Вы находитесь на странице: 1из 85

С. В. Гапоненко, С. В. Жуковский, В. Н.

Хильманович

Оптические аналогии
квантовых явлений

Минск
Республиканский институт высшей школы
2009

2
Аннотация

Пособие представляет собой дополнение к учебникам и задачникам по квантовой


механике и атомной физике. Показывается, что многие базовые эффекты квантовой
механики имеют аналоги в волновой оптике, обусловленные отражением волн на
скачках потенциала и интерференцией этих волн, а также существованием неодно-
родных волн. Показана роль оптических представлений в формировании квантовой
механики, а также перенос концепций из квантовой механики в оптику в конце XX
в. Адресовано студентам, магистрантам, аспирантам и преподавателям вузов и мо-
жет быть использовано в лекционных курсах и практических занятиях по атомной
физике, квантовой механике и наноэлектронике.
Оглавление
1. Введение 3
2. Изоморфизм уравнений Шредингера и Гельмгольца 7
3. Движение над ямами и барьерами 10
3.1. Ступенька потенциала и показателя преломления 10
3.2. Прямоугольные барьер и яма 15
4.Туннелирование в квантовой механике и оптике 32
4.1. Волновая функция в квантовой механике
для случая E — U 0 < 0 32
4.2. Отрицательная диэлектрическая функция в оптике 34
4.3. Туннелирование сквозь барьеры конечной высоты
и ширины 39
5. Резонансное туннелирование в структурах
с двумя барьерами 49
5.1. Квантовомеханическая задача 49
5.2. Резонансное туннелирование в оптике 52
5.3. Расчет отражения и прохождения волн
в структурах с двумя барьерами 54
6. Многоямные потенциалы: расщепление уровней
и образование зон 56
7. Аналогии и отличия. Интенсивность и вероятность.
Электроны и фотоны. 62
8. Время туннелирования в квантовой механике и оптике 65
8.1. Парадокс Хартмана в квантовой механике 65
8.2. Электромагнитный аналог парадокса Хартмана 69
9. От волновой оптики к волновой механике
(из истории создания квантовой механики) 72
9.1. Рождение новых идей: роль оптики в формировании
квантовой механики 72
9.2. Идентификация оптических аналогов квантовых
эффектов 76
10. От квантовой механики к нанофотонике 74
10.1. Перенос представлений из квантовой физики
в волновую оптику 74
10.2. Исследования в области нанофотоники в Беларуси 76
Задачи и вопросы 78
Список литературы 78

2
Законы новой механики найдены просто про-
слеживанием аналогии механики с оптикой.
Макс Планк 1927 [1]

1. Введение

Современное естественнонаучное образование и восприятие научной картины


мира невозможны без понимания основ квантовой физики. Будущие преподаватели,
инженеры и ученые, получающие высшее образование по физике в классических,
технических и педагогических университетах знакомятся с основами квантовой ме-
ханики в курсах атомной и квантовой физики или в других учебных курсах, посвя-
щенных принципам строения вещества и микромира. Чрезвычайно важно уже на
ранних этапах постижения квантовой физики формирование «квантовой» интуиции
и «квантового» мышления. Необходимость такого мышления диктуется не только
необходимостью формирования полноценной естественнонаучной картины мира у
современных специалистов, но и быстрым развитием наноэлектроники и нанотехно-
логий во всем мире, в основе которых лежат квантовые свойства вещества. С точки
зрения восприятия студентами курс квантовой механики является весьма сложным и
вызывает немало трудностей. В педагогической практике культивируется мнение,
что квантовомеханические представления не обладают наглядностью. Это дает ос-
нования и преподавателю, и студентам заранее примириться с тем, что концепции,
понятия и результаты квантовой механики находятся за границами наглядно-
образного мышления, основа которого – образы и представления, включающие при-
знаки изучаемого явления или процесса. Кроме того, во многих вузах отрывочный
(например, в педагогических вузах) и даже эпизодический (для инженерных специ-
альностей) характер подаваемого учебного материала дополнительно затрудняет
формирование согласованной системы представлений о свойствах квантовых объек-
тов. По этой причине для многих студентов квантовые явления не только не облада-
ют наглядностью, но и оторваны от общей физической картины макромира, в кото-
ром наглядно действуют законы классической механики. В этом заключается, воз-
можно, основная причина сложности в восприятии и понимании квантовых эффек-
тов. Возникает вопрос: как улучшить преподавание этого раздела физики, сделав
более наглядными квантовые явления?
В настоящей работе мы показываем, что систематическое использование оп-
тических аналогий позволяет не только сделать наглядными многие квантовые эф-
фекты, но и сформировать у студентов «квантовую интуицию», с помощью которой
они могут, не решая собственно квантовомеханических задач, предсказывать пове-

3
дение квантовых частиц в различных случаях. Предлагаемый подход может быть
использован в курсе «Квантовая механика» в университетах, в курсе «Атомная фи-
зика и элементы квантовой теории» в технических университетах, в курсах «Физи-
ческие основы механики», «Атомная и ядерная физика» в других технических вузах,
а также в спецкурсах читаемых для студентов, специализирующихся в области фи-
зики полупроводников (Белорусский государственный университет, физический и
радиофизический факультеты), микро- и наноэлектроники (БГУ информатики и ра-
диоэлектроники), электронного приборостроения (Белорусский национальный тех-
нический университет и другие ВУЗы) при изложении принципа работы туннельных
диодов и приборов на квантовых эффектах.
Настоящее пособие ни в коей мере не является курсом квантовой механики и
даже не претендует на предварительное введение в такой курс. Оно написано как
дополнение к учебным пособиям по квантовой механике, а также к задачникам, ис-
пользуемым при проведении практических занятий. В настоящем пособии показыва-
ется, что базовые эффекты квантовой, а точнее, волновой механики, имеют ясные
аналоги в классической волновой физике и присущи, например, электромагнитным
волнам. Имеются пары аналогичных оптических и квантовых явлений, обусловлен-
ных волновой природой света и квантовых частиц. Все установленные аналогии
обусловлены тремя основными факторами: отражением волн на скачках потенциала,
существованием неоднородных волн в т. н. «классически запрещенных» областях, а
также интерференцией волн, рассеянных на скачках показателя преломления или
потенциала.
Оптические аналогии выбраны не случайно, а в силу нескольких весьма су-
щественных причин. Во-первых, волновые эффекты в оптике хорошо известны из
повседневного опыта. К ним относятся, например, отражение и преломление света
на границах раздел двух сред, интерференционная окраска тонких пленок, зеркаль-
ные свойства металлических поверхностей. Во-вторых, волновые эффекты в оптике
изучаются в курсах физики до того, как начинается изложение основ квантовой ме-
ханики и атомной физики, причем их изучение не сводится к усвоению волновой
теории света, но сопровождается практическими и лабораторными занятиями. Но
самым серьезным аргументом, обусловившим выбор оптических аналогий для по-
вышения наглядности при описании квантовых эффектов, стало удивительное
«взаимодействие» волновой оптики и квантовой механики в процессе развития фи-
зической науки. Именно волновая оптика стала отправной точкой при поиске новой
механики для описания микромира. Волновая механика формировалась как такое
дополнение к классической механике, которое дополняло бы классическую механи-
ку подобно тому как волновая оптика сосуществует с геометрической оптикой. Впо-
следствии, в конце прошлого столетия в естествознании и технике произошел не ме-
нее удивительный обратный процесс. Результаты квантовой механики, полученные

4
при решении задач о поведении электронов в сложных потенциалах, в первую оче-
редь при построении одноэлектронной теории твердых тел, были систематически
перенесены в оптику и во многом стимулировали развитие нанофотоники и разра-
ботку целой гаммы оптических микро-устройств. Описание этого плодотворного
взаимодействия двух крупных разделов физической науки и человеческой практики
составляет важную часть настоящего пособия и призвано содействовать формирова-
нию у студентов согласованных представлений о генезисе физической теории и
внутренней гармонии физической картины мира, отражающей гармонию природы.
Важным представляется также и отражение такого пути развития новейших техно-
логий, при котором в новую, возникающую область техники переносятся представ-
ления и явления из другой, на первый взгляд посторонней, области науки и техники.
Изложение построено следующим образом. Вначале указывается основная
причина всех обсуждаемых аналогий – одинаковая математическая форма стацио-
нарного уравнения Шредингера и уравнения Гельмгольца. Затем последовательно
анализируются стандартные, уже канонизированные, задачи одномерного движения
в квантовой механике и их оптические аналоги. После этого рассматриваются задачи
резонансного туннелирования, обычно не входящие в стандартные курсы квантовой
физики, но представляющие значительный практический интерес для наноэлектро-
ники. После этого обсуждается одна из открытых проблем квантовой механики и
оптики, связанная с измерением времени туннелирования квантовых частиц и клас-
сических волн. Наконец, в заключительной части этой небольшой книжки обсужда-
ются исторические аспекты формирования квантовой механики с использованием
оптических аналогий в 20-х годах прошлого века, а также обратный процесс перено-
са концепций из квантовой физики в нанофотонику.
Отдельные вопросы, затронутые в настоящем пособии, на протяжении последних
лет обсуждались авторами с многочисленными коллегами. Наиболее полезными бы-
ли дискуссии с В. Е. Борисенко, Д. В. Гузатовым, В. И. Дынич, В. А. Лабуновым,
А. В. Лавриненко, С. А. Маскевичем, А. А. Сокольским, Н. Д. Стрекаль,
Е. А. Толкачевым, Е. А. Ушаковым. Авторы выражают им, а также Т. И. Чистой,
оказавшей большую помощь на завершающем этапе работы над рукописью, глубо-
кую признательность.
Авторы будут благодарны за критические замечания и возможные дополнения,
которые просим направлять по электронной почте на один из адресов:
s.gaponenko@ifanbel.bas-net.by, nanoscience@tut.by.

5
2. Изоморфизм уравнений Шредингера и Гельмгольца

Частица в квантовой механике описывается волновой функцией Ψ(r,t), квадрат


модуля которой дает вероятность найти частицу в данной точке пространства. Эта
функция удовлетворяет уравнению Шредингера, которое является дифференциаль-
ным уравнением второго порядка относительно координат и дифференциальным
уравнением первого порядка относительно времени:

h2 2 ∂Ψ
− ∇ Ψ + U ( r)Ψ = ih , (1)
2m ∂t

где h - постоянная Планка, деленная на 2π, m – масса частицы, U(r) – потенциаль-


ная энергия.
Электромагнитные волны описываются зависящими от времени электрическим
и магнитным полями, которые в отличие от волной функции непосредственно на-
блюдаемы и измеряемы. Напряженности электрического E и магнитного H полей
удовлетворяют паре волновых уравнений, каждое из которых является дифференци-
альным уравнением второго порядка относительно координат и времени:

εμ ∂ 2 E εμ ∂ 2 H
∇2E − = 0, ∇ 2 H − =0 , (2)
c 2 ∂t 2 c 2 ∂t 2

где с – скорость света в вакууме, а ε и μ – диэлектрическая и магнитная проницае-


мость среды, соответственно. В общем случае ε и μ могут зависеть от координат. Их
произведение определяет показатель преломления среды n:
n 2 = εμ . (3)

Хотя временная зависимость в уравнении Шредингера и в волновом уравне-


нии различаются, в стационарном случае, когда зависимость от времени в обоих
уравнениях исключается, каждое из уравнений приводится к дифференциальному
уравнению второго порядка относительно координат:

n2 ( r) 2
∇ A( r) + 2 ω A( r) = 0 ,
2
(4)
c

h2 2
∇ ψ ( r ) + [ E − U ( r )]ψ ( r) = 0 , (5)
2m

6
где A соответствует абсолютному значению напряженности электрического E или
магнитного H полей, а E – стационарные значения энергии частицы. Уравнения (4),
(5) могут быть представлены в единой форме

∇ 2 A( r ) + k EM
2
A( r ) = 0, ∇ 2ψ ( r ) + kQM
2
ψ ( r) = 0 , (6)

где введены волновые числа электромагнитной волны kEM и квантовой частицы kQM

n2 ( r) 2 2m
2
k EM = 2
ω , kQM
2
= 2 [ E − U ( r )] . (7)
c h

Совпадение по форме уравнений (6) часто формулируется как изоморфизм уравне-


ний Шредингера и Гельмгольца. С математической точки зрения более строго сле-
дует говорить, что стационарное уравнение Шредингера является уравнением, из-
вестным в математике как уравнение Гельмгольца. Однако традиционно обозначе-
ние «уравнение Гельмгольца» сохраняют для описания классических волн (не только
электромагнитных, но и, например, акустических), тогда как термин «уравнение
Шредингера» применяют только для квантовых объектов. Этим подчеркивается то,
что эти уравнения описывают разные объекты и относятся к разным разделам физи-
ки.
Цель нашего дальнейшего рассмотрения заключается в том, чтобы просле-
дить физические аналогии в волновой оптике и волновой механике, обусловленные
математическим изоморфизмом уравнений Шредингера и Гельмгольца. Мы подроб-
но проанализируем несколько модельных одномерных задач волновой механики и
волновой оптики. Будем рассматривать типичный для оптических задач случай
μ = 1 , а под величиной A для определенности будем подразумевать напряженность
электрического поля. Ограничимся одномерным случаем по следующим причинам.
Во-первых, для одномерного случая уравнения (2) и (4) имеют скалярный вид и наи-
более просты для анализа. Во-вторых, именно на одномерных задачах квантовой ме-
ханики традиционно демонстрируются базовые волновые эффекты в микромире с
целью показать основные свойства решений уравнения Шредингера. Наконец имен-
но в одномерном случае наиболее близки свойства квантовых частиц и электромаг-
нитных волн. Последние, как известно, являются поперечными волнами и их рас-
пространение во многих модельных задачах и практических случаях существенно
зависит от поляризации. В одномерных задачах по распространению излучения
можно не учитывать поляризационные эффекты. Следует, однако, заметить, что ана-
логия квантовомеханических и оптических эффектов не ограничивается исключи-
тельно одномерными задачами. Например, появление зонной структуры, блоховских
волн, андерсоновской локализации имеет место в 2-х и 3-х измерениях в равной сте-
пени для квантовых частиц и для классических волн. Более того, поляризационные

7
эффекты в оптике анизотропных сред аналогичны некоторым спиновым эффектам в
квантовой механике.
В одномерном случае уравнения (6) принимают вид

d 2 A( x) d 2ψ ( x)
2
+ k EM
2
A( x ) = 0, 2
+ kQM 2ψ ( x) = 0 (8)
dx dx

Отметим, что уравнения (8) ясно указывают на то, что изменения в пространстве по-
казателя преломления может привести к таким же результатам, как изменения в про-
странстве потенциала, более точно - величины E − U ( x ) . Заметим, что обе величи-
ны (и показатель преломления, и разность полной энергии частицы и потенциальной
энергии) характеризуют скорость волны v. Для классических волн имеем v=c/n . Для
квантовой частицы скорость находится из соотношения

p2
Кинетическая энергия ≡ E − U 0 ≡ (9)
2m
откуда
2( E − U 0 )
p ≡ mv = 2 m( E − U 0 ) ⇒ v = . (10)
m

Мы покажем, что имеются пары аналогичных оптических и квантовых явлений, ко-


торые являются следствиями трех основных факторов: волновой природы света и
квантовых частиц, существованием неоднородных волн в т.н. «классически запре-
щенных» областях, а также интерференции волн, рассеянных на скачках показате-
ля преломления или потенциала.

3. Движение над ямами и барьерами

3.1. Ступенька потенциала и показателя преломления


Рассмотрим частицу с энергией E, движущуюся над полубесконечным скач-
ком потенциала U0 в точке x = 0 (рис. 1). Предполагается, что частица встречает по-
тенциальную ступеньку, двигаясь слева направо вдоль оси x. Для x < 0 рассматрива-
ем волны, движущиеся в прямом и обратном направлениях, а для x > 0 – только вол-
ну в прямом направлении. Волновая функция записывается в виде

ψ I ( x) = A exp(ik1 x) + B exp( −ik1 x) для x < 0 (11)

ψ II ( x ) = C exp(ik2 x ) для x > 0 , (12)

где

8
2 mE 2 m( E − U 0 )
k1 = , k2 = (13)
h h

– волновые числа частицы перед и за ступенькой, соответственно. Сразу можно за-


метить, что последнее соотношение означает изменение длины волны де Бройля час-
тицы при пересечении ступеньки от значения λ1 к λ2 :

2π h 2π h
λ1 = = , λ2 = = . (14)
k1 2 mE k2 2 m( E − U 0 )

Найдем коэффициенты отражения r и прохождения t для амплитуд волновых функ-


ций, т.е.
r = B/A , t = C/A (15)

Применяя стандартные условия непрерывности и гладкости волновой функции


ψ I (0) = ψ II (0) ⇒ A + B = C ,
k2
ψ I′ (0) = ψ II′ (0) ⇒ A − B = C ,
k1

Рис 1. Движение квантовой частицы (слева) и электромагнитной волны


(справа) над ступенькой потенциала и показателя преломления, соответ-
ственно.
В обоих случаях имеется частичное отражение и изменение длины волны. Сту-
пенька «вверх» в квантовой механике соответствует ступеньке «вниз» в оптике.
На графиках не учтено изменение амплитуды при прохождении и отражении.

9
получаем

k1 − k2 2k1
r= , t= . (16)
k1 + k2 k1 + k2

Используя (13), можно выразить r, t через два параметра задачи, а именно, полную
энергию E, и высоту ступеньки U0

E − E −U0 2 E
r= , t= . (17)
E + E −U0 E + E −U0

Для получения полных вероятностей, которые дают отношение потоков прошедших


и отраженных частиц, необходимо найти
2
ψ ( x ) = ψ ( x )ψ * ( x ) .
В результате приходим к соотношениям для коэффициента отражения и коэффици-
ента прохождения для потока частиц:

( E − E − U 0 )2 4 E( E − U 0 )
R=r = 2
, T = 1− R = . (18)
( E + E −U0 ) 2
( E + E − U 0 )2

Таким образом, с учетом вероятностной интерпретации волновой функции прихо-


дим к утверждению, что поток частиц, обладающих одинаковой энергией (волновым
числом, длиной волны), двигаясь над потенциальной ступенькой, испытывает час-
тичное отражение и частичное прохождение с одновременным изменением длины
волны (волнового числа). Полная энергия частицы остается постоянной, тогда как
кинетическая энергия изменяется на величину высоты ступеньки. Результат остается
верным, если частица изначально движется в обратном направлении, справа налево.
Коэффициенты прохождения и отражения имеют такие же значения, а длина волны,
волновое число и энергия изменяются в обратном порядке.
Аналогичным образом можно рассмотреть классическую, например, электро-
магнитную волну с частотой ω, волновым числом k1, длиной волны λ1, которая рас-
пространяется в среде со ступенькой показателя преломления от n1 до n2 < n1 .
Математическая идентичность уравнений (8) приводит к выражениям, аналогичным
(11)-(16) с изменением волнового числа и длины волны, а также с частичным прохо-
ждением и отражением волны при неизменной частоте. А именно:

10
ω ω
k1 = n1 преобразуется в k2 = n2 ,
c c
2π 2π n (19)
λ1 = преобразуется в λ2 = = λ1 1 ,
k1 k2 n2

и коэффициенты отражения и прохождения для амплитуды выражаются так же, как


в (16):

k1 − k2 2k1
r= , t= . (20)
k1 + k2 k1 + k2

В оптике последние выражения записываются обычно через показатели преломле-


ния, т.е.

n1 − n2 2n1
r= , t= . (21)
n1 + n2 n1 + n2

Эти соотношения дают коэффициенты отражения и прохождения для амплитуды.


