Вы находитесь на странице: 1из 55

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Государственное образовательное учреждение высшего образования


Московской области
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ
(МГОУ)

Факультет истории, политологии и права


Кафедра новейшей истории России

Выпускная квалификационная работа


(бакалаврская работа)
На тему: «Эмблематика российского родового дворянства»

Виноградова Кирилла Евгеньевича

Направление подготовки 46.03.01 История


Профиль: Классическая история

Руководитель
выпускной квалификационной работы д.и.н. Наумов О.Н

______________________
(подпись, дата)

1
Мытищи
2020

2
Оглавление

Введение 3
Глава 1. Формирование эмблематики и родовых гербов в России 10
Глава 2. Гербы лейб-компании как стимул в формировании геральдического пространства в
России 23
Глава 3. Развитие эмблематического пространства в XIX – начале XX века. 33
Заключение 46
Список использованных источников и литературы 48

3
Введение
Актуальность
В последние годы в исторической науке России уделяется большое
внимание специальным историческим дисциплинам. В числе прочих активно
развивается геральдика, которая приобрела не только научное,
источниковедческое значение, но и оказалась важным элементом
общественной жизни, поскольку в 1990-е гг. произошла смена
геральдической системы, были упразднены советские гербы и введены
российские. Это привело к актуализации анализа геральдического опыта
императорского периода, поскольку он стал и своеобразным образцом, и
источником для заимствования эмблем при современном герботворчестве.
Для современной исторической науки характерно обращение к
Человеку в истории, стремление познать общие процессы и события через
конкретные судьбы, выяснить миропонимание и миросозерцание в
различные исторические эпохи. В данном контексте приобрел большую
актуальность анализ визуальной истории мира, поскольку изображения
прямо связаны с мышлением человека, с его пониманием мира, с
глубинными пластами культур и цивилизации в целом. Интерес к визуальной
картине мира, важнейшую часть которого составляет геральдическая
культура, стал следствием антропоцентрического поворота в познании
прошлого.
Изменение методологических основ знания о прошлом потребовало
совершенствования методического инструментария историка, расширения
круга источников, ранее недооцененных. Это способствовало, в том числе,
повышению источниковедческого статуса гербов, а также введения новых
теоретических понятий, в частности «геральдическое пространство» и
«эмблематическое пространство». Под ними понимают: совокупность
4
гербов, выделяемую по каким-либо признакам (социальным,
географическим, генеалогическим, хронологическим, тематическим) и
эмблемы, присутствующие на различных «носителях», составляя единую
общность фигур, которые изменяются визуально и содержательно.
Эмблематическое пространство, как и геральдическое, может иметь
сложную структуру, состоять в свою очередь из других, например,
заимствованных эмблематических пространств. Так, гербы российского
родового дворянства на протяжении всей истории Российской империи
вбирали европейское эмблематическое пространство, смешивая с своими
особенностями, дополняя и изменяя в процессе развития геральдики на
территории России.
Тема нашего выпускного квалификационного исследования о гербах
российского родового дворянства соответствует основным тенденциям
современного развития исторической науки России и обладает безусловной
актуальностью.
Степень изученности темы
Не знаю((
Цель и задачи исследования.
Цель настоящей квалификационной работы – объективно изучить
эмблематическое пространство российского родового дворянства.

Задачи выпускной квалификационной работы состоят в том, чтобы:

1. Проанализировать эмблематическое пространство российского


родового дворянства в тесной связи с историей этих родов
2. Обобщить информацию о визуальном своеобразии гербов российского
родового дворянства на протяжении XVIII – начала XX веков
3. Всесторонне исследовать семантику эмблематического пространства
российского родового дворянства
5
4. Исследовать влияние геральдических реформ, проводимых на
протяжении XVIII – начала XX веков, на развитие эмблематического
пространства в гербах российского родового дворянства

Решение перечисленных задач позволяет достичь заявленной цели


работы.

Источники исследования

Источники нашей квалификационной работы состоят из нескольких


видовых групп, которое принадлежат как к письменному, так и к
изобразительному типу.

К письменным относятся законодательные акты XVIII - XIX в. (указы,


связанные с наследованием фамилий, титулов и гербов)1 и
делопроизводственные материалы (дела о гербах по внесению в «Общий
гербовник», которые были опубликованы в XX в. С.Н. Тройницким).

Подготовка исследования о эмблематическом пространстве российских


родовых дворян была бы невозможна без использования различных
справочников, содержащих изображения гербов. В «Общем гербовнике
дворянских родов Всероссийской империи» содержатся официально
утвержденные гербы российского родового дворянства, показывающие как
бы стадии их формирования символов российского эмблематического

1 [Указ] именной от 30 июня 1878 г. «О предоставлении сыну вдовы гвардии ротмистра


Софии Масловой, лейб–гвардии Конного полка штабс-ротмистру Николаю Маслову,
присоединить к своим фамилии и гербу фамилию, герб и титул князя Одоевского и
именоваться впредь князем Одоевским–Масловым» // Полное собрание законов
Российской империи. - Собр. 2-е. – Т. 53. Отд. 1. – СПб., 1880. – С. 463. № 58670; [Указ о
разрешении Лодыженскому происходящему от дочери кн. Андр. Рамодановского принять
фамилию и герб князей Ромодановских и именоваться князем Ромодановским-
Ладыженским]. – [Б. м.], 1798.
6
пространства. Этот труд был начат составлением в 1797 г. и работа над ним
продолжалась до 1917 г. Всего императорами было утверждено
девятнадцать томов, XX том был утвержден Императорским
Правительствующим Сенатом, а XXI том, так и не был утвержден. Из них
первые десять томов опубликованы (несколько раз они переизданы на
рубеже XX – XXI в.)2, а последующие десять долгое время находились только
в архиве. В настоящее время они выложены в Интернет и доступны для
изучения.

Другой справочник, помогающий реконструировать развитие


эмблематическое пространство российского родового дворянства – «Лейб-
компанский гербовник», содержаний в себе текстовое и изобразительное
описание дворянских родов обер- и унтер-офицеров и рядовых Лейб-
гвардейцев, участвовавших в перевороте Елизаветы Петровны. Этот труд
также был составлен и опубликован С.Н. Тройницким.

Для реконструкции иконографической эволюции конкретного герба, для


изучения генезиса гербов большую ценность имеют сфрагистические
справочники, в которых собраны изображения печатей 3. Еще в XIX в. были
опубликованы собрания древнейших печатей из исторических архивов, но их
использование в геральдических трудах ограничено, поскольку они касаются
преимущественно древнего периода, когда гербов в России не
существовало. Гораздо большее значение имеет Гербовник А.Т. Князева,

2 Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. - СПб., [1799 – 1836]. – Т.


1 – 10; Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. Части I – X / Сост.,
ред. и предисл. П.А. Дружинина. – М.: Трутень, 2009.
3 Иванов П.И. Сборник снимков с древних печатей, приложенных к грамотам и другим
юридическим актам, хранящимся в Московском архиве Министерства юстиции. – М.,
1858; Снимки древних русских печатей: государственных, царских, областных, городских,
присутственных мест и частных лиц. – М.: Тип. А.Гатцука,1880. – Вып.1.
7
составленный в 1785 г. для поднесения императрице Екатерине II. В нем
насчитывается борее 500 рисунков гербов, которые автор, межевой
чиновник и любитель-историк А.Т. Князев срисовал с печатей русских дворян.
Гербовник показывает и процессы визуального формирования изображений,
и помогает установить время формирования родовых символов конкретной
семьи4.

Для изучения истории бытования и визуального развития гербов


российского родового дворянства в XVIII – XIX вв., для выявления
неутвержденных их вариантов важно изучение специальных справочников,
связанных с бытованием книжной культуры, владельческих знаков – по
экслибрисам и суперэкслибрисам5.

В перечисленных гербовниках и справочниках содержится большой


фактический материал по визуальной истории геральдики российского
родового дворянства, а сами эти публикации можно отнести к
изобразительным источникам настоящей квалификационной работы.

Собранные нами источники вполне достаточны для полного изучения


поставленной цели.

Научная новизна исследования.

Научная новизна нашей работы состоит в том, что заявленная тема


никогда ранее не становилась предметом самостоятельного исследования.
Впервые предпринято всестороннее, комплексное исследование визуальных
и семантических особенностей всех гербов российского родового
4 Гербовник Анисима Титовича Князева 1785 года: Издание С.Н. Тройницкого 1912 г. /
Ред., подгот. текста, комм., послесл. О.Н. Наумова. – М.: Старая Басманная, 2008.
5 Дружинин П.А. Русский геральдический суперэкслибрис. – М.: Древлехранилище, 2000;
Богомолов С.И. Российский книжный знак. 1700 – 1918. – 2-е изд., испр. и доп. – М.:
Минувшее, 2010.
8
дворянства, которые понимаются не как собрание случайных символов, а как
самостоятельное эмблематическое пространство, развивавшееся в
соответствии с общими процессами эволюции русской элиты. Впервые
дается характеристика этой группы гербов с точки зрения формально-
геральдического анализа.

Методологическая база исследования

Настоящее исследование основано на основополагающих принципах


научного анализа прошлого – принципах историзма (он предполагает
изучение исторических событий и процессов в прямой временной
последовательности и причинности) и объективности (он предполагает, что
исследование должно отражать историческую действительность реально и
точно). В работе используются также такие методы исторического
исследования, как сравнительно-исторический, исторического
моделирования, источниковедческий

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость настоящей исследовательской работы


заключается в том, что в ней на примере геральдических объектов
раскрываются основополагающие механизмы формирования,
функционирования и развития символической системы русской элиты.
Практическая значимость настоящей работы заключается в том, что
полученные результаты могут быть использованы в архивном и музейном
деле для атрибуции и уточнения датировок предметов с гербами
российского родового дворянства. Элементы гербов российского родового
дворянства также часто используются в современной городской геральдике
для создания гербов населенных пунктов, и результаты настоящей
квалификационной работы также могут способствовать развитию этого

9
направления в современном герботворчестве. Также гербы родового
дворянства являются одним из главных источников по истории Российского
государства. Они могут подсказать о изменениях в политическом и правовом
поле, отражать события проходивших в ту или иную эпоху, когда они
создавались, изменение в положение тех или иных дворян, их
происхождение и заслугах. Поэтому семантика гербов представляется очень
важной частью в изучении истории. Но стоит заметить, что символы на
протяжении всего времени приобретают одни значения и утрачивают
другие. И для того чтобы проследить эти изменения и применять
правильную трактовку гербов и в последующем использовать для изучения
истории нужно провести данное исследование.

