Вы находитесь на странице: 1из 619

Андре Моруа

История Германии

Текст предоставлен правообладателем


http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=27634043
История Германии / Андре Моруа: КоЛибри, Азбука-Аттикус;
Москва; 2017
ISBN 978-5-389-14048-6

Аннотация
Андре Моруа, классик французской литературы XX
века, автор знаменитых романизированных биографий
Дюма, Бальзака, Виктора Гюго, Шелли и Байрона,
считается подлинным мастером психологической
прозы. Однако значительную часть наследия
писателя составляют исторические сочинения. «История
Германии» (1965) повествует об основных этапах
становления немецкого государства: от появившихся на
территории Римской империи в первые века нашей эры
германских племен до итогов развязанной гитлеровским
режимом Второй мировой войны…
Впервые на русском языке!
Содержание
От Древней Германии до Священной 8
Римской империи
Германия в доисторические времена 11
Германцы и римляне 24
Закат Рима 32
Франкское государство 46
Карл Великий 62
Папы и императоры 79
Каролинги 80
Саксонская династия 98
Оттониды и Салическая династия 111
Борьба за инвеституру 126
Духовная жизнь 141
Под знаком Креста 150
Лотарь III и Конрад III 155
Фридрих I Барбаросса 164
Конец Гогенштауфенов 180
Новые династии 193
Междуцарствие и общины 194
Габсбурги и Люксембурги 203
Людвиг IV Баварский 216
Карл IV и Золотая булла 223
Чехия и Ян Гус 230
Возвращение Габсбургов 237
Буржуазная и городская Германия 241
Крестьянская война 251
Новое время 257
Максимилиан и Карл V 258
Контрреформация 283
Тридцатилетняя война 293
Гогенцоллерны и Габсбурги 307
Усиление Пруссии 321
Мария Терезия и Иосиф II 340
Немецкая культура 347
Революции 366
Разделы Польши 367
Французская революция 372
Революция в солдатских сапогах 377
Реформы в Пруссии и Австрии 390
Освободительные войны 398
Венский конгресс 408
Священный союз и Германский 416
таможенный союз
От Гегеля до бидермейера 425
Мартовская революция 1848 года 440
Попытка объединения Германии 447
«Железом и кровью» 456
Бисмарк и Австрия 457
Бисмарк и Франция 474
Бисмарк и политические партии 484
Внешняя политика 498
Новые императоры 502
Вагнер, Ницше, Трейчке 510
Вильгельм II 518
Новые союзы 525
Мобилизация 538
Война 546
Первая республика 561
Третий рейх 579
Внешняя политика 585
Вторая мировая война 590
Оккупированная Германия 604
Две Германии 611
Андре Моруа
История Германии
Andre Maurois
Copyright © Les Heritiers Andre Maurois, Anne-Mary
Charrier, Marseille, France, 2006

© С. Васильева, перевод, 2017


© Издание на русском языке, оформление.
ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“»,
2017
Издательство КоЛибри®

***
От Древней Германии до
Священной Римской империи
Писать историю Германии – предприятие не из лег-
ких. Германия никогда не имела ни четких границ,
ни постоянного центра. Долгое время кочевые пле-
мена свободно перемещались по этой территории с
неопределенными очертаниями. В состав Священной
Римской империи – хотя и преимущественно герман-
ской – то входила какая-то область Италии, то частью
Германии на карте оказывались Нидерланды (как и
Австрия, Швейцария). Мы знаем, что король Испании
в течение какого-то времени правил и германскими
землями в качестве императора. История Древнего
Рима – это история обширных территорий, подвласт-
ных одному-единственному городу. Германия же ме-
няла столицы: Ахен – столица скорее каролингская,
нежели всегерманская, Вена, Берлин, Бонн. Прага то-
же была немецким городом, более того – резиденци-
ей императора, но позже, как и Вена, стала столицей
другого государства.
История французов, англичан, скандинавов, поля-
ков, венгров, чехов, австрийцев, швейцарцев, гол-
ландцев, бельгийцев в разных формах и на протяже-
нии разного времени была тесно переплетена с исто-
рией немцев, которую, в свою очередь, можно пред-
ставить в виде отдельных картин, различных по раз-
меру, однако в течение довольно длительного перио-
да, казалось бы, связанных между собой единой иде-
ей – идеей рейха (этот термин происходит от кельт-
ского rix и латинского rex – «король, царь», а отсюда –
«царство», однако немцы придавали ему более ши-
рокое значение – «империя»), возрожденной великой
Империи. Таким образом, минувшее должно рассмат-
риваться не с точки зрения современной Германии, а
как прошлое могущественной державы, которая явля-
ется неотъемлемой частью европейского простран-
ства, участвовавшей в формировании и Европы как
явления.
И еще два очень важных пункта следует обозна-
чить с самого начала. В наше время Германия стала
«срединной империей», государством-буфером меж-
ду славянским и латинским мирами. Но так было не
всегда. Для римлян это был потусторонний мир, та-
инственный заповедный край, населенный народами,
чуждыми римскому влиянию, не романизированны-
ми, край, который станет христианским лишь после
Италии и Галлии. Однако некоторые регионы буду-
щей Германии, например бассейн Рейна, подверглись
этому воздействию раньше других. И их характер, их
образ мышления до сих пор носят на себе отпечаток
этого опыта.
Германия в
доисторические времена
На протяжении доисторических времен на средин-
ную часть Центральной Европы четырежды насту-
пали ледники. К первому межледниковому потепле-
нию относятся такие памятники, как останки гейдель-
бергского человека; ко второму – штейнгеймский че-
реп, найденный близ Штутгарта; к третьему – остан-
ки неандертальца, обнаруженные близ Дюссельдор-
фа. Эти доисторические люди, подобно их француз-
ским собратьям из долины реки Везер, вели тяжелей-
шую борьбу за выживание. В опасных для жизни ре-
гионах, на границе ледников, люди селились ближе
друг к другу, но в самом начале ни о племенах, ни о
народах не было и речи. Этих древних людей нель-
зя рассматривать как германцев, это были всего лишь
представители первобытного человека.
В начале четвертого ледникового периода объек-
тов для археологических исследований становится
больше. Как и в других регионах, здесь различают
«век оббитого камня» (палеолит) и «век шлифован-
ного камня» (неолит), бронзовый век и век железный.
Опять же, как и в других регионах, на смену эпохе
охотников, которые должны были сражаться, добывая
себе пропитание, приходит время пастухов, которые
разводят домашний скот и перемещаются по мере ис-
тощения пастбищ, перевозя с собой семьи и имуще-
ство. Они-то и изобретают повозку и лодку.
Единственными памятниками, оставшимися от эпо-
хи, длившейся между 2500 и 200 годом до Рождества
Христова, являются курганы. В них находят украше-
ния – ожерелья и браслеты, посуду – глиняную или
из кованой меди. Эти могильные холмы и захоронен-
ные в них предметы говорят, что человек и в ту эпоху
размышлял о смерти, задумывался о загробном ми-
ре. Поколения людей, живших на территории Европы,
от пребывания которых на земле не осталось на пер-
вый взгляд никаких следов, кроме обработанных кам-
ней и могил, на самом деле оставили потомкам бога-
тейшее наследство, включающее в себя слова, обы-
чаи, приемы, без чего было бы невозможно продол-
жение истории. Ведь, как и они, мы украшаем могилы
наших умерших надгробными камнями.
Ритуальная повозка из Штреттвега (Австрия).
VIII–VII вв. до н. э.
Этот предмет относится к так называемому галь-
штатскому периоду бронзового века. Считается, что
центральная женская фигура, так же как и окружаю-
щие ее персонажи, являются «прототипами некото-
рых героев кельтской и германской мифологии» (Т.
Дж. Е. Пауэлл).
Бронзовый век еще царил в Центральной Европе,
но постепенно и сюда проникала культура железа. В
Хальштатте (Зальцкаммергут), в Ла-Тене (неподале-
ку от Невшательского озера) археологами были обна-
ружены настоящие центры по производству оружия.
Именно с этого времени «варварский» мир начинает
торговать с миром классическим. Хрупкое стекло до-
биралось из Египта до Альп, взамен купцы вывозили
оттуда желтый янтарь («электрон» древних греков),
который находили в песках Севера. Но если в Егип-
те цари гиксосов унаследовали существовавшую до
них многотысячелетнюю цивилизацию, люди из лесов
по ту сторону Альп делали лишь самые первые шаги
на пути образования племен. Когда Цезарь говорит о
германцах (58–51 до н. э.), это слово обозначает для
него не большой народ, а несколько неопределенных
групп, «принадлежащих к более многочисленному со-
обществу».
Тацит первым ясно скажет, что германский народ
не является единым. Он выделит три группы племен –
ингевоны, гермионы и истевоны, – поклоняющихся
разным богам. Однако все они, по Тациту, имеют се-
ро-голубые глаза и рыжие волосы; и все во время бит-
вы поют хором, распаляя собственную отвагу. Царей
себе они выбирают по крови, а военачальников – по
храбрости. На деле Тацит определяет германцев ско-
рее по религиозному, чем по племенному, признаку.
Его ингевоны – это кимвры, жившие на побережье Се-
верного моря, откуда их, так же как тевтонов с ванда-
лами, изгнали свирепые штормы с внезапными при-
ливами. К ингевонам относятся также юты, англы и
фризы. Гермионы Тацита – это свевы, а также лан-
гобарды, первые обитатели земель, ставших позднее
Нижней Австрией, Моравией и Чехией. Истевоны –
это херуски, батавы и сигамбры, жившие по берегам
Рейна, Липпе, Рура и Майна.
Скульптурный портрет молодого германца
Прекрасный образчик германского типа – один из
воинов, вставших на пути римских войск. На шее сол-
дата языческое ожерелье, наделенное магическими
свойствами, при взгляде на которое вспоминаются
слова святого Ремигия во время крещения Хлодвига
I: «Сними свои ожерелья, варвар!»

Такая произвольная классификация не учитывает


множества других племен. Так бургунды и готы, из-
гнанные из родных мест природными катаклизмами,
сыграют важную роль в истории Восточной, а позже
и всей Европы. Трудно проследить миграционные пу-
ти этих племен. Они внезапно меняют свои названия:
свевы вдруг начинают зваться алеманами, франками
и саксами; от богемских маркоманов произойдут ба-
варцы. Купцы и крестьяне, рыбаки и мореходы – древ-
ние германцы постоянно смешиваются друг с другом.
Постепенно у них появляются общие верования, и, от-
важно сражаясь с врагами, все они надеются попасть
в конце концов в Валгаллу, рай для доблестных во-
инов, в котором правит О`дин (или Вотан). Их воин-
ственный дух не мешает им свято чтить законы госте-
приимства, согласно которым они могут предоставить
ночлег даже врагу. Тацит идеализирует их, стремясь
противопоставить добродетели этих варваров («слав-
ных дикарей») порокам прогнившего общества.
Фибула с руническими надписями. VII в.
Эти древнейшие германские письмена, само назва-
ние которых окутано тайной, имитируют латинский ал-
фавит. Они употреблялись с III века н. э.

Совет воинов племени избирал вождя и поднимал


его на щит; этот властитель был всего лишь первым
среди равных, его решения нередко оспаривались,
как в «Илиаде», строптивыми воинами. На войне гер-
манцами руководил военный предводитель – герцог,
которому они безоговорочно повиновались в случае
опасности. Однако все эти связи носили личностный,
а не обусловленный законом, как в Риме, характер.
Племена часто перемещались в поисках новых пахот-
ных земель и пастбищ, а также под давлением мон-
голоидных племен, наступавших с азиатского Восто-
ка. А посему столкновение германцев с Римской им-
перией было, похоже, неизбежно. Долгое время Рим
игнорировал их, направляя все свои усилия на то,
чтобы получить полный контроль над Средиземномо-
рьем. Альпы, защищавшие империю с севера, каза-
лись неприступной крепостью. Да и что, в сущности,
было известно об этих северных племенах? Кто мог
разобрать их письмена, эти руны, родившиеся из та-
инственных знаков, которые вырезывались на буко-
вых досках?
Юлий Цезарь утверждает, что германцы поклоня-
ются Солнцу и Луне; он упоминает также одного гер-
манского бога, которого называет Вулканом, несо-
мненно по сходству функций, но ничего не говорит о
Доннере (или Торе), Фрейе (или Фригге) и множестве
других божеств, чьи похождения наполняют Эдды, ле-
генды о нибелунгах, а в наше время – музыкальные
драмы Вагнера. Имена этих богов звучат в названи-
ях дней недели: Sonntag – воскресенье, день Солнца,
Montag – понедельник, день Луны, Donnerstag – чет-
верг, день Доннера, бога-громовержца, Freitag – пят-
ница, день Фрейи. В английском языке Wednesday –
среда, день Вотана. Эта языческая мифология надол-
го сохранит свое поэтическое значение.
Германцы и римляне
Римская мощь долгое время наводила страх на гер-
манские племена, кочевавшие вместе с семьями в
поисках новых земель. В 102–101 годах до н. э. Гай
Марий разбил и отбросил за Альпы кимвров и тев-
тонов, попытавшихся проникнуть в Италию. Первым,
кто включил заальпийские территории в сферу сво-
их военных и политических интересов, стал Цезарь.
Он одержал победу не только над галлами, но также
над свевами в Эльзасе, разгромил гельветов в Швей-
царии и присоединил к Римской империи территорию
современной Бельгии. В 15 и 12 годах до н. э. в по-
ход против германцев отправились приемные сыно-
вья Октавиана Августа Тиберий и Друз. Друз дошел
до самой Эльбы, но неудачное падение с лошади по-
ложило конец его победам и самой жизни.
Рим не захотел продолжения этой войны ради при-
соединения каких-то бедных территорий. Тиберию по-
казалось более выгодным сформировать германское
царство под римским протекторатом. Он заключает
с херусками договор о дружбе. Но германцы не до-
веряют Риму, где некоторых политиков тоже начина-
ет беспокоить беспорядочное бурление этого гигант-
ского котла, наполненного недовольными народами.
Они предлагают пойти в наступление, чтобы преду-
предить возможное нашествие. Через три года после
подписания договора о дружбе римская армия под
командованием Публия Квинтилия Вара отправляет-
ся на Рейн, где встречается с войском херусков. Ле-
том 9 года н. э. херускский вождь Арминий, еще вче-
ра служивший Риму, наголову разбивает римское вой-
ско в Тевтобургском лесу. С достопамятного разгро-
ма Красса парфянами Рим не знал такого поражения.
Известна реакция на это событие Октавиана Августа,
в отчаянии вскричавшего: «Квинтилий Вар, верни мне
легионы!»
Пять лет спустя сын Друза Германик вступил на гер-
манские земли, чтобы отомстить за Рим. Тацит рас-
сказывает, что в лесу он нашел побелевшие кости –
останки трех легионов. Он разбил германцев, но са-
мого Арминия пленить не смог: только жена и сын
вождя прошли за триумфатором среди пленников. И
еще раз Рим не захотел продолжать победоносное
шествие вглубь этой полной опасностей страны. В 19
году н. э. Германик и Арминий погибли. Есть предпо-
ложение, что доблестные противники были отравле-
ны собственным окружением: Германик стал слишком
популярен в Риме, и все возрастающее могущество
Арминия внушало страх.
Внутренние распри, раздиравшие германские пле-
мена, играли на руку римлянам. Созданные по бере-
гам Рейна и Дуная демилитаризованные зоны удер-
живали варваров на расстоянии. Лимес, укрепленный
рубеж с мощными сторожевыми башнями, установ-
ленными через каждые десять-пятнадцать миль, со
времен Домициана (81–96) образовывал непрерыв-
ную линию вдоль границ империи. Позади этих укреп-
лений размещались маневренные части, состоявшие
в I веке из восьми легионов, а во II веке – из четы-
рех. Позже валы, рвы и башни лимеса были укрепле-
ны императором Адрианом (117–138).
Было бы неправильно представлять себе наше-
ствие германцев как организованные походы. Набе-
ги этих племен, теснимых с Востока, можно сравнить
с морскими валами, набегающими один за другим и
бьющимися о стену имперских укреплений. Герман-
ские народы никак не согласовывали свои действия.
Ненависти к римлянам они не испытывали и даже с
охотой становились римскими солдатами. К 275 году
н. э. войска, охраняющие Рейн, перестали быть рим-
скими. Имперская армия страдала от нехватки кад-
ров. Кроме того, в стране существенно недостава-
ло земледельцев. Эта нехватка компенсировалась за
счет непрекращающейся иммиграции германцев. Гер-
манские солдаты жили в лагерях, как раньше римские
легионеры, и получали жалованье землями.
На территории, которая впоследствии станет
немецкой, возникали поселения ветеранов: Кёльн
(лат. Colonia), Аугсбург (лат. Augusta Vindelicorum).
Это были города, построенные по римскому образцу –
с форумом, базиликами, храмами, термами и амфи-
театрами. Дома в несколько этажей, украшенные пре-
красными мозаиками, отапливались горячим возду-
хом. Для ушедших в отставку легионеров строились
виллы. Рядом с этими городами селились местные
жители – алеманы и галлы. Таким образом, Рим пы-
тался ассимилировать то, что ему не удалось подчи-
нить.
Император Марк Аврелий и плененные германцы.
Фрагмент рельефа. 176–180

Коленопреклоненные германцы перед римским


императором. Фрагмент серебряной пластины из
Боскореале
Этот барельеф украшает серебряный кубок из кла-
да, обнаруженного в 1895 году на древнеримской вил-
ле в Боскореале – городке, расположенном на скло-
не Везувия. Барельеф изображает германцев, отдаю-
щих императору своих сыновей в знак покорности его
власти.
Римская монета с изображением Германика
Германик (15 до н. э. – 19 н. э.) во главе восьми
рейнских легионов отвоевал штандарты, потерянные
Варом, и разбил Арминия. Его приемный отец Тибе-
рий устроил пасынку пышные чествования (26 мая 17
года), после чего удалил его из Рима, отослав на Во-
сток.
Закат Рима
Однако закат Римской империи был необратим.
Римским гражданам не нравилось охранять рубежи
своей империи. Отныне только варвары защищали
Рим от нашествий таких же варваров. Решив, что им-
ператору не под силу одному управлять огромной им-
перией и защищать ее сразу на четырех направле-
ниях, Диоклетиан устанавливает тетрархию: он делит
власть между двумя августами (императорами) и дву-
мя цезарями (их соправителями), которые будут пра-
вить в четырех столицах. Одна из новых столиц –
Трир – располагалась на германских землях. От Три-
ра, управлявшего Испанией, Галлией и Британией,
эстафета впоследствии перейдет Констанце.
В эту эпоху римская армия насчитывает не более
четырехсот тысяч человек, для империи с населени-
ем в сто миллионов этого мало и явно недостаточ-
но, чтобы удерживать ее протяженные границы. Тем
временем территория Германии становится театром
Великого переселения народов. Особую опасность
представляли остготы и вестготы, двигавшиеся с Во-
стока. В 332 году Константин II подписал с вестготами
договор, по которому они взяли на себя защиту прохо-
дящей по Дунаю границы империи. На западе фран-
ки (это название появляется к середине III века) про-
рывают рейнские укрепления и захватывают Галлию.
Земли к западу от Рейна занимают саксы.

«Ponta Negra» (Черные ворота) римского времени


в Трире. Фотография начала XX в.

Тем временем империю мирно завоевывает новая,


чисто духовная, но могущественная сила – христи-
анство. В 313 году император Константин I признал
новую религию, и древнеримский мир покрывается
сетью епархий и приходов. Первыми из германских
народов христианскую веру приняли вестготы, засе-
лившие Балканы. Великий миссионер Ульфила пере-
вел для них на готский язык Библию, создав для это-
го новую письменность на основе древнегерманских
рун и греческого алфавита. К несчастью для вестго-
тов, Ульфила был арианином, то есть вслед за со-
здателем этого учения, александрийским священни-
ком Арием, верил, что божественная сущность Иису-
са Христа вторична и что Он не тождествен в этом
смысле Богу Отцу, а подчинен Ему.
Воин саксов в V в. Гравюра 1757 г.

Страстные богословские споры будут раздирать


Церковь в течение долгих лет. Против арианства, по-
сягнувшего на божественную сущность Христа, вы-
ступил епископ Рима, пользовавшийся особым авто-
ритетом – прежде всего потому, что он являлся пре-
емником святого Петра, а кроме того, нес на себе
отблеск славы Вечного города. Созванный импера-
тором Константином I Никейский вселенский собор
ересь осудил. Это стало причиной падения крупных
королевств, созданных готами в Италии и Аквитании,
где против еретиков выступили и иерархи Церкви, и
простые верующие. В то же самое время франкские и
саксонские королевства, народы которых обратились
в христианство позже, получили поддержку Римской
церкви, что обеспечило им долговременность суще-
ствования.
Пока германские народы соглашаются охранять
границы империи, Великое переселение народов не
слишком беспокоит Рим. Но к середине IV века гунны
(кочевники, пришедшие из степей Центральной Азии,
потеснив вестготов) захватывают юго-восток Европы.
И тут начинаются процессы, сходные с происходящи-
ми в жидкости, когда давление, оказываемое на од-
ну из ее частей, немедленно передается другой ча-
сти и так далее. Толпы переселенцев, с женщинами и
детьми, которые двигались пешком и в повозках, за-
полонили огромные пространства. Девяносто тысяч
вестготов перешли Дунай, прося убежища у Римской
империи, то есть у Византии – нового Рима, столицы
Константина Великого. Император Валент (как и вест-
готы, приверженец арианства) заключил с ними дого-
вор. Но он не будет соблюден, и в 410 году полчища
готов ураганом обрушатся на Рим.
Чтобы противостоять им, Рим вызвал в подкрепле-
ние войска с берегов Рейна. Салические (или запад-
ные) франки занимают север Галлии, другие франк-
ские племена захватывают Трир, алеманы – Эль-
зас, бургунды основывают королевство со столицей
в Вормсе, а вестготы – свое государство с центром
в Тулузе. И на всех захваченных территориях и гал-
ло-римляне, и германцы жили бок о бок, пользуясь
каждый своим языком. Их связывали различные вза-
имоотношения – торговые, любовные, брачные. Дети
начинали говорить на языке матери, латынь выходи-
ла на первый план, а от германского наречия в языке
Галлии оставались лишь слова, связанные с военным
делом: heaume (шлем), trêve (перемирие), bourg (го-
род), brêche (пролом, брешь).
Объединившись, они вместе противостояли дру-
гим завоевателям. Когда в 436 году гунны напали
на бургундов, галло-римские регионы дали приют бе-
женцам. В 451 году римляне, галлы и германцы под
командованием Флавия Аэция, «последнего из рим-
лян», сошлись с гуннами в битве на Каталаунских по-
лях, положившей конец их завоеваниям. Гунны были
вынуждены отступить на восток, а их предводитель
Аттила вскоре погиб от руки взятой им в жены гер-
манской принцессы. Оставшихся в живых бургундов
Аэций расселил в долинах Соны и Роны, заложив та-
ким образом основы будущей Бургундии.
Одоакр и Теодорих. Ксилография из «Нюрнберг-
ских хроник». Конец XV в.

Эта победа, вселившая во франков, бургундов и


готов искреннее уважение к Риму, стала спаситель-
ной для Запада. Германские вожди, чтобы управлять
столь глубоко романизированными народами Запад-
ной Европы, должны были принять и римское админи-
стративное устройство. В V веке галло-римляне еще
пытались взаимодействовать с готами и франками.
Затем мало-помалу связи с Римом ослабли. Из цен-
тра перестали поступать приказы. В 475 году послед-
ний император Ромул Августул взошел на трон, но го-
дом позже был с него свергнут. Армия, состоявшая
из германских и восточных наемников, провозгласила
своим королем Одоакра, сына скифского вождя. Тот
отослал инсигнии императоров Запада в Византию,
что по сути означало провозглашение независимости
от империи.
Медаль с изображением Теодориха Великого
Теодорих, римский патриций и начальник ополче-
ния, с 473 по 526 год был королем остготов. Он по-
селил свой народ на севере Италии, где провел эко-
номические реформы, сохранив при этом, насколько
это было возможно, имперские институты. Этот почи-
татель Рима изображен в виде римского военачаль-
ника с фигуркой Ники в руке. Он принадлежал к ари-
анской вере и вошел в средневековую литературу под
именем Дитрих Бернский (Веронский).

На Востоке же сочли, что речь идет не о крушении


империи, а, наоборот, о ее воссоединении под эгидой
Византии. На борьбу с Одоакром направляется Тео-
дорих, вождь остготов и крупнейшая фигура герман-
ского мира.
Одержав победу над Одоакром, он провозглаша-
ет себя королем римлян и готов, но титула импера-
тора не принимает, хотя и становится полноправным
хозяином Рима. Свой престол Теодорих установил в
Равенне и с почтением относился к Римскому сена-
ту. Сказочная мощь этого отважного гиганта увекове-
чена в эпических поэмах «Песнь о Хильдебранде»,
«Бегство Дитриха», «Воронья битва». В образе глав-
ного персонажа этих сказаний, легендарного Дитри-
ха Бернского, узнаются черты Теодориха. После его
смерти в правление императора Юстиниана Византия
предприняла несколько попыток завоевать Западную
империю, но все они оказались тщетными.
Дворец Теодориха Великого в Равенне. Мозаика
церкви Святого Аполлинария в Равенне. До 526
Мозаика находится в главном нефе церкви Святого
Аполлинария в Равенне. Слово Palatium указывает на
то, что речь идет о жилище государя, ценившего ан-
тичную культуру. Теодорих восстанавливал памятни-
ки Древнего Рима и в то же время украшал Верону и
Равенну новыми зданиями.
Железная корона лангобардских королей (внутри
золотого помещен узкий железный обруч, по преда-
нию сделанный из гвоздя с Креста Спасителя). VI в.

В самом же Риме возрастал авторитет папы, ко-


торому вскоре суждено было стать главной фигу-
рой на Западе. Папа избирался духовенством и выс-
шей светской знатью, однако их выбор утверждался
византийским императором. Мы еще увидим, какую
огромную роль сыграет папство в германской исто-
рии, разыгравшейся вне пределов германского про-
странства. К VI веку значительную часть этого про-
странства (Моравию, Чехию, Австрию, Венгрию), а
также часть Италии заселяют лангобарды – герман-
ское племя, пришедшее с низовьев Эльбы. В 580 го-
ду благодаря выдающейся женщине, ревностной ка-
толичке, королеве Теоделинде, построившей в Мон-
це знаменитую базилику, где по сей день хранится
железная корона лангобардов, лангобардский король
обращается в католическую веру.
Арианство отступает. В 587 году король вестготов
Реккаред, царствующий в Толедо, также присоединя-
ется к Римской церкви. Но тут на сцену истории выхо-
дит новая, непредвиденная сила. Вместе с новой ре-
лигией – исламом Магомед (571–632) дал арабам во-
инственный идеал – идею священной войны с невер-
ными. Надвигаясь на Европу с юго-востока (Констан-
тинополь) и юго-запада (Испания), мусульмане берут
ее в клещи, намереваясь смести и задушить евро-
пейские народы. В 711 году пало последнее вестгот-
ское королевство Испании; дамасский халиф захва-
тил европейские земли, однако византийский импера-
тор Лев III Исавр в 718 году останавливает волну ис-
ламского нашествия. Африка и Азия кажутся навсегда
потерянными для христианства. Центр тяжести пере-
мещается на Запад, что укрепляет позиции папы рим-
ского, которые упрочатся еще больше по мере вос-
хождения новой политической силы – франков.
Франкское государство
Мы уже сказали, что история Германии часто пере-
плетается с историей других стран. Следующие две
главы посвящены в равной степени истории Франции
(такое имя получит королевство франков) и Герма-
нии.
Со временем Галлия превратилась в мозаику из
мелких варварских королевств. Франки основали об-
ширную империю, простиравшуюся от Нидерландов
до Лотарингии. Их правитель, язычник Хлодвиг (482–
511), взяв в жены христианку Клотильду, принял ве-
роисповедание своей супруги, заручившись таким
образом мощной поддержкой тринитарной Церкви,
стремившейся изгнать из Галлии арианскую ересь
и утвердить там веру в единосущность Сына и От-
ца. Эта поддержка позволила циничному Хлодвигу,
для которого «единство трех лиц Святой Троицы бы-
ло лишь военной и политической операцией», возвы-
ситься над остальными германскими вождями.
Король Хлодвиг и святой Ремигий. Миниатюра из
«Золотой легенды» Иакова Ворагинского. XIV в.

Прежде чем безраздельно воцариться над франка-


ми, ему пришлось уничтожить последние следы рим-
ского владычества в Галлии, выиграв сражение при
Суассоне, а также самым жестоким образом устра-
нить соперников из членов собственной семьи. Он
взошел на престол благодаря не только хитрости и
убийствам, но и военным победам. Сокрушая друзей
и недругов, он простер свои владения до самых Пи-
ренеев, присоединив к ним вестготскую Аквитанию.
Однако этот коронованный бандит принес и немалую
пользу. Он объединил Галлию, подвигнул своих вои-
нов на принятие христианства, закрепив таким обра-
зом союз королевской власти с Католической церко-
вью, и, наконец, принял от императора Анастасия ти-
тул римского консула, что стало символом легитимно-
сти и преемственности его власти.
Король Хлодвиг и Клотильда Бургундская с
детьми. Миниатюра из «Хроник Сен-Дени». XIV в.

Монета короля Теодеберта I. VI в.


Этот представитель династии Меровингов, король
Австразии, Бургундии и Прованса, правил с 534 по
548 год. Будучи смелым политиком, он вторгся в Ита-
лию, разбил греков и готов и вернулся из этого похо-
да с богатой добычей. Внук Хлодвига, он стал первым
из Меровингов, кто решился запечатлеть свое изоб-
ражение на монетах, сделав это по византийской мо-
де.

После смерти Хлодвига династия Меровингов, к ко-


торой он принадлежал, правила еще на протяжении
трех столетий, однако порочный обычай делить коро-
левство между сыновьями усопшего монарха прово-
цировал при каждой смене короля братоубийствен-
ные войны. Григорий Турский (538–594) описывает
нам этот ужасный мир, где полудикие деспоты изли-
вают свою звериную жестокость на собственных де-
тей, жен и даже на церковных иерархов. Дворцы Ме-
ровингов представляют собой нечто среднее между
сералем и караван-сараем. Впрочем, закат меровинг-
ских королей был неотвратим. Изнуренные излише-
ствами и ранним развратом, короли умирали, не до-
жив до совершеннолетия. Тем временем мусульмане
продвигались вглубь Европы. В 725 году арабы под-
нимаются вверх по течению Роны, отрезав Франкское
королевство от остального христианского мира. Неве-
жество нарастает. У королей только и остаются что их
титул, почести да длинные волосы. На деле же коро-
левством правит высокий сановник – майордом, а из-
начально – обычный домоправитель.
Нам придется поговорить здесь о некоторых из этих
майордомов, потому что одному из их потомков суж-
дено было сыграть выдающуюся роль в истории Ев-
ропы. В течение века обязанность всемогущего пер-
вого министра из поколения в поколение исполняли
представители одного семейства – Пипинов, происхо-
дившего из Мёза, региона, расположенного на грани-
це латинских и тевтонских земель. Пипин II Геристаль-
ский, майордом Австразии с 680 года, имевший вне-
брачного сына по имени Карл, позже станет дедом Пи-
пина III Короткого и прадедом Карла Великого.
Надгробие франкского воина. Конец VII в.
Это одна из двух сторон известнякового блока, най-
денного в Нидердоллендорфе, неподалеку от Бонна.
Голову воина окружает некое животное с птичьей го-
ловой, в руках он держит виноградную лозу (христи-
анский символ рая) и франкский меч.

В 732 году сын Пипина Геристальского Карл, полу-


чивший прозвище Мартелл, что означает «Молот», в
битве при Пуатье обратит в бегство огромное мусуль-
манское войско. Эта блестящая победа окончательно
лишит арабов надежды на завоевание Галлии.
В эту самую пору неоднократные попытки христиа-
низации германцев предпринимаются главным обра-
зом миссионерами из Англии и Ирландии. На этих ост-
ровах, защищенных морем от вражеских нашествий,
сохранилось множество книг, а потому наука и вера
развивались в чистом виде. В Германии великим апо-
столом веры стал английский миссионер Винфрид,
более известный под именем святого Бонифация и
часто именуемый «апостолом Германии». Народами,
подлежавшими христианизации, были фризы, гессы,
тюринги, восточные франки и саксы. На эту работу,
обширную и многотрудную, его благословил в 719 го-
ду папа Григорий II.
Король Пипин III Короткий. Миниатюра IX в.

Бонифаций был не только носителем «благой ве-


сти», но и администратором, представителем папской
власти. Он создал в Фульде знаменитую обитель и,
заручившись военной поддержкой франков, основал
новые епархии: в Айхштетте, Зальцбурге, Регенсбур-
ге, Фрайзинге, Пассау, Эрфурте, Вюрцбурге. Он об-
ращал в христианскую веру гессов и тюрингов, про-
поведовал в Баварии, а в 732 году был назначен па-
пой Григорием III архиепископом Майнца. Один из са-
мых ярких эпизодов его жизни связан с языческой
святыней – Дубом Тора; это дерево Бонифаций соб-
ственноручно срубил, правда такая резкость была
для него нехарактерна. Доброжелательность и тер-
пимость помогали ему приспосабливать языческие
обычаи к христианскому культу. Бонифаций был убит
фризами неподалеку от Доккюма в 754 году.
Крещение германских народов было нелегкой за-
дачей. Привычные к бродячей жизни, они не зна-
ли, что такое родина. Их божества также обходились
без святилищ: они обитали на небесах, в Валгалле,
небесном чертоге, куда после славной гибели на поле
брани попадали доблестные воины. Таким образом,
германцы, несмотря на глубокую религиозность, были
противниками церквей. Они не были созданы для под-
чинения какой-либо духовной власти, указывающей с
присущей Римской католической церкви жесткостью,
во что им верить. Когда такие люди обращаются в хри-
стианство, они обычно исповедуют его в виде ереси.
Так и основные германские племена стали сначала
арианами, а к католичеству пришли, лишь закрепив-
шись на определенных землях и обретя таким обра-
зом родину. Самые строптивые (саксы) долго еще пы-
тались увильнуть от перехода в христианскую веру,
даже в форме арианства. Самое большее, на что они
соглашались, так это поместить Христа в свой панте-
он. Их сильно иерархизированное общество, состояв-
шее из знати (Edlinger), свободных людей (Freilinger) и
крепостных (Laten), не могло принять идеи равенства,
пусть даже духовного. Исключение составили фран-
ки, и это стало их политической и нравственной силой.
Святой Бонифаций, апостол Германии, с пред-
стоящим святым Вунибальдом. Миниатюра из
«Понтификал Гундекариан». XI в.
«Апостол всех немцев» Винфрид родился в Уэссек-
се около 680 года, вступил в орден бенедиктинцев,
взял себе имя Вонифатий (Бонифаций, что в перево-
де означает «доброе слово»), по благословению Гри-
гория II отправился проповедовать Слово Божье сре-
ди гессов и фризов, в 722 году был рукоположен в сан
епископа, получил от Григория III омофор (часть епи-
скопского облачения – длинную широкую ленту из бе-
лой шерсти, украшенную крестами, которую надева-
ют поверх саккоса) и основал в Германии епископат.
Став архиепископом Майнца, он способствовал реор-
ганизации франкской Церкви, не принимал участия в
коронации Пипина Короткого, как это часто утвержда-
ется, и был убит фризами 5 июня 754 года. Его тело
погребено в Фульде.

Успехи франкской монархии, поддержка, которую


она оказывала Церкви, подвигли папу Стефана II на
ведение смелой и дальновидной политики в отноше-
нии новой династии Каролингов (ибо палатные мэ-
ры, или майордомы, как и следовало ожидать, в кон-
це концов стали королями), в которой он разглядел
верных союзников папской власти. К этому времени
папство резко выступало против Восточной империи,
охваченной движением иконоборцев, уничтожавших
предметы культа. Папе был нужен солдат. Избери на
эту роль лангобардского короля, извечного противни-
ка Византии, ситуация в Европе изменилась бы са-
мым радикальным образом. Однако папа мудро рас-
судил, что королевство лангобардов находится слиш-
ком близко от Рима, что позволит им оказывать дав-
ление на Святой престол. Чем отдаваться на милость
этим грозным соседям, папа Григорий III решил обра-
титься к франкам, более далеким, но и более почти-
тельным по отношению к Риму.
Впрочем, Каролинги, эти выскочки среди королей,
нуждались в папе так же, как и он в них. Миропома-
зание Меровингов придавало их власти сакральный
характер. Поэтому для смены царствующей династии
союз с Римом был особенно ценен. Еще в 739 году
Григорий III посылал Карлу Мартеллу ключи от гроб-
ницы святого Петра с просьбой заменить императора
Восточной империи в качестве управителя и охрани-
теля Рима. Карл отказался от такой чести. Однако, ко-
гда сын Мартелла Пипин Короткий счел, что пришла
пора сместить Меровингов с трона, он отправил по-
сольство за советом к папе Захарию, который благо-
склонно отнесся к намерениям Пипина, и тот вскоре
был коронован самим папским легатом – святым Бо-
нифацием (или в его присутствии).
В 754 году папа Стефан II уже сам отправляется к
Пипину с просьбой защитить его от лангобардов.
Историческая сделка. Папа наделил франкского
короля титулом «римского патриция» и совершил над
ним и над двумя его сыновьями обряд миропомаза-
ния, повелев франкам отныне избирать себе королей
из числа потомков Пипина. Взамен Пипин должен был
отвоевать у лангобардов захваченные ими города и
вернуть их, но не византийским иконоборцам, а «кня-
зьям апостолов – святым Петру и Павлу». Такая ми-
стическая формулировка позволяла папе принять но-
вые владения из рук франкского короля, не становясь
при этом его вассалом. Отсюда берет начало неза-
висимость папства от светской власти, которая в те-
чение целого тысячелетия будет препятствием к объ-
единению Италии. Пипин сдержал обещание, разбив
в 756 году короля лангобардов Айстульфа, и препод-
нес в дар святому Петру желанные земли.
Карл Великий
Преемник Пипина III Карл, прозванный впослед-
ствии Великим (Carolus Magnus), остался в веках про-
славленной и легендарной личностью. Ему посчаст-
ливилось царствовать в течение сорока трех лет; по-
добное долгожительство требует особых качеств, и
его характер вполне соответствовал такому везению.
Высокий рост, красивая внешность, недюжинные си-
лы, работоспособность внушали почтение поддан-
ным. Отменное здоровье и ненасытный во всех отно-
шениях аппетит (у него было пять законных жен и че-
тыре наложницы) были залогом прекрасного настро-
ения. Он любил язык и песни своих франков, носил их
одежду – льняную рубаху, красные штаны, кожаные
поножи.
Великий политик, он задался целью стать продол-
жателем Западной Римской империи.
Карл Великий. Скульптура собора Святого Иоган-
на в Мюнстере. XII в.

Идея наследования римским кесарям была не но-


ва. Царивший в мире хаос нуждался в централизован-
ной власти. Императоры покинули Рим, а оставший-
ся там папа был преемником не кесарей, а святого
Петра. Карл Великий, сильный победами своих пред-
ков, мог начать объединение римского наследия. Од-
нако ту же мысль вынашивали и лангобарды, захва-
тившие Италию и угрожавшие папе. Политика Карла
в их отношении носила поначалу дружественный ха-
рактер. Он даже женился на дочери их короля Дези-
дерия, но через год после женитьбы отверг ее по лич-
ным причинам. Брак был расторгнут самим папой, ко-
торому по сану полагалось блюсти нерасторжимость
брачных уз. Однако на самом деле ему было нужно,
чтобы между лангобардами и франками вспыхнула
война, которая позволила бы ему избавиться наконец
от ненавистных лангобардов.
Видукинд Саксонский. Фрагмент надгробия. Ко-
нец XI в. Монастырская церковь, Энгер, Вестфалия
Этот памятник относится к гораздо более позд-
ней эпохе и изображает знаменитого поборника
язычества весьма приблизительно. Видукинд, вождь
язычников-саксов, боровшийся против поработите-
лей-франков, в 785 году принял христианство на вил-
ле в Аттиньи и поступил на службу к своему крестному
отцу Карлу Великому. От Видукинда якобы ведет свой
род вторая жена саксонского короля Генриха I Птице-
лова Матильда Вестфальская, а через нее и вся Сак-
сонская королевская династия.

Для Карла Великого эта кампания была не столько


поддержкой обиженного лангобардами папы, сколь-
ко первым шагом к объединению империи. Королев-
ство лангобардов было завоевано (773–774), правя-
щая династия свергнута, король Дезидерий заточен
в монастырь, а Карл увенчан железной короной лан-
гобардских королей. После этой победы он в первый
раз отправился в Рим, который ослепил его красотой,
пышностью и благородством церемоний и памятника-
ми древности. Пребывая в восторге от увиденного, он
твердо вознамерился сделать свой двор средоточием
веры и культуры. С этого самого дня он стал высту-
пать в роли защитника христианского мира и имено-
ваться новым для франков титулом: «милостью Бо-
жией король».
После победы Карл подтвердил «дар Пипина», но
вновь завоеванных земель лангобардов «князь апо-
столов» от него не получил. Хотя самому Карлу хо-
телось не столько присоединения к королевству но-
вых территорий, сколько расширения сферы своего
влияния. Папа, короли, князья не слишком волновали
его, главное – восстановить Римскую империю. Для
этого прежде всего надо было покончить с саксами,
давними врагами франков, чей герцог Видукинд вы-
нашивал весьма честолюбивые политические планы.
Кроме того, саксы упорно противились христианиза-
ции. Но ведь чтобы превратить разрозненные герман-
ские племена в единую нацию, их надо было цивили-
зовать, дать им культуру, и культура эта должна была
быть римско-христианская – источник порядка и дис-
циплины. Это и стало делом жизни Карла Великого.
Битва Карла Великого с саксами. Миниатюра из
«Жизни Карла Великого» Эйнхарда. XIII в.

В 772 году он покидает Геристаль (свою родовую


вотчину) и отправляется в болотистые саксонские ле-
са, где когда-то нашел свою смерть Публий Квинтилий
Вар. Там он низвергает языческую святыню саксов –
Ирминсуль. Видукинд вновь поднимается на борьбу.
Тогда Карл созывает в Падерборне, в самом серд-
це Саксонии, народное вече, где демонстрирует всю
свою силу, принудив множество представителей зна-
ти и свободнорожденных саксов принять крещение.
Тем временем Видукинд, возглавивший сопротивле-
ние, разоряет Гессен и Тюрингию, убивает христиан-
ских священников и изгоняет монахов из Фульды. Сак-
сонские союзники Карла переходят на сторону непри-
ятеля. Тогда Карл является в Ферден (782), город
на реке Аллер, и казнит зачинщиков восстания. При-
веденные в летописях цифры, определяющие число
казненных, значительно завышены, что объясняется
ошибкой при переписывании. На самом деле Карл не
«обезглавил» (decollati) множество саксов, а «рассе-
ял» (delocati) – разогнал их.
Дальнейшая борьба становилась бессмысленной.
В 785 году в Аттиньи (Арденны) Видукинд, по при-
меру своих многочисленных соплеменников, прини-
мает святое крещение. Люди страстные страстны во
всем. Едва обратившись в христианскую веру, недав-
ний язычник Видукинд превращается в ревностно-
го христианина, основателя монастырей и пытается
обыграть своего победителя на его собственном по-
ле. Тем временем саксонский народ, крещенный ог-
нем и мечом, не теряет надежды приспособить новую
веру к своему героическому мировосприятию. Побеж-
денные сохраняют свой язык и «сумрачный, бурный»
нрав. После обращения они получают относительное
равенство с франками.
В конце концов саксы, проявившие в некотором ро-
де добрую волю, были приняты Карлом Великим в
лоно его новой империи. Баварский же герцог Тасси-
лон, зять Дезидерия, оказался более строптивым. Бу-
дучи вассалом франкских королей, он отказался от-
правлять свое войско в совместные походы и являть-
ся на общие собрания. Карл потребовал от него по-
вторную клятву верности. Тот повиновался, но сно-
ва нарушил ее, попытавшись собрать союзников, что-
бы выступить против франков, после чего был разбит,
низложен и заточен в монастырь. Бавария же вошла
в состав Франкского королевства.
На берегах Дуная гуннов сменили авары, против
которых Карл Великий выступил в поход. Это была
очень тяжелая война, которая продлилась с 791 по
796 год. Разгромленные, разоренные авары вынуж-
дены были сдаться и дать клятву верности франкско-
му королю. Отныне восточную границу страны будет
надежно защищать аварская марка, ассимиляцию ко-
торой ускорят миссионеры. В Испании, после много-
славных поражений, которых не скрыть «Песнью о Ро-
ланде», Карл также пытается создать пограничную зо-
ну для защиты королевства от мусульман. Он обме-
нивается посольствами с Харун ар-Рашидом, который
отправляет ему великолепные дары: слона и водяные
часы. Между исламом и христианством заключается
перемирие.
Таким образом, империя (которая еще так не назы-
вается) простерлась от Испанской марки 1 в Пиренеях
до Аварской на Дунае и от Саксонии до Папской об-
ласти. Отметив сложившуюся ситуацию, папа Лев III
не кого-нибудь, а именно Карла Великого извещает о
своем избрании на престол святого Петра. К кому же
еще ему взывать о защите? Окруженный враждебно
настроенной римской знатью, избитый, оболганный,
изувеченный своими врагами, он отправляется в Па-
дерборн просить великого Карла отвоевать и вернуть
ему папский престол. И король франков принимает
на себя роль вершителя судеб христианского мира. В
800 году, по гениальному наитию, Лев III во время рож-
дественской мессы в соборе Святого Петра соверша-
ет коронацию Карла Великого по византийскому об-
1
Испанская марка (лат. marca hispanica) – область между Франци-
ей и владениями арабов в Испании, включавшая Каталонию, Наварру
и часть Арагона и простиравшаяся приблизительно до реки Эбро. Она
была военной границей каролингской империи в восточной части Пире-
неев.
ряду и провозглашает его римским императором под
именем Карла Августа.

Папа Лев III коронует Карла Великого. Миниатю-


ра из «Хроник Сен-Дени». XIV в.

Это означало одновременно и возрождение За-


падной Римской империи, и установление для папы
права делать воина Церкви императором. Хитроумно
вдвойне. История свидетельствует, что эта коронация
(без миропомазания) стала для Карла неожиданно-
стью. Возможно, но церемония вполне соответство-
вала его чаяниям. Он опасался лишь нанести оскорб-
ление византийскому императору. В его собственном,
уже сложившемся статусе новый титул ничего не ме-
нял. Не добавлял он ничего и к той власти, которой
он уже обладал в качестве короля франков и ланго-
бардов. Императорский титул был нужен ему, чтобы
навести мост между античными временами и IX ве-
ком. Власть сильна, когда опирается на традиции. На
личной печати Карла Великого будет выбита надпись:
Renovatio Romani Imperii (Возрождение Римской им-
перии). В 812 году конфликт с византийским импера-
тором был улажен. Карл подписал специальное со-
глашение, в котором признавал первенство Восточ-
ной империи и отказывался от притязаний на Вене-
цию и Далмацию. Византия же признавала за ним ти-
тул императора (базилевса).
Кафедральный собор в Ахене, древнейшая часть
которого относится к IX в. Фотография конца XIX –
начала XX в.

Но Рим оставался тем, чем он был в глазах наро-


дов с древних времен: великим городом, распростра-
нявшим свою власть на весь ведомый мир. Стать им-
ператором значило стать преемником римских кеса-
рей. Однако единственный государь на римском пре-
столе – это папа. Новый кесарь Карл Великий от него
получил свой титул. А что такое император для Ри-
ма? Воевода, воплощающий в жизнь гегемонистские
устремления великого города. И вот получается, что
Карлу ничего другого и не нужно, как царствовать над
германскими народами, будучи одновременно рим-
ским императором.
Римский император – это франк, облаченный в пор-
фиру папским Римом. Подданные приносят ему при-
сягу, не только клянясь хранить верность ему лично,
но и обязуясь исполнять религиозный, политический и
нравственный долг в отношении государства и Церк-
ви. Он назначает епископов и герцогов; он говорит на
латыни и на франкском наречии. Он устраивает ре-
зиденцию в Ахене, городе, расположенном на грани-
це двух языковых зон, где возводит себе знаменитый
дворец, используя в его строительстве (как, впрочем,
и в строительстве политическом) германские матери-
алы, римские чертежи и христианское искусство.
Фрагмент мантии Карла Великого. VIII–IX вв.
Орел вышит золотыми нитями на византийской
мантии красного шелка, известной как «мантия Кар-
ла Великого». Считается, что в Средние века именно
орел, наряду с лилиями, являлся эмблемой велико-
го императора. Однако с уверенностью его наличие в
германской символике можно констатировать лишь к
лету 978 года, когда воины Лотаря, короля Франции,
сбросили бронзового орла с кровли дворца Карла Ве-
ликого в Ахене, оставленного сбежавшим императо-
ром Оттоном II. Дворец был выстроен Карлом Вели-
ким; что касается орла, то он, судя по всему, – насле-
дие древнеримской символики.

В результате одержанных Карлом побед герман-


ские племена впервые в истории признают единое
централизованное правление на основе общности
интересов, языка и веры. Вновь отстраиваются рим-
ские города на Рейне, в нероманизированных обла-
стях среди древних лесов возводятся новые поселе-
ния. Церковь понемногу побеждает страх германцев
перед городами и стенами. «Дубы могучие священ-
ных рощ встают столпами, удерживая на изогнутых
ветвях свод, под которым песнь священная гремит».
В Галлии Карл возрождает вкус к наукам, в Германии
он его насаждает. Эйнхард, секретарь, биограф и «ми-
нистр культуры» Карла Великого, был родом из Оден-
вальда. Слово Божье Германия услышала на тевтон-
ском наречии.
К концу жизни Карл Великий осознает, что в оди-
ночку ему свое громадное дело не завершить. В то
же время он понимает, что ни один из его сыновей
не обладает достаточной силой, чтобы править им-
перией. И он решает при жизни разделить между ни-
ми свои владения – от Тибра до Северного моря и от
Эбро до Дуная. Затем двое из троих сыновей умира-
ют, и старому императору не остается ничего друго-
го, как возложить корону на единственного оставше-
гося в живых, Людовика, назначив его своим сопра-
вителем и преемником. Церемония состоялась в 813
году в Ахене, а в 814-м Карл умирает, оставив после
себя гигантскую империю, о которой его франки рань-
ше и помыслить не могли, но при этом слабую потому,
что ее новому правителю, набожному и добродушно-
му, недостает твердости; потому, что угрозу ей несут
как неповиновение вельмож, так и ненависть внешних
врагов, и, наконец, потому, что папа, обращавшийся с
Карлом как с равным, на Людовика смотрит свысока.
«Единая Святая церковь, – говорит понтифик, – со-
ставляет единое тело, главой которого является Хри-
стос, но которое само разделяется на две ипостаси –
духовную и царственную». Папа и император – две
половинки Господа Бога… Это начало бесконечного
соперничества.
Папы и императоры
Каролинги
Империя Каролингов была сооружением внуши-
тельным, но при этом странным и хрупким. Она зи-
ждилась вся целиком на личности Карла Великого,
короля и императора, вершителя как нравственной,
так и религиозной власти, римского императора, всем
сердцем преданного, как Август, невиданному досе-
ле государству. Этот мощный дух пробудил на Запа-
де идею централизованной власти, способной возро-
дить религию, укрепить правосудие и создать культу-
ру. После смерти Карла Великого идея христианско-
го сообщества на Западе показалась королям и пле-
менным вождям, с их ограниченным мышлением, не
слишком удачной.
Чтобы возрожденная франками Римская империя
продолжила свое существование, нужен был еще
один великий человек. Власть же досталась боязли-
вому монаху. Людовик Благочестивый (814–840) был
человеком добродетельным, медлительным и лени-
вым. Он боялся греха, а такой страх часто бывает
губителен для короля, которому трудно делать свою
нелегкую работу и одновременно печься о спасении
своей души. Публичные исповеди и покаяния, к кото-
рым Людовик питал слабость, были весьма достой-
ны, но выставляли короля в смешном свете в гла-
зах его войска. С другой стороны, Людовик был фран-
ком и хранил верность германским обычаям, требо-
вавшим раздела наследства между сыновьями почив-
шего монарха. Империя была для него семейной вот-
чиной. И он не только поделил ее между тремя сво-
ими сыновьями от первого брака – Лотарем, с кото-
рым он сам разделил трон, Пипином (которому суж-
дено было умереть, не дожив до старости) и Людови-
ком Немецким, которому досталась восточная часть
королевства, – но, женившись вторично на молодой
гордячке Юдифи Баварской, дочери графа Вельфа,
родившей ему сына Карла Лысого, решил выкроить
четвертое королевство и для этого «последыша».
Людовик Благочестивый и его супруга. Деталь
декора креста, хранящегося в церкви Санта-Мария
Прессо Сан-Чельсо в Милане. IX в.
Людовик был сначала королем Аквитании, к управ-
лению империей его привлек отец, возложив на него
корону во время светской церемонии (Ахен, 813).
Людовик I по прозвищу Благочестивый, «Император
Август» без каких-либо добавлений, изображен вме-
сте со своей второй женой Юдифью Баварской. Этот
крест, изготовленный, скорее всего, в Германии ко
дню бракосочетания Людовика, попал в Милан вме-
сте с Лотарем I.
Нет ничего справедливее – по меркам того време-
ни, но нет ничего и губительнее для империи. Еще при
жизни Людовика Благочестивого его сыновья начи-
нают требовать каждый свою долю наследства. Они
свергают отца, затем снова призывают его на трон;
каждый норовит переманить его на свою сторону.
Несчастный император мечется от одного сына к дру-
гому, из Аквитании в Германию. В полном изнеможе-
нии он умирает на острове посреди Рейна, прокричав
в тоске: «Прочь! Прочь!» Что означал этот крик? Хотел
ли он прогнать от своего смертного одра сыновей, ко-
торые, бряцая оружием у изголовья умирающего, про-
должали спорить из-за отцовского наследства? Или
эти слова относились к его плененной душе, которая
рвалась наружу, чтобы вознестись к небесному черто-
гу? Он скончался в 840 году, оставив после себя пол-
ную анархию.
Титул императора принял на себя старший из сы-
новей, Лотарь.
Карл Лысый должен был править на землях, ны-
не принадлежащих Франции, западнее Роны и Соны,
Людовик Немецкий получал будущую Германию, а Ло-
тарю досталась широкая полоса земель от Фризии
до Калабрии, включавшая две имперские столицы:
Ахен и Рим. Братья немедленно передрались, нача-
лась гражданская война, кровавая резня между хри-
стианскими правителями. Людовик с Карлом одоле-
ли Лотаря. Они заключили союз, скрепив его торже-
ственной присягой, которую дали друг другу в древне-
римском городе Страсбурге, издавна служившем ци-
таделью в борьбе с язычеством. Присяга была напи-
сана на двух языках: на «романском» (lingua romana
rustica) и на франкском диалекте.
Император Лотарь. Миниатюра «Евангелия Ло-
таря». IX в.
Так же как Людовик – это Хлодвиг, Лотарь – это Хло-
тарь: один из показателей кровных уз, связывавших
Меровингов и Каролингов. Соправитель своего отца
Людовика Благочестивого, после его смерти (840) Ло-
тарь становится императором, однако сохранить им-
перию ему не удается. Потерпев от своих младших
братьев Людовика Немецкого и Карла Лысого пораже-
ние в битве при Фонтенуа-ан-Пюизе (25 июня 841 го-
да), он был вынужден подписать с ними 10 августа 843
года Верденский договор, согласно которому империя
делилась на три части. Лотарю доставался титул им-
ператора и Срединное королевство, которым он пра-
вил до самой смерти.
Реликварий из Кведлинбургского собора. IX в.

