Вы находитесь на странице: 1из 32

Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………
3

ГЛАВА 1. Исследование понятий «фразеология» и «картина мира» и их связь


…………………………………………………………………………………….5

1.1 Общие особенности фразеологических единиц………………………..5


1.2 Понятие «картины мира» и ее виды…………………………………….7
1.3 Фразеологизма как элемент национальной культуры, их специфика...10
1.4 Роль фразеологизмов в формировании национального сознания…….11
Выводы по главе 1………………………………………………………..13

ГЛАВА 2. Практический анализ фразеологизмов…………………………...15

2.1 Русская фразеология в зеркале национального менталитета…………15

2.2 Сравнительный анализ фразеологических единиц со структурно-


семантическим компонентом «белый» и «черный» в английском и русском
языках…………………………………………………………………………...19

2.2.1 Фразеологические единицы с структурно-семантическим


компонентом «белый» в английском и русском языках…………………….19

2.2.2 Фразеологические единицы со структурно-семантическим


компонентом «черный» в русском и английском языках…………………...20

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………22

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………..25

2
Введение

Данная тема актуальна так, как в современном мире нельзя преуменьшить


роль межкультурных контактов в общественной, экономической и
политической жизни. Поэтому исследование вопросов влияния фразеологии
языка на формирование картины мира носителей представляет особый
интерес.
Понятие картины мира (в том числе и языковой) строится на изучении
представлений человека о мире. Если мир – это человек и среда в их
взаимодействии, то картина мира – результат переработки информации о
среде и человеке. Язык же – важнейший способ формирования и
существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности
объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания.
Каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана
организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И
в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира,
зафиксированное в языке. Языковая картина мира формирует вид отношения
человека к окружающему среде (природе, животным, самому себе как
элементу мира). Она задает нормы поведения человека в мире, определяет
его отношение к нему. Выражаемые в языке значения складываются в
единую систему взглядов, которая навязывается в качестве обязательной
всем носителям языка. Формируется мир говорящих на данном языке, т.е.

3
языковая картина мира как совокупность знаний о мире, запечатленных в
лексике, фразеологии, грамматике.
Фразеология представляет собой отражение культурных ценностей,
истории и огромный опыт всех видов деятельности народа, его нравственные
ориентиры, религиозные убеждения.
Объектом данной работы является картина мира, как интерпретируемые
образы, явления и события отдельными национальными группами.
Предметом – отражение картины мира во фразеологии языка.
Целью данной работы является исследование фразеологических единиц
как одной из форм отображения картины мира.
Из цели вытекают следующие задачи, требующие выполнения в данной
работе:
1) рассмотреть общие особенности фразеологических единиц;
2)выявить роль фразеологических единиц в формировании национального
сознания;
3) сделать анализ русской и английской фразеологии с элементами
«белый» и «черный» с точки зрения отражения в них национально-
культурной картины мира.

Глава 1

Исследование понятий «фразеология» и «картина мира» и их связь

1.1 Общие особенности фразеологических единиц

4
Исследование природы фразеологических единиц и их признаков и
выявление закономерностей функционирования их в речи является
предметом фразеологии как раздела языкознания.
Фразеология (гр. phrasis – выражение + logos – учение) – раздел
языкознания, изучающий фразеологический состав языка в его современном
состоянии и историческом развитии; совокупность фразеологических единиц
данного языка [1, с. 560].
Фразеологическая единица – устойчивое по составу и структуре,
лексически неделимое и целостное по значению словосочетание,
выполняющее функцию отдельной лексемы [2, с. 142].
Фразеологические единицы отличны от лексических единиц и имеют ряд
характерных особенностей.
Фразеологические единицы всегда сложны по составу, они образуются
соединением нескольких компонентов, имеющих, как правило, отдельное
ударение, но не сохраняющих при этом значение самостоятельных слов:
ломать голову, кровь с молоком, собаку съел [2, с. 142].
Фразеологические единицы семантически неделимы, они имеют обычно
нерасчлененное значение, которое можно выразить одним словом:
раскинуть умом – “подумать”, пятое колесо в телеге – “лишний”, вверх
тормашками – “навзничь”, кот наплакал – “мало” и т.д. Правда, эта
особенность свойственна не всем фразеологическим единицам. Есть и такие,
которые приравниваются к целому описательному выражению садиться на
мель – “попадать в крайне затруднительное положение”, нажимать на все
педали – “прилагать все усилия для достижения или выполнения чего-либо”.
Такие фразеологические единицы возникают в результате образного
переосмысления свободных словосочетаний [2, с. 142].
Фразеологические единицы в отличие от свободных словосочетаний
характеризует постоянство состава. Тот или иной компонент
фразеологической единицы нельзя заменить близким по значению словом, в
то время как свободные словосочетания легко допускают такую замену.
5
Например, вместо кот наплакал нельзя сказать “кошка наплакала ”, “котенок
наплакал ”, “щенок наплакал ”,вместо раскинуть умом – “разбросить умом ”,
“раскинуть головой ”; (ср. свободные словосочетания читаю книгу,
просматриваю книгу, изучаю книгу, читаю роман, читаю повесть, читаю
сценарий ) [2, с. 143].
Однако некоторые фразеологические единицы имеют варианты: от всего
сердца - от всей души, наводить тень на плетень - наводить тень на ясный
день. Тем не менее существование вариантов не означает, что в этих
фразеологических единицах можно произвольно обновлять состав: нельзя
сказать "от всего духа", "от всего сознания", а также "наводить тень на
забор" (на ясное утро ) [2, с. 143].
Фразеологические единицы отличает воспроизводимость. В отличие от
свободных словосочетаний, которые строятся нами непосредственно в речи,
фразеологические единицы употребляются в готовом виде, такими, какими
они закрепились в языке, какими мы их запомнили. Так, сказав закадычный,
мы обязательно произнесем друг (не: приятель, знакомый, юноша,
товарищ ), заклятый может быть только враг (не недруг, вредитель). Это
свидетельствует о предсказуемости компонентов фразеологических единиц
[2, с. 143].
Большинству фразеологических единиц свойственна непроницаемость
структуры: в их состав нельзя произвольно включать какие-либо элементы.
Так, зная фразеологическую единицу потупить взор , мы не можем сказать
“низко потупить взор”, “еще ниже потупить взор”, “потупить печальный
взор” и т. д. Исключение составляют фразеологические единицы, которые
допускают вставку некоторых уточняющих слов: разжигать страсти -
разжигать роковые страсти [2, с. 144].
Структурной особенностью отдельных фразеологических единиц является
наличие у них усеченной формы наряду с полной: пройти сквозь огонь и
воду (...и медные трубы); выпить чашу - выпить горькую чашу ( до дна),
семь раз отмерь (...один раз отрежь) . Сокращение состава
6
фразеологической единицы в подобных случаях объясняется стремлением к
экономии речевых средств [2, с. 144].
Фразеологическим единицам присуща устойчивость грамматической
формы их компонентов: каждый член фразеологического сочетания
воспроизводится в определенной грамматической форме, которую нельзя
произвольно изменять. Так, нельзя сказать “бить баклушу”, “точить лясу”,
заменив формы множественного числа баклуши, лясы формами
единственного числа, не употребляют полное прилагательное вместо
краткого во фразеологической единице “на босу ногу” и т.д. Лишь в особых
случаях возможны вариации грамматических форм в составе отдельных
фразеологизмов: греть руку – греть руки; слыхано ли дело – слыханное ли
дело [2, с. 144].
Для большинства фразеологических единиц характерен строго
закрепленный порядок слов. Например, нельзя переставить компоненты в
фразеологических единицах все течет, все изменяется, ни свет ни заря;
кровь с молоком и др. В то же время фразеологические единицы глагольного
типа, т е. состоящие из глагола и зависящих от него слов, допускают
перестановку компонентов: набрать в рот воды - в рот воды набрать; не
оставить камня на камне – камня на камне не оставить. Неоднородность
структуры ряда фразеологических единиц объясняется тем, что фразеология
объединяет довольно пестрый языковой материал, причем границы
некоторых фразеологических единиц очерчены недостаточно определенно [2,
с. 145].