Переход к коэффициентам отражения и прохождения для интенсивности осуществ-
ляется следующим образом:

(n1 − n2 )2 4n1n2
R=r = 2
, T = 1− R = . (22)
(n1 + n2 ) 2
(n1 + n2 )2

Эти выражения симметричны относительно перестановки n1 ↔ n2 . Легко видеть,


что, хотя выражения (16) полностью совпадают с соответствующими выражениями в
оптике (20), выражения (22) все же отличаются от выражений (18): (18) содержат
энергии, тогда как (22) содержат только безразмерные параметры. Эта формальная
разница не имеет принципиального физического значения и может быть устранена
введением относительного показателя преломления в квантовой механике, указы-
вающего во сколько раз изменяется скорость частицы на ступеньке потенциала, ана-
логично тому, как это вводится в оптике. Для электромагнитной волны относитель-
ный показатель преломления

v2 n1 k1
nEM = = = (23)
v1 n2 k2

Аналогичным образом можно ввести такой же показатель в квантовой механике

11
v2 k2 E −U0
nQM = = = , (24)
v1 k1 E

представляющий собой безразмерное отношение скоростей частицы в двух областях


пространства перед и за ступенькой в полном соответствии с определением относи-
тельного показателя преломления в оптике. Отметим, однако, что потенциальная
ступенька «вверх» в квантовой механике соответствует ступеньке преломления
«вниз» в оптике. Эта асимметрия происходит вследствие того, что в оптике скорость
волны обратно пропорциональна волновому числу, а в волновой механике скорость
частицы прямо пропорциональна волновому числу. Примечательно, что эта асим-
метрия не влияет на формулы для R и T, так как эти формулы содержат функции n,
инвариантные по отношению к подстановке n → 1/ n .

Рис. 2. Коэффициенты отражения и прохождения для ступеньки потен-


циала и показателя преломления.
Функции R и T симметричны для n>1 и n<1.

С введенными обозначениями квантовомеханические коэффициенты отраже-


ния и прохождения принимают вид

(1 − nQM ) 2 4nQM
RQM = , TQM = (25)
(1 + nQM ) 2 (1 + nQM ) 2

что полностью совпадает с соответствующими выражениями в оптике.

12
( 1 − nEM )
2
4nEM
REM = , TEM = . (26)
( 1 + nEM ) ( 1 + nEM )
2 2

Для очень высоких значений n>>1, а также для очень низких значений n<<1 коэф-
фициент отражения стремится к единице (рис. 2), а коэффициент прохождения — к
нулю. На логарифмической по отношению к показателю преломления шкале функ-
ции R(n) и T(n) симметричны. Это значит, что коэффициенты прохождения и отра-
жения одинаковы для n12 = n1 / n2 и n21 = n2 / n1 , т. е. результаты для ступень-
ки вверх и вниз одинаковой высоты/глубины совпадают.

Рис. 3. Прямоугольные потенциальный барьер (слева) и яма (справа).

Рис. 4. Профиль показателя преломления для среды


с диэлектрическим слоем

3.2. Прямоугольные барьер и яма

Рассмотрим квантовую частицу, движущуюся над потенциальным барьером


или ямой шириной a (рис. 3) и сравним результаты с распространением электромаг-
нитной волны сквозь диэлектрический слой, имеющий показатель преломления n2,
отличающийся от показателя преломления окружающей среды n1 (рис. 4).

13
Рассмотрим уравнение Шредингера с потенциальным барьером U(x)

U ( x ) = U 0 для 0<x < a ,


U ( x ) = 0 для x > a , x < a .

По аналогии с выражениями (11), (12) записываем волновую функцию ψI перед


барьером, ψII над барьером и ψIII за барьером в виде

ψ I ( x ) = A exp(ik1 x ) + B exp( −ik1 x ) для x<0 ,

ψ II ( x ) = C exp(ik 2 x ) + D exp( −ik 2 x ) для 0<x < a , (7)

ψ III ( x ) = G exp(ik1 x ) для x>a .


В отличие от ступеньки в случае барьера мы имеем две волны, распространяющиеся
в обоих направлениях между точками 0 и a . Применяя условие непрерывности и
гладкости волновой функции в точках x = 0 и x = a

ψ I (0) = ψ II (0), ψ I′ (0) = ψ II′ (0) ,


(28)
ψ II ( a ) = ψ III ( a ), ψ II′ ( a ) = ψ III
′ (a) ,

получаем четыре уравнения для коэффициентов A,B,C,D,G. Можно положить A=1, а


затем решить четыре уравнения для четырех коэффициентов. Особенное значение
имеют коэффициент r = B, определяющий амплитуду отраженной волны, и коэффи-
циент t = G, определяющий амплитуду прошедшей волны. Можно также найти ко-
эффициенты r = B/A и t = G/A без использования условия А = 1. Затем для получения
плотности вероятности для отраженной и прошедшей части потока частиц перейдем
к R = r 2 , и T = 1 − R . Окончательно получим
( k12 − k22 )sin 2 ( ak2 ) 4k12 k22
R= 2 , T= 2 . (29)
( k1 − k22 )2 sin 2 ( ak2 ) + 4 k12 k22 ( k1 − k22 )2 sin 2 ( ak2 ) + 4 k12 k22

Используя обозначения (13), можно переписать эти выражения через U0 и a:

a
U 02 sin 2 ⎛⎜ m( E − U 0 ) ⎞⎟
R= ⎝h ⎠ ,
2⎛a ⎞
2
U 0 sin ⎜ m( E − U 0 ) ⎟ + 4 E( E − U 0 )
⎝h ⎠ (30)
4 E( E − U 0 )
T= .
2⎛a ⎞
2
U 0 sin ⎜ m( E − U 0 ) ⎟ + 4 E( E − U 0 )
⎝h ⎠

14
Наконец, используя относительный показатель преломления (24), получаем
a
(1 − nQM
2
)2 sin 2 ⎛⎜ mEnQM ⎞⎟
R= ⎝h ⎠ ,
2 ⎛ a ⎞
(1 − nQM ) sin ⎜
2 2
mEnQM ⎟ + 4 nQM
2

⎝h ⎠ (31)
2
4n QM
T= .
2 ⎛a ⎞
(1 − nQM ) sin ⎜
2 2
mEnQM ⎟ + 4 nQM
2

⎝h ⎠

На рис. 5 построен график коэффициента прохождения T(E), совмещенный с барье-


ром. Безразмерный аргумент синуса в выражениях (29)-(31)
a a
ak2 = m( E − U 0 ) = mEnQM (32)
h h
имеет ясный физический смысл: это умноженное на 2π отношение ширины барьера
к дебройлевской длине волны частицы над барьером, т.е.
2π a / λ2 = 2π anQM / λ1 . Мы пришли к эффекту, который обычно обсуждается
как нетривиальный во многих задачниках по квантовой механике. Когда аргумент
синуса (32) в выражениях (29)-(31) кратен π, коэффициент прохождения T равен
единице, а коэффициент отражения R равен нулю. Если длина волны над барьером
удовлетворяет условию

λ2( N )
N = a , N = 1, 2, 3,... , (33)
2

или, что то же самое, длина волны частицы вне барьера удовлетворяет условию

λ1( N )
N = anQM , N = 1, 2, 3,... , (33’)
2
поток частиц проходит над барьером без отражения. Условие (33) означает, что на
ширине барьера должно укладываться целое число полуволн. Соответствующий на-
бор резонансных значений энергии определяется выражением

π 2 h2
EN − U 0 = 2
N 2 , N = 1, 2, 3,... . (34)
2 ma

Легко видеть, что правая часть этого выражения совпадает с набором энергетиче-
ских уровней частицы в яме шириной a с бесконечно высокими стенками. Это свя-
зано с тем, что спектр частицы в бесконечно глубокой яме тоже определяется усло-

15
вием образованием стоячих волн в яме. Первые пять уровней энергии и соответст-
вующие волновые функции для резонансного прохождения над барьером построены
на рисунке 5.

Рис. 5. Движение электрона над барьером высотой U0 = 1 эВ шириной


a = 2 нм.
Для энергии E выше, чем U0 имеется конечная вероятность прохождения T и отра-
жения R = 1 – T . Вероятность прохождения является осциллирующей функцией E.
Частица «не замечает» барьера, если ее дебройлевская длина волны над барьером
удовлетворяет условию λN = 2 a / N , N = 1, 2, 3,... . Показаны первые 5 уровней
энергии и волновые функции, соответствующие безотражательному прохождению.
Длина волны и амплитуда волновой функции над барьером и вне барьера различа-
ются.

Условие (33) совпадает с простым и очевидным условием появления резо-


нансных мод Фабри-Перо для света, распространяющегося сквозь тонкую диэлек-
трическую пленку или пластинку. Это означает, что безотражательное прохождение
в квантовой механике имеет резонансную природу и возникает вследствие конструк-
тивной интерференции волн, отраженных от потенциальных ступенек. Интерферен-
ция приводит к увеличению амплитуды над барьером так, что амплитуда за барье-
ром равна амплитуде перед барьером. «Локальные» коэффициенты отражения r и

16
прохождения t для задней ступеньки даются выражением (17), поэтому увеличение
амплитуды над барьером составляет 1/t раз. Волновая функция для резонансных зна-
чений энергий En «накапливается» над барьером так же, как световая волна в резона-
торе. Применительно к единичной частице можно сказать, что частица с большей
вероятностью может быть найдена над барьером, чем вне его, если ее энергия при-
надлежит набору En. Эта вероятность растет пропорционально относительной высо-
2
те барьера ( E − U 0 )/ E , равной nQM в соответствии с введенным обозначением
(24).
Оценим, какой длиной волны λN0 должна обладать частица для того, чтобы
пройти барьер без отражения. Она равна

aλ (U 0 )
λN0 = . (35)
λ 2 (U 0 ) N 2 /4 + a 2

В пределе E → U 0 коэффициент прохождения стремится не к нулю, а к постоян-


ному значению (см., напр., [2])

mU 0 a 2 −1
T0 = (1 + ) . (36)
2h2

В области 0 < E < U0 прозрачность барьера мала, но отлична от нуля вследствие


туннелирования частицы под барьером. Туннелирование будет предметом рассмот-
рения в следующем разделе.
На основе результатов для потенциального барьера можно сразу записать ко-
эффициенты отражения и прохождения для потенциальной ямы, так как ясно, что
выражения (27)-(29) в равной степени справедливы и для барьера, и для ямы. Выра-
жения (30) с формальными подстановками
E → E −U0 , E −U0 → E

принимают вид

17
a
U 02 sin 2 (
mE )
R= h ,
2⎛a ⎞
2
U 0 sin ⎜ mE ⎟ + 4 E( E − U 0 )
⎝h ⎠
(37)
4 E( E − U 0 )
T= .
2⎛a ⎞
2
U 0 sin ⎜ mE ⎟ + 4 E ( E − U 0 )
⎝h ⎠

Рис. 6. Движение электрона над потенциальной ямой конечной глубины


U0 = 1 эВ и шириной a = 2 нм.
Частица с энергией выше 1 эВ имеет конечную вероятность прохождения T и от-
ражения R = 1 – T . Частица «не видит» ямы, если ее дебройлевская длина волны
над ямой удовлетворяет условию λN = 2 a / N , N = 1, 2, 3,... . Показаны первые
7 уровней энергии и волновые функции, соответствующие этому условию. Первые
четыре из них лежат ниже потенциала U0 , поэтому безотражательное прохожде-
ние существует только для N > 4. Длина волны и амплитуда волновой функции над
ямой и вне ямы различаются.

Набор резонансных значений энергии, обеспечивающих безотражательное прохож-


дение над ямой, строго совпадает с энергетическим спектром частицы в бесконечно
глубокой яме такой же ширины

18
π 2 h2
EN = 2
N 2 , N = 1, 2, 3,... (38)
2 ma
Однако, в отличие потенциального барьера, для ямы это условие является необхо-
димым, но не достаточным. Резонансное прохождение имеет место только при до-
полнительном условии E N > U 0 . Из-за этого дополнительного условия спектр резо-
нансного прохождения над ямой всегда будет более разреженным, чем над барьером
при тех же значениях a и U0.
Для барьера или ямы сложной формы вместо параметров a m( E − U 0 ) / h для
барьера и a mE / h для ямы необходимо использовать функции
a
1
h ∫0
m( E − U ( x )dx (39)

в качестве аргумента синуса. Последнее выражение можно представить в виде


a m( E − U ( x0 ) / h , где x0 лежит в интервале 0 < x0 < a . Хотя принципиальный фи-
зический результат остается таким же, его обсуждение на основе интерференции
волн, отраженных в точках x = 0 и x = a неприменимо. Аналогия с оптикой сохраня-
ется и нужно отметить, что среды со сложной зависимостью показателя преломле-
ния от координаты все более широко применяются в современных оптических тех-
нологиях.
Рассмотрим распространение электромагнитной волны сквозь плоско-
параллельную диэлектрическую пластинку (рис.7) толщиной a с показателем пре-
ломления n2 ≠ n1 , отличающимся от показателя преломления окружающей среды
n1. Каждый скачок показателя преломления приводит к частичному отражению па-
дающей волны. Получим выражение для коэффициентов отражения и пропускания
для такого слоя. Для этого детально рассмотрим процесс формирования отраженной
и прошедшей волны (рис.7).

19
Рис. 7. Формирование отраженной и прошедшей волны при распространении
в диэлектрическом слое толщиной a = d2 с показателем преломления n2, нахо-
дящемся в среде с показателем преломления n1.
Отраженная (слева) и прошедшая (справа) волны формируются в результате интер-
ференции (суммы с учетом фазы) парциальных волн, возникающих в результате мно-
гократного отражения от границ слоя. Амплитуда и фаза каждой из парциальных
волн получается с помощью простого перемножения коэффициентов r12, r21, t12, t21, а
также фазового множителя ε = eiδ, соответствующего однократному прохождению
волны через слой.

Пусть E0 – амплитуда падающей волны. После падения волны на ближайшую


(для определенности – левую) границу сред в системе возникнут две волны: отра-
женная с амплитудой E0r12 и прошедшая с амплитудой E0t12. Последняя, достигнув
правой границы, своей амплитуды не изменит (поглощения нет), но приобретет фа-
зовый набег величиной δ = k2d2. Удобно учесть это изменение фазы, домножив ам-
плитуду на экспоненциальный множитель ε = eiδ.
Таким образом, амплитуду падающей волны у правой границы можно записать
как E0t12ε. Часть этой волны, прошедшая через границу, составит
Et(0 ) = E0 t12 ε t 21 (40)
Индексы «12» и «21» при коэффициентах пропускания подчеркивают, что вол-
на один раз проходит из среды 1 в среду 2, а другой раз – наоборот; выражения для
соответствующих коэффициентов пропускания различны [см. формулы (16)]. Вели-
чина Et(0) равнялась бы амплитуде прошедшей через рассматриваемый слой волны
Et, если бы можно было пренебречь многократными отражениями. В противном слу-
чае, формула (40) дает лишь частичный (хотя и во многих случаях преимуществен-
ный) вклад в прошедшую волну. В самом деле, отраженная от правой границы волна
вернется на левую границу, частично отразится от нее, снова окажется у правой гра-
ницы, через которую частично пройдет и внесет поправку в пропускание слоя (см.
рис.9).
Следуя приведенным выше рассуждениям, нетрудно догадаться, что амплитуда
этой поправки будет получена из выражения E0t12ε домножением на r21 (отражение

20
от правой границы), затем на ε (прохождение через слой справа налево), снова на r21
(отражение от левой границы), затем снова на ε (прохождение через слой слева на-
право), и наконец, на t21 (прохождение через правую границу и выход из структуры).
Итого получим
Et(1) = E0 t12 ε (r21ε r21ε )t 21 (41)
Понятно, что и эта волна частично отразится от правой границы, с повторени-
ем предыдущего сценария. Нетрудно видеть, что следующий вклад в прошедшую
волну отличается от предыдущего тем, что волна проходит в слое от правой границы
к левой и обратно два раза (см. рис.9). Соответственно,
Et(2 ) = E0 t12 ε (r21ε r21ε )2 t 21 (42)
В общем виде можно записать, что
Et( j ) = E0 t12 ε (r21ε r21ε ) j t 21 (43)
Прошедшая волна получается в результате интерференции всех парциальных
волн, описанных формулами (40-43). Так как в этих формулах учтена взаимная раз-
ность фаз всех парциальных волн, для получения результата интерференции доста-
точно просуммировать ряд

Et = ∑ Et( j ) = E0t12ε t21 ⎡⎢1 + r212 ε 2 + ( r212 ε 2 ) + ( r212 ε 2 ) + ...⎤⎥ ,
2 3
(44)
j =0 ⎣ ⎦
являющийся в силу |r21| < 1 бесконечно убывающей геометрической прогрессией со
знаменателем q = (r21)2ε2, сумма которой легко вычисляется как 1/(1 – q). Таким об-
разом, выражение для коэффициента пропускания имеет вид

t12t 21ε t t exp [ik2 d2 ]


Et = t121E0 , t121 = = 12 212
1 − r21 exp [2ik2 d2 ]
, (45)
1 − r21ε
2 2

Аналогично рассуждая, можно получить выражение для коэффициента отра-


жения. Амплитуды парциальных волн, выходящих из слоя влево (рис. 7), равны

E r( 0) = E 0 r12
E r(1) = E 0 t12εr21εt 21
E r( 2 ) = E 0 t12 εr21ε (r21εr21ε )t 21
(46)
E ( 3)
r = E 0 t12εr21ε (r21εr21ε ) t 21
2

E r( j ) = E 0 t12εr21ε (r21εr21ε ) j −1 t 21

откуда суммированием находим

21

Er = r121 E0 = ∑ Er( j ) = E0 r12 + E0t12ε 2 r21t21 ⎡⎢1 + r212 ε 2 + ( r212 ε 2 ) + ...⎤⎥ ,
2

j =0 ⎣ ⎦
(47)
t12 r21t21ε 2 t12 r21t21 exp [ 2ik2 d 2 ]
r121 = r12 + =
1 − r212 ε 2 1 − r212 exp [ 2ik2 d 2 ]

Изложенный вывод выражений (45) и (47), называемых формулами Эйри, об-


ладает несколькими существенными достоинствами.
Во-первых, выражения для пропускания и отражения были получены наглядно,
и не требуя «сшивки» решений уравнения Гельмгольца на границах двух сред (ана-
логично тому, как это было проделано ранее для уравнения Шрёдингера). При этом
автоматически учитывалась информация о фазе парциальных волн; сами коэффици-
енты r121 и t121, будучи комплексными, содержат сведения как об амплитуде, так и о
фазе отраженной и прошедшей волн. Поэтому формулы Эйри легко обобщаются на
более сложные системы. Если нам известны коэффициенты отражения и пропуска-
ния некоторых подструктур, то, подставив их в (45) и (47) вместо r12, r21, t12, t21, мы
получим выражения для отражения и пропускания для более сложной, составной
структуры.
Таким образом, начиная с выражений (45) и (47) для одного слоя, можно по-
следовательно построить семейство рекуррентных формул для расчета спектров
пропускания и отражения слоистой среды произвольной степени сложности, не ну-
ждаясь при этом в решении каких-либо уравнений. Элегантность изложенной схемы
позволяет по сей день пользоваться ею как рабочим инструментом современных на-
учных исследований (например, при изучении спектральных свойств фрактальных
слоистых сред [3--5]. Простой пример применения этой схемы будет продемонстри-
рован далее в разделе 5.3. В качестве упражнения предложим читателю при помощи
рисунка 7 самостоятельно убедиться, что для асимметричной задачи, когда слой с
показателем преломления n2 разделяет среды с показателями преломления n3 ≠ n1,
выражения для коэффициентов отражения и пропускания принимают вид

t12 t 21 exp[ik 2 d 2 ] t r t exp[2ik 2 d 2 ]


t123 = , r123 = r12 + 12 23 21 . (48)
1 − r21r23 exp[2ik 2 d 2 ] 1 − r21r23 exp[2ik 2 d 2 ]

Во-вторых, выражения (45) и (47) – как, впрочем, и формулы (48) – оказывают-


ся справедливыми как для оптической, так и для квантовомеханической задачи. Дей-
ствительно, так как уравнения являются изоморфными, а в обоих случаях нам уда-
лось ввести коэффициенты отражения и пропускания, одинаковым образом завися-
щие от волновых чисел
k1(EM) − k2(EM) 2k1(EM)
r(EM)
12 = (EM) , t12 = (EM)
(EM)
, (49а)
k1 + k2(EM) k1 + k2(EM)

k1(QM) − k2(QM) (QM) 2k1(QM)


r12(QM) = , t12 = , (49б)
k1(QM) + k2(QM) k1(QM) + k2(QM)

22
то подставляя в (45-48) соответствующий вид выражений для k [(13) и (19)], мы по-
лучаем формулы для r и t, одинаково пригодные в обеих задачах. Стало быть, мы
располагаем инструментом, позволяющим наглядно описывать поведение квантовой
частицы в сколь угодно сложном ступенчатом потенциале. Чтобы еще раз проде-
монстрировать справедливость аналогии, перейдем от (45) к коэффициенту пропус-
кания по интенсивности, учтя, что t12t21 + (r21)2 = 1 (см. напр. [6]:

2
A (1 − r 2 )2 (1 − r 2 )2 4r 2
T= = = = [1 + sin 2 ( k2 a )]−1 (50)
A0 1 − r 2 eiδ
2
δ (1 − r )
2 2
(1 − r 2 )2 + 4r 2 sin 2 ( )
2
При выводе соотношения (50) использованы формулы exp(iδ ) = cos δ + i sin δ , а
также sin (δ /2) = (1 − cos δ )/2 .
2

Используя выражение для r через относительный показатель преломления


n = n2 / n1
n−1
r= ,
n+1
выражение (50) можно упростить:
−1
⎡ n2 − 1 2 ⎤ ω
TEM = ⎢1 + ( ) sin 2 ( k2 a )⎥ , k2 = n2 . (51)
⎣ 2n ⎦ c

23
Рис. 8. Распространение электромагнитных волн сквозь диэлектрический
слой с показателем преломления n2 и толщиной a в среде с показателем
преломления n1.
Справа показана зависимость коэффициента пропускания от частоты. Слева
показано пространственное распределение амплитуды A(x) для частот, соответ-
ствующих первым четырем максимумам пропускания. Максимальное значение
пропускания равно единице и реализуется для длины волны в слое, удовлетво-
ряющей условию
λN
N = n2 a . Амплитуда для этих длин волн внутри слоя
2
выше, чем снаружи, что означает накопление энергии при безотражательном
распространении.

