Вы находитесь на странице: 1из 13

И.В.

Белая
Книги земные и небесные: исследование сочинений даосской школы
Шанцин в России
«О как сокровенно Безымянное! Но
Дао-Путь Безымянного рядом с
нами! Храни единство и с его
помощью воссоздашь Трех
Единственных. И узришь их! Если
сможешь увидеть Единственных,
тогда сможешь испросить эти
книги. Но книги эти должно
передавать лишь в тайне. Метод
“хранения Трех Единственных” (шоу
сань и фа 守三一法) — это первая
глава из книг Владыки-повелителя
Золотых врат (Цзинь цюэ ди-цзюнь
金 闕 帝 君 ) из небесного дворца
Высшей чистоты (Шанцин гун 上清
宮), где живут Совершенные люди.
Это — сокровенные наставления
Совершенных…» [1, с. 7].
С этих слов начинается путешествие читателя в удивительный мир даосизма
и книжного собрания одной из ранних даосских школ — Шанцин 上 清 или
Высшей чистоты, в которое он отправляется с первых страниц книги известного
российского исследователя даосизма Сергея Владимировича Филонова «Золотые
книги и нефритовые письмена»: даосские
письменные памятники III—VI вв.
Это первая в нашей стране монография,
посвященная даосской школе Шанцин и ее
репрезентативным письменным памятникам,
отразившим оформление и изменение
представлений, практических методов и идей
этого даосского учения в исторической
ретроспективе. Монография продолжает
работу целой плеяды блистательных даологов
прошлого столетия — М. Стрикмэна,
Дж. Лагеруэя, М. Кальтенмарка, И. Робине,
С. Бокенкампа, П. Андерсена и др., а также
существенно дополняет и корректирует
представления отечественной даологии о
происхождении шанцинского книжного
собрания, концептуального содержания
входящих в него источников и магистральных
1
линиях развития даосского движения в целом в период раннего Средневековья.
«История учения Шанцин — это история его книг…» [1, с. 114] и начинается
она не на земле, а на небесах. Согласно даосской космологии, Шанцин —
название дворца на одном из высших небес мироздания, где обитают
Совершенные (чжэнь жэнь 真 人 ) и хранятся, по даосским представлениям,
чудесные книги [см. 1, с. 53]. Чудесные они потому, что сохранили в себе свет
самых первых небесных письмен из «чистейшего ци и яркого огненного света
первозданного космоса» [1, с. 59] которые были уже тогда, когда еще ничего не
было чтобы быть.
Даосские формулы-амулеты (фу 符), запечатлевшие небесные
письмена [5, с. 479—480].

Лишь после они были записаны высшими божествами и обрели форму


«облачных знаков-письмен» (юнь чжуань 雲 篆 ) и «печатей-узоров дракона и
феникса» (лун фэн вэнь чжан 龍鳳文章) [1, с. 59].
Печати-узоры дракона и феникса (лун фэн вэнь чжан 龍鳳文章) [8, с. 472].

2
Вот, например, как описывается «сокровенная передача» (сюань шоу 玄授)
одной из таких книг – «Книги-основы о нефритовых подвесках и золотых
привесках» (Юй пэй цзинь дан цзин 玉珮金璫經):
«…И вот появилась черная птица. Она летела и держала в клюве
пурпурную книгу, составленную в Нефритовом флигеле. Пролетев по
небу, она опустилась и чудесным образом передала (сюань шоу 玄授) ее
Небесному царю (Тянь-ван 天王) и Великому повелителю (Тай-ди 太帝).
После этого оба владыки вместе совершили очистительный ритуал
(чжай 齋)… и записали [ее текст], назвав его «Золотой книгой [владыки]
Великого предела о нефритовых подвесках и золотых привесках» (Юй
пэй цзинь дан тай цзи цзинь шу 玉珮金璫太極金書) [1. С. 58].
…復有青鳥來翔,口銜紫書,集于玉軒,飛空下降,玄授天玉、太帝二君。於是二
君對齋…記曰: 玉珮金璫太極金書。[4, с. 518].
Владыка-повелитель Девяти небес [1, с. 118; 5, с. 481].

