Вы находитесь на странице: 1из 4

Адаптации животных и человека (биохимические и физиологические) к обитанию в

холодном климате
Все живые организмы ненавидят холод. Для многих восприимчивых форм жизни разница
в температуре в несколько градусов означает разницу между жизнью и смертью. например,
падение температуры на два градуса, когда солнце заходит за облако, может превратить муху из
быстрого летуна в медлительного ходока. Голый, бездеятельный человек вскоре становится
несчастным на воздухе холоднее 28 градусов по Цельсию (около 82 градусов по Фаренгейту),
что всего на 10 градусов ниже температуры его тела. Даже в Тропиках ночная прохлада может
вызвать у человека дискомфорт. Дискомфорт от холода - одно из самых ярких переживаний;
это выделяется как стойкое воспоминание в воспоминаниях солдата о неприятных эпизодах его
службы в полевых условиях. И все же, как ни странно, ни человек, ни другие млекопитающие
не избегали постоянно холодного климата. Во всех климатических зонах и повсюду на земле
млекопитающие поддерживают температуру тела около 38 градусов по Цельсию. Похоже, что
эволюция установила эту температуру как оптимальную для класса млекопитающих. (У птиц
стандартная температура тела на несколько градусов выше.) Чтобы поддерживать свою
внутреннюю температуру на приемлемом уровне, млекопитающие должны быть способны
приспосабливаться к широкий диапазон температур окружающей среды. Существует
распространенное впечатление, что жизнь в холодном климате более активна, чем в Тропиках,
но факт остается фактом: для естественных популяций млекопитающих, включая человека,
жизнь в Арктике все происходит в том же неторопливом темпе , что и в более теплых регионах;
во всех климатических условиях существует одинаковая потребность в отдыхе и общественной
деятельности.
Ранняя стадия адаптации к холоду может сформироваться при температуре 3 оС в течении
2мин, а при 10оС за 7мин. Со стороны сердечно-сосудистой системы можно выделить 3 фазы
адаптационных реакций. 2 первые являются оптимальными (желательными) при воздействии
холодом с целью закаливания. Они проявляются в включении, посредством нервной и
эндокринной системы, механизмов несократительного термогенеза, на фоне сужения
сосудистого русла в коже, результатом чего является теплопродукция и повышение
температуры «ядра», что приводит к рефлекторному увеличению кровотока в коже и
повышенной теплоотдаче, в том числе посредством включения резервных капилляров. Внешне
это выглядит равномерной гиперемией кожи, приятным ощущением тепла и бодрости.
Третья фаза развивается при перегрузке холодовым агентом по интенсивности или
длительности. Активная гиперемия сменяется на пассивную (застойную), ток крови
замедляется, кожа приобретает синюшный оттенок (венозная застойная гиперемия), появляется
тремор мышц, «гусиная кожа». Эта фаза ответной реакции не желательна. Она свидетельствует
об истощении компенсаторных возможностей организма, их недостаточности для восполнения
теплопотери и переходе на сократительный термогенез.
Реакции сердечно-сосудистой системы складываются не только из перераспределения
кровотока в кожном депо. Сердечная деятельность уряжается, фракция выброса становится
больше. Происходит некоторое снижение показателей вязкости крови и повышение
артериального давления. При передозировке фактором (третья фаза) происходит повышение
вязкости крови с компенсаторным перемещением межтканевой жидкости в сосуды, что
приводит к дегидратации тканей.
Регуляция дыхания
В обычных условиях дыхание регулируется по отклонению парциального давления О2
иСО2 и величины рН в артериальной крови. Умеренная гипотермия возбуждающе действует на
дыхательные центры и угнетающе на рН чувствительные хеморецепторы. При длительном
холоде присоединяется спазм бронхиальной мускулатуры, что увеличивает сопротивление
дыханию и газообмену, а также снижается хемочувствительность рецепторов. Происходящие
процессы лежат в основе холодовой гипоксии, а при срыве адаптации к так называемой
«полярной» одышке. На лечебные холодовые процедуры органы дыхания реагируют задержкой
в первый момент с последующим учащением на короткое время. В дальнейшем дыхание
замедляется и становится глубоким. Происходит усиление газообмена, окислительных
процессов, основного обмена.
Водно-солевой обмен
При остром действии холода первоначально активируется симпатико-адреналовая система
и увеличивается секреция щитовидной железы. Повышается выработка антидиуретического
гормона, который уменьшает реабсорбцую натрия в почечных канальцах и увеличивает
экскрецию жидкости. Это приводит к развитию дегидратации, гемоконцентрации и повышению
осмолярности плазмы. По-видимому, выведение воды служит защитным действием в
отношении тканей, которые могут повреждаться на фоне её кристаллизации под действием
холода.
Основные стадии адаптации к холоду
Долговременная адаптация к холоду сказывается неоднозначно на структурно-
функциональных перестройках организма. Наряду с гипертрофией симпатико-адреналовой
системы, щитовидной железы, системы митохондрий в мышцах и всех звеньев транспорта
кислорода, наблюдается жировая гипотрофия печени и снижение ей дезинтоксикационных
функций, дистрофические явления со стороны ряда систем со снижением их функционального
потенциала.
Выделяют 4 адаптационных стадии к холоду (Н.А. Барбараш, Г.Я. Двуреченская)
Первая – аварийная – неустойчивой адаптации к холоду
Характеризуется резкой реакцией ограничения теплоотдачи в виде спазма
периферических сосудов. Увеличение теплопродукции происходит за счет распада запасов
АТФ и сократительного термогенеза. Развивается дефицит богатых энергией фосфатов.
Возможно развитие повреждений (отморожения, ферментемия, некротизация тканей).
Вторая – переходная – стадия срочной адаптации
Отмечается уменьшение стресс-реакции при сохранении гиперфункции симпатико-
адреналовой системы и щитовидной железы. Активизируются процессы синтеза нуклеиновых
кислот и белков, ресинтез АТФ. Уменьшается вазоконстрикция периферических тканей, а,
следовательно, риск развития повреждения.
Третья – устойчивости – стадия долгосрочной адаптации
Долговременная адаптация формируется при периодическом действии холода. Она
характеризуется гипертрофией симпатико-адреналовой системы, щитовидной железы,
усилением окислительно-восстановительных реакций, что приводит как к прямой адаптации к
холоду (стационарное увеличение теплопродукции для сохранения гомеостаза), так и
положительной перекрестной – атеросклерозу, солевой гипертонии, гипоксии. Более устойчивы
к стрессу становятся регуляторные системы, включая высшие.
Четвертая стадия – истощения
Развивается при непрерывном длительном или интенсивном периодическом воздействии
холода. Она характеризуется явлениями негативной перекрестной адаптацией, с развитием
хронических заболеваний и дистрофических процессов со снижением функции в ряде
внутренних органов.
Метаболическая адаптация к холоду (MCA), гипотеза о том, что виды из холодного
климата имеют относительно более высокие показатели метаболизма, чем виды из теплого
климата. В поддержку гипотезы MCA мы обнаруживаем, что при нормализации до общей
температуры виды с диапазонами, которые простираются до высоких широта (более
прохладный климат) обладает высокой активностью аэробных ферментов (цитратсинтазы),
высокими показателями митохондриального дыхания и высокими стандартными показателями
метаболизма. Однако метаболическая компенсация глобального температурного градиента не
является полной, поэтому при измерении температуры среды обитания виды из высоких широт
имеют более низкие абсолютные показатели метаболизма, чем виды из низких широт. Поэтому
эволюционной адаптации и теплопластичности недостаточно для полного преодоления острых
термодинамических эффектов температуры, по крайней мере у рыб.
В Институте арктической биологии Университета Аляски мы продолжаем исследования,
которые ведутся там и в других местах в течение 18 лет, чтобы сравнить механизмы сохранения
тепла у арктических и тропических животных. Исследования охватили широкий спектр
млекопитающих и птиц и позволили сделать выводы, представляющие общий физиологический
интерес.
Исследования начались с изоляции тела. Мех арктических животных значительно гуще,
чем у тропических животных. Песец, одетый в свой зимний мех, может комфортно отдыхать
при температуре -50°C без увеличения скорости обмена веществ в состоянии покоя. С другой
стороны, тропическое животное того же размера (коати, родственное еноту) необходимо
увеличить его метаболические усилия , когда температура упадет до 20 0C.
Эффективный механизм уменьшения потери тепла: теплая исходящая кровь в артериях
нагревает холодную кровь, возвращающуюся в венах от конечностей. Этот обмен происходит в
желчи rete mira (чудесная сеть), сети мелких артерий и вен вблизи соединения между
туловищем животного и конечностями.
В отрицательном диапазоне температур за счет жировой мантии животных образуется
тепловой градиент, например, у свиней этот градиент распространяется на глубину до 100
миллиметров.

