействием 100 микрограмм ЛСД (маленькой дозы), принятой двумя часами
раньше. Двое работают на разных проектах Стэндфордского Исследовательского Института, ещё
один работает в Hewlett-Packard, и последний работает в сфере архитектуры. Они высоко
квалифицированы, пользуются уважением и обладают сильной мотивацией к решению
технических проблем. Каждый подготовил для сессии несколько задач, над которыми безуспешно
работал в течение как минимум трёх прошлых месяцев. Ни у кого из них прежде не было опыта с
психоделиками. В последующие два часа мы попросим их снять маски и наушники, выключим
музыку и предложим немного перекусить, хотя они, вероятно, откажутся есть. Затем мы поможем
им сосредоточиться на задачах, которые они намереваются решить. Это уже пятая или шестая
группа на нашем счету. Федеральное правительство одобрило наше исследование как
экспериментальное применение "нового препарата", всё ещё проходящего испытания и
недоступного коммерчески.

ЛСД имел две уникальные особенности. Во-первых, эффективная доза измерялась в


микрограммах (одна миллионная грамма), что делало его самым сильным веществом в истории.
Во-вторых, его эффекты, похоже, заключались в радикальном изменении восприятия, сознания и
мышления, но не каким-то определённым образом. Эти изменения, видимо, зависели не только
от эффектов вещества, но в не меньшей степени от ситуации, в которой находились субъекты: что
им рассказали о предстоящих переживаниях, а также (что гораздо интереснее с научной точки
зрения) настрой исследователя независимо от того, сообщал ли он свою точку зрения субъекту,
что подтверждалось каждым проведённым исследованием.
Словом, было вещество, эффекты которого частично зависели от ожиданий субъекта и
исследователя. У участников исследований часто бывали переживания, выглядевшие глубоко
терапевтичными, блаженными, религиозными или мистическими по содержанию, которые
меняли жизнь, но была также вероятность чрезвычайно неприятных, непонятных и ужасающих.
Последствия опыта больше напоминали научение, чем просто воздействие химического вещества
на тело и разум. ЛСД был для нас джинном в бутылке, и бутылок с ЛСД по всей стране, как и в
зарубежных лабораториях и исследовательских институтах, становилось всё больше.

И когда мы получили специальное письмо от Управления по контролю за продуктами и


лекарствами США, то ещё не знали, что многие ранние конференции исследователей ЛСД тайно
спонсировались ЦРУ, и что армия США подмешивала психоактивные вещества солдатам,
заключённым и даже своим же сотрудникам без их ведома. Мы также не знали, что в тот день
такое же письмо получили все остальные проекты за исключением военных и разведывательных
учреждений.

В офисах Международного Фонда Продвинутых Исследований, Менло Парк, Калифорния, мы


четверо и ещё кое-какой персонал вели единственное исследование, проверяющую гипотезу о
том, что это вещество может улучшать работу рациональных и аналитических аспектов разума.
Мы пытались выяснить, можно ли при помощи ЛСД не только показывать людям захватывающие
пейзажи ярких цветов и причудливых форм, не только дарить им мистические приключения, не
только отправлять их исследовать ужасы психопатологии, но и повышать их креативность так,
чтобы результаты можно было измерить.

Ряд очень успешных канадских исследований показали, что приём ЛСД в условиях безопасности и
поддержки давало высокие шансы излечения тяжёлых случаев алкоголизма. Другие
исследования, проведенные доктором Оскаром Жанигером в Южной Калифорнии,
продемонстрировали радикальные изменения работы художников во время действия ЛСД, а в
нередких случаях и после сессии. Правда, в научной и культурной среде шли споры о том,
становится ли искусство при этом "лучше". Наша же команда стремилась выяснить, можно ли с
помощью этих веществ улучшить другую разновидность творческого процесса: решение
технических задач.

И пока что наше исследование показывало: да, можно. И мы, и наши участники были поражены
количеством, оригинальностью и эффективностью полученных на сессиях решений. Компании и
исследовательские институты были довольны результатами (пусть и не знали всего о том, как они
были получены). Участники других исследовательских групп (в том числе и тех, члены которых уже
работали с нами в прошлом) просились поучаствовать в исследовании. Мы радовались успехам.

Письмо от Управления по контролю за продуктами и лекарствами США было немногословным.


Оно оповещало нас, что с момента получения письма наше разрешение на использование данных
веществ, протокол нашего исследования и наше право работать с данными веществами в любой
форме упразднялись.

Тогда я был самым молодым участником исследовательской группы, студентом последнего курса
Стэнфорда на факультете психологии, где не знали об этом исследовании. Двое других были
профессорами инженерии на разных факультетах Стэнфорда, а четвёртый был директором и
основателем нашей организации, свободным учёным, который уволился на ранних этапах своей
карьеры и учредил некоммерческий институт для изучения связей между данными веществами,
сознанием и глубокими личными и духовными переживаниями.

Нам нужно было вскоре вернуться в комнату, где лежали четверо людей, буквально
расширяющих свой разум. Я говорю: "Думаю, нужно договориться, что мы получили это письмо
завтра". После этого мы вернулись к субъектам, которые теперь были последней группой людей,
которым позволено легально, при поддержке и супервизии государства, использовать данные
вещества для решения выбранных задач, в ближайшие, по крайней мере, последние сорок лет.

Как я оказался в этом помещении Международного Фонда Продвинутых Исследований? Всего


пару лет назад я был писателем в Париже, живущим в номере на шестом этаже, едва сводящим
концы с концами, ночующим во время путешествий на вокзалах и в хостелах или у кого-то, кто
соглашался пригреть и накормить меня. Как и у многих в то время, моя жизнь была долгим и
странным путешествием.

Причиной моего переезда из Парижа в Стэнфорд и участия в исследованиях психоделиков была


не только встреча с самым любимым преподавателем колледжа, Ричардом Олпертом (позже
взявшим имя Рам Дасс) и его другом Тимоти Лири, но также и повестка из армии, спрашивающая
о моем местонахождении и дальнейших планах. Я понял, что вскоре могу ползать в грязи и
буйной растительности Вьетнама с винтовкой за спиной, прячась от пуль, летящих в обоих
направлениях и могу погибнуть от выстрела врага или друга. На мой взгляд, в участии в войне не
было никакого смысла, так что я вернулся в США и выиграть немного времени, получая учёную
степень.

Я до сих пор уверен так же, как и тогда, что это было лучшим вариантом не только для меня, но и
для армии и нашей нации. Когда на уроках физкультуры в средней и старших классах тебя всегда
выбирают в любую команду последним, начинаешь подозревать, что вряд ли принесёшь много
пользы в армии, не говоря уже о выживании на поле сражения. Предложение правительства
заняться изучением психологии я расценил как намёк, что они предпочли бы не связываться со
мной, чем забрать на войну и столкнуться со всеми потенциальными рисками для других и меня
самого.

Однако главной причиной моего участия в исследованиях психоделиков всё же стал визит
Олперта и первая ночь, проведённая вместе с ним.

Париж, 1961. Я сижу в ночном кафе на бульваре Сен-Мишель и наблюдаю за людьми, а они, в
свою очередь, наблюдают за мной. Мне двадцать один год, и я только что впервые в жизни
принял псилоцибин, и я не имею ни малейшего понятия о его эффектах. Я только знаю, что
человек, сидящий напротив меня, это Ричард Олперт, и он дал мне псилоцибин в качестве
подарка. Цвета становятся ярче, в глазах людей видны вспышки света, когда они смотрят на меня,
а звуки улицы слышны изнутри, как при многоканальной трансляции. Я говорю настолько
спокойно, насколько позволяет мой дрожащий голос: "Это немного слишком для меня". Олперт за
маленьким круглым стеклянным столиком ухмыляется: "Для меня тоже, хотя я ничего не
принимал".
Пройдя пару кварталов, поднимаемся в мой номер. Табличка на входной двери отеля напоминает
о том, что здесь останавливался Фрейд. Я пишу роман и иногда фантазирую, что в будущем здесь
повесят ещё одну табличку. Но пока её нет.

Ложусь на кровать. Олперт садится в кресло. Мы занимаем практически всё свободное место в
номере. Я наблюдаю за проявлением новых граней моего разума. Олперт постоянно напоминает,
что всё происходящее там безопасно и правильно. Одна часть меня не вполне понимает, что он
имеет ввиду, другая часть глубоко согласна с ним, а третья часть надеется, что он прав.

Неделей позже я покинул Париж и последовал за Олпертом и Лири в Копенгаген, где они
встретились с Олдосом Хаксли, чтобы совместно представить свою работу на международном
конгрессе. Лири и Олперт преподавали психологию в Гарварде и уже находились в непростой
ситуации из-за того, что давали психоделики студентам выпускных курсов и другим членам
академического сообщества. И через шесть недель после конференции я отправился в
Калифорнию, чтобы приступить к изучению психологии.

В Стэнфорде я вёл тройную жизнь. В одной жизни я носил спортивный пиджак и галстук и каждый
день ходил на пары, создавая видимость студента, заглядывающего в рот преподавателям. Во
второй жизни дважды в неделю я был ассистентом в исследовании Международного Фонда
Продвинутых Исследований. Там я целыми днями присутствовал на (легальных) терапевтических
сессиях с ЛСД с высокими дозами

Каждый клиент проживал опыт в присутствии как минимум двух помощников. С каждым
клиентом находились мужчина и женщина, а также был врач, при необходимости заглядывающий
на сессию. Я не помню ни одного случая, когда такая необходимость возникала, но наличие врача
поддерживало атмосферу уверенности и поддержки, благодаря которой ЛСД сессии становились
более эффективными. Также с каждым клиентом в начале программы встречался фрейдовский
психоаналитик, определявший, сможет ли человек получить пользу или встретит проблемы, с
которыми не сможет справиться. Из-за страхов, существовавших в то время в правительстве мы,
по утверждениям аналитика, должны были добиваться почти стопроцентных результатов, хотя ни
в одной другой терапии такого требования нет.

И моя третья жизнь была связана с окружением Кена Кизи. Они использовали всевозможные
психоделики, а также "быстрые" и "медленные" вещества, марихуану и даже алкоголь и сигареты.
Один член их группы работал в сфере фармацевтики и на каждое мероприятие приносил целые
мешки всего разного.

Эта группа была вне закона - не в том смысле, что они нарушали закон; они скорее ломали
парадигму. ЛСД и многие другие вещества в начале 60-х были легальны, но их применение
(особенно вне стен исследовательских или медицинских учреждений) не одобрялось обществом.
И эти исследователи внутренних пространств активно познавали, каково будет иметь свободный
доступ к этим веществам, имея из ограничений и контроля только инстинкт самосохранения. В те
временя, открывая этими веществами двери своего разума, они играли, пели, рисовали, смотрели
телевизор, готовили, ели, занимались любовью, засматривались в звёздное небо и вслух задавали
вопросы, которые им подсказывали переживания:
 Кто мы, на самом деле, такие?
 Душа смертна или бессмертна?
 Что в действительности испытывали Блейк, Ван Гог или Платон?
 Моя идентичность находится внутри тела или лишь наблюдает моё тело и тела других?
 Что общего между моим разумом и вот этим красным деревом?
 Субъективны ли время и пространство?
 Что движется, а что остаётся неподвижным?
 Что остаётся неизменным в каждой сессии?
 Что происходит, если в группе людей умы у всех открыты, свободны от ограничений и,
похоже, находятся в телепатическом контакте друг с другом?
 Когда кто-то из этой группы испытывает ужас, он затянет за собой остальных? Или, может
быть, остальные перевесят выпавший разум и вернут его в норму?

Этими вопросами и была движима группа Кизи: они не были нарушителями в обычном смысле,
но определённо переходили границы. Их было бы правильнее считать не лидерами
определённой культуры (как их видят сегодня), а людьми, переросшими существующие законы и
неистово пытающимися установить новые, более широкие законы, чтобы упорядочить свой
расширенный спектр занятий и переживаний. Работа группы Кизи выглядит скорее философской,
и такой она и была, хотя в ней была и вся та грубая непосредственность, с которой мы хватаем
утопающего за волосы, чтобы обоим выбраться на берег и не пойти на дно.

Один из переломных моментов для меня произошёл однажды утром на окраине свалки города
Пескадеро. Пескадеро это маленький город в двух милях от побережья Калифорнии и примерно в
пятнадцати от Стэнфорда. Его свалка была размещена на склоне холма; нижняя часть была
заполнена мусором, но наверху и по бокам были заросли вьюнков, покрытых маленькими
соцветиями. Однажды на рассвете мы пошли туда с Кизи и Дороти, его девушкой на тот момент, а
позже ставшей моей женой (после сорока пяти лет брака мы начинаем думать, что это серьёзно).
Ночью она приняла немного ЛСД ("капнула кислоты", как тогда говорили) и всё ещё находилась в
состоянии очарованности своими личными открытиями о собственном сознании и его
способности окрашивать и перекрашивать мир. Кизи решил отвезти нас в Пескадеро, потому что
там были замечательные рассветы. Правильнее было бы сказать, что он взял туда Дороти, но, так
как я в некоторые моменты был её проводником этой ночью, она хотела, чтобы я тоже был рядом.

Я не принадлежал к ближайшему кругу Кизи. Я был слишком правильным и не хотел принимать


вещества со всеми. Женщины в группе не интересовались мной, а с мужчинами у меня было мало
общего. Но из-за своей легальной работы с ЛСД я вписался в качестве странной диковинки - такую
роль мог бы играть человек, укрощающий тигров или глотающий битое стекло.

Дороти потом вспоминала, что главным моментом в то утро стало то, что она чуть не наступила на
маленький цветок. Остановившись, она легла на дорогу и стала его рассматривать. Я предложил
позволить цветку сообщить своё послание. И она увидела (не подумала или представила, а
увидела - такова странная сила ЛСД), как цветок раскрывается, проходит весь жизненный цикл и
вянет; но тот же процесс развернулся в обратном порядке: цветок вновь наполняется соками,
цветёт и превращается в бутон. Она увидела движение во времени сразу в обоих направлениях,
танец между рождением и смертью. Когда она сказала об этом, я подтвердил, что другие тоже
сообщали о подобном. Тогда она с облегчением продолжила созерцать растения.
Подняла взгляд на Кизи, красивого, сурового, талантливого, прирождённого лидера, наделенного
огромной силой и энергией. А ещё женатого. У Кизи было двое детей; он хранил преданность
своему браку, а также идее открытости другим партнёрам. Дороти перевела взгляд на меня. Я был
помолвлен, но моя невеста находилась на расстоянии шести тысяч миль в Шотландии. Дороти
видела, что я очень хорошо знаю тот внутренний мир, который ей открылся, и даже хорошо в нём
ориентируюсь. После встречи с цветком её гироскоп начал склоняться от Кизи ко мне. Наши
отношения и брак не были частью этого момента, но, как широкую реку можно последить до
тоненького ручейка, пробивающегося из трещины на каменном склоне горы, так и перемены в
жизнях всех троих присутствовавших начались со встречи Дороти с маленьким цветком.

Что же стало с моим исследованием? Каково было заниматься легальным исследованием


препарата? Благодаря шестидесятым в общежитии любого колледжа сегодня нетрудно найти
психоделическое вещество, принять его, испытать классный трип и подивиться произошедшему.
Однако давать препарат людям в условиях такой поддержки, что 80 процентов из них
впоследствии назовут опыт важнейшим событием своей жизни - это было совсем по-другому! В
течение двух лет, пока исследования ещё шли, я при возможности прогуливал пары в Стэнфорде,
чтобы побыть ситтером у людей, знакомящихся с психоделиком, а через него - с новыми
уровнями сознания и, возможно, новыми уровнями реальности.