В этом двуязычном тексте впервые специально


проводится различие между двумя народами, ко-
торые станут впоследствии народами современной
Франции и Германии. Однако нет ничего более оши-
бочного, чем представлять себе в связи с этим фик-
сированные границы и национальное самосознание.
Да, конечно, Верденский договор 843 года подтвер-
ждает, что Карл Лысый будет править частью будущей
Франции, Людовик Немецкий – частью будущей Гер-
мании, но владения Лотаря лежат наполовину в Ита-
лии, наполовину в Германии. Впрочем, раздел этот
временный. Каждый из братьев считает себя королем
всех франков (название столицы Людовика Благоче-
стивого Франкфурт в переводе с франкского означает
«брод франков»); каждый готов потребовать себе всю
империю. У германских племен нет больше общего
патриотического чувства – такого, какое объединяло
когда-то афинян, фиванцев или спартанцев. Кончина
каждого правителя влечет за собой изменение гра-
ниц (Мерсенский договор 870 года, Рибмонский 880-
го). После смерти Лотаря его сын Лотарь II унасле-
довал часть отцовских земель, получивших название
Лотринген – сегодняшняя Лотарингия. Однако эта тер-
ритория позже снова будет разделена на Нижнюю Ло-
тарингию (левый берег нижнего течения Рейна), нена-
долго переименованную в Лотье, и Верхнюю, или про-
сто Лотарингию, ставшую, как известно, предметом
вечных раздоров между Францией и Германией. Эти
разделы немного четче обозначат различие между по-
нятиями «Франция» и «Германия». Дважды, хотя и на
короткий срок, единство империи Каролингов восста-
навливалось: сначала Карлом Лысым, четвертым и
последним из оставшихся в живых сыновей Людови-
ка Благочестивого, затем Карлом Толстым, сыном Лю-
довика Немецкого, получившим императорскую коро-
ну из рук папы римского в 881 году. Правда, этот туч-
ный, не отличающийся ни храбростью, ни умом чело-
век оказался недостойным потомком Карла Велико-
го, карикатуру на которого он напоминает. Не в силах
защитить государственную власть от произвола гер-
цогов, графов и епископов, он кочует из замка в за-
мок, словно «призрак былых времен». Моравы, вен-
гры (или мадьяры), норманны, сарацины безнаказан-
но грабят и бесчинствуют на окраинах империи. У нор-
маннов, опустошающих морское побережье, Карл по-
купает убогий мир за деньги. В конце концов восточ-
ные и западные франки договариваются между собой
низложить этого ни на что не годного императора. На
тот момент единственным воином в семье Каролин-
гов был незаконнорожденный племянник Карла Ар-
нульф. Карл Толстый отправляет ему священные ре-
ликвии – частицу Истинного Креста и копье Лонгина2 –
и передает всю полноту власти. Сам же он окончит
свои дни в сельском имении на Дунае.
Приход к власти Арнульфа вдохнул новую жизнь
в умирающую империю Каролингов. Он нападает на
доселе непобедимых норманнов и разбивает их на
реке Диль, неподалеку от Лёвена. Правда, это пора-
жение не слишком обескуражило скандинавских пи-
ратов. Позже норманны поселятся во Франции (Нор-
мандия), создадут на Руси варяжское княжество (Ки-

2
Копье Лонгина – одна из величайших реликвий христианства: пика,
которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, рас-
пятого на Кресте (согласно Евангелию от Иоанна).
ев); одни из них отправятся заселять Исландию, Грен-
ландию и даже откроют новый континент, другие бу-
дут враждовать с германскими императорами на Си-
цилии. Чтобы бороться с этими отважными морехода-
ми, нужно было построить флот, но ничего подобного
предпринято не было. Однако одержанная в Бельгии
победа принесла Арнульфу некоторый авторитет. У
его подданных появилась надежда, что он сможет за-
щитить восточные границы от моравов, захвативших
уже к тому времени Чехию и Словакию. Арнульф ри-
нулся туда и, потерпев поражение, заключил союз с
мадьярами, кочевавшими между Карпатами и Каспий-
ским морем. Те оказались храбрыми, но коварными
союзниками и принялись опустошать восточные про-
винции империи. Центральная Европа погрузилась в
сплошной хаос.
Арнульфа все это мало смущало, однако его рас-
путство не нравилось подданным. Хоть он и был ко-
ронован самим папой Формозом, императорский ти-
тул не прибавил ему популярности. Королями не ста-
новятся, ими рождаются. А этому «императору волею
случая» суждено было, как когда-то Людовику Бла-
гочестивому, при жизни наблюдать, как рушится его
власть. Правда, ему удалось добиться от Церкви, что-
бы его преемником на троне стал его сын, шестилет-
ний Людовик Дитя. Архиепископ Майнца Гаттон напи-
сал тогда папе: «Корабль Церкви колебался на вол-
нах; мы сочли предпочтительным сохранить обычаи
франков и выбрать короля из того же семейства, чем
пробовать новые установления». Архиепископ рас-
считывал сам править страной от имени несовершен-
нолетнего короля. Он короновал мальчика в 900 году.
Заканчивался век, а вместе с ним и династия Каро-
лингов.
Карл Лысый. Миниатюра «Библии Вивиана». IX в.

В империи Карла Великого епископы были чинов-


никами на государственной службе. Теперь же у них
появилась надежда подчинить императора своему
влиянию. И правда, кого отныне волнуют имперские
идеи? Священнослужители или миряне, графы или
епископы – все теперь сеньоры, у всех есть зам-
ки, вассалы. Присвоив себе королевские привиле-
гии, они чеканят монету, собирают налоги, вершат
правосудие. Власть не терпит пустоты; если ее не
осуществляет монарх, тут же вступают в силу фе-
одальные отношения, а народу лучше уж тирания,
чем полная неуверенность в завтрашнем дне. В Гер-
мании возрождаются «племенные герцогства» былых
времен, которыми правят семьи крупных феодалов.
Только-только зародившееся германское сообщество
вновь раскалывается на франков, саксов, швабов,
тюрингов, баварцев и т. д.
Булла Карла III
Карл III Толстый был последним из государей,
правивших одновременно и Францией, и Германией
(885–888). Получив в 881 году императорскую коро-
ну из рук папы Иоанна VIII, он становится во гла-
ве всего христианского Запада. Лицевая сторона:
KAROLVS IMP(erator). A(U) G(U)S(TUS); оборотная
сторона: RENOVATIO REGNI FRAN(corum). Скромная
программа, поскольку речь идет лишь об обновле-
нии империи франков, а не о восстановлении преем-
ственности по отношению к Риму.

Внутренние распри не дают германским народам


создать единую армию для противостояния наше-
ствию мадьяр. А мадьяры наступают и на востоке
страны, разделавшись с Моравией, дошли уже до
Саксонии. В 907 году в Пресбурге они разбивают ба-
варское войско. В 908-м берут Пассау и опустошают
Швабию. Эти грозные лучники на низкорослых лоша-
дях, как истинные кочевники, не знают пощады. Они
уже прочно утвердились на берегах Дуная, когда в 911
году внезапно умирает мальчик-король.
Лишь два германских племени – франки и саксы –
способны противостоять захватчикам. Среди них и
надо было искать нового короля. Германская ветвь
Каролингов заглохла. Могущественный Гаттон, архи-
епископ Майнца, собрав у себя епископов и сеньоров,
предложил им избрать на престол франкского герцо-
га Конрада Франконского, успевшего уже зарекомен-
довать себя деятельным правителем. Так, в полном
соответствии с германской традицией, родился обы-
чай избирать короля, невзирая на его происхождение.
Впрочем, Конрад никогда не правил единой страной.
Лишившись поддержки крупных феодалов, он стал
опираться лишь на духовенство и был вынужден вы-
прашивать помощь у папы, который на синоде в Хо-
энальтхайме энергично вмешался в светскую полити-
ку королевства.
А что, собственно, Конрад мог сделать? Старые
германские племена продолжали враждовать меж-
ду собой. Появились независимые государства под
управлением наследных герцогов: Бавария, Швабия,
Франкония, Саксония. У каждого из этих герцогов свой
двор, своя армия. Их подданные говорят на разных
языках, подчиняются разным законам. Охрану их гра-
ниц худо-бедно обеспечивают пограничные марки, ко-
торыми управляют маркграфы. Больше других сво-
ей независимостью дорожит непокорная Саксония. В
жилах ее герцога Генриха течет кровь Каролингов, а
его супруга Матильда ведет свой род от Видукинда,
героя саксонского сопротивления, и нет у Конрада I
противника опаснее.
Слишком слабый, чтобы восстановить в стране мир
и порядок, Конрад продемонстрировал, по крайней
мере, лежа на смертном одре, как дорого ему бла-
госостояние империи. Его естественным преемником
должен был стать его брат Эберхард. Однако в 918
году, умирая, Конрад велит ему отдать королевские
регалии Генриху Саксонскому. «Фортуна, – сказал ко-
роль Конрад, – поворотилась на сторону Генриха; пра-
вить надлежит саксам. Отвези же герцогу это золотое
запястье, королевскую порфиру, меч и корону древ-
них королей. Помирись с ним… Зачем нужно, чтобы
франкский народ, а вместе с ним и ты, погиб, сража-
ясь против него? Генрих станет настоящим королем
и императором, он будет править множеством наро-
дов…» По легенде, когда Генриху доставили знаки ко-
ролевской власти, он расставлял ловушки для птиц,
после чего за ним закрепилось прозвище Птицелов.
Саксонская династия
Так начиналась Саксонская династия. Странная за-
мена. Еще какой-то век назад Карл Великий крестил
саксов и принимал их в лоно своей империи. Саксо-
ния была тогда полудиким краем, а ее население на-
поминало скорее германцев Тацита, чем цивилизо-
ванных прирейнских франков. С самого начала Ген-
рих показал свое ви́дение королевской власти: при-
няв корону, он отказался от миропомазания. Будучи
человеком благочестивым, он тем не менее осозна-
вал, что происходит из рода «героев», и высоко ценил
независимость, в том числе и от могущественного ар-
хиепископа Майнца. Он говорил, что ему вполне до-
статочно Божьей милости и доверия подданных.
Однако задача у него была не из легких. Короля
из Каролингов баварцы еще стерпели бы, но сакса!
Баварский герцог Арнульф Злой становится антико-
ролем. Генриху приходится смириться с этим. Выдав
свою дочь Гербергу за герцога Лотарингского, он обес-
печивает союз с Лотарингией. В 926 году он заключает
перемирие с грозными мадьярами сроком на девять
лет. Взамен ежегодно выплачиваемой им дани они
должны были прекратить свои грабительские набеги.
На самом деле со стороны Генриха это была лишь
уловка с целью выиграть время, чтобы лучше подго-
товиться к войне. Беззащитные саксы, рассеянные по
своим землям, были для венгров слишком легкой до-
бычей. И он берется за строительство крепостей: Кве-
длинбурга, Дудерштадта, Майсена, Мерзебурга и т. д.
Позднее эти цитадели превратятся в города, а Генри-
ха, хотя сам он не заложил ни одного из них, назовут
«градостроителем».
Статуя императора Оттона I. XIII в.

Одновременно идет реорганизация армии. Для


противостояния венграм ему нужна кавалерия, и он
тренирует ее в походах в славянские земли. То он
идет за Эльбу, то покоряет Чехию и вынуждает герцо-
га Венцеслава признать его королем. Наконец в 933
году, по истечении девяти лет перемирия, он объяв-
ляет мадьярам войну и прекращает выплачивать им
дань. Венгры набрасываются на Саксонию, но терпят
поражение и отступают… на время. Они еще вернут-
ся.
Было ли у короля Генриха тайное желание отпра-
виться в Рим и получить там императорскую корону?
К концу жизни, после того как король Верхней Бургун-
дии Рудольф II отдал ему копье Лонгина, символ вла-
сти над Италией, он стал подумывать об этом. Но Ген-
рих I умирает, успев объявить на Эрфуртском сейме
своим преемником старшего из сыновей, родивших-
ся от его брака с Матильдой Вестфальской, – Оттона
I Великого (912–973). После помазания и коронации
в соборе Ахена тот станет основателем Священной
Римской империи, просуществовавшей до 1806 года.
Однако сам он, как и его современники, считал себя
лишь преемником Цезаря, Августа, Константина, Кар-
ла Великого, главой могущественной империи, кото-
рая никогда не прекращала своего существования, по
крайней мере юридически.
Оттон I и Эдит Английская. Скульптурная ком-
позиция XIII в.
Этот великолепный парный скульптурный портрет
изображает Оттона I и его первую супругу Эдит Ан-
глийскую. Мужчина в закрытой короне держит в ру-
ке звездчатую сферу – знак вселенской власти; в ру-
ках у женщины в открытой короне – Священное Писа-
ние. Высота мужской фигуры – 104 см, ширина каж-
дого трона – 43 см. Скульптуры, выполненные из пес-
чаника, были первоначально раскрашены, но краска
стерлась.

Некоторые историки утверждают, будто Оттон I по


отношению к Генриху был тем же, чем Карл Великий
был по отношению к своему отцу Пипину Короткому.
Это преувеличение. Но верно одно: в отличие от сво-
его отца, он захотел принять миропомазание в бази-
лике Карла Великого. Герцоги больше не оспарива-
ют его власти; они принимают от него придворные
должности: Эберхард Франконский становится крав-
чим императора, Герман Швабский – стольником, Ги-
зельберт Лотарингский – постельничим, Арнульф Ба-
варский – гофмаршалом. Но когда сразу после коро-
нации герцоги обнаруживают, что Оттону мало назы-
ваться королем – он хочет безраздельной власти над
королевством, – этому согласию приходит конец.
Королю немедленно приходится занимать оборо-
ну: против собственных братьев Танкмара и Генри-
ха (поскольку отец пренебрег германским законом о
разделе имущества, его младшие сыновья сочли се-
бя ограбленными); против герцогов, желающих сохра-
нить за собой право самим назначать епископов; на-
конец, против короля Франции, который требует от-
дать ему Лотарингию. После долгой борьбы Оттон
одерживает верх над знатью и своей волей раздает
их владения родным и близким. В отличие от римлян
или Карла Великого, он правит не именем закона, а
по древнему германскому обычаю – действуя по соб-
ственному произволу. Так, он дважды простил своего
брата Генриха, хотя тот даже покушался на его жизнь,
и в конце концов отдал ему во владение Баварию, точ-
но так же как отдал своему сыну Людольфу Швабию,
а зятю Конраду Рыжему – Лотарингию.
Воины IX века. Миниатюра «Золотой псалтыри
из Санкт-Галлена». Вторая половина IX в.
Всадники выглядят очень поучительно: мы можем
четко различить шлемы, панцири, щиты… Копье ис-
пользуется еще только как метательное оружие: его
бросают во врага с расстояния. Впереди двух отрядов
реет стяг в форме дракона: такие использовались в
западных армиях по крайней мере до XII века.

Особенно нравится ему даровать светские титу-


лы и должности высшему духовенству. Делается это
не столько из благочестия, сколько по политиче-
ским мотивам. Церковный феодализм исключает на-
следственные споры и переделы семейных владе-
ний. Иерархи Церкви, защищенные духовным имму-
нитетом и облеченные значительной властью, рас-
пространяющейся на весьма обширные области жиз-
ни, становятся в Германии значительной политиче-
ской и финансовой силой. В ту пору страна делится
на несколько епархий с центрами в Магдебурге (лю-
бимой резиденции Оттона), Майнце, Аугсбурге, Ре-
генсбурге, Вормсе, Бамберге, Мюнстере, Падербор-
не, Айхштетте, Страсбурге и Мерзебурге. При соборах
и монастырях открываются школы. Монахи украшают
манускрипты красочными миниатюрами. Составляют-
ся первые исторические хроники. В 949 году послы
всех стран, включая Византию, съезжаются на пас-
хальные торжества в Ахен ко двору Оттона Великого,
чей высокий рост, длинная борода, величественный
вид вызывают в памяти образ Карла, великого франк-
ского императора, и внушают глубокое почтение.
В 951–952 годах он совершает первый поход в Ита-
лию. В стране царила анархия, и люди вспоминали
о Римской империи как о золотом веке. Слухи о по-
бедах Оттона мешались с легендами о Карле Вели-
ком. Многим казалось, что он один способен восста-
новить в Италии мир и справедливость. И вот Адель-
гейда, вдова короля Италии Лотаря II, томившаяся в
заточении у маркграфа Беренгара Иврейского, взы-
вает к германскому королю. Тот немедленно прихо-
дит на помощь, женится на ней и берет титул Rex
francorum et Lungobardorum («король франков и лан-
гобардов»), который носил когда-то Карл Великий. Од-
нако ему приходится спешно возвращаться в Герма-
нию, где вновь бесчинствуют мадьяры. В 955 году От-
тон одерживает над ними в битве на реке Лех бле-
стящую победу, принесшую ему прозвище Великий, –
победу столь значимую, что она позволила ему за-
ставить кочевников осесть на плодородных придунай-
ских землях. Ниже по течению реки он основывает
марку, которая впоследствии получит название Ав-
стрия3.
Обезопасив себя с этой стороны, он снова отправ-
3
Австрия (нем. Österreich – букв. «Восток империи») – название Ав-
стрия впервые упоминается в документе от 1 ноября 996 г.
ляется в Италию, намереваясь на этот раз получить
из рук понтифика императорскую корону. Однако он
принуждает папу Иоанна XII признать за ним право на
его мирские владения. Отныне права императора на
Рим признаны, как и его право инвеституры, то есть
право лично назначать епископов и прелатов. Успехи
Оттона в борьбе со славянами и венграми настоль-
ко поразили христианский мир, что никого нимало не
удивило, когда на императорский трон взошел сакс,
чьи предки, лишь недавно обращенные в христиан-
ство, не были даже подданными Римской империи.
Отвечали ли столь тесные узы, связавшие Герма-
нию и Италию, интересам обеих наций? Многие гер-
манцы гордились монархом, который восстановил по-
рядок в стране, защитил Запад от нашествий с Во-
стока, укрепил папскую власть. Они считали, что Цер-
ковь была для этого монарха твердой гарантией его
власти. Другие же, напротив, утверждали, что рим-
ское влияние и участие в итальянских делах нано-
сят ущерб германскому характеру империи. На самом
же деле главную опасность представлял выборный
принцип монархии. Во Франции и в Англии наследова-
ние престола обеспечивало какую-никакую стабиль-
ность. В Германии же ни одной династии в течение
долгого времени не удается надолго задержаться на
троне. Другая опасность крылась в постоянном вза-
имном противодействии светской и духовной властей.
И вряд ли вновь окрепшая Церковь согласилась бы
оставить за императором право на инвеституру.
Тем не менее в 968 году папа Иоанн XIII и Оттон I на
созванном в Равенне соборе договариваются об обу-
стройстве славянских территорий. Император оста-
вит сыну крепкую империю. Надо признать, что этот
сакс правил страной по-каролингски. Существует ле-
генда, будто он спустился однажды в гробницу Карла
Великого и торжественно, с величайшим почтением,
забрал оттуда знаки императорской власти, взяв тем
самым на себя ответственность за духовное насле-
дие императора франков. Оттон Великий умер 7 мая
973 года во время вечерней службы. Его похоронили
в Магдебургском соборе.
Оттониды и Салическая династия
Редко бывает, чтобы потомки великих монархов
оказывались достойны своих предшественников. Две
решительные женщины, итальянка Адельгейда и гре-
чанка Феофано, привыкшие одна – к римскому вели-
чию, другая – к византийской роскоши, толкают сна-
чала Оттона II Рыжего, а потом и Оттона III к Италии.
Восемнадцатилетний Оттон Рыжий, коронованный
в Ахене, Риме и Павии, получил блестящее духов-
ное образование. В Германии он сталкивается с се-
мейными распрями, в Лотарингии – с королем Фран-
ции, в Италии – с византийским императором. Женив-
шись на греческой принцессе, он сражается с сара-
цинами за византийские владения на юге Италии, но
терпит поражение и созывает своих германских и ита-
льянских вассалов в Верону на сейм, после чего со-
бирает в Равенне войско для реванша. Однако в са-
мом начале военного похода он заболевает неизвест-
ной болезнью, возможно малярией, и в конце 983 го-
да умирает. Его хоронят под перистилем собора Свя-
того Петра в Риме, в мраморном саркофаге, как древ-
неримского кесаря, – весьма символично, учитывая
прожитую им жизнь.
Император Оттон II вручает епископский посох
священнику. Фрагмент бронзовых ворот собора в
Гнезно (Польша). XIII в.
В данном случае речь идет о святом Адальберте,
епископе Пражском, посвященном в сан в 983 году.
Чех по рождению по имени Войтех, он проповедовал
христианство в Богемии. Имея особую склонность к
монастырской жизни, он все же отправился пропове-
довать среди пруссов, где и был убит. Похоронен в
Гнезно.

Его сыну Оттону III было тогда три года. Среди род-
ственников немедленно началась борьба за регент-
ство, в которой участвовали баварский кузен Генрих
Строптивый, король Франции Лотарь, императрицы
Адельгейда и Феофано – бабка и мать царственного
ребенка. Однако последнее слово осталось за Цер-
ковью. Архиепископ Майнца Виллигиз и его собрат
из Реймса повергли к ногам этого мальчика всех кня-
зей Германии. Страной правили прелаты и женщины.
Когда Оттону исполнилось пятнадцать лет, он взял
власть в свои руки. Этот одаренный юноша владел
греческим, латынью, итальянским и немецким языка-
ми. Сын императора Запада, ближайший родственник
императора Востока, он мог бы стать беспредельным
честолюбцем, если бы не был набожен и склонен к
мистике. Едва достигнув совершеннолетия, он, есте-
ственно, отправляется в неудержимо манившую его
Италию, где впервые в истории возводит на Святой
престол папу-немца – своего родственника и капел-
лана Бруно, принявшего в 996 году тиару под име-
нем Григория V. Таким образом, два молодых немца,
один – шестнадцати лет от роду, другой – двадцати
четырех, поделили между собой мир светский и ду-
ховный.
Император Оттон II. Миниатюра «Кодекса свя-
того Григория». X в.

Григорий V говорил, что «Германия должна стать


правой рукой Христа», а потому этот немецкий папа
отдал все управление в Риме в руки немцев. Римля-
не воспротивились этому и избрали себе антипапу –
Иоанна XVI (Филагата). Оттон перешел через Альпы,
посадил своего папу обратно на престол, а Иоанна
велел изувечить самым ужасным образом. Прибли-
жался 1000 год, мир будоражили зловещие предзна-
менования. Славяне продвинулись до самой Эльбы,
сведя на нет все цивилизаторские начинания Оттона
Великого. Установленные им пограничные марки бы-
ли потеряны. Чехия, Венгрия, Фризия откололись от
империи. Снова принялись за грабежи норманны. Но
Оттон III считал себя римлянином и продолжал воссе-
дать в своем дворце на Авентинском холме. Отсюда,
из Рима, он собирался править и Италией, и Герма-
нией. Он выступал как полноправный хозяин Церкви
и после смерти своего родственника Бруно (Григория
V) без всяких выборов назначил папой своего настав-
ника и друга Герберта, ставшего под именем Силь-
вестра II первым в истории папой-французом. Стран-
ный союз: папа-ученый (Сильвестр был не только бо-
гословом, но и математиком) и император-фантазер.
Император Оттон III. Миниатюра «Евангелия
Оттона III». X–XI вв.
Это один из шедевров придворного искусства. Сла-
вянские страны, Германия, Галлия и Рим подносят да-
ры наследнику кесарей, пожелавшему утвердиться в
Вечном го роде. Император римлян изображен в окру-
жении епископов и вельмож, которые держат его ору-
жие: меч, копье и щит.

В 1000 году Оттон III совершил «тысячелетнее» па-


ломничество. В Ахене он велел открыть гробницу Кар-
ла Великого и, по примеру своего деда, спустился в
нее. Простершись ниц перед мертвым забальзамиро-
ванным императором, по-прежнему сидевшим на ка-
менном троне, Оттон все же осмелился взглянуть ему
в лицо, после чего велел заменить утраченный кон-
чик носа на золотой и закрыть гробницу. На Рождество
1000 года Оттон и Сильвестр II встречаются в Риме,
где намечают проект некоего «конкордата» – двойной
мистической монархии, которая должна была еще бо-
лее тесно связать между собой папу и императора. Но
в то время как в Германии зрело недовольство «этим
римским саксом», в Риме народ поднимался против
«этого саксонского римлянина». Спасаясь от мятеж-
ников, Оттон был вынужден в феврале 1001 года тай-
но покинуть Вечный город. На следующий год он умер,
а в мае 1003 года за ним в могилу последовал и Силь-
вестр.
Святой Генрих II получает с неба знаки своей вла-
сти. Миниатюра «Сакраментария Генриха II». X–
XI вв.
Христос протягивает императору корону и благо-
словляет его. Коронованный самим Господом Богом
государь держит в правой руке копье Лонгина – сим-
вол власти в Итальянском королевстве. Это копье,
приобретенное Генрихом I, участвовало во многих
битвах, его несли впереди войска как знамя, как за-
лог победы. Императорская мантия Генриха II (изго-
товлена в 1019–1020 гг.), которая хранится в Бамбер-
ге, символизирует Вселенную с созвездиями, знаками
зодиака и прочим, напоминая таким образом одеяние
библейского первосвященника.

По германским обычаям власть в империи не име-


ла наследного характера, однако в действительности,
начиная с Генриха I, Саксонская династия сохраняла
ее за собой при каждых выборах. Последний наслед-
ник Саксонского дома, баварский герцог, сын Генриха
Строптивого, требует отдать корону ему и после при-
вычной уже борьбы был коронован под именем Ген-
риха II. Этот правитель оказался и набожным, и весь-
ма практичным. Он вынашивал честолюбивые пла-
ны возрождения империи Карла Великого и Оттона. В
Церкви в это время также царил дух обновления. Цен-
тром этого движения стало бенедиктинское аббатство
Клюни в Бургундии, настоятель которого аббат Оди-
лон был другом нового императора. Клюнийская шко-
ла выступала за сокращение прав светских властей
в пользу власти церковной, а также призывала духо-
венство, как белое, так и черное, к соблюдению це-
ломудрия, строгой дисциплины и чистоты веры. Ген-
рих II соглашался на усиление политического влияния
Церкви и управление страной посредством епископ-
ских синодов, а не собраний императорских васса-
лов, как прежде, при условии сохранения за импера-
тором права назначать и смещать епископов. Проник-
нувшись идеями клюнийцев, он реформировал гер-
манские обители, совершил несколько походов в Ита-
лию, укрепив таким образом авторитет империи. Ген-
рих II, супруг святой Кунигунды Люксембургской, по-
чил в 1024 году, а сто двадцать лет спустя Католиче-
ская церковь причислила его к лику святых.
Генрих II и его супруга Кунигунда Люксембургская.
Рельеф надгробной плиты в Императорском соборе
Бамберга. Конец XV – начало XVI в.
Наследников по мужской линии в Саксонском доме
больше не осталось. И тогда прелаты и князья сно-
ва собрались неподалеку от Вормса, в долине Рейна,
чтобы при помощи выборов сохранить преемствен-
ность власти в империи. Их выбор пал на Конрада
Франконского (происходившего из племени саличе-
ских франков), перед которым встала нелегкая зада-
ча. Об обеспечении Германской империи «принципа-
та среди всех европейских народов» не могло быть
и речи. На это не согласились бы ни Франция, ни Ан-
глия, ни Дания. Да и в самой империи не было ника-
кого единства. Стоило императору отправиться в Ита-
лию, как в Германии начинал назревать бунт, когда же
он покидал Италию, тут же ослабевали верноподдан-
нические настроения на полуострове.
Царь Давид, играющий на арфе. Фрагмент
скульптурного декора алтарной части Император-
ского собора в Бамберге. XVI в.

В Церкви нарастали клюнийские тенденции. Теперь


на повестке дня стояло не только возрождение хри-
стианских добродетелей среди монашества, но и ис-
коренение двух наиболее опасных, по мнению клю-
нийцев, зол в среде белого духовенства: вступления
священнослужителей в брак и торговли духовными
званиями и санами, вплоть до папы римского. Этот
обычай продавать и приобретать за деньги духовные
должности клюнийцы называли «симонией», от име-
ни самарянского волхва Симона, пытавшегося выку-
пить у апостолов Петра и Иоанна дар Святого Духа,
то есть возможность творить чудеса. В эти жестокие,
продажные времена, когда один папа отлучал от церк-
ви другого, когда папы избирали себе императоров, а
императоры – пап, когда раздоры среди сильных ми-
ра сего обрекали на нищету крестьян, только Церковь
могла спасти цивилизацию, но ей следовало стать до-
стойной этой великой миссии. Такую цель и ставили
перед собой монахи из Клюни.
И они добились определенных успехов. Сын Конра-
да II, Генрих III Черный (1017–1056), взошедший на
престол в 1039 году, принял идею «военного поста» –
воздержания от военных действий с вечера среды
до утра понедельника, получившего название «Божье
перемирие». Это нововведение давало обществу, по-
стоянно раздираемому войнами, еженедельную пере-
дышку. Кроме того, император решительно отказался
от симонических даров и осудил церковных иерархов,
виновных в «торговле Божьей благодатью». И прав-
да, за один 1046 год притязания на римский престол
предъявили сразу три папы. На синоде, состоявшем-
ся в итальянском городе Сутри, Генрих III низложил
всех троих, в том числе и Григория VI, который, об-
ладая известными добродетелями, признался тем не
менее в том, что в свое время купил себе право на
престол святого Петра. На их место после Климен-
та II император поставил Льва IX, осторожного и дея-
тельного понтифика, обратившего клюнийский устав
в мощную силу на службе добра. Лев IX и его по-
следователи рассматривали папство не как местную
власть, ограниченную пределами Рима, но как огром-
ную международную организацию, стоящую над мо-
нархами и народами. Лев IX совершал пастырские по-
ездки по всей Европе, назначал кардиналами выход-
цев из разных стран, заручился союзом с сицилийски-
ми норманнами. Одним словом, этот созданный им-
ператором папа сумел обрести достаточно силы, что-
бы императорам противостоять.
Борьба за инвеституру
Взаимоотношения между папой и императором
стали в XI веке главным вопросом эпохи. Имперские
законники и богословы видели в империи «град Бо-
жий», воплощающий на земле идеалы Церкви. Им-
перия была десницей Божьей Церкви. Ничто нельзя
было делать без нее, тем более против нее. Одна-
ко клюнийские и римские богословы придерживались
иного мнения. По мнению клюнийцев, царство Христа
на земле могло наступить лишь при посредничестве
независимой Церкви, возглавляемой всемогущим па-
пой.
Ситуация казалась благоприятной для папских при-
тязаний. После смерти Генриха Черного (1056) в Гер-
мании на троне оказался шестилетний ребенок Ген-
рих IV (1050–1106). Фактически власть принадлежала
его матери Агнесе де Пуатье, женщине высокой куль-
туры и истинной доброты, но не имевшей достаточной
силы и умения для управления страной. Таким обра-
зом, от имени короля правили епископы (Анно Кёльн-
ский и Адальберт Бременский); они вынудили Агнесу
уйти в монастырь и женили несовершеннолетнего ко-
роля на Берте Савойской. Однако Генриху, уже в этом
возрасте отличавшемуся распутством и своеволием,
жена не понравилась, и он отказался делить с ней ло-
же. Вынужденный с детства подчиняться чужой воле,
едва достигнув совершеннолетия, он сбросил с себя
ярмо чужой власти и вознамерился действовать от-
ныне по собственному разумению. Прежде всего он
потребовал расторжения брака, на деле так и не со-
стоявшегося. И получил со стороны папы отказ: него-
же будущему императору подавать пример развода.
Генрих уступил, признал жену королевой и прижил с
ней нескольких детей, подчинившись таким образом
давлению Рима.
Император Генрих IV. Миниатюра «Библии из
Хирсау». XI в.
Считается, что на полях этой страницы (начало
Книги Иова) изображен император, имевший столько
сложностей с Церковью.

А оно все усиливалось. Папы-клюнийцы Лев IX и


Николай II были активными реформаторами. Уже в
1059 году Николай II провозглашает новый способ из-
брания на папский престол. Отныне избирать папу
могут исключительно кардиналы. Император утрачи-
вает свои церковные прерогативы. Государь лишает-
ся права назначать епископов даже в собственном ко-
ролевстве, и это прежде всего и главным образом ка-
сается германского короля. Несмотря на то что импе-
ратор – «помазанник Божий», несмотря на его право
носить епитрахиль и в канун Рождества петь вместо
диакона Евангелие, в глазах Церкви он остается про-
сто мирянином, которому не дано назначать еписко-
пов.
Эта тенденция усугубляется с избранием на пап-
скую должность монаха Гильдебранда, взошедшего
на Святой престол под именем Григория VII. Этот
невысокий, но поистине великий человек, сын тоскан-
ского крестьянина, воспитанный на клюнийских прин-
ципах, обладал ясным умом и несгибаемой волей. Его
восхождение в Церкви началось задолго до избра-
ния папой. Когда-то он был советником Григория VI,
и, назвавшись Григорием VII, он тем самым отменил
низложение своего предшественника Генрихом III. Он
не был первым, кто пытался утвердить главенство
Церкви или призывал священнослужителей к цело-
мудрию, – все это было и до него. Но вот что было вно-
ве, так это безудержная храбрость, с которой он всту-
пил в борьбу против развращенности своего времени,
а также несокрушимая твердость его учения: «Рим-
ская католическая апостольская церковь никогда не
совершала и не совершит ошибок. Римский понтифик
имеет право низлагать недостойных императоров и
освобождать своих подданных от клятвы верности,
данной неправедному государю». Так думал – и гово-
рил – Гильдебранд.
Подобное учение представляло непосредственную
угрозу для Генриха IV. Он знал, что этот папа не пой-
дет ни на какой компромисс. Ему хотелось бы как мож-
но скорее избавиться от него, но положение Григория
VII, которого поддерживали сицилийские норманны и
блистательная графиня Матильда Тосканская, выгля-
дело весьма прочным, тогда как у самого Генриха оно
было не просто спорным, а критическим. Тем не ме-
нее в 1076 году на сейме в Вормсе созванный Генри-
хом совет немецких епископов объявляет о непослу-
шании Григорию VII и провозглашает его низложен-
ным.
«Генрих, не по узурпации, но по священной воле
Божией король, – Гильдебранду, не папе, но веролом-
ному монаху… Со всеми нашими епископами взываю
к тебе: пади, пади!»
Григорий же VII, вместо того чтобы освободить пре-
стол святого Петра, ответил отлучением короля от
церкви и освобождением его подданных от принесен-
ной ему некогда клятвы верности: «Запрещаю кому
бы то ни было служить ему, как служат королю». Все
это поселило глубокий разлад в душах верующих, дав
одновременно немецким князьям неожиданный шанс
порвать с собственным королем. Папа, уверенный в
поддержке со стороны многих влиятельных лиц, гото-
вился лично возглавить созванный в Германии собор.
Чтобы выиграть время, Генрих отправился за Альпы.
Положение его было отчаянное. Если он не получит
от папы отпущения грехов, собственные вассалы бу-
дут считать его низвергнутым. Кто тогда поддержит
его?
Гуго Клюнийский, Генрих IV и Матильда Тоскан-
ская. Миниатюра из «Жизни Матильды» Донизо Ка-
носского. 1115
Путешествие короля в Италию в середине зимы
1076/77 года было тягостным. В заснеженную Канос-
су, где папа гостил у графини Матильды Тосканской,
оказывавшей ему поддержку в борьбе с королем, Ген-
рих явился не в королевских одеждах, а во власяни-
це кающегося грешника. Мы видим здесь графиню ря-
дом с клюнийским аббатом – святым Гуго, приходив-
шимся королю крестным отцом. Оба они замолвят за
него слово перед Григорием VII, и 28 января 1077 года
тот примет Генриха.

Папа тем временем отдыхал в Каноссе, в замке


графини Матильды. Туда-то и направился Генрих IV,
переправившись через заснеженное ущелье Мон-Се-
ни в сопровождении своей супруги Берты и малолет-
него сына. Папа отказался принять короля, но за то-
го вступилась Матильда, приходившаяся ему родней.
Три дня, с 25 по 27 января 1077 года, король прождал
у ворот замка, стоя во власянице босиком на снегу и
голодный. Наконец папа счел, что тот достаточно пуб-
лично покаялся, и позволил ему войти в замок. Конеч-
но, Григорий VII предпочел бы отказать ему в отпуще-
нии грехов и венчать на царство антикороля, к приме-
ру Рудольфа, герцога Швабского, избранного немец-
кими князьями. Однако он был не только папой, но и
священником и не мог унижать дальше грешника, чье
раскаяние показалось ему искренним. У него тоже бы-
ла совесть.
Князья же продолжали сопротивляться, и Генрих
счел себя свободным от данного папе обещания не
наказывать этих бунтарей. С 1077 по 1080 год Герма-
нию раздирали гражданские войны. Генрих IV совсем
уже было разгромил своих противников, когда в 1080
году Григорий VII вторично отлучил его от церкви. В
ответ на это Генрих назначил архиепископа Равенн-
ского антипапой под именем Климента III. В соответ-
ствии с законом равновесия Григорий VII в ответ под-
держал антикороля, Германа Люксембургского. Одна-
ко победа осталась за Генрихом. В 1084 году он во-
шел в Рим, где его личный папа Климент III возложил
на него императорскую корону.
Римляне отвернулись от Григория VII. Осажденный
в замке Сант-Анджело, он обратился за помощью к
Роберту Гвискару. Тот примчался на зов во главе сво-
его дикого, необузданного войска, состоявшего из орд
норманнов и сарацин, которые разграбили Вечный го-
род. Тысячи римлян были проданы в рабство. После
этих бесчинств Григорий VII не мог уже оставаться
в разоренном Риме и последовал за норманнами на
Сицилию, где и умер в 1085 году в Салерно с такими
словами: «Единственное, в чем я уверен, – это что я
всегда любил справедливость и ненавидел беззако-
ние; и потому я умираю в изгнании…» Он пал жертвой
собственного упрямства. Отлучение от церкви – гроз-
ное оружие, только им нельзя злоупотреблять. В пер-
вый раз оно вселяет ужас, но во второй раз он при-
тупляется. Впрочем, у империи имелось свое «оружие
устрашения» – назначение антипап, а ее законники не
были согласны с учением Гильдебранда относитель-
но всемогущества папской власти.
Со смертью главного врага для Генриха IV начина-
лись, казалось бы, благоприятные времена, но в 1088
году римский престол занимает новый папа, Урбан II,
тоже приверженный клюнийским принципам, и начи-
нает проводить в жизнь идеи Григория VII. Очень лов-
ко, посредством странного брака, он объединяет двух
заклятых врагов Генриха IV: графиню Матильду, кото-
рой уже перевалило за сорок, и семнадцатилетнего
сына Вельфа Баварского. Сторонником папы объяв-
ляет себя и старший сын Генриха IV, Конрад, но в 1101
году он умирает. В 1103-м Генрих IV провозглашает
на территории всей империи Божье перемирие сро-
ком на четыре года. С тех пор как на него обрушились
несчастья, он до такой степени благоволил чиновни-
кам и бюргерам, что его сын (будущий Генрих V) из
страха, что дворянство отвернется от него, отрекся от
все еще отлученного от церкви отца и, возглавив за-
говор князей, снова развязал междоусобицу. Заклю-
ченный сыном под стражу, император вынужден был
покориться молодому мятежнику. На сейме в Ингель-
хайме он отрекся от престола, но затем бежал, чтобы
снова взяться за оружие, обратив его против измен-
ника.

Папа Урбан II освящает главный алтарь церкви


Святых Петра и Павла Клюнийского аббатства.
Миниатюра XII в.
С 1014 года в Клюни хранилась золотая держа-
ва, дарованная Бенедиктом VIII Генриху II, которую
тот оставил в аббатстве. Рауль Глабер добавляет, что
этот символ имперской власти был сделан по подо-
бию Земли, «которая, как говорят, имеет круглую фор-
му».

Генрих IV «старший» победил, но 7 августа 1106 го-


да неожиданно умер в Льеже. Его тело пять лет дожи-
далось снятия анафемы, без которого он не мог быть
погребен в родовом склепе Шпайерского собора. Пе-
чальная церемония совершилась в том же 1111 году,
в котором в Риме состоялась коронация его сына.
Генрих V предал своего отца, как предал впослед-
ствии поддержавшего его папу Пасхалия II. Тот вы-
разил готовность отказаться от имени духовенства от
феодальных владений и всех прав и привилегий, с ни-
ми связанных, в обмен на отказ императора от инве-
ституры. Генрих V согласился, однако, когда во вре-
мя коронации был зачитан текст соглашения, это вы-
звало взрыв негодования. Епископы не желали отка-
зываться от земных благ, а знать не хотела лишать-
ся права контролировать Церковь. В соборе Свято-
го Петра произошла смута, и Генрих в очередной раз
заключил папу под стражу, а затем принудил своего
пленника предоставить ему традиционные для импе-
раторов права.
Сражение Генриха IV с Генрихом V. Рисунок
«Chronicorum libri». XII в.
Этот рисунок происходит из Chronicorum libri. Ген-
рих «старший», в короне, со щитом, украшенным
изображением орла, сражается с Генрихом «млад-
шим», изображенным слева, тоже в короне, но без
орла на щите. Этот печальный эпизод гражданской
и семейной распри имел место около Регенсбурга в
1105 году. Генрих IV был вынужден отречься от пре-
стола и несколько месяцев спустя умер (1106). Ген-
рих V, последний император Франконской династии,
также испытает немало трудностей во взаимоотноше-
ниях с папской властью, пока стороны не придут на-
конец к согласию в вопросе об инвеституре (Вормс,
23 сентября 1122 года).

После долгого и мучительного чередования побед и


поражений, когда удача улыбалась то имперским вой-
скам, то папским, компромисс был наконец достигнут.
Он нашел свое выражение в так называемом Вормс-
ском конкордате 1122 года. Император отказывался
от инвеституры епископов с вручением посоха и коль-
ца. Однако за ним сохранялось право присутствовать
на выборах церковного иерарха и в момент посвяще-
ния указать на него скипетром, до того как папа вру-
чит ему посох и кольцо. Это соглашение носило вре-
менный характер и должно было действовать лишь
на период царствования Генриха V. Впрочем, уже до-
вольно скоро Церковь настолько укрепила свое могу-
щество, что смогла обойтись без покровительства со
стороны императора. Тем не менее Латеранский со-
бор 1123 года подтвердил действие Вормсского кон-
кордата. Борьба за инвеституру закончилась. В 1125
году Генрих V умирает в Утрехте, оставляя после себя
ослабленную монархию, усилившееся влияние фео-
далов и Германию во власти глубокой смуты.
Пока шла борьба за видимости, перед немцами
вставала гораздо более важная задача. Таинствен-
ные земли, простиравшиеся между Эльбой и Нема-
ном, одинаково манили первопроходцев и миссионе-
ров. Колонизация этой бескрайней равнины стала са-
мым смелым проектом Средневековья. На месте ры-
бачьих деревушек вырастали большие ганзейские го-
рода. Однако освоение этих территорий не было мир-
ным. Даже обращенные в христианство саксы не про-
являли должной кротости. Славяне, которых либо по-
коряли, либо изгоняли с их земель, оказывали ярост-
ное сопротивление. На Дунае немцы также захва-
тывали земли прежних захватчиков. На юге чехам,
словакам, мадьярам удалось сохранить свои языки и
обычаи. Но мы увидим, что мало-помалу колонизиро-
ванные территории, вошедшие в состав великой им-
перии и ставшие впоследствии Австрией или Прусси-
ей, возьмут верх над старой Германией и станут в кон-
це концов ею управлять. Этот марш-бросок на восток,
сравнимый разве что с освоением Дикого Запада аме-
риканскими пионерами, был бесконечно важнее для
страны, чем борьба за инвеституру или итальянские
приключения германских императоров, но кто тогда
мог об этом знать?
Духовная жизнь
Сражаются между собой папы и императоры, тер-
зают друг друга князья… Однако мы допустили бы
грубую историческую ошибку, если бы свели всю
средневековую историю Германии к этим бурным,
кровавым играм. Шторма бушуют лишь на поверхно-
сти, в глубинах же живут люди, растут города, созда-
ется искусство. Германия в ту пору отличается глубо-
кой религиозностью. Она строит церкви. Один толь-
ко Гундекар, епископ Айхштеттский, основал сто два-
дцать шесть храмов.
Такое активное строительство, так же как и горя-
чее участие в нем городских жителей, говорит о проч-
но укоренившейся вере. Средневековая Германия –
родина схоластов и мистиков. Схоласты, будучи по-
следователями Аристотеля, стремятся соединить бо-
гословие с философией. Мистики же, которым бли-
же учение Платона, пребывают в постоянном поис-
ке нерасторжимого единства человека и Бога. Так,
странствующий проповедник Манегольд из Лаутенба-
ха, живший в конце XI века, создает, опираясь на свою
веру, целую политическую доктрину, утверждающую
преимущество силы народа над княжеской силой.
Живший в XIII веке знаменитый немецкий богослов
Альберт Великий, ученый-натуралист, солдат, доми-
никанский монах, потом епископ и наконец снова про-
стой монах, был одним из учителей святого Фомы Ак-
винского. Он обладал поистине универсальными зна-
ниями, как и Аристотель, труды которого он комменти-
ровал. Признавая религиозные догматы – Троицу, Во-
площение, Искупление, он остерегался обсуждать их.
Что же касается прочих тем, то он оставлял за фило-
софией право свободно толковать их в соответствии
с умственными способностями толкователя, которые,
впрочем, тоже даются Господом.
Святой Альберт Великий. Рисунок хроники XII в.
Родился в графской семье в Швабии, стал домини-
канцем и был назначен провинциалом ордена в Кёль-
не. Его проповеди имели большой успех во Франции
и в Германии. Он изучал наследие Аристотеля, пони-
мая его ценность для современной ему философии.
Был учителем Фомы Аквинского и крупным ученым в
области биологии и химии. Прославлен в 1652-м, ка-
нонизирован в 1931 году.

Другой великий мистик, Майстер Экхарт (ок. 1260–


1327), напротив, тяготеет к неоплатонизму. Он утвер-
ждает, что спасение человеческой души лежит в от-
вержении всех связей и в полном слиянии с Богом.
Только так она обретет неизреченное блаженство.
Церковь относилась к Экхарту с недоверием, считая,
что его учение граничит с пантеизмом. Поэтому его
последователи и ученики Иоганн Таулер (1300–1361)
и Генрих Сузо (1295–1366) были осмотрительнее в
своем учении, делая основной акцент на напряжен-
ной внутренней жизни. В этом можно разглядеть да-
лекие истоки немецкой идеалистической философии.
Миннезингер Тангейзер в облачении тевтонских
рыцарей. Миниатюра «Манесского кодекса». XIV в.
Тангейзер, миннезингер («певец любви»), живший
в середине XIII века. Он принадлежал к австро-бавар-
ской семье, чей черно-золотой герб мы видим на ри-
сунке. Яркий представитель благородных странству-
ющих рыцарей, он обладал тонким чувством юмора и
сатирическим складом ума и стал героем двух легенд
и одной оперы.

Пока мистики прославляют любовь к Господу, ры-


царство в XII и XIII веках, частично под влиянием
итальянских рыцарей, воспевает любовь к женщине.
Война в понимании рыцарства – это стиль жизни. И
ее стремятся украсить личными чувствами. Рыцарь
сражается за избранную им «даму сердца», чьи цве-
та он носит на своей одежде. Ради своей возлюб-
ленной он даже нередко становится поэтом. Так рож-
дается поистине национальная литература. Минне-
зингеры («певцы любви» – от старонемецкого слова
Minne – любовь) воспевают по-немецки любовь и рат-
ные подвиги.
Генрих фон Фельдеке, Фридрих фон Хаузен и даже
сам император Генрих VI являются предтечами высо-
кого миннезанга. За ними следуют Рейнмар фон Хаге-
нау, учитель Вальтера фон дер Фогельвейде, одного
из величайших трубадуров, наряду с Гартманом фон
Ауэ и Генрихом фон Морунгеном. Куртуазная поэзия
сама по себе выражает абсолютную любовь и самые
нежные чувства. Около 1300 года цюрихские город-
ские власти собрали воедино более семи тысяч сти-
хов о куртуазной любви, написанных ста тридцатью
поэтами, и поместили их в один, богато украшенный
миниатюрами манускрипт – знаменитый «Манесский
кодекс».
Рыцарь Парцифаль и его оруженосец. Миниатю-
ра «Манесского кодекса» к поэме Вольфрама фон
Эшенбаха. XIV в.

Параллельно с лирической поэзией развивается и


поэзия эпическая. В XII веке появляется всемирно из-
вестный германский эпос о нибелунгах, герои кото-
рого, жестокие и преисполненные рыцарских добле-
стей, напоминают германских князей того времени.
Вольфрам фон Эшенбах пишет свои великие рома-
ны в стихах, среди которых «Парцифаль», а Готфрид
Страсбургский – своего «Тристана». Другие эпические
поэмы заимствуются из античного и бретонского цик-
лов.
В XIII веке главная сила и ум сосредоточиваются
в городском бюргерстве. В это время по всей Герма-
нии распространяется сборник оригинальных и остро-
умных нравоучительных максим, написанных неким
Фрайданком. Школьный учитель Гуго фон Тримберг
пишет дидактическую поэму «Renner», которая не
щадит ни князей, ни духовенство, ни городские вла-
сти.
Под знаком Креста
Этому духовному и художественному расцвету во
многом способствовали Крестовые походы. После
битвы при Пуатье Европа более чем на триста лет
позабыла о мусульманской опасности. Папа и импе-
раторы дрались между собой, как будто, кроме них,
в мире никого не было. Однако мир не ограничивал-
ся полосой земли между Балтийским и Средиземным
морями. У розы ветров четыре луча.
На Востоке шла холодная война между Византий-
ской и Римской церковью. Византийские патриархи,
не соглашаясь с «римским епископом» по нескольким
малозначащим пунктам учения, считали свою Цер-
ковь истинной и мечтали о полной независимости от
Рима. В 1054 году, после долгих бесплодных перего-
воров в Константинополе, папские легаты объявили
патриарха еретиком и предали его анафеме. Как и
следовало ожидать, патриарх ответил отлучением па-
пы от церкви. Раскол свершился.
Но вскоре над Византией нависла опасность. Ис-
лам снова принялся за свое. Турки-сельджуки захва-
тили Иерусалим (1070) и стали угрожать Византии.
Император Алексей Комнин обратился за помощью к
Риму. Несмотря на раскол, обе церкви были христи-
анскими. Увидев в этом благоприятный момент для
возвращения Восточной церкви и сплочения Запа-
да, папа призвал монархов объединиться под Святым
крестом против неверных. В Первом крестовом похо-
де (1096) участвовало главным образом французское
рыцарство. Крестоносцы одержали массу побед и по-
садили в Иерусалиме своего короля – Балдуина I.
Но, к сожалению, солдаты в завоеванных землях
часто предаются бесчинствам и зверствам. В ходе
этой кампании многие христиане проявили невероят-
ную жестокость. Те из рыцарей, кто был вдохновлен
высокими идеалами и стремился к созданию Царства
Божия на земле, объединились при поддержке духо-
венства в рыцарские ордены, отличавшиеся строгой
дисциплиной и приверженностью христианским доб-
родетелям.
Одними из первых военных орденов были тамплие-
ры, или храмовники (белый плащ с красным крестом),
штаб-квартира которых расположилась на месте хра-
ма Соломона; госпитальеры – рыцари Странноприим-
ного ордена Святого Иоанна (черный плащ с белым
крестом), которые позже, когда их изгнали из Иеруса-
лима, продолжили свою деятельность на острове Ро-
дос, а еще позже – на Мальте, откуда второе наиме-
нование ордена – Мальтийский. После Второго и Тре-
тьего крестовых походов, в которых важную роль сыг-
рало немецкое рыцарство, появляется Тевтонский ор-
ден (белый плащ с черным крестом), рыцарям кото-
рого в 1226 году доведется основать Пруссию.
Рыцарь ордена Святого Иакова Альтопашо пе-
ред паломниками. Миниатюра «Манесского кодек-
са». XIV в.