1.2 Понятие «картины мира» и ее виды

Под данным понятием подразумевается сложившаяся система


интуитивных представлений о реальности. Картину мира можно выделить
или описать у любой общественной единицы, будь то нация, этнос, какая-
либо социальная или профессиональная группа.
7
Существует несколько типов картины мира, каждая из которых отвечает
за отдельную область окружающего мира. Таким образом, можно выявить
влияние фразеологических единиц на представление людьми одной
национальной группы в каждой из приведенных ниже областей.
Философская картина мира осмысливает мироздание в плане
взаимоотношений человека и мира во всех ракурсах  онтологическом,
познавательном, ценностном и деятельностном. Вот почему философские
картины мира не похожи одна на другую. Их объединяет и отличает от
религиозной и мифологической картин мира, то, что философия относится к
теоретическому способу освоения мира. Этот способ характеризуется тем,
что человек познает мир в понятиях, умозрительно (в мысли, в слове).
Философское знание, это знание или взгляд живого человека. Поэтому
наряду со знанием о мире философия формирует и ценностное отношение к
нему.
Философия отдает отчет в том, что мир бесконечно сложен, необъятен и
бесконечен. Для философии остается один путь – понять мир не «вширь», а
«вглубь», не в многообразии его явлений, а в единстве его сущности. Тогда
философская картина мира осмысливается как системно-
рационализированную совокупность представлений о мире в целом, включая
в него и самого человека. Системообразующим принципом философской
картины мира вступает понятие бытия. В этой категории фиксируется
убеждение человека в существовании окружающего его мира и самого
человека с его сознанием.
Отдельные вещи, процессы, явления возникают и исчезают, а мир в целом
существует и сохраняется. Понятие бытия отвлекается от всех конкретных
различий вещей, предметов и процессов, кроме одной их черты – их
существования, что задает миру исходную целостность и гарантирует миру
устойчивое существование.
Признанием бытия, как сущего, неизменного и единого делает мир
серьезным и ответственным, предсказуемым. Воздерживаясь от темы бытия,
8
или отрицая ее, философия порождает нигилистическое мировоззрение.
Действительно, если нет бытийной опоры, то все теряет надежду, все «суета
сует». Потеря веры в вечный и неизменный абсолют приводит к тому, что
человек начинает действовать по собственному произволу.
Peлигиoзнaя кapтинa миpa oбoбщaeт peлигиoзный oпыт людeй и дeлaeт
глaвным пpeдмeтoм cвoeгo внимaния cooтнoшeниe пoвceднeвнoй жизни и
пoтycтopoннeгo. Зeмнoe и нeбecнoe, чeлoвeчecкoe и бoжecтвeннoe – пpeдмeт
peлигиoзныx paзмышлeний. Пpичeм тoт миp, миp бoжecтвeннoгo oпpeдeляeт
людeй и в иx физичecкoм бытии, и в бытии духовном.
Цeнтpaльный пyнкт peлигиoзнoй кapтины миpa – oбpaз Бoгa (бoгoв) кaк
выcшeй истинной реальности. Oнa выpaжaeт иepapxичecкyю
yпopядoчeннocть coтвopeннoгo Бoгoм миpa ремecтo чeлoвeкa в нeм, в
зaвиcимocти oт eгo
oтнoшeния к Бoгy, вида религиозного мировоззрения. Патологические
религиозные картины мира ведут к религиозному шовенизму, к религиозным
войнам.
Hayчнaя кapтинa миpa cклaдывaeтcя в peзyльтaтe cинтeзa знaний,
пoлyчaeмыx в paзличныx нayкax, и coдepжит oбщиe представления о мире,
выpaбaтывaeмыe нa cooтвeтcтвyющиx cтaдияx иcтopичecкoгo paзвития
нayки. B этoм знaчeнии
ee имeнyют oбщeй нayчнoй кapтинoй миpa, кoтopaя включaeт пpeдcтaвлeния
кaк o пpиpoдe, тaк и o жизни oбщecтвa. Acпeкт oбщeй нayчнoй кapтины миpa,
кoтopый cooтвeтcтвyeт пpeдcтaвлeниям o cтpyктype и paзвитии пpиpoды,
пpинятo нaзывaть ecтecтвeннo-нayчнoй кapтинoй миpa.Hayчнaя кapтинa миpa
(HKM) — цeлocтнaя cиcтeмa пpeдcтaвлeний oб oбщиx cвoйcтвax и
зaкoнoмepнocтяx
дeйcтвитeльнocти, пocтpoeннaя в peзyльтaтe oбoбщeния и cинтeзa
фундаментальных научных понятий и пpинципoв, a тaкжe мeтoдoлoгия
пoлyчeния нayчнoгo знaния. B пpoцecce paзвития нayки пpoиcxoдит
пocтoяннoe oбнoвлeниe идeй и кoнцeпций, бoлee paнниe пpeдcтaвлeния
9
cтaнoвятcя чacтными cлyчaями нoвыx тeopий. Taким oбpaзoм, нayчнaя
кapтинa миpa — нe дoгмa и нe aбcoлютнaя иcтинa. B тo жe вpeмя, нayчныe
пpeдcтaвлeния пpиближeны к иcтинe, тaк кaк ocнoвaны нa вceй coвoкyпнocти
дoкaзaнныx фaктoв и ycтaнoвлeнныx пpичиннo-cлeдcтвeнныx cвязeй. B
peзyльтaтe нayчныe знaния пoзвoляют дeлaть вepныe
пpeдcкaзaния o cвoйcтвax нaшeгo миpa и cпocoбcтвyют paзвитию
чeлoвeчecкoй цивилизaции. Пpoтивopeчия мeждy нayчными кoнцeпциями
пpeoдoлeвaютcя пyтем выявлeния нoвыx фaктoв и cpaвнeния иx c
пpeдcкaзaниями paзличныx
тeopий. B тaкoм paзвитии – cyть нayчнoгo мeтoдa. Отрицание научной
картины мира часто наблюдается у больных шизофренией, утверждающих,
что слышат в голове посторонние голоса или ощущают воздействие извне.
Hayчнaя кapтинa миpa cyщecтвeннo oтличaeтcя oт peлигиoзныx
пpeдcтaвлeний o миpe, кoтopыe ocнoвaны нe cтoлькo нa дoкaзaнныx фaктax,
cкoлькo нa aвтopитeтe пpopoкoв и peлигиoзнoй тpaдиции, а так же от
философской картины мира, допускающей, с научной точки зрения,
"вольности" (например, теория Солипсизма, утверждающая, что есть только
разум читающего этот текст, а более ничего нет. И этот компьютер и этот
текст – выдумки самого разума.)
Личностная картина мира  совокупность основанных на мироощущении,
мировосприятии, миропонимании и мировоззрении целостных и
систематизированных представлений , знаний и мнений человеческих
общностей и отдельного человекао мире, мироздании, а так же о
познавательных и творческих возможностях возможностях, смысле жизни и
месте человека в нём. В любой картине мира преобладающими являются те
идеи (религиозного, философского, научного), которые соответствуют
ценностным представлениям и смыслу жизни отдельного человека. Так
известный немецкий философ Карл Ясперс, под картиной мира понимал
«совокупность предметного содержания, которым обладает человек». Вопрос
о картине мира возникает по причине оценки места и значения массовой
10
культуры в жизни современного человека. Это охватывает как процессы
массовизации и стандартизации сознания людей, так и возможности у
отдельного человека в условиях приобретения массовой культурой
положения «клип-культуры», сотворить собственную картину. На это
оказывают существенное влияние средства массовой коммуникации и
электронные информационные системы, которые в виде отдельных,
неупорядоченных отрывков фрагментов и аудиовизуальных роликов и
кадров выпускают большое количество сведений, новостей и образов,
воздействуя на человека, создают у него мозаичную картину мира („экран
знаний“ в мозаичной структуре) [3, с. 201].