Структура исследования.

Настоящая выпускная квалификационная работа состоит их введения,


трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. В
первой главе дается описание зарождения российской геральдики и ее
аспекты, во второй главе анализируется иконография эмблематического
пространства пространства лейб-компанцев, а в третьей главе – эволюция
эмблематического пространства российской родовой геральдики. В
заключении подведены итоги исследования, дается общая характеристика
эмблематического пространства российского родового дворянства.

10
11
Глава 1. Формирование эмблематики и родовых
гербов в России
Гербовая культура на территории России изначально отличалась от
гербовой культуры европейских стран, где вынужденное формирование
гербов начинается в XII в с личных гербов у рыцарства и дворянства во время
крестовых походов для отличия «своих» от «чужих», а позже для
обозначения прав на личное владение землями, т.к. государь в европейских
странах владел лишь частью личных земель, входивших в то или иное
государство, а не всей землей; позже в Европе появляются гербы городские,
как символ обособленности от феодалов и признак самоуправления, и в
последнюю очередь формируются гербы государственные. В свою очередь
на территории Российского государства становление герба происходит в
обратном направление, т.е. сначала появляется герб государственный, потом
гербы городские и родовые. Эта модель происхождения обуславливается
татаро-монгольским игом, помешавшему зарождению и эволюции гербов, а
также феодальной моделью Российского государства, где единоличным
хозяином всех русских земель был московский князь, а позже царь, но как
таковым до XVII века использование эмблемы двуглавого орла в виде
государственного герба считать нельзя. Из-за этих же причин не
формируются и родовые гербы, хотя древние княжеские и боярские роды
активно используют печати с личными эмблемами для заверения
документов, писем и т.д.

Родовые гербы российского дворянства начинают формироваться


лишь в XVII веке под влиянием польско-литовской шляхты и некоторых
дворяне из остальной Европы, которые приезжают на службу московского
царя или к его двору. Так, под этим влиянием печати небольшого числа

12
российского дворянства оформляются по образцу европейских гербов, часть
из них используют старые родовые символы.

Беглый подьячий Посольского приказа Г. Котошихин писал шведскому


двору, что «печати русской знати не есть их родовые гербы, и используются
они от случая к случаю самые разные, "а не суть их природные"» 6, что
говорит нам о том, что по большей части формирование личных неродовых
гербов можно назвать хаотичными и случайными.

Говоря о Посольском приказе, стоит упомянуть, что благодаря этому


органу был создан первый гербовник в 1687 году – «Книга в десть о
родословии и гербах российских разных шляхецких фамилий», т.к. после
уничтожения местничества, когда начали составлять родовые книги
требовалось подтверждение благородного происхождения, а у иностранцев,
прибывших ко двору московского государя это было использование их
предками родового герба. Необходимость частых проверок и привела к
созданию данного справочника-гербовнику.

Важным аспектом изменений в формирование геральдической


системы стало включение в политическую структуру пожалование Петром I
новых титулов такие, как графские и баронские, и т.д. При пожаловании на
зарубежный манер Петр приказал выдавать специальные грамоты о новом
титуле, которые содержали в себе и герб, и его описание соответственно. Это
важный аспект, с которого начались по сути систематизированное
герботворчество на территории России. А систематизированными мы можем
назвать их, поскольку для такого важного дела был создана специальная
Герольдмейстерская контора, образовавшаяся в 1722 году, до это созданием
гербов занималась Коллегия иностранных дел.

6 Думин С.В. Право на родовой герб в свете российских законов и традиций // Совещание по вопросам
личной (родовой) геральдики в России. СПб., 23.02.1999. С.8-18.
13
Стоит сказать, что жалование родовых гербов в Петровские времена
было малочисленно и скорее вызваны тем, что в тот период времени
некоторые дворяне и люди, не принадлежавшие к высшему сословию,
самовольно присваивали себе те или иные дворянские привилегии, нежели
тем фактом, что Петр I решил полностью заимствовать европейскую систему.
Мы судим так, исходя из послания Петра I в Сенат: «И понеже никому кроме
Нас и других коронованных глав [не] принадлежит, кого в дворянское
достоинство гербом и печатью пожаловать, и насупротив того многократно
оказалось, что некоторые себя дворянами сами называют, а подлинно не
суть дворяне, иные же своевольно герб приняли, которого предки их не
имели..., и при том смелость приемлют иногда такой герб избрать, которой
владеющие Государи и иныя знатнейшия фамилии действительно имеют». 7
Император вводит для дворян, пользующихся гербами, указ, что они должны
доказать дворянство рода за 100 лет, т.е. начиная с царствования Михаила
Романова. Этими делами занималась, как было сказано выше, специально
созданная Герольдмейстеркая контора во главе с герольдмейстером,
который проверял дворянские права, вел учет самих дворян для
использования их на службе, а также для составления гербов старых дворян,
у которых герба не было, а также составление гербов для выслуженных
дворян.

Как считают историки, первый дворянский герб на территории России


рода Нарбековых. Сам изначальный герб не имеет четкой структуры, а
скорее напоминает русскую иконографию, где сюжеты написаны в одной
плоскости рассказано житие какого-либо русского святого и не имеет ничего
общего с гербами европейских государств [Приложение 1]. 8 Версия же,
внесенная в всеобщий гербовник, имеет следующее описание: «В щите,

7 ПСЗ. Собрание I. Т.6. 1720-1722 гг. С.486


8 Бычкова М.Е. Русско-литовская знать XV-XVII вв. М:Квадрига. С 331-339
14
разделенном горизонтально на две части, в верхней в красном поле на левой
стороне находится серебряная крепость с тремя башнями, из коих на
средней видна серебряная луна, а на крайних двух по золотой звезде. На
правой стороне изображен скачущий к крепости на коне воин, пораженный в
глаз стрелой и с пушечным ядром оторванной рукой, держащий меч. В
нижней части: в правом золотом поле посередине означена
перпендикулярная меховая полоса; в левом голубом поле изображены
золотом: крест, над ним корона и внизу луна, рогами вверх обращенная. На
поверхности щита видна красная чалма с пером, над ней натянутый лук и
стрела, летящая вверх; а на краях щита поставлены два шлема, имеющие по
три страусовых пера, среднее голубого цвета, с лавровым венком. Намет на
щите голубой, подложен золотом.»9

Рассказ-житие остается запечатлён на новом официальном гербе рода


Нарбековых, но приобретает более законченный вид и начинает советовать
геральдической традиции Европы. Из эпиграмм, приложенных к прошению
на утверждение дворянского родового герба, смысл фигур нам становится
ясен. Трехбашенная крепость, показанная в первой части герба, говорит нам
о том, что сын основателя рода Дмитрий Иванович Чуваш Нарбеков
участвовал в взятие Казани, воин, скачущий на коне и оторванной рукой,
сжимающей саблю, в той же части щита, сообщает, что во время этого
сражения получил ранение в глаз стрелой, а его руку оторвало пушечным
ядром. Изображение полумесяца, повернутого рогами вверх, крест и корона
над ними, сообщают, что основатель рода, мурза [А]Багрим, перешел на
службу к московскому князю Василию Темному, приняв христианство, а его
титул в Золотой Орде соотносится к русскому титулу князя или европейскому
принц.

9 Часть 4 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, С. 45


15
Другой род, использовавший самобытный герб, до того, как
официальный герб попал в Общий Гербовник, были князья Мещерские. В
этом самобытном гербе так же по традиции описывается легендарная
история предков этого рода: ««По распростертой княжеской мантии
фиолетового цвета с горностаевым подбоем внутри, с бахромой по краям,
листьями золотыми, изображен щит четверочастный. Вверху с левой стороны
в голубом небесного цвета поле золотой крест, и под ним два полумесяца
серебряные вверх обращенные, на память того, что Родоначальник князей
Ширинских Мещерских, князь Бахмет Усейнов, отступив от Царя Большой
Орды, удалился в Россию и со многими бывшими при нем татарами
крестился Святым Крещением. С правой же стороны в красном поле крепость
с выставленным белым знаменем означает завоеванный, он основал свое
владение. В нижней части с левой стороны в красном поле, скачущий на
белой лошади в старинном ратном облачении воин с утремленным золотым
копьем объясняет пришествие князя Юрия Федоровича Мещерского,
правнука князя Бахмета, на помощь с полком своим к Великому Князю
Дмитрию Ивановичу Донскому противу Мамая, и пожертвование им на
тогдашнем сражении жизни своей, а притом подвиги князей Мещерских и
неоднократно Российским Монархами вверяемое им
предводительствование войск противу поляков и татар. С правой стороны в
голубом поле река Дон от верхнего угла с правой стороны вниз к левому
протекавшая с наведенным чрез оную деревянным мостом, припоминает
переход через оную князя Бахмета с войском своим для завоевания
окружных земель и самого города Мещеры. Над щитом сверху княжеская
корона, вместо чалмы с золотым полумесяцем, и сизым пером, бывшей в
употреблении до крещения их Святым крещением, во изъявление древнего
и знаменитого между Моголами происхождения Князей Ширинских. Генерал

16
от кавалерии, генерал-майор Петр Платонович Мещерский руку приложил.
15 января 1819 года»10.

Как видно из описания самобытного герба в первой части герба


изображены крест и два полумесяца как символ перехода князя Бахмета
Усейнова и его приближенных на службу московского князя и переход их в
православие. Во второй части изображена крепостная стена как символ
взятие Мещеры и последующее их княжение в этих местах. В третьей части
изображен воин с копьем, скачущий на коне, как символ того, что правнук
родоначальника прибыл со своим отрядом на помощь к Дмитрию Донскому
и умер в сражении против Мамая. В четвертой части герба - река Дон с
перекинутым через нее деревянным мостом возвращает нас к
родоначальнику Бахмету и также означающему захват Мещеры и окрестных
земель.