О политической подоплеке Крестовых походов речь


пойдет впереди, здесь же хотелось бы отметить их
духовное и культурное значение. Несмотря на то что
крестоносцы не удалялись далеко от побережья, а по-
тому не вступали в контакт с такими развитыми ци-
вилизациями, как, например, Персия, эти рыцари – в
сущности, провинциалы и почти варвары – приобре-
ли на Востоке богатые познания, познакомившись с
миром более обширным, искусством более богатым,
а также с христианской сплоченностью. На Святой
земле немцы встретились с французами, завязались
дружеские связи, в том числе и с неверными. У ара-
бов, хранивших аристотелевские традиции, развива-
лись науки. Восток оплодотворил Запад. Благодаря
Крестовым походам и долгому отсутствию сеньора,
отправившегося на защиту Гроба Господня, в Евро-
пе повышался престиж женщины. Свои чувства кре-
стоносцы «сублимировали» в поэзии. Дальше мы уви-
дим, что император Фридрих II жил как восточный вла-
дыка, что нашло выражение и в его культуре.
Лотарь III и Конрад III
Германия сильно изменилась. Князья и церковные
иерархи, которым распри между папами и императо-
рами принесли независимость, перестали считать се-
бя слугами короля, превратившись в крупных земле-
владельцев, пользовавшихся на своих землях безраз-
дельной властью. Города, со своей стороны, также
стремились к самоуправлению; императоры дарова-
ли горожанам целый ряд привилегий и налоговых
льгот. Однако, в то время как феодалы и городская
буржуазия набирали силу, принцип выборности про-
должал ослаблять королевскую власть, которая вот
уже сто лет принадлежала Франконской династии.
После смерти Генриха V епископы и князья решили
устранить его законного наследника, Фридриха Гоген-
штауфена, в пользу герцога Суплинбургского, ставше-
го Лотарем III.
Новому королю было пятьдесят лет, и он не имел
наследников мужского пола. После нескольких удач-
ных военных операций он укрепил восточные грани-
цы, отдал Верхнюю Лужицу Конраду Веттину, а Се-
верную марку – Альбрехту Медведю, отличному вои-
ну, которого он сделал маркграфом Бранденбурга. До
того он совершил ритуальную поездку в Италию. Рим-
скую церковь раздирал новый раскол. Право на трон
святого Петра оспаривали два папы – Иннокентий II
и Анаклет II. Когда Иннокентий II приехал в Льеж, Ло-
тарь взял белого коня папы под уздцы, показывая тем
самым, что признает его как понтифика. В 1132 году
они вдвоем отправились в Рим – возвести на престол
папу и короновать императора. Однако собор Свято-
го Петра был занят Анаклетом, и Иннокентию II при-
шлось короновать Лотаря в базилике Святого Иоан-
на на Латеранском холме. Пять лет спустя, навоевав-
шись вдоволь в Италии, император скончался в Тиро-
ле в крестьянской хижине на обратном пути в Герма-
нию.
Святой Бернар Клервоский. Миниатюра XIII в.

Лотарь надеялся оставить своим преемником гер-


цога Баварии и Саксонии Генриха Гордого, чьи владе-
ния простирались от Балтики до Средиземного моря.
Однако князья и епископы, опасавшиеся его чрезмер-
ного влияния, избрали королем Конрада Гогенштау-
фена, севшего на трон под именем Конрада III. Тем
самым было показано, что воля Церкви и курфюрстов
превыше воли усопшего императора. Одновременно
это стало поводом для возобновления старинной рас-
при между гвельфами (сторонниками баварского ро-
да Вельфов) и гибеллинами (от названия Вайблин-
ген – одного из замков Гогенштауфенов). По своему
характеру Конрад III оказался совсем не тем монар-
хом, которого ожидали тогдашние немцы – рыцари с
критическим взглядом на вещи. В их глазах он все-
гда был лишь избранником священства. Но с началом
Второго крестового похода ему представился случай
переключить внимание своих противников на Восток.
Мы уже сказали, что в Первом крестовом похо-
де главенствующую роль играла Франция. Во Вто-
ром крест приняли и Людовик VII Французский, и Ко-
нрад III. Когда мосульский эмир Нур ад-Дин взял Эдес-
су, христианский форпост на Евфрате, святой Бернар
Клервоский обратился к воинству всего христианского
мира с пламенной проповедью. К этому времени ры-
царский дух широко распространился по всей Герма-
нии. Возникшие во время Первого крестового похода
ордена госпитальеров и тамплиеров имели свои от-
деления к востоку от Рейна. Бернар явился в Шпай-
ер, где выступил с проповедью в присутствии короля,
напомнив о Страшном суде и в заключение обратив-
шись к Конраду III от имени Христа с такими словами:
«„Я отдал тебе все, а ты не хочешь даже защитить ме-
сто, где Я умер ради твоего спасения!“ – „Довольно! –
вскричал король, заливаясь слезами. – Я послужу То-
му, Кто искупил мои грехи…“»
Жатва, или Плоды женитьбы, вдовства и дев-
ственности. XII в.
Иллюстрации из самого красивого экземпляра
«Зерцала дев» (Speculum virginum), созданного в бе-
недиктинском монастыре Святого Евхария (ныне Свя-
того Матфея) в Трире. Это произведение, написан-
ное на берегах среднего Рейна в конце XII века неким
Перегринусом (Конрадом из Хирсау, родившимся в
1070 году), является размышлением о положении мо-
нахинь. Изображенные сцены – иллюстрация к книге
VII, где говорится, что если супруги (внизу) пожинают в
тридцать раз больше посеянного, а вдовы (в середи-
не) – в шестьдесят раз, то жатва девственниц (ввер-
ху) во сто крат превышает посеянное ими.

В 1147 году он отправляется в поход во главе при-


мерно полутора тысяч рыцарей и нескольких тысяч
пеших воинов. (Приводились и гораздо более значи-
тельные цифры.) Эта армия, в которой состояли не
только святые, разграбила Фракию, Константинополь
и Малую Азию. Затем закованные в тяжелые доспе-
хи крестоносцы были атакованы турецкой кавалери-
ей на быстрых скакунах. Изнуренные рыцари отступи-
ли к побережью. Почти все погибли. Конрад III присо-
единился к Людовику VII под Сен-Жан-д’Акром, но их
армии были сильно потрепаны, и короли не могли ни-
чего поделать. Окончательно пав духом, они думали
лишь о возвращении в Европу.
Серебряный денарий Конрада III. XII в.

Конрад вернулся морем и по прибытии узнал, что


его старые враги, гвельфы, силами своих верных со-
юзников осадили все замки гибеллинов. Старый гер-
манский король, которому исполнилось уже пятьде-
сят девять лет, очень хотел получить императорскую
корону. Но он умер в дороге. Некоронованный им-
ператор, король Италии, лишившийся королевства,
крестоносец, оказавшийся неспособным освободить
Иерусалим, – он много суетился, но мало сделал. Тем
не менее ему хватило мудрости in articula mortis ука-
зать как на своего преемника не на семилетнего сына,
а на племянника, тридцатилетнего Фридриха Шваб-
ского по прозвищу Барбаросса (1123–1190), рыцаря
с головы до пят, способного защитить империю. Со-
бравшиеся во Франкфурте курфюрсты послушались
Конрада, поскольку отец Фридриха был гибеллин (Го-
генштауфен), а мать происходила из баварских гвель-
фов. Таким образом, имелась надежда, что этот ко-
роль станет воплощенным примирением, в котором
после бесконечной кровной вражды так нуждалась
страна.
Фридрих I Барбаросса
Историки всегда нахваливали Фридриха Барбарос-
су. Красивый, синеглазый, со светло-рыжими волоса-
ми и бородой (отсюда и его прозвище), он обладал
такими рыцарскими качествами, как храбрость, сила
духа, любовь к приключениям. Сначала можно было
подумать, что он проявит великодушие и положит ко-
нец кровавым распрям гвельфов и гибеллинов. Он
и правда подружился со своим родственником Ген-
рихом Львом, которому вернул Саксонское, а потом
и Баварское герцогство. Но одновременное управле-
ние Германией и Италией было слишком нелегкой за-
дачей даже для этого великого императора.
В Италии общественное устройство менялось еще
быстрее, чем в Германии. Города, богатея, жажда-
ли независимости. Они не подчинялись никому, кро-
ме своих консулов и советов горожан. Население Ми-
лана достигло уже трехсот тысяч жителей. В Риме
проповедник и народный трибун Арнольд Брешиан-
ский основал на Капитолийском холме коммуну, при-
зывая папу вернуть Церковь к смирению и бедности,
свойственным первохристианам. Фридрих два года
не ехал в Италию, ожидая, что папа потеряет наконец
терпение и сам попросит его оградить итальянские го-
рода от подобных беспорядков. И действительно, в
1153 году папа Евгений III заключил с ним договор, и
на следующий же год Фридрих в первый раз перешел
Альпы.
Имея устаревшие романтические представления
об империи, он не понимал ни новых веяний, царив-
ших в ломбардских городах, ни упорства, с которым
папская власть придерживалась идей Григория VII, ни
силы, которую представляло Сицилийское королев-
ство. Он хотел забрать свое законное наследство, по-
лучить корону и принудить развоевавшихся горожан к
миру: все это казалось ему естественным и справед-
ливым. Прием, оказанный ему итальянцами, лишил
его иллюзий. В бешеной скачке переезжая с места
на место, творя скорый и суровый суд, он выслуши-
вал жалобы ломбардских городов на господство Ми-
лана, затем прибыл в Рим, где новый папа Адриан
IV, выслав Арнольда Брешианского, грозил городу ин-
тердиктом (запретом на совершение таинств). Римля-
не отправили к Фридриху своих послов, чтобы про-
сить его о восстановлении прав, которыми горожане
пользовались в античные времена. Тот ответил им на-
смешкой, указав на разницу между Римом былых вре-
мен и его нынешней слабостью. Власть над Римом,
сказал он, давно перешла в руки франков, а сейчас
принадлежит ему одному. «Вы хотите вновь увидеть
древнюю славу Рима? Все это вместе с империей пе-
решло к нам… Я ваш законный властитель».
Фридрих I Барбаросса. Миниатюра из «Иеруса-
лимской истории» Роберта Реймсского. Около 1110
На щите, испещренном (как и монашеская ряса)
небесными знаками, – крест, который мы видим также
и на подбитой беличьим мехом мантии. Наверху над-
пись: «Здесь изображен Фридрих, римский импера-
тор, непобедимый хоругвеносец, возлюбленный сын
Царя Небесного». И этому «возлюбленному сыну»
было суждено так нелепо погибнуть – утонуть!
Замок Эренбург близ Броденбаха в Мозеле, осно-
ванный в 1125 г. Фотография начала XX в.

В 1155 году он был коронован папой в ватикан-


ской базилике, перед гробницей святого Петра. В ка-
честве платы за коронацию Адриан IV потребовал вы-
дачи ему Арнольда Брешианского, пойманного в Тос-
кане. Проповедник был передан городскому префек-
ту и сразу повешен, а тело его сожжено. Когда рим-
ляне услышали об этой казни, они в ярости набро-
сились на немцев. Началась кровавая борьба. А по-
скольку императорская армия, кроме всего прочего,
страдала от жары и малярии, воины потребовали от-
править их обратно на родину. Фридриху Барбарос-
се пришлось временно отказаться от своих планов и
отложить усмирение итальянских городов и Сицилии.
Адриан IV, разочарованный отъездом императора, тут
же вступил в переговоры с королем Сицилии Виль-
гельмом Злым. Но немцы не стали упрекать своего
императора за этот дорогостоящий и бесполезный по-
ход. Понимали они также и то, что ради восстанов-
ления мира среди германских князей Фридрих пошел
на большие уступки, как, например, возведение Ав-
стрии в ранг герцогства с последующей передачей его
Генриху II Австрийскому по прозвищу Язомирготт. Это
прозвище представляет собой сокращенный вариант
немецкой фразы «Iach sam mir Gott helfe (Только бы
Бог помог мне)», которую якобы любил повторять гер-
цог.
Изданный в 1156 году Privilegium minus – документ,
подтверждающий права и обычаи Австрии, позволит
ей впоследствии (гораздо позже) отделиться от Гер-
манской империи.
Если борьба за инвеституру и осталась, казалось
бы, в прошлом, соперничество между папой и им-
ператором за превосходство продолжалось. Кто ко-
му жалует земли? Должен ли император удерживать
стремя понтифика и вести его лошадь под уздцы? Все
эти давно отжившие поводы для вражды всколыхну-
лись вновь на Безансонском сейме (1157), когда пап-
ский легат кардинал Роланд Сиенский сказал, что им-
ператор получает от папы beneficia, а канцлер Рай-
нальд фон Дассель перевел слово beneficia как «фе-
од», то есть земли, пожалованные вассалу сеньором.
Напрасно Роланд клялся и божился, что имел в ви-
ду просто «блага», – император приказал выгнать его
вон, добавив, что, не произойди эта сцена в стенах
Божьего храма, наглец был бы убит. Подобные языко-
вые ошибки и до сих пор остаются одним из подвод-
ных камней дипломатии. Двумя годами позже дерзко-
му кардиналу Роланду предстояло взойти на папский
престол под именем Александра III и вернуться к при-
тязаниям Гильдебранда.
Фридрих I Барбаросса и его сыновья – Генрих (впо-
следствии Генрих VI) и Фридрих Швабский. Миниа-
тюра из «Хроники Вельфов». XII в.
Император Священной Римской империи (ум.
в 1190) изображен в окружении своих сыновей – Ген-
риха, в ту пору короля Римского (избран в 1169), о ко-
тором еще пойдет речь, и Фридриха, герцога Швабии,
которого мы видим в обычной шапке и который погиб-
нет в 1191 году во время Крестового похода.

Тем не менее в 1158 году Фридрих Барбаросса


предпринял второй поход в Италию, чтобы наказать
наконец мятежные итальянские города. Селения Лом-
бардии проявили большое мужество, противостоя же-
стоким репрессиям. После героического сопротивле-
ния Милан был разрушен, а его жители рассеялись
по свету. Другие города были покорены самым уни-
зительным образом. В качестве управителей там бы-
ли назначены так называемые подестá – наместни-
ки имперской власти. Но приближались времена, ко-
гда монархии и рыцарству придется считаться с воен-
ной силой среднего класса и простого люда. В 1158
году в городах не было единства. Некоторые закон-
ники признавали права наследника кесарей. Однако
жестокость, с которой управляли подестá, вновь про-
будила недовольство итальянцев. В противовес Алек-
сандру III (1159–1181), своему противнику, император
сразу же избрал антипапу – Виктора IV.
Когда в 1166 году Фридрих Барбаросса с огромным
войском обрушился на Италию, он обнаружил там це-
лую коалицию противников во главе с папой. Города
Ломбардии объединились с Римом и с сицилийски-
ми норманнами. Несмотря ни на что, Фридрих дошел
до Рима, но там болезни и летняя жара одолели его
непобедимое войско. Эпидемия свела в могилу тыся-
чи рыцарей. Города вновь взялись за оружие. Зано-
во отстроился Милан, а в честь папы Александра III
был заложен новый город – Алессандрия. Фридрих
же, без оружия, в чужом платье, был вынужден бе-
жать за Альпы. Единственный путь его лежал через
ущелье Мон-Сени. Оттуда он добрался до Женевы,
а затем – до Безансона. В 1174 году он повел войска
в новый поход, но под Леньяно потерпел поражение
от миланской армии. Занималась заря новой Европы.
Взглянув наконец правде в глаза, Фридрих пытается
в Венеции, на паперти собора Святого Марка, при по-
мощи дипломатии обрести то, чего не смог добиться
военными средствами. Склонившись перед папой, он
получает от понтифика поцелуй, а с ним и примире-
ние.
Это примирение было необходимо ему как воздух,
поскольку в это время в Германии Генрих Лев, герцог
Саксонии и Баварии, взбунтовался против своего род-
ственника и отказал в поставках военной силы для
его войска. Женившись на дочери английского коро-
ля Матильде, этот гвельф решил, что ему все дозво-
лено. Его призвали на императорский суд, но он не
явился, начав междоусобицу. Тогда он был изгнан из
страны, а его владения розданы. Вестфалия, ставшая
герцогством, досталась епископу Кёльнскому. Бава-
рия отошла Оттону Виттельсбаху, основавшему дина-
стию, которой суждено было продержаться на троне
до 1918 года. Другие владения были раздарены вер-
ным вассалам, а саксонские земли стали феодом са-
мого императора. В конце концов Генрих Лев вынуж-
ден был покориться, чтобы спасти для наследников
хотя бы Брауншвейг и Лимбург. Он отправился в доб-
ровольное изгнание в Англию, откуда ему предстояло
вернуться лишь после смерти Барбароссы.
Брактеат с изображением Фридриха I Барбарос-
сы. XII в.

В Италии тоже воцарился мир. Фридрих добился


для своего сына, будущего Генриха VI, руки Констан-
ции, тетки и наследницы сицилийского короля Виль-
гельма Доброго. Тем самым он приобретал самую
крепкую поддержку. Покончено с унижениями, кото-
рые германский император претерпел от папы, от го-
родов Ломбардии и от Венеции! В один прекрасный
день Сицилия перейдет по наследству к Гогенштау-
фенам. Еще одна причина для того, чтобы покончить
с этой династией, подумала (про себя) Римская курия.
Но тут начался Третий крестовый поход, и на какое-то
время Барбаросса посвятил себя служению вере Хри-
стовой. Что может быть лучше для воина, чем смерть
на поле брани с неверными? Отправляясь в Святую
землю, император передал все регалии своему сыну
Генриху. Затем, через Болгарию, прибыл в Констан-
тинополь, где византийский император, напуганный
немецкими рыцарями, поспешил переправить их че-
рез Геллеспонт. Войско продвигалось вперед, вступая
в стычки с турками, но однажды, когда они были в Ки-
ликии, пронесся слух, что император умер. Это была
правда: утомившись после долгого перехода, он ре-
шил искупаться в речке под названием Селеф и уто-
нул.
Эта внезапная смерть положила эффектный конец
бурной романтичной жизни, утвердив во всем мире
величие его имени. В сущности, он потерпел неудачу
в большинстве своих начинаний: папу себе не подчи-
нил, итальянские города не покорил, Гроб Господень
не освободил. Однако память его украсила легенда.
В ней говорилось, что герой не умер, а всего лишь
уснул в пещере под горой Кюфхойзер. Один священ-
ник якобы видел, как он дремлет под мрачными сво-
дами, а его отросшая борода в девять рядов оплетает
трон. Старый Барбаросса, император Фридрих I, ждет
заката истории, чтобы проснуться. Следует добавить,
чтобы быть точными, что эту легенду стали ассоции-
ровать с Барбароссой только к XVI веку. Раньше она
применялась к его внуку Фридриху II.
Конец Гогенштауфенов
Генрих VI Суровый (1165–1197) походил на свое-
го отца и мужеством, и честолюбием, и упорством,
но он был коварнее. В 1191 году он был коронован
папой Целестином III. Однако противостояние немец-
ких князей заставило его вернуться на родину. Генрих
Лев при поддержке Англии и Танкреда Сицилийского
(незаконнорожденный двоюродный брат Вильгельма
Доброго) чуть не затеял всеобщую и крайне опасную
смуту, но ему помешало одно непредвиденное собы-
тие: английский король Ричард Львиное Сердце, во
время Третьего крестового похода глубоко оскорбив-
ший герцога Австрийского Леопольда V Бабенберга,
попал к нему в плен. Герцог же выдал короля импера-
тору, дав таким образом в руки Генриху VI бесценный
козырь. Угрожая выдать английского короля королю
Франции Филиппу Августу (который вел с Ричардом
Львиное Сердце Войну за анжуйское наследство), им-
ператор усмирил немецких бунтарей – друзей и со-
юзников пленника. Ричард был отпущен в Англию, но
лишь после того, как заплатил выкуп в сумме ста ты-
сяч марок серебром и признал себя вассалом импе-
ратора Священной Римской империи, который хотя и
вернул ему все его владения, но только в виде феода.
Коронация Генриха VI. Миниатюра XII в.
Этот Гогенштауфен, избранный в 1169 году коро-
лем римлян, в 1190-м сменил на троне Барбароссу.
Здесь мы видим его в короне, с державой в руках вме-
сте с папой Целестином III в соборе Святого Петра в
Риме (15 апреля 1191 года). Папа совершает помаза-
ние, нанося ему елей на кисти рук и предплечья (коро-
лю Франции помазывали голову, как епископу), затем
вручает ему по очереди меч, скипетр, кольцо и коро-
ну с ниспадающими лентами, названную митрой. По-
следним императором Священной Римской империи,
коронованным в Риме, станет Фридрих III, а сама це-
ремония в последний раз будет совершена в Болонье
в честь Карла V.
Ворота императорского замка Гогенштауфенов
в Ротенбурге (Бавария). XII в. Фотография конца
XIX – начала XX в.

Помирившись с Генрихом Львом, император отпра-


вился в Италию, чтобы вступить во владение Сици-
лийским королевством, завещанным его супруге Кон-
станции в 1189 году Вильгельмом Добрым. Соперник
императрицы на острове – Танкред – к этому време-
ни уже умер, и Генрих VI получил корону Сицилии. На
следующий же день Констанция родила ему сына, ко-
торый был крещен именем Фридрих. Своевластие и
жестокость Генриха VI пришлись не по нраву сицилий-
ской знати. Огнем и мечом он подавил все мятежи, но
внезапно умер от малярии. Эта безвременная кончи-
на, в результате которой на троне оказался ребенок,
снова отбросила Германию в смутные времена.

Брактеат с изображением Генриха VI и королевы


Констанции. Между 1190 и 1197

Немецкие князья вернулись к свободным выборам,


и империя вновь разделилась на два лагеря. Каждая
из фракций избрала себе императора: гибеллины –
самого младшего из сыновей Фридриха Барбароссы,
Филиппа Швабского, гвельфы – Оттона IV из Браун-
швейгского дома. Лишь в 1209 году папа Иннокентий
III соглашается наконец короновать Оттона IV, и то по-
сле гигантских уступок, сделанных им Церкви.
Однако, получив корону, Оттон тут же позабыл о
своих клятвах и напал на Южную Италию. Папа Инно-
кентий III обратился к Филиппу Августу, королю Фран-
ции. «С глубоким стыдом, – сказал ему папа, – делюсь
я с вами своими опасениями, ибо вы часто предосте-
регали меня…» В 1210 году он отлучил императора
Оттона от церкви и поставил против него опаснейше-
го из соперников – сицилийского сына Генриха VI, ко-
торый был избран на императорский трон под именем
Фридриха II и сразу заключил союз с королем Фран-
ции. В 1214 году Оттон был разбит Филиппом Авгу-
стом в битве при Бувине и потерял всех своих сторон-
ников. В полном отчаянии он скончался в замке Харц-
бург, моля Святую церковь о милосердии (1218).
Фридрих II был человеком особенным, в нем со-
четались грозный нрав и обаяние. Его наставниками
на Сицилии были философы и поэты, он говорил на
шести языках, сам писал стихи, покровительствовал
художникам, был искусным солдатом и ловким поли-
тиком. Но он унаследовал присущую членам своей
семьи суровость и маловерие. На Сицилии он при-
вык к сарацинам, свободно говорил с ними по-арабски
и шокировал римских христиан своей веротерпимо-
стью. Похоже, что у него был даже гарем. Смесь Во-
стока и Запада, мистицизма и скептицизма – он слыл
неким «чудом света», но успеха не добился. Слишком
уж он был «современен» для унаследованной им им-
перии. К тому же он не на шутку рассорился с двумя
папами.
Соколиная охота Конрадина. Миниатюра «Манес-
ского кодекса». XIV в.
Герцог Швабии Конрадин родился в 1252 году, а в
1266-м, после смерти его дяди Манфреда, получил
титул короля Сицилии и Иерусалима. Возглавив пар-
тию гибеллинов – врагов Католической церкви, он по-
терпел поражение в битве при Тальякоццо (23 августа
1268 года) и 29 октября следующего года был обез-
главлен в Неаполе. Его герб – с золотым крестом с
закругленными концами и серебряным подножием –
символизирует Иерусалим.

Риму не нравилось его желание объединить Ита-


лию и Сицилию в единое королевство, что могло силь-
но навредить независимости папской власти. Но глав-
ное – он уже неоднократно давал клятву отправить-
ся в Крестовый поход и каждый раз нарушал данное
слово. Тем не менее этот не слишком усердный кре-
стоносец без боя добился от султана свободного до-
ступа к святым местам для христианских паломников.
Вот они – плоды взаимопонимания. Да и для империи
он мог бы многое сделать; он был полон идей – о сме-
шении классов, об их представительстве, об усовер-
шенствовании правосудия, но для Италии XIII века, с
ее страстями, он был вероотступником.
Надо признать, что его поведение в отношении Кре-
стового похода заслуживало порицания. Он обещал,
потом просил отложить отъезд, а по истечении дан-
ного ему срока никуда не ехал. «Вы не раскаетесь, –
писал он папе Гонорию, – что взрастили и взлелеяли
такого сына; очень скоро вы получите желанный плод
с посаженного вами дерева…» Но плод все не созре-
вал. Отправившиеся в Думъят крестоносцы напрас-
но дожидались Фридриха II. Наконец папа Григорий
IX предал императора анафеме. Когда тот все же от-
правился на Восток, его стали упрекать в том, что он
слишком хорошо находит общий язык с неверными, в
то время как его действия, может и не столь героиче-
ские, как у других, были гораздо практичнее и эффек-
тивнее. Для правоверных христиан этот циничный го-
сударь был самим Антихристом. Данте поместил его
в свой «Ад» – единственного из императоров. Стран-
ный властитель для Священной империи.
На самом деле он был гораздо больше итальян-
ским королем, чем германским императором. Сердце
его оставалось на Сицилии. Чтобы успокоить папу, он
оставил Германию свирепствовавшим там в то время
монахам-инквизиторам. Его сын Генрих, которого он
увенчал королевской короной, противился этим фа-
натикам, сжигавшим заживо множество ни в чем не
повинных людей. Однако, когда Фридрих II приезжал
в Германию, его там всегда тепло принимали. Гоген-
штауфены все еще были в почете. Тем временем на
восточных окраинах империи происходили знамена-
тельные события. Рыцари Тевтонского ордена, осно-
ванного в 1128 году для защиты Святой земли, обос-
новались в Пруссии, вытеснив оттуда коренное ла-
тышско-литовское население. Кто мог тогда знать, что
в один прекрасный день эта колония объединит всю
Германию?
Удивительная вещь: Фридрих, пытавшийся в Ита-
лии быть государем-централистом, в Германии допу-
стил разгул княжеского партикуляризма. Да и в Ита-
лии ему не удалось остановить яростной борьбы меж-
ду городами гвельфов и гибеллинов. К концу свое-
го царствования он стал подумывать, не бросить ли
ему немецких князей на ломбардские города, но нем-
цы утратили к империи всякий интерес. Отношения с
папой Иннокентием IV у Фридриха не сложились на-
столько, что папе пришлось искать убежища во Фран-
ции. Конец этому конфликту положила в 1250 году
смерть Фридриха. Он умер в одеянии монаха-цистер-
цианца на руках у архиепископа Палермского, полу-
чив перед смертью отпущение всех грехов. Его кон-
чина потрясла мир, восхищавшийся его кажущимся
могуществом и обаянием. Однако именно в годы его
правления рухнула империя, в основание которой От-
тон Великий хотел поместить единство императора и
папы римского. И если для Германии Фридрих стал
последним императором Средневековья, то для Па-
лермо он был первым королем современности.
Развязка наступила быстро. Преемник Фридриха
Конрад IV умирает совсем молодым. Какое-то вре-
мя Италией правит внебрачный сын Фридриха Ман-
фред, но и он в 1266 году героически погибает на поле
брани. Пятнадцатилетний сын Конрада IV, Конрадин,
которого итальянцы называют Коррадино, решается
приехать в Италию вместе со своим другом Фридри-
хом Австрийским. Рим принял его с триумфальными
почестями, как, впрочем, принимал любого приезжего
государя, однако вскоре после этого он потерпел в Та-
льякоццо поражение от призванных папой француз-
ских рыцарей под командованием Карла Анжуйско-
го. Вместе с девятью своими соратниками Коррадино
был приговорен к казни и обезглавлен. Смерть он при-
нял очень достойно. «Vita Corradini, mors Caroli»4 – так
записано в летописи. Состоявшаяся в Неаполе казнь
этого подростка ставит точку в истории Гогенштауфе-
нов. Италия была окончательно потеряна для Герма-
нии, а ее воссоединение отложено на далекое буду-
щее.

4
«Жил как Коррадино, умер как Карл» (лат.).
Новые династии
Междуцарствие и общины
При величайших императорах Первого рейха каза-
лось, что Германия может стать всемирной импери-
ей или, по крайней мере, империей западного мира.
С падением Гогенштауфенов эта мечта развеивает-
ся. Италия потеряна: на Сицилии утвердился Карл
Анжуйский, хотя его там и ненавидят; Неаполь стал
французским королевством.
Да и само германское единство рассыпается в
прах. Саксонию и Баварию расчленил еще Барбарос-
са. В Швабии князья, имперские города и мелкие фе-
одалы преследуют каждый свои личные интересы, не
думая ни о каком общенациональном патриотизме.
В то время как Франция и Англия превращаются ма-
ло-помалу в централизованные государства, Герма-
ния выбирает децентрализацию, более того – стре-
мится к ней. С 1256 по 1273 год в стране не было ни
одного настоящего монарха. Эти годы получили на-
звание Великого междуцарствия – период бессилия и
анархии.
В среде епископов и крупных вассалов, которым по
традиции выпала миссия избирать императора, в кон-
це концов сплотилась группа – коллегия – из семи кур-
фюрстов, движимых общей идеей: избрать государя,
который не стал бы их стеснять (для этого, по возмож-
ности, его резиденция должна находиться вне преде-
лов Германии) и который был бы достаточно богат,
чтобы дорого заплатить за их голоса. Это неизбеж-
но должно было привести к отвратительным результа-
там, каковым стало избрание Ричарда Корнуоллско-
го, богатейшего англичанина, у которого не было дру-
гого соперника, кроме испанского короля Альфонсо
Кастильского. И ни одного немца, который участвовал
бы в этом соревновании.
В эти «бесцарственные, грозные времена», как на-
зовет их Шиллер, реальная сила сосредоточилась в
иных руках. Крест по-прежнему сохраняет свой авто-
ритет благодаря новым монашеским орденам – до-
миниканцам (1216) и францисканцам (1209), которые
проникают в Германию, проповедуя любовь среди на-
рода, от безвластия готового вот-вот потерять вся-
кий стыд. На востоке страны продолжается христиа-
низация. Рыцари Тевтонского ордена получили (Золо-
тая булла Римини, 1226) полную свободу действий на
землях, которые они только смогут завоевать.
Завоевание Пруссии (бывшей славянской Борус-
сии) заканчивается к 1283 году. Германской колониза-
ции подлежат Мекленбург и Померания. Дания сохра-
няет за собой лишь остров Рюген и Эстонию, которая
будет продана Тевтонскому ордену в 1346 году. Что
касается Ливонии, каноник из Бремена Альберт Букс-
гевден, возглавивший армию крестоносцев, основал
там в 1201 году город Ригу и получил во владение всю
страну. Немцы и славяне долго еще будут спорить за
эти земли.
А вот экспансия на средиземноморский юг не уда-
лась. Немцы считали, что Барбаросса и его преем-
ники зря переместили центр тяжести Германской им-
перии к Неаполю и Палермо. Правда, установление
более тесных связей с папской властью и создание
крупных рыцарских орденов способствовали возник-
новению немецкой мистики. В политике же интересы
повернулись к восточным пределам страны. Угрожав-
шие им некоторое время татары и монголы были оста-
новлены смертью великого хана.
Еще одной силой в стране, кроме монашеских ор-
денов, в том числе и военных, стал городской люд.
Истории следует меньше интересоваться безликими
императорами, не способными исполнять свой долг
по поддержанию элементарного порядка в стране, а
уделять больше внимания самостоятельной деятель-
ности больших городов, таких как Аугсбург или Кёльн,
или новых поселений северного побережья, вроде
Любека. Там ремесленники объединяются в гильдии,
защищающие права их членов. Купцы, в свою оче-
редь, образуют «ганзы» – объединения, призванные
обеспечить безопасность торговли с заморскими го-
родами.
Самая первая «ганза» появилась в Висбю, на ост-
рове Готланд. Этот союз немецких купцов, обосновав-
шихся в Скандинавии, получил впоследствии права
на торговлю во Фландрии и даже в Англии, а на восто-
ке распространил свое влияние до самого Новгоро-
да. Затем крупнейшим портом и вторым после Кёль-
на городом средневековой Германии становится Лю-
бек. В 1241 году Любек и Гамбург заключают согла-
шение, направленное на совместную защиту торгов-
ли. К ним присоединяются другие города балтийско-
го побережья и Вестфалии. В конце XIII века торго-
вое сообщество на Готланде распадается, и функции,
исполнявшиеся прежде Висбю, берут на себя Любек
и его союзники. Так, наряду с «ганзами», объединя-
ющими отдельных купцов, возникают «ганзы» целых
городов. В 1358 году впервые появляется выражение
«ганзейский город». Развивается оживленная торгов-
ля с Фландрией и Англией.
Бамбергский всадник. Фрагмент скульптурного
декора Бамбергского собора. XIII в.
Эта голова – один из шедевров германского искус-
ства. Однако ее автор, как и автор фигур из Наумбур-
га, явно проходил обучение в Реймсе. Личность ры-
царя вызывает сомнения. Высказывались различные
мнения, в том числе что это – святой Георгий, святой
Константин, разные германские императоры, святой
Стефан (Иштван) Венгерский или один из трех волх-
вов.

В силу царящей в империи анархии ни один тор-


говый караван не может отправляться в путь без
военного сопровождения. Крупные торговые города
вынуждены обзаводиться собственными армиями и
флотом. Растет городской патриотизм. Горожанину,
жителю Кёльна или Любека, неинтересны честолю-
бивые, далекоидущие планы, которые император вы-
нашивает относительно Италии, но ради своего горо-
да он готов на любые жертвы. Строительство церк-
вей (например, Кёльнского собора) предполагает уча-
стие всего города в целом. Но, лишь объединившись
между собой, города могут получить полную само-
стоятельность, а их горожане уподобиться сеньорам.
Свою независимость они демонстрируют даже в от-
ношении заевшегося духовенства – «жирных попов»
и строят за пределами церквей кафедры для сво-
их любимцев, странствующих братьев-проповедни-
ков, членов нищенствующего ордена доминиканцев.
Процветание городов составляет резкий контраст
с анархией, царящей в высших сферах. Папа желал
положить конец междуцарствию, венчать нового им-
ператора и отправить его в новый Крестовый поход,
однако среди курфюрстов трудно было собрать боль-
шинство. В 1273 году они избирают наконец на пре-
стол Рудольфа Габсбургского, слабого князя с вла-
дениями в Швейцарии, а потому не вызывавшего у
них опасений. Этот богатый феодал второго порядка,
внезапно поднявшийся на верхнюю ступень власти,
устраивал и папу: вряд ли он станет слишком глубоко
вникать в итальянские дела.
Магистр Тевтонского ордена и Людвиг IV Бавар-
ский, император Священной Римской империи. Ми-
ниатюра начала XIV в.
Фигура императора, взирающего на коленопрекло-
ненного Дитриха фон Альденбурга, Великого маги-
стра Тевтонского ордена, образует заглавную букву
его собственного имени: Ludovicus. В грамоте, о кото-
рой идет речь (Мюнхен, 18 ноября 1337 года), говорит-
ся, что орден получит кое-какие владения при усло-
вии, что стяг Баварии (украшенный лентой из гераль-
дических веретен) в бою всегда будет развеваться в
первых рядах.

Еще одним его преимуществом в глазах курфюр-


стов было и то, что он слыл человеком любезным,
услужливым. В 1260 году он дал архиепископу Майнц-
скому, следовавшему в Рим, отряд рыцарей, которые
проводили того от Рейна до самых Альп. С той же
любезностью он предоставил своих рыцарей в распо-
ряжение Маргариты фон Бабенберг. Эти услуги бы-
ли небескорыстны: Рудольф стремился к император-
ской короне и проявлял в борьбе за нее упорство и на-
ходчивость. Епископ Базельский, раскусивший изби-
рательную политику этого Габсбурга, воскликнул по-
сле объявления результатов голосования: «Господи
Боже наш, держись крепче за Свой трон, не то этот
Рудольф займет Твое место!»
В Швейцарии избрание Габсбурга на император-
ский трон на какое-то время успокоило гельветиче-
ские союзы, жаждавшие освобождения из-под власти
деспотичных сеньоров и переподчинения непосред-
ственно императору. С возвышением Рудольфа се-
ньор, против которого швейцарцы боролись, стано-
вился императором, от которого зависели отныне их
вольности. Забавный оборот.
Габсбурги и Люксембурги
Рудольфу Габсбургу принадлежали довольно об-
ширные владения не только в Швейцарии, но также в
Эльзасе и Шварцвальде. Избрание его на престол бы-
ло встречено с одобрением; Рудольф был хорош со-
бой, приветлив в обращении и храбр. Подчинять се-
бе Европу он не собирался. Ему вполне хватало сто-
явшей перед ним другой, весьма трудной задачи: до-
биться признания в раздробленной Германии. И сразу
же, в ходе традиционного объезда империи, он потре-
бовал возвращения в имперскую собственность зе-
мель, отчужденных в период междуцарствия. Созван-
ный им в Нюрнберге сейм подтвердил его права, и
он решил «через один год и один день» взяться за
тех, кто не вернет ему земли. Никого ничего он не
лишил, однако весьма ловко воспользовался обсто-
ятельствами, чтобы пополнить имущество своей се-
мьи.
Наибольшее сопротивление оказал ему король Че-
хии Оттокар II. Он сам надеялся быть избранным и
даже щедро платил за голоса, но курфюрсты побоя-
лись избрать этого сильного и честолюбивого монар-
ха. С 1251 года он правил в Австрии, а после победы
над венгерским королем – и в Штирии. Последний гер-
цог Каринтии, умирая, незаконно завещал ему свою
страну. Таким образом, владения Оттокара простира-
лись от Рудных гор до Адриатики. С его помощью раз-
рослась и укрепилась Вена, сохранившая ему за это
благодарность.
Оттокар чувствовал в себе достаточно сил для про-
тивостояния новому слабому королю Германии. Сво-
их земель он ему не отдал и последующего их воз-
вращения просить не стал. Рудольф объявил его из-
менником. После первой войны, разыгравшейся меж-
ду двумя монархами, Оттокар смирился и принял от
короля Чехию и Моравию в ленное владение. В ходе
второй войны в сражении на Моравском поле Оттокар
был убит (1278), что привело к распаду его королев-
ства.
Надгробная плита Рудольфа I Габсбурга. XIII в.

После этого Рудольф, с согласия германских кня-


зей, передал Австрийское и Штирское герцогства в
наследственное владение своим сыновьям Альбрех-
ту и Рудольфу, заложив таким образом основы буду-
щего могущества династии. В это же время заключа-
ются знаменитые дипломатические браки Габсбургов.
Дочь Рудольфа Гута (Юдита) выходит замуж за сына
Оттокара II, Вацлава, который после смерти отца по-
лучил Чехию и Моравию в ленное владение. А сын
короля Рудольф II женится на сестре Вацлава Агнес-
се. Двойная страховка.
Рудольф I старался решительными мерами наве-
сти мир и порядок в Германии, страдающей от меж-
доусобных войн и бесчинств раубриттеров (рыца-
рей-грабителей). Он неоднократно объявлял «зем-
ский мир» по всей стране, однако у него не хватало
ресурсов, чтобы этот мир обеспечить. В народе и сре-
ди своего войска он пользовался популярностью бла-
годаря простоте и доброму нраву. Его не раз виде-
ли лакомившимся сырой морковкой, которую он соб-
ственноручно выдергивал из земли. Итальянцы упре-
кали его в пренебрежении ими и в отказе от идеи
универсальной монархии. Данте поместил его в свое
«Чистилище». Рудольф тщетно пытался сделать ко-
рону наследственной собственностью, чтобы сохра-
нить ее внутри своей семьи. Но курфюрсты посчита-
ли, что со времени избрания его могущество и так
слишком возросло, кроме того, наследование коро-
левского титула лишило бы их значительной части до-
ходов. Чтобы успешно продавать голоса, нельзя, что-
бы результат выборов был известен заранее. Опеча-
ленный этой неудачей, король умер в 1291 году, так и
не примерив на себя императорскую корону.
Крепость Бургграфенбург. Основана Генрихом III
в XI в. Фотография конца XIX – начала XX в.

После смерти Рудольфа курфюрсты назначили ко-


ролем не его сына Альбрехта Австрийского, а Адоль-
фа Нассауского. Это было ошибкой. Адольф оказался
продажным королем, он брал деньги у Англии и Фран-
ции. Курфюрсты сместили его и заменили Альбрех-
том Австрийским, но и на этот раз очень скоро пожа-
лели о сделанном выборе. Любезностью своего отца
сын Рудольфа не обладал. Это был мрачный, безжа-
лостный и бессовестный человек. Папа Бонифаций
VIII обвинил его в убийстве Адольфа. Но Альбрехт,
отменив все пошлины за перевоз товаров по Рейну,
ловко заручился симпатией со стороны городов и их
поддержкой в противостоянии с князьями. Вынужден-
ный отправиться на юг, возможно, чтобы усмирить мя-
теж трех швейцарских кантонов (Швица, Ури и Унтер-
вальдена), образовавших Конфедерацию трех канто-
нов, он был убит во время путешествия своим пле-
мянником Иоганном Швабским по прозвищу Паррици-
да (Отцеубийца), жаждавшим заполучить наследство
(1308).
Договор о заключении мира между Рудольфом I,
королем Германии, и Оттокаром II, королем Чехии.
1276
Этот договор был подписан после первого победо-
носного похода Рудольфа, когда он занял Вену, вы-
теснив Оттокара в Чехию. В 1278 году тот снова начал
войну и 26 августа был убит в битве на Моравском по-
ле, неподалеку от Дюнкрута. В 1256 году в честь От-
токара был назван город Кёнигсберг.

В кандидатах на освободившийся трон недостатка


не было. Приближенные французского короля Филип-
па Красивого советовали ему добиваться император-
ского звания, которое сделало бы его властелином
единого Запада. В это время резиденция папы Кли-
мента V – француза – находилась в Авиньоне, и мож-
но было предположить, что он не откажет королю в
поддержке. Однако к идее универсальной монархии с
Капетингом на троне этот папа отнесся без восторга,
а потому дальше самых расплывчатых обещаний не
пошел. Кандидатура Карла Валуа, брата французско-
го короля, не имела успеха у курфюрстов, несмотря на
щедрые дары, которыми он их осыпал. Как и прежде,
им был нужен не князь, а князек, а потому они избрали
на трон Генриха Люксембургского, который царство-
вал с 1309 по 1313 год под именем Генриха VII. Так же
как некогда Габсбурги, он желал расширить владения
своей семьи. Сдача Праги обеспечила ему власть над
Чехией, которую он передал в правление своему сы-
ну Иоанну, женив его на самой младшей из дочерей
Вацлава II и объединив посредством этого брака два
дома – Габсбургов и Люксембургов.

Сражение Генриха VII Люксембургского с флорен-


тийцами. Миниатюра «Codex Balduini Trevirensis».
XIV в.
Императору Генриху VII, коронованному в церкви
Святого Иоанна на Латеранском холме в Риме (20
июня 1312 года), пришлось приложить определенные
усилия, чтобы пробить себе дорогу на север Италии.
Изображенная здесь битва разыгралась в Анчизе пе-
ред его входом во Флоренцию. Император умер от пе-
реутомления и горя. Его останки захоронены в Пизе.
Здесь его можно узнать по щиту и закрытой короне.
Над сценой развевается знамя императорской армии.

В отличие от своего предшественника, Генрих VII


попытался восстановить влияние Германской импе-
рии в Италии. Там его с нетерпением ждала вся стра-
на, в очередной раз надеясь, что могущественный им-
ператор положит конец диким войнам. Данте увидел в
его приезде предзнаменование нового золотого века.
В Милане Генрих VII был увенчан короной ломбард-
ских королей. В 1312 году уполномоченные папой кар-
диналы короновали его императором в церкви Свято-
го Иоанна на Латеранском холме, поскольку базилика
Святого Петра вместе с половиной Рима была захва-
чена войском Роберта Анжуйского, короля Сицилии,
то есть Неаполя. Генрих стал первым коронованным
императором со времен Фридриха II. В следующем,
1313 году он стал готовиться к походу против Робер-
та, но внезапно умер в аббатстве Буонконвенто, в Тос-
кане. Воздух Италии по-прежнему был губителен для
германских императоров.
Смерть Генриха VII стала тяжелым ударом для им-
перии. Династии быстро теряли свою привлекатель-
ность. Габсбурги вкупе с Люксембургами уже казались
слишком сильными курфюрстам, которые никак не
могли прийти к согласию. Двойные выборы рассори-
ли две семьи. Фридриху Красивому, герцогу Австрии,
противостоял Людвиг IV Баварский. Одного короно-
вал архиепископ Кёльнский, другого – Ахенский. Папа
Иоанн XXII (Авиньонский) заявил, что только он может
разрешить этот конфликт, но этому яростно воспроти-
вились законники.
Пфенниг с эмблемой дома Габсбургов времени
правления Фридриха III Красивого. XIV в.

С самого начала положение Фридриха Красивого


было ослаблено новыми столкновениями Габсбургов
со швейцарскими крестьянами. Фридрих выслал про-
тив них своего брата Леопольда во главе цвета гер-
манского рыцарства, но швейцарцы, превосходные
воины, в битве при Моргартене вышли победителями,
нанеся Австрийскому дому унизительное поражение;
более того – Людвиг IV, герцог Баварии, воспользо-
вался этим, чтобы подтвердить швейцарцам, что они
напрямую зависят от империи. В результате этой по-
беды к конфедерации присоединились Люцерн, Цю-
рих, Гларус, Цуг и Берн.
В 1322 году Людвиг IV, в свою очередь, разбил Фри-
дриха в Мюльдорфе и заточил его в замок Траусниц
(Верхний Пфальц), где тот провел три долгих года, в
течение которых, как сообщает летопись, прекрасные
волосы его совсем побелели, а супруга его ослепла
от пролитых по нему слез. В результате был выра-
ботан проект кондоминиума, который никогда не был
претворен в жизнь. В конце концов Фридрих вернул-
ся в Австрию и поселился в родовом замке Гуттен-
штайн, отказавшись от своих суверенных прав. С это-
го момента возрождается старая вражда между папой
и императором. Отныне между собой борются не две
династии, а Людвиг Баварский и папа Иоанн XXII.
Людвиг IV Баварский
Понтифик заставил курфюрстов избрать нового им-
ператора и в 1324 году отлучил Людвига Баварско-
го от церкви. Тот, как и его предшественники, отве-
тил обвинением папы в ереси и требованием созвать
Вселенский собор. Началась настоящая информаци-
онная война. Сторонники папы настаивали на том,
что его власть безгранична, поскольку он является на-
местником Бога на земле; приверженцы же Людви-
га утверждали, что император наследует абсолютную
власть от Цезаря и что выступать против императора
означает сеять смуту в самой Церкви.
В 1327 году Людвиг Баварский дерзко вторгся в
Италию. В Милане он завладел железным венцом
лангобардских королей. В 1328 году в соборе Свято-
го Петра в Риме состоялась странная коронация, сде-
лавшая его императором. Два отлученных от церк-
ви архиепископа помазали Людвига на царство, а им-
ператорскую корону он принял из рук четырех рим-
ских городских старшин, то есть от представителей
народной, революционной власти. Затем, объявив па-
пу Иоанна XXII безбожником и нечестивцем, он про-
возгласил антипапой простого монаха-минорита, ко-
торый под именем Николая V покорно продолжил це-
ремонию.
Людвиг IV Баварский, император Священной Рим-
ской империи

Однако Людвигу Баварскому недоставало автори-


тета. Сторонники Иоанна XXII подняли против него
Рим. Императору пришлось бежать, по пути его пре-
следовали неаполитанские войска, так что он вер-
нулся в Германию сильно потрепанным. В 1334 году
смерть Иоанна XXII избавила его от опасного против-
ника. Король Англии Эдуард III пообещал помирить
его с новым папой в обмен на поддержку в его борьбе
с королем Франции. Этот новый папа, Бенедикт XII,
и сам только того и желал, как бы наладить мирные
отношения с германским императором, но тут было
очень важно соблюсти взаимные права.
Курфюрсты подумали, что настал наконец удобный
момент, чтобы раз и навсегда пресечь любое вмеша-
тельство папы в германские дела. Собравшись в Рен-
зе (1338), они решили, что избранный ими король Гер-
мании отныне не будет нуждаться в утверждении па-
пой римским, а чуть позже, во Франкфурте, Людвиг
добавил, что это касается выборов не только коро-
ля, но и императора. Это собрание стало зародышем
(еще совсем крохотным) парламентаризма. В это же
самое время английский францисканец Уильям О'к-
кам проповедовал отделение церкви от государства.
Людвиг IV Баварский. Памятник в городе Вайсен-
бург-ин-Байерн. Скульптор Эмиль Диттлер. 1903

Вот только для претворения всех этих добрых на-


мерений в жизнь нужно, чтобы государство представ-
лял честный и почтенный монарх. Людвиг же, алчный
и слабый, курфюрстов раздражал. Он присоединил
Тироль, восстановив таким образом против себя мо-
гущественный дом Габсбургов; он получил в наслед-
ство Голландию, нажив врага в лице английского ко-
роля Эдуарда III.
Дело зашло слишком далеко. Обвиненный в сочув-
ствии еретикам, всеми покинутый, Людвиг смиренно
склонился пред папским троном. Но было поздно. В
1346 году Климент VI торжественно предал его ана-
феме, после чего три курфюрста духовного звания
вместе с королем Чехии и герцогом Саксонским на-
значили антикороля, которым стал Карл IV, сын коро-
ля Чехии Иоанна Люксембургского (Яна Слепого). Лю-
двиг мог бы попытаться воспротивиться этому, пока
Карл IV вместе со своим старым слепым отцом по-
могал королю Франции в войне против англичан, но
он скоропостижно скончался во время охоты в Туре.
Карл IV получил полную свободу действий.
Карл IV и Золотая булла
В правление Карла IV (1347–1378) центр тяжести
империи смещается к востоку. Новый император, ми-
ролюбивый, экономный и сдержанный, по характеру
больше дипломат, чем воин, прежде всего старается
быть хорошим королем для Чехии. Его предшествен-
никам авантюры не удавались, и он постарается из-
бегать их, насколько это будет в его власти. Свою сто-
лицу Прагу он превращает в город нового типа: стро-
ит кафедральный собор, замок Карлштейн, Пражский
Град (Градчаны) и основывает в 1348 году первый
немецкий университет, взяв за образец Сорбонну.
Покупая земли и замки, присоединив Силезию и
Нижнюю Лужицу, он способствует увеличению веса
Чехии внутри империи. Однако этот «окраинный» ав-
торитет влечет за собой рост самостоятельности в
остальных частях империи. Ганзейские города заклю-
чают между собой все новые и новые союзы. В 1361–
1362 годах ганзейский военный флот вступает в бой
с кораблями датского короля Вальдемара IV, угро-
жавшего шведской провинции Скания. Потерпев по-
ражение в первой битве, во второй войне (1367–1370)
ганзейцы берут реванш. Купечество не церемонится
больше с королями.
Ганзейские города вместе с Голландией и Зелан-
дией объединяются в Кёльнскую конфедерацию, к ко-
торой примыкает также ютландская знать. Ганзейцы
берут Копенгаген и заключают с Данией Штральзунд-
ский мирный договор, закрепляющий за ними право
на свободную торговлю по всей Балтике, а также пра-
во вето при выборах датских королей. Таким образом,
Ганза обеспечила себе ведущую роль на полтора ве-
ка вперед. Что касается торговли, ориентированной
исключительно на Балтику и Атлантику, она от Цен-
тральной Германии больше не зависит.
Так в Ганзейском союзе и в Швейцарии начинают
проявляться зачатки республиканского духа. Заклю-
чаемые повсюду межгородские союзы обеспечивают
независимое положение городов по отношению к кня-
зьям и знати. В 1381 году, чтобы противостоять Ли-
ге рыцарей, объединяются в конфедерацию прирейн-
ские города; позже к этому союзу присоединятся го-
рода Южной Германии, и в 1385 году Швабский союз
насчитывает уже сорок городов.
Карл IV Люксембургский. Фрагмент вотивной кар-
тины, написанной для резиденции пражского архи-
епископа Яна Очко в Руднице. После 1370
Это первый чешский портрет, написанный на дере-
ве. Француз и по происхождению, и по культуре, Карл
IV был сыном короля Чехии Яна Слепого, который по-
гиб в битве при Креси на службе у короля Франции
Филиппа VI. Перед смертью он взял со своих сыновей
клятву всегда поддерживать союз с Францией.

В условиях нараставшего хаоса и постоянной сме-


ны королей и антикоролей крайне важно было нала-
дить городскую самооборону. В ту пору не существо-
вало иного права, кроме кулачного. Города выраба-
тывают свои законы и становятся их хранителями.
В результате жизнь в процветающих торговых горо-
дах составляет разительный контраст с окружающей
анархией. Место бургомистра Любека порой занима-
ет крупный военачальник, а городская печать служит
печатью Ганзейского союза.
И опять это усиление торговых городов можно объ-
яснить бессилием империи. Тем не менее с именем
Карла IV связано появление основополагающего за-
конодательного акта, известного в истории как Золо-
тая булла и получившего свое название от золотой
печати (буллы), которой он был скреплен как доку-
мент особой важности. Дипломатичный и умеренный
Карл IV вовсе не жаждет сделать Германию всемогу-
щей державой, а императора – новым кесарем. Он
одобряет Швабский союз городов. Золотая булла нуж-
на ему для узаконивания существующего порядка ве-
щей.
Право избирать императора навеки предоставля-
ется коллегии из семи курфюрстов: архиепископов
Майнца, Трира и Кёльна, короля Чехии, пфальцграфа
Рейнского, герцога Саксонии и маркграфа Бранден-
бурга. Выборы должны проходить во Франкфурте, в
церкви Святого Варфоломея, а коронация – в кафед-
ральном соборе Ахена. Старинные титулы эрцканц-
леров закрепляются за архиепископами. Король Че-
хии будет главным кравчим, пфальцграф Рейнский –
стольником, герцог Саксонский – гофмаршалом, а
маркграф Бранденбурга – эрцкамергером.
Все курфюрсты облечены королевскими правами:
вершить правосудие, чеканить монету. Курфюрше-
ское достоинство неделимо и наследуется по муж-
ской линии. Почему же Германия не идет вслед за
Францией, Англией, Испанией по пути национальной
наследной монархии? Да потому, что ее местные кня-
зья слишком сильны и при этом ни один из них не
обладает достаточной силой, чтобы объединить во-
круг себя все королевство. И Золотая булла, фикси-
руя выборные правила, фактически подтверждает су-
ществование на территории Германии множества по-
чти суверенных государств.

Золотая печать (булла) Карла IV. XIV в.