Так как меня обычно представляли как "студента выпускного курса, который будет сегодня с
нами", я не был ответственным за проведение сессии. Я был именно ситтером и просто наблюдал,
в течение дня иногда оказывая помощь или записывая сообщения людей. Иногда удавалось
появиться только после обеда, чтобы отвезти человека домой вечером. Мы заметили, что, хотя
эффекты ЛСД завершаются через восемь часов, способность человека перемещаться по разным
реальностям в менее явной форме сохраняется, пока он не ляжет спать. Мне часто выпадала
удача находиться рядом с человеком, переваривающим главные события и осознания дня. Я
также помогал ему общаться с членами семьи, которых обычно сбивало с толку сочетание
странных рассказов о каких-то внутренних переживаниях и чувство, что их муж или жена почему-
то проявляют больше открытости, любви и заботы, чем вчера, часто вызывающее слёзы радости.

Днём, на учёбе, мне преподавали психологию, которая, как мне казалось, учитывала только
маленький фрагмент разума. Как я писал выше в этой книге, я чувствовал себя так, будто меня
учат физике преподаватели, не знающие об электричестве, телевидении и ядерной энергии. Я
слушал, делал записи, задавал умные вопросы и старался не показывать, как обескуражен тем,
что мои учителя принимают эти жалкие крохи за целый плод древа познания.

Ночью же, справившись с университетскими заданиями, я читал книги, помогавшие осмыслить


открывшийся мне огромный мир: Книгу Мёртвых, И Цзин, работы Уильяма Блэйка, христианскую
мистику и буддийские учения, особенно учения мастеров Дзен, ясность и простота которых
поражали и вдохновляли меня больше всего. Я также бодался с тибетскими текстами, которые
были трудны для понимания, но определенно были написаны людьми, знающими то же, что я
открывал. Я одевал книги в чистые обложки, как старшеклассники смотрят эротические комиксы
поверх журналов, чтобы учителя не увидели ужасно огромную женскую грудь.

Когда уже не получалось читать, я просто сидел скрестив ноги на полу своего студенческого
"кабинета", отсека трейлера, переделанного во временную комнату для занятий, который был
ещё меньше, чем моя комната в Париже. Смотрел сквозь раздвижную стеклянную дверь на
маленькую сосну, посаженную с целью избавиться от мысли, что мы живём в трейлере на
большой парковке. Я дышал и смотрел, дышал и смотрел, пока дерево не начинало дышать
вместе со мной. Оно не двигалось и не качалось, а начинало сиять невидимым светом, показывая,
что наполнено жизнью. Оно росло и уменьшалось на моих глазах - движение неуловимое, но
напоминавшее превращения цветка на свалке Пескадеро. Я соединялся с тем деревом, пока
вновь не почувствую равновесие, а затем шел домой и ложился спать.

Минутка рефлексии

Через пару месяцев после завершения нашей исследовательской программы Калифорния


приняла закон, делавший хранение и распространение ЛСД преступлением. Позже, в 1970, с
вступлением в силу Comprehensive Drug Abuse Prevention and Control Act, начал действовать
федеральный закон об ЛСД.

Почему государство так глубоко пугали и до сих пор пугают наши исследования? Возможно,
потому что мы сошли (или скорее нас выбросило) с колеса повседневности и увидели всю систему
жизни-смерти-жизни. Мы обнаружили, что любовь является главной силой во Вселенной и не
могли об этом молчать.

Нашим главным открытием было существование любви, прощения, понимания и сопереживания.


Как вода для рыб или воздух для птиц, любовь повсюду вокруг без какого-либо усилия с нашей
стороны. Для неё не нужны Отец, Сын, Будда, святые, Тора, книги, побрякушки, свечки, жрецы,
ритуалы и даже знания. Она просто есть - такая вездесущая и постоянная, что её не увидеть, не
выбравшись из маленького мирка, в котором люди существуют отдельно друг от друга.

Неудивительно, что просветление всегда является преступлением.


Часть 4.
Новые горизонты

Введение в часть 4
После долгого затишья психоделики вновь начинают светиться в научных журналах, бульварной
прессе, на телевидении, YouTube и в СМИ. Ведутся исследования в клинических и духовных
областях, появляются сообщения об использовании психоделиков для решения задач и
повышения продуктивности в творческих профессиях.

Некоторые области применения ЛСД пока не получили должного внимания. Одной из самых
интересных таких областей является использование суб-перцептивных доз около 10 микрограмм.
В таком крохотном количестве ЛСД действует как усилитель когнитивных процессов и не
оказывает характерных для высоких доз побочных эффектов.

Интересно и то, что до сих пор не было исследований о современных потребителях психоделиков.
Ежегодные опросы, проводимые правительством, едва ли выясняют больше самого факта приёма
респондентом различных веществ. Моя нынешняя исследовательская команда аспирантов
выяснила, что современное поколение людей лицейского возраста не только имеет опыт со
многими разными психоделиками, но и обладает знаниями об их эффектах и о спектре
возможных позитивных и негативных переживаний. Группы постарше ещё более опытны и
информированы. Глава 16 приводит предварительные результаты опроса нескольких групп,
интересующихся психоделиками, об их опыте, а также о целях и результатах приёма веществ.

Личные истории, представленные в главе 3, описывали непосредственные переживания. Глава 17


предлагает более серьёзное интервью, в котором я рассказываю о влиянии психоделического
опыта на мою карьеру и моё мировоззрение. Последняя глава этой части анализирует текущие
тенденции. Десятилетиями копившиеся в подполье эксперименты, наблюдения, события и связи
теперь выливаются в официальные исследования. Текущая работа приносит людям большую
пользу в духовных, личных и научных сферах.

Волна исследований, рост числа посетителей научных конференций по обсуждению


психоделиков, а также большой интерес ко многим синтетическим и растительным психоделикам
говорят в пользу начинающегося улучшения культурного климата. Растёт значимость шаманизма в
целом и айяваски в частности - отчасти благодаря судебным процессам на тему религиозного
использования айяваски, решившихся в пользу такового, а также благодаря распространению
данных о её способности лечить рак и другие серьёзные заболевания.

Есть острая необходимость сделать всё возможное для восстановления существовавшей


тысячелетия гармонии между человечеством и миром природы. Эффективное и
информированное использование психоделиков может поспособствовать этому
восстановительному процессу.
15. Могут ли суб-перцептивные дозы психоделиков улучшить нормальное
функционирование?

Официальных исследований суб-перцептивных доз нет, но всё больше людей используют


психоделики таким способом. При приёме суб-перцептивного количества (для ЛСД это около 10
микрограмм), также известного как микродоза, субдоза или десятина, обычные для высоких доз
ЛСД или псилоцибина эффекты восприятия (свечение или искры вокруг живых существ, смешение
ощущений вроде появления цвета у звуков и вкуса у музыки, расширение границ эго) не
наступают. Далее приведены отчёты людей, использующих такие маленькие количества ЛСД и
псилоцибина. Некоторые из них делают это давно, другие пробуют впервые.

Туземные культуры веками использовали суб-перцептивные дозы различных психоделиков, зная


об их свойствах. Но эта информация до недавнего времени не попадала в поле зрения. После
участия в исследовании суб-перцептивных доз на протяжении более чем года я раскаялся в своей
культурной предвзятости, осознав, что игнорировал очевидные вещи, и что туземные целители
или шаманы систематически и полно изучили все возможные дозировки в работе с
психоделическими растениями.

Так как раньше подобных отчётов в литературе не встречалось, я решил не делать никаких
выводов и лишь позволил себе отметить, что отчёты в моих материалах показывают, что для всех
без исключения индивидов опыт с такими маленькими дозами оказался положительным.

Отчёты: ЛСД
Чарльз

"Чарльз" - эксперт по экологии и писатель научно популярных книг, принимал суб-


перцептивные дозы ЛСД каждые три дня. Его отчёт является одновременно и практическим
руководством, и личной историей. Он живёт в Мэдисоне, Висконсин, с женой, двумя детьми и
тремя кошками.

В идее микродозинга меня особенно привлёк тот факт, что это можно делать в течение обычного
рабочего дня, и никто бы всё равно не узнал, чем я занимаюсь.

Некоторые рекомендации

На своём опыте я вывел несколько правил о том, что стоит и не стоит делать, и перед описаниями
того, как всё происходит (или, по крайней мере, как всё происходило у меня), хотел бы быстро по
ним пройтись.

* Строго следуйте графику приёма, не меняйте интервал или дозировку.

* Придерживайтесь своего обычного распорядка дня, включая еду, работу и сон.

* Хорошо подумайте о том, кому стоит сообщать об этом.


Да, во-первых, не увлекайтесь экспериментами с дозировкой и частотой приёма. Начинайте
потихоньку. Вам нужна не маккеновская "героическая" доза и даже не стандартная "эффективная"
доза в 80-120 микрограмм, а где-то около десятой части - 10 микрограмм или где-то между 6-12
микрограммами. Так что будьте осторожны, особенно если не можете узнать, сколько точно
принимаете. Если вы примете больше и начнёте "уходить", тогда вам, как и мне, может быть
трудно продолжать свой обычный день. Так что начинайте потихоньку, и если будет маловато, то
в следующий раз можно будет принять побольше.

Ещё здесь не нужно частить. В моём графике я в первый день принимал микродозу, на второй
день наблюдал за любыми остаточными эффектами, а на третий день отдыхал. При таком
раскладе у вас будет возможность действительно знать и видеть, какие происходят изменения,
почему они происходят и как можно получить от них максимум пользы. День отдыха хорошо
подходит для перезагрузки, как бы для наведения порядка в голове и теле. Тогда вы с новыми
силами сможете повторить эксперимент.

Во-вторых, занимайтесь своими обычными делами. Ешьте свою обычную еду, пейте достаточно
жидкости, делайте обычные упражнения, медитации, практики и так далее. Идея здесь в том,
чтобы сохранять контакт с реальностью даже при наличии необычной стимуляции (пусть и такой
слабой).

В-третьих, не болтайте. Возможно, вы захотите или вам придётся сказать партнёру, сожителю или
лучшему другу, но вообще - чем меньше людей знают, тем лучше. Помните, что при низких дозах
ваше поведение, манеры, внешний облик останутся практически прежними.

Эффекты: вечность становится более заметной

Я регулярно замечал четыре группы эффектов при микродозинге: физические, эмоциональные,


творческие и духовные.

Физические: в течение часа после приёма моего кубика сахара или глотка воды, я начинал
ощущать больше энергии. Это можно сравнить с лёгким кипением; в каждой системе, в каждой
клетке ощущается возбуждение, но не такое, как от кофеина (который я довольно часто
использую), скоростей (которые я не использую) или марихуаны (с которой я хорошо знаком). Это
такая приятная вторичная энергия, которая может помогать качаться в спортзале, делать
гимнастику, кататься на велосипеде, ну или просто ощущать наслаждение от своего тела. И если
вы, как и я, регулярно употребляете кофеин, то вам понадобится меньше обычного, но и
стандартное количество тоже хорошо пойдёт. То есть, я не заметил никакой несовместимости с
кофеином (или марихуаной, кстати). И ещё вам надо будет хорошо выспаться после этого; после
такого прилива энергии наступает усталость.

Эмоциональные: Как сказал однажды мой ментор по микродозингу, на самой маленькой дозе ты
чувствуешь, как Бог тебя любит, на дозе чуть побольше - как ты любишь Бога, а на ещё большей
уже становится трудно различить, где ты, а где Бог. Я заметил, что становится гораздо легче ценить
всех и всё в моей жизни, испытывать и удерживать состояние благодарности, оно становится
естественным.

Творческие: Я заметил за собой замечательные творческие прорывы (по крайней мере, они были
замечательными по моим собственным оценкам) как в рабочих, так и в личных проектах. Похоже,
что "потоковое состояние", которое описал Михали Чикжентмихалый и которое часто
наблюдается в спортивных состязаниях, достигаются и удерживаются намного легче. Также
относительно легко входить и оставаться в состоянии, которое исследователь сознания Джон
Лилли однажды назвал "профессиональным сатори", когда ты делаешь своё тело уверенно,
хорошо, время пролетает незаметно, а результат оказывается удовлетворительным. Если у вас
серьёзный рабочий проект с ограниченными сроками и большим давлением, я бы дважды
подумал прежде чем микодозить, но результат всё-таки может оправдать риск.

Духовные: Я заметил, что при микродозинге в мозге происходит какая-то перестановка, и в моё
состояние постоянно пробиваются блики полномасштабных психоделических состояний. Я
замечаю взаимосвязанность паука, его паутины, стены, на которой она сплетена, дома, в котором
есть эта стена, города, в котором построен этот дом, и так далее. Эти связи становится легко
заметить, как что-то само собой разумеющееся. И тогда остаётся один маленький шажок к
осознанию, что паук со своей паутиной идеально вписывается в мироздание, и всё в мире
находится на своих местах.

И это не мешает и не отвлекает, а происходит в некой величественной, просветляющей,


синхронистической, священной форме. Сознанию открывается Истина Того, Что Есть, и благодаря
ей всё остальное складывается намного легче. Даже на следующий день эта космическая
связанность остаётся заметной.

Не могу сказать, обостряется ли моя чувствительность к ЛСД или происходит что-то ещё -
возможно, дело в моём постоянном стремлении лучше понять окружающий мир. Но после
нескольких месяцев микродозинга мои представления о том, что без особых усилий при этом
можно увидеть, значительно расширились. Мой "восторго-метр", судя по всему, стал чуть
чувствительнее, и это сделало жизнь приятнее, ярче и эффективнее в плане моей способности
позаботиться о себе и что-то предложить другим.

Мне словно предназначено быть именно таким, и теперь мне удаётся таким становиться
регулярно - и всё благодаря поразительно маленькому количеству вещества ЛСД-25. Не знаю,
поможет ли мне это прожить больше ста лет, как было в случае Альберта Хоффманна, но я уверен,
что поездочка в любом случае выйдет более интересной, продуктивной и радостной.

Маделина

Маделина, высокая и стройная женщина тридцати с небольшим лет, живёт в Манхэттене.


Её отчёт рассказывает о некоторых её увлечениях. Она замужем и воспитывает
четырёхлетнего ребёнка.

В метро, по дороге к центру города, замечаю, что пассажиры принимают в свои тела настоящий
яд! Женщина в бежевом костюме и белых кедах намазывает плавленый сыр на гигантский бублик
пластиковым ножом, а затем запивает всё это газировкой. Несколько других доедают завтраки из
фастфуда; сэндвичи и дранники в жирных бумажных пакетах наполняют вагон запахом масла. На
секунду задумываюсь о том, что подумали бы эти люди о моём необычном завтраке: 20
микрограмм ЛСД за несколько минут до стакана зеленой смеси огуречного сока, проростков
подсолнечника и зеленого горошка.

Прибываю во временный офис, где у меня семинедельный контракт по редакции фильма. Я


работаю над документальным фильмом с бюджетом около девятисот тысяч долларов, который
покажут на втором канале. Моя задача - просмотреть почти пятьдесят часов исторических кадров
и связать их в сюжетную линию. Я выбираю ключевые моменты из видеосъёмок и речи
рассказчика и соединяю звуковые дорожки. Ощущаю глубокую связь со своей работой,
сосредоточенность и чувство потока. Практически не выхожу из помещения все пять часов, так как
искренне наслаждаюсь работой. Громко смеюсь, а на грустных моментах иногда плачу. Люблю
свою работу. Хотя нет чувства голода и не хочется прерываться, я знаю, что будет полезно
перекусить. Снаружи мир кажется слишком ярким даже через тёмные очки. У меня большие
голубые глаза и от природы большие зрачки, а любые дозы от 10 микрограмм ЛСД превращают их
в огромные блюдца.