1.3 Фразеологизмы как элемент национальной культуры, их специфика

Важной частью последних лингвистических исследований является


углубленное изучение национально-культурного аспекта языка, так как язык
всегда являлся компонентом культуры, отражающим и сохраняющим в себе
культурно-исторические сведения традиционного характера и множество
фактов современности. Язык выступает в качестве зеркала национальной
культуры, ее хранителя. В языке отражаются реальный мир, окружающий
человека, реальные условия его жизни, национальный характер, образ жизни,
система ценностей, его мироощущение. Совокупность этих знаний
составляет мир изучаемого языка, без проникновения в который невозможно
полностью понять языковые явления. Как известно, к источникам сведений и
культуре народа, несущим национально-культурную окраску, относят
следующее:
1) традиции, обычаи, обряды;
2) бытовая культура, тесно связанная с традициями;
3) повседневное поведение, привычки представителей культур;
4) художественную культуру, отражающую традиции того или иного
этноса.
11
Интересующим нас источником национально-культурной информации
являются фразеологизмы, так как именно в них отражается национальная
культура, видение мира, менталитет, верования и история народа. Во
фразеологии разных народов присутствует множество схожих принципов и
ко многим фразеологическим единицам одного языка можно подобрать
эквивалент из другого. Но большинство фразеологизмов каждого языка
отличаются своей национальной спецификой. Это различие проявляется в
оттенках значения фразеологизмов, его национальной образности, в
лексическом составе. Иначе говоря, культурная информация составляет
денотативный компонент значения этих слов, принадлежавших к
безэквивалентной, и тем самым национально-маркированной лексике.
Как сказал В. Н. Телия фразеологизмы, связанны «с историческим опытом
народа, ставшего достоянием его национального самосознания или просто
памятным знаком» [5, c.89]. Среди исконно японских фразеологизмов
встречаются те, связанные с японскими реалиями, обычаями, историческими
фактами и др. В их составе встречаются слова, которые связанные с
искусством, спортом, с предметом быта японцев, одеждой, пищей, религией,
историческими фактами. Приведем несколько примеров: С именем одного из
десяти учеников Будды – Пурна, который отличался изысканностью речи,
образовалось выражение ふ る な の 弁 фуруна-но бэн (букв. «красноречие
Пурны») – блестящее красноречие, ほと石ぼとこ人 хото исиботоко хито
(букв. каменная статуя Будды) — молчаливый человек. В Японии во времена
эпохи Хэйан, проживал выдающийся буддийский священник по имени Кобо,
который славился своими каллиграфическими работами, отсюда возникли
несколько выражений с его именем: 弘 法 に も 筆 の あ や ま り Кобо: нимо
фудэ-но аямари — на всякого мудреца довольно простоты, или же конь о
четырех ногах, да и тот спотыкается – даже такой умелый человек как Кобо и
тот совершает ошибки [4, с. 184].
Таким образом, фразеологические единицы содержат в себе огромный
пласт информации о национальной группе. На примере японских
12
фразеологизмов мы видим, насколько специфичными они могут быть, что,
соответственно, дает ученым больше возможностей для исследования и
углубления в данный материал.