Выводы: животные в холодом и жарком климате имеют одинаковую температуру тела.


Самая низкая температура воздуха, при которой млекопитающее или птица могут отдыхать при
базальной выработке тепла, поддерживая температуру своего тела, является критической
температурой. У голого человека и у многих тропических видов это 25-27, и - 400 у более
крупных арктических видов, и является фундаментальным показателем общего климатического
тепловая адаптация. Основной причиной низкой критической температуры у арктических видов
является тяжелая изоляция тела, обеспечиваемая меховыми или пуховыми пальто, в сочетании
с выдающейся устойчивостью к низкой температуре тканей (часто около 0) в плохо
изолированных периферийных частях, таких как ноги, хвост и морда. Арктические виды
зависят от сосудистого контроля этих плохо изолированных частей для рассеивания тепла.

Климатическая адаптация теплокровных животных была предметом большой


озабоченности экологов и эволюционистов. С формулировкой климатических правил Бергмана
и Аллена стало почти догмой, что уменьшение площади поверхности по отношению к весу
является морфогенным фактором первостепенной важности в эволюции холодостойких видов
или рас. Эта идея основана на простом рассуждении о том, что при прочих равных условиях,
чем меньше площадь поверхности у животного, тем меньше тепло он потеряет. Поэтому
естественный отбор благоприятствовал бы арктической фауне, тяготеющей к крупным
шаровидным шерстистым шарики с наименьшими возможными ушами, хвостом, мордой и
ногами. Тропические животные будут стремиться в противоположном направлении, к более
мелким тощим формам, с длинными ногами, мордой, ушами и хвостом.
Большинству гомеотермических животных требуется поддержание постоянной
внутренней температуры тела. С термической точки зрения существует три пути адаптации к
арктической среде: (1) за счет снижения градиента, (2) за счет увеличения выработки тепла и (3)
за счет уменьшения тепловыделения.