В общий гербовник герб вошел практически неизменным в отличие от


самобытного герба Нарбековых: «Щит разделен на четыре части, из коих в
первой в красном поле изображены две серебряные Луны; во второй части в
голубом поле серебряная Крепость; в третьей части в голубом же поле Ездок
скачущий в левую сторону с мечом, вверх подъятым; в четвертой части в
красном поле виден через реку серебряный Мост. Щит покрыт мантиею и
шапкою принадлежащими Княжескому достоинству…»11

Из герба, занесенного в Общий Гербовник, в первой части пропал


крест, но осталось два полумесяца, что по-прежнему передает то, что
родоначальник Бахмет и его воины исповедовали ислам до прихода на
службу Московского князя, в третье части в руках воина вместо копья – меч,
что придало более сакральный смысл изображению, так как символ меча в

10 РГИА. Ф. 1343. Оп. 46. Д. 575 (О возведение в княжеское достоинство Мещерских, 1845). Л. 13
11 Часть 2 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 8
17
геральдической науке более типовая фигура, передающая готовность
защищать Родину и участие в битве, что придает драматизма истории Юрия
Федоровича Мещерского.

Род Черкасских не использовал самобытный герб или по крайней мере


до нас не дошли изображение такого герба, но, как и в предыдущих двух
примерах, в гербе, внесенном в Общий Гербовник, показана история того
славного древнего рода. «В щите разделенном на четыре части по средине
находится малый горностаевый щиток с Державою означенною золотом. В
первой части в красном поле Черкес в золотой епанче и в Княжеской шапке с
пером, скачущий на белом коне с золотою сбруею имеющий на плече
золотое копье. Во второй части в голубом поле между трех шестиугольных
Звезд серебряных, изображены крестообразно две серебряные Стрелы,
остроконечиями вверх поднятые, на которых поставлен щит красного цвета с
серебряным на нем Полумесяцем. В третьей части в серебряном поле
натурального цвета Лев держащий в передних лапах натянутый лук с
стрелою. В четвертой части в золотом поле видны два Змия
перпендикулярно перевившиеся натурального цвета.»12

Черкасс в княжеской шапке, скачущий на коне, и копьем на плече


рассказывает о благородном и долг ом служение князей рода Черкасских
русскому столу и их легендарных подвигах на этой службе, а также гласность
их фамилии. Во втором поле полностью изображен герб Кабардинских
земель, как память о том, что князья этого древнего рода были на
протяжение многих лет властителями этих земель. В третье части лев,
держащий лук с натянутой стрелой, знаменует великий талант черкес в
стрельбе из лука. В четвертой части две змеи, переплетенные в виде посоха
Асклепия, как символ того, что предок рода был султаном в Египте. О том,

12 Часть 2 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 9


18
что род Черкасских был породнен с порфироносной фамилией: княжна
Мария Черкасская была замужем за царем Иоанном Васильевичем, а князь
Борис Черкасский взял в жены Марфу Романову.

Одними из «первых» титулы и гербы в Российской империи на манер


Священной Римской империи были дарованы Я.В. Брюсу, Ф.А. Головину,
П.М. и A.M. Апраксиным, П.А. Толстому, А.Д. Меншикову и др. 13 Можно
сказать, что Петр I создал первое особое геральдическое пространство

Одним из ярких гербов того периода по праву может считаться герб


графа Петра Андреевича Толстого: «Щит, разделенный на шесть частей
двумя линиями перпендикулярно и одной горизонтально, имеет посередине
малый щиток голубого цвета, в котором изображены: золотая сабля и
серебряная стрела, продетые остроконечиями крестообразно сквозь кольцо
малого золотого ключа и над стрелой с правой стороны видно серебряное
крыло распростертое. В первой части в золотом поле половина орла. Во
второй части в серебряном поле голубого цвета крест Св. Апостола Андрея. В
третьей части в горностаевом поле золотой маршальский жезл
перпендикулярно поставленный. В четвертой части в шахматном поле,
составленном из серебра и красного цвета, княжеская корона, наложенная
на поверхность поставленного столба зеленого цвета. В пятой части в
красном поле золотой столб, положенный диагонально справа налево, на
коем означены три глобуса, имеющие верх серебряный, а низ голубой, и на
левой стороне видна золотая звезда пятиугольная. В шестой части,
разделенной перпендикулярно на два поля - серебряное и зеленое -
изображены: вверху три и внизу четыре башни, переменяющие вид свой на
краске в серебро, а на серебре в зеленый цвет; и наверху сих башен
полумесяцы рогами вверх обращенные. На поверхности щита наложена

13 Долгоруков П.В. Российская родословная книга. СПб., 1855. Ч. 2. С. 48.


19
графская корона с тремя на ней шлемами; из них средний шлем серебряный,
увенчанный по достоинству, имеет на себе черного орла двуглавого, посреди
коих поставлен маршальский жезл. Прочие же два шлема железные; из оных
на первом: с правой стороны сверх короны видны два крыла распростертые,
голубого цвета и серебряное, с изображением на голубом крыле сабли,
стрелы и ключа так, как в щите означены, на последнем: с левой стороны
шлемы, сверх зеленой чалмы турецкой украшенной перлами, находится
башня, половина ее зеленого цвета, в другая серебряная с полумесяцем на
вершине; из сей башни видна рука согбенная держащая перо золотое; а по
сторонам чалмы две трубы - красная и золотая. Намет на щите золотой,
серебряный, с голубым и красным цветом. Щит держат две борзые собаки в
стороны смотрящие».14

По своей семантике герб передает полную историю жизни


родоначальника графского рода Толстых: в первой верхней части размещена
верхняя половина российского государственного герба, что говорит нам о
символе графского достоинства Российской империи; во второй верхней
части размещен крест святого Андрея Первозванного – Петр Андреевич
первый из рода Толстых награжден этим орденом; маршальский посох
размещенный в третьей верхней части герба свидетельствует о том, что на
момент коронования Екатерины I Петр Андреевич находился в маршальском
звании; в первой нижней части герба золотая корона на зеленом столбе в
шахматном поле говорит нам о прямом участии графа Толстого в
возвращение царевича Алексея из Неаполя, а после и участие его в
следственных допросах сына Петра I; столб с тремя глобусами и полярная
звезда во второй нижней части герба – о придворных и военных чинах графа;
в третье нижней части изображена турецкая семибашенная крепость
Едикюле, тем самым напоминает потомкам, что по долгу дипломатической
14 Часть 2 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 12
20
службы Петр Андреевич был два раза пленен в этой башне. Малый щиток,
расположенный же в центре, указывает на древность рода, т.к. именно он
являлся гербом рода до пожалования графу Толстому его титула, хотя все
указывает на то, что «старый» герб рода Толстых был придуман вместе с
новым, т.к. до момента награждения титулом и соответственно гербом род
Толстых не пользовался данным изображением даже на своих печатях.15

Другой герб того же периода был дарован ближайшему сподвижнику


Петра I Великого светлейшему князю Александру Даниловичу Меншекову
вместе с полагающимся ему титулом. Герб, занесенный в Общий Гербовник,
имеет следующее описание: «Щит, разделенный на четыре части, содержит
посредине малый золотой щиток, в коем изображен черный Орел, имеющий
Короны на двух главах и третью над ними, а на груди у сего Орла в золотом
поле видно красное сердце коронованное. В первой части в серебряном
поле красный Лев с выставленным языком и с поднятым вверх хвостом,
держащий лапою две черные трости крестообразно положенные и по
концам позлащенные. Во второй части в синем поле всадник на белой
лошади, скачущий с подъятым вверх мечем. В третьей части, в синем поле
златый оснащенный корабль. В четвертой части в златом поле означены
военные победы…»16

В малом щитке изображен государственный герб Российской империи,


символизируя верную службу Александра Даниловича. На груди у двуглавого
орла изображен герб Меншикова – горящее коронованное сердце. Эта
единственная в русском гербовнике эмблема подобного рода означала
преданность «сердечного друга» своему сюзерену его мыслям и делам. Она
отражала отношения между Петром I и Меншиковым, сложившиеся еще в
юности, когда царь называл его «Herzenkind» — «дитя сердца», а Меншиков
15 Гербовед 1913 стр 91
16 Часть 1 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 15
21
подписывал письма своему коронованному другу — «от всего моего верного
сердца».17 В первой же части герба лев, держащий две черные трости,
означает пожалованное Александру Даниловичу генеральское звание; во
второй части изображен видоизмененный герб княжества Литовского,
говорящий о происхождения рода Меншиковых из литовской шляхты; в
третьей части щита корабль – победы в морских сражениях под
командованием светлейшего князя; в четвертой части щита изображены:
пушка, ядра, штандарты, барабан, - в описание герба они доподлинно не
воспроизводятся и в зависимости от герба их расположение, количество и
вообще присутствие в четвертой части щита меняется, но означают они
военные победы под начальством А. Д. Меншикова.18

Глубокое отражение заслуг в семантике эмблемы мы можем увидеть в


редком для женщин личном гербе баронессы обер-гофмейстерины Евдокии
Ильиничны Климентовой: «В щите в золотом поле три червленых розана на
зеленых стеблях с двумя листьями: один вверху, два внизу. Каждый розан
разделен пятью зелеными листами. Верхний розан держит рука справа. Щит
украшен баронской короной.»19 Две розы знаменуют собой то, что баронесса
была няней сначала при Анне Петровне, а после при цесаревне Елизавете
Петровны, а роза положенная в левую руку – на придворное звание обер-
гофмейстерины при Екатерине I, которая и пожаловала Евдокию Ильиничну
титулом и гербом, правда, скорее всего сам диплом на новое достоинство и
соответственно на герб не были выданы, так как диплом не был датирован.20

В первой половине XVII века примечателен гласный герб рода дворян


фон Гликов, который, правда, не был внесен в Общий Гербовник, Гербовник

17 Калязина Н. В., Дорофеева Л. П., Михайлов Г. В. Дворец Меншикова. М., 1986. С. 140.
18 Письма и бумаги императора Петра Великого СПб., 1907. Т. 5. № 1779. С. 284-290, 703.
19 Часть 20 Сборника дипломных гербов Российского Дворянства, невнесенных в Общий Гербовник, стр.
25
20 Гербовед 1913 (страница хз)
22
Царства Польского или дипломные сборники, но в любом случае
сохранилось полное описание этого наиинтереснейшего герба.