1.4 Роль фразеологизмов в формировании национального сознания

Понятие «языковая картина мира» является совокупностью всех знаний,


запечатленных в языковой форме. Языковая картина мира отражает все
объекты, позиции субъекта к этим объектам, его отношение к ним
посредством языка.
Понятия «языковая картина мира» и «картина мира» нельзя назвать
идентичными. Термин «картина мира» используется в различных научных
дисциплинах, например, философии, психологии, культурологии,
гносеологии, однако до сих пор не имеет четко установленной дефиниции.
Отсутствие единого определения термина «картина мира» обусловлено тем,
что картина мира – это не объективно существующая реалия. Она лишь
является определенным методом познания человеческого отношения к
окружающему миру.
Терминологический аппарат данного понятия также нельзя назвать
устоявшимся. Наравне с термином «картина мира» используются и
синонимичные понятия, такие как «образ мира», «видение мира»,
«восприятие мира», «мировидение», «модель мира», «тезаурус», «образ
действительности» и т.д.
Любой язык выражает культуру народа, говорящего на нем. Изучение
иностранного языка всегда означает также ознакомление с новой культурой,
лежащей в основе данного языка. Вследствие расхождения двух культур в
изучаемом языке для студента-иностранца встречается большое количество
слов и выражений, не имеющих смысловых соответствий в родном языке. В.
Н. Телия пишет, что «фразеологический состав языка – это зеркало, в
котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное
13
самосознание. Именно фразеологизмы как бы называют носителями языка
особое видение мира, ситуации» [5, с. 55].
Фразеология выступает как фрагмент языковой картины мира.
Фразеологические единицы всегда обращены на субъект, они не только
описывают окружающую действительность, но, прежде всего, служат для ее
интерпретирования, оценки и выражения субъективного отношения к
определенным явлениям. Данное отличие является характерным для всех
фразеологизмов (как и метафор) от других номинативных единиц.
Еще в XIX веке Ф.И. Буслаев обозначил фразеологизмы как специфичные
микромиры, которые включают «и нравственный закон, и здравый смысл,
выраженные в кратком изречении, которые завещали предки в руководство
потомкам» [6, с. 37]. Отсюда возникает утверждение, что идиомы уже
первично наделены культурно-национальной спецификой.
Фразеология выступает как фрагмент языковой картины мира.
Фразеологические единицы всегда обращены на субъект, они не только
описывают окружающую действительность, но, прежде всего, служат для ее
интерпретирования, оценки и выражения субъективного отношения к
определенным явлениям. Данное отличие является характерным для всех
фразеологизмов (как и метафор) от других номинативных единиц.
Проблемные вопросы о предмете, задачах, объеме, методах изучения
фразеологии не имеют конкретного определения, поэтому не получили
однозначного освещения в науке. У языковедов не сложилось единого
мнения о том, что такое фразеологизм, в связи с этим отсутствует единство
взглядов на состав этих единиц в языке. Одни исследователи (В.П. Жуков [8,
с. 10], В.Н. Телия [9, с. 5], Н.М. Шанский [10, с. 23], В.Т. Бондаренко [7, с.
74] и др.) отождествляют фразеологическую единицу со словом, а также
включают в состав фразеологии устойчивые сочетания слов.
Называя отличительные особенности фразеологических единиц,
В.В.Бабаянц отмечает следующее: в большинстве фразеологизмов
присутствуют «следы» национальной культуры; культурная информация о
14
фразеологической единице хранится в ее внутренней форме, которая
выполняет функцию образного отражения мира и придает фразеологизму
национально специфичный колорит; этно-культурная специфика
фразеологических единиц наиболее полно раскрывается посредством
культурно-национальной коннотации [11, с. 34].
Фразеология – это раздел языкознания, изучающий устойчивые сочетания
в языке. Фразеологией называется также совокупность устойчивых
сочетаний в языке в целом, в языке того или иного писателя, в языке
отдельного художественного произведения [12, с. 111].
В языке в большинстве своем закрепляются и подвергаются
фразеологизированию аспекты, которые ассоциируются с культурно-
национальными эталонами, стереотипами, мифологемами. Фразеологические
единицы становятся носителями культурных стереотипов.

Выводы по главе 1

Вопрос о соотношении языка и культуры является дискуссионным в науке


на протяжении многих веков. В современной лингвистике сформировалось
несколько подходов к решению проблемы соотношения языка и культуры.
Неоднозначность понятия картины мира обуславливается его
многозначностью. Существует несколько обособленных видов картин мира,
каждая из которых находится под тем или иным влиянием со стороны языка,
в том числе и со стороны фразеологических единиц.
Культура, в разрезе рассмотрения ее взаимосвязи с языком,
интерпретируется, прежде всего, как постоянно пополняющаяся система
накопления опыта определенной нации. Она не может быть наследована
генетически, так как является динамично развивающейся системой. Для
передачи культуры последующим поколениям в роли проводника выступает
язык. Существование языка как феномена невозможно без развития

15
культуры. Сам язык выступает неотъемлемым условием, центральным
звеном и продуктом культуры.
Понимание национальной специфики того или иного явления или
понятия, выраженного единицей языка, является необходимым условием
успешной передачи и усвоения информации.
Совокупность информации в языковой картине мира представлена в виде
семантических полей. В качестве единицы такого поля, в которой
заключается национально-этническая специфика, рассматривается
лингвокультурема. Различия между языками обусловлены различием
культур, трансляторами которых можно назвать безэквивалентную лексику и
этнически маркированные лексические единицы.
Национально-культурное своеобразие номинативных единиц может
проявляться не только в наличии безэквивалентных единиц, а и в отсутствии
в данном языке слов и значений, выраженных в других языках, то есть в
лакунах, реалиях.
Системность общей лексики проявляется в тематическом группировании
отдельных слов, в их структурной аналогии. Тематическими группами
называют такие группы слов, которые связаны единой темой и близостью
обозначаемых понятий, они обозначают определенные группы самих реалий,
основаны на классификации самих предметов и явлений.
Фразеология выступает как фрагмент языковой картины мира.
Фразеологические единицы всегда обращены на субъект, они не только
описывают окружающую действительность, но, прежде всего, служат для ее
интерпретирования, оценки и выражения субъективного отношения к
определенным явлениям. Данное отличие является характерным для всех
фразеологизмов от других номинативных единиц.
Задачей фразеологии как лингвистической дисциплины является
исчерпывающее изучение фразеологического фонда определенного языка.
Фразеология занимается изучением устойчивости фразеологических единиц,

16
системности фразеологии и семантической структуры фразеологических
единиц, происхождения единиц фразеологии и их основных функций.
В языке, в основном, закрепляются и фразеологизируются те аспекты
значений, которые ассоциируются с культурно-национальными моделями,
стереотипами, эталонами, мифологемами (отражение предметного мира в
сознании человека). Они формируют значение фразеологических единиц, а
фразеологические единицы становятся культурными стереотипами.