Пройдясь шесть кварталов до любимого парка, чувствую голод и достаю завтрак с термосом.
Выполняю восточные упражнения и глубоко дышу. Движение дарит наслаждение, я ощущаю
такое здоровье и такую связь со своим телом, что не могу сдержать небольшой смешок,
выражающий чистейшую радость и благодарность. Сегодня я планирую подольше поработать и
прогулять спортзал, и оттого небольшая прогулка на солнце становится ещё более ценной. Мой
обед состоит из термоса со слабым зелёным чаем и нескольких приготовленных вчера салатиков.
Один из них - водоросли с кунжутом, другой - нут, третий - киноа, а последний - фрукты с кокосом
и орехом пекан. После изысканной трапезы возвращаюсь в офис поработать ещё четыре часа.

Субдозы в 10-20 микрограмм позволяют мне лучше концентрироваться, открывать сердце и


достигать удивительных результатов, при этом оставаясь в обычной реальности. С серьёзными
дозами нужно очень тщательно выбирать окружение, а с микродозой я вполне могу
ориентироваться в повседневной логистике и социальных ситуациях. Осмелюсь утверждать, что с
микродозой становлюсь более остроумной, быстрее реагирую, лучше вижу и соображаю. Я
использую микродозы примерно шесть раз в месяц, а при появлении серьёзного проекта,
требующего особенной внимательности, чаще. Такую практику я веду уже более десяти лет, и это
принесло мне успех в государственных и независимых СМИ, помогло занять серьёзные должности
в правительстве, а также опубликовать десятки журналистских статей.

Я не говорю, что не смогла бы достичь ничего из этого без ЛСД, но всего этого точно бы не
достигла. Практика микродозинга превращает для меня работу в творческую игру.

Я от природы обладаю способностью убеждать и привлекать людей, но микродоза эту


способность усиливает ещё больше. Это важно и необходимо, так как моя работа связана с
поиском грантов и организацией сотрудничества. На вопрос о том, как у меня дела, я обычно
отвечаю, что порхаю от счастья. И работа под микродозой действительно дарит ощущение полёта.

Я ничего не знала о микродозинге, когда начинала его практиковать. И лишь через пару лет я
познакомилась с другом Теренса Маккенны, который, услышав о моих удивительных успехах,
сказал, что тоже использует микродозы (чему его научил Маккенна). Ещё он сказал, что Альберт
Хоффманн делал то же самое и что, по словам Маккенны, Хоффманн считал, что микродозы ЛСД
могли бы выписывать так же часто, как риталин, если бы не было таких суровых ограничений.

Я баловалась и большими дозами перед тем как перейти к дозам поменьше. Я пробовала дозы в
250-800 микрограмм и научилась покоряться их силе. Эти дозы дарили мне глубокие,
потрясающие переживания, было здорово, но мало что оставалось со мной по возвращении
назад. В конце девяностых я отказалась от высоких доз.

Тогда я и начала экспериментировать с микродозами. Я не пью алкоголь, потому что он мне


кажется грубым и отупляющим, так что я искала что-нибудь для хорошего настроения и драйва на
вечеринках и торжественных мероприятиях. Пробовала пить несколько чашек кофе подряд, но он
не даёт такого раскрепощения, и всё равно наступает усталость, так что я решила попробовать
небольшие дозы. Оказалось, что на микродозе мне удавалось создавать более адекватные и
стойкие связи, моё собственное развитие ускорялось, как будто я проживала больше за то же
самое время.

Стало интересно, как можно использовать микродозы в карьере, так что я стала принимать их на
разного рода заданиях и мероприятиях. В этот период изменилась также и моя роль в семье, со
мной стали чаще советоваться. Впоследствии друзья и родственники говорили, что чувствовали,
что я их действительно вижу. Всего через несколько месяцев использования микродоз
раскрылись мои навыки общения и слушания. Что интересно, некоторые члены семьи назначили
меня доверенным лицом практически сразу после начала практики микродозинга.

Как мне кажется, 10-20 микрограмм ЛСД обладают одновременно и стимулирующими, и


расслабляющими свойствами. Для меня единственной проблемой с микродозами была и остаётся
повышенная светочувствительность, от которой спасают тёмные очки или снижение яркости
монитора. Но это лишь незначительное неудобство по сравнению с тем, что я ощущаю больше
энтузиазма, больше энергии, больше участия и собранности - я чувствую больше!

Мне не очень нравится, что долгосрочные эффекты ЛСД и других веществ так слабо изучены. Я
здоровая молодая женщина и хочу заниматься безопасными и разумными для меня и моей семьи
вещами, так что хотелось бы знать о долгосрочных эффектах ЛСД. Альберт Хоффманн, похоже,
прекрасно себя чувствовал в 101 год, а все мои друзья, часто принимающие ЛСД и живущие вдвое
дольше меня, являются одними из частых успешных людей моего круга. Я хочу, чтобы эта область
исследований освободилась от угрозы криминализации, чтобы люди вроде меня открыто
делились своим опытом, и чтобы эти данные можно было собирать и изучать.

Джеймс

"Джеймс" - заведующий складом большой строительной компании в Вако, Техас. Он ведёт


активную церковную жизнь, а также пишет семейную историю, по его словам, "о своих самых
колоритных родственниках".

Я уже несколько лет не использовал психоделики, но, когда один из ещё трипующих друзей дал
мне несколько марок, разрезанных на десятины, и сказал, что можно закинуть одну и пойти на
работу, я решил попробовать. Мне с первого раза понравилось, как всё ощущается. Работа
получалась лучше, я почти не нервничал, вовремя заполнил все бумаги, а вечером всё ещё был в
хорошем настроении. Прикольно ещё то, что на второй день я был так же хорош, как и на первый,
если не лучше. Я не говорил, когда принимаю и когда не принимаю, но через некоторое время
жена начала довольно точно угадывать, в какие дни я был на микродозе.

Клиффорд

"Клиффорд" является известным исследователем психоделиков, руководителем и писателем.


В данный момент он пишет сборник эссе.

Моё студенчество в Университете Калифорнии в Сан Диего проходило в шестидесятые, и ко всем


характерным для того времени проблемам добавлялась необходимость поиска какого-то
последипломного обучения. Я колебался между психологией и медициной. Познакомившись с
психоделиками, я убедился в их ценности. В рамках подготовки к медицинскому ВУЗу мы
проходили курс биологии и изучали развитие зародыша курицы. После первого занятия
трёхмесячного курса я решил, что малюсенькая доза ЛСД могла бы помочь быть внимательнее. У
меня была маленькая, но очень сильная таблеточка со знаком мира, и я лизал её перед каждым
занятием. Из-за этого цвета становились чуточку ярче, и появлялось больше интереса к курсу и
симпатии к профессорше, которая обычно меня ничем не впечатляла.

К сожалению, из-за проблем со здоровьем я пропустил финальные экзамены. На следующий день


я позвонил профессорше и умолял сжалиться.

- Без проблем, приходи в лабораторию, - ответила она.

- А в какой день лучше подойти?

Она предложила встретиться немедленно. Я пришёл в ужас, но согласился встретиться в течение


часа. Бросился к холодильнику и лизнул то, что оставалось от моей учебной таблетки. Потом
подумал, что от неё так мало осталось, что можно уже всё доесть.

В лаборатории профессорша сказала, что сейчас замечательная погода, и можно провести


экзамен на улице, среди болот заповедника, в котором находилась лаборатория. Болота были
потрясающими! Почему-то их вид никогда меня раньше не радовал. Профессорша попросила
достать тетрадь и карандаш.

- Пожалуйста, нарисуй мне все стадии развития курицы от зачатия до вылупления. Это
единственный вопрос.

- Но это же и есть весь курс! - выдохнул я.

- Ну да, наверное, но пересдачи ведь должны быть сложнее обычных экзаменов, так?

Я не представлял, как можно взять и выложить весь курс. Просто закрыл глаза и так и сидел,
предаваясь жалости к себе. И тогда я заметил, что моё поле зрения колеблется подобно
покрывалу, которое кто-то дёргает за край. И потом начался фильм о развитии курицы! Открыв
глаза несколько минут спустя, я обнаружил, что этот фильм можно прокручивать вперёд и назад, и
даже с открытыми глазами я совершенно чётко вижу его своим внутренним зрением.

Я неуверенно нарисовал образование бластулы, пустого шарика из клеток, развивающегося из


зиготы (оплодотворённого яйца). И вот уже профессорша застыла в изумлении, наблюдая, как я
тщательно зарисовываю кадры своего внутреннего кино. Появилось крохотное сердечко.
Формировались хорда, нервная трубка и зачатки нервной системы. С удивительной скоростью на
бумаге появлялось запечатлённое чудо развития эмбриона и дифференциации клеток. Мне
удавалось аккуратно воспроизвести содержание курса во всех деталях, картинку за картинкой,
будто я и правда просто перерисовывал всё с фильма.

Зарисовка двадцати одного дня чудесного появления курицы заняло около часа с четвертью. Явно
впечатлённая, профессорша смягчилась и сказала: "Ну, думаю, вы заслужили высшую оценку!"
Рябь воды искрилась, отражая солнечный свет, камыши колыхались на тихом ветру - нежное чудо
жизни выражало себя во всём вокруг.

Отчёты: псилоцибиновые грибы.


Стивен Грей

Стивен Грей описывает себя так: "Вечный студент, учитель, исследователь духовных путей,
особенно тибетского буддизма и пейотных церемоний Церкви Коренных Американцев. Я также
изучал и практиковал несколько других методов целительства и духовного пробуждения.
Также много внимания и времени я посвящаю музыке, занимаюсь преподаванием, пою и пишу
песни и музыку для духовной работы под псевдонимом Keary". Здесь приведена выдержка из его
эссе "Преимущества низких доз псилоцибиновых грибов". Полный текст эссе можно найти по
адресу www.stephengrayvision.com, введя в строку поиска "benefits of low-dose psilocybin
mushrooms".

Опытные люди хорошо знают, что средние и высокие дозы псилоцибиновых грибов при
благоприятных внутренних и внешних условиях (часто называемых установкой и обстановкой)
могут подарить поразительные прозрения, невероятно красивые видения, переживание
божественной любви, встречи с духовными существами, а также подлинный мистический опыт
полного растворения границ отдельного эго. Но гораздо реже обсуждаются преимущества очень
маленьких доз этих грибов.

Мы часто собираемся с друзьями на выходных поиграть музыку. Один из таких вечеров проходил
у друга, который держит у себя сушеные и замороженные грибы вида Psilocybe cyanascens. Мы
решили провести эксперимент и проверить, как очень маленькая доза повлияет на наше
эмоциональное состояние и технику игры и пения.

Каждый из нас съел по два среднего размера гриба (ножки были длиной примерно в полтора
дюйма, а шляпки в диаметре были от половины до трёх четвертей дюйма). Хотя мы их не
взвешивали, судя по опыту, речь идёт о количестве меньше одного грамма сухой массы. Не было
никакой специальной подготовки (например, голодания в течение нескольких часов), хотя я перед
приёмом таких целительных растений всегда стараюсь установить с ними связь при помощи
небольшой молитвы, посвящения или выражения благодарности духу растения.

Это, конечно, не было строгим научным экспериментом. Зная о том, что каннабис обычно хорошо
сочетается с грибами, мы немного покурили. В результате грибы, можно сказать, заменили слегка
мутные эффекты каннабиса умственной и эмоциональной ясностью.

Одним из результатов этой ясности стало то, что моя игра на гитаре стала более чёткой и
свободной. Я уже не так часто занимаюсь гитарой и не могу играть безупречно, но в ту ночь мы
определённо держали высокую планку. Ещё я заметил заметное улучшение своей способности
вспоминать тексты.

Помимо ясности также была особенная сердечность, которая помогала прочувствовать эмоции
песен. Многие тексты из моих любимых песен не содержат какого-то простого и очевидного
смысла. Например, песни Леонарда Коэна и Боба Дилана... Но во время таких сессий с низкими
дозами я замечал, что мой разум постоянно выхватывал прежде скрытые от меня смыслы.

В этих опытах я снова убедился в том, что понял о грибах раньше: они, похоже, временно убирают
сопротивление и неспособность видеть вещи такими, какие они есть, и прямо говорить об очень
личных вещах. И ещё становится так же легко слышать подобные признания от других. У нас с
друзьями было несколько очень личных разговоров, в которых мы открывались друг другу без
смущения и обсуждали очень щекотливые темы без появления защитных реакций.

Большинство людей могут самостоятельно принимать такие маленькие дозы без всяких опасений.
Для достижения полезных эффектов не требуется никаких особенных ритуалов, хотя мой опыт
показывает, что дух растения незримо присутствует даже в таком случае, и проявленное к нему
почтение и уважение даёт больше шансов получить от него помощь и благословение.

И ещё я хотел бы дать несколько предостережений. Хотя разные виды рода Psilocybe растут на
всей территории Северной Америки, их не всегда легко идентифицировать, и есть риск принять за
них похожие ядовитые виды. Сначала опытный грибник показал мне, как выглядят местные грибы
Psilocybe cyanascens, а уже потом я научил другого друга их находить.

Конечно, не все грибы одинаково сильны, да и люди обладают разной чувствительностью.


Однажды я съел два маленьких гриба и не заметил никаких эффектов. В другой раз я попробовал
дозу побольше, где-то около грамма или полутора. Такое количество оказалось слишком
большим и мешало мне нормально играть на гитаре.

Надеюсь, мы сможем изменить своё культурное понимание этих растений и начнём относиться к
ним как к лекарству, потому что я могу точно сказать, что при использовании с должным
уважением и хорошими намерениями низкие дозы псилоцибина и есть лекарство... Важно
создать правильное пространство для проявления эффектов такой медицины. Не должно быть
избыточной активности ума, чтобы можно было заметить неявные эффекты, ощутить смягчение
сердца и уловить возникающие прозрения.

Анита
"Анита" - профессиональная натурщица.

Однажды во время насыщенной рабочей поездки в Нью Йорк ко мне в руки попала хорошая доза
грибов. Но я решила не принимать всё сразу, а брать по щепотке каждый день. Я заметила, что
была более спокойной эмоционально и видела целостность окружающего мира, а не
воспринимала его как набор отдельных элементов. Это был очень приятный опыт.

Натан

"Натан" - профессиональный гитарист и бас гитарист, он увлекается сёрфингом и живёт на


побережье Южной Калифорнии.

Как-то раз я принял немного грибов и пошёл сёрфить. Этот опыт изменил мою жизнь. Я ощущал
контакт со своим телом и лучше его контролировал. Я чувствовал, что волна прошла тысячи мир,
чтобы мы соединились в последние несколько секунд её существования перед падением на
берег. Но круче всего было чувство единства с миром. Это было удивительно ещё и потому что в
течение нескольких последних недель я был очень подавлен. Завершился один долгий и
замечательный роман, и я был сломлен. Мне до сих пор грустно, но теперь я знаю, что это лишь
часть меня. В тот день я многое открыл и сумел сохранить до сих пор. Ну да, и сёрфить тоже
получалось здорово.