Про австрийских Габсбургов в Золотой булле поза-


были, они даже не курфюрсты. Их попытки исправить
эту несправедливость не увенчаются успехом. В ответ
они создадут себе во благо местную монархию ново-
го для Германии типа: наследную. Но дело будет дви-
гаться медленно. Долго еще братские разделы иму-
щества будут ослаблять австрийскую правящую ди-
настию. Однако отдаление от императорского трона
в период между 1291 и 1437 годом пошло им скорее
на пользу. Оно дало возможность сформировать лич-
ные владения, столь обширные, что, когда империя в
конце концов снова вернулась к ним, они оказались
способны удержать ее внутри семьи.
Наследником Карла IV стал его сын Венцель (или
Вацлав), заслуживший прозвище Пьяница и низло-
женный курфюрстами в пользу Рупрехта Пфальцско-
го (1400–1410). Последним представителем Люксем-
бургского дома, взошедшим на трон, стал второй сын
Карла IV, Сигизмунд.
Чехия и Ян Гус
Как в свое время переезд в Византию императора
(некогда римского) привел к расколу и появлению пра-
вославной церкви, отделившейся от римско-католи-
ческой, так и перенос резиденции германского импе-
ратора в Прагу при Карле IV благоприятствовал уси-
лению в Пражском университете влияния религиозно-
го реформатора Яна Гуса.
Сам он был последователем английского рефор-
матора Джона Уиклифа. Тот же, будучи преподавате-
лем Оксфордского университета, выступал против са-
мой идеи космополитической Римской церкви, суще-
ствующей за счет поборов, взимавшихся со всего хри-
стианского мира. Он ратовал за право национальных
государей контролировать Церковь, обличал продаж-
ность и богатство ее иерархов и дошел даже до при-
зывов к реорганизации Церкви, предвосхитив, по су-
ти, пресвитерианство. Дальше – больше: основыва-
ясь на Священном Писании, Уиклиф отрицал догмат о
пресуществлении и действительность таинства, свер-
шаемого нечестивым священнослужителем. Он тре-
бовал упразднения папства, закрытия монастырей,
отмены частной исповеди, индульгенций и культа свя-
тых. Сам он почил с миром, но его последователи –
лолларды подвергались в Англии гонениям и даже
сжигались заживо.
С самого своего основания Пражский универси-
тет носил крайне националистический характер. Че-
хи, представители славян, не любили немцев. А Рим-
ско-католическая церковь, представленная немецки-
ми архиепископами, казалась им вдвойне чужерод-
ной. Ян Гус – патриот, обладавший редким красно-
речием, – не раз выступал в Праге с проповедями
на чешском языке, посвященными учению Уиклифа.
Он отказывался признавать этого англичанина ерети-
ком, подкрепляя свои доводы Священным Писанием.
«Как можно обвинять его в ереси, – говорил он, – ес-
ли он приводит только те слова, которые произносил
сам Христос?» Когда в 1409 году Ян Гус стал ректо-
ром университета, все немецкие профессора покину-
ли Прагу и отправились работать в недавно образо-
ванный университет в Лейпциг.
В 1412 году Ян Гус был отлучен от церкви, однако он
мог еще рассчитывать на добрую волю императора.
«Грехи отпускает не папа, а один только Господь», –
говорил Гус. Его студенты организовали большое са-
тирическое шествие против папской власти. Импера-
тор Сигизмунд оставил Яна Гуса в должности. Од-
новременно с этим в Констанце проходил собор. Гус
явился на него, поскольку император пообещал ему,
что там он сможет отстоять свои взгляды и беспрепят-
ственно вернуться обратно. Однако среди участников
собора у него было слишком много врагов: немцы, ко-
торых он резко критиковал в Чехии, англичане, счи-
тавшие, что он порочит Оксфорд, французы, обвиняв-
шие его в ереси. Несмотря на данную императором
охранную грамоту, он был схвачен и посажен в тюрь-
му. Сигизмунд выразил свое неудовольствие по это-
му поводу, но довольно вяло. Гус же отказался отре-
каться от своих «заблуждений», пока ему не докажут,
что они противоречат Евангелию. В 1415 году он был
приговорен к сожжению на костре. Перед казнью ему
снова предложили отречься. Он отказался. Согласно
легенде, когда во время казни какая-то старушка под-
ложила в костер вязанку хвороста, Гус ласково про-
шептал: «Sancta simplicitas!»5

5
«Святая простота!» (лат.)
Мученичество и казнь Яна Гуса. Миниатюра конца
XV в.
Ян Гус родился в чешской деревне под названием
Гусинец, от которого происходит и его имя. В 1400 году
был рукоположен в священники, после чего стал про-
поведовать в Праге на чешском языке. Восемью года-
ми позже, став ректором университета, был объявлен
еретиком и получил от архиепископа приказ прекра-
тить проповеди. Однако, пользуясь поддержкой сво-
его государя короля Вацлава, Гус отказался повино-
ваться, был отлучен от церкви, обратился с воззва-
нием к Риму, но к самому папе не поехал. Резко вы-
ступал против торговли индульгенциями по введен-
ной Иоанном XXII «Таксе апостольской канцелярии».
Изложить свои идеи на соборе в Констанце он толком
не смог, поскольку был арестован, предан суду и со-
жжен как еретик на костре 6 июля 1415 года.

Казнь Гуса вызвала бурную реакцию. Такая жесто-


кость не укладывалась больше в сознании людей. Че-
хи восприняли ее как оскорбление, нанесенное все-
му народу. Повсюду в королевстве начались захваты
церковных владений. Чехия не хотела больше иметь с
Церковью ничего общего. Толпа вышвыривала совет-
ников-ретроградов из окон городской ратуши. Это бы-
ло начало Гуситских войн, которые продлятся с 1419
по 1436 год.

Памятная медаль с изображением Яна Гуса. XVII в.

Тем временем Римско-католической церкви пред-


стояло покончить со своими внутренними конфлик-
тами. В течение нескольких лет в ней одновременно
действовали три папы. Констанцский собор поддер-
живает идею главенства собора над папой (Concilium
supra papam), которая так понравится галликанам.
Созвавший собор папа Иоанн XXIII был низложен.
Римский папа Григорий XII добровольно устранился,
авиньонский папа Бенедикт XIV также был низложен.
Наконец собор избрал единственного папу – Марти-
на V (кардинала Оддоне Колонну). Период раскола в
Римско-католической церкви был завершен.
Возвращение Габсбургов
Гуситские войны были не только бесконечны, но
и кровопролитны. Фанатики не знают компромиссов.
Когда в 1419 году император Сигизмунд получил в на-
следство Чешское королевство, чехи тут же объявили
его низложенным, поскольку он выдал Яна Гуса. От-
ряды гуситов опустошали города и деревни в Австрии,
Баварии, Франконии, Саксонии и не один раз разби-
вали имперские войска. Только в 1436 году Сигизмунд
вошел наконец в Прагу. В 1437 году, когда собравший-
ся в Базеле новый собор пытался провести реформу
в Церкви, Сигизмунд умер, оставив после себя импе-
рию, истерзанную войнами и ненавистью.
Портрет Альбрехта II Габсбурга работы неиз-
вестного художника. XVI в.

Его преемником становится муж его старшей до-


чери Елизаветы Альбрехт II Габсбург. С этого момен-
та и на долгие годы судьба империи переходит в ру-
ки этой семьи. Честный, отважный Альбрехт мог бы
стать прекрасным императором, но через два года
он умирает, и на смену ему приходит его кузен Фри-
дрих III. Этот славился своей ленью и слабостью. Бо-
лее бездарного государя курфюрсты избрать не мог-
ли. «Это был, – пишет хроникер, – никчемный импе-
ратор, и народ на время его царствования почти за-
был, что у него есть государь». Его правление (если
только это можно назвать правлением) продолжалось
пятьдесят три года (1440–1493).
Церковная реформа, междоусобные войны – Фри-
дрих ничем не интересовался, кроме собственной ко-
ронации. Он стал последним германским императо-
ром, коронованным и помазанным в Риме папой. В его
царствование Германия потеряла герцогство Шлез-
виг-Гольштейн, перешедшее к Дании; Тевтонский ор-
ден в Пруссии стал вассалом польского короля. Се-
мейные владения Габсбургов рассыпáлись в пыль. В
1460 году они уже потеряли все свои имения в Швей-
царии. В 1474 году договор, заключенный между Габс-
бургами и Швейцарским союзом, фактически «оконча-
тельно и навсегда» признавал независимость послед-
него (позже она будет оговорена специальным пунк-
том Вестфальского мира).
На востоке отпали Польша и Венгрия. Изгнанный
из Вены Фридрих III вернется туда лишь в 1490 го-
ду усилиями своего сына Максимилиана. Все это вре-
мя он остается пассивным и равнодушным наблюда-
телем борьбы, которую ведут на западных границах
империи Людовик XI и Карл Смелый. С 1470 по 1480
год подвергается почти ежегодным турецким набегам
Штирия. Но Фридрих III смотрит на захват своих зе-
мель сквозь пальцы. Тем не менее одно важное исто-
рическое решение этот вялый император все же при-
нял, женив своего сына, эрцгерцога Максимилиана,
на Марии Бургундской, дочери Карла Смелого. Таким
образом, Габсбурги приобрели Нидерланды, Франш-
Конте и Фландрию. «Bellum gérant alii, tu, felix Austria,
nube»6.

6
«Пусть другие воюют, ты же, счастливая Австрия, заключаешь бра-
ки» (лат.).
Буржуазная и городская Германия
Все эти династические войны и конфликты созда-
ют впечатление полной анархии, но это впечатле-
ние неверно. Как мы уже видели, вне княжеских свар
жизнь идет своим чередом. Движение идей в XV веке
отличается большой активностью. Из Италии в Герма-
нию проник гуманизм, правда здесь гуманизм и Воз-
рождение – это разные понятия. В Германии имеется
искусство Возрождения (в смысле «возрождения Ан-
тичности») и гуманистическая литература, родив-
шаяся из схоластики, только с большей долей крити-
цизма. Первого великого гуманиста Эразма Роттер-
дамского можно назвать Вольтером своего времени.
Он действительно обладал вольтеровской любозна-
тельностью и юмором. Родом из Роттердама, он на-
столько же европеец, насколько немец.
В ту пору гуманисты, откуда бы они ни были ро-
дом – из Страсбурга или из Вены, писали на латы-
ни, но их либеральные взгляды прокладывали доро-
гу национальной литературе. Печатный станок, кото-
рому суждено было воскресить культуру во всем ми-
ре, – немецкое изобретение. При Максимилиане I гу-
манизм проник в придворный мир; император поддер-
живал с гуманистами и личные отношения. Самые
первые из них, такие как кардинал Николай Кузан-
ский, принадлежали к духовенству, но постепенно ве-
дущие роли в науке начинают играть миряне.
Расцвет городов, пребывающих с XII века в состо-
янии постоянного роста, благоприятствует развитию
знаний. Крепостные уходят в города, где получают
свободу, становясь ремесленниками или торговцами.
«Городской воздух делает людей свободными», – гла-
сит немецкая пословица. Мало-помалу, в период с XII
по XV век, становятся вольными и многие епископские
и королевские города. Но даже те, которые все еще
остаются под властью феодала, имеют свой город-
ской совет и свои привилегии. К концу Средневеко-
вья в империи насчитывается шестьдесят пять круп-
ных городов: Кёльн – 30 000 жителей; Любек – 25 000;
Страсбург, Нюрнберг, Данциг, Ульм – 20 000; Франк-
фурт-на-Майне, Бреслау, Цюрих, Аугсбург – от 10 000
до 18 000 жителей.
Строительство крепости в XIV веке
На самом деле здесь представлена библейская
сцена («Сыны Израилевы в Египте»), но она иллю-
стрирует германскую жизнь того времени. Рисунок
украшает так называемую «Тоггенбургскую хронику»,
которая хранится в берлинском Кабинете эстампов
и начинается поэмой Рудольфа Эмсского, продолже-
ние же, начиная с 1411 года, писал капеллан Лихтен-
штайга для своего хозяина Фридриха, графа Тогген-
бургского. Эта рукопись, которую называют также
«Мировой хроникой» или «Тоггенбургской библией»,
является пересказом Священной истории, составля-
ющей как бы прелюдию ко всемирной истории.

Горожане принимают непосредственное участие в


развитии культуры. Мыслители, поэты, художники –
даже гениальные – отныне могут появиться на свет
и в семье простого бюргера. Таким образом, они при-
ходят на смену куртуазным поэтам раннего Средне-
вековья, принадлежавшим к высшему сословию. Рас-
цвет творчества нюрнбергских мейстерзингеров при-
ходится на годы жизни поэта и сапожника Ганса Сакса
(1494–1576).
Портрет мейстерзингера Ганса Сакса. Гравюра
XVI в.
Порт Гамбурга в конце XV в. Миниатюра на об-
ложке издания 1497 г.
Эта картина является иллюстрацией к «Морскому
праву», входящему в состав «Городского права Гам-
бурга», текст которого был официально принят в 1497
году, тогда как данная рукопись относится к 1503–
1508 годам. Справа – таможня, слева – городской
подъемный кран.

Рыбный рынок в Констанце. Миниатюра из «Хро-


ники Ульриха фон Рихтенталя». XV в.
Открытие Америки и морского пути в Индию спо-
собствует обогащению городов, торгующих с Атлан-
тикой. Горожане сами управляют ими, сами их защи-
щают. Нуждаясь в деньгах, князь обращается теперь
с просьбой к именитым горожанам, тогда как в Сред-
невековье заниматься денежными операциями было
дозволено только иудеям, что и послужило причиной
их травли. В середине XVI века в Южной Германии на-
блюдается бурное развитие банковского дела. Полу-
чают дворянство владельцы аугсбургского банковско-
го дома Фуггеров. Отправляют свои корабли в Новый
Свет банкиры Вельзеры. Девушка из этой семьи по
имени Филиппина выйдет замуж за эрцгерцога Фер-
динанда Габсбургского, младшего брата императора
Максимилиана II.
Средневековый дом в Брауншвейге, построенный
в 1534 г. Фотография начала ХХ в.

Но главная сила новой буржуазии – в единстве.


Бюргеры и ремесленники сообща строят свои со-
боры. В 1377 году Швабский союз городов начина-
ет строительство кафедрального собора в Ульме. В
Германии нарождается особый архитектурный стиль.
Биржи, дома цеховых объединений и гильдий, рату-
ши, дома именитых горожан придают городам непо-
вторимый облик. Богатые семьи преподносят в дар
церквям картины. Так же как в Голландии и во Фланд-
рии, большую популярность приобретает в Германии
искусство портрета. Альбрехт Дюрер состоит членом
Нюрнбергского художественного общества.
Крестьянская война
Города бурно развивались, но и положение де-
ревенского люда тоже улучшалось. Однако с точки
зрения закона это положение оставалось унизитель-
ным. Гуманистическое мировоззрение, основываясь
на римском праве, уподобляет крестьянина антично-
му рабу. Он надрывается на тяжелой работе, отдавая
сеньору десятую часть урожая, и, кроме того, в любой
момент должен быть готов трудиться на землях свое-
го господина, духовного лица или мирянина – все рав-
но. Долго скрываемое недовольство таким положени-
ем дел привело в конце концов к крестьянским волне-
ниям. Между 1461 и 1524 годом они то и дело вспы-
хивают по всей империи, становясь раз за разом все
продолжительнее.
Смерть рыцаря (восставшие крестьяне напада-
ют на феодала). Гравюра Ханса Леонарда Шойфе-
лина. Начало XVI в.
Поимка рыцаря была большой удачей для взбунто-
вавшихся крестьян. На стяге мы видим эмблему кре-
стьянского восстания – башмак.

В 1524–1525 годах разгорается собственно Кре-


стьянская война с вполне определенными целями.
В 1525 году Себастьян Лотцер, Бальтазар Губмайер
и Христофор Шаппелер публикуют документ, полу-
чивший известность под названием «Двенадцать ста-
тей», в котором требуют ограничения десятины, сво-
боды охоты и рыбной ловли, а также всенародных вы-
боров священнослужителей. Однако это движение –
по-немецки Bundschuh («крестьянский башмак») – не
было однородным. В Оденвальде, Швабии, Шварц-
вальде, Вюртемберге, Тироле орудовали банды, сво-
ей неоправданной жестокостью дискредитировавшие
правое дело. В Тюрингии же движение переродилось
в разновидность религиозного коммунизма.
Крестьянин и смерть. Гравюра из серии «Пляски
смерти» Ганса Гольбейна-младшего. 1526

Крестьяне Оденвальда обратились к Гёцу фон Бер-


лихингену, рыцарю-бандиту, сильно отличавшемуся
от персонажа, выведенного в XVIII веке в одноимен-
ной пьесе Гёте, и заставили его стать их предводи-
телем. Однако в мае – июне 1525 года он был обра-
щен в бегство войсками Швабского союза. Крестьян
погнали, как диких зверей, после чего начались мас-
совые казни и пытки: повстанцам рубили головы, вы-
калывали глаза, их вешали, сажали на кол, четверто-
вали. Оставшиеся в живых еще двадцать лет должны
были выплачивать огромные суммы в качестве штра-
фа. Однако это поражение не было окончательным, и
в один прекрасный день народу суждено было обре-
сти свободу.
Короче говоря, несмотря на процветание городов,
расцвет искусств и культуры, в начале XVI века ост-
ро ощущается необходимость реформ. Плачевная
неразбериха во власти делает осуществление пра-
восудия невозможным. Тем временем кардинал Ни-
колай Кузанский, поборник реформирования государ-
ства, говорит, что право может быть действенным
лишь тогда, когда исполнительная власть в империи
достаточно сильна, чтобы наказывать непокорных,
способствовать соблюдению законов и обеспечивать
исполнение судебных решений. Фридрих III слишком
слаб, у него нет такой власти. А потому в стране на-
зревают перемены.
Новое время
Максимилиан и Карл V
Средневековье не закончилось в один и тот же день
повсеместно и во всех областях жизни. Историки со-
относят начало Нового времени то со взятием Кон-
стантинополя турками (1453), то с открытием Америки
(1492). На самом деле некая интерференционная по-
лоса наблюдается в течение полувека. Прошлое еще
живо, но уже появляются и принципиально новые ве-
щи. В военном деле это ландскнехты – профессио-
нальные солдаты, наемники, которые благодаря но-
вому мощному огнестрельному оружию одерживают
верх над конницей. Это изобретение печатного станка
и производство дешевой бумаги.
Это devotio moderna («новое благочестие») – новая
вера, когда люди в поисках Истины обращаются не
к священнослужителям, не к Риму, а к Священному
Писанию или непосредственно к Богу.
Правление Максимилиана I (1493–1519), сына им-
ператора Фридриха III, также отмечено весьма пока-
зательными нововведениями. Он был избран и коро-
нован как «король римлян» в 1486 году, еще при жиз-
ни отца, которого сменил на императорском троне. По
традиции титул императора он мог носить лишь по-
сле коронации папой римским. Однако в 1508 году, ко-
гда церемония все еще никак не могла состояться (из-
за французских интриг, как говорили при дворе), Мак-
симилиан сам провозгласил себя «избранным импе-
ратором Священной Римской империи». Ни папа, ни
кто-либо из монархов не сказали ни слова против. В
свою очередь, Карл V взял титул избранного импера-
тора сразу же после восхождения на престол и носил
его последующие одиннадцать лет, пока не был коро-
нован в Болонье Климентом VII.
С той поры ни один германский император не ездил
больше в Рим, чтобы быть коронованным папой; все
они носили императорский титул в течение всего цар-
ствования. Как и в прежние времена, указанный импе-
ратором наследник получал титул «короля римлян».
Иными словами, Максимилиан ввел обычай присваи-
вать императорский титул без участия папы римского,
завершив тем самым процесс его секуляризации.
Иоганн Гутенберг. Гравюра издания «Жизнеопи-
сания и портреты прославленных личностей» Ан-
дре Теве. 1584
Утверждают, что портрет похож на оригинал, хо-
тя Иоганн Генсфляйш цум Гутенберг из Майнца умер
в 1467 году. Гутенбергу принадлежит честь изобре-
тения европейского способа книгопечатания (около
1447 года).

Императора Максимилиана называли последним


королем-рыцарем, однако он, похоже, был, скорее,
первым королем-ландскнехтом. Обладая недюжин-
ным умом, он понимал необходимость перемен. От
своей жены он знал, как успешно управляют дела-
ми в Бургундии, и решил последовать этому приме-
ру. Он объявляет всеобщий мир, запрещает частным
лицам вершить правосудие и учреждает верховный
суд (Reichskammergericht). Для финансирования этой
судебной системы он вводит имперский налог (пер-
вый) – «общий пфенниг» (das gemeine Pfennig). Од-
нако из-за постоянной вражды с французскими коро-
лями (эта вражда продлится еще несколько веков)
и необходимости сдерживать на востоке натиск вен-
гров и турок у него нет возможности уделять империи
должное внимание.
Кроме того, он очень занят брачной политикой. В
1496 году дети Максимилиана и Марии Бургундской
Филипп Красивый и Маргарита вступили в брак с
наследниками католических королей: Фердинанда II
Арагонского и Изабеллы Кастильской. Инфанта Хуана
(Иоанна Безумная), супруга Филиппа, в 1504 году, по-
сле смерти матери, становится королевой Кастилии
и Леона, а также обеих «Индий», то есть Нового Све-
та. Внук Максимилиана дон Карлос (будущий Карл V)
унаследует в 1506 году, после смерти своего отца Фи-
липпа Красивого, владения, пришедшие в семью вме-
сте с Марией Бургундской, а именно Нидерланды и
графство Бургундия (или Франш-Конте). Десять лет
спустя, после смерти своего деда Фердинанда Ара-
гонского, он получит во владение не только Испанию,
но также Сицилию, Сардинию, Неаполь и Новый Свет,
тогда как смерть другого его деда, императора Мак-
симилиана (1519), принесет ему наследство Габсбур-
гов – все земли от Австрии до Нидерландов. «Над им-
перией Карла V никогда не заходит солнце». Прав-
да, это сказочно богатое наследство принесет и нема-
лые беды. Что касается двойной австро-венгерской
монархии, она образуется в результате брака Ферди-
нанда, младшего брата Карла V, с Анной, дочерью
венгерского короля Владислава (Лайоша) II Ягеллона.
Въезд в Болонью императора Карла V и папы рим-
ского Климента VII. Гравюра Николаса Гогенберга.
XVI в.
Поскольку Рим был в 1527 году разорен и разграб-
лен имперскими войсками, коронация избранного им-
ператора состоялась 24 февраля 1530 года в Боло-
нье. В будущем избранник будет оставаться королем
римлян до коронации в Ахене, затем во Франкфур-
те. После же этой церемонии он будет называться из-
бранным императором Священной Римской империи,
то есть будет носить тот самый титул, который носили
никогда не короновавшийся Максимилиан и Карл V до
болонской коронации.
Император Максимилиан I. Гравюра Ханса Бургк-
майра. 1518

Эрцгерцог Фердинанд I Габсбург и его супруга Ан-


на Ягеллон. Медаль. 1523

После смерти Максимилиана желание быть из-


бранными на императорский трон выразили одновре-
менно король Франции Франциск I и Генрих VIII Ан-
глийский. Кандидатуру Франциска поддержал папа
Лев X. Но богатые банкиры Фуггеры, оказывавшие
поддержку Карлу (Пятому), подкупили курфюрстов.
Правда, те сначала избрали императором курфюрста
Саксонского Фридриха Мудрого. Если бы тот согла-
сился с их выбором, облик мира изменился бы. Но он
отказался, и императором Священной Римской импе-
рии стал девятнадцатилетний Карл Габсбург.
Этот юноша, взваливший на свои хрупкие плечи по-
ловину мира, не отличался ни красотой, ни рыцарски-
ми доблестями, ни красноречием. У него была высту-
пающая нижняя губа, он заикался и, проведя детство
во Фландрии, не знал испанского языка – языка своей
матери и своего королевства. Тем не менее, рано по-
взрослев, он сразу проявил упорство и твердую про-
зорливость. Мало-помалу он стал испанцем, но ни в
одной части своей мировой империи никогда не чув-
ствовал себя дома. Надо признать, что проблемы пе-
ред ним стояли немалые.
В Германии и Нидерландах ему пришлось проти-
востоять религиозной революции, которую возглавил
монах Мартин Лютер (1483–1546). Отец Лютера, ру-
докоп, хотел, чтобы его сын изучал право, но глубо-
ко религиозный Мартин стал священнослужителем и
ушел в монастырь. Его отправили преподавать бо-
гословие в университет Виттенберга (Саксония). От-
туда ему пришлось поехать по церковным делам в
Рим, где он был возмущен роскошью и развращенно-
стью Вечного города. Лютера, немца до мозга костей,
оскорбляло «средиземноморское язычество».
Мартин Лютер. Гравюра Лукаса Кранаха-стар-
шего. XVI в.
В страстной натуре Лютера, в его мягкости и
необузданности, в резкости его обличений и в его биб-
лейском благочестии заключались все сильные и сла-
бые стороны немецкого темперамента в его наивыс-
шем выражении. Сам пылая страстью, этот человек
боялся адского пламени. Когда проповедник-домини-
канец Иоганн Тецель приехал в 1517 году в Германию,
чтобы торговать там индульгенциями с полным отпу-
щением грехов, средства от продажи которых должны
были пойти на строительство в Риме новой базилики
Святого Петра, возмущению Лютера не было преде-
ла.
Слова о том, что «при звоне монеты о дно кружки
для пожертвований душа жертвователя отправляется
прямо на небеса», вызывали в нем глухую ярость. Он
вывесил на двери университетской часовни девяно-
сто пять тезисов против практики индульгенций. От-
ныне он был убежден, что только верой (а не дела-
ми милосердия) может спастись человек. Главное –
благодать Божья, которая дается в награду за истин-
ную веру. Прошло немного времени, и он уже отри-
цал необходимость папства и сравнивал Рим с Вави-
лоном. Когда папа пригрозил ему отлучением, он сжег
папскую буллу во дворе Виттенбергского университе-
та.
Лютер призвал Карла V, девятнадцатилетнего го-
сударя, только что ставшего императором, возгла-
вить Реформацию. Но король Испании, император
Священной Римской империи не мог поступить ина-
че, как встать на защиту Церкви. Он созвал в Ворм-
се рейхстаг, куда пригласил Лютера, чтобы тот пред-
ставил свое учение, гарантируя ему личную безопас-
ность. Лютер приехал, зачитал свои тезисы, беспре-
пятственно покинул Вормс и отправился к своему дру-
гу, курфюрсту Саксонскому Фридриху Мудрому, кото-
рый принял его в замке Вартбург, где он прожил неко-
торое время, переводя Библию на немецкий язык.
Семейство Лютер. В верхней части гравюры
изображены родители Мартина Лютера, ниже – он
сам с супругой, внизу их дочь. 1707

Закончив этот труд, он женился на бывшей мона-


хине, окончательно порвав таким образом с Римом,
и остаток жизни посвятил созиданию новой Церкви,
которая к 1530 году распространила свое влияние на
половину Германии и Нидерландов. Другая часть этих
стран сохранила верность католическому Риму. Боль-
шей частью это были регионы, входившие когда-то
в состав Римской империи: Бавария, Австрия, Рейн-
ская область. И напротив, более новые земли – Сак-
сония, Гессен, Пруссия, Бранденбург – приняли люте-
ранскую веру. Целый век Германию будут терзать ре-
лигиозные войны.
Деятельности Лютера сильно способствовала
уклончивая позиция императора. Карл V был короно-
ван в Ахене; после Вормсского рейхстага он предо-
стерег своих подданных от следования лютеранству,
однако проблемы германской жизни никогда не вызы-
вали в нем живого интереса. Девять лет он провел
за пределами империи. За это время Реформация на-
столько продвинулась вперед, что остановить ее бы-
ло уже невозможно. Сам Великий магистр Тевтонско-
го ордена перешел в 1525 году в лютеранскую веру
и преобразовал свое теократическое государство в
светское герцогство.

Продажа индульгенций. Сатирическая гравюра


Ганса Гольбейна-младшего. XVI в.
Сатирическая гравюра изображает церковников,
раздающих индульгенции. В центре – папа Лев X.

Шпайерский рейхстаг 1526 года позволил каждой


области, входившей в состав империи, продолжать
«жить, управляться и веровать так, как она хочет отве-
чать перед Богом и императором». Саксония и Гессен
стали откровенно протестантскими. Поспешность, с
которой курфюрсты принялись за конфискацию цер-
ковного имущества, показывает, что их реформатор-
ское усердие не всегда было бескорыстным. Карл V
еще раз попытался, уже на Аугсбургском рейхстаге в
1530 году, достичь единства веры.
Однако представленное в качестве компромисса
Аугсбургское исповедание, написанное миролюби-
вым теоретиком и моралистом протестантизма Фи-
липпом Меланхтоном, император отверг. Этот доку-
мент стал «символом веры» ортодоксального люте-
ранства. Для Реформации это явилось большим успе-
хом, поскольку годом раньше во время встречи Люте-
ра с швейцарским реформатором Ульрихом Цвингли
общей доктрины выработано не было.
У Карла V тем временем были совсем другие за-
боты. Восточным границам империи снова угрожали
турки, а ее заклятый враг – король Франции заключил
союз с этими неверными. В 1524–1525 годах за ору-
жие взялись сотни тысяч немецких крестьян. Обретя
благодаря Реформации некоторый достаток и само-
сознание, они во имя «Божьей справедливости» ста-
ли выдвигать своим сеньорам требования экономиче-
ского и социального характера. Однако, к их удивле-
нию и возмущению, Лютер, на которого они рассчи-
тывали, резко выступил против них. Этот крестьян-
ский сын в политике был консерватором. Он опирался
на князей. Реформация перестала быть социальным
движением, став делом ее предводителей и сильных
мира сего.

Двор замка Вартбург, Тюрингия. Замок был зало-


жен в конце XI в. Фотография 1895
Карл V на Аугсбургском рейхстаге в 1530 г. Гра-
вюра XVI в.
Сцена изображает зал епископского дворца в мо-
мент чтения знаменитого Аугсбургского исповедания,
написанного Меланхтоном. Слева, под балдахином,
восседает Карл V, по правую руку от которого находят-
ся его брат Фердинанд, король Венгрии и Чехии, и кар-
динал Альбрехт Бранденбургский, архиепископ-кур-
фюрст Майнцский.
В 1532 году в Нюрнберге был заключен «религи-
озный мир», в обмен на который князья-протестан-
ты обязались оказать императору поддержку в вой-
не с турками. В 1546 году, вновь обретя свободу дей-
ствий, Карл V начал войну против Шмалькальден-
ского протестантского союза. В битве при Мюльбер-
ге он одержал сокрушительную победу над войском
курфюрста Саксонского. Курфюршеское достоинство
перешло союзнику императора, саксонскому герцогу
Морицу. После этого Карл утвердил так называемый
Аугсбургский интерим – императорский указ, позво-
лявший среди прочего протестантским священникам
вступать в брак. Однако тут протестанты и католики
проявили единодушие, резко осудив этот документ. И
те и другие отвергли компромисс, предложенный им-
ператором-испанцем.
Битва при Мюльберге. Фрагмент гравюры XVI в.
24 апреля 1547 года Карл V одержал в Мюльберге
прекрасную победу над протестантским войском сак-
сонского герцога-курфюрста Иоганна Фридриха. Сак-
сонский город Мюльберг стоит на Эльбе. Войско Кар-
ла изображено справа. Это поражение будет иметь
серьезные последствия для всей Саксонской дина-
стии: бо́льшая часть герцогства и курфюршеское до-
стоинство перейдут к ее младшей ветви, которая даст
миру польских, а затем и саксонских королей.
Фрагмент деревянного панно с изображением
Карла V. XVI в.
Этот портрет, на котором хорошо виден характер-
ный для членов австрийской правящей династии про-
гнатизм (выступающая нижняя челюсть), вырезан из
самшита. На груди императора – ожерелье бургунд-
ского ордена Золотого руна, гроссмейстером которо-
го он являлся. Может быть, и ему хотелось быть по-
хороненным в дижонской капелле рядом с герцогами
Бургундскими? Впоследствии он откажется от прав на
Бургундию, сохранив за собой герцогский титул, до-
ставшийся ему от французского королевского дома, к
которому он принадлежал через Марию Бургундскую.

В 1552 году война разыгралась с новой силой.


Князья-протестанты во главе с Морицем Саксонским,
переметнувшимся в противоположный лагерь, напа-
ли на Карла V, заключив союз с французским ко-
ролем Генрихом II, который был католиком, но еще
больше – врагом императора. Тот потерпел пораже-
ние и был вынужден бежать через перевал Брен-
нер в Италию. В 1555 году, в то самое время, ко-
гда в Тренто заседал собор, утвердивший ряд важ-
нейших католических догматов, в Аугсбурге был нако-
нец подписан мирный договор. Религиозный вопрос
был улажен в соответствии с формулой: «Cujus regio
ejus religio»7. Иными словами, каждый правитель был
вправе сам выбирать вероисповедание, которое ста-
новилось обязательным для его подданных. Несколь-
ко странная форма свободы вероисповедания. Но ко-
му в те времена было дело до свободы?
Несколькими месяцами позже, в 1556 году, Карл V,
7
«Чья страна, того и вера» (лат.).
утомленный и разочарованный, отрекся от престола.
Он удалился в монастырь в местечке Юсте (испан-
ская провинция Эстремадура), где – потерпев неуда-
чу в попытке установить гармонию в отношениях сре-
ди людей, верований и королевств – занялся налад-
кой часов, чтобы они ходили в унисон. Каждое утро
он отстаивал заупокойную службу, присутствуя каж-
дый раз на собственных похоронах. Однако аскетом
он не стал. Он всегда был лакомкой, таким и остался.
Любил музыку, шутов. Управление Нидерландами и
Испанией он благоразумно передал своему сыну Фи-
липпу II, а Германией – брату Фердинанду I. Этот раз-
дел положил конец ненормальной и опасной ситуа-
ции, сложившейся из-за искусственного объединения
Испании и Священной Римской империи.
Контрреформация
После отречения Карла V центр политической сце-
ны сместился в сторону Франции и Англии. В Герма-
нии на первом плане по-прежнему стояла религиоз-
ная проблема. Какое-то время казалось, что вся Гер-
мания целиком станет протестантским государством.
Этого не случилось, отчасти потому, что лютеран-
ство не ужилось с кальвинизмом, другой формой про-
тестантизма, пришедшей из Женевы. Пфальцграф
Рейнского Пфальца превратил свою столицу Гей-
дельберг в оплот кальвинизма. С другой стороны, ка-
толичество неожиданно показало себя способным к
сопротивлению и даже к отвоеванию сданных прежде
позиций.
Фердинанд I, которому его брат Карл V еще в 1521
году передал наследные земли Габсбургов, в 1531-
м избирается королем римлян. В 1556-м, после отре-
чения брата, он самым естественным образом стано-
вится императором Священной Римской империи. Ис-
панская ветвь Габсбургов уже отделилась, и Ферди-
нанд – абсолютно немецкий монарх, кроме того, ему
подвластны Венгрия и Чехия. Отличаясь от природы
умеренностью характера, он предпочел бы компро-
мисс между католиками и протестантами. На Тридент-
ском соборе он потребовал реформ: запрета на на-
копление бенефициев, отправления богослужений на
национальном языке, отмену целибата для священ-
ства и т. д. Собор был бескомпромиссен в отношении
вопросов, касающихся вероучения, и изложил прин-
ципы католической веры в той форме, в которой они
существуют и поныне. Однако некоторые из злоупо-
треблений, отмеченных еще Лютером, он упразднил.
Интеллектуальная и нравственная самооборона
Римско-католической церкви значительно укрепилась
после основания ордена иезуитов. В 1534 году в Па-
риже собрались семеро безвестных школяров, среди
которых был Игнатий Лойола; они дали обет целомуд-
рия, бедности и, как воины Христовы, стали служить
папскому престолу. Служение иезуитов было безза-
ветно, по формуле perinde ac cadaver8, зависели они
исключительно от главы ордена, «генерала», кото-
рый, в свою очередь, подчинялся непосредственно
папе. Они не признавали власти ни прелатов, ни кня-
зей. В монастырях, где они получали самое суровое
воспитание, их готовили к беспрекословному повино-
вению. Фердинанд I ввел орден в Австрии, где иезуи-
ты вскоре стали играть важную роль в образовании.

8
На манер трупа (лат.).
Рудольф II Габсбург, император Священной Рим-
ской империи. Портрет работы Мартино Рота.
XVI в.
Через некоторое время они принялись диктовать
свои требования. Сын Фердинанда и его преемник
на троне Максимилиан II (1527–1576), чтобы быть из-
бранным на трон, в 1564 году пообещал сохранить
верность католической вере, однако по характеру он
был мягок, испытывал симпатию к протестантам и
всячески старался оградить их от преследований. Ко-
гда он лежал на смертном одре, его жена и папский
легат умоляли его исповедоваться, но тщетно. К это-
му времени примерно семь десятых территории Гер-
мании были протестантскими. Мечтая о восстановле-
нии религиозного единства, Максимилиан II, как это
часто бывает с соглашателями, лишь разжег в обоих
лагерях непримиримую ненависть.
Его преемник Рудольф II (1552–1612), ставший им-
ператором в 1576 году, также не обладал столь необ-
ходимой стране энергичностью. Он воспитывался при
дворе испанского короля Филиппа II, где ему приви-
ли несгибаемость, властолюбие и фанатизм. Своих
подданных он не выносил и жил печальным затворни-
ком. Пока турки угрожали Западу, а Германию разди-
рали внутренние войны, этот чудаковатый монарх си-
дел взаперти у себя во дворце в окружении астроно-
мов, химиков, математиков и любовниц. Он царство-
вал, но не правил и охотнее взирал на звезды, чем
на карту собственной державы. К концу жизни он стал
страдать настоящими припадками безумия.
Тем временем иезуиты при содействии герцога Ба-
варского методично продолжали процесс Контрре-
формации. В своих воспитательных учреждениях они
формировали элиту, способную дать ответ критикам
народного протестантизма. Их школы можно найти
повсюду вдоль Рейна. В Вену они посылают голланд-
ца Петра де Хондта, иначе – Петра Канизия, выдаю-
щегося богослова, который становится личным дру-
гом императора. Во многих областях Германии власть
вновь оказывается в руках у католиков. Воспитанный
иезуитами австрийский император Фердинанд II еще
в бытность свою герцогом Штирии изгнал протестан-
тов из своего герцогства. Когда в имперском городе
Донаувёрте со смешанным в религиозном плане на-
селением протестанты разогнали католический крест-
ный ход, Рудольф исключил город из состава импе-
рии, а баварская армия изгнала из него лютеранских
пасторов.
Святой Игнатий Лойола. Гравюра Лукаса Фор-
стермана. 1621
Князья-протестанты, возмущенные таким обраще-
нием со свободным имперским городом, объедини-
лись под предводительством маркграфа Баденского и
курфюрста Пфальцского в Евангелическую оборони-
тельную унию. На что католики в лице герцога Бавар-
ского и трех курфюрстов-епископов ответили созда-
нием Католической лиги, призванной отобрать у про-
тестантов присвоенное ими имущество. Угроза граж-
данской войны, готовой вот-вот разразиться между
этими двумя лигами, живо интересовала француз-
ского министра Сюлли, видевшего в ней надежду на
ослабление Австрийского императорского дома. Гото-
вилось всеобщее восстание, призванное «посбивать
спесь с Габсбургов».
Одним из очагов конфронтации была Чехия. Иезу-
итам там противостояли старые чешские гуситы и
немецкие протестанты. Рудольф, желавший мир-
но предаваться мечтам вместе с великим придвор-
ным астрономом Кеплером и другими учеными, ку-
пил верность Чехии, подписав «грамоту величества»
(Majestätsbrief) – акт о свободе вероисповедания
(1609). Родные императора были в отчаянии от его
бездарных действий, а особенно брат Рудольфа эрц-
герцог Матиас, потребовавший, чтобы тот уступил
ему императорскую корону… Но в 1612 году Рудольф
умер, и Матиас стал его преемником на троне. По
крайней мере, эта проблема была решена.

Восстание в Праге 23 мая 1618 г. Гравюра Мат-


теуса Мериана-младшего. XVII в.
По примеру гусита Яна Жижки, в 1419 году вышвыр-
нувшего из окна пражского замка бургомистра и его
тринадцать советников, чешские дворяне-протестан-
ты под предводительством графа Турна уготовили ту
же участь имперским наместникам Виллему Слава-
те и Ярославу Мартиницу и их писцу Фабрициусу, ко-
торые, правда, не погибли, приземлившись на навоз-
ную кучу. Чехи утверждали, что король Фердинанд II
нарушил «грамоту величества», – по правде говоря,
они боялись реакции католиков, которые чувствовали
поддержку со стороны своего государя.

Матиас II (1557–1619), став в 1612 году импера-


тором, встал на сторону Контрреформации, но он
не пользовался ни малейшим авторитетом. Империя
превратилась в пустой звук. В каждом из разрознен-
ных теперь государств Евангелическая уния и Католи-
ческая лига поджидали удобного момента, чтобы на-
броситься друг на друга. Первое военное столкнове-
ние произошло в Праге. В мае 1618 года несколько
протестантских лидеров пришли с жалобами к управ-
ляющим королевским замком (католикам). Во время
спора страсти так накалились, что посетители выбро-
сили обоих управляющих и их писца в окно. Несмот-
ря на двадцатипятиметровую высоту, с которой свер-
зились императорские чиновники, они остались целы
и невредимы. Католики сказали, что их спасло чудо;
протестанты – что падение смягчила навозная куча.
Можно сказать, что «пражская дефенестра-
ция» (под таким названием этот случай вошел в ис-
торию) явилась первым военным действием Тридца-
тилетней войны. Тем не менее дипломатии еще ка-
кое-то время удавалось играть смягчающую роль. Ма-
тиас умер, не оставив потомства. В 1619 году импе-
ратором под именем Фердинанда II становится его
двоюродный брат, герцог Штирии Фердинанд (1578–
1637). Главным, что он унаследовал от своего пред-
шественника, была война – гражданская и религиоз-
ная.
Тридцатилетняя война
Сначала Тридцатилетняя война была противосто-
янием протестантов и католиков, боровшихся за ду-
ховное господство над Германией. Однако к рели-
гиозным спорам очень быстро примешались вполне
мирские интересы. Некоторые протестантские лиде-
ры сражались на стороне католиков. Позже, когда
в процесс включились иностранные державы, один
французский кардинал (Ришельё) оказал, как мы уви-
дим позже, денежную поддержку одному шведскому
протестанту (Густаву Адольфу).
Таким образом, картина получается весьма туман-
ная. Чтобы хоть как-то прояснить ее, надо разбить
это тридцатилетие на периоды. Первый период – чеш-
ский – начался с «пражской дефенестрации». По-
встанцы хотели создать на территории Чехии новое
протестантское королевство. Своим королем они из-
брали пфальцского курфюрста Фридриха V (1596–
1632), юного, красивого, обаятельного зятя английско-
го короля Якова I и к тому же кальвиниста. Однако он
продержался на троне только одну зиму, за что и был
прозван «зимним королем» (Winterkönig).
Против Чехии с императором Фердинандом объ-
единился герцог Баварский, возглавлявший Католи-
ческую лигу. Он должен был поставить войско; вза-
мен ему пообещали возмещение расходов и курфюр-
шеское достоинство, отобранное у Фридриха V. Тот
вскоре потерпел тяжелое поражение в битве при Бе-
лой Горе, неподалеку от Праги, и был вынужден спа-
саться бегством вместе со своей очаровательной су-
пругой Елизаветой Английской. Подавление восста-
ния было ужасно. Двадцать семь предводителей-про-
тестантов были казнены, а их земли конфискованы
и розданы новой немецкой аристократии. Вот откуда
взялась между чехами и немцами вековая взаимная
ненависть. В Чехии была установлена католическая
абсолютная монархия.
Император Фердинанд II. Гравюра Вольфганга Ки-
лиана. 1622
Император изображен со всеми императорскими
регалиями. Эрцгерцог Австрии Фердинанд родился в
1578 году и был воспитан иезуитами. В 1590 году он
получил во владение герцогство Штирия, где благода-
ря его энергичной деятельности значительно окрепла
католическая вера. Он заслужил репутацию воинству-
ющего поборника веры, наводящего страх на проте-
стантов. Став в 1617 году королем Венгрии, а в 1618-м
и Чехии, он обещал свободу вероисповедания. Когда
умер император Матиас (1619), приходившийся ему
двоюродным братом, он получил корону короля рим-
лян, а с ней все изображенные здесь регалии и ти-
тул избранного императора Священной Римской им-
перии.

Одним из тех, кто извлек выгоду из этого передела


собственности, был чешский дворянин Валленштейн,
протестант, перешедший в католичество, чтобы же-
ниться на одной богатой, хотя и несколько перезрелой
вдовушке. Большой любитель астрологии, очень суе-
верный и совершенно нерелигиозный, Валленштейн
так умело распоряжался своими имениями, что вско-
ре стал одним из богатейших людей Европы. На эти
деньги он собрал армию наемников и предоставлял
ее в распоряжение того, кто больше заплатит. У гер-
манских княжеств в ту пору не было регулярных ар-
мий. Когда начиналась война, князья обращались к
посредникам, которые нанимали для них ландскнех-
тов. Для этих наемников, абсолютно равнодушных к
делу, за которое они сражались, война была лишь по-
водом для грабежей, насилия и зверств.

Въезд короля Швеции Густава Адольфа в Нюрн-


берг 21 марта 1632 г. Гравюра XVII в.
Густав II Адольф, втянутый в Тридцатилетнюю вой-
ну герцогом Ришельё, к которому он прислушался ско-
рее из тщеславия, чем из желания защитить проте-
стантскую веру, вышел победителем после целой че-
реды сражений с маршалом Тилли. На гравюре мы
видим, как король (слева от центра) въезжает в им-
перский город; по левую руку от него – свергнутый
«король Чехии» Фридрих V Баварский. 15 апреля Гу-
став II Адольф снова разбил Тилли при переправе че-
рез Лех, но 6 ноября сам был убит, одержав при этом
победу над Валленштейном.

За эти тридцать военных лет Германию разграбили


самым беззастенчивым образом. Солдаты отнимали
у крестьян последний кусок хлеба, пытали их, выве-
дывая, где те прячут припасы. Декарт, воевавший в
Германии, говорил: «Мне трудно поставить военное
дело в ряд достойных ремесел». У большинства сол-
дат Валленштейна было не больше веры, чем у их
предводителя, и грабили они всех подряд, не делая
различий между католиками и протестантами.
Осада Магдебурга войском Тилли. Гравюра XVII в.
Гравюра посвящена военной операции, предпри-
нятой графом Иоганном Церкласом фон Тилли. По-
сле взятия (20 мая 1631 года) город был отдан на
разграбление победителям. Имперский маршал, бра-
бантский граф Тилли, скромный, бескорыстный и на-
божный, одержавший немало побед, умер от ран в Ин-
гольштадте в 1632 году.

Одержав победу в Чехии, император Фердинанд II


продолжил преследование несчастного Фридриха V
до Пфальца, куда вторглась армия Католической лиги
под предводительством фельдмаршала Тилли. Мак-
симилиан Баварский получил обещанное курфюрше-
ство. Так закончилась первая, чешско-пфальцская
фаза Тридцатилетней войны.
Второй период назовем датским. И вот почему. Се-
верогерманские князья-протестанты были обеспоко-
ены приближением имперских войск. В свое время
они секуляризировали немало богатейших католиче-
ских монастырей, которые император явно собирался
вновь прибрать к рукам. С другой стороны, для Габс-
бургов через Северную Германию лежал кратчайший
путь в мятежные Нидерланды. Король Дании Кри-
стиан, будучи одновременно герцогом Голштинским,
являлся вассалом Священной Римской империи. Он
встал во главе протестантских сил. Тилли с Валлен-
штейном его разбили и в 1627 году захватили Данию.
Фердинанд отдал Валленштейну герцогство Меклен-
бургское, правитель которого был низложен.
Итогом этих блестящих побед стал обнародован-
ный императором Фердинандом в 1629 году Эдикт
о реституции, по которому Католической церкви воз-
вращалось все имущество, секуляризованное начи-
ная с 1555 года. Весь север Германии оказался в ру-
ках императора. Датский король получил свои земли
обратно лишь в обмен на обещание никогда больше
не вмешиваться в германские дела. Однако растущее
могущество германской империи начинало беспоко-
ить князей, даже католиков. Им всегда была нена-
вистна идея сильного централизованного государ-
ства, из-за которой они лишились бы самостоятель-
ности. Тилли, командовавшего армией Католической
лиги, они могли бы еще худо-бедно контролировать.
А вот против Валленштейна они были бессильны. И в
1630 году они потребовали его отставки. Он вернулся
в свою вотчину дожидаться нового призыва.
Третий период был шведский. Король Швеции Гу-
став Адольф был лютеранином, прекрасным солда-
том и, естественно, союзником северогерманских кня-
зей. В 1631 году он подписал удивительный договор с
Францией. Можно было ожидать, что кардинал Рише-
льё, как иерарх Католической церкви, заключит союз с
императором, чтобы вместе объявить Крестовый по-
ход против протестантов. Однако Ришельё понимал,
что стоит только Габсбургам подчинить себе Герма-
нию, Чехию, Нидерланды, а возможно, и Италию, как
с независимостью Франции будет покончено. И тогда,
проявив гениальную беспринципность, он решает за-
ключить союз с князьями-протестантами и, не вступая
в войну, оказать денежную помощь Густаву Адольфу.
Поначалу немцы отнеслись к шведскому королю с
недоверием. Лишь Магдебург безоговорочно принял
его сторону. Тилли город взял, разграбил и обратил в
пепел. Постигшая Магдебург участь показала князьям
всю беспощадность развернувшейся борьбы. Надо
было выбирать. Герцог Саксонский объединился со
шведским королем. Вместе они разгромили армию
Тилли, который в 1632 году умер от полученной раны.
Из отставки отзывают Валленштейна, и он становит-
ся генералиссимусом имперских войск. Правда, ре-
шающей победы ему одержать не удалось, но в бит-
ве при Люцерне пал Густав Адольф. К облегчению
немецких князей и, несомненно, кардинала Ришельё,
эта смерть положила конец мечтам об образовании
на севере и в центре Европы единой протестантской
империи.
Заседание рейхстага в Регенсбурге в 1653 г. Гра-
вюра Пауля Фюрста. XVII в.
Его священное императорское величество воссе-
дает на троне под балдахином в окружении кня-
зей-курфюрстов. Напротив них расположились кня-
зья, графы, дворяне и другие депутаты.

После смерти Тилли и Густава Адольфа Валлен-


штейн счел себя хозяином положения. Не получив со-
гласия императора и действуя даже против его во-
ли, этот авантюрист всячески пытался восстановить
в Германии мир. Он решил предложить протестантам
приемлемые для них условия и вступил в переговоры
с саксонским курфюрстом и даже с Францией. Иезуи-
ты, испанцы, знать, страстно желавшие вернуть свои
богатства, докладывали императору о загадочном по-
ведении его полководца. Чего же, собственно, хотел
Валленштейн? Что ему было нужно? Чешский трон?
Пфальцское курфюршество? Вена очень его боялась,
и в 1634 году он был смещен с поста командующе-
го. Он рассчитывал на верность своих солдат, но был
убит у себя в замке. Император не приказывал его
убивать, что не помешало ему испытать при известии
об этой смерти облегчение и радость.
Усилия, направленные на восстановление мира,
продолжались. Пражский мир (1635), заключенный
между императором и курфюрстом Саксонским, из-
менил некоторые положения Эдикта о реституции,
в частности правоустанавливающую статью относи-
тельно церковного имущества, а именно дату, кото-
рая теперь поменялась с 1555 года на 1627-й, что бы-
ло гораздо выгоднее для протестантов. Тем не менее
они считались побежденными. Ришельё, которому ав-
стрийско-испанская гегемония не нужна была ни под
каким видом, решил еще раз выступить на их сторо-
не. Таким образом, последние годы этой войны мож-
но отнести к истории всей Европы, а не только Гер-
мании, ставшей сплошным полем битвы, где лилась
кровь шведов, французов и немцев. Ее города лежали
в руинах, пашни были в запустении, народ наполови-
ну истреблен. Первоначальные цели войны уже никто
не помнил. Когда к власти пришел Фердинанд III, сме-
нивший на троне своего отца, все воюющие стороны
были измотаны до предела. И народ, и его правите-
ли желали одного – мира. Однако понадобилось три
года, чтобы дипломаты собрались наконец за столом
переговоров, которые продлились еще четыре года.
Протестанты собрались в Мюнстере, католики – в
Оснабрюке. Подписанные в один день мирные согла-
шения получили название Вестфальский мир. Импе-
рия выходила из войны в более чем ослабленном со-
стоянии. Германия оказалась разделенной на множе-
ство независимых государств, каждое со своей арми-
ей, своей внешней политикой, что делало их в со-
вокупности совершенно беспомощными. Имперский
рейхстаг сохранялся как институт, однако решения
на нем должны были приниматься единогласно, а
это означало, что они не будут приниматься вовсе.
Принцип Cujus regio ejus religio9 распространялся те-
перь и на кальвинизм. Эльзас выходил из-под вла-
сти Австрийского дома и становился французским,
Швеция приобретала обширные территории в При-
балтике и вдоль побережья Северного моря. Кроме
того, в рейхстаге за Швецией закреплялось три голо-
са. Вестфальский мир подтверждал также независи-
мость Швейцарии и Нидерландов. Короче говоря, им-
перия рассыпалась в прах, сохранив реальную власть
лишь в Австрии, Чехии и Венгрии.
Нескончаемая кровопролитная война разорила
Германию. Ее население сократилось на треть. На-
смотревшись на такие гнусности, люди перестали по-
нимать, что такое рыцарская честь. Этот тяжелый пе-
риод был описан Гансом Гриммельсгаузеном в его ро-
манах, самым известным из которых является «Сим-
плициссимус». Автор сам сражался на полях Тридца-
тилетней войны и описал ее как непосредственный
участник событий. Германия была обессилена; ей по-
9
«В каждом краю своя вера» (лат.).
надобилось сто лет упорного труда, чтобы возместить
потери. Тысячи деревень исчезли с лица земли. По
Саксонии рыскали стаи волков. Страна, в XVI веке
подававшая такие надежды, оказалась отброшенной
чуть ли не к варварским временам. Даже язык, отли-
чавшийся во времена Лютера такой красотой, погиб.
Тем не менее народ, вынесший столько лишений, от-
важно принялся за работу, отстраивая заново разва-
лины, в которые повергли страну князья, наемники и
богословы.
В выигрыше оказались только независимые госу-
дарства, обретшие еще большую свободу. Однако
эта княжеская анархия, эта конфедерация независи-
мых государств не могла быть сильным образовани-
ем. Уже в 1653 году, когда в Регенсбурге собрался
рейхстаг, стало ясно, что соперничество между кня-
зьями и несовместимость их интересов надолго ис-
ключат возможность каких бы то ни было совместных
действий. Германия превратилась в скопление коро-
левств, маркграфств, ландграфств, просто графств,
землевладений, строивших свои взаимоотношения
по темным и давно отжившим феодальным понятиям.
Гогенцоллерны и Габсбурги
После Вестфальского мира еще очень долго не
приходится говорить об «истории Германии». «Трудно
определить, что собой представляла эта Германия», –
писал Вольтер. Разнообразные королевские династии
руководствовались исключительно своими частными
интересами. Так, курфюрст Саксонии Август I ради
получения польской короны перешел в католическую
веру, в то время как его саксонские подданные оста-
вались протестантами.
Вид на замок Гогенцоллернов (1454). Гравюра
Маттеуса Мериана-старшего. XVII в.
Эта гравюра из серии «Topographia Germaniae»
изображает колыбель династии Гогенцоллернов по-
сле реконструкции 1454 года. Сильно пострадавший
во время Тридцатилетней войны замок был еще раз
перестроен в 1850 году. Внизу – город Гехинген. На-
верху – герб князя Филиппа Гогенцоллерн-Гехинген-
ского, возглавлявшего династию с 1661 по 1671 год.
Эта ветвь Гогенцоллернов, получившая княжеский ти-
тул в 1623 году, угасла в 1869-м. В наши дни сохрани-
лась младшая ветвь, Гогенцоллерны-Зигмаринен (с
1869 года – просто Гогенцоллерны), к которой принад-
лежит румынская королевская династия.