Глава 2

Практический анализ фразеологизмов

17
2.1 Русская фразеология в зеркале национального менталитета

Как отмечает В.Н. Телия, «язык культуры» воплощается в разных


семиотических системах. В естественном языке ее реалии и установки
рассеяны в содержании наименований культурных «вещей» и концептов,
явлены в прескрипциях народной мудрости - в пословицах и поговорках, в
различного рода языковых стереотипах, эталонах, символах, а также в
прецедентных текстах - в крылатых выражениях, сентенциях и т.п. Наряду с
этим существует настоятельная необходимость при описании содержания
культурно-национальной коннотации оперировать этими проявлениями
языка культуры как источником интерпретации. [5, c. 238].
В.Н. Телия предлагает два постулата для исследования взаимодействия
языка и культуры. «Первый постулат состоит в допущении о том, что
носители языка владеют - более или менее осознанно - знанием
прецедентных относительно культурно значимой информации текстов или
языковых сущностей, которые и могут служить источниками культурно-
национальной интерпретации фразеологизмов. Второй постулат:
соотнесенность фразеологизмов с «языком культуры» в
лингвокультурологическом анализе, может быть выявлена, как общее
правило, только на достаточно представительных массивах идеографических
полей (типа «свойства лица», «чувства», «интеллекуальные способности и
состояния», «поведение», «пространство» и т. п.)». [5, c. 239].
В порядке первого приближения В.Н. Телия предлагает выделять восемь
источников лингвокультурологического анализа фразеологизмов. Приведем
эти этапы.
1. Одним из источников культурно значимой интерпретации являются
ритуальные формы народной культуры, такие, как сватовство, поминки и т.
п, поверья, мифы, заклинания и т. п. Примером может быть фразеологизм
душа отлетает в мир иной. В связи с этим важно подчеркнуть различие
между этимологическим анализом, раскрывающим изначальный смысл
18
образа, и анализом лингвокультурологическим, нацеленным на раскрытие
культурно значимого смысла, коннотируемого образом, что не одно и то же
[5, c. 240] .
2. К источникам интерпретации, безусловно, относится
паремиологический фонд, поскольку большинство пословиц - это
прескрипции-стереотипы народного самосознания, дающие достаточно
широкий простор для выбора с целью самоидентификации - иногда из прямо
противоположных максим (ср. Бабий век - сорок лет и Сорок пять - баба
ягодка опять и т. п.). Это и различного рода словесные формулы и клише
(типа за тридевять земель, хлеб-соль и подобные). [5, c. 240].
3. Источником культурно-национальной интерпретации является и
характерная для данной лингвокультурной общности система образов-
эталонов, запечатленных в ходячих устойчивых сравнениях типа глуп, как
баран (ср. совр. глуп, как пробка), стройная, как березка, носится, как
угорелый, как с гуся вода и т.п.
Эти традиционные, т. е. воспроизводимые из поколения в поколения,
эталонные сравнения также не только отражают мировидение, но - что более
важно - они являются результатом собственно человеческого соизмерения
присущих ему свойств с «нечеловеческими» свойствами, носители которых
воспринимаются как эталоны свойств человека. Эталоны становятся тем, в
чем образно «измеряют» свойства человека (ср. в этой связи сюжет из
известного мультфильма, где звери решают мерить удава «в попугаях» и где
попугай выполняют функцию не эталона, но обычного масштаба измерения).
Известно, что у каждого народа, помимо эталонов, общих с другими
народами (типа нем, как рыба, толстый, как бочка), существует свое особое
представление о «соизмеримости» человека и животных, человека и
растений, человека и вещей и под. И эти эталонизированные в традиционных
сравнениях представления как бы «задают» образцы здоровья, красоты,
глупости и т. д. Таким образцом глупости для русской ментальности является

19
баран (глуп, как баран), упрямства - осел (глуп, как осел), неуклюжести -
медведь (неуклюжий, как медведь) и т. п. [5, c. 240 – 241].
4. Еще одним источником культурно-национальной интерпретации
фразеологизмов, достаточно разнообразным по происхождению и по
использованию в различных типах дискурса, являются слова-символы или
слова и словосочетания, получающие символьное прочтение.
Культурно-национальные символы, воплощенные в языковое «тело», - это
всегда словозначение, выполняющее функцию символа: языковая единица
награждается устойчиво ассоциируемым с ней смыслом, который и
указывает на концепт, не являющийся ее собственно языковым значением.
Так, в идиомах типа душа не на месте, душа кровью обливается или в
сочетаниях типа душа болит значение слова душа не переосмысляется
метафорически, но сохраняет свое символьное прочтение 'орган чувств', а в
идиоме душа ушла в пятки - 'орган жизнедеятельности' и т. п [5, c. 243 – 244].
5. Мощным культуроносным источником для русского миропонимания
послужило христианство с его теософией, нравственными установками и
ритуалами. Известный этнограф Д. Фрэзер утверждал, что вся культура
вышла из храма [15, с. 228].
Именно христианство, по мнению П. Флоренского, принесло с собой
более высокую духовность, обратив внимание на значение внутреннего
субъективного мира личности. Религия репродуктивна, а поскольку
религиозное миропонимание долгое время служило доминантой для поисков
духовного и нравственного смысла и земной жизни, оно вошло «в кровь и
плоть народа» [16, c. 243].
Как известно, фразеологизмы, вышедшие из религиозных дискурсов,
могут представлять собой разные виды цитации: прямую цитацию (типа
сосуд скудельный, соль земли), аллюзию к религиозным текстам через
включенность во фразеологизм одного - двух слов (типа тьма кромешная и
скрежет зубов), «сжатие сюжета» (типа валаамова ослица или лепта вдовицы)
и подобные. Однако каждому, как представляется, понятен общий смысл
20
таких выражений (среди них также нести свой крест, трудиться в поте лица,
испить горькую чашу, чаша терпения, страдания, отдать душу Богу и т.п.).
Например, идиома пить горькую чашу или фразеологические сочетания чаша
терпения, страдания и подобные легко ассоциируются знающими Евангелие
с «Молением о чаше» (среди них пастернаковское: «Если только можешь,
авве Отче, чашу эту мимо пронеси»), а для незнающих - с «горькими»
испытаниями. В любом случае «смутного» или более или менее четкого
знания этого эпизода из Евангелия идиомы интерпретируются не
«буквальными» отрывками текста, а соотносятся с этим эпизодом как
фреймом, структурирующим знание о наивысшей полноте страдания. По
существу носители языка выполняют в такого рода случаях
герменевтический анализ - каждый в меру своего знания текста или
ассоциируемого с ним предания, или же воспринимают слово чаша как
символ полноты страдания [5, c. 244 – 245].
6. Еще один источник культурной интерпретации - интеллектуальное
достояние нации и человечества в целом: философия мироздания, ее
осмысление истории, литература и т.п. Мы обобщаем эти колоссальные
объемы знаний лишь постольку, поскольку здесь важно указать на тип
источника, а не охарактеризовать его продуктивность.
Обычно этот совокупный источник представлен в сборниках,
выполненных в жанре «крылатые слова и выражения», «в мире мудрых
мыслей» и подобные. Но надо заметить непродуктивность этого источника
для интерпретации фразеологизмов. Что вполне понятно: фразеологизмы
возникают и обретают статус воспроизводимых единиц в народной среде,
для которой ближе и понятнее народная мудрость, «преданья старины
глубокой», отраженные и в народном творчестве, религиозные установки, в
том числе - и языческие. Что не исключает, конечно, проникновения во
фразеологический состав языка цитации из других дискурсов (типа слон в
посудной лавке, дым отечества и подобные) [5, c. 245].