Индекс “EM” подчеркивает, что рассматриваются электромагнитные волны. Это вы-


ражение совпадает с результатами квантовомеханической задачи. Действительно,
(31) можно переписать в виде
(1 − nQM
2
)2
TQM = [1 + 2
sin 2 ( k 2 a )]−1 , 2
где nQM = (E −U0 )/ E , (52)
4n QM

что полностью совпадает с (51). Аналогичное соответствие можно продемонстриро-


вать для коэффициентов отражения.
На рис. 8 показаны пространственное распределение амплитуды поля для ре-
зонансных длин волн излучения и спектр пропускания плоскопараллельной диэлек-
трической пластинки в среде с меньшим показателем преломления. Максимальное

24
значение пропускания равно 1. Это означает, что потери на отражение на границах
раздела компенсируются при условии sin( k2 a ) = 1 , т.е. k 2 a = π N и

λN
N = n2 a , N =1,2,3,... .
2
Последнее условие совпадает с условием (33’). Произведение показателя преломле-
ния и геометрической длины в оптике обычно называют «оптической толщиной».
Поэтому условие безотражательного прохождения может быть сформулировано сле-
дующим образом: «Целое число начальных полуволн должно быть равно оптической
толщине диэлектрического слоя». Минимальное значение пропускания равно
2
4 r 2 −1 (1 − r 2 )2 ⎛ 1 − R ⎞
Tmin = [1 + ] = =⎜ ⎟ .
(1 − r 2 )2 (1 + r 2 )2 ⎝ 1 + R ⎠

Множитель перед sin2 в уравнении (50)

4r 2
F=
(1 − r 2 )2
определяет резкость спектра пропускания (рис. 9). F неограниченно увеличивается
при R = r → 1 .
2

Рис. 9. Спектры пропускания диэлектрической пластинки для


различных значений параметра F.

25
Отметим, что при расчете коэффициентов прозрачности в оптике и квантовой
механике использовались различные подходы. В квантовой механике использова-
лось условие непрерывности и гладкости волновой функции, а в оптике суммирова-
лись амплитуды отраженных и прошедших волны на границе. Эти подходы описаны
в большинстве учебников по квантовой механике и оптике. Однако в обоих случаях
можно применять каждый из указанных методов. Метод, основанный на непрерыв-
ности и гладкости функций, является более общим, но одновременно более громозд-
ким и менее наглядным.
Таким образом, безотражательное распространение классических волн и
квантовых частиц над ямями и барьерами объясняется интерференцией отраженных
волн. Отметим еще одну особенность для прохождение частиц и волн, проявиви-
шуюся на рис. 5 и 8. Полная прозрачность барьера достигается за счет «накопления»
волновой над барьером. Полная прозрачность диэлектрического слоя также достига-
ется за счет накопления поля в слое. Такое поведение может быть описано как появ-
ление ненулевой добротности. Добротность является общей характеристикой всех
колебательных систем в механике, акустике, электричестве и оптике. Она присуща
маятникам, струнам, LC-контурам и резонаторам. Добротность можно определить
как отношение энергии, запасенной в системе, к энергии, теряемой за один период
колебаний. Подчеркнем, что рисунки 5 и 8 соответствуют решениям стационарных
уравнений. Очевидно, что «накопление» волновой функции и запасание электромаг-
нитной энергии требуют конечного времени. Анализ динамики указанных процессов
возможен на основе решения нестационарного уравнения Шредингера и волнового
уравнения в электродинамике. Хотя стационарные задачи квантовой механики и
электродинамики имеют одинаковые решения, нестационарные задачи могут иметь
различные решения вследствие различных порядков дифференциальных уравнений
относительно времени. Поэтому, рисунки 5,8, а также рис. 6 дают представление об
установившихся распределениях амплитуды волновой функции и электромагнитно-
го поля и не содержат информации об особенностях переходных процессов. Отме-
тим, что нестационарные эффекты при движении электронов в полупроводниковых
гетероструктурах и распространении излучения в сложных средах активно исследу-
ются в наноэлектронике и нанофотонике.
Вернемся к вопросу о введении понятия относительного показателя прелом-
ления в квантовой механике. Он введен, исходя из скачка кинетической энергии и
скорости частицы на ступеньке потенциала. Различные законы дисперсии (квадра-
тичный E = h k / 2m для квантовой частицы и линейный ω = ck / n для класси-
2 2

ческой волны) в квантовой механике и волновой оптике приводят к тому, что сту-
пенька потенциала «вверх» соответствует ступеньке показателя преломления «вниз»,
и наоборот. Примечательно, что выражения для коэффициентов отражения и про-
зрачности инвариантны относительно замены n → 1/ n . Возникает естественный
вопрос: не будет ли более целесообразно переопределить nQM как обратную величи-
ну по отношению к формуле (24). Тогда потенциальная ступенька «вверх» будет со-
ответствовать ступеньке показателя преломления «вверх» и, казалось бы, аналогия
квантовых и классических волн станет более полной. Однако такое введение nQM ут-
ратит свою наглядность и целесообразность при переходе от одномерных к дву- и

26
трехмерным задачам. Например, закон преломления Снелля, согласно которому от-
носительный показатель преломления определяет направление распространения
преломленной волны
sin α
= nEM , (53)
sin β
где α – угол падения, а β – угол преломления, сохраняется и в квантовой механике
sin α
= nQM (54)
sin β
при условии, что nQM определяется выражением (24). Введение показателя прелом-
ления в квантовую механику и его использование в формулах для коэффициента от-
ражения от потенциальной ступеньки по-видимому, впервые выполнено
А. Зоммерфельдом [7] и позднее использовалось Д. И. Блохинцевым [8], а также ав-
торами учебного пособия [9]. Запись квантовомеханического аналога закона Снелля
также принадлежит А. Зоммерфельду.
Наконец, подчеркнем, что физические аналогии в волновой механике и вол-
новой оптике (отражение, прохождение, резонансные условия) не зависят от введе-
ния показателя преломления. Введение nQM использовано нами для того, чтобы пока-
зать полное совпадение квантовых и классических формул. Эти формулы сведены в
таблицу 1.

27
Таблица 1. Волновая оптика в сравнении с квантовой механикой.
Движение в однородной среде, над потенциальной ступенькой, барьером или ямой.

Квантовая механика Волновая оптика

Функция Волновая функция ψ ( x ) Электрическое поле A(x)

Однородная среда Потенциал U0 Показатель преломления n

Инфинитное движение Волновое число kQM = 2 m( E − U 0 ) / h , Волновое число kEM = ω n / c ,


Скорость v = hk / m = nQM 2E /m Скорость v = ω / k = c / n
Закон дисперсии в ва- E = h 2 k 2 /2 m ω = ck
кууме

Основное уравнение ψ ′′( x ) + kQM 2ψ ( x ) = 0 A′′( x ) + k EM 2 A( x ) = 0


Относительный пока-
nQM = v2 / v1 = k2 / k1 = ( E − U 0 )/ E nEM = v2 / v1 = n1 / n2 = k1 / k2
затель преломления
Закон дисперсии в од- E = h 2 k 2 nQM
2
(2 m )−1 ω = ck / n
нородной среде
( ) ( 1 − nEM )
2 2
Ступенька потенциала 1 − nQM 4nQM 4 nEM
или показателя пре- RQM = , TQM = REM = , TEM =
( 1 + nEM ) ( 1 + nEM )
2 2

( ) (1 + n )
2 2
ломления 1 + nQM QM
−1 −1
Потенциальный (реф- ⎡ (1 − nQM
2
)2 ⎤ 1 ⎡ ( n 2 − 1)2 ⎤ ω
TQM = ⎢1 + sin 2 ( k2 a ) ⎥ , k2 = 2 m( E − U 0 ) TEM = ⎢1 + EM 2 sin 2 ( k2 a )⎥ , k2 = n2
рактивный) барьер ⎢⎣
2
4 nQM ⎥⎦ h 4nEM c
⎣ ⎦
(яма)
4.Туннелирование в квантовой механике и оптике

Особенность дифференциального уравнения Шредингера со-


стоит в том, что коэффициент (E – U) может также стано-
виться отрицательным при некоторых обстоятельствах.
Макс Планк, 1927 [1]

4.1. Волновая функция в квантовой механике для случая E - U0 < 0


Рассмотрим потенциальную ступеньку конечной высоты U0 и частицу с энерги-
ей E<U0 (Рис. 10a). Волновая функция имеет вид

1
ψ 1 ( x ) = A exp(ikx ) + B exp( −ikx ) for x < 0, k = 2 mE
h
(55)
1
ψ 2 ( x ) = C exp( −κ x ) for x > 0, κ = 2 m(U 0 − E )
h

где ψ 1 ( x ) по форме совпадает с задачей, рассмотренной в разделе 2, а ψ 2 ( x ) принима-


ет иную форму в силу условия E - U0 < 0. Величина κ в отличие от k не является волно-
вым числом. Слева от барьера имеются прямая и отраженная волны, описываемые
функцией ψ 1 ( x ) . Коэффициент A можно положить равным 1 для простоты, так как
нас интересует коэффициент отражения для амплитуды волновой функции r=B/A. В
отличие от случая E > U0 прошедшая волна отсутствует. Вместо этого имеется экспо-
ненциально затухающая под ступенькой волновая функция ψ 2 ( x ) .
Используя условие непрерывности и гладкости волновой функции в точке x = 0,
получаем

1 + B = C, 1− B = C,
k
откуда
k − iκ 2k
B= , C= . (56)
k + iκ k + iκ

Коэффициент отражения для потока частиц R равен


2
k − iκ
2
R= B = = 1, (57)
k + iκ
2 4k 2 E
C = = , (58)
k +κ
2 2
U0
Рис. 10. Потенциальная конечная (а) и бесконечная (б) ступенька, волновые
функции и плотность вероятности.
Плотность вероятности осциллирует перед ступенькой вследствие интерференции па-
дающей и отраженной волн. Для конечной ступеньки существует конечная вероят-
ность найти частицу под барьером.
т.е. C 2 стремится к единице при E → U 0 и стремится к нулю при E /U 0 → 0 . Для
бесконечно высокой ступеньки волновая функция и плотность вероятности обращают-
ся в ноль для x > 0 (рис. 10б). Вероятность найти частицу под барьером равна

2 2 E ⎡ 2 ⎤
ψ ( x ) = C exp( −2κ x ) = exp ⎢ − 2 m(U 0 − E ) x ⎥ . (59)
U0 ⎣ h ⎦

Хотя параметр κ не может рассматриваться как волновое число, введенное ранее опре-
деление относительного показателя преломления в квантовой механике формально
можно использовать. Однако показатель преломления оказывается мнимым:

E −U0 U − E iκ
nQM = =i 0 = , (60)
E E k

а квадрат показателя преломления


2
nQM = −κ / k становится отрицательным. Коэф-
фициент отражения (57) можно записать в виде

31
(1 − n )
2
QM
RQM = , (61)
(1 + n )
2
QM

совпадающим с выражением (25).

4.2. Отрицательная диэлектрическая функция в оптике

На первый взгляд может показаться, что мнимый показатель преломления не


имеет аналогов в волновой оптике. Это утверждение действительно справедливо, пока
речь идет о диэлектриках или полупроводниках. Случай n2 < 0 реализуется для элек-
тромагнитных волн в плазме, а в частном случае электромагнитных волн оптического
диапазона − в металлах, оптические свойства которых, в основном, определяются ди-
электрической функцией электронного газа.
Электрическое поле E приводит к поляризации среды, описываемой вектором
поляризации P, при этом вектор электрического смещения D в среде связан с этими
векторами соотношением
D = ε0E + P = ε0εE, (62)
где ε и есть относительная диэлектрическая проницаемость среды. Определим ее вид
для газа заряженных частиц, например, электронов, с зарядом e, массой m, и концен-
трацией N. Электрическое поле электромагнитной волны

E (t ) = E0 exp(iω t ) (63)

приводит к возникновению силы,


F=-eE , (64)
действующей на электрон. Под действием этой силы электрон приобретает ускорение
(далее рассматриваем одномерный случай)

d 2 x( t ) e
2
= − E (t ) . (65)
dt m

Отклонение заряда в пространстве создает элементарную поляризацию p = −ex , а


общая поляризация будет равна (в расчете на единичный объем)
P = −exN . (66)
С учетом этого выражения и соотношения (62) искомая диэлектрическая функция сре-
ды равна

32
D P exN
ε (ω ) = = 1+ = 1− . (67)
ε 0 E(ω , t ) ε 0 E(ω , t ) ε 0 E(ω , t )

Таким образом, для нахождения ε (ω ) необходимо решить уравнение (65), а затем


найденное значение x(t) подставить в (67). Решение (65) имеет вид функции, которая
зависит от времени так же, как и E(t), т.е.

x(t ) = x0 exp(iωt ) . (68)

Подставляя вторую производную этой функции в (65) , находим

1 e
x= E(ω , t ) , (69)
ω2 m
откуда
ω2 p Ne2
ε (ω ) = 1 − 2 , ω p =
2
, (70)
ω mε 0
где величина ωp – плазменная частота, которая определяется концентрацией N, массой
m и зарядом e частиц.

Рис. 11. Диэлектрическая функция газа заряженных частиц.

График функции (70) показан на рис. 11. При ω < ω p диэлектрическая функция отри-
цательна и уравнение Гельмгольца не имеет решения в виде плоских волн. Электро-

33
магнитное поле в этом случае экспоненциально затухает в среде (рис. 12). Именно
этим обусловлен блеск металлов в видимой области электромагнитного спектра. Кон-
центрация свободных электронов составляет в металлах примерно 1022 см-3. Это при-
водит к значению плазменной частоты порядка 1015 Гц, что соответствует оптическому
диапазону.
Совершенно аналогично квантовомеханическому случаю, используя обозначе-
ния
ω ω
kEM = ε 1 , κ EM = −ε 2 , (71)
c c
приходим к выражению для коэффициента отражения в виде
2 2 2
ε1 − ε2 1 − ε 2 /ε 1 1 − inm / nd
R= = = =1 , (72)
ε1 + ε2 1 + ε 2 /ε 1 1 + inm / nd

Рис. 12. Диэлектрическая проницаемость (вверху) и амплитуда электриче-


ского поля электромагнитной волны (внизу) на границе диэлектрик—
металл.

где ε 1 = nd2 — диэлектрическая функция среды с действительным показателем пре-

ломления nd, а обозначение ε 2 = inm использовано, чтобы подчеркнуть мнимое


значения показателя преломления для металла.

34
Электрическое поле электромагнитной волны внутри металла затухает экспо-
ненциально
ε1 ω
A( x ) = exp( − −ε 2 x ) , ε 1 > 0, ε 2 < 0
ε1 − ε2 c
или, если использовать другие обозначения,

1 ω
A( x ) = exp( −κ x ) , κ = nm . (73)
1 + ( nm / nd )2
c

Экспоненциальное затухание электромагнитного поля в металле называют скин-


эффектом, а величину hskin = 1/κ – толщиной скин-слоя.

Представляет определенный методический интерес проанализировать вид зако-


на дисперсии ω ( k ) для электромагнитных волн в плазме. Как известно, в вакууме этот
закон имеет вид ω = ck , а в однородной среде без дисперсии (т. е., с не зависящим от
частоты показателем преломления) принимает вид ω = ck / n . В среде с дисперсией
учитываем зависимость показателя преломления от частоты:

ω = ck / n(ω ) = ck / ε (ω ) . (74)

при этом фазовая скорость волны

vф = ω / k = c / n(ω ) (75)

и групповая скорость волны


dω c dn
vгр = = (76)
dk n(ω ) dω

в средах с нормальной дисперсией (показатель преломления растет с ростом частоты,


т.е. dn(ω )/ dω > 1 ) всегда меньше скорости света вакууме с. Распространение волн
в средах с аномальной дисперсией рассматривается, напр., в обзоре [10] и явно выхо-
дит за рамки настоящего пособия. На первый взгляд может показаться, что положи-
тельные значения показателя преломления меньше 1 для плазмы в области, где имеют-
ся решения волновых уравнений в виде плоских волн, означают возможность сверх-
световых значений групповой скорости. Это утверждение неверно, так как из выраже-
ния (74) с подстановкой (70) следует следующий закон дисперсии электромагнитных
волн в плазме

35
ω 2 = ω p2 + c 2 k 2 . (77)

График этой функции представлен на рис. 13, где для сравнения также построены за-
коны дисперсии для вакуума и сплошной среды с n > 1. При неограниченном увеличе-
нии частоты, дисперсионная кривая плазмы приближается к световой линии ω = ck .
В другом пределе, при ω → ω p закон дисперсии для плазмы принимает параболиче-
ский вид, тем самым, становясь подобным закону дисперсии для материальной части-
цы:

Рис. 13. Законы дисперсии для различных сред: вакуум (пунктир), плазма
(жирная сплошная линия), среда с постоянным показателем преломления
(тонкая сплошная линия), среда с нормальной дисперсией (точки).
Дополнительно показана также асимптотическая кривая, соответствующая закону
дисперсии плазмы вблизи плазменной частоты.

h2k 2
E = m0 c +2
, (78)
2 m0

где m0 — масса покоя. Анализ этой аналогии, однако, выходит за рамки настоящего
пособия. Ограничимся замечанием, что, как видно из (77) и из графика на рис. 13,
групповая скорость (76) электромагнитных волн в плазме на плазменной частоте равна
нулю, затем монотонно растет, приближаясь асимптотически к скорости света в ва-
кууме для больших частот ω >> ω p .