Теперь два главных центра притяжения – это Прус-


сия, где расцветает династия протестантов Гогенцол-
лернов, и Австрия, которой правит старинная като-
лическая династия Габсбургов. Австрийского государ-
ства еще не существует. Австро-Венгерская империя
сформируется под боком у Германии позже. К 1650 го-
ду можно говорить только о владениях Австрийского
дома и о фактическом влиянии императора на другие
регионы.
Портрет Фридриха III, курфюрста Бранденбург-
ского, будущего короля Пруссии, работы неизвест-
ного художника. 1680-е

Во второй половине XVII века крупнейшей держа-


вой Европы и в военном, и в политическом отношении
является Франция. Ей не страшны больше ни Герма-
ния, ни Италия. На ближайшие двадцать лет ее свя-
зывает прочный союз с английским королем Карлом
II, который всем ей обязан. Усвоив горький опыт раз-
дробленной Германии, французские министры укре-
пили страну. Король Людовик XIV (1638–1715), взо-
шедший на престол в 1643 году, пользуется абсолют-
ной и неоспоримой властью. Двор «короля-солнца»
станет образцом для всех европейских монархов.
Главным событием в Германии в эти годы оказался
быстрый рост в песках северо-востока курфюршества
и маркграфства Бранденбург, государь которого ста-
нет впоследствии могущественным королем Пруссии.
Курфюршество Бранденбург со столицей в Берлине с
XV века было вотчиной Гогенцоллернов. Позже Вели-
кий магистр Тевтонского ордена (тоже Гогенцоллерн)
создал герцогство Пруссия со столицей в Кёнигсбер-
ге. Когда прусская ветвь рода угасла, Пруссия и Бран-
денбург объединились. К этим землям прибавились
мелкие прирейнские княжества (Клевское и Юлих-
ское наследство). Согласно Вестфальскому мирному
договору, Бранденбург получал Восточную Помера-
нию, а в перспективе и Магдебург. Владения Гогенцол-
лернов, швабских феодалов, ставшими бургграфами
Нюрнберга, были разрозненны и разнородны, но мы
скоро увидим, как Фридрих Вильгельм за несколько
войн сумел объединить и приумножить свои земли.
Великий курфюрст Фридрих Вильгельм I (1620–
1688) воспитывался в Голландии и испытывал восхи-
щение перед централизованным государством фран-
цузского короля. Он взошел на престол в двадцати-
летнем возрасте (в 1640 году) с твердым намерени-
ем заставить с собой считаться. Именно он создал
армию и систему управления, составившие могуще-
ство Пруссии. Однако правил он несколько иначе, чем
Людовик XIV: предоставляя своим дворянам относи-
тельную свободу на местах, он требовал от них без-
оговорочной поддержки в войне и внешней политике.
Не страдая излишней щепетильностью, он без коле-
баний заключал союзы то со Священной Римской им-
перией, то с Францией. Получалось неплохо, так что
в 1701 году его сын курфюрст Бранденбургский Фри-
дрих III (1657–1713) с согласия императора стал коро-
лем Пруссии под именем Фридриха I. Правда, снача-
ла его титул звучал несколько скромнее – «король в
Пруссии», но так продолжалось совсем недолго.
Тем временем у Габсбургов после смерти импера-
тора Фердинанда IV курфюрсты избрали на престол
сына Фердинанда III Леопольда I (1640–1705), которо-
му было на тот момент всего восемнадцать лет. Этому
совсем не воинственному монарху предстояло мно-
го воевать с Людовиком XIV. Цель короля Франции
состояла в исправлении и укреплении северо-восточ-
ных рубежей, которые всегда были слабым местом
Франции. У него не было тогда ни Лилля, ни Страс-
бурга, ни Безансона, и Франция, не защищенная эти-
ми городами, была открыта для нашествий. Габсбур-
ги оказались втянутыми в эти совсем не нужные им
войны из-за своих связей с Испанией, Фландрией и
Пфальцем.
Первая война (1667) получила название Деволю-
ционной, поскольку Людовик XIV утверждал, что коль
скоро наследство его супруги, инфанты Марии Тере-
зии, дочери испанского короля Филиппа IV, не было
ему выплачено, то по так называемому деволюцион-
ному праву ему причитается Фландрия. Конфликт за-
кончился в 1668 году и стоил Людовику нескольких
крепостей. Однако Голландия поставила во главе сво-
его войска Вильгельма Оранского и мужественно про-
тивостояла Франции. Правда, по Нимвегенскому до-
говору (1678) Франция получила-таки часть Фланд-
рии и Франш-Конте. Но Страсбург все еще ей не при-
надлежал, и Людовик без всякой войны аннексировал
его – «по справедливости».
Затем противостояние Габсбургов и Бурбонов рас-
пространилось на восток. Венгрия разрывалась меж-
ду Австрией и турками. Венгерские князья переходи-
ли на сторону то султана, то императора, что повлек-
ло за собой кровавую мешанину предательств, пре-
ступлений, братоубийств и жестоких репрессий. Как
только Венгрия отворачивалась от Габсбургов и сбли-
жалась с турками, Франция оказывала ей поддержку.
Описывать все эти хождения взад-вперед и периоди-
ческие смены противоположных влияний неинтерес-
но. Конечным результатом этих манипуляций должен
был стать конец независимой Венгрии.
В итоге папе Иннокентию XI пришлось предосте-
речь христианских государей от опасности, которую
представляли все эти распри, открывавшие невер-
ным путь в Европу. В 1683 году, невзирая на попытки
Людовика XIV склонить Польшу к нейтралитету, импе-
ратор Леопольд I подписывает договор с польским ко-
ролем Яном Собеским. В тот же день турецкая армия
под командованием Кара-Мустафы покинула Эдирне
и осадила Вену (14 июля 1683 года). Император с се-
мьей еще 7 июля уехал из столицы в Линц.
Вена выдерживала осаду в течение двух месяцев.
Ее отважный гарнизон, состоявший из одиннадцати
тысяч солдат и пяти тысяч ополченцев, под командо-
ванием графа Штаремберга и городского бургомистра
был вынужден противостоять более чем стотысячной
регулярной армии. 11 сентября на помощь городу по-
дошли имперские войска и их союзники. Формально
армию возглавлял Ян Собеский, однако на самом де-
ле военными действиями руководил герцог Лотаринг-
ский Карл V. Побежденные не числом, а умением тур-
ки ушли от стен города, вяло преследуемые импер-
скими войсками. На этот раз победа оказалась не на
стороне сильных.
Этот успех мог бы укрепить власть императора. Он
защитил Европу от иноземных захватчиков, и вся Гер-
мания была ему благодарна. Однако Леопольда мало
интересовала императорская власть. Его больше за-
нимали собственные владения, а потому он пресле-
довал турок, пока не отвоевал у них Венгрию. Это бы-
ла настоящая бойня, после которой вконец обескров-
ленная Венгрия покорилась. В 1684 году Леопольд за-
ключил перемирие с Людовиком XIV, который счел се-
бя морально обязанным прекратить войну с освобо-
дителем Европы.
Медаль по случаю коронации Иосифа I в 1690 г.
(Германия венчает Иосифа, справа и слева стоят
Венгрия и Богемия с гербами на щитах.) XVII в.
Крейцер Леопольда I Габсбурга. 1689

Двадцать лет перемирия свелись на деле к пяти.


Континентальную Европу беспокоила военная мощь
Франции, а Англию и Голландию – мощь ее флота.
В 1689 году император (Леопольд I), Генеральные
штаты Соединенных нидерландских провинций, Ан-
глия, несколько германских князей, Испания и Савойя
образуют большой альянс, имеющий целью вернуть
Францию в границы, установленные Вестфальским
миром. Людовик XIV в качестве превентивной меры
уже занял левый берег Рейна, а на правом маркиз де
Лувуа опустошил Пфальц, чтобы между Священной
Римской империей и Эльзасом пролегла пустыня. В
это время был разрушен и прелестный Гейдельберг-
ский замок. Мир наступил лишь в 1697 году, после
подписания Рисвикского мирного договора, по кото-
рому Франция покидала Пфальц, оставляя за собой
лишь Эльзас вместе со Страсбургом.
Мир длился недолго. Коварство судьбы оказалось
сильнее относительной мудрости европейских монар-
хов. У короля Испании Карла II, последнего из ис-
панских Габсбургов, не оказалось прямого наследни-
ка. Кто станет его преемником на троне? Француз-
ский принц? Империя в Испании – этого Людовик XIV
больше всего боялся. Тогда Франция окажется в пол-
ной изоляции. Англичане и голландцы, которым ну-
жен был мир, предложили отдать Испанию курфюрсту
Баварии. Разумное решение, только вот смерть своей
подписи под договором не ставила. Курфюрст, пяти-
летний мальчик, умирает. Тогда Людовик XIV признал
действительным завещание Карла II, указавшего в ка-
честве своего преемника на герцога Анжуйского, вну-
ка французского короля.
Так началась Война за испанское наследство,
странная потасовка, в которой союзниками императо-
ра стали прусский король, Англия, Голландия, Порту-
галия, а после 1703 года и Савойя, тогда как на сторо-
не Людовика XIV выступали курфюрст Баварии, архи-
епископ Кёльнский и – до 1703 года – Савойя. Утрехт-
ским (1713) и Раштадтским (1714) договорами герцог
Анжуйский был признан королем Испании под именем
Филиппа V, при условии, что от французского трона
он откажется. Не признала его только Австрия.
За годы войны умер Леопольд I (1705), и на смену
ему пришел его сын Иосиф I (1678–1711), а затем в
1711 году – второй сын, Карл VI (1685–1740). По Кар-
ловицкому миру (1699) Австрии отходила почти вся
Венгрия, Словения, Хорватия и Трансильвания. Сре-
ди подданных Габсбургов теперь было столько мадья-
ров и славян, что непонятно, можно ли при таких усло-
виях вообще говорить о германской империи. Габс-
бурги продолжали войну с турками, во время которой
великий полководец Евгений Савойский покрыл себя
немеркнущей славой, став национальным героем Ав-
стрии. В 1717 году он взял Белград. Империя Габс-
бургов на востоке достигла небывалой мощи. В Вене
даже стали подумывать, что независимая, приросшая
столькими завоеванными землями Австрия, пожалуй,
будет получше старой германской империи.
Следует отметить, что в это самое время можно бы-
ло наблюдать стремительный взлет Швеции и столь
же стремительное ее падение. Гениальный полково-
дец Карл X около 1660 года завоевал Польшу и Да-
нию. А в период с 1700 по 1721 год вторая Северная
война уничтожила шведскую империю. Юный герой
Карл XII поначалу казался выдающимся военачаль-
ником. Он пошел войной на Россию, чтобы захватить
прибалтийские провинции. Огромная Россия победи-
ла его, как и многих других, пришедших после него.
Отступление следовало за отступлением, и вскоре на
германском побережье остался лишь один шведский
город – Штральзунд. Но и он в 1715 году был потерян.
Тогда Карл XII захватил Норвегию. Там он и погиб на
поле боя. А через три года Петр Великий присоединил
прибалтийские провинции к России. Шведский ураган
был разрушительным, но недолгим.
Усиление Пруссии
В течение всего XVII века история Германии разыг-
рывается на одних и тех же двух сценах – в Австрии
и в Пруссии. В Австрии император Карл VI страст-
но желал обеспечить престолонаследие своим потом-
кам, даже по женской линии. Для этого он принима-
ет закон, известный как Прагматическая санкция. Са-
мо выражение взято из древнеримских кодексов и
обозначает государственное установление, принятое
в интересах общества вне действия частного права.
Прагматическая санкция была обнародована в 1713
году и признана землями Австрии (1720), а затем и
германскими князьями (1725–1730). Франция, элита
которой была традиционно настроена антиавстрий-
ски, колебалась. Министр Флёри, известный своими
миролюбивыми взглядами, подвергался постоянным
нападкам за проявляемую по отношению к Габсбур-
гам слабость.
Первая страница Прагматической санкции, зако-
на о престолонаследии, принятого Карлом VI 19 ап-
реля 1713 г.
Этот закон создавался, чтобы обеспечить насле-
дование престола по женской линии среди потомков
Карла VI, в случае если у них не будет наследни-
ков мужского пола. Документ представляет собой про-
токол торжественного заседания тайного совета, со-
стоявшегося 19 апреля 1713 года под председатель-
ством императора Карла VI.

И все же ему пришлось вмешаться, когда сак-


сонский курфюрст Фридрих Август и тесть Людови-
ка XV Станислав Лещинский начали борьбу за поль-
ский трон. Австрия и Россия приняли сторону кур-
фюрста. Король же Франции и французское обще-
ственное мнение высказались за введение войск в
Польшу. Мудрый Флёри считал, что Франция не мо-
жет выступать в защиту Польши, поскольку геогра-
фия с чувствами не считается. Однако для успокое-
ния наиболее ярых сторонников интервенции в Дан-
циг отправился французский экспедиционный корпус
и в результате был блокирован русскими. Оставался
один выход – напасть на Австрию. Флёри хотел корот-
кой войны. Такой она и оказалась, тем более что ав-
стрийским тылам угрожала Бавария, старая союзни-
ца французов.
Венский мирный договор (1738) признал герцога
Саксонского королем Польши; Станислав Лещинский
получил в качестве компенсации герцогство Лота-
рингское, а герцог Лотарингский – Тоскану. Королев-
ства пошли по кругу. После смерти Станислава Лота-
рингия должна была отойти Франции – условие, бла-
годаря которому Людовик XV признал Прагматиче-
скую санкцию. В 1736 году бывший, смещенный гер-
цог Лотарингский Франц Стефан женится на эрцгер-
цогине Марии Терезии. В 1740-м Карл VI умирает,
оставив дочери весьма спорную империю, смехотвор-
ную армию и враждебно настроенных соседей. В мо-
мент восшествия на престол этой прекрасной и умной
молодой женщине было всего двадцать три года.
Фридрих Вильгельм I, курфюрст Бранденбург-
ский. Гравюра Антуана Массона. XVII в.
Бранденбургские маркграфы с XIV века обрели ста-
тус курфюрстов – князей-выборщиков, имевших пра-
во голоса при избрании императора. Фридрих Виль-
гельм (1620–1688) заслужил прозвище Великий Кур-
фюрст (1640–1688). Добившись от Польши отказа от
сюзеренитета в отношении Прусского герцогства, не
входившего в состав Священной Римской империи
(1657), он объединил свои владения и стал полно-
властным монархом. Его сын Фридрих после долгих
дипломатических переговоров с Европой станет пер-
вым носителем титула «король Пруссии» (1701).

Тем временем в Пруссии формировалось сильное


военное государство. Придя в 1713 году к власти,
Фридрих Вильгельм I (1688–1740) столкнулся с царив-
шей при дворе непомерной роскошью. Как все гер-
манские князья, его отец подражал Людовику XIV, пе-
ренимая у него самое плохое: любовь к роскоши, аб-
солютизм, фаворитов и любовниц. Все королевские
резиденции были построены в стиле барокко на ма-
нер французских загородных замков. Фридрих Виль-
гельм положил конец этим излишествам и расхля-
банности. Расправившись с изломанностью и фаль-
шью королевского двора, он превратил всю страну в
сплошную казарму и канцелярию. Вот столпы, на ко-
торых будет отныне строиться здание прусской мо-
нархии.
Фридрих Вильгельм любил только своих солдат,
особенно если в них было шесть футов росту. Союз-
ники преподносили ему таких гигантов в подарок. Он
увеличил свою армию до восьмидесяти тысяч пре-
восходно вымуштрованных человек. Сам он не но-
сил иной одежды, кроме военной формы, и его назы-
вали поэтому «королем-солдатом». На верхней сту-
пени прусского общества помещалось офицерство,
набранное из прусской знати. Действуя самыми бес-
пощадными методами, король насаждал идеи воен-
ного долга и беспрекословного подчинения. «Nicht
raisonnieren!»10 – говорил он. Чиновники ходили у него
по струнке, повинуясь малейшему его жесту, малей-
шему взгляду. Будучи от природы очень скупым, на
армию он тем не менее денег не жалел. А потому
неохотно рисковал ею на полях сражений.
Железная прусская дисциплина распространялась
даже на сына короля – Фридриха (1712–1786), буду-
щего Фридриха II. Отец так плохо с ним обращался,
что юный принц даже пытался сбежать из дома вме-
сте со своим другом. По приказу короля этот друг был
казнен прямо на глазах у Фридриха. Самого же прин-
ца посадили под арест за дезертирство. Взаимоотно-
шения между отцом и сыном еще долго оставались
10
«Не рассуждать!» (нем.)
ужасными. Отец был жаден, груб, необразован; сын
любил литературу и искусства. К концу жизни Фри-
дрих Вильгельм стал мягче по отношению к сыну; он
подарил ему дворец и жену. Но Фридриха женщины не
интересовали. После смерти своего ужасного отца он
сменил его на троне под именем Фридриха II (1740). У
«короля-солдата» были страшные недостатки, одна-
ко он сумел превратить Пруссию в великую державу.
Фридрих II Великий посещает Вольтера в Потс-
даме. Гравюра Пьера Шарля Бакуа с живописного
оригинала Никола Андре Монсио. XVIII в.
Третий король Пруссии осыпал французского фи-
лософа почестями. Впрочем, мы видим, что Вольтер
продолжает сидеть перед стоящим перед ним Фри-
дрихом. На короле – орден Черного орла, первый
прусский орден, учрежденный Фридрихом I накануне
его коронации в Кёнигсберге (1701). Вольтер прожил в
Берлине по приглашению Фридриха II с 1750 по 1753
год: разве король не был его коллегой по «Республике
словесности»? Однако философ наделал в Берлине
столько шума, стал причиной стольких скандалов, что
впал в немилость.

Итак, в один и тот же год, 1740-й, на престолы Ав-


стрии и Пруссии восходят Мария Терезия и Фридрих
II – две яркие личности, которым предстояло побо-
роться друг с другом. По Прагматической санкции Ма-
рия Терезия могла бы стать императрицей, однако
этому воспротивились Бавария и Саксония, а за ни-
ми и Пруссия с Испанией, утверждавшие, что Прагма-
тическая санкция может применяться лишь к владе-
ниям Габсбургов. Замешательством Марии Терезии
воспользовался Фридрих II и предъявил свое право
на Силезию, утверждая, что эта провинция раньше
принадлежала Гогенцоллернам. Это был всего лишь
предлог. Истинная и единственная причина его пре-
тензий заключалась в том, что он хотел получить Си-
лезию. И он ее оккупировал (1740–1742).
У Франции не было никаких оснований поддержи-
вать Фридриха II. Да и что мог предъявить прусский
король? Свежую армию да собственную алчность?
Однако он слыл просвещенным монархом; за него вы-
ступали французские писатели, среди которых был
сам могущественный Вольтер. Маршалы, фавориты,
философы были за союз с Пруссией и за войну. Тем
временем Мария Терезия, не теряя хладнокровия, за-
ключила союз с Англией. После взятия Праги Карл
Альбрехт Баварский (1697–1745) стал королем Че-
хии, а затем, в 1742 году, был избран императором
под именем Карла VII. Однако, едва заполучив Силе-
зию, Фридрих II тотчас бросил Францию, ввязавшуюся
из-за него в войну в Чехии. Мария Терезия отвоевыва-
ет Прагу обратно, и в 1743 году «прагматическая» ар-
мия, в состав которой входят австрийцы, англичане,
голландцы, гессенцы и ганноверцы, заставляет фран-
цузскую армию отступить.
Несчастный Карл VII превратился в императора без
империи. В 1744 году он заключил союз с Пруссией,
которая (круто поменяв позицию) снова была союзни-
цей Франции. В результате Второй силезской войны
Фридрих добивается от Австрии признания за Прус-
сией права на эту провинцию, взамен чего Фридрих
II в 1745 году признал супруга Марии Терезии Фран-
ца I Лотарингского (1708–1765) новым императором.
Таким образом, правление Карла VII оказалось лишь
краткой интерлюдией. Императорская корона возвра-
щалась в Габсбург-Лотарингский дом. Собственный
сын Карла VII согласился в качестве курфюрста голо-
совать на выборах за Франца I, поставив условием,
что ему будет возвращена Бавария.
Прусский талер Фридриха Вильгельма II. 1789

С этой нелепой войной, которую и вовсе не сле-


довало начинать, пора было кончать. Ахенский мир
(1748) никого не устроил. В Париже так и говори-
ли: «Глупо как мир». Хотя вернее было бы сказать:
«Глупо как война». Австрия, уменьшившаяся на це-
лую Силезию и на часть Италии, где ее власть была
установлена еще в XV веке, войну проиграла, однако
все попытки растащить достояние Габсбургов по ча-
стям провалились. В 1741 году Флёри заявлял: «До-
ма Габсбургов больше не существует». На самом же
деле Австрийский дом сохранил и императорскую ко-
рону, и свои владения, а Австрия оставалась великой
державой.
Портрет Карла VII работы Жоржа Демаре. Около
1729
На императоре лента ордена Золотого руна, а
также лента и крест военного ордена Святого Георгия,
защитника Веры и Непорочного Зачатия, учрежден-
ного им в 1729 году, когда он был еще только бавар-
ским курфюрстом Карлом Альбрехтом. Гроссмейсте-
ром ордена являлся баварский герцог, а потом король.
Будущий Карл VII, сын Максимилиана II Эммануила и
Терезы Собеской, был женат на дочери императора
Священной Римской империи Иосифа I и после смер-
ти Карла VI заявил свои права на престол. Избран
королем римлян 27 января 1742 года, коронован во
Франкфурте 12 февраля. Умер в 1745 году.

Настолько великой, что, согласившись с потерей


Силезии, она никак не могла с ней смириться. По-
скольку Фридрих II заручился союзом с Англией, ко-
торая всегда хотела военного присутствия на конти-
ненте, Франция и Австрия, отбросив прежние союз-
нические соглашения, также объединились. Говорят,
что такая резкая перемена в настроениях была де-
лом женских рук и что женоненавистник Фридрих II
настроил против себя одновременно и императрицу
Марию Терезию, и маркизу де Помпадур. И вот в тре-
тий раз он, без объявления войны, поднимает свою
армию, вовлекая таким образом Германию в Семи-
летнюю войну (1756–1763). Он хотел не только окон-
чательно закрепить за собой Силезию, но и вывести
Пруссию в ранг великих держав. Тем временем англи-
чане и французы, объединившись одни с Пруссией,
другие с Австрией, решали на германской земле свои
колониальные споры.
Дворец Сан-Суси, Потсдам. Фото конца XIX – на-
чала XX в.

Сначала казалось, что Фридрих II побеждает. Воль-


тер, все еще считавший прусского короля «другом
просвещения», радостно приветствовал его успех в
битве при Розбахе. Однако успех был недолгим. Ца-
рица Елизавета Петровна (еще одна женщина) под-
держала Австрию. Берлин дважды был взят. Но на-
дежда снова переметнулась в противоположный ла-
герь. После смерти Елизаветы царь Петр III заключил
союз с Пруссией. Война обернулась так же плохо на
море для Франции, как на суше для Австрии. В 1763
году был подписан Парижский мирный договор – со-
вершенно английский. Франция теряла свое могуще-
ство; Пруссия, в соответствии с Губертсбургским ми-
ром, сохраняла Силезию; Фридрих II обещал голосо-
вать на выборах нового императора за сына Марии
Терезии Иосифа. Какое значение имел для него этот
пустой титул? Он-то уже заработал себе огромный
международный престиж.
Мария Терезия и Иосиф II
А положение Марии Терезии по-прежнему остава-
лось особенным. Она была эрцгерцогиней Австрии,
королевой Венгрии, королевой Чехии, но не импера-
трицей (только в качестве супруги избранного импе-
ратора). В Венгрии и Чехии ее титул звучал как Rex
noster Maria-Theresa11. Rex, а не regina. На многочис-
ленных портретах рядом с ней изображены различ-
ные короны: корона эрцгерцогини, королевские коро-
ны святого Венцеслава Чешского и святого Стефана
Венгерского и даже императорский венец Карла Вели-
кого, принадлежавший ее супругу, почтенному и бес-
печному Францу Лотарингскому. Муж полностью от-
дал ей бразды правления: «Двор – это императрица
и ее августейшие дети, я же – всего лишь частное
лицо». Августейших детей будет в общей сложности
шестнадцать.
Мария Терезия царит и правит, но только в сво-
их владениях. Она провела там радикальные рефор-
мы – в армии, в финансах, в сфере управления. Учре-
дила частную канцелярию, а также придворную и го-
сударственную – для ведения внешней политики. Ей
принадлежит заслуга создания управления внутрен-
11
«Наш король Мария Терезия» (лат.).
ними делами, архивов, Государственного совета. Ее
правление до сих пор считается в народе золотым
веком. С крестьянами она обращалась как с равно-
правными людьми, а не как с рабами. Когда она умер-
ла, Фридрих II, ее заклятый враг, написал Даламберу:
«Она прославила и свой пол, и свой трон».
Овдовев в возрасте сорока восьми лет, Мария Те-
резия привлекла к управлению страной своего стар-
шего сына Иосифа II (1741–1790). Пока императрица
была жива, мать и сын царствовали вместе. Иосиф II
был, как и Екатерина Великая и Фридрих II, тем, что
в XVIII веке было принято называть «просвещенный
деспот». Но он слишком спешил с реформами, а по-
тому бóльшая часть из них заканчивалась неудачей.
«Он всегда начинал не с того конца», – говорил про
него Фридрих II. Его подданные так и не поняли, что
же он пытался для них построить.
Мария Терезия – королева Венгрии. Гравюра Фран-
ца Леопольда Шмиттнера. XVII в.
Императрица изображена перед Пресбургом (венг.
Пожонь, словац. Братислава), столицей Венгрии с
1541 по 1784 год, где в соборе Святого Мартина коро-
новались венгерские короли. По окончании церемо-
нии король верхом на лошади поднимался на холм,
где простирал обнаженную шпагу на все четыре сто-
роны света. Венгерские магнаты поддержали Марию
Терезию, которая изображена здесь в так называемой
короне святого Стефана.

Что касается внешней политики, он попытался бы-


ло вернуть себе некоторое влияние в Германии. По-
сле того как угасла баварская ветвь Виттельсбахов,
он начал переговоры с наследником баварского тро-
на – курфюрстом Пфальца Карлом Теодором относи-
тельно объединения Баварии с Австрией. Чтобы по-
мешать этому предприятию, Фридрих II вновь прибег
к войне – в последний раз в жизни. В 1779 году, по Те-
шинскому мирному договору, в состав Австрии вошел
лишь один баварский регион – Инн; Пруссия закрепи-
ла за собой земли Франконии, а Бавария досталась
пфальцской ветви Виттельсбахов.
В 1785 году Карл Теодор возобновил переговоры
с Австрией. На этот раз он хотел обменять Бава-
рию на австрийскую часть Нидерландов, перекроив
таким образом по-своему Бургундское королевство.
Фридрих II без всякой войны опередил его, создав
«Фюрстенбунд» – конфедерацию северогерманских
князей, призванную защитить владения и права госу-
дарств, входящих в состав империи. Правда, герман-
ского союза под прусским началом из этой конфеде-
рации не получилось. В 1786 году Фридрих II умер,
сделав все, что было в его власти, для возвеличива-
ния Пруссии и ослабления Священной Римской импе-
рии.
Император Франц, Мария Терезия и их одинна-
дцать детей. Групповой портрет работы Мартина
ван Майтенса. 1764–1765
По правде говоря, ни австрийские административ-
ные реформы, ни прусская дисциплина не делают
еще Германию Германией. Она вся целиком пережи-
вает в этот период бурное брожение идей, которые
будоражат всю Европу. Самим монархам новые идеи
кажутся духовным прогрессом. Иосиф II во время ви-
зита к своей сестре Марии-Антуанетте, жене дофина
Франции, который он совершает инкогнито под име-
нем графа Фалькенштейна, ищет встречи с Жан-Жа-
ком Руссо. Позже он станет именоваться «коронован-
ным якобинцем». В составленной им самим эпитафии
он обрисует себя человеком, «полным благих намере-
ний, но потерпевшим неудачу во всех своих начина-
ниях». Да и кому было спасать Священную Римскую
империю, когда на горизонте уже всходила звезда им-
перии Австро-Венгерской?
Немецкая культура
До самого XVIII века официальная Германия высту-
пала наследницей Римской империи. В течение дол-
гого времени немцы пользовались латынью, отказы-
ваясь от собственного литературного языка. Гумани-
сты даже изменяли свои немецкие имена, придавая
им латинское или греческое звучание таким образом,
что Шварцерд, к примеру, становился Меланхтоном.
Однако «певцы любви» – миннезингеры, а главное,
Лютер доказали возможность существования истинно
немецкой литературы.
В XVIII веке, несмотря на то что очень сильным в
Германии оставалось французское влияние (Фридрих
II писал стихи по-французски, а величайшая актриса
того времени Каролина Нойбер играла сплошь фран-
цузских классиков), а во второй половине века стало
ощущаться и влияние английское (главным образом
Шекспира), многие интеллектуалы боролись за само-
бытную немецкую литературу. Благодаря своим по-
этам и философам к концу века Германия стала од-
ним из крупнейших культурных центров Европы и ми-
ра.
В XVII веке она не могла еще слишком много преда-
ваться духовной жизни. Тридцатилетняя война, а за-
тем и военные походы Людовика XIV слишком услож-
няли материальную жизнь. Правда, северные горо-
да (Лейпциг, Ганновер), освободившиеся от власти
завистливых князей, проявляли больше самобытно-
сти. Зародившийся в университете города Галле пие-
тизм12 (так же как позднее ривайвелизм 13 Джона Уэс-
ли в Англии) был попыткой вернуть протестантизму
эмоциональную составляющую.

12
Пиетизм (лат. pietas – благочестие) – мистическое учение в орто-
доксальном лютеранстве, появившееся в XVII–XVIII вв. в Германии как
негативная реакция на догматизацию протестантской церкви; характе-
ризовался приданием особой значимости личному благочестию, рели-
гиозным переживаниям верующих, ощущению живого общения с Богом.
13
Ривайвелизм (от англ. revival – возрождение) – религиозное движе-
ние в протестантизме ряда европейских стран за духовное «возрожде-
ние» посредством усиления религиозности.
Готфрид Лейбниц. Гравюра. 1745
Лейбниц был славянином по происхождению и эн-
циклопедистом по качеству знаний; он попробовал се-
бя во всем, даже в алхимии, и стал розенкрейцером.
Математик, философ, политик, он служил библиоте-
карем в Ганновере. Умер в опале (1716).

Первым гигантом германской мысли стал Готфрид


Вильгельм Лейбниц (1646–1716), универсальный ум,
математик, придумавший дифференциальное исчис-
ление, физик, но главное – философ. В своей знаме-
нитой «Монадологии» он надеялся решить проблему
дуализма тела и души, духа и материи, исходя из того,
что каждое существо есть закрытая, неделимая сущ-
ность, включающая в себя целую вселенную. На са-
мом деле так оно и есть, поскольку наши знания о все-
ленной суть всего лишь образ ее, сформированный у
нас в мозгу. И сами научные наблюдения происходят
для нас внутри этого образа. У нас нет никаких свя-
зей с другими монадами, являющимися, как и мы, за-
крытыми универсумами. Но тогда как же нам удается
жить вместе? Как мы разговариваем друг с другом?
Да все потому, что все монады созданы Богом и Им
же синхронизированы.
Лейбниц был носителем французской культуры, но
он свято верил в необходимость развития культуры
немецкой. Именно он убедил прусскую королеву Со-
фию Шарлотту основать в Берлине академию, члена-
ми которой стали Мопертюи и Вольтер.
Иммануил Кант (1724–1804) родился в Кёнигсбер-
ге, там же учился, а потом всю жизнь преподавал. Он
никогда не был женат и ходил ежедневно только из
дому до университета и обратно, но с такой точно-
стью, что горожане сверяли по нему часы.
Портрет Иммануила Канта работы неизвестно-
го художника. XVIII в.
Кант был ректором Кёнигсбергского университета и
членом Берлинской академии – прекрасная карьера
для сына простого шорника.

От догматизма Канта пробудил англичанин Дэвид


Юм, большой скептик, подвергавший сомнению все
на свете. Юм указывал на слабые стороны разума.
Кант решил пересмотреть философскую терминоло-
гию. Он признал, что «вещь в себе» не может быть по-
знана человеком. Мы смотрим сквозь формы нашего
разума, так же как человек в синих очках видит мир
синим, но это вовсе не означает, что «вещь в себе» на
самом деле синяя. Такова «Критика чистого разума».
Если немецкая философия была совершенно са-
мобытна, то поэзия вдохновлялась иностранными
источниками. Фридрих Клопшток (1724–1803) был
последователем Мильтона. Его «Мессиада» многим
обязана «Потерянному раю». В XVIII веке в Германии
был очень популярен Шекспир. «Вильгельм Мейстер»
Гёте показывает, с каким благоговением автор изучал
«Гамлета».
Немецкая критика того времени представлена Гот-
хольдом Лессингом (1729–1781) и Иоганном Герде-
ром (1744–1803). Лессинг много писал о театре («Гам-
бургская драматургия») и восхищался Шекспиром,
ставя его выше французских классиков. Он напи-
сал одну классическую комедию («Минна фон Барн-
хельм») и одну буржуазную драму («Натан Мудрый»).
Гердер советовал изучать немецкую народную поэ-
зию, ему принадлежит также новый взгляд на исто-
рию, оказавший сильное влияние на Гёте.
Фридрих Шиллер. Гравюра начала XIX в.
Творчество Шиллера, поэта и революционера, бы-
ло поистине передовым для своего времени. Он умер
в расцвете славы (1805), мечтая об установлении но-
вого порядка.
Вот мы и добрались до него – величайшего герман-
ского гения, хотя XVIII веку он принадлежит лишь от-
части (1749–1832). Гёте испытал на себе сильнейшее
влияние «Бури и натиска», молодежного дороман-
тического движения шестидесятых годов XVIII века,
представители которого преклонялись перед Шекспи-
ром, призывали не подчиняться французскому клас-
сическому правилу «трех единств» и бунтовали про-
тив религиозных табу. Главная заслуга этого движе-
ния состояла в том, что оно освободило Гёте и Шил-
лера. Но Гёте не мог принадлежать ни к какой шко-
ле. Он был Иоганн Вольфганг Гёте, великий человек,
универсальный гений, и он знал свою силу.
В своих ранних произведениях – «Гёц фон Берли-
хинген», «Вертер» и «Прафауст» – Гёте выступает
еще пылким, чувственным молодым человеком, от-
рицающим какую бы то ни было дисциплину. Прове-
дя некоторое время в Италии (1786), он приобщил-
ся к философии более светлой и безмятежной жиз-
ни, после чего на свет появились «Вильгельм Мей-
стер», «Эгмонт» и «Ифигения». Еще одним важным
для формирования Гёте как писателя фактором стала
его дружба с Фридрихом Шиллером (1759–1805). Гё-
те был молодым патрицием, аристократом, Шиллер –
человеком бедным. Его первые пьесы яростно обли-
чают тиранию. От нищеты писателя спасли сначала
один саксонский почитатель его таланта, затем гер-
цог Саксен-Веймарский, покровительствовавший Гё-
те. Сближение этих столь разных писателей стало
удивительно плодотворным для обоих. Шиллер напи-
сал тогда «Валленштейна», «Марию Стюарт», «Орле-
анскую деву» и «Вильгельма Телля». Гёте было суж-
дено на тридцать лет пережить Шиллера, однако вто-
рая половина его жизни принадлежит уже XIX веку.
Памятник Иоганну Гёте и Фридриху Шиллеру в
Веймаре. Фотография 2011

Эти несколько имен философов и поэтов (к ним


можно было бы добавлять еще и еще) дают представ-
ление о духовном расцвете, который переживала Гер-
мания в XVIII веке, расцвете тем более примечатель-
ном, что всего за сто лет до этого войны и тирания сде-
лали дальнейшее развитие страны почти невозмож-
ным. Молодые французы XIX века станут считать Гё-
те своим учителем. Германия выдвинулась на первое
место и еще в одной области культуры – в музыке.
Иоганн Вольфганг Гёте. Гравюра начала XIX в.
Вольфганг Амадей Моцарт. Гравюра Людвига
Майделя. XVIII в.

Начало новой эпохи в истории немецкой музыки


связано с семейством Бах. На протяжении пяти поко-
лений эта семья рождала композиторов, самым про-
славленным из которых стал Иоганн Себастьян Бах
(1685–1750). Он был современником Георга Фридри-
ха Генделя, но в то время, как Гендель путешество-
вал, открывая для себя мир за пределами Германии,
Бах сочинял свои Бранденбургские концерты, став-
шие своеобразным прусским «символом веры». В те-
чение долгих лет он жил и творил при мелких княже-
ских дворах, а в 1723 году поселился в Лейпциге, при
церкви Святого Фомы, где и прожил остаток жизни.
Там он написал огромное количество произведений
духовной музыки – органных, оркестровых и хоровых.
Иоганн Себастьян Бах. Гравюра с живописного
оригинала Элиаса Готтлоба Хаусмана. 1746
Самый прославленный из семейства Бах оставил
огромное количество произведений как религиозного,
так и светского направления. За свою жизнь он зани-
мал немало официальных постов при дворах саксон-
ских монархов, а закончил в должности кантора, то
есть руководителя хора при церкви Святого Фомы в
Лейпциге. Он был дважды женат и имел двадцать од-
ного ребенка. Открытием его наследия мы обязаны
Мендельсону.

Хотя при жизни он пользовался колоссальной из-


вестностью как замечательный импровизатор, мно-
гие из его произведений оставались малоизвестны-
ми. Моцарт, приехав в Лейпциг и услышав мотет Ба-
ха, был потрясен и очарован. Однако по-настоящему
публика узнала Баха только в XIX веке. В 1829 году
Мендельсон впервые исполнил его «Страсти по Мат-
фею» перед широкой аудиторией. И сегодня его вос-
хитительная Месса си минор, его кантаты и много-
численные инструментальные произведения пользу-
ются заслуженным успехом благодаря их разнообра-
зию, возвышенной красоте и величию.
Если в Германии музыкальный гений нуждался в
поддержке со стороны сильных мира сего, в Австрии
он непосредственно проникает в глубины народной
души. Трехдольные лендлеры и вальсы составляют
неотъемлемую часть австрийской души, в то вре-
мя как в Пруссии процветает маршевый двудольный
ритм. Вольфганг Амадей Моцарт (1756–1791) родил-
ся в Зальцбурге. Его рано сформировавшийся талант,
очаровательный, легкий и глубокий, до сих пор не
утратил своей юной прелести. Его оперы – «Так по-
ступают все», «Свадьба Фигаро», «Дон Жуан» – напи-
саны на итальянские либретто, и только «Волшебная
флейта» стала первой оперой на немецком языке.
Людвиг ван Бетховен (1770–1827) тоже бóльшую
часть своей жизни провел в Вене, но родился он в
Бонне, а в юности был тем, что по-немецки называет-
ся Hofmusikus, то есть придворным музыкантом. Ко-
гда, уже после смерти Моцарта, он приехал в Вену, та-
мошняя аристократия была без ума от музыки. Увле-
чение идеями Французской революции сделало Бет-
ховена республиканцем, он был одержим идеей сво-
боды. Его страсти и восторги нашли свое выражение в
необъятном творческом наследии. Это был несчаст-
ный человек, главным образом из-за своей глухоты,
но при этом величайший артист всех времен и наро-
дов. Его девять симфоний являются вершиной музы-
кального искусства; главной темой для одной из них,
Девятой, он сделал «Оду к радости» Шиллера. Сов-
местное творчество Бетховена и Шиллера, дружеские
чувства, которые питал к ним обоим Гёте, делают эту
эпоху самым возвышенным периодом духовной исто-
рии Германии.
Революции
Разделы Польши
В течение только что описанного нами смутного пе-
риода Россия, Пруссия и Австрия беспрестанно кон-
фликтовали, оспаривая друг у друга права на те или
иные провинции, и пришли к согласию, лишь когда
решили растащить по частям несчастную Польшу.
Это огромное королевство с очень низкой плотно-
стью населения казалось весьма уязвимым. Королев-
ская власть там не наследовалась, и каждые выбо-
ры монарха могли спровоцировать очередную войну
за польское наследство. Знать, состоявшая из все-
могущих магнатов (Радзивиллов, Сангушко, Чарто-
рыйских, Потоцких, Понятовских и др.), кичилась сво-
им неповиновением королю. Крестьяне оставались
крепостными. Страна, в которой проживали славяне,
немцы и много евреев, была расколота религиозно и
этнически. Такой хаос и разнородность делали Поль-
шу беззащитной добычей для не гнушающихся ничем
правителей сопредельных стран.
До 1764 года Польшей правил Август III, курфюрст
Саксонский, посаженный на польский трон Австрией
и Россией. После него королем был избран фаворит
Екатерины Великой Станислав Понятовский. Знать
взбунтовалась против этого, и на помощь новому ко-
ролю пришла русская армия, что, в свою очередь,
спровоцировало ввод войск со стороны Пруссии и Ав-
стрии, напуганных усилением российского влияния.
Фридрих II, желавший уберечь Западную Пруссию от
возможных волнений, предложил Польшу разделить.
Он подумал, что Пруссия, Россия и, в случае на-
добности, Австрия могли бы, не прибегая к военным
действиям, увеличить свои территории, отрезав по
куску от этого королевства. Екатерине Великой эта
идея очень приглянулась. Набожная Мария Терезия
сначала вроде бы была шокирована таким откровен-
ным разбоем, но, если другие идут на это, зачем от-
казываться от того, что тебе причитается? Ей доста-
лась Галиция. Фридрих смог наконец объединить За-
падную и Восточную Пруссию (кроме Данцига и Тору-
ни), ему досталось также Эрмландское епископство и
округ Нетце; Станислав Понятовский должен был пра-
вить тем, что осталось от Польши. Немногим.
Портрет Тадеуша Костюшко работы Карла Гот-
либа Швейкарта. После 1803
Этот первый раздел показал польским дворянам
всю насущность реформ. Чем они и занялись с ге-
роической энергией. В 1791 году они пришли к со-
гласию относительно наследственной формы монар-
хии и сильной исполнительной власти. Такой всплеск
патриотизма встревожил Екатерину, и она поспешила
обвинить поляков в революционных настроениях. В
Польшу отправилась армия для «восстановления мо-
нархии». То же решила сделать и Пруссия. Начавшая-
ся в результате этого гражданская война закончилась
вторым разделом Польши (1793). Пруссия получила
наконец Данциг, Торунь, Познань и Калиш; Россия –
те части Литвы, Волыни и Подолья, которые не доста-
лись ей в 1772 году.
Новый раздел Польши вызвал восстание. Командо-
вал польским сопротивлением Тадеуш Костюшко, ге-
рой американской Войны за независимость. Он одер-
жал несколько замечательных побед, организовал
оборону Варшавы, но в конце концов его армия бы-
ла разгромлена превосходящими силами противника.
Сам он был ранен и взят русскими в плен. Говорят,
что, падая, он воскликнул: «Finis Poloniae!»14 За этой
войной последовал третий раздел Польши. На этот
раз Пруссия получила Мазовию вместе с Варшавой,
Новую Восточную Пруссию и Новую Силезию (регион
14
«Польше конец!» (лат.)
к северу от Кракова); Австрии достались Краков, Люб-
лин и Радом; Россия забрала остальное. Король Ста-
нислав отрекся от трона. Польша (временно) исчезла
с карты Европы (1795).
Интересно отметить, что ради уничтожения Поль-
ши две извечные соперницы – Пруссия и Австрия –
трудились рука об руку.
Французская революция
Кто-то написал, что самым важным событием ис-
тории Англии XVIII века стало взятие Бастилии. В
некотором смысле это верно и в отношении исто-
рии Германии, поскольку войны, спровоцированные
Французской революцией, а за ними – войны наполео-
новской империи («Революция в солдатских сапогах»)
преобразили Германию, хотя ее структура, институты
и идеи в корне отличались от французских.
Франция была абсолютной монархией, и все ре-
шения там принимались королем и его министрами.
Знать не желала прозябать в своих имениях и управ-
лением на местах фактически не занималась. Она
предпочитала жить в Версале, при королевском дво-
ре, доходами со своих владений и королевскими ми-
лостями. В городах же постепенно выросла трудолю-
бивая буржуазия, которая не могла без гнева смот-
реть на привилегии дворянства. Началось брожение
умов, подорвавшее все основы. Первой взбудоражи-
ла умы «Женитьба Фигаро». «Думаете, что если вы –
сильный мира сего, так уж, значит, и разумом тоже
сильны?.. Знатное происхождение, состояние, поло-
жение в свете, видные должности – от всего этого
немудрено возгордиться! А много ли вы приложили
усилий для того, чтобы достигнуть подобного благо-
получия? Вы дали себе труд родиться, только и все-
го… Это не то что я, черт побери!..»15

Разрушение Бастилии. Гравюра XVIII в.

15
П. Бомарше. Безумный день, или Женитьба Фигаро. Д. 5, явл. 3.
Монолог Фигаро (перевод Н. М. Любимова).
Людовик XVI и Мария-Антуанетта покидают
Версаль после взятия дворца восставшим народом
6 октября 1789 г. Гравюра XVIII в.

Французы еще могли бы почитать своего короля,


будь он так же велик, как Людовик XIV. Но Людовик XV,
несмотря на свой ум, шокировал подданных распут-
ством. Людовик же XVI, порядочный и добродетель-
ный, не нравился им своей слабостью. Заточения без
суда и следствия по одному только королевскому ука-
зу, беззаконное вмешательство короля в осуществле-
ние правосудия – все это казалось несовместимым
с бродившими в обществе новыми идеями. Вольтера
без суда бросили в Бастилию. Вместе со своими дру-
зьями-энциклопедистами он готовил новое поколение
безбожников. По своим взглядам он был буржуазным
консерватором, но гениальный ум и затаенные обиды
втянули его в революцию, которой сам он не хотел.
Широкое распространение слухов об английских
свободах, но главное – победа Соединенных Штатов
в Войне за независимость, победа, которой они были
обязаны Франции, подготовили в конце концов поч-
ву для мятежа. Многие представители французской
дворянской молодежи (Лафайет, Ноайль, Бирон и др.)
сражались в Америке, восхищались Вашингтоном и
на личном опыте убедились в возможности республи-
канского правления. С другой стороны, из-за беспо-
рядка в финансовой системе монархия была вынуж-
дена для получения субсидий то и дело созывать ас-
самблеи нотаблей или Генеральные штаты. Абсолю-
тизм доживал последние дни.
В 1776 году за океаном была провозглашена Декла-
рация прав человека. Лафайет сочинил французскую
Декларацию прав человека и гражданина. 14 июля
1789 года под натиском многосотенной разъяренной
толпы пала Бастилия. Начиналась революция. Как-
то ее встретят в Германии? Император Иосиф II и
прусский король утверждали, что в управлении свои-
ми державами придерживаются принципов француз-
ских философов, желая быть «просвещенными мо-
нархами». Однако их государства мало походили на
демократические. Правда, прусский король называл
себя «первым слугой государства», что сильно отли-
чалось, по крайней мере на словах, от знаменитых
слов Людовика XIV: «Государство – это я».
Супругой Людовика XVI была Мария-Антуанетта,
дочь императрицы Марии Терезии. Когда император
Иосиф II приезжал во Францию к своему зятю, он по-
пытался открыть слабому французскому королю гла-
за на опасности, которые таит в себе неконтроли-
руемый абсолютизм, но столкнулся с беспечностью
и непредусмотрительностью, царившими при легко-
мысленном королевском дворе, не желавшем заме-
чать надвигавшейся бури.
Взятие Бастилии стало первым в длинной череде
жестоких и ужасных событий. Сначала великие идеи
Французской революции – Свобода, Равенство, Брат-
ство – показались немцам полными светлых надежд.
Они не желали верить в кровопролития, о которых
им пытались говорить, и встречали с энтузиазмом все
происходившее во Франции. Но тревожные вести не
заставили себя ждать.
Революция в солдатских сапогах
Отношение к Французской революции быстро ме-
нялось. Сначала жители прирейнских областей при-
ветствовали завоевания свободы. Но затем Нацио-
нальное собрание, отменив все феодальные и цер-
ковные привилегии, распространило эти меры на
немецкие города, находившиеся на французских тер-
риториях. А это уже было вовсе не их дело. Немед-
ленно в Регенсбурге был созван рейхстаг, на котором
курфюрсты Майнца, Трира и Кёльна, герцоги Вюр-
тембергский и Цвайбрюкен-Биркенфельдский, ланд-
граф Гессен-Дармштадтский и маркграф Баденский
выразили свое неудовольствие по этому поводу.
Леопольд II, император Священной Римской импе-
рии, в коронационном облачении. 1790
Он стал предпоследним из германских государей,
над кем совершалась эта церемония (30 сентября
1790 года). Мы видим на нем регалии императорской
власти, хранящиеся в наши дни в Вене, в том числе
корону, державу XII века, а на столе – меч Карла Вели-
кого, на самом деле восточного происхождения. Им-
ператорская мантия была вышита в Палермо для си-
цилийского короля Рожера II (1133).