21
Начиная с конца XIX века и в течение XX века формирование
фразеологизмов активно подпитывается артефактами цивилизации (типа
локомотивы истории), военной, спортивной терминологии и особенно -
политическим дискурсом (ср., например, метафоры престройки, описанные в
книге А.Н. Баранова и Ю.Н. Караулова [13, c. 250]. Но эти источники,
восходящие, как общее правило, к massmedia, отражают скорее некоторое
универсальное для конца нашего века мировидение, нежели культурно-
национальное.
7. К источникам культурно-национальной информации следует отнести
явно выраженные в словах-компонентах фразеологизмов сведения о таких
реалиях, которые служат предметом описания в страноведчески
ориентированных словарях [5, c. 245-246]. Речь идет о словах типа сокол
(гол как сокол), баня (задавать баню), о словосочетаниях типа медный грош
(гроша медного не стоит), ср. также отражение во фразеологизмах
исторических событий типа погиб (“пропал”) как швед под Полтавой.
8. Выше были упомянуты те источники интерпретации, которые
принадлежат внешним по отношению к языку семиотическим кодам
культуры. Ниже речь пойдет о внутриязыковых ресурсах культурной
интерпретации – об отраженной в тропеических основаниях фразеологизмах
«наивной картины мира» как результате его картирования и
концептуализации фразеологическими средствами на основе тех выделенных
в мировидении народа стереотипных для его жизни обиходно-бытовых
ситуаций, которые послужили образными прототипами для фразеологизмов,
а также об эталонизированных или обретших символический смысл «вещах»
и свойствах, вошедших в образное содержание в качестве слов-компонентов.
В этих образах как бы явлен тот самый «стиль присвоения
действительности», который, по мнению Л. Вейсгербера, образует
«промежуточный мир. Для нас в этом случае более приемлема метафора
«зеркала», в котором самосознание народа как бы опознает свои характерные
черты, привычки, приметы.
22
Итак, само образное содержание фразеологизмов может служить
«подсказкой» для культурно-национальной интерпретации, если оно
отображает характерные черты мировидения.

2.2 Сравнительный анализ фразеологических единиц со структурно-


семантическим компонентом «белый» и «черный» в английском и
русском языках

2.2.1 Фразеологические единицы с структурно-семантическим


компонентом «белый» в английском и русском языках

Каждый язык имеет свою цветовую гамму, которая отображает


особенности менталитета, историю народа, культуру, мировоззрение. В
любой национальной культуре цвет имеет сложный диапазон символических
значений. Каждый язык располагает определенным набором слов,
позволяющих говорящему обозначать определенные участки цветового
спектра. В большинстве языков обнаруживаются базовые цветообозначения,
в число которых входит белый цвет.
Дихотомия жизни и смерти соотносится с дихотомией белого и черного.
Белый цвет в нашей культуре один из наиболее широко распространенных
цветов, он отождествляется с чистотой, святостью (влияние христианской
культуры); и со смертью (поскольку анализ многочисленных ритуальных
контекстов показывает, что белый цвет выступает как оппозиция красному,
который, в свою очередь, символизирует жизненное начало, рождение) [17, с.
89]. Белый цвет – это присутствие света, черный – его отсутствие, именно
поэтому белый цвет является символом бесконечности и вечности
Вселенной.
В русском, и в английском языках встречаются фразеологизмы-кальки с
латинского языка, построенные на противопоставлении белого и черного
(лат. candida de nigris vertere), которые имеют общее значение «представлять
23
что-нибудь в совсем другом виде»: делать из белого черное, call/make white
black. В английском языке еще есть фразеологическая единица prove/swear
that black is white, которая обозначает «умышленно говорить неправду». В
русском языке так же существуют фразеологизмы, построенные на контрасте
черного и белого, которые были заимствованы либо из французского (фр.
noir sur blanc), либо немецкого (нем. schwarz auf weiЯ) языка, с одинаковым
значением «очень точно, недвусмысленно»: черным по белому. В английском
языке фразеологизм to see things in black and white означает
«преувеличивать». Также текст, напечатанный или написанный от руки,
носители английского языка называют black and white.
Фразеологизм белая ворона (человек, резко отличающийся от других
людей своим поведением или внешним видом) является калькой латинского
alba owis. Он заимствован и в английский язык (a white crow). Данное
словосочетание только на первый взгляд кажется нелогичным сочетанием
двух несочетаемых понятий, поскольку в природе, хоть и редко, но
встречаются белые вороны [18, с. 49]. В английском языке человека, который
не похож на среднестатистического, также называют а black sheep.
Неисследованную территорию называют белое пятно (в русском языке),
это выражение возникло из свободного словосочетания, связанного с
географическими картами. Когда тот или иной район или страна еще не были
исследованы, то на картах, на фоне разноцветного отображения земной
поверхности, он выглядет белым пятном. В английском языке этому
фразеологизму соответствует фразеологическая единица blank spot (слово
«blank» здесь используется в значении «бледный, прозрачный»).
Таким образом, в русской языковой картине мира белый цвет – это
присутствие света, черный – отсутствие света, что находит потверждение в
фразеологической единице белый свет. В русском и английском языках
встречаются фразеологизмы, построенные на противопоставлении белого и
черного (например, делать из белого черное, call/make white black;
prove/swear that black is white; черным по белому; to see things in black and
24
white и так далее). Белый цвет – цвет каления у металлов, нагретых до самых
высоких температур. Это соотносится с эмоциональным напряжением и с
белым цветом лица разъяренного человека. Как в английском, так и в
русском языках существуют доводить до белого каления, to be white-hot,
white fury. Белый цвет как ассоциация с чистой работой проявляется в
следующих фразеологизмах: в белых пальчатках; white-collar, белые руки.
Белый цвет отождествляют и с духовной чистотой: с духовным
совершенством, совестливостью, безгрешностью, о чем говорят русский
фразеологизм белая зависть, английские фразеологизмы whiter than white, а
white lie, а white knight.