Вопрос толерантности

Я спросил одного видного химика, занимавшегося ЛСД, есть ли смысл делать трёхдневные
интервалы, как в отчёте "Чарльза", ведь известно, что при таком частом приёме эффекты
психоделиков ослабевают.

Сначала он ответил: "Насколько мне известно, незаметные дозы не вызывают


толерантности, так что можно принимать их хоть каждый день. Этот вопрос необходимо
исследовать, но пока я думаю, что приём незаметных доз в течение нескольких дней не
вызовет никакой толерантности. На таком уровне вы в любом случае ощутите лишь
минимальные эффекты".

Предварительные выводы

Это самые показательные отчёты из полученных мной в 2010. У них есть несколько общих
моментов. Все без исключения сообщали о положительных и ценных эффектах. "Чарльз"
предположил, что открытость и чувствительность со временем возрастают и начинают
проявляться в дни, когда суб-перцептивная доза не принимается. Маделина и Стивен
отметили, что у них лучше получается то, чем они успешно занимаются (разница не слишком
сильна, но заметна).
В нескольких отчётах утверждается, что при приёме таких маленьких доз человек действует
в окружающем мире чуть более эффективно. Пока что я не получил ни одного сообщения о
социальных проблемах, плохом настроении или ещё каких-либо трудностях на работе при
приёме суб-перцептивных доз. Эта область (которую Альберт Хоффманн назвал
"недоисследованной") может скрывать в себе очень много интересного, однако делать какие-
либо выводы пока рано, необходимо дождаться возможности провести полноценные
исследования. Надеюсь, скоро мы узнаем больше.
16. Опросы потребителей психоделиков.
Ваш мозг под веществами

Несколько лет назад Open Center в Нью Йорке пригласил меня обсудить текущую ситуацию с
психоделиками. Во время беседы я немного поворчал о нехватке исследований за последние
сорок лет, которую исследователь психоделиков доктор Чарльз Гроб назвал "затянувшимся
затишьем". И во время этого затишья ни правительство, ни отдельные учёные не потрудились
исследовать то, чем занимались миллионы людей.

Годом позже группа студентов из Государственного Университета Сан Франциско, подстёгнутая


моей обличительной речью о том, как "все вокруг ничего не делают", пригласила меня рассказать
о психоделиках. Я решил расспросить их о том, как они сами использовали эти вещества, и
разработал маленький опросник длиной в одну страницу.

Заполнение опросника занимало около пяти минут. Там спрашивалось, какие психоделики
человек принимал и с какими целями. Также были вопросы о лучших и худших переживаниях, о
том, был ли человек в роли проводника и пользовался ли услугами проводника сам, о
дальнейших планах и кое о чём из области демографии. В ту ночь опросник заполнили семьдесят
восемь человек.

Вскоре после этого его заполнили несколько студентов среднезападных университетов в рамках
курсов о психоделиках, потом к ним добавились некоторые студенты из Стэнфорда, называвшие
себя "психонавтами". Так как между группами студентов не было большой разницы, я добавил их
всех в первую выборку.

Приступив к анализу данных, я поискал похожие исследования в психологических, медицинских и


психометрических базах, ожидая найти множество прошлых результатов. Каким же было моё
удивление, когда оказалось, что не было почти никаких данных помимо ежегодного опроса,
проводимого американским правительством в высших школах, который просто выяснял,
использовали ли когда-либо студенты разные вещества.

Нигде не упоминалось о том, чтобы за последние тридцать пять с небольшим лет кто-либо
задавал людям вопросы, которые я сформулировал. Было только два похожих исследования.
Первое было опубликовано в 1983 году и включало семьдесят одного опрошенного. Не приводя
никаких чисел, оно заявляло, что:

 "Умеренное использование многих веществ являлось нормой".


 "Большинство людей отдавали предпочтение одному веществу".
 "Некоторые люди, похоже, продолжали использовать психоделические вещества в
течение продолжительного периода".

Другое исследование было проведено в девяностых, там опрашивали девятерых студентов из


Швеции, но вопросы отличались от наших. Это всё. Два исследования. С учетом ситуации моё
низкобюджетное исследование необходимо было расширить.
В апреле 2010 в ходе своей презентации на конференции по исследованию психоделиков я
сформировал вторую выборку из 163 индивидов. (Сейчас я анализирую ещё две выборки, из
посетителей конференции о недуальном сознании и из группы по интересам в Чикаго.)

Далее приведены некоторые предварительные результаты, полученные из первых двух выборок;


поэтому в представленных данных будет очень мало анализа и интерпретаций. Более свежие
результаты можно найти по адресам www.jamesfadiman.com и
www.psychedelicexplorersguide.com.

Выборка студентов.

Всего в студенческой выборке было 108 респондентов. Из них указали свой пол 48 мужчин и 43
женщины. За исключением двоих людей постарше, возраст колебался от 17 до 28 лет; средний
возраст составил 22.7 лет.

Принимаемые вещества

Студентов спрашивали, что из приведённого списка восьми веществ они ранее принимали: шесть
психоделиков, МДМА и "другое". Ответы представлены в таблице 16.1.

Более половины опрошенных принимали грибы/псилоцибин, ЛСД, МДМА и Salvia divinorurn.


Только двое пробовали айяваску. В поле "другое" были указаны: закись азота, DXM, 2-CB, кетамин,
LAS, семена ипомеи и веселящий газ. Число перепробованных человеком психоделиков (не считая
"других") разнилось от восьми (в одном случае) до нуля (у пятерых). Однако из последних
некоторые указали "другое". Среднее число попробованных студентом веществ составило 4.3.
Студентов не спрашивали, сколько раз они принимали каждое вещество.

Цели приёма

Студенты должны были выбрать одну из десяти целей приёма указанных веществ. Результаты
приведены в таблице 16.2.

Наиболее частыми целями были (в порядке убывания): развлечение, самоисцеление и решение


задач; все они были выбраны в более чем половине случаев. Самыми непопулярными целями
оказались улучшение секса и социальное давление. В этом опросе невозможно выявить, как часто
вариант "развлечение" был связан с приёмом МДМА, но он чаще других психоделиков
используется в социальных и развлекательных контекстах.

Таблица 16.1. Сообщения студентов университетов об использовании веществ.


Процент
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
н А Д Т ин т ка
би ЛС um ДМ йо
и ДМ or ка
л
Пе ва
с
оц М iv n ес я
си
л di М Ай
/п ia
ы lv
иб Sa
Г р

Процент

Таблица 16.2. Цели приёма веществ студентами.

Процент
80
70
60
50
40
30
20
10
0
ни
е
ни
е ач ие ыт ки ыт тв
о
кс
а
ни
е
че ле за
д ан оп зы оп тс се е
е це ие
з н й му й пы ие вл
вл ис По ки ие ны о да
з ен че
с в б ен
Ра м о
еш ят хо Лю ш ое
Са Р ти пр
и Ду уч ьн
ис с Ул ал
М Во оци
С

Процент

Цели приёма: различия между мужчинами и женщинами

Таблица 16.3 показывает, какие различия в целях приёма веществ удалось выявить у мужчин и
женщин.
Таблица 16.3. Цели приёма веществ
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
ие ие тв
о
ни
е ыт ыт ки ач кс
а ие
лен ан тс е оп оп зы за
д
се ен
це зн ы еч ый ий му
ие в л
ис По бо
п вл ск ие ие да
з вн е ен ен
мо
Лю Ра хо ч ят ш ш ое
Са Ду ти ри Ре уч ьн
ис сп Ул а л
М Во ци
Со

Мужчины Женщины

Как видно, женщины чаще принимают вещества для исцеления. Мужчины же гораздо чаще
принимают вещество из любопытства, для достижения духовного или мистического опыта и для
обострения восприятия музыки. Вообще, мужчины чаще руководствовались всеми целями кроме
исцеления.

Положительные и отрицательные эффекты

Студентов просили описать наибольшую пользу и наибольший ущерб в своём опыте. Ниже
перечислены репрезентативные высказывания о пользе и вреде.

Польза

 Я ощутил потрясающее присутствие (Бога?) и проникся чувством совершенства всего


вокруг.
 У меня были исцеляющие переживания и озарения, открывшие мой разум, и множество
видений, показывающих мои творческие способности и мой потенциал.
 Я был счастлив настолько, насколько способен быть счастлив, и впервые осознал
волшебство жизни.
 Моя личность коренным образом изменилась в лучшую сторону.
 Приняв МДМА на природе., я мог выражать людям свою любовь. С ЛСД я впервые ощутил
свою духовную природу, и та ночь стала лучшей в моей жизни.
 Общение со сверхчеловеческим миром (ЛСД)
Наибольший вред

 По всему телу появлялись древние иероглифы, они разрушили меня до основания. Но к


восходу солнца целостность восстановилась, и жизнь стала прекрасной.
 В моём первом трипе с ЛСД меня оставили одного, и я плакал от страданий, которыми
наполнена жизнь. Было страшно, я чувствовал себя нелюбимым и одиноким. Ещё моя
грусть порождала ужасные видения.
 Повсюду текло масло, технологии захватывали планету.
 Я рвал траву на берегу, а потом покурил сальвию. Тогда я почувствовал, что растения на
меня злятся, и это было ужасно.
 Я был уверен, что умру, и прочувствовал, каково было бы погибнуть в автокатастрофе.
 Два часа испытывал ужасные мучения, но сделал выводы о том, кому стоит и не стоит
доверять.

Те, кто были проводниками или имели проводников

Важность проводников в таких опытах - центральная тема данной книги, так что и опросники
выясняли, присутствовали ли проводники. 37 процентов выборки либо были проводниками, либо
пользовались услугами проводников. Цели приёма веществ в зависимости от наличия
проводников сравниваются в таблице 16.8.

Студенты обеих ролей в сессиях с проводниками чаще использовали психоделики для


самопознания, самоисцеления, духовных и мистических переживаний и из любопытства, чем
остальная выборка. Никто из участвовавших в сессиях с проводниками не указал в качестве цели
"развлечение".

Таблица 16.4. Цели у тех, кто участвовал в сессиях с проводниками.


120

100

80

60

40

20

0
ни
е
кс
а ие ие ие ыт ыт ки во ач
че се нан лен лен оп оп узы т ст зад
ле ие По
з
да
в це ый ий м пы ие
зв ен ис вн е ск ие бо ен
Ра ш ое мо хо ч я т
Лю ш
уч ьн Са Ду ти ри Ре
Ул а л ис осп
ци М В
Со

Общая популяция Имели проводников Были проводниками

Дальнейшие планы

Последний вопрос был о том, собирались ли респонденты принимать психоделики в будущем. 82


процента ответили утвердительно, 7 процентов - отрицательно, а остальные 7 процентов не
ответили, либо сомневались.

Замечания

Опросник получил вполне ожидаемые результаты для группы, заинтересованной в изучении


психоделиков, но помните, что подобные данные никогда раньше не собирались. Эта выборка
уникальна в литературе о веществах. После просмотра результатов стало понятно, что

 У студентов есть широкий доступ к психоделикам


 Они принимали их в разнообразных ситуациях
 У них бывали плохие переживания, но они редко винили в этом вещество как таковое
 Они намереваются продолжить принимать психоделик

Один ответ на вопрос о "наибольшем вреде" ("highest cost" - прим.пер.) не учитывался, так как
некоторые студенты подумали, что речь идёт о рыночной стоимости. В последующих версиях
опросника вопрос сформулирован как можно понятнее, там говорится о "худших последствиях".

Однако мы узнали, что цена достаточного для одного "трипа" количества вещества редко
поднималась выше восьми долларов. Никто из студентов не выказывал ни малейшего
беспокойства по поводу нелегальности данных веществ. Главной для них была возможность
получить мощный, осмысленный и трансформирующий опыт по цене среднего билета в кино.
Опрашивая первую выборку, я ещё не был уверен, что наберу достаточно людей, так что просил
на всякий случай дать мне номера телефонов, чтобы связаться при необходимости. ("Если хотите,
дайте мне свой номер; пожалуйста, не указывайте имя".)

Некоторые мои коллеги были уверены, что никто не будет достаточно глуп и наивен, чтобы
перечислить незнакомцу список своих правонарушений, а потом ещё и дать контактный телефон.
Возможно, дело в настроении вечера или в лёгком отношении студентов к приёму веществ, но 37
студентов указали свои номера, а некоторые ещё и добавили адрес электронной почты.

Лёгкость сбора данных и количество ответов привели к продолжению исследования и созданию


выборки профессиональной конференции.

Выборка конференции
Конференция "Наука о психоделиках в 21 веке" прошла в Апреле 2010 в Сан Хосе, Калифорния.
Она была организована фондом MAPS и собрала со всего мира практически всех, кто занимался
легальными исследованиями психоделиков. Её посетили более 1200 человек. Во время своей
презентации об энтеогенном опыте я попросил присутствующих заполнить опросник; участие
принял 161 человек. Возраст у 117 указавших его колебался от 16 до 74 лет, со средним значением
42. Среди указавших свой пол было 88 мужчин, 51 женщин и 1 трансгендерный человек.

Таблица 16.5. Использование веществ студентами и участниками конференции.

100

90

80

70

60

50

40

30

20

10

0
ЛСД Пейот Мескалин ДМТ Salvia Псилоцибин Айяваска МДМА

Конференция Студенты

Использование веществ
Более половины группы имели опыт с грибами/псилоцибином и ЛСД (более 88 процентов в обоих
случаях), Salvia divinorum и айяваской. Доля пробовавших МДМА и айяваску сильно отличались от
показателей студенческой выборки - гораздо больше людей пробовали айяваску и меньше
пробовали МДМА.

Как и следовало ожидать при таких возрастных различиях, использование веществ вообще было
выше во всех случаях кроме МДМА. В студенческой выборке в качестве "другого" было указано
только восемь веществ. Но в выборке с конференции было гораздо больше. Указаны были (этот
список неполный) закись азота, 2-CB, кетамин, ибогаин, Сан Педро, 2-CT7, 2CI, 5-MBO, MDA, 2-CE,
2CX, TCB, LAS, DOB, DOI, DOC, seratonin, TCT9, гармала, 4Aco-DIPT, methylone, буфотенин, GHB,
гавайская роза, семена ипомеи и DXM. Несколько более молодых участников также указали
кокаин. Очень маловероятно, что они считали кокаин психоделиком - скорее всего, они просто
перечислили все перепробованные вещества.

Среднее количество веществ на участника составило 5.4, что намного выше студенческого
показателя, равного 4.2. Эту разницу можно объяснить большим возрастом выборки, ввиду чего у
них было больше времени успеть попробовать вещества. В дальнейшем анализе предстоит
выявить и другие факторы.

Количество указанных респондентами веществ колебалось от 24 до 0 (данный респондент


объяснил это заболеванием сердца).

Образование: 142 ответа

Индивидов студенческой выборки спрашивали об их возрасте, годе обучения, и основной области


изучения; индивидов выборки с конференции просто опрашивали о полученном образовании.

Пятью основными группами стали:

Уровень образования Число ответов


Специалист 53
Мастер 25
Доктор наук 22
Доктор медицины 14
Колледж 10

Представители данной выборки были в целом хорошо образованными. Это не случайная выборка
всей группы, а подгруппа менее научно ориентированных участников. Встреча, на которой
проводился данный опрос, проходила в рамках "культурной" части конференции, параллельно с
главной "научной" частью.