В Берлине и Вене, как ни радовало их зрелище


расколотой надвое Франции, также не могли одоб-
рить посягательства на королевскую власть. Новый
император Леопольд II (1747–1792), который сменил
в 1790 году Иосифа II, умершего бездетным, был еще
одним братом Марии-Антуанетты. Он заклинал гер-
манских князей не допустить, чтобы участь короля ре-
шало какое-то народное собрание. Прусский король
Фридрих Вильгельм II (1744–1797), племянник (и пре-
емник с 1786 года) Фридриха Великого, чудаковатый,
беспутный и завистливый, ненавидел Австрию, что
поначалу помешало совместным действиям. Однако
Леопольду, обеспокоенному положением своих фран-
цузских родственников, оказавшихся в смертельной
опасности, удалось его утихомирить, и в августе 1791
года в замке Пильниц, неподалеку от Дрездена, оба
монарха подписали соглашение о совместной борьбе
против революционной Франции.
В 1792 году Леопольд II неожиданно умирает в воз-
расте сорока пяти лет. Его сын, двадцатичетырехлет-
ний Франц II (1768–1835), ставший последним импе-
ратором Священной Римской империи, не имел ника-
кого политического опыта. Правда, он был преиспол-
нен добрых намерений и считал себя «представите-
лем своего народа», которому собирался посвятить
«свои заботы, труды и тревоги», однако оказался в
подчинении у своих же министров. Кроме того, он ис-
пытывал влияние со стороны французских эмигран-
тов и готов был уже объявить войну революции, когда
та сама перешла в наступление. Связанные догово-
ром о союзничестве Австрия и Пруссия решили, что
война против страны, повергнутой в анархию, станет
чем-то вроде увеселительной прогулки.
Командующий союзными войсками герцог Браун-
швейгский обнародовал манифест, предписывавший
французам восстановить на троне Людовика XVI. Од-
нако он только распалил и разозлил их. 10 августа
1792 года разъяренная толпа захватила дворец Тю-
ильри, и королю пришлось просить защиты у Наци-
онального собрания. В сентябре неподалеку от де-
ревушки Вальми потерпела поражение прусская ар-
мия. Эту битву не назовешь великим сражением, но
именно она открыла эру впечатляющих военных по-
бед республиканских сил. Австрийцам пришлось уйти
из Бельгии. Французы захватили города на Среднем
Рейне. 21 января 1793 года король Людовик XVI был
гильотинирован.
Англия, Нидерланды, Испания, Португалия, Неапо-
литанское и Сицилийское королевства присоедини-
лись к австро-прусской коалиции. Однако та находи-
лась в нелучшем положении из-за того, что прусский
король Фридрих Вильгельм уделял больше внимания
восточным делам (Польша), чем этой идеологической
войне. Выставленная против Франции армия насчи-
тывала всего сорок четыре тысячи человек. В 1795 го-
ду он подписал сепаратный мир с более умеренным
французским правительством, пришедшим на смену
Робеспьеру. Этот шаг стал ударом одновременно и по
коалиции, и по империи, тем более что его примеру
последовали многие князья. Пруссия уступала Фран-
ции левобережье Рейна; в особом, секретном пара-
графе соглашения оговаривалось, что убытки ей бу-
дут возмещены за счет секуляризированного на пра-
вом берегу церковного имущества.
Однако с подписанием этого Базельского мира вой-
на не прекратилась. Антиякобинская Австрия плечом
к плечу с Англией продолжили борьбу. Брат импе-
ратора эрцгерцог Карл Тешенский отбросил францу-
зов за Рейн. В Италии же, напротив, победу за по-
бедой одерживал молодой генерал по фамилии Бо-
напарт. Заняв Милан, он провозгласил там республи-
ку. Одержав победу в битвах при Арколе и Риволи,
он прошел насквозь Каринтию и Штирию, после чего
Австрия была вынуждена заключить с ним мир, под-
писанный в Кампо-Формио (1797). По этому договору
император Франц II признавал итальянскую респуб-
лику в Ломбардии, получая при этом в свое владение
Венецию. Секретные параграфы: Австрия признава-
ла права французов на левобережье Рейна без ком-
пенсации для Пруссии; к империи отходили Зальцбург
и часть Баварии.
После стольких уступок картина получалась до-
вольно запутанная. Для урегулирования нового стро-
ения Европы было решено созвать в Раштатте кон-
гресс, продемонстрировавший невероятную мелоч-
ность и жадность его участников. Один Бонапарт, при-
ехавший в Раштатт всего на несколько дней, откры-
то изложил свои политические принципы: он намере-
вался создать за счет Австрии и Пруссии благопри-
ятные условия для развития мелких германских госу-
дарств; для Франции же он хотел господства во всей
Рейнской области. Это была классическая француз-
ская политика времен абсолютной монархии и Рише-
льё. Раштаттский конгресс заседал два года (1797–
1799) и закончился полным провалом, который озна-
меновался созданием второй антифранцузской коа-
лиции.
Душой ее стал английский премьер-министр Уи-
льям Питт (Питт Второй; 1759–1806), которого под-
держали русский царь Павел I, Австрия, Португалия,
Королевство обеих Сицилий и Турция. Союзники счи-
тали недопустимым создание Францией на большей
части европейской территории республиканских ре-
жимов по собственному образу и подобию: Батавской
(Голландия), Цизальпинской (Милан, Модена, Фер-
рара, Болонья, Романья), Римской, Гельветической
(Швейцария), Партенопейской (Неаполитанской) рес-
публик. Захват земель сопровождался или готовил-
ся при помощи подрывной деятельности. С согласия
Директории Бонапарт уже совершил один Египетский
поход, поставив под угрозу сообщение Англии с Ин-
дией. Новый повод для неудовольствия.
Поначалу коалиции сопутствовал успех – и на су-
ше, и на море. Но тут из нее вышел русский царь,
а из Египта вернулся Бонапарт. Совершив государ-
ственный переворот 18 брюмера (9 ноября) 1799 года,
он провозгласил себя первым консулом и единолично
захватил власть. Его собственная победа при Марен-
го (Италия), а также победа маршала Моро в Баварии
принудили Австрию к подписанию Люневильского ми-
ра (1801), подтвердившего предыдущий, Кампо-Фор-
мийский договор. На этот раз Бонапарт обошелся без
никчемного конгресса, а лично, вместе со своим ми-
нистром Талейраном, распределил, кому чем владеть
и кому сколько платить.
В 1803 году для санкционирования этих измене-
ний рейхстаг назначил специальную имперскую мис-
сию (Reichsdeputation). В результате множество мел-
ких германских княжеств были «медиатизированы»,
то есть вошли в состав более крупных государств,
внутри которых они до сих пор существовали в ви-
де анклавов, подчиненных непосредственно импера-
тору. Церковные владения и кое-какие из вольных го-
родов отдавались княжествам в качестве компенса-
ции ущерба. Некоторые из них (Пруссия, Баден, Гес-
сен-Дармштадт) приобрели гораздо больше того, что
потеряли. Взамен Трирского и Кёльнского курфюр-
шеств курфюршеское достоинство было предостав-
лено Вюртембергу, Великому герцогству Баденскому
и Зальцбургу. Таким образом, число курфюрстов вы-
росло до десяти.
Наполеон Бонапарт во время Итальянской кампа-
нии. Гравюра с живописного оригинала Карла Верне.
1804

Целью Бонапарта было пригреть мелкие, безопас-


ные для Франции княжества, чтобы использовать их
затем в своих интересах. На деле же он упростил
структуру Германии, чем оказал ей, сам того не со-
знавая, огромную услугу. В 1804 году Наполеон I был
провозглашен императором французов и коронован
в соборе Парижской Богоматери папой Пием VII. В
Ахене его приветствовали как нового Карла Велико-
го. В Майнце поклониться ему пришло множество гер-
манских князей. Казалось, что он хочет взять на се-
бя роль, утраченную Священной Римской империей.
Франц II Габсбург ответил на это, приняв титул на-
следного императора Австрии, не слагая с себя при
этом полномочий избранного германского императо-
ра.
Создание Французской империи крайне обеспоко-
ило Англию и царя Александра I (1777–1825), взо-
шедшего на русский престол в 1801 году после смер-
ти своего убитого заговорщиками отца. В 1805 году
Англия и Россия вовлекли Австрию в третью коали-
цию. Однако «французские идеи» получили уже такое
распространение, а сам Наполеон навел вокруг та-
кого страха, что несколько германских княжеств (Ба-
ден, Вюртемберг и прочие) выступили в войне на сто-
роне Франции. 2 декабря 1805 года исход войны ре-
шило Аустерлицкое сражение, вошедшее в историю
как «битва трех императоров». Русские отступили, а
Австрии пришлось уже в который раз просить о ми-
ре. Пресбургский мирный договор разделил владения
Габсбургов за пределами Австрии между Баварией,
Баденом и Вюртембергом. С 1805 года Наполеон име-
новался королем Италии. Австрия признала за ним
этот титул и согласилась с возведением Баварии и
Вюртемберга в ранг королевств. Самой же ей доста-
лись Зальцбург и Берхтесгаден.
Прусский король Фридрих Вильгельм III сохранял
в этой войне нейтралитет, нарушенный, впрочем, На-
полеоном. Напуганная успехами императора Пруссия
заключила с Францией наступательный и оборони-
тельный союз. Отказавшись от кое-каких из своих тер-
риторий в пользу Баварии и Франции, Пруссия полу-
чила в свое владение Ганновер, древнюю вотчину ан-
глийских королей. Все прусские порты закрывались
для Англии, которая тут же объявила Пруссии войну
и уничтожила ее торговый флот.
В 1806 году точку в предпринятой Наполеоном ре-
организации Германии поставил Парижский договор.
В нем закреплялось создание Рейнского союза, объ-
единившего шестнадцать южных и западных герман-
ских княжеств под «патронажем» Франции. В конце
концов в него вошли все германские государства, кро-
ме Пруссии, Австрии, Брауншвейга и Гессена. Со-
бравшись в Регенсбурге, члены союза официально
объявили, что отныне разрывают все связи со Свя-
щенной Римской империей.
Памятная медаль в честь основания Рейнского
союза в 1806 г.
Рейнский союз был создан в июле 1806 года на ос-
новании Парижского договора. Власть князя-примаса
символизирует архиепископский крест с привязанной
к нему шляпой. На переднем плане – короли Баварии
и Вюртемберга. Справа – щит с якорем, принадлежа-
щий его королевскому высочеству Иоахиму (бывшему
Мюрату), великому герцогу Берга и имперскому адми-
ралу. Орел Наполеона (протектора Рейнского союза)
венчает фасцию в центре.

Эта ситуация возымела свои последствия и для ав-


стрийского императора Франца II. В августе 1806 го-
да он отрекся от престола Священной Римской импе-
рии и объявил о ее упразднении. Закончилась более
чем тысячелетняя история древнего государственно-
го образования, которое рухнуло под натиском новых
идей и военного гения Наполеона. Однако Австрий-
ская империя была жива, и Наполеон, упрощая струк-
туру Германии и способствуя тем самым ее дальней-
шему объединению, создавал для себя новые труд-
ности. В исторической перспективе даже великий че-
ловек может проявить недальновидность.
Реформы в Пруссии и Австрии
Прусский король тайно обрадовался созданию
Рейнского союза и упразднению Священной Римской
империи. Возможно, он тешил себя надеждой само-
му возглавить конфедерацию германских государств;
может быть, даже Наполеон и посулил ему такую воз-
можность, чтобы заручиться его нейтралитетом. Но
реализовать ее не входило в планы императора. Ведь
он уже давно задумал посадить на немецкие тро-
ны членов своей семьи. Его брат Жером женился на
принцессе Екатерине Вюртембергской; его пасынок
Евгений (Эжен) Богарне стал зятем баварского коро-
ля.
Оставалась неуступчивая Англия. Чтобы утихоми-
рить ее, Наполеон подарил ей Ганновер, который до
того уже отдал Пруссии. Та направила императору
ультиматум. Его же это только обрадовало, посколь-
ку давало повод окончательно раздавить Пруссию. В
1806 году он разбил пруссаков в битве при Йене, в то
время как маршал Даву разгромил их под Ауэрштед-
том. Наполеон вошел в Потсдам, потом из Берлина
объявил о начале континентальной блокады. С помо-
щью континентальных держав он намеревался разо-
рить Англию. Однако, чтобы окончательно подорвать
ее торговлю, требовалось согласие России, которого
та не давала.
Наконец, после кровавой битвы при Эйлау и побе-
ды при Фридланде, Наполеон встретился в Тильзи-
те с русским царем. Молодой, восторженный Алек-
сандр I был, казалось, очарован умом и красотой
своего собеседника. В Тильзите Пруссия потеряла
свои польские провинции, отошедшие Великому гер-
цогству Варшавскому – бледному подобию прежней
Польши, а также провинций к западу от Эльбы, обра-
зовавших королевство Вестфалия с Жеромом Бона-
партом на троне; курфюрст Саксонский стал королем
Саксонии и был пожалован Великим герцогством Вар-
шавским.
Битва при Йене. Гравюра с живописного оригина-
ла Ораса Верне. XIX в.

Отныне император французов становился, похоже,


полным хозяином Германии. Новая «каролингская»
империя имела в своем распоряжении военную мощь
и финансовые ресурсы Рейнского союза. Немецкие
солдаты в составе Великой армии сражались в Ис-
пании, Италии, Польше. Система правосудия, армия,
финансы – все было реорганизовано по французско-
му образцу. Таким образом, старые княжества вхо-
дили в современный мир. Наполеоновское господ-
ство стало тяжелым, но полезным периодом герман-
ской истории. Страна нуждалась в чистке. В итоге сто
двадцать крохотных государств исчезли с ее карты.
Упразднение таможенных преград подхлестнуло гер-
манскую промышленность, только портовые города
горько сетовали по поводу разорявшей их континен-
тальной блокады.
Сохранившие независимость Пруссия и Австрия
тоже понимали необходимость этих реформ. Фран-
цузская революция вызвала там к жизни новое чув-
ство – национализм, вслед за которым появилась и
национальная армия. Годы после Тильзита, вплоть
до 1813-го, стали для Пруссии временем политиче-
ских и военных преобразований. «Друг просвеще-
ния» барон фон Штейн отменил крепостное право
(1807) и ввел в городах самоуправление (1808). Груп-
па блестящих военачальников – Шарнхорст, Гнейзе-
нау, Блюхер, Йорк и великий стратег Клаузевиц ре-
организовали прусскую армию, обеспечив ее попол-
нение хорошо обученными, благодаря быстрой рота-
ции контингента, людьми. Философ Фихте, прослав-
ляя достоинства германского национального характе-
ра, пробуждал в народе патриотические чувства.
В многонациональной Австрии реформы давались
с бóльшим трудом, однако эрцгерцогу Карлу удалось
создать территориальную армию и ускорить ее пере-
вооружение. Австрия ждала своего часа. В 1808 го-
ду в Эрфурте Наполеон принимал почести от четырех
германских королей и тридцати четырех князей. Сам
Гёте был очарован им. Тем не менее к 1809 году Ав-
стрия сочла себя готовой к выступлению. «Под защи-
той наших знамен – свобода всей Европы», – написал
эрцгерцог Карл в обращении к своей армии.

Битва при Эйлау.


Гравюра с живописного оригинала Ораса Верне.
XIX в.

Наблюдались проявления истинного патриотизма;


австрийской армией командовали три эрцгерцога –
Карл, Иоганн и Фердинанд д’Эсте. Первое время На-
полеон одерживал победу за победой и 13 мая 1809
года вошел в Вену. Но уже через неделю после этого
в Эсслинге эрцгерцог Карл развеял миф о непобеди-
мости императора, который сам признался одному из
своих генералов: «Если вы не видели австрийцев в
Эсслинге, значит вы ничего не видели».

Битва у Москвы-реки, или Захват Большого реду-


та. Гравюра Леконта с оригинала Карла Верне. 1825

Если бы в этот момент в дело вступила Пруссия,


неизвестно, как бы все обернулось. Но Фридрих Виль-
гельм не желал принимать участия в этой войне. Ти-
рольцы, отважно сражавшиеся за свою свободу под
командованием Андреаса Гофера, вчерашнего трак-
тирщика, ставшего партизаном, были разбиты. Сам
Гофер, павший жертвой предательства, по приказу
Наполеона был расстрелян, хотя французский воен-
ный трибунал приговорил его только к пожизненно-
му заключению. Австрийская армия потерпела пора-
жение под Ваграмом, и в соответствии с Шёнбрунн-
ским мирным договором (1809) Австрия потеряла Ил-
лирию, Галицию, Зальцбург и Инн.
Австрийский посланник в Париже Меттерних уже
давно советовал своему правительству проявлять
бóльшую дипломатическую осторожность. Если бы
австрийский император не продемонстрировал из-
вестной гибкости, ему грозила бы судьба папы Пия
VII, которого Наполеон лишил светской власти и сде-
лал своим пленником. Эта гибкость дошла до того,
что родная дочь австрийского императора и правнуч-
ка королевы Марии-Антуанетты, эрцгерцогиня Ма-
рия-Луиза, была отдана в жены «узурпатору», кото-
рый незадолго до того, разведясь с Жозефиной Бо-
гарне, тщетно добивался руки сестры русского царя.
20 марта 1811 года в Париже Мария-Луиза произвела
на свет сына, который сразу после рождения был про-
возглашен королем Римским, а позже в Австрии будет
называться герцогом Рейхштадтским.
Наполеон, казалось, достиг вершины своего могу-
щества. На Дрезденской ассамблее почтить его яви-
лись не только князья Рейнского союза, но и прусский
король с австрийским императором. Одна Россия по-
прежнему отказывалась участвовать в континенталь-
ной блокаде. Чтобы заставить ее склониться на его
сторону, Наполеон имел неосторожность вторгнуться
в пределы этой страны, откуда не возвращалась еще
ни одна вражеская армия. Великая армия насчитыва-
ла шестьсот тысяч человек, из них двести тысяч нем-
цев. Снег, скованные льдом реки, пожар Москвы, го-
лод уничтожили ее. Наполеон спешно вернулся в Па-
риж, чтобы собрать новое войско. Он был все так же
гениален, но время его прошло. Завоевателю важно
вовремя остановиться, иначе вызванное его действи-
ями сопротивление погубит его самого.
Освободительные войны
Провал Наполеона в России освободил скопивши-
еся в Пруссии силы. Прусский генерал Иоганн Давид
Людвиг Йорк фон Вартенбург, командовавший корпу-
сом в Великой армии, перешел на сторону русских. В
народе, особенно среди студентов, писателей, воен-
ных, после Йены началось пробуждение националь-
ного самосознания. В армии тоже наблюдались пере-
мены. Фридрих II довел численность постоянного со-
става до двухсот тысяч человек. Тильзитский мир со-
кратил ее до сорока двух тысяч.
Однако это сокращение, которого потребовал На-
полеон, оказало ему самому плохую услугу. Уволен-
ные прусские офицеры стали самыми ярыми его про-
тивниками, пополнив собой ряды патриотов. Фридрих
Людвиг Ян, писатель, прозванный «отцом современ-
ной гимнастики», под предлогом спортивных занятий
и тренировок готовил молодежь к национально-осво-
бодительной борьбе. Шарнхорст, председательство-
вавший в комиссии по реорганизации армии, обеспе-
чил возможность в любой момент собрать территори-
альную армию. Призыв новобранцев и их регулярное
обучение, предпринятые тогда впервые, практикуют-
ся и сегодня.
Обращение Фридриха Вильгельма III к подданным,
призывающее к освободительной войне с Наполео-
ном. Март 1813 г.
Этим обращением сообщалось о заключении союз-
ного договора между прусским королем и императо-
ром всея Руси, а также о вступлении Пруссии в вой-
ну против Наполеона (официально война была объ-
явлена 16 марта). Текст обращения был составлен в
Бреслау, в Силезии, 17 марта 1813 года; напечатан
20 марта в газете вместе с обращением к армии и ко-
ролевским указом об учреждении Железного креста
(Бреслау, 10 марта 1813 года).

Отступление французов после битвы под Лейп-


цигом 19 октября 1813 г. Гравюра М. Пижо. Около
1820

Уже в 1812 году по царившим в Пруссии настрое-


ниям было ясно, что назревает восстание. Ядром его
стали «корпуса свободы» майора Лютцова. Фридрих
Вильгельм воззвал к патриотизму своих подданных.
Были организованы добровольные подписки, деньги
от которых шли на формирование «корпусов свобо-
ды», а тем временем поэты сочиняли для них песни.
Однако остальные германские государства продол-
жали держаться в стороне. Рейнский союз не желал
пока верить, что звезда Наполеона уже клонится к за-
кату. Австрия колебалась, сомневаясь в самой себе,
а император Франц II осторожничал со своим зятем,
который на время Русского похода оставил управле-
ние государством на Марию-Луизу.
Союз государей для спасения Европы: российский
император Александр I, император Австрии Франц
I и король Пруссии Фридрих Вильгельм III, возгла-
вившие антифранцузскую коалицию. Гравюра неиз-
вестного мастера. 1810-е

Так что освободительная война началась плохо.


Наполеон побил пруссаков в Лютцене, а русских в
Бауцене. Становилось очевидным, что победить его
без австрийской поддержки будет невозможно. Но
Меттерниху совершенно не хотелось способствовать
формированию немецкой нации. Он все еще лелеял
мечты о конфедерации слабых государств под управ-
лением Австрии. Наполеону были предложены усло-
вия заключения мира: освобождение правого берега
Рейна; восстановление Пруссии; упразднение Вели-
кого герцогства Варшавского; возвращение Австрии
территорий, которых она лишилась по Шёнбруннско-
му мирному договору. Он совершил ошибку, пойдя на
перемирие, позволившее Австрии собраться с сила-
ми на тот случай, если Франция откажется от перего-
воров.
Учрежденный Баварией памятный военный крест
за участие в кампании 1813–1814 гг.
Учрежденный в 1815 г. герцогством Ангальт-Дес-
сау военный крест для добровольцев
И Наполеон отказался, сказав, что знает, как уми-
рать, а как уступать хоть пядь земли – нет. Монархам,
взошедшим на трон по рождению, можно проиграть
хоть двадцать битв и спокойно вернуться после это-
го к себе в столицу. Он же держался на троне только
благодаря своим победам. 12 августа 1813 года Ав-
стрия объявила Франции войну. Бывший наполеонов-
ский генерал Бернадот, ставший наследным принцем
Швеции и союзником Пруссии, одержал победу на се-
вере, Блюхер – в Силезии, в то время как в Дрездене
Наполеон разбил австрийскую армию под командова-
нием князя Шварценберга. Но решающее сражение –
Битва народов – состоялось под Лейпцигом с 16 по 19
октября 1813 года, и Наполеон его проиграл.
Авторитет его был столь велик, что даже после это-
го союзники предложили ему сохранить Францию в ее
естественных границах (Рейн, Альпы, Пиренеи), по-
требовав, однако, независимости для Германии, Гол-
ландии и Италии, а также восстановления в Испании
власти Бурбонов. И только упрямство Наполеона за-
ставило Меттерниха присоединиться к требованиям
Пруссии, желавшей продолжать войну до победного
конца.
После Лейпцига в Германии произошло немало пе-
ремен. Были упразднены Рейнский союз и королев-
ство Вестфалия. В Ольденбург и Ганновер вернулись
правящие династии. В Италии австрийская армия от-
бросила французов до Вероны. Вернулись в свои го-
сударства король Нидерландов Виллем I, папа Пий VII
и великий герцог Тосканский.
Союзные войска продолжали наступать на запад,
Наполеон отважно бился с Блюхером и Шварценбер-
гом. И снова австрийский император с радостью со-
хранил бы корону своей дочери и гарантировал бы
Франции ее границы 1792 года. Но упрямец Наполеон
стоял на своем, считая сопротивление делом чести.
Даже его верные маршалы осуждали и покидали его.
Когда 13 марта 1814 года союзные войска вошли в Па-
риж, император с последними из верных ему прибли-
женных находился в Фонтенбло. Теперь поверженный
император был вынужден подписать уже безогово-
рочную капитуляцию. Талейран убедил Александра I
восстановить на троне Бурбонов. 11 апреля 1814 года
Наполеон отрекся от престола. Согласно подписанно-
му в Фонтенбло договору, ему оставалось отныне пра-
вить лишь островом Эльба. Мария-Луиза, получив-
шая во владение Парму, оставила побежденного су-
пруга, уехав вместе с их сыном. Навязанные Франции
условия были весьма умеренными. Это было нужно,
чтобы дать Бурбонам шанс сохранить сомнительную
власть.
Венский конгресс
Новая карта Европы должна была утверждаться в
Вене, где собрались на конгресс императоры, коро-
ли, главные германские князья, дипломаты, их совет-
ники, а также толпы разных бездельников, авантюри-
стов, женщин легкого поведения. От имени Австрии в
переговорах участвовали Меттерних и Генц, от Прус-
сии – Гарденберг и Вильгельм Гумбольдт, от России –
Нессельроде, от Англии – Каслри, от Франции – Та-
лейран. Папа Пий VII тоже отправил своего предста-
вителя – кардинала Консальви.
Торжественное открытие конгресса состоялось 2
ноября 1814 года. Затем последовали сменяющие
друг друга банкеты, маскарады, катания на санях. И
ни одного пленарного заседания, на котором собра-
лись бы все делегаты. «Конгресс танцует, а дело не
движется», – сказал принц де Линь. Танцевали и прав-
да много, но и спорили в кулуарах отчаянно. Особен-
но выделялись на конгрессе две фигуры – Меттер-
них и Талейран. Франция была допущена к перегово-
рам с теми же правами, что и члены альянса, посколь-
ку Меттерних мудро предположил, что огромный оби-
женный народ, если его еще и унизить, станет посто-
янным очагом волнений. Умиротворить побежденного
важнее, чем одержать над ним победу.
За двадцать три года беспрестанных войн люди
устали и мечтали об отдыхе, но проникнутые духом
романтизма и национализма студенты и солдаты,
инициировавшие освободительное движение, мечта-
ли о новой германской империи. Однако перед ними
стояла извечная дилемма: кто будет в этой империи
главным – Австрия или Пруссия? Талейран, со своей
стороны, вел тонкую игру. Демонстрируя полную неза-
интересованность (ничего не поделаешь), он говорил
только о публичном праве и законности. «А при чем
тут публичное право?» – спросил его Гумбольдт. «При
том, что вы здесь находитесь благодаря ему, – отве-
тил Талейран. – Мы, французы, не хотим ничего, ни
одной деревни, мы хотим только справедливости».
Венский конгресс. Гравюра Фридриха Кампе. XIX в.

Такие речи раздражали русского императора. Он-


то как раз хотел – Польшу, а взамен пообещал Прус-
сии Саксонию. Эта безнравственная и опасная для
Австрии сделка сблизила Меттерниха с Талейраном,
который с несокрушимой принципиальностью, столь
же решительной, сколь и новой для него, отстаи-
вал неоспоримую легитимность саксонского короля,
а также право поляков самим распоряжаться своей
судьбой. 3 января Англия, Австрия и Франция заклю-
чили тайное соглашение, направленное против Прус-
сии и России. Прояви Наполеон чуточку терпения, и
между его противниками грянула бы война, что было
бы ему только на руку. Царь уже заговорил об «осво-
бождении чудовища».

Французская карикатура на участников Венского


конгресса. 1815

Но 1 марта 1815 года Наполеон покинул остров


Эльба и высадился во Франции. Народ, уже устав-
ший от Бурбонов, «которые ничему не научились и ни-
чего не забыли», принял его с восторгом, и 20 мар-
та он вошел в Париж. Это было начало Ста дней.
Наполеон, может, и хотел бы мира для новой вели-
кой империи. Но Европа слишком боялась его. Союз-
ники, вновь сплотившиеся в результате этого неожи-
данного появления, объединили усилия для борьбы.
Под ружье были поставлены четыре армии: Шварцен-
берга (австрийская), Веллингтона (английская), Барк-
лая-де-Толли (русская) и Блюхера (прусская). Напо-
леон собрался идти на Брюссель; потеря Бельгии бы-
ла для французов наиболее болезненной.
Тем временем Венский конгресс продолжал свою
работу. 9 июня 1815 года состоялось подписание За-
ключительного акта. Накануне этого был образован
Германский союз. Не имея возможности возродить
империю, немецкие патриоты (вроде Штейна) были
вынуждены довольствоваться этим постоянно воз-
обновляющимся союзом, созданным для обеспече-
ния внутренней и внешней безопасности Германии,
независимости и неприкосновенности германских го-
сударств, число которых сократилось до тридцати де-
вяти. Пруссия и Австрия представляли в Германском
союзе свои владения, входившие некогда в состав
Священной Римской империи, то есть без Восточной
Пруссии. Саксония выжила, лишившись, правда, ча-
сти территорий в пользу той же Пруссии, которая при-
обрела к тому же Рейнскую область и Вестфалию.
Управление союзом осуществлялось через Союз-
ный сейм, заседавший во Франкфурте-на-Майне. Ко-
роли Нидерландов (представлявший Люксембург),
Дании (представлявший Гольштейн) и Англии (пред-
ставлявший Ганновер) имели в нем решающий голос.
Председательствовал в сейме австрийский импера-
тор, «первый среди равных». Плюс к возвращенным
ему старым территориям (Тироль, Каринтия, Галиция,
Триест и др.), он получал Ломбардию и Венето. Участ-
ники Франкфуртского сейма не избирались, это бы-
ло, скорее, собрание послов, представителей, кото-
рых назначал правитель той или иной области. Учре-
ждение союза стало началом нового периода истории
Германии, получившего немецкое название Vormärz
(букв. «до марта»), который закончится в марте 1848
года, когда после долгого сна пробудятся немецкие
либералы.
Россия тоже осталась в выигрыше, присоединив
часть Польши и расширив свои владения чуть ли
не до Центральной Европы. Нидерланды, увеличив-
шись на некогда австрийскую Бельгию, стали ко-
ролевством. Швеция соединилась с Норвегией. Все
прежние королевские династии вернулись на свои
троны. Папское государство также было восстановле-
но. Одна Италия оставалась, по выражению Меттер-
ниха, лишь «географическим понятием». Что касает-
ся Франции, ее судьба зависела от исхода одной бит-
вы, поскольку мира император добиться не мог.

Парад союзных войск на площади Согласия в Па-


риже 17 июля 1815 г. Гравюра Луи-Франсуа Шарона.
XIX в.
17 июля 1815 года союзные монархи принимали па-
рад. Все трое изображены справа, вместе. Слева на-
право: король Пруссии, австрийский император и рус-
ский император.

Этой битвой стало сражение при Ватерлоо (18


июня 1815 года). Оно прекратило на какое-то вре-
мя долгое противостояние европейских монархий и
Французской революции. По числу участников сраже-
ние было довольно скромным, а вот по своим резуль-
татам оно стало последним актом великой драмы. 10
июля 1815 года монархи Австрии, Пруссии и России
во второй раз вошли в Париж. По их общему согла-
сию Бурбоны были восстановлены на троне Франции,
а Наполеон сослан на остров Святой Елены, «под за-
пор королей осторожных».
Согласно Второму Парижскому мирному договору
(20 ноября 1815 года), Франция должна была выпла-
тить контрибуцию; на ее восточных окраинах в тече-
ние еще пяти лет должны были оставаться герман-
ские войска. В остальном же за ней закреплялись гра-
ницы 1790 (а не 1792) года. Среди союзников было так
мало доверия друг к другу, что ради поддержания рав-
новесия сил в Европе они не посмели лишить Фран-
цию статуса великой державы.
Священный союз и
Германский таможенный союз
В 1815 году монархическая Европа имела твердую
решимость защищаться от контратаки либерализма
и революции. Французской военной мощи ей, каза-
лось, нечего было бояться, но она по-прежнему опа-
салась «французских идей», не забытых еще в на-
роде. Меттерних знал, что «болезнь», как он это на-
зывал, не побеждена. Отсюда и необходимость по-
стоянного согласия между «правильно мыслящими»
монархами – русским, австрийским и прусским. Так
появился Священный союз, призванный связать трех
правителей «нерасторжимыми братскими узами». К
нему примкнули Людовик XVIII и другие монархи Ев-
ропы. Меттерних ратовал за его право противостоять
любым революционным действиям в Европе.
«Вартбургское празднество» (студенческие бес-
порядки в замке Вартбург 12 июня 1848 г.). Гравюра
XIX в.
Вартбург – это замок, расположенный в двух кило-
метрах от Эйзенаха, в Саксонии. Тюрингенские ланд-
графы устраивали там праздники с миннезингерами;
здесь жила когда-то святая Елизавета Венгерская, а
Мартин Лютер переводил Библию. Студенты неодно-
кратно устраивали там манифестации. Повсюду вид-
ны имперские желто-красно-черные полосатые фла-
ги.

В Германии гимнастов Яна, студентов и военных


решения Венского конгресса совершенно не удовле-
творили. Они хотели образования единой германской
нации. Студенты считали, что в деятельности на бла-
го Германии должны участвовать все немцы, а пото-
му во время Наполеоновских войн они стали объеди-
няться в корпорации. Вскоре (в 1818 году) на основе
этих корпораций будет создано Всеобщее немецкое
студенческое объединение. Сначала эти корпорации
возлагали некоторые надежды на Меттерниха, но он
быстро их разочаровал. 18 октября 1817 года, в го-
довщину лейпцигской Битвы народов, студенты Йе-
ны устроили в замке Вартбург праздник (вошедший в
историю как «Вартбургское празднество») под лозун-
гом «За внутреннюю свободу и германское единство»,
на который были приглашены все немецкие студенче-
ские корпорации. Был зажжен костер, на котором сго-
рело чучело, символизировавшее политику Меттер-
ниха, а потом там же весело запылали капральская
палка и несколько реакционных книг.
Убийство Августа Коцебу студентом Карлом
Зандом. Гравюра Иоганна Клара. XIX в.
В возрасте двадцати лет Коцебу отправился в Рос-
сию, где занимался театральной деятельностью, на
какое-то время был выслан в Сибирь по подозрению
в «якобинстве». Помилован Павлом I. После этого
исполнял обязанности секретаря, писал манифесты
для Александра I. Был заколот в Мангейме как рус-
ский шпион (1817). Автор двадцати одной театраль-
ной пьесы (слезливые, тривиальные драмы, которые
давно уже никто не играет).

Меттерних высказался резко против этого движе-


ния. Правительства нескольких южных земель приня-
ли более либеральные конституции; Фридрих Виль-
гельм под давлением Штейна тоже пообещал Прус-
сии конституцию. Однако Меттерних обратил его вни-
мание на опасности, которые таило в себе подобное
поведение, и прусская конституция так и не увидела
свет. Студенты же были сурово наказаны за свои вы-
ходки. 23 марта 1819 года вся страна была потрясена
убийством Августа фон Коцебу. Второстепенного дра-
матурга, считавшегося русским агентом, заколол кин-
жалом студент Карл Занд. Власти потеряли голову, и
совершенно зря, поскольку Занд был всего лишь ме-
ланхоликом, которого ожидало впереди полное безу-
мие. Затем в июле один студент-фармацевт попытал-
ся убить главу правительства герцогства Нассау. Мет-
терних знал слабую сторону этого «революционного»
движения: речь шла всего о нескольких сотнях мо-
лодых людей, которые, вдохновляясь словами «сво-
бода», «родина», «нация», отвергали французскую
моду, клеймили позором галстуки и носили береты,
украшенные черно-красно-золотой кокардой. Но об-
щество после этих убийств содрогнулось от страха, и
этот страх можно было с выгодой использовать для
устранения «демагогов». Репрессии были жесткими.
В августе 1819 года в Карлсбаде под председа-
тельством Меттерниха собрались представители го-
сударств – членов Германского союза и решили уста-
новить строгий надзор за всеми университетами, вве-
сти цензуру для книг и газет, а также создать в Майнце
Центральную следственную комиссию, в обязанности
которой входило бы наблюдение за революционными
проявлениями во всех государствах Германского сою-
за. «Карлсбадские указы» были единогласно приняты
сроком на пять лет. (В августе 1824 года их продлили
на неопределенный срок.) Жертвами этих мер стали
среди прочих знаменитый «отец гимнастики» Ян и по-
эт-патриот Арндт, прославившийся своими военными
песнями. В течение долгих лет в Германии не печата-
лось ничего, что хотя бы «пахло» либерализмом. От-
сюда – обильная контрабанда политических памфле-
тов, поступавших из Швейцарии, где укрылись многие
из либералов. На конгрессе в Троппау (1820) монар-
хи союзных государств вызвались также бороться с
революционным движением в Испании, Португалии и
Италии. Священный союз заработал во всю мощь.
Тем не менее, вопреки «Карлсбадским указам»,
цвета йенских студентов (черный, красный и золо-
той) становятся национальными цветами наряду с
черно-бело-красным триколором (черный и белый –
цвета Тевтонского ордена; красный и белый – сим-
вол единства стран Тевтонского ордена и курфюр-
шества Бранденбургского). Меры Меттерниха были
поверхностны, глубинных процессов они не затрону-
ли. Оплотом цензуры стала, конечно, Австрия. Ми-
нистр полиции Зедльницкий создал «черный каби-
нет», установив надзор за наиболее крупными писа-
телями. Грильпарцер вообще не смог печататься, а
Гёте, чтобы издать «Фауста», пришлось согласиться
на нелепейшую правку. Из боязни, что артельные ра-
бочие заразятся в Швейцарии или Франции либера-
лизмом, границы для них были закрыты.
Но и затянутая в такой железный корсет Герма-
ния продолжала жить и двигаться. Парижская рево-
люция июля 1830 года разбудила либералов. Волне-
ния ширились. В 1832 году большой народный сход
в Гамбахе потребовал учреждения республиканской
и демократической национальной ассамблеи. Бавар-
ское правительство приказало арестовать ораторов;
Франкфуртский союзный сейм запретил народные со-
брания; цензура ужесточилась. Тем временем жизнь
в мире шла своим чередом, и ухищрения бумажной
администрации превращались в ничто под действием
обстоятельств и замечательных изобретений. Это бы-
ло время, когда промышленность переживала необы-
чайный взлет, обусловленный изобретением паровой
машины; когда благодаря пароходам, железной до-
роге и телеграфу стали сокращаться расстояния; ко-
гда Америка превратилась в мощную, экономически
развитую великую державу. Все эти преобразования
лишь усугубляли противоречие между новым космо-
политизмом и раздробленностью куцей германской
экономики, делая его совершенно неприемлемым.
Еще в 1817 году, когда из-за неурожая в Герма-
нии случился голод, таможенные преграды между го-
сударствами и провинциями привели к удорожанию
и неправильному распределению продуктов питания.
Пруссия упразднила тогда внутренние таможни на
своей территории. Превосходные результаты этого
предприятия доказали, что свобода творит чудеса.
С 1831 по 1834 год к Пруссии присоединилось мно-
жество государств, образовавших целый Таможен-
ный союз (Zollverein). Двадцать пять миллионов нем-
цев объединились экономически под крылом Прус-
сии. Был сделан первый шаг к единой Германии, а мо-
жет, и к еще очень далекой единой Европе. Одна Ав-
стрия не стала членом Таможенного союза, и затаен-
ная ею обида заставила Габсбургов еще больше изо-
лироваться под исключительно австрийской короной.
От Гегеля до бидермейера
В политическом отношении период между 1815 и
1848 годом был временем цензуры, угнетения и доно-
сительства. Но огромное количество людей в это вре-
мя политикой не занимались. Бóльшую часть населе-
ния Германии составляли славные бюргеры, любите-
ли поэзии, цветов и музыки. Романтизм, представлен-
ный драмами Генриха фон Клейста («Битва Герма-
на», «Принц Фридрих Гомбургский»), разжег герман-
ский националистический дух. Клейст покончил с со-
бой в 1811 году. На смену ему пришли другие: Франц
Грильпарцер – прославленный австрийский драма-
тург, сумевший соединить классическую трагедию с
испанской драмой; Фридрих Хеббель, Георг Бюхнер.
Гёте прожил до 1832 года, до конца своих дней с
любопытством наблюдая за молодыми немецкими и
французскими поэтами и закончив к 1831 году вторую
часть своего «Фауста». Были тогда и крупные крити-
ки, переводчики и историки, как братья Август и Фри-
дрих Шлегели; были и вдохновенные поэты, как Лю-
двиг Уланд и Фридрих Гёльдерлин.
Портрет Генриха Гейне кисти Морица Даниеля
Оппенгейма. 1831
Один из самых знаменитых немецких поэтов имел
еврейские корни. Он обратился в христианство в на-
дежде получить место в прусской администрации. Об-
ладая ироничным складом характера, донимал стра-
ну и соотечественников своими едкими насмешками.
Его произведения были запрещены в Германском со-
юзе. Умер в Париже, где провел последние годы жиз-
ни.

Между 1830 и 1848 годом получило развитие дви-


жение «Молодая Германия» – либеральное, социаль-
но-направленное, мятежное. Одним из его лидеров
был гениальный Генрих Гейне, молодой еврей с бе-
регов Рейна, освобожденный Наполеоном от расовых
ограничений16. Оставаясь германским патриотом, он
тянулся все же к близкой ему по духу Франции, куда
перебрался после революции 1830 года, став другом
Жорж Санд и Виктора Гюго. Всем известны его корот-
кие лирические стихотворения. В своих прозаических
произведениях, более горьких, часто с оттенком сати-
ры, он предостерегал Германию от доктринеров-уль-
16
После того как французские войска заняли левый берег Рейна, а
в 1806 г. наполеоновская армия вступила в Дюссельдорф (родной го-
род Генриха Гейне), Кодекс Наполеона, введенный в Рейнской области,
уничтожил старые сословные привилегии и установил равенство всех
перед законом.
транационалистов.
Титульный лист первого издания «Феноменоло-
гии духа» Георга Гегеля, одной из значимых работ
философа. 1807
Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Гравюра с живо-
писного оригинала Якоба Шлезингера. 1830-е
Вот знаменитый профессор, превыше всего ста-
вивший идею государства, и в частности государства
Прусского. Его философия противоречий, его учение
о диалектике сделали его предтечей Маркса.

Самым крупным немецким философом этого вре-


мени был Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770–
1831). Он создал картину Вселенной в постоянном
становлении. Диалектика истории требует, чтобы по-
сле тезы шла антитеза, а затем – примиряющий их
синтез, обобщение, и так без конца. Карл Маркс вы-
вел из этой формулы свою экономическую интерпре-
тацию исторического процесса и создал диалектиче-
ский материализм. «Все действительное разумно», –
говорил Гегель. Это касается и государства, которое
существует, а значит – рационально, и потому его ин-
тересы идут впереди интересов отдельного индиви-
дуума. Судьбы мира вершит мировой разум. Самое
мощное на данный момент государство этот разум
представляет. До 1815 года – Наполеон, после – Прус-
сия. Эта теория стала духовным оправданием любого
реального завоевания.
Фридрих Вильгельм Шеллинг. Гравюра XIX в.
Портрет Артура Шопенгауэра работы Людвига
Сигизмунда Руля. Около 1815–1818

Нельзя не упомянуть здесь и идеалиста-пантеиста


Шеллинга (1775–1854), и идеалиста-пессимиста Ар-
тура Шопенгауэра (1788–1860). Профессор Мюнхен-
ского университета Йозеф Гёррес (1776–1848), бо-
ровшийся при Наполеоне за национальную независи-
мость, возглавил католико-мистическое движение. Со
стороны протестантизма крупным философом-бого-
словом был романтический идеалист Фридрих Шлей-
ермахер (1768–1834).
Германия по-прежнему оставалась родиной вели-
кой музыки. Возможно, новые композиторы и не обла-
дали баховским и бетховенским размахом, но Франц
Шуберт (1797–1828), Роберт Шуман (1810–1856) бы-
ли достойны этих великих мастеров. Феликс Мен-
дельсон (1809–1847) прославился сначала как пре-
красный дирижер, вернувший публике утраченные
произведения Баха, а позже завоевал заслуженную
славу и как композитор. Несмотря на раннюю смерть,
не менее значимый след оставил в музыке и Карл Ма-
рия фон Вебер (1786–1826), написавший первую опе-
ру на немецкий сюжет – «Вольный стрелок». Особен-
ности его оркестровой манеры делают его связующим
звеном между Моцартом и Бетховеном и Вагнером.
Гульден с изображением Людвига I Баварского.
1844
Людвиг родился в 1786 году в Страсбурге, где его
отец служил в наполеоновской армии в чине полков-
ника. Королем стал в 1825 году. Причиной отрече-
ния Людвига I (1848) стала танцовщица Лола Монтес.
Умер в 1868 году в Ницце.

Одним из крупнейших художественных центров


Германии этого периода был Мюнхен, из которого ба-
варский король Людвиг I вознамерился сделать новые
Афины, для чего активно привлекал туда художников.
Он же приобрел ценнейшее собрание статуй, став-
шее основой знаменитой мюнхенской Глиптотеки. Ко-
роль всячески поддерживал историческую живопись,
решив запечатлеть на фресках (весьма неравнознач-
ной художественной ценности) легендарные моменты
германской истории. Романтическую живопись пред-
ставляли Каспар Давид Фридрих, автор проникновен-
ных пейзажей, и Георг Керстинг, писавший сентимен-
тальные семейные сцены. Произведения таких ху-
дожников, как Рихтер, Вальдмюллер и Шпицвег, при-
надлежали к новому художественному направлению
бидермейер, в названии которого заложено понятие
«простодушный, обывательский» (нем. bieder), что
нашло выражение и в характерных для него простых
народных сюжетах: «Девушки, читающие Библию»,
«Пастор, причащающий умирающую», «Дети под до-
ждем», «Поэт в своей мансарде», «Прогулка старого
холостяка». Этот бюргерский реализм отличался сен-
тиментальностью и благочестием.
Портрет Франца Шуберта. Гравюра XIX в.
Портрет Роберта Шумана. Литография Йозефа
Крихубера. 1839
Мартовская революция 1848 года
Цензура не могла воспрепятствовать брожению
умов. Подданные прусского короля Фридриха Виль-
гельма IV (1795–1861), который сменил на троне сво-
его отца, умершего в 1840 году, ожидали от него
улучшения политического и социального положения
в стране. Он согласился на амнистию, но, сохранив
средневековые представления о власти, долгождан-
ной конституции Пруссии так и не дал. В Австрии на
трон в 1835 году взошел император Фердинанд I Доб-
рый (1793–1875). Этот монарх отличался такой болез-
ненностью и такой недалекостью, что при нем было
образовано нечто вроде регентского совета (Geheime
Staatskonferenz), состоявшего из Меттерниха, Коло-
врата и эрцгерцога Людвига, которые и осуществляли
управление страной. Священный союз, давно уже пе-
реставший навязывать Европе свою политику, не стал
вмешиваться и в феврале 1848 года, когда в Париже
пала свергнутая революцией Июльская монархия.
Как всегда, революция оказалась заразной. В Гер-
мании она проявилась в трех аспектах: либераль-
ном (революционеры требовали конституционных ре-
форм), националистическом (реформ требовали для
единой Германии) и социалистическом (одновремен-
но в промышленности и в сельском хозяйстве). Пра-
вящему классу явно недоставало социального чутья;
из-за неурожая в стране начался голод; бесконтроль-
ное внедрение машинного производства привело к
безработице. Уже 27 февраля 1848 года в герцог-
стве Баден народное собрание потребовало свобо-
ды прессы, правосудия, права объединяться в обще-
ственные организации и общегерманского парламен-
та. Подобные собрания прошли и в других местах –
в Вюртемберге, Гессен-Дармштадте. Крестьяне жгли
дома и угрожали аристократам.
Революция 1848 г.: баррикады на улицах Вены.
Гравюра XIX в.
Дни 25 и 26 мая 1848 года в Вене выдались особо
бурными. Князь Меттерних был уволен с должности
канцлера Австрии еще 13 марта. 31 октября Вена бу-
дет взята силами правопорядка, а 2 декабря Ферди-
нанд I отречется от престола.

Однако самые серьезные волнения произошли в


Вене 13 марта. Студенты, распаленные обращени-
ем венгерского патриота Лайоша Кошута (1802–1894),
отправились с манифестацией к императорской рези-
денции. По ним открыли огонь, несколько человек бы-
ло убито. Император в отчаянии воскликнул: «Неуже-
ли и нам приходится смотреть на это!» Эрцгерцоги
умоляли его пойти на уступки и выполнить народные
требования, главным из которых была отставка ста-
рика Меттерниха. Он был уволен и с достоинством
удалился в Лондон. Казалось, что абсолютизму при-
шел конец. Император предоставил свободу печати,
пообещал конституцию и национальную гвардию. Тем
временем против Габсбургов восстали итальянцы и
чехи.
В Пруссии, в Берлине, 18 марта вспыхнули улич-
ные бои. Началась стрельба, стали возводиться бар-
рикады. Король в ужасе велел вывесить над своей
резиденцией белое знамя с надписью: «Недоразуме-
ние» – и расклеить повсюду плакаты с обещанием вы-
вести из города войска, если будут разобраны барри-
кады, что и было сделано. Сформированное из горо-
жан ополчение взяло на себя охрану дворца и восста-
новление порядка в городе. Фридрих Вильгельм объ-
явил амнистию для всех политзаключенных, а также
пообещал возглавить «великую Германию» и созвать
прусское Национальное собрание, первое заседание
которого действительно состоялось 22 мая в Берли-
не. Последовавшие затем выборы прошли очень сум-
бурно из-за полного отсутствия у нации политическо-
го опыта.

Смерть на баррикаде. Гравюра Альфреда Ретеля


из цикла «Еще одна пляска смерти». 1849
Заседание Национального собрания во франк-
фуртской церкви Святого Павла 18 мая 1848 г. Ли-
тография с живописного оригинала Пауля Бюрде.
XIX в.
В имперском городе Франкфурте с 1562 года прохо-
дили выборы королей римлян и их коронации. При На-
полеоне город стал столицей Рейнского союза (1806–
1813). По результатам Венского конгресса Франкфурт
вошел в состав Германского союза на правах вольно-
го города, став одновременно и его столицей. В 1866
году, несмотря на оказанное сопротивление, вместе с
Гессеном был присоединен к Пруссии. Церковь Свя-
того Павла (Паульскирхе), построенная в 1833 году, в
1848–1849 годах была местом заседания Националь-
ного собрания – первого германского парламента.

В Баварии царствовавший с 1825 года Людвиг I


предложил народу несколько реформ. Но он был
непопулярен, особенно из-за своей поздней любви
к танцовщице Лоле Монтес, которой пожаловал дво-
рянский титул и осыпал дарами. Прекрасная фаво-
ритка настроила против себя одновременно и при-
дворную аристократию, и мюнхенских студентов. Бун-
товщики заставили короля отречься от престола в
пользу своего сына Максимилиана, придерживавше-
гося гораздо более консервативных взглядов, чем его
отец. У революций тоже случаются отклонения. В
мае новое восстание в Вене закончилось созывом ав-
стрийского рейхстага. Неспособный управлять стра-
ной, император Фердинанд был вынужден бежать в
Инсбрук.
Попытка объединения Германии
Восемнадцатое мая 1848 года. Германия, казалось,
переживала великий день своей истории: во Франк-
фурте, в церкви Святого Павла, открывалось первое
заседание Национального собрания. В числе 568 де-
путатов были чехи из Моравии, итальянцы из Тироля,
поляки из Познани. Преобладали либеральные про-
фессии (319 юристов и чиновников, 104 преподава-
теля, 38 коммерсантов, один крестьянин и ни одно-
го рабочего). Гагерн, либерал, уполномоченный вести
собрание, провозгласил «суверенитет нации» как ос-
нову конституционного строительства. Собрание на-
столько дорожило своим авторитетом, что при работе
над имперской конституцией отказалось от какого бы
то ни было содействия со стороны властей. Левые тя-
готели к республике, однако по предложению Гагерна
собрание назначило эрцгерцога Иоганна Австрийско-
го «имперским викарием» и поручило ему сформиро-
вать министерство.
Он обладал двойным преимуществом, будучи од-
новременно и Габсбургом, и либералом, женившимся
в 1827 году по любви на дочери почтмейстера. «Ника-
кой Австрии! Никакой Пруссии! Только Германия!» –
сказал он однажды. Но Австрия его не признала, да
и Пруссия проявила сдержанность. Большинство гер-
манских государств разработали каждое свою отдель-
ную конституцию, не обращая внимания на франк-
фуртское собрание. В сущности, оно было лишь пер-
вой – неудачной – попыткой осуществления грядущей
идеи. Оно не имело никакой силы – ни внутри стра-
ны, ни на международном уровне. Эрцгерцог Иоганн,
окончательно утратив иллюзии, 20 декабря подал в
отставку и удалился в Грац, где тихо, по-бюргерски,
прожил до конца своих дней.
А впрочем, что такое была Германия? Сторонники
«большой Германии» (Grossdeutschland) желали вос-
соединения Австрии с остальными землями, те, ко-
му нужна была «Германия маленькая», собирались
заняться законотворчеством исключительно для гер-
манских государств. Славяне же ратовали за преоб-
разование Австрийской империи в конфедерацию на-
родов, уравненных в своих правах (Славянский кон-
гресс в Праге в июне 1848 года). Любопытная вещь:
в вопросе разделения судеб Австрии и Германии
Габсбурги и славянские националисты оказались за-
одно. Когда Фердинанд I отрекся в пользу своего юно-
го племянника Франца Иосифа, которому предстояло
занимать австрийский престол в течение шестидеся-
ти восьми лет (1848–1916), чехи не сказали ни слова
против личности нового императора. Единственное, в
чем они его упрекнули, так это в том, что он короно-
вался в Вене и в Будапеште, а не в Праге.

Вид Дюссельдорфа. Гравюра середины XIX в.

Когда 27 октября франкфуртский парламент прого-


лосовал за первый проект конституции, Австрия его
не приняла, считая, что сохранение за ней статуса
унитарного государства является необходимостью
как для Германии, так и для Европы. В марте 1849
года Австрия получила «дарованную» конституцию,
став неделимой конституционной монархией, где все
национальности обладают равными правами. Фри-
дрих Вильгельм IV, со своей стороны, также даро-
вал Пруссии конституцию, предусматривавшую нали-
чие парламента с двумя палатами – палатой господ и
палатой представителей, – не обладавшего исполни-
тельной властью.
На заседании Франкфуртского национального со-
брания 28 марта 1849 года окончательно восторже-
ствовали сторонники «маленькой Германии». Собра-
ние желало видеть во главе германского государства
императора, чья власть должна передаваться по на-
следству, а рядом с ним – рейхстаг, то есть парла-
мент, состоящий из двух палат: палаты сословий и
народной ассамблеи. Императором был избран прус-
ский король Фридрих Вильгельм (290 голосов против
248). В имперской конституции были перечислены ос-
новные права народа Германии: личная свобода, сво-
бода печати, свобода собраний; отделение церкви от
государства; упразднение дворянских титулов. Герма-
ния вот-вот могла объединиться под властью Гоген-
цоллернов, но Фридрих Вильгельм отказался прини-
мать императорскую корону из рук «революционного»
парламента. Он хотел получить ее от германских кня-
зей. Однако о согласии на это одного из них – австрий-
ского императора – не могло быть и речи. Симсону и
возглавляемой им депутации, явившейся к прусскому
королю с предложением принять императорскую ко-
рону, был оказан оскорбительный прием.
Этот отказ стал концом Франкфуртского собрания.
Государства отказывались применять у себя вырабо-
танную им конституцию. Пруссия и Австрия отозва-
ли своих представителей. Урезанный до четырехсот
членов парламент прозаседал еще какое-то время в
Штутгарте и был распущен. Таким образом, объеди-
нить Германию не удалось. Пруссия попыталась со-
здать неполный союз – без Австрии. Но Австрия вос-
противилась этому, сформировав бундестаг, так что в
течение какого-то времени у Германского союза ока-
залось два правительства, ни одно из которых не
было признано всеми государствами-членами: колле-
гия князей, управлявшая Пруссией, и бундестаг, осу-
ществлявший правление в Австрии.
В 1850 году между Пруссией и Австрией чуть не
вспыхнула война из-за конфликта между курфюрстом
Гессенским и его парламентом, в котором Австрия
поддержала курфюрста, а Пруссия приняла сторону
парламента.
Но русский император Николай I выступил в под-
держку Австрии, осудив либерализм, хотя и весьма
осторожный, Фридриха Вильгельма. Прусский король
не мог противостоять одновременно и Австрии, и Рос-
сии. В городе Ольмюц между Австрией и Пруссией
было подписано соглашение (которое в Пруссии на-
звали «Ольмюцким унижением»), согласно которому
Пруссия устранялась от вмешательства в дела Гессе-
на, отказывалась от создания неполного Германско-
го союза и обязалась не поддерживать гольштейнских
повстанцев.
Памятник Вильгельму I во Франкфурте-на-Май-
не. Существовал до 1940. Фотография начала XX в.

Проблема Шлезвиг-Гольштейна существовала с


1848 года. Это герцогство было вассалом датского ко-
роля, но пользовалось автономией, которую Кристиан
VIII, как абсолютный монарх, стремился уничтожить.
Его сын Фредерик VII, сменивший отца на датском
престоле, в 1849 году изменил конституцию, сделав
ее единой для всех своих владений. Герцогства вос-
противились этому, желая остаться в Германском со-
юзе, и были в 1850 году разбиты. В январе 1851 года
Гольштейн капитулировал и в течение года был окку-
пирован Австрией. 8 мая 1852 года европейские дер-
жавы собрались в Лондоне на конференцию, где бы-
ло решено, что после смерти бездетного короля оба
герцогства перейдут во владение будущего короля
Дании, принца Кристиана Шлезвиг-Гольштейн-Зон-
дербург-Глюксбургского, хотя по их же собственно-
му закону о престолонаследии они должны были пе-
рейти герцогу Кристиану Шлезвиг-Гольштейн-Зондер-
бург-Августенбургскому. Тот получил компенсацию, и
в 1863 году на датский трон взошел Кристиан IX, ко-
торый стал править герцогствами.
Таким образом, незадолго до революционных со-
бытий 1848 года Германский союз претерпел изме-
нения. Три года потрясений, мятежей, конгрессов не
принесли ничего нового. Объединение Германии по-
прежнему стояло на повестке дня. Но кто им займет-
ся? Австрия? Она не сможет возглавить его, не испор-
тив отношений с Германией. Пруссия? Против этого
выступала Австрия, да и многие из германских пат-
риотов не захотели бы единства, полученного ценой
братоубийственной войны. Южной Германии австрий-
цы были ближе, чем пруссаки. За провалом Франк-
фуртского собрания и «неполного сюза» с радостью
наблюдал молодой помещик из Померании Отто фон
Бисмарк. Сам он мечтал о владычестве Пруссии – и
только Пруссии – и прусского короля, без всяких со-
браний и парламентов.
«Железом и кровью»
Бисмарк и Австрия
Процесс слияния воедино множества мелких госу-
дарств, составлявших Германию, запустил Наполеон
I; закончить эту операцию предстояло его племяннику
Наполеону III. Большинство народов Германии жела-
ли объединения. Но каким образом это сделать? По-
средством свободной конфедерации или федераль-
ного парламента? Безраздельной власти Пруссии?
Или Австрии? Плебисцит наверняка не одобрил бы
прусского господства, добытого ценой войны с Ав-
стрией. Такая политика была по плечу только совер-
шенно бессовестному правительству, действующему
вопреки общественному мнению. В лице Бисмарка
Пруссия нашла правителя циничного, гениального,
обаятельного и при этом реалиста. Этому померан-
скому юнкеру суждено было осуществить объедине-
ние Германии. И французский император оказал ему
в этом деле неоценимую и невольную помощь.
У Наполеона III было увлечение: национальная по-
литика. Ришельё в свое время хотел, чтобы сплочен-
ную Францию окружали раздробленные соседи. На-
полеон же положил немало сил для объединения сна-
чала Италии, потом Германии. В 1859 году, будучи со-
юзником короля Сардинии Виктора Эммануила II, он
ввязался в войну с Австрией. В результате на свет
появилось Итальянское королевство. Однако дело не
было доведено до конца. После всех своих побед На-
полеон пошел на сближение с австрийским императо-
ром Францем Иосифом и, к ярости итальянского пре-
мьер-министра Кавура, подписал компромиссный до-
говор. Наполеон опасался, что, пока французская ар-
мия будет находиться в Италии, Пруссия, не пришед-
шая на помощь Австрии, нападет на Францию в райо-
не Рейна. Такая опасность действительно существо-
вала, но его политика сближения с Австрией отврати-
ла от Франции Италию.
Отто фон Бисмарк. 1862
Отто фон Бисмарк (1815–1898) принадлежал к дво-
рянской семье из Северной марки, чья история восхо-
дила к XIII веку и которая получила дворянство в 1345
году вместе с земельным наделом. Выдающийся госу-
дарственный муж стал сначала прусским графом фон
Бисмарк-Шёнхаузеном (16 сентября 1865 года), затем
прусским князем фон Бисмарком (21 марта 1871 го-
да) и при этом «светлейшим» – наименование, кото-
рое дается главе рода. Позже Вильгельм II пожаловал
ему персональный титул герцога Лауэнбургского.