Рецитация и прилежное исполнение потаенных методов из этих книг, как


считалось, позволяли не только обрести здоровье и продлить годы жизни, но и
обеспечивали переход на иной онтологический уровень бытия — «средь бела дня
вознестись на небеса» (бай жи шэн тянь 白日升天), чтобы занять высокое место
в небесной иерархии.
3
Излагая историю происхождения шанцинских книг, автор опирается на такие
сочинения как:
— «Чжэнь гао» 真誥 (Речения Совершенных);
— «Цзы ду янь гуан» 紫度炎光 (О Пурпурном переходе на [Иной] берег по
пылающему лучу);
—«Юй пэй цзинь дан» 玉珮金鐺 ([Книга-основа] о нефритовых подвесках и
золотых привесках);
— «Тянь гуань сань ту цзин» 天 關 三 圖 經 (Книга-основа о Трех схемах
Небесных застав);
— «Дэн чжэнь инь цзюэ» 登真陰訣 (Потаенные наставления для вступающих
[на стезю] Совершенных).
Даосские энциклопедии (лэй шу)
— «Юнь цзи ци цянь» 雲笈七籤 ([Книги] по семи разделам из [небесного]
ларца в облаках);
— «У шан би яо» 無 上 秘 要 (Тайное и наиважнейшее из Беспредельно
высокого).
Говоря о небесном происхождении шанцинского книжного собрания,
С.В. Филонов подчеркивает, что «Шанцинская космография — это не просто
перечисление небесных райских мест или чудесных дворцов высших иерархов
Иного мира, это еще и библиографическая топография…Почти каждый небесный
дворец воспринимался последователями этой даосской традиции и как
книгохранилище» [1, с. 61]. Именно из таких книгохранилищ небесные книги
попали в «мир пыли и грязи», когда небожители «спустились с [небес] и передали
[книги]» (цзян шоу 降授) [1, с. 54] самым достойным даосским подвижникам.
Встреча даоса с небесной посланницей [1, с. 112; 2, с. 296].