Занятие или профессия: 141 ответ

Респонденты указали 42 разных рода занятий. 50 процентов выборки указали пять самых частых
занятий. В порядке убывания это:
Занятие Число ответов
Студент (почти все из выборки студентов) 32
Психолог 22
Врач/психиатр 13
Информационные технологии 9
Бизнес 6

Неработающих в выборке не оказалось. У всех в данной выборке было образование и работа. Хотя
этот факт может показаться тривиальным открытием, он противоречит долгим спекуляциям о том,
что психоделики делают человека бесполезным, непродуктивным и понижают шансы достичь
успеха в обществе, основанном на конкуренции. Проще говоря, эта выборка потребителей многих
веществ не подтверждает данный стереотип.

Лучшие переживания: 120 ответов

Мы спросили, с каким веществом был получен "лучший трип". Пятью наиболее частыми из
двадцати разных веществ и комбинаций были:

Вещество Число ответов


ЛСД 42
Грибы / псилоцибин 24
Айяваска 16
МДМА 9
ДМТ 6

Худшие переживания: 126 ответов

Хотя многие респонденты отметили, что самые трудные и страшные переживания стали также
наиболее полезными, мы узнали, какое вещество принесло "худший трип", независимо от их
понимания слова "худший". Пятью наиболее частыми из 21 указанных веществ и комбинаций
были:

Вещество Число ответов


ЛСД 47
Грибы / псилоцибин 32
Айяваска 11
Salvia Divinorum 9
ДМТ 6

Оба списка почти идентичны, но Salvia divinorum практически не появлялась в ответах о "лучших
трипах" (было только одно упоминание), а МДМА не появляется в списке "худших трипов".
Вообще, как видно, для наиболее часто указываемых веществ (ЛСД, грибы/псилоцибин и
айяваска) качество опыта определяется переменными обстановки, установки, ситтера и т.д., но это
не так для Salvia divinorum и МДМА, каждое из которых склоняется в какую-то одну сторону.
Худшие последствия: 152 ответа

Большинство исследований и популярной литературы об этих веществах говорят о самих


переживаниях и состоянии вскоре после их завершения. В нашем опросе мы просили
респондентов оценить свой многолетний опыт и указать худшие замеченные последствия приёма.
Из 49 разных эффектов восемью наиболее часто указанных были:

Эффект Число ответов


Усталость 28
Подавленность 26
Головная боль 9
Тревожность 7
Физические боли и Обе по 6
бессонница
Рвота и паранойя Обе по 5

Просмотрев этот список, можно сделать вывод, что (по крайней мере, в этой выборке)
использованные вещества не оказались слишком опасными. Однако были отдельные сообщения
о более серьёзных последствиях, включая "полную разбитость", "угрозу смерти от гипотермии" и
"лёгкое ПТСР", а также более серьёзное "Я упал с высоты в несколько этажей и нуждался в
трёхмесячном лечении", а также моё любимое "потерял интерес к урокам математики".

Даже самый ярый сторонник психоделиков не должен забывать, что при неправильном и даже
при осторожном применении эти вещества причиняли серьёзный и долгосрочный психический
ущерб.

На той же конференции мне довелось пообщаться с открытым и приятным молодым человеком,


который искал терапевта, разбирающегося в психоделиках. Примерно девятью месяцами ранее у
него был плохой трип, который настолько его уничтожил, что он потерял работу и дом и
несколько месяцев ночевал в машине прежде чем начать восстановление. На момент разговора
он чувствовал себя гораздо лучше, но всё ещё нуждался в помощи.

С учётом этого можно сказать, что данная выборка представляла относительно небольшие
негативные последствия многолетнего использования многих веществ.

Вещества, используемые для определенных целей.

В отличие от опросника студентов, опросник выборки с конференции просил респондентов


указать цели приёма каждого отдельного вещества. Распределение ответов наталкивает на
некоторые размышления.

Вопрос: Какие вещества вы принимали для самопознания?


Вещество Число ответов
ЛСД 128
Грибы / псилоцибин 125
Salvia divinorum 62
ДМТ 60
Айяваска 57
Мескалин 46
Пейот 24

Данный список можно сравнить с ответами на вопрос, какие вещества принимались для других
целей

Вопрос: Какие вещества вы принимали для духовного/мистического опыта?

Вещество Число ответов


Грибы / псилоцибин 105
ЛСД 99
ДМТ 51
Айяваска 48
Мескалин 37
Salvia divinorum 35
Пейот 27

ЛСД и грибы с псилоцибином являются предпочтительными психоделиками как для


самопознания, так и для духовных и мистических переживаний. Однако в целом меньше людей
принимали психоделики для духовных и мистических переживаний

Таблица 16.6. Психоделики, выбранные для самопознания и духовного/мистического опыта


Процент
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
ЛСД Пейот Мескалин ДМТ Salvia Псилоцибин Айяваска

Процент

МДМА не попал ни в один список, потому что очень мало респондентов использовали его для
самопознания или духовного/мистического опыта.

Результаты наглядно представлены на гистограмме (таблица 16.6).

Улучшение секса как цель приёма вещества: 141 ответ

Таким был ещё один вопрос; он выяснял связь использования вещества и сексуального
поведения. В клинической и энтеогенной литературе считается, что эти вещества никак не
улучшают сексуальные переживания - особенно в дозировках, которые вызывают полное
исчезновение связи с телом. Однако, когда мы спросили респондентов, было ли среди их целей
приёма веществ улучшение секса, то получили неожиданные ответы.

Вещество Число ответов


Грибы / псилоцибин 46
ЛСД 40
МДМА 28
2C-B 5

Интерпретировать эти результаты можно по-разному. Во-первых, можно предположить, что


литература не соответствует действительности, или, по крайней мере, исследования,
проведенные в присутствии руководителей и наблюдателей, не обнаружат сексуального
поведения, потому что это самое присутствие ему препятствует. Во-вторых, вопрос был только о
целях приёма веществ, а не о действительном усилении удовольствия или улучшении сексуальных
способностей. В-третьих, это может быть вопросом дозировки - возможно, "дискотечная доза" в
50 микрограмм ЛСД, усиливающая все ощущения, может усиливать и ощущения во время секса.
Как почти всегда говорится в конце любых научных отчётов, "необходимы дальнейшие
исследования".

Причины приёма данного психоделика

Мы также спрашивали о причинах приёма указанных психоделиков. Например: "Почему вы


решили принять айяваску?" (Часто нам давали сразу несколько причин, поэтому общее число
причин превышает число индивидов в выборке.) Пятью самыми частыми причинами были:

Причина Число ответов (92 респондента)


Духовный/мистический 55
опыт
Самоисцеление или 54
самопознание
Познание 52
Любопытство 37
Решение задач 19

Можно увидеть, что айяваску принимают по ряду причин, ни одна из которых не доминирует.

Выводы

Как и в случае выборки студентов, можно сделать несколько общих замечаний о выборке с
конференции.

 У них был доступ ко многим разным психоделикам


 Они принимали их с разными целями
 При приёме они испытывали мало серьёзных, продолжительных или неблагоприятных
последствий
 В способах применения психоделиков были лишь небольшие отличия от более молодой
выборки студентов

Как видно из нескольких последних таблиц, мы можем собрать больше данных, если добавим в
опросник больше конкретных вопросов. Существует много ещё неисследованных вещей, которые
можно изучать при помощи подобных опросов. Как уже сказано, данные результаты являются
лишь предварительными при обработке первых двух опросов. Данные постоянно пополняются и
анализируются, и в скором времени результаты будут опубликованы. По мере накопления данных
другие исследователи тоже начинают проявлять к ним интерес. Их интересы отличаются от того,
чем занимается наша исследовательская группа, так что публиковаться начнут исследования
разного рода. В будущем планируется опубликовать в сети целую базу данных для будущих
исследователей.

Эти две выборки не репрезентативны для всех 23 миллионов американцев, принимавших ЛСД, но
они поднимают интересные вопросы в плане более широкой популяции. Надеюсь, эти вопросы
окажутся достаточно интересны, чтобы привлечь официальное финансирование и получить
дальнейшее развитие.
17. Пионер по воле судьбы: Моя личная история

В 1995 году две дальновидные организации, Фонд Фетцера и Институт Духовных Наук, пришли
к выводу, что мы скоро можем потерять знания и опыт первых исследователей психоделиков.
Ушли из жизни Олдос Хаксли, Тимоти Лири и Алан Уоттс, чьи книги и лекции открыли целому
поколению глаза на возможности, скрытые в этих веществах; не стало и Ричарда Эванса
Шульца, описавшего десятки растений, используемых туземными целителями, и Гордона
Уоссона, повторно открывшего псилоцибиновые грибы в Мексике. Были мертвы даже
сотрудники ЦРУ, некогда проводившие грязные и зачастую ужасные эксперименты по
использованию психоделиков в качестве инструмента для пыток и допросов.

Фонд Фетцера объявил о готовности принять всех исследователей, готовых приехать на


выходные и поделиться знаниями. Однако перед встречей они также провели серию
дистанционных интервью по видеосвязи со всеми потенциальными участниками, чтобы дать
возможность поучаствовать даже тем, кто не сможет прийти. Опрашиваемые рассказывали
о своем вкладе в прошлые исследования.

Эта глава состоит из отрывков моего интервью. Меня просили припомнить свою роль в
истории психоделиков. Более полную версию можно найти в книге "Higher Wisdom: Eminent
Elders Explore the Continuing Impact of Psychedelics" под редакцией Роджера Уолша и Чарльза
Гроба (оба являются важными исследователями в своих областях), опубликованной SUNY Press
в 2005.

Надо сказать, я стал исследователем психоделиков по чистой случайности. Как указано и в других
частях данной книги, я был студентом в Гарварде и проходил небольшой курс у молодого и
энергичного профессора по имени Ричард Олперт. Мы подружились и в итоге вместе сняли дом в
Стэнфорде на лето, там я помогал ему в одном крупном исследовательском проекте.

После выпуска из Гарварда в 1960 я уехал жить в Европу. Следующей весной Олперт и Тимоти
Лири оказались в Париже. Они направлялись в Копенгаген опубликовать свою первую работу по
изучению псилоцибина. Он был в прекрасном настроении и сказал мне:

- Произошла самая прекрасная вещь в жизни, и я хочу с тобой поделиться.

- Конечно, давай, - ответил я (как и любой бы на моём месте)

Тогда он достал из кармана жилета маленький пузырёк с таблетками.

- Таблетки? Наркотики? Это что вообще такое?

Но тем же вечером я принял немного псилоцибина из пузырька в кафе на главной улице Парижа.
Вскоре мы поднялись в мой номер отеля, и он, по сути, был ситтером в моей сессии.

Среди открытий, сделанных мной в ту ночь, было понимание, что Вселенная больше, чем я думал
раньше, а моя идентичность - меньше, и мне всегда не хватало чего-то во взаимодействии с
людьми. Между нами определённо установилась сильная связь. Однако в этой сессии я не
вырвался в какие-то иные слои реальности. Это произошло позже.

Пару псилоцибиновых сессий спустя (одна с Олпертом и одна с моим братом) я вернулся в США.
Там меня ждало письмо от военных, в котором говорилось: "Вы не хотели бы составить нам
компанию во Вьетнаме? Вы также можете выбрать одну из предусмотренных законом
альтернатив". На тот момент учёная степень меня ничем не привлекала, но определённо
представлялась меньшим из двух зол.

Осенью я приступил к учёбе, преодолевая разочарование психологией - ведь я уже пробовал


психоделики и знал, что есть нечто большее. Что именно представляет собой "большее", я не мог
сказать, но на кафедре психологии этому определённо не учили. Однако в самом конце каталога
курсов я нашёл "особое предложение" - курс под названием "Человеческий потенциал",
преподаваемый Уиллисом Харманом, который был, помимо прочего, профессором по
электроинженерии. В короткой приписке говорилось: "Что является наилучшим и наивысшим
объектом устремлений человеческих существ?" Далее был приведён список рекомендуемой
литературы. Тогда я подумал: "Тут должно быть что-то о психоделиках. Этот человек знает то же,
что и я". Тогда мой мир делился на людей, которые знали то, что и я (таких было немного, но за
последние два месяца их число возросло) и людей, которые не знали. (Которых вокруг меня, вне
всяких сомнений, было намного больше допустимого количества).

Так что я нашёл кабинет Уиллиса Хармана (который оказался типичным кабинетом профессора по
электроинженерии в унылом здании, похожем на больницу) и сказал:

- Я хотел бы пройти ваш специальный курс.

- В этой четверти мест нет, но будет ещё один заход, - мягко ответил он. - Вы можете записаться
позже.

Я посмотрел на него и сказал:

- Я принимал псилоцибин три раза.

Тогда он встал, закрыл дверь, и мы продолжили разговор.

Как оказалось, чутьё не подвело меня. Данный курс был его решением вопроса "Как преподавать
о психоделиках так, чтобы тебя не вычислили и не уволили?". После небольшой беседы мы
решили, что я не только присоединюсь к курсу, но также буду участвовать в преподавании, так
как, в отличии от Хармана, я не беспокоился о будущем и не чувствовал, что могу многое
потерять.

Курс был открыт вопросом: "Что является наивысшей и наилучшей точкой в развитии человека?"
Постепенно мы перешли от психологии к философии, затем - к мистике, а потом стали обсуждать
личный опыт.

Примерно в то же время я начал работу с Международным Фондом Продвинутых Исследований в


Менло Парк. Этот фонд основал Мирон Столярофф, исполнительный директор в электротехнике,
оставивший свою область и решивший посвятить себя работе с психоделиками. С нами был
Харман и ещё несколько людей. Так как в команде не было других психологов, на эту роль
вызвался я, что было смешно, потому что я проучился в этой области лишь два месяца (на первом
цикле я изучал другие науки). Но я был в игре. Мы начали с работы над статьёй "Психоделический
опыт", описывавшей результаты терапевтических сессий с ЛСД, проведённых фондом.

После нескольких недель совместной работы на курсе и на фонде Гарман предложил мне
поучаствовать вместе с ними в сессии. Я сказал: "Было бы здорово!" Мы встретились в здании
фонда 19 октября 1961, в нашем распоряжении были две жилые комнаты и несколько маленьких
офисов, располагавшиеся над косметическим магазинчиком, выходящим на парковку с
гигантским дубом. Мне предложили принять немного ЛСД. Ситтеров было двое: Харман и одна
симпатичная профессорша инженерии.

Роль нашего медицинского консультанта доктора Чарльза Сэвэджа заключалась в том, чтобы дать
мне вещество и вернуться к своей психоаналитической практике этажом ниже. Я принял
вещество, осмотрелся и сказал ситтерам: "Ну а вы, ребята, ничего не принимаете?" Именно так мы
работали с Олпертом и Лири в предыдущих сессиях. (Я думаю, что Харман тогда принял немного
амфетамина просто чтобы мне не было неловко.) Я надел маску для сна, лёг на диван и приступил
к прослушиванию музыки - такой формат они разработали в работе с Алом Хаббардом, и теперь
он является стандартным почти во всех современных исследованиях мира.

На несколько следующих часов, проведенных в той комнате, мой маленький разум (к моему
собственному удивлению) прекратил своё существование. Моя сессия была классическим
энтеогенным путешествием с высокой дозой психоделика. Я обнаружил, что моё равнодушие к
духовным вещам было таким же оправданным, как равнодушие десятилетнего ребёнка к сексу, и
было следствием непонимания устройства Вселенной.