36
4.3. Туннелирование сквозь барьеры конечной высоты и ширины

Для квантовой частицы с энергией E меньшей, чем высота потенциального


барьера U0 (рис. 14) решение уравнения Шредингера имеет вид:

Рис. 14. Прямоугольный потенциальный барьер (вверху), волновая функция


частицы (в середине) и плотность вероятности (внизу) для случая, когда энер-
гия частицы меньше высоты барьера

ψ 1 ( x ) = A exp(ikx ) + B exp( −ikx ) для x < 0, k = 2 mE / h


ψ 2 ( x ) = C exp( −κ x ) + D exp(κ x ) для 0 < x < a , κ = 2 m(U 0 − E ) / h (79)
ψ 3 ( x ) = F exp(ikx ) для x > a
где, как и в предыдущих случаях, можно положить A=1, а коэффициенты B,C,D,F на-
ходятся из условия непрерывности и гладкости волновой функции в точках
x = 0, x = a . Слева от барьера имеются прямая и отраженная волны, внутри барьера
волновая функция экспоненциально затухает, а справа от барьера имеем волну, ампли-
туда которой задается параметрами барьера и начальной амплитудой на входе в барь-
ер. Плотность вероятности осциллирует слева от барьера вследствие интерференции
падающей и отраженной волн и принимает постоянное значение за барьером. Опуская

37
громоздкие вычисления, приведем конечное выражение для коэффициента прозрачно-
сти по отношению к амплитуде волновой функции (см., напр. , [11])

D 4 k 2κ 2
TQM = = 2 2 . (80)
A 4k κ + ( k 2 + κ 2 )2 sinh 2 (κ a )

−x
Здесь sinh( x ) = ( e + e
x
) /2 – гиперболический синус. Перейдем к выражению
для прозрачности барьера по отношению к плотности вероятности и используем обо-
значения k и κ. Получим

2 −1
D ⎡ U02 ⎤
TQM = = ⎢1 + sinh 2 (κ a ) ⎥ > 0 , (81)
A ⎣ 4 E(U 0 − E ) ⎦

а для коэффициента отражения


−1
⎡ 4 E (U 0 − E ) ⎤
RQM = 1 − TQM = ⎢1 + sinh −2
(κ a ) ⎥ < 1. (82)
⎣ U 02 ⎦

Для κ a >> 1 , sinh-1(x) приблизительно равен e x /2 и выражение (81) может быть


записано в упрощенной форме

U 02 ⎡ a ⎤
TQM ≈ exp ⎢ − 2 m(U 0 − E ) ⎥ для κ a >> 1 . (83)
4 E(U 0 − E ) ⎣ h ⎦

Укажем для примера, что для электрона при U 0 − E = 1 eV и a = 1 нм значе-


ние κ a ≈ 10 (рис. 15). Формально κ = 2 m(U 0 − E ) / h равно волновому числу
частицы с кинетической энергией U0 − E , или, иначе говоря, κ = 2π /λ , где λ –
длина волны де Бройля частицы с кинетической энергией U 0 − E . Такое представ-
ление позволяет трактовать κa как отношение ширины барьера к длине волны гипоте-
тической частицы с массой, равной массе рассматриваемой частицы, и энергией
U0 − E .
В случае барьера не прямоугольной, а произвольной формы вместо κa надо ис-
пользовать интеграл
a
κ a → ∫ κ ( x )dx .
0

Тогда вместо выражения (83) получим

38
U 02 ⎡ 2m a

TQM ≈
4 E (U 0 − E )
exp ⎢ −
⎣ h ∫
0
U ( x ) − Edx ⎥ .

(84)

Рис. 15. Вероятность прохождения электрона сквозь потенциальный


барьер как функция энергии частицы и ширины барьера.

Рис. 16. Прохождение электромагнитной волны сквозь слой вещества


с отрицательной диэлектрической проницаемостью.

39
Используя nQM в виде (60)
E −U0 U
2
nQM = = 1− 0 < 0 , (85)
E E
можно переписать выражение (81) для прозрачности барьера иначе:
−1
⎡ 1 1 ⎤ 1
TQM = ⎢ 1 − (1 − nQM
2
)(1 − 2 )sinh 2 (κ a ) ⎥ , κ = 2 m(U 0 − E ) . (86)
⎢⎣ 4 nQM ⎥⎦ h

Интересно отметить, что выражение (85) для квадрата показателя преломления имеет
такую же структуру, как и диэлектрическая функция газа заряженных частиц (70), если
рассматривать E и U 0 как квантовомеханические аналоги частоты электромаг-
нитной волны ω (свойство волны) и плазменной частоты ωp (свойство барьера), соот-
ветственно.
Не удивительно, что туннелирование квантовой частицы сквозь потенциальный
барьер во многом воспроизводит прохождение электромагнитной волны сквозь метал-
лическую пластинку (рис. 16). Электрическое поле имеет такую же зависимость в ди-
электрике и металле, как волновая функция (79) с подстановками k EM , κ EM в соответ-
ствии с (71). Просто используя аналогию электродинамической и квантовомеханиче-
ской задач, можно сразу записать
−1 −1
⎡ (k 2 + κ 2 )2 ⎤ ⎡ (ε 2 − ε 2 )2 ⎤
TEM = ⎢1 + EM 2 EM sinh 2 (κ EM a ) ⎥ = ⎢1 − 1 2 22 sinh 2 (κ EM a ) ⎥ , (87)
⎣ 4kEM κ EM
2
⎦ ⎣ 4ε 1 ε 2 ⎦
или
−1
⎡ 1 1 ⎤
TEM = ⎢ 1 − (1 − nEM
2
)(1 − 2 )sinh 2 (κ EM a ) ⎥ , (88)
⎣ 4 nEM ⎦
где
ω ε1
κ EM = −ε 2 , nEM
2
= , ε2 < 0 < ε1 .
c ε2
Как и в квантовой механике, при κ EM a >> 1 (это соответствует типичным металлам
для a > 100 нм ) последнее выражение упрощается

40
1 1
TEM ≈ (1 − nEM
2
)(1 − 2 )exp ( −κ EM a ) , для κ EM a >> 1 . (89)
4 nEM

Таким образом, распространение электромагнитной волны сквозь металличе-


скую пленку воспроизводит основные закономерности квантовомеханического тунне-
лирования. Из-за того, что диэлектрическая функция металла становится отрицатель-
ной для частот, меньших плазменной частоты, показатель преломления становится
чисто мнимым. Это соответствует появлению мнимого волнового числа в квантовой
механике, если энергия частицы оказывается ниже, чем высота потенциального барье-
ра. Заметим, что в то же время для частот, больших, чем плазменная частота, показа-
тель преломления является действительным, хотя и меньшим единицы. Для ω > ω p
металла поддерживает распространение электромагнитных волн. При ω = ω p диэлек-
трическая функция и показатель преломления превращается в ноль. Это соответствует
случаю E = U 0 в квантовой механике. В этих случаях и в квантовой механике, и в
электродинамике коэффициент прохождения имеет конечное значение, причем, инте-
ресно, что электрическое поле и волновая функция линейно зависят от координаты.
Действительно, в этих случаях уравнение Гельмгольца и Шредингера сводятся к

∇ 2ψ ( x ) = 0, ∇ 2 A( x ) = 0

с решением в виде ψ ( x) = α 1 x + α 2 , A( x) = β1 x + β 2 .

На рис. 17 представлены рассчитанные спектры пропускания серебряных пле-


нок различной толщины с учетом не только мнимой, но и действительной части пока-
зателя преломления реального металла.

41
Рис. 17. Рассчитанные спектры пропускания серебряных пленок
толщиной 78 нм, 92 нм и 114 нм [12]

Эти спектры воспроизводят основные свойства, установленные с использованием про-


стейшей модели электронного газа в металле. Ясно видно низкое, но конечное значе-
ние коэффициента пропускания для пленок толщиной порядка 100 нм, сильная зави-
симость прозрачности от толщины, а также тенденция к росту прозрачности при
уменьшении длины волны. Последнее связано с приближением к плазменной частоте,
которая для серебра соответствует длине волны около 300 нм. В щелочных металлах
хорошо известна высокая прозрачность в ультрафиолетовой области, где выполняется
условие ω > ω p . Кроме того, имеет значение отношение длины волны к толщине ме-
таллического слоя. При большой длине волны слой оказывается более прозрачным,
становясь абсолютно прозрачным в длинноволновом пределе, когда толщина слоя
пренебрежимо мала по сравнению с длиной волны. В квантовомеханической задаче
этот предел соответствует бесконечно тонкому барьеру конечной высоты.

42
Рис. 18. Нарушенное полное внутреннее отражение в оптике.
Экспоненциально затухающее поле за слоем вещества с высоким показателем пре-
ломления приводит к появлению прошедшей плоской волны при условии, что за
тонким слоем вещества с низким показателем преломления расположена среда с
более высоким показателем преломления.

Существует еще один хорошо известный случай в волновой оптике, когда на-
блюдается экспоненциальное затухание поля и туннелирование. Это – нарушенное
полное внутреннее отражение. Если электромагнитная волна распространяется в среде
с показателем преломления n1, которая граничит с другой средой с показателем пре-
ломления n2 < n1 , то происходит полное отражение волны, если угол падения (по от-
ношению к нормали к границе раздела) превышает критическое значение, определяе-
мое из условия
n2
sin α crit = . (90)
n1
В этом случае электромагнитное поле затухает во второй среде, как в случае металла
(рис. 18). Если среда с низким показателем преломления имеет вид тонкого слоя (по-
рядка длины волны излучения), а за ней находится среда с более высоким показателем
преломления, затухающее поле превращается в этой среде в плоскую волну. Если
сравнивать более детально

43
Рис. 19. Рисунок из статьи Л. И. Мандельштама 1914 г. [13].
Изящный эксперимент, позволяющий визуализировать экспоненциально затухаю-
щее электромагнитное поле в условиях полного внутреннего отражения. Стеклян-
ная призма граничит с раствором флуоресцирующего красителя.

туннелирование классической волны в этом случае с квантовомеханической задачей,


можно заметить, что вместо сопоставления энергии частицы с высотой потенциально-
го барьера, мы должны сейчас сопоставлять угол падения с предельным углом. Для
α < α crit имеем обычное распространение плоской волны через «сэндвич» из трех
сред, как в случае квантовой частицы, если ее энергия превышает высоту барьера. Для
α > α crit имеем экспоненциальное затухание и туннелирование, как в квантовой меха-
нике в случае, когда энергия частицы меньше высоты барьера. Промежуточный случай
α = α crit в сравнении со случаем E = U 0 требует дополнительного анализа с учетом
поперечности электромагнитных волн и возникновения поверхностной волны на гра-
нице раздела. Трехмерная задача волновой оптики не сводится полностью к одномер-
ной задаче в квантовой механике. На рис. 19 показан изящный эксперимент, постав-
ленный Л. И. Мандельштамом в 1914 г. с целью обнаружения за призмой полного
внутреннего отражения электромагнитного излучения, возникающего при флуорес-
ценции молекул, возбуждаемых затухающим электромагнитным полем.
В таблице 2 приведены основные обозначения, формулы и эффекты при тунне-
лировании в волновой механике и в волновой оптике.

44
Таблица 2. Волновая оптика в сравнении с волновой механикой: туннелирование.

Квантовая механика Волновая оптика

Функция Волновая функция ψ (x) Электрическое поле A(x)

2m ω2
Основное уравне- ψ ′′( x ) + [ E − U ( x )]ψ ( x ) = 0 A′′( x ) + ε ( x ) A( x ) = 0
ние h2 c2
Параметр среды Потенциал U(x) Диэлектрическая функция ε(x)
Показатель преломления n = ε для непо-
глощающих сред
Затухание и тун- E < U ( x ) , ψ ( x ) = C exp( −κ QM x ) ε 2 ( x) < 0 , A( x ) = C exp( −κ EM x )
нелирование

Показатель зату- κ QM = 2 m(U 0 − E ) / h , U 0 > E ω


κ EM = −ε 2 , ε 2 < 0
хания c
Относительный E −U0 κ2 ε1 k2
показатель пре- 2
nQM = =− 2 <0 2
nEM = = − 2 < 0 , ε 2 <0<ε 1
ломления E k ε2 κ
−1
Коэффициент про- ⎡ 1 1 ⎤ ⎡ 1 1 ⎤
−1

хождения TQM = ⎢1 − (1 − nQM


2
)(1 − 2 )sinh 2 (κ a ) ⎥ TEM = ⎢1 − (1 − nEM
2
)(1 − 2 )sinh 2 (κ EM a ) ⎥
(точная формула) ⎢⎣ 4 nQM ⎥⎦ ⎣ 4 nEM ⎦
Коэффициент про- 1 1 1 1
хождения для
TQM ≈ (1 − nQM
2
)(1 − 2 )exp( −κ QM a ) TEM ≈ (1 − nEM
2
)(1 − 2 )exp ( −κ EM a )
4 nQM 4 nEM
κ QM a >> 1, κ EM a >> 1
5. Резонансное туннелирование в структурах
с двумя барьерами

5.1. Квантовомеханическая задача

В этом разделе мы рассмотрим туннелирование квантовой частицы сквозь два


барьера, разделенных ямой. Ограничимся рассмотрением симметричного потенциа-
ла с двумя идентичными барьерами (рис. 20).

Рис. 20. Точные численные решения стационарного уравнения Шредин-


гера для квантовой частицы, полная энергия которой E меньше высоты
каждого из двух одинаковых потенциальных барьеров U0 .
Параметры, использовавшиеся при решении задачи: d0 = 2 нм, d2 = 0.4 нм,
U0 = 4 эВ, масса частицы равна массе покоя свободного электрона. В левой час-
ти рисунка показаны волновые функции частицы для тех значений ее полной
энергии, которые соответствуют прохождению сквозь барьер без отражения, а
также профиль потенциала U(x). В правой части рисунка показан график коэф-
фициента прозрачности барьера как функция полной энергии частицы.

Когда квантовая частица движется в потенциале с двумя идентичными барье-


рами, существует нетривиальный эффект, получивший название «резонансное тун-
нелирование». Для определенных энергий частицы вероятность прохождения сквозь
два барьера оказывается равной 1: частица туннелирует сквозь два последователь-

46
ных барьера без отражения! Для того, чтобы понять причину этого интересного яв-
ления, необходимо найти волновую функции частицы, «сшивая» значения функции
и ее производной на четырех границах раздела в точках
x = 0, x = d2 , x = d2 + d0 , и x = d2 + d0 + d2 . Эта задача в принципе выполнима,
однако решение чрезвычайно громоздко и получающиеся выражения достаточно
сложны для непосредственного анализа без построения графиков. Можно пойти по
более простому пути, воспользовавшись упрощенным подходом, обычно применяе-
мым в учебных пособиях по оптике. Каждый барьер рассматривается как бесконечно
тонкая стенка, характеризующаяся коэффициентами отражения и пропускания, рас-
считанными ранее в задаче туннелирования с одним барьером (выражения (81) и
(82)). Затем суммируются амплитуды отраженных и прошедших волн, как это дела-
лось при расчете прозрачности диэлектрической пластинки в разделе 3.2. В резуль-
тате получится выражение, совпадающее по форме с (32). Такой подход дает ясное
указание на причину резонансного туннелирования. Она заключается в конструк-
тивной интерференции волн в области пространства между барьерами для опреде-
ленных исходных длин волн, что и порождает резонансный характер явления. Уточ-
ним, что речь идет о решении стационарной одночастичной квантовомеханической
задачи. Физическая интерпретация получаемых решений состоит в том, что вероят-
ность обнаружить квантовую части за вторым барьером равна единице тогда, когда
вероятность найти частицу в области пространства между барьерами значительно
превышает вероятность ее нахождения перед и за обоими барьерами. Такой резо-
нанс, как несложно догадаться, реализуется, если целое число полуволн де Бройля
квантовой частицы укладывается в пространстве между барьерами. Это утверждение
тем более точно, чем более непроницаемыми являются барьеры. Для реальных барь-
еров с конечной проницаемостью волновая функция не обрывается на границе барь-
ера, а экспоненциально затухает внутрь барьера.
Эти качественные рассуждения становятся намного нагляднее, если рассмот-
реть численные решения задачи, представленные на рис. 20, где построены волновые
функции, соответствующие реальной задаче о движении электрона в пространстве с
двумя барьерами высотой 4 эВ, шириной 0.4 нм, расположенными на расстоянии 2
нм один от другого. Ясно видно формирование стоячих волн, удовлетворяющих ус-
λ
ловию N ≈ d 0 . Кроме того, отчетливо видно, что чем выше барьер по отношению к
2
энергии частицы, т.е. чем больше величина U 0 − E , тем больше отношение ампли-
туды волновой функции в пространстве между барьерами к амплитуде вне барьеров.
Это значит, что чем более непроницаемыми являются барьеры, тем выше вероят-
ность нахождения частицы между ними. Эта вероятность позволяет говорить о ко-
нечном времени пребывания частицы между барьерами, позволяя на основании ана-
лиза стационарной задачи делать вывод о временнόм поведении частицы. Согласно
Смиту [14], время пребывания τ пропорционально полной вероятности найти части-
цу между барьерами:

47
d 2 + d0

2
τ~ Ψ( x) dx . (91)
d2

Резкость резонансных пиков пропускания (правая часть рис. 20) максимальна для
малых энергий частицы и постепенно ослабляется с ростом энергии, коррелируя с
изменением разности между амплитудой волновой функции между барьерами и вне
барьеров. Естественным образом напрашивается аналогия с понятием добротности,
применяемым, например, для колебательных контуров в радиотехнике и резонаторов
в оптике. В обоих аналогиях имеется запасание, накопление энергии, которое тем
эффективнее, чем выше добротность системы, при этом резкость резонансных пиков
Δω /ω N (отношение полуширины на полувысоте к резонансной частоте) численно
совпадает с добротностью системы.. Применительно к квантовой задаче надо рас-
сматривать резкость резонансов на шкале, а «запасание» и «накопление» рассматри-
вать по отношению к квантовой частице в смысле повышения вероятности ее обна-
ружения между барьерами и, соответственно, увеличению времени ее пребывания
там. Это означает что в экспериментах по измерению времени туннелирования элек-
тронов (и других частиц) сквозь потенциальные барьеры резонансное прохождение
сквозь два барьера должно сопровождаться значительным замедлением распростра-
нения. Резонансное туннелирование электронов в наногетероструктурах широко ис-
следуется в наноэлектронике.

5.2. Резонансное туннелирование в оптике


Поскольку в разделе 4.3 была установлена аналогия между туннелированием
частицы сквозь одиночный потенциальный барьер и прохождением электромагнит-
ного излучения сквозь тонкий слой металла, можно немедленно указать оптическую
аналогию квантового резонансного туннелирования. Таковой является резонансное
распространение излучения в интерферометре Фабри-Перо, образованном двумя па-
раллельными металлическим зеркалами (рис. 21).
Простейший анализ оптических свойств такой системы может быть сделан в
предположении, что металлические зеркала являются бесконечно тонкими и харак-
теризуются коэффициентами пропускания (выражения (87), (88)) и отражения излу-
чения. Затем суммируются амплитуды отраженных и прошедших волн, как это дела-
лось при расчете прозрачности диэлектрической пластинки в разделе 3.2. В резуль-
тате получится выражение, совпадающее по форме с (32). Такой подход дает ясное
указание на причину резонансного прохождение излучения сквозь два сильно отра-
жающих зеркала. Она заключается в конструктивной интерференции волн в области
пространства между зеркалами для определенных длин волн излучения, что и поро-
ждает резонансный характер явления.