«На щиту в лазоревом поле изображенный и [с] помощью двух


распростертых крыл вверх несущий золотой шар счастья употреблен по
приличеству имени фамилии Гликовой, для того, что слово Глик на немецком
языке значит счастье, а при том показывает изображение, что помянутый
Клик свое достоинство и возвышение в здешней империи получил через
собственное свое неусыпное прилежание и ревность к службе ЕЕ
Императороского Величества.

А понеже его покойный отец, бывший препозитус в Мариенбурге,


также и он сам в обыкновенной печати непременно употребляли на шаре
стоящее счастие или фортуну, то оное изображение внесено в сей герб яко
знак гласящий имя их фамилии.

Подошва или нижняя треть щита означена серебряными и красными


по девяти в ряд, шахматом в ширину щита расположенными квадратами; а
понеже девятеричное число от некоторых за признак счастья почитается,
того ради и употребленные здесь девять квадратов могут иметь приятное
знаменование благополучных случаев Гликовой фамилии для будущих
времен…»21

Как видно из приложения для изъяснения герба фон Гликов в данном


гербе употребляются крылья характерные в российской геральдике, как
символ верного служения Российской империи или как их описывали в
дипломах на гербы «монаршей благосклонности», такую эмблиматику с
такой же смысловой нагрузкой мы также можем увидеть в гербах более
позднего периода: дворян Ефремовых, Катаржи, Кульмаметовых, Терских,
Турчининых.
21 Гербовед 193-194
23
Нетипичная фигура в использовании при составлении русских родовых
гербов, обозначающая счастье, шар или круг навряд ли имела русские корни
и скорее всего имеет иностранные корни и переосмысление печати отца
самого Еренста фон Глика, так как ни до, ни после использования данной
фигуры в толковании в таком ключе замечено не было. Так же как и подошва
щита разбитая в шахматном порядке на квадраты, которая должна была
иметь сакральное счастливое значение.

Таким образом, в начале становление геральдической науки и


создание самобытного геральдического пространства первыми получали
гербы старые дворянские роды, подтверждая свое древнее происхождение,
или выслуженные по Табелю о рангах дворяне, а также дворяне, прибывшие
на службу из Европейских стран. В своих гербах в случае с древними
дворянскими родам они опирались на легенды своего происхождения,
описывали древнюю историю рода. В случае с выслуженным дворянством в
гербах в большинстве из них отражалась история их жизни, а точнее те
события, которые удостоили их огромной чести получить дворянское звание
и свои титулы. Но поскольку геральдическое пространство только еще
начало формироваться в Российской империи в тот период, фигуры,
используемые в гербах того времени, не всегда являются типичными для
геральдической науки. В них вкладывается широкая смысловая нагрузка и
нет унификации, как это уже произошло в Европейских государствах. Хотя,
как мы смогли увидеть на последнем примере, некоторые смыслы, которые
хотел отразить европейский геральдист, передаются такими же
нетипичными для геральдики фигурами, которые в последствие вошли и в
русское геральдическое пространство.

24
25
Глава 2. Гербы лейб-компании как стимул в
формировании геральдического пространства в
России
Ближе к середине XVIII века в Российской империи начал складываться
очевидный династический кризис. Петр Великий реформировав Российское
государство изменил и систему наследования. По новому указу о
престолонаследии от 1722 года император или императрица самостоятельно
назначают своих наследников – будущих монархов российского престола.
Сам Петр I не успел воспользоваться данным указом и следующим
правителем Российской Империи стала Екатерина I, опиравшаяся на
олигархическую группировку дворян во главе с Светлейшим Князем А. Д.
Меньшиковым.

Сама императрица вопреки воли мужа и под влиянием Меньшикова


обозначила четкий порядок наследования российского престола в своем
завещании, где первым прямым наследником стал Петр Алексеевич. При
бездетной смерти следующей по порядку наследования становилась Анна
Петровна с её потомством, а дальше Елизавета Петровна. Все претенденты
на престол должны были исповедовать православии и не должны были
никогда быть правителями зарубежных государств.

Сам внук Петра I до своего совершеннолетия должен был оставаться


под присмотром и опекой Александра Даниловича Меньшикова и
Верховного Тайного совета, который официально правил Российской
Империи от имени Петра II.

После смерти Петра Алексеевича Анна Петровна отказалась от прав на


престол вместе со своим нисходящим потомством и соответственно по

26
завещанию Екатерины I следующим официальным монархом должна была
стать Елизавета Петровна. Но Верховный Тайный совет посчитал, что
Елизавета станет неподконтрольным правителем и, назвав ее
незаконнорождённым ребенком Петра отказали в ее правах на
императорскую корону, а следующей императрицей они выбрали Анну
Иоанновну дочь Ивана V и племянницу Петра I.

При правлении Анны Иоанновны Елизавета находилась в состоянии


полуопалы. Денег на ее содержание выдавалось в очень малом количестве.
Ее пытались устранить, как легитимную претендентку на престол, выдав
замуж, но ни одно сватовство не закончилось брачной церемонией.
Постепенно вокруг нее начал формироваться круг приближенных.

После смерти Анны Иоанновны ее законным приемником стал ее


годовалый внук – Иван Антонович под регентством Бирона. Но через две
недели после воцарения младенца Бирон был смещен Минихом, а регентом
при Иоанне VI становится его мать Анна Леопольдовна. Как правителя мать
нового императора описывали: «Она была чрезвычайно капризна,
вспыльчива, не любила трудиться, была нерешительна в мелочах, как и в
самых важных делах; она очень походила характером на своего отца, герцога
Карла Леопольда Мекленбургского, с той только разницей, что она не была
расположена к жестокости. В год своего регентства она правила с большой
кротостью. Она любила делать добро, не умея делать его кстати. Ее
фаворитка пользовалась ее полным доверием и распоряжалась ее образом
жизни по своему усмотрению. Своих министров и умных людей она вовсе не
слушала, наконец, она не имела ни одного качества, необходимого для
управления столь большой империей в смутное время. У нее был всегда
грустный и унылый вид, что могло быть следствием тех огорчений, которые
она испытала со стороны герцога Курляндского во время царствования

27
императрицы Анны. Впрочем, она была очень хороша собой, прекрасно
сложена и стройна; она свободно говорила на нескольких языках.»22

Вскоре после смещения Бирона Елизавет начинают сообщать, что в


ближайшем окружении Анны Леопольдовны зреет план сделать из регентши
полноправной императрицей, что заставило дочь Петра к решительным
действиям.

25 ноября 1741 года цесаревна Елизавета Петровна при поддержке


армии совершает в столице государственный переворот. Арестованы
младенец-император Иван VI и его родители Антон Ульрих Брауншвейгкий и
Анна Леопольдовна. В этом государственном перевороте прямое участие
принимали гренадеры Преображенского полка, в последствие составившие
личную гвардию императрицы Елизаветы I. Своих соратников дочь Петра не
только максимально приблизила к своему двору, но и даровало
потомственное дворянство, наделив гербами и поместьями. В последствие
императрица путешествовала только в сопровождение лейб-компанцев, что
скорее говорит о том, что Елизавета понимала, что совершила
государственный переворот и если ее захотят сместить в силу незаконности
нахождение ее у власти, рядом с ней будут люди точно такие же
«изменники», которые будут казнены или подвергнуться опале, что
заставило бы их биться до последнего.

Так перед геральдической наукой в 1742 году встала сложная задача –


составить 364 новых гербов. Поскольку с нагрузкой Герольдмейстерская
контора не справлялась, дополнительно были наняты служащие для
рисования гербов, а также было избрано новое помещение. Но работа
поистине огромная и трудная продвигалась, императрица особым указом
распорядилась о том, что лейб-компанские гербы были единственным, чем

22 Записки Манштейна о России. 1727-1744. СПб., 1875. С. 176


28
должна заниматься герольдмейстерская контора до полного завершение.
Таким образом, Елизавета Петровна своим указом запретила параллельное
создание гербов, не относящихся к лейб-компанцам.23

Как указывает Тройницкий С.Н., составитель лейб-компанского


гербовника 1914 года, создание гербов для такого количества оказалось
длительным процессом, и за время создания около 80 человек успели
умереть, быть сосланными или переведёнными в армию за неподобающее
поведение и для них гербы не были созданы.24 Таким образом, в гербовник
лейб-компании вошли 220 гербов, утвержденных Елизаветой Петровной. По
утверждению самого Сергея Николаевича, он не смог найти еще 5 гербов,
составленных в черновом варианте.25 По утверждению же Сапожникова А.И.
и Кинписа Б.Г., Тройницкий не смог найти еще 6 гербов, которые отражены в
«Гербовнике» Тылызина Л.И.26 Таким образом, в исследование Тройницкого
не вошли ещё 11 гербов.

Само составление такого количества гербов за короткое время и отказ


императрицы другим дворянам в создание и утверждение родовых гербов,
привело к унификации эмблематического пространства русской родовой
геральдики.

Первая правая часть щита была общей для всех лейб-компанцев: «На
две части вдоль разделенный щит, у которого правая часть показывает в
черном поле золотое стропило с наложенными на нем тремя горящими
гранатами натурального цвету между тремя серебряными звездами, яко
общей знак особливой. Нам и всей Империи нашей при благополучном
23 Тройницкий С. Н.; Рисунки О. Шарлеман. Гербы лейб-компании обер и унтер-офицеров и рядовых.
Списки Лейб-компанцев, рисунки и описания гербов. Тип. Сириус (1915) с 20
24 Тройницкий С. Н.; Рисунки О. Шарлеман. Гербы лейб-компании обер и унтер-офицеров и рядовых.
Списки Лейб-компанцев, рисунки и описания гербов. Тип. Сириус (1915) С 20-21
25 Там же С 20
26 Кипнис Б. Г., Сапожников А. И. Неизвестные дворянские родовые гербы в «Гербовнике» Л. И. Талызина
// 275 лет геральдической службы. С.29-33.
29
нашем на родительский наш наследный престол вступлении верно
оказанной службы и военной храбрости». Это был общий проект для всех
лейб-компанцев, единственные три герба, которые отходят от заданной
модели, принадлежали графу Михаилу Воронцову, графам Александру и
Петру Шуваловым, где щит разделен не вертикально, а горизонтально и
часть герба, относящаяся к лейб-компании, занимает верхнюю часть щита. И
третий герб графа Алексея Разумовского, где часть, относящаяся к лейб-
компании, закомпонован с другими аугментациями.27 Я нахожу причину
этого отхождения от закреплённого порядка составления лейб-компанских
гербов их высоким статусом графов, в случае с Алексеем Разумовским еще и
особой близости его к императрицы.