Я достиг точки полного осознания (эта не-рассказать-словами-необходимо-пережить штука,


глубокое понимание своей отделённости от Вселенной и отсутствия каких-либо абсолютных
ориентиров). К счастью, совсем рядышком находится осознание, что существует только Одно, и я
являюсь его частью. Там ещё было то, что можно назвать песней ликования, доносящейся с небес:
"Ещё один придурок пробудился!" И ликование было не о том, что я как Джим Фадиман осознал
себя, а о том, что Джим Фадиман осознал, что является частью чего-то ещё. Какое облегчение!
Затем от осознания, что я являюсь частью целого, я перешёл к осознанию, что всё является частью
всего, и я в том числе. Внезапно стало очевидно, что смерти не существует, а волнообразная
природа Вселенной соответствует человеческому понятию под названием любовь. Всё это было
видно невооружённым взглядом. И было так странно, что мне, Джиму Фадиману, было подарено
осознание моей истинной сущности.

И из этого состояния я взглянул на разные элементы своей жизни - и всё показалось нелепым и
смешным. Пришло поразительное осознание, что получить учёную степень ради уклонения от
воинской службы - прекраснейшая вещь, которую можно сделать в этом воплощении.
Воплощался ли я как личность по имени Джим Фадиман когда-либо ещё, было непонятно, но это
было и неважно, так как Джим Фадиман, находящийся в той комнате 19 октября, служил только
сосудом для того "Меня", который в нём находился.

Тем вечером перед возвращением домой мы с Харманом поднялись на вершину Скайлайн,


горного хребта над Стенфордом. Глядя с вершины, я поймал удивительное чувство
отождествления с Творением. Я прохаживался, приговаривая: "У меня всё это очень классно
получилось". Под "Я" ни в коем случае не имелся ввиду я, Джим Фадиман, однако это "Я" было
очень довольно творением, а также тем фактом, что одни части меня наблюдали другие части
меня. Знаете, Ветхий завет рекомендует восхваление Господа, и людям иногда непонятно, зачем
это Господу нужно, ведь Он сам и придумал эти молитвы и всё необходимое для богослужений.
Но когда входишь в этот режим восхваления, то поздравить себя с хорошо выполненной работой
всё же очень приятно.

Я продолжил свою работу вместе с Харманом, Столярофф, Сэвэджэм и другими, но теперь


смотрел на неё совсем иначе: теперь-то я понимал, что мы на самом деле делаем. Мы пытались
выяснить, возможно ли, принимая психоделик в абсолютно поддерживающей и немедицинской
обстановке и в достаточно высокой дозе, вызвать энтеогенный опыт. И, если это возможно, то
пойдёт ли на пользу?

С Хаббардом было ещё так называемое "продвинутое обучение", которое обычно проходило в
Долине Смерти. Установка и обстановка там были невообразимо суровыми, и это позволяло
вскрывать такие уровни, которых в других ситуациях достичь нелегко.

Обычно мы въезжали по шоссе Lone Pine, останавливались в какой-то точке и принимали


психоделик. Потом мы посещали определённые места и проводили в каждом некоторое время,
обычно "с открытыми глазами" и познавали то, что было открыто глазу (или то, что открывалось в
этот момент внутреннему взору).

Благодаря сочетанию грубости, потрясающей красоты и безжизненности окружающего пейзажа


там лучше получалось работать со своей собственной жизнью. Продвинутое обучение
заключалось в том, чтобы предотвращать застревание в своей личной системе верований.

Хотя часть моего времени уходила на государственные исследования, я также успевал (как
упоминается в главе 14) работать с писателем Кеном Кизи, потому что моя жена Дороти была с
ним знакома. Это позволило мне стать одним из немногих, кто одновременно и участвовал в
абсолютно легальных исследованиях психоделиков, и якшался с главной бандой психоделических
изгоев, для которых не было никаких правил.

Как долго вы работали с психоделиками в Стэнфорде и как эта работа завершилась?

На поиск комиссии, члены которой позволили бы указать свои имена на диссертации с названием
"Поведенческие изменения после (ЛСД) Психоделической терапии" (я выбрал такое название,
чтобы меня не выгнали из Стэнфорда), ушло два года.

К тому моменту мы уже получили разрешение от правительства провести исследование на тему


креативности, чтобы выяснить, могут ли психоделики способствовать решению технических задач.
Доктор Оскар Жанигер из Лос Анжелеса уже занимались художниками, а мы решили выбрать
другую область. Можно ли дать людям эти вещества и занять их сугубо техническими задачами?
Одна известная нам проблема заключалась в том, что при превышении дозы нашим волонтёрам
будет намного интереснее общаться с Богом и испытывать растворение своих земных
идентичностей, времени и пространства, чем заниматься вопросами, связанными с работой.
В 1965 году мы набрали из ряда компаний ведущих научных сотрудников и начали это
потрясающее исследование. Мы пообещали участникам помочь им в решении самых сложных
технических задач, особенно если они в своих попытках зашли в тупик. Критерием отбора
участников было наличие как минимум трёх задач, над которыми они бились в течение последних
трёх месяцев. В конечном итоге исследование привело к появлению нескольких патентов.

Но всё хорошее рано или поздно заканчивается. Как-то утром мы работали с седьмой группой.
Четверо участников находились в начальной, свободной части эксперимента, когда мы получили
письмо, по сути, говорившее вот что: "Салют, это ваше правительство. Теперь нам не нравится, что
психоделики всем доступны, люди ими злоупотребляют, и в молодёжной среде творятся ужасные
вещи. Похоже, с этим мы ничего не можем сделать, но зато мы хотя бы можем кому-то где-то
помешать и таким образом себя успокоить. Так что этим утречком мы подумали и решили
прекратить все научные исследования в Соединенных Штатах, включая ваше". Я, конечно,
перефразировал, но смысл был однозначным: нашей работе конец.

На этом наше исследование и завершилось.

Мы всё же опубликовали свои результаты; в наших исследованиях поучаствовали некоторые


выдающиеся учёные, и они остались очень довольны результатами. Один из них в дальнейшем
стал вице-президентом Hewlett-Packard; другой получил все важные награды в сфере
компьютерных технологий. Ирония в том, что наше исследование было вполне приемлемым
способом включить психоделики в современную культуру. Однако нам не просто приказали
прекратить его, но ещё и отвергли всё, что мы открыли, продолжая держать общество в
неведении. Они остановили нас, в то время как повсюду миллионы людей продолжали
экспериментировать на себе без знаний, без всякой помощи и поддержки.

Имея такой богатый личный опыт, что вы предприняли дальше?

В тот момент я уступил. Меня больше беспокоила абсурдность ситуации, а не какие-то трудности
на личном пути, потому что я тогда уже не особенно реагировал на вещи как личность - всё просто
случалось, а я делал то, что должен был делать. Так что я уступил и задумался: "А что ещё можно
сделать?" В то время, благодаря тому, что миллионы людей использовали психоделики, начинало
появляться огромное количество других духовных путей. Большинство происходили из
существующих традиций и практик, включая медитацию, голодание, поиски видений, шаманские
ритуалы и Путь Пейота, созданный и применявшийся преимущественно коренными
американцами. Раз то, что мне казалось чистейшим, лучшим и легчайшим способом работать над
собой и другими, оказалось недоступно, я решил выбрать что-то другое.

Мне почти предложили работу консультанта в Государственном Университете Сан Франциско, так
как у меня был опыт с психоделиками, а они отчаянно нуждались в ком-то, кто мог бы работать с
соответствующими проблемами у студентов. Однако, подумав немного, они поняли, что нанять
кого-то вроде меня значило бы подтвердить или узаконить происходящее. Так что они отозвали
предложение и решили, что обойдутся без человека, который действительно понимает, что там
творится.
Тогда я понял, что моя карьера пошла под откос - ведь из названия моей диссертации сразу
понятно, что я один из "них", кем бы ни были эти "они". Мне всё-таки удалось пробиться в
Стэнфорд, но к этому моменту величайшим кошмаром Стэнфорда было поддержкой
исследований психоделиков оправдать своё любимое неофициальное название "Западный
Гарвард" (Лири и Олперта тогда уже уволили из Гарварда за исследования гораздо более
невинные, чем мои).

Среди того, чем мне удалось заняться в дальнейшем. был Журнал Трансперсональной
Психологии. Я также участвовал в создании Ассоциации Трансперсональной Психологии. Всё
начиналось с форума, на котором собирались представители разных религиозных и
интеллектуальных традиций и общались - не о доктринах, а об опыте. Это позволяло им
сотрудничать в таком формате, какой раньше был невозможен ни в религиозных, ни в
психологических кругах.

Тогда уже существовал Журнал Гуманистической Психологии и соответствующая ассоциация. Мы


решили сделать что-то похожее. В нашем письме редакции Журнала Гуманистической
Психологии, в котором говорилось: "Мы пойдём дальше. Человеку доступно больше, чем
охватывает гуманистическая ориентация. Мы точно ещё не знаем, что из этого получится, но мы
планируем заняться следующими вещами... Не хотите поучаствовать?"

Редакция разошлась во мнениях. Половина команды говорила: "Я смутно понимаю, к чему всё
идёт, и я с вами", - а другая: "Ни в коем случае". Главные негативные реакции, насколько я помню,
поступили от Виктора Франкла, написавшего "Это полная чушь", и Ролло Мэй, который по
определённым причинам стал активным и ярым противником духовной составляющей нашей
работы.

Гуманистическая школа во многих отношениях была прогрессивной для своего времени. Почему
вы полагаете, что психоделики и трансперсональное движение были близки её системе
верований?

Успев поучаствовать в обоих направлениях, могу предположить, что если в вашем мировоззрении
есть только этот мир, то вас можно назвать интеллектуальным провинциалом. Весь ваш
религиозный опыт сводится к взаимодействию с людьми, у которых никогда не было настоящего
духовного опыта. Вам доступна разве что формализованная религия, предлагающее сообщество
добрых людей, говорящих метафорами, потому что лучшего языка не знают. Всё это ведёт к очень
узкому пониманию духовности.

Потом всё это проецируется на других людей - например, на меня. Если я, например, говорю о
том, что я святой посланник Бога, то я, очевидно, параноидный шизофреник, потому что
параноидные шизофреники тоже так говорят. Так что есть группа людей, которые очень боятся
понять, что их мировоззрение очень ограниченное. А имея ограниченное мировоззрение и
находясь в более выгодной позиции, очень легко объявить людей, которые как бы атакуют твой
авторитет, неправыми.

Психология очень хорошо умеет в обыкновенном несогласии усматривать психические


расстройства, инвалидность и патологию. В научном мире страх носит название "скептицизм".
Представьте: если очень плохо знать биологию, то существование утконоса покажется очень
маловероятным. Ни разу не видев жирафа или слона, легко поверить, что их и вовсе не
существует. Так что если кто-то приходит и говорит: "Я хочу познакомить тебя с моим другом, он
слон, и он отвезёт нас в джунгли, где водятся жирафы", то я не удивлюсь, если вы ответите: "Иди-
ка ты отсюда, я не буду нанимать тебя и, скорее всего, публиковать твои работы тоже не буду".

Как вы думаете, можно ли этим же объяснить то, что культура в целом так враждебно настроена к
психоделикам, и то, что после первоначального энтузиазма пошла волна репрессий, частью
которых было закрытие вашей программы в Стэнфорде?

Психоделики были вибрациями растущей силы, а война во Вьетнаме была каменной стеной.
Когда психоделики ударили по вьетнамской войне, и в стране пошёл раскол, старый дракон,
создавший и поддерживающий войну, почувствовал угрозу - и правильно. Почему? Потому что
психоделические люди говорили: "Нам не нужны никакие ваши институты. Мы готовы сделать всё
необходимое, чтобы их уничтожить. Мы хотим избавиться от ваших университетов, а не открывать
в них новые курсы. Мы хотим избавиться от армии, а не улучшить военную подготовку. Мы хотим
опустошить ваши церкви, потому что истинные религиозные переживания не умещаются в их
стенах".

Так что старый дракон на страже старого мира ответил: "Не знаю, что вы там затеяли, но мне как-
то не по себе, и я сделаю всё возможное, чтобы вас остановить". В результате государственные
институты в небывалом единодушии оказали сопротивление психоделической волне. Они
говорили: "У нас пушки, у нас университеты, у нас медицина. И именем Господа мы объявляем
войну людям, которые не могут оставить нас в покое и стремятся через самых уязвимых из нас,
наших детей, отнять у нас любовь, уважение и поддержку наших институтов и нас самих". Если так
посмотреть, это для них был единственный путь.

В последние несколько лет наблюдается возрождение интереса к психоделикам. Что


происходит?

Культура потихоньку начинает понимать, что (хотя правительство давным-давно прекратило


исследования, журналы перестали принимать статьи, и финансирования исследований нет)
молодые люди всё равно принимают психоделики. И эти молодые люди, по большей части,
хорошо образованные, начинают соглашаться в том, что длившаяся десятилетия политика
дезинформации не сработала так хорошо, как хотелось бы её авторам. Пришло новое поколение,
многие в котором говорят: "Я сравнил собственный опыт с горой лжи, которой меня пичкали, и
своему опыту я доверяю больше".

И теперь психоделики вновь выходят на свет. В каких контекстах они могут заслужить более
хорошую репутацию в обществе?

Применение психоделических веществ следует рассматривать в двух контекстах. Это энтеогенный


и психотерапевтический контексты. Энтеогенный говорит, что религия — это личное дело, и
противодействие личным, внутренним событиям со стороны государства является преступлением
против человечества. Это энтеогенный путь, который избрал я. Теперь я понимаю, что государство
не просто закрыло моё исследование креативности. Оно сказало мне: "Ты не будешь
практиковать свою религию, иначе мы посадим тебя за решётку".

Второй контекст - помогать людям улучшить свою жизнь, избавляя их от неврозов, психозов,
фиксаций, перверсий и так далее. Это совсем другая область, и она должна принадлежать людям,
которые оказывают терапевтическую помощь исторически.

Наверное, я стал более радикальным. Около 1830 года законы США позволяли кому угодно
практиковать любой желаемый вид целительства и медицины. Если навредишь кому-то, придётся
ответить, а если не навредишь, то отвечать не придётся. Хорошо иметь свободу помогать людям.

Что бы вы хотели сказать молодым людям о психоделиках?

Я бы прочёл им свою лекцию об установке, обстановке, веществе, ситтере, сессии и ситуации,


которую можно обобщить так: если вы собираетесь принять психоделик, делайте это с теми, кого
вы любите, желательно с теми, кто это делал до вас, и знайте, что мир может оказаться гораздо
лучше, чем вы думали раньше. Помимо этого, я обычно говорю, что было бы ужасно круто узнать
истину до начала работы с психоделиками. Пожалуй, многие знакомятся с психоделиками в
слишком молодом возрасте. Из своих собственных исследований я понял, что психоделики берут
твой жизненный опыт и делают из него компост для прорастания чего-то нового. Если
компостировать нечего, то и пользы будет немного. Я всегда считал психоделики инструментом
познания. Даже посреди психоделического опыта я порой начинал думать: "Что мне со всем этим
делать?" В каком-то смысле я хотел поскорее завершить опыт и приступить к фазе усвоения и
ассимиляции, так как психоделический опыт как таковой не был моей главной целью.

Как вы думаете, каким бы вы были без психоделиков?

Без психоделиков я был бы более невротичным и скучным. Я хорошо помню, каким был во время
учёбы в Гарварде: простоватый, умненький, саркастичный, инфантильный и заносчивый. Фу! То
есть, это всё было мило, но я бы себя точно не пригласил на ужин. Мой мир был очень
маленьким, главными предметами гордости в нём был большой словарный запас и умеренно
высокий коэффициент интеллекта, а души было так мало, что нечего даже зачерпнуть ложечкой,
чтобы попробовать на вкус. Психоделики стали ключевым ресурсом, позволившим мне стать
человеком.