48
Рис. 21. Численные решения уравнения Гельмгольца для электромагнит-
ных волн в пространстве с двумя параллельными металлическими зерка-
лами.
В левой части рисунка показаны профили электрического поля для тех значений
чаcтоты, которые соответствуют максимальной прозрачности интерферометра.
Серые вертикальные полосы соответствуют геометрическому положению и
толщине зеркал. В правой части рисунка показан зависимость коэффициента
прозрачности от частоты излучения. Параметры, использовавшиеся при реше-
нии задачи: d0 = 200 нм, d2 = 40 нм, n0 = 1, χ 2 = 2 .

На рис. 21 показаны численные решения уравнения Гельмгольца для электри-


ческого поля световой волны в резонаторе, образованном двумя параллельными ме-
таллическими зеркалами конечной толщины. Отчетливо видна аналогия с резонанс-
ным туннелированием в квантовой механике. Можно лишь отметить одно неприн-
ципиальное различие. Увеличение энергии (т. е. уменьшение дебройлевской длины
волны) частицы в квантовомеханической задаче одновременно изменяло относи-
тельную высоту потенциального барьера U0 — E и приводило к уменьшению резко-
сти спектра прохождения. Эффект от изменения высоты барьера оказался домини-
рующим по сравнению с эффектом от одновременного изменения длины волны по
отношению к ширине барьера. В оптической задаче диэлектрическая функция ме-
талла, выступающая прямым аналогом величины U0—E, не изменялась и принима-
лась постоянной во всем исследованном диапазоне частот. Изменение частоты из-
лучения (и соответственно, его длины волны λ) на рис. 20 приводит только к изме-
нению соотношения λ /d 2 . При низких частотах длина волны значительно превы-
шает толщину барьера и коэффициент отражения от барьера уменьшается. С ростом
частоты длина волны приближается к толщине барьера, коэффициент отражения на

49
границе воздух–металл увеличивается. Соответственно с этим увеличивается и рез-
кость полос пропускания. Величина Δω /ω для резонансных полос совпадает со
значением добротности резонатора.
Интерферометры, образованные металлическими зеркалами, используются в
оптике и производятся оптической промышленностью. Спектр такого интерферо-
метра показан на рис. 22.

Рис. 22. Спектр пропускания интерференционного фильтра с двумя ме-


таллическими тонкопленочными зеркалами

Виден резонансный характер спектра. Присутствие неизбежных потерь в металличе-


ских зеркалах не позволяет получать значения коэффициента пропускания выше
50%. Тем не менее эффект высокой прозрачности, обусловленной резонансным про-
хождением света сквозь два металлических зеркала совершенно очевиден.
Значительно меньшими потерями обладают диэлектрические зеркала, в кото-
рых спектр отражения формируется при интерференции волн, рассеянных в слои-
стой среде с периодическим по координате изменением показателя преломления.

5.3. Расчет отражения и прохождения волн в структурах с двумя барье-


рами

В завершение рассмотрения резонансного туннелирования приведем рассуж-


дения и формулы, на основании которых построены рисунки 19 и 20. Коэффициенты
отражения и пропускания на границе сред 1 и 2 для амплитуды электрического поля

50
(обозначены верхним индексом «EM» и волновой функции (обозначены верхним
индексом «EM») имеют вид

k1( EM ) − k2( EM ) 2k1( EM )


r ( EM )
12 = ( EM ) , ( EM )
t
12 = ( EM ) ,
k1 + k2( EM ) k1 + k2( EM )
(92)
k1(QM ) − k2(QM ) 2k1(QM )
r ( QM )
12 = (QM ) , ( QM )
t
12 = (QM ) .
k1 + k2(QM ) k1 + k2(QM )
В оптической задаче, если слой 2 погружен в диэлектрическую среду, параметры ко-
торой обозначены нижним индексом «0», амплитудные коэффициенты пропускания
и отражения имеют вид

t02t20 exp(ik2 d 2 ) t r t exp(2ik2 d 2 )


diel
t020 = diel
, r020 = r02 + 02 20 220 , (93)
1 − r20 exp(2ik2 d 2 )
2
1 − r20 exp(2ik2 d 2 )
если слой 2 является диэлектриком (верхний индекс «diel»), и

t02t20 exp(−κ 2 d 2 ) t r t exp(−2κ 2 d 2 )


met
t020 = met
, r020 = r02 + 02 20 220 , (94)
1 − r20 exp(−2κ 2 d 2 )
2
1 − r20 exp(−2κ 2 d 2 )

если слой 2 является металлом (верхний индекс «met»). Исходя из идентичности вы-
ражений (79) для оптической и квантовомеханической задач, можно утверждать, что
выражения (80) и (81) в равной степени применимы и к квантовомеханической зада-
че. Эти выражения могут широко использоваться в различных рекуррентных и мат-
ричных схемах для расчета прохождения и отражения волн сложными структурами
как в оптике, так и в квантовой механике. Например, они использовались для расче-
та спектров пропускания и отражения фрактальных слоистых сред, количество слоев
в которых достигало 103 [15]. Симметричные структуры с двумя барьерами, пока-
занные на рис. 19 и 20, характеризуются следующими функциями для прохождения
и отражения
2
t020 exp(ik0 d 0 )
t02020 = ,
1 − r020 exp(2ik0 d 0 )
2

(95)
t r t exp(2ik0 d 0 )
r02020 = r020 + 020 0202 020 .
1 − r020 exp(2ik0 d 0 )
Эти выражения и использовались для численных расчетов, результаты которых
представлены на рис. 19 и 20.

51
6. Многоямные потенциалы: расщепление уровней и образо-
вание зон

В этом разделе мы рассмотрим изменение волновых функций и энергетиче-


ского спектра в многоямных потенциалах по сравнению с одиночной ямой. Начнем с
простейшего случая двух прямоугольных потенциальных ям различной ширины.
Пусть внешние края ям будут бесконечно высокими, а внутренние края ям соедине-
ны перегородкой конечной ширины и высоты (рис. 23).

Рис. 23. Связанные состояния квантовой частицы в асимметричном


двуямном потенциале.

В области энергий E < U0 имеется конечное число связанных состояний. Час-


тица может находиться в каждой из двух ям, однако энергии в каждой из ям различны.
Волновые функции связанных состояний локализованы преимущественно в "своих"
ямах. Каждая волновая функция обращается в нуль на внешней стенке "своей" ямы и
экспоненциально затухает в промежутке между ямами. Хотя каждая из волновых
функций характеризует состояние всей двуямной системы в целом, амплитуда каждой
волновой функции в "чужой" яме близка к нулю.
Ситуация изменяется, если ширины обеих ям одинаковы (рис. 24). Рассмот-
рим эволюцию основного состояния при изменении расстояния между ямами. Если
расстояние между ямами достаточно большое (R >> a ), волновая функция частицы в
промежутке между ямами практически равна нулю.

52
Рис. 24. Эволюция симметричной ψ(+) и антисимметричной ψ(–) волновых
функций квантовой частицы в двуямном потенциале, образованном двумя
одинаковыми ямами шириной a.
При сближении ям они сливаются в одну яму удвоенной ширины 2a, а функции
ψ(+) и ψ(–) превращаются в волновые функции ψ1 and ψ2 двух нижних состояний в
яме шириной 2a.

Решение уравнения Шредингера в этом случае совпадает с функцией ψ1 в ка-


ждой яме с той лишь разницей, что величина ⏐ψ1⏐2 вследствие нормировки умень-
шилась вдвое (верхняя часть на рис. 24а ). Существует, однако, и второе решение
уравнения Шредингера, отличающееся тем, что ψ имеет противоположный знак в
одной из ям (нижняя часть рис. 24а ). Значения энергии для обеих функций одинако-
вы. Функцию ψ(+) называют симметричной, а ψ(−) − антисимметричной волно-
вой функцией. По мере сближения ям функции ψ(+) и ψ(−) изменяются (рис. 24в ). В
близко расположенных ямах состояние, описываемое функцией ψ(+), имеет меньшее
значение энергии, чем состояние, соответствующее функции ψ(−).
В пределе, при исчезновении промежутка между ямами ψ(+) превращается в
функцию основного состояния ψ1, а при ψ(−) − в функцию первого возбужденного
состояния ψ2 одиночной ямы шириной 2а (рис. 24в). Так как энергия частицы в оди-
ночной яме En ∼ n2/a2 (это сооотношение тем точнее, чем глубже яма, то энергия со-
стояния ψ(+) при R = 2a в 4 раза ниже энергии основного состояния для двух ям, уда-
ленных на бесконечность. В то же время энергия, соответствующая ψ(−), практически
не изменяется при сближении ям, т. к. в этом случае и номер уровня, и ширина ямы
увеличиваются в 2 раза. Расщепление уровня при сближении ям показано на рис. 25.
Очевидно, что расщепляется не только основное состояние в яме, но и все остальные
состояния (вставка на рис. 25). Расщепление уровней имеет место для симметрич-
ных двуямных потенциалов любой формы.
Используя результаты о расщеплении уровней энергии частицы в двухъямном
потенциале, можно качественно предсказать поведение квантовой частицы в много-
ямном потенциале. Рассмотрим потенциал, который представляет собой конечное
число одинаковых ям, находящихся на одинаковом расстоянии друг от друга рис. 26.
Очевидно, что энергетический спектр частицы будет состоять из полос энергии, ка-

53
ждая из которых образуется вследствие расщепления уровня энергии частицы в оди-
ночной яме на n подуровней, где n − число ям. Сближение одинаковых ям снимает
вырождение энергетических состояний. При большой удаленности ям друг от друга
энергетический спектр частицы совпадает со спектром частицы в одиночной яме.
Однако, поскольку частицы может обладать одной и той же энергией, находясь в
любой из n одинаковых ям, каждое состояние с определенной энергией n-кратно вы-
рождено. При сближении ям каждый уровень расщепляется и вырождение снимает-
ся.
Расщепление уровней в многоямном потенциале является предвестником об-
разования энергетических зон в спектре квантовой частицы в периодическом потен-
циале. Свойства частиц в периодическом потенциале будут предметом рассмотрения
в главе 2.

Рис. 25. Расщепление уровня E1 при уменьшении расстояния R между цен-


трами двух одинаковыми ямами шириной a от бесконечности до a, когда
две ямы сливаются в одну.
Аналогично расщепляются и остальные уровни (вставка).

При увеличении числа ям увеличивается и кратность расщепления уровней: в


системе N одинаковых ям при уменьшении расстояния между ними (при условии,
что расстояния между любыми двумя соседними ямами одинаковы) происходит N-
кратное расщепление уровней. На рис. 26 показано образование полос энергии, со-
стоящих из близко расположенных уровней энергии, и соответствующих полос ре-
зонансного распространения квантовых частиц в 5-ямном потенциале. Именно так
формируются в твердых телах зоны разрешенных энергий при объединении атомов в
кристаллическую решетку.
В промежутках между полосами прозрачности находятся полосы отражения,
где коэффициент пропускания низок, а коэффициент отражения высок. Чем больше
число ям, тем выше коэффициент отражения.

54
Рис. 26. Многоямный потенциал (а) и зависимость коэффициента про-
зрачности от энергии (б), построенная на основании качественного анали-
за соответствующей квантовомеханической задачи.

Оптическим аналогом многоямного потенциала являются многослойные ди-


электрические структуры, состоящие из двух материалов с различными показателя-
ми преломления. Примеры таких реальных структур показаны на рис. 27 и рис. 28. В
первом случае три одинаковых «толстых» слоя сильно преломляющего диэлектрика
разделены регулярными слоями более тонких структур. Такая структура представля-
ет собой три связанных микрорезонатора, полости которых образованы более тол-
стыми слоями, а тонкие чередующиеся слои организованы таким образом, что явля-
ются зеркалами вследствие деструктивной интерференции волн, половина длины
волны которых совпадает с толщиной каждой из трех одинаковых полостей.
В результате в спектре пропускания формируется полоса резонансного распростра-
нения с тремя пиками, число которых равно числу полостей. В идеальной структуре
без потерь на поглощение и рассеяние в пиках пропускания коэффициент пропуска-
ния равен 1. В реальных структурах он несколько ниже. Тем не менее, пропускание
таких структур значительно выше, чем аналогичных структур с металлическими
зеркалами.

55
Рис. 27. Профиль показателя преломления (а), а также рассчитанные и
измеренные (б) спектры пропускания многослойной диэлектрической
структуры, представляющей собой три связанных микрорезонатора [16].

В периодических средах спектр пропускания электромагнитного излучения


состоит из чередующихся полос с высоким и низким пропусканием, комплементар-
ных по отношению к спектрам отражения (т. е. сумма коэффициентов отражения и
пропускания без учета возможных потерь на рассеяние в идеальной периодической
структуре равна 1). На рис. 28 показаны рассчитанные спектры пропускания много-
слойной периодической структуры. Низкие значения коэффициента пропускания со-
ответствуют высоким значениям коэффициента отражения. Увеличение разности
показателей преломления (т.е. высоты барьеров) приводит к повышению коэффици-
ента отражения без изменения числа пиков резонансного пропускания. Спектр отра-
жения имеет максимум на длине волны, половина которой равна периоду структуры.
Многослойные диэлектрические структуры используются в качестве селек-
тивных спектральных фильтров и эффективных зеркал, начиная с 50-х годов про-
шлого столетия. В наше время они широко применяются в лазерной технике и дру-
гих оптических приборах.
Интересно, что формирование полос отражения на границе сплошная среда –
периодическая среда для классических волн предсказал впервые Рэлей в 1887 г. [17].
«В недавней статье я обсудил распространение волн в бесконечной слоистой среде
(свойства которой, однако, полагались изменяющимися по гармоническому закону)
и показал, что сколь бы ни были малы изменения, отражение в результате будет
полным при условии, что имеется достаточно близкое соответствие между длиной
волны структуры и половиной длины волны колебаний» – так сформулировал свой
результат сам Рэлей год спустя, в 1888 г. [18].

56
Рис. 28. Спектры пропускания 11-слойной диэлектрической структуры, об-
разованной чередующимися слоями с показателями преломления n2 (свет-
лые слои) и n1 (темные слои), в среде с показателем преломления n2 < n1 .

Отношение показателей преломления равно n1 / n2 = 1.5 (серая линия), 2 (пунк-


тир), и 2,.5 (сплошная линия).

7. Аналогии и отличия. Интенсивность и вероятность.


Электроны и фотоны.

По результатам предыдущих разделов можно уверенно утверждать, что суще-


ствуют пары аналогичных оптических и квантовых явлений, которые являются след-
ствиями волновой природы света и квантовых частиц. Каждая пара аналогичных
эффектов связана с проявлением одного или нескольких основных явлений: отраже-
нием волны на скачках показателя преломления или потенциала, интерференции
волн, существованием экспоненциального затухания волн в т. н. «классически за-
прещенных» областях. Эти аналогии перечислены в таблице 3.
Необходимо отметить и различия, важные для понимания границ применимости
указанных аналогий, и определяющие отличия в применении волновых уравнений в
электромагнитной теории излучения и в квантовой механике.

57
Таблица 3. Аналогия свойств электронов и электромагнитных волн при рас-
пространении в сложных средах.

Профиль потенциала Электрон Электромагнитная волна

Полубесконечный Отражение/прохождение Отражение/прохождение


барьер
Яма конечной ширины Отражение/прохождение Отражение, прохождение и
над ямой моды Фабри-Перо в воздуш-
ном зазоре между диэлектри-
ками
Барьер конечной ши- Отражение/прохождение Отражение/прохождение и
моды Фабри-Перо для тонких
рины над барьером
диэлектрических пластинок

Туннелирование под барь- Прозрачность тонких метал-


лических пленок
ером
Нарушенное полное внутрен-
нее отражение
Яма между двумя Резонансное туннелирова- Прозрачность интерферомет-
ров Фабри -Перо
барьерами ние
Последовательность Многократное расщепле- Многократное расщепление
резонансных полос пропуска-
одинаковых барье- ние стационарных уровней
ния в связанных микрорезона-
ров/ям энергии торах

В электромагнитной теории уравнение Гельмгольца задает свойства реально


наблюдаемой (измеряемой) физической величины – амплитуды электрического или
магнитного поля. Квадрат амплитуды электрического и магнитного поля определяет
интенсивность излучения, воспринимаемого не только физическими приборами, но
и органами чувств. Уравнение Шредингера задает свойства не реально наблюдаемой
физической величины, а сопоставляемой квантовой частице волновой функции,
квадрат модуля которой, после интегрирования по конечной области пространства
определяет вероятность обнаружения частицы в этой области. Результат решения
уравнения Шредингера применим к результатам большого числа экспериментов в
вероятностном смысле, хотя само уравнение Шредингера является одночастичным
уравнением.
Иногда не вполне корректно поток энергии электромагнитного излучения
отождествляют с потоком фотонов. Тогда значения интенсивности излучения, про-
интегрированные по определенной области пространства, казалось бы, можно поста-

58
вить в соответствие числу фотонов в этой области. Такой подход, на первый взгляд,
еще более сближает волновую механику и волновую оптику. Более того, часто пред-
ставляется весьма продуктивным непосредственно проводить аналогии между кван-
тами вещества (например, электронами) и квантами электромагнитного излучения –
фотонами. В частности, если в оптике перейти от частоты излучения ω к энергии
фотона Е = hω , а от волнового числа k – к импульсу фотона p = hk , то многие
«электромагнитные» графики и формулы еще более будут походить на квантовоме-
ханические. Однако это кажущееся сближение квантовой механики с теорией излу-
чения при переходе от интенсивности излучения к фотонам при более внимательном
рассмотрении таковым не оказывается. Фотоны существенно отличаются от элек-
тронов. Во-первых, у них нет массы покоя. Во-вторых, фотоны, в отличие от элек-
тронов (а также, протонов, нейтронов) являются бозонами. Это значит, что число
фотонов в заданной ограниченной области пространства не сохраняется. Поэтому
привлечение фотонов для обсуждения аналогий оптических и квантовомеханических
эффектов нам кажется нецелесообразным. В тех случаях, когда такое привлечение
возможно, оно не добавляет ясности и понимания. В тех случаях, когда привлечение
фотонов невозможно, оно не имеет смысла.
Возможен, однако, и другой вариант сближения формул и графиков для элек-
тронов и электромагнитных волн. Вместо энергии и импульса квантовой частицы
можно использовать частоту и волновое число, пользуясь Е = hω и p = hk . Фак-
тически это будет означать переход к системе единиц с h = 1 . Такой прием исполь-
зуется достаточно часто в литературе по теоретической физике. Он не порождает
противоречий и трудностей, так как не связан с введением в задачи новых объектов.
Однако не всегда удобным кажется использование частоты электрона вместо его
энергии.
Обобщение аналогий, установленных при анализе одномерных задач, на двух
- и трехмерные задачи нужно проводить с определенной осторожностью. Попереч-
ность электромагнитных волн приводит к целому ряду поляризационных эффектов
(например, двулучепреломление, поворот плоскости поляризации). Многие принци-
пиальные черты аналогичных явлений по-прежнему сохранятся, так как отражение
от границ раздела, туннелирование и интерференция, лежащие в основе обсуждав-
шихся аналогий, по-прежнему будут иметь место в оптике. Однако их проявление
для различных геометрических и поляризационных условий задачи требует тща-
тельного рассмотрения в каждом конкретном случае. В работах [9,19] содержится
применение оптической аналогии к эффекту Рамзауэра – резкому снижению вероят-
ности рассеяния электрона на простых атомах при определенных значениях его
энергии. Аналогия состоит в безотражательном распространении излучения в усло-
виях конструктивной интерференции рассеянных волн. Отметим также, что опреде-
ленный класс поляризационных оптических эффектов находит дополнительные ана-
логии в квантовой механике, если ввести в рассмотрение спин электрона и рассмат-
ривать его как (до определенной степени) аналог поляризации излучения.