В Пруссии за перестановкой фигур на европейской


шахматной доске с надеждой наблюдал один чело-
век. Это был Бисмарк. С 1861 года он был самым вли-
ятельным советником нового прусского короля, Виль-
гельма I, сделавшего его в 1862 году премьер-мини-
стром и министром иностранных дел. Бисмарк играл
в открытую, заявляя о своей враждебности по отно-
шению к либеральным парламентариям: «Не речами
и решениями большинства будут разрешены глав-
ные вопросы современности, а железом и кровью».
Для него не существовало ничего, кроме интересов
Пруссии. А поскольку Австрия давно соперничала с
Пруссией, он желал ее ослабления. Для укрепления
Пруссии ему нужна была война – войны. Чья сила, то-
го и право. Главное – чтобы армия была сильная, а
правота – это не так важно. Не обращая внимания на
общественное мнение, на парламент, Бисмарк вместе
с начальником Генерального штаба Хельмутом фон
Мольтке и военным министром Эмилем фон Рооном
готовит новый военный закон, который позволит ему в
трехнедельный срок поставить под ружье пятьсот ты-
сяч человек – самую мощную армию в Европе.
Не будь Бисмарка, Германия, может, и стала бы то-
гда либеральной страной. Король Вильгельм I был го-
тов отречься от престола. Однако Бисмарк, напере-
кор всему, продолжал настаивать, что армия – это
святое, что она не может зависеть от голосования в
парламентской ассамблее, которая не должна вме-
шиваться во внешнюю политику государства и сме-
щать правительства. Этой доктрине яростно воспро-
тивились либералы при поддержке кронпринца, же-
натого на старшей дочери королевы Виктории, и уни-
верситетских кругов, выступавших за ведение полити-
ки в английском духе. Но Пруссия – не Англия. Более
феодальная, более милитаризованная, она была го-
това взвалить на себя честолюбивую бисмарковскую
политику. Поражение немецких либералов в 1862 го-
ду ознаменовало собой начало упадка западной ци-
вилизации и постепенное превращение Европы в со-
вокупность военных лагерей.
Император Вильгельм I. Фотография Райхарда и
Линднера. 1884

Для того чтобы массы приняли эту жесткую систе-


му, нужны были победы, а значит – войны. Бисмарк
развязал целых три, одна серьезнее другой. Для то-
го, кто хочет подраться, всегда найдется подходящая
потасовка. Проблема герцогств Шлезвиг и Гольштейн
относилась к тому роду спорных пограничных вопро-
сов, для которых не существует идеального решения.
На них заявляли свои права Дания и Германский со-
юз. Австрия с Пруссией были против присоединения
их к Дании. Та же готова была удовольствоваться од-
ним Шлезвигом, где часть населения говорила по-дат-
ски, а Гольштейну предлагала дать независимость.
Однако при одной мысли о разделе герцогств вся Гер-
мания возопила от ужаса, а Франкфуртское собрание
поддержало герцога Августенбургского в качестве их
суверенного правителя, невзирая на Лондонский до-
говор, предоставивший его отцу компенсацию за от-
каз от престола. Бисмарку, стремившемуся заполу-
чить новые территории для своего господина, прус-
ского короля, а не для молодого герцога с либераль-
ными взглядами, до всего этого не было никакого де-
ла.
Покушение на Бисмарка 8 мая 1866 г. Иллюстра-
ция из юбилейного сборника, посвященного Бисмар-
ку. 1915

Дания была захвачена и в 1864 году, по Венско-


му мирному договору, вынуждена уступить оба гер-
цогства и Лауэнбург в придачу Пруссии и Австрии
в совместное владение. Однако такой кондоминиум
не был жизнеспособен. В 1865 году в Гастайне бы-
ло условлено, что Австрия будет управлять Гольштей-
ном, Пруссия – Шлезвигом, а Лауэнбург перейдет в ис-
ключительную собственность Пруссии. Это была пер-
вая добыча Бисмарка. Но ему хотелось большего, он
жаждал войны с Австрией. Прежде всего надо было
изолировать ее политически. Проще простого. Под-
держкой России Пруссия заручилась еще тогда, когда
Бисмарк занял нейтральную позицию в «польском во-
просе». Наступательно-оборонительный союз с Ита-
лией был заключен благодаря обещанию вернуть ей
Венето. Что касается Наполеона III, ему достаточно
было намекнуть (на словах – не письменно) о возмож-
ных компенсациях – например, в виде прирейнских
земель или Бельгии (а вот об этом его самого выну-
дили написать, что впоследствии дало возможность
переполошить Англию и королеву Викторию, всегда
горячо встававшую на защиту своего дядюшки Лео-
польда).
Напрасно Австрия пыталась с 1863 года восстано-
вить «великую Германию»; Пруссии нужна была «Гер-
мания маленькая» – своя собственная, без Австрии.
«Нет такого народа – германского! – писал Бисмарк
в 1865 году. – Цель нашей политики – вобрать Герма-
нию внутрь Пруссии и таким образом сделать Прус-
сию Германией». Его государь Вильгельм I пребы-
вал в нерешительности, считая войну против Австрии
братоубийственной. Семья умоляла его не слушать
«злого гения Пруссии». Все германские государства
были против войны. Ее желал один Бисмарк, человек
с железной волей. «Я подвел коня к краю рва, – гово-
рил он о своем короле, – теперь он должен прыгнуть!»
Мольтке и Роон были с ним согласны. Более удачного
момента не найти: мобилизация в Пруссии проходит в
два раза быстрее, чем в Австрии; прусское вооруже-
ние – лучшее в мире; строительство железной дороги
завершено; Наполеон III ввязался в глупейшую вой-
ну в Мексике. Вооруженная старыми шомпольными
ружьями и не имеющая союзников Австрия, сознавая
свою слабость, решает вынести свой спор с Прусси-
ей относительно управления герцогствами Шлезвиг и
Гольштейн на рассмотрение бундестага и требует ча-
стичной мобилизации союзной армии. Пруссия усмат-
ривает в этом предложении нарушение Гастайнско-
го договора и вводит в Гольштейн войска. Братоубий-
ственная война началась.
Памятник императору Вильгельму I в Кёльне. Фо-
тография конца XIX – начала XX в.

Сражение у Находского замка 27 июня 1866 г. Ри-


сунок Карла Рехлина-младшего

Позже Мольтке скажет: «Война 1866 года состоя-


лась не из-за угрозы существованию Пруссии, не по
воле народа. Эта война была давно задумана и зара-
нее подготовлена, правительство сочло ее необходи-
мой не для завоевания территорий, а для обеспече-
ния прусской гегемонии в Германии…» Честно сказа-
но. Война продлилась всего шесть недель. Австрии
пришлось сражаться на два фронта: против Пруссии
и против Италии. Северогерманские государства вы-
ступили на стороне Пруссии, большинство южногер-
манских – на стороне Австрии. Эта короткая воен-
ная кампания показала искусство прусского Геншта-
ба, умело использовавшего железные дороги в воен-
ных целях и действовавшего с особой точностью. Ре-
шающее сражение состоялось при деревне Садова
(Кёниггрец) 3 июля 1866 года. Оно было нелегким, но
завершилось полной победой.
Прусские военачальники – участники битвы при
Кёниггреце (сверху вниз: Отто фон Бисмарк, гене-
рал Фогель фон Фалькенштейн, генерал Карл Фри-
дрих фон Штейнмец, Альбрехт фон Роон, генерал
фон Флис, генерал фон Биттенфельд). 1866

Путь на Вену был открыт. Одно время Бисмарк опа-


сался, что Наполеон III ударит на Рейне, как посту-
пил бы он сам на его месте. Однако император мед-
лил, позволив убаюкать себя обещаниями, и в кон-
це концов предложил свое посредничество. Мудрый
Бисмарк понимал, что мирный договор не должен
быть слишком суровым. Ему не нужны были австрий-
ские земли. Если бы Австрия отказалась от участия в
едином германском государстве, оставила бы герцог-
ства, ратифицировала создание Северогерманского
союза, он был бы вполне этим удовлетворен. Южная
Германия, если бы захотела, могла бы присоединить-
ся к союзу позже; никто не стал бы упрекать ее в под-
держке Австрии. Такая умеренная позиция оправда-
ла себя. В том же году Бавария, Вюртемберг и Вели-
кое герцогство Баденское подписали с Пруссией во-
енные соглашения. 12 февраля 1867 года состоялись
прямые выборы в рейхстаг, создание которого было
предусмотрено конституцией. Первым канцлером Се-
веро-Германского союза (бундесканцлером) стал От-
то фон Бисмарк. Австрия тем временем зализывала
раны и упорно трудилась над созданием двойной –
австро-венгерской – монархии.
Бисмарк и Франция
Следующей целью Бисмарка было расширение
единой Германии за счет присоединения южногер-
манских государств. Быстрее всего этого можно бы-
ло добиться посредством войны с Францией. Одна-
ко войну эту должна была объявить Франция, чтобы
вступил в силу пункт военных соглашений с Югом,
касающийся обороны. К сожалению, во Франции на-
шлись министры, имевшие глупость броситься очертя
голову на красную тряпку, которой Бисмарк принялся
«дразнить галльского быка». Сам Наполеон III войны
не хотел. Он страдал болезнью мочевого пузыря, му-
чился болями, да и вообще был скорее мечтателем и
фантазером, чем завоевателем. К тому же демокра-
тическая оппозиция во Франции, выступавшая про-
тив его авторитарного режима, доставляла императо-
ру все больше хлопот. Впрочем, Бисмарк пообещал
«закрыть его счет». Однако патриотически настроен-
ное окружение императора было обеспокоено паде-
нием престижа Второй империи. Императрица – гор-
дая испанка – все время толкала мужа на крайние ме-
ры. Партия для Бисмарка складывалась замечатель-
ная, оставалось только найти повод.
Повод подала испанская королева Изабелла II, ли-
шившаяся короны в результате государственного пе-
реворота. Испанский трон освободился. А что, если
посадить на него немца? Бисмарк предлагает кан-
дидатуру принца Леопольда Гогенцоллерн-Зигмарин-
гена, даже не обсудив ее предварительно со сво-
им королем. Французский император так и подпрыг-
нул: «Гогенцоллерн на испанском троне – смертель-
ная опасность для Франции. Этого нельзя допустить!»
Король Вильгельм I и кронпринц, пораженные этим
«громом среди ясного неба», высказываются против
любого из своих родственников в качестве кандида-
та на испанский трон. Но Бисмарк с министрами, на-
оборот, всячески содействуют продвижению принца.
Неужели война? Вне всякого сомнения: война нужна
им и они к ней готовы. До сего момента Франция дей-
ствует вполне обоснованно: она не может допустить
восстановления империи Карла Пятого. Однако ми-
нистр иностранных дел Грамон в своих выступлени-
ях допускает ненужную резкость, и вот уже в Париже
слышны шовинистические отклики. Вильгельм I, кото-
рый с самого начала был против войны, добивается
отзыва кандидатуры Гогенцоллерна. «Мир!» – сказал
французский премьер-министр Эмиль Оливье депу-
тату Адольфу Тьеру. «Вот и успокойтесь теперь», –
ответил тот.
Левенбург – замок курфюрста Вильгельма I в Кас-
селе. Построен в XIX в. Фотография конца XIX – на-
чала XX в.

К сожалению, никто не успокоился. Герцог Грамон


через французского посла Винсента Бенедетти по-
требовал у прусского короля, находившегося в те дни
на водах в Бад-Эмсе, чтобы тот гарантировал, что
принц Леопольд впредь никогда не переменит свое-
го решения. Старый король, которому все это уже по-
рядком надоело, велел передать послу, что принц за-
явил о своем окончательном отказе от престола и что
ему, Вильгельму I, нечего больше сказать Бенедетти.
Тон ответа был вполне умеренный, однако Бисмарк,
прежде чем отправить его в газеты, взял карандаш
и сделал несколько купюр, после которых текст при-
обрел столь воинственное звучание, что должен был
быть воспринят во Франции как провокация. «Очень
важно, чтобы именно мы подверглись нападению. И
в этом нам помогут галльское тщеславие и обидчи-
вость».
Студенты-ополченцы отправляются на баррика-
ды. Рисунок Фреда Барнарда из журнала «Illustrated
London News». 1870

Так что же, «Эмсская депеша» в том виде, в каком


ее опубликовал Бисмарк, была фальшивкой? Он ни-
чего не прибавил, только вычеркнул все то, что смяг-
чало отказ и делало его приемлемым. То есть искус-
но перекроил текст. В том, что это было сделано спе-
циально, сомнений нет. Он сознательно развязал вой-
ну и сделал это таким образом, чтобы против Фран-
ции выступили и южногерманские государства, вклю-
чая Баварию, и английские газеты. Австрия после бит-
вы при Садове не могла простить Наполеону III его
невмешательство. Италия была оскорблена безого-
ворочной поддержкой, которую император оказывал
Папской области. Франция оказалась в изоляции, в то
время как «малая Германия» вступала в войну спло-
ченной. Шедевр дипломатии.
Осада Парижа: батарея на холмах Монмартра.
Фотография Огюста Брюно Браке. 1870–1871

Германская армия превосходила французскую и


численностью, и вооружениями, и стратегией. Мольт-
ке тщательно подготовился к кампании. Наполеон же
и маршал Базен показали всю свою некомпетент-
ность. Базен позволил блокировать стосемидесяти-
тысячную армию в укрепленном лагере в районе Ме-
ца. Император, находившийся в армии Мак-Магона
в Шалоне, воспротивился отступлению, на котором
мудро настаивал военачальник, попал в окружение в
Седане и сдался в плен, после чего был заключен в
замке Вильгельмсхёэ.
Четвертого сентября во Франции была провозгла-
шена республика. Нация защищалась лучше, чем им-
ператор. Пока немцы осаждали Париж, Гамбетта́ вы-
брался из него на воздушном шаре и наскоро ско-
лотил в провинции армию, которая даже одержала
несколько побед. Но они ничего не решали. Несмот-
ря на голод, Париж продержался до 28 января 1871
года. Собравшееся в Бордо Национальное собрание
назначает главой правительства Тьера и наделяет его
полномочиями для ведения переговоров. Девятисот-
тысячная германская армия оккупировала бóльшую
часть территории Франции.

Бегство Гамбетта из Парижа на воздушном шаре


7 октября 1870 г. работы Жюля Дидье, Жака Гийо.
1872

Вход прусской армии в Париж. Карикатура неиз-


вестного художника. 1871

Условия мира были невероятно тяжелы: выплата


контрибуции в сумме пяти миллиардов франков золо-
том, присоединение Эльзаса, за исключением Бель-
фора, и части Лотарингии к Германскому союзу, пре-
образованному в Германскую империю во главе с
Вильгельмом I, который был провозглашен герман-
ским императором (а не императором Германии) в
Зеркальной галерее Версаля. При этом южные кня-
жества, включая Баварию, согласились с передачей
имперской короны Гогенцоллернам. Споры в Мюнхе-
не, столице католического королевства, были особен-
но горячи, и перевес составил всего два голоса. Но
голосование состоялось. Отныне король Пруссии ста-
новился верховным главнокомандующим всеми гер-
манскими армиями, а Берлин – столицей Германской
империи (Deutsches Reich), или Второго рейха. Огля-
дываясь на путь, пройденный с тех, совсем недале-
ких времен, когда раздробленная Германия была лег-
кой добычей для любого завоевателя, до сегодняшне-
го дня, когда единая Германия стала господствовать
на Европейском континенте, многие немцы утверди-
лись в мысли, что принадлежат к поистине избранно-
му народу. Три победоносные, с легкостью выигран-
ные войны вселили в них непомерную самоуверен-
ность и душевный подъем. Некоторые считали, что
страну ждет еще более великая будущность. Киль-
ский канал открывал им путь к океанским просторам.
Победа 1870 года принесла отравленный плод в виде
восторженного национализма.
Бисмарк и политические партии
Бисмарку предстоит еще двадцать лет править Гер-
манией. Он не хочет больше войн. Он вел их ради
создания империи. Теперь империя создана, лев на-
сытился и может отдохнуть. Но мир, которого он хо-
чет теперь, он понимает по-львиному: «Всегда насто-
роже, при малейшей тревоге он издает тихий рык,
повергающий Европу в трепет. Новый военный за-
кон во Франции, перемещение войск в России, ка-
кой-то пограничный инцидент – и вот он уже расто-
чает угрозы, подключает прессу, рассылает повсюду
возмущенные ноты» (Бенжамен Валлоттон). Он боит-
ся, как бы Франция не захотела реванша. Она уже
выплатила – досрочно – пять миллиардов и не сни-
мает траура по Эльзасу и Лотарингии, аннексию ко-
торых Бисмарк, впрочем, не одобрил. Что касается
Австрии, новый император протянул ей руку, и та ее
приняла. В Италии поражение Наполеона III позволи-
ло королю Виктору Эммануилу занять наконец свое
место в Риме, где он теперь и будет пребывать. Для
Папской области это конец. От светской власти у па-
пы останутся только его прерогативы, а также Вати-
кан, собор Святого Петра и Латеранский холм. На про-
тяжении более тысячи лет Священная Римская им-
перия, будучи католической державой, не раз вступа-
ла в конфликт со Святым престолом, но никогда не
оспаривала его законных прав. Второй рейх, держа-
ва военная и протестантская, восстает против любого
упоминания Ватиканом о его власти. В 1864 году па-
па Пий IX (понт. 1846–1878) издал энциклику Quanta
cura17, в которой потребовал абсолютного подчинения
государства и науки Церкви; в 1869-м Ватиканский со-
бор провозгласил непогрешимость папы и его сужде-
ний по вопросам учения и морали, произнесенным ex
cathedra. Такое положение дел беспокоило не только
Бисмарка, опасавшегося усиления ультрамонтанских
настроений среди немецких католиков (весьма мно-
гочисленных, надо сказать), но и католическую Ав-
стрию, которая даже денонсировала конкордат 1855
года. По правде говоря, все эти опасения происходи-
ли от ошибочного толкования папской непогрешимо-
сти. Но они были.

17
Энциклика «Quanta cura» также осудила нарушение свободы сове-
сти.
Бисмарк на посту канцлера Германии. 1871

Партия католического центра пользовалась в


рейхстаге большим влиянием, и Бисмарк, успеш-
но справившийся с объединением на уровне госу-
дарств, решил осуществить то же самое на партий-
ном уровне. Если после одержанных ею побед Гер-
мания представала перед зарубежными государства-
ми несокрушимым монолитом, внутри ее все еще
сохранялись основания для раскола. Кроме непри-
миримых (датчан, поляков, жителей Эльзаса и Ло-
тарингии), оппозицию справа составляли консерва-
тивные аграрии, прусские «юнкеры» (помещики), счи-
тавшие, что Бисмарк пренебрегает их интересами.
Более либеральное крыло Свободно-консервативной
партии (Reichspartei) Бисмарка поддерживало, равно
как и Национал-либеральная партия – партия круп-
ных дельцов, сторонников свободной торговли и ан-
глийских идей. Позже, насмотревшись на злоупотреб-
ления, допускавшиеся при неограниченной свобо-
де торговли, Бисмарк стал придерживаться политики
протекционизма – то есть защиты внутреннего рын-
ка от иностранной конкуренции, что оттолкнуло от
него либералов. Что касается Социал-демократиче-
ской рабочей партии, сначала она была очень сла-
бой, но по мере развития промышленности постоян-
но росла и укрепляла свои позиции. В основе ее ле-
жали две тенденции: революционный социализм Кар-
ла Маркса (его «Капитал» был опубликован в 1867 го-
ду) и реформистский социализм Фердинанда Ласса-
ля. Крупнейшими представителями партии во време-
на Бисмарка были Август Бебель и Вильгельм Либк-
нехт. В 1878 году в связи с покушением на императо-
ра были приняты антисоциалистические законы, ко-
торые оставались в силе до 1890 года, что не поме-
шало фракции социал-демократов в рейхстаге увели-
читься с девяти человек до тридцати пяти.
Площадь Бель-Альянс в Берлине. Фотография
конца XIX – начала XX в.

Мост Фридриха и Биржа, Берлин. Фотография


конца XIX – начала XX в.

Против Партии католического центра и против са-


мой Церкви Бисмарк вел жесткую борьбу, получив-
шую название «Культуркампф» («борьба за культу-
ру»). Партия, с которой он боролся, была сильна
и пользовалась широкой поддержкой населения –
от аристократов и крестьян-католиков южных обла-
стей до католического пролетариата Рурской области.
Бисмарк ненавидел ее – отчасти потому, что непри-
миримость Церкви в отношении протестантов нано-
сила ущерб единству рейха, отчасти потому, что эта
ультрамонтанская партия противопоставляла немец-
кой культуре римский дух, и, кроме того, он считал, что
«самые религиозные страны больше всех подверже-
ны революциям».
Вильгельм Либкнехт. Фотография конца XIX в.
Этот социалист родился в Гисене (1826), а умер в
Шарлоттенбурге (1900). Он был участником всех со-
циалистических движений начиная с 1848 года. Бу-
дучи депутатом рейхстага, он выступал против аннек-
сии Эльзаса и Лотарингии, объединил и организовал
Социал-демократическую партию Германии и весьма
удачно полемизировал с Бисмарком.

В 1871 году в Уголовном кодексе появляется но-


вый параграф, предусматривающий тюремное заклю-
чение в наказание «духовным лицам» (священни-
кам), которые «злоупотребляют своими полномочия-
ми в ущерб общественному порядку». В 1872-м за-
прещено участие в общественном образовании чле-
нам религиозных орденов, надзор за общественны-
ми и частными учебными заведениями переходит в
руки правительства, иезуиты поставлены вне закона
(такое положение дел сохранится до 1917 года). В
1873, 1874 и 1875 годах в результате принятия так на-
зываемых майских законов гражданский брак объяв-
лен обязательным, установлен контроль государства
за подготовкой священников, непокорные были изгна-
ны, закрыто большое количество монастырей. Мно-
гие епископы и священники попали за решетку, ситу-
ация стала невыносимой. В феврале 1875 года па-
па Пий IX выпускает новую энциклику, направленную
против Пруссии. В ответ Бисмарк поклялся, что в Ка-
носсу на поклон не пойдет, и подчеркнул, что сложив-
шаяся ситуация – это лишь очередной акт драмати-
ческой борьбы, которая уже не первое столетие идет
между государством и Церковью.

Рейхстаг, Берлин. Фотография конца XIX в.

Железный канцлер был слишком умен, чтобы не


признать своей ошибки. Он начал битву, которую не
мог не проиграть. Верующие продолжали верить, а
значит, Церковь по-прежнему сохраняла свое могу-
щество. Даже лютеран обеспокоили ограничения сво-
боды вероисповедания, которые в один прекрасный
день могли коснуться и их. Кроме того, в рейхста-
ге, где позиции либералов постепенно ослабевали,
Бисмарку для борьбы с крепнущей социал-демокра-
тией безотлагательно требовалась поддержка Цен-
тра. Еще в 1876 году он хотел сближения. Но непри-
миримый папа Пий IX требовал невозможного – но-
вой Каноссы. Избрание в 1878 году более сговорчи-
вого и более прагматичного Льва XIII позволило на-
чать переговоры. Мало-помалу «майские законы» бы-
ли отменены, от них остались лишь регистрация актов
гражданского состояния, надзор за светскими учеб-
ными заведениями и обязательность гражданского
брака.
Партия католического центра стала правитель-
ственной.
Август Бебель. 1898
Еще один германский социалист (1840–1913); он
приспособил марксистскую теорию к практике рабо-
чего движения. Как депутат, он выступил против вой-
ны с Францией и вместе с Либкнехтом выразил про-
тест против аннексии французских провинций. В 1872
году он попадет в тюрьму по обвинению в измене и
республиканских настроениях.

Что касается социал-демократов, то канцлер был


слишком стар, чтобы понять, чем может обернуться
эта партия в будущем. Крупный землевладелец, фео-
дал старой формации, получивший от Вильгельма I, в
дополнение к своим титулам, титул графа, а затем и
прусского князя, он не знал рабочего класса и не ис-
пытывал к нему ни малейшей симпатии. Меры, при-
нимаемые им против социалистов, лишь увеличива-
ли количество отдававшихся за них голосов. Огром-
ные успехи германской промышленности, вышедшей
за пятнадцать лет на первое место в Европе, сопро-
вождались формированием социалистических и хри-
стианских профсоюзов. Реформы были просто необ-
ходимы. Бисмарк составил проект социального зако-
нодательства, ставшего образцом для всей Европы:
страховые кассы на случай болезни (1883), несчаст-
ного случая (1884), пенсионные кассы для стариков и
инвалидов (1889). Эти новые меры были весьма по-
хвальны, но их было недостаточно, чтобы победить
или хотя бы обезоружить социал-демократов. Либе-
ралы сражались с ними в рейхстаге во имя свободы
торговли. Тем не менее следует заметить, что Гер-
мания была первой страной, разработавшей хотя бы
вчерне систему социального страхования.
Внешняя политика
В области внешней политики канцлер уделял осо-
бое внимание возобновлению и укреплению связей
с Австрией – восточным бастионом Германии. Ми-
нистр иностранных дел его императорского и коро-
левского величества граф Андраши не желал дей-
ствовать по указке «маленькой Германии» и с боль-
шой осторожностью шел на альянс трех императо-
ров (Dreikaiserbund), где гарантом ему могла бы по-
служить Россия. Это более чем устраивало Бисмар-
ка, больше всего боявшегося заключения союза меж-
ду Францией и Россией и опасавшегося, что ему не
удастся сохранить одновременно дружественные от-
ношения и с Россией, и с Австрией, выступавшими на
Балканах соперницами. В 1872 году в Берлине, а за-
тем в 1873-м в Вене три императора (Франц Иосиф,
Александр II и Вильгельм I) провели встречи, на кото-
рых обсудили некоторые отвлеченные принципы мо-
наршей солидарности. К 1875 году обеспокоенный
слишком быстрым возрождением Франции Мольтке
заговорил о превентивной войне. Александр II и его
министр иностранных дел князь Горчаков обратились
к Берлину за разъяснениями, и канцлер заверил их,
что у него и мысли такой не было, что, возможно, бы-
ло правдой.

Набор коренного населения в армию в немецкой


колонии в Того. Около 1914
Нахтигаль поднял германский флаг над Того в июле
1884 года, а потеряна эта колония была в самом на-
чале войны, в 1914 году.

Русско-турецкая война и обсуждение условий мира


привели к созыву в Берлине конгресса великих дер-
жав, на котором бал правили Бисмарк и Дизраэли. По-
следний добился для Британии Кипра, в то время как
Бисмарк подогревал африканские амбиции Франции
(Тунис), чтобы вынудить ее действовать за пределами
Европы и одновременно поссорить с Англией. Обес-
покоенность Австрии действиями русских на Балка-
нах привела к заключению Австро-германского союза
(1879), к которому в 1882 году присоединилась Ита-
лия. В этом альянсе с Австрией, подписанном против
России и вне ее ведома, крылись ростки будущих сла-
вяно-балканских конфликтов, но Бисмарком двигало
страстное желание избежать такой войны, которая по-
ставила бы Германию перед опасным выбором. «Все
Балканы с Константинополем вместе не стоят костей
одного померанского гренадера».
Что касается колониальной политики, то Германия,
самая молодая из великих держав, тут явно отста-
вала. В 1882 году было основано Немецкое колони-
альное общество. В 1884-м рейх установил свой про-
текторат над землями в Юго-Западной Африке (Ка-
мерун и Того), приобретенными бременским коммер-
сантом Людерицем. В 1885 году Общество за немец-
кую колонизацию получает право на использование
территорий, приобретенных на востоке Африканского
континента доктором Карлом Петерсом. В том же го-
ду Бисмарк провел с Великобританией переговоры на
тему взаимных интересов обеих стран на западе Аф-
рики. Однако Германия не слишком сильно страдала
от занимаемого ею далеко не первого места среди ко-
лониальных держав – момент еще не настал. Еще в
1890 году она уступила Англии права на султанат Зан-
зибар против стратегически важного острова Гельго-
ланд, расположенного неподалеку от ее северомор-
ского побережья. Согласившийся на эту уступку бри-
танский министр явно и не подозревал, где находится
этот остров.
Новые императоры
Железный канцлер остается у руля до самого 1890
года. Он все так же непобедим? Не совсем. Теперь, на
склоне лет, Бисмарк видит слабые стороны полити-
ки силы. Франция, Россия, Великобритания – всё вну-
шает ему беспокойство. В 1887 и 1888 годах он об-
ращается в рейхстаг за новыми военными кредитами.
«Мы, немцы, не боимся никого, кроме Бога», – заяв-
ляет он, призывая иностранные державы воздержать-
ся от угроз в адрес Германии. Заключая договоры о
страховке и перестраховке, он не колеблясь идет на
откровенный обман. Тем не менее следует признать,
что, пока Бисмарк был у власти, ему удавалось избе-
гать новых войн и трех главных опасностей, которые с
его уходом нависнут над его детищем. Это соперниче-
ство с Англией на море, военный союз между Франци-
ей и Россией и конфликт между русскими и австрий-
цами.
Порт Гамбурга в конце XIX в.
Эта фотография относится к 1890-м годам. Откры-
тый порт был построен в 1888-м.

С другой стороны, Германия добилась потрясаю-


щих успехов в промышленности, на оснащение кото-
рой пошла выплаченная Францией военная контрибу-
ция. С невиданной скоростью растут немецкие шах-
ты, заводы, лаборатории. Торговый флот становится
одним из мощнейших в мире. В результате плодотвор-
ного сотрудничества ученых и промышленников со-
здается уникальная химическая индустрия. На смену
старой элите ганзейских и прирейнских городов при-
ходит плутократия в лице промышленных магнатов,
банкиров и крупных коммерсантов, с которыми слива-
ется и старая землевладельческая аристократия.
В 1888 году кайзеру Вильгельму I перевалило за
девяносто лет. Он был серьезно болен, как и его
сын и наследник кронпринц Фридрих, страдавший ра-
ком гортани и безуспешно лечившийся в Сан-Ремо.
Бисмарк видел, что одно царствование заканчивает-
ся, а другое будет очень коротким и что следующим
государем станет внук кайзера, странный и самона-
деянный принц Вильгельм. Тем не менее канцлер не
сомневался, что останется у власти. «Они не посме-
ют», – говорил он, как когда-то Дантон. Вильгельм I
мирно почил, перед смертью наказав внуку никогда
не ссориться с русским царем. Новый кайзер Фридрих
III был либералом, враждебно относился к политике,
опиравшейся на «железо и кровь», и считал антисе-
митизм «позором нашего века». Отправлять Бисмар-
ка в отставку он не стал, а обнял его и объявил, что
страна не может без него обойтись. Фридрих умер,
процарствовав девяносто девять дней. Его преемни-
ком стал его двадцатидевятилетний сын, взошедший
на трон под именем Вильгельма II.
Балансирующая Германия. Карикатура Томаса
Теодора Гейне на обложке журнала «Симплицисси-
мус». 1898
Рост военной мощи Германии, ее дальневосточные
аппетиты, а также в какую цену это может обойтись –
вот на что намекает этот рисунок одного из главных
карикатуристов знаменитого сатирического журнала
«Симплициссимус». Баварский лев выглядит здесь не
слишком счастливым, а Бисмарк (который умрет 30
июля 1898 года) посажен в клетку: его символизируют
три дубовых листка – такие же, как у него на гербе.
Мюнхенский журнал, основанный в 1896 году, высме-
ивал милитаризм и клерикализм, за что не раз при-
влекался к суду по обвинению в «оскорблении вели-
чества».
Императоры Вильгельм I (наверху), Фридрих III
(в центре слева), Вильгельм II (в центре справа) и
юный кронпринц Вильгельм. 1890-е

Молодой государь, исполненный опасной самоуве-


ренности, не желал терпеть над собой опеки вечного
канцлера, этого «ментора, полученного им по наслед-
ству». Он говорил: «Пусть старик еще попыхтит пол-
года, а потом царствовать буду я…» Бисмарк хорошо
знал своего нового хозяина и сравнивал его с «капита-
ном корабля, сидящим на пороховой бочке с зажжен-
ной сигарой в зубах». Вначале их отношения напоми-
нали со стороны медовый месяц. Но затем начались
разногласия, проявившиеся прежде всего в социаль-
ной политике: канцлер хотел укротить социалистов, а
император не без основания полагал, что лучший спо-
соб предотвратить революцию – это улучшение поло-
жения трудящихся. Не было между ними согласия и
в отношении договора с Россией, на перезаключении
которого Бисмарк настаивал, на что Вильгельм II го-
ворил, что «Россия нам ни к чему». Император нашел
повод, чтобы вынудить старика подать в отставку, и
тотчас принял ее. В России, в Англии, в Италии, в Ав-
стрии эту отставку единодушно сочли ужасной ката-
строфой. Огромная толпа пришла проводить Бисмар-
ка на вокзал, все кричали: «Auf Wiedersehen!» Он же,
поднявшись в вагон, проворчал: «Похороны по перво-
му классу».
Вагнер, Ницше, Трейчке
Литература и искусство бисмарковского периода
отражали военные и политические достижения Гер-
мании. Чувство единения германского народа (упо-
треблявшееся в этом смысле немецкое слово Volk
означает «народ», «народность» одновременно и в
обычном, и в мистическом смысле) вдохновило ве-
личайшего гения той эпохи Рихарда Вагнера (1813–
1883) на создание бессмертных произведений. Сюже-
ты своих опер он черпал в древних германских леген-
дах, выводя на сцену в сопровождении дивной музыки
воинственных героев, богов, великанов и валькирий.
Эта «музыка будущего» рождалась медленно, но бла-
годаря ей Германия с головой окунулась в мощный
поток своей исконной мифологии, став обладательни-
цей грандиозного идеала – мужественного и полного
страсти.
Нойшванштайн – замок Людвига II Баварского, го-
рячего поклонника творчества Вагнера. Фотография
конца XIX – начала XX в.

Фридрих Ницше. Фотография Вильгельма Геф-


ферта. 1880-е
Родом из Саксонии, преподавал в Базеле. Его
философия направлена против конформизма обур-
жуазившейся Германии. Посредственностям и сла-
босильным он противопоставляет антихристианско-
го сверхчеловека. Лишившись рассудка, последние
одиннадцать лет своей жизни он провел в клинике для
душевнобольных.

Генрих фон Трейчке. 1860-е


Трейчке, сын саксонского генерала, в восемь лет
потерял слух. Восхищаясь Пруссией, он хотел, чтобы
Германия объединилась под ее властью. Блестящий
историк, ироничный и глубокий, он отстаивал свои
идеи с замечательной агрессивностью.

Фридрих Ницше (1844–1900), философ и поэт,


мрачный мыслитель, возвышенная душа, решился на
полную переоценку ценностей. Он презирал кротость,
смирение, христианские добродетели и само христи-
анство. Ницше ненавидел бюргерскую мораль, круп-
ную промышленность, социализм, «движение масс»
и современное общество вообще. Он считал, что эли-
та должна породить Сверхчеловека, морального ги-
ганта, стоящего «за гранью Добра и Зла». Ницше и
Вагнер были друзьями, но их рассорил «Парсифаль»:
Ницше не простил Вагнеру, что тот преклонил колени
пред Крестом.
Ницше сошел с ума и в 1900 году умер в больнице
для душевнобольных. Детищем этого аристократа ду-
ха стала демагогия. Он был бы глубоко потрясен, ес-
ли бы увидел, какое применение найдет его изуродо-
ванная и извращенная философия; как «сверхчело-
веками» будут называть себя существа, которые ему
самому показались бы верхом вульгарности, и как эти
существа будут организовывать те самые, ненавист-
ные ему «движения масс». Вагнер же вполне согла-
сился с тем, что его произведения будут использо-
ваться в политических целях. Он принял в свою семью
английского расиста Хьюстона Стюарта Чемберлена;
тот женился на младшей дочери композитора Еве Ва-
гнер, поселился в Байройте, вагнеровском культур-
ном центре, и стал писать книги, в которых прослав-
лял арийскую расу и предрекал Германии мировое
господство.
Рихард Вагнер. Фотография Франца Ганфштен-
гля. 1871
Этот композитор совершил переворот в музыке и
сам жил как романтик – то в нищете, то в богатстве,
черпая вдохновение в древних народных сказаниях
и воспевая в своих произведениях падение старого
мира и рождение обновленной идеальной вселенной.

Ученые-историки, такие как Трейчке и Зибель, по-


клонялись тем же богам. Для Трейчке уважения за-
служивает только все прусское, нордическое, проте-
стантское, а от католического, австрийского, южно-
германского пахнет разложением. Несмотря на такую
предвзятость суждений, иностранные студенты тол-
пами валили в германские университеты, пользовав-
шиеся заслуженной славой как научные центры. В ме-
дицине Кох и Вассерман, а чуть позже Вирхов и Эр-
лих, в физике Гельмгольц, Герц и Рентген прослави-
ли немецкую науку. Граф Цеппелин уже работал над
первым в мире дирижаблем жесткой системы. Гер-
манские наука и техника вызывали восхищение во
всем мире. Если бы Германия довольствовалась этой
огромной и заслуженной славой, она заняла бы по-
четное место в первых рядах великих держав. И толь-
ко пангерманизм, неприемлемый для других народов,
мог привести ее к катастрофе.
Вильгельм II
«Стоит только посадить Германию в седло, а уж по-
скакать она сумеет!» – сказал когда-то Бисмарк. Мо-
лодой император как раз этого и не умел. Доволь-
но умный, довольно образованный, он был не ли-
шен обаяния, однако его самодовольство, его бес-
тактность, резкая смена настроений, наивное тще-
славие делали его опасным руководителем. Из-за ро-
довой травмы одна рука у него была короче другой.
Этот физический недостаток он старался компенси-
ровать показной мужественностью и даже грубостью.
Он считал Бога «святым союзником» Германии. Лю-
бил покрасоваться в сверкающем золотым шитьем и
орденами мундире, с браслетами на запястьях. Его
сердечность, его благие намерения не вызывали со-
мнений, но непостоянство характера, приступы яро-
сти обесценивали дружеское расположение. В своих
даже слишком многочисленных публичных выступле-
ниях он часто допускал поистине гениальные прома-
хи. Так, австрийцам он мог сказать, что война между
Западом и Востоком неизбежна; немцам: «Да здрав-
ствует сухой порох и острая сабля!»; англичанам: «Бу-
дущее Германии – это моря!». Он не хотел войны, но
его невоздержанность на язык и непомерные амби-
ции только вредили международному климату.
Кайзер Вильгельм II в костюме магистра ордена
иоаннитов. 1888

За двадцать шесть лет он сменил четырех канцле-


ров: на этом месте побывали генерал фон Каприви,
князь Гогенлоэ, князь фон Бюлов и с 1909 года Тео-
бальд фон Бетман-Гольвег. Ни один из этой четвер-
ки не был Бисмарком; все они исполняли приказания
кайзера, а иногда пытались о них забывать. «За все,
чему мне удалось помешать, – скажет позже Гоген-
лоэ, – мне поставят памятник». Гораздо большей вла-
стью обладала окружавшая Вильгельма II придвор-
ная клика, его фаворит Филипп цу Эйленбург и за-
гадочный, зловещий барон фон Гольштейн из Мини-
стерства иностранных дел. В стране господствова-
ли военные; нация была опьянена своими победами;
парламент, совершенно беспомощный перед канцле-
ром, повиновавшимся одному кайзеру, безропотно го-
лосовал за бюджеты; социал-демократы раскололись
на революционеров и ревизионистов. К 1912 году Со-
циал-демократическая партия стала самой предста-
вительной в рейхстаге (110 депутатов), но ее влияние
было еще слишком слабо. Вильгельм II сопротивлял-
ся Бисмарку в вопросах социальной политики; теперь
же он и вовсе прекратил движение в этом направле-
нии. Германская промышленность развивалась неви-
данными темпами; законодательство не поспевало за
ней, однако для преодоления этого отставания ничего
не делалось. Порядок выборов, половинчатая цензо-
вая система ущемляли права трудящихся. Особенно
реакционной была политика в Пруссии.
Прибытие кайзера Вильгельма II в Ганновер. Фо-
тография Карла Фридриха Вундера. Около 1898

На международной арене Германия один за другим


растеряла все свои дипломатические козыри. Кайзер
желал сам вершить мировую политику (Weltpolitik) и
всюду вмешивался. Эта бурная деятельность, сопро-
вождавшаяся громогласными речами, пугала его за-
рубежных партнеров. Англия нервничала. Кайзер был
внуком королевы Виктории, но завидовал англича-
нам. Он любил море и хотел иметь флот не хуже ан-
глийского. Англия же из принципа всегда враждовала
с самой могущественной державой континента. Она
разбила Филиппа II Испанского, Наполеона, а теперь
на ее пути встал Вильгельм II. Когда рейд Джеймсона
в Трансваале закончился неудачей, германский кай-
зер занял антибританскую позицию и отправил прези-
денту Крюгеру поздравительную телеграмму. Англия
почувствовала себя в начале ХХ века в опасной изо-
ляции. Джозеф Чемберлен предпринял было попытку
сблизиться с Германией, предложив ей заключить до-
говор в области судостроения, но ему был оказан хо-
лодный прием. С этого-то момента и стал возможным
союз между Британией и Францией.
Новые союзы
Эти страны были в ссоре из-за Судана, но француз-
ский министр Делькассе, считавший, что единствен-
ная смертельная опасность для Франции исходит от
Германии, предложил аннулировать все спорные во-
просы в англо-французских отношениях. Таким об-
разом, Англия получит свободу действий в Египте,
Франция – в Марокко. На тот момент британский
трон занимал король Эдуард VII, известный своими
франкофильскими пристрастиями. Он всячески спо-
собствовал подписанию этого договора (получивше-
го название «Сердечное согласие»), которое состо-
ялось в 1904 году. Вначале он только улаживал де-
ла с колониями, и англичане не были расположе-
ны брать на себя какие-либо обязательства на слу-
чай войны. Но позже в контакт между собой вступи-
ли Генеральные штабы обоих государств и согласо-
вали условия (гипотетические) военного сотрудниче-
ства. Случилось то, чего всегда опасался Бисмарк.
Николай II в униформе шотландской армии. 1890

Франция приобрела и другого союзника – Россию.


Та знала, что новый кайзер обещал Австрии безого-
ворочную поддержку и говорил: «Славяне созданы
быть рабами, а не господами». Германо-русский до-
говор о перестраховке не был возобновлен. Царско-
му правительству, несомненно, были ненавистны ре-
волюционные принципы 1789 года и сама республи-
канская идея, но Россия нуждалась в вооружениях,
которые Франция соглашалась ей поставлять, в же-
лезных дорогах, которые собиралась финансировать
французская казна, в союзнике на Западе на случай
конфликта на Балканах. Русско-французский альянс
был заключен в 1892 году (предварительные перего-
воры прошли в 1891-м); это был договор о взаимной
помощи в случае нападения Германии. Возможность
заключения англо-русского договора германская ди-
пломатия просто не допускала; и тем не менее он то-
же был заключен – позже, когда затихли конфликты
между обеими странами на Дальнем и Среднем Во-
стоке. И с этого момента новый Тройственный союз –
или Антанта – выступил против старого Тройственно-
го союза, один из участников которого – Италия – от-
кололся под влиянием Англии.
Открытие монумента Битвы народов в Лейпци-
ге 18 октября 1913 г.
К столетию Битвы народов (16–19 октября 1813) и в
память об этой победе над Наполеоном I был возве-
ден массивный монумент. К слову сказать, 350 тысяч
человек, сражавшихся со 160 тысячами молоденьких
наполеоновских солдат, были главным образом рус-
скими и австрийцами, а не немцами. На фотографии
мы видим Вильгельма II, с его атрофированной ру-
кой, рядом с саксонским королем Фридрихом Авгу-
стом, предшественник которого, первый король Сак-
сонии, обязанный своим королевством именно Напо-
леону, в разгар боя переметнулся на сторону союзни-
ков.

Вильгельм II со своими советниками заговорили о


«политике окружения», проводимой Эдуардом VII, сэ-
ром Эдвардом Греем и Теофилем Делькассе. Отве-
том на эту политику стало активное строительство
морского флота, что только усиливало недоверие со
стороны британцев. В действительности же король
Эдуард не стремился ни к какому «окружению», одна-
ко его популярность во Франции, его поездки в Париж,
Рим, Лисабон оказывали определенное воздействие
на общественное мнение и раздражали его племян-
ника Вильгельма II, который в ответ метался по всему
миру, оказываясь то в Китае, то в Японии, то в Марок-
ко. В 1905 году начальник германского Генштаба ге-
нерал фон Шлиффен и «серый кардинал» барон фон
Гольштейн сочли, что настал благоприятный момент
для прорыва предполагаемого «окружения». Россия
только что потерпела сокрушительное поражение в
войне с Японией и теперь боролась с раздиравшей ее
революцией. Поддержка Франции со стороны Англии
оставалась весьма сомнительной, и в любом случае
особого эффекта она дать не могла, так что остава-
лось только найти предлог.
Визит Вильгельма II в Танжер 31 марта 1905 г.
Фотография Шарля Шуссо-Флавьена
Сойдя с палубы «Гогенцоллерна», император от-
правился в германскую миссию на белом коне. Пред-
ложив султану помощь, Вильгельм II хотел закрепить
свои намерения относительно Марокко. Этот враж-
дебный по отношению к Франции жест повлек за со-
бой созыв в 1906 году конференции в Альхесирасе.

И предлог появился – благодаря Марокко. Виль-


гельм II лично отправился в Танжер и потребовал для
Марокко политики «открытых дверей». Делькассе, ли-
шившись поддержки кабинета, подал в отставку. Од-
нако президент Соединенных Штатов Америки Тео-
дор Рузвельт поддержал идею о созыве международ-
ной конференции по Марокко. Она состоялась в ис-
панском городе Альхесирас. Франция получила там
поддержку Великобритании, России и даже Италии.
Под влиянием Рузвельта было принято компромисс-
ное решение, выгодное для французов. Дипломати-
ческий триумф Гольштейна обернулся шумным про-
валом и отставкой «серого кардинала». Когда в 1911
году Франция вошла в Марокко, где султану уже не
удавалось обеспечивать порядок своими силами, кон-
фликт вспыхнул с новой силой. Немцы послали в Ага-
дир канонерскую лодку. Но Кайо, возглавлявший в ту
пору французскую внешнюю политику, в ходе перего-
ворного процесса добился заключения договора, по
которому Франция уступала Германии территории в
Конго, а взамен Кайо получал полную свободу дей-
ствий в Марокко. Войны удалось избежать и на этот
раз, но эти следующие одна за другой военные трево-
ги (1905, 1911) вырабатывали у наций и правительств
опасную привычку к самой идее военного столкнове-
ния на европейском уровне.
Однако одна взрывоопасная зона сохранялась по-
стоянно – Балканы. Россия поддерживала там пан-
славистские движения, угрожавшие и без того хрупко-
му равновесию Австро-Венгрии, которая, проникнув-
шись необдуманными обещаниями германского кай-
зера, аннексировала в 1908 году Боснию и Герцегови-
ну. Этот акт мог бы спровоцировать европейскую вой-
ну, но Россия приняла его в обмен на признание за ней
права на свободный проход проливов. В 1912–1913
годах локальная война на Балканах урезала европей-
ские территории Турции и возродила конфликт меж-
ду Австрией и Россией. Германия и Франция попы-
тались успокоить своих воинственных союзниц. Же-
лая модернизировать свою армию, Турция пригласи-
ла в качестве военного советника германского гене-
рала Лимана фон Сандерса. Россия выразила про-
тест, но и это дело как-то успокоилось. После успеш-
ного преодоления стольких кризисов к началу 1914 го-
да появилась даже некоторая надежда на сохранение
мира.
Кому же нужна была война? Только не Вильгель-
му II и не его канцлеру Бетману-Гольвегу. Императо-
ру вполне хватало словесных баталий, победы в ко-
торых тешили его тщеславие. В Германии существо-
вал Пангерманский союз (Alldeutscher Verband), край-
не правая националистическая организация, которая
превозносила особые права германской расы и стре-
милась к объединению всех народов, принадлежав-
ших к германской культуре. Имелись в виду немцы,
проживавшие в Австрии, немецкой части Швейцарии,
Судетах, и даже те из них, кто стал гражданами ино-
странных государств. У этого союза была своя ауди-
тория, но он никак не влиял на политику. Армии и фло-
ту война была не страшна, они были уверены, что
выиграли бы ее за несколько недель. Великий адми-
рал Тирпиц даже хотел ее. Самая большая опасность
заключалась в том, что европейская молодежь бы-
ла распропагандирована лидерами, которые видели
в войне не преступление против рода людского и всей
цивилизации, а необходимый и даже героический мо-
мент в истории наций. Повсюду свирепствовала ксе-
нофобия. Особенно разжигалась ненависть к Англии,
чему немало способствовала Военно-морская лига.
Прибытие эрцгерцога Франца Фердинанда с су-
пругой в Сараево 28 июня 1914 г.
Наследник австрийского престола эрцгерцог Франц
Фердинанд был женат на чешской аристократке Со-
фии, графине Хотек фон Хотков унд Вогнин, которая
была всего лишь княгиней фон Гогенберг (Светлей-
шей), а затем стала герцогиней с тем же именем (что
лучше). Она не смогла бы стать императрицей (мо-
жет, королевой Венгрии?), а ее потомство не могло бы
участвовать в престолонаследии. Франц Фердинанд
(1863–1914) в душе был военным; он любил немцев,
недолюбливал венгров, хотел помочь славянам.

Во Франции народ был настроен миролюбиво, но


после марокканских кризисов все ждали войны и не
боялись ее. Аннексии Эльзаса и Лотарингии никто не
забыл и не принял. Нет, речи о реванше не было, как
и об объявлении войны с целью вернуть захваченные
провинции обратно. Но если Франции придется всту-
пить в войну, она воспользуется этим, чтобы освобо-
дить Эльзас и Лотарингию. Французы знали, что поло-
жение их страны в дипломатическом отношении было
превосходно, да и в армии дела шли неплохо. Отве-
том на рост германских вооружений стало установле-
ние трехлетней воинской службы. Президентом рес-
публики был Раймон Пуанкаре, уроженец Лотарингии
и ярый сторонник ее возвращения. Повторим, народ
был настроен миролюбиво, но это было миролюбие
народа, привыкшего воевать, который, даже не лю-
бя войну, не станет от нее уклоняться. Что касается
Англии, она еще не заняла определенной позиции.
Британский кабинет министров не желал обсуждать
гипотезу. «Мы перейдем этот мост, когда подойдем к
нему».
В действительности только два государства смот-
рели на приближение европейского конфликта с об-
легчением: это были Австрия и Россия. Австрии, на-
ходившейся под угрозой распада, в окружении сла-
вян-победителей, нужно было выступить в выгодном
свете перед входящими в империю народами, к тому
же она знала, что в случае войны основные тяготы ля-
гут на плечи Германии. Для царского правительства,
испытывавшего серьезную угрозу изнутри, не было
иного способа сплотить нацию, кроме войны под ло-
зунгом панславизма. Сам Николай II был человеком
слабым; его же министры надеялись, что после пора-
жения на Дальнем Востоке они смогут взять реванш
на Босфоре, а заодно покончить со всем этим недо-
вольным студенчеством, либеральной буржуазией и
рабочими, которые в июле 1917-го начали возводить
баррикады на улицах Петербурга.
Таков был международный климат, когда 28 июня
1914 года молодой серб Гаврило Принцип застрелил
в Сараеве наследника австрийского престола эрцгер-
цога Франца Фердинанда и его морганатическую су-
пругу Софию фон Гогенберг.
Мобилизация
Соучастие сербского правительства в убийстве
эрцгерцога никогда не было доказано. Тем не менее
Австрия направила ему ультиматум со следующими
требованиями: торжественное отречение от поддерж-
ки панславистских движений; чистка армии, админи-
страции и образования от каких бы то ни было антиав-
стрийских проявлений; закрытие враждебных по от-
ношению к Австрии газет; аннулирование тайных со-
юзов и участие Австрии в расследовании сараевско-
го покушения. Никогда еще ни одно независимое пра-
вительство не получало от другого государства столь
унизительных требований. Берлин на этот раз под-
держал Вену и предупредил Санкт-Петербург, Париж
и Лондон, что любая попытка вмешательства в авст-
ро-сербский конфликт повлечет за собой непредска-
зуемые последствия.
Оглашение декларации правительства о начале
войны 31 июля 1914 г.
Берлин, 31 июля 1914 года. Офицер публично зачи-
тывает декларацию о «положении, угрожающем вой-
ной» (Kriegsgefahrzustand). Сцена происходит на ули-
це Унтер-ден-Линден. Многие из слушающих в соло-
менных шляпах. Жарко. Это – конец света.