Сменим немного тему: кому, по-вашему мнению, следует принять психоделики? Представим, что
вы можете издать указ.

Я твёрдо уверен, что использование энтеогенов следует вернуть к модели управляемых


отношений, как это было в каждой знакомой мне традиционной культуре. Идея, что надо идти и
триповать со своими ровесниками, знающими не больше вас самих (идет ли речь о
пятидесятилетнем, двадцатилетнем или двенадцатилетнем возрасте), ни в одной культуре себя не
оправдывала, и в нашей явно тоже не работает. Так что, если бы я был царём духовного опыта и
писал указ о свободе вероисповедания в США, я бы начал с пояснения, что свобода энтеогенной
религии будет реализована аналогично свободе летать на личном самолёте. Вы не идёте и не
садитесь сразу за штурвал. Сначала вы летаете с кем-то, кто разбирается лучше вас. Обученный
пилот определяет, когда вы готовы к самостоятельным полётам.

Вы оптимистично настроены насчёт долгосрочных перспектив?

История энтеогенов показывает, что истина всегда доступна, и так или иначе люди будут
открывать её в каждом поколении. У людей нескольких последних поколений было множество
возможностей открыть истину, и они это сделали.

У истоков любой достойной духовной традиции есть некто, прорвавшийся в истинную реальность.
Вернувшись в свои земные тела, такие люди задаются вопросом: "Как передать это другим?" Им
как-то удалось это сделать, а потом вокруг них собралось множество людей, некоторые из
которых говорили: "Я сделаю всю грязную работу: соберу встречи, принесу еду, буду следить за
порядком".

И такие контролёры постепенно (они это любят) захватывают ситуацию. Первооснователь уходит
из жизни, а контролёры начинают всё перекраивать под себя. Удобнее приносить еду по
расписанию, в каждое воскресенье; удобнее, когда все знают, где надо сидеть; удобнее, когда
контролёрам платят; ну и так далее. Так что всю духовную пищу, которую раздавал
первооснователь, в итоге сжирают бюрократы. А без духовной пищи появляется то, что у нас
называется "организованной" религией. Духовная потребность - потребность воссоединиться со
своей истинной сущностью - невозможно подавлять, как и сексуальные желания. Но её
выражение всегда, неизбежно (и, я бы сказал, без какого-то злого умысла) окостеневает.
Окостенение ведёт к ещё большему окостенению.

Я жду, когда следующее психоделическое поколение скажет нам: "Вы, кучка старпёров,
трясущихся над своими затёртыми журналами, ассоциациями и так называемыми
исследованиями, разве не видите, что Бог повсюду вокруг!" И я хочу ответить им: "Гоните меня из
дворца, вы победили! Ломайте стены, возвращайтесь к основам. Можете хоть застрелить меня,
буду только благодарен. Но, пожалуйста, продолжите мою работу!"

Этот момент уже не за горами, и мне это нравится.


18. Положительные перспективы психоделиков.
Время осторожного ликования

Вещества для трансформации и откровений, открывающие путь свету, видениям и общению,


которые мы называем "раскрывающие разум", были известны индейцам как лекарства:
инструменты, подаренные человеку, чтобы он мог познавать и исцелять, видеть и говорить
правду.

Генри Мунн, "Галлюциногены и шаманизм"

Для тех из нас, кто посвятил себя психоделикам, настала пора неожиданных перемен, пора
осторожного ликования. После десятилетий зимы лёд начинает таять. Наступает оттепель и
появляется надежда на легализацию; растёт религиозное, медицинское и психотерапевтическое
использование психоделиков; продолжаются научные исследования; общество становится
лояльнее.

Почему это происходит сейчас, после стольких лет? Возможно, то поколение, которое закрыло
исследования, запретило личное использование и сажало людей в тюрьмы, теряет хватку.
Следующее же поколение способно признать неэффективность драконовских запретов и смягчить
их. Людям, которые не голосовали в спешке и невежестве за принятие существующих законов,
проще увидеть их неадекватность и контрпродуктивность.

Хотя научное сообщество в первую очередь стремится восстановить терапевтическое применение,


наиболее поразительные перемены пока произошли в сфере личного использования. ООН,
похоже, оправляется от страха, вызванного излишествами шестидесятых, истерической реакцией
американского правительства и навязывания Штатами аналогичной политики другим странам.
Подобно тому, как ростки пробиваются через трещины в камне, разные страны начинают
вырабатывать свои собственные правила.

Например, Гилберто Гил, министр культуры Бразилии, указывал на важность признания


бразильской культуры посредством программы о национальном наследии и назвал церкви
айяваски частью "религиозного многообразия, которое должно поддерживаться бразильской
демократией". Признание использование айяваски "религиозным" позволило Бразилии ловко
обойти международные обязательства по ограничению использования наркотиков.

Нидерланды давно смотрели на доступность некоторых психоделиков сквозь пальцы, хотя


формальной легализации там пока не произошло. Португалия в 2001 году декриминализовала все
наркотики и предложила лечение всем потребителям наркотиков, которые в этом нуждаются.
Злопыхатели пророчили ужасные последствия, но реальные результаты оказались
положительными: снизилась аддикция, снизилась социальная деградация, снизилась
преступность, уменьшилось использование наркотиков в целом, люди стали чаще обращаться за
помощью, были сэкономлены огромные средства, которые раньше тратились на карательные
меры. В Мексике в 2009 году стали легальны в небольших количествах прежде запрещённые
вещества. Это было сделано отчасти ради высвобождения ресурсов для борьбы с преступными
наркокартелями. Так как нелегальные аддиктивные наркотики (в том числе кокаин, героин и их
производные) производятся преимущественно для американского рынка, теперь силы брошены
на борьбу с контрабандой. Чешская республика смягчила свои законы, и теперь многие
психоделические растения можно законно хранить и выращивать. Смягчились также и законы о
хранении небольших количеств синтетических веществ наподобие МДМА.

Причиной всех этих реформ стало понимание следующих реалий:

1. Психоделики не вызывают и никогда не вызывали аддикции.

2. Некоторые вещества, в отличие от сигарет, никого не убивают.

3. Запреты на вещества провоцируют преступность и насилие. Это правило работало во времена


сухого закона двадцатых годов в США и работает для любого запрещенного вещества, на которое
есть спрос. Мы забыли, как подскочил алкоголизм и преступность в результате сухого закона.
Саймон Лоувиш писал: "На Таймс Сквер между 34 и 52 улицами было 2500 нелегальных баров,
хотя до сухого закона было только 300 салунов. Количество "точек" во всей стране оценивалось в
три миллиона, тогда как до сухого закона было всего 177 тысяч кафе. Иными словами, умеренно
пьющую нацию превратили в нацию обсессивных алкоголиков, отдающих деньги преступникам,
создавая огромный чёрный рынок. Экономические последствия этого будут ощущаться ещё не
одно десятилетия".

При отмене уголовных наказаний за безобидные или хотя бы неаддиктивные вещества их


использование снижается - по крайней мере, так было в Голландии и Португалии, потому что
других данных пока нет. Аналогичную статистику можно увидеть в некоторых штатах: легализация
медицинской марихуаны не приводит к повышению её общего потребления, хотя противники
новых законов предрекали другой исход.

Другая категория стран не изменила свои законы, но через суд признала, что их конституции
утверждают право экспериментировать с сознанием в частном порядке. Высшие суды Бразилии и
Аргентины решили, что государство не вправе отнимать у людей право на самостоятельное
использование веществ, пока это использование не ведёт к социально неприемлемому или
преступному поведению.

В третью категорию стран, пока не определившихся с дальнейшим направлением, входит США. В


США суровые законы, не различающие марихуану, психоделики и аддиктивные наркотики,
привели к переполнению тюрем, расцвету международной преступной деятельности,
повреждению экономики стран, производящих нелегальные вещества для американского рынка,
а также к ухудшению репутации правительства, неспособного справиться с ситуацией. На
правоприменительную практику в этой области ежегодно тратятся миллиарды долларов. И хотя
Вашингтон отказывается менять свою политику, штаты один за другим разрешают людям
использовать марихуану в лекарственных целях.

До избрания Обамы федеральное правительство делало всё возможное для подавления этих
перемен и возврата криминализации всех потребителей марихуаны. Показателем
неудовлетворённого спроса на легальное медицинское использование марихуаны является тот
факт, что в течение нескольких недель после решения правительства отменить бойкот на
медицинскую марихуану в одном только Лос Анжелесе открылось восемьсот марихуанных
диспансеров (данное количество превышает число банков и школ в городе). Тренд легализации
продолжает расти, так как становится всё очевиднее, что использование марихуаны не ведёт к
насилию или преступному поведению. Как реформаторы, так и широкая публика, не пропустили
мимо внимания тот факт, что последние три президента сообщали о курении марихуаны в
некоторые моменты жизни. Марихуана не является психоделиком, но она изменяет сознание и
исторически использовалась в духовных и терапевтических целях. Изменение её статуса даёт
надежду на прекращение демонизации других растений и веществ, изменяющих сознание.

В 2010 нескольких штатах (не только в Калифорнии, но и Неваде и Флориде) были попытки
добиться права голосовать за декриминализацию или легализацию марихуаны. В Калифорнии эти
попытки были успешными, и "Предложение 19" появилось в бюллетенях. Главным аргументом в
Калифорнии было то, что производство марихуаны, являясь одной из главных отраслей в штате,
не облагается налогами и что запреты оказались дорогими и неэффективными. Идея в том, чтобы
вместо бессмысленного слива денег начать их зарабатывать. Предложение легализует хранение
марихуаны в количестве до одной унции, разрешает засаживать в личных целях не более 25
квадратных футов, запрещает продавать марихуану несовершеннолетним и курить в
общественных местах. Вопросы контроля и налогообложения остаются за местными органами.

Предложение было отвергнуто 54 процентами против 46. Инициативы по медицинской марихуане


в Орегоне и Южной Дакоте также провалились. Причины поражения в Калифорнии были чисто
демографическими. В голосовании принимало участие гораздо меньше молодёжи, чем в 2008.
Чем старше участники, тем менее вероятно, что они проголосуют за реформу.

Было несколько судебных процессов и насчёт связи между психоделиками и свободой


вероисповедания. В других штатах суды признали, что религиозные группы, использующие
айяваску как главное таинство, могут практиковать свою религию, не боясь тюремных сроков.
Такие процессы являются большим шагом для восстановления свободы вероисповедания и для
использования других психоделиков в других течениях.

Начался пересмотр даже бессмысленного запрета культивации конопли, как будто она является
марихуаной - это как сравнивать рутбир с пивом марки Coors. На рынке теперь доступны
импортные товары из конопли, в том числе и пищевые. Штат Вашингтон, следуя примеру Канады
и десятка других стран, разрешил выращивание, сбор и продажу конопли. Безумие в процессе
разработки законов если и не побеждено окончательно, то хотя бы дало трещину.

Легализация и налогообложение марихуаны привело бы к сильному уменьшению бюджета и


штата организаций по контролю наркотиков (как и их авторитета). Так что от
правоприменительных организаций, частных тюрем и тюремных охранников, чей заработок и
даже существование зависят от строгих запретов и долгих тюремных сроков, последовал ответный
удар (не остались в стороне и производители табака и алкоголя). Многие отделы полиции,
например, зависят от конфискации денег и имущества при арестах, связанных с наркотиками, и
они будут отстаивать главный источник своих доходов. Например, аресты в Лос Анжелесе в 2008
году принесли 7,709,335 долларов; в Сан Франциско - 938,012 долларов; в Сакраменто - 1,633,282
долларов.

И только сейчас, в преддверии либерализации, у нас появляется доказательная наука о


психоделиках. Было бы слишком оптимистично ожидать, что научные данные приведут к
повсеместным легализациям, но можно рассчитывать, что количество стран, смягчающих
некоторые ограничения ввиду очевидной пользы такого шага, будет расти.

Энтеогенное использование.

Хотя законодательные запреты положили конец официальным исследованиям, они мало


повлияли на распространение психоделической культуры. Трудно сказать, на какую часть
культуры психоделики повлияли больше всего. Например, известный буддийский учитель Джек
Корнфилд заявляет: "Вне всяких сомнений большинство американских буддийских учителей
имели психоделический опыт либо сразу после начала духовной практики, либо до этого". Приём
психоделиков не противоречит обетам буддистов. Как мне известно, учителя многих других
духовных дисциплин начинали свой путь с важных психоделических переживаний.

Команда университета Джона Хопкинса с 2006 года начала серию исследований, чтобы выяснить,
ведёт ли приём психоделиков в сакральной и безопасной обстановке к переживанию субъектом
духовного опыта. Нет ничего удивительного в том, что полученный результат был
положительным. Однако интереснее то, что был преодолён большой барьер: правительство
впервые разрешило провести исследование по духовным вопросам, а не медицинским. О многом
говорит также огромный резонанс в СМИ. Опубликованные в рецензируемом журнале результаты
упоминались более чем тремя сотнями статей. Как ни странно, достигнутый успех был упомянут
даже в Wall Street Journal. Более показательным в плане нынешних трендов была короткая статья
в Scottish Sporting News с заголовком "Shrooms Get You High". Редакция журнала решила, что
подписчики знают сленговое название психоделических грибов, и нет нужды долго объяснять то,
что читателям уже известно.

Не менее важно и то, что теперь появился ряд вебсайтов, удовлетворяющих потребность в
базовой информации о безопасном и разумном применении психоделиков. Главный из них -
Erowid (www.erowid.org), содержащий публикации и важную информацию, технические статьи,
интерактивные справочники, визионерское искусство, описания опасностей и противопоказаний,
а также тысячи личных отчётов о приёме десятков разных веществ. Сайт получает примерно
шестьдесят тысяч посещений в день, и данный показатель растёт каждый год с момента
появления сайта. При просмотре сайта становится очевидно, что, хотя распространяемая в
течение сорока лет ложь и повлияла на официальную ситуацию, громадное подполье при этом
продолжает расти и процветать.

Ещё одно новое явление - растущая популярность айяваски. Хотя другие психоделики широко
используются в развлекательных целях, айяваска принимается почти исключительно под
руководством опытного проводника или шамана. В шестидесятые главенствовал следующий
прототип ритуала перехода: уехать в Индию, найти гуру и остаться практиковать аскезы в ашраме.
Но современные психо-исследователи более склонны отправляться в джунгли Амазонки и
работать с местными целителями и растительными лекарствами, среди которых наибольшей
известностью пользуется айяваска. В отличие от путешествующих в Индию, основной целью
которых была собственная самореализация, сегодняшние искатели едут в Южную Америку не
только за собственным физическим и психическим исцелением, но и ради устранения отрыва
человечества от других биологических царств.
По сей день продолжаются два спора, начавшихся в наивных шестидесятых. Первый - о
достоверности переживаний, вызванных растениями или веществами, по сравнению с опытом
медитации, молитвы, упражнений или голодания. Этот спор то угасает, то вспыхивает с новой
силой, но к разрешению никогда не придёт. Второй - между теми, кто признаёт синтетические
психоделики, и теми, кто не признаёт - тоже тянется без какой-либо надежды на примирение
сторон. Гордона Уоссона, открывшего применение психоделических грибов в Новом Свете, как-то
спросили о разнице между грибами и псилоцибином, производимым компанией Sandoz. Он
ответил: "Я не обнаружил никакой разницы. Думаю, люди, замечающие таковую, попросту хотят
её заметить и потому сами выдумывают". В конце концов, значение имеет влияние приёма
вещества на жизнь и благополучие человека, а не какие-то незначительные особенности разных
продуктов.