59
8. Время туннелирования в квантовой механике
и оптике

В данном разделе рассматривается один из открытых вопросов в квантовой ме-


ханике, электромагнитный аналог которого также относится к числу активно обсуж-
даемых и до конца не ясных проблем. Речь пойдет об определении и измерении вре-
мени нахождения квантовой частицы и электромагнитной волны внутри барьера при
туннелировании и о возможности перемещения внутри барьера со сверхсветовой
скоростью. Эти дискуссионные вопросы в настоящем пособии приведены для де-
монстрации открытого характера квантовой механики и современной электромаг-
нитной теории, а также для того, чтобы показать, что оптические аналогии продол-
жают использоваться для анализа квантовомеханических задач и в настоящее время.

8.1. Парадокс Хартмана в квантовой механике


Можно ли рассчитать скорость туннелирования и сопоставить ее со скоростью
движения в однородном пространстве? Необходимо признать, что такой вопрос яв-
ляется некорректным. В связи с тем, что при туннелировании рассматриваемому
объекту (классической волне или квантовой частице) нельзя приписать действитель-
ный волновой вектор, понятие движения и скорости в прямом смысле неприменимо.
Вместо этого можно говорить о временнóм интервале, в течение которого рассмат-
риваемый объект находился внутри барьера. Разделив длину барьера на этот интер-
вал, можно говорить о скорости, во всяком случае, по сравнению со скоростью, оп-
ределяемой как отношение такой же длины ко времени пролета нашего объекта в
пустом пространстве. Интуитивно понятные из повседневного опыта значения слов
«скорость», «движение», «распространение» для туннелирования можно применять
только с указанными оговорками. В этом нет ничего удивительного, так как эти тер-
мины, пришедшие в наш лексикон из классической механики, неявно распространя-
ются на «классически запрещенное» событие, каковым является обнаружение с ма-
лой, но конечной, вероятностью квантовой частицы за потенциальным барьером.
Для определения промежутка времени, в течение которого частица находи-
лась внутри барьера, обычно применяют подход, предложенный в 1955 г. Е. Вигне-
ром [20]. Он состоит в нахождении т. н. фазового времени, определяемого как

τ ϕ := , (96)

где φ – это фаза комплексного коэффициента пропускания барьера для амплитуды
волновой функции. Рассматривая задачу о туннелировании частицы под барьером
(рис. 14), на основании системы уравнений (79) с использованием условий непре-

60
рывности волновой функции и ее производной на границах, получаем выражение
для комплексного коэффициента пропускания для амплитуды волновой функции

D (1 − r 2 )exp( −κ L )
t := = , (97)
A 1 − r 2 exp( −2κ L )
где r – комплексный амплитудный коэффициент отражения от барьера (см. выраже-
ние (57))
B κ + ik
r := = , (98)
A κ − ik
κ и k, как и ранее, в задаче о квантовой частице имеют вид

κ = 2 m(U 0 − E ) / h , k = 2 mE / h , (99)

в задаче об электромагнитной волне

ω ω
κ EM = −ε 2 , (ε 2 < 0), k EM = n1 , n1 = ε 1 , (ε 1 > 0) . (100)
c c

Как и ранее, U 0 – высота потенциального барьера, а ε1 , ε2 – диэлектрические


функции вне и внутри барьера, соответственно.
В пределе непрозрачного барьера ( κ L >> 1 , где L – ширина барьера) выра-
жение (97) упрощается:
−1
⎛ k2 −κ 2 ⎞
t ≈ 2⎜1−i ⎟ exp( −κ L ) , (101)
⎝ 2 kκ ⎠
откуда искомая фаза равна
κ 2 − k2
ϕ = arctan . (102)
2κ k
Тогда фазовое время равно
−1
dϕ ⎡ ⎛ k ⎞2 ⎤ d k
τϕ = = 2 ⎢1 + ⎜ ⎟ ⎥ (103)
dω ⎣ ⎝ κ ⎠ ⎦ dω κ
и, как видно из этого выражения, задается отношением k/κ [21]. Отметим, что в силу
ранее установленных аналогий, соотношение (103) в равной степени справедливо
как для квантовой частицы, так и для классической волны. Особенности конкретной
задачи учитываются законами дисперсии, определяющими величину k (ω ) /κ (ω ) .
Удивительно, что найденное таким образом время пересечения барьера не зависит о

61
длины «пути» L при выполнении условия κ L >> 1 . Это условие фактически эквива-
2
лентно условию низкой прозрачности барьера t < < 1 (см. выражение (83)). Не
зависящее от L время прохождения барьера означает, что скорость vg = L /τ ϕ рас-
тет линейно с L и, кажется, может стать неограниченно большой для очень широких
барьеров.
Для квантовой частицы

k (ω ) E
= , (96)(104)
κ (ω ) U0 − E
d d
что с подстановкой в (95)(103) и учетом выражений E = hω и =h дает
dω dE
−1
⎛ E ⎞ d E
τϕ = 2h ⎜ 1 + ⎟ ,
⎝ U 0 − E ⎠ dE U 0 − E
откуда
h
τϕ = . (105)
E (U 0 − E )

Вывод о том, что для широких барьеров время туннелирования не зависит от шири-
ны барьера и определяется только энергией частицы и высотой барьера, был впервые
сделан Т. Хартманом в 1962 г. [22] и известен как «парадокс Хартмана» (отметим,
что Хартман рассматривал свойства решений нестационарного уравнения Шредин-
гера). До настоящего времени этот парадокс не получил однозначного толкования.
Например, из выражения (105) следует, что чем выше барьер, тем короче время про-
хода сквозь него.
Полезно оценить типичные времена туннелирования для реальных значений
энергии частицы и высоты барьера. Так, для E = 1 эВ, U0 = 2 эВ имеем τφ = 0.66 . 10-
15
с.
К соотношению (105) можно прийти, исходя из соотношения неопределенно-
стей энергия–время ΔE Δt > h . Для преодоления барьера частице требуется допол-
нительная энергия U 0 − E . Она может ее приобрести виртуально на время
τ 1 = h /(U 0 − E ) . С другой стороны, на время прохода, частица с энергией E исче-
зает из поля зрения наблюдателя, что допускается только на период τ 2 = h /E . Как
легко видеть, выражение (105) является просто средним геометрическим этих двух
времен, т.е. τ ϕ = τ 1τ 2 . Можно показать, что время формирования отраженной
волны совпадает с выражением (105) [23].

62
Таким образом, не зависящее от длины барьера время указывает на возмож-
ность сколь угодно быстрого появления частицы позади барьера, в том числе быст-
рее, чем время, необходимое свету для прохождения такого же отрезка пути в ва-
кууме. Это парадоксальное утверждение породило активную дискуссию в научной
литературе, суть которой сводится к тому, чтобы «примирить» сверхсветовое тунне-
лирование с принципом причинности. Отмечается, что сверхсветовое туннелирова-
ние осуществляется при очень малой вероятности прохождения сквозь барьер, что
передача сигнала с такой скоростью невозможна, так как наблюдатель за барьером
не может зафиксировать время отправки такого сигнала с противоположной стороны
барьера. Подчеркивается, что частица, описываемая плоской волной, с равной веро-
ятностью может находиться в любой точке полуплоскости перед барьером, поэтому
для такой частицы нельзя определить момент вхождения в барьер. Для волнового
пакета время вхождения можно определить как момент, в который «центр тяжести»
пакета пересекает границу барьера. При этом часть (ослабленная) пакета уже нахо-
дится внутри барьера, формируя одновременно и отраженную, и прошедшую волну.
Говорят также об изменении формы огибающей волнового пакета и о том, что в та-
ком случае сопоставление момента пересечения центром тяжести исходного пакета
передней стенки барьера с моментом пересечения центром тяжести выходящего па-
кета задней стенки барьера могут дать сколь угодно малое время туннелирования.
Дискуссия осложняется вероятностной интерпретацией волновой функции,
низкой вероятностью прохождения сквозь барьер, а также недостижимостью в со-
временных условиях точности измерения времени пролета единичного электрона на
уровне, определяемом соотношением неопределенностей.
Эти трудности побудили искать разрешение парадокса Хартмана в экспери-
ментах с электромагнитными волнами оптического и радиоволнового СВЧ (санти-
метрового) диапазонов. В этом случае возможна постановка экспериментов по опре-
делению времени пролета сквозь барьер с необходимой точностью, которая напри-
мер, для сантиметрового диапазона составляет порядка 10-10 c, а для оптического –
10-15 c. Поскольку туннельный эффект обусловлен исключительно свойствами реше-
ний уравнения Шредингера (Гельмгольца) и никак не связан с квантованием заряда,
со спином, с вероятностной интерпретацией волновой функции, то использование
оптической (в более общем случае – электромагнитной) аналогии и в дискуссии, и в
экспериментах оказывается, с одной стороны, физически адекватной заменой, а с
другой стороны – весьма наглядным способом обсуждения проблемы туннелирова-
ния, путем рассмотрения ослабленного оптического импульса, проходящего сквозь,
например, пару призм в условиях нарушенного полного внутреннего отражения. К
сожалению, участники дискуссии все равно иногда допускают выход за рамки ис-
ходных условий задачи, вводя рассуждения о виртуальных фотонах в подбарьерной
области, хотя, как уже отмечалось, для получения соответствующих решений волно-
вых уравнений не требуется привлечения представлений о квантовании электромаг-
нитного поля. Некоторые аспекты такой дискуссии обсуждаются в недавнем обзоре
[24].

63
8.2. Электромагнитный аналог парадокса Хартмана.
Рассмотрим электромагнитный аналог парадокса Хартмана на примере рас-
пространения электромагнитной волны в диэлектрике, в котором находится слой
плазмы, формирующей область отрицательных значений диэлектрической прони-
цаемости (рис. 16). Как было показано в разделе 4.3., решение такой задачи приво-
дит к адекватному аналогу квантовомеханического туннелирования. Выражение
(103) принимает вид:
−1
dϕ ⎡ ⎛ k ⎞2 ⎤ d k
τϕ = = 2 ⎢ 1 + ⎜ EM ⎟ ⎥ EM
. (106)
dω ⎢⎣ ⎝ κ EM ⎠ ⎥⎦ d ω κ EM

Подставляя сюда выражения (100), принимая ε 1 = 1 (вакуум, воздух)

ω p2
ε2 = 1 − 2 (107)
ω
для плазмы, приходим к выражению

2 ω2 2
τϕ = = . (108)
ω ωp − ω
2 2
ωp − ω2
2

Принимая во внимание условие тунелирования ω < ω p , легко видеть, что в низко-


частотном пределе ( ω << ω p ) фазовое время стремится к 2ω p :
−1

τ ϕ > 2ω p−1 . (109)

Время не зависит от толщины слоя L при условии, что слой достаточно толстый, т. е.
κ EM L >> 1 . Напомним, что L = 1 /κ соответствует толщине скин-слоя.
Таким образом, можно сформулировать следующие выводы:
– фазовое время для прохождения электромагнитной волной слоя плазмы, толщина
которого много больше скин-слоя, не зависит от толщины слоя, однако не может
быть меньше, чем удвоенная обратная плазменная частота.
– фазовый сдвиг осуществляется в основном в пределах скин-слоя, весьма мало из-
меняясь в остальной части слоя плазмы;
– скорость прохождения, определяемая как v = L /τ ϕ , может превышать скорость
света в вакууме c.
Вхождение плазменной частоты в выражения для фазового времени содержит указа-
ние на физическую природу парадокса. Электромагнитная волна, с частотой ниже
плазменной частоты достигает границы воздух-плазма и плазма реагирует на ее по-

64
явление как единое целое с максимально возможной скоростью реакции, которая и
определяется плазменной частотой. Минимальное время реакции не зависит от тол-
щины слоя. Толщина слоя определяет амплитуду волны на выходе, но не время воз-
никновения ослабленной волны на задней границе раздела. Нельзя говорить ни о
движении, ни о распространении, ни о скорости. Ослабленная «копия» исходного
волнового пакета генерируется на задней границе раздела с максимально возможной
скоростью реакции плазмы, а не со скоростью перемещения, движения и т.п. Реак-
цию плазмы можно представить себе как «всплеск» под действием входящего вол-
нового пакета. Поэтому и фазовый сдвиг не зависит от толщины слоя, а происходит
в основном в пределах скин-слоя. Подчеркнем, что все рассуждения в этом разделе
предполагают, что геометрический размер волнового пакета много больше толщины
плазменного слоя.
Нам представляется, что последовательный анализ туннелирования электро-
магнитных волн в плазме и постановка соответствующих экспериментов будут по-
лезны для прояснения физической сущности квантового туннельного эффекта.

65
9. От волновой оптики – к волновой механике
(из истории создания квантовой механики)

Новая динамика свободной материальной точки отно-


сится к прежней динамике … так же, как волновая оп-
тика относится к геометрической. … предлагаемый
синтез представляется логическим венцом совместного
развития динамики и оптики со времен XVII века.
Луи де Бройль, 1923 г. [25].

9.1. Рождение новых идей: роль оптики в формировании квантовой меха-


ники.

На ранней стадии становления квантовой механики оптические представления


и оптико-механические аналогии имели определяющее значение для интуитивного
формирования новых понятий и идей. Наиболее сильно их использование просмат-
ривается в основополагающих работах по созданию волновой механики Луи де
Бройля и Эрвина Шредингера.
Луи де Бройль выдвинул теорию, устанавливающую связь между частицами и
волнами. В 1923 – 1924 гг. в работах [26-28] он первым высказал мысль о наличии
волновых свойств у частиц и сформулировал идею об универсальности корпуску-
лярно-волнового дуализма. «Руководимый идеей глубокого тождества между прин-
ципом наименьшего действия и принципом Ферма, я с самого начала моих исследо-
ваний по этому вопросу принял, что для заданной величины полной энергии движу-
щегося тела и, следовательно, для заданной частоты ее волны и фазы, динамически
возможные траектории движущегося тела совпадают с возможными лучами волн», –
писал де Бройль [27]. Обращая внимание на сходство в уравнениях волновой оптики
и кинематики частиц, Л. де Бройль нашел в теории Гамильтона-Якоби «теорию сою-
за волн и частиц». Он рассмотрел как нечто, связанное одно с другим, основные
идеи оптики и механики и пришел к выводу: «Лучевые траектории волн фазы совпа-
дут с динамически возможными траекториями тела» [27, с.183].
Установленная в 1824 г. Гамильтоном аналогия между механикой и оптикой
сыграла определяющую роль в появлении основного уравнения квантовой механики
– уравнения Шредингера. Таблица 4 иллюстрирует явное сходство уравнения эйко-
нала (геометрическая оптика) и уравнения Гамильтона-Якоби (классическая механи-
ка). Эйконал (изображение) – функция в геометрической оптике, определяющая оп-
тическую длину пути луча света между двумя произвольными точками, одна из ко-

66
торых принадлежит пространству объектов, а другая – пространству изображе-
ний[29, c.859].

Луи де Бройль (1892—1987) Эрвин Шредингер (1897—1961)

Эрвин Шредингер использовал эту аналогию, что отражено в его первых ра-
ботах по квантовой механике [30,31], Эти работы содержали формулировку волно-
вого уравнения, его применение к атому водорода и обоснование волнового уравне-
ния. Влияние оптико-механической аналогии особенно ясно сформулировано в его
Нобелевской лекции «Фундаментальная идея волновой механики» [32]. Он исходил
из того, что движение консервативной механической системы происходит по тому
же закону, что и распространение света в изотропной среде. Шредингер воспользо-
вался принципом Ферма и принципом Мопертюи, т.е. применил оптико-
механическую аналогию. Здесь стоит отметить, что принцип Ферма является основ-
ным принципом геометрической оптики. Его простейшая форма – утверждение, что
луч света всегда распространяется в пространстве между двумя точками по тому же
пути, вдоль которого время его прохождения меньше, чем вдоль любого из других
путей, соединяющих эти точки [29, с.803]. Принцип Гамильтона в механике состоит
в том, что из всех возможных путей, соединяющих точки А и В, материальная точка
пройдет по тому пути, для которого значение интеграла
t1

S = ∫ (T − U )dt
t0

будет наименьшим. Здесь T − кинетическая энергия точки, U − ее потенциальная


энергия, в моменты времени t 0 и t1 точка занимает положения А и В. Для частного
случая консервативных сил и неподвижной системы координат принцип Гамильтона
получает формулировку, известную под названием принципа Лагранжа или, запи-
санную в несколько ином виде, принципа Мопертюи (нет зависимости от времени).

67
Таблица 4. Оптико-механическая аналогия

Оптика Механика

Уравнение эйконала Уравнение Гамильтона-Якоби


(геометрическая оптика) (классическая механика)

2 2 2 2 2 2
⎛ dθ ⎞ ⎛ dθ ⎞ ⎛ dθ ⎞ ω2 ⎛ dS ⎞ ⎛ dS ⎞ ⎛ dS ⎞
⎜ ⎜
⎟ +⎜ ⎟
⎟ +⎜ ⎟ = 2 ⎜ ⎟ + ⎜⎜ ⎟⎟ + ⎜ ⎟ = 2m( E − U )
⎝ dx ⎠ ⎝ dy ⎠ ⎝ dz ⎠ u ⎝ dx ⎠ ⎝ dy ⎠ ⎝ dz ⎠
θ ( x , y , z ) – фаза волны, u − фазо- S ( x, y, z, ) - функция действия, m – масса,
вая скорость, ω – частота E − полная энергия, U − потенциальная
энергия

Волновое уравнение Уравнение Шредингера


(волновая оптика) (волновая механика)

d 2ψ d 2ψ d 2ψ ω 2 d 2ψ d 2ψ d 2ψ 2m
+ + + ψ =0 + + + [E − U ( x, y, z )]ψ = 0
dx 2 dy 2 dz 2 u 2 dx 2 dy 2 dz 2 h 2
ψ − волновая функция, ψ − волновая функция, m – масса,
описывающая плоскую волну E − полная энергия, U − потенциальная
ω − частота, u − фазовая скорость энергия, h − постоянная Планка, деленная
на 2π

Макс Планк (1858—1947)

Первая часть статьи Шредингера [31] имеет заголовок «Оптико-механическая


аналогия Гамильтона». Шредингер настойчиво указывает, что подобие принципа
Гамильтона и принципа Ферма не является математической случайностью, а имеет
глубокую физическую причину. Он подчеркивает, что внутренняя связь теории Га-

68
мильтона с волновым процессами была известна самому Гамильтону, но, к сожале-
нию, эта связь не принималась во внимание длительное время. Называя уравнения
геометрической оптики и принцип Ферма «квинтэссенцией волновой теории света»
[32], и указывая на волновую теорию света как на результат развития и обобщения
геометрической оптики, Шредингер указывает, что новую механику необходимо
строить путем развития механики Гамильтона до волновой механики. Он называет
классическую механику «геометрической механикой» и проводит четкую мысль о
том, что новая, волновая механика должна соотноситься с классической механикой
как волновая оптика соотносится с геометрической оптикой. Подчеркивая, что такое
построение физической теории является отражением внутренней гармонии мира,
позднее в 1933 г. в своей Нобелевской лекции [32] Шредингер сказал: «Казалось, что
природа осуществила одну и ту же закономерность двумя различными способами.
Один раз, в случае света, при помощи довольно ясной игры волн, другой раз, в слу-
чае материальных точек, где положение вещей было непонятно, если только не ста-
раться и здесь говорить о волновой природе».
И наконец, напомним еще раз краткое, но очень четкое и глубокое высказы-
вание Макса Планка [1]:
“Законы новой механики найдены просто прослеживанием аналогии механики с оп-
тикой.”