Мне видится два объяснения для такого объединенной части в гербе.


Первая связана с Речью Посполитой, которая как страна ближайшая к
Российской империи, была активным поставщиком специалистов,
переходящих на службу к российскому монарху. Польская шляхта активно
использовала родовые гербы. Но геральдика государства Польского носила
особые правила составления. Так, герб в государстве Польском принадлежал
не сколько роду, а нескольким десяткам фамилий, а иногда и сотням. Это
объясняется тем, что во время военных действий шляхта, проживающая на
соседних территориях и скорее всего являющиеся родственниками,
выступали под одним знаменем, где выступали обозначением «свой-чужой».
А со временем развития феодальных отношений, геральдика, как и в
соседних странах с Польшей, начинает приобретать огромное значение в
польской шляхте. Таким образом, знамена, использовавшиеся несколькими
фамилиями, закрепляются в гербах этих фамилий, но не всегда означающие

27 Тройницкий С. Н. Гербы лейб-компании обер и унтер-офицеров и рядовых. Списки Лейб-компанцев,


рисунки и описания гербов. Тип. Сириус (1915) С1-8
30
их родство.28 Такой системой, как мне кажется, может быть обоснована
общая часть в гербах лейб-компанцев, не имеющих между собой родства, но
выступивших единым фронтом в государственном перевороте Елизаветы
Петровны, а позже выступили как личная гвардия императрицы для чего
требовалось специальное обозначение.

Другое объяснение мне видится в самой семантике гербов лейб-


компанцев. Как мы смогли понять в первой главе, российские родовые гербы
начала XVIII века составлялись либо в соответствие с историей
родоначальника, если этот дворянский род был древним, либо в
соответствие с личными заслугами, получавшего титул и герб, что тоже
всегда имело отражение в эмблематике родовых гербов. Поскольку же
большинство гренадеров Преображенского полка не принадлежали к
родовой знати, а происходили из крестьян, церковников или монастырских
слуг, солдатским детям и другим неблагородным сословиям Российской
империи, то становится понятно, что этот масштабное событие, благодаря
которому лейб-компанцы в большей своей частью стали дворянами и оно не
может быть отображено в гербе. А его закрепление в определенной части
щита, мне видится, как обозначения того, что все гренадеры
Преображенского полка в равной доле приняли участие в возведение
Елизаветы Петровны на престол. Это можно как раз найти в эмблематике
первой части: зажжённые гранаты выступают как символ принадлежности к
гренадерам; стропило, устремленное вверх, на котором и лежат горящие
гранаты, может выступать как символ некоей силы, направленной вверх, как
символ некоего устроения, опоры на силу гренадеров; а звезды,
расположенные над и под стропилом, как символ ночи, в течение которой и
был произведен государственный переворот.

28 Арсеньев Ю. В. Геральдика. Лекции, читанные в Московском Археологическом институте в 1907—1908


году. — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2001. С. 337—350
31
Говоря о второй части гербов лейб-компанцев стоит повториться и
сказать, что большинство из них были представителями низших сословий, а
потому составление второй части щита было максимально упрощено и
унифицировано. У тех представителей личной гвардии императрицы у кого
были говорящие фамилии, во второй части герба можно увидеть гласность
фамилии, так у Ивана Якимовича Барсукова во второй части герба – эмблема
с изображением барсука, у Тараса Голубина – три голубя, у Данилы
Степановича Журавлева – журавль и т.д. Из 220 гербов, занесенных в работу
«Гербы лейб-компании обер- и унтер-офицеров и рядовых. Списки лейб-
компанцев, рисунки и описания гербов» С.Н. Тройницкого, 35 являются
гласными.

Интересными в формирование эмблематического пространства в


России можно считать герб Федора Андреевича Андреева, где «левая
содержит в красном по серебряному на-подобие облаков перерезанном
поле два Андреевы отделенные креста и одну разогнутую золотом писанную
книгу переменных с полями цветов»29, где Андреевские кресты указывают на
гласность фамилии и одновременно на то, что он происходит из
церковников. На ровне с эмблемами крестов на это указывает и эмблема
развернутой книги, находящаяся во второй части. Таким образом, давая
двойную трактовку эмблематики.

Другим интересными гербами можно считать эмблемы у Никиты


Богатырева и Федора Старкова. У них в гербах отражены рыцарь и старик
соответственно.30 Интересны эти гербы тем, что это немногие эмблемы,
созданные в ходе присвоение дворянских дипломов, которые можно считать

29 Тройницкий С. Н. Гербы лейб-компании обер и унтер-офицеров и рядовых. Списки Лейб-компанцев,


рисунки и описания гербов. Тип. Сириус (1915) с 17-18
30 Там же С 45-46;
32
традиционными фигурами и для европейского геральдического
пространства.

Также интерес вызывают гласные гербы, нестандартно обыгрывающие


фамилию родоначальника. Например, герб Ивана Петровича Богомолова:
«левая содержит в зеленом серебряными слезами насеянном поле золотые
четки с крестиком внизу того же металла…».31 И герб Даниила Чистякова:
«левая содержит в красном поле… Сверху и снизу по две серебряные
соединенные между собой доски палисада».32 Тем самым можно увидеть,
что в некоторых гербах проявляется художественная составляющая, которая
ценна ещё и художественным видением составления гербов близкого к
искусству.

Но не смотря на такие отступления от четкого следования по


составлению гербов для лейб-компанцев, большинство из унифицированы и
в них можно проследить тенденции в эмблематики второй части для разных
сословий. Так, 33 герба содержат в себе эмблему хлебных снопов,
перевязанных черной лентой, указывают на происхождение из крестьян. На
происхождение из крестьян так же указывают эмблемы колосьев – 27,
серпов – 13, эмблемы сошников – 11.

Другое массовое сословие, которое было награждено дворянством,


происходило из церковников или монастырских слуг. Именно с ними часто
связаны такие фигуры, как развернутые книги, кресты или фигуры
скрещенные и напоминающие таким образом крест, такую эмблему можно
увидеть у Осипова Михаила: «…в червленом поле накрест серебряный ключ,
бородкой вверх, червленый четырехконечный крест и серебряную с золотым

31 Там же С 48
32 Там же С 400
33
эфесом и ручкой шпагу…»33, дополнительной смысловой нагрузкой в этом
гербе является выемка в бородке ключа. Таким образом, из 220 гербов
эмблема креста присутствует на 14. Стоит оговорится, что гербов с эмблемой
крестов в лейб-компанском гербовнике 20, но 6 из них не указывают на
происхождение из церковников или монастырских слуг, а, возможно,
указывают на принятие христианства, так как среди представителей лейб-
компании были чуваш и татарин, и из стран, проповедовавших католицизм.
Другими популярными фигурами для сословия церковников были:
развернутая книга – 4, свеча горящая – 2 или горящий факел так фигур
становится 3. Также, эмблема трилистника, напоминающего крест,
встречается у гренадеров, вышедших из церковников, 4 раза.

Другой часто используемой фигурой становится шпага из 220 гербов,


внесенных в свой гербовник Тройницким, она присутствует на 25 гербах. С
одной стороны, она часто встречается часто у гренадеров, вышедших из
солдатских детей, - 6 раз, во всех других случаях изначальное социальное
положение владельцев гербов разница, таким образом я прихожу к выводу,
что эмблема шпаги имеет тут имеет другое значение нежели происхождение
гренадера. Об этом нам говорит и другая фигура, встречающаяся 32 раза, -
полумесяц. Часто специалисты по российской геральдике записываю
полумесяц, как символ того, что родоначальник изначально являлся
мусульманином и исповедовал ислам. Но я нахожу эту трактовку неверной в
отношении гербов лейб-компанцев, так как изначально это были крестьяне,
церковники, солдатские дети и т.д., что делает утверждение о их
приверженности исламу в корне не верным. Тогда если это не обозначает
мусульманскую веру, то остается самый банальный смысл – ночь. Именно
ночью Елизавета Петровна совершает с поддержкой гвардейцев

33 Тройницкий С. Н. Гербы лейб-компании обер и унтер-офицеров и рядовых. Списки Лейб-компанцев,


рисунки и описания гербов. Тип. Сириус (1915) С274-275
34
государственный переворот. Тогда если рассматривать эту комбинацию
совокупно, как и первую часть герба, то можно заметить смысл, вложенный
геральдистом. Так, полумесяц указывает на время действия, а шпага
отношение уже не к происхождению, а к отношению к войскам. Таким
образом, открывается новый смысл эмблем шпага и полумесяц. На ровне
комбинации полумесяц – шпага, используется комбинация полумесяц –
граната, которая по смысле передает практически тоже самое, единственное
передает более конкретную специализацию войск, а именно гренадерскую.
На отношение к войскам в контексте лейб-компанских гербов нам говорят
фигуры: фузея повторяется 4 раза, штык – 5, копье – 5, лук – 4.

Другие фигуры, вошедшие в развивающееся эмблематическое


пространство, к сожалению, не поддающихся расшифровке или имеющие
параллели с европейской геральдикой:

Головы различных животных (льва, петуха, пса и др) – встречаются 6


раз, корона – 2 раза, львиная лапа – 4 раза, крылья, морская раковина,
ловчий рог, роза, ромб, телец или теленок – 2 раза, перья (различных птиц) –
4 раза, пламя – 6 раз, подкова – 4 раза, пробитый стрелами шар, яблоки.

Так, данное событие имело огромное влияние на формирование и на


развитие эмблематического пространства в Российской империи, а также на
развитие геральдики в целом. Такое ускоренное создание такого количества
гербов создало новых специалистов для герольдмейстерской конторы, но и
создало тенденцию к унификации эмблематического пространства. В гербах
больше нет отражения исторических истоков, как это было в начале XVII века,
но их и не может быть, т.к. основная масса получателей лейб-компанских
гербов вышло из низших сословий, не участвовавших напрямую в политике и
государственной службе до 1741 года. Тем самым выразительные фигуры и
эмблемы уходят из использования того периода, на их место приходят те,
35
которые можно использовать для нескольких людей из разных родов.
Данная ситуация создает не лучшее влияние на геральдику в целом, а также
на ее художественно-изобразительную составляющую.