Лондон и Париж были потрясены. Надо предста-


вить себе, какого удивительного уровня процветания
достигла Европа к 1914 году. С 1870-х годов цивилиза-
ция сделала значительный шаг вперед. Были приняты
на законодательном уровне меры для улучшения по-
ложения наименее благополучных классов. При меж-
дународных спорах чаще стали прибегать к между-
народному арбитражу. Благодаря свободе слова Бер-
нард Шоу и Герберт Уэллс, Анатоль Франс и Лев Тол-
стой могли безнаказанно критиковать несовершен-
ства своего времени. Телефон, кинематограф, авто-
мобиль преобразили жизнь. Публичные библиотеки
сделали общедоступными шедевры мировой лите-
ратуры. Эмансипация женщин шла полным ходом.
Мысль о массовом убийстве как средстве решения
проблемы, которую можно было бы решить при по-
мощи переговоров, оскорбляла лучшие умы. И все
же, если для защиты столь драгоценных свобод надо
драться, люди готовы были ринуться в бой. Что каса-
ется Германии, то в войне она могла потерять больше,
чем любая другая нация; благодаря своим процветаю-
щим наукам, благодаря своему трудолюбию она дви-
галась вперед семимильными шагами. Война грози-
ла ей крушением самого прекрасного, самого крепко-
го будущего.
Солдаты и офицеры салютуют эрцгерцогу Кар-
лу Австрийскому перед отправкой эшелона в Буда-
пешт. Фотография из издания «Illustrierte Zeitung»,
20 августа 1914 г.
Солдаты в порыве воодушевления подняли на
плечи наследника австрийского престола эрцгерцога
Карла Австрийского, в скором времени – императора
Карла I. В 1917 году, чтобы остановить бойню, этот го-
сударь попытается инициировать переговоры о сепа-
ратном мире.

На какой-то миг, когда Сербия почти полностью при-


няла условия австрийского ультиматума, блеснул луч
надежды. Сам Вильгельм II объявил сербский ответ
приемлемым. Но Австрия все равно объявила вой-
ну Сербии. Это произошло 28 июля 1914 года. После
этого во всех странах в игру вступили военные, кото-
рые уже составили мобилизационные планы и теперь
боялись, что их опередят. 31 июля о всеобщей мо-
билизации объявила Россия. Начальник германско-
го Генштаба Мольтке предложил Австрии проделать
то же самое против России и объявил «положение,
угрожающее войной» (Kriegsgefahrzustand), что ста-
ло первым шагом ко всеобщей мобилизации. План у
Мольтке был примерно такой же, как у Шлиффена:
захватить Бельгию и Люксембург; сосредоточить все
усилия на Франции, которая должна быть разбита в
течение трех недель, затем – разгром России.
Отправка солдат на фронт. 1914–1915

Мольтке необходимо было знать, поддержит ли


Франция свою союзницу. В противном случае планы
изменились бы. 31 июля в девятнадцать часов Фран-
ции был отправлен ультиматум: она должна ответить,
сохранит ли она свой нейтралитет в случае герма-
но-русской войны. Если она в нее вступит, то в ка-
честве залога должна будет сдать свои укрепления
на востоке страны. Это было неприемлемо. 1 авгу-
ста в шестнадцать часов французское правительство
издало указ о мобилизации. В семнадцать часов то
же сделала Германия, хотя на самом деле мобили-
зация там началась еще накануне. В девятнадцать
часов она объявила войну России. В ночь с первого
на второе августа без предварительных дипломати-
ческих переговоров был занят Люксембург. На следу-
ющий день, 2 августа, она потребовала от Бельгии
права на свободное перемещение своих войск и за-
ключила союз с Турцией. 3 августа в восемнадцать ча-
сов Германия объявила войну Франции. Германские
войска вошли в Бельгию без согласия на то бельгий-
ского правительства. Такое попрание международно-
го права неизбежно должно было вовлечь в войну еще
колебавшуюся Великобританию.
А дальше пошла цепная реакция. Великобритания
объявляет войну Германии; Италия 4 августа заявля-
ет о своем нейтралитете, но в 1915 году и она всту-
пит в войну против Австрии, а в 1916-м – против Гер-
мании. 5 августа 1914 года Бельгия объявляет войну
Германии; 6 августа Австрия – России; 7-го Сербия и
Черногория – Австрии; 11-го Франция – Австрии; 14-
го Великобритания – Австрии. Турция вступит в вой-
ну 21 октября. За ней – Болгария и Румыния. Домини-
оны поддержат Великобританию, Португалия – тоже.
И наконец в 1917 году к действиям подключились Со-
единенные Штаты. Сербский студент Гаврило Прин-
цип раздул мировой пожар.
Это было какое-то коллективное безумие. Европей-
ская цивилизация словно решила покончить жизнь
самоубийством. В единении европейские державы
господствовали над миром, обеспечивая его безопас-
ность. Они вместе шли в счастливое, справедливое
будущее. Разделившись, они стали на путь гибели.
Война 1914 года была войной гражданской. Чуточку
ума и сговорчивости – и ее можно было бы избежать.
Но в ту пору в мире меньше всего прислушивались
к голосу здравого смысла. Адская машина мобилиза-
ций была запущена, и ничто уже не могло ее остано-
вить. «Война – слишком серьезная вещь, чтобы дове-
рять ее военным».
Война
Тем не менее прекрасно отлаженная германская
военная машина первое время работала без сбоев.
Против России, где из-за отсутствия железных до-
рог мобилизация шла медленно, было брошено все-
го несколько корпусов. Остальная же часть герман-
ской армии, гигантская масса в несколько миллионов
человек, должна была, пройдя через Бельгию, огром-
ным полукольцом охватить англо-французский левый
фланг и оттеснить разбитую армию к швейцарской
границе, чтобы устроить ей там второй Седан.
Этот маневр был тем более обречен на успех,
что при выборе исходных позиций французский Ген-
штаб основывался на ошибочных данных относи-
тельно численности войск противника. Предприня-
тая в Арденнах атака на германский центр провали-
лась. Однако французский главнокомандующий мар-
шал Жоффр был человеком спокойным. Армия отсту-
пила, сохраняя порядок, и заняла выжидательную по-
зицию для контратаки. Этот момент настал, когда гер-
манский правый фланг выгнулся к юго-востоку, под-
ставившись таким образом новой армии, тайно сгруп-
пированной на подступах к Парижу. Битва на Марне
не положила конца войне, поскольку германские гене-
ралы сумели вовремя выйти из боя, но она показала
всю тщетность надежд на быструю победу во Фран-
ции.

Обучение солдат стрельбе из укреплений на


немецко-бельгийской границе. 1914–1916

После этого поражения Мольтке заменили на Фаль-


кенхайна, в течение нескольких месяцев скрывая эту
замену от германской общественности. Тем време-
нем на востоке два генерала – старик Гинденбург и
его начальник штаба Людендорф – громили две рус-
ские армии в битвах при Танненберге и на Мазурских
озерах.
Во Франции после «бегства к морю» обе армии око-
пались, заняв позиции вдоль протяженной линии, от-
резавшей почти всю Бельгию и часть французского
Севера, которые оказались таким образом в руках
немцев. Описывать все безуспешные попытки про-
рвать этот фронт было бы слишком долго, да и ни к
чему. В извечной борьбе щита и пули в 1916–1917 го-
дах щит казался совершенно непробиваемым. Един-
ственная попытка Германии сломить ситуацию, пред-
принятая под Верденом, провалилась с чудовищны-
ми потерями с обеих сторон; наступление союзников
на Сомме также оказалось безуспешным, хотя англи-
чанам удалось мобилизовать и обучить три миллиона
человек.
Солдат немецкой пехоты. 1918–1919
Немецкие солдаты в битве на Марне. Сентябрь
1914 г.

Попытки выйти из этого тупика совершались и в


других, менее защищенных регионах. Но ни десант
в Дарданеллах, ни высадка в Салониках не позво-
лили решить эту задачу. Итальянцам никак не уда-
валось прорвать австро-венгерский фронт. В ноябре
1916 года умер австрийский император Франц Иосиф.
Его преемник Карл I был женат на герцогине Ците
Бурбон-Пармской, чьи братья сражались в бельгий-
ской армии против Австро-Венгрии. Молодой импе-
ратор несколько раз пытался заключить сепаратный
мир при посредничестве князя Сикста Бурбона-Парм-
ского, но, к сожалению, все его попытки не нашли у
Антанты должного понимания. Тем временем адми-
рал фон Тирпиц уверял, что может выиграть войну,
постепенно уничтожив торговые флоты противников.
И правда, его подводные лодки топили столько кораб-
лей, что союзники не успевали строить новые. Одна-
ко эта тотальная подводная война, не щадившая да-
же пассажирских пароходов, таких как трансатланти-
ческий лайнер «Лузитания», привела к тому, что Со-
единенные Штаты Америки сначала порвали с Герма-
нией дипломатические отношения, а затем объявили
ей войну. С этого момента исход событий не вызы-
вал больше сомнений. Промышленная и демографи-
ческая мощь США склонила чашу весов на сторону
Антанты.
Пауль фон Гинденбург и Эрих Людендорф. 1917

А ведь до этого вмешательства ее положение бы-


ло не слишком завидным. После неудачного наступ-
ления Нивеля в Шампани (апрель – май 1917 года)
во французской армии начались мятежи. Дисципли-
ну восстановил сменивший Нивеля Петен. В Герма-
нии из-за блокады люди терпели страшные лишения,
что тоже способствовало росту недовольства. На во-
енных заводах бастовали рабочие, в рейхстаге проте-
стовали социалисты – все требовали скорейшего пре-
кращения войны. Вильгельм II объявил, что отменяет
голосование с применением избирательных цензов.
Но рейхстаг требовал мирных переговоров. 15 мар-
та 1917 года в России произошла революция. Царь
Николай II отрекся от престола. Правительство Ке-
ренского попыталось было продолжить войну, но тут
вспыхнула вторая революция (7 ноября), и власть пе-
решла в руки Ленина и большевиков, которым не тер-
пелось покончить с «капиталистической» войной. По-
чти сразу в Брест-Литовске начались переговоры о
мире с основными воюющими державами. Для Антан-
ты это стало тяжелым ударом. В марте 1918 года Рос-
сия подписала в Брест-Литовске мир с Германией.
Адмирал Альфред фон Тирпиц. 1903
Поступил на прусский военный флот в 1865 году,
в 1892-м стал начальником Генерального штаба фло-
та и сумел завоевать доверие Вильгельма II, кото-
рый сделал его заместителем министра военно-мор-
ского флота (1897), потом министром (1898), адми-
ралом (1903) и гроссадмиралом (1911). Тирпицу уда-
лось получить от парламента необходимые кредиты
и построить флот, считавшийся в 1914 году вторым
в мире. Он всю жизнь мечтал сойтись с англичана-
ми в крупном морском сражении. Поддержав разви-
тие подводного флота, он вышел в отставку в марте
1916 года, поспособствовал падению Бетмана-Голь-
вега (1917) и представлял в рейхстаге Немецкую на-
циональную народную партию (1924–1928). Содей-
ствовал избранию Гинденбурга на пост рейхспрези-
дента и написал мемуары.

У Гинденбурга и Людендорфа на Восточном фрон-


те руки оказались развязанными, и, возглавив ко-
мандование всей германской армией, они попыта-
лись форсировать ситуацию на Западе до того, как
на фронт прибудут основные силы американцев. У
Амьена они добились первого успеха, но союзники
создали единое командование под началом марша-
ла Фоша и заделали брешь в своем фронте. Нем-
цы дрались с большой отвагой, но их моральный дух
не мог быть на высоте по нескольким причинам: 1)
Жорж Клемансо, председатель французского Сове-
та министров, обнародовал письмо князя Сикста Бур-
бона-Пармского, брата последней австрийской им-
ператрицы Циты, выступившего посредником между
австрийским императором и Францией. Оказалось,
что император Карл I называл «справедливыми» тре-
бования Франции вернуть ей Эльзас и Лотарингию;
2) президент Соединенных Штатов Америки Вудро
Вильсон опубликовал проект мирного договора из че-
тырнадцати пунктов, разумный и справедливый, кото-
рый вполне подходил немцам с умеренными взгляда-
ми, а их число росло; 3) во Францию начали прибы-
вать американские войска.
Германская армия, однако, в 1918 году провела
еще одну успешную наступательную операцию – в
Пикардии и Шампани. «Немцы в Нуайоне!» (то есть
у самого Парижа) – твердил Клемансо. Но сила бы-
ла уже не на стороне Германии. Начиная с июля-ав-
густа 1918 года поток повернул вспять. Фош перехва-
тил стратегическую инициативу. Американское под-
крепление, участвовавшее в сражениях, давало со-
юзным войскам численное преимущество. Итальян-
цы наступали. Сам Людендорф стал подумывать о
мирных переговорах. 4 октября обе империи объяви-
ли, что принимают «Четырнадцать пунктов» Вильсо-
на, но ситуация настолько изменилась, что Клемансо
и Ллойд Джорджу этого уже было мало. 17 октября
Карл I пообещал всем народам Австро-Венгрии авто-
номию, после чего денонсировал австро-германский
альянс. 3 ноября 1918 года Австрия заключила пере-
мирие с Антантой. Болгары и турки тоже сложили ору-
жие.
Ноябрьская революция 1918 г.: пулеметчики на
позиции у королевского дворца в Берлине. Фотогра-
фия из французского журнала «LʼIllustration». 1918

Третьего ноября бунтом на военном корабле в Ки-


ле началась революция, которая вскоре распростра-
нилась на всю Германскую империю.
Седьмого ноября Бавария свергла Виттельсбахов и
провозгласила независимость. Девятого восстал Бер-
лин. Вильгельм II отрекся и укрылся в Нидерлан-
дах. Кронпринц тоже отказался от трона. Социал-де-
мократ Филипп Шейдеман провозгласил республику,
президентом которой был назначен председатель со-
циалистической партии Фридрих Эберт. В других го-
сударствах империи монархи также лишались трона.
Люди, взвалившие на себя бремя власти в услови-
ях военного поражения и всеобщего хаоса, обладали
немалым мужеством. Им предстояло подписать пере-
мирие, признав поражение в войне, ответственности
за которую они не несли, перемирие, которое превра-
тится в оружие против демократии в руках истинных
виновников войны – представителей крайне правых
движений. Но Германия страдала от голода, она была
в отчаянии, и, когда 11 ноября прекратились бои, глав-
ным чувством, которое испытали ее граждане, как и
во всем мире, было чувство облегчения. Братоубий-
ственная война закончилась, нанеся всей Европе – и
победителям, и побежденным – смертельный удар.
Первая республика
Первое Национальное учредительное собрание
было созвано в Веймаре, городе Гёте и Шиллера, что-
бы показать, что Германия хочет быть страной мысли-
телей, а не воинов. Депутаты были избраны 19 янва-
ря 1919 года всеобщим голосованием. Женщины то-
же получили право голоса. Пропорциональное пред-
ставительство не позволило сформироваться какому
бы то ни было абсолютному большинству. Когда в
феврале собрание начало работу, понадобилось об-
разовать коалицию из трех партий (социал-демокра-
тов, католического центра и демократов). Президен-
том был избран Фридрих Эберт, социал-демократ и
шорник по профессии. Канцлер Шейдеман возглавил
коалиционное правительство. Утвержденная в авгу-
сте конституция устанавливала парламентскую демо-
кратию.
Выступление Карла Либкнехта на митинге
«спартаковцев» в Трептов-парке. 1918
Лидер «спартаковцев» приходится сыном Виль-
гельму Либкнехту, умершему в 1900 году. Был осуж-
ден за пацифизм в 1916 году, вышел на свободу в но-
ябре 1918-го, погиб во время мятежа в Берлине в ян-
варе следующего года.

Главным делом оставался мирный договор. Гер-


манию к его обсуждению не допустили, и «Четыр-
надцать пунктов» Вильсона не были соблюдены.
Имперская земля Эльзас-Лотарингия возвращалась
Франции; другие территории, такие как Северный
Шлезвиг, Эйпен, Мальмеди и т. д., имели право вы-
бирать свою принадлежность посредством плебисци-
та. Восточная Пруссия оставалась германской, но от
остальной страны ее отделял Данцигский коридор,
созданный, чтобы дать Польше выход к морю. Дан-
циг становился вольным городом. Этот совершенно
абсурдный пункт повлечет за собой в будущем мас-
су сложностей. Немецкие шахты Саарского бассейна
переходили в собственность Франции на пятнадцать
лет, после чего судьбу региона должен был решить
плебисцит. Германия лишалась всех своих колоний.
Она обязалась снести все укрепления на правом бе-
регу Рейна в зоне шириной пятьдесят километров.
Подписание Версальского договора 28 июня
1919 г. Фотография Шарля Шуссо-Флавьена
Председатель французского Совета министров
Жорж Клемансо произносит речь во время церемо-
нии подписания, которая происходит в Зеркальной га-
лерее Версальского дворца. Рядом с ним Вильсон и
Ллойд Джордж.

Численность германской армии (Reichswehr) со-


кращалась до ста тысяч профессиональных воен-
нослужащих, призывавшихся сроком на двенадцать
лет. Это положение, призванное помешать военному
обучению широких масс, на деле позволило сфор-
мировать ядро военных-профессионалов, что впо-
следствии способствовало быстрой ремилитариза-
ции. Германия обязывалась сдать свою боевую техни-
ку, бóльшую часть торговых судов, несметное количе-
ство материалов, паровозов, вагонов, а также запла-
тить репарацию – астрономическую сумму, установ-
ленную в 1921 году специальной комиссией. Этот до-
говор не удовлетворял никого. Американцы и англича-
не считали его слишком жестким, что могло повлечь
новую войну. Франция не получала от своих союзни-
ков гарантий на будущее, чего так хотели Клемансо с
Фошем. Немцы были унижены и оскорблены тем, как
с ними обошлись в Версале. Вильсон получил свою
Лигу Наций, но Германия в ней не участвовала, впро-
чем и в США по этому пункту президент не получил
поддержки. Венские мирные договоры 1815 года бы-
ли куда мудрее и реалистичнее.
Экономисты, такие как Кейнс, предсказывали, что
репарации не будут выплачены, но их не слушали. Как
можно переводить в одностороннем порядке такие ги-
гантские суммы? Чтобы избежать невыполнимых обя-
зательств, немцы специально «обвалили» свою ва-
люту. Курс марки рухнул. Со стороны Антанты было
роковой ошибкой посеять в молодой Веймарской рес-
публике, которая оставалась для них единственной
надеждой на построение демократической Германии,
такой экономический и финансовый хаос. Два кры-
ла оппозиции – правое, националистическое и крайне
левое (коммунисты-«спартаковцы») с успехом вменя-
ли в вину правительству и «версальский диктат», и
обрушение марки. Уже в 1920 году некий безвестный
монархист по фамилии Капп умудрился организовать
путч и захватить Берлин, и только всеобщая забастов-
ка помогла с ним справиться.
Повсюду, особенно в Баварии, возникали «фрай-
коры», или «свободные корпуса», – добровольческие
полувоенные формирования, состоявшие из бывших
солдат и финансировавшиеся крупными землевла-
дельцами. Организация «Консул» действовала мето-
дом политических убийств. В 1921 году был убит ми-
нистр Эрцбергер. За ним последовали многие другие
политики. В Баварии австрийский капрал, бывший ма-
ляр, наделенный странным даром влиять на толпу,
мечтал сделать с Германией то же, что Муссолини не
так давно удалось сделать с Италией, и установить
в ней националистическую антилиберальную дикта-
туру. Его соратники объединились в небольшую На-
ционал-социалистическую (нацистскую) партию; они
требовали отмены Версальского договора и принятия
законов против евреев и марксистов. Для лучших из
немцев их грубые методы были отвратительны, но их
лозунги находили отклик у широких масс, с их горе-
стями и затаенными обидами. Молодым людям нра-
вилось слушать Адольфа Гитлера, когда он говорил,
что скоро проснется новая, более сильная Германия
и спросит с виновных за поражение. Первый нацист-
ский путч в Мюнхене окончился провалом. Гитлер был
арестован и заключен в тюрьму. Он употребил это
время на изучение Хьюстона Стюарта Чемберлена,
Ницше (которого понимал неправильно) и воспомина-
ний Вагнера, на основе которых написал жестокую и
сумбурную книгу Mein Kampf («Моя борьба»), где по-
делился своей ненавистью и своими чаяниями.
Галопирующая инфляция 1920-х. Погрузка денег
для еженедельной выплаты работникам. Август
1923 г.
Девальвация в Германии была поистине чудовищ-
ной, все финансовые операции, даже самые мел-
кие, обыденные, производились при помощи огром-
ных охапок бумажных денег. Курс менялся ежеднев-
но, чтобы не сказать ежечасно.

Тем временем, чтобы упростить отношения меж-


ду Антантой и Германией, английский премьер-ми-
нистр Ллойд Джордж предложил созвать в Генуе ев-
ропейскую международную конференцию. Конферен-
ция провалилась, но, к удивлению союзников, Герма-
ния и Советский Союз воспользовались ею для под-
писания Рапалльского договора. Правда, германским
министром иностранных дел был в ту пору либераль-
ный капиталист Вальтер Ратенау. Но существовала
мощная группировка, состоявшая из дипломатов пра-
вого толка и рейхсвера, которая, ссылаясь на поли-
тику Бисмарка, содействовала сближению с Россией.
Пуанкаре, разочарованный сорвавшимся подписани-
ем долгожданных договоров с двумя крупнейшими
англосаксонскими державами, был очень обеспоко-
ен. Он требовал репараций и безопасности; несмот-
ря на несогласие Великобритании, в 1923 году он ок-
купирует Рурский регион в качестве залога в обеспе-
чение исполнения Германией репарационных обяза-
тельств. Немцы ответили пассивным сопротивлени-
ем, которое парализовало регион и спровоцировало
даже кровавые инциденты. В стране началась гало-
пирующая инфляция. В 1923 году девальвация до-
стигла цифры один к одному триллиону: одна марка
за тысячу миллиардов!
Густав Штреземан. 1910-е
Депутат рейхстага (1907), лидер Национал-либе-
ральной партии (1917), затем Немецкой народной
партии (1920), канцлер и министр иностранных дел
(1923). Ему удалось привести свою страну в согла-
сие с мировыми державами. Он подписал пакт в Ло-
карно (1925) и добился приема Германии в Лигу На-
ций (1926), за что получил вместе с Брианом Нобе-
левскую премию мира (1926). Незадолго до смерти
принял участие в плане Янга, уладив таким образом
проблему долгов.

Коалиционный кабинет Штреземана извлек выво-


ды из кризиса, поставившего под угрозу само государ-
ство. Он положил конец пассивному сопротивлению
в Рурском регионе и принял меры для стабилизации
марки. Некоторому оздоровлению экономики способ-
ствовало введение рентной марки – переходной ва-
люты, являвшейся ревальвированной прежней мар-
кой. Чтобы закрепить процесс, необходимо было сни-
зить сумму репараций до приемлемой цифры. Такой
пересмотр стал возможен в 1924 году после ухода
со сцены Пуанкаре, на смену которому пришел ра-
дикал Эдуар Эррио. Французский министр иностран-
ных дел Аристид Бриан был человеком благородным
и сторонником мира. Для определения суммы, кото-
рую Германия могла бы выплатить, был создан коми-
тет под председательством американца Чарлза Гейт-
са Дауэса. План Дауэса, который не был диктатом,
Германия приняла, и Эррио приказал освободить Рур.
Пауль фон Гинденбург

В октябре 1925 года Бриан, Остин Чемберлен, Ван-


дервельде, Муссолини и др. встретились в Локарно с
германскими министрами Лютером и Штреземаном. К
счастью, оказалось, что ради восстановления в Евро-
пе настоящего мира Бриан, Чемберлен и Штреземан
готовы пойти на риск. Гарантами неприкосновенности
границы между Германией и Францией стали – для
обоих государств – Бельгия и Италия. Штреземан,
по-прежнему поддерживая протест Германии против
навязанных ей на востоке нелепых границ, обязал-
ся не менять их силовыми методами. «В Локарно, –
скажет позже Бриан, – мы беседовали по-европейски.
Это новый язык, который всем надо изучить как мож-
но скорее». Казалось, что после Локарно дорога в Ли-
гу Наций для Германии открыта. Но на пути туда у нее
возникло множество трудностей. Так, бразильское ве-
то повлекло за собой досадную реорганизацию посто-
янного совета, но в конце концов Германию все же
приняли.
После смерти Фридриха Эберта президентом рес-
публики был избран старый маршал Гинденбург. Но-
вый план – план Янга – уточнил сумму оставшего-
ся германского репарационного долга. Стране была
возвращена полная независимость в экономической
и финансовой области; какой бы то ни было контроль
со стороны иностранных государств был упразднен.
После Германа Мюллера (1928–1930) рейхсканцле-
ром стал католик, человек высоких моральных ка-
честв Генрих Брюнинг. Ему не повезло: он пришел к
власти в то самое время, когда в США разразилась
Великая депрессия (1929), чуть позже настигнувшая и
Европу. Германия уже несколько лет жила американ-
скими кредитами, и, когда кризис заставил американ-
ских банкиров прекратить кредитование, для нее это
стало катастрофой.

Пауль фон Гинденбург, Франц фон Папен (в цен-


тре) и другие немецкие лидеры в Касселе. 1918
В начале 1932 года в Германии насчитывалось
шесть миллионов безработных. Приближались прези-
дентские выборы. Восьмидесятипятилетний Гинден-
бург колебался относительно выставления своей кан-
дидатуры. Брюнинг хотел продлить его мандат, чтобы
не устраивать предвыборную кампанию в разгар эко-
номического кризиса. Но за принятие этого решения
в рейхстаге должно было бы проголосовать две тре-
ти депутатов, а нацисты Гитлера, набравшие к этому
времени силу, голосовать не желали. Так что выбо-
ры состоялись. Гинденбург, как ни странно, баллоти-
ровался от республиканцев; коммунисты выдвинули
Тельмана; националисты – Дюстерберга; нацисты –
Гитлера, принявшего германское гражданство. Брю-
нинг участвовал в предвыборной кампании старого
маршала, который набрал восемнадцать с полови-
ной миллионов голосов; у Гитлера получилось один-
надцать миллионов; у Тельмана – пять; у Дюстербер-
га – полтора. Понадобился второй тур. На этот раз
Гинденбург набрал девятнадцать миллионов голосов
и был избран, но за Гитлера проголосовало уже три-
надцать миллионов.
Несмотря на успех, достигнутый на выборах, поло-
жение Брюнинга было угрожающим. Армия настраи-
вала против него Гинденбурга, нашептывая ему, что
Брюнинг заставил голосовать за него «красных», бла-
годаря чему он и выиграл. Гинденбург же был по су-
ти дворянином-милитаристом, еще и помещиком, и
рядиться под демократа ему было противно. Помочь
Брюнингу могла бы Антанта, что им и следовало бы
сделать, немедленно согласившись на полную отме-
ну репараций, в чем несколькими годами позже они
не смогут отказать его преемнику Францу фон Папе-
ну. Это была последняя ошибка, которую им остава-
лось совершить. И они ее совершили. Когда Брюнинг
предложил провести аграрную реформу в Восточной
Пруссии, Гинденбург отправил его в отставку.
Франц фон Папен, аристократ и католик, был дру-
гом старого маршала, которого часто развлекал сво-
ими рассказами. Этот приятный во всех отношени-
ях, легкомысленный человек был абсолютно не спо-
собен противостоять кампании устрашения и терро-
ра, развязанной нацистскими бандами («штурмовыми
бригадами»18). На выборах в рейхстаг Гитлер получил
37,8 процента голосов. Гинденбург, всем сердцем пре-
зиравший этого «чешского капрала», предложил ему
тем не менее министерский портфель. Гитлер отка-
зался. Ему было нужно все или ничего. Военный ми-
нистр Шлейхер был готов к переговорам с нациста-
ми. Когда Папен ушел в отставку, Гинденбург позвал
18
Sturmabteilungen – сокращенно – СА.
на его место Шлейхера. Но Германия уже находилась
под пагубной властью гитлеровских СА и СС 19. В стра-
не царил «коричневый террор». Партии Гитлера не
хватало денег, и он договорился с Папеном, чтобы
тот убедил Гинденбурга отдать рейхсканцелярию ему,
Гитлеру, сам же Папен станет вице-канцлером. Так и
сделали. Вечером 30 января 1933 года перед марша-
лом и капралом прошло факельное шествие. Гитлер
провозгласил рождение Третьего рейха. Шлейхер же
в 1934 году будет убит.

19
Schutzstaffeln (букв. «отряды обороны») – сокращенно СС.
Третий рейх
В измученной и на первый взгляд совершенно ра-
зоренной Германии оставались активные элементы,
жаждавшие реванша. Наиболее мощными из этих
элементов были армия и тяжелая промышленность.
У промышленников сохранились огромные финансо-
вые ресурсы. Они могли бы (и должны были бы) опи-
раться на традиционные политические партии, но те
были разобщены разницей в программах и доктринах,
и ни одна из них не могла привлечь на свою сторону
большинство избирателей. Национал-социалистиче-
ская партия казалась ничем не связанной. Субсидии
крупных сталелитейных компаний хлынули в ее сей-
фы. Промышленники рассчитывали, что смогут кон-
тролировать Гитлера, но они не соразмерили беспо-
щадную волю этого человека и власть, которую дава-
ли ему, с одной стороны, страх, а с другой – лозунги
о возрождении нации. Папен и Гугенберг верили, что
без труда подчинят себе необразованного и неопыт-
ного Гитлера. Но он сам раздавил их за несколько ме-
сяцев.
Уже летом 1933 года были запрещены все поли-
тические и неполитические общественные организа-
ции и все партии, кроме гитлеровской. Громогласная
пропаганда министра информации Йозефа Геббель-
са, зверства СС, СА, сотрудников охраны Геринга и
Гиммлера заткнули рты противникам национал-соци-
ализма. Поджог рейхстага, совершенный полуюроди-
вым ван дер Люббе, но организованный, возможно,
Герингом, позволил начать процесс против коммуни-
стов.
Все граждане Германии, имевшие несчастье не
принадлежать к «арийской» расе (евреи, славяне,
цыгане), лишались имущества и депортировались в
концентрационные лагеря, где с ними обращались
с чудовищной жестокостью. Некоторые из крупней-
ших немецких писателей и ученых были вынужде-
ны эмигрировать, принеся огромную пользу приняв-
шим их Соединенным Штатам. Федеральные государ-
ства, профсоюзы были раздавлены так же, как и пар-
тии. Достойное сопротивление оказала Церковь: хри-
стианство и нацизм были несовместимы. Христиан-
ство проповедовало братскую любовь между всеми
людьми; нацизм же ограничивал эту братскую лю-
бовь гипотетической расой господ (Herrenvolk) и един-
ственной партией. Несмотря на заключенный в Риме
конкордат, католическая церковь, как и протестант-
ские, подверглась в Германии гонениям. 14 марта
1937 года папа Пий XI обратился к германскому епи-
скопату с энцикликой, направленной против нацизма:
Mit brennender Sorge20, которая, хотя и была тут же
запрещена, повсеместно зачитывалась с церковных
кафедр. Нацизм – это язычество, основанное на ми-
стической вере в «вождя» – фюрера (Адольфа Гитле-
ра); среди его приверженцев были и такие, кто меч-
тал возродить культ древних германских богов. Си-
стема слежки и доносительства пронизала всю эко-
номику, но в то же время программа перевооружения
и связанные с нею масштабные работы покончили с
безработицей. Для воспитания молодежи в новом ду-
хе были созданы молодежные организации, превра-
щавшие молодых немцев в послушное орудие наци-
онал-социализма; участие в них было обязательным
для каждого.

20
«С горячей обеспокоенностью» (нем.).
Адольф Гитлер (крайний справа) в рядах Бавар-
ского резервного полка. 1914–1918
Нацисты пикетируют магазин с плакатами
«Немцы! Защищайтесь! Не покупайте у евреев!».
1930-е

В ходе «чисток» были ликвидированы даже некото-


рые из первых соратников Гитлера, не пожелавшие
подстраиваться под его мнение. В «ночь длинных но-
жей» (30 июня 1934 года) «кровавая баня» освободи-
ла его от Рёма и его друзей. В Берлине в результа-
те резни погибли Шлейхер и его жена. Кровожадность
этого выступления посеяла панику среди тех, кто со-
хранил еще какую-то свободу мысли. В 1935 году так
называемые нюрнбергские законы поставили евреев
в положение худшее, чем у рабов в Древнем мире.
Уровень террора, поддерживаемый гестапо с Гимм-
лером во главе, садизм, с которым преследовались
неугодные, заставляют вспомнить о худших временах
в истории человечества.
После смерти Гинденбурга (1934) Гитлер упразд-
нил пост президента республики и стал называться
фюрером и рейхсканцлером. Военные должны бы-
ли приносить присягу лично фюреру, который, будучи
одновременно и партийным руководителем, и главой
государства, приписывал своей власти мистические
свойства. Он был воплощением воли германской ра-
сы. Он не собирал советов министров, консультиру-
ясь иногда с тем или иным специалистом, и все реше-
ния в итоге принимал сам, нередко укрывшись в своей
тайной резиденции в Берхтесгадене. Часто, особенно
в моменты гнева, в нем можно было наблюдать при-
знаки психопатических расстройств. Но присущий ему
необычайный магнетизм покорял по его желанию да-
же иностранных посетителей. Среди немцев многие
видели, что именно происходит, но они ничего не мог-
ли поделать против тоталитарного государства с вез-
десущей и всемогущей полицией.
Внешняя политика
В этой области, как и в остальных, Гитлер тоже все
решал сам. Он продолжал политический курс, заяв-
ленный в «Майн кампф»: аннексия всех государств с
германским населением, завоевание жизненного про-
странства и, наконец, мировая империя, Тысячелет-
ний рейх! Для достижения этой цели ему нужна бы-
ла армия. Это была единственная организация, кото-
рую он не трогал, устранив, правда, нескольких враж-
дебно настроенных генералов. События развивались
быстро. 14 октября 1933 года, через семь месяцев по-
сле подписания лживого «четырехстороннего пакта»,
в котором Франция, Великобритания, Италия и Герма-
ния договорились работать сообща над касающимися
их вопросами, а в остальном сотрудничать «в рамках
Лиги Наций», Германия выходит из этой самой Лиги и
одновременно из состава участников Женевской кон-
ференции по разоружению.
В 1935 году по результатам плебисцита Германии
был возвращен Саарский бассейн, но в том же го-
ду, презрев все международные соглашения, Гитлер
упразднил военные пункты Версальского договора
и восстановил воинскую повинность. Франция и Ан-
глия, которые могли бы этому воспротивиться, огра-
ничились нотами. 7 марта 1936 года Гитлер прика-
зывает оккупировать Рейнскую демилитаризованную
зону. Его армия еще настолько слаба, что Франции
достаточно было бы одного движения, чтобы немцы
отступили. Но Франция этого движения не сделала.
Немецкие генералы раскритиковали эту операцию;
Гитлер пошел на риск и выиграл.
В это самое время Муссолини, оскорбленный «эко-
номическими санкциями», введенными Великобрита-
нией и Францией против Италии в наказание за ее
агрессию против Эфиопии, обнаружил родство свое-
го авторитарного режима с гитлеровской Германией.
Гитлера же, давно уже решившего аннексировать Ав-
стрию, останавливало в этом деле только противо-
действие Италии. Предпринятое еще 25 июля 1934
года убийство австрийского канцлера Энгельберта
Дольфуса ничего не дало. Теперь же, успокоившись
относительно позиции дуче, который не захочет боль-
ше поддерживать в этом вопросе французов и англи-
чан, он может повторить попытку и 12 марта 1938 го-
да вводит в Австрию войска: дело сделано, «аншлюс»
состоялся.
Бенито Муссолини и Адольф Гитлер. Конец 1930-
х

В Австрии поселился нацистский ужас, а за ним


пришли избиения, преследования, самоубийства.
Несколькими неделями позже настал черед другой
жертвы – Чехословакии. Там, в Судетской области,
на границе с Германией проживали судетские немцы.
Гитлер задумал присоединить область к Германии. И
на этот раз можно было бы воспротивиться. Невилл
Чемберлен полетел в самый Берхтесгаден, но все же
уступил. Было решено организовать в Судетской об-
ласти плебисцит. Но через неделю, 22 сентября, ре-
шение было пересмотрено, и в Годесберге «челове-
ку с зонтом» были предъявлены новые требования.
Вмешался Муссолини, предложил созвать четырех-
стороннюю конференцию, которая состоялась в Мюн-
хене 29 и 30 сентября: в итоге Судетская область бы-
ла Германии попросту отдана.
Мюнхенское унижение разбудило общественное
мнение во Франции и в Великобритании. Но все воз-
можности вовремя раздавить нацизм были уже упу-
щены. Еще до Мюнхена было уже слишком поздно.
15 марта 1939 года Гитлер без единого выстрела ок-
купировал всю территорию Чехословакии, о которой
в свое время говорил, что она ему и даром не нужна.
Еще 1 ноября 1936 года Муссолини заявил в Мила-
не, что «европейская ось» проходит через Рим и Бер-
лин. Гитлер не делал ставки на позитивную помощь
Италии, ему был важен ее доброжелательный ней-
тралитет. Что же касается дуче, то он рассчитывал из-
влечь из явного союза с Третьим рейхом большую вы-
году. Год спустя триумфальный прием, оказанный ему
в Берлине, куда он прибыл по официальному пригла-
шению, показал, что его надежды были не напрасны.
Однако только после захвата Чехословакии, 22 мая
1939 года, столь желанный для Муссолини союз был
скреплен «Стальным пактом». Италии он ничего не
давал, но Германии гарантировал безопасность с юга.
Отныне для Гитлера все было возможно. Его ми-
нистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп на-
правил Литве ультиматум с требованием отдать Ме-
мель и прилегающие территории; он их получил.
Опьяненный столькими победами, одержанными од-
на за другой, Гитлер не унимался. Данцигский кори-
дор – эта географическая нелепость – мешал ему.
Он выставил ультиматум Польше. Та заупрямилась.
Тогда Гитлер в августе подписал тайный договор со
Сталиным о новом разделе Польши. Но даже само-
му долгому терпению приходит конец. Терпение Чем-
берлена было на пределе. Он заявил, что, если Поль-
ша будет захвачена, Англия встанет на ее защиту. Его
примеру последовала Франция. Началась Вторая ми-
ровая война.
Вторая мировая война
Можно бесконечно спорить о том, кто ответствен за
начало войн 1870 и 1914 года, однако можно с уве-
ренностью сказать, что войны 1939 года хотел имен-
но Гитлер. Еще 1 апреля секретным приказом герман-
ской армии дата 1 сентября была указана как день
начала войны с Польшей. Дипломатическая подготов-
ка была проведена очень ловко: Пакт о ненападе-
нии с СССР (23 августа 1939 года) застал Францию и
Англию врасплох. Предложение Муссолини провести
последние переговоры Гитлер отклонил: он был уве-
рен в победе.
Первого сентября 1939 года, в соответствии с зара-
нее разработанным планом, немецкие войска вторг-
лись на территорию Польши. Третьего последовал
франко-английский ультиматум, но он был отклонен.
Франция и Великобритания объявили Германии вой-
ну. После месячного «блицкрига» (1–29 сентября), за
время которого советские войска вышли на демарка-
ционную линию, зафиксированную в пакте Молото-
ва – Риббентропа, Польша пала. На западе в течение
нескольких месяцев шла «странная война». Продол-
жая готовить силы к нападению, Гитлер пытался «раз-
ложить» у своих противников общественное мнение.
9 апреля 1940 года он напал на Данию и Норвегию, а
10 мая начал масштабное наступление на запад.
И снова Франция подверглась нападению с севера,
через Голландию и Бельгию, которые капитулирова-
ли через несколько дней. Германские войска вошли
во Францию. Гигантское превосходство в вооружени-
ях (самолеты и бронетехника) обеспечило им быст-
рую победу. 10 июня на стороне Германии в войну
вступила Италия. 14 июня был взят Париж. Новый
премьер-министр (маршал Петен) начал переговоры
о новом перемирии, которое вступило в силу 25 июня.
Бóльшая часть Франции была оккупирована. Однако
в Лондоне генерал де Голль уже занимался организа-
цией вооруженного сопротивления и формировал то,
что станет позже временным правительством.
Всю вторую половину 1940 года авиация Герин-
га массивными бомбардировками Лондона и крупных
промышленных центров пыталась заставить Велико-
британию попросить о мире. Но немцы несли такие
потери от английских истребителей, что вскоре были
вынуждены отказаться от продолжения этой авиаци-
онной войны. А немного позже уже британские бом-
бардировщики стали бомбить Берлин. Тысяча под-
водных лодок в Атлантическом океане представляли
страшную угрозу. Тем временем Муссолини захватил
Грецию, а Гитлер – Болгарию и Югославию. К сере-
дине 1941 года в руках Германии были все Балканы,
но партизанские отряды (как во Франции группы Со-
противления) продолжали ожесточенную борьбу с за-
хватчиками.
Адольф Гитлер объявляет войну США на заседа-
нии рейхстага в Кролль-Опере 11 декабря 1941 г.

Гитлер, для которого защита Запада от коммуни-


стической угрозы была всегда одной из любимых тем,
давно готовился напасть на Советский Союз – свое-
го партнера по Пакту о ненападении. Он уверял, что
к такой политике толкали его требования русских. Ис-
тории пришлось преподать ему урок: в Россию без-
наказанно не вторгаются. Несколько месяцев он еще
мог надеяться на победу. 17 сентября, взяв четыре
миллиона военнопленных, его войска вплотную подо-
шли к Ленинграду. 8 ноября началось наступление на
Москву, однако его остановило контрнаступление со-
ветских войск, но главным образом – русская зима.
Немецкие солдаты в оккупированном Париже. Фо-
тография Андре Зюкка. 1941

С самого начала войны поддержку союзникам ока-


зывали Соединенные Штаты. Нападение германской
союзницы Японии на США спровоцировало объявле-
ние ими войны Германии и подняло войну до уровня
второй мировой. Гитлер, считавший себя «величай-
шим полководцем всех времен», принял Верховное
главнокомандование. На самом же деле в вопросах
стратегии он ничего не смыслил. Немецкие генера-
лы, в отличие от него знавшие свое дело, видели, что
непомерное растягивание фронтов может привести к
катастрофе. Зима 1941/42 года выдалась в России су-
ровой, а отступление немецкой армии после разгро-
ма под Сталинградом – тяжелым.
В Африке, где командующий Африканским корпу-
сом маршал Роммель дошел до Эль-Аламейна, вы-
садка англо-американского десанта и возвращение
на сцену французской Африканской армии привели к
капитуляции 12 мая 1943 года германо-итальянских
войск. На очереди была Италия.
Берлин в руинах после англо-американского воз-
душного налета 3 февраля 1945 г.
Разрушенный в результате бомбардировок союз-
ной авиации Цвингер – музейный комплекс в Дрезде-
не. 1946

Советские солдаты устанавливают флаг на Ун-


тер-ден-Линден в Берлине. Май 1945 г.

На море изобретение радара понизило эффектив-


ность подводных лодок. В воздухе Германия утра-
тила свое первенство и оставалась почти беззащит-
ной перед бомбардировками. Германские города го-
рели и рушились. «Тайное оружие» (ракеты «Фау-1»
и «Фау-2»), о скором появлении которого говорил Гит-
лер, отныне было не в силах помешать неминуемо-
му разгрому. 8 сентября 1943 года Италия подписа-
ла перемирие и вышла из войны. В январе 1944 го-
да Красная армия пересекла старую российско-поль-
скую границу. 6 июня 1944 года в Нормандии высади-
лись союзные войска. В конце года были освобожде-
ны Франция, Бельгия и Люксембург. 21 октября взят
Ахен. Это – конец. Несмотря на храбрость и мужество
немецких солдат, Германия не в силах противостоять
двойному наступлению – с востока и запада. В начале
1945 года Красная армия выходит к Одеру и Нейсе,
в то время как на западе наступают союзные войска
под командованием Эйзенхауэра.
Страница американской военной газеты «Stars
and Stripes» с сообщением о смерти Гитлера; газе-
та от 2 мая 1945 г.

Двадцатого июля 1944 года группа заговорщиков,


в которую входили и военные, и гражданские лица,
попыталась избавиться от Гитлера, но заговор прова-
лился. Укрывшись в подземном убежище, фюрер про-
должал обвинять в предательстве всех, кто смел гово-
рить о разгроме и капитуляции. Он готов был устроить
нечто вроде «Сумерек богов» и погибнуть, погубив
вместе с собой и всю Германию. В конце концов он
решил дожидаться развязки в Берлине, в своем бун-
кере, вместе с Евой Браун, которая готова была уме-
реть вместе с ним. В ночь с 28 на 29 апреля 1945 года
он продиктовал свое завещание и назначил гроссад-
мирала Дёница рейхспрезидентом и Верховным глав-
нокомандующим. После чего застрелился. Ева Бра-
ун, с которой он только что зарегистрировал брак, вы-
брала яд. Дёниц сформировал 1 мая правительство в
Фленсбурге (Шлезвиг), отдал приказ о полной капиту-
ляции, которая была подписана в Реймсе генералом
армии Альфредом Йодлем и подтверждена в Берли-
не фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем 8 мая, в
день прекращения военных действий.
Правительство это было распущено, а его члены 23
мая арестованы. Великого германского рейха не ста-
ло. Драма, начавшаяся в тот день, когда исступлен-
ный голос Гитлера впервые прозвучал в Мюнхене с
проповедью ненависти и насилия, пришла наконец к
мрачной развязке. Результатом ее, кроме огромных
военных потерь, стали шесть миллионов жертв – уби-
тых или депортированных – среди гражданского на-
селения.
Оккупированная Германия
На Потсдамской конференции США, СССР и Вели-
кобритания не без осложнений заключили-таки согла-
шения об оккупационных зонах. Франция тоже полу-
чила свою, а также была представлена в четырехсто-
ронней контрольной комиссии, которая разместилась
в Берлине. Бывшая столица рейха находилась в со-
ветской зоне, что создавало определенные проблемы
с доступом туда. Нищета и хаос, охватившие страну
после поражения, казались совершенно безысходны-
ми. На самом же деле разрушения хотя и были ужа-
сающими, но затронули больше здания, чем оборудо-
вание. Однако положение усложнялось множеством
других проблем. Десять миллионов немцев перешли
с Востока на Запад, их надо было принять. Страшная
инфляция делала деньги бесполезными.
Генералы Третьего рейха подписывают Акт о
безоговорочной капитуляции Германии 8 мая 1945 г.
(слева направо: генерал Ганс Юрген Штумпф, мар-
шал Вильгельм Кейтель, генерал-адмирал Ганс Ге-
орг фон Фридебург)
Сцена происходит 8 мая 1945 года в Генеральном
штабе маршала Жукова, в квартале Карлсхорст, Бер-
лин.
Сначала американцы действовали главным обра-
зом в негативном смысле. Основной их целью бы-
ла денацификация. Но вскоре они попытались воз-
родить германскую демократию. Они способствова-
ли возрождению партий, главными из которых были
Социал-демократическая и Христианско-демократи-
ческая. Советские власти, в свою очередь, поддержи-
вали слияние немногочисленных коммунистов с со-
циал-демократами. Отношения между СССР и Запа-
дом становились все напряженнее, так что США по-
думали, что главную опасность для них представля-
ет уже не Германия и что пора ее побыстрее подни-
мать из разрухи. Три западные оккупационные зоны
были объединены, и из них образована Западная Гер-
мания. План Маршалла имел целью помочь Европе, в
том числе и Германии, вновь обрести экономическое
равновесие. В 1948 году была создана новая марка
(Deutschmark), все больше укреплявшаяся на валют-
ном рынке.
Нюрнбергский процесс. 1946
Если точнее – это первый Нюрнбергский процесс
над высокими нацистскими руководителями (ноябрь
1945 – октябрь 1946). Впервые в истории победители
судили побежденных. Правовые нормы еще не были
установлены, но преступления казались такими чудо-
вищными…

Разногласия между СССР и его бывшими союзни-


ками становились все серьезнее. Россия была про-
тив установления в Западной Германии националь-
ного правительства. В марте 1948 года маршал Со-
коловский объявил, что четырехсторонняя комиссия
утратила всякий смысл и, следовательно, необходи-
мости присутствия союзников в Берлине больше нет.
Мало-помалу Советы отрезали все пути доступа к го-
роду. Оставался только воздушный, но разве возмож-
но снабжать большой город всем необходимым толь-
ко по воздуху? Воздушный мост, налаженный генера-
лом Люсиусом Клеем средствами авиации трех союз-
ных государств, работал с таким успехом, что в 1949
году советские власти сняли блокаду.

Люсиус Клей и Дуайт Эйзенхауэр в берлинском


аэропорту. 1940-е
Блокада Берлина, устроенная советскими властя-
ми, вынудила Запад организовать снабжение истер-
занного города всем необходимым. Одна только про-
блема горючего чего стоила! Эта героическая опе-
рация длилась тринадцать месяцев, с июня 1948 по
июль 1949 года. Было выполнено около трехсот ты-
сяч полетов под руководством американских генера-
лов Люсиуса Д. Клея и Ведемейера. Доставлено два
миллиона тонн грузов. В небе Германии постоянно на-
ходилась сотня самолетов, которые приземлялись по-
чти каждую минуту. При выполнении задания погиб-
ли 74 англо-американских летчика и их немецких по-
мощника.

Новая марка начала хождение в Берлине. Жители


трех его западных зон мужественно демонстрировали
верность Западной Европе, но в силу географическо-
го положения города сделать из него столицу нового
германского государства, которое собирались теперь
учредить союзники, было невозможно. В апреле и мае
1949 года были сформированы основы Федеративной
Республики Германии (Bundesrepublik Deutschland),
временной столицей которой стал город Бонн на Рей-
не. Конституция нового государства, утвержденная
союзными управляющими западной зоны, была обна-
родована 23 мая 1949 года. Чуть позже Советский Со-
юз создал Германскую Демократическую Республику,
чья конституция датируется 7 октября 1949 года.
Смогут ли когда-нибудь эти две Германии воссо-
единиться? Немцы надеялись на это, и многие из них
не решались одобрить образование нового государ-
ства из страха, что таким образом будет закреплено
существование двух Германий.
Две Германии
Первым канцлером Федеративной Республики Гер-
мании (Западной Германии) стал Конрад Аденау-
эр, ревностный католик, человек строгий и твердый,
обер-бургомистр Кёльна до 1933 года и после войны.
Законодательная власть страны состоит из двух па-
лат: бундестага, избираемого всеобщим голосовани-
ем, и бундесрата, который представляет федераль-
ные земли. Есть президент республики, который изби-
рается на пять лет, но реальная власть в стране при-
надлежит канцлеру. Бундестаг не может сместить его,
не назначив ему предварительно преемника. Перед
канцлером отчитываются министры. Вообще, Бонн-
ская республика получилась очень устойчивой.
Впрочем, скоро она еще больше укрепилась бла-
годаря небывалому экономическому подъему. «Гер-
манское чудо» удивило мир. Темпами, с которыми
промышленная Германия восстала из руин, она бы-
ла обязана, с одной стороны, денежной реформе;
с другой – «плану Маршалла»; с третьей – отсут-
ствию военных и колониальных расходов, но главным
образом – исключительной работоспособности граж-
дан страны. Министр экономики Людвиг Эрхард был
решительным сторонником свободного предпринима-
тельства, и успех его деятельности лишил социал-де-
мократов главной статьи их программы, касающейся
национализации производства.
Тем временем на востоке формировалась Герман-
ская Демократическая Республика, конституция кото-
рой сначала казалась федеральной и даже либераль-
ной, но потом быстро эволюционировала до однопар-
тийной системы и стала, по сути, под руководством
коммуниста Вальтера Ульбрихта государством-сател-
литом Советского Союза. С момента своего создания
Восточная Германия развивалась медленнее, чем За-
падная. В июне 1953 года там произошли волнения
среди рабочих, против которых выдвинули русские
танки. Восстание было обречено на неудачу, но каж-
дый год тысячи немцев, особенно в Берлине, перехо-
дили с Востока на Запад, где были выше и уровень
жизни, и уровень свободы. Возведенная в 1962 году
бетонная стена, разделившая две зоны, сделала та-
кие побеги почти невозможными.
Восстание в Восточном Берлине против комму-
нистического режима. 17 июня 1953
Немецкие рабочие-демонстранты бросают камни в
советские танки.

Союзники сначала хотели, чтобы Федеративная


Республика Германии не имела своей армии, но вой-
на в Корее, учреждение НАТО и острая нужда в кад-
рах изменили их мнение на этот счет. В конце концов
они пришли к выводу, что Германию надо вновь воору-
жить. Несмотря на протест социал-демократов и про-
стых граждан, не желавших возрождения милитариз-
ма, ставшего в свое время причиной всех их несча-
стий, канцлер Аденауэр выразил готовность к сотруд-
ничеству. Он вообще все время разыгрывал запад-
ную карту, вступал в европейские международные ор-
ганизации, и этот курс был одобрен страной на вы-
борах 1957 года, когда его партия получила абсолют-
ное большинство голосов. В 1959 году ему предложи-
ли стать президентом республики, а место канцлера
должен был занять его министр экономики. Но несги-
баемый Аденауэр предпочел остаться на командном
посту. Так президентом стал бывший министр сель-
ского хозяйства Генрих Любке.
На улице Бонна. 2012

В области внешней политики вопрос Саарского бас-


сейна был решен полюбовно: Франция, управляемая
президентом Шарлем де Голлем, шла на сближение с
Германией. Но самым серьезным вопросом по-преж-
нему остается воссоединение двух Германий. На вы-
борах 1961 года христианские демократы потеряли
абсолютное большинство в бундестаге, и Аденауэр
смог удержаться у власти лишь благодаря созданию
коалиции с либералами. В 1962 году триумфальный
визит генерала де Голля в Федеративную Республи-
ку Германии, казалось, стал символом и примирения,
и франко-германского сотрудничества. Тем временем
СССР перемежает угрозы относительно путей досту-
па к Берлину с туманными предложениями воссоеди-
нения. В 1963 году новым канцлером стал профессор
Людвиг Эрхард, что позволило партии христианских
демократов выйти на новый виток развития.
Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. 1955
Этот государственный деятель и ревностный ка-
толик, несомненно главный созидатель обновленной
Западной Германии.

Политическое будущее страны в значительной сте-


пени будет зависеть от ее экономического положения.
Сказочное процветание Западной Германии должно
только усилиться с вступлением ее в Общий ры-
нок. Адаптационные возможности германской про-
мышленности очень велики; ей только надо будет
найти рабочую силу, поскольку восточногерманский
источник, похоже, уже иссяк. Конкуренция между про-
мышленниками при недостатке рабочих рук приводит
к росту себестоимости.
Итак, прочность германской демократии связана
с ее экономическими успехами. Опасность нового
всплеска национал-социализма, кажется, устране-
на; если среди людей зрелого возраста и осталось
несколько нацистов, то молодежь над этим смеет-
ся и держится в стороне. Однако, если европейское
строительство замедлится, возможно возрождение
бисмарковского национализма, а прошлое показало,
что мечты о мировом господстве всегда, даже после
побед, приводят Германию к краху. К счастью, за по-
следние годы у нее появился опыт менее сокруши-
тельного, но более длительного успеха. Боннская рес-
публика крепче Веймарской. Это она вытащила Гер-
манию из нищеты и изоляции.