2.2.2 Фразеологические единицы со структурно-семантическим


компонентом «черный» в русском и английском языках

Человек воспринимает окружающий мир во многом через цвет. Согласно


работе английского лингвиста Дж. Лайонза, множество цветовых символов и
ассоциаций вошли в наше сознание, а четко очерченная группа
прилагательных, обозначающих цвета, стала приобретать социально
обусловленные характеристики, что также нашло своё отражение во
фразеологическом переосмыслении [19, c. 280]. Поскольку существуют
языки с относительно богатой и бедной системой цветообозначений, то
точный перевод колоративов зачастую невозможен, так как для
цветообозначения одного языка нет эквивалентного ему цветообозначения в
другом языке. В каждодневном использовании цветообозначений - есть
такие, которые обусловлены нашей культурой, употребление терминов
которых нельзя усвоить без одновременного усвоения определенных
социальных знаний. Например, в любом языке с тремя цветообозначениями
есть такие термины, которые соответствуют черному, белому и красному [19,
c. 281].

25
Черный цвет – один из основных элементов цветовой символики,
выступающий в оппозиции белое - черное (противопоставлен белому цвету
как «темный», «непрозрачный», «злой»). По сравнению с другими цветами
черный цвет обладает более конкретной и однозначной символикой,
ассоциируясь с мраком, ночью, смертью, нечистотой, со злым или
демоническим началом, с потусторонним миром (в Библии за черным цветом
скрывается зло, боль и неудачи), с чем-то отрицательным, грустным [20, c. 4].
Черный цвет противопоставляется белому, как злой - доброму, грешный -
праведному. Это положение находит подтверждение во фразеологизме в
черном цвете, который имеет значение «мрачно, неприглядно, хуже, чем есть
на самом деле». Фразеологизм был заимствован из французского языка (фр.
tout en noir) и возник как антонимичное выражение на основе фразеологизма
в розовом цвете. Схожее значение имеет общий для восточнославянских
языков фразеологизм смотреть сквозь черные очки (не замечая ничего
хорошего в ком-нибудь, ругать), который возник на основе фразеологизма
смотреть сквозь розовые очки. В английском языке существуют
фразеологические единицы со значением «характеризовать кого-либо в
негативном плане»: paint a black, paint something in black colours.
Ассоциируется черный цвет и с бедой, несчастьем, горем. Значение
трудного времени в жизни кого-либо, времени нужды, несчастий черный
цвет приобретает во фразеологической единице черный день, a black day.
Зло, коварство, вместо признательности за добро принято называть черной
неблагодарностью. Его эквивалент существует в английском языке: black
ingratitude.
Черной костью называли человека незнатного происхождения или
принадлежащего к непривилегированному сословию в дореволюционной
России. Этот фразеологизм является антонимом фразеологической единице
белая кость, который обозначал человека знатного происхождения. В
английском языке существует фразеологизм bone black, однако он имеет иное
значение: «животный, костный уголь» [21, с. 66].
26
Английский фразеологизм a black mark, означающий, что человек
совершил дурной поступок, не имеет в русском языке и переводится как
пометка о неблагонадежности. Людей, получивших такую пометку,
помещали в черный список (перечень частных лиц, организаций, которые
пользуются недоверием, недобросовестны; списки лиц, которым запрещен
доступ куда-либо или которым запрещено что-либо делать, те, кого стоит
опасаться). Фразеологическая единица черный список, заимствована из
английского языка to be in somebody's black books. В 16 веке этот термин
начал использоваться по отношению к книгам, в которых записывались
имена людей, подвергнутых наказанию или которые были осуждены [20, c.
158].
Таким образом, в русской языковой картине мира черный цвет - это
отсутствие света, темнота, вселяющая страх. Это положение находит
подтверждение во фразеологизмах в черном цвете, смотреть сквозь черные
очки соответственно. Фразеологизмы, характеризующие кого-либо в
негативном плане, существуют в русском и английском языках: рисовать
черными красками, paint a black, paint smth in black colours. Черный цвет как
ассоциация с горем, бедой, нуждой, несчастьем проявляется в русских и
английских фразеологизмах: черный день, держать в черном теле, a black
day, black and blue, black dog, a black look, in a black mood, a black letter day,
black mail, black-hearted, put up a black. Зло и коварство у носителей
английского и русского языка принято называть черной неблагодарностью,
black ingratitude. Антонимом фразеологизму белая кость, обозначающему
человека знатного происхождения, является фразеологизм черная кость,
который имеет значение «человека незнатного происхождения или
принадлежащего к непривилегированному сословию» [18, с. 173].
Встречаются также фразеологические единицы, связанные с давними
поверьями: черная кошка пробежала. В английской культуре черный цвет
также ассоциируется с силой, властью, поскольку в 16 веке в Англии
прибыль записывали черными чернилами, а убыток - красными.
27
Подтверждение данное положение находит во фразеологизмах be in the black,
climb into the black.