Глава 3. Развитие эмблематического пространства в


XIX – начале XX века.
Преобразования в геральдической науке и формировании
эмблематического пространства в XIX веке связано с именем императора
Павла I. Как известно, сын Екатерины II был увлечен духом рыцарства и

36
обожал военные парады и дисциплину. Не зря, «Общий гербовник
дворянских родов Российской империи» был учреждён одним из первых
указов Павла I от января 1797 года. Данная задача полностью легла под
надзор генерального прокурора Алексея Борисовича Куракина, а в мае 1800
года директором Герольдмейстерской Конторы стал Осип Петрович
Козодаев, а сама контора получает новых служащих, занимающихся
составлением Гербовника, и новое название Герольдии с правами коллегии.

Сам гербовник состоял из трех частей: 1) гербы всех родов по


старшинству, от князей и графов до баронов и дворян; 2) гербы дворян,
облеченных высшей милостью; 3) гербы выслуженных дворян.

Так, при Павле было утверждено пять частей Общего гербовника:

● первая часть — 1 января 1798 г. (150 гербов),


● вторая — 30 июня 1798 г. (150 гербов),
● третья — 19 января 1799 г. (150 гербов),
● четвёртая — 7 декабря 1799 г. (150 гербов),
● пятая — 22 октября 1800 г. (150 гербов)

После смерти Павла Александр I продолжает работу Герольдии,


обрисовывая круг их деятельности: «иметь точное и верное сведение о
дворянских родах всей Империи; на каковой конец происхождения их и
гербы по представленным доказательствам вносить учрежденным порядком
в гербовник, выдавать со внесенных гербов копии; сочинять общий алфавит
всем дворянам, оныя получившим, родословныя для выдачи просителям,
дипломы на пожалования достоинства, грамоты на имения и разныя
привилегии и патенты на чины»34.

34 Высочайшие указы за 1801-1810 гг.

37
В 20-40-ых годах XIX века произошел рост сословия дворянства, что
увеличивает сложность работы Герольдии, так как на каждого нового
дворянина должен быть выписан диплом. Это привело к тому, что в 1848
году Герольдия была реорганизована. Она была разделена на три отдела:
первый и второй занимались делами дворянства, т.е. вопросы о перемене
фамилий, вопросы о почетном гражданстве и т.д., а третий отдел занимался
изготовлял акты, составлял гербовник, в нем же рисовались гербы, грамоты,
дипломы и копии с гербов и родословных.

Большой объем работы, проводимый третьим отделением, вынудил


пойти на создании особого отделения при Департаменте Герольдии,
отвечавшего только за создание гербов и дипломов.

Так, в июне 1857 года при канцелярии Департамента Герольдии было


создано Гербовое отделение. Первым Управляющим этого отделения стал
немец по происхождению, хранитель нумизматического кабинета Эрмитажа
– Борис Васильевич Кене. Главной задачей, как вспоминают современники
Кене, новый управляющий поставил унифицировать гербы и придать им
черты западноевропейской геральдики. Как показало исследование, четких
руководств по составлению гербов до середины XIX века не существовало и
новые гербы по большей части составлялись по примеру гербов созданных
под надзором Франциска Санти.

На данный момент нельзя сказать, какие точно пособия по


составлению гербов, использовал Кене в основе своего проекта по
составлению гербов, гербовых дипломов и грамот. Но в предшествующей
выходу пособия Кене «Записке о правилах составления гербов» говорилось
следующее: «В гербах фигуры должны изображаться в соответственной
средневековой форме, изображение же фигур классической древности и
современных допускаемо быть не может. К гербу, по желанию просителя,
38
прибавляется девиз, который может быть на русском, славянском и других
языках»35. Это и некоторые другие положения из этой записки в
последующем нашли отражение в другой «Записке по делу о правилах
составления гербов, гербовых дипломов и грамот» составленной под
руководством Управляющего Гербовым Отделением. Вскоре после
составления этого документа и одобрения ее Сенатом в свет выходят
утвержденные Департаментом Герольдии «Правила составления и
утверждения гербов царской фамилии, гербов и дипломов на присвоение
прав дворянства, княжеского, графского и баронского титулов и грамот
губерниям, городам и местечкам».

В первом же параграфе мы находим юридическое значение и


закрепление гербов, как знаков, а также то, как должны были выглядеть
гербы: «Все встречающиеся в гербах фигуры должны непременно иметь
средневековую форму, почему в эмблемы гербов нельзя допускать: кадуцея,
эскулапова жезла и других античных вещей, а также паровых машин,
пистолетов, ружей и других новейших предметов»36.

А в разработанной «Инструкция Гербового Отделения Департамента


Герольдии для составления гербов» уже прослеживается, что у
определённого рода появляется права на определённую фигуру или
эмблему, таким образом, для использования какого-либо изображения
нужно было предоставлять документы, подтверждающее это право. А
другие пункты говорили, что следует «избегать повторения эмблем, данных
уже другому лицу...»37. Также в положении говорилось о том, что может быть
отражено в гербе: «Герб может состоять только из одного поля в щите,

35 Инструкция Гербовому Отделению Департамента Герольдии Правительствующего Сената Российской


империи для составления родовых гербов. Текст инструкции переработан И.В. Борисовым (орфография
исправлена на современную) на основе архивных материалов из фонда: РГИА, ф.1493, оп.1, д.19
36 Там же
37 Там же
39
второе поле должно быть мотивировано: а) прибавлением фигур по особой
монаршей милости...; б) ...вследствие исторических воспоминаний в гербах
государственных деятелей и полководцев; в) соединением нескольких
фамилий»38, - а также сколько должно быть эмблем: «Следует, по
возможности, изображать в щите только одну фигуру, составляющую
главную эмблему герба, а если проситель пожелает еще другую, то
второстепенная фигура помещается: а) во главе щита, или б) в конечности
щита, или в) в правой или левой стороне от главной фигуры, или г) на какой-
нибудь главной фигуре, например, столбе, поясе, перевязи, или д)
нашлемнике»39. И основным пунктом выводилось, что геральдические
фигуры должны изображаться в средневековой форме, то есть не должны
включать в себя мифологические фигуры, фигуры древности и эмблематика,
обозначающие изобретения нового времени – не должны использоваться
при составлении герба.40

То, как составлялись гербы до реформы Кене, было показано в первой


главе, где отчетливо прослеживаются заветы, положенные Франциском
Санти, где эмблематические фигуры рассказывали или раскрывали историю
основоположника рода. Сами фигуры использовались с упором на
средневековую европейскую геральдику и по смысловой нагрузке, и по
стилю изображения. Таким образом, в русской геральдике на момент ее
зарождения преобладали готические мотивы. Дальнейшее развитие,
связанное с созданием лейб-компанских гербов, оставило свой отпечаток на
развитие русской родовой геральдике, создавая однотипное

38 Инструкция Гербовому Отделению Департамента Герольдии Правительствующего Сената Российской


империи для составления родовых гербов. Текст инструкции переработан И.В. Борисовым (орфография
исправлена на современную) на основе архивных материалов из фонда: РГИА, ф.1493, оп.1, д.19
39 Там же
40 Там же
40
эмблематическое пространство с минимальной смысловой нагрузкой на
геральдические фигуры, используемые в гербах дворянства.

Ярким примером, ощутившим на себе влияние европейского опыта в


геральдике в лице Францсика Санти, а также создание лейб-компанских
гербов, можно считать гербы, занесенные в «Общий гербовник дворянских
родов Российской империи» 1836 года издания.

Так, герб князя Барклая де Толли, вошедшего в данный гербовник,


разделен на четыре части, напоминающие форму Андреевский крест,
которым был награжден, а в центре присутствует малый щиток, на котором
изображен старый герб дворян Барклай де Толли, до возведения их род в
княжеское достоинство. В боковой правой части изображена шпага в честь
того, что сам Михаил Богданович был награжден золотой шпагой с
алмазами, во второй части щита находится Всероссийский черный орел с
коронами и вензеля императора Александра I, символизируя верную службу
Благословенному императору. В третьей части щита расположен
фельдмаршальский жезл, тем самым показывая, что князь Барклай де Толли
был пожалован званием генерал-фельдмаршала в 1815 году, а в нижней
части герба изображены несколько пушек и крепость в воротах, которой
стоит лев, символизируя многочисленные победы любимца Александра I. 41

Как мы видим, герб, созданный и внесенный в общий гербовник в


начале XIX века, все еще следует традициям создания гербов еще Петровских
времен. Четко прослеживается связь эмблематического пространства начала
XVIII века с началом XIX. Как и в гербе графа Толстого, мы обнаруживаем
схожие геральдические фигуры: маршальский жезл, говорящие о положении
в армии двух представителей этого рода; символ императорского
покровительства и благодарности – двуглавый орел, отличающийся лишь

41 Часть 10 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 1


41
тем, что в гербе Барклая де Толли орел императорский и имеет вензель
императора Александра I; золотая сабля или шпага, которыми были
награждены военачальники.

После реформы Кене начинают прослеживаться изменения согласно


«Инструкции Гербового Отделения Департамента Герольдии для
составления гербов» в XII части Общего гербовника, а его XIII часть и
последующие соответствуют представлению Управляющего Гербового
отделения практически полностью. Например, самой популярной
геральдической фигурой становится – меч, который встречается 38 раз в XII
части общего гербовника, а в XIII – 44 раза; крест – 26 и 42 раза
соответственно. Проанализировав полностью две части общего гербовника
(XII и XIII), можно увидеть тенденцию к унификации гербовых фигур
[Приложение 2]. По большей части герб перестает быть индивидуальным
опознавательным знаком, так как благодаря следованию новым правилам
составления гербов теряет эту самую индивидуальность, и мы легко
встречаем идентичные повторяющиеся гербы.