4
Считается, что «земное» происхождение шанцинского книжного собрания
связано с именем Ян Си 楊羲 (330—371?) — первого получателя потаенных книг,
которые он впоследствии передал своему покровителю — коменданту княжеских
охранных войск Сюй Ми 許謐 (303—373?) и его младшему сыну Сюй Хуэю 許翽
(341—370?). Именно Ян Си явились небожители с небес Высшей чистоты, чтобы
передать наставления Совершенных в Дао-Пути. Череду «встреч» с
небожителями автор призывает расценивать не только с точки зрения
религиозного опыта, но и как «маркеры литературных и социальных связей»,
которые должны пониматься «как метафоры, за которыми скрываются реальные
встречи…» [1, с. 115].
Свою позицию автор подкрепляет цитатой из «Чжэнь гао» 真 誥 , где
говорится, что еще до «встреч» с небожителями Ян Си получил «Пять формул-
амулетов Духовной драгоценности» (Лин бао у-фу 靈寶五符) от старшего сына
матриарха шанцинского учения Вэй Хуа-цунь 魏華存 (ок. 251—334), которого
звали Лю Пу 劉璞 [см. 1, с. 75]. В другом фрагменте, из даосской энциклопедии
«Дао цзяо и шу» 道教義樞 (Рукоять смысла даосского учения), указывается, что
«[Перед своим уходом на небеса] Вэй Хуа-цунь вверила эти книги своему сыну
Дао-то 道脫, который в свою очередь, передал [их] господину Ян Си 楊羲» [1,
с. 116]. Детально проанализированная внешняя история шанцинской книги
позволяет скорректировать сложившуюся в отечественной синологии точку
зрения о происхождении книжного корпуса школы Шанцин.
Вторая глава «Ранняя история шанцинского книжного собрания» [1, с. 65—
110] знакомит нас более подробно с «земной» историей шанцинских книг:
процессом формирования шанцинской коллекции и развитием учения Высшей
чистоты — от первого получателя шанцинских книг — Ян Си 楊羲 (330—371?),
его первых хранителей — Сюй Ми 許謐 (303—373?) и Сюй Хуэя 許翽 (341—
370?), Сюй Хуан-миня 許黃民 (361—429), братьев Ма Лана 馬朗 и Ма Ханя 馬罕,
до написания в начале V в. поддельных текстов Ван Лин-ци 王靈期, составления
первого собрания шанцинских работ Гу Хуанем 顧 歡 (420?—483?), его
включения в общедаосское книжное собрание (первый прообраз «Дао цзана» 道藏
) Лу Сю-цзином 陸 修 靜 (406—477) и первого исследователя шанцинских
сочинений — Тао Хун-цзина 陶弘景 (456—536).
В качестве генеалогических истоков шанцинского книжного собрания автор
выделяет:
— корпус «Книг-основ из Большой пещеры» (Да дун цзин 大 洞 經 )
возводящих свою генеалогию к полулегендарному шанцинскому подвижнику Ван
Бао 王 褒 — главному получателю и хранителю этих книг. Опись этих
письменных памятников была зафиксирована в «Сань дун фэн дао кэ цзе ин-ши»
三洞奉道科戒營始 (Основы кодекса и заповедей-предписаний [для] почитающих
Дао-Путь Трех пещер). Важнейшие сочинения этой традиции — «Да дун чжэнь
цзин» 大洞真經(Совершенная книга-основа [из] Большой пещеры) и «Тай дань
инь шу» 太丹陰書 (Потаенная книга Великой киновари);
5
— корпус сочинений, развивающих идеи «Книги Желтого дворика»
(Хуан тин цзин 黃 庭 經 ), которую традиция связывает с наставницей школы
Шанцин Вэй Хуа-цунь 魏華存 и полулегендарным даосским подвижником —
Совершенным из Цзин-линя 景林真人;
— корпус текстов субтрадиции Цзюань-цзы 涓 子 — Су Линя 蘇 林 ,
которые отражены в «Цзы-ян чжэнь-жэнь нэй чжуань» 紫陽真人內傳 (Внутреннее
жизнеописание Совершенного Пурпурного света) и основного сочинения этого
направления — «Книге-основе [из небесного дворца] Чистейшего духа» (Су лин
цзин 素靈經) [см. 1, с. 140—141].
Центральная часть монографии посвящена анализу основных сочинений,
отражающих идеологию двух последних субтрадиций — «Книги Желтого
дворика» (гл. IV—VIII) и «Книги-основы [из небесного дворца] Чистейшего
духа» (гл. IX—XII), заложивших основу шанцинского мировидения.
Согласно даосским представлениям Желтый дворик (Хуан тин 黃庭) — это
центр «антропологического космоса» — внутреннего пространства человеческого
тела, населенного божествами — но центр не статичный и локальный, а
динамичный и функциональный. Текст «Книги Желтого дворика» известен в двух
вариантах — «Книга Желтого дворика и внешних Лучезарностей, [по традиции]
Высочайшего» («Тай-шан хуан тин вай цзин цзин» 太上黃庭外景經) и «Книга
Желтого дворика и внутренних Лучезарностей, [по традиции] Высшей чистоты»
(«Шан цин хуан тин нэй цзин цзин» 太上黃庭內景經) [см. 1, с. 177—178]. Автор
доказывает неубедительность тезисов о более раннем происхождении одного из
вариантов «Хуан тин цзина» и высказывает предположение, что оба его варианта
были созданы в одно и то же время, а критерием их дифференциации выступала
ориентация на разные социальные группы.
В составе текста «Су лин цзина» автор выделяет девять самостоятельных
сочинений, каждое из которых имеет свое собственное название и назначение в
даосской ритуальной практике [см. 1, с. 319, табл. 6]. Центральной же концепцией
этого памятника выступает учение о Девяти дворцах (цзю гун 九宮) головного
мозга, населенных группой внутренних духов-божеств (нэй-шэнь 內神) — т.е.
божеств, прибывающих в теле самого даоса:
Девять дворцов головного мозга это:
1. Пресветлый зал (Мин-тан 明堂),
2. Комната-пещера (Дун-фан 洞房),
3. Расплавленная жемчужина (Лю-чжу 流珠),
4. Сокровенная киноварь (Сюань-дань 玄丹),
5. Киноварное поле или Глиняный шарик (Ни-вань 泥丸),
6. Нефритовый повелитель (Юй-ди 玉帝),
7. Небесный двор (Тянь-тин 天庭),
8. Предельное совершенство (Цзи-чжэнь 極真),
9. Августейшая императрица (Тай-хуан 太皇);

6
Схема Верхнего Киноварного поля [1, с. 229; 10, с. 849].