Заключение

В данной курсовой работе были проанализированы фразеологизмы со


структурно-семантическим компонентом «белый» и «черный» в английском
и русском языках. Предметом курсовой работы стала национально-
культурная специфика фразеологизмов с о структурно-семантическим
компонентом «белый» и «черный» в английском и русском языках.
1) Языковая картина мира – это информация об окружающей
действительности, запечатленная в индивидуальном или коллективном
сознании и представленная средствами языка. Языковая картина мира
создается при помощи номинативных, функциональных, образных средств и
фоносемантики языка. У каждого народа своя языковая картина мира –
национальная, в которой последующим поколениям передается весь
накопленный опыт, правила поведения, мировоззрение;
2) Фразеологизм – это устойчивое сочетание слов, характеризующееся
слитностью, нечленимостью значения, принудительностью связей между
словами и цельностью воспроизведения в речи. Существует множество
классификаций фразеологизмов: по семантической слитности компонентов,
номинативно-функциональная, семантико-грамматическая, стилистическая,
этимологическая. Классификация фразеологизмов английского языка И.В.
Арнольд соответствует классификации В.В. Виноградова [22, с. 55].
Фразеологические единицы играют особую роль в создании языковой
картины мира. Именно такая картина мира, созданная при помощи
фразеологических единиц, имеет признаки пейоративности и
антропоцентричности. Значение фразеологизмов тесно связано с фоновыми
28
знаниями носителей языка, личным опытом человека, культурными
традициями народа. Национально-культурные особенности отчетливо
проявляются в таких фразеологизмах как Кобо: нимо фудэ-но аямари ( В
Японии во времена эпохи Хэйан, проживал выдающийся буддийский
священник по имени Кобо, который славился своими каллиграфическими
работами) – даже такой умелый человек как Кобо и тот совершает ошибки;
good wine needs no bush (раньше в Англии все винные лавки были увиты
плющом).
Важно отметить тот факт, что исследование устойчивых единиц языка
позволяет сделать выводы об особенностях национального характера и
мировоззрения;
3) В русской языковой картине мира белый цвет – это присутствие света,
черный – отсутствие света, что находит подтверждение в фразеологической
единице белый свет. В русском и английском языках встречаются
фразеологизмы, построенные на противопоставлении белого и черного
(например, делать из белого черное, call/make white black; prove/swear that
black is white; черным по белому; to see things in black and white и так далее).
Белый цвет - цвет каления у металлов, нагретых до самых высоких
температур. Это соотносится с эмоциональным напряжением и с белым
цветом лица разъяренного человека. Как в белорусском и русском, так и в
английском языках существуют фразеологизмы доводить до белого каления,
to be white-hot, white fury. Белый цвет как ассоциация с чистой работой
проявляется в следующих фразеологизмах: в белых пальчатках; white-collar,
белые руки. Белый цвет отождествляют и с духовной чистотой, духовным
совершенством, совестливостью, безгрешностью, о чем говорят русские
фразеолгизмы белая зависть и английские фразеологизмы whiter than white,
а white lie, а white knight;
4) В русской языковой картине мира черный цвет - это отсутствие света,
темнота, вселяющая страх. Это положение находит подтверждение во
фразеологизмах в черном цвете, смотреть сквозь черные очки.
29
Фразеологизмы, характеризующие кого-либо в негативном плане,
существуют в английском языке: paint black, paint smth in black colours.
Черный цвет как ассоциация с горем, бедой, нуждой, несчастьем проявляется
в русских и английских фразеологизмах: черный день, держать в черном
теле, a black day, black and blue, black dog, a black look, in a black mood, a
black letter day, black mail, black-hearted, put up a black. Зло и коварство у
носителей английского и русского языка принято называть черной
неблагодарностью, black ingratitude. Антонимом фразеологизму белая
кость, обозначающему человека знатного происхождения, является
фразеологизм черная кость, который имеет значение «человека незнатного
происхождения или принадлежащего к непривилегированному сословию»
[18, с. 173]. Встречаются также фразеологические единицы, связанные с
давними поверьями: черная кошка пробежала. В английской культуре
черный цвет также ассоциируется с силой, властью, поскольку в 16 веке в
Англии прибыль записывали черными чернилами, а убыток - красными.
Подтверждение данное положение находит во фразеологизмах be in the black,
climb into the black.

30
Список использованной литературы

1) Ярцева В.Н. Большой энциклопедический словарь. Языкознание. –


М.: АСТ, 2000. – с. 560-561.
2) Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский
язык: Учебник / Под редакцией Н.С. Валгиной. – 6-е изд., перераб. и
доп. М.: Логос, 2002. – 528 с.
3) Балаганин С.В., Картина мира, Статья от 06.12.2016. – 3 с.
4) Турапова Н. А. Национально-культурная специфика фразеологизмов
японского языка (лингвокультурологический подход) [Текст] //
Современная филология: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Уфа,
март 2015 г.). – Уфа: Лето, 2015. – С. 84-86. – URL
https://moluch.ru/conf/phil/archive/137/7491/ (дата обращения:
09.05.2018).
5) Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и
лингвокультурологический аспекты. М., Школа «Языки русской
культуры», 1996г
6) Буслаев Ф.И. Русские пословицы и поговорки, собранные и
объясненные. М.: Учпедгиз, 1954.
7) Бондаренко В.Т. Варьирование устойчивых фраз в русской речи:
Автореф. дисс. докт. филол. наук. М., 1995.
8) Жуков В.П. Фразеологическая вариантность и синонимия в связи с
проблемой фразеографии / В. П. Жуков // Проблемы русской и общей
фразеографии. – Новгород, 1990.
9) Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц,
1986. –141 с.

31
10) Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка,
Специальная Литература, 1996. – 192 с.
11) Гаврин С.Г. Фразеология современного русского языка. Пермь:
Звезда, 1974.
12) Алефиренко Н.Ф. Фразеология в системе современного русского
языка / Н.Ф. Алефиренко. Волгоград: Перемена, 1993.
13) Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора
(материалы к словарю). М., 1991. 393 с.
14) Вейсгербер Л.Й. Родной язык и формирование духа. М., 1993. С.
294.
15) Фольклор в Ветхом завете. – 2-е изд., испр. Пер. с англ. – М.:
Политиздат, 1986. – 511 с., ил. - (Б-ка атеист, лит.).
16) Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. – 1914, – 821 с.
Санько, С. Беларуская міфалогія: Энцыклапед. слоўнік. / С. Санько;
склад. І.
17) Клімковіч. – 2-ое выд., дап. – Мн.: Беларусь, 2006. – 592 с.
18) Лепешаў, І.Я. Этымалагічны слоўнік фразеалагізмаў / І.Я.
Лепешаў. – Мн.: Бел.Эн, 2004. – 448 с.
19) Лайонз, Джон. Язык и лингвистика. Вводный курс / Джон
Лайонз; пер. с англ. И.А. Муравьева, Е.Г. Устинова. – М.:
Едиториал УРСС, 2004. – с. 320
20) Flavell, L. Dictionary of Idioms and Their Origins / L. Flavell. – Kyle
Cathie, 2000. – 224 р.
21) Cambridge International Dictionary of Idioms. – Cambridge
University Press, 1998. – 587 р.
22) Виноградов, В.В. Об основных фразеологических единицах в
русском языке / В.В. Виноградов // Избранные труды. Лексикология
и лексикография. – М., 1977. – С. 140 - 161.

32
33