Так, герб дворянского рода Вальчиских, внесенного в XII часть, и герб


дворянского рода Жуковских, внесенного в XIII часть общего гербовника,
эмблематически практически идентичны и как будто сделаны под копирку,
хотя родственных связей между этими родами на момент утверждения их
дипломов не зарегистрировано. Как в первом, так и во втором гербе в
лазоревом щите изображены: подкова, расположенная шипами вниз; на ней
стоит крест, на котором сидит птица, держащая в клюве перстень.
Единственное, что отличает эти два герба то, что у дворян Вальчиских в
описание говорится, что это птица, без упоминания вида, серебренного
цвета, а дворян Жуковских это золотой ворон. Но при визуальном сравнение
изображений, представленных в гербовниках, [Приложение 3 и 4] различия

42
между обычной птицей и вороном практически не видны (кроме цвета этих
двух эмблем), что в свою очередь могло привести к серьезной путанице в
различие гербов этих двух родов. Больше того в XII части общего гербовника
герб рода Корвин-Курских точно такой же, как и рода Жуковских,
упомянутый выше [Приложение 5]. Подкова шипами вниз с стоящим на нем
крестом, на котором в свою очередь сидит ворон с перстнем в клюве. И в
данной ситуации отличие заключается лишь в цвете герба. Гербы с такой же
или близкой эмблематикой встречаются у следующих родов, занесенные
лишь в XII и XIII части: Янквиц, Жудыцких, Богдановичей, Мацкевичей,
Лопацких. 42

Другим примером, нарушающие индивидуальность гербов и


собственно правила, установленные самим Кене, можно назвать гербы
однофамильцев, занесенных в XII часть Общего дворянского гербовника, но
не связанных кровными узами, дворян Гурьевых. В главе щита изображен
орел, а в основной части рука в латах, держащая изогнутый меч. Опять же
гербы отличаются цветом щита и цветом фигур, но их пугающая
идентичность в совокупности с одинаковой фамилией как бы на
эмблематическом уровне проводит родство между двумя этими знатными
фамилиями, что не соответствует действительности.43

Таким образом, проанализировав данные полученные из XII и XIII


частей «Общего дворянского гербовника дворянских родов Российской
империи» мы получаем закономерность того, что эмблематическое
пространство русской геральдики сужает до набора фигур, которые
становятся традиционными при составлении гербов для дворянских родов,
что не способствует двум главным задачам владения гербом: 1)
опознавательной функции; 2) передачи информации. И если
42 Часть 12 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 43, 46, 50, 58, 64.
43 Там же С. 63, 111
43
экстраполировать полученные данные [из Приложения 2] на оставшиеся
части Общего гербовника, то мы получим неутешительную картину: 1)
базовый набор эмблематических фигур, которые используются примерно в
50% гербов, составленных по инструкции Кене; 2) составление однотипных
гербов; 3) отсутствие разнообразия со стороны искусства 4) использование
эмблематических фигур дворянскими родами, не имеющими на них право и
т.д.

По прошествии времени, а если точнее после смерти Б. В. Кене,


качество гербов с конца XIX по начало XX веков начинает падать. Это
отмечают и специалисты. Например, ученый в области генеалогии и
геральдики Юрий Васильевич Арсеньев писал: «...геральдический щит
превращается в нечто совершенно отвлеченное и к действительности уже
более не относится, с этих пор начинает появляться в гербах множество
несущественных привесок и добавлений, которые не имеют основания в
существе дела. Старинные геральдические правила начинают постепенно
забываться и исчезать, и при недостатке правильного понимания, в
геральдику вторгается произвольность...»44. А великий геральдист и в
последующем Управляющий Гербовым Отделением Владислав
Крескентьевич Лукомский писал об упрощение русской геральдики:
«Освобождение русской геральдики от излишних условностей началось со
вступлением в 1886 году в управление Гербовым Отделением А. П.
Барсукова, под наблюдением которого составлены были следующие части
"Общего Гербовника", утвержденные: Императором Александром III - XIV
часть в 1890 году и Императором Николаем II - ХV часть в 1895, ХVI - в 1901,
XVII - в 1904, XVIII - в 1908 и XIX - в 1914 году» 45.

44 Арсеньев Ю. В. Геральдика. Лекции, читанные в Московском Археологическом институте в 1907—1908


году. — М.: ТЕРРА — Книжный клуб, 2001. С. 337—350
45 В. К. Лукомский и барон Н. А. Типольт. Русская геральдика. Руководство к составлению и описанию
гербов. М. 1996 С24
44
Тем не менее конец XIX века ознаменуется тем, что научное
сообщество начинает активно интересоваться материалами российской
геральдикой, как историческим источником, для использования в
последствии в научно-исследовательской деятельности. Такое начало
связано с оформлением специальными историческими дисциплинами,
которые читаются в Московском и Санкт-Петербургском археологических
институтах. Частью данного курса и была геральдика. Но огромным
препятствием, вставшим на пути исследователей, стало то, что огромный
пласт исторических материалов, накопленных в Департаменте Герольдии,
оставался недоступным для ученых, которые не явились служащими данного
департамента. Так об этом писал В. К. Лукомский: «В 1905 году, (5 апреля)
поступил на работу в Департамент Герольдии Сената, имея в виду в
дальнейшем использовать в научно-исследовательских целях богатейший,
но совершенно недоступный для посторонних ученых (не служащих
Герольдии) архив, заключающий в себе материалы ценнейшие для истории
господствующих феодальных и бюрократических классов с петровских
времен и до последних дней»46.

Так, Владислав Крескентьевич в 1905 году поступает на службу в


Департамент Герольдии. В 1914 году становится членом присутствия
Гербового Отделения. А после смерти Управляющего Гербовым Отделением
А.П. Барсукова занимает его должность. Сам Лукомский имел кроме
юридического образования, образование, полученное им в Санкт-
Петербургском археологическом институте, а также имел членство во многих
научных сообществах и архивных комиссиях. Отдельно стоит отметить, что в

46 Пчелов Е. В. В. К. Лукомский // Московская энциклопедия. — Т. 1: Лица Москвы, Кн. 2. М., 2008. —


С.474.
45
1912 году Владислав Крескентьевич начал читать лекции по российской
геральдике в Санкт-Петербургском археологическом институте.47

Опыт полученный Лукомским во время работы Департаменте


Герольдии, поразительное увлечение российской геральдикой, а также
специализированное образование, помогли ему критически взглянуть на
состояние российской геральдики на начало XX века. Так, сразу же по
принятии новой должности в Гербовом Отделении Владислав Крескентьевич
начинает готовить реформу по составлению российских родовых гербов,
направленную на улучшение художественной формы гербов, для этой же
цели на должность канцелярского служителя Департамента Герольдии, по
просьбе Лукомского, был назначен талантливый художник-иллюстратор Г.И
Нарбут, который сразу же приступил к выработке новых художественных
образцов. Но что характерно для Лукомского на посту Управляющего
Гербовым отделением, он не отказался от норм, принятых еще при Кене, а
просто подверг деятельность своей зоны ответственности качественной
доработкой. Также для этой цели В.К. Лукомский начал пополнять
геральдическую библиотеку Гербового отделения, необходимые в
практической и издательской деятельности. 48

Не прервало его работы и потрясение февраля 1917 года, следствием


чего стал XX том и последний XXI том «Общего дворянского гербовника
Российской Империи», который, к сожалению, не был опубликован, но
сохранился в его черновом варианте.

Стоит заметить, что в этих трудах Лукомский делал основной упор на


отображение художественной составляющий герба, что отражало и взгляды
на герб. Владислав Крескентьевич в первую очередь видел в гербе его

47 Там же С. 475
48 Пчелов Е. В. В. К. Лукомский // Московская энциклопедия. — Т. 1: Лица Москвы, Кн. 2. М., 2008. —
С.4745
46
конкретное воспроизведение, цельный феномен изобразительной культуры,
чьи собственные геральдические и художественно-стилистические
особенности не расторжимы, что мы виде в неофициальном труде,
изданном вместе с Типольтом, «Русская геральдика. Руководство к
составлению и описанию гербов»49. Полное отражение этих идей мы и
находи в XXI части Общего Гербовника.

Например, герб дворян рода Цветаевых включает в себя следующие


эмблемы: цветок в главе щита – указывая на гласность фамилии, и два свитка
перекрещенных между собой, говорящие о том, что род Цветаевых – это
выходцы из семьи священнослужителей, а сам родоначальника Дмитрий
Владимирович Цветаев доктором русской истории и управляющим
Московским архивом Министерства юстиций.50 Как видно из описания герба,
его эмблематическое пространство лаконично и не перегружено, имеет
тонкий смысловой подтекст, а его графическое отображение дает повод
считать герб художественным произведением [Приложение н]. Для
утверждения этого герба Лукомский долго состоял в переписке с Д.В.
Цветаевым, который изначально, хотел видеть в своем гербе и
восьмиконечный крест, и гербы Шуйского уезда вместе с гербом Московской
губернии, книги, архивный свитки, солнце, а цветы должны были украшать
дворянскую корону.51 Несомненно, смысловой подтекст эмблематических
фигур, выбранных Цветаевым, был выбран верно, но с таким количеством
эмблематических фигур герб бы производил впечатление излишней
визуальной нагрузки и с отсутствием индивидуальности. В конечном итоге,
герб, созданный под руководством Лукомского, стал не только гербом в том

49 В. К. Лукомский и барон Н. А. Типольт. Русская геральдика. Руководство к составлению и описанию


гербов. М. 1996 С25
50 Часть 21 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, С. 47
51 Борисов В.И. Дворянские гербы России: опыт учёта и описания XI-XXI частей "Общего Гербовника
дворянских родов Всероссийской Империи. М: Старая Басманная. С 247.
47
понимание, которое мы привыкли использовать, но и особым
произведением искусства.

Для своего рода Николай Александрович Ковалевский предлагал в


проекте своего герба следующее: щит, разделенный на две части, где в
верхней части изображен парящий кречет, сопровождаемый тремя
звездами, как символ службы на военно-воздушном судне «Кречет»; во
второй части крестообразный лежащие кавказская шашка и пала, как символ
награды выпускника офицерского училища в Кавказскую туземную бригаду и
офицеру воздушного флота соответственно, а также дополнительно
изобразить якорь как часть нагрудного знака выпускникам Офицерской
воздухоплавательной школы. Как видно на гербе, вошедшим в
неопубликованную XXI часть Общего дворянского гербовника, в щите рода
дворян Ковалевских изображены следующие эмблемы: летящий кречет,
который в лапах своих держит якорь. Кречет – это символ того, что Николай
Александрович Ковалевский, родоначальник рода Ковалевских, командовал
военным дирижаблем «Кречет», на это уже указывает и якорь, летящий в
лапах птицы, создавая ощущение, что судно, на которое указывает эмблема
якоря, парит в воздухе.52

Герб рода дворян Протопоповых тоже полон тонких смыслов. В самом


гербе изображено стропило, которое обременено крестами, а под
стропилом изображен меч.53 Стропило в гербе рода дворян Протопоповых,
обремененное крестами, указывает на службу родоначальника при
построении храма Христа Спасителя, а меч – на происхождение его из обер-
офицерской семьи.54

52 Часть 21 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, С 59


53 Часть 21 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, С 45
54 Там же С45
48
С художественной точки зрения выделяется также герб рода дворян
Козловых, в котором изображено следующее: возникающий из крепостной
стены черный козел, держащий в своей лапе золотую секиру. Козел здесь
выступает как гласная часть герба, черный цвет козла, а также золотая
секира, которую он держит указывают на происхождение рода из
Ярославской губернии, а крепостная стена на военную службу
родоначальника этого рода. Как мы видим и здесь была проведена тонкая
работа по формированию эмблем, которые помогают распознать род дворян
Козловых в их фамильном гербе, кроме того семантически показываю откуда
произошел род и за какие заслуги получил дворянское достоинство.