Как указывает С.В. Филонов, «Хуан тин цзин» и «Су лин цзин» — одни из
первых сочинений религиозного даосизма, в которых ставится проблема
достижения состояния небожителя-сяня 仙 и указывается ведущий к этому
путь — «совершенствование духа (сю шэнь 修神) через совершенствование тела
посредством визуальных упражнений» (цунь сы 存思) [1, с. 169]. На основании
детального изучения источников из шанцинского книжного собрания автор
оспаривает предположения о приоритете методов внешней алхимии (вай дань 外
丹 ) в даосизме периода раннего Средневековья, отдавая первенство методам
внутреннего самосовершенствования (нэй дань 內丹). Среди них автор выделяет
методику актуализации объектов антропологического космоса — «внутреннее
зрение» (нэй гуань 內觀): «…обозревая себя изнутри и обратив себя в усердие в
визуальных странствиях по “культурному пространству” собственного тела,
человек может обрести состояние сяня-небожителя» [1, с. 169]. Дыхательные же
упражнения и очистительные ритуалы (чжай 齋), как отмечает автор, в ранних
даосских школах выполняли второстепенную, вспомогательную роль в процессе
самосовершенствования [см. 1, с. 169].

7
Автор отмечает терминологическую и идеологическую близость ранних
сочинений организованного даосизма отнюдь не с философией «Дао дэ цзина» 道
德經. Так, например, некоторые концепции «Хуан тин цзина» близки традиции
древнекитайских врачевателей, представленной в «Хуан-ди нэй цзин» 黃帝內經
(Книга Желтого императора о внутреннем) и «Ба-ши-и нань цзин» 八十一難經
(Книга, [разъясняющая 81 трудный вопрос]), представлениям из «Хуайнань-цзы»
淮南子 (Философы из Хуайнани), «Тай пин цзина» 太平經 (Книге Великого
благоденствия) и «И цзина» 易 經 (Книге Перемен), системе образов и
поэтическому языку «Чу цы» 楚辭 («Чусские строфы»), а идейное родство «Су
лин цзина» просматривается с даосским учением Трех августейших (Сань хуан 三
皇) и фрагментами из 18-й главы «Баопу-цзы» 抱朴子 [см. 1, с. 318]. Всё это
позволяет предположить наличие единого культурного субстрата и в какой-то
мере приблизится к решению вопроса о генеалогических истоках некоторых
даосских представлений.
Система внутренних органов [1, с. 219—220; 10, с. 849].

В основной части монографии дается детальное описание «внутренней


топологии» человеческого тела в том виде как его представляло даосское
самосознание — системы внутренних органов — Пять хранилищ (у-цзан 五臟) и
Шесть амбаров (лю фу 六腑), Желтый дворик (Хуан тин 黃庭), Киноварные поля
(дань тянь 丹田).
8
Схема Трех Киноварных полей [1, с. 169; 7, с. 194].

Особенно интересны сведения о божествах из дворцов Киноварных полей


(дань тянь гун 丹 田 宮 ), которых даосский подвижник должен был
«обытийствовать» (цунь 存) во время «странствий» по потаенным местам своего
тела. Автор приводит не только детальное описание их облика, предметов одежды
и мест, где они проживают, но и подробно рассказывает о ритуалах и
упражнениях, которыми должна сопровождаться их визуализация [см. 1, с. 342—
411].
В монографии представлен уникальный материал о даосских методах
самосовершенствования:
— «метод Женских Единственных из Четырех дворцов [головного мозга]»
(Сы гун цы и 四宮雌一),
— «метод Девяти дворцов» (Цзю гун фа 九宮法),

9
— «метод Трех Единственных с Пяти [звезд Северного] Ковша» (У-доу сань-
и 五斗三一) и т.д.
Один из элементов созерцательного упражнения [1, с. 190; 6, с. 7].

Помимо обстоятельного исследования «Книги Желтого дворика» и «Книги-


основы [из небесного дворца] Чистейшего духа», автором рассматриваются и
некоторые сочинения из основного свода шанцинских текстов, так называемых
«Книг-основ [из] Большой пещеры» (Да дун цзин 大洞經):
— «Да дун чжэнь цзин» 大洞真經 (Совершенная книга-основа [из] Большой
пещеры);
— «Тай дань инь шу» 太丹陰書 («Потаенная книга Великой киновари»);
— «Ци и цзин» 雌一經 («Книга-основа Женских Единственных»);
— «Юй пэй цзинь дан» 玉珮金鐺 ([Книга-основа] о нефритовых подвесках и
золотых привесках) и т.д.
Как указывает С.В. Филонов, основной мотив шанцинских книг-основ —
«преодоление смерти и торжество жизни» [1, с. 541]. Как в мире есть свет и тьма,
небесные чертоги и мрачные подземелья, так и в человеке, являющимся слепком
мироздания, присутствуют «семена» жизни и смерти [см. 1, с. 416]. Тема
смертоносных начал в человеке детально раскрывается на примере Хозяина
бренного тела (ши 尸), Трех ядоносов (сань ду 三毒) и Злаковых червей (гу чун 穀
蟲 ). Благодаря исследованиям автора в этой области отечественная даология

10
впервые располагает исчерпывающим материалом о губительных началах в
микрокосмосе-теле, в том виде как их воспринимало даосское самосознание.
Три Хозяина бренного тела (Сань ши 三尸) [1, с. 414, 417, 418; 3, с. 614].