Медицинское и психотерапевтическое использование

Медицинские и психотерапевтические исследования психоделиков возрождаются! Хотя кое-кто


из учёных зовёт текущий период золотым веком психоделических исследований, было бы
правильнее сказать, что верблюду разрешили одним глазком заглянуть в палатку. За пределами
палатки находится огромное сообщество учёных, которым не терпится возобновить отложенную
на десятилетия работу. В 2006 и 2008 годах в Базеле, Швейцария, прошли две научные
конференции в честь синтеза Альбертов Хоффманном ЛСД и других психоделиков - на них
собралось более двух тысяч человек из тридцати семи стран. Презентации освещали две сотни
журналистов со всего мира. Чуть позже, в апреле 2010 в Сан Хосе, Калифорния, прошла
Конференция "Наука о Психоделиках в 21 Веке" - её посетили примерно 1200 человек, а
освещение в прессе тоже было широким и позитивным. Это интересный поворот, потому что речь
идёт о собраниях, посвящённых веществам, которые долгое время были вне закона.

И хотя некоторые современные исследования повторяют то, что было сделано до запретов, также
появляются и новые области исследований, и оказывается, что психоделики могут облегчить
заболевания, перед которыми другие методы лечения бессильны. Важно отметить, что попыток
сорвать эту работу не было. Берясь за более серьёзные синдромы, исследователи обезоруживают
оппозицию и получают мощную поддержку коллег.

В качестве примера можно привести работу с кластерными головными болями. Об эффективности


ЛСД при данном заболевании изначально заговорили те, кто принимали его нелегально, их
сообщения привлекли внимание общественности, и теперь в Гарварде проводится официальное
исследование. Остаётся посмотреть, сможет ли двойное слепое фармацевтическое исследование
подтвердить уже доказанный факт, удастся ли пропихнуть результат в рецензируемое издание и,
что более важно, получится ли включить психоделики в обычную клиническую практику, а не
ограничиться исследованиями.

Ещё одно успешное исследование использовало псилоцибин в лечении высокого уровня


тревожности у пациентов на последних стадиях рака. Согласно результатам, однократная сессия в
условиях поддержки, безопасности и непрепятствования духовному опыту оказывается полезной
как пациенту, так и членам его семьи. В течение двух дней после публикации в одном известном
журнале результаты были упомянуты в СМИ более четырёхсот раз. Поразительно здесь то, что,
как и в случае с исследованием университета Джона Хопкинса, в СМИ говорилось не только о
результатах, но и о том, что исследование подтверждает уже известную информацию. Вполне
можно предположить, что такой резонанс в СМИ вызван тем, что многие журналисты и редакторы
пробовали психоделики в колледже и потому с большой готовностью освещают даже маленькие
исследования.

Менее однозначна ситуация с лечением героиновой зависимости при помощи ибоги,


африканского психоделического растения, которое сначала было разрешено в Штатах, но потом
было вытеснено в другие страны. С учётом позорных результатов и большой стоимости
общепринятых методов лечения, а также существенного ущерба, причиняемого аддицкией,
данная область заслуживает большего внимания и поддержки. Вообще, некоторые из тех, кто
успешно прошли данное лечение, нашли его настолько полезным, что теперь подпольно
оказывают помощь своим товарищам в городских условиях и без доступа к медицинской помощи.

Недостающим элементом сегодняшнего ренессанса медицинских исследований остаётся


психоделическая терапия алкогольной аддикции, которая до эры запретов была самым хорошо
изученным, проверенным и доказанным видом терапии. Однако с тех пор на эту тему не было
написано абсолютно ничего, даже в подпольных кругах.

Ряд других стран, включая Германию, Швейцарию, Иордан и Израиль, разрешают и


поддерживают проекты (преимущественно с использованием МДМА) по лечению хронических
страданий посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Так как сотни тысяч ветеранов
возвращаются с войн в Ираке и Афганистане с ПТСР, постоянно растёт необходимость лечения
более эффективного, чем то, что мы имеем сегодня. Тот факт, что ветераны Вьетнама до сих пор
проходят лечение, повышает шансы терапевтическим программам с МДМА получить зеленый
свет.

Первое исследование по лечению ПТСР у ветеранов с использованием МДМА было одобрено в


2010. Возможно, как и в случае кластерных головных болей, мы сперва увидим сообщения
ветеранов, занимавшихся самолечением и взаимопомощью (с марихуаной уже так и происходит).
Но пока американские учреждения по лучению ветеранов не получают достаточного
финансирования и остаются переполненными при нехватке штата, новых исследований в
ближайшем будущем ждать не приходится.

Можно быть уверенными в том, что широкое подпольное применение психоделиков для
самопознания (с обученными проводниками или без таковых) продолжится. Опрос студентов
колледжей выявил, что главной целью приёма психоделиков является самопознание, а не
духовный поиск или развлечение. Так же, как разрешение медицинской марихуаны привело к
появлению "диспансеров", где пациенты могут купить своё лекарство, в будущем могут появиться
клиники и учреждения для психотерапии с использованием различных психоделиков.

Креативность и решение задач

Понятие "психоделика" уже широко используется для описания определенного вида музыки и
изобразительного искусства. Заявляя о том, что психоделики повлияли на их музыку, картины или
тексты, люди уже не рискуют навлечь на себя стигму. Применение психоделиков получает
признание также и в техническом мире, хотя там об этом редко говорится.

С появлением интернета компании начали открывать очень молодые люди, родившиеся и


выросшие в мире легкодоступных психоделиков. Среди них частое использование психоделиков
является обычным делом. И тот факт, что два нобелевских лауреата сообщали о роли
психоделиков в их научных открытиях, говорит о том, что в научных кругах использование этих
веществ было более широким, чем принято считать.

Пока тысячи людей посещают научные конференции в Базеле и Сан Хосе, намного большие
количества стекаются на фестивали Boom в Португалии и Burning Man в пустыне Блэк Рок в
Неваде. И, пусть не все, но подавляющее большинство из пятидесяти тысяч участников
ежегодного Burning Man принимают там психоделики.

Более миллиона людей посмотрели просветительские ролики о психоделиках на YouTube. В 2009


году National Geographic Television продало рекламные места на целом вечере, посвященном
программам о "наркотиках". Первый час того вечера был посвящён метамфетамину, затем
последовал час о посеве, выращивании, продаже и употреблении марихуаны. Последний час был
о современном использовании психоделиков (в основном, о биомедицинских и терапевтических
исследованиях, но было кое-что и о подпольной торговле в городах, а также о применении
психоделиков художниками для улучшения способностей). Такие программы показывают, как
далеко мы отошли от времён, когда абсурд вроде Reefer Madness считался "информационным".

Выводы

Есть общая тенденция к большей открытости и доступности информации. Обученные люди,


способные проводить духовные и научные сессии, всё её в дефиците, но текущая ситуация
благоприятна для появления учреждений, где можно будет пройти обучение. На самом деле, на
той конференции в Сан Хосе неофициально встретилось более ста пока-что-подпольных
проводников и руководителей официальных исследований. Они договорились собрать
имеющуюся информацию и открыть wiki сайт www.entheoguide.net/wiki, который будет
администрировать Гильдия Проводников. Первые две главы этой книги и чек-лист из главы 19 уже
можно найти на этом сайте. Гильдия планирует провести первую национальную конференцию в
2011.

И приведённый в данной главе обзор, и книга в целом поддерживают оптимистичную надежду на


то, что полезные применения этих замечательных веществ не пострадают от массовой
профанации, как произошло во времена появления запретов. Повсеместному принятию
противодействуют вечные враги: глупость, страх, жадность, эгоизм и инертность. Тюремные и
правоприменительные институты уже начинают реагировать. В калифорнии союзы тюремных
охранников, заинтересованные в сохранении запретов на вещества, делают большие
пожертвования определённым политическим компаниям и, несомненно, будут готовы потратить
кучу денег, времени и энергии для противодействия любым инициативам, связанным с
марихуаной. Некоторые члены организованных религий также присоединятся к оппозиции. Почти
в любом религиозном институте есть те, кто играют роль посредников между верующими и
Духом. Психоделический опыт, позволяющий устанавливать прямой контакт и отнимающий у них
хлеб, уже воспринимался как угроза, и это не исключено в будущем. Деньги для противостояния
инициативам также поступают от табачного и алкогольного бизнеса - возможно, в целях борьбы с
потенциальной конкуренцией в сфере развлекательного употребления.

Ещё одним противником может стать международная банковская система. Маловероятным это
может показаться только из-за незнания объёма нелегального рынка веществ. Исследование
мирового финансового кризиса 2008 и 2009 годов, проведенное ООН, выяснило, что одним из
немногих стабильных источников ликвидности были 232 миллиарда долларов (реальное число),
вырученных за тот период в сфере торговли наркотиками. Большая часть этих средств была
выручена с продаж наркотиков типа героина и кокаина, но уточнять законодательные запреты,
ограничивая их аддиктивными веществами, всё же невыгодно.

Какими бы хорошими ни казались эти перемены (как и всё прочитанное в данной книге, что
вызвало у вас интерес, удивление или желание рассказать кому-то), важнее всего то, насколько
благодаря вашим прошедшим или будущим психоделическим переживаниям вырастет,
прояснится и обогатится ваше понимание себя и своего места в порядке вещей. Если полученные
прозрения не интегрировать в вашу жизнь, они будут обесценены, забыты или даже
"патологизированы". Хьюстон Смит, возможно, главный исследователь религии в мире, говорит,
что вопрос не в том, "вызывают ли эти вещества религиозный опыт", а в том, "вызывает ли приём
этих веществ религиозную жизнь". Исследователь психоделиков и практикующий буддист Рик
Страссман говорит: "Так называемый духовный опыт сам по себе, даже при регулярном
повторении, не помогает стать лучше. Однако применение психоделических озарений на
практике, с учётом морально-этических соображений, похоже, является лучшим применением
силы психоделических веществ".

Этот этап запрета чрезвычайно ценных веществ подходит к концу. Как и первая попытка с
алкоголем, он завершился провалом по всем известным параметрам. К сожалению, эти слова
Альберта Эйнштейна о сухом законе актуальны и сегодня: "Сухой закон несомненно сильно
ударил по авторитету правительства. Так как ничего не может так эффективно уничтожить
уважение к правительству и законам страны, как принятие законов, которые невозможно
применить. Тесная связь опасного роста преступности в этой стране с сухим законом является
секретом Полишинеля". Многие культуры ждут от исследователей психоделиков какого-то
полезного вклада в жизнь общества: открыть целительные свойства какого-либо растения,
восстановить утерянную целительную песню или кусочек утраченного знания о том, как людям
жить в большей гармонии с собой и миром природы. И ответственность не становится меньше от
того, насколько доступными психоделики делают эти переживания.

Психоделики вынуждают вас всерьёз задаться вопросом, поставленным поэтом Мэри Оливер:
"Что же ты собираешься сделать со своей единственной, безумной и бесценной жизнью?"
Часть 5.
Кое-что необходимое, кое-что необычное и немного сухих данных

Любой, кто пишет художественную книгу, знает, что читателям не нужно много знать о
персонажах в начале истории. Писатели не торопятся с этим и раскрывают предысторию
персонажей позже. Ещё один секрет, известный писателям: каждая книга является загадкой. И
если загадка не остаётся читателю постоянно достаточно любопытной для продолжения чтения,
значит, книга не удалась.

Перед писателями-документалистами стоит похожая задача. Последняя часть этой книги - и есть
предыстория. Здесь содержится важная информация, которая пригодится вам в практике.

Глава 19 представляет собой чек-лист из всего перечисленного в первых двух главах насчёт
проведения или участия в энтеогенной сессии с высокой дозой, напоминая обо всём, что
необходимо учесть. (Есть растущие свидетельства того, что обязательное использование чек-
листов - особенно в сложных медицинских процедурах - снижает количество ошибок и
значительно повышает шансы успеха. Потому здесь и необходим список.)

Глава 20 содержит примеры путешествий, совершенных с применением других средств, а не


психоделиков ЛСД, мескалина и псилоцибина. Первые четыре случая - отчёты двух людей о
приёме Айяваски под руководством коренных американцев. Это примеры опыта, который
получают западные люди при использовании данного растительного отвара. Последнее
сообщение описывает, что происходило в завершающей части четырнадцатидневного ретрита в
темноте; очень похоже на классический мистический опыт. Эти истории нужны в качестве
напоминания, что есть много методов и практик, раскрывающих сознание, и что разные методы
открывают перед нами разные двери.

Глава 21 рассматривает конкретные и долгосрочные изменения в поведении (описанные более


обобщённо в главе 8), которые имеют место в результате терапевтических сессий с применением
психоделиков.

Последняя глава представляет результаты очень старого исследования. В нём индивидов,


получивших однократное психоделическое путешествие с ЛСД или мескалином, спрашивали о
том, что было для них главным во всём опыте. Возможно, из-за долгого затишья в научных
исследованиях - это простое исследование остаётся лучшим из доступных на сегодняшний день.

Читая хороший роман, в конце повествования мы ждём развязки каждой сюжетной линии,
прояснения всех тайн, объяснения поведению персонажей. Но реальный мир не таков. В нём
никогда не наступает завершённости, одни вещи просто переходят в другие. Любая
нехудожественная книга - это лишь подборка того, что известно и неизвестно на текущий момент.
Что-то из того, что мы считаем непреложной истиной сегодня, завтра может оказаться
заблуждением, и откроются новые, неизведанные области познания.

И с этим экскурсом в исследования психоделиков всё будет точно так же. Какие-то из них не
пройдут проверку временем, другие же окажутся критически важными. Каждому из нас придётся
проверять и оценивать доступную информацию и результаты научных исследований, а главное -
испытывать всё на своём личном опыте.

19. Энтеогенные путешествия.


Чек-лист для путешественников и проводников

Этот чек-лист создан с целью помочь путешественнику и проводнику создать наилучшие условия
для запланированной энтеогенной сессии. Чек-лист задуман как дополнение к указаниям,
изложенным в главах 1 и 2, а не замена им. Лучше всего пройтись по списку за несколько недель
до путешествия, но он также может быть полезен прямо перед началом или даже во время
сессии. Обновления можно найти по адресу www.entheoguide.net.

Общая подготовка

Путешественнику и проводнику

 Перечитать главу 1, "Встреча с божественным внутри", и главу 2, "Энтеогенное


путешествие".
 Поладить друг с другом. Удостовериться, что есть взаимное доверие.

Путешественнику

 Прояснить свою личную позицию по отношению к психоделикам и энтеогенному опыту


вообще.
 Поразмыслить о своём личном понимании мистического опыта, космического сознания,
Бога, Богини или божественного как такового.
 Найти подходящего и квалифицированного проводника для сессии
 Сформулировать своё намерение достаточно чётко, чтобы можно было сообщить его
проводнику.
 В идеале, выделить для путешествия три полных дня: один на подготовку, один на сессию
и один на осмысление.

Проводнику

 Определить, достаточно ли вы квалифицированы и опытны, чтобы быть проводником.


Если ощущается неуверенность, выяснить, можно ли получить супервизию от
квалифицированного ментора (с согласия путешественника).
 Согласитьс