В гербе же рода дворян Акаро по проекту, составленному в Гербовом


Отделении, мы можем увидеть типичные для геральдики руки в латах,
держащие скрещенные шпаги, таким образом, используя, как мы уже успели
заметить, типовые фигуры герб тонко передает то, что родоначальник,
прапорщик Семен Арко, служил учителем по фехтованию в отдельном
гвардейском корпусе.55 Это лишний раз доказывает, что даже с
использованием типовых фигур, можно создать поистине умное
произведение искусства.

Были случаи, когда В.К. Лукомский соглашался с представленными


проектами гербов сразу и без правок, но лишь когда предлагаемый проект
был обоснован. Например, герб рода дворян Кудрявцевых, которые просили,
чтобы в их гербе был изображен столб между двумя мечами, а сам столб
обременен единорогом56. Так, в доказательство своих слов подполковник
К.Н. Кудрявцев прислал в Гербовое отделение сургучные оттиски родовой
печати.57

55 Там же С 57
56 Часть 21 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, С 50
49
Таким образом, развитие геральдики начинает застопориваться с
проведением Кене его геральдической реформы. Нельзя сказать, что сама
реформа имеет полностью негативный оттенок, так как Борис Васильевич
закрепил правило того, что герб не должен быть перегружен излишним
количеством частей щита и обилием эмблематических фигур, но
однообразие, которое вводит в эмблематическое пространство во вторую
половину XIX века эта реформа, не предполагая под собой особой семантики
и приводя к тому, что у дворян, никак не связанных между собой родов
встречаются идентичные гербы. В то время, как В.К. Лукомский на своем
опыте показывает, что даже действуя согласно правилам, созданные Кене,
но добавив более глубокий анализ и тонкий подход к составлению и
использованию гербовых фигур, можно получить не только полный
индивидуальности герб, но и настоящее произведение искусства.

57 Борисов В.И. Дворянские гербы России: опыт учёта и описания XI-XXI частей "Общего Гербовника
дворянских родов Всероссийской Империи. М: Старая Басманная. С 294
50
Заключение
Русская аристократия определяла основные направления в развитие
страны, в том числе и на международной арене. В связи с этим российское
родовое дворянство испытывало необходимость в визуализации своего
положения для того, чтобы показать их равнозначность с европейской
аристократией и демонстрировало их особое и исключительное положение
внутри страны. Корнями многие гербы уходят к XVII столетия, к периоду
зарождения в России частной геральдике, так называемым самобытным
гербам, и к началу XVIII века, когда русское служилое сословие активно
эволюционировало в дворянство европейского типа. Значительную роль в
формировании российской геральдики родового дворянства сыграли
контакты с Западом, где Россия активно начинает выступать с середины XVII
века, не ограничиваясь лишь поездками в страны Европы, но и служба в
украинских городах, где была развита частная геральдическая культура.

Иконографической особенностью гербов российского родового


дворянства в начале зарождения официальной геральдики и на всего
времени ее существования являлось то, что символика говорила о легенде,
заслугах и достижениях родоначальников различных дворянских родов,
призывая тем самым отметить особенности истории и происхождения рода.
Все это интерпретировалось как важнейшее событие семейной истории.
Герб постулировал древность и знатность рода, подчеркивал его
принадлежность к русской аристократии, демонстрировал владельческий
статус. По сути, в русской геральдике сформировалась общая модель
построения символики. Это видно и по гербам, утвержденным Петром I и по
гербам лейб-компании, правда, из-за особенности происхождения родов и
такого количества, эмблематическое пространство начинает приходить к
эмблематическому оскудению и однообразию. А реформа Кене, хоть и

51
подразумевала новшества, которые должны были развивать
эмблематическое пространство в геральдике, но из-за качества исполнения
привела еще к большему однообразию в родовых гербах российского
дворянства, с ситуацией смог справится лишь Лукомский в начале XX века.

Не смотря на активную работу геральдистов, гербы российского


родового дворянства имеет следующие черты: наличие неутвержденных
официально гербов у некоторых захудалых ветвей, ошибочное
использование эмблем, историческая необоснованность трактовок и
толкований. Все это требует проводить тщательный источниковедческий
анализ гербов российского дворянства при их использовании для изучения
прошлого.

Но даже с такими обширными недостатками, всемерное исследование


эмблематическое пространство гербов российского родового дворянства
представляет особый интерес в силу того, что в подавляющем большинстве
родов обладали развитой геральдической культурой, их гербы активно
использовались в повседневной жизни, имели множество иконографических
вариантов и длительную историю развития.
Семантически для эмблематического пространства российского
родового дворянства, как было сказано выше, характерно отражение
генеалогических реалий рода, причем чаще всего индивидуализированных
(то есть отражающих биографию конкретного члена рода). Стремление
визуализировать свое происхождение было обусловлено прежде всего
высоким, владельческим происхождением, память о котором следовало
сохранить и передать вне зависимости от того, какое именно положение
занимают сами владельцы гербов в конкретный момент. Но именно этой
индивидуализации мешало, чаще всего действия геральдистов,
воспроизводивших до боли похожие гербы или же желания самих дворян

52
добавить те или иные геральдические фигуры.
Без понимания механизмов возникновения и функционирования
эмблематического пространства российского родового дворянства
невозможно составить адекватное, полное представление ни об истории
русского дворянство, ни об истории отечественной геральдики в целом.

Список использованных источников и литературы

Источники

1. Богомолов С.И. Российский книжный знак. 1700 – 1918. – 2-е изд., испр. и
доп. – М.: Минувшее, 2010. – 959 с.: ил.
2. Борисов И.В. Дворянские гербы России: опыт учета и описания XI – XXI
частей Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи /
предисл. Е.В. Пчелова. – М.: Старая Басманная, 2011. – 395 с., 100 с. ил.
3. Винклер П.П. фон. Гербы городов, губерний, областей и посадов
Российской империи, внесенные в «Полное собрание законов» с 1649 по
1900 год. – М.: Планета,1990. – 46, XXIX, 223 с.: ил.
4. Гербовник Анисима Титовича Князева 1785 года: Издание С.Н.
Тройницкого 1912 г. / Ред., подгот. текста, комм., послесл. О.Н. Наумова.
– М.: Изд-во «Старая Басманная», 2008. – 255 с.: ил., 16 с. ил.
5. Дружинин П.А. Русский геральдический суперэкслибрис. – М.:
Древлехранилище, 2000. – 227 с.: ил.
6. Дружинин П.А. Геральдика и редкая книга. – М., 2014. – Т.1–2.
7. Дурасов В.А. Гербовник всероссийского дворянства – Ч. 1. Отд. 1. – СПб.:
Тип. Р. Голике и А.Вильборга,1906. – [52 с.]: ил.
8. Иванов П.И. Сборник снимков с древних печатей, приложенных к
грамотам и другим юридическим актам, хранящимся в Московском
архиве Министерства юстиции. – М., 1858. – 64 с.: табл.

53
9. Гербы Лейб-компании обер- и унтер-офицеров и рядовых./ Сост. С.Н.
Тройницкий. – М., 1914
10.Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. Части I –
X / Сост., ред. и предисл. П.А. Дружинина. – М.: Трутень, 2009. – 707 с.:
ил.
11.Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. СПб., [1799
– 1836]. – Т. 1 – 10.
12.Снимки древних русских печатей: государственных, царских, областных,
городских, присутственных мест и частных лиц. – М.: Тип.
А.Гатцука,1880. – Вып.1. – XIX, [252], [19] с.: ил.

Литература

1. Баумгартен Н.А. К происхождению князей Вяземских // Летопись


историко-родословного общества в Москве. 1915. Вып. 44. С. 214–220.
2. Борисов И.В. Герб рода князей Путятиных // Борисов И.В. Князья
Путятины. История. Письма. Родословные. – М., 2015. – С. 66–70.
3. Дворянские роды Российской империи. – Т. 1. – СПб., 1993. – 340 с.:
ил.
4. Думин С.В. Право на родовой герб в свете российских законов и
традиций // Совещание по вопросам личной (родовой) геральдики в
России. СПб., 23.02.1999. С.8-18
5. Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй
половине XV – первой трети XVI в. / Отв. ред. В.И.Буганов. – М.:
Наука,1988. – 350 с.
6. Лакиер А.Б. Русская геральдика / Подгот. текста и послесл.
Н.А.Соболевой. – М.: Книга,1990. – 399 с.: ил.

54
7. Лукомский В.К., Типольт Н.А. Русская геральдика. Руководство к
составлению и описанию гербов. – М., 1996
8. Наумов О.Н. Фальсификация княжеских гербов в отечественной
историографии начала XX в. // Гербоведение. – Т. 4. – М.: Старая
Басманная, 2015. – С. 9–19.
9. Рикман В.Ю. Еще раз о псковских Львовых. Ответ на реплику
С.В.Думина // Гербовед. 1996. № 12. С. 95–97.
10.Рикман В.Ю. Львовы: одна генеалого–геральдическая загадка //
Дворянское собрание. – 1994. – № 1. – С. 188–196.
11.Рикман В.Ю. Одна генеалого-геральдическая загадка // Гербовед. –
1994. – № 5/6. – С. 39–49.
12.Хоруженко О.И. Герб в практиках формирования родовых корпораций
русского дворянства XVII–XIX вв. – М., 2013. – 354 с.: ил.

55