Идея «торжества жизни» раскрывается автором через процесс метаморфоз и


преображения даоса. Следуя наставлениям из потаенных книг, он «выбеливает-
очищает» (лянь 練) своих «внутренних» духов-божеств (нэй шэнь 內神), обретая
здоровье и молодость и призывает в себя «Троицу, Пятерицу, Семерицу и
Девятерицу» (сань у ци цзю 三五七九) — группы божеств «антропологического
космоса», которые охраняют даоса, запечатывая «врата смерти» (сы мэнь 死門).
«Внутренние» духи-божества антропологического космоса (нэй шэнь 內神)
[1, с. 132; 6, с. 9].

11
Кульминацией многолетнего подвижничества даоса станет его превращение
в небожителя-сяня, вознесение на Небеса и получение аудиенции (чао 朝 ) у
Небесного императора (Тянь-ди 天帝).
Интерпретация даосских понятий, выражающих «мотив торжества жизни»,
подкрепленная исключительно выверенными переводами синхронных источников
составляет словник образного языка учения Высшей чистоты, без которого
многие его символы и метафоры оставались бы для нас загадкой.
Даос возносится во дворец небесного правителя [1, с. 56; 9, с. 425].

Автором книги проделана фундаментальная работа по изучению


раннесредневекового даосизма:
— разработана методика чтения ранних памятников религиозного
даосизма,
— проведена реконструкция путей формирования даосских книжных
собраний,
— проанализирована идеология, лежащая в основе даосских
религиозных текстов,
— представлены сведения по даосской мифологии, истории Китая
раннего Средневековья, китайской литературе, медицине и искусству.
С выходом монографии С.В. Филонова, посвящающей нас в тонкости
исследования даосской Книги, можно с уверенностью говорить о начале
новой вехи в изучении даосизма в России и зарождении современной
парадигмы даологических исследований, раскрывающих перед нами
удивительный и таинственный мир Шанцин!

12
Литература:

1. Филонов С.В. «“Золотые книги и нефритовые письмена”: даосские


письменные памятники III—VI вв.». СПб: «Петербургское Востоковедение»,
2011. 656 с. 費洛諾夫。謝爾蓋。金書與玉字: 三至六世紀的道教作品。聖彼
得堡:彼得斯堡東方研究出版社。2011 年。656 頁。
2. Тай шан лао цзюнь да цунь сы ту чжу цзюэ 太上老君大存思圖註訣
[ЧХДЦ, т. 8, с. 292—300].
3. Тай шан чу сань ши цзю чун бао шэн цзин 太上除三屍九蟲保生經
[ЧХДЦ, т. 32, с. 612—620].
4. Тай шан юй пэй цзинь дан тай цзи цзинь шу шан цзин 太上玉珮金璫太
極金書上經 [ЧХДЦ, т.1, с. 518—529].
5. Шан цин гао шан юй чэнь тай цюй су шан цзин 上清高上玉晨鳳臺曲
素上經 [ЧХДЦ, т.1, с. 477—485].
6. Шан цин да дун чжэнь цзин 上清大洞真經 [ЧХДЦ, т.1, с. 1—46].
7. Шан цин лин бао да фа 上清靈寶大法 [ЧХДЦ, т. 33, с. 167—770].
8. Шан цин тай шан юань ши яо гуан цзинь ху фэн вэнь чжан бао цзин
上清太上元始耀光金虎鳳文章寶經 [ЧХДЦ, т.1, с. 472—476].
9. Шан цин тянь гуань сань ту цзин 上清天關三圖經 [ЧХДЦ, т.1, с.
415—426].
10. Ян шэн си мин ши 養生息命詩 [ЧХДЦ, т. 19, с. 849].

Сокращения:

ЧХДЦ — Чжун хуа Дао цзан (Китайский «Даосский канон»). Под ред.
Чжан Цзи-юя. В 48 тт. Пекин: Хуася чубаньшэ, 2004.中華道藏。張继禹编。
北京: 华夏出版社, 2004 年。48 冊。

13