9.2. Идентификация оптических аналогов квантовых эффектов

Глубокое проникновение оптических представлений в процесс развития


квантовой механики не могло не вызвать проведения аналогий между вновь откры-
тыми эффектами новой теории и давно изученными явлениями оптики. В этом раз-
деле мы приведем несколько примеров ранних указаний на наличие оптических ана-
логий у квантовых эффектов.
Одним из первых «сюрпризов» волновой механики стало установление плав-
ного затухания волновой функции частицы под барьером конечной высоты (см.
рис. 10а). Оптическую аналогию немедленно указал Макс Планк. Таковой является
проникновение света за границу раздела при полном внутреннем отражении (см.
рис. 18,19). В 1929 г., выступая с расширенной речью в Физическом институте
Лейпцигского университета «Картина мира современной физики», Планк использо-
вал эту аналогию для демонстрации связи классической физики и квантовой теории:
«Между тем как точка конфигурации классической теории описывает с те-
чение времени совершенно определенную кривую, точка конфигурации
волны материи в каждый данный момент заполняет все бесконечное про-
странство, даже и те места пространства, где потенциальная энергия боль-
ше, нежели полная энергия, так что кинетическая энергия там отрицательна,

69
а импульс – мнимый. Это совершенно подобно случаю так называемого
полного отражения, при котором лишь согласно теоретической оптике свет
действительно полностью отражается, так как угол преломления становится
мнимым, между тем как по волновой оптике свет проникает и во вторую
среду, хотя и не в виде плоских волн» [33].
Принципиальным физическим результатом, прямо вытекающим из волновых
свойств квантовой частицы, является квантовый туннельный эффект. Как уже отме-
чалось (Раздел 4), его оптическими аналогами являются прохождение света через
тонкую металлическую пленку и нарушенное полное внутренне отражение. Хотя,
как видно из предыдущей цитаты, Планк подошел весьма близко к аналогии между
туннельным эффектом и нарушенным полным внутренним отражением, он не мог в
этом выступлении сформулировать такую аналогию, так как первая работа, указав-
шая на возможность проникновения волновой функции за потенциальный барьер
была опубликована в 1928 г. Л. И. Мандельштамом и А. М. Леонтовичем [34] и, по-
видимому, была неизвестна Планку 1 .

Л. И. Мандельштам М. А. Леонтович
(1879—1944) (1903—1981)

Аналогия квантового туннельного эффекта с прохождением света сквозь тон-


кую металлическую пленку была впервые указана В. Гейзенбергом. В 1932 г., после
формулировки основных положений квантовой механики и успешному применению

1
Авторам не удалось установить точную дату выступления М. Планка с упомянутой
лекцией. 1929 г. – это год публикации лекции в виде отдельной книжки в изд-ве
J. A. Barth (Leipzig) а также в форме журнальной статьи в «Успехах физических
наук».

70
их для решения целого ряда задач, была переведена на русский язык книга Гейзен-
берга «Физические принципы квантовой теории» [35] 2 . Это было первое системати-
ческое изложение новых для того времени идей квантовой физики, в том числе и тех
идей, которые внес сам Гейзенберг в современную науку. Книга содержала дополне-
ния к русскому изданию, где автор привел доказательства того, что если энергия
электронов меньше, чем критическое значение потенциала, то некоторое количество
электронов может преодолеть потенциальный порог, если его ширина не велика в
сравнении с дебройлевской длиной волны. Число проходящих электронов убывает с
возрастанием ширины и высоты порога. «Этот факт вполне аналогичен известному
из оптики и экспериментально установленному явлению, что при полном отражении
светового луча от металлической фольги очень малая доля света проходит через
фольгу и будет заметна только тогда, когда толщина фольги того же порядка, что и
длина волны проходящего света» – писал Гейзенберг [35, с.35].
Нарушенное полное внутреннее отражение как оптический аналог туннели-
рования, по-видимому, первым идентифицировал А. Зоммерфельд в 1950 г. в своей
книге «Оптика» (русский перевод 1953 г. под ред. М. А. Ельяшевича) [36]. Он писал:
«В волновой механике имеет место совершенно аналогичное явление – туннельный
эффект… В волно-механической формулировке потенциальный барьер играет со-
вершенно ту же роль, что и воздушный зазор в опытах с полным внутренним отра-
жением. Это бросает яркий свет на вопрос о параллелизме между классическом ме-
ханикой и волновой механикой, с одной стороны, и между волновой оптикой и лу-
чевой оптикой – с другой» [36, с.52]. Чуть позднее, в 1951 г., рассматривая прохож-
дение электрона сквозь потенциальный барьер в книге «Строение атома и спектры»
(русский перевод 1956 г.) он написал: «Действительно, и в обычной оптике при пол-
ном внутреннем отражении в оптически менее плотной среде существует экспонен-
циально затухающее с глубиной волновое движение. Кажущееся противоречие с за-
коном сохранения энергии или с законом сохранения числа частиц разрешается
здесь, как и в оптике, если вместо неограниченно протяженной плоской волны рас-
смотреть пространственно ограниченную и учесть дифракционные явления на краях
волны, которые приводят в оптическом случае к тому, что энергия входит во вторую

2
Интересно отметить, что русский перевод книги Гейзенберга с авторскими допол-
нениями вышел под редакцией М. А. Ельяшевича – выдающегося советского фи-
зика, работавшего в Минске большую часть своей творческой деятельности, начи-
ная с 1956 г., профессора и заведующего кафедрой Белгосуниверситета, автора
фундаментальной книги «Атомная и молекулярная спектроскопия», на которой
выросло несколько поколений физиков-спектроскопистов в СССР и на пост-
советском пространстве. Одному из авторов (С. В. Г.) в студенческие годы посча-
стливилось слушать замечательные лекции Михаила Александровича по квантовой
механике в 1978 г. Удивительно, что в год публикации книги В. Гейзенберга
М. А. Ельяшевичу было всего 24 года!

71
среду и распространяется в ней параллельно поверхности раздела» [4, с.34].
А. Зоммерфельд определил показатель преломления как

W −V
n= ,
V

где W – кинетическая энергия электрона, V – высота потенциального барьера, для


случая V > W , что имеет определяющее значение при математическом обосновании
вышеизложенной аналогии.
Интересен тот факт, что оптический аналог туннельного эффекта – явление
нарушенного полного внутреннего отражения, экспериментально и теоретически
было исследовано Л. И. Мандельштамом в работах [37,38] гораздо раньше, чем
квантовый туннельный эффект, основы которого также заложены в работе Л. И.
Мандельштама, написанной совместно со своим учеником А. М. Леонтовичем в
1928 г. И хотя прямых доказательств использования оптической аналогии при от-
крытии выше указанного явления в квантовой механике нет, сама личность Ман-
дельштама как ученого, умеющего предвидеть новые явления путем проведения
аналогий, позволяет предположить, что такая связь имела место. Исследование на-
рушенного полного внутреннего отражения строилось также по принципу аналогии.
Об этом свидетельствует его работа об излучении источников света у поверхности
раздела двух сред [37]. Здесь было предсказано, а потом и открыто новое оптическое
явление. Сам Мандельштам так писал об исследованном явлении: «Если заставить
плоскую волну падать из более плотной среды на менее плотную, то, как известно, в
менее плотной среде поле будет существовать и тогда, когда угол падения превыша-
ет предельный угол и происходит полное внутреннее отражение. Амплитуда этого
поля чрезвычайно быстро (экспоненциально) убывает с удалением от плоскости раз-
дела, так что в менее плотной среде область, в которой имеется поле, ограничивается
практически слоем, толщина которого – порядка длины волны» [37 с.262].
Мандельштам считал, что задача для случая радиоволн в беспроволочной те-
леграфии, которая рассматривалась в то время, в переводе на язык оптики означает:
изучить преломление и отражение световых волн в случае различных сред, прини-
мая, поверхность раздела за плоскость. При выводе законов оптики (преломления и
отражения) предполагалось, что источник света находится далеко от поверхности
раздела двух сред. Следовательно, расстояние от поверхности до источника велико
по отношению к длине волны. В беспроволочной телеграфии волны имеют длину в
сотни метров, и поэтому источник всегда будет близок к поверхности Земли. Ман-
дельштам разглядел этот случай и высказал свои предположения. «Этот результат
интересен, так сказать, и с обратной стороны. Действительно, если это так, если бли-
зость источника обуславливает изменение основных законов преломления, то следу-
ет ожидать, что в чисто оптических опытах, мы найдем новые, до сих пор неизвест-
ные оптические явления» – писал он [38, с.42]. Он использовал полное отражение на

72
границе стекла с флуоресцирующей жидкостью и изучил весь вопрос как экспери-
ментально, так и теоретически. В раствор флуоресцирующего вещества помещалась
призма. Свет, падающий извне на призму, вызывал свечение тонкого слоя раствора
(Рис. 19). Это показало, что свет проникает за границу раздела на некоторую глуби-
ну. Явление, основанное на проникновении волны из оптически более плотной сре-
ды в оптически менее плотную среду на глубину порядка длины световой волны в
условиях полного внутреннего отражения, получило название нарушенного полного
внутреннего отражения (НПВО). Схема типичного эксперимента по наблюдению
НПВО была представлена на рис. 17. Таким образом, можно с уверенностью конста-
тировать тот факт, что НПВО было исследовано Л. И. Мандельштамом, как экспе-
риментально, так и теоретически в статьях 1914 г. и 1916 г.

Рис. 29. Фотокопия рисунка из статьи Л. И. Мандельштама и


М. А. Леонтовича [34]. Потенциал в виде обрезанной параболы и волно-
вая функция, являющаяся решением уравнения Шредингера с таким по-
тенциалом.

В 1928 г. Л. И. Мандельштам совместно с М. А. Леонтовичем опубликовали


работу по квантовой механике [34], касающуюся уравнения Шредингера, в которой
были заложены основы туннельного эффекта, сам термин появился позднее. Авторы
рассмотрели поведение волновой функции в бесконечности, определяемое поведе-
нием в бесконечности потенциальной энергии системы. В качестве модельного по-
тенциала был выбран параболический потенциал, присущий модели гармонического
осциллятора, но с ограничением с обеих сторон. (рис. 29). Впоследствии Г. Гамов
использовал этот эффект при построении теории альфа-распада ядер, и повсеместно
предсказание туннельного квантового эффекта связывается именно с работой [39].
Однако имеются свидетельство И. Е. Тамма о приоритете Мандельштама и Леонто-
вича и влиянии их статьи на работу Гамова. Вот как оценил И. Е. Тамм работу Ман-
дельштама и Леонтовича: «В этой статье содержатся все основы теории прохожде-
ния частиц через потенциальный барьер, представляющий собой одно из самых за-
мечательных достижений квантовой механики. И хотя авторы не применили своей
теории к конкретным физическим явлениям, но Гамов сам рассказывал мне в 1928 г.,
что он целиком основывался именно на этой работе Мандельштама и Леонтовича,
принесшей ему широкую известность, при построении теории альфа-распада радио-
активных ядер» [40].

73
Еще один пример оптической аналогии в квантовой механике хорошо про-
слеживается в явлениях резонансного прохождения при рассеянии электронов ато-
мами инертных газов и в случае с интерферометром Фабри-Перо.
Открытый в 1920 г. К. Рамзауэром [41] и независимо Таунседом и Бейли [42]
эффект, получивший впоследствии название эффекта Рамзауэра-Таунсенда, долгое
время не мог найти объяснения и считался аномальным. Он определяется как высо-
кая «проницаемость» атомов или молекул газа для медленных электронов. При ис-
следовании прохождение потока электронов (с энергией от 0,75 эВ до 1,1 эВ) через
инертные газы, было обнаружено, что при уменьшении энергии электронов упругое
рассеяние уменьшается, в результате чего электроны проходят через газ практически
беспрепятственно. В 1925 г. Эльзассером была сделана попытка объяснить этот эф-
фект как дифракцию электромагнитных волн. Лишь три года спустя в 1928 г. Оппен-
геймер указал на то, что эффект Рамзауэра-Таунсенда следует объяснять не как про-
стую дифракцию, а квантовомеханический эффект. В статье [43] он предложил тео-
рию взаимодействия свободных электронов с атомами. В 1953 г. эффект Рамзауэра-
Таунсенда лег в основу модели, описывающей энергетическую зависимость сечения
рассеяния быстрых нейтронов на ядрах.
В одномерном случае двойного потенциального барьера узкая центральная
потенциальная яма обладает квазистационарными связанными состояниями, имею-
щими определенные значения энергии. Если энергия падающих электронов совпада-
ет с этими энергиями, то электроны туннелируют сквозь оба барьера без всякого по-
глощения и можно получить для определенной энергии выполнения резонансного
условия: полного прохождения при любой толщине двух барьеров (см. раздел 5,
рис. 19). Аналогичная ситуация, как уже обсуждалось, реализуется в оптике в ин-
терферометре Фабри-Перо (рис. 20). Большая величина коэффициента прохождения
возникает из-за того, что для определенных длин волн отраженные внутри волны
интерферируют с падающей волной, внутри интерферометра накапливается световая
энергия, а интенсивность света на выходе оказывается такой же, как и на входе в
случае идеальных не поглощающих зеркал и отсутствия поглощения в среде между
зеркалами.
На существование этой аналогии указывал Л. Эсаки, получивший Нобелев-
скую премию по физике в 1973 г. за экспериментальные работы по открытию тун-
нельных явлений в полупроводниках, проделанные им в 1956-1957 гг. В своей Нобе-
левской лекции он, рассматривая резонансное прохождение электронов через двой-
ной потенциальный барьер, писал: «Этот эффект довольно любопытен, поскольку
обычно считается, что коэффициент прохождения есть произведение двух соответ-
ствующих коэффициентов для каждого из барьеров; в результате полный коэффици-
ент прохождения должен был бы быть очень мал. Ситуация здесь напоминает случай
с интерференционным фильтром типа Фабри-Перо в оптике» [44, с. 576].

74
Лео Эсаки (р. 1925)

Более подробное обсуждение туннелирования в квантовой физике, включая


исторические и методические аспекты, а также оптические аналогии, содержится в
статьях [19, 45], аналогия эффекта Рамзауэра с оптической интерференцией обсуж-
дается также в учебном пособии [9]. Использование оптических аналогий в учебном
процессе при изложении основ квантовой механики, атомной физики, теории строе-
ния вещества, а также наноэлектроники, рассматривается в нашей работе [46].

75
10. От квантовой механики – к нанофотонике

10.1. Перенос представлений из квантовой физики в волновую оптику

Исторически сложилось так, что оптико-механическая аналогия явилась от-


правной точкой в создании квантовой механики. Однако полвека спустя перенос
представлений из оптики в квантовую механику, имевший место в 20-30-х гг. XX в.,
впоследствии сменился обратным процессом. Квантовая механика очень быстро уш-
ла вперед по сравнению с оптикой, так как ей пришлось решать задачи, по сути ана-
логичные задачам волновой оптики, но не ставившиеся ранее в оптике. Вследствие
того, что электроны и протоны имеют заряды и взаимодействуют между собой,
форма и высота потенциальных барьеров, а также способ их пространственной орга-
низации не имеют аналогов в оптике природных объектов и лишь частично могут
быть воспроизведены в искусственно созданных объектах. В первую очередь, к
крупным достижениям квантовой механики следует отнести последовательное по-
строении одноэлектронной теории твердых тел, основанной на анализе решений
уравнения Шредингера для трехмерных периодических и случайных потенциалов
большой амплитуды. Достижения теории твердого тела стимулировали поиск и от-
крытие аналогичных явлений в оптике. Однако, в отличие от квантовой механики,
где ставились задачи объяснения свойств реальных твердых тел, перенос достиже-
ний и результатов квантовой теории твердых тел в оптику произошел, главным об-
разом, не с целью объяснения существующих явлений, а с целью создания новых
искусственных сред и даже устройств с необычными свойствами
Достижения квантовой механики в целом, и особенно прогресс в области
квантовой теории твердого тела и электроники привели к формированию концепции
так называемых «фотонных кристаллов» и к предсказанию целого ряда новых опти-
ческих явлений при распространении электромагнитного излучения в сложных сре-
дах (Таблица 5). Фотонный кристалл представляет собой пространственную неодно-
родную решетку, характеризующуюся периодической функцией n(x,y,z), где n – по-
казатель преломления материала. Сама концепция фотонных кристаллов появилась
во многом благодаря аналогии. Е. Яблонович в 1987 г. указал, что в трехмерной сре-
де с периодическим изменением показателя преломления следует ожидать формиро-
вания запрещенных зон для распространения света подобно запрещенным зонам для
электронов [47]. И хотя одномерная задача о распространении волн в периодической
среде была решена еще Рэлеем [17,18] (см. раздел 6) ровно за 100 лет до статьи
Е. Яблоновича, а слоистые диэлектрические зеркала и фильтры к этому времени
имелись в каждой оптической лаборатории, идея перехода к трехмерной «зонной
инженерии» в фотонике стимулировала интенсивные исследования во всем мире.
Обзор мировых достижений в этой области содержится в работах [48, 49].

76
Таблица 5. Перенос представлений из квантовой теории в оптику

Явления Квантовая теория Оптика

Энергетические зоны в Электронная теория твер- 80-е годы ХХ века


кристаллах дых тел, 30-е годы ХХ века

Локализация в случай- Андерсоновская локализа- Андерсоновская локали-


ном потенциале ция электронов, зация электромагнитных
1958 г. волн, 1984 г..

Квантовая интерфе- Слабая локализация элек- Когерентное обратное


ренция в сложном по- тронов, 1982 г. рассеяние, 1984 г
тенциале

Фрактальный энерге- Фрактальный энергетиче- Фрактальный спектр


тический спектр в ква- ский спектр квазикристал- пропускания фильтров
зипериодичес-ком по- лов, 1983 г. Фибоначчи, 1994 г.
тенциале

Перенос представлений из квантовой теории твердого тела в оптику стал од-


ним из факторов, обеспечивших формирование, становление и развитие новой круп-
ной области науки и техники – нанофотоники. Нанофотоника как новая область нау-
ки возникла на стыке оптики, лазерной физики, материаловедения, физической хи-
мии, физики и химии твердого тела. Нанофотоника изучает распространение, преоб-
разование, испускание и поглощение оптического излучения в наноструктурах, а
также ставит своей целью использовать особенности распространения и взаимодей-
ствия излучения с веществом в наноструктурах в технике: от систем связи и преоб-
разования информации до биосенсоров и биочипов.
Ожидается, что развитие нанофотоники приведет в ближайшие десятилетия к
созданию оптической микро-схемотехники, микро- и нанолазеров, эффективных мо-
дуляторов и переключателей света, люминофоров, биосенсоров и биочипов.
Многие эксперты считают, что в будущем развитие нанофотоники по мас-
штабам долговременного технологического и социального воздействия может быть
сравнимо с воздействием полупроводниковой электроники на технологический про-
гресс и повышение качества жизни. Таким образом, волновая механика, создание
которой было бы невозможно без развития волновой оптики, много десятилетий
спустя «оплодотворила» новыми идеями оптическую науку и стимулировала разви-
тие не только новых научных, но и новых технологических направлений. Так гармо-
ния природы, адекватно отразившись в физической теории, определяет развитие но-
вейших технологий.

77
10.2. Исследования в области нанофотоники в Беларуси

Как каждое крупное научное направление, в течение многих десятилетий исследова-


ния в области нанофотоники развивались внутри различных направлений науки без обозна-
чения причастности к нанотехнологиям и задолго до появления этого «брэнда» в научно-
техническом лексиконе. Предвестниками систематических исследований по нанофотонике в
Беларуси были работы академика Ф. И. Федорова и его научной школы по электромагнит-
ной теории излучения в сложных средах и на границах раздела таких сред (50-е – 60-е гг.
прошлого столетия), исследования в области фотоники биомолекул, начатые в Беларуси
академиком А. Н. Севченко и продолженные впоследствии его многочисленными ученика-
ми (именно в этой области в русскоязычной научной литературе впервые возник термин
«фотоника»), построение последовательной теории взаимодействия излучения с веществом
(академик Б. И. Степанов, академик П. А. Апанасевич и их ученики), исследования в облас-
ти оптики полупроводников (научная школа члена-корреспондента В. П. Грибковского),
систематические исследования в области коллоидной химии и химии твердого тела (научная
школа академика В. В. Свиридова), развитие электрохимических технологий получения на-
нопористых материалов (научная школа академика В. А. Лабунова), развитие базовых тех-
нологий порошковой металлургии и керамики (научная школа академика П. А. Витязя), соз-
дание научных основ получения новых материалов при экстремальных воздействиях в Ин-
ститутах физики и тепло- и массо-обмена Национальной академии наук. Один из авторов
(С. В. Г.) занимается исследованиями в области нанофотоники с 1980 г., когда он был еще
студентом-дипломником. Импульсом для первых экспериментов стали работы академика
В. А. Пилиповича – создателя первого в Беларуси лазера – по разработке лазерных элемен-
тов на основе стекол с полупроводниковыми микрокристаллами.
Сегодня белорусские ученые, работающие в области нанофотоники, известны во
всем мире. Их статьи печатают лучшие международные журналы, их результаты принима-
лись в качестве пленарных и приглашенных докладов на десятках престижных конферен-
ций. Ими получены приоритетные результаты в различных областях нанофотоники.
Белорусскими учеными систематически исследованы оптические свойства полупро-
водниковых нанокристаллов, что позволило перейти от фундаментальных исследований к
прикладным, направленным на получение новых оптических материалов, компонентов ла-
зерной техники, биомаркеров и биочипов. Эти исследования получили развитие в НАН Бе-
ларуси (Ин-т физики им. Б.И.Степанова, Ин-т молекулярной и атомной физики (ИМАФ) –
член-корреспондент С. В. Гапоненко с сотр., проф. Э. И. Зенькевич с сотр.), в БГУ (НИИ
физико-химических проблем – М. В. Артемьев с сотр., НИИ ядерных проблем – проф.
С. А. Максименко с сотр.), в БНТУ (Ин-т оптических материалов и технологий – проф.
К. В. Юмашев с сотр.), в Гродненском госуниверситете им. Я. Купалы (ГрГУ, проф.
С. А. Маскевич с сотр.). Одновременно разрабатываются новые методы получения наноча-
стиц и других наноструктур с использованием лазерно-плазменных процессов (д. ф.-м. н.
Н. В. Тарасенко, д. ф.-м. н. В. М. Асташинский, к. ф.-м. н. И. П. Смягликов с сотр.).
Белорусские ученые активно участвуют в исследовании и создании структур, обо-
значаемых сегодня ключевым словом «фотонный кристалл», которое подразумевает струк-
туризацию вещества на масштабе длины световой волны с целью получения новых оптиче-
ских свойств. В Институте физики им. Б. И. Степанова совместно с НИИ порошковой ме-
таллургии были предложены методы получения диэлектрических наноструктур с трехмер-
ной периодичностью на основе коллоидных кристаллов (С. В. Гапоненко с сотр.), в БГУИР –
методы получения структур с двумерной периодичностью с использованием электрохими-
ческих процессов и одновременно разработаны методы «встраивания» люминофоров в такие
структуры, что важно не только для проведения фундаментальных исследований взаимодей-
ствия света и вещества, но и для практического применения наноструктур в дисплеях, ис-
точниках и преобразователях света (проф. В. А. Сокол, д. ф.-м. н. Н. В. Гапоненко с сотр.).

78
В исследованиях взаимодействия излучения и вещества особое место занимает изу-
чение динамики квантовых переходов в фотонных кристаллах. В Институте физики НАНБ
построена последовательная квантово-электродинамическая теория испускания света в фо-
тонных кристаллах (проф. С. Я. Килин, д. ф.-м. н. Д. С. Могилевцев), выполнены экспери-
ментальные исследования динамики квантовых переходов в фотонно-кристаллических кол-
лоидных структурах, разрабатывается теория резонансного и комбинационного рассеяния
света в наноструктрах. Среди теоретических исследований следует также отметить построе-
ние в БГУ теории сложных неоднородных сред и фотонно-кристаллических волноводов
(проф. Л. М. Барковский, д. ф.-м. н. А. В. Лавриненко, д. ф.-м. н. Г. Н. Борздов, д. ф.-
м. н. С. Н. Курилкина), позволяющих манипулировать световыми потоками в микроустрой-
ствах, разработку в ИМАФ НАНБ теории распространения излучения в упорядоченных дис-
персных средах с учетом многократного рассеяния и интерференции рассеянных волн
(А. Н. Понявина с сотр.),
Развитие концепции фотонных кристаллов оказало влияние и на такую традицион-
ную для прикладной оптики область как оптика тонких пленок и слоистых сред. В послед-
ние годы предложен и реализован метод создания планарных широкоугольных диэлектри-
ческих зеркал (Белгосуниверситет, А. В. Лавриненко, Д. Н. Чигрин, и Национальная акаде-
мия наук – С. В. Гапоненко, Д. А. Яроцкий), разработана теория распространения волн в
средах с фрактальной геометрией (БГУ—ИМАФ), оптимизированы методы создания тонко-
пленочных нелинейно-оптических элементов (академик А. П. Войтович с сотр., Ин-т физи-
ки, д. ф.-м. н. А. В. Хомченко с сотр., Ин-т прикладной оптики НАНБ). Начаты систематиче-
ские исследования сверхбыстрых процессов в наноструктурах с фемтосекундным времен-
ным разрешением (д. ф.-м. н. С. А. Тихомиров с сотр., Институт физики им. Б. И. Степанова
НАНБ).
В современной нанофотонике значительное место занимает целенаправленное ис-
следование оптических процессов в металло-диэлектрических наноструктурах. Такие нано-
структуры позволяют локально сформировать гигантское электромагнитное поле из-за раз-
мерно-зависимых плазмонных резонансов в металлических наночастицах и возбуждения
поверхностных плазмонных мод. В ГрГУ проф. С. А. Маскевичем с сотр. разработаны прак-
тические методы создания активных металло-диэлектрических наноструктур, в которых
интенсивность комбинационного рассеяния света увеличивается на несколько порядков.
К. ф.-м. н. Д. В. Гузатовым (Отдел проблем ресурсосбережения НАН Беларуси в г. Гродно)
построена теория испускания света квантовыми объектами вблизи металлических наноча-
стиц. Это имеет важное прикладное значение для высокочувствительного спектрального
анализа в экологических, медицинских и биологических исследованиях.
Одновременно с исследованиями в области нанофотоники, в Белгосуниверситете по-
лучили развитие работы в области ядерной оптики, связанные с изучением электромагнит-
ного излучения рентгеновского диапазона в сложных структурах на атомном пространст-
венном масштабе (проф. В. Г. Барышевский, проф. И. Д. Феранчук, проф. В. А. Тихомиров).
Следует особенно отметить высокий творческий тонус белорусских ученых в облас-
ти нанофотоники. В последние годы защищено 3 без преувеличения блестящие докторские
диссертации (А. Н. Понявина, А. В. Лавриненко, Д. С. Могилевцев) и не менее 10 кандидат-
ских диссертаций.
Согласно анализу, проведенному организацией Tomson Scientific, регулярно скани-
рующей и анализирующей более 10 тыс. научных журналов, публикации белорусских физи-
ков по проблеме «фотонные кристаллы» занимают в мировом рейтинге 6-е место в мире по
среднему числу цитирований на одну статью. Обзор достижений белорусских ученых в об-
ласти нанофотоники содержится в работах [50–52].

79
Задачи и вопросы

1. В квантовой механике при решении волнового уравнения используется свойство непре-


рывности и гладкости волновой функции, а в оптике обычно последовательно склады-
вают амплитуды отраженных волн от границ раздела различных сред. Выберите 2-3 про-
стых примера из квантовой механики и оптики и покажите, что оба подхода дают одина-
ковые результаты.
2. Рассмотрите прохождение света через диэлектрический слой в воздухе, пренебрегая по-
глощением, на основе аддитивного учета интенсивности световых потоков многократно
отраженных от границ раздела. Сопоставьте полученный результат для коэффициента
пропускания с результатом решения задачи, в которой складываются не интенсивности,
а амплитуды многократно отраженных волн. Объясните разницу в полученных решени-
ях.
3. Оцените отношение показателей преломления для случая, представленного на рисунке 8.
4. Верхний слой атмосферы состоит из ионов с довольно низкой концентрацией и называет-
ся ионосферой. Плазменная частота ионосферы попадает в область радиочастот. Отра-
жение радиоволн от ионосферы обеспечивает возможность дальней радиосвязи в диапа-
зоне коротких радиоволн (длина волны 101-102 м). Оцените концентрацию ионов, пред-
полагая средний заряд Z = 10 и среднюю массу m = 104m0.
5. Сравните вероятности туннелирования сквозь один и тот же барьер для протона и элек-
трона.
6. Найдите волновую функцию для барьера в случае E − U 0 = 0 и пространственное распре-
деление электрического поля световой волны при прохождении сквозь слой вещества с
ε = 0.
7. Попробуйте дать определение добротности для двухбарьерного потенциала в волновой
механике.
8. Попробуйте изобразить зависимость коэффициента прозрачности для туннелирования
электрона сквозь многоямный потенциал, изображенный на рисунке 24.
9. При туннелировании электромагнитной волны сквозь тонкую металлическую пленку
происходит частичное поглощение излучения. Как было показано в настоящем пособии,
туннелирование в оптике во многом подобно туннелированию в квантовой механике.
Попробуйте найти квантовомеханический аналог для поглощения излучения.
10. Вспомните и проанализируйте случаи расщепления резонансных линий в механике (свя-
занные маятники) и в радиотехнике (связанные колебательные контуры).

Список литературы

1. Planck, M. Theory of Light / M. Planck. – London: McMillan, 1932. – 226 s.


2. Шифф, Л. Квантовая механика / Л. Шифф. – М.: Изд-во иностранной литературы,
1959. – 475 c.
3. Ахманов, С.А. Физическая оптика / С.А. Ахматов, С.Ю. Никитин. – М: Изд-во МГУ,
2004. – 656 c.
4. Jaggard, D.L. Reflection from fractal multilayers / D.L. Jaggard,. X. Sun // Optics Lett. –
1990. – Vol. 15. Issue 24. – P. 1428–1430.
5. Sun, X. Wave interactions with generalized Cantor bar fractal multilayers / X. Sun,
D.L. Jaggard // J. Appl. Phys. – 1991. – Vol. 70. – P. 2500-2507.

80
6. Spectral scalability as a result of geometrical self-similarity in fractal multilayers /
S.V. Zhukovsky [et al] // Europhys. Lett. – 2004. – Vol. 66. – P. 455–461.
7. Зоммерфельд, А. Потенциальный порог. Туннельный эффект / А. Зоммерфельд //
Строение атома и спектры Т. 2 / А. Зоммерфельд; под ред. Я.А. Смородинского. – М.,
1956. – Гл. 1. – С.27–33.
8. Блохинцев, Д.И. Основы квантовой механики / Д.И. Блохинцев. – 5-е изд. – М.: Наука,
1976. – 667 с.
9. Практикум по атомной физике: учебное пособие для студентов физических и техниче-
ских специальностей: в 2 ч. / С.А. Маскевич [и др.]; – Гродно, 1999. – Ч. 1: Боровская
модель и квантово-механическое описание строения атома. – 114 с.
10. Е.Б.Александров, В.С.Запасский. В погоне за «медленным светом». Усп. физ. наук, 176
(2006), 1093—1105.
11. Теоретическая физика: в 10т. / редкол.: Л. Питаевский (отв. ред.). – М.: Наука,1989. –
Т. 3: Квантовая механика (нерелятивистская теория) / Л.Д. Ландау [и др.]. – 1989. – 767
с.
12. Bloemer, M.J. Transmissive properties of Ag/MgF2 photonic bandgaps / M.J Bloemer,
M. Scalora // Appl. Phys. Lett. – 1998. – Vol. 72. – P. 1677–1679.
13. Mandelstam, L. Strahlung einer Lichtquell, die sich sehr nahe an der Trennungsfläche zweier
durchsichtiger Medien befindet / L. Mandelstam // Zs. Phys. – 1914. – Bd. 15. – S. 220–225.
14. Smith, F.T. Lifetime matrix in collision theory / F.T Smith // Phys. Rev. – 1960. –Vol. 118. –
P. 349–356.
15. Propagation of waves in non-periodic deterministic structures: Scaling properties of an opti-
cal Cantor filter / S.V. Zhukovsky [et al] // Phys. Rev. E. – 2002. – Vol. 65. – P. 1–8.
16. Femtosecond pulses chirping compensation by using one-dimensional compact multiple-
defect photonic crystals / A. Belardini [et al] // Appl. Phys. Lett. – 2006. – Vol. 89. – P 1–3.
17. Strutt, J.W. (Lord Rayleigh) On the maintenance of vibrations by forces of double frequency,
and on the propagation of waves through a medium endowed with a periodic structure /
J.W. Strutt // Phil. Mag. – 1887. – Vol.24, S. 5. – P. 145–159.
18. Strutt, J.W. (Lord Rayleigh). On the remarkable phenomenon of crystalline reflexion de-
scribed by Professor Stokes /J.W. Strutt // Phil. Mag. – 1888. – Vol. 26, S. 5. – P. 256–265.
19. Хильманович, В.Н. Оптические аналогии в квантовой физике: эффект Рамзауэра-
Таунсенда и многолучевая интерферометрия / В.Н. Хильманович, Н.Д. Стрекаль //
Веснiк ГрДУ. Сер. 2, Матэматыка. Фiзiка. Iнфарматыка. Вылічальная тэхніка і
ўпраўленне. Біялогія. – 2008. – №3 (73). – С. 107–112.
20. Wigner, E. P. Lower limit for the energy derivative of the scattering phase shift / E.P. Wigner
// Phys.Rev. – 1995. – Vol. 98. – P. 145–147.
21. Esposito, S. Universal photonic tunneling time / S. Esposito // Phys. Rev. E. – 2001. – Vol.
64. – P. 1–8.
22. Hartman, T.E. Tunneling of a wave packet / T.E. Hartman // J. Appl. Phys. – 1962. – Vol. 33.
– P. 3427–3432.
23. Davies, P.C.W. Quantum tunneling time / P.C.W Davies // Amer. J. Phys. – 2004. – Vol. 73.
– P. 23–27.
24. Шварцбург, А.Б. Туннелирование электромагнитных волн – парадоксы и перспективы
/ А.Б. Шварцбург // УФН. – 2007. – Т. 177, Вып. 1. – С. 43–58.
25. De Broglie, L. Quanta de lumière, diffraction et interferences / L. de Broglie // Compt.Rend.
– 1923. – Vol. 177. – P. 548–550.

81
26. De Broglie, L. Ondes et quanta / L. de Broglie // Compt. Rend. – 1923. – Vol. 177. – P. 507–
510.
27. De Broglie, L. Les quanta, la theorie cinetique des gas et le principe de Fermat /
L. de Broglie // Compt. Rend. – 1923. – Vol. 177. – P. 630–632.
28. De Broglie, L. A Tentative Theory of Light Quanta / L. de Broglie // Phil. Mag. – 1924. –
Vol. 47. – P. 446–458.
29. Физический энциклопедический словарь / редкол.: Д.М. Алексеев [и др.]. – М.: Боль-
шая рос. энцикл., 1995. – 928с.
30. Schrödinger, Е. Quantisierung als Eigenwertproblem (Erste Mitteilung) / Е. Schrödinger //
Ann. d. Phys. – 1926. – Bd. 79. – S. 361–376.
31. Schrödinger, Е. Quantisierung als Eigenwertproblem (Zweite Mitteilung) / Е. Schrödinger //
Ann. d. Phys. – 1926. – Bd. 79. – S. 489–527.
32. Шредингер, Э. Фундаментальная идея волновой механики. Нобелевская лекция 1933г.
/ Э. Шредингер // Четыре лекции по волновой механике /Э. Шредингер. – НИЦ Регу-
лярная и хаотическая динамика – Ижевск, 2001. – C. 143–155.
33. Планк, М. Картина мира современной физики / М. Планк // УФН. – 1929. – Т. 9, Вып.
4. – С. 407-436.
34. Mandelstam, L. Zur Theorie der Schrödingerschen Gleichung / L. Mandelstam,
M. Leontowitsch // Zs. f. Phys. – 1928. – Bd. 47. – S. 131−138.
35. Гейзенберг, В. Иллюстрация соотношений неопределенностей на различных измери-
тельных приборах / В. Гейзенберг // Физические принципы квантовой теории /
В. Гейзенберг. – Государственное физико-теоретическое издательство – Ленинград-
Москва, 1932. – С. 34–40.
36. Зоммерфельд, А. Оптика / А. Зоммерфельд; под. ред. М.А. Ельяшевича. – М.: Изд-во
иностранной литературы, 1953. – c. 487.
37. Mandelstam, L. Strahlung einer Lichtquell, die sich sehr nahe an der Trennungsfläche zweier
durchsichtiger Medien befindet / L. Mandelstam // Zs. Phys. – 1914. – Bd. 15. – S. 220–225.
38. Мандельштам, Л.И. Об излучении в беспроволочной телеграфии / Л.И. Мандельштам
// Природа. – 1916. – № 2. – C. 147−186.
39. Gamov, G. Zur Quantentheorie des Atomkernes / On Quantum Theory of Atomic Nuclei /
G. Gamov // Zs. Phys. – 1928. – Bd. 51. – S. 204–212.
40. Академик Мандельштам: к 100–летию со дня рождения: сб. статей / Академия наук
СССР; редкол.: М.А. Леонтович [и др.]. – М., 1979. – c. 310.
41. Ramsauer, C. Über den Wirkungsguerschnitt der Gasmoleküle gegenüber langsamen
Elektron / C. Ramsauer // Zs. Phys. – 1920. – Bd. 21. – S. 576–578.
42. Townsend, J.S. Bailey, V.A. The Motion of Electron in Gases / J.S. Townsend, V.A. Bailey
// Phil. Mag. – 1921. – Vol. 42, № 252. – P. 873–891.
43. Oppenheimer, J.R. On the quantum theory of electronic impacts /J.R. Oppenheimer // Phys.
Rev. – 1928. – Vol. 32. – P. 361–376.
44. Эсаки, Л. Путешествие в страну туннелирования. Нобелевские лекции по физике
1973г. / Л. Эсаки // УФН. – 1975. – Т. 116, Вып. 4. – С. 569–582.
45. Хильманович, В.Н. Оптические аналогии в квантовой механике на примере туннель-
ного эффекта, их роль в понимании физических явлений и развитии нанотехнологий /
В.Н. Хильманович, Н.Д. Стрекаль // Веснiк ГрДУ. Сер. 2, Фiзiка. Матэматыка.
Iнфарматыка. – 2007. – № 4 (61). – С. 50–55.
46. Гапоненко, С.В. Применение метода аналогии в преподавании курса “Квантовая меха-
ника” в высшей школе /С.В. Гапоненко, В.Н. Хильманович // Вышэйшая школа – 2008.
– № 5 (67). – С.43-47.

82
47. Yablonovich, E. Inhibited Spontaneous Emission in Solid-State Physics and Electronics /
E. Yablonovich // Phys. Rev. Lett. – 1987. – Vol. 53. – P. 2059–2062.
48. Krauss, T.F. Photonic crystals in the optical regime: past, present and future / T.F. Krauss,
R.M. de La Rue // Progr. Quant. Electron. – 1999. – Vol. 23. – P. 51–96.
49. Periodic nanostructures for photonics / K. Busch [et al] // Phys. Rep. –2007. – Vol. 444. – P.
101–202.
50. Gaponenko, S.V. Optical properties of semiconductor nanocrystals / S.V. Gaponenko. –
Cambridge: University Press, 1998. – 250 p.
51. Гапоненко, С.В. Основные направления исследований в области нанофотоники в Бела-
руси / С.В. Гапоненко // Вес. Нац. акад. навук Беларусi. Сер. фiз.- мат. навук. – 2007. –
спец.вып. – С. 68–74.
52. Гапоненко, С.В. Нанофотоника: достижения и перспективы / С.В. Гапоненко // Наука и
инновации. – 2009. – №1 (71) – С. 